Содержание

Нидерландская буржуазная революция (кратко)

Нидерландская революция (Восьмидесятилетняя война) сыграла большую роль в истории, ознаменовав приход Нового времени.

Восстание соединяло в себе признаки освободительной, гражданской и религиозной войны. В результате этого события в Европе появилось государство с республиканской формой правления.

Условия и причины революции

В XVI веке Нидерланды представляли собой 17 провинций, занимающих территории современной Бельгии, Голландии, Люксембурга и части Франции.

Нидерланды стали частью великой империи Габсбургов во время правления испанского короля Карла V. Эта провинция давала почти половину дохода в казну империи. Выход к морю и речное сообщение позволяли Нидерландам вести обширную торговлю. Активно развивалось животноводство, сельское хозяйство, рыболовство, ремесленничество.

Система управления Нидерландов имела свои особенности.

Провинция управлялась штатгальтером ‒ наместником короля. Его власть поддерживали Государственный, Финансовый и Тайный советы. С 1559 г. штатгальтером Нидерландов стала Маргарита Пармская. Представительным органом были Генеральные штаты. В качестве местного самоуправления выступали магистраты. Большие города и провинции обладали определенными привилегиями и могли свои внутренние вопросы решать самостоятельно. То есть, централизованная власть здесь сочеталась с местной.

Развитие экономики и появление сильного класса буржуазии стало плодородным полем для развития идей Реформации. Лютеранство, кальвинизм и анабаптизм получили в Нидерландах большое распространение.

В целях борьбы с ересью испанский король учредил в провинции инквизицию. За одно лишь подозрение в инакомыслии людей пытали и предавали мучительной казни. Однако эти жестокие меры не могли остановить распространение новой религии.

При отречении от престола в 1555 г. Карл V передал своему сыну Филиппу Нидерланды в составе огромной габсбургской империи.

Жесткая политика нового государя по удержанию Нидерландов под господством Испании и в лоне католичества во многом сыграла свою отрицательную роль при развитии конфликта.

Отстаивая интересы Испании, Филипп II принял ряд непопулярных мер, навредивших экономическому и общественному развитию Нидерландов:

  • были установлены высокие пошлины на вывоз испанской шерсти, которая использовалась для производства тканей местными ремесленниками;
  • купцам из Нидерландов запретили торговать в американских колониях;
  • поскольку Испания находилась в состоянии войны с Англией, Нидерландам пришлось порвать с ней все торговые и иные связи;
  • объявление Испании неплатежеспособной принесло убытки ее кредиторам ‒ финансистам из Нидерландов;
  • армия испанцев после военных действий с Францией была расквартирована на землях Нидерландов и вела себя там, как на завоеванной территории, вызывая ненависть населения;
  • была попытка централизовать власть через преданных Филиппу членов Тайного совета;
  • в 4 раза увеличилось количество епископов с полномочиями инквизиторов. Количество казней еретиков резко возросло.

Все это вызвало недовольство не только у простого населения Нидерландов, но и у дворянства.

Формирование дворянской оппозиции

Первыми борцами с деятельностью Филиппа II были дворяне ‒ Вильгельм Оранский, адмирал Горн, граф Эгмонт.

Вопрос о выделении денежных сумм испанскому королю находился в ведении Генеральных штатов. Филипп созвал представительный орган в 1559 г., чтобы попросить средства на очередную войну с Францией. Он потребовал введения дополнительных налогов и предоставления единовременной выплаты в размере 3 миллионов флоринов. В конце своей речи король заявил о том, что не потерпит распространение ереси и будет бороться с ней до конца.

Тем временем, Вильгельм Оранский создал вокруг себя коалицию недовольного дворянства. По их мнению, интересы Нидерландов ущемлялись в угоду далекой Испании. Кроме того, дворянство сильно обнищало к этому времени. Сам Вильгельм Оранский имел огромные долги. Они требовали доступа к высшим государственным должностям и церковной реформы. Перераспределение монастырских земель и возможность назначения дворян на духовные должности сулили неплохие доходы. Пока же все это оставалось в ведении королевской власти.

Хотя Маргарита Пармская формально была штатгальтером Нидерландов, настоящую власть и влияние на короля оказывал ее советник кардинал Гранвела, известный своей жесткой позицией к инакомыслию и еретикам.

В 1563 г. высшее дворянство Нидерландов потребовало у короля отставки кардинала. Филиппу II пришлось сделать некоторые уступки. Через год он отозвал Гранвелу, и тот покинул Нидерланды.

В апреле 1566 г. 300 представителей местной знати подали Маргарите Пармской петицию с требованием восстановления местных вольностей и отмены преследования еретиков. Наместница не дала прямого ответа. Она пообещала, что сообщит их требования королю и на время приостановила работу инквизиции.

Обобщая, можно выделить следующие причины Нидерландской революции:

  • развитие производства и экономики Нидерландов, которые привели к усилению буржуазии как класса;
  • ослабление дворянства, недовольство знати политикой Испании;
  • распространение Реформации на территории Нидерландов;
  • недальновидная политика Испании по отношению к Нидерландам (высокие налоги, инквизиция, централизация власти, ущемление прав буржуазии и дворян).

Недовольство политикой Филиппа II росло не только среди дворян, но и у простого народа.

Начало революции. Иконоборческое восстание

Началом Нидерландской революции считается Иконоборческое восстание. Ему предшествовали несколько неурожайных лет. Цены на продовольствие сильно выросли. Усилилась деятельность протестантских священников, призывавших к борьбе с католическим идолопоклонством.

В августе 1566 г. в западной Фландрии началось массовое народное восстание. Разъяренный народ грабил католические храмы и монастыри. Все изъятые у церкви драгоценности отдавались местным властям. Основой восстания были простые люди ‒ крестьяне и ремесленники. Власти оказались не готовы к народному бунту. Восстание быстро распространялось с одного города на другой. Бунтари требовали свободы кальвинистского вероисповедания и заставляли магистраты заключать с ними соответствующие соглашения.

Все это напугало происпанские власти. Маргарита Пармская издала манифест, где обещала прекратить инквизицию, разрешить протестантские богослужения, амнистировать дворян.

К дворянству она обращалась в надежде, что они помогут установить в стране порядок.

Местное дворянство и руководители протестантов пошли ей навстречу. Вместе с испанскими солдатами знать активно стала подавлять восстание. А члены городских советов сами выдавали бунтарей властям. По всей стране начались массовые казни иконоборцев. Весной 1567 г. восстание было подавлено. Однако Филипп II не собирался прощать бунтовщиков. Он решил послать в Нидерланды войско под предводительством герцога Альбы.

Правление герцога Альбы

В августе 1567 г. герцог Альба с большим войском достиг Нидерландов. Он занял место штатгальтера вместо Маргариты Пармской, уехавшей в Италию. Герцог был жестокий, но преданный королю испанский гранд, фанатичный последователь католицизма. Он приехал в Нидерланды, чтобы с помощью армии и костров инквизиции уничтожить ересь и добиться выплаты денег для Испании.

Прослышав про приближение герцога, тысячи жителей Нидерландов покинули родину. Среди них оказались Вильгельм Оранский с братом Людовиком Нассауским.

Они уехали в свои германские владения.

Прибыв на место, новый наместник создал Совет по делу о мятежах, который сразу прозвали «кровавым». Он закрыл границы и расквартировал армию, которая обслуживалась за счет населения. Солдатам не возбранялось насиловать и грабить жителей. Сразу же начались аресты и казни. В 1567 г. были арестованы и позднее обезглавлены граф Эгмонт и адмирал Горн. Всего за время правления герцога Альбы казнили более 11 тысяч человек.

Весной следующего года Вильгельм Оранский предпринял попытку вторжения с наемными войсками, но был разбит испанцами.

Огнем и мечом герцог Альба стал насаждать католичество. Следующим его шагом было установление непомерных для страны налогов ‒ «алькабалы». Это было последней каплей для населения Нидерландов. Везде начались восстания. Народ убивал католических священников и испанцев. Партизаны прятались в лесах и оттуда осуществляли свои вылазки. На воде испанские корабли поджидали морские гезы. Нападали они и на прибрежные поселения.

Так захват гезами города Брила дал старт бунту в северных провинциях. В итоге против Филиппа II поднялись все Нидерланды.

В конце лета 1572 г. Генеральные штаты назначили Вильгельма Оранского наместником в Голландии и Зеландии. Осенью он вернулся в Нидерланды и возглавил восстание. Альба попытался военной силой подавить бунт, но у него ничего не вышло. После сдачи осажденного Лейдена, герцогу пришлось отступить.

Стало очевидно, что герцог не смог справиться со своей ролью, и Филипп II отозвал его c должности наместника.

«Гентское умиротворение»

Следующий штатгальтер Луис де Рекезенс был готов на уступки. Он объявил бунтарям амнистию и отменил вызвавший недовольство людей налог «алькабалу». Но народ уже не был готов к компромиссам. Луис де Рекезенс умер в 1576 г. После этого править Нидерландами стал Государственный совет. Наемники в армии испанцев давно уже не получали жалованья. Летом солдаты взбунтовались и направились на юг. По дороге они сжигали и грабили деревни, убивая жителей.

Тогда восстали Брабант и Фландрия. Бунтари взяли под стражу служивший испанцам Государственный совет. Генеральные штаты стали править страной и срочно собирать свою армию.

Осенью 1576 г. испанской армией был практически уничтожен Антверпен. После этого ужасного события все провинции Нидерландов подписали соглашение, которое принято называть «Гентское умиротворение».

По нему Филипп II оставался правителем Нидерландов, провозглашался кальвинизм на севере и католичество в Южных Нидерландах. Мятежникам даровалось прощение. Законы и конфискации герцога Альбы, а также эдикты инквизиции отменялись. То есть, предлагалось сохранить единство страны под властью Испании взамен на некоторые уступки.

Этот документ приходил к некоему компромиссу, но не разрешал главного:

  • не решался окончательно религиозный вопрос
  • сохранялась власть Филиппа II;
  • не были восстановлены привилегии местной власти.

Заключение «Вечного эдикта»

Филипп II назначил следующим штатгальтером Нидерландов своего сводного брата Хуана Австрийского. После вступления в должность наместника, им был подписан «Вечный эдикт». По этому документу дон Хуан признавал «Гентское умиротворение» и брал на себя обязательство вывести армию из страны.

Однако дон Хуан до последнего противился выводу войск, с помощью которых он мечтал подчинить полностью Нидерланды. Авторитет его как наместника падал. Вскоре Голландия и Зеландия отказались от исполнения «Вечного эдикта».

С небольшим войском Хуан Австрийский занял Намюр. В январе 1578 г. он смог захватить г. Исимбле, а затем Беннегад, Брабант, Фландрию. Однако Филипп II не поддержал его ни деньгами, ни армией. В конце концов 1 октября 1578 г. Хуан Австрийский умер от болезни в военном лагере.

Политика Алессандро Фарнезе

В ноябре 1578 г. наместником Нидерландов был назначен сын Маргариты Пармской Алессандро Фарнезе. Будучи искусным политиком и дипломатом, он сумел склонить южные земли на сторону Филиппа II, посеяв раздор между югом и севером.

Фарнезе смог убедить южные провинции заключить с ним сепаратный мир «Арраскую унию», по которой господствующей религией объявлялся католицизм, и сохранялась власть Филиппа II. Взамен Фарнезе обещал вывести войска.

В противовес, в северной части страны была принята «Утрехтская уния». В ней провозглашалась война с Испанией до победы. Так зародилось новое государство.

В июле 1581 г. Вильгельм Оранский был назначен штатгальтером Северных штатов. Также был подписан акт, низлагающий Филиппа II.

Между тем, в южных землях Алессандро Фарнезе уничтожил последние оплоты повстанцев. Он провел несколько удачных военных операций, покорив Брюссель, Гент, и Антверпен. Таким образом, южная часть Нидерландов осталась под властью Испании.

Образование Республики Северных провинций

После убийства Вильгельма Оранского в 1584 г. место предводителя северных земель занял его сын Мориц Нассауский.

Поначалу Северные штаты пытались найти себе правителя в других государствах, но эти попытки оказались неудачными. Так что в 1588 г. власть перешла к Генеральным штатам. Так была создана Республика Соединенных провинций. В ней провозглашалась свобода вероисповедания. Каждая провинция сохраняла независимость в своих внутренних делах. Учреждались две главные должности: великий пенсионарий, занимавшийся дипломатией и административными делами, и штатхаудер, командующий армией.

Штатхаудером стал Мориц Нассау. Он вернул захваченные испанцами территории республики и начал военные действия на юге.

Республика соединенных провинций с Испанией заключили Двадцатилетнее перемирие в 1609 г. Северной республике давалась независимость. Наконец наступила победа северных Нидерландов.

Это противостояние возобновилось во время Тридцатилетней войны 1618 ‒ 1648 гг. Однако и тут Испания проиграла и повторно признала свободу северных территорий по Мюнстерскому миру. Восьмидесятилетняя война закончилась.

Итоги Нидерландской революции:

  • в Европе образовалась республика Соединенных провинций;
  • в ней основной религией провозглашался кальвинизм;
  • создавались все предпосылки для становления буржуазии и перехода к капиталистическим отношениям;
  • было положено начало формирования нидерландцев как единой нации;
  • создание республики привело к расцвету культуры Нидерландов в 17 веке.

Хотя итоги Нидерландской революции считаются двойственными из-за того, что победу над испанцами одержала лишь часть населения страны, все же нельзя не отметить то, что это событие оказало огромное влияние на всю Европу и обозначило зарождение нового мирового экономического порядка.

Нидерландская буржуазная революция XVI века

Нидерландская буржуазная революция XVI века

Результаты Нидерландской буржуазной революции и ее исторические особенности. Нидерландская буржуазная революция 16 века нанесла удар по испанскому абсолютизму, открыв эпоху победоносных буржуазных революций в Европе. Итогом ее было свержение испанского владычества и образование первой в Европе буржуазные республики. Нидерландская буржуазная революция происходила в ранний, мануфактурный период развития капитализма, когда классовый антагонизм нарождавшейся буржуазии к дворянству и абсолютизму полностью не созрел, что повлияло на ее результаты. Революция победила лишь на севере страны, где для этого сложились наиболее благоприятные социально-экономические и политические условия. Южные Нидерланды остались в руках испанцев. В связи с этим не нашла разрешения и проблема национальной консолидации Нидерландов, а граница республики прошла по географическому (река Маас), а не по национально-языковому рубежу. Народные массы сыграли решающую роль в свержении испанского абсолютизма, но в силу своей недостаточной зрелости и неорганизованности они не смогли наложить демократического отпечатка на произведенные преобразования, не выдвинули вождей общенационального масштаба; самостоятельная роль народных низов была еще очень невелика. Крупная торговая буржуазия, наиболее сильная экономически, узурпировала политическую власть, что имело решающее значение для последующих судеб страны (см. в ст. Нидерланды).

А. Я. Чистозвонов. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН — ПЕРГАМ. 1967.

 

Вернуться на главную страницу (Нидерландской буржуазной революции XVI века)

Предпосылки революции и складывание революционной ситуации.

Начало революции и войны за независимость (1566-1567).

Террористический режим герцога Альбы.

Восстание 1572 года и зарождение буржуазной республики на Севере (1572-1576).

Восстание 1576 года на юге и борьба народных масс за углубление революции.

Укрепление власти богатого купечества и образование Республики Соединенных провинций; поражение революции на юге (1579-1585).

Война Соединенных провинций с Испанией за упрочение независимости (80-е годы 16 века — 1609 год).

Результаты Нидерландской буржуазной революции и ее исторические особенности.

Историография Нидерландской буржуазной революции.

Источники.

 

Нидерландская буржуазная революция

Предпосылки и начало революции.

Раннее развитие капитализма, гнет феодальной Испании сделали Нидерланды очагом первой европейской буржуазной революции.

В первой половине XVI в. Нидерланды находились в составе Габсбургской монархии Карла V, а после его отречения вошли во владения Филиппа II. Экономика страны служила поддержкой испанской короны, а ее территория — плацдармом для войн Испании против Франции и немецких князей.

Выгодное положение Нидерландов на торговых путях, отсутствие крепостного права способствовали развитию торговли, мануфактурного производства, товарно-денежных отношений. Происходили глубокие социальные перемены. Из богатых горожан — купцов, ростовщиков, отчасти цеховых мастеров — формировалась буржуазия. Приспосабливалось к новым условиям дворянство, вставшее на путь предпринимательской деятельности. Сложилась небольшая, но экономически сильная прослойка фермеров, нанимавших батраков.

Разорявшиеся ремесленники, потерявшие землю крестьяне превращались в наемных рабочих.

В Нидерландах из-за непомерно высоких налогов, вызванных разорительными войнами Испании с Францией, пренебрежением экономических интересов местного населения, стало назревать общее недовольство. Гнет испанских феодалов тормозил развитие капиталистического производства, мешал буржуазии богатеть. Провинции и города, сохранившие свои вольности, ревниво их оберегали от произвола испанской администрации и на этой почве часто возникали конфликты. Аресты и публичные казни сторонников Реформации вызывали протесты со стороны всех социальных слоев. Объявление испанского правительства о государственном банкротстве привело к огромным убыткам нидерландских финансистов. Осложнилась торговля с Англией из-за обострения испано- английских отношений, что вызвало сокращение экспорта английской шерсти и оставило без работы тысячи людей. Нидерландским купцам запрещался доступ в испанские колонии.

В этих условиях возникла дворянская оппозиция, объединявшая обедневшие слои, рассчитывавшие поправить свое финансовое положение за счет конфискации земель и имущества католической церкви, опоры испанской монархии. Дворяне приступили к созданию своего союза для организации сопротивления и формирования армии. Недовольство царило среди буржуазии, экономические интересы которой ущемлялись. Среди населения широко распространялись антикатолические вероучения, особенно кальвинистского толка. Вспыхивали голодные бунты низов.

В августе 1566 г. вооруженные люди стихийно, а местами подстрекаемые кальвинистами начали погром церквей, уничтожение икон, статуй святых и других предметов католического культа. Иконоборческое движение стало началом Нидерландской революции. Восставшие уничтожали церковные поземельные грамоты, разгоняли священников. Успех восстания мог быть закреплен в условиях сплочения антииспанских сил, однако размах движения испугал не только правительство, но и имущие слои. Между ними было достигнуто соглашение о смягчении инквизиции, разрешении проповедей кальвинистов. Дворяне объявили о роспуске своего союза. Движение, лишенное руководства, к весне 1567 г. было подавлено. Завершился начальный этап революции.

Для усмирения Нидерландов сюда из Испании были направлены отборные войска во главе с герцогом Альбой. Испанские солдаты разместились во всех пунктах. Для борьбы с недовольными Альба создал «Совет по делам о беспорядках», который сурово расправлялся с местным населением. Тысячи людей, среди которых были богатые купцы и знатные дворяне, были казнены. Имущество казненных конфисковывалось и поступало в королевскую казну. Вводились новые налоги. Многие жители вынуждены были покинуть страну, спасаясь бегством в Англию. Всего в период режима Альбы было подвергнуто репрессиям свыше 11 тыс. человек. Террор испанских властей вызвал мощное движение сопротивления.

В лесах провинций Фландрии и Эно развернулось партизанское движение. Вооруженные отряды, прозванные «лесными гезами», нападали на небольшие группы испанских солдат, убивали священников- шпионов и других пособников чужестранцев. В прибрежных районах Голландии и Зеландии развернули борьбу «морские гезы». Они нападали на испанские суда, совершали налеты на прибрежные гарнизоны и портовые города.

В 1571 г. Альба ввел налог-алькабалу, приведший к кризису экономики. Закрывались мануфактуры, лавки, разорялись банки. В стране вновь обострилось положение, чем умело воспользовались «морские гезы».

Восстание 1572 г. и зарождение республики на севере Нидерландов.

1 апреля1572 г. караван «морских гезов» овладел г. Брилем, расположенным в дельте Рейна, что послужило сигналом к началу всеобщего антииспанского восстания в северных районах. Население повсюду изгоняло испанцев. Возглавили восстание буржуазные слои и некоторые кальвинистские дворяне, выступавшие за независимость. Размах восстания заставил герцога Альбу действовать решительно, бросить против повстанцев все силы. Однако они стали применять метод затопления водой территорий, занятых испанцами. Популярным стал лозунг «Лучше потопить землю, чем потерять ее». В страхе перед наступающим морем испанцы обращались в бегство. Герцог Альба, не добившийся успеха, был отозван в 1573 г. в Испанию. Его преемник также не смог переломить ситуацию. Испанские войска, не получавшие годами жалованья, весной 1576 г. подняли бунт, покинули северные районы и обрушились на южные села и города, грабя и терроризируя население. Ответом стала мощная освободительная война, распространившаяся по всей стране. Везде шло изгнание испанцев и их пособников, вводились новые порядки, восстанавливались привилегии, отмененные Альбой. В октябре 1576 г. в г. Генте были созваны Генеральные штаты, в которых заседали депутаты от патрициата (наиболее знатные и богатые горожане), купечества, католического духовенства. Генеральные штаты разработали соглашение, получившее название «Гентское умиротворение». В нем отразились расстановка политических сил, устремления тех социальных слоев, которые не желали углубления революции и освободительной войны.

«Гентское умиротворение» предусматривало вывод испанских войск, отмену преследований сторонников реформационного движения, освобождение лиц, арестованных Альбой, компенсацию тем, чье имущество было конфисковано испанцами. В то же время Нидерланды оставались в составе Испании, отклонялись требования конфискации церковных земель. На основе этого соглашения был подписан с Испанией «вечный эдикт», вероломно нарушенный ею в скором времени в целях восстановления прежних испанских порядков. Борьба вспыхнула с новой силой.

В 1579 г. северные провинции — Голландия, Зеландия, Фрисландия и Утрехт, к которым присоединились крупные города Фландрии и Брабанта, подписали текст Утрехтской унии. Уния, не отвергая «Гентского умиротворения», выдвинула задачу борьбы до победного конца — полное освобождение страны от испанского господства. В ней в общем виде были сформулированы основы политического устройства Нидерландов как свободной республики.

Опасаясь того, что переход к республике поднимет инициативу низов, правящие буржуазные круги предприняли ряд мер по предупреждению такой возможности. Было подавлено демократическое движение в Генте, на севере — крестьянское восстание. После этих мер 25июля1581 г. северные провинции объявили о низложении испанского короля Филиппа II и образовании нового государства — Голландской республики, в которую вошли семь провинций. Однако война с Испанией продолжалась еще долгие годы. Молодая республика вела ее в союзе с Францией и Англией. Талантливый голландский полководец Мориц Нассауский смог перенести военные действия на территорию Южных Нидерландов. Военно-морские силы Голландии успешно действовали на морских коммуникациях и в испанских колониях. Только в начале XVII в. обнаружился перевес Голландии и ее союзников над Испанией, что заставило последнюю начать переговоры о мире. Подписанный в 1609 г. договор признавал независимость Республики Соединенных провинций (Голландии), ее право вести торговлю с португальскими колониями в Ост- Индии. Южная часть Нидерландов оставалась под властью Испании и стала называться Католическими или Испанскими Нидерландами. Устье р. Шельды закрывалось для торговли, что обрекало Антверпен на экономический упадок, а Амстердаму принесло небывалый расцвет.

В результате буржуазной революции, тесно переплетавшейся с освободительной борьбой и проходившей под знаменами Реформации, была расчищена дорога капитализму в Голландии, которая стала самой свободной страной в Европе. Республиканский строй, веротерпимость, высокая грамотность, наличие университетов привлекали сюда многих ученых, писателей, художников, общественных деятелей. Они находили здесь убежище в период религиозных войн и гонений.

Первая революция | Монопольное право на новое: VIKENT.RU

Всенародное освободительное движение привело к тому, что к 1579 г. испанцы были полностью изгнаны из Северных провинций и на основании Утрехтской унии произошло объединение пяти провинций — Голландии, Зеландии, Гердерланда, Утрехта и Фрисландии — в единое государство — Республику Соединенных провинций. […]

Борьба с Испанией наложила отпечаток на все стороны жизни нидерландского народа и явилось мощным импульсом для развития экономики, внешних сношений страны, её культуры и науки, знаменовала победу нового, более прогрессивного капиталистического способа производства над старым, отживающим свой век феодальным. И в период войны с испанцами, и позже многочисленные героические эпизоды этой борьбы послужили основой развития народного искусства. […]

Однако действительную независимость и официальное признание республика получила лишь после подписания с Испанией в 1648 году Вестфальского мира.

Образование и утверждение Республики Соединенных провинций было результатом первой в мире буржуазной революции, с победой которой начался золотой век в истории Нидерландов.

Восстановив разрушенное войной хозяйство, молодая республика быстро превратилась в крупнейшую торговую, промышленную и колониальную державу.

К середине XVII века, когда ещё почти во всей Европе господствовал феодальный строй, Нидерланды, по определению Карла Маркса, уже представляли собой образцовую капиталистическую страну.

Вокруг них завязывался один из узлов европейской борьбы за лидерство. Нидерланды, флот которых в то время вдвое превышал флоты Англии и Франции, вместе взятые, активно включились в поиски новых торговых путей, а самое важное — в ожесточённую борьбу за колониальный раздел и передел мира.

Колониальные захваты Нидерландов, составлявшие основу так называемого первоначального накопления капиталов, покоились на грубейшем насилии, прямом грабеже и порабощении местного населения колоний. Колониальные захваты осуществлялись Ост-Индской компанией, образованной в 1602 г.

Эта компания пользовалась монополией торговли от мыса Доброй Надежды до мыса Горн, обладала правом объявления войны и заключения мира, могла строить города и крепости, чеканить монету, производить гражданский и уголовный суд, назначать чиновников, заключать договоры с туземными властями — и все это от имени Генеральных штатов.

Это было государство в государстве. Через Ост-Индскую компанию голландцы проникают в Индию, на Цейлон, в Китай, Японию, Южную Африку.

Однако наиболее ценным их приобретением явилась Индонезия, у берегов которой первое судно голландцев появилось в июне 1596 г.

В 1622 г. монопольное право на торговлю с вновь открытыми странами в Америке получает Нидерландская Вест-Индская компания, которая захватила колонию в Северной Америке с центром в Новом Амстердаме (ныне — Нью-Йорк), перешедшую затем к англичанам, Антильские острова, Суринам и (на непродолжительное время) Бразилию.

Главная цель Вест-Индской компании заключалась не в колонизации и торговле, а в каперстве, т. е. в захвате испанских и португальских судов. Довольно прибыльным занятием явилась и работорговля, в которой голландцы были пионерами. За рабов они получали золото, а также соль для засолки сельдей, что было для них ещё важнее.

Колониальная экспансия Нидерландов, продолжавшаяся в течение всего XVII века и способствовавшая накоплению огромных капиталов, имела большое значение для ускоренного экономического подъема страны. Быстро развиваются промышленность, судоходство, рыболовство, внешняя торговля. Амстердам превращается в центр и посредника мировой торговли и валютно-кредитных операций. В страну потекли огромные суммы денег, несущие на себе следы крови и запах пота миллионов и миллионов людей, живущих в обширной колониальной империи. […]

Издавна известна практичность голландцев. Именно эта черта их характера помогла стране пройти через многие испытания. Она же руководила Питером Минейтом, когда более 300 лет назад он купил у индейцев Америки остров в обмен на товары общей стоимостью 60 гульденов. Этот остров известен ныне всем как Манхэттен, центр нынешнего Нью-Йорка.

Бусыгин А.В., Нидерланды, М., Мысль, 1986 г., с. 30-32 и 55.

1. НИДЕРЛАНДСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. История Средних веков. Том 2 [В двух томах. Под общей редакцией С. Д. Сказкина]

1. НИДЕРЛАНДСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Нидерланды к началу XVI в.

Нидерланды –область в низовьяхрек Мааса, Рейна и Шельды, вдоль побережья Северного моря. В XIV – XV вв. большинство расположенных на этой территории графств, герцогств и сеньорий, находившихся, как правило, в ленной зависимости от Священной Римской империи или от Франции, были объединены под властью герцогов Бургундских. В 1477 г . герцог Карл Смелый, воевавший с Францией и швейцарскими кантонами, погиб в битве при Нанси, а войско его было разбито. Чтобы получить поддержку в борьбе с Францией, его наследница Мария Бургундская вступила в брак с Максимилианом Габсбургским, который впоследствии стал германским императором. Так Нидерланды попали под власть австрийских Габсбургов. В дальнейшем Габсбурги приняли все меры, чтобы, поставив Нидерланды в особое положение внутри империи, фактически превратить их в свои наследственные владения, распространяя свою власть на все новые и новые области [(в 1523 г . – Фрисландию, в 1528 г . – Утрехт и Оверэйссел, в 1536 г . – Хронинген и Дренту, в 1543 г .-Гелдерн (Хелдер)]. Эти присоединения были подтверждены Аугсбургским миром 1548 г ., по которому империя брала Нидерланды под свое покровительство на условиях уплаты ими практически символической квоты общеимперского налога. Ленные связи с империей, и то в слабой форме, сохраняли лишь Гелдерн, Утрехт и Оверэйссел. «Прагматическая санкция» 1549 г . установила неделимость семнадцати провинций Нидерландов при наследовании их последующими суверенами. Этими провинциями были: Артуа, Эно (Геннегау), Люксембург, Намюр, Фландрия, Брабант, Лимбург, Турне, Мехельн, Французская Фландрия (Лилль, Орши, Дуэ), Зеландия, Голландия, Утрехт, Фрисландия, Гелдерн (Хелдер), Хронинген, Оверэйссел (с Дрентой). Церковная Льежская область пользовалась особым правовым статусом.

В политическом устройстве Нидерландов шла борьба двух направлений. С одной стороны, существовал правительственный аппарат во главе с императором, а позднее королем Испании и специальным »фландрским советом» при нем. Практически же Нидерландами обычно управлял наместник (генеральный статхаудер). При наместнике имелись три совета с совещательными правами – государственный, состоящий из крупнейших вельмож, где обсуждались все важнейшие дела; ведавший финансово-податными вопросами, и тайными, занимавшийся подготовкой законопроектов, важных административных распоряжений, а также рассматривавший апелляции, поданные на имя наместника. В последних двух советах должности замещались в основном королевскими легистами и образованными выходцами из служилого дворянства. Центральным судебным органом был Главный совет, заседавший в городе Мехельне. Наместнику подчинялись также статхаудеры провинций, обладавшие на местах значительной военно-административной властью. Весь этот централизованный аппарат чем дальше, тем больше набирал силу, унифицировал законы, налогово-податную и судебно-административную системы, вмешивался в дела местного самоуправления, осуществляя волю монарха и его наместника. Централизация политической и экономической жизни, которая достигалась при этом, служила реакционной цели порабощения Нидерландов иноземными династами.

С другой стороны, в Нидерландах существовали унаследованные от времени сословной монархии представительные учреждения – Генеральные и «земельные» штаты, важнейшей прерогативой которых было вотирование налогов, испрашивавшихся властями. Кроме того, в городах и местечках имелись самоуправления (магистраты), где господствовали патриции, бюргеры, богатые купцы, а каждая провинция и город обладали своими особыми вольностями, привилегиями и автономией, неприкосновенность которых они настойчиво защищали от произвола властей. Поэтому монарх в Нидерландах был несколько ограничен в своих действиях.

Нидерланды были очень важны для Карла V. В середине XVI в. они вносили в казну 2 млн. гульденов ординарных налогов, тогда как Италия давала 1 млн., а Испания и ее колонии-по OJ5 млн. Ниопераций против Франции и некоторых немецких князей. Определенные выгоды извлекали из своей принадлежности к владениям Карла V и Нидерланды: их» купцы и мануфактуристы получали обеспеченные рынки сбыта на подвластных Карлу V территориях, доступа колонии и защиту своих торговых интересов в иноземных странах.

Однако уже во второй половине царствования Карла V бесконечные вымогательства налогов, разорительные династические войны, пренебрежение хозяйственными интересами страны подрывали экономику и финансы Нидерландов, вызывали острое недовольство. Назревавший общий конфликт имел и более глубокие причины, чем непопулярность политики Карла V; они коренились в самом характере социально-экономического развития Нидерландов.

Буржуазная революция в Нидерландах.

«Восьмидесятилетняя война». (1568 — январь 1648)

1. Буржуазная революция в Нидерландах. «Восьмидесятилетняя война».  (1568 — январь 1648).

Буржуазная революция в
Нидерландах.
«Восьмидесятилетняя
война».
(1568 — январь 1648).
Выполнила: Ауталипова Г.М
Группа И-31

2. КарлV:

Годы жизни:(1500 года — 21 сентября 1558).
Пытался под знаменем католицизма создать
КарлV: «мировую христианскую державу»
В 1556 году Карл передал
трон своему сыну Филиппу
II. Карла, несмотря на
суровые методы,
рассматривали в качестве
правителя, который нужен
Нидерландам. Филипп же
вырос в Испании и не
говорил ни по-нидерландски,
ни по-французски. Во время
царствования Филиппа
положение в Нидерландах
обострилось из-за более
высокого налогообложения,
подавления протестантизма
и централизации власти.
Растущий конфликт достиг
точки кипения и, в конечном
итоге, привел к войне за
независимость.

3. Филипп II (1527-1598). Усилил гнёт в Нидерландах. Поддерживал инквизицию.

В 1561 году инквизиция
приговорила всех жителей
Нидерландов к смерти как
еретиков.
Жители Нидерландов «недосожжённые»

4. Предпосылки освободительной войны в Нидерландах в XVI в.

1
Непомерные налоги затрудняли ведение хозяйства.
2
Вето на торговлю нидерландских купцов с
испанскими колониями в Америке.
3
Натянутые отношения Испании с Англией
отсутствие
дешёвого сырья (шерсти) для нидерландских
мануфактур.
4
40 % пошлина на испанскую шерсть, импортируемую в
Нидерланды.
5
Сосредоточение власти в руках тайного совета при
испанском наместнике.

5. Рост недовольства господством Испании в Нидерландах.

Слои населения,
недовольные засильем
испанцев.
Причины недовольства.
Богатая буржуазия и
зажиточные горожане.
Недовольство запретом
исповедовать
кальвинизм.
Повышение налогов.
Купцы и наемные
рабочие.
Запрет торговли с Англией,
повышение пошлин на ввоз
шерсти из Испании
Знать и дворянство.
Отстранение от управления
государством и
прекращение призывов в
армию.

6. Штатгальтер — Маргарита Пармская и её советник Гранвель.

Борьба с испанцами.
Гёзы (нищий).
Прозвище
народных
повстанцев.
Лесные гёзынападали на
испанцев на
суше.
Морские –
топили
испанские
суда, вели
военные
действия на
побережье.
Вильгельм
Оранский.
Вокруг него
объединялись
дворяне.
Набирал
наёмников для
борьбы с
испанцами.

8. Вильгельм Оранский, Горн, Эгмонт.

9. Ход Нидерландской буржуазной революции.

Год.
Событие.
1566
Начало иконоборческого движения.
1567
Войска герцога Альбы вступили в Брюссель.
1572
Начало войны между Нидерландами и Испанией.
1572
Морские гёзы захватили Бриль.
1572
Осада испанских войск Харлема.
15731574
Героическая оборона Лейдена.
1579
Утрехтская уния (договор о создании единого
государства)
1581
Низложение Филиппа II
Оранский.
1588
7 провинций создали Республику Соединённых
провинций.
1609
Перемирие Испании и Голландии, признание
штатгальтер Вильгельм
Атмосфера в Нидерландах была
напряжённой в связи с восстанием
лидеров кальвинистов, голода после
неурожая в 1565 году и экономических
трудностей в связи с Северной войной. В
начале августа 1566 года монастырская
церковь в Стеенворде во Фландрии (в
настоящее время в Северной Франции)
была разграблена под
предводительством проповедника
Себастьяна Матте. За этим инцидентом
последовал ряд аналогичных
беспорядков во Фландрии и вскоре
Нидерланды стали ареной массового
иконоборческого движения
кальвинистов, которые врывались в
церкви и другие религиозные здания,
оскверняли и разрушали статуи и
изображения католических святых по
всей стране.

11. Иконоборческое движение

12. Волнения в Антверпене в 1566 (во время иконоборческого движения)

13. Герцог Альба. (1755-1776) испанский государственный деятель и военачальник эпохи Контрреформации, 3-й герцог Альба-де-Тормес, 4-й маркиз де Кориа,

Герцог Альба.
(1755-1776)
испанский
государственный
деятель и
военачальник эпохи
Контрреформации,
3-й герцог Альба-деТормес, 4-й маркиз
де Кориа, 3-й граф
де Сальватьерраде-Тормес, 3-й граф
де Пьедраита, 8-й
сеньор де
Вальдекорнеха,
Гранд Испании и
кавалер Ордена
Золотого Руна.

