Содержание

Цитаты: Марина Цветаева

Попытка ревности

Как живётся вам с другою, —
Проще ведь? — Удар весла! —
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души! — быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как живётся вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живётся вам — хлопочется —
Ёжится? Встаётся — как ?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».
Как живётся вам с любою —
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее —
Снедь? Приестся — не пеняй
Как живётся вам с подобием —
Вам, поправшему Синай!

Как живётся вам с чужою,

Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлёстывает лба?

Как живётся вам — здоровится —
Можется? Поётся — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живётся вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живётся вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живётся вам с сто-тысячной —
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живётся вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?. .
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин —
Как живётся, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

***

Легкомыслие, милый грех,
Милый спутник, и враг мой милый.
Ты в глаза мои вбрызнул смех,
Ты мазурку мне вбрызнул в жилы…

Научил не хранить кольца
С кем бы жизнь меня не венчала,
Начинать наугад с конца,
И кончать ещё до начала.

Быть, как стебель, и быть как сталь
В жизни где мы так мало можем,
Шоколадом лечить печаль,
И смеятся в глаза прохожим.

Любовь

Ятаган? Огонь?
Поскромнее, — куда как громко!
Боль, знакомая, как глазам — ладонь,
Как губам —
Имя собственного ребенка.

***

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,
Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,
Оттого что я о тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты —
О проклятие! — у тебя остаешься — ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого, что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

Милый грех, Милый спутник и враг мой милый! Ты в глаза мне в брызнул смех, И ма… ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Быть как стебель и быть как сталь,
В мире, где мы так мало можем.
Шоколадом лечить печаль
И смеяться в лицо прохожим!

Марина Цветаева (100+)

Зима для того и создана в белых тонах, что бы начинать свою жизнь с белого листа.

Неизвестный автор (1000+)

Зачем мне другие? Я не хочу быть вагоном в который входят и выходят. Мне нужен один пассажир. С которым я доеду до конечной!!!

Аль Пачино (30+)

Никакой макияж не украсит лицо так, как чистота в глазах и искренность в улыбке.

Эрих Мария Ремарк (100+)

В Жизни, как в чашечке кофе, в ней есть и сладость сахара, и горечь гущи. Как ни фильтруй, ни процеживай, без нее кофе не кофе.

Эльчин Сафарли (100+)

Думаю, одно из самых моих любимых чувств — это смеяться с кем-то и в процессе этого осознавать, как же ты обожаешь этого человека и вообще то, что он существует.

Неизвестный автор (1000+)

Если оставаться на месте и не двигаться вперед — все тускнеет и теряет смысл. Как в работе, как в отношениях, так и в жизни.

Неизвестный автор (1000+)

Учитесь больше смеяться. Смех так же свят, как и молитва. Ваш смех раскроет в вас тысячу и одну розу.

Ошо (100+)

Мы совпали с тобой, совпали
В день, запомнившийся навсегда.
Как слова совпадают с губами.
С пересохшим горлом — вода.

Мы совпали, как птицы с небом.
Как земля с долгожданным снегом
Совпадает в начале зимы,
Так с тобою совпали мы.

Мы совпали, еще не зная ничего
О зле и добре.
И навечно совпало с нами
Ето время в календаре.

Роберт Рождественский (50+)

Ушла любовь, а мне не верится.
Неужто вправду целый век
Она была моею пленницей,
И вдруг решилась на побег.

Ушла любовь, забрав с собою
И тихий смех, и добрый взгляд…
В душе так пусто, как в соборе,
Когда в нем овощи хранят.

Андрей Дементьев (50+)

Цветаева легкомыслие. Анализ стихотворения Цветаевой «Легкомыслие милый грех

Стихотворение «Легкомыслие! — Милый грех» написано 3 марта 1915 года. Для юной Цветаевой это был период романтики, полный противоречивых устремлений, эгоистичных суждений, внезапных решений… Стабильность семейных отношений привела к охлаждению чувств между супругами, когда-то вдохновляющих ее на поэтическое творчество.

Утраченное вдохновение поэтесса стала искать вне дома, в кругу многочисленных в то время друзей и поклонников. В 1914 году она знакомится с поэтессой Софией Парнок, в которой обретает умную собеседницу и духовную подругу: они вместе путешествуют, посещают творческие и молодежные встречи, развлекаются как две свободные женщины. Для обеих поэтесс 1915 год был наиболее плодотворным. В этот период, кроме цикла «Подруга», посвященном Парнок, Марина Цветаева пишет множество прекрасных стихов, исполненных жизненной силы, легкости и уверенности в себе. В 1916 году Цветаева снова возвращается к мужу, с которым ее связывают истинные чувства и общая дочь Ариадна, а дружба с Софьей Парнок постепенно сходит на нет.

