23. Необихевиоризм Бандуры.

Наиболее значительные труды в области социального научения принадлежат А. Бандуре (1925-1988).

Начав с методологии «стимул-реакция», он пришел к выводу, что для человеческого поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою модель, которая лучше объясняет наблюдаемое поведение. На основании многочисленных исследований он пришел к выводу, что людям далеко не всегда требуется для научения прямое подкрепление, они могут учиться и на чужом опыте. Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях, когда ошибки могут привести к слишком неприятным или даже фатальным последствиям.

Так появилось важное для теории Бандуры понятие косвенного подкрепления, основанного на наблюдении за поведением других людей и последствиями этого поведения. Иными словами, значительную роль в социальном научении играют когнитивные процессы, то, что думает человек о заданной ему схеме подкрепления, предвосхищая последствия конкретных действий. Исходя из этого, Бандура уделял особое внимание исследованию подражания. Он обнаружил, что в качестве моделей для подражания выбирают людей своего пола и примерно того же возраста, которые с успехом решают проблемы, аналогичные тем. что встают перед самим субъектом.

Особую роль в формировании образцов поведения играют средства массовой информации, распространяющие символические модели в широком социальном пространстве. Легко вызывается и подражание агрессивному поведению, особенно у детей.

В работах Бандуры впервые исследовались и механизмы самоподкрепления, связанные с оценкой собственной эффективности, умения решать сложные проблемы. Эти исследования показали, что человеческое поведение мотивируется и регулируется внутренними стандартами и чувством своей адекватности (или неадекватности) им. Люди с высокой оценкой собственной эффективности легче контролируют свое поведение и действия окружающих, более успешны в карьере и общении. Люди с низкой оценкой личной эффективности, напротив, пассивны, не могут преодолевать препятствия и влиять на окружающих. Таким образом, Бандура приходит к выводу, что наиболее значимым механизмом персонального действия является ощущаемая человеком эффективность попыток контроля над разнообразными аспектами человеческого бытия.

Большое значение имеют работы Ф. Петермана, А. Бандуры и других ученых, посвященные коррекции отклоняющегося поведения. Были разработаны планы занятий, направленных на снижение агрессии у детей 8-12 лет, которые состояли из шести уроков по 45 минут каждый, проводимых индивидуально или группой. На индивидуальных занятиях обсуждаются альтернативы агрессивному поведению, используются видеофильмы, проблемные игры. На групповых занятиях проигрываются различные варианты поведения с помощью ролевой игры в близких к жизни ситуациях. Кроме того, в занятиях участвовал «образцовый ребенок», который уже «приобрел набор хорошо скорректированных навыков социального поведения» и поведению которого начинают подражать дети.

Бандура также является автором психотерапевтического метода, получившего название «систематической десенсибилизации». При этом люди наблюдают за поведением «модели» в таких ситуациях, которые кажутся им опасными, вызывающими чувство напряжения, тревоги (например, в закрытом помещении, в присутствии змеи, злой собаки и т.д.). Успешная деятельность вызывает стремление к подражанию и постепенно снимает напряжение у клиента. Эти методы нашли широкое применение не только в образовании или лечении, но и в бизнесе, помогая адаптации к сложным производственным ситуациям.

studfiles.net

Возникновение и развитие социального бихевиоризма (А.Бандура,Дж.Роттер)

психолог А. Бандура сформулировал собственную теорию социального научения, согласно которойлюди способны к самостоятельному мышлению и саморегуляции, а собственно научение поведению происходит посредством наблюдения за другими людьми. В соответствии с теорией научения поведение человека осуществляется на основе трех регуляторных систем: предшествующих стимулов, обратной связи, поступающей от реакции на стимулы, и когнитивных процессов. Особое внимание он уделял таким сигналам, как поведение других людей. В качестве подкреплений в межличностных отношениях выступают внимание, отвержение, одобрение или выговор, а индивиды «склонны моделировать поведение людей того же пола, примерно такого же возраста - человека, равного нам, который с успехом решает проблемы, сходные с нашими.

на поведение человека производит сильное впечатление поведение «моделей», занимающих высокое положение в обществе.

А. Бандурой также были проведены серьёзные исследования такого понятия, как эффективность личности,которую он описал как чувства самоуважения и собственного достоинства, адекватность и проявление умения решать жизненные проблемы. Его работа показала, что люди, обладающие высокой личной эффективностью, считают, что они в состоянии и готовы справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни. они сами ищут испытаний, усложняют свои задачи и в своем стремлении к успеху поддерживают высокий уровень уверенности в своих силах. А люди с низкой личной эффективностью при столкновении с различными жизненными ситуациями чувствуют свою беспомощность; они считают, что у них слишком мало или совсем нет сил для того, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию. Если они наталкиваются на проблему или препятствие, и первая попытка преодоления не увенчивается успехом, то они быстро отказываются от дальнейших попыток. Такие люди уверены в том, что от них ничего не зависит. Также, люди с высокой личной эффективностью рассматривают больше вариантов выбора карьеры и чаще добиваются успеха; они получают более высокие оценки при обучении, ставят перед собой более высокие цели и в целом обладают лучшим физическим и душевным здоровьем, чем люди с низкой личной эффективностью. В общем случае, мужчины действуют с более высокой эффективностью, чем женщины. И у мужчин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.



Таким образом, теория научения А. Бандуры базируются на наблюдении за поведением испытуемых людей в процессе их взаимодействия на основе детального анализа поведения индивида в группе. Он подчеркивает влияние на внешние схемы подкрепления таких установок, как вера, ожидания, инструкции. Согласно А. Бандуре, поведенческая реакция не включается автоматически внешним раздражителем, как это происходит у роботов или машин. Мы можем регулировать и направлять наше собственное поведение, представляя или воображая себе еще не пережитые его последствия. Вместо того, чтобы учиться на собственном опыте полученных подкреплений, мы учимся при помощи моделирования, наблюдая за другими людьми и примеривая на себя их модели поведения.

В конце 1940-х - начало 1950-х годов, когда Джулиан Роттер начал создавать свою теорию, наиболее значимыми направлениями были психоаналитическая и феноменологическая теория личности. Его теория социального научения - это попытка объяснить, как научаются поведению путем взаимодействия с другими людьми и элементами окружения.

Сосредоточив внимание на том, как научаются поведению в социальном контексте, Д.Роттер, кроме того, полагал,что в основном поведение определяется нашей уникальной способностью думать и предвидеть. По его утверждению, предсказывая, что люди будут делать в определенной ситуации, мы должны принять во внимание такие когнитивные переменные, как восприятие, ожидание и ценности. Также в теории Д. Роттера существует положение, что поведение человека целенаправленно, то есть люди стремятся двигаться к ожидаемым целям.. Объединение концепций ожидания и подкрепления в рамках одной и той же теории - уникальное свойство системы Д. Роттера. Подобно Бандуре, Д. Роттер развил теорию функционирования человека, которая стоит на позициях,совершенно отличных от радикального бихевиоризма Б. Скиннера.



В центре внимания социального научения Д.Роттера лежит прогноз поведения человека в сложных ситуациях. Д. Роттер полагает, что нужно тщательно пранализировать взаимодействие четырех переменных. Эти переменные включают в себя потенциал поведения, ожидание, ценность подкрепления и психологическую ситуацию.