14. Зверства испанцев после взятия Харлема в 1573 г.

15. Отступление испанцев из Брабанта в 1577 г.

16. Казнь графа Эгмонта и адмирала Горна.

17. Мюнстерский мир признание независимости Голландии.

18. Итоги буржуазной революции.

Нидерланды – независимое государство с республиканской
формой правления
Свобода вероисповедания.
Уничтожены препятствия для духовного и экономического
развития.
Голландия- самая экономически развитая страна в Европе.

19. Строительство верфи в Амстердаме.

• Голландский
мореплаватель
Абель Тасман.
В 1642 – 1644 гг.
исследовал Австралию,
Новую Зеландию. Один
из островов в Тихом
океане назвали
Тасманией.

21. Мир

30 января 1648 года война закончилась подписанием
Мюнстерского договора между Испанией и
Нидерландами. 15 мая 1648 года в Мюнстере стороны
обменялись ратифицированными копиями договора.
Этот договор являлся частью европейского
Вестфальского мира, завершавшего Тридцатилетнюю
войну. В договоре баланс сил в Западной Европе был
приведён в соответствие с реальной расстановкой сил,
то есть де-юре Нидерландская Республика была
признана в качестве независимого государства и
сохранила контроль над территориями, завоёванными
на поздних этапах войны. Мир не был долговечным,
возникли новые мировые державы.
Уже в 1652 году, через четыре года после подписания
мира, Нидерландская и Английская республики
начали новую войну.

22. Список литературы


Чистозвонов А. Н. Нидерландская буржуазная
революция XVI века — М.: Издательство АН СССР,
1958.
История политических и правовых учений: Учебник /
Под ред. О. Э. Лейста — М.: Юридическая
литература, 1997. — 576 с. — ISBN 5-7260-0879-0. —
Гл. 9. Политические и правовые учения в Голландии
и Англии в период ранних буржуазных революций.

Причины и последствия буржуазной революции в Голландии

 

Федеральное государственное образовательное бюджетное

учреждение

высшего образования

«Финансовый университет

при Правительстве Российской Федерации»

(Финуниверситет)

Санкт-Петербургский филиал Финуниверситета

Финансово-экономический факультет

Направление «Менеджмент»

Профиль «Управление проектами»

Кафедра «Информатика, математика

и общегуманитарные науки»

РЕФЕРАТ

По дисциплине «История»

На тему: «Причины и последствия

буржуазной революции в Голландии»

   

                                                                                                    Выполнила студентка 1 курса

                                                                                                    группы СПБ18-1Б-МН03,

                                                                                                    формы обучения очной

                                                                                                               Шароглазова С. В.        

                                                                                                                                                            (Ф.И.О. студента)

                                                                                                     Проверила:

                                                                                                               к.и.н., Бурова А.Ю.        

                                                                                                                                                (Ф.И.О., ученая степень, звание)

Санкт-Петербург, 2018

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………..…………………3

ГЛАВА 1. Ход Нидерландской революции ……….………………………………6

  1. Предыстория………………………………….. …………..…………………….6

1.2 Причины и ход революции………………………………………………………8

ГЛАВА 2. Завершение буржуазной революции…………………………………. .14

2.1 Завершающий этап ………………………………….…………………………14

2.2 Результаты и особенности революции………………………………………..15

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………..………………………………17

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ……………..…………………18

ВВЕДЕНИЕ

    Нидерландская буржуазная революция  16 века является  революцией Семнадцати провинций, которые боролись за независимость от господства Испании. Она продолжалась с 1566 по 1609 годы. Период 1609 – 1648 годов рассматривается как освободительная война. Буржуазная революция в Голландии интересна тем, что является одной из первых буржуазных революций в Европе.  В результате Нидерландской буржуазной революции была признана независимость Семи Соединённых Провинций. Области,  которые сейчас называются Люксембург и Бельгия (те из Семнадцати провинций, оставшиеся под правлением Габсбургов), получили название Южных Нидерландов. Первым лидером революции был Вильгельм I Оранский. Нидерландская революция стала одним из первых успешных расколов в Европе и привела к появлению первых современных европейских республик. Голландская республика во время революции крепла и  росла, становясь мировой силой благодаря своей развивающейся экономике, науке, культурному росту и торговым судам.  

    Южные Нидерланды (сейчас это Люксембург, Бельгия, северная Франция) какое-то время оставались под властью Испании. Однако длительное угнетающее господство Испании на юге стало причиной бегства финансовой, интеллектуальной и культурной элиты на север, что поспособствовало успеху Голландской республики. К концу войны в 1648 году большая территория Южных Нидерландов была захвачена Францией, которая под руководством кардинала Ришельё и Людовика XIII воссоединилась с Голландской республикой в борьбе против Испании в 1630-ых годах.

социальный анализ • Международный социализм

Тем, кто следил за этим журналом на протяжении многих лет, вряд ли есть необходимость объяснять важность для марксизма изучения феномена, называемого «буржуазными революциями». 1 Среди авторов журнала можно найти некоторых выдающихся ученых, в основном в области гражданской войны в Англии. Главным из них, конечно же, был покойный Брайан Мэннинг. Этот журнал также защищал концепцию буржуазной революции как от ревизионистских атак, которые стремятся выбросить ее на свалку истории в целом, 2 , так и против тех, кто работает в школе Роберта Бреннера, кто хочет радикально отделить буржуазные революции от переходного периода. от феодализма к капитализму. 3

Голландское восстание 16-го века, вероятно, наиболее игнорируемая из «классических» буржуазных революций. Но так было не всегда. В годы, непосредственно предшествовавшие Французской революции, Голландское восстание даже стало чем-то вроде « причина ». Иоганн Вольфганг фон Гете написал пьесу « Egmont » о двух главных персонажах, участвовавших в борьбе за независимость против испанских Габсбургов. Людвиг ван Бетховен написал свою увертюру «Эгмонт».А Фридрих Шиллер даже написал историю голландского восстания. 4

В этом, как и во многих других отношениях, Карл Маркс и Фридрих Энгельс следовали своим просветительским предшественникам. Хотя они сделали лишь небольшое количество разрозненных замечаний о голландском восстании и Голландской республике, ясно, что они рассматривали восстание как один из решающих моментов исторического подъема буржуазии. В 1848 году Маркс писал: «Образцом революции 1789 года была (по крайней мере, в Европе) только [английская] революция 1648 года; что для революции 1648 г. только восстание Нидерландов против Испании ». 5 И в первом томе Capital Маркс классно описал Голландскую республику как «образцовую капиталистическую нацию 16 века». 6

Однако в социалистической историографии ХХ века преобладающее мнение рассматривало английскую революцию как первую настоящую буржуазную революцию, а голландское восстание — как в лучшем случае довольно причудливую прелюдию. Эрик Хобсбаум повлиял на многих своим аргументом, что Нидерланды после восстания остались «во многих отношениях экономикой« феодального бизнеса »; Флоренция, Антверпен или Аугсбург в полунациональном масштабе ». 7 Совсем недавно Эллен Мейксинс Вуд выдвинула очень похожий аргумент, заявив, что «Голландская республика пережила свой золотой век не как капиталистическая экономика, а как последнее и наиболее высокоразвитое некапиталистическое коммерческое общество». 8 Если конечным результатом восстания не было буржуазное общество, то разговоры о голландской буржуазной революции становятся бессмысленными.

Восточноевропейские «коммунистические» историки действительно утверждали, что голландское восстание было буржуазным, но разработали отдельную историческую категорию для потрясений 16 века, назвав их «раннебуржуазными революциями». 9 В некотором смысле это была сталинская «теория стадий», спроектированная в обратном направлении, создавая искусственный разрыв между жестко разделенными фазами развития буржуазии. Этот подход измерял каждое событие против Французской революции как священной модели для всех буржуазных революций до и после 1789 года.

До сих пор эти аргументы систематически не опровергались. Крошечный массив литературы с марксистской точки зрения действительно существует, но он почти не оставил след в огромном объеме исторических работ о голландском восстании. 10 Единственное заметное исключение — это книга немецкого социал-демократа в изгнании Эриха Куттнера, что переводится как «Год голода 1566». 11 Это была не первая попытка описать действия и мотивы низших классов во время начального акта революции — ярости иконоборчества 1566 года, — но она была самой серьезной на сегодняшний день. К сожалению, каким бы большим ни был его вклад, он испорчен грубым материализмом, сделавшим его легкой добычей для критиков. Он часто, кажется, рассматривает события 1566 года как полупролетарское восстание, вызванное зерновым кризисом и направленное буржуазией на нападение на церкви.Это не только анахронический взгляд на социальные отношения 16-го века, но и мало справедливого по отношению к глубоким идеологическим потрясениям, которые помогли сформировать события, не в последнюю очередь среди низших классов.

Несмотря на эти недостатки, немногие историки сейчас отрицают главный аргумент Каттнера о том, что «экономика» была фактором в развитии восстания. Однако многие поступили так же, как Ван Ниероп, который относит экономическое происхождение и социальные вопросы к второстепенным факторам среди множества причин. 12 Таким образом, изучение голландского восстания в Нидерландах за последние десятилетия характеризовалось своего рода «ревизионизмом, который почти не нужно пересматривать». Цель этой статьи — дать обзор событий, критических по отношению к преобладающему «раздробленному образу» , и в процессе предложить некоторые направления развития альтернативной точки зрения. 13

Низкие страны XVI века: ветры перемен

Для всей Европы XVI век был эпохой перемен и незащищенности.Открытие и насильственное открытие Америки изменило лицо земного шара. В то же время само европейское общество претерпело кардинальные изменения. Между 1500 и 1550 годами население увеличилось почти на 15 процентов, с 61,6 до 70,2 миллиона человек. 14 Урбанизация была важным аспектом этого роста. Между 1500 и 1550 годами количество городов с населением более 10 000 человек выросло со 154 до 173, а в следующие 50 лет до 220. Основными центрами роста были Нидерланды, Франция, Италия и Пиренейский полуостров.Для небольшого числа мегаполисов рост был впечатляющим. Антверпен увеличился вдвое с 1500 до 1560, став городом с населением 100 000 человек. В течение 16 века население Парижа выросло со 100 000 до 200 000, а в Лондоне — с 60 000 до 200 000 человек. 15

Рисунок 1: Голландское восстание около 1600

Этот рост означал как социальные, так и географические изменения. В век, когда большая часть европейской сельской местности все еще находилась в тисках феодальных уз, города стали лабораториями для всех видов политических, религиозных, социальных и экономических экспериментов. 16 Но мы никогда не должны забывать, что они также были, по словам Эндрю Петтегри, «большими смертоносными полями, особенно подверженными эпидемическим болезням и болезням, вызванным плохой санитарией и грязной водой». 17

Рост городов во многом был связан с экономическими изменениями этого периода. В конце 15-го и начале 16-го века возникло то, что Иммануил Валлерстайн назвал «европейской мировой экономикой»: тесно интегрированная система государств и городов-государств, связанных вместе рынком. 18 «Маркетизация» европейского общества не была новым явлением, но 16 век стал важным переходным моментом, когда рынок — по крайней мере в некоторых частях Западной и Северной Европы — стал неизбежным регулирующим механизмом в повседневная жизнь людей и экономическая жизнь государств.

Здесь важно отметить, что коммерциализация сама по себе не то же самое, что переход к капитализму. 19 Но рост рынка действительно сыграл важную роль в качестве приводного ремня между карманами капиталистического производства, возникшего в рамках феодального общества.Это, безусловно, верно для Нидерландов, региона, который примерно совпадает с нынешними государствами Бельгии и Нидерландов. В течение 14-15 веков этот район стал одним из главных торговых центров Европы. Важным фактором в этом был рост капиталистических отношений в сельском хозяйстве. С самого начала крестьяне были свободны от феодальных уз и владели значительной частью земли. 20 Исключительные экологические обстоятельства, особенно в приморских провинциях, вынудили крестьян скорейшим образом адаптироваться к ориентированному на рынок сельскому хозяйству.

Однако этот ранний отход от более традиционных форм ведения сельского хозяйства на основе жизнеобеспечения был возможен только потому, что он совпал с ростом крупных городских центров производства и торговли, в первую очередь за счет подъема фламандской текстильной промышленности, которая обеспечила необходимые рынки для товарные продукты земли — и возможность импорта большого количества зерна. 21

Последующее развитие привело к появлению высоко диверсифицированной, чрезвычайно коммерциализированной экономики, зависящей от растущего европейского рынка. Уровень урбанизации был выше, чем где-либо в мире. К 1550 году насчитывалось 23 города с населением более 10 000 жителей по сравнению с четырьмя в Великобритании. К 1600 году их число выросло до 30, из которых 12 располагались в северо-западной провинции Голландии. Более чем каждый четвертый голландец проживает в городах с населением более 10 000 человек. 22 Хотя большинство тех, кто участвовал в городском производстве, были независимыми или полузависимыми мелкими производителями, а не рабочими, их положение стало сильно зависеть от капитала и торговли, как для обеспечения их средствами производства, так и для их личного потребления.Колеблющиеся цены на зерно стали средством, с помощью которого мировой рынок жестоко вторгся в жизнь низших классов. 23

Но подъем рынка оказал глубокое влияние и на другую сторону социальной шкалы. Это была эпоха феодальных империй, первой из которых была Габсбургская Испания. Новые монархии балансировали между классовыми интересами аристократических землевладельцев и новой властью коммерческого богатства. Банковский капитал швейцарской семьи Фуггеров стал смазкой для почти бесконечной битвы благородных войн.Только испанские Габсбурги и французские Валуа вели 11 войн с 1494 по 1559 годы. Эти войны были мощным двигателем для образования централизованных абсолютистских государств. Чтобы повысить свою независимость от местных лордов, короли на вершине феодальной иерархии создали огромные армии наемников, финансируемые за счет налогов городской капиталистической элиты. 24 Между тем, как заметил Перри Андерсон, «никакое другое крупное абсолютистское государство в Западной Европе не должно было иметь столь благородного характера или столь враждебного буржуазному развитию», как Испанская империя, к которой принадлежали Нидерланды. 25

К 1540-м годам император Габсбургов Карл V путем женитьбы и завоевания приобрел все 17 голландских провинций, впервые объединив их в одну политическую единицу. Их представители — традиционно назначенные из трех поместий дворян, священнослужителей и бюргеров — собрались в Брюсселе, который стал огромным административным центром. Феодализм, имевший очень слабые местные корни за пределами южных и восточных провинций, был в основном заимствован из Испании.И именно интеграция в империю Габсбургов, больше, чем что-либо другое, связала Нидерланды с большими экономическими, политическими, военными и религиозными потрясениями, которые сформировали основные кризисы европейского феодализма в 16 веке. Справедливо сказать, что 16 век, а не 17, стал в Нидерландах кульминацией «феодальной коммерческой экономики».

Кризис режима Габсбургов

Тогда правители испанских Габсбургов и высоко коммерциализированная элита Нидерландов оказались на противоположных сторонах одного и того же развития.Первые попытались приспособиться к новым условиям, построив могущественную империю, объединив как богатые торговые города, так и могущественных лордов, правящих в их сердце. Это потребовало попытки остановить трещины, образовавшиеся в структуре феодальной Европы из-за роста конкурирующих экономических и политических сил. Результатом стала политика перманентной войны, резко увеличившая налоговое давление на городское население. Вторая планка этой стратегии заключалась в том, чтобы поддержать главный идеологический институт европейского феодализма, католическую церковь, против подъема протестантизма.

Но для коммерческой элиты Нижних стран способность использовать открывающиеся трещины была обязательной для непрерывного роста их богатства. Династический конфликт вызвал внезапное и радикальное нарушение торговых маршрутов, как, например, закрытие реки Сонт в начале 1560-х годов, что вызвало серьезные потрясения на рынке зерна. И подавление ереси было прямой угрозой интересам таких городов, как Антверпен и Амстердам, укрывавших многих агентов из немецких лютеранских государств.Репрессии также сильно сказались на мелких городских производителях, многие из которых были заражены новыми радикальными религиозными идеями того времени.

На протяжении первой половины столетия это противоречивое давление вызывало отдельные случаи восстания. В 1534 году анабаптисты во главе с Яном Бёкельсом, портным из голландского города Лейден, захватили немецкий город Мюнстер, чтобы создать новый Иерусалим и принести второе пришествие Христа. После этого события группы анабаптистов бегали обнаженными по улицам Амстердама, чтобы подчеркнуть равенство всех мужчин и женщин в глазах Бога, а позже попытались захватить города Амстердам и Лейден с помощью вооруженного восстания.В 1540 году фламандский текстильный город Гент восстал против Карла V, чтобы защитить свои привилегии. В 1550-х годах экономический кризис вызвал волну городских восстаний в голландских городах.

Филипп II, сменивший своего отца Карла V в 1555 году, попытался подавить это растущее сопротивление путем усиления централизации. В управлении государством он выступал за рост noblesse de robe — образованных бюргеров, назначенных в дворянство, которые могли сформировать профессиональную бюрократию, которая не могла, как старая noblesse d $ 7_ $ épée_, см. их функции в государстве как способ продвижения собственных частных интересов.Крупная реформа епископства изолировала католическую церковь от местного давления и заблокировала назначение младших сыновей знати на высокие церковные должности, тем самым перекрыв благоприятный путь для карьерного роста.

Эта политика вызвала первую централизованную оппозицию во главе с тремя представителями высшего голландского дворянства — Оранж, Эгмонт и Хорн. Все трое занимали высокие посты в испанской администрации Нидерландов, но опасались, что повышение членов noblesse de robe до руководящих должностей в государственном аппарате серьезно повредит их собственному положению.В 1564 году они одержали крупную победу, вынудив Филиппа II отозвать одного из своих руководителей, ненавистного кардинала Гранвелла.

Оппозиционные представители высшего дворянства имели в виду не что иное, как мирную реформу сверху, движимую консервативными корыстными интересами. Но, как это часто бывает в истории, попытка реформы сверху открыла дорогу революции снизу. Как заметил один проницательный высокопоставленный чиновник в своих мемуарах о начале восстания, «сама богиня гнева не могла найти лучшего средства для развития среди толпы духа мятежа». 26 И биограф Ольденбарневельта, одного из ведущих государственных деятелей первых десятилетий Голландской республики, рассказывает об обстоятельствах, при которых он впервые сформировал оппозиционные идеи, направленные против религиозной политики Филиппа II: «Вся Гаага была в смятении по поводу дерзкого поведения молодого штатгальтера [Оранжа] по отношению к кардиналу Гранвеллю, премьер-министру брюссельского правительства, и его почти невероятному успеху в уходе ненавистного кардинала 13 марта ». 27

Народная Реформация

Реформация сформировала идеологический фон для восходящих оппозиционных движений 1560-х годов. Относительная открытость голландского общества, его урбанизация и его стратегическое положение в узловой точке европейского обмена материальными благами и идеями сделали его исключительно уязвимым для распространения идеологий Реформации. Распространению инакомыслия среди интеллектуальной элиты традиционно уделялось много внимания. Естественно, больше всего им нравились умеренные взгляды роттердамского философа Эразма, который хотел реформировать существующую католическую церковь, и Лютера, который хотел создать новую церковь, не бросая вызов мирским властям.Но в последние десятилетия произошел сдвиг в сторону изучения «народной Реформации», которая распространилась среди городских ремесленников, мелких торговцев, рыбаков и рабочих. 28 Большая мобильность «среднего сорта», обеспечиваемая растущими коммерческими контактами между городами, позволила быстро распространить сети религиозных инакомыслящих. Интересно, что женщины сыграли очень важную роль в этом процессе — настолько большую, что некоторые историки утверждали, что история Реформации в Нидерландах — это история женщин. 29

К середине 16 века эта популярная Реформация была в самом разгаре. Существовал широкий консенсус относительно того, какие практики «старой церкви» следует критиковать. Многие ненавидели его коррупцию, пристрастие к материальному богатству и строгую иерархию, при которой миряне не могли влиять на дела церкви. Отказ от поклонения святым и от причастия воинства был обычным явлением. Были случаи, когда протестанты демонстративно разрывали войско на части, называя его «Богом хлеба», потому что, согласно устоявшейся догме, внутри него находилась плоть Христа. 30 Одна современная брошюра осуждала священников за превращение церковных учреждений в магазины для продажи благодати. Популярная песня демонстрирует социальный элемент отказа от поклонения изображениям: «Одевай эти деревянные блоки в бархатные костюмы… и позволяй детям Бога ходить обнаженными». 31

С другой стороны, все еще было неясно, чем заменить католицизм. Возникло огромное количество протестантских или полупротестантских верований, зачастую сформированных вкусами местных проповедников и их аудитории.Эта «Реформация снизу» открыла двери для многих разновидностей радикализма. Анабаптизм был самым успешным. Он стал «авангардом голландской Реформации в течение длительного периода созревания, между 1530 и 1560 годами». 32

С ростом анабаптизма в 1530-х годах вызов религиозной ортодоксии впервые принял форму более или менее организованного массового движения. Но поражение при Мюнстере привело к периоду резких репрессий, в результате чего анабаптизм оказался в глубоком подполье.Между 1524 и 1566 годами 403 человека были казнены за ересь в провинции Голландия и 265 человек во Фландрии. 33 Анабаптисты несли на себе основную тяжесть репрессий. В одном только голландском текстильном городе Лейдене я обнаружил в общей сложности 65 казней анабаптистов. 34 В Антверпене (в провинции Брабант) между 1550 и 1566 годами было казнено 117 анабаптистов против 14 «еретиков» разных убеждений. 35

К 1550-м годам в результате преследований и поражений мейнстрим анабаптизма погрузился в форму духовного квиетизма, стремящегося избежать давления мира, создавая свои собственные закрытые общины, отвергая свое революционное прошлое и проповедуя пацифизм.Хотя у них сохранилось огромное количество последователей, что отражается в большом количестве мучеников, их бегство из мира сделало для них невозможным возглавить их, когда в конце 1550-х годов тяжелые экономические условия и политические изменения привели к новым вспышкам восстания. К концу 1560-х годов кальвинизм заменил анабаптизм в качестве ведущей силы — по крайней мере, в южных провинциях. Кальвинисты были более консервативны, чем анабаптисты, в своих взглядах на равенство или отношения между полами. Но они были готовы обратиться к массам, чтобы добиться перемен, и они были готовы взять на себя государство. Как писал Тоуни в своей знаменитой книге о религии и подъеме капитализма, «кальвинизм был активной и радикальной силой. Это было вероучение, которое стремилось не просто очистить личность, но и восстановить церковь и государство, а также обновить общество, проникнув во все сферы жизни, как государственные, так и частные, под влиянием религии ». 36

Религиозный радикализм XVI века, конечно, ни в коем случае не был «чистым» выражением классового сознания. Во-первых, они проповедовали классовое сотрудничество (между «хорошими верующими»), а не классовую борьбу.Но это не означает, что радикальная, популярная Реформация была чисто религиозным явлением, лишенным социального значения. Иво Шеффер — один из историков, обративших внимание на эти социальные аспекты нападений на церковь в Нидерландах:

Официальная римско-католическая церковь стала неотъемлемой частью существующего общества, и как один из посредников между властью и обычным человеком ее духовенство обвинялось во всем, что в этом обществе шло не так. Бедность, безработица, инфляция, налоги, коррупция, казалось, имели какое-то отношение к духовенству и церкви. 37

Действительно, реформаторские тексты 1560-х годов полны нападок на высокий социальный статус духовенства, основанных на грабеже «народа». 38 Критика месс, шествий, культа изображений и таинств (крещение, исповедь и т. Д.) Часто была жестко связана с отрицанием роли денег в религиозной практике и особенно бремени, которое это возлагало на «работающий человек». 39 И, защищая идею «священства всех верующих», они убедительно подтвердили право простых людей высказывать свое мнение в религиозных вопросах. Петрус Блокчиус, например, протестовал против того, что «паписты» обращались с людьми как с «лошадьми и мулами, в которых нет чувствительности», потому что они «запрещали ремесленникам, домовладельцам, школьным учителям и т. Д. Читать Слово Божье». 40 И когда священник из Антверпена во время обсуждения причастия сказал анабаптисту Гансу Брету, что он должен стать полезным пекарем или продавцом специй и оставить богословские вопросы тем, кто посвятил свою жизнь изучению Священных Писаний, Ганс спросил, где апостол Павел «учился или ходил в школу». 41

Иногда радикализм заходил дальше, чем просто нападение на духовенство, и выливался в нападения на богатых, хотя и оставался в рамках религиозной критики. Католический обозреватель Маркус ван Верневик процитировал проповедников в окрестностях Антверпена:

Было бы бесполезно… нападать на папистов, если бы нельзя было в то же время победить буржуазию, которая из личных интересов всегда пыталась поддерживать клерикальный режим.На практике монастыри — это галеры, на которые богатые и буржуа отправляют некоторых из своих детей с целью освободить и обогатить одного, двух или трех других своих детей. 42

Хотя эти идеи не составляли программу социальной революции, они действительно вдохновляли простых людей на постоянное и радикальное вмешательство в политические и религиозные дела. На протяжении всего голландского восстания конфликт между дворянами и магистратами, пытающимися дать направление событиям и социальным слоям, находящимся ниже их, был сформулирован на языке, заимствованном из этой популярной Реформации. Религиозные массовые движения и народная оппозиция режиму Габсбургов переплелись, придав первым этапам голландского восстания необычайный динамизм. Счета, которые просто противопоставляют религиозные убеждения социальным и экономическим мотивам, создают ложное сопоставление.

Голландское восстание: основные события

Целью этой статьи является не обзор событий во время голландского восстания, а предоставление некоторых альтернативных анализов. 43 Любое описание основных событий может быть не более чем резюме.В конце концов, война, которая наконец обрела независимость семи северных провинций, заняла целую эпоху, закончившуюся только Вестфальским миром в 1648 году. Период, который я бы назвал «революционной фазой» этой войны, когда массовое вмешательство снизу все еще была важна для успеха (по крайней мере, в некоторых частях страны), охватывает два десятилетия, с 1566 года до конца 1580-х годов. Возможно, однако, что партийная борьба во время 12-летнего перемирия с 1609 по 1621 год содержала повторение некоторых элементов этой революционной фазы, хотя и в полностью изменившихся обстоятельствах и без спонтанного и независимого характера народного вмешательства. Существует огромная разница в ходе восстания в разных регионах и даже в отдельных городах, и, вероятно, было бы справедливо сказать, что восстание на самом деле состояло из большого количества местных восстаний, которые все усложняют события. Более того, для более или менее полной картины эти местные восстания следует рассматривать в контексте крайне нестабильной международной ситуации, когда военные действия между Испанской империей и турками или дипломатические сдвиги между европейскими правителями могут внезапно изменить баланс сил. между разными сторонами в Нидерландах. 44 В этой статье уместно лишь кратко изложить основные этапы восстания.

Волна иконоборчества (буквально разрушение священных образов) и его последствия в 1566-15 годах, известные на голландском языке как Beeldenstorm , стали настоящим открытием восстания. В апреле 1566 года 200 представителей меньшего дворянства прошли через Брюссель, чтобы умолять гувернантку Маргарету модерировать «плакаты» (строгие законы против ереси). Именно в этот момент один из советников Маргареты снисходительно назвал дворян «нищими» ( gueux ), дав им титул, который они будут носить на протяжении всего восстания.Не зная, как ответить на их требования, Маргарета решила временно приостановить преследование. Это открыло шлюзы. Весной и летом тысячи людей собирались у городских стен, чтобы послушать так называемые «проповеди изгороди», которые в основном вели кальвинистские проповедники. Власти пытались подавить волну, но движение вышло из-под их контроля. Один летописец описывает, как в Антверпене городские власти стояли у ворот и составляли списки желающих пойти на проповедь:

Однако толпа была настолько большой, что выполнить задание стало невозможно.Все выкрикивали свои имена и фамилии, говоря: «Запиши меня! Запиши меня! », Чтобы дозвониться как можно быстрее. В конце концов… чиновники, видя бесполезность своих усилий, бросили свои списки… На проповедь пошло от десяти до двенадцати тысяч. 45

10 августа 1566 года, после проповеди в окрестностях Стеенворда, фламандский шляпник и проповедник Себастьян Матте привел прихожан в часовню и разграбил ее. В следующие несколько дней банды иконоборцев напали на другие церкви в окрестностях.В течение двух недель Beeldenstorm распространился по южным районам Нидерландов. 20 августа величественный собор Антверпена был разграблен. 24 августа Beeldenstorm достигли Валансьена, текстильного города с долгой историей протестантской воинственности. 46 Beeldenstorm потерял большую часть своей спонтанности во время путешествия на север. В Голландии иконоборчество только приняло такую ​​форму, как на юге, в городах Амстердам, Делфт, Лейден и Брилль.В большинстве других городов местные магистраты или дворяне приняли решение очистить церкви от изображений, чтобы предотвратить повторение антверпенских событий. 47

Массовый подъем снизу застал власти врасплох. Примечательно, однако, что именно голландская знать подавила восстание. Столкнувшись со стихийными действиями бедняков и среднего класса, подавляющее большинство бывших оппозиционеров перешло на сторону правительства. Эгмонт сыграл ведущую роль в осаде Валансьена и разрушении этого последнего оплота сопротивления. 48 Оранжевый занял компромиссную позицию. Против воли Маргареты он помогал городским властям, предоставляя ограниченные права реформированным общинам, но никогда анабаптистам. Но во время контрреволюционной кампании 1567 года эта компромиссная позиция стала несостоятельной, и Оранжевый активно препятствовал тому, чтобы антверпенские кальвинисты пришли на помощь войскам Нищих, которые были убиты прямо у ворот. 49

Активное вмешательство большинства знати на стороне властей обеспечило подавление первого восстания за шесть месяцев до прибытия герцога Альвы, феодального сторонника жесткой линии, посланного во главе 10-тысячной армии для наказания низших. Страны.Для Филиппа II Испании простого подавления было недостаточно. В письме, написанном в январе 1568 года, Альва описал свою миссию в Нидерландах:

Каждого нужно заставить жить в постоянном страхе, что крыша рухнет над его головой. Таким образом, города будут подчиняться тому, что будет для них предписано, частные лица предложат высокие выкуп, а государства не осмелятся отказаться от того, что предлагается им от имени короля. 50

Среди первых жертв его террора были Эгмонт и Хорн.Они были настолько уверены, что их роль в 1566-15 годах вернула им доверие короля, что они поехали, чтобы приветствовать Альву в Нидерландах. Около 1000 человек были казнены специальным судом Альвы и 9000 приговорены к изгнанию с лишением имущества. 51

Среди тех, кто бежал из Нидерландов, был Вильгельм Оранский. В 1568 году он предпринял неудачную попытку победить Альву с помощью военной кампании, проводимой из немецкого замка Дилленбург, где он родился. Другие банды беженцев, называющие себя нищими, вели партизанскую борьбу из леса и моря.Ни одна из этих попыток освободить Низкие страны извне или сверху не представляла серьезной угрозы режиму Альвы. Но они сохранили дух сопротивления. В то же время усиление угнетения, религиозных преследований, попытки Альвы обложить торговлей 10-процентным налогом и нарушение положения голландской экономики, вызванное, среди прочего, продолжающейся военной деятельностью на периферии Нидерландов, создали условия за новое восстание.

Вторая фаза восстания началась случайно.1 апреля 1572 года «морские попрошайки», изгнанные со своей английской базы королевой Елизаветой I, неожиданно захватили небольшой голландский городок Брилл. Это вызвало восстания в рыбацких городках Флашинг в Зеландии и Энкхейзене на севере Голландии. В течение трех месяцев все крупные города Голландии и Зеландии, за важным исключением Амстердама и Мидделбурга, были привлечены к восстанию в результате сочетания восстаний снизу и давления со стороны сил нищих и оппозиционных членов городской элиты.Поистине революционным актом города Голландии созвали свободное собрание штатов, которое восстановило Вильгельма Оранского в качестве штатного держателя, «ответственного за защиту страны от иностранных тиранов и угнетателей и восстановление ее древних прав и привилегий». 52

В последующие годы Альва и его преемники пытались отбить мятежные провинции. Но их попытки не увенчались успехом: восстание прочно закрепилось в военных городах Голландии и Зеландии.Город Харлем защищал население в течение восьми месяцев, прежде чем был захвачен превосходящими силами Испании. Алкмар и Лейден выдержали испанскую осаду. 53

Военные действия в Голландии и Зеландии серьезно истощили финансовые ресурсы Испании, и в 1576 году начался мятеж среди малооплачиваемых испанских солдат на юге Нидерландов. После разграбления Антверпена испанскими войсками южные провинции согласились — вопреки желанию испанских властей — на «Умиротворение Гента», которое воссоединило их с мятежными провинциями на севере.Этот акт открыл третий и решающий этап восстания.

Умиротворение Гента представляло собой сложный компромисс, в котором провинции формально признавали власть Габсбургов, но на практике руководили независимым курсом. Компромисс символизировал политику религиозного мира, которая предоставила католической церкви привилегированное положение во всех провинциях, кроме Голландии и Зеландии. Однако компромисс был подорван с двух сторон. С одной стороны, большинство все еще влиятельных южных дворян активно искали примирения с властями Габсбургов.С другой стороны, в крупных южных и восточных городах возникла сильная «провоенная партия», состоящая из кальвинистов, городских ополченцев и гильдий ремесленников. 54

Когда новый посланник Филиппа II, Дон Хуан, захватил город Намюр и попытался захватить Антверпен летом 1577 года, это вызвало новую волну городских восстаний. Теперь народная оппозиция начала приходить к власти в ряде южных городов, чтобы очистить их от всех потенциальных предателей и колеблющихся. В Брюсселе из корпораций гильдий был избран «комитет из 18», который следил за подготовкой к обороне города.Этот комитет приступил к контролю над городским советом. В Антверпене месяц спустя демонстранты снесли городской бастион.

В Генте революция приняла наиболее радикальный характер. Здесь к власти пришел комитет из 18 человек, который установил поистине народную диктатуру. Уличные собрания составили ядро ​​этого «демократического» эксперимента. Один из главных представителей южной знати, герцог Арсхот, был арестован вместе с двумя другими дворянами, двумя епископами и несколькими городскими магистратами.Вооруженные контингенты формировались из городской бедноты. За новыми актами иконоборчества последовал общий запрет католической церкви. С тех пор Гент стал центром восстания во Фландрии. Группы вооруженных добровольцев были отправлены из города для чистки администрации во всех близлежащих городах и деревнях. Подобные события произошли во многих северных городах, оставшихся верными Испании. Что наиболее важно, магистратура Амстердама была очищена в 1578 году.

Компромиссная позиция, которую все еще отстаивал Вильгельм Оранский, теперь сломалась.Многие дворяне открыто присоединились к испанской стороне, и открытая война возобновилась в широких масштабах. Южные провинции несли основную тяжесть атак. Но, в отличие от Голландии и Зеландии в предыдущий период, им так и не удалось организовать единую оборону. Государства Голландия и Зеландия находились под твердым контролем городской элиты, которая часто колебалась, но в чрезвычайной ситуации их можно было вынудить к объединенным и скоординированным военным действиям. Южные штаты, однако, оставались ареной сражений для враждующих группировок, а воинствующие революционные комитеты в городах продолжали бороться за лидерство даже перед лицом испанских войск и их сторонников из знати.Протестантские города на юге были захвачены один за другим. Отдельные города защищали их жители, но серьезных попыток контрнаступления не предпринималось. В июле 1583 года Оранж перенес свою штаб-квартиру в Голландию. Через месяц Генеральные штаты переместили свое собрание из Антверпена в Мидделбург в Зеландии, а затем перебрались в Гаагу. Летом 1585 года падение Антверпена завершило успешную контрреволюцию на юге. 55

Северные провинции пережили падение Антверпена.В ответ на поражения на юге они сплотились еще сильнее. В 1581 году, приняв Акт об отречении, они официально отвергли верховную власть Филиппа II, тем самым добившись значительного успеха в идее суверенитета народа в отличие от священных прав королей. Новый режим пережил убийство принца Оранского в 1583 году и отбил попытки иностранной знати, такой как французский герцог Анжуйский и герцог Лестерский, подчинить государство господству новой королевской семьи.На протяжении 1580-х годов «Штаты Голландии» также вмешивались, чтобы ограничить влияние народа на городские власти, начиная с декларации 1581 года, запрещающей городским магистратам консультироваться с городскими ополченцами по политическим вопросам. 56

Когда в 1588 году Голландская республика была основана в семи северных провинциях, Голландия сделала все возможное. В течение 1590-х годов война постепенно перешла от сухопутной войны в голландских провинциях к морской войне, которая велась в основном в колониях. К тому времени новые голландские правители могли использовать свою экономическую и военную мощь, чтобы начать строить свою собственную колониальную империю, напрямую конкурируя и в конечном итоге превосходя Испанскую империю.