При жизни Марины Цветаевой стихотворения этих лет редко появлялись в печати. В 1919 году поэтесса собиралась издать книгу «Юношеские стихи» 1913-1915 годов, но предреволюционные события и сама революция разрушили ее планы. Сборник издан не был.

Это стихотворение посвящено женщинам, которые в силу своей утонченности не могут утвердиться в современной жизни, выстоять, а порой — и выжить в ней. Жизнь — не место для слабых! Поэтесса делится своим секретом выживания: когда нельзя изменить жизнь и людей — можно научилась не принимать ничего близко к сердцу, не замечать того, что способно причинить боль, не зацикливаться на боли, которая уже была испытана. Марина Цветаева называет свой секрет легкомыслием, но в данном случае речь идет о легкомыслии умышленном, избирательном — о способе защиты, как сказали бы психологи.

Считается, что легкомыслие — отрицательное качество личности, выраженное в необдуманности, неосновательности, незрелости и так далее. Но это качество имеет огромное множество степеней! В легкой степени оно не только не вредно, но даже полезно. Женский артистизм породил такое понятие как «напускное легкомыслие», за которым умные и деловитые женщины, умеющие глубоко и ясно мыслить, прячут свои истинные чувства и привязанности.

Стихотворение похоже на правило, выстраданное день за днем. Многие фразы из него давно уже стали крылатыми. Оно популярно и любимо, и за сто лет своего существования помогло не одной сотне девушек.

Данное стихотворение представляет собой монолог лирической героини, обращенный к одному из качеств своего характера — к Легкомыслию. Образ Легкомыслия героиня олицетворяет до уровня своего спутника и даже учителя («научил не хранить кольца»). Она ясно дает себе отчет, что это качество и «враг» ее, и «грех», но оно является для нее и лучшим другом, перевешивая этим все свои недостатки.

Произведение состоит в основном из понятий и действий, именно поэтому такое важное значение приобретает единственный эпитет, употребляющийся трижды подряд:

Легкомыслие! — Милый грех,

Милый спутник и враг мой милый!

В Малом академическом словаре русского языка слово «милый» имеет множество положительных определений: славный, хороший, приятный, привлекательный, родной, дорогой и так далее. Все недостатки своего легкомыслия лирическая героиня намеренно сглаживает определением — «милый», которое само по себе подразумевает не только положительный смысловой подтекст, но и положительное отношение. Выражение «милый спутник» звучит естественно, «милый грех» — звучит невинно, но выражение «МИЛЫЙ ВРАГ» содержит в себе взаимоисключающие понятия. Это сочетание является в стихотворении источником всех последующих противопоставлений: стебель-сталь и начало-конец.

В целом все стихотворение представляет собой метафору — нельзя разговаривать с тем, кого не существует в действительности. Легкомыслие — персонаж неодушевленный! Поэтому в стихотворении так много скрытых образных сравнений, типа «ты в глаза мне вбрызнул смех, ты мазурку мне вбрызнул в жилы». В нем содержатся и явные сравнения («как»). В основе всего стихотворения лежит противопоставление, которое выражается формулой — «быть как стебель и быть как сталь».

По объему это стихотворение небольшое, но оно богато стилистическими фигурами, такими как обращение, умолчание (предложение с многоточием), повторы. Кроме повторяющегося эпитета «милый» в первом катрене стихотворения есть еще один повтор-обращение «Ты», называющийся анафора (единоначатие). Этот повтор акцентирует внимание и усиливает значение сказанного. Более того, в данном контексте он подчеркивает множество достоинств легкомыслия, начиная длинный список перечислений.

Стихотворение преимущественно восклицательное: одно предложение с многоточием, два — повествовательных и четыре – восклицательных. Однако повествование только усиливает предыдущее восклицание, подчеркивая его естественность и несомненность.

Стихотворение написано трехударным дольником на основе трех – и четырехстопного анапеста. Дольник образуется благодаря пропуску слогов в третьих стопах каждой строки. Исключение составляет третья строка первого катрена, где — два пропущенных слога (во второй и третьей стопах).

Рифмовка — перекрестная (АВАВ). Рифма в большинстве своем точная: грех-смех, милый-жилы; кольца́-конца́, венчала-начала; сталь-печаль, можем-прохожим.

Поэтическая фонетика в стихотворении представлена не ярко. Бросается в глаза только обилие сонорных согласных, то есть непарных звонких звуков: [л] — 20 звуков, [н] — 18 звуков, [м] — 15 звуков. Их количество намного превышает все другие звуки: [г-к] вместе 19 звуков, [д-т] — 16 звуков, [з-с] — 13 звуков. Это выделяет самое первое и главное слово стихотворения — «ЛЕГКОМЫСЛИЕ», включающее сразу 3 сонорных буквы. Надо отметить, что все буквы этого слова являются преобладающими. Таким образом, оно является ключевым не только по содержанию, но и по фонетическому составу.