Д. Роттер утверждает, что ключ к предсказанию того, что человек будет делать в данной ситуации, лежит в понимании потенциала поведения. Под этим термином понимается вероятность данного поведения, « встречающегося в какой то ситуации или ситуациях, в связи с каким то одним подкреплением или подкреплениями».

Концепция поведения Д. роттера включает в себя фактически все виды человеческой активности в ответ на ситуацию - стимул, которые только каким то образом можно обнаружить и измерить. По Д. Роттеру, ожидание относится к субъективной вероятности того, что определенное подкрепление будет иметь место в результате специфического поведения. Концепция ожидания Д. Роттера ясно говорит о том, что если в прошлом люди за поведение в данной ситуации получали подкрепление, они чаще всего повторяют это поведение.

Д. Роттер делает различие между теми ожиданиями, которые специфичны для одной ситуации, и теми, которые являются наиболее общими или применимы к ряду ситуаций. Первые, называемые специфическими ожиданиями, отражают опыт одной конкретной ситуации и неприменимы к прогнозу поведения. Последние, называемые генерализованными ожиданиями, отражают опыт различных ситуаций и очень подходят для изучения личности в роттеровском понимании.

Д. Роттер определяет ценность подкрепления как степень, с которой мы при равной вероятности получения предпочитаем одно подкрепление другому. Используя эту концепцию, он утверждает, что люди различаются по

Своей оценке важности той или иной деятельности и ее результатов. Как и ожидания, ценность различных подкреплений основана на предыдущем опыте. Более того ценность подкрепления определенной деятельности может меняться от ситуации к ситуации и с течение времени. Следует подчеркнуть, что в теории Д.Роттера ценность подкрепления не зависит от ожидания.

Четвертой и последней переменной, используемой Д. Роттером для прогноза поведения, является психологическая ситуация с точки зрения индивидуума. Д.Роттер утверждает, что социальные ситуации таковы, какими их представляют наблюдатель. Д. Роттер подчеркивает важную роль ситуационного контекста и его влияние на поведение человека. Он строит теорию о том, что совокупность ключевых раздражителей в данной социальной ситуации вызывает у человека ожидание результатов поведения - подкрепления.

Для того чтобы предсказать потенциал данного поведения в специфической ситуации Роттер предлагает следующую формулу: Потенциал поведения = ожидание + ценность подкрепления.Акцент Д. Роттера на важности социальных и когнитивных факторов в объяснении научения человека расширяет границы традиционного бихевиоризма. Его теория исходит из того, что наиболее важные аспекты личности познаются в рамках социального контекста. Теория Д.Роттера также дополняет теорию Бандуры, подчеркивая обоюдное взаимодействие человека и его окружения. Оба теоретика отвергают скиннеровскую точку зрения о том, что люди пассивно реагируют внешние подкрепления. К тому же, он рассматривает людей как когнитивные создания, которые активно добиваются своих целей и создают стратегии поведения в течение жизни. теория Д.Роттера предлагает экономную и последовательную структуру для организации того, что известно о поведении человека.

30Научные идеи и разработки предшествующие психоанализу.

Научные источники психоанализа. На развитие психоаналитического движения существенное влияние оказали два основных источника: а) философские концепции бессознательных психических феноменов; б) работы в сфере психопатологии и психотерапии.

В самом начале XVIII в. немецкий философ и математик Готфрид Вильгельм Лейбниц разработал концепцию, названную им монадологией. Монады, согласно Лейбницу, представляют собой единичные элементы реальности, отличные от физических атомов. Каждая монада представляет собой непротяженную психическую сущность. С точки зрения Лейбница, активность монад, протекающая в сфере идеальных психических актов, имеет различную степень сознательности: от почти полностью бессознательной до ясного и четкого сознания. Низшие уровни психической активности монады были названы малыми перцепциями, их сознательная реализация получила название апперцепции.

Спустя сто лет немецкий философ и педагог Иоганн Фридрих Гербарт развил эти идеи. Он сформулировал концепцию порога сознания. Гербарт полагал, что “идеи воздействуют друг на друга подобно механическим силам”. Согласно Гербарту, идеи, находящиеся ниже определенного порога, неосознаваемы. Когда идея поднимается до уровня сознания, она апперцептируется. Для того чтобы та или иная идея могла подняться до уровня сознания, она должна быть сопоставима с теми идеями, которые уже находятся в сфере сознания. Несовместимые идеи не могут находиться в сознании одновременно. Идеи, противоречащие уже имеющимся в сознании, вытесняются. Вытесненные идеи находятся ниже порога сознания. Согласно Гербарту, различные идеи конкурируют между собой за возможность сознательной реализации.

Данная традиция рассмотрения бессознательных идей нашла свое продолжение в работах Артура Шопенгауэра и Эдуарда фон Гартмана, разрабатывавших идеи панпсихизма и абсолютного бессознательного.

Основные положения теории А. Шопенгауэра, роднящие его с психоанализом, касаются концепции воли как абсолютной психической основы мира, и, в частности, воли к жизни как основы всякой жизни. Человек есть самая совершенная объективация воли к жизни. Сильнее всего воля к жизни выражается в половом влечении, а также в борьбе человека против себе подобных (агрессия). Государство, право, воспитание представляют собой “намордник”, не позволяющий членам общества уничтожить друг друга.

Э. фон Гартман вошел в историю как автор книги “Философия бессознательного”, в которой он обобщил существовавшие ранее положения о феномене бессознательного. Бессознательное, по Гартману, основа всего живого и абсолютная ценность бытия. Оно формирует организм и поддерживает его жизнь, служит цели сохранения человеческого существа и всего человеческого рода, … бессознательное является стимулом для художественного творчества. Однако у бессознательного есть и “темная сторона”: руководствуясь бессознательным, никогда не знаешь, куда придешь; бессознательное заключает в себе нечто демоническое, страшное; в то время как сознание можно ориентировать в нужном нам направлении, бессознательное вне сферы нашего контроля и само контролирует нас через аффекты и страсти. Сравнительный анализ теоретических положений Гартмана и Фрейда показывает, что многие концепты последнего теснейшим образом перекликаются с идеями гартманской философии бессознательного.

Еще один философ, чьи идеи были созвучны теоретическим положениям Фрейда, - это Фридрих Ницше. Особенно четкие параллели мы можем провести между понятием его теории “воля к власти” и фрейдистским понятием “инстинкт”. Ницшеанская “воля к власти” – единственная причина всех процессов, как физических, так и духовных. Наиболее полно и естественно она выражается в аффектах. Разум, мышление – не более чем сцена для выражения скрытых за ними аффектов, они носят служебный характер.

Разного рода представления о бессознательном составляли важную часть общественного интеллектуального климата в Европе в XIX в. Таким образом, Фрейд не был первым, кто всерьез заговорил о бессознательном в человеческой психике. Напротив, он сам полагал, что философы до него уде многое сделали в этой области. То новое, на что претендовал он, касалось, прежде всего, способов исследования бессознательного. Однако и здесь он опирался на работы многих исследователей.

До XVIII в. психотерапия не являлась предметом каких-либо научных исследований. В период христианства к душевнобольным людям относились как к “одержимым бесами”; поэтому “надлежащее” с точки зрения церкви лечение сводилось к моральному и религиозному осуждению, а также мучительным процедурам по изгнанию бесов. В XVIII в. душевные болезни стали рассматривать как иррациональное поведение; никакого лечения их не предполагалось.