Классовая борьба и голландское восстание

Можно ли описать голландское восстание в терминах классовой борьбы? Против любой попытки сделать это традиционно выдвигалось два возражения. Во-первых, утверждалось, что роль дворян в противостоянии Габсбургской империи исключает любые разговоры о классе. Во-вторых, утверждалось, что класс не мог быть определяющим фактором, потому что ни одна из противоборствующих сил в восстании не видела свою роль в основном с точки зрения класса.

Начнем со второго возражения.Какой бы верной ни была эта точка зрения, тот факт, что люди не рационализируют свое положение в обществе с точки зрения класса, не означает, что они не принадлежат к одному из них. Маркс давно утверждал, что существует разница между классом как таковой , объективно связанным общим отношением к процессу производства, и классом как таковым , связанным сознательным признанием своей коллективной роли в борьбе. Есть веские причины, по которым, в частности, подавленные классы в досовременном обществе не могли развить такого рода сознание.Мелкие сельские и городские производители составляли костяк производящих классов. Многие из наемных работников ниже их были социально связаны с этими мелкими производителями гильдейскими отношениями или другими формами обслуживания облигаций. Бедные, составлявшие 20 процентов беднейшего городского населения, жили как люмпенные пролетарии, а не как современные рабочие. Хотя общая депривация может время от времени объединять эти группы и объединять их цели, они не могли преодолеть свое индивидуальное положение в обществе. Как мелкие производители, они были жестко привязаны к «вертикальным» межклассовым сетям, таким как гильдии или (воображаемое) «городское сообщество».Местные разделения и групповые интересы настраивают различные группы угнетенных друг против друга. Лидерство над этим классом в некотором смысле «вменялось» объединяющей силой религиозного инакомыслия. 57

Однако в рамках этих ограничений я попытался показать, что радикальная Реформация, сыгравшая такую ​​важную роль на самых радикальных этапах голландского восстания, содержала много неявных и явных элементов социальной критики. Насильственное вмешательство «среднего сорта» в городские власти и религиозные дела придало им еще больше смелости, как в случае со шкипером из Алкмаара, который заявил, что «в разрушении [религиозных образов] он почувствовал такую ​​силу, какую имел никогда раньше не было ». 58

Более того, предательство значительной части знати в ходе восстания создало и более светские проявления социального радикализма. Впервые люди начали понимать, что правительство не обязательно является прерогативой тех, кто принадлежит к более высокому происхождению. В одной брошюре утверждалось, что добродетели, требуемые от должностных лиц, не зависят от «длинных рукавов». Другие брошюры свидетельствовали о том, что дворянство нужно было изгнать силой, чтобы добиться перемен. 59 Это говорит о том, что, хотя более глубокое понимание природы социальной иерархии не появилось в результате восстания, элементы реальности классовых отношений действительно произвели впечатление, по крайней мере, на некоторых из участников.

Это подводит меня к другому возражению, касающемуся смешанного сословного состава оппозиции правилу Габсбургов, возникшей в 1560-х годах. Опять же, для большинства марксистов это не удивительно. Размышляя об опыте немецкой революции 1848 года, Фредерик Энгельс писал, что большинство революций начинаются с объединения людей разных классов. Но, продолжал он, «судьба всех революций состоит в том, что это объединение различных классов, которое в некоторой степени всегда является необходимым условием каждой революции, не может существовать долго». 60 Рост оппозиции знати, безусловно, был одной из предпосылок голландского восстания. Для тысяч людей он разоблачил образ власти, создаваемый правителями Габсбургов, и создал политический кризис, в котором мог произойти возможный всплеск 1566 года, точно так же, как «аристократическая революция» 1780-х годов помогла создать политические условия для штурм Бастилии. 61

Однако начало восстания означало также распад благородной оппозиции.Столкнувшись с революцией снизу, большинство знати принадлежало не капитанам-нищим или Вильгельму Оранскому, а Эгмонту из Ренненберга (который в 1580 году привел к переходу северной провинции Гронинген на сторону Испании) и южной знати, такой как Арсхот, который возглавил контрреволюцию в южных Нидерландах. Те, кто присоединился к восстанию, остались на руководящих должностях в голландской армии и государстве. Но в социальном плане революция, которую они возглавили, свергла их.Случай Вильгельма Оранского весьма показателен. В 1568 году он попытался вторгнуться в Нидерланды в качестве лидера княжеского восстания традиционного типа, но потерпел неудачу. Когда он победно вернулся в Нидерланды в 1572 году, он возглавил восстание, в котором социальный баланс решительно сместился в сторону городских элит. И любая его попытка найти компромисс с иностранными правителями на традиционных феодальных условиях терпела поражение перед лицом их оппозиции.

Если мы обратимся к другому концу социального спектра, то попытки свести голландское восстание к «межэлитному конфликту» основывались на систематическом преуменьшении значения народных восстаний во время восстания.Это преуменьшение заметно даже в выборе дат. Традиционно 1568 год считается началом восстания, а Beeldenstorm 1566 года — просто «прелюдией». 62 Большое внимание уделяется роли ополченцев нищего и беженцев из городской элиты в восстановлении многих городов весной 1572 года, но исчерпывающего описания народных восстаний, сопровождавших это, не существует. Радикальные, популярные режимы Гента и других южных городов часто считают ответственными за провал восстания на юге, хотя на самом деле они, вероятно, сыграли важную роль в продлении жизни восстания перед лицом предательства южной знати. , и тем самым предоставили передышку для северных провинций, что имело решающее значение для их военной победы. 63

Буржуазная революция

Каким бы важным ни было народное вмешательство для успеха восстания, от этого выиграли не «средние люди». Торговая олигархия пришла к власти в Нидерландах, и первое, что она сделала, — это изолировала себя даже более твердо, чем ее предшественники, от любого влияния снизу. Народная ненависть к торговым олигархам стала важной чертой голландской политической жизни, но в большинстве случаев она была мобилизована одной частью правящего класса против другой.Неистовые вспышки народной поддержки Дома Оранских против городских регентов, первым из которых, вероятно, являются политические волнения во время 12-летнего перемирия в начале 17 века, были постоянным напоминанием об исключении «среднего сорта» из любая форма реального и значимого влияния на политическую жизнь.

Одно из главных недоразумений относительно «буржуазных революций» — это представление о том, что это революции, сознательно совершаемые или, по крайней мере, возглавляемые буржуазией.Алекс Каллиникос, среди прочих, убедительно доказал, что мы должны подходить к буржуазной природе событий, таких как английская и французская революции, с противоположной точки зрения:

Буржуазные революции — это… политические преобразования, способствующие господству капиталистического способа производства; ни в коем случае не является необходимым условием таких революций то, что они совершаются самой буржуазией. 64

Торговая элита была очень влиятельной — возможно, доминирующей — в городских властях до восстания.Но они были подвержены интересам испанского феодализма и, в меньшей степени, интересов представителей знати и духовенства, которые все еще обладали большим политическим влиянием. Бунт непреднамеренно освободил их от обоих. В государствах Голландии влияние дворянства стало практически нулевым: господствовала буржуазия. В свою очередь, Голландия стала доминировать в только что основанной республике.

Поражение революции имело тяжелые последствия для южных Нидерландов. Эти провинции, ранее являвшиеся наиболее развитой в коммерческом и промышленном отношении частью страны, пережили длительный период экономического спада, а в некоторых районах даже резко сократилось население. 65 Север тем временем нажился на притоке большого числа южных купцов, спасающихся от преследований, и на поражении конкурента. Падение Антверпена означало подъем Амстердама, и, по крайней мере, на три четверти века северные Нидерланды стали самой развитой частью Европы. 66

Анализ голландского капитализма 17 века выходит за рамки данной статьи. Однако тем, кто вроде Эллен Мейксинс Вуд, которая хотела бы предположить, что голландская экономика была по существу докапиталистической, есть что объяснить: зеленая революция в сельском хозяйстве, вызванная инвестициями; 67 тесная связь между торговлей и промышленностью, за которой наблюдают новые «купцы-промышленники», которые стали основой правящего класса; 68 технологическое преимущество, обеспечившее первенство Голландии не только в торговле, но и во многих областях производства, включая очень важные отрасли текстильной промышленности и судостроения; 69 первый в истории спекулятивный пузырь и реальный финансовый кризис; 70 коммерциализация почти всех сфер общественной жизни, включая искусство; 71 и важную роль в процессе «первоначального накопления» (и всех связанных с этим грабежей, изнасилований и порабощений), чтобы назвать несколько аспектов экономического развития.

Тот факт, что Нидерланды обошли своих конкурентов во второй половине 17 века, не опровергает капиталистический характер их экономики. Голландская экономика не была достаточно сильной, чтобы самостоятельно избежать феодального торгового кризиса конца 17 века. Но его ответ был нетипичным. Упадок привел не к «рефеодализации» голландского общества, как это произошло с Италией после раннего расцвета Возрождения, а сначала к попыткам сократить производственные издержки за счет внедрения трудосберегающих технологий и сдвигов в сторону более прибыльных секторов промышленности, а затем к замене производственных инвестиций спекуляциями. 72

Серьезное изучение голландского восстания может многое добавить к нашему пониманию как сложных форм классовой борьбы, содержащихся в буржуазных революциях, так и отношения между этими революциями и долгим переходом от феодализма к капитализму. В свою очередь, марксизм может внести большой вклад в анализ восстания. Ни в какой области это не так ясно, как при изучении народных восстаний, поскольку консервативная ориентация большинства исследовательских программ означала, что свидетельства о деятельности, организации и идеях низших классов оставались похороненными в архивах. Кажется, что поражение народных сил 1580-х годов все еще бросает тень вперед.

Марксизм, возможно, довольно поздно «открыл голландскую революцию». Но важность голландского восстания не ускользнула от тех, кто столкнулся с той же исторической задачей. В разгар гражданской войны в Англии Томас Гоббс прокомментировал:

Часто пример другого правительства в соседней стране склоняет людей к изменению формы [своей собственной]. Я не сомневаюсь, но многие люди были довольны, видя недавние неприятности в Англии, из-за подражания Нидерландам: полагая, что для того, чтобы разбогатеть, нужно было не больше, чем изменить, как они это сделали, форму своего правительства. . 73

Для тех, кто сегодня занимается сменой правительства, правильное знание прошлых примеров по-прежнему остается обязательным.


Банкноты

1: Учитывая вводный характер этой статьи, я попытался максимально ограничить ссылки на источники, доступные на английском языке. Однако иногда мне приходилось признавать использование материала на других языках, чтобы иметь возможность доказать свою точку зрения или отдать должное исследованиям или интерпретации других.Многие товарищи побуждали меня изучать «Голландское восстание» и внесли ценные советы, с чего начать. Здесь я хотел бы упомянуть Пита Гилларда, Джона Молинье и Джона Риса. Мне также помогли критические комментарии, сделанные Нилом Дэвидсоном, Марджолейн’т Харт и Марселем ван дер Линденом по поводу более раннего проекта. Никто из них, конечно же, не несет ответственности за высказанные в этой статье взгляды.

2: Callinicos, 1989, стр. 113-172.

3: Харман и Бреннер, 2006, стр. 127–162.Об аргументе об отсутствии реальной связи между буржуазными революциями и прорывом капитализма см. Wood, 2002a, pp. 61-64; Тещке, 2005, стр. 3–26; и Тешке, 2003, стр. 165-167.

4: Предпочтение буржуазных писателей-романтиков оппозиционным представителям дворянства является интересным явлением само по себе, и уж точно не ограничивается Оранжем или Эгмонтом, как показывает Гётец фон Берлихинген Гете.

5: Маркс, 1973, с192.

6: Маркс, 1976, с. 916.

7: Hobsbawm, 1954, стр. 54.

8: Wood, 2002a, p94.

9: См. Brendler, 1982, особенно стр. 56-57. Гораздо более изощренным, хотя и работающим в тех же идеологических рамках, является Wittman, 1969.

10: Марсель ван дер Линден написал критическую библиографию доступной марксистской литературы: Linden, 1995. Здесь следует отметить два других вклада людей, работающих в орбите Четвертого Интернационала. Эрнест Мандель написал очень интересную статью о «подъеме четвертого сословия», которая, к сожалению, доступна только на голландском языке: Mandel, 1998.Роберт Локхед опубликовал главу о голландском восстании в своей книге «Буржуазные революции»: Lochhead, 1989. Это дает хороший обзор и много понимания динамики событий, но этому мешает очень ограниченное использование источников.

11: Каттнер, 1949.

12: Nierop, 2001, стр. 32-33, 40-42.

13: Фраза «раздробленный образ» была придумана голландским историком Яном Ромейном на лекции в 1939 году.

14: Петтегри, 2002, стр. 74.

15: Петтегри, 2002, стр. 72.

16: Бродель, 1974, стр. 399.

17: Петтегри, 2002, стр. 5.

18: Валлерстайн, 1974, стр. 15.

19: Этот момент, конечно, был центральным в аргументе Маркса в третьем томе «Капитала» об «исторической роли торгового капитала» — см., Например, Маркс, 1991, стр. 442-443. Это также сыграло огромную роль как в первоначальных «дебатах о переходе», так и в более поздних «дебатах Бреннера». Для обзора см. Harman, 1989, стр. 35-88.

20: Vries, 1974, стр. 55.

21: Билман, 1993, стр. 162.Интересно, что Бреннер, 2001, сам делает аналогичные выводы, не уделяя особого внимания последствиям для своего тезиса в целом. Эллен Мейксинс Вуд, пытаясь быть более католичкой, чем папа, утверждала, что капиталистическое сельское хозяйство в Нидерландах вообще не развивалось — см. Wood, 2002b.

22: Израиль, 1998, с. 115.

23: Бродель, 1981, стр. 133.

24: Андерсон, 1979, стр. 41.

25: Андерсон, 1979, стр. 61.

26: Viglius and d’Hopperus, 1858, p53.В оригинале написано: «Mégère elle-même n’aurait pu Trouver un meilleur moyen pour développer dans la multitude l’esprit de sédition».

27: Tex, 1973, стр. 5.

28: Duke, 2003.

29: Бергсма, 1997, стр. 255. Учитывая мужскую предвзятость многих исторических работ, Бергсма добавляет, что это часто оказывается «историей женщин, в которых женщины« не учитываются »».

30: Duke, 2003, стр. 77, 121.

31: Crew, 1978, стр. 27.

32: Израиль, 1998, стр. 85.

33: Duke, 2003, стр. 99.

34: Это число включает лейденских бюргеров, казненных в другом месте. Число основано на исследовании Criminele Sententiënboeken в Лейденском региональном архиве и имеющихся отчетах по истории анабаптизма в Лейдене в Knappert, 1908, и Mellink, 1981.

35: Marnef, 1996, p84.

36: Тоуни, 1961, стр. 111.

37: Schöffer, 1964, p70.

38: См. , Например, Bloccius, 1567, pp. 44-45.

39: Bloccius, 1567, стр. 88.

40: Bloccius, 1567, стр. 209.

41: Марнеф, 1996, стр. 168.

42: Верневик, 1905, стр. 216.

43: Читатели, интересующиеся историческим повествованием, могут начать с Geyl, 2001, Parker, 1979a или соответствующих глав в Израиле, 1998.

44: О международном масштабе голландского восстания см. Соответствующие статьи, собранные в Parker, 1979b.

45: Верневик, 1905, стр. 34.

46: Хорошее краткое объяснение событий во время Вельденской бури дано в Marnef, 1999.

47: Герцог, 2003 г., стр. 132.

48: Motley, 1889, стр. 49.

49: Harrison, 1897, стр. 69 и далее. Отчет Харрисона довольно извиняется по отношению к поведению Вильгельма Оранского по этому поводу, но то же самое относится и к большинству голландских отчетов.

50: Гейл, 2001, стр 102-103.

51: Паркер, 1979a, стр. 108.

52: Роуэн, 1972, стр. 43.

53: Описание военных кампаний с точки зрения британских солдат, участвующих в них, дано в Caldecott-Baird, 1976, и Evans, 1972.

54: Хорошие обзоры можно найти в общих историях, которые я цитировал ранее, но я должен отметить здесь важное исследование Г. А. Энно ван Гелдера, 1943 г., которое является лучшим описанием революционной динамики в конце 1570-х — начале 1580-х годов.

55: Классический отчет об этом событии представлен влиятельным бельгийским историком Анри Пиреном в четвертом томе его Histoire de Belgique, 1927, но мне неизвестен английский перевод этого авторитетного труда.

56: Грейсон, 1980, стр. 62.

57: В ходе классических буржуазных революций наблюдается прогрессивное развитие низшего классового сознания, с развитием эгалитарных левых во время Гражданской войны в Англии в 17 веке и, в еще большей степени, с радикальными фракциями в парижских секциях. во время Французской революции, но ни одной из этих идей нельзя приписать форму «классового сознания» в современном смысле этого слова. См., Например, Manning, 1999, и Rudé, 1964.

58: Duke, 1996, стр.30.

59: Geurts, 1956, стр. 195, 198.

60: Энгельс, 1852.

61: Лефевр, 1967, стр.20.

62: Как в названии классического рассказа Роберта Фруина о 1560-х годах — «Прелюдия к 80-летней войне» (Фруин, 1939).

63: Об этом говорил Андре Деспре в своем исследовании восстания в Гент-Деспре, 1963 г., стр. 111.

64: Callinicos, 1989, стр. 127.

65: Паркер, 1981, стр. 136.

66: См., Например, Валлерстайн, 1982.

67: Например, Vries, 1974, стр. 141 и далее.

68: Wilson, 1968, стр. 30–31.

69: Wallerstein, 1980, pp42-43, где он также заявляет: «Соединенные провинции не только были ведущим производителем сельскохозяйственной продукции того времени; одновременно и ведущий производитель промышленной продукции ».

70: Dash, 1999.

71: Molyneux, 2001, стр. 47 и далее, и Schama, 1991, стр. 289 и далее.

72: Vries and Woude, 1997, p676.

73: Данторн, 1993, стр. 236.


Список литературы

Андерсон, Перри, 1979, Происхождение Абсолютистского государства (Verso).

Bergsma, Wiebe, 1997, «Интеллектуальный и культурный контекст Реформации в северных Нидерландах», в N Scott Amos, Andrew Pettegree и Henk van Nierop (ред.), The Education of a Christian Society : Humanism and the Реформация в Великобритании и Нидерландах (Олдершот).

Билеман, январь 1993 г., «Голландское сельское хозяйство в золотой век, 1570–1660», в Карел Дэвидс и Лео Нордеграаф (ред.), «Голландская экономика в золотой век» : Девять исследований (Архив экономической истории Нидерландов) .

Bloccius, Petrus, 1567, Meer dan Twee Hondert Ketteryen , Blasphemien , en Nieuwe Leeringen , welck uut de Misse zyn Ghecomen (Лейден).

Бродель, Фернан, 1974, Капитализм и материальная жизнь 1400 1800 (Harpercollins).

Бродель, Фернан, 1981, Цивилизация и капитализм . 15 18 век , том 1, Структуры повседневной жизни (Harpercollins).

Брендлер, Герхард, 1982, «Die Revolution der Niederlande 1566–1579», в Manfred Kossok (ed), Revolutionen der Neuzeit (Topos-Verlag).

Бреннер, Роберт, 2001, «Низкие страны в процессе перехода к капитализму», в Питере Хоппенбрауверсе и Яне Люитене ван Зандене, Крестьяне в фермеров ? Трансформация сельской экономики и общества в Нидерландах ( Средневековье XIX век ) в свете дебатов Бреннера (Brepols).

Caldecott-Baird, Duncan, 1976, Экспедиция в Голландию по рукописи Уолтера Моргана 1572 1574 (Seeley Service).

Каллиникос, Алекс, 1989, «Буржуазные революции и исторический материализм», International Socialism 43 (июнь 1989).

Crew, Phillis Mack, 1978, Кальвинистская проповедь и иконоборчество в Нидерландах 1544 1569 (Кембриджский университет).

Dash, Mike, 1999, Tulipomania : История самого желанного цветка в мире и необычайных страстей, которые он пробудил (Weidenfeld & Nicholson).

Despretz, André, 1963, De instauratie der Gentse calvinistische republiek , 1577 1579 (Studia Historica Gandensia).

Duke, Alastair, 1996, «De calvinisten en de‘ Paapse beeldendienst ». De denkwereld van de beeldenstormers в 1566 г. », в M Bruggeman и др. (Ред.), Mensen van de Nieuwe Tijd . Een liber amicorum voor A Th van Deursen (Амстердам).

Герцог, Аластер, 2003 г., Реформация и восстание в Нидерландах (Баккер).

Данторн, Хью, 1993, «Голландское восстание в английской политической культуре 1585–1660», в Тео Хермансе и Рейнье Сальверде (ред.), От восстания к богатству : Культура и история Нижних стран 1500 1700 (Университетский колледж Лондона).

Энгельс, Фредерик, 1852, Революция и противодействие Революция в Германии , www.marxists.org/archive/marx/works/1852/germany/ch05.htm

Evans, John X (ed), 1972, Работы сэра Роджера Уильямса (Оксфордский университет).

Fruin, Robert, 1939, Het Voorspel van den Tachtigjarigen Oorlog (Nijhoff), доступно по адресу http://books.google.com

Гельдер, H. A. Enno van, 1943, Revolutionnaire Reformatie (Van Kampen).

Geurts, PAM, 1956, De Nederlandse Opstand in Pamfletten 1566 1584 (Dekker & Van de Vegt).

Гейл, Питер, 2001, История голландскоязычных народов 1555 1648 (Орион).

Грейсон, Дж. К., 1980, «Гражданское ополчение в стране Голландии, 1560-81 гг .: Политика и общественный порядок в голландском восстании», BMGN 95 .

Харман, Крис, 1989 г., «От феодализма к капитализму», Международный социализм 45 (декабрь 1989 г.).

Харман, Крис и Роберт Бреннер, 2006 г., «Дебаты: истоки капитализма», International Socialism 111 (июль 2006 г.), www.isj.org.uk/index.php4?id=219&issue=111

Харрисон, Фредерик, 1897, Уильям Молчаливый (Макмиллан), www. archive.org/details/WilliamTheSilent

Хобсбаум, Эрик, 1954, «Кризис 17 века II», Прошлое и настоящее 6 .

Израиль, Джонатан, 1998, Голландская Республика : Его подъем , Величие и падение (Кларендон).

Knappert, L, 1908, De Opkomst van het Protestantisme in eene Noord Nederlandsche Stad . Geschiedenis van de Hervorming binnen Leiden (Van Doesburgh).

Kuttner, Erich, 1949, Het hongerjaar 1566 (Amsterdamsche Boek en Courant Maatschappij).

Линден, Марсель ван дер, 1997, «Маркс и Энгельс, голландский марксизм и« Образцовая капиталистическая нация 17 века »», Наука и общество , том 61.

Лефевр, Жорж, 1967, Пришествие Французской революции (Принстон).

Лоххед, Роберт, 1989, «Буржуазные революции», Блокнот IIRE для учебы и исследований 11 / 12 , www.iire.org/images/stories/notebooks/robertlochheadnr10english.pdf

Mandel, Ernest, 1998, «De Opkomende‘ Vierde Stand ’in de Burgerlijke Omwenteling van de Zuidelijke Nederlanden (1565-1585, 1789-1794, 1830)», www. marxists.org/
nederlands / mandel / 1988 / 1988vierdestand.htm

Мэннинг, Брайан, 1999, Крайне левые в английской революции , 1640–1660 (Закладки).

Marnef, Guido, 1996, Антверпен в эпоху Реформации : Подпольный протестантизм в коммерческом мегаполисе , 1550 1577 (Университет Джона Хопкинса).

Марнеф, Гвидо, 1999, «Динамика реформатской религиозной воинственности: Нидерланды, 1566–1585», в Филиппе Бенедикте (ред.), Реформация , восстание и гражданская война во Франции и Нидерландах 1555 1585 (KNAW), www.knaw.nl/publicaties/pdf/981100_00.pdf

Маркс, Карл, 1973, «Буржуазия и контрреволюция», в Давиде Фернбахе (изд.), Карл Маркс : Революции 1848 года (Хармондсворт), также доступно на сайте www.marxists.org/archive/ Маркс / Работы / 1848/12 / 10.htm

Marx, Karl, 1976, Capital , volume one (Harmondsworth), также доступно на сайте www. marxists.org/archive/marx/works/1867-c1/

Marx, Karl, 1991, Capital , volume 3 (Penguin), также доступно на сайте www.marxists.org/archive/marx/works/1894-c3/

Mellink, Albert Frederick, 1981, De Wederdopers in de Noordelijke Nederlanden 1531 1544 (Дикстра).

Molyneux, John, 2001, Rembrandt and Revolution (Redwords).

Motley, John Lothrop, 1889, The Rise of the Dutch Republic , volume two (William W Giddings), www.gutenberg.org/etext/4836

Ниероп, Хенк ван, 2001, «Трон Альвы — Осмысление восстания в Нидерландах», в Грэме Дарби (редактор), Истоки и развитие голландского восстания (Рутледж).

Паркер, Джеффри, 1979a, Голландское восстание (Пеликан).

Паркер, Джеффри, 1979b, Испания и Нидерланды 1559 1659 : Десять исследований (Коллинз).

Паркер, Джеффри, 1981, Европа в кризисе 1598 1648 (Фонтана).

Петтегри, Эндрю, 2002, Европа в 16 веке (Блэквелл).

Pirenne, Henri, 1927, Histoire de Belgique (Ламертин).

Роуэн, Герберт (редактор), 1972, Низкие страны в раннее Новое время (Harper & Row).

Руде, Джордж, 1964, Толпа в истории . Исследование народных беспорядков во Франции и Англии 1730 1848 (Wiley).

Schama, Simon, 1991, Смущение богатством : Интерпретация голландской культуры в золотой век (Harpercollins).

Schöffer, I, 1964, «Протестантизм в движении во время восстания в Нидерландах», в JS Bromley and EH Kossmann (eds), Britain and the Netherlands , volume two, Papers Delivered to Anglo-Dutch Historical Conference (Chatto И Виндус).

Tawney, RH, 1961, Религия и подъем капитализма (Penguin).

Тешке, Бенно, 2003, Миф 1648 г. : Класс , Геополитика и создание современных международных отношений (Verso).

Тешке, Бенно, 2005, «Буржуазная революция, формирование государства и отсутствие Интернационала», Исторический материализм , том 13, номер 2.

Tex, Jan den, 1973, Oldenbarnevelt , volume one, 1547-1606 (Кембриджский университет).

Vaernewyck, Marc van, 1905, Mémoires d’un Patricien Gantois sur les Troubles Religieux en Flandre 1566 _1568 , том первый (Maison d’editions d’art de Gand).

Viglius and d’Hopperus, 1858, Mémoires sur le Commencement des Troubles des Pays Bas (Heussner).

Vries, Jan de, 1974, Голландская сельская экономика в золотой век , 1500 1700 (Йельский университет).

Фрис, Ян де и Ад ван дер Вуд, 1997, Первая современная экономика : Успех , Неудача , и стойкость голландской экономики , 1500 1815 (Кембриджский университет).

Валлерстайн, Иммануил, 1974, Современная мировая система , том первый, Капиталистическое сельское хозяйство и истоки европейской мировой экономики в 16 веке (академический).

Валлерстайн, Иммануил, 1980, Современная мировая система , том второй, Меркантилизм и консолидация европейской мировой экономики, 1600-1750 (академический).

Валлерстайн, Иммануэль, 1982, «Голландская гегемония в мировой экономике 17 века», в Морисе Эймарде (редактор), Голландский капитализм и мировой капитализм / Capitalisme Hollandais et Capitalisme Mondial (Кембриджский университет).

Уилсон, Чарльз, 1968, Голландская республика и цивилизация 17 века (Макгроу Хилл).

Wittman, Tibor, 1969, Les gueux dans les «bonnes villes» de Flandre , 1577 1584 (Akadémiai Kiad).

Вуд, Эллен Мейксинс, 2002a, Происхождение капитализма : Более длинный взгляд (Verso).

Вуд, Эллен Мейксинс, 2002b, «Вопрос о зависимости от рынка», Журнал аграрных изменений , том 2, номер 1 (январь 2002 г.).

(PDF) «Голландская республика как буржуазное общество»

международное значение голландской истории

основа городского общества. В 1796 году декан гильдии портных

Амстердама предположил, что игнорирование жизненно важных интересов мастеров гильдии может вынудить их покинуть город

— эта угроза регулярно включается в петиции гильдии

— и может в конечном итоге уменьшить города. снова в простые деревни: которые, конечно же, были бы для них

самым большим позором.

30

Как бы то ни было, у гильдий были очень веские основания претендовать на роль

в обществе. Прежде всего, они организовали основные секторы экономики

, в частности, городскую промышленность. Даже несмотря на то, что некоторые из недавно созданных отраслей

, такие как переработка сахара или огранка алмазов

31

, никогда не были созданы, было бы неправильно представлять гильдии как очаги

традиционализма.Не только была внедрена инновационная отрасль, такая как живопись

, но и, похоже, существует сильная причинно-следственная связь между созданием гильдий

в этой отрасли и развитием голландской живописи

Золотого века.

32

Более того, количество гильдий увеличилось на

на душу населения с позднего средневековья до конца восемнадцатого века,

демонстрируя, что они были живым учреждением, а не мертвым лесом

, уцелевшим от отсталости возраст.

33

Гильдии также обеспечивали праздничное настроение среднему классу различными способами

.

34

Были ежегодные банкеты в день именины покровителя, даже

после введения Реформации. Члены гильдии, и часто их

жен, были похоронены гильдией. В Утрехте и Дордрехте гильдии владели

общих могилы, где могли быть похоронены менее обеспеченные члены.

35

Около

четверти всех голландских гильдий имели специальные положения о страховании для членов, нуждающихся в

.

36

Рынок во время Золотого века Голландии », in:

S.R. Эпштейн и Маартен Прак (ред.), Гильдии,

Инновации и европейская экономика, 1400-1800

(Кембридж, 2008) 143-171.

33 Де Манк, Лоуренс и Лукассен, «

Создание и распространение гильдий ремесленников»,

39.

34 Вос, Бюргерс, глава iv; Remmerswaal, Een

duurzame alliantie, главы 8–9; и Slokker,

‘Ruggengraat’, главы 8 и 11 содержат множество примеров

.

35 Maarten Prak, ‘Politik, Kultur und politische

Kultur. Die Zünfte in den Nördlichen

Niederlanden ’, in: Reininghaus, Zunftlandschaften,

78-79; Эрик Палмен, «De Dordtse gilden en hun

sociale betekenis», в: Виллем Фрейхофф, Хуберт

Нустелинг и Марийке Спис (ред.), Гешиденис

van Dordrecht van 1572–1813 (Hilversum 1998). .

30 Маартен Прак, «Отдельное лицо, корпорация и

Общество: Риторика голландских гильдий» (18-е.

C.) ‘, in: Marc Boone and Maarten Prak (eds.),

Statuts Individual, statuts corporatifs et statuts

judiciares dans les villes européennes (moyen âge

et temps modernes) / Индивидуальные, корпоративные и

Судебный статус в европейских городах (позднее средневековье

и раннее Новое время) (Лувен, Апелдорн

1996) 276. О самооценке гильдий, также LH

Remmerswaal, Een duurzame alliantie. Gilden en

regenten в Зеландии, 1600-1800 (Мидделбург 2009)

глава 4; Нико Слоккер, ‘Ruggengraat van de

stedelijke samenleving.De rol van de gilden in de

stad Utrecht, 1528-1818 ‘(докторская диссертация Utrecht

University 2009; публикация ожидается в 2010 году)

глава 9.

31 Lourens and Lucassen, Ambachtsgilden binnapad,

een handelsk ‘, 133-144.

32 Maarten Prak, ‘Художники, гильдии и искусство

BMGN.Opmaak.Special.indd 116 05-07-10 08:55

Буржуазная революция и гражданская война в США

ЕСТЬ еврейское слово и понятие под названием «Наглость», классический пример которой — мальчик, который убивает своих родителей, а затем просит, чтобы судья отпустил его, потому что он сирота.Это своего рода дерзость и дерзость. Я полагаю, что еще один хороший пример — это кто-то с северо-востока Шотландии, появившийся в Нью-Йорке и рассказывающий аудитории американцев, что им думать о двух великих основополагающих моментах в их национальной истории. Так что терпите меня, пока я пытаюсь сказать что-нибудь разумное по этому поводу. Я уверен, что большинство из вас знает события Гражданской войны, и гораздо лучше меня, поэтому я не собираюсь рассказывать вам, например, о том, что произошло в Геттисберге.

Я попытаюсь рассказать вам о трех вещах.Во-первых, я собираюсь поговорить о том, что такое буржуазная революция, как мы ее определяем и о различных ее проявлениях. Во-вторых, я хочу очень кратко сказать об Американской революции, то есть о событиях, которые обычно называют Американской революцией: Война за независимость, Война за независимость — различные термины, которые мы используем для обсуждения событий 1776-83 годов. — а затем, наконец, обсудим саму гражданскую войну. Главное, о чем я хочу поговорить в этой связи, — это природа Юга, потому что мне кажется, что это решающий вопрос в понимании Гражданской войны как буржуазной революции.

Итак, разбирая проблемы в таком порядке, первое, что я хочу сделать, это провести различие между двумя видами революций. В марксистской традиции мы склонны говорить о политических революциях и социальных революциях. Я думаю, что это важное различие, которое необходимо провести, и оно появится при сравнении американской революции и гражданской войны. Политические революции очень распространены в истории, начиная с Древнего Египта и, вероятно, раньше: по сути, это революции, которые меняют режим.Это может быть что-то столь же простое, как военный переворот, но в нем могут участвовать тысячи людей, а также массовые движения. Иранская революция в известном смысле была политической революцией такого рода. Раньше Иран был капиталистической страной, а потом стал капиталистической страной, но определенно произошла смена персонала, который управляет государством. И таких примеров есть ряд — 1848 год во Франции будет еще одним из них. Итак, политические революции довольно распространены, но они не являются чем-то, что коренным образом меняет природу общества или природу государства.

Социальные революции, напротив, очень редки; настолько редки, что нам известен только один успешный пример. Переход от рабства к феодализму — это, по сути, социально-экономический процесс, не революционный ни в каком смысле, кроме, возможно, переносного. А социалистическая революция, как нам, к сожалению, хорошо известно, еще не произошла. Таким образом, у нас действительно остался один пример, а именно буржуазная революция: буржуазные революции в целом, от голландского восстания до китайской революции, или как бы кто-то ни хотел определить границы.

Социальные революции — это больше, чем просто смена режима; это фундаментальные преобразования государства. Они открывают изменения в обществе или закрепляют изменения в обществе. Ясно, что взаимосвязь между политической и социальной революцией довольно сложна. Иногда то, что на поверхности выглядит просто политической революцией, можно рассматривать как часть социальной трансформации, если рассматривать это в контексте других вещей. Например, революция 1688 года в Англии сама по себе не является особо важным или разрушительным событием, но если вы посмотрите на нее в контексте того, что произошло ранее в 1640–1660 годах — установление республики, испытание и казнь короля Карла, демонтаж абсолютистского государства, отмена феодальной власти и так далее — тогда вы можете рассматривать это как заключительный эпизод более долгосрочного процесса. Поменяв порядок в хронологическом значении, можно увидеть, что события в Америке 1776 года, а затем 1861 года имеют такую ​​же связь.

У вас также может быть что-то, что потенциально могло бы стать социальной революцией, но в конечном итоге окажется просто политической революцией, потому что это не удастся. Было предпринято множество попыток социалистических революций — например, в Германии в 1918 году и в Иране в 1978 году, — которые потенциально могли быть социалистическими и социальными, но в конечном итоге оказывались просто политическими, потому что рабочие не побеждали, и другая часть капиталистического класса берет верх. над.Итак, существует сложный набор отношений между этими типами революций, но это основные границы.