Среди гласных звуков тоже есть значительные преобладания: [а] — 20 звуков, [и-ы] — 15 звуков. Звук [а] имеет твердый и настойчивый характер, склонный к доминированию. Звуки [и-ы] — в противоположенность предыдущему идентифицируются со звуками плача. Их отличает слабость (мягкость) и неуверенность. Это является фонетическим подтверждением смыслового противопоставления: стебель-сталь.

«СТЕБЕЛЬ» и «СТАЛЬ» — эти слова представляют собой удивительное сочетание. Они используются как антонимы, но – как омонимы очень близки по своему фонетическому звучанию, а точнее — по двум первым и последним буквам. Метаморфоза формы и содержания! Так в одной человеческой оболочке могут одновременно присутствовать совершенно противоположенные качества, активируясь каждое в свое время.

Легкомыслие!- Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в глаза мне вбрызнул смех,
и мазурку мне вбрызнул в жилы.

Научив не хранить кольца,-
с кем бы Жизнь меня ни венчала!
Начинать наугад с конца,
И кончать еще до начала.

Быть как стебель и быть как сталь
в жизни, где мы так мало можем…
— Шоколадом лечить печаль,
И смеяться в лицо прохожим!

(No Ratings Yet)

Еще стихотворения:

  1. Милый друг мой! румянцем заката Облилось мое небо, и ты, Как заря, покраснела за брата Прежней силы и юной мечты. Не красней ты и сердцем воскресни: Я ничем, кроме ласки…
  2. «О, ангел милый, дорогой, ты страшных песен сих не пой и темнотой меня не мучь, мне этот вечер так тягуч, и да, и нет — один ответ, и да, и…
  3. Еще я полн, о друг мой милый, Твоим явленьем, полн тобой!.. Как будто ангел легкокрылый Слетал беседовать со мной,- И, проводив его в преддверье Святых небес, я без него Сбираю…
  4. И мы простим, и Бог простит. Мы жаждем мести от незнанья. Но злое дело — воздаянье Само в себе, таясь, таит. И путь наш чист, и долг наш прост: Не…
  5. А что есть Муза? Друг мой милый, порой она – милиционер, тебя резиновой дубиной не убивший, например. Или неодетая девчонка вопящая из «воронка», что любит, любит, любит черта… – Он…
  6. Еще мы можем накрениться, А улететь уже не можем. Мы были все, как будто птицы, А стали вроде бы деревья. Но мы встречаемся без фальши Мы просто больше пьем и…
  7. В темной чаще замолк соловей, Прокатилась звезда в синеве; Месяц смотрит сквозь сетку ветвей, Зажигает росу на траве. Дремлют розы. Прохлада плывет. Кто-то свистнул… вот замер и свист. Ухо слышит,…
  8. Спустилась мгла, туманами чревата. Ночь зимняя тускла и сердцу не чужда. Объемлет сирый дух бессилие труда, Тоскующий покой, какая-то утрата. Как уследишь ты, чем душа больна, И, милый друг, чем…
  9. Не греет любовь и не светит Сквозь времени круговорот. Любовь не живет на планете, А тачку с планетой везет. В пути ни конца, ни начала — Как будто бы замкнутый…
  10. Еще необходимо любить и убивать, Еще необходимо накладывать печать, Быть внешним и жестоким, быть нежным без конца И всех манить волненьем красивого лица. Еще необходимо. Ты видишь, почему: Мы все…
  11. Был кем-то разведен Костер В лесу. Кругом шумела осень. Стояли холода, и ветер был несносен, Снег мокрый изморозь по веткам распростер. Быть может, человек здесь у огня сушился И, уходя,…
  12. В этоть вечер над Невою Встал туман!.. И град Петра Запахнулся с головою В белый плащ из серебра… И тотчас же, для начала, С томным криком, вдалеке, Поскользнулась и упала…
  13. Хоть мы учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь, но хорошо бы отдохнуть от этих дел – да ну их к богу! Уйти от суеты, как Фет. Скитаться в поисках покоя, а…
  14. О, берегитесь, убегайте От жизни легкой пустоты. И прах земной не принимайте За апельсинные цветы. Под серым небом Таормины Среди глубин некрасоты На миг припомнились единый Мне апельсинные цветы. Поверьте,…
  15. Просыпаюсь рано. Чуть забрезжил свет, Темно от тумана, Встать мне или нет? Нет, вернусь упрямо В колыбель мою,- Спой мне, спой мне, мама: «Баюшки-баю!» Молодость мелькнула, Радость отнята, Но меня…
Вы сейчас читаете стих Легкомыслие — милый грех, поэта Цветаева Марина Ивановна