Психотерапия стала полем экспериментального исследования лишь в конце XVIII в. с появлением работ доктора медицины Венского университета Франца Антона Месмера. Месмер использовал гипноз для улучшения состояния больных; свое воздействие он называл “животным магнетизмом”. Болезнь он рассматривал как неравномерное распределение жизненного флюида в организме, а свою задачу видел в том, чтобы, вызывая конвульсивные кризы, перераспределить флюид должным образом. В отличие от своих последователей, он отрицал возможность всякого аффективного отношения между пациентом и гипнотизером.

Многочисленные ученики и последователи Месмера (Пюисегюр, Делез, Вире, Нуазе и др.) развивали его метод “животного магнетизма”, причем со временем на первый план все больше выдвигается идея о решающей роли аффективных отношений между пациентом и гипнотизером. Описывались и обсуждались феномены пылких чувств, возникавших у пациентов и магнетизеров, зависимости пациента от магнетизера, сопротивления пациента воздействию магнетизера. В этот период начинают складываться основные принципы и правила магнетизеров (принцип изоляции, принцип обязательности, правило доброжелательной нейтральности отношений и т.п.).

Середина XIX в. ознаменовалась в истории психотерапии важным поворотом, связанным с изменением методики и появлением новой теории: термин “животный магнетизм” был отброшен, вместо него шотландский врач Джеймс Брэйд ввел термин “гипнотизм”.

Признание со стороны профессионального сообщества гипноз получил, прежде всего, благодаря работам французского врача Жана Мартина Шарко. В рамках его школы гипноз стал рассматриваться как соматическое явление, при помощи которого можно лечить различные физические расстройства. Однако сам Шарко и его ученики не считали процессы, происходящие между пациентом и гипнотизером заслуживающими отдельного внимания.

Подход к гипнозу и лечению при помощи гипноза еще раз изменился благодаря работам Пьера Жане. Он предположил, что подлинной причиной болезни являются психические явления, (нарушения памяти, навязчивые идеи и силы бессознательно). В качестве основного метода лечения расстройств Жане выбрал гипноз. Жане изучал чувства, испытываемые пациентом к гипнотизеру во время сеанса и после него. Он говорил об их мощной положительной окрашенности и сравнивал пациента с ревнивым любовником. Однако Жане отрицал сексуальную окрашенность этих чувств и явно стремился уклониться от вовлечения в межличностные отношения с пациентами. Работы Жане во многом предвосхищали идеи Фрейда; впоследствии Жане выказывал личную неприязнь к “отцу” психоанализа и едва ли не обвинял последнего в краже своих идей.

Надо упомянуть сильное влияние, которое испытал Фрейд со стороны работ Ч. Дарвина. Именно Дарвин высказал несколько идей, легших впоследствии в основу психоанализа. Это, прежде всего, представления о бессознательных психических процессах и конфликтах, о роли сновидения и скрытом символизме некоторых поведенческих симптомов, а также о значении сексуальности в человеческой жизни. Дарвин сосредотачивал свое внимание на нерациональных аспектах поведения и психики. Он написал статью о психическом развитии ребенка (эмоциональное и сексуальное развитие с младенчества до взрослого возраста) которая была внимательно прочитана Фрейдом. Дарвин настаивал на том, что человеческие существа подвержены воздействию биологических сил, в особенности инстинкта продолжения рода и инстинкта поиска пиши, которые, по его мнению, создают основу для любого поведения. Менее чем через десять лет немецкий психиатр Ричард фон Краффт-Эббинг озвучил сходные идеи: единственными инстинктами в человеческой психике являются сексуальный инстинкт и стремление к самосохранению.

Широко распространено мнение о крайнем пуританстве австрийского общества того времени является, по сути, ошибочным. 80-е и 90-е гг. XIX в. стали годами прорыва подавленной сексуальности и сопутствующего “взрыва” эротического воображения. Интерес к вопросам секса чувствовался и в повседневной жизни и в научной литературе. В 1886 г. Краффт-Эббинг выпустил книгу “Сексуальная психопатия”, в следующем году венский врач Альберт Молль выпустил книгу, посвященную детской сексуальности. В то же время возникает идея, подтвержденная практикой, о том, что психические расстройства связаны с проблематикой половой жизни, и возникает термин “либидо”.

Таким образом, развитие творческой мысли Фрейда находилось под влиянием множества разнообразных течений, как теоретического, так и практического плана. Но в том-то и состоит величие гения, что только он смог соединить это разрозненные идеи и настроения в относительно целостную теоретическую систему.

34.Неофрейдизм и причины его возникновения.Неофрейдизм (от греч. пеоs — новый + фрейдизм) — одно из влиятельных направлений в современной психологии, представители которого так или иначе опираются на психоанализ 3. Фрейда.

Неофрейдизм возник в 20 — 30-е гг. подвергая критике пансексуализм и представления об организации психической жизни, представленные в ортодоксальном психоанализе.

На его становление повлияли идеи К. Юнга и особенно А. Адлера, подчеркивавшего роль воздействия социальных условий на целевую установку, формирование чувства общности, возникновение невротических расстройств. Неофрейдизм признает важное значение открытий антропологов о различиях в психологии людей, принадлежащих к разным культурам. Сохраняя положение об определяющей роли бессознательных процессов и тех путей, которые они находят для своего выражения, теоретики неофрейдизма пытаются преодолеть (или смягчить) биологизм Фрейда и делают акцент на значение социокультурных условий в возникновении неврозов, объяснении мотивационных сил и конфликтов личности. Современные неофрейдисты придерживаются в своих исследованиях социальной направленности, подчеркивая значение социальных условий, интерперсональных и семейных отношений в формировании личности человека. Крупнейшими представителями неофрейдизма являются американские психологи К. Хорни (1885 — 1952), Г. С. Салливен (1892 — 1949), Э. Фромм (1900—1980).

Неофрейдизм во всех своих вариантах остается теорией бессознательного, его сторонники продолжают рассматривать бессознательное как основу психической деятельности человека. Положение о социальной обусловленности психики строится на сведении отношений личности и общества к конфликтному типу.

В целом для неофрейдизма характерны такие представления о человеке, его психических расстройствах и терапии, в соответствии с которыми лечение означает устранение препятствий, мешающих жить в полную силу и реализовывать внутренний творческий потенциал. Идеи неофрейдизма, несмотря на некоторую ограниченность своих психологических концепций, имели огромное влияние на общественную жизнь, этику, культуру и впоследствии дали множества интересных ответвлений и концепций.

Теория поля” К. Левина.

Вошел в историю науки как автор теории поля. Полагал, что образ мира формируется сразу как целостность, и это происходит в данный момент как инсайт (ага - решение, озарение). Человек должен рассматриваться в единстве с психологической ситуацией.

Понятие “поля” связывается Левиным с системой объектов - побудителей человеческой активности, существующих “здесь и сейчас” в его психологическом, субъективном пространстве. Поле напряжено, когда возникает нарушение равновесия между индивидом и средой. Квазипотребности - некая напряженная система, нуждающаяся в разрядке, действует до момента разрядки. Это напряжение нуждается в разрядке, что осуществляется, как реализация намерения. При реализации намерения объекты, в которых человек не испытывает более потребности, теряют свою побудительную силу.