Буржуазные революции — это социальные революции: что это значит, как мы это определяем? Первый вопрос: какую методологию вы здесь используете? Есть один, который используют Маркс и Энгельс, говоря о капитализме, в котором они берут наиболее развитый его пример, чтобы объяснять или говорить о нем. Итак, Маркс рассматривает Англию как наиболее развитую форму капитализма и использует ее для исследования фундаментальных законов капитализма.И с другой стороны, Энгельс говорит о Франции до 1789 года как о классической модели абсолютизма, как о примере ее внутренних тенденций развития.

Некоторые люди придерживаются того же подхода к буржуазным революциям и выделяют Французскую революцию как образец, классическую, наиболее развитую форму. Проблема в том, что Французская революция была исключительным событием. Фактически, только Английская революция и, возможно, голландское восстание (1566–1609) напоминают ее с точки зрения участия населения и с точки зрения реальных форм борьбы.Французская революция очень важна, но она гораздо важнее по сравнению с другими видами революций, которые предполагают массовую мобилизацию — русской революцией, иранской революцией, нынешней египетской революцией, — чем с буржуазными революциями в целом. Так что это не лучший способ решения проблемы.

Мы должны решить, что существенно, а что несущественно в природе буржуазных революций. Здесь я хочу сказать, прежде всего, что есть трудности с тем, как люди иногда говорят о буржуазных революциях, потому что они переносят это через дефис к слову «демократия» — буржуазно-демократическая революция.Этот термин первоначально использовался Лениным и большевиками до революции 1905 года в России, и в то время это был вполне разумный подход, потому что впереди была буржуазная революция — и все, кроме Троцкого, думали, что русская революция будет буржуазной — вы также можете попытаться установить демократию, потому что рабочим нужна демократия для развития своих организаций, для политической зрелости. Таким образом, русская революция была бы буржуазной и демократической.

То, что впоследствии произошло при сталинизме, заключалось в том, что эти две вещи были расставлены вместе и перенесены в прошлое, так что вы получаете буржуазно-демократическую революцию в Англии, буржуазно-демократическую революцию во Франции — хотя ни одна из этих революций, не говоря уже о тех, которые произошли. позже в Германии или Италии были очень демократичны.В них были демократические моменты, но они, конечно, не привели — за частичным исключением Франции — к демократии в качестве конечной цели. Для достижения демократии потребовались десятилетия, а в некоторых случаях и столетия.

Проблема в том, что если принять демократию как определяющую характеристику буржуазной революции, то есть некоторые страны, возможно, большинство стран, где она еще даже не завершена. Когда на этой основе завершится Американская революция? Предположительно в 1960-х годах, когда на Юге было установлено право голоса чернокожих.В этом смысле это безумная категория; должно быть что-то еще.

Буржуазную революцию характеризует также не полное уничтожение всех частей феодализма или всех аспектов феодальных отношений. В некоторых странах — в Шотландии после 1746 года, в Пруссии после 1806 года — феодальные социальные отношения используются для начала накопления капитала и начала установления капиталистических отношений. Это тоже не может быть решающим; здесь должно быть что-то определенно более фундаментальное.

То, что мы должны подойти к этому, иногда называют анализом «поворотной точки» в социальных науках: это своего рода причудливый способ говорить о Гегелевской сове Минервы, которая, как мы знаем, летает только после сумерек; вы знаете, что что-то случилось, только после того, как все закончилось. Когда что-то установлено, вы можете увидеть конечную точку. Итак, какова конечная точка? И здесь я хочу сослаться на важное эссе, которое Алекс Каллиникос написал еще в 1982 году в обзоре книги Майкла Лоуи « Политика комбинированного и неравномерного развития» .Контекст обсуждения не имеет особого значения, но в нем Алекс сказал, что разумное определение буржуазной революции — это не то, о чем я только что говорил, а создание независимого центра накопления капитала, или ICCA, если вы хотите использовать это как аббревиатуру.

Думаю, это полезное определение. Это минимальный, но я думаю, что он весьма полезен, потому что он фокусируется на том, что на самом деле является решающим результатом — создание центра накопления капитала и, следовательно, преобразование государства так, чтобы оно было ориентировано на эту цель. Я думаю, что это наиболее полезный способ подойти к вопросу. Это не очень героическое определение, оно не обязательно подразумевает бегство за триколором или казнь королей, но, тем не менее, мне кажется, что оно более фундаментальное и помогает нам понять, о чем мы здесь думаем.

Есть еще два мыслителя, к которым я хочу обратиться в этом пункте, относительно вопроса о том, что не нужно полностью устранять все феодальные отношения. Один из них — Джеффри де Сте-Круа. В своей великой книге « Классовая борьба в древнегреческом мире » он подчеркивает важное замечание о том, что то, как вы определяете классовую природу общества, не обязательно зависит от того, сколько людей выполняют определенный вид труда; это количество людей, которые производят прибавочную стоимость для правящего класса.Итак, Древний Рим был рабовладельческим обществом не потому, что большинство угнетенных или эксплуатируемых были рабами, а потому, что рабы были людьми, которые производили богатство для рабовладельцев, правящего класса в этом обществе. Значение для нашего обсуждения состоит в том, что излишки, присвоенные правящим классом, могут быть извлечены у рабочих — другими словами, посредством капиталистической эксплуатации — даже при том, что крестьяне все еще были вовлечены в квазифеодальные общественные отношения или занимались мелкотоварным производством или чем-то еще.

Второе замечание высказано индийским марксистом Иаиром Банаджи. Он утверждает, что если вы определяете, что такое общество, вы должны определить то, что Маркс называл его законами движения. Это капиталистические законы движения или феодальные законы движения? Если оно капиталистическое, у вас могут быть люди-рабы, могут быть люди-крестьяне, работающие в мелкотоварном производстве, но если оно подчинено капиталистическим законам движения, это решающий момент. Это может показаться довольно абстрактным, но на самом деле оно затрагивает суть проблемы американской революции и рабства, а также того, как мы определяем Север и Юг.

Здесь еще несколько фундаментальных моментов: история — и это один из тех редких случаев, когда я согласен с Робертом Бреннером, Эллен Вуд и их последователями — не является чередой восходящих и падающих классов. Ясно, что рабы не унаследовали, не победили и не стали следующим правящим классом после отмены рабства. С точки зрения феодализма крестьяне в целом не стали классом, пришедшим на смену феодалам — по крайней мере, лишь незначительное меньшинство. Это была буржуазия, и хотя они были угнетены, они сами были эксплуататорским классом.Другими словами, вы должны проводить различие между конфликтами внутри общества, такими как конфликты между крестьянами и лордами, и конфликтами между двумя разными типами общества, которые могут привести к победе одного из них, в конце концов, типа буржуазной революции.

Буржуазные революции в целом распадаются примерно на две волны. Те, кто в Нидерландах, Англии и Франции, в значительной степени были вытеснены мелкой буржуазией снизу в массовых движениях против абсолютизма.Франция немного отличается, потому что она была менее развита с капиталистической точки зрения, чем Англия или Голландия, но, тем не менее, попадает в ту же категорию. Проблема в том — и именно здесь Французская революция имеет решающее значение из-за того, что произошло после 1789 года, и особенно после 1792 года, — огромные потрясения, резня различных членов правящих классов, включая самих капиталистов, вселили террор и страх в общество. буржуазии Европы до такой степени, что они не были готовы когда-либо снова вести такого рода борьбу или развязать ее таким же образом.

Иногда это можно преувеличить; некоторые буржуазии все еще были способны начинать революции, и действительно делали это в различные моменты 1820-х годов вплоть до, как известно, 1848-49 годов, но никогда в такой степени. Вторая волна буржуазной революции в основном осуществлялась сверху. В Германии люди, которые проводили это, возглавлялись Отто фон Бисмарком и частью прусского феодального класса юнкеров. Точно так же в Италии граф Кавур использовал обычную военную мощь Королевства Пьемонт, чтобы протолкнуть объединение.В Японии руководство осуществляла часть самураев под лозунгом «почитай императора, изгони варвара».

Это не силы, продвигающие прогрессивные демократические лозунги. Но они представляют собой группу людей, которые видят, что они должны развивать капитализм — они должны построить государство, которое позволит капитализму развиваться сверху вниз, часто по причинам геополитической конкуренции, чтобы их не обогнали Великобритания и Франция. . Но если вам нужно вооружение, вам нужно развивать оружейные заводы, а затем — наемные трудовые отношения и так далее.Итак, вы начинаете развивать капитализм, хотя, возможно, это не было вашей основной мотивацией.

Есть два исключения, которые не попадают ни в один из этих лагерей. Один из них — Шотландия, другой — Америка. В частности, я собираюсь привести доводы в пользу исключительности буржуазной революции в США с точки зрения того, когда она происходит и какие фактические формы она приняла. В некоторых отношениях Гражданская война в США похожа на события в Германии и Италии — она ​​связана с объединением или, точнее, с воссоединением.В остальном все совершенно по-другому с точки зрения того, кто зарабатывает на этом и кто ведет борьбу.

Время от времени я буду упоминать Шотландию, но сосредоточусь на Америке. Если вы прочитаете литературу, то обнаружите, что еще до начала гражданской войны люди называют грядущий конфликт Второй американской революцией — первой из них была революция 1776 года.

Итак, давайте начнем с Войны за независимость. 1776-83 гг. Как мы оцениваем эти события? Если бы это была буржуазная революция, можно было бы ожидать, что как только британцы будут изгнаны, а вы, колонисты, создадите свое собственное национальное государство, путь к капиталистическому развитию был бы открыт.В некоторой степени это происходит на Севере; но это также открывает возможность для развития рабства в большей степени, чем это было раньше. Между капитализмом и рабством нет ничего несовместимого, но я утверждаю, что в особых условиях Юга — это , в конечном счете несовместимое, по крайней мере, к середине девятнадцатого века.

В ходе ранних буржуазных революций происходят две вещи. Идет борьба за создание капиталистического государства и за освобождение капиталистических отношений, но также идет борьба за «свободу» или, если использовать менее двусмысленный термин, за демократию, и, хотя эта борьба частично совпадает с первой, она включает в себя другие проблемы и различные социальные аспекты. силы.Прежде всего, эта борьба за свободу и демократию часто направлена ​​как против капиталистов, так и против старых феодальных режимов. Другими словами, в Нидерландах, Англии и Франции происходили довольно сложные вещи. Во время американской революции 1776 года вы явно столкнулись с такой же борьбой снизу за свободу и демократию, и социалистические историки совершенно справедливо подчеркнули роль рабочих, крестьян, фермеров и групп меньшинств.

Но сделает ли это Войну за независимость первым актом буржуазной революции — другой вопрос.В конце концов, против кого велась война? Британия, которая на тот момент была самой капиталистической страной на земле. Британия заблокировала определенные события в Америке, но не сделала того, что она сделала в Индии, которая изначально должна была полностью подавить любое возможное капиталистическое развитие и сделать экономику полностью подчиненной экономике Великобритании. Другими словами, они борются против капиталистического государства, конституционной монархии; это не то же самое, что борьба с абсолютистским государством, которое по сути пытается поддерживать феодальные отношения.

Были попытки утверждать, что Британия установила феодальные отношения в колониях. В частности, Джон Адамс писал в Бостоне бесконечные статьи о том, как нужно свергнуть феодализм; но когда вы уясняете, что он имел в виду под феодализмом, на самом деле это было связано с несколькими пережитками, которые все еще существовали в некоторой степени в Англии и Шотландии и были перенесены в Северную Америку колонистами, а не какой-то серьезной формой феодального извлечения излишков.

Итак, мы подошли к настоящему поворотному моменту: гражданской войне.Уверен, товарищи читали некоторые из работ Маркса по этому поводу, которые впервые были собраны и опубликованы Коммунистической партией США в 1930-х годах. В них интересно то, что если вы также читаете, что говорили другие люди, как на Юге, так и на Севере, это очень похоже на то, что говорит Маркс. В отличие от буржуазных революций, истинная природа конфликта была хорошо известна многим людям с обеих сторон с самого начала. Например, в трудах южного писателя, такого как Уильям Дрейтон в 1830-х годах, он говорит, что, если аболиционисты добьются своего, это будет похоже на Французскую революцию, как революция в Гаити, негры будут обрушены на наш южный благородный народ. а потом будет как Англия при Кромвеле, они все будут бегать вокруг нас, убивая.И как только они отдадут голоса чернокожим, следующее, что они захотят, — это отдать голоса за женщин, что Дрейтон явно считает безумием. Таким образом, с этой глубоко консервативной точки зрения было совершенно ясно, каковы исторические параллели.

Точно так же, если вы читаете дебаты в Конгрессе и Сенате, по крайней мере, некоторые из про-союзных политиков делают заявления о том, что они боролись против класса людей, определяемых как обладатели определенного вида собственности, стремящихся преобразовать экономическую власть в политическую власть — один сенатор Моррилл от штата Мэн действительно использовал эти термины — и мы должны уничтожить их, прежде чем они уничтожат нас.Это очень похоже на то, что писал Маркс. Это был один из немногих случаев в его карьере, когда его сочинения вполне соответствовали тому, что говорили буржуазные политики.

Есть очень интересная книга под названием The Slave Power (1862) Джона Кэрнеса, ирландского последователя Рикардо. Это одна из самых известных книг о рабстве на Юге, написанных за пределами США. В начале первой главы он писал: «Все политические события определяются экономическими причинами.Эта война определяется тем, что существуют две разные экономические системы. Дело не в тарифах, не в правах государства; это о рабстве. И это была общепринятая позиция.

Но если между двумя разными типами обществ шла системная борьба, то что это были за? Ясно, что Север был капиталистическим регионом. Это была индустриализация, и капиталистические отношения были доминирующими. Но что такое Юг? Это явно не было феодальным государством или феодальной экономикой в ​​европейском понимании, но имело с ними некоторое сходство.

Было пять настоящих рабовладельческих обществ: греческие города-государства, Римская республика, империя примерно до второго, может быть, третьего века нашей эры, а затем рабский Юг, Куба и Бразилия. Рабство существовало и во многих других местах, но это единственные общества, построенные на рабстве как абсолютно фундаментальном элементе экономики. На Кубе и Бразилии было больше рабов, чем на Юге, около 40 процентов; рабы составляли примерно 34-35 процентов населения Юга.Но, тем не менее, Юг гораздо больше ориентирован на рабство, чем Бразилия или Куба.

Почему существует рабство? В современный период это, по сути, проблема труда для правящих классов — обеспечение предложения рабочей силы в ситуациях, когда в противном случае ее было бы мало. Это проблема, с которой, например, столкнулись прусские юнкеры и другие восточноевропейские землевладельцы в шестнадцатом веке, когда они снова закрепили крестьян в крепостях, чтобы сохранить привязанность людей к земле. Итак, рабство — это только одно решение этой проблемы: существуют и другие формы несвободного труда, но все решения направлены на решение проблемы дефицита рабочей силы в очень сложных условиях, когда люди не будут работать без принуждения, без какого-либо принуждения, чтобы заставить их работать. сделай это.

Юг был гораздо более интегрирован в мировую экономику, чем, скажем, восточноевропейские страны шестнадцатого и семнадцатого веков. Во-первых, Юг покупал технику в Европе. Более того, как я сказал ранее, между рабством и капитализмом нет существенного противоречия; рабство может сосуществовать с капитализмом.

Что еще тогда сделало бы Юг другим типом общества? Один аргумент, выдвинутый Банаджи и, немного другим способом, Юджином Дженовезе, заключается в том, что Юг по сути застрял в капиталистической торговой фазе капиталистического развития, включающей простое воспроизводство и производство абсолютной прибавочной стоимости путем принуждения рабов к работе. дольше и тяжелее.Я думаю, что это правда, но не думаю, что это имеет решающее значение. Мне кажется, есть более важный момент. Если бы рабство было рассеяно по всей Америке, его существование обязательно создало бы проблему для капиталистического развития; с ним можно было покончить постепенно, так же как с другими формами несвободного труда были покончены в Европе и других частях мира. Но этого не могло быть, потому что все общество на Юге было основано на рабстве. А после 1861 года на основе рабства было основано государство — Конфедеративные Штаты Америки.Теперь это совсем другое, и причина в том, что рабство было абсолютно расовым.

На Кубе бывшие рабы, получившие освобождение, могли сами владеть рабами. В Бразилии чернокожие были членами ополчения — ситуация немыслима в южных штатах Америки. Так что повсюду в Америке рабство не является полностью расовым. Кроме того, в этих других странах, даже до окончательной отмены рабства в 1880-х годах, вы начинаете переходить от рабства к несвободному труду, часто с участием китайских наемных рабочих, а также чернокожего населения, которое раньше были рабами.

Ничего из этого не происходит на Юге. В некоторой степени это связано с классовыми отношениями среди белого населения. Крупные рабовладельцы составляли очень маленькое меньшинство; ниже них находился более крупный класс йоменов-фермеров, которые также владели рабами, но в довольно небольшом количестве. Тем не менее эти две группы были связаны вместе тем фактом, что они были рабовладельцами. Под ними находилась масса бедных белых, масса фермеров, которые не были рабовладельцами и действительно не думали, что станут рабовладельцами.

Потенциально эти бедные белые могли объединиться с черным населением, которое больше не было порабощенным. Таким образом, над южными правящими классами нависла угроза возникновения такого рода единства между беднейшими членами общества. Способ избежать этого заключался в абсолютно расовом рабстве, чтобы убедиться, что у белых есть что-то общее друг с другом, отличное от того, как обращаются с черными, и что они никогда не смогут изменить это.

Прусские юнкеры могли начать покончить с видами несвободной рабочей силы, существовавшими к востоку от Эльбы, потому что они знали, что нет абсолютной разницы между крестьянами и всеми остальными.На Юге этого не было. И, в некотором смысле, приняв это решение, возникла проблема, потому что Юг был привержен такой экономике, которая не была капиталистической экономикой, основанной на интенсивном расширении и развитии капитала. По ряду причин их подтолкнули к территориальной экспансии, о которой я упоминал ранее.

Во-первых, это единственный способ увеличить прибыль. Но есть еще одна причина, и это был хлопок, абсолютно доминирующая культура на Юге.Индивидуальные рабовладельцы хотели увеличить производство хлопка, чтобы увеличить свой доход; но все вместе они были заинтересованы в ограничении производства, иначе цена упала бы, а их прибыль уменьшилась бы. Таким образом, им пришлось диверсифицироваться, чтобы производить другие культуры, помимо хлопка, и единственный способ, который они придумали для этого, заключался в том, чтобы захватить территорию за пределами самого Юга, сначала в Мексике и Никарагуа, но прежде всего в Латинской Америке и в Карибском бассейне, пытаясь включить их на территорию, контролируемую южными штатами.И, конечно же, когда эти планы были впервые сформулированы, рабовладельцы предполагали, что они собираются доминировать в США в целом — правдоподобное предположение, по крайней мере, до образования Республиканской партии в 1850-х годах.

Рабовладельцы были втянуты в экспансионистскую стратегию классовой структурой южного общества, в которой их положение могло поддерживаться только путем вытеснения как на Североамериканский Запад, так и на другие национальные территории Латинской Америки. И снова, если вы читаете заявления рабовладельцев и сторонников рабства, таких как южный конгрессмен Альберт Галлатин Браун, они защищали идею захвата чужих земель, потому что, в конце концов, они уже заняли земли чокто и сиу, так какая моральная разница в том, чтобы взять его у мексиканцев или никарагуанцев? И вы должны признать, что в этом есть своего рода логика; южный правящий класс считал себя продолжающим завоевательную, если не на самом деле истребительную кампанию, которая в первую очередь завоевала Северную Америку.Итак, Юг — это экспансионистская держава, которая подталкивает, это сложно. Политики и промышленники Севера были готовы к компромиссу — более того, они были готовы пойти на компромисс прямо в самый разгар гражданской войны. Но Юг не был готов к компромиссу. Это основа Гражданской войны.

Если вы думаете о таком месте, как Ямайка, там были рабы, но это не было рабовладельческое общество — рабство было второстепенным. Британская империя смогла покончить с рабством на Ямайке отчасти из-за неуверенности в том, насколько оно выгодно, а отчасти из-за того, что рабы продолжали восстать, особенно в 1831 году.Следовательно, не стоило усилий поддерживать рабство в этой колонии. Но это не имело значения, потому что для британского капиталистического класса не наступил бы конец света, если бы они отказались от рабства на Ямайке. Но отказ от рабства на Юге был бы концом для южного правящего класса, потому что Юг был столичной державой. Рабство не было периферийной областью; это был центр системы, которому брошен вызов.

Итак, как мы определяем Юг? Для начала нам нужно вернуться к позиции, о которой я упоминал ранее, которая рассматривает Юг как сохраняющий внутри себя очень раннюю стадию перехода к капитализму, в которой преобладали формы торгового капитала и рабства — вещи, которые вы обычно связываете с очень ранними стадиями. капиталистического развития.Юг был заморожен, если хотите, на стадии задержанного развития из-за того типа классовых отношений, которые я описал, но затем — и это решающий момент — эти отношения затем воплощаются в отдельной территориально определенной государство.

Этого не происходит где-либо еще, и поэтому Юг нельзя полностью сопоставить с другими обществами. Конечно, в идеологии Юга феодальные отношения рассматривались очень романтизированно, особенно в произведениях сэра Вальтера Скотта.И если вы читаете письма солдат Конфедерации, этих молодых фермеров, вы обнаружите, что они пишут о том, как они читали сэра Вальтера Скотта и испытывали энтузиазм от защиты своего общества так же, как горцы защищали свое. Проблема в том, что хотя сэр Вальтер Скотт был яростным консерватором, он также был интеллектуалом, воплотившим традиции социальной теории, развитой шотландским Просвещением, из которых он в некотором смысле является последней значимой фигурой. Если вы прочтете его романы, быстро станет ясно, что он не романтизировал Хайленд — напротив, он показывает, что, каким бы замечательным и героическим ни было горское общество, оно неизбежно будет разрушено наступлением капитализм.Он даже довольно конкретно написал об уничтожении феодализма в романе « Redgauntlet », который не случайно очень восхищался Марксом.

Когда вы читаете эти письма солдат Конфедерации, вы узнаете своего рода трагическое недоразумение Скотта, которое привело их к их уничтожению. Марк Твен в « Life on the Mississippi » утверждал, что Скотт несет ответственность за гражданскую войну в США — я думаю, с его стороны это небольшое преувеличение; но верно, что южане определенно видели родство между Конфедерацией и докапиталистическим обществом, смертельную агонию которого он описал.

Как только началась гражданская война, мы видим интересный пример двоевластия, конфликта, о котором Ленин и Троцкий начали теоретизировать в 1917 году в ответ на появление Советов в качестве формы правления, альтернативной российскому государственному аппарату. Троцкий в своей книге «История русской революции » обнаружил более ранние примеры в истории английской и французской революций, где он писал о двоевластии, географически находящемся в разных областях как в этих битвах, так и в войнах.И в некотором смысле это очевидно то, что есть и у вас в Америке; ситуация двоевластия, закрепленная в двух различных государственных силах, противостоящих друг другу через социальный и территориальный разрыв между Севером и Югом.

Остающийся вопрос, который я хочу кратко затронуть, заключается в том, почему правящий класс Севера был в конечном итоге готов к революционной войне против Юга, особенно в тот момент, когда они вербовали бывших рабов в полки для сражений. Ответ двоякий.

Первая причина в том, что они не боялись рабочего класса так, как, скажем, немецкие революционеры 1848 года.Майк Дэвис и, немного иначе, Чарли Пост, оба утверждают, что это произошло из-за глубоких расовых разделений внутри северного рабочего класса. Это, безусловно, правда и важный момент, но я не думаю, что это единственный фактор. Несомненно, американский рабочий класс в середине девятнадцатого века был не в состоянии бороться за власть. Это было не в ситуации перманентной революции; он не был ни развит, ни достаточно унифицирован, отчасти из-за расовых разделений внутри него, как, например, продемонстрировали беспорядки в Нью-Йорке в 1863 году.Таким образом, северный правящий класс мог действовать с определенной долей безнаказанности, и они были единственной буржуазной революционной силой в то время, которая могла это делать. Единственным другим классом, который находился в подобной ситуации, был союз, установивший капитализм в Шотландии после 1746 года — союз бывших феодалов, превратившихся в капиталистических помещиков, интеллектуалов Просвещения и улучшившихся арендаторов. Им тоже не нужно было беспокоиться о рабочем классе, но по другой причине: рабочего класса в Шотландии в то время не существовало, и поэтому они могли свободно воссоздавать мир так, как они хотели.И по разным причинам это было верно для правящего класса на Севере: рабочий класс отсутствовал как серьезная экзистенциальная угроза. Забастовки, конечно, были, но это не одно и то же.

Вторая причина связана с территориальностью. Поскольку северный правящий класс отвечал за государство, они могли использовать свою военную мощь для подавления восстания на юге, не вовлекая массовые беспорядки и восстания снизу. Вот почему именно промышленные капиталисты в значительной степени обеспечивали лидерство — особенно в Филадельфии и Нью-Йорке — мобилизовали людей, нанимали людей, обращались в защиту Линкольна и, в конечном итоге, настаивали на полном разгроме южного штата.Такой тип роли очень редко встречается в истории. Эдвард Томпсон обычно шутил о том, что банкиры и промышленники не известны тем, что лично бросаются на баррикады с патронташами на плечах, как и эти люди; но они были за то, чтобы платить другим людям, чтобы они вели войну с Югом довольно решительно, пока южное государство не было разбито.

Эти две вещи: отсутствие страха перед рабочим классом и пространственный элемент, территориальный элемент, где мощь уже существующего государства могла быть использована против врага, позволили северной буржуазии играть исключительно революционную роль, открыто говорить о том, что разные классы противостоят друг другу на основе разных форм собственности и социально-экономической организации, и никогда больше не повторится.Честность происходящего впоследствии исчезла в буржуазных дискуссиях.

Я думаю, что поэтому важно сказать, что нам, вероятно, следует датировать период революции вплоть до конца Реконструкции. Я не думаю, что он закончится в 1965 году. Буржуазный пантеон датирования не позволяет нам увидеть, что революция, в отличие от гражданской войны как таковой, продолжается до провала Реконструкции. Часто говорят о том, что революция незавершена, что это предательство чернокожего населения со стороны республиканцев.Я не думаю, что эти термины подходят. Северный правящий класс получил от войны то, что хотел, а именно: уничтожение южного экспансионизма, разрушение альтернативного типа экономики и преобразование Запада на капиталистической, а не рабской основе. Почему тогда им до того, что случилось с чернокожим населением? Некоторые из них сделали это, некоторые из радикальных республиканцев явно были политически озабочены установлением свободы для черных; но большинство из них — нет. Они получили то, что хотели, и в любом случае многие из них были расистами.Для них это было необходимостью делать определенные вещи, но когда они достигли этого, почему они были обеспокоены? Их не было. В буржуазных революциях нет ничего необычного в том, что процесс останавливается, если хотите, на точке до достижения полного освобождения даже в формальных буржуазных терминах. В этом смысле Гражданская война и Реконструкция полностью соответствовали тому, что раньше происходило в Англии, Шотландии и Франции, а затем происходило в Италии, Германии и Японии.

Это оставляет нам два вывода.Один из них отражает изменение моего мнения. В книге «Открывая шотландскую революцию » я писал, что даже если бы Геттисберг пошел другим путем, а Юг победил, это, вероятно, не имело бы значения в долгосрочной перспективе, потому что Север снова поднялся бы или Юг в конечном итоге принял бы капиталистические производственные отношения. И поэтому в отличие, например, от битвы при Каллодене в 1746 году, которая привела к окончательному и полному поражению шотландских феодалов, Геттисберг был менее решающим.Покойный Крис Харман занимал аналогичную позицию.

Теперь я думаю, что это, вероятно, было слишком оптимистичным взглядом на события. Как указывали Джеймс Макферсон и Джон Эшворт, большая часть мира в 1865 году все еще находилась под властью того или иного несвободного труда; полностью свободные трудовые капиталистические отношения были редкостью за пределами Западной Европы и Северной Америки. В некоторых частях Латинской Америки и Восточной Европы, например, все еще существовали различные формы долгового рабства.

Есть очень веские причины избегать спекулятивной истории, в основном потому, что большинство людей, которые ее совершили, являются очень правыми.Тем не менее, мы должны учитывать, что, если бы Юг победил и расширился на Латинскую Америку и на Запад, вы бы действительно изменили баланс классовых сил на глобальном уровне, что, возможно, сделало бы необходимость капиталистических преобразований в России. Европа менее привлекательна, потому что правящие классы там увидели бы господство на американском континенте этой более отсталой формы экономического развития.

Даже после провала Реконструкции исход Гражданской войны был более решающим, чем, возможно, марксисты были готовы признать: победа Юга не просто отсрочила бы неизбежное развитие событий.

Второй вывод возвращает нас к проблеме демократии и всем остальным вопросам, оставшимся нерешенными в период 1861–1877 годов, считающийся буржуазной революцией. Нет причин, по которым эта буржуазная революция должна была разрешить их: в конце концов, как и никакая другая буржуазная революция. Установление реальной демократии, прекращение расизма и других форм угнетения — все это на самом деле цели настоящей «второй» американской революции, которая, конечно, может быть только социалистической революцией.

Оборотов | Encyclopedia.com

Майкл Д. Ричардс

Революции составляют один из основных элементов европейской истории после 1500 года. Если они обычно начинаются с вопросов политической власти, они почти всегда быстро включают социальные, экономические и культурные вопросы и внесли фундаментальный вклад в трансформацию европейской политики и общества.

Под влиянием Карла Маркса многие социальные историки рассматривали революции как примеры классовой борьбы.Социальные классы были главными действующими лицами, и исход революции повлиял на состав общества, а также на распределение экономической и политической власти в нем. В 1960-х историки бросили вызов использованию класса. Все ли буржуа, например, одинаково смотрели на жизнь? Что побудило одних заводских рабочих вступать в профсоюзы и поддерживать политические партии, а других — сосредоточиться на личных интересах? Кроме того, социальные историки иногда полностью пренебрегали политикой в ​​своем стремлении описать и проанализировать образ жизни людей.

Более поздние исследования делали упор на анализе политической культуры, идеологии, репрезентации, символов и образов. Он часто представлял идеи о происхождении и результатах революции с точки зрения социального класса, но иначе, чем марксистский анализ. Некоторые ревизионисты подчеркивали тщетность революции и опасность того, что ее попытки реформ приведут к созданию могущественного и деспотичного государства. На рубеже веков состояние историографии революции было довольно изменчивым.Позиция марксизма была подорвана, но не устранена. Ревизионисты, изначально не являвшиеся особенно сплоченной группой, столкнулись с множеством различных подходов, которые имели общий интерес в воссоединении политического и социального.

Воздействие революции на общество, конечно же, варьировалось от революции к революции. Вызовы существующему общественному порядку появляются в каждой из рассматриваемых революций. В качестве обобщения можно утверждать, что эти вызовы были неудачными в шестнадцатом и семнадцатом веках и лишь частично успешными в восемнадцатом и девятнадцатом веках.Одним из результатов является то, что после революций 1848 года большинство представителей среднего класса считали, что революция больше не является полезным инструментом для реформ или изменений. В двадцатом веке революционные вызовы социальному статус-кво, начиная с русской революции 1917 года, часто приводили к коренному переустройству общества. Эти массовые попытки социальной инженерии, почти во всех случаях связанные с коммунизмом, без исключения привели к ужасающим социальным катастрофам.

Особенно выделяются три европейские революции: английская в семнадцатом, французская в восемнадцатом и русская в двадцатом веке.Каждый создал революционную традицию, которая сильно повлияла на последующие революции. Английская революция дала пример того, как религиозные вопросы и политические вопросы взрывоопасно соединились в шестнадцатом и семнадцатом веках. Французская революция выдвинула на передний план не только вопросы политического устройства, но и вопросы, связанные с социальной структурой. Однако образ жизни людей не сильно изменился, хотя для женщин Революция, несомненно, была шагом назад.Возможно, самым важным результатом Революции было высвобождение силы национализма, силы, которая больше, чем любая другая, изменила образ жизни людей в течение следующих двух столетий. Наконец, русская революция, как уже отмечалось, породила расширенное представление о революции, которое потребовало переделать все стороны жизни. Возможно, не случайно, что утопическая традиция зародилась одновременно с революционной. В основе революции — стремление к утопии.

Нет единого мнения о том, что такое революция, но минимальное определение включает призывы к существенным изменениям в политической системе. Одной смены персонала недостаточно. Революция также может повлечь за собой изменения в экономических условиях, социальных структурах или культурных представлениях. Применение силы или, по крайней мере, возможность ее применения необходимо, но, опять же, недостаточно. Наконец, революция не обязательно должна включать инновации. Попытки сохранить то, что существует или что, по мнению людей, когда-то существовало, могут иметь революционные последствия.Бывают также неудачные революции или революционные ситуации, которые никогда не развиваются. И, наконец, граница между революцией и многими другими явлениями, имеющими с ней общие черты, зачастую довольно тонка.


РЕВОЛЮЦИОНАРЫ ДО КОНЦЕПЦИИ РЕВОЛЮЦИИ

В шестнадцатом и семнадцатом веках, хотя концепции революции как радикального способа ведения политики не существовало, происходили события, которые следует рассматривать как революции. Сочетание религиозных и политических проблем привело к большинству революционных событий шестнадцатого века.Религия и политика продолжали оставаться главными факторами в семнадцатом веке. Кроме того, масла в революционный пожар подлили экономические, социальные и демографические проблемы. Хотя большинство событий имело ограниченные результаты, восстание в Нидерландах и британская революция имели важные последствия для этих двух стран.

Восстание в Нидерландах (1568–1609). Участники восстания в Нидерландах против испанской короны началось не с намерением обрести независимость.Как и многие другие революционные движения того периода, восстание в Нидерландах возникло в основном из-за религиозного конфликта и политических разногласий. Это привело к созданию Голландской республики, которая в семнадцатом веке пользовалась статусом мировой державы.

ЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ, 1500–2000: КРАТКИЙ СПИСОК

  • Итальянские революции городов-государств (1494–1534)
  • Восстание испанских общин (1520–1521)
  • Крестьянская война в Германии (1524–1526)
  • Голландское восстание ( 1568–1609)
  • Богемское восстание (1618–1648)
  • Британская революция (1638–1660)
  • Каталонское восстание (Испания) (1640–1659)
  • Фронда (Франция) (1648–1653)
  • Революция 1688 года (Великобритания)
  • Голландская патриотическая революция (1785–1787)
  • Брабантская революция (Бельгия) (1789–1790)
  • Французская революция (1789–1799)
  • Итальянский Рисорджименто (1789–1870)
  • Польское восстание (1794–1795)
  • Батавская революция (Нидерланды) (1795–1798)
  • Революции 1820 года
  • Революции 1830 года
  • Революции 1848 года
  • Греческая освободительная война (1821–1832)
  • Восстание декабристов (Россия) (1825)
  • Бельгийский Револь ution (1830–1833)
  • Польское восстание (1863–1864)
  • Парижская коммуна (1871)
  • Революция 1905 года (Россия)
  • Ирландская революция (1916–1923)
  • Русская революция 1917 года
  • Немецкая революция ( 1918–1919)
  • Венгерские революции (1918–1919)
  • Гражданская война в Испании (1936–1939)
  • Югославская коммунистическая революция (1941–1945)
  • Венгерская революция (1956)
  • «Пражская весна» (Чехословакия) ( 1968)
  • «Майские события» (Франция) (1968)
  • Ирландское восстание (Северная Ирландия) (1969–1998)
  • Португальская революция (1974)
  • «Солидарность» (Польша) (1980–1989)
  • Болгарская революция (1989)
  • «Бархатная революция» (Чехословакия) (1989)
  • Немецкая революция 1989 года (ГДР)
  • Румынская революция (1989)
  • Албанская антикоммунистическая революция (1990–1992)
  • Взрыв Советский Союз (1 991)

Список не включает широкое участие европейских стран в колониально-освободительных движениях и революциях за пределами Европы.Основано на таблицах в Goldstone, ed., 1998, pp. Xxxix и xl; и в Tilly, 1993, pp. 74, 82–83, 94–95, 114, 151 и 203.