Все дело в том, чтобы мы любили, чтобы у нас билось сердце —
хотя бы разбивалось вдребезги! Я всегда разбивалась вдребезги,
и все мои стихи — те самые серебряные сердечные дребезги. Марина Цветаева

Ирма Кудрова. «Поговорим о странностях любви. Марина Цветаева»
Не знаю, насколько правомерно назвать странностью «многолюбие» Цветаевой. Но в самом деле, в ее биографии поражает чуть ли не непрерывная череда влюбленностей, и не только в молодые годы, но и в возрасте, что называется, почтенном. Банальная странность, можно было бы сказать — если бы речь шла о мужчине, — и все выглядит иначе, если мы говорим о женщине. Традиционная мораль неодобрительно сдвигает брови, и успехи эмансипации ни на йоту не смягчают ее оценок. Можно, правда, напоминать об особенностях «творческих» женщин вроде Жорж Санд, например, однако сколько-нибудь серьезно это делу не помогает.
Если бы Цветаева просто была влюбчива! Но ее страстью было проживать живую жизнь через слово; она всегда именно с пером в руках вслушивалась, вчувствовалась, размышляла. И потому то, что у людей других профессий остается обычно на периферии памяти и сознания, то, что, как правило, скрыто от ближних и дальних (а нередко даже и от себя), — у Марины Цветаевой почти всякий раз выведено за ушко да на солнышко. То есть чернилами на чистый лист бумаги — из присущего ей пристального внимания к подробностям своей душевной жизни, постоянно ускользающим в небытие. И как результат, в наследии Цветаевой нам оставлено множество сокровенных свидетельств; чуть не каждая вспышка чувств, каждый сердечный перебой зафиксированы, высвечены и стократно укрупнены сильнейшим прожектором — в стихах и прозе. Полностью -здесь http://poem.com.ua/info/cvet2.html
Стихи Марины Цветаевой.
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти —
Тем гроб и нагробные плиты…
— В купели морской крещена — и в полете
Своем — непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня — видишь кудри беспутные эти?-
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена —
Высокая пена морская!

******
Легкомыслие!- Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в глаза мне вбрызнул смех,
и мазурку мне вбрызнул в жилы.

Научив не хранить кольца,-
с кем бы Жизнь меня ни венчала!
Начинать наугад с конца,
И кончать еще до начала.

Быть как стебель и быть как сталь
в жизни, где мы так мало можем…
— Шоколадом лечить печаль,
И смеяться в лицо прохожим!

Марина Цветаева и Анна Ахматова — Москва и Петербург русской поэзии http://lit. 1september.ru/articlef.php?ID=200100902. Несмотря на то, что личная встреча произошла только в 1941 году, они встретились в поэзии намного раньше. (О творческих взаимоотношениях поэтов — http://www.utoronto.ca/tsq/13/borovikova13.shtml)

Марина Цветаева.Анне Ахматовой
Узкий, нерусский стан —
Над фолиантами.
Шаль из турецких стран
Пала, как мантия.

Вас передашь одной
Ломаной черной линией.
Холод — в весельи, зной —
В Вашем унынии.

Вся Ваша жизнь — озноб,
И завершится — чем она?
Облачный — темен — лоб
Юного демона.

Каждого из земных
Вам заиграть — безделица!
И безоружный стих
В сердце нам целится.

В утренний сонный час,
— Кажется, четверть пятого, —
Я полюбила Вас,
Анна Ахматова.

Позже Марина Цветаева писала:
Мы коронованы тем, что одно с тобой
Мы землю топчем, что небо над нами — тоже!
И тот, кто ранен смертельно твоей судьбой,
Уже бессмертным на смертное сходит ложе.
…………………………………………………….
В певучем граде моём купола горят,
И Спаса светлого славит слепец бродячий…
-И я дарю тебе свой колокольный град,
Ахматова! – И сердце своё в придачу.

Марина Цветаева посвятила цикл стихов Анне Ахматовой. Возможно, и в стихотворении «Легкомыслие — милый грех…» слова «шоколадом лечить печаль» — это еще и некое прозрение судьбы, обращение к Ахматовой, поздний шоколад которой был горек и сладок одновременно. Анна Ахматова писала в воспоминаниях: «Они покупали мне апельсины и шоколад, как больной, а я была просто голодная…»
Марина Цветаева: « Чтобы все сказать: последовавшим за моим петербургским приездом стихами о Москве я обязана Ахматовой, своей любви к ней, своему желанию ей подарить что-то вечнее любви, то подарить – что вечнее любви. Если бы я могла просто подарить ей – Кремль, я бы наверное этих стихов не написала. Так что соревнование, в каком-то смысле, у меня с Ахматовой – было, но « не сделать лучше нее », а – лучше нельзя, и это лучше нельзя – положить к ногам. Соревнование? Рвение. Знаю, что Ахматова потом в 1916-17 году с моими рукописными стихами к ней не расставалась и до того доносила их в сумочке, что одни складки и трещины остались. Этот рассказ Осипа Мандельштама – одна из самых моих больших радостей за жизнь». Марина Цветаева вступила в литературу раньше, чем Анна Ахматова – первый ее сборник « Вечерний альбом» опубликован в 1910 году, -но в читательском восприятии она сохранила ступень « младшей современницы, чему немало сама и способствовала. Ее восторженное поклонение « Злотоустой Анне — всея Руси»…как бы предполагало известное неравенство – тем более, что не вызывало ответного слова. («Поздний ответ» Ахматовой будет написан в 1940 году, но и тогда останется неизвестной адресату). Письма Марины Цветаевой, адресованные Анне Ахматовой -http://www.akhmatova.org/letters/marina.htm
Анна Ахматова
Поздний ответ
М.И. Цветаевой
Белорученька моя, чернокнижница…