Предполагается, что мы можем понять поведение человека только в его связи с окружающей действительностью. Левин использовал понятие “жизненное пространство”, оно охватывает личность и ее физиологическое окружение. Левин утверждал, что, если мы хотим понять поведение человека в конкретной ситуации, нам нужно сосредоточиться именно на ней, на событиях, которые имеют место непосредственно в этот момент. Другими словами, оказывать влияние на поведение может только настоящее.

К. Левин показывает это экспериментально: испытуемые, оставшись в комнате одни в ожидании экспериментатора, т. е. не имея никакой особенной цели, начинали вести себя в соответствии с тем, что “предлагали” им окружающие предметы: листать лежащую на столе книгу, позванивать в стоящий там же колокольчик, подергивать занавеску и т. д. Ситуативно такого рода полевое поведение возникает в жизни каждого, но, будучи стилистической характеристикой, является признаком патологии.

В дальнейшем от поведения индивида К. Левин перешел к проблеме внутригрупповых отношений, при этом группу он также рассматривал как целое, внутри которого действуют особые силы сплочения

 


cyberpedia.su

Лекция 19 необихевиоризм.

Альберт Бандура. Косвенное подкрепление. Кконт­роль «моделей» в обществе. Эффективность личности. Модификация поведения.

Джулиан Роттер. Теория социального научения.Локус контроля.

Альберт Бандура (1925-).

Начиная примерно с шестидесятых годов в психологии сформирова­лась тенденция освобождения бихевиоризма от «ограничивающих пут, бо­лее гибкого подхода к понятию когнитивных процессов. В настоящее время сознание в полной мере вернулось в психоло­гию.

Бандура получил степень доктора философии в университете штата Айова в 1952 году и поступил на факультет Стэнфордского универ ситета. Еще в начале шестидесятых годов он предложил свою версию бихевиоризма, которую исходно определил как социальный бихевиоризм, а позднее назвал социальной когнитивной теорией .

Косвенное подкрепление — введенное Бандурой понятие о том, что научение может происходить на основе наблюдений за поведением других людей и за последствиями этого поведения, а не на основе лично полученного подкрепления.

Социальная когнитивная теория Бандуры является менее экстре­мальной формой бихевиоризма, чем бихевиоризм Скиннера; она отра­жает возобновление интереса психологии к когнитивным факторам. Он подчеркивает влияние на внешние схемы подкрепле­ния таких установок, как вера, ожидания, инструкции. Согласно Банду­ре, поведенческая реакция не включается автоматически внешним раз­дражителем, как это происходит у роботов или машин. Напротив, реак­ции на раздражители являются самоактивизирующимися. Человек со­знательно воспринимает положительное подкрепление, он предвидит его получение в случае соответствующего поведения.

Несмотря на то, что Бандура соглашается со Скиннером, что чело­веческое поведение можно модифицировать посредством подкрепления, он также верит в то — и даже доказывает это эмпирическим путем, — что человек может освоить практически все виды поведения без непос­редственного получения какого-либо подкрепления.

Нам далеко не всегда требуется подкрепление; мы можем учиться на чужом опыте, посредством косвенного подкрепления, наблюдая за поведением других людей и последствиями этого поведения.

Такая способность обучаться на примерах и на основе косвенного подкрепления предполагает, что человек обладает способностью прогнозировать и оценивать последствия того, что он наблюдал у других людей, что* еще не пережито им на личном опыте. Мы можем регулировать и направлять наше собственное поведение, представляя или воображая себе еще не пережитые его последствия. Бандура полагает, что связь между стимулом и реакцией, поведением и подкреплением не прямая, как это предусматривается системой Скиннера. Он вводит понятие промежуточного механизма между стимулом и реакцией, этим механиз­мом являются когнитивные процессы личности.

Таким образом, когнитивные процессы играют важнейшую роль в социальной когнитивной теории, их рассматривание является основным отличием взглядов Бандуры от системы Скиннера. Как полагает Бан­дура, не сама по себе схема подкрепления является эффективным фак­тором модификации поведения, а то, что именно человек думает об этой схеме подкрепления. Вместо того, чтобы учиться на собственном опыте полученных подкреплений, мы учимся при помощи моделирования, на­блюдая за другими людьми и примеривая на себя их модели поведе­ния. Согласно взглядам Скиннера, тот, кто контролирует подкрепление, контролирует и поведение. Согласно взглядам Бандуры, тот, кто конт­ролирует «модели» в обществе, контролирует и поведение.

Подход Бандуры получил название теории социального научения, поскольку он занимается изучением поведения на уровне его формиро­вания и модифицирования в социальных ситуациях. Бандура критико­вал исследования Скиннера, который использовал только отдельные виды подопытных животных, в основном крыс и голубей, а не людей, взаимодействующих друг с другом. Лишь немногие люди проживают в условиях полной социальной изоляции. Бандура утверждал, что не сто­ит ожидать новых научных открытий в психологии, если будет игнориро­ваться изучение социального взаимодействия, столь характерного для современного мира.

Бандура провел серьезные исследования такого понятия, как эф­фективность личности, которую он описал как чувства самоуважения и собственного достоинства, адекватность и проявление умения решать жизненные проблемы. Его работа показала, что люди, обладающие высокой личной эффективностью, считают, что они в состо­янии справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни. Они ожидают от себя способности преодолевать препятствия. Они сами ищут испытаний, усложняют свои задачи и в своем стремлении к успеху поддерживают высокий уровень уверенности в своих силах.

Напротив, люди с низкой личной эффективностью при столкнове­нии с различными жизненными ситуациями чувствуют свою беспомощ­ность; они считают, что у них слишком мало или совсем нет сил для того, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию. Если они7 наталкиваются на проблему или препятствие, и первая попытка преодоления не увенчи­вается успехом, то они быстро отказываются от дальнейших попыток. Такие люди уверены в том, что от них ничего не зависит.

Эффективность личности — чувство самоуважения, самооценки и компетентности личности при решении жизненных проблем.

Исследования показали, что представления, связанные с эффективно­стью личности, оказывают существенное влияние на многие стороны чело­веческой деятельности. Люди с высокой личной эффективностью рассмат­ривают больше вариантов выбора карьеры и чаще добиваются успеха; они получают более высокие оценки при обучении, ставят перед собой более высокие цели и в целом обладают лучшим физическим и душевным здоро­вьем, чем люди с низкой личной эффективностью. В общем случае, мужчи­ны действуют с более высокой эффективностью, чем женщины. И у муж­чин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.

Модификация поведения.Подобно Скиннеру, Бандура сосредоточил свое внимание на внешних проявлениях ненормальности — то есть на поведении — а не на предпо­лагаемых внутренних сознательных или подсознательных конфликтах. Лечение симптомов, по Бандуре, является одновременно и лечением самого расстройства, поскольку симптом и заболевание считаются единым целым.

При модификации поведения используется моделирование: испы­туемые должны наблюдать за моделью в таких ситуациях, которые кажутся им пугающими или провоцируют у них чувство тревоги. На­пример, дети, которые боятся собак, наблюдают, как ребенок такого же возраста подходит к собаке и начинает играть с ней. С безопасного расстояния эти дети видят, как их сверстник постепенно приближается к собаке, гладит собаку сквозь прутья и наконец входит внутрь манежа и весело играет с ней. В результате такого обучения на наглядном при­мере страх, вызываемый у ребенка собакой, будет значительно ослаблен.