Важные голландские лидеры были назначены в Государственный совет под руководством регента Маргарет Пармской, но они не имели большого влияния. по формированию политики. Вместо этого Филипп II Испании реорганизовал церковь, чтобы усилить королевский контроль и продолжить попытки остановить рост кальвинизма. Форма оппозиции варьировалась в зависимости от вовлеченной группы. Конфедерация знати в 1565 году была протестом против королевской политики, в то время как разграбление католических церквей толпами низшего сословия в следующем году было направлено против религиозной политики.

Герцог Альва, посланный для подавления восстания, добился военного успеха, но не смог убедить Генеральные штаты ввести новые налоги. Попытки в 1571 году собрать налоги силой привели к восстанию в 1572 году. К июлю 1572 года повстанцы захватили многие города в Зеландии и Голландии, а другие присоединились к восстанию добровольно. Голландские штаты предложили Вильгельму, принцу Оранскому, военное командование. Вильгельм, оплот восстания, подчеркивал права провинций и ошибки, совершенные испанскими властями.Там, где восстание на юге в основном закончилось, восстание на севере заняло позиции по политическим и религиозным вопросам, которые затрудняли достижение компромисса. Кроме того, к этому времени Восстание Нидерландов стало частью международных конфликтов с участием Франции, Англии и Испании.

Умиротворение Гента, одобренное Генеральными штатами 8 ноября 1576 года, попыталось утвердить ведущую роль Генеральных штатов в делах семнадцати провинций Нидерландов и религиозную свободу протестантизма.Однако удержать все провинции вместе было невозможно. В результате Утрехтской унии в январе 1579 г. голландскоязычные области севера отделились от южных провинций. Последний примирился с Филиппом II. Отчасти это было реакцией на радикальный кальвинизм среди низших классов. Северные провинции образовали Соединенные провинции Нидерландов.

Вильгельм Безмолвный работал, чтобы объединить Нидерланды в начале 1580-х годов. Однако 10 июля 1584 года он был убит.Вмешательство Англии в следующем году оказалось решающим в сохранении Соединенных провинций. Вдобавок озабоченность Испании Англией и Францией помогла голландцам выжить. В 1609 году Испания согласилась на Двенадцатилетнее перемирие. Официальное признание независимости Голландии произошло только в 1648 году.

Восстание в Нидерландах привело к появлению общества, терпимого к религии и благосклонного к торговле и производству. Большое количество беженцев с юга во многом способствовало успеху Голландской республики.Хотя городские элиты продолжали доминировать в политике, буржуазия нашла широкие возможности для бизнеса. Низшие классы также пользовались некоторыми плодами золотого века семнадцатого века.

Британская революция (1638–1660). Британская революция, как ее теперь называют в знак признания важности общего британского контекста, также включала в себя смесь политических и религиозных вопросов. В отличие от континентальных революций, на него не повлияли внешние проблемы или широкомасштабные крестьянские восстания.

К двадцать первому веку историки больше не рассматривали Британскую революцию как долгую защиту английских политических прав от королевской тирании. Некоторые заявляют, что не видели политических конфликтов до 1638 года и чрезвычайной ситуации, созданной шотландским восстанием. Другие видят, что политическая оппозиция сформировалась в 1620-х годах и достигла своего апогея в Петиции о праве в 1628 году и в роспуске парламента Карлом I в 1629 году. Хотя после этих событий революционная группа не сформировалась, политика короны была непопулярной и расширилась. разрыв между судом и страной.Налог на корабельные деньги (специальный налог, который ранее взимался только с прибрежных районов для оплаты обороны) в 1638 году был особенно непопулярным. Дело осложняла шотландская революция, которая вынудила Карла I созвать в 1640 году сначала «Короткий парламент», который, однако, отказался голосовать за финансирование войны с Шотландией, а затем «Длинный парламент».

DRIE OKTOBER

Дри Октобер (3 октября), муниципальный праздник в университетском городке Лейден, отмечает снятие осады города в 1574 году.Облегчение Лейдена имело не только значительное военное значение, но, вероятно, даже большее психологическое воздействие в борьбе голландцев за восстановление политических и религиозных свобод.

Испанские войска заняли позиции в ночь с 25 на 26 мая и заблокировали город от посторонней помощи. Они планировали заморить Лейден голодом, как они это сделали ранее с Харлемом. В случае успеха они вбивают клин между сторонниками голландского восстания в северной части Голландии и основной концентрацией сил в Зеландии.

Большинство жителей Лейдена были верны Вильгельму Безмолвному и голландцам, но город не удалось восстановить после предыдущей осады. Кроме того, городские власти в первые два месяца почти не делали нормирования продовольствия.

30 июля Штаты Голландии, собравшись в Роттердаме, решили затопить две водные зоны к югу от Лейдена в надежде, что в конечном итоге затопят территорию вокруг самого Лейдена и затопят «la vermine Espagnole». Было много причин, по которым этот план не сработал.Тем не менее, выдвинутым лозунгом было «Liever bedorven dan verloren land» (лучше утопленная, чем потерянная земля).

Когда началась подготовка флота, который должен был спасти Лейден, город усомнился в его способности выстоять. В конце августа оно даже отправило к Уильяму гонцов с просьбой освободить своих граждан от их клятвы, данной ему, если он не сможет прийти им на помощь. Посланники возвратились 30 августа с новостями о том, что помощь готовится, и город отмечает проведение маршем по улицам музыкантов.

В сентябре жители Лейдена, сократившие рацион до 1000 граммов мяса (включая кости) каждые четыре дня, серьезно подумали о том, чтобы принять предложения Испании о помиловании и амнистии. Однако, как узнали 15-го в Лейдене, флот был в пути. Однако две недели спустя, хотя флот был близок, вода не поднялась достаточно, чтобы освободить Лейден.

Ночью 29 сентября ураганный ветер загнал Северное море в устье реки Маас, вызвав наводнение через прорези в дамбах.К 1 октября вода поднялась достаточно высоко, чтобы флот смог двинуться к Лейдену. На 2-м оставалось только взять еще одну сильную сторону. Рано 3-го числа группа людей покинула Лейден, решив атаковать опорный пункт со своей стороны. История гласит, что сирота пошел вперед, чтобы посмотреть, что он мог видеть, и обнаружил, что испанцы покинули форт и даже оставили после себя горшок Hutspot, невероятный пир для тех, кто плохо ел в течение нескольких недель.

Флот двинулся в Лейден и раздал еду голодающим жителям.Потом все отправились в Питерскерк на молитвы и гимны. Город сильно пострадал, погибло около 6000 из 15000 жителей, но он выжил. Наблюдая за тем, как, казалось, вмешалась сама природа, богобоязненные голландцы не могли не истолковать это как знак благосклонности их дела.

Ближайшей целью парламентариев было прекращение мер, связанных с одиннадцатилетним правлением короны, без помощи парламента. Парламентарии пользовались поддержкой как купцов, так и бедняков.К 1642 году сформировались противоборствующие стороны, каждая из которых утверждала, что защищает истинную английскую политическую систему и протестантскую религию. Обе фракции были похожи по социальному составу: поддержка со стороны дворянства с руководством со стороны аристократов. В гражданской войне между 1642 и 1647 годами парламентарии (или Круглоголовые) победили роялистов (или кавалеров) в Марстон-Мур и в Нэсби.

Парламентарии высказались за скорейшее расформирование армии. Солдаты беспокоили не только о заработной плате, но и о религиозном и политическом урегулировании, предложенном парламентом.Дебаты Патни в 1647 году показали влияние левеллеров, группы среднего класса, заинтересованной в народном суверенитете и социальном равенстве. Эта группа, отходя от доктрин, обращенных в прошлое, стремилась к универсальным идеалам и революционным изменениям.

Гражданская война снова разразилась в 1648 году, но на этот раз дело роялистов было быстро подавлено, и была создана республика. Чарльза судили, приговорили и обезглавили 30 января 1649 года. В декабре прошлого года военное командование провело чистку в Палате общин, оставив «Осколку» продолжать.

Новое Содружество пережило народные волнения в начале 1650-х годов, и Оливер Кромвель восстановил контроль над Ирландией и Шотландией. В 1653 году Кромвель насильственно отстранил «Большую часть» от должности. После провала «Barebones» парламента он стал лордом-покровителем. Фактически личная диктатура рухнула вскоре после смерти Кромвеля в 1658 году. После периода смятения и кризиса Карла II пригласили вернуться.

Британская революция не была буржуазной революцией в марксистском понимании революции, вызванной ростом капиталистической экономики.Нельзя также сказать, что это было вызвано «кризисом аристократии» или подъемом или упадком дворянства. Культурные изменения, связанные с пуританством, сыграли заметную роль, но они пересекают границы социального разделения. Социальное недовольство способствовало возникновению радикальных демократических движений во время революции, но они не увенчались успехом. Историки конца двадцатого века подчеркивали преемственность, а также выступали против любой решающей победы конституционной монархии. Конечно, это правда, что потребовалась революция 1688 года, чтобы сделать парламент верховным.Можно даже утверждать, что процесс политической эволюции продолжался до девятнадцатого века. Тем не менее, британская революция середины семнадцатого века была важным шагом в создании прочной политической системы, конституционной монархии, основанной на широком участии и признании политических и гражданских прав. Это сыграло важную роль в установлении политической культуры, которую многие британцы считали само собой разумеющимся в начале двадцатого века.

Революция 1688 года. Была ли революция 1688 года революцией? Возможно, это было не более чем переворот против правительства Якова II, но он сделал то, чего не смогла сделать предыдущая британская революция: установил верховенство парламента и поставил Великобританию на путь конституционной монархии.

Хотя большая часть политической нации была готова поддержать Якова II, когда он вступил на престол в 1685 году, он растратил эту поддержку, приняв участие в том, что считалось слабой внешней политикой, то есть внешней политикой, благоприятствовавшей Людовику XIV.Он также был замечен как проводящий внутреннюю политику, которая, по всей видимости, не соблюдала закон. Многие не доверяли его попытке пропагандировать религиозную терпимость, которая рассматривалась как угроза англиканской церкви. К 1688 году многие политики-виги и тори, обычно оппоненты, объединились вокруг идеи пригласить Уильяма, принца Оранского, stadhouder (исполнительный директор) Соединенных провинций Нидерландов, а также зятя Якова II. вторгнуться в Англию. По мнению некоторых историков, этот план имел широкую поддержку среди купцов, дворян и аристократии.

После того, как Яков II и его семья бежали во Францию, был избран Конвент, на котором в феврале 1689 г. обсуждалось, что делать. Было решено, что Яков II отрекся от престола и что Мэри и Уильям унаследовали трон. Конвенция также опубликовала «Декларацию прав», по сути, повторение английского права. В этом документе подчеркивалась позиция, которая ранее не была полностью принята, концепция, согласно которой нация, а не монарх, является суверенным. Это были, как сказал один историк, «сопротивляющиеся революционеры.«Фактически, книга Джона Локка « Два трактата о правительстве »(1690) в то время в значительной степени игнорировалась как слишком радикальная.

The Fronde (1648–1653). Под заголовком« The Fronde »(от ). fronde, французское для рогатки) историки группируют протесты королевских чиновников, аристократические восстания, городские беспорядки и восстания в сельской местности. В период с Британской революцией Фронде не хватало такого учреждения, как парламент, который мог бы служить центром оппозиции. Корона.Кроме того, не появилось ни одного лидера такого же калибра, как Кромвель или Вильгельм Безмолвный. Положение монархии было шатким: регентша Анна Австрийская правила мальчиком-королем Людовиком XIV с помощью непопулярного первого министра кардинала Мазарини. Тем не менее, Фронда потерпела поражение из-за отсутствия единства, цели и руководства.

Фронда началась летом 1648 года, но она была продуктом многих лет высоких налогов и попыток установить абсолютистскую форму монархии. Почти все группы во Франции, от знати до крестьян в деревне, имели обиды.Прорыв произошел, когда регент и Мазарини попытались положить конец способности Парижского парламента (судебного органа, не путать с английским парламентом) препятствовать королевскому бизнесу, арестовав двух из его судей. Это привело к «дням баррикад», 26–28 августа, когда на улицы вышли чиновники, купцы, ремесленники и другие горожане.

Рейльский договор весной 1649 года урегулировал многие вопросы с Парижским парламентом и другими официальными органами, но не с дворянством, которое требовало увольнения Мазарини и признания их права участвовать в государственных делах.В первой части Фронды командующим королевской армией был Людовик, принц Конде, королевский двоюродный брат. В начале гражданской войны в 1649 году Конде перешел на сторону фрондеров и стал их главным лидером. Несмотря на то, что он был талантливым военачальником, ему не хватало политических навыков. Фронда становилась все более раздробленной.

Когда Людовик XIV объявил о своем большинстве в 1651 году, возникла дилемма. Большая часть протеста была направлена ​​против Мазарини, а не короля. Теперь, когда он правил напрямую, уже нельзя было утверждать, что он восстает против регента и Мазарини.

Фактически, большая часть Франции не восстала. Из десяти парламентов восстали только четыре. Многие города оставались тихими. Тем не менее, уступки, изначально полученные Парижским парламентом от короны, могли легко привести к совершенно иному стилю монархии во Франции. Франция после Фронды пошла по пути, совершенно отличному от пути Великобритании или Нидерландов.

ЭРА ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французская революция затмила другие связанные с ней события. Это также вдохновило или сделало возможными некоторые из этих событий.Тем не менее, полезно рассматривать период примерно с 1770 по 1850 год как эпоху восстаний и революций, как время быстрых изменений и смест. Независимо от того, смотрите ли вы на демографические тенденции, ценовые ряды, интеллектуальные течения, политические события или дипломатические события, преобладающей темой является изменение, а не преемственность. Французская революция представила основные элементы современной политики, включая идею построения политической системы с нуля. Это также подняло множество социальных вопросов.Для некоторых революция стала инструментом превращения мужчин и женщин в граждан.

За десятилетия после Наполеоновской Империи последовали три волны революции. Первый, в 1820 году, был относительно незначительным. Второй, в 1830 году, имел серьезные последствия. Последнее, в 1848 году, охватило большинство европейских стран и первоначально, казалось, внесло фундаментальные изменения в европейскую политику. Однако в конце концов это привело только к компромиссу и реакции.

Помимо революционных волн, были и отдельные, заслуживающие внимания революции.К ним относятся, среди прочего, восстание декабристов 1825 года в России, греческое освободительное движение (1821–1832), ансамбль событий в Великобритании в начале 1830-х годов и Рисорджименто в Италии. Было множество теоретиков и активистов. Наиболее важными теоретиками того периода были Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Анархисты также играли важную роль в этот период. К концу века сотни тысяч европейцев были организованы в революционные партии или группы, но, как это ни парадоксально, лишь относительно небольшое их число действительно ждали революции.

Французская революция. Начало Французской революции лежит в финансовых проблемах монархии. Там, где нация в целом была процветающей, правительство было по уши в долгах из-за своего участия в прошлых войнах. Реформа налоговой системы казалась очевидным решением.

Министры Людовика XVI надеялись, что собрание знати согласится на новые налоги, но эта группа подчинялась Генеральным штатам, учреждению, которое не собиралось с 1614 года.Как только было принято решение о встрече Генеральных штатов, разгорелся спор, который расколол тех, кто планировал использовать налоговую реформу для расширения процесса управления. Группа, отождествляемая с аристократией, по-видимому, хотела монополизировать политическое влияние. Другой, отождествляемый с национальной или патриотической позицией, казалось, хотел более широкого участия в политическом процессе. Голосование в Генеральных штатах осуществлялось по сословию: первое — духовенство, второе — дворянство, а третье — все остальные.«Патриоты», взятые из либеральной аристократии и буржуазии, хотели удвоить треть и проголосовать головой. Это открывало возможность получения большинства. Во время войны памфлетов перед выборами аббат Сийес решительно выступил с аргументами в своей книге «Что такое третье сословие?». что третье сословие как основа нации заслуживает того, чтобы быть важной частью политического процесса.

В ходе выборов избирателями составлено кассиров, списков жалоб. Служители , , отметив многие особые жалобы, также выразили лояльность монархии и удовлетворение существующей церковью и иерархическим обществом.Делегаты ожидали изменений, но в рамках установленной системы.

Череда событий летом 1789 года повергла Францию ​​в революцию. Когда корона не смогла возглавить, третье сословие объявило себя 17 июня Национальным собранием и пригласило членов других сословий присоединиться к нему. Он планировал написать конституцию, которая подразумевала суверенную политическую власть, принадлежащую народу. Это был первый шаг к революции.

Следующее было в основном символическим. 14 июля толпа, состоящая в основном из низшего среднего класса и низших классов, штурмовала Бастилию, которая долгое время была символом королевской тирании.Это действие было частью муниципального восстания, в результате которого были отменены органы управления во многих городах Франции. Это могло также предотвратить планы монархии разогнать Национальное собрание.

В ответ на крестьянские беспорядки в сельской местности Национальное собрание отменило почти все привилегии в ночь с 4 на 5 августа, придав новое значение слову «свобода» (которое без заглавной буквы было синонимом привилегии) а также создание ситуации равенства перед законом.Наконец, 26 августа Национальное собрание закрепило «свободу» и «равенство» в «Декларации прав человека и гражданина», заявлении о принципах, которое должно быть приложено к конституции.

Когда в октябре толпа, состоящая в основном из женщин, вынудила короля и его семью переехать в Париж, первая часть революции была завершена. Национальное или Учредительное собрание последовало за монархией в Париж и работало там над определением конституционной монархической системы.

Попытки построить конституционную монархию потерпели неудачу из-за двух основных проблем.Одно было местом церкви в новой революционной системе. Гражданская конституция духовенства (1790 г.), учредившая государственную церковь, разделила духовенство на тех, кто отказался принять присягу («Рефракторы») и тех, кто принес присягу («Конституционеры»). Это создало дилемму для многих французов. Как они могли поддержать революцию и остаться католиками?

Другая серьезная проблема касалась монархии. Людовик XVI, которого не устраивала конституционная монархия, находился под давлением своей жены Марии-Антуанетты и многих дворян, чтобы они торговались за большую власть.Попытка королевской семьи бежать из страны в июне 1791 г. фактически положила конец возможности построения работоспособной системы.

К 1792 году основными группами противников революции были аристократия, большое количество духовенства и множество крестьян. Последние часто руководствовались местной знати и духовенством и, естественно, с подозрением относились ко всему, что происходило из городов. Основная поддержка революции исходила от городского среднего и нижнего среднего классов. Многие принадлежали к революционным обществам, из которых якобинский клуб был самым известным и могущественным.Якобинский клуб в Париже, который собирался в бывшем монастыре, был связан с якобинскими клубами по всей Франции. Городские низшие классы также поддерживали революцию и время от времени вмешивались.

Франция начала войну в апреле 1792 года, когда и противники, и сторонники революции маневрировали, чтобы получить преимущество. 10 августа, когда война шла плохо и лояльность короля была сомнительной, толпа штурмовала королевскую резиденцию в Париже и свергла монархию. С избранием нового представительного органа — Конвента, революция перешла в более радикальную фазу.Изначально главный вопрос был в том, что делать с королем. В конце концов он предстал перед судом и с минимальным перевесом в один голос был приговорен, а затем казнен. Казнь состоялась 21 января 1793 года.

Несмотря на отсутствие политических партий, в Конвенте сформировались фракции. Казнь короля устранила все основания для монархистов оставаться в Конвенте. Среди сторонников республики и демократии, почти всего среднего класса, выделялись две группы. Группа, связанная с Жаком-Пьером Бриссо, жирондисты (некоторые из них были из департамента Жиронда), не хотела голосовать за казнь короля.У него также были трудности с удовлетворением требований парижан из нижнего среднего и нижнего классов, так называемых sans-culottes (тех, кто носил брюки, а не бриджи до колен, одобренные аристократией). Гора, возвышавшаяся слева на Конвенте, как и жирондисты, одобряла собственность и порядок, но обнаружила, что они могут принимать те решения, которые, казалось, требовала революция. Большинство депутатов были частью неорганизованной массы, известной как «равнина» или «брюхо». Даже те, кого оппоненты называли частью Горы или жирондистов, не всегда считали себя членами той или иной группы.

К середине 1793 года Франция боролась с коалицией европейских держав и гражданской войной. Более того, нижние и нижние слои среднего класса в Париже, ставшие теперь движущей силой революции, требовали максимума цен и минимума заработной платы. В такой напряженной атмосфере некоторые сочли нежелание жирондистов принимать радикальные меры предательским. В начале июня жирондисты были изгнаны с съезда и арестованы.

В течение следующих нескольких месяцев Комитет общественной безопасности, сформированный в апреле того же года, стал главным центром власти во Франции.Максимилиан де Робеспьер, который стал членом комитета в июле, быстро стал ведущей фигурой и отвечал за большую часть правления террора (1973). Но ряд других, в том числе Жорж Дантон, Лазар Карно и Луи-Антуан Сен-Жюст, также сыграли важные роли.

В конце лета и осенью было принято несколько чрезвычайных мер. Во-первых, в августе нация была призвана к вооружению, объявив levée-en-masse. В сентябре был принят максимум цен.Последовали более драконовские меры. Тем не менее, некоторые историки утверждают, что террор был в основном попыткой сохранить Францию ​​и революцию. Большая часть ужасов, связанных с революцией, на самом деле произошла во время гражданской войны. Кроме того, некоторые из представителей в командировках вышли далеко за рамки своих приказов, как это было, например, в случае массовых потоплений в Нанте.

Робеспьер и другие революционеры хотели использовать революцию для преобразования человечества и проводили время, обсуждая различные архитектурные и образовательные схемы.Однако из этого мало что вышло. санкюлотов, давно имевших обыкновение посылать делегации и петиции на Конвент, постепенно были исключены из политической жизни. Однако они все еще оказывали значительное влияние на одежду, поведение, язык и формы развлечений, делая упор на простоту, сентиментальность и моралистичность.

Робеспьер и его соратники-революционеры в первой половине 1794 года постоянно находились в политической тревоге. Робеспьер первым обратился к Жаку-Рене Эберту и Энрагес, когда-то очень популярным среди санкюлотов. Затем он приказал отдать Дантона под суд. К началу лета все в Конвенте беспокоились о следующем шаге Робеспьера. Несколько представителей в командировках, опасаясь преследования за свои преступления, помогли организовать оппозицию. Робеспьер, взятый под стражу 9 термидора (27 июля 1794 г.), на следующий день был казнен на гильотине.

SANS-CULOTTES

Санкюлоты считали себя простыми и трудолюбивыми, преданными революции и готовыми защищать ее до последней капли крови.В политическом плане их можно было бы считать победителями великих революционных журналов, штурма Бастилии 14 июля 1789 года, свержения монархии 10 августа 1792 года и исключения жирондистов из Конвента 31 мая 1793 года. историки под влиянием Маркса, они были предшественниками рабочего класса, сыгравшего свою роль в классической буржуазной революции.

В социальном плане санкюлоты в целом представляли нижний средний и низший классы Парижа.Скорее всего, это были лавочники или ремесленники, реже — наемные работники или домашние работники. Они определенно не были маргинальными фигурами, хотя в отчетах о революции девятнадцатого века их часто изображали таковыми, а не людьми без источников дохода или постоянного места жительства.

Санкюлоты были прежде всего социальными животными. Братство было девизом, и они обычно представлялись как часть группы или комитета или как выступающие от своей секции. Они презирали тех, кто хотел выделиться, будь то манера говорить, одеваться или вести себя.Один был одет как все, в панталоны, сабо (деревянные башмаки), красную кепку и трехцветную кокарду. Противоположностью санкюлотов были аристократы, по определению гордые и эгоистичные, а не полностью человечные.

С экономической точки зрения санкюлоты верили не в абсолютное равенство, а в социальную справедливость. Каждому должно хватить на жизнь. Цены на самые необходимые товары, а также заработную плату и прибыль должны быть фиксированными.

Санкюлоты были наиболее заметны во II году (1793 г.).Отчасти это было связано с радикализацией революции. Но это также должно отражать растущую политическую активность некоторых санкюлотов. Свержение монархии в августе 1792 года и новые обстоятельства, которые это создало, привели к большей преемственности политического участия, чем прежде. Казнь короля в январе 1793 года, экономический кризис той весной и разделение между жирондистами и Горой увеличили значение народной воинственности. К осени 1793 года санкюлоты достигли двух важных целей: максимума или контроля над ценами; и революционные армии, народное ополчение.Многие санкюлоты умели читать и писать или, в любом случае, находились под влиянием революционных публицистов и даже некоторых философов, особенно Жан-Жака Руссо. Они все больше и больше считали себя играющими историческую роль.

Было подсчитано, что только от пяти до десяти процентов тех, кто имел право участвовать в политической жизни сорока восьми районов Парижа, действительно это делали. Небольшое меньшинство этой группы, от 3000 до 4000, составляло функционеров секций.Именно эта небольшая группа работала с Горой, чтобы направить политическую энергию санкюлотов, сделать ее более регулярной, формальной и предсказуемой. Ко времени казни Робеспьера 10 термидора (июль 1794 г.) санкюлоты утратили большую часть своей революционной силы. А может быть, они были только измучены революционным трудом. В любом случае они потеряли силу продвигать революцию вперед. На время они отошли от политики.

Революция закончилась смертью Робеспьера.После многих лет напряженной политической деятельности ни у кого не хватило сил перезапустить машину террора. Террор сменила термидорианская реакция, яркая реакция на пуританство революции. Конвент уступил место Директории, сложной системе, которая в течение следующих четырех лет работала в основном через периодические перевороты. Наконец, Наполеон совершил последний переворот 18 брюмера (ноябрь 1799 г.). Директория начала работу по консолидации революции; Наполеон блестяще закончил ее в первые годы своего правления.Хотя есть споры о том, насколько социальная напряженность, в отличие от политических и идеологических проблем, вызвала Французскую революцию, нет никаких сомнений в некоторых ключевых социальных результатах. В то время как революционный хаос нарушил экономическое развитие, революционное законодательство — например, упразднение гильдий — в конечном итоге способствовало более капиталистической экономике. Конец манориализма и установление равенства перед законом подорвали позиции аристократии. Существенно изменился и правовой контекст крестьянской жизни.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

На протяжении большей части двадцатого века историки рассматривали Французскую революцию с марксистской точки зрения. Они видели в нем классический пример буржуазной революции, расчищающей путь для развития капитализма. Высшей точкой марксистского подхода стало исследование Жоржа Лефевра 1789 года, опубликованное в 1939 году, в полувековую годовщину Французской революции.

Первые серьезные вызовы марксистской точке зрения возникли в 1960-х годах.Историки сосредоточились на первых лидерах революции, на определении слова «буржуазный» и на том, насколько революция расчистила путь для развития капитализма. Альфред Коббан был одним из самых выдающихся ревизионистов. Он и другие историки показали, что многие из первых лидеров были аристократами, что многие буржуа отождествляли себя с аристократами и стремились стать аристократами, и что революция фактически замедлила рост капитализма.

Хотя ревизионистская позиция больше не была марксистской интерпретацией, она оставалась социальной интерпретацией.Теперь это кризис социальной мобильности. Все больше людей в рядах аристократической и буржуазной элиты стремились улучшить свое социальное положение. Раскол элиты, создавший возможность для революции, но позже вновь появившийся в качестве знатных людей, узнав о высокой цене революции.

Ревизионисты сосредоточились на изучении политической культуры. Это варьировалось от фестивалей и образов до использования языка. Новая концентрация на политическом признала, что политическая деятельность формирует социальные отношения, и определила развитие новой политической культуры как наиболее важный результат революции.Даже если после революции общество выглядело почти таким же, новая политическая культура не была забыта и продолжала влиять на социальное развитие.

Франсуа Фюре, человек, наиболее тесно связанный с ревизионистской интерпретацией во второй половине двадцатого века, считал, что Французская революция неизбежно привела к террору. По его словам, политика революции была просто средством преобразования общества. Однако многие ревизионисты не придерживаются этой точки зрения.

Двухсотлетие стало пиком ревизионистской интерпретации.Наблюдатели в 1990-х годах видели нестабильную ситуацию, в которой ни ревизионистская, ни марксистская позиция не были доминирующими. К 2000 году большая часть работы была сосредоточена на связях между политическим и социальным. Например, один подход подчеркивал идею ученичества или политической аккультурации. Какие связи, прежние ассоциации и местные обстоятельства помогли вовлечь человека в революционную политику? Что входит в реальную политическую практику? Результатом является политическая интерпретация, основанная на обширных знаниях социальной истории.

Возможно, эти подходы направлены на расширение работы над идеологией, репрезентацией, образами и символикой ревизионистов. Или, возможно, это более прагматичный, местный подход к политике, который ссылается на социальную историю. Интерпретировать революцию с точки зрения больших социальных категорий уже невозможно. Точно так же революцию нельзя понимать только с политической точки зрения. Социальные условия определяют определенные параметры политического действия. В свою очередь, политические действия и развитие политической культуры меняют социальные условия.Как работают эти взаимодействия, вероятно, в ближайшем будущем будет в центре внимания многих исторических ученых.

Нападения на церковь привели к возникновению новых социальных и культурных разделений. Влияние революции на семейную жизнь было менее драматичным, хотя развод недолго терпели. Несоответствие между революционными идеями и довольно консервативным подходом к гендерным вопросам имело важные последствия в девятнадцатом веке.

Революция распространилась на другие части Европы еще до того, как Наполеон начал свою серию завоеваний.В некоторых случаях революция произошла либо до Французской революции, либо одновременно с ней. Даже такие страны, как Пруссия, противостоящие Наполеону и принципам Революции, значительно изменились, чтобы сохранить свою независимость. Модификации гильдейских и поместных систем распространились по всей Европе.

Голландские революции (1780–1800). Голландские революции в конце восемнадцатого века являются хорошим примером других революционных событий, произошедших примерно во время Французской революции.Первоначальная голландская революция, Патриотическая революция с 1786 по 1787 год, выросла из участия в Американской революции. Это привело к войне с Англией и критике правительства за его ведение войны. Группа патриотов, сформированная против принца Вильгельма V, стадиона Нидерландов. Оранжисты организовались для защиты принца. В 1781 году Дж. Д. ван дер Капеллен, один из лидеров патриотов, призвал голландцев подражать американцам в захвате контроля над своими делами.В 1783 году патриоты организовали гражданские комитеты и ополчения. Даже регенты, влиятельные фигуры на муниципальном уровне, присоединились к народному движению против оранжистов.

К 1787 году Патриотам удалось захватить власть на муниципальном уровне в Утрехте. Затем движение, радикально демократическое и революционное, взяло под свой контроль провинции Оверэйсел и Голландию. Однако едва достигнув успеха, ремесленники и владельцы магазинов, обеспокоенные новыми правилами, принятыми муниципальными советами, в которых доминировали патриоты, перешли на сторону оранжистов.Оранжисты также подражали организационным усилиям Патриота. Прусская интервенция в 1787 году решила судьбу революции и вернула Вильгельма V к власти.

Если первая голландская революция предвосхитила Французскую революцию, то вторая явилась в значительной степени прямым результатом Французской революции. Народные силы по-прежнему концентрировались в общественных объединениях и ополчениях. С помощью французских войск Патриоты снова пришли к власти в середине 1790-х годов. Однако Батавская республика испытывала нарастающие проблемы с французами, особенно после прихода к власти Наполеона.Наконец, в 1813 году Патриоты были изгнаны от власти, и королем стал Вильгельм I, сын последнего стадхауда .

Революции 1830 года. Из нескольких революций 1830 года, безусловно, самая важная произошла во Франции. Истоки революции в чем-то связаны с последствиями экономического кризиса 1826–1827 годов, но в значительной степени она была продуктом провокационной политики Карла X и его реакционных союзников-аристократов, «ультрас». Либеральной оппозиции не нравилось то, что она считала союзом «престола и алтаря».Он также считал, что избирательные права были слишком узкими. Июльские указы 1830 года, распустившие недавно избранную и либеральную Палату депутатов, лишили избирательных прав три четверти электората и предусмотрели новые выборы, должны были создать гибкую Палату. также призывал к жесткой политике цензуры прессы. Это привело к тому, что ученики и подмастерья из типографий вышли на улицы Парижа. Демонстрации 26 июля 1830 года переросли на следующий день в баррикады и сражения с войсками.Карл отрекся от престола 2 августа, и Луи-Филипп, герцог Орлеанский, стал «королем Франции». Триколор снова стал национальным флагом, а в апреле 1831 года франшиза была увеличена вдвое. Различные группы крестьян, ремесленников, рабочих и социалистов рассматривали революцию как разрешение выразить недовольство. Первые несколько лет после революции были отмечены беспорядками и репрессиями, а в 1830-х и 1840-х годах республиканизм и социализм быстро развились.

Июльская монархия считалась либеральной и более благосклонной к бизнесу, чем правительство Карла X.Однако земля по-прежнему оставалась главной основой богатства, а буржуазия, хотя и более заметная, чем раньше, делилась на группы с разными интересами.

В другом месте бельгийская революция победила голландцев и создала независимое государство. Интерес великих держав к стратегическому значению Бельгии сыграл важную роль. В Польше было наоборот. Ноябрьское восстание в Варшаве сначала вызвало народную поддержку ремесленников. Однако польское дворянство не решалось вступить в союз с крестьянством — единственным реальным шансом на успех революции, и в августе оно рухнуло.В этом случае у некоторых великих держав, а именно Франции и Великобритании, не было особых причин для вмешательства, в то время как у других, Пруссии, России и Австрии, были все основания для подавления революции. Была также некоторая активность в Италии, с которой австрийцы справились легко, и в Германии.

Революции 1848 года. Революции 1848 года стали крупнейшим примером революции в Европе между Французской революцией и Русской революцией. Они начались во Франции, где по нескольким причинам приняли характер, отличный от революций в других странах.В конце концов, большая часть континента была вовлечена в революцию.

Три фактора помогли создать возможность революции в 1848 году. Во-первых, экономические кризисы 1846–1847 годов, вызванные неурожаем и приведшие к высоким ценам и безработице, вызвали напряженность в большей части Европы. Затем переход к индустриальной экономике принес проблемы многим, особенно ремесленникам, побудив большое количество людей к протесту. Наконец, наследие Французской революции и незаконченные дела революции 1830 года создали особую ситуацию.Политические банкеты, призванные подтолкнуть к расширению франшизы, легко переросли в ожесточенную конфронтацию.

В феврале 1848 г. в Париже правительство решило запретить демонстрацию в поддержку избирательной реформы, но не могло контролировать последовавший протест. Луи-Филипп и его премьер-министр быстро потеряли поддержку. Временное правительство сформировано после распада правительства и установило демократическую республику. Почти сразу же возник пропасть между умеренными республиканцами, составляющими правительство, в основном состоящими из профессионалов среднего класса, и теми, кто поддерживал его на улице, в основном из ремесленников и квалифицированных рабочих и из низшего среднего класса.Последние группы часто просто хотели вернуться к старым образам жизни и работы, которые разрушали экономические изменения.

Главным ответом Второй республики на нужды низших классов были национальные мастерские, в основном меры по оказанию помощи безработным. Это было не то, чего хотел Луи Блан, важный французский социалист и член правительства. Он предпочитал что-то поближе к производственным кооперативам.

Поскольку Франция уже была независимым государством, социальный вопрос возник практически сразу.Со своей стороны, умеренные республиканцы опасались избирательной власти городских ремесленников и рабочих в соответствии с новыми условиями всеобщего избирательного права для мужчин. Ситуация, наконец, достигла апогея в июне, когда правительство безжалостно использовало армию, Национальную гвардию и Мобильную гвардию для подавления протестов против демонтажа Национальных мастерских.

Социальный вопрос существовал и в Германии, но более важным вопросом было национальное единство. Когда Фридрих Вильгельм IV отказался от предложения парламента Франкфурта возглавить новую Германскую империю, это положило конец главному революционному движению в Германии.Фридрих Вильгельм, вернув себе уверенность и восстановив поддержку в Пруссии, легко победил революцию в Пруссии, а также в нескольких других немецких государствах. К 1849 году австрийцы также вернули себе инициативу в Вене и разгромили чешских революционеров в Праге и венгерских революционеров в Будапеште, причем последних с помощью Российской империи. Они также преобладали на итальянском полуострове, где итальянские революционеры временно добились успеха.

Наиболее важные результаты революций 1848 года были отрицательными.Франция снова не смогла найти работоспособную политическую систему ни во Второй республике, ни во Второй империи Наполеона III, которая последовала за ней. Однако направление, которое объединение Италии приняло в течение следующих двух десятилетий, во многом было обусловлено опытом 1848–1849 годов. Наконец, хотя движение к объединению Германии мало что связано с 1848 годом, можно утверждать, что многие немецкие либералы отреагировали на объединение так же, как и из-за их предполагаемой неудачи в 1848 году.