Невидимка, двойник, пересмешник,
Что ты прячешься в черных кустах,
То забьешься в дырявый скворечник,
То мелькнешь на погибших крестах,
То кричишь из Маринкиной башни:
«Я сегодня вернулась домой.
Полюбуйтесь, родимые пашни,
Что за это случилось со мной.
Поглотила любимых пучина,
И разрушен родительский дом.»
Мы с тобою сегодня, Марина,
По столице полночной идем.
А за нами таких миллионы,
И безмолвнее шествия нет,
А вокруг погребальные звоны,
Да московские дикие стоны
Вьюги, наш заметающей след.


Анализ стихотворения Цветаевой «Легкомыслие милый грех»🎈

Стихотворение «Легкомыслие! — Милый грех» написано 3 марта 1915 года. Для юной Цветаевой это был период романтики, полный противоречивых устремлений, эгоистичных суждений, внезапных решений… Стабильность семейных отношений привела к охлаждению чувств между супругами, когда-то вдохновляющих ее на поэтическое творчество.

Утраченное вдохновение поэтесса стала искать вне дома, в кругу многочисленных в то время друзей и поклонников. В 1914 году она знакомится с поэтессой Софией Парнок, в которой обретает умную собеседницу и духовную подругу:

они вместе путешествуют, посещают творческие и молодежные встречи, развлекаются как две свободные женщины. Для обеих поэтесс 1915 год был наиболее плодотворным. В этот период, кроме цикла «Подруга», посвященном Парнок, Марина Цветаева пишет множество прекрасных стихов, исполненных жизненной силы, легкости и уверенности в себе. В 1916 году Цветаева снова возвращается к мужу, с которым ее связывают истинные чувства и общая дочь Ариадна, а дружба с Софьей Парнок постепенно сходит на нет.

При жизни Марины Цветаевой стихотворения этих лет редко появлялись в печати. В 1919 году поэтесса собиралась издать книгу «Юношеские

стихи» 1913—1915 годов, но предреволюционные события и сама революция разрушили ее планы. Сборник издан не был.

Это стихотворение посвящено женщинам, которые в силу своей утонченности не могут утвердиться в современной жизни, выстоять, а порой — и выжить в ней. Жизнь — не место для слабых! Поэтесса делится своим секретом выживания: когда нельзя изменить жизнь и людей — можно научилась не принимать ничего близко к сердцу, не замечать того, что способно причинить боль, не зацикливаться на боли, которая уже была испытана. Марина Цветаева называет свой секрет легкомыслием, но в данном случае речь идет о легкомыслии умышленном, избирательном — о способе защиты, как сказали бы психологи.

Считается, что легкомыслие — отрицательное качество личности, выраженное в необдуманности, неосновательности, незрелости и так далее. Но это качество имеет огромное множество степеней! В легкой степени оно не только не вредно, но даже полезно. Женский артистизм породил такое понятие как «напускное легкомыслие», за которым умные и деловитые женщины, умеющие глубоко и ясно мыслить, прячут свои истинные чувства и привязанности.

Стихотворение похоже на правило, выстраданное день за днем. Многие фразы из него давно уже стали крылатыми. Оно популярно и любимо, и за сто лет своего существования помогло не одной сотне девушек.

Данное стихотворение представляет собой монолог лирической героини, обращенный к одному из качеств своего характера — к Легкомыслию. Образ Легкомыслия героиня олицетворяет до уровня своего спутника и даже учителя («научил не хранить кольца»). Она ясно дает себе отчет, что это качество и «враг» ее, и «грех», но оно является для нее и лучшим другом, перевешивая этим все свои недостатки.

Произведение состоит в основном из понятий и действий, именно поэтому такое важное значение приобретает единственный эпитет, употребляющийся трижды подряд:

Легкомыслие! — Милый грех,

Милый спутник и враг мой милый!