Методы бихевиоральной терапии, разработанные Бандурой, широко применяются в клинической практике, в бизнесе, в сфере образования. Они получили подтверждение в сотнях экспериментальных исследований. Эти методы доказали свою эффективность при избавлении от различных фо­бий — страхов перед змеями, замкнутыми пространствами, открытыми про­странствами, высотой. Кроме того, они полезны при лечении навязчивых неврозов, сексуальных дисфункций, некоторых форм тревожных состояний, а также способствуют повышению эффективности личности.

Джулиан Роттер (род. в1916)

Джулиан Роттер родился в Бруклине, в Нью-Йорке, и еще в шко­ле начал читать книги Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера по пси­хоанализу. Тогда же он сказал себе, что хочет стать психологом. В это время он и познакомился с Адлером и в конце концов переключился на психологию — даже несмотря на то, что ясно сознавал непрактичность этого выбора. После того как Роттер получил степень доктора философии в уни­верситете штата Индиана в 1941 году, он нашел работу только в госу­дарственной психиатрической больнице в штате Коннектикут. Во вре­мя второй мировой войны он работал психологом в армии США, до 1963 года преподавал в университете штата Огайо, а затем перешел в университет штата Коннектикут.

Когнитивные процессы. Роттер был первым, кто применил термин «теория социального научения». Он разработал когнитивный подход в би­хевиоризме, в котором так же, как и в подходе Бандуры, подразумева­лось существование внутренних субъективных переживаний. Роттер полагает, что все мы восприни­маем себя существами, обладающими сознанием, способными влиять на те переживания, которые воздействуют на нашу жизнь. И внешние раздражители, и обеспечиваемое ими подкрепление могут оказывать влияние на человеческое поведение, но сущность и степень этого влия­ния определяются когнитивными факторами.

При проведении анализа человеческого поведения Роттер отмечает следующие моменты:

1. Мы располагаем субъективными предположениями относитель­но результата нашего поведения в терминах количества и качества подкрепления, которое может за этим поведением последовать.

2. Мы примерно оцениваем вероятность того, что поведение определенного рода приведет к получению определенного подкрепления, и на основании этих оценок корректируем свое поведение.

3. Мы присваиваем различным подкреплениям различные степени важности и оцениваем их относительную «стоимость» в различных ситуациях.

4. Поскольку мы функционируем в различных психологических средах, которые являются уникальными для нас как для индивидов, то очевидно, что одни и те же подкрепления могут оказывать на разных людей различное воздействие.

Таким образом, согласно Роттеру, наши субъективные пережива­ния и ожидания, которые являются внутренними когнитивными состо­яниями, и определяют, какое влияние окажут на нас внешние факторы.

Локус контроля.Теория социального научения Роттера также имеет дело с нашими представлениями об источниках подкрепления. Исследования Роттера показали, что некоторые люди верят, что подкрепление зависит от их поведения; про таких людей говорят, что у них имеется внутренний локус контроля. Другие верят, что подкрепление определяется только внешними факторами; эти люди имеют внешний локус контроля.

Эти два источника контроля приводят в различным воздействиям на поведение. Для людей с внешним локусом контроля их собственные способности или действия не имеют особого значения с точки зрения получения подкрепления, а потому они прилагают самые минимальные усилия или вообще не пытаются изменить ситуацию. Люди с внутрен­ним локусом контроля несут ответственность за свою жизнь и действу­ют в соответствии с этим.

Исследования Роттера показали, что люди с внутренним локусом контроля оказываются более здоровыми физически и душевно, чем люди с внешним. У людей с внутренним локусом контроля в общем случае более низкое артериальное давление, реже случаются сердечно-сосудис­тые заболевания, ниже уровень тревожности и депрессии. Они получают лучшие оценки при обучении и считают, что в жизни у них имеется более широкий выбор возможностей. Они обладают хорошими социальными навыками, пользуются популярностью и имеют более высокий уровень самооценки, чем люди с внешним локусом контроля. Студенты высших учебных заведений, к примеру, оказываются людьми с ориентацией в большей степени на внутренний локус контроля, чем на внешний.

Кроме того, работы Роттера предполагают, что локус контроля лич­ности закладывается в детстве на основе того, как родители или воспи­татели обращаются с ребенком. Оказалось, что родителей людей с внутренним локусом контроля чаще можно назвать помощниками сво­им детям, щедрыми на похвалу за достижения (что обеспечивает поло­жительное подкрепление), последовательными в своих требованиях к дисциплине и не авторитарными во взаимоотношениях.

Вопросы:

Как Бандура определяет косвенное подкрепление?

Кто в обществе конт­ролирует поведение людей, по мнению Бандуры?

Как Бандура описывает эффективность личности?

Что такое локус контроля ?

studfiles.net

Социобихевиоральный подход А. Бандуры. Суть ”либерализации” принципов бихевиоризма.

Поделись с друзьями

Бандура называет свой подход социобихевиоральным и противопоставляет его предшествующим приложениям теории научения к вопросам просоциального и девиантного, т.е. отклоняющегося от следования социальным нормам поведения. Он полагает, что «для адекватного рассмотрения социальных явлений необходимо расширить и модифицировать эти принципы, ввести новые принципы, установленные и подтвержденные исследованиями приобретения и модификации человеческого поведения в диадической и групповой ситуациях».

Таким образом, с самого начала Бандура выступил противником столь характерных для бихевиоризма произвольных экстраполяции данных из мира животных на социальный мир.

По-иному Бандура трактует  роль подкрепления в научении. Он рассматривает подкрепление, скорее, как фактор, способствующий научению, а не вызывающий его. С его точки зрения, во-первых, наблюдатель может научаться новым реакциям, просто наблюдая поведение модели; во-вторых, необязательно ставить реакцию модели и реакцию наблюдателя в условия подкрепления. Многочисленные исследования, в том числе полевые, Бандуры и его коллег показали, что подкрепляющие последствия могут служить активизации поведения, приобретенного в условиях неподкрепляемого наблюдения. Подчеркивая, что подкрепление не играет доминантной роли в приобретении новых реакций, Бандура отводит ему центральную роль в усилении и поддержании (сохранении) различных поведенческих тенденций. Образцы поведения могут приобретаться, по мнению Бандуры, через прямой личный опыт, а также через наблюдение поведения других и его последствий для них, т.е. через влияние примера. Бандура вычленяет следующие возможные направления влияния модели на наблюдателя. Бандура предпочитает термин «моделирование» термину «имитация», использованному Миллером. Он полагает, что имитация в представлении большинства связана лишь с точным копированием того, что делает модель, тогда как моделирование предполагает более широкий психологический эффект, с его точки зрения:

1)       посредством наблюдения поведения модели могут приобретаться новые реакции;

2)       через наблюдение последствий поведения модели (его вознаграждения или наказания) может усиливаться или ослабляться сдерживание поведения, которому наблюдатель ранее научен, т.е. существующее у наблюдателя поведение модифицируется благодаря наблюдению модели;

3)       наблюдение поведения другого (модели) может облегчить реализацию реакций, ранее приобретенных наблюдателем.

Вопрос о научении через наблюдение Бандура считает весьма важным, в частности в связи с тем, что «теория должна объяснить не только, как приобретаются образцы реакций, но и как регулируется и поддерживается их выражение». С его точки зрения, «выражение ранее выученных реакций может социально регулироваться через действия влиятельных моделей». Таким образом, функция научения посредством наблюдения (наблюдающего научения) в схеме Бандуры оказывается достаточно широкой.