После 1848 года средний класс потерял интерес к революции, даже умеренная политическая революция за конституцию и представительное правительство.Уже опасаясь городских низов, они извлекли урок из 1848 года: революция была слишком непредсказуемым явлением, чтобы ее можно было безопасно использовать. Городские низшие классы, особенно зарождающийся пролетариат, теперь опасались объединяться со средними классами в революционном движении. Некоторые были привлечены к идее пролетарской революции, выдвинутой Марксом и Энгельсом после 1848 года, или к идеям анархистов, но многие другие предпочитали реформы и профсоюзную работу. Что касается сельской местности, то в Германии, Австрии и Италии конец манориализма уменьшил недовольство крестьян.

Парижская Коммуна (1871 г.). Парижская Коммуна была последним крупным революционным событием века, причем изолированным. Это положило конец традициям Французской революции. Это было главным образом продуктом муниципальной гордости, горького опыта осады Парижа пруссаками в период с сентября 1870 года по январь 1871 года и вероятности того, что роялистское Национальное собрание, избранное в феврале 1871 года, попытается восстановить французскую монархию. Катализатором послужила попытка французского правительства разоружить Парижскую национальную гвардию 18 марта 1871 года.

Парижская Коммуна должна была напрямую напоминать о революционной Парижской Коммуне 1792 года. Она даже приняла революционный календарь, что означало, что теперь наступил LXXIX год. В состав Коммуны входили в основном социалисты и неоякобинские радикалы, вышедшие из среднего класса, белые воротнички и квалифицированные рабочие. Основные идеи заключались в защите республики от возвращения монархии и защите автономии Парижа. Коммуна также была против церкви, армии, полиции и бюрократии.Однако было сделано относительно немного социальных изменений, поскольку подавляющей реальностью была гражданская война.

21 мая французские войска прорвали оборону и начали неделю уличных боев. Многие заключенные были зарезаны или казнены после формального военного трибунала. По оценкам, погибло 20 000 коммунаров. Маркс и Энгельс приветствовали это как начало эпохи пролетарской революции. Историки конца двадцатого века считали это скорее концом эпохи революции и результатом определенного места и обстоятельств.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс. После того, как Французская революция утвердила идею революции как еще одного способа ведения политики, многие стремились разработать теории революции. Двумя наиболее выдающимися теоретиками XIX века были Карл Маркс (1818–1883) и Фридрих Энгельс (1820–1895). Они разработали теорию научного социализма, чтобы отличить свои идеи от идей социалистов-утопистов. История, как они заявили в Коммунистическом манифесте (1848 г.), состояла из классовой борьбы.В середине века они видели, как в экономической жизни доминировала буржуазия. По мнению Маркса и Энгельса, буржуазия, изменив все аспекты европейской жизни, создала класс — пролетариат, предназначенный для его уничтожения.

В основе классовой борьбы лежала сама экономическая жизнь, которая включала в себя средства ведения экономической жизни, то есть производительные силы, и способы организации экономической жизни, то есть производственные отношения. Все остальное было надстройкой, отражением экономической жизни.Неизменно производительные силы развивались до такой степени, что производственные отношения сужали их. Маркс и Энгельс думали, что это скоро приведет к конфликту между пролетариатом и буржуазией. В конце концов, пролетарская революция возвестит новую историческую ситуацию — бесклассовое общество, в котором больше не будет конфликта между средствами производства и производственными отношениями.

Маркс и Энгельс сыграли роль как в основании Первого Интернационала, группы социалистических партий и профсоюзов, так и в его разрушении, вместо того, чтобы видеть, что он контролируется анархистами.Они также наблюдали за созданием Немецкой социал-демократической партии (СДПГ). После смерти Маркса в 1883 году Энгельс более десяти лет играл заметную роль в политике СДПГ.

Хотя Маркс и Энгельс верили в историческую неизбежность своих идей, они продолжали делать упор на организацию рабочего класса. Для революции должны были быть созрели исторические условия, но тем временем рабочие достигли классового сознания через активизм и подготовились к новой эпохе после революции.Они предположили, что революционные изменения могут произойти мирным путем. Энгельс во введении к классовой борьбе во Франции, писал о возможности достижения власти через урну для голосования и трудностях возведения баррикад. Даже в этом случае он не был уверен, что буржуазия сдаст власть мирным путем, и предупреждал социал-демократов быть готовыми в случае необходимости защищать революцию.

Маркс и Энгельс оказали сильное влияние на революционеров в Европе и за ее пределами в последней части девятнадцатого века и на протяжении всего двадцатого века.Их понимание революции оказало мощное, даже роковое влияние.

Анархизм. Анархизм, главный соперник марксизма во второй половине девятнадцатого века, выступал за отмену государства и создание кооперативных институтов. Анархисты, однако, расходились по средствам. Основная текущая мысль с точки зрения мирных изменений через силу примера кооперативов. Человеком, наиболее тесно связанным с этой тенденцией, был россиянин Петр Кропоткин (1842–1921).Другое важное течение подчеркивало необходимость использования насилия для разрушения государства и нашло своего самого важного защитника в лице другого россиянина, Михаила Бакунина (1814–1876). Волна террористического насилия в конце девятнадцатого века привела к формированию стереотипа об анархисте как о бородатом сумасшедшем, бросающем бомбы.

Анархизм нашел хороший прием во Франции, Швейцарии, Италии и Испании, особенно среди крестьян в режимах больших поместий, таких как Андалусия, и среди ремесленников. В двадцатом веке он ненадолго сыграл заметную роль в русской революции и гражданской войне.У него также было много сторонников во время гражданской войны в Испании. Наконец, в 1960-х годах он стал чем-то вроде возрождения среди студенческих радикалов.


ЭРА РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Русская революция не может сравниться с аналогичными событиями в Европе двадцатого века. Немецкая революция 1918 года и другие революционные события в Центральной Европе после Первой мировой войны были незначительными событиями. Итальянский фашизм и немецкий национал-социализм оказались главными факторами в истории двадцатого века, но их трудно считать подлинной революцией.Каждый из них содержал революционные элементы, но было бы правильнее рассматривать эти два явления как паразитические. Немецкий национал-социализм бросил вызов установленному порядку в Европе, потому что он контролировал ресурсы немецкой нации.

Русская революция, хотя и сравнивала себя с Французской революцией, установила новый стандарт революции в двадцатом веке. Особенно в форме сталинской революции 1930-х годов он, казалось, предлагал план независимости, свободы, урбанизации и индустриализации.Его влияние продолжалось почти до конца века и уменьшилось только с распадом Советского Союза.

Русские революции 1917 года. Февральская революция положила конец династии Романовых. В течение следующих нескольких месяцев Временное правительство изо всех сил пыталось решить российские проблемы. Его неудача привела к Октябрьской или большевистской революции, которая привела к власти В. И. Ленина и его партию.

Февральская революция была скорее крахом Российской Империи, чем организованной попыткой захвата власти.Россия, потерпевшая поражение в Первой мировой войне, в начале 1917 года была близка к экономическому распаду. 23 февраля по разным причинам большое количество людей заполнило улицы Петрограда (Санкт-Петербург). (8 марта). В течение следующих нескольких дней толпа росла. В конце концов солдаты, посланные контролировать толпу, объединились с ними.

Временное правительство было организовано в конце февраля для преодоления политического вакуума, вызванного распадом правительства.Наиболее влиятельными ее членами были октябрист и военный министр Александр Гучков и конституционный демократ (кадет) и министр иностранных дел Павел Милюков. Тогда же появился Петроградский совет солдат и рабочих. Люди говорили о «двоевластии», идее о том, что Совет представляет общественное мнение и, следовательно, имеет значительные рычаги влияния на Временное правительство.

Временное правительство переоценило терпение рядовых россиян и настаивало на продолжении военных действий.Для этого пришлось отложить принятие решений о форме правления и земельной реформе. В конце концов, неспособность правительства положить конец участию России в войне и принять меры по основным вопросам обрекла ее.

Однако в течение нескольких месяцев Временное правительство сохраняло власть в России. Александр Керенский, умеренный социалист, быстро стал самой влиятельной фигурой в правительстве, став премьер-министром летом 1917 года. К лету 1917 года у Керенского, казалось, не было соперников.

Ленин вернулся в Россию в апреле и изложил в Апрельских тезисах позицию, которая отличала его партию, большевиков, от всех остальных в России. Он смело призывал к миру без аннексий и контрибуций, земли крестьянам и всей власти Советам. Большевики в то время были очень маленькой партией.

К осени 1917 года Ленин считал, что Россия созрела для революции. Центральный Комитет (ЦК) большевиков не хотел действовать, но Ленин убедил их поставить идею революции в повестку дня.Лев Троцкий, крупная фигура в партии большевиков, а также влиятельная фигура в Петроградском Совете, готовился защитить революцию. Отряды Красной гвардии, рабочие отряды, а также солдаты и матросы в этом районе свергли Временное правительство в октябре, когда казалось, что оно начало контрреволюцию. Второй Всероссийский съезд Советов, собравшийся тогда в Петрограде, утвердил большевистское правительство. Захват власти был осуществлен с относительно небольшим кровопролитием, но последовавшая за этим гражданская война была кровавой и жестокой.Для многих историков период гражданской войны во многом сформировал партию и ее лидеров. Такие институты, как ЧК (тайная полиция), государственный контроль над экономикой и политическая диктатура были продуктами гражданской войны. Коммунистические лидеры также столкнулись с вмешательством нескольких великих держав.

В социальном плане русская революция во многом зависела от недовольства фабричных рабочих и городских ремесленников, усиленного давлением ранней индустриализации и быстрой урбанизации, а также крестьян, недовольных существованием больших поместий.Марксистские лидеры легко вступали в контакт с рабочими группами, но в конечном итоге игнорировали некоторые из основных требований крестьян. Что касается социальной структуры, однако, революция затронула как сельскую местность, так и город, с экспроприацией иностранных владельцев, упразднением аристократии и множеством новых образовательных и политических возможностей для членов бывших низших классов.

Сталинская революция (1928–1938). Спустя чуть более десяти лет после Октябрьской революции Сталин провел Советский Союз через то, что, по сути, было революционным опытом.Первые две пятилетки (третья была прервана войной) были героическими усилиями по индустриализации Советского Союза. Эти планы, в которых особое внимание уделялось тяжелой промышленности и централизованному экономическому планированию, были предназначены для создания экономической основы социализма. Сталин также хотел подготовить Советский Союз к возможности войны.

Первая пятилетка, официально датированная второй половиной 1928 года, изначально ставила перед собой трудные, но не невыполнимые цели. Сталин настаивал на постановке и без того высоких целей.Он подчеркнул масштабность проектов и скорость. Магнитогорск, новый металлургический комплекс недалеко от южной оконечности Уральских гор, является хорошим примером сталинского подхода к индустриализации, поскольку его цели неоднократно поднимались.

Советский Союз стал крупной индустриальной державой в 1930-х годах. Рабочая сила увеличилась более чем вдвое — с одиннадцати с половиной миллионов до почти двадцати трех миллионов. Большое количество крестьян покинуло новые колхозы, чтобы работать на фабриках в городах.Одной из главных черт сталинской революции была быстрая социальная мобильность. Потребительские товары были в дефиците, а жилье переполнено, но многие советские граждане очень гордились новым Советским Союзом.

Коллективизация, начавшаяся в 1928 году, привела к тому, что к началу 1930 года около пятидесяти процентов крестьянских семей присоединились к колхозам. Многие были вынуждены вступить в колхозы. Уровень сопротивления был настолько высок, что Сталин был вынужден отступить. В своей мартовской статье 1930 года «Головокружение от успеха» он обвинял в проблемах чрезмерно усердных подчиненных и заверял крестьян, что они не будут вынуждены присоединиться.Многие уехали в этот момент, но постоянное давление означало, что к 1933 году более девяноста процентов крестьянских семей вступили в колхозы или совхозы. Особенностью коллективизации была охота на кулаков, так называемых богатых крестьян. Часто это были просто самые независимые крестьяне в деревне. Иногда их просто расстреливали или отправляли в какое-нибудь безлюдное место.

Коллективизация как экономическая политика провалилась. В 1932 году на Украине и в регионе Северного Кавказа был массовый голод.Погибло около семи миллионов крестьян. Коллективизация, направленная на механизацию сельского хозяйства и повышение производительности, стала ахиллесовой пятой советской экономики.

Сталинская революция также включала в себя большие чистки, серию показательных процессов и чисток в различных учреждениях. Условно он датируется убийством Сергея Кирова в декабре 1934 года. Чистки — самая противоречивая часть сталинской революции. Сердце чисток, Ежовщина (в честь Николая Ежова, главы НКВД, тайной полиции), произошло в 1937 и 1938 годах, когда проводились чистки в армии и проходили два из трех главных показательных процессов.Спорные вопросы касаются, во-первых, того, кто несет ответственность и каковы их мотивы, и, во-вторых, сколько человек погибло в процессе. Сталин и некоторые из его соратников явно играли важную роль, но есть также свидетельства того, что многие подчиненные выходили за рамки приказов либо потому, что они были рьяными, боязливыми, либо просто оппортунистическими. С цифрами трудно разобраться, но похоже, что во время чисток НКВД казнил менее миллиона заключенных. Трудовые лагеря в ГУЛАГе (аббревиатура от тюремной системы НКВД), хотя и были суровыми, не были сопоставимы с нацистскими лагерями смерти во время Второй мировой войны.

Наконец, сталинская революция также рассматривалась как «советский термидор» (Лев Троцкий). Сталинская революция привела к индустриализации Советского Союза, но она также создала группу привилегированных бюрократов, которые переняли многие аспекты жизни царского периода. Наиболее ярко это проявляется в системе образования, где экспериментирование было отказано в пользу механического обучения, школьной формы и других атрибутов царской системы образования. Рабочие, хотя и находились в гораздо менее привилегированном положении, имели доступ к бесплатному образованию и здравоохранению, а также к дешевому жилью и еде.Больше всех проиграли те, кто остался в деревне.

Послевоенный страх перед Советским Союзом и развитие холодной войны способствовали принятию обществоведами концепции тоталитаризма. Предположительно, Советский Союз, нацистская Германия и фашистская Италия были сопоставимы по желанию каждого контролировать все аспекты жизни. Советский Союз сделал гораздо больше, чем нацистская Германия или фашистская Италия, чтобы изменить образ жизни своих граждан, но даже ему не удалось создать тоталитарное общество.Хотя подчеркивание сходства трех режимов имело определенную политическую ценность, сравнение неизменно приводило к краху при внимательном изучении реальных условий и практики. В конечном итоге тоталитаризм стал рассматриваться как конструкт социальных наук, имеющий ограниченную объяснительную ценность.

Послевоенные революции. Немецкая революция была самой важной из послевоенных революций. Он начался в ноябре 1918 года с отказа моряков на военно-морской базе в Киле принять участие в последнем сражении против британского флота.В Киле и некоторых других городах на северо-западе Германии моряки, солдаты и рабочие образовали аналог российских советов в 1917 году — Рабочие и солдатские советы. Второй центр революции появился в Мюнхене, когда 8 ноября социал-демократы образовали Баварскую республику. На следующий день кайзер покинул Берлин и отправился в ссылку в Нидерланды, и социал-демократы сформировали коалиционное правительство.

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ, МАРКСИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ ПАРТИЯ

В 1898 году Роза Люксембург переехала в Берлин в поисках счастья в Немецкой социал-демократической партии (СДПГ).Однако она не была новичком в СДПГ. Годом ранее она получила степень доктора права в Цюрихском университете, защитив диссертацию о развитии капитализма в Польше. Она также была одним из основателей и лидеров Польской социал-демократической партии (SDKPiL).

СДПГ хотела, чтобы Люксембург работала на польских территориях, контролируемых Германской империей, но она почти сразу же начала играть видную роль в ревизионистской полемике. Ревизионисты, особенно Эдуард Бернштейн, подчеркивали важность обновления Маркса.Люксембург защищала марксистскую ортодоксию, особенно в своей брошюре «Социальная реформа или революция?». Краткая цитата может подвести итог ее аргументации:

Законодательный процесс и революция. . . не различные методы исторического прогресса, которые можно выбрать в буфете истории, такие как горячие или холодные сосиски в зависимости от предпочтений, а различные факторы развития классового общества, которые дополняют друг друга.

Фактически мгновенно добившись успеха в СДПГ, Люксембург в течение следующих нескольких лет писала статьи и выступала с речами о необходимости работать над тем, чтобы в конечном итоге вспыхнула революция.В то же время она работала над созданием личной жизни, с удобной квартирой, несколькими близкими друзьями и, что самое главное, общением со своим возлюбленным и соруководителем SDKPiL Лео Йогичесом.

Русская революция 1905 года, казалось, открыла новое политическое направление. Ей удалось поехать в Варшаву, в русскую часть Польши, только в декабре 1905 года, когда основная часть революции была окончена. Тем не менее в течение нескольких месяцев она прожила жизнь штатной революционерки.В марте 1906 года она и Йогичес были арестованы. В тюрьме ее здоровье резко ухудшилось, и друзья и семья работали над тем, чтобы добиться ее освобождения под залог. В августе ей разрешили покинуть страну.

Она написала брошюру «Массовая забастовка», излагая свои идеи о революции, но к тому времени, когда она появилась, СДПГ и большинство других европейских социал-демократических партий потеряли интерес к возможностям революции. СДПГ мало интересовалась идеей Люксембург о том, что рабочий класс обретет классовое сознание благодаря историческому опыту массовых забастовок.Люксембург находила период между русской революцией 1905 года и началом Первой мировой войны очень трудным и в личном плане. Она порвала с Йогичесом после того, как узнала, что у него был роман с другой женщиной.

Роза Люксембург большую часть войны провела в тюрьме. Отсюда она провозгласила русскую революцию «величайшим событием мировой войны», но считала, что ее судьба зависит от действий стран Запада.

Люксембург была освобождена из тюрьмы 9 ноября 1918 года, в день начала немецкой революции.В течение следующих двух месяцев она и ее друзья мало повлияли на политику Германии. Она участвовала в формировании Коммунистической партии Германии (КПГ), но это изменило немногим больше, чем название. В январе 1919 года она участвовала в так называемом спартаковском восстании. Арестованная 15 января Роза Люксембург была избита, застрелена и брошена в канал Ландвер в Берлине. Ее тело было восстановлено весной. Так закончилась жизнь блестящей ортодоксальной революционерки-марксиста, человека, который, вероятно, внес бы важные изменения в межвоенный период, если бы она жила.

Когда в середине декабря собрался Конгресс рабочих и солдатских советов, он поддержал усилия правительства по обеспечению продовольствием и наблюдению за демобилизацией армии. Радикальные элементы сформировали Коммунистическую партию Германии (КПГ) в конце декабря 1918 года. В начале января 1919 года некоторые члены КПГ безуспешно пытались свергнуть правительство. Главный результат — арест и убийство двух видных лидеров КПГ, Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Период с 1919 по 1923 год характеризовал спорадические попытки левых и правых свергнуть правительство, но Веймарская республика выжила и, казалось, обрела новую жизнь к середине 1920-х годов.

В другом месте радикальный центр революции возник в Венгрии, ныне независимом государстве. В марте 1919 года коалиция левых социалистов и коммунистов провозгласила Советскую республику. Самая видная фигура режима, Бела Кун, немедленно приступила к установлению социализма в Венгрии. Однако режим просуществовал только до 1 августа 1919 года. За исключением Германии и Венгрии, в Европе было мало отголосков 1917 года.

Венгерская революция (1956 г.). Большая часть революционной деятельности после Второй мировой войны проходила в советском блоке.Как и в случае с Венгерской революцией, она ясно показала, насколько непопулярны режимы советского образца. В 1956 году Венгрия, как и Польша, поставила под сомнение неспособность удовлетворить потребности потребителей, практику полицейского террора и причины проведения показательных процессов в начале 1950-х годов. Однако, в отличие от Польши, Венгрия не смогла найти путь, который обеспечил бы ей автономию, не провоцируя Советский Союз.

23 октября 1956 года Имре Надь, популярный реформаторский коммунистический лидер, снова был назначен премьер-министром.Его назначение вызвало всплеск народного энтузиазма. В следующие несколько дней Венгрия перешла к более демократической политической системе, смешанной экономике и нейтралитету. Советский Союз, особенно после того, как кризис на Суэцком канале начал беспокоить Соединенные Штаты и их союзников, решил ввести войска. Несмотря на недели сопротивления, он подавил венгерскую революцию. Около 2700 человек погибли или были казнены. Более 200 000 человек бежали из страны. Советский Союз продемонстрировал узкие рамки экспериментов, которые он мог бы допустить.США и НАТО продемонстрировали нежелание рисковать ядерной войной, чтобы помочь венграм.

Студенческие восстания в Европе (1965–1968). Во второй половине 1960-х студенты и интеллектуалы подвергли сомнению каждый аспект устоявшейся системы во время новой волны революций. Они обвиняли правительства в том, что они правят в авторитарном стиле у себя дома и помогают контрреволюции за рубежом. Некоторые считали себя частью всемирного революционного движения.У других были более ограниченные цели — реформа элитарных систем образования. Воздействие разнообразное. В Великобритании и Нидерландах были важные движения, но ограниченные результаты. Германия и Италия боролись с более крупными движениями, но избежали серьезных кризисов. Только во Франции студенческий радикализм привел к возможности революции.

Май 1968 года во Франции произошел из-за неудовлетворенности авторитарным стилем правления и беспокойства по поводу быстрых и неравномерных изменений, но в основном из-за жалоб на условия в новом университете Нантера.Это началось практически случайно. 22 марта митинг протеста против арестов студентов за протест против участия Соединенных Штатов во Вьетнаме привел к появлению движения 22 марта. 2 мая члены движения, не допущенные к Нантерру, отправились в Сорбонну, часть Парижского университета. На следующий день полиция нарушила традицию, войдя в Сорбонну и арестовав сотни студентов. Это положило начало серии демонстраций между студентами и полицией в Латинском квартале. К 13-му в поддержку студентов в Париже сотни тысяч человек вышли на демонстрацию против правительства.На следующий день рабочие захватили завод «Суд-Авиэйшн». В конце концов десять миллионов рабочих по всей Франции объявили забастовку. Французское правительство, похоже, столкнулось с серьезными проблемами.

Ближе к концу мая правительство Франции, наконец, распустило Национальное собрание и назначило дату новых выборов. Шарль де Голль, президент Франции, призвал к «гражданским действиям» против «тоталитарного заговора». Возможность коммунистического переворота многих пугала. Парижане, поначалу сочувствовавшие студентам, устали от сбоев.Рабочие обычно хотели скромных изменений. Сами студенческие радикалы разделились по целям. Столкнувшись с выбором между стабильностью и революцией, большинство избирателей выбрали первое.

«Майские события» никогда не были близки к успеху. «Система» была врагом, но никто не мог договориться о том, что поставить на ее место. Даниэль Кон-Бендит, немец, обучающийся в Париже, привлек внимание многих, но большинство радикалов не доверяли лидерам. Действуя в основном на тактическом уровне, студенты потерялись, когда правительство перехватило инициативу.Кроме того, трудовые организации препятствовали потенциальным связям между студентами и фабричными рабочими.

Радикализм продолжался в 1970-х годах и привел к образованию террористических организаций в Германии и Италии. Эти группы были источником большой драмы в 1970-х, но точка опоры политики вернулась к правоцентристским в 1980-х.

Пражская весна (1968). Пражская весна охватила усилия по созданию «социализма с человеческим лицом» в Чехословакии.Несмотря на то, что она была подавлена ​​августовским вторжением войск Организации Варшавского договора (ВТО), она оставила наследие, которое было возрождено революциями 1989 года.

К середине 1960-х годов Чехословакия созрела для перемен. Реформаторы в Коммунистической партии Чехословакии призывали к реформе неосталинистской партии и к новой экономической политике. Писатели, кинорежиссеры и люди, работающие в театре, уже приступили к смелым художественным экспериментам.

В январе 1968 года Александр Дубчек сменил Антонина Новотного на посту первого секретаря партии.Дубчек представлял умеренный реформаторский элемент в партии, а также выступал за словацкие интересы. Реформы начались осторожно. Объявленная в апреле «Программа действий» призвала к концентрации на производстве потребительских товаров и расширению политической свободы.

Темп событий был слишком быстрым для многих в партии. Появились квазиполитические клубы, возродилась Социал-демократическая партия. Радикальная декларация «2000 слов», подписанная многими интеллектуалами и деятелями культуры, появилась в июне.К тому времени реформы поддержали не только студенты и интеллектуалы, но и рабочий класс. Однако консервативные элементы в Коммунистической партии Чехословакии начали задаваться вопросом, сможет ли партия сохранить свою политическую монополию.

ВТО тоже занервничала. Чешские лидеры встречались со своими коллегами из ВТО в июле и снова в августе. Дубчек считал, что ему удалось убедить ВТО, что чехословацкая коммунистическая партия держит ситуацию под контролем. В ночь с 20 на 21 августа войска и танки ВТО вторглись в Чехословакию.Чехи проводили политику ненасильственного протеста, но это не остановило вторжение. В течение следующих нескольких лет произошла «нормализация» Чехословакии. Около полумиллиона членов Коммунистической партии Чехии были исключены из партии. Люди, которые раньше были чиновниками или врачами, теперь работали дворниками, строителями или мойщиками окон.

На Западе вторжение было воспринято многими как еще один пример контрреволюции, разрушающей надежды реформаторов и революционеров в год, полный разочарований.Пражская весна также была представлена ​​коммунизмом как упущенная возможность показать, на что он способен. Леонид Брежнев, глава Коммунистической партии Советского Союза, утверждал в «Доктрине Брежнева», что СССР был обязан вмешаться в Чехословакию, чтобы сохранить дальнейшее существование социализма.

Восточноевропейские революции 1989 года. К 1989 году «доктрина Брежнева» была мертвой буквой, и советский блок столкнулся с периодом перемен и реформ.Михаил Горбачев, генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза, во многом виноват в новой ситуации. Горбачев начал процесс реформ в Советском Союзе, который, хотя и оказался безуспешным, повлиял на реформаторов и диссидентов во всем советском блоке. Он многозначительно заявил, что Советский Союз больше не будет вмешиваться во внутренние дела других стран советского блока. Наконец, Горбачев открыл новую эру холодной войны, которая привела к гораздо лучшим отношениям между Советским Союзом и Соединенными Штатами.

Возрождение «Солидарности», профсоюзного движения, начавшегося в 1980 году, как основного фактора польской политики в 1989 году, усугубило новую ситуацию. На выборах летом того же года «Солидарность» одержала ошеломляющую победу. Новое коалиционное правительство возглавил первый некоммунистический премьер за более чем сорок лет. В Венгрии в 1989 году тоже произошли важные изменения. Тем летом венгры откровенно обсуждали революцию 1956 года и на трогательной церемонии перезахоронили мучеников этого события.

В каждой из стран, переживших революцию 1989 года, важную роль играли внутренние факторы. Германская Демократическая Республика (ГДР) начала разваливаться просто от кровоизлияния людей. Тысячи восточных немцев пересекли границу между Венгрией и Австрией, которую Венгрия открыла в середине лета. Восточные немцы также толпились в посольствах Западной Германии в Праге и Варшаве и в конечном итоге отправились в Западную Германию на специальных поездах. Наконец, безальтернативный марш по кольцевой дороге вокруг Лейпцига 9 октября положил начало процессу, в ходе которого правительство отреагировало на события, а не инициировало их.Каждую неделю демонстрации в Лейпциге, Берлине, Дрездене и других городах становились все масштабнее и смелее. Попытка правительства встать на ноги, свергнув лидера партии Эриха Хонеккера, была недостаточной. Более или менее случайное открытие Берлинской стены, долгое время являвшейся символом противостояния коммунизма и демократии, обрекло правительство. К этому времени тысячи простых восточных немцев решили, что они больше не заинтересованы в реформировании социалистической системы. К разочарованию активистов гражданских движений, они поддержали привлекательную идею выхода на социальную рыночную экономику Федеративной Республики Германии.Выборы 18 марта 1990 года показали, что большинство восточных немцев хотят объединения с Западной Германией.

В Чехословакии демонстранты в Праге заполнили Вацлавскую площадь в ноябре. Сначала полиция пыталась разогнать демонстрации, но в следующие несколько дней толпа увеличилась до подавляющего числа. Чешское правительство всегда оставалось на шаг позади. Центр политического притяжения переместился в Театр «Волшебный фонарь», где Вацлав Гавел и другие руководили революцией.В декабре старое правительство ушло в отставку и сформировано новое правительство во главе с Гавелом. Александр Дубчек, герой «Пражской весны», вернулся из безвестности, чтобы принять участие в «Бархатной революции».

ЛЕЙПЦИГ И НАЧАЛО ГЕРМАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1989 г.

В понедельник, 9 октября 1989 г., слухи распространились по Лейпцигу, «второму городу» Германской Демократической Республики (ГДР). Власти запасались медикаментами. Группы милиции и милиции заняли позиции возле Николайкирхе в центре города.Все признаки указывали на столкновение между правительством и демонстрантами, которые планировали маршем по городу после еженедельных богослужений за мир в тот вечер. Теперь, когда состоялись официальные церемонии по случаю сороковой годовщины основания ГДР, у правительства не было причин избегать конфронтации.

На протяжении многих лет в Николаикирхе проводились еженедельные молебны. Осенью 1989 года, когда службы возобновили свою работу после летних каникул, появился новый элемент.После службы люди собрались за пределами церкви, чтобы поговорить о текущих событиях, в том числе о большом количестве восточных немцев, которые пересекли венгерскую границу с Австрией, а затем и с Западной Германией. Многие люди, разговаривавшие за пределами церкви после службы, не присутствовали на ней, но знали, что могут найти людей, с которыми можно поговорить после службы. В сентябре и в первый понедельник октября прошли демонстрации. Накануне 9-го числа, во время празднования сороковой годовщины основания ГДР, были арестованы люди.Все ожидали, что в этот понедельник произойдет какое-то противостояние демонстрантов и властей.

В понедельник, 9 октября, в дополнение к обычному богослужению за мир в Николаикирхе, было запланировано несколько других служб для размещения ожидаемых толп. На каждой службе кто-то зачитывал обращение шести видных граждан Лейпцига. В обращении отмечена необходимость обсуждения серьезных вопросов, стоящих сейчас перед нацией, и содержится призыв ко всем присутствующим воздерживаться от провокационного поведения.

После богослужений демонстранты двинулись по кольцевой дороге, огибающей центр города. В отличие от неделей ранее, полиция, милиция и Штази (политическая полиция) просто наблюдали. Толпа скандировала Wir sind das Volk (мы люди, то есть люди, ради блага которых должно было править правительство), прогуливаясь по центру города. И еще, что очень важно для этого момента, пел Кейне Гевальт! (без насилия).

До сих пор не ясно, почему правительство решило не противостоять демонстрантам в тот вечер.Вероятно, решение было принято на местном уровне, чтобы избежать насилия. На каком бы уровне ни было принято решение, оно имело огромное значение. Мирная демонстрация тысяч простых людей в тот понедельник вечером ознаменовала начало немецкой революции 1989 года. С тех пор, как бы быстро и радикально правительство ни отреагировало на конкретную инициативу толпы демонстрантов в Лейпциге, Берлине, Дрездене, и других городах ГДР, она всегда оказывалась на шаг позади.Ровно через месяц после успешной демонстрации в Лейпциге Берлинская стена открылась 9 ноября. В течение следующих нескольких месяцев революционеры перешли от желания реформировать ГДР к идее слияния ГДР и Федеративной Республики Германии (ФРГ). Переговоры об объединении продвигались быстро, и в 1990 году ГДР и ФРГ объединились в единую Германию.

Революционная волна без насилия смела коммунистическое правительство Болгарии. В Румынии, однако, Николае Чаушеску, который с 1960-х годов правил все более и более произвольно, попытался остаться у власти.Захваченные революционными силами, он и его жена были осуждены, признаны виновными и расстреляны. По всему миру мелькали телевизионные снимки погибшей пары.

За несколько коротких месяцев произошло немыслимое. «Железного занавеса» больше не было. Новые правительства начали эксперименты с рыночной экономикой и демократическими политическими системами.

ВЫВОДЫ

Распад Советского Союза в 1991 году ознаменовал конец долгой российской революции. Попытки Горбачева реформировать систему непреднамеренно привели к ее краху.В любом случае маловероятно, что он просуществовал бы намного дольше. По иронии судьбы, Горбачев, искренне верящий в коммунистическую систему, был главным двигателем ее роспуска. К счастью, он остановил систему так, что не повредил ее.

Пятьсот лет революций во многом сформировали европейские политические, экономические и социальные системы. Парадоксально, но главный вывод может заключаться в том, что неудача ведет к успеху. Те революции, которые в конечном итоге привели к появлению устойчивых систем — например, голландской, британской и французской — включали в себя серию революционных усилий по достижению консенсуса, достаточно прочного и гибкого, чтобы поддерживать себя в будущем.Русская революция 1917 года, однако, превратилась в систему, которая, хотя и не была идеальной, какое-то время работала достаточно хорошо, но не имела возможности справляться с новыми обстоятельствами.

В политике у систем, способных реагировать на изменяющиеся обстоятельства, больше шансов выжить. Кажется, что революции склонны создавать системы, противостоящие модерации и компромиссу. Тем не менее, в будущем перемены могут произойти через революцию. Революции 1989 года почти никто не предвидел. Эта серия событий также ставит под сомнение любую простую связь между революцией и стремлением к утопии.В революционных ситуациях соблазн заключался в желании кардинально изменить человеческую природу, но есть примеры революций, когда умеренные не двигались в направлении крупномасштабной социальной инженерии. Так много зависит от обстоятельств и тяжести прошлого. В конце концов, нет железных законов революции.

См. Также другие статьи в этом разделе.


БИБЛИОГРАФИЯ

Генерал

Биллингтон, Джеймс Х. Огонь в сознании людей: истоки революционной веры. Нью-Йорк, 1980. Интеллектуальная история концепции революции с конца восемнадцатого до начала двадцатого века. Широкий и авторитетный.

Бринтон, Крейн. Анатомия революции. Ред. И доп. Изд. Нью-Йорк, 1965. Впервые опубликовано в 1938 году. Очень влиятельное сравнительное исследование революции.

Бринтон, знаток Французской революции, использовал ее как основу для своей революционной парадигмы. Кон, Норман. Погоня тысячелетия: революционные милленаристы и мистические анархисты средневековья. Ред. И доп. Изд. Нью-Йорк, 1970. Классическое исследование милленаризма. Он также охватывает милленаризм шестнадцатого века, а также средневековый фон.

Форстер, Роберт и Джек П. Грин, ред. Предпосылки революции в начале Нового времени Европа. Балтимор, 1970. Очень полезные очерки экспертов по восстанию в Нидерландах, английской революции и Фронде.

Голдстоун, Джек А., изд. Энциклопедия политических революций. Вашингтон, Д.C., 1998. Хорошо организованный ресурс с участием ведущих экспертов в данной области.

Голдстоун, Джек А. Революция и восстание в раннем современном мире. Беркли, Лос-Анджелес и Оксфорд, 1991. Широкомасштабное исследование революции, которое предполагает демографическое давление на ограниченные ресурсы как главную причину революции.

Мур, Баррингтон мл. Социальные истоки диктатуры и демократии: лорд и крестьянин в становлении современного мира. Бостон, 1966 год.В высшей степени оригинальное и влиятельное исследование, в котором основное внимание уделяется реакции аристократии и крестьянства на изменение экономических и социальных обстоятельств как способу объяснения перехода к современной политической и экономической системе.

Скочпол, Теда. государств и социальных революций: сравнительный анализ Франции, России и Китая. Кембридж, Великобритания, 1979. Самое важное сравнительное исследование со времен Бринтона. Скочпол подчеркивает центральную роль государства и важность международного контекста.

Тилли, Чарльз. европейских революций, 1492–1992 гг. Оксфорд, 1993. Исследование революции в долгосрочной перспективе, прежде всего в Нидерландах, Великобритании, Франции и России. Настоятельно рекомендуется.

Тодд, Аллан. Революций 1789–1917 гг. Кембридж, Великобритания, 1998. Введение в различные аспекты революции, включая ее происхождение, идеологию и персонал. Включает краткие выдержки из соответствующих документов.