В Малом академическом словаре русского языка слово «милый» имеет множество положительных определений: славный, хороший, приятный, привлекательный, родной, дорогой и так далее. Все недостатки своего легкомыслия лирическая героиня намеренно сглаживает определением — «милый», которое само по себе подразумевает не только положительный смысловой подтекст, но и положительное отношение. Выражение «милый спутник» звучит естественно, «милый грех» — звучит невинно, но выражение «МИЛЫЙ ВРАГ» содержит в себе взаимоисключающие понятия. Это сочетание является в стихотворении источником всех последующих противопоставлений: стебель-сталь и начало-конец.

В целом все стихотворение представляет собой метафору — нельзя разговаривать с тем, кого не существует в действительности. Легкомыслие — персонаж неодушевленный! Поэтому в стихотворении так много скрытых образных сравнений, типа «ты в глаза мне вбрызнул смех, ты мазурку мне вбрызнул в жилы». В нем содержатся и явные сравнения («как»). В основе всего стихотворения лежит противопоставление, которое выражается формулой — «быть как стебель и быть как сталь».

По объему это стихотворение небольшое, но оно богато стилистическими фигурами, такими как обращение, умолчание (предложение с многоточием), повторы. Кроме повторяющегося эпитета «милый» в первом катрене стихотворения есть еще один повтор-обращение «Ты», называющийся анафора (единоначатие). Этот повтор акцентирует внимание и усиливает значение сказанного. Более того, в данном контексте он подчеркивает множество достоинств легкомыслия, начиная длинный список перечислений.

Стихотворение преимущественно восклицательное: одно предложение с многоточием, два — повествовательных и четыре — восклицательных. Однако повествование только усиливает предыдущее восклицание, подчеркивая его естественность и несомненность.

Стихотворение написано трехударным дольником на основе трех — и четырехстопного анапеста. Дольник образуется благодаря пропуску слогов в третьих стопах каждой строки. Исключение составляет третья строка первого катрена, где — два пропущенных слога (во второй и третьей стопах).

Рифмовка — перекрестная (АВАВ). Рифма в большинстве своем точная: грех-смех, милый-жилы; кольца́-конца́, венчала-начала; сталь-печаль, можем-прохожим.

Поэтическая фонетика в стихотворении представлена не ярко. Бросается в глаза только обилие сонорных согласных, то есть непарных звонких звуков: [л] — 20 звуков, [н] — 18 звуков, [м] — 15 звуков. Их количество намного превышает все другие звуки: [г-к] вместе 19 звуков, [д-т] — 16 звуков, [з-с] — 13 звуков. Это выделяет самое первое и главное слово стихотворения — «ЛЕГКОМЫСЛИЕ», включающее сразу 3 сонорных буквы. Надо отметить, что все буквы этого слова являются преобладающими. Таким образом, оно является ключевым не только по содержанию, но и по фонетическому составу.

Среди гласных звуков тоже есть значительные преобладания: [а] — 20 звуков, [и-ы] — 15 звуков. Звук [а] имеет твердый и настойчивый характер, склонный к доминированию. Звуки [и-ы] — в противоположенность предыдущему идентифицируются со звуками плача. Их отличает слабость (мягкость) и неуверенность. Это является фонетическим подтверждением смыслового противопоставления: стебель-сталь.

«СТЕБЕЛЬ» и «СТАЛЬ» — эти слова представляют собой удивительное сочетание. Они используются как антонимы, но — как омонимы очень близки по своему фонетическому звучанию, а точнее — по двум первым и последним буквам. Метаморфоза формы и содержания! Так в одной человеческой оболочке могут одновременно присутствовать совершенно противоположенные качества, активируясь каждое в свое время.

Все стихи Марины Цветаевой

М. А. Волошину

 

Ici — Haut

               (Памяти Максимилиана Волошина)

 

          1

 

Товарищи, как нравится

Вам в проходном дворе

Всеравенства — перст главенства:

— Заройте на горе!

 

В век: «распевай, как хочется

Нам — либо упраздним»,

В век скопищ — одиночества:

«Хочу лежать один» —

Вздох…

 

          2

 

Ветхозаветная тишина,

Сирой полыни крестик.

Похоронили поэта на

Самом высоком месте.

 

Так, даже в смерти своей — подъем

Он даровал несущим.

Стало быть, именно на своем

Месте, ему присущем.

 

Выше которого только вздох,

Мой из моей неволи.

Выше которого — только Бог!

Бог — и ни вещи боле.

Всечеловека среди высот

Вечных при каждом строе.

Как подобает поэта — под

Небом и над землею.

 

После России, где меньше он

Был, чем последний смазчик —

Первым в ряду — всех из ряда вон

Равенства — выходящих:

 

В гор ряду, в зорь ряду, в гнезд ряду,

Орльих, по всем утесам.

На пятьдесят, хоть, восьмом году —

Стал рядовым, был способ!