Большое внимание Бандура уделяет парадигме научения в отсутствие открытой реакции у наблюдателя. В этом случае, по его мнению, реакция модели ведет к «внутренним» воображаемым реакциям наблюдателя, которые могут восстанавливаться, когда наблюдатель помещается в «поведенческое поле». Эти воображаемые реакции наблюдателя, символически обозначенные, служат внутренними сигналами, опосредующими внешнюю реакцию наблюдателя. Они становятся дискриминативными стимулами для открытого поведения.

Сам Бандура называет свою теорию социального научения медиаторно-стимульной ассоциативной теорией. Она исходит из того, что «человеческое функционирование основывается на трех регуляторных системах»: предшествующих стимулах, влияниях обратной связи, поступающей от реакции, когнитивных процессах. Соотношение, постулируемое между этими тремя переменными, таково, что первые две являются основными. «Когнитивные события, однако, не функционируют как автономные причины поведения. Их природа, их наличие находятся под контролем стимула и подкрепления». Таким образом, обращение к когнитивным детерминантам поведения оказывается у Бандуры видимым отступлением от кредо бихевиоризма, поскольку эта нетрадиционная для данного подхода переменная всецело ставится в зависимость, под контроль традиционных переменных — стимула и подкрепления.

Характеризуя стимулы в качестве первого контролирующего фактора поведения, Бандура особое внимание уделяет таким сигналам, как поведение других. Вторая контролирующая система включает влияния обратной связи главным образом в форме подкрепляющих последствий поведения. Бандура полагает, что человеческое поведение невозможно полностью понять без исследования регуляторного влияния подкрепления. С его точки зрения, неверно отождествлять подкрепление с «осязаемыми вознаграждениями и наказаниями». В качестве подкреплений в межличностных отношениях выступают внимание, отвержение, словесное одобрение или выговор и т.д. Именно благодаря приобретению подкрепляющих функций они регулируют межличностные взаимодействия.

Много внимания в своем анализе Бандура уделяет такому виду подкрепления, как наблюдаемое подкрепление. Поведение людей находится под влиянием не только прямо испытываемых последствий, но и многократно наблюдаемых действий других: вознаграждаемых, игнорируемых или наказуемых. Наблюдаемое подкрепление влияет на поведение во многом таким же образом, как и подкрепление собственных исходов: наблюдаемые вознаграждения в целом усиливают, а наблюдаемые наказания уменьшают в наблюдателях следование поведению модели. Кроме того, по мнению Бандуры, «наблюдаемые последствия дают также референтные стандарты, которые определяют, приобретут ли отдельные исходы позитивную или негативную ценность... Таким образом, через процессы социального сравнения наблюдение исходов реакции у других людей может решительно изменить эффективность прямых подкреплений». В качестве важного источника подкрепления Бандура рассматривает не только внешний исход, но и реакцию самооценки. Сравнительные исследования показывают, что люди могут управлять своим поведением посредством самоподкрепления так же или лучше, чем посредством последствий, возникающих из внешних источников.

Третья система регуляции и контроля поведения в теории научения Бандуры — когнитивная. Она исходит из того, что действия не всегда предсказуемы из внешних источников влияния — предшествующих стимулов и последствий реакции. Для этого варианта теории научения характерен не отказ от признания когнитивных переменных и их влияния на поведение, а, скорее, «сдвиг фокуса от внутренних детерминант к детальному анализу внешних влияний».

Когнитивную регуляцию поведения Бандура считает особенно важной в ситуации научения через наблюдение. Здесь «личность наблюдает образчик поведения или читает о нем, но не демонстрирует его открыто, пока не возникнут соответствующие обстоятельства».

В данном случае моделируемые, т.е. заимствуемые у модели, действия приобретаются поначалу в символической форме. Эти «внутренние модели внешнего мира», по определению Бандуры, конструируются из наблюдаемых примеров и информации, получаемой от обратной связи в ситуациях проб и ошибок, и служат для руководства более поздним открытым действием. В символической же форме проверяются и возможные альтернативные ходы действия, а затем отбрасываются или сохраняются «на основе подсчитанных последствий». Наилучшее символическое решение претворяется в реальность. Таково вкратце, по мнению Бандуры, место когнитивной регуляции поведения: она подчинена контролю стимула и подкрепления — основных переменных в его схеме.

students-library.com

Альберт Бандура | PSYERA

Альберт Бандура родился в 1925 г. в Канаде, в маленьком городке. В местной школе было всего двадцать учеников и два учителя. После окончания школы он работал с бригадой строителей на территории Юкона на ремонте дорог Аляски. Бандура искренне восхищался теми людьми, с которыми ему пришлось работать на севере.

Бандура получил степень доктора философии в университете штата Айова в 1952 г. и поступил на факультет Стэнпфордского университета. Еще в начале шестидесятых годов он предложил свою версию бихевиоризма, которую определил как социальный бихевиоризм, а позднее назвал социальной когнитивной теорией.

Социальная когнитивная теория Бандуры отражает возобновление интереса психологии к когнитивным факторам. Общий подход Бандуры основан на бихевиоризме. Его исследования базируются на наблюдении за поведением испытуемых людей в процессе их взаимодействия. Он не использует интроспекцию и отдает должное значению подкрепления в формировании или модификации поведения.

Бандура подчеркивает влияние на внешние схемы подкрепления таких установок, как вера, ожидания, инструкции. Человек сознательно воспринимает положительное подкрепление, он предвидит его получение в случае соответствующего поведения.

Модификация поведения может осуществляется посредством косвенного подкрепления, наблюдения за поведением других людей и последствиями этого поведения, т.е. человек обладает способностью прогнозировать и оценивать последствия того, что он наблюдал у других людей, что еще не пережито им на личном опыте.

Бандура полагает, что связь между стимулом и реакцией, поведением и подкреплением не прямая. Он вводит понятие промежуточного механизма между стимулом и реакцией, этим механизмом являются когнитивные процессы личности.

Бандура провел широкомасштабные исследования характеристик тех моделей, которые оказывают влияние на поведение.

Подход Бандуры получил название теории социального научения поскольку он занимается изучением поведения на уровне его формирования и модифицирования в социальных ситуациях.

Бандура провел серьезные исследования эффективности личности, т.е. чувства самоуважения и собственного достоинства, адекватность и проявление умения решать жизненные проблемы.

Высокой личная эффективность позволяет человеку справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни, поддерживает высокий уровень уверенности в своих силах. И у мужчин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.

Бандура ставил практическую задачу: каким образом можно модифицировать те виды поведения, которые общество рассматривает как нежелательные или ненормальные. Согласно его рассуждениям, если все виды поведения, включая и ненормальное поведение, изучаются на основе наблюдений за другими людьми и моделирования их поведения, значит, поведение можно «выучить заново» или хотя бы частично изменить его.

Бандура сосредоточил свое внимание на внешних проявлениях ненормальности, то есть на поведении, а не на предполагаемых внутренних сознательных или подсознательных конфликтах. Лечение симптомов, по Бандуре, является одновременно и лечением самого расстройства, поскольку симптом и заболевание считаются единым целым.