Ван Кревельд, Мартин, изд. Энциклопедия революций и революционеров: от анархизма до Чжоу Эньлая. Нью-Йорк, 1996. Исчерпывающий охват в хронологическом и географическом отношении.

Загорин, Перес. Повстанцы и правители, 1500–1660 гг. 2 тт. Кембридж, Великобритания, 1982. Сравнительное обсуждение восстания в Нидерландах, Британской революции и Фронды, среди прочего, проведено ученым, хорошо знакомым с той эпохой.

Исследования конкретных революционных периодов

Агульхон, Морис. Республиканский эксперимент, 1848–1852 гг. Перевод Джанет Ллойд.Кембридж, Великобритания, 1983. Тщательное исследование, проведенное одним из ведущих экспертов по этому периоду.

Banac, Ivo, ed. Восточная Европа в революции. Итака, Нью-Йорк, 1992. Научные исследования различных революций.

Берлин, Исайя. Карл Маркс: его жизнь и окружающая среда. 3-е изд. Оксфорд, 1963. Лучшая биография Маркса.

Карстен, Фрэнсис Л. Революция в Центральной Европе, 1918–1919. Беркли, Калифорния, 1972. Хорошее введение в тему.

Шартье, Роджер. Культурная история Французской революции. Дарем, Северная Каролина, 1991. Шартье подчеркивает важность культурных практик в формировании идей участников Французской революции.

Завоевание, Роберт. Жатва скорби: советская коллективизация и террор-голод. Нью-Йорк и Оксфорд, 1986. Тщательное исследование голода 1932 года и политики коллективизации.

Каст, Ричард и Энн Хьюз, ред. Конфликт в Англии раннего Стюарта: Исследования в Религия и политика, 1603–1642., Лондон, 1989. Важная серия исследований была направлена ​​на пересмотр ревизионистов без возврата, однако, к классовому анализу английской революции.

Дойл, Уильям. Оксфордская история Французской революции. Оксфорд, 1989. Обобщенный анализ истории Французской революции.

Ферро, Марк. Октябрь 1917: Социальная история русской революции. Лондон и Бостон, 1980. Читаемая и солидная история, написанная ведущим французским ученым.

Финк, Кэрол, Филипп Гассерт и Детлеф Юнкер, ред. 1968: мир изменился. Кембридж, Великобритания, и Нью-Йорк, 1998. Обширные и отличные научные эссе за 1968 год.

Фицпатрик, Шейла. Сталинские крестьяне: сопротивление и выживание в русской деревне после коллективизации. Оксфорд, 1994. Исследование реакции крестьян на коллективизацию на основе новых архивных материалов.

Фюре, Франсуа и Мона Озуф, ред. Критический словарь Французской революции. Перевод Артура Голдхаммера. Кембридж, Массачусетс, 1989. Это очень полезный и авторитетный справочник. Книга разделена на разделы: «События», «Актеры», «Учреждения и творения», «Идеи» и «Историки и комментаторы».

Гарриох, Дэвид. Формирование парижской буржуазии, 1690–1830 гг. Кембридж, Массачусетс, 1996. Амбициозное исследование, показывающее, что парижская буржуазия, возможно, была в некотором смысле готова поддержать такое событие, как Французская революция, и на нее в дальнейшем повлиял их опыт во время революции.

Гати, Чарльз. Венгрия и советский блок. Дарем, Северная Каролина, 1986. Венгерская революция рассматривается в контексте опыта советского блока.

Гельдерен, Мартин ван. Политическая мысль голландского восстания, 1555–1590. Кембридж и Нью-Йорк, 1992. Тщательное изучение важной темы.

Хилл, Кристофер. Век революции, 1603–1714 гг. Вокингем, Великобритания, 1980. Хотя марксистская интерпретация Хилла семнадцатого века больше не пользуется широким признанием, его исследование этого периода, тем не менее, интересно и легко читается.

Хант, Линн. Семейный романс Французской революции. Беркли, Калифорния, 1992. Оригинальное исследование, посвященное тому, как французы понимали революцию, посредством ссылок на семейную динамику и образы матерей и отцов.

Израиль, Джонатан, Голландская республика: ее подъем, величие и падение, 1477–1806 гг. Оксфорд, 1995. Обширный и незаменимый обзор истории Голландской Республики.

Джонс, Дж. Р. Революция 1688 года в Англии. Нью-Йорк, Полезный обзор революции.

Кип, Джон Л. Х. Русская революция: исследование массовой мобилизации. Нью-Йорк, 1976. Одна из немногих книг, посвященных 1917 году за пределами Петрограда и Москвы.

Коткин, Стивен. Магнитная гора: сталинизм как цивилизация. Беркли, Калифорния, 1995. Важное исследование Магнитогорска, посвященное шоу-проектам Первой пятилетки.

Кусин, Владимир. Интеллектуальные истоки Пражской весны: развитие реформистских идей в Чехословакии, 1956–1967. Кембридж, Великобритания, 1971. Отличный источник для прослеживания корней реформаторского движения.

Ландес, Джоан Б. Женщины и общественная сфера в эпоху Французской революции. Итака, штат Нью-Йорк, 1988. Важное исследование, показавшее, что Французская революция фактически предоставила женщинам меньше места в общественной сфере, чем было при старом режиме.

Майер, Чарльз С. Распад: кризис коммунизма и конец Восточной Германии. Принстон, Нью-Джерси, 1997.Лучшая отдельная книга по теме.

Паркер, Джеффри. Голландское восстание. Ред. Изд. Нью-Йорк, 1988. Недавнее исследование эксперта того периода.

Pilbeam, Памела. Революция 1830 года во Франции. Лондон, 1991. Недавнее научное исследование 1830 года во Франции.

Прайс, Роджер. Французская Вторая республика: социальная история. Итака, Нью-Йорк, 1972 г. Прекрасная книга о французском обществе во Второй республике.

Ранум, Орест. Фронда: Французская революция, 1648–1652 гг. Нью-Йорк, 1993. Полезный обзор Фронды.

Розенберг, У. Г. и Л. Х. Зигельбаум, ред. Социальные аспекты советской индустриализации. Блумингтон, Индиана, 1993. Научные очерки о рабочих и рабочих местах в 1930-е годы.

Руде, Джордж. Толпа во Французской революции. Оксфорд, 1960. Тщательное и увлекательное исследование того, кто составлял толпу в различных революционных журналах .

Рассел, Конрад. Падение британских монархий, 1637–1642 гг. Oxford, 1991. Рассел, помимо преуменьшения значения политического конфликта и ограничения революционного периода концом 1630-х — началом 1640-х годов, подчеркивает степень, в которой английская революция была британской проблемой.

Шама, Саймон. Патриоты и освободители: революция в Нидерландах, 1780–1813 гг. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1977 г. Лучшее исследование голландских революций в конце восемнадцатого века.

Зигельбаум, Л. Х. Стахановщина и политика производительности в СССР, 1935– 1941. Кембридж, Великобритания, 1988. Интересное исследование стахановского движения в частности и трудовых отношений в целом.

Сонн, Ричард Дэвид. Анархизм и культурная политика в Фин-де-Сикль, Франция. Lincoln, Neb., 1989. Научное исследование анархизма на пике его влияния.

Тэкетт, Тимоти. Становление революционера: депутаты Национального собрания Франции и появление революционной культуры (1789–1790). Принстон, 1996.Очень полезное исследование того, как движение за перемены и реформы превратилось в революцию.

Тилли, Чарльз. Народное раздор в Великобритании, 1758–1834 гг. Кембридж, Массачусетс и Лондон, 1995. Лучшая книга по этой спорной теме.

Тилли, Чарльз, Ричард Тилли и Луиза Тилли. Мятежный век 1830–1930 гг. Кембридж, Массачусетс, 1975. Широкое исследование, дающее полезные перспективы политического насилия в девятнадцатом веке.

Гробницы, Роберт. Парижская Коммуна 1871 г. Нью-Йорк, 1999 г. Недавнее исследование.

Такер, Роберт. Читатель Маркса-Энгельса. 2-е изд. Нью-Йорк, 1978. Удобное собрание важнейших произведений Маркса и Энгельса.

Уильямс, Киран. Пражская весна и ее последствия: чехословацкая политика, 1968– 1970. Кембридж, Великобритания, 1997. Анализ движения за реформы и его подавления Советским Союзом с использованием архивных источников, доступных после событий 1989 года.

Аристократы и буржуа

Аристократы и буржуа

Восемнадцатый век был веком аристократии, особенно в Англии. В целом области Западной Европы, аристократический класс получил экономические и социальные рост . В Англии даже добился политического превосходства. Аристократы были не единственным классом, извлекающим выгоду от экономических и социальных преобразований в восемнадцатом веке. Буржуазия, то есть городской купец и производственный класс, также увеличившийся в размерах и социальном Значение .Аристократы и буржуа разделяли многие общие ценности и интересы, хотя иногда они вступил в конфликт. Действительно, это конфликт сыграл важную роль во Французской революции в конце века, в то время как Англия избежала революции, потому что эти два основных класса достаточно точек соприкосновения и общего дела, чтобы работать вместе, чтобы поддерживать свои конституционная монархия, установленная в результате Славной революции 1689 года.

Портрет г.и миссис Эндрюс Томаса Гейнсборо представляет собой зажиточную дворянскую пару середины 18-го -го -го гг. век. В этой картине можно соблюдать элегантный и праздный образ жизни аристократов и дворян (которые так сказать землевладельцы) классы Британии. Эндрюс со своей обширной и процветающей землей появляется как фон. Эта картина иллюстрирует социальную и экономическую мощь классов землевладельцев 18 -го годов. век.Мистер Эндрюс явно извлекал выгоду из его полного контроля над своей собственностью, предоставленной огораживанием земли, и конец средневековой системы сельского хозяйства и разделение общих земель. Мистер. Эндрюс, как единственный владелец земли, может решать, как использовать землю и кто будет работать на него. У него есть как способность, так и стимул к максимальному увеличению его производительности и дохода, потому что более высокий доход повысит его социальный статус. Он даже заработал достаточно денег, чтобы заплатить один из лучших художников Англии, увековечивший его и его жену.У мистера Эндрюса может не быть настоящего аристократический титул, но он добился больших успехов и почета. Джентльмены вроде него тоже могут тренироваться по-настоящему. власть через Палату общин в парламенте, в котором они доминировали. Чем больше было денег, тем больше вероятность один должен был иметь возможность доминировать в местной политике и, возможно, стать членом Парламент. А с 1689 г. был истинным правителем Англии.

Политическая победа английской аристократии пришла с их успешное свержение короля Якова II и его замена Уильямом и Мэри.Джеймс надеялся вернуться век английской истории, восстановить католицизм и ограничить парламентскую сила. Короче говоря, он надеялся установил абсолютную монархию в Англии по образцу своего современника, Людовик XIV Франции. Английский аристократия (включая дворянство) была против обеих этих целей. У короля было очень мало поддержки, особенно когда он произвольно смещал судей, которые не управляли так, как он хотел, и когда он арестовал большинство ведущих епископов.Но как заменить законного монарха? Парламентские аристократы во главе с граф Шефтсбери разработал план пригласить Вильгельма Оранского, ведущий аристократ Голландии и муж дочери Джеймса, чтобы вторгнуться в Англия. Когда Джеймс сбежал без был произведен выстрел, парламент объявил, что Джеймс покинул трон, и установил Уильяма и Мэри как совместных монархов. Самая важная особенность этой славной революции состоял в том, что аристократия избавилась от непопулярного и некомпетентного монарха, демонстрируя свою высшую силу. Это было подчеркнуто тем, что новые монархи подписали Билль о правах. который ограничивал королевскую власть и требовал согласия парламента в управлять королевством. С Билль о правах, принцип верховенства закона был установлен. К тому же принцип абсолютная монархия была отвергнута. Парламент, то есть классы землевладельцев, был бы хранители закона.

В Англии и даже в тех странах, где аристократы не одержала победу над монархами, аристократия получила социальную и политическую влияние в силу его растущего процветания.Это богатство было частично основано на значительных сельскохозяйственных улучшения, включая новые культуры и новые методы ведения сельского хозяйства. Это также было основано на богатстве созданный ростом мировой торговли предметами роскоши, такими как чай, кофе, алкоголь, шелк, хлопок, сахар, табак и опиум. В Англии и Голландии землевладение класс смог получить выгоду, став инвестором и предпринимателем самостоятельно правильно. Они часто использовали свои капитал для покупки акций торговых компаний на новом фондовом рынке или для покупки облигации, продаваемые государством на новом рынке облигаций.Хотя во Франции и в других странах не было рынка акций или облигаций. Немецкие или итальянские земли, у них было много новых возможностей для инвестиций и заработка. Деньги.

Буржуазия значительно расширилась в Западной Европе. процветала торговля с Ост-Индией и Америкой. Поскольку обе группы процветали за счет инвестиций и торговли, у них были значительные общие интересы. Но они жили в разных сферах экономической и социальной жизни. Аристократы усердно трудились, чтобы сохранить свой престиж и привилегии, очерняя тех, кто средства к существованию, работая.Они продемонстрировал это праздный образ жизни охоты, коневодства и гонки, вечеринки и, что еще более замечательно, благодаря большему образованию и изысканность. С другой стороны, представители буржуазии иногда завидовали аристократическим классам и иногда они критиковали их как неполноценных с моральной точки зрения. Защитники буржуазии подчеркивали моральную ценность работа и сила усилий и новаторства. Точно так же они утверждали превосходство верного брака, в отличие от более мягких стандартов аристократии (примите за пример сегодняшней британской королевской семьи).

Что будет преобладать, ценности, которые эти классы имели в общие или те, которые их разделили? На протяжении большей части столетия преобладало единство. Многие буржуазные англичане умели войдут в парламент или иным образом поднимутся в ряды социальной приемлемости, если они были готовы поддерживать почтение к классам землевладельцев. Аристократы, особенно в Англии, убедился, что законы будут способствовать свободе капитала и предпринимательства, позволяя процветать как аристократическим, так и буржуазным семьям.В Европе в целом экономические интересы связала обе стороны вместе. Два классы также разделяли интерес к духу просвещения, который приняли идеи науки и прогресса, в отличие от религии и традиция. Аристократы были очарован классической архитектурой и классическими текстами. Они были готовы к бросить вызов средневековому консерватизму, который поддерживал власть монархии и установленная церковь. Аристократы имел основания восхищаться Римской республикой (в которой доминировали аристократы) и классическое обучение, которое, казалось, поддерживало идеалы гражданского и морального независимость для богатых классов. Энтузиазм просветителей в отношении науки возник из идеи, что новые обучение расширит благосостояние и социальную мощь тех, кто способен понять Это. Буржуазия разделяла этот интерес в отказе от прошлого и принятии нового обучения.

Дух просвещения захватил аристократов и буржуа. одинаково, но это единство духа не решило всех проблем. В то время как более широкое распространение богатства и доступа к книгам и учеба, возможно, была возможностью для большего равенства между аристократов и богатой буржуазии, эта динамика также была угрозой для аристократическое превосходство и привилегии. Во Франции, на немецких землях и в других местах, где монархия оставалась в высшей степени буржуазия была заблокирована от социального развития монополизация политической власти монархией и система королевских покровительство, которое оставляло за аристократами социальные привилегии. Социальная и политическая напряженность росла. в этих регионах, и даже в Британии, социальный статус был более изменчивым, был значительным культурным расколом, который проявился позже в века в религиозных терминах как разделение между евангелистами и неевангелисты, как мы увидим позже.

Восемнадцатый век во многих отношениях был эпохой аристократия. Аристократия выросла по размеру, статусу и мощности. Многие тех же экономических и социальных сил, которые подняли аристократию, также подняли новый класс буржуазии. Восход и конкуренция этих классов во многом определила социальные и политические будущее современной Европы .

Ранняя буржуазная революция

Ранняя буржуазная революция — термин из марксистской экономической социологии и истории.Он предназначен для описания революционных движений конца Средневековья (примерно с 1450 г.), для которых характерны следующие линии конфликта:

Путем интеграции аграрного вопроса в революционную программу были взяты интересы крестьянского класса. во внимание, и буржуазные и крестьянские группы в Англии, Нидерландах и Германии сумели предпринять совместные действия. [1]

С точки зрения марксизма, эти социально-политические силы или течения имели цель преодолеть свою экономическую и политическую раздробленность.Это включало требования от фермеров:

  • Повышение доли прибыли от производства
  • Ослабление феодального строя
  • улучшенный доступ к общему достоянию.

Примерами ранних буржуазных революционных явлений были гуситское движение, Реформация и крестьянская война в Германии. Голландская борьба за свободу с революцией, начавшейся в 1566/67 году, также была сформирована борьбой класса буржуазии против дворянства. То же самое произошло в Королевстве Англии во время Славной революции.В то время как класс буржуазии наконец смог заявить о себе против аристократического класса на северо-западной континентальной окраине Европы в 17 веке, во время сельскохозяйственного кризиса позднего средневековья [2] восточные и центральные районы континента подверглись новой рефеодализации до тех пор, пока после середины 19 века продолжалось и крестьянское крепостное право. В основном это коснулось районов Восточной Эльбы, Польши (аристократическая республика) и других восточноевропейских стран.

Подготовительные народные движения на рубеже средневековья и современности

Мятежные фермеры с флагами Bundschuh окружают рыцаря.Ксилография так называемого мастера Петрарки из утешительного зеркала , 1539.

В отдельных европейских странах народные движения вышли за пределы местных границ уже во второй половине XIV и XV веков и переросли в крупные крестьянские войны и городские восстания:

  • во Франции — Жакерия (1358 г.) и пастырское движение (1382–1384 гг.)
  • в Англии восстание крестьян под предводительством Уота Тайлера (1381 г.)
  • в Италии движение во главе с фра Дольчино (1300–1304) и восстание Тучини в Канавезе в Пьемонте (1382–1387),
  • в Богемии Гуситские войны (1419–1434),
  • в Испании восстания в Кастилии (1437 г.), на Балеарских островах (1450/51 г.) и в Каталонии (1462–1472 гг.) [3]
  • восстание под руководством Дьёрдя Дожи в Венгрии [4]
  • Крестьянские бунты в Испании в 1505 г.
  • Движение Bundschuh 1517 г.
  • Восстание коммунерос с 1520 по 1522 год в Испании
  • Крестьянские бунты в Англии 1536–1539, 1549

Несмотря на поражение, крупномасштабное крестьянское движение гуситов вызвало значительный международный резонанс.Появление английских лоллардов и, прежде всего, гуситских войн поддержало движение Реформации и классовую борьбу в Европе в 15 и 16 веках. [5]

В этих предыдущих обзорах отсутствовали существенные черты, существенные для ранних буржуазных революций. Новые социальные условия, вызванные капиталистическим развитием, еще не существовали. Единые внутренние рынки или межрегиональные рыночные отношения еще не были установлены, поэтому местные границы преодолеть было невозможно.Отсутствовали общие возможности для межгруппового сотрудничества или соглашений. Более старая и прекращенная марксистская историография ХХ века всегда писала о так называемом «классовом союзе». Все эти восстания были качественным предварительным этапом, который в конечном итоге подготовил только следующие революции, которые не вошли в историю в вакууме, а были основаны на соответствующем опыте предыдущих региональных восстаний и имитировали их модели. [6]

Социальные потрясения от позднего средневековья до наших дней

Правящим общественным порядком позднего средневековья был феодализм.Феодальные зависимости и классовая структура существуют, среди прочего, в территориальных границах и зависимости крестьян от помещиков. Помещик не был владельцем земли, но получал ее в качестве феодальной собственности от высокопоставленных дворян. [7] Система имела свои преимущества до тех пор, пока преобладала натуральная экономика и правящая система была в целом слабой. Это способствовало территориализации Европы, выраженной бумом строительства замков. Однако с экономической и производственной точки зрения система была крайне неэффективной.Из-за несвободного положения подавляющего большинства его членов он препятствовал экономической деятельности. В результате темпы производства были институционально низкими, скорость прогресса — столь же низкой, а общая мобильность — столь же слабой. Эта жесткая, несвободная и иерархическая пирамидальная система начала разрушаться в позднем средневековье с одновременным усилением дифференциации общества. В городских центрах Европы сформировались сильные социальные нишевые зоны, которые продолжали расширяться. Городские федерации установили свой порядок еще в позднем средневековье.Город и деревня образовали резкую юридическую границу. Кроме того, был применен средневековый правовой принцип, согласно которому городской воздух делает вас свободным.

Чума, сокращение населения и климатические изменения привели к перманентным кризисам в Европе в 14 веке. Целые ландшафты обезлюдели, многие фермы опустели. Кризис 14 века утих в течение 15 века. Падение цен в сельскохозяйственном секторе и арендной платы за землю привело к перманентному экономическому кризису для сельской знати.Отсюда перманентный кризис феодального дворянства. Таким образом, эти представители этого класса все чаще выступали в роли баронов-грабителей, что приводило к усилению правовой неопределенности в Европе. Доходы феодальной аристократии упали, в то время как в позднем средневековье права собственности крестьян снова возросли, и они были в хорошей исходной позиции в начале ранних буржуазных революций. Однако этот сельский экономический кризис не коснулся города. Их промышленность и торговля процветали, и между 1450 и 1540 годами производство серебра в Центральной Европе увеличилось в пять раз.Производство ткани и шерсти также пережило сильный подъем. Прогресс в секторе вооружений, инновации в металлургической промышленности, производстве бумаги, а также в книгопечатании открыли новые возможности для трудоустройства. Расширение коснулось технических, организационных и экономических изменений. Это включало первые начинания в издательской системе, которая уже была опробована в Италии и теперь также начинала утверждаться в Германии. Транспорт и денежная масса увеличились. [8th]

Торговый капитал, в частности, пережил сильный подъем.В торговле на Балтийском море Ганзейский союз долгое время удерживал монополию и поддерживал торговые отношения на дальние расстояния. На юге города Верхней Германии извлекали выгоду из своего выгодного расположения между северными итальянскими и голландскими торговыми и промышленными центрами. Были созданы многочисленные выставочные площадки на стыках товарных потоков (Reichsmessen). Города специализировались на активной торговле и открывали филиалы и фабрики в важнейших европейских странах.В то же время появились могущественные торговые компании, такие как Fugger и Welser, которые сочетали торговлю товарами с добычей полезных ископаемых и банковским делом и накопили огромные состояния. С увеличением количества транзакций безналичных платежей появляются новые важные финансовые центры, которые тесно связаны с мировыми фондовыми биржами в Лионе и Антверпене. Товарно-денежные отношения усилились, и их денежно-кредитная логика начала распространяться на другие социальные области. Эта степень экспансии, например, в феодальные системы, которые были организованы по праву рождения, а не в соответствии с логикой обмена, основанной на капитале, все еще находилась на очень ранней и низкой стадии развития. [9]

Знать оправилась от слабости, которую они испытали во время позднесредневекового кризиса 14 и начала 15 веков. До этого аристократия в основном не вмешивалась во внутренние дела деревни. Ситуация изменилась в следующий раз в ходе попыток богатой знати увеличить свои доходы за счет резко увеличившегося экспорта зерна. С этой целью помещики пытались вместе с государем провести кампанию экспроприации подданных.Таким образом, свободный крестьянин попал во вторую крепостную зависимость. [10] Этот процесс экспроприации был наиболее успешным к востоку от Эльбы. Также в Южной и Центральной Германии начался процесс усиления поместий, который, по словам Питера Бликле, также носил черты второго крепостного права. Усиление правления повлияло не на уровень налогов, который оставался стабильным, а на правовое положение крестьян. Их свобода передвижения все больше ограничивалась. Дворянство также начало вмешиваться во внутренние дела деревень.Они получили от общины многочисленные административные и судебные полномочия. Необходимо сломить крестьянское сопротивление учреждению поместного самоуправления. Больше не представители, избираемые общиной, а официальные лица, назначенные правительством, в основном из семей имперских городских властей, которые выполняли полицейские, административные и судебные обязанности. Чиновники позаботились о сборе штрафов, проверили размеры, осмотрели мельницы, провели пограничные проверки, контролировали сбор десятины и проверяли счета.В некоторых случаях они подчинялись полицейским войскам, которые были созданы для обеспечения внутренней безопасности от противостоящих крестьян. Фермерам пришлось нести расходы по расширению своего правления. [11]

В конечном счете, период около 1500 года, который был описан марксистской историографией как «кризис общества в целом», был, прежде всего, временем культурных и интеллектуальных потрясений — с открытым приходом Ренессанса и гуманизм в Европе. Напротив, экономический и демографический кризисы позднего средневековья, вызванные напряжением и бременем, уже были частично преодолены.В политическом плане также раньше в Европе было гораздо больше бурных кризисов и конфликтов, чем было около 1500 года, например, Война роз в Англии или Столетняя война во Франции. [12]

Говорят, что в конечном итоге зарождающийся ранний капитализм разрушил феодальное общество. Носители старого феодального строя, с сильно светской и сильно материалистической церковью как наиболее важной поддерживающей феодальной силой, были внутренне разногласны и не могли избежать этих возникающих сил. [13]

Согласно Гюнтеру Фоглеру, Германия и Европа подошли к концу 15 века в эпоху перехода от феодализма к капитализму, в результате чего были достигнуты составляющие характеристики типа раннебуржуазных революций. Таким образом, Европа вступила в эпоху буржуазных революций, когда буржуазия постепенно боролась за политическую власть. [14] Предполагаемые характеристики ранней буржуазной революции: [15]

  • Накопление капитала
  • Формирование мирового рынка
  • Наличие централизованных монархий
  • Существование буржуазных культур и идеологий.

В XVI и XVII веках буржуазия раннего Нового времени была в первую очередь озабочена вопросом собственности, которая была источником средств к существованию граждан. Для этого следует отменить все феодальные права собственности. Свободная конкуренция должна была утвердиться в пользу существующих поместий, гильдий, монополий, сковывающих развивающуюся протоиндустриальную (буржуазную) торговлю. [16]

Стартовые условия в отдельных государствах Европы

Неравное распределение произведенных товаров привело к политическим кризисам в Англии, а также во Франции, Каталонии, Португалии, Неаполе и Палермо.Возникающие революционные течения были вызваны тем, что государственная надстройка раннего Нового времени пыталась укрепить свои позиции. [17] Наиболее значительный всплеск ранней буржуазии произошел с 1517 по 1689 год, сначала в Священной Римской империи, затем в сегодняшних странах Бенилюкса, а затем в Англии. Социальные потрясения 16 века, сначала в Священной Римской империи, затем в Нидерландах и в 17 веке в Англии, были основаны на различных начальных условиях и стадиях развития отдельных обществ.Ранние буржуазные революции в Нидерландах и Священной Римской империи произошли в то время, когда, в отличие от более поздних Англии и Франции, экономическая и государственная централизация в этих государствах была развита слабо. [18] Но были и параллели. Государства в этих регионах в то время были одними из самых прогрессивных в мире и прошли через движение за реформы, что привело к значительному прогрессу в их секуляризации. Кроме того, эти районы были более урбанизированными, чем другие районы Реформации, такие как Скандинавия.В результате более высокий и более плотный обменный курс и обменный курс благоприятно повлияли на социальные реформы.

В то время как в германских государствах около 1500 года, а также в Древнем режиме около 1789 года в аграрной сфере преобладали феодальные производственные условия, Нидерланды и Англия представили себя как дальнейшие продвинутые в преддверии собственных революций, что видно на достигнутом уровне. протоаккумуляции капитала, в степени развития аренды, появление буржуазной знати, интересы которой были ближе к интересам городской буржуазии, так что была дана социально-политическая основа для компромиссов. [19] Такого нового дворянства не существовало в сколько-нибудь значительной степени ни в германских государствах, ни во Франции. Поэтому здесь противостояние крестьянства и феодальной знати было более выраженным. [20]

Раннебуржуазная революция в немецкой культурной сфере

Призыв Reformatio становился все более и более актуальным в Священной Римской империи, поскольку многочисленные попытки императора и поместий реформировать государство имели потерпели неудачу, и классовые противоречия как в деревне, так и в городах и в их областях общества достигли критической точки.Начавшееся раннее капиталистическое развитие усилило это. Принимая во внимание еще не полностью сформировавшиеся классовые противоречия между буржуазией того времени и феодальной знатью, князья, дворяне и даже представители высшей церкви не противоречили буржуазному характеру Реформации. [21]

Первая Реформация Мартина Лютера была антиримской по своему подходу. Протестантские немецкие князья разработали для себя антиунитарную позицию, направленную против универсалистской империи под руководством Габсбургов.В результате Реформации политический баланс сил сместился в пользу светских князей и городских высших классов. Таким образом, Реформация Свыше была , а не социал-революционным восстанием плебеев и крестьян. [22]

Суть Реформации также была в первую очередь чисто теологической, а не революционной. Он был направлен на реформу внутри церкви. Однако заявления и тезисы Реформации также содержат элементы, потенциально разрушающие систему.Движение Реформации произвело революционный эффект, поставив под сомнение социальные основы и статус-кво. В результате Реформация распространилась на общество, которое в 1517 году находилось в кризисе и также стремилось к реформам. [23] Социальные аспекты программы реформы Реформации включали:

  • Реформы в интересах социально слабых, обездоленных, эксплуатируемых и угнетенных
  • Формулирование новых эгалитарных моделей общества на основе Евангелия

Решающий шаг к расколу реформаторского движения в буржуазно-лютеранской Реформации и Томас Мюнцер процитировал человек Реформация с Обращением Лютера к христианской знати немецкой нации к 1520-м годам [24] Социальное движение, возникшее в результате Реформации, сформировало симбиоз теологии Реформации и социального движения.В остальном радикальная Реформация представляла довольно неоднородную картину. Томас Мюнцер, например, сочетал церковную реформу с критикой существующих политических и социальных условий, как он это сделал в своей княжеской проповеди 1524 года. Движение достигло своего апогея в немецкой крестьянской войне в 1525 году. Крестьянское восстание началось в Шварцвальде и на Боденском озере и распространилось на Швабские и Франконские области, Тироль, Зальцбург, Вюртемберг и Тюрингию. Весной 1525 года в Меммингене был провозглашен революционный манифест двенадцати статей.Но неопытным в военном отношении крестьянам нечего было противопоставить хорошо вооруженным наемным армиям князей. После кровопролитных сражений крестьянская война закончилась поражением крестьян.

Крестьянская война в Германии явилась кульминацией длинной череды сельскохозяйственных восстаний в позднем средневековье, которые возникли в результате конфликта между частичной автономией крестьян и претензиями на власть территориального государства. По словам Хорста Бузелло, выделяются две ключевые проблемы фермеров:

  • стремление к личной свободе и равенству (без намерения в целом отменить классовую систему)
  • Сохранение и поддержание автономии внутри деревни, требование, которое сходилось с требованием городской буржуазии.

В целом это была ограниченная политическая революция, направленная на изменение распределения власти в рамках существующей системы, а не на создание совершенно новых структур. Таким образом, немецкая крестьянская война все еще входила в рамки позднесредневекового конституционного развития. [25]

Революция 1517-1525 годов понимается как разновидность раннебуржуазной революции. Однако доказать свой конкретно буржуазный характер по-прежнему вызывает большие трудности.Комплекс как таковой еще не полностью доработан. Минимальный консенсус заключается в том, что Реформация была сформирована сильными городскими связями, а Реформация не имела «буржуазного» эффекта. Представления о гражданах начала XVI века существенно отличались от представлений о гражданах в гражданском обществе, которые возникли намного позже. Эта проблема широко известна в истории науки, но считается более законной с исторической точки зрения, потому что это процесс, который способствует познанию со всех сторон и воспринимается как «открытый исследовательский процесс». [26] Для 16 века названа ранняя капиталистическая буржуазия вместо установленной буржуазии. Поэтому немецкие события XVI века интерпретируются с марксистской точки зрения как «буржуазная революция без буржуазии». В восточной историографии буржуазия не только потерпела бы поражение как революционная сила в XVI веке, но и предала бы революцию. Стало необходимым вмешательство «масс». Крестьяне, плебеи, мелкая буржуазия стали настоящими агентами движения.Однако антифеодальным борцам пришлось отказать в успехе, «потому что не хватало классового гегемона буржуазной революции, потому что буржуазия не хотела стоять во главе движения против феодализма». [27]

Буржуазные силы, особенно в центре Реформации, в Центральной Германии, все еще в значительной степени ограничивались добычей руды и серебра в Рудных горах, которая в то время была очень процветающей. Торговцы инвестировали в Kuxe во время Berggescheys.Из-за монопольной собственности суверенов эти буржуазные силы вступили в соглашения с феодалами, чтобы вообще иметь возможность стать экономически активными. Гильдии с их протекционистскими и монопольными структурами продолжали существовать в городах. Позднесредневековый сельскохозяйственный кризис также затронул сельское хозяйство, что привело к ужесточению прав собственности в ущерб свободным фермерам. Возрастающее значение товарно-денежных отношений, которое усиливалось увеличением количества доступного серебра в качестве средства платежа, постепенно разрушало феодальные формы зависимости, но не оказывало разрушительного воздействия на социальные условия.Напротив, обострение феодального прямого господства и подневольных отношений привело к усилению связи между производителями и производителями и местными феодалами (землевладельцами) и, таким образом, к их лишению гражданских прав. Таким образом, хотя общественные производственные отношения не отличаются от тех, которые были в состоянии разрешить феодальный порядок (и, следовательно, не подчинены капиталу), развитие коммерческого капитала было исключено, который процветал и развивался независимо. [28]

Поскольку столичные силы, развивающиеся около 1500 года, как и Фуггеры, были незрелыми и раздробленными, согласно Адольфу Лаубе, они объединились с феодальными силами и не развили свое собственное классовое сознание в немецкой культурной сфере.Города, которыми управляла богатая и образованная буржуазия, действовали не иначе, как феодалы, и их собственному экономическому положению угрожали крестьяне. Патриции и гильдии, наиболее влиятельные элементы буржуазии, уже вели свои дела с императорами и королями, с князьями и лордами и поэтому уже были заинтересованы в стабилизации старого порядка и никоим образом не были заинтересованы в его реализации. [29] Таким образом они предотвратили продвижение своих интересов в продолжающейся цепочке аргументов, которая потребовала бы союза с революционными силами, а не их устранения. [30] Согласно этому тезису, «революционные народные массы» не могли привести революцию к успеху по собственной инициативе без руководства буржуазии, которая представляла новые производственные отношения как класс. [31]

Исходя из этих специфически немецких условий, была разработана марксистская теория буржуазного развития в Германии как «единого непрекращающегося несчастья», которое, однако, в конечном итоге принесло победу над феодальными силами в многовековой борьбе между прогрессом и реакцией. , который был отмечен многими неудачами и болезненными обходными путями. [32]

Распространение Реформации

Поражение крестьянской войны в Германии означало тяжелое поражение буржуазии и крестьян. Тем самым тенденции буржуазного общества были на время остановлены. Многие имперские города снова были присоединены к княжеским территориям. Настоящими бенефициарами были князья, и в последующие годы зависимость дворянства от князей усилилась. За этим последовала княжеская реформация, которая была более отсталой, чем реформация Генриха в Англии, и с повторным введением крепостного права в Восточной Эльбии означало обширную рефеодализацию.Однако ранняя буржуазная революция как Реформация в Германии не потерпела такого поражения, как Крестьянская война. [33] Реформация как продолжающаяся раннебуржуазная революция победила в 1536 году, когда Реформация Кальвина в Женеве стала отправной точкой для новых событий, помогая прорваться мировоззрению, соответствующему капитализму. Согласно Эрнсту Энгельбергу, Крестьянская война была, в конечном счете, «критическим эпизодом» и «поворотным моментом» (Энгельс) между Реформациями Лютера и Кальвина и, таким образом, только кульминацией и стадией , но не концом года. первая раннебуржуазная революция . [34]

Секуляризация церковной собственности князьями привела, где она и проводилась, к уходу феодальной церкви как опоры феодальной системы и части правящего класса в протестантской области Священная Римская империя. [35] Укрепленные таким образом князья утвердились в качестве правителей и отодвинули благородный партикуляризм на своих территориях в пользу центрального государства. Поместья с государственными парламентами, созданными в позднем средневековье, и представленные там горожане к 1700 году уступили свое доминирующее положение в структуре власти князьям.Инициированные государством новые институты и сформировалась надстройка. В отличие от Нидерландов и Англии, абсолютизм полностью распространился в Германии, в то время как производительные силы отставали в политическом плане.