 

Уединенный вошедший в круг —

Горе? нет, радость в доме!

На сорок верст высоты вокруг —

Солнечного да кроме

 

Лунного — ни одного лица,

Ибо соседей — нету.

Место откуплено до конца

Памяти — и планеты.

 

          3

 

В стране, которая — одна

Из всех звалась Господней,

Теперь меняют имена

Всяк, как ему сегодня

 

На ум или не–ум (потом

Решим!) взбредет. «Леонтьем

Крещеный — просит о таком–

то прозвище».— Извольте!

 

А впрочем — что ему с холма

Как звать такую малость?

Я гору знаю, что сама

Переименовалась.

 

Среди казарм, и шахт, и школ

Чтобы душа не билась —

Я гору знаю, что в престол

Души преобразилась.

 

В котлов и общего котла,

Всеобщей котловины

Век — гору знаю, что светла

Тем, что на ней единый

 

Спит — на отвесном пустыре

Над уровнем движенья.

Преображенье на горе?

Горы — преображенье!

 

Гора, как все была: стара,

Меж прочих не отметишь.

Днесь Вечной Памяти Гора,

Доколе солнце светит —

 

Вожатому — душ, а не масс!

Не двести лет, не двадцать,

Гора та — как бы ни звалась —

До веку будет зваться

Волошинской.

 

          4

 

— «Переименовать!» Приказ —

Одно, народный глас — другое.

Так, погребенья через час,

Пошла «Волошинской горою»

 

Гора, названье Янычар

Носившая — четыре века.

А у почтительных татар:

— Гора Большого Человека.

 

          5

 

Над вороным утесом —

Белой зари рукав.

Ногу — уже с заносом

Бега — с трудом вкопав

 

В землю, смеясь, что первой

Встала, в зари венце —

Макс! мне было — так верно

Ждать на твоем крыльце!

 

Позже, отвесным полднем,

Под колокольцы коз,

С всхолмья да на восхолмье,

С глыбы да на утес —

 

По трехсаженным креслам:

Тронам иных эпох —

Макс, мне было — так лестно

Лезть за тобою — Бог

 

Знает куда! Да, виды

Видящим — путь скалист.

С глыбы на пирамиду,

С рыбы — на обелиск…

 

Ну, а потом, на плоской

Вышке — орлы вокруг —

Макс, мне было — так просто

Есть у тебя из рук,

 

Божьих или медвежьих,

Опережавших «дай»,

Рук неизменно–брежных,

За воспаленный край

 

Раны умевших браться

В веры сплошном луче.

Макс, мне было так братски

Спать на твоем плече!

 

(Горы… Себе на горе

Видится мне одно

Место: с него два моря

Были видны по дно

 

Бездны… два моря сразу!

Дщери иной поры,

Кто вам свои два глаза

Преподнесет с горы?)

 

…Только теперь, в подполье,

Вижу, когда потух

Свет — до чего мне вольно

Было в охвате двух

 

Рук твоих… В первых встречных

Царстве — и сам суди,

Макс, до чего мне вечно

Было в твоей груди!

 

Пусть ни единой травки,

Площе, чем на столе —

Макс, мне будет — так мягко

Спать на твоей скале!

 

1932–1935

Анализ стихотворения Цветаевой Стихи к сыну сочинения и текст



Анализ стихотворения Цветаевой «Легкомыслие милый грех»

Анализ стихотворения Цветаевой «Легкомыслие милый грех»

Стихотворение «Легкомыслие! — Милый грех» написано 3 марта 1915 года. Для юной Цветаевой это был период романтики, полный противоречивых устремлений, эгоистичных суждений, внезапных решений… Стабильность семейных отношений привела к охлаждению чувств между супругами, когда-то вдохновляющих ее на поэтическое творчество.

Утраченное вдохновение поэтесса стала искать вне дома, в кругу многочисленных в то время друзей и поклонников. В 1914 году она знакомится с поэтессой Софией Парнок, в которой обретает умную собеседницу и духовную подругу: они вместе путешествуют, посещают творческие и молодежные встречи, развлекаются как две свободные женщины. Для обеих поэтесс 1915 год был наиболее плодотворным. В этот период, кроме цикла «Подруга», посвященном Парнок, Марина Цветаева пишет множество прекрасных стихов, исполненных жизненной силы, легкости и уверенности в себе. В 1916 году Цветаева снова возвращается к мужу, с которым ее связывают истинные чувства и общая дочь Ариадна, а дружба с Софьей Парнок постепенно сходит на нет.

При жизни Марины Цветаевой стихотворения этих лет редко появлялись в печати. В 1919 году поэтесса собиралась издать книгу «Юношеские стихи» 1913—1915 годов, но предреволюционные события и сама революция разрушили ее планы. Сборник издан не был.