При модификации поведения используется моделирование: испытуемые должны наблюдать за моделью в определенных ситуациях. Методы бихевиоралыюй терапии, разработанные Бандурой, широко применяются в клинической практике, бизнесе и сфере образования.

psyera.ru

Теория социального научения: когнитивный вызов

Мы уже видели, что бихевиоризм, как и любое другое течение с хорошо отработанной системой взглядов, имеет длинную историю. Джон Б. Уотсон поднял голос в поддержку изменения «духа времени» в американской психологии, когда восстал против менталистического подхода и формально утвердил объективную науку о поведении. Этим решительным шагом отмечено начало новой эры в американской психологии.

Затем последовал период энтузиазма формирования новых направлений бихевиоризма. Спустя пятьдесят лет после публикации статьи Уотсона, где он сформулировал основные принципы бихевиоризма, Б. Ф. Скиннер отметил эту годовщину статьей под названием «Бихевиоризм через пятьдесят лет» (Skinner. 1963), в которой утверждал, что прогресс в экспериментальной психологии в Соединенных Штатах во многом обязан влиянию бихевиоризма.

Однако несмотря на всю свою популярность и влияние бихевиоризм подвергался нападкам многих психологов, включая также и тех, кто считал себя приверженцами бихевиоризма. Они подвергали сомнению правомерность отрицания бихевиоризмом психических и когнитивных процессов и сформировали новое направление, а именно социальное научение или социально-бихевиоральный подход. Это ознаменовало начало когнитивной революции в психологии. Упомянутое движение отмечает третий этап в развитии бихевиоризма как школы научного мышления, оно получило название нео-необихевиоризм.

Начиная примерно с шестидесятых годов в психологии сформировалась тенденция освобождения бихевиоризма от «ограничивающих пут, более гибкого подхода к понятию когнитивных процессов» (Bruner. 1982. P. 42). В настоящее время сознание в полной мере вернулось в психологию. Как и следовало ожидать, Скиннер критиковал эту тенденцию, отмечая, что «ментализм вернулся, как наводнение... Стало модным вставлять словечко "когнитивный" где только можно» (Skinner. 1983Ь. Р. 194).

В главе 15 мы обсудим истоки и наиболее влиятельные когнитивные движения современной психологии. Здесь же мы рассмотрим только два примера того, как допущение понятия сознания меняет природу бихевиоризма: работы нео-необихевиористов Альберта Бандуры и Джулиана Роттера.

Альберт Бандура (1925-)

Альберт Бандура родился в Канаде, в городке настолько маленьком, что в местной школе было всего двадцать учеников и два учителя. После окончания школы он работал с бригадой строителей на территории Юкона на починке дорог Аляски. Бандура искренне восхищался теми людьми, с которыми ему пришлось работать на Севере. «Оказавшись среди разношерстной компании интересных личностей, большинство которых составляли те, кто прятался от кредиторов или уплаты алиментов, или условно осужденные, у Бандуры быстро развились способности оценивать психопатологию повседневной жизни, которая пышным цветом цвела посреди суровой тундры» («Выдающиеся ученые» 1981. P. 28).

Бандура получил степень доктора философии в университете штата Айова в 1952 году и поступил на факультет Стэнфордского университета. Еще в начале шестидесятых годов он предложил свою версию бихевиоризма, которую исходно определил как социальный бихевиоризм, а позднее назвал социальной когнитивной теорией (Banciura. 1986).

Социальная когнитивная теория

Социальная когнитивная теория Бандуры является менее экстремальной формой бихевиоризма, чем бихевиоризм Скиннера; она отражает возобновление интереса психологии к когнитивным факторам. Общий подход Бандуры основан на бихевиоризме. Его исследования базируются на наблюдении за поведением испытуемых людей в процессе их взаимодействия. Он не использует интроспекцию и отдает должное значению подкрепления в формировании или модификации поведения.

Однако система Бандуры является не только бихевиоральной, но и когнитивной. Он подчеркивает влияние на внешние схемы подкрепления таких установок, как вера, ожидания, инструкции. Согласно Бандуре, поведенческая реакция не включается автоматически внешним раздражителем, как это происходит у роботов или машин. Напротив, реакции на раздражители являются самоактивизирующимися. Человек сознательно воспринимает положительное подкрепление, он предвидит его получение в случае соответствующего поведения.

Несмотря на то, что Бандура соглашается со Скиннером, что человеческое поведение можно модифицировать посредством подкрепления, а также верит в то-и даже доказывает это эмпирическим путем, - что человек может освоить практически все виды поведения без непосредственного получения какого-либо подкрепления.

Нам далеко не всегда требуется подкрепление; мы можем учиться на чужом опыте, посредством косвенного подкрепления, наблюдая за поведением других людей и последствиями этого поведения.

Такая способность обучаться на примерах и на основе косвенного подкрепления предполагает, что человек обладает способностью прогнозировать и оценивать последствия того, что он наблюдал у других людей, что еще не пережито им на личном опыте. Мы можем регулировать и направлять наше собственное поведение, представляя или воображая себе еще не пережитые его последствия. Бандура полагает, что связь между стимулом и реакцией, поведением и подкреплением не прямая, как это предусматривается системой Скиннера. Он вводит понятие промежуточного механизма между стимулом и реакцией, этим механизмом являются когнитивные процессы личности.

Таким образом, когнитивные процессы играют важнейшую роль в социальной когнитивной теории, их рассматривание является основным отличием взглядов Бандуры от системы Скиннера. Как полагает Бандура, не сама по себе схема подкрепления является эффективным фактором модификации поведения, а то, что именно человек думает об этой схеме подкрепления. Вместо того, чтобы учиться на собственном опыте полученных подкреплений, мы учимся при помощи моделирования, наблюдая за другими людьми и примеривая на себя их модели поведения. Согласно взглядам Скиннера, тот, кто контролирует подкрепление, контролирует и поведение. Согласно взглядам Бандуры, тот, кто контролирует <модели> в обществе, контролирует и поведение.

Бандура провел широкомасштабные исследования характеристик тех моделей, которые оказывают влияние на наше поведение. Он обнаружил, что мы склонны моделировать поведение людей того же пола, примерно такого же возраста - то есть человека, равного нам, который с успехом решает проблемы, сходные с нашими. Кроме того, на нас производит сильное впечатление поведение «моделей», занимающих высокое положение в обществе. Различные типы поведения служат образцом для подражания в разной степени. Более простые типы поведения имитируются намного чаще, чем более сложные. Агрессивное и враждебное поведение имитируется с наибольшей готовностью, особенно детьми (Bandura.1986). Таким образом, то, что мы видим в реальной жизни и в средствах массовой информации, и определяет наше поведение.

Подход Бандуры получил название теории социального научения, поскольку он занимается изучением поведения на уровне его формирования и модифицирования в социальных ситуациях. Бандура критиковал исследования Скиннера, который использовал только отдельные виды подопытных животных, в основном крыс и голубей, а не людей, взаимодействующих друг с другом. Лишь немногие люди проживают в условиях полной социальной изоляции. Бандура утверждал, что не стоит ожидать новых научных открытий в психологии, если будет игнорироваться изучение социального взаимодействия, столь характерного для современного мира.

Эффективность личности

Бандура провел серьезные исследования такого понятия, как эффективность личности, которую он описал как чувства самоуважения и собственного достоинства, адекватность и проявление умения решать жизненные проблемы (Bandura.1982). Его работа показала, что люди, обладающие высокой личной эффективностью, считают, что они в состоянии справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни. Они ожидают от себя способности преодолевать препятствия. Они сами ищут испытаний, усложняют свои задачи и в своем стремлении к успеху поддерживают высокий уровень уверенности в своих силах.