Раннебуржуазная революция в Нидерландах

Социальное исходное положение, сельскохозяйственная структура

Процесс накопления капитала также имел место в Нидерландах. Как и многочисленные революции раннего Нового времени, он затронул практически все слои населения.Это не дихотомия общества, а фрагментация его групп и классов. [36] Начало производственного капитализма, однако, является исключением, а не правилом. В основном это касалось текстильной промышленности со значительной концентрацией наемных рабочих. [37]

Провинции имели разную сельскохозяйственную структуру. Основу составляли сельские надельные фермы от одного до пяти соток земли. Форма аренды была очень развитой. Сформировался слой зажиточных крестьян, постепенно превратившихся в крестьян из простых людей.Север Нидерландов почти не знал феодальных уз, но на юге они все еще существовали в некоторых провинциях, также в форме крепостного права. В результате интерес фермеров к изменению социальных отношений был разным. [38]

Позиции феодальной знати были подорваны со всех сторон. В результате революции цен фиксированный доход от крупных поместий резко упал. Особенно там, где дворянству не удавалось конвертировать невыгодную денежную ренту обратно в ренту натурой.Дворянство задолжало ростовщикам и обеднело. Значительная часть земель перешла в руки ростовщиков, горожан или городских учреждений. Однако пока эти новые землевладельцы предоставили крестьянам их прежний феодальный статус как юридически, так и в отношении собственности. Феодальная собственность церквей и монастырей не упала; напротив, оно угрожающе увеличилось, особенно на юге. [39]

Роль крестьян и их отношение к городской мелкой буржуазии и торговой столице, дворянству

Из-за высокого уровня урбанизации в Нидерландах в центре были города, а не крестьяне революционного движения.По сравнению с немецкими опросами, голландское крестьянское движение было менее развито. [40] Крестьяне вначале поддерживали революцию сильнее, чем в конце.

С другой стороны, крестьянские восстания в Оверэйсселе, Фрисландии и Дренте носили весьма противоречивый характер, и временами восставшие крестьяне, сознательно или бессознательно, становились соучастниками феодально-католической реакции и испанских агентов.

Три основные причины определили поведение крестьянства во время восстания:

  • Революционное восстание произошло в первой фазе производственного периода, когда ни объективные, ни субъективные факторы не достигли необходимой степени зрелости при абсолютном преобладании. коммерческого капитала.
  • Коммерческий капитал имел чисто «потребительский» интерес в аграрной сфере, а именно выгодное вложение капитала в землю, возможность закупки сельскохозяйственной продукции по заниженным ценам на экспорт и сырье для «подконтрольных» ему отраслей торговли
  • Политический союз правящего купеческого класса с антииспанской, в основном кальвинистской, но все же феодальной знатью Нидерландов, а также со сторонниками Дома Оранских, негативные последствия которого в первую очередь перешли на крестьянство.

Отсутствие прочного политического союза между городскими плебеями и крестьянством, которые, как и в Крестьянской войне в Германии, не пошли на совместные действия и стояли на пути друг друга. Ни купцов, ни герцога Оранского, ни Генеральные штаты не беспокоили насущные нужды крестьянства. [41]

В целом, голландская борьба за свободу представляет собой синтез различных восстаний, которые социально и исторически невозможно объединить.Соответственно, следует ожидать связку мотивов для опроса, который составлен очень по-разному в отдельных социальных группах, но также в соответствии с соответствующими региональными и местными особыми условиями. Определенные группы выходят на передний план на определенных этапах: с 1555 по 1566 год — дворянство, 1566 — городские средние и нижние классы, лишь небольшая часть высших классов; после 1572 г. верхний средний класс. Есть и другие случайные факторы, каждый из которых был ответственен за это: Итак, вмешательство широких масс в экономические условия 1566 г., приведшее к появлению буржуазии после 1572 г., вызвало тот факт, что вторжение Гейзенов произошло не в аграрно-аристократическую Фрисландию, а в гражданскую Голландию. место .К тому же социально-исторические сдвиги не просматриваются абсолютно. Дворянство играло важную роль до конца революции. [42] В движениях участвовали отряды низшего дворянства. В разных местах они выступали в роли покровителей проповедей изгороди, как и их северогерманские сверстники. [43]

Начало восстания, буржуазная идеология

С тридентским католицизмом и кальвинизмом две церкви и системы верований противостояли друг другу с 50-х годов XVI века, которые по своим конституционным нормам и своей духовности представляли подходящие точки единства. интеграция двух разных правящих элит в голландском обществе.Иерархически-централистический католицизм стал воплощением княжеского абсолютизма в этатистской трансформации Филиппа II и испанцев. Пресвитерианский синод, с другой стороны, кальвинизм был совместим с конституционными нормами и интеллектуальным и социальным представлением о себе региональной руководящей элиты. Приписывание и взаимное влияние кальвинизма, движения политической свободы и капитализма друг на друга не представляется возможным. [44] [45]

Иконоборчество 1566 г. положило начало восстанию. [46] Подобно Крестьянской войне в Германии, это исходило от низших классов. Массовая мобилизация в контексте кальвинистских «проповедей изгороди», которая достигла своего символического апогея в знаменитом иконоборчестве августа 1566 года, рассматривалась как выражение социальных и экономических конфликтов.

Прежде всего, это коронационная клятва «Joyeuse Entree» из Брабанта, на которую ссылалась ранняя голландская оппозиция. Это был каталог прав и обязанностей правителей и подданных, связанных с феодальным правом, функция которого заключалась не в установлении правила, а в подтверждении давних, квазиестественных отношений правления.Голландское движение сопротивления по-прежнему проявляло крайнюю осторожность, чтобы не выйти за рамки законности и законности, установленные в этом договоре. Даже после иконоборчества 1566 г. воля голландских кальвинистов к сотрудничеству с Филиппом II еще некоторое время сохранялась. Точно так же более умеренная оппозиция при Вильгельме Оранском пыталась обеспечить законность и легитимность своей политики против короны с помощью исторических прецедентов. [47]

Vindiciae contra tyrannos (титульный лист издания 1579 г., предположительно опубликованного в Эдинбурге)

Это привело к кровавому совместному подавлению движения буржуазией, дворянством и правительством.Но продолжил в противоположность абсолютизму республиканизма. Оппозиция смогла сохранить свои шансы против жесткой диктатуры герцога Альбы, решительно расширив сферу своих действий за пределы положений Joyeuse Entree. Еще в 1568 году вооруженное восстание низших магистратов было оправдано в духе Теодора де Беза, а затем и «Vindiciae contra tyrannos»; Различие между королем и королевством также было неотъемлемой частью оппозиционной аргументации. [48] Соглашение Joyeuse Entree включает права и обязанности правителей и управляемых, но, в связи с феодальным правом, это предусматривает право сопротивления. [49]

С 1574 года преобладало мнение, что сословия, как естественные представители народа, превосходят царя. С 1579 г., после публикации знаменитой «Vindiciae contra tyrannos», всегда подчеркивалось, что князья назначались в пользу подданных, а не подданные в пользу принца. [50]

Восстание преобладает, Генеральные штаты, состоящие из дворянства и класса буржуазии, составляют правительство

Диктатура герцога Альбы заставила некоторых фермеров в южных районах сформировать партизанские армии Wald-Geusen, который нашел поддержку у местного сельского населения. В северных районах сельские мореплаватели и рыбаки превратили свои орудия в военные корабли и пополнили свой флот водными гёзенами. После начала восстания 1572 года крестьяне северных провинций сформировали народные армии и воевали против испанцев и реакционеров.В 1578/79 г. во Фландрии бушевала полномасштабная крестьянская война. Успешное свержение повстанцев на этом этапе восстания произошло благодаря реформатам и вассергойзенам. Широкого фасада поместья не было; каждый город действовал от своего имени в очень непоследовательном повстанческом движении, которое часто ассоциировалось с заменой традиционных элит и учреждением новых магистратов. В результате потрясений в голландских государственных собраниях была создана новая элита, Vroedschap, которая лишь частично состояла из традиционного совета. [51]

Генеральные штаты всех провинций впервые встретились в 1576 году без приглашения короля под давлением испанской Солдатески. Генеральные штаты получили новые политические полномочия. Генеральные штаты, состоящие из делегатов органов самоуправления, теперь осуществляли управление. Они состояли из сельских дворянских училищ и буржуазных магистратов. [52] В Plakkaat van Verlatinghe в 1581 году Гойзены, которые в первую очередь привели в движение политические потрясения, больше не играли никакой роли.Они не были учтены в новой концепции легитимации.

Между 1568 и 1609 годами раннебуржуазный высший класс нашел прогрессивное решение феодального кризиса и, таким образом, превратился в первое государство в Европе, пережившее тяжелый экономический кризис 1640-х годов без каких-либо внутренних трудностей. [53]

Английские раннебуржуазные революции

Заседание Вестминстерской конгрегации 21 февраля 1644 года. Филип Най, член Независимых, утверждает, что форма церковного правления, которую проповедуют пресвитериане, нанесет ущерб гражданским государствам и королевствам.

английскими лидерами революции были Джон Болл, Уильям Парментер (преемник Джека Кейда), Джеррард Уинстенли, Роберт Кет, Джек Стро, Уот Тайлер, Джек Кейд.

Помимо традиционных средневековых форм противостояния, таких как восстания местных крестьян против кабалы и крепостного права, с первой половины появились выступления бедных крестьян и мелких арендаторов против буржуазных кругов, пришедших к экономической власти, и особенно против оград. 15 века.Если предположить, что капитализация в Англии происходила из сельской местности, то городские формы оппозиции — за исключением событий в Лондоне — отставали от сельских форм. [54] Из 1381 умеренные и радикальные группы сил возникли в революционных движениях, выражавших свои специфические классовые интересы. В Крестьянской войне 1381 г. умеренные и радикальные фракции выступили бок о бок. [55]

События 1450/51 года на юго-востоке Англии были важным предвестником более поздних раннебуржуазных революций.Но восстание еще не сформировало закрытую идеологию низов. Джек Кейд возглавил восстание в Кенте в 1450 году. Настоящим сторонником революционного движения 1450/51, сформировавшего Англию в 15 веке, не был широкий слой свободных самозанятых крестьян. Главной движущей силой были обедневшие крестьяне или фермеры, ставшие безземельными из-за ограждений, низший класс арендаторов, наемные рабочие в сельском хозяйстве и текстильной промышленности, а также моряки. [56] Несомненно то, что в революционном движении 1450/51 г. были силы, которые не были удовлетворены «умеренной» целью Кейда.Политические притязания антифеодального лагеря выросли по сравнению с 1381 годом.

В Англии в первой половине шестнадцатого века условия для буржуазной революции выросли. По словам английского историка экономики Ричарда Генри Тоуни, социальные и имущественные отношения менялись примерно за сто лет до начала революции. Запуск революции был подготовлен изменением социальной структуры, что означало структурный кризис аристократии, возникла питательная среда, которая в конечном итоге спровоцировала восстания случайными факторами. [57] Становление производства и интернационализация торговли были еще одним побочным экономическим эффектом. После Маркса и Энгельса появилось новое дворянство, и буржуазия — союз против королевской семьи, феодальной знати и церкви. Абсолютная монархия в форме правления Тюдоров больше не могла отвечать изменившимся требованиям буржуазии, которая открыто стремилась к власти с 1588 года. На фоне движения сдерживания, которое привело к накоплению капитала и высвобождению рабочей силы, Центральные требования революционных сил включали разрушение оков цехов и отмену особых привилегий.Королевское правительство и политически бессильная буржуазия культивировали «несоответствие», которое в конечном итоге спровоцировало революцию. [58]

Обезглавливание Карла I на современной немецкой гравюре

Революция началась с отказа от уплаты налогов. С окончанием абсолютистского королевского правления Карла I, созывом краткого и длительного парламента и началом парламентского правления началась 38-летняя фаза внутриполитических споров в Англии. Гражданская война велась между монархией, церковью и крупными землевладельцами, с одной стороны, и средним классом в коалиции с сельскими торговцами и рабочим классом, с другой.Все вовлеченные фракции имели прочные религиозные связи. Материальный конфликт интересов, смешанный с различными культурными и религиозными убеждениями. Конфликт усугублялся активизацией торговли в городах и между ними, а также быстрорастущими сельскими рынками. Это способствовало распространению аграрных капиталистических структур. Пуритано-социальный конфликт в английской деревне между аристократией (помещиками) и крестьянством вращался в основном вокруг коммерческой ценности и полезности сельской собственности.Границы ClearClass и классовые антагонизмы не могли быть идентифицированы в революции. [59] Революция вызвала сильное поступательное движение низших слоев населения, во главе которого стояли собрания солдатских рядов в Патни. Радикальные организации, такие как Levellers и Diggers, также вышли из этой турбулентности. Это радикальное движение было принято Кромвелем и новыми капиталистами до тех пор, пока феодализм представлял для них угрозу. Однако после революции средний класс боролся с радикализмом низших классов, который стал слишком опасным для их интересов. [60] За казнью Карла I последовала фаза английской республики и правления протектората Оливера и Ричарда Кромвелей с декабря 1653 года по май 1659 года.

Хотя войска Кромвеля также разрушили особняки и замки знати, привилегии аристократов над землей не пострадали. Точно так же феодальная юрисдикция над жителями дворянских земель оставалась их прерогативой. Не было ни общекрестьянских обследований, как раньше, ни их требований об отмене десятины, доступа к общему достоянию и отмене феодальных официальных повинностей.Вместо этого гражданская борьба за права человека на развитие духа и религии была формирующей. Речь шла о городской автономии. [61]

С восстановлением правления Стюартов в 1660 году революционная фаза с ее подходами к социальной реформе закончилась. Английская революция привела к разделению правящего класса (формированию нового дворянства), что сделало возможной Славную революцию 1688 года, классифицированную как классовый компромисс. Англия была единственной страной в Европе, в которой, согласно аргументации материалистической диалектики, переход от феодализма к капитализму не только буржуазным, но и своего рода «раннебуржуазной революцией сверху» был решающим для смены формации.Это могло произойти, потому что в развитии капитализма не было такого серьезного спада в виде поражения в немецкой крестьянской войне на Британских островах. [62] Восстановление монархии означало восстановление внешнего облика старой системы, но Карл II стал королем в основном благодаря купцам и крупным землевладельцам. Феодальные законы и старая экономическая система потеряли свою силу. [63]

Английской буржуазии были даны экономические полномочия, а господство дворян, богатых сельских и городских землевладельцев, было неприкосновенным.Соглашение было основано на одинаковых интересах обоих социальных классов. Социальный или классовый компромисс 1688 года определил дальнейшее развитие буржуазно-аристократического смешанного общества Британского Содружества, следуя логике аргументов теорий. [64] Это было успешное созвездие прочного союза демократии, которое дало капитализму общую основу. Землевладельческая аристократия рано осознала возможности и преимущества капитализма и с тех пор действовала как умеренная сила для политических реформ.Великие семьи вигов, которые в английской аристократии в основном представляли интерес к деньгам, определили дальнейший курс: расширение внешней торговли. Продолжение в парламентских правительствах Роберта Уолпола или Уильяма Питта. В 1689 году последовал Закон о кукурузном щедрстве, экспортная надбавка на зерно продолжалась до 1770-х годов. Это подняло цены на зерно и создало производственные стимулы. С точки зрения аграрной политики это в первую очередь означало продолжение вольеров. Появились крупные Латифундии, работавшие на условиях аренды.Однако отсюда развился аграрный капитализм. О защите крестьян, как это было при Тюдоров, больше не было и речи. В проигрыше оказались фермеры. В результате начался исход сельских безземельных малолетних бедняков в промышленные районы или эмигрантов. [65]

Английская революция привела к длительным изменениям в социальной и политической жизни, таким образом, введение в Англии свободы торговли в связи со свободой передвижения и свободой создания оснований вступило в силу в 18 веке. [66] В результате (ранняя) буржуазная революция в Англии помогла выработке капитализма прорваться; Английская буржуазная революция создала политические и социальные условия для промышленной революции 18 века. [67] Согласно Кристоферу Хиллу, производство капитала (производственного капитала) предшествует процессу развития и развитию торгового капитала. Согласно Шильферту, производственный капитал уже имел перевес на парламентской стороне в ходе первой гражданской войны с 1642 по 1646 год по сравнению с торговым капиталом, проявившимся в партии независимых. [68]

В оценке английской революции Марксом и Энгельсом выделяется поведение английской буржуазии, которая показала себя способной идти на компромисс с революционным пролетариатом и в конечном итоге выступила против феодализма и абсолютизма. Эта положительная оценка контрастирует с отрицательной оценкой немецкой буржуазии, которая в революционной борьбе совершила измену восставшему пролетариату и от которой в будущем ожидается только подавление пролетариата. [69] Идеи английской революции упали на плохо плодородную почву в немецкой культурной сфере. Уровень социальных споров был менее развит, и в Англии не было сопоставимого типа «нового дворянства». Германия отставала в развитии с капиталистической точки зрения, и производительные силы были менее выражены, чем в Англии. [70] Для Баррингтона Мура-младшего пуританская революция в Англии проложила путь к демократии, а также установила опосредованные методы правления.Капитализм возник на основе законности и мирного порядка. С тех пор изменение было контролируемым. [71]

Review

Аллегория социальной структуры развитого капиталистического общества согласно Марксу и Энгельсу, буржуазия и феодалы вместе стоят на вершине социальной пирамиды.

Только в северных Нидерландах и Англии новая буржуазия (носители производственного и торгового капитала) смогла утвердиться и политически заявить о себе против традиционных феодальных сил в 16-17 веках.С другой стороны, в Священной Римской империи высшая буржуазия не образовывала организованный социальный класс, основанный на интересах, но оставалась фрагментированной и политически бессильной. Эта первая фаза буржуазных революций, завершившаяся Английской революцией, достигла распространения и устойчивости только на северо-западных окраинах Европы. Феодальный класс смог удержаться в оставшейся части. Однако их внутренний состав потерял содержание. В частности, низшее дворянство потеряло влияние, власть и экономические ресурсы.С другой стороны, верхушка дворянства смогла удержаться на вершине социальной пирамиды. Широкое распространение буржуазии как социально-политической силы , слоя и класса не происходило в континентальной Европе до Французской революции и в Германской Конфедерации не раньше, чем после революций 1830, 1848/9 гг., Но на самом деле только с высокой индустриализацией и формально и юридически с ноябрьской революцией 1918 года, результаты которой аннулировали дворянство как отдельную политическую силу.

История концепции

Общества того времени еще не были гражданскими обществами, даже голландцы. Характеристика как ранней формы буржуазной революции принимает во внимание несуществующее секуляризованное общество, в котором движения уважали и подчиняли себя религиозным основам общества и господству церковной системы. С другой стороны, это было начало процесса трансформации феодального общества в буржуазное, что ограничивало масштаб структурных изменений. [72]

Для решения этой концептуальной проблемы восточноевропейские историки, в частности, ввели различие между буржуазными и ранними буржуазными революциями в концептуальном аппарате исторических наук. [73]

Этот термин изначально был принят в специальной литературе без какого-либо дополнительного обоснования. Лишь когда советские историки начали дискуссию о характере и историческом месте Реформации и Крестьянской войны в 1956 году, были предприняты попытки более точно определить ее содержание.Макс Штайнмец начал это в 1960 году. С тех пор концепция существенно изменилась в результате внутренних марксистских дебатов, вызванных международной реакцией. В конечном итоге этот термин в современной марксистской социологии частично заменил термин «буржуазная революция», используемый Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом для обозначения этого типа революционного движения.

Значение термина «система ранней буржуазной революции» претерпело несколько изменений в марксистско-ленинской системе отсчета.Этот технический эволюционный процесс был инициирован поворотом социалистических исторических исследований к сравнительному, всемирно-историко-диалектическому подходу. Наряду с этим, некогда выдающееся положение Немецкой крестьянской войны было понижено в контексте европейских событий. Вместо узкой национальной исторической перспективы теперь доминировал международный подход. Переход от феодализма к капитализму также подвергся большей дифференциации. Теперь перед каждой новой раннебуржуазной революцией стояла задача ослабить феодализм в соответствии с начальным уровнем и степенью развития общества. Преодоление феодального строя как высшая цель каждой ранней буржуазной революции больше не определялось как решающий критерий, а только ослабление феодального строя. [74]

Первоначально эта концепция игнорировалась или отвергалась без обсуждения немарксистскими историками, но в конечном итоге была принята как вызов для размышлений над контрконцепциями. Западными историками, работающими над этим, были Винфрид Шульце, Питер Бликле и Райнер Вольфейл. Дебаты не продолжились после «перелома» 1989 года.

Включение ранних буржуазных революций в марксистско-ленинскую общую концепцию теории революции социалистическими историками в то же время встретило критику в западных культурах. Наиболее важным возражением западных историков было то, что в XVI веке не было объективных ограничений или субъективной возможности установления буржуазно-капиталистического общественного строя. [75]

Опять же, западные историки критиковали общую восточную концепцию истории, которая использовалась для оправдания национальной силовой политики и, следовательно, не определяла свои собственные независимые идеалы знания, но была дана им как руководящая ценность политиками.Таким образом, историческое исследование ранней буржуазной революции с самого начала имело определяющий, политически позитивный характер. Технические проблемы, возникающие в результате этого, такие как несовместимость собственных руководящих принципов с исторически противоречивыми процессами, поэтому никогда не могут быть решены с помощью научных методов, в лучшем случае с помощью идеологических шор и добровольных запретов на мышление. [76] С технической точки зрения марксистско-ленинской истории было предложено изменить свою концепцию дальше.Например, чтобы предоставить эмпирические данные для ваших утверждений и пересмотреть цепочку аргументов, если вы не можете их найти. В первую очередь это относится к чувствительной области группы «буржуазия», которая остается расплывчатой ​​и неопределенной. Соответственно, соответствующие исторические социальные исследования не были окончательно доступны.

Буржуазная историческая наука не обязана предлагать свою собственную сопоставимую историческую теоретическую концепцию, сопоставимую с концепцией феодализма-капитализма. Ваши обобщения основаны на индуктивном абстрагировании от первоисточника.Исчерпывающих объяснений нет. Буржуазная историография игнорирует всеобъемлющие отношения из-за их небольших структур. Связанные соображения по истории сельского хозяйства, а также истории городов или перекрестных эпох лишь изредка попадали в центр внимания. [77]

В результате дискурса до 1990 года теория до сих пор не считается проверенной, но и не фальсифицированной. Часть исторической науки до сих пор с большим трудом отстаивает его. Для традиционных исторических исследований теоретическая модель ранних буржуазных революций остается моделью с эвристической ценностью.С научной точки зрения, это все еще обсуждается вместе с другими объяснительными моделями и интерпретациями. [78] Марксистские историки критиковали отсутствие учета социальных перспектив представителей буржуазии и обвиняли их в том, что социальные революции в их историографии должны быть полностью подавлены. [79] Из-за множества взаимных обвинений в том, что конфронтация времен холодной войны перекочевала в науку, этот подход в конечном итоге превратился в продолжающееся поле идеологической битвы на бумаге, на которой обе стороны, сознательно и подсознательно, первоначально думали, что они ориентированы на лагерь, и только потом на основе знаний и написал.Обе стороны были озабочены легитимизацией своей собственной стороны и делегитимизацией другой стороны. [80]

литература

  • Йозеф Фошепот: Реформация и крестьянская война в истории ГДР. О методологии измененного понимания истории . Дункер и Хамблот, Берлин, 1976 г.
  • Инес Яхомовски: Крестьянская война и ранняя буржуазная революция в истории ГДР , GRIN Verlag, 2007, ISBN 9783638801041
  • Клаус Феттер: Голландская ранняя буржуазная революция 1566–1588, Берлин 1989.Стефан Брейер: Социальная история естественного права, Том 42, посвященный исследованиям в области социальных наук, Springer-Verlag, 2013 г., стр. 247
  • ↑ Александр Фишер, Гюнтер Хейдеманн: История в ГДР: от до и от ранней истории до новейшей истории, Том 2 истории в ГДР, Duncker & Humblot, 1990, p. 213
  • ↑ Александр Фишер, Гюнтер Хейдеманн: История в ГДР: от ранней и ранней истории до новейшей истории, Том 2 истории в ГДР, Duncker & Humblot, 1990, p.217
  • ↑ Мартин Рой: Лютер в ГДР: Об изменении образа Лютера в историографии ГДР; с документальной репродукцией, Том 1 исследований по истории науки, доктор Дитер Винклер, 2000, с. 195
  • ↑ Лоренц Мюллер: Диктатура и революция: Реформация и крестьянская война в историографии Третьего Рейха и ГДР, Люциус и Люциус Верлаг, Штутгарт 2004, с. 240
  • ↑ Роланд Людвиг: Восприятие английской революции в немецкой политической мысли и немецкой историографии в 18 и 19 веках, Лейпцигский университет, 2003, с.Sverker Oredsson: Geschistorschreibung und Kult, Том 52 серии Historische Forschungen, ISSN 0344-2012, Duncker & Humblot, 1994, стр. 235
  • ↑ Peter Heinz Feist, Ernst Ulmann, Gerhard Brendler: Lucas Cranach: Artist and Society: Referate D. Colloquiums With Internat. Принимать участие. К 500-летию Лукаса Кранаха Д. Э., Staatl. Лютер Холл Виттенберг, 1-3 октября 1972 г., Staatliche Kunsthalle, 1973, стр. 50
  • ↑ Журнал истории, том 28, выпуски 7–12, Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1980, стр.Хайнц-Эльмар Тенорт: История университета Унтер-ден-Линден 1810-2010: Практика своих дисциплин. Том 6: Самоутверждение видения, Вальтер де Грюйтер, 2014 г., стр. 344f
  • ↑ Александр Фишер, Гюнтер Хейдеманн: История в ГДР: от предыстории и от ранней истории до новейшей истории, Том 2 истории в ГДР, Duncker & Humblot, 1990, p. 211
  • ↑ Лоренц Мюллер: Диктатура и революция: Реформация и крестьянская война в историографии «Третьего Рейха» и ГДР, Том 50 источников и исследований по истории сельского хозяйства, Вальтер де Грюйтер, 2016, стр.Зигфрид Хойер: Реформа, Реформация, Революция: Избранные статьи на научной конференции в Лейпциге 10 и 11 октября 1977 года, Университет Карла Маркса, 1980, стр. 255
  • ↑ Александр Фишер, Гюнтер Хейдеманн: История в ГДР: от предыстории и от ранней истории до новейшей истории, Том 2 Истории в ГДР, Duncker & Humblot, 1990, с. 192
  • ↑ Сюзанна Кениг: Жизнь в необычайные времена: средневековые исследования и их представители в Университете Гумбольдта в Берлине в ГДР, том 161 истории, LIT Verlag Münster, 2018, стр.Генрих Лутц: Reformation und Gegenreformation, Том 10 Oldenbourg Grundriss der Geschichte, 5-е издание, Oldenbourg Verlag, 2010, стр. 162
  • ↑ Ханс-Ульрих Велер: 200 лет американской революции и современных революционных исследований, Vandenhoeck and Ruprecht, 1976, с. 192
  • ↑ Вернер В. Эрнст: Legitimationswandel und Revolution, Том 49 взносов в политологию, 1986, стр. 48
  • ↑ Ричард Сэйдж: Политическая мысль сегодня: гражданское общество, глобализация и права человека: историко-политические исследования, Том 143, Вклад в политологию, ISSN 0582-0421, Duncker & Humblot, 2007, стр.Ричард Сэйдж: Политическое мышление сегодня: гражданское общество, глобализация и права человека: историко-политические исследования, том 143, Вклад в политологию, ISSN 0582-0421, Duncker & Humblot, 2007, стр. 42
  • ↑ Ричард Сэйдж: Доминион, Толерантность, Сопротивление, Зуркамп, 1981, стр. 37
  • ↑ Катарина Граупе: Oratio Historica — Речи об истории: Исследования практической риторики во время испано-голландского конфликта в 16-17 веках, Том 156 о раннем Новом времени, Вальтер де Грюйтер, 2012, с.Гюнтер Бергхаус: Исследования по немецкой литературе, Том 79, М. Нимейер, 1984, с. 164
  • ↑ Манфред Косок, Вернер Лох: Фермеры и буржуазная революция — исследования по истории революции, Топос, 1985, с. 75
  • ↑ Манфред Косок, Вернер Лох: Крестьяне и буржуазная революция — исследования по истории революции, Топос, 1985, с. 77
  • ↑ Манфред Косок, Вернер Лох: Крестьяне и буржуазная революция — исследования по истории революции, Топос, 1985, с.Зигфрид Хойер: Реформа, Реформация, Революция: Избранные статьи на научной конференции в Лейпциге 10 и 11 октября 1977 года, Университет Карла Маркса, 1980, стр. 255
  • ↑ Марк Тойфель: Тихий переворот: Таиланд 2008, 2009, стр. 44; Там: репродукция эссе Кристофера Хилла: Английская революция 1640, 1959
  • ↑ Манфред Косок, Вернер Лох: Крестьяне и буржуазная революция — исследования по истории революции, Топос, 1985, с. 16
  • ↑ Отто Хинтце: Социология и история: сборник трактатов по социологии, политике и теории истории, The Dt.Роланд Людвиг: Восприятие английской революции в немецкой политической мысли и немецкой историографии XVIII и XIX веков, Лейпцигерский университет, 2003, с. 301.
  • ↑ Роланд Людвиг: Восприятие английской революции в немецкой политической мысли и немецкой историографии в 18-м и 19-м веках, Leipziger Universitätsverlag, 2003, p. 286
  • ↑ Роланд Людвиг: Восприятие английской революции в немецкой политической мысли и немецкой историографии в 18-м и 19-м веках, Leipziger Universitätsverlag, 2003, p.9
  • ↑ Андреас Хесс: Социально-политическое мышление в США: Введение, Элементы политики, Springer-Verlag, 2012, стр. 103-105
  • ↑ Статья Гюнтера Фоглера
  • ↑ Марсель ван дер Линден, Берт Альтена: Прием теории Маркса в Нидерландах, том 45 из произведений из Karl-Marx-Haus , Karl-Marx-Haus, Trier 1992, p. 40.
  • ↑ Йозеф Фошепот: Реформация и крестьянская война в историческом образе ГДР, Duncker & Humblot, 1976, с.Питер Бликл: Беспорядки в корпоративном обществе 1300-1800. Энциклопедия немецкой истории, Вальтер де Грюйтер, 2010, стр. 100.
  • ↑ Александр Фишер, Гюнтер Хейдеманн: История в ГДР: от предыстории и от ранней истории до новейшей истории, Том 2 истории в ГДР, Duncker & Humblot, 1990, p. 207
  • ↑ Лоренц Мюллер: Диктатура и революция: Реформация и крестьянская война в историографии «Третьего Рейха» и ГДР, Том 50 источников и исследований по истории сельского хозяйства, Вальтер де Грюйтер, 2016, стр.174
  • ↑ В другом примере историк-марксист поздравил профессионально настроенного западного коллегу за то, что он поместил марксистское яйцо с кукушкой в буржуазное руководство. в: Музыковедение и холодная война: пример ГДР, Нина Ноэске, Маттиас Тишер (ред.), том 7 KlangZeiten — Music, Politics and Society, Böhlau-Verlag, Cologne Weimar, 2010, p. 23
  • Эрнест Мандель, Диалектика классов и регионов в Бельгии, NLR I / 20, лето 1963 г.

    Сегодняшнее бельгийское общество является живой иллюстрацией закона неравномерности развития, который доминировал на протяжении всей истории капитализма.Нынешний структурный кризис бельгийской экономики является прямым следствием того факта, что Бельгия была первой промышленно развитой страной континентальной Европы. Кризис наиболее глубокий на юге страны, Валлонии, которая когда-то была крупным промышленным бассейном Бельгии, но теперь является жертвой отсталости, от которой север страны, Фландрия, страдал более века, но теперь это не так. теперь в свою очередь начинает преодолевать.

    Это неравномерное развитие имеет глубокие исторические корни.В средние века великие фламандские города вместе с итальянскими городами на Ломбардской равнине были наиболее развитыми центрами городской промышленности в Европе. В пятнадцатом и шестнадцатом веках это ремесленное производство начало приходить в упадок; однако два фламандских города, Брюгге и Антверпен, последовательно становились главными торговыми портами на Северном море, если не в мире. Затем, когда Нидерланды восстали против Филиппа II Испанского в ходе первой великой буржуазной революции современной эпохи — за столетие до английской революции и более чем за два столетия до французской и американской революций — именно эти фламандские города, особенно Гент и Антверпен, который стал первым и наиболее радикальным очагом восстания.Более сельскохозяйственная и менее развитая в социальном плане Валлония была довольно легко отвоевана Контрреволюцией при Александре Фарнезе; но Антверпен был оккупирован только после кровавой осады. Энергичное сопротивление Фландрии позволило революции восторжествовать на севере, где ее усилили тысячи эмигрантов с юга. Так родилась независимая Голландия.

    Южные провинции — будущая Бельгия — заплатили за испанское завоевание и независимость Голландии полтора века непрерывного экономического спада.Последовательно оккупированные испанцами и австрийцами, они были полем битвы всех династических войн семнадцатого и восемнадцатого веков, постоянно разоряясь и опустошая. Закрытие Шельды задушило Антверпен. Голландия унаследовала коммерческое богатство Бельгии: Амстердам заменил Брюгге и Антверпен. Но Голландия, в свою очередь, должна была заплатить за золотой век торговли со ста пятидесятью годами застоя и серьезной задержкой индустриализации, поскольку весь ее имеющийся капитал был поглощен торговлей и колониальной эксплуатацией.Между тем, во второй половине восемнадцатого века Бельгия возродилась и стала ареной последовательных промышленных революций в производстве шерстяных тканей (Вервье), угля (Эно и Льеж), льна и хлопка (Гент). и, наконец, сталь (Льеж).

    За исключением части текстильной промышленности, эта промышленная революция произошла в Валлонии, а не во Фландрии, которая при старом режиме находилась в экономическом, социальном и политическом упадке и должна была оставаться в состоянии крайнего социального и политического упадка. на протяжении столетия индустриализации.Вторая буржуазная революция произошла в 1789 году в Льеже и Брабанте одновременно с французской революцией. В социальных и экономических условиях, которые теперь сильно отличались от условий 1560 года, его победа была полной.

    В период с 1825 по 1835 год промышленная революция привела к формированию волны акционерных обществ, когда сначала доминировали индивидуальные предприниматели и семейные предприятия. Их рост был энергично поддержан и даже стимулирован первым крупным современным банком, основанным в Бельгии, La Société Générale .С самого начала это был смешанный банк, который одновременно являлся депозитным и инвестиционным банком, владеющим важными активами в бесчисленных промышленных, финансовых, коммерческих и транспортных компаниях. Таким образом, Бельгия является колыбелью финансового капитала в марксистском смысле слова: банковский капитал, который течет в промышленность, заменяет кредиты акциями и осуществляет строгий контроль над управлением компанией. Бельгийский финансовый капитал занял доминирующее положение в экономике страны за полвека до того, как подобное явление произошло в Германии, Франции, США.S.A., Италия и другие места.

    Поэтому неудивительно, что Бельгия была первой страной на европейском континенте, начавшей строительство железных дорог. Быстрый рост бельгийской металлургической промышленности был тесно связан с развитием железной дороги. Как только Бельгия построила самую плотную железнодорожную систему в мире, металлургическая промышленность и новый важный завод подвижного состава были вынуждены искать заказы в других местах. В результате бельгийский капитал очень рано начал массово вывозиться.

    Бельгийские компании финансировали и строили железные дороги в Польше, России, Испании, Египте, Мексике и Южной Америке. Их даже построили в Китае, ну и, конечно, в Конго. Затем последовали трамваи, водопровод и электростанции. Бельгийская металлургия создала металлургические отрасли России и Бразилии. В то время как иностранные инвестиции из Англии и Франции направлялись в основном в государственные акции и общественные услуги, бельгийские инвестиции были гораздо более разнообразными и имели тенденцию довольно рано тяготеть к созданию иностранных отраслей.Завоевание Конго, которое изначально было частным предприятием короля Леопольда II, но позже было передано Бельгии — или, точнее, Société Générale de Belgique , которое до сих пор контролирует там 75% инвестированного капитала, — завершило процесс. традиционная структура бельгийского капитализма. На короткое время колония была посвящена добыче натурального каучука. Но вскоре произошел переход к добыче полезных ископаемых, и экономика Конго была полностью сосредоточена на производстве меди, олова, а затем урана ( Union Minière ), алмазов ( Forminière, Beceka ) и золота ( Kilo-Moto).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.