Это стихотворение посвящено женщинам, которые в силу своей утонченности не могут утвердиться в современной жизни, выстоять, а порой — и выжить в ней. Жизнь — не место для слабых! Поэтесса делится своим секретом выживания: когда нельзя изменить жизнь и людей — можно научилась не принимать ничего близко к сердцу, не замечать того, что способно причинить боль, не зацикливаться на боли, которая уже была испытана. Марина Цветаева называет свой секрет легкомыслием, но в данном случае речь идет о легкомыслии умышленном, избирательном — о способе защиты, как сказали бы психологи.

Считается, что легкомыслие — отрицательное качество личности, выраженное в необдуманности, неосновательности, незрелости и так далее. Но это качество имеет огромное множество степеней! В легкой степени оно не только не вредно, но даже полезно. Женский артистизм породил такое понятие как «напускное легкомыслие», за которым умные и деловитые женщины, умеющие глубоко и ясно мыслить, прячут свои истинные чувства и привязанности.

Стихотворение похоже на правило, выстраданное день за днем. Многие фразы из него давно уже стали крылатыми. Оно популярно и любимо, и за сто лет своего существования помогло не одной сотне девушек.

Данное стихотворение представляет собой монолог лирической героини, обращенный к одному из качеств своего характера — к Легкомыслию. Образ Легкомыслия героиня олицетворяет до уровня своего спутника и даже учителя («научил не хранить кольца»). Она ясно дает себе отчет, что это качество и «враг» ее, и «грех», но оно является для нее и лучшим другом, перевешивая этим все свои недостатки.

Произведение состоит в основном из понятий и действий, именно поэтому такое важное значение приобретает единственный эпитет, употребляющийся трижды подряд:

Легкомыслие! — Милый грех,

Милый спутник и враг мой милый!

В Малом академическом словаре русского языка слово «милый» имеет множество положительных определений: славный, хороший, приятный, привлекательный, родной, дорогой и так далее. Все недостатки своего легкомыслия лирическая героиня намеренно сглаживает определением — «милый», которое само по себе подразумевает не только положительный смысловой подтекст, но и положительное отношение. Выражение «милый спутник» звучит естественно, «милый грех» — звучит невинно, но выражение «МИЛЫЙ ВРАГ» содержит в себе взаимоисключающие понятия. Это сочетание является в стихотворении источником всех последующих противопоставлений: стебель-сталь и начало-конец.

В целом все стихотворение представляет собой метафору — нельзя разговаривать с тем, кого не существует в действительности. Легкомыслие — персонаж неодушевленный! Поэтому в стихотворении так много скрытых образных сравнений, типа «ты в глаза мне вбрызнул смех, ты мазурку мне вбрызнул в жилы». В нем содержатся и явные сравнения («как»). В основе всего стихотворения лежит противопоставление, которое выражается формулой — «быть как стебель и быть как сталь».

По объему это стихотворение небольшое, но оно богато стилистическими фигурами, такими как обращение, умолчание (предложение с многоточием), повторы. Кроме повторяющегося эпитета «милый» в первом катрене стихотворения есть еще один повтор-обращение «Ты», называющийся анафора (единоначатие). Этот повтор акцентирует внимание и усиливает значение сказанного. Более того, в данном контексте он подчеркивает множество достоинств легкомыслия, начиная длинный список перечислений.

Стихотворение преимущественно восклицательное: одно предложение с многоточием, два — повествовательных и четыре — восклицательных. Однако повествование только усиливает предыдущее восклицание, подчеркивая его естественность и несомненность.

Стихотворение написано трехударным дольником на основе трех — и четырехстопного анапеста. Дольник образуется благодаря пропуску слогов в третьих стопах каждой строки. Исключение составляет третья строка первого катрена, где — два пропущенных слога (во второй и третьей стопах).

Рифмовка — перекрестная (АВАВ). Рифма в большинстве своем точная: грех-смех, милый-жилы; кольца́-конца́, венчала-начала; сталь-печаль, можем-прохожим.

Поэтическая фонетика в стихотворении представлена не ярко. Бросается в глаза только обилие сонорных согласных, то есть непарных звонких звуков: [л] — 20 звуков, [н] — 18 звуков, [м] — 15 звуков. Их количество намного превышает все другие звуки: [г-к] вместе 19 звуков, [д-т] — 16 звуков, [з-с] — 13 звуков. Это выделяет самое первое и главное слово стихотворения — «ЛЕГКОМЫСЛИЕ», включающее сразу 3 сонорных буквы. Надо отметить, что все буквы этого слова являются преобладающими. Таким образом, оно является ключевым не только по содержанию, но и по фонетическому составу.

Среди гласных звуков тоже есть значительные преобладания: [а] — 20 звуков, [и-ы] — 15 звуков. Звук [а] имеет твердый и настойчивый характер, склонный