Напротив, люди с низкой личной эффективностью при столкновении с различными жизненными ситуациями чувствуют свою беспомощность; они считают, что у них слишком мало или совсем нет сил для того, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию. Если они наталкиваются на проблему или препятствие, и первая попытка преодоления не увенчивается успехом, то они быстро отказываются от дальнейших попыток. Такие люди уверены в том, что от них ничего не зависит.

Исследования показали, что представления, связанные с эффективностью личности, оказывают существенное влияние на многие стороны человеческой деятельности. Люди с высокой личной эффективностью рассматривают больше вариантов выбора карьеры и чаще добиваются успеха; они получают более высокие оценки при обучении, ставят перед собой более высокие цели и в целом обладают лучшим физическим и душевным здоровьем, чем люди с низкой личной эффективностью. В общем случае, мужчины действуют с более высокой эффективностью, чем женщины. И у мужчин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.

Модификация поведения

Задача, которую поставил перед собой Альберт Бандура при разработке социального когнитивного подхода к бихевиоризму, была чисто практической и прикладной: каким образом можно модифицировать те виды поведения, которые общество рассматривает как нежелательные или ненормальные. Согласно его рассуждениям, если все виды поведения - включая и ненормальное поведение - изучаются на основе наблюдений за другими людьми и моделирования их поведения, значит поведение можно <выучить заново> или хотя бы частично изменить его.

Подобно Скиннеру, Бандура сосредоточил свое внимание на внешних проявлениях ненормальности - то есть на поведении - а не на предполагаемых внутренних сознательных или подсознательных конфликтах. Лечение симптомов, по Бандуре, является одновременно и лечением самого расстройства, поскольку симптом и заболевание считаются единым целым.

При модификации поведения используется моделирование: испытуемые должны наблюдать за моделью в таких ситуациях, которые кажутся им пугающими или провоцируют у них чувство тревоги. Например, дети, которые боятся собак, наблюдают, как ребенок такого же возраста подходит к собаке и начинает играть с ней. С безопасного расстояния эти дети видят, как их сверстник постепенно приближается к собаке, гладит собаку сквозь прутья и наконец входит внутрь манежа и весело играет с ней. В результате такого обучения на наглядном примере страх, вызываемый у ребенка собакой, будет значительно ослаблен.

В качестве примера такого показательного обучения можно привести случай, когда испытуемые наблюдали игру с пугающей их змеей. Спустя какое-то время они постепенно приближались к змее и даже брали ее в руки.

Методы бихевиоральной терапии, разработанные Бандурой, широко применяются в клинической практике, в бизнесе, в сфере образования. Они получили подтверждение в сотнях экспериментальных исследований. Эти методы доказали свою эффективность при избавлении от различных фобий - страхов перед змеями, замкнутыми пространствами, открытыми пространствами, высотой. Кроме того, они полезны при лечении навязчивых неврозов, сексуальных дисфункций, некоторых форм тревожных состоянии, а также способствуют повышению эффективности личности.

Комментарии

Социально-когнитивный подход к бихевиоризму, разработанный Альбертом Бандурой, вызвал критику со стороны приверженцев традиционного бихевиоризма, которые утверждали, что когнитивные процессы не могут оказывать каузального воздействия на поведение. Бандура отвечал на это следующим образом: «Очень забавно видеть радикальных бихевиористов, которые верят в то, что мысль не оказывает каузального воздействия, и в то же время отдают столько времени и сил выступлениям, статьям и книгам в попытках обратить людей в свою веру» (цит. по: Evans. 1989. P. 83).

Социально-когнитивная теория получила широкое признание в психологии в качестве эффективного способа исследования поведения в лабораторных условиях и модификации поведения в клинических. Вклад Бандуры в современную психологию признается многими его коллегами. В 1974 году Альберт Бандура являлся президентом Американской психологической ассоциации и в 1980 году получил награду «За выдающийся вклад в науку». Разработанная им теория созвучна американской психологии XX века как с функциональной, так и с практической точки зрения. Его подход является объективным; он пригоден для применения в лабораторных исследованиях; соответствует нынешнему интеллектуальному климату, в котором большое значение придается изучению внутренних когнитивных процессов; и вполне применим к тем задачам, которые ставит реальная жизнь. По мнению многих психологов, работы Альберта Бандуры представляют собой интересное и плодотворное новое веяние в длительной истории бихевиоризма.

studfiles.net

12. Социальный бихевиоризм Дж. Мида, д. Долларда, а. Бандуры и др

Ведущий теоретик социального научения А. Бандура считал, что наград и наказаний недостаточно, чтобы научить новому поведению: дети приобретают новые формы поведения благодаря имитации поведения взрослого и сверстников. Научение через наблюдение, имитацию и идентификацию является формой социального научения. А. Бандура основное внимание уделял феномену научения через подражание. По его мнению, для приобретения новых реакций на основе подражания не обязательно подкрепление действий наблюдателя или действий модели; однако подкрепление необходимо для того, чтобы усилить и сохранить поведение, сформированное благодаря подражанию. Научение посредством наблюдения важно потому, что с его помощью можно регулировать и направлять поведение ребенка, предоставляя ему возможность подражать авторитетным образцам. Люди учатся не только на опыте последствий своего поведения, но и наблюдая за поведением других людей и последствиями их поведения. Одно из проявлений имитации — идентификация — процесс, в котором личность воспроизводит мысли, чувства или действия другого, выступающего в качестве модели. Идентификация приводит к тому, что ребенок научается представлять себя на месте другого, испытывать сочувствие, соучастие, эмпатию к этому человеку.

Для теорий социального учения характерно изучение условий социализации детей. Приобщение детей к нормам и ценностям общества осуществляется, прежде всего, в семье. Моделями поведения для детей служат родители, выражая одобрение и нежность, налагая запреты и давая разрешения, наказывая за неприемлемое поведение. При этом наблюдение становится одним из средств социализации. Однако это не означает, что стоит детям увидеть, как поступают другие, и они усвоят определенные нормы поведения. Во многих случаях одного наблюдения, без дополнительных знаков одобрения или порицания со стороны родителей, бывает недостаточно.

Наблюдение наиболее эффективно при постоянстве поведения. Например, если родители периодически применяют грубые физические наказания, ребенок вряд ли станет сдерживать свою агрессивность и, вероятно, сочтет такой метод эффективным средством контроля над другими людьми. Но если дети не видят проявлений агрессивности в своей семье, они усваивают умение сдерживать гнев как наиболее оптимальную форму поведения.

Основой социализации является появление у младенца чувства привязанности. Наиболее сильная привязанность развивается у тех детей, чьи родители доброжелательны и внимательны к потребностям ребенка. Положительная оценка родителями качеств своих детей особенно важна в начальный период формирования самосознания. Если дети чувствуют, что любимы родителями, их самооценка будет положительной, и они будут уверены в своих возможностях.

Семья формирует личность ребенка, определяя для него нравственные нормы, ценностные ориентации и стандарты поведения. Родители используют те методы и средства воспитания, которые помогают ребенку освоить определенную систему норм, приобщить его к определенным ценностям. Для достижения этой цели они поощряют или наказывают его, стремятся быть образцом для подражания[4] .

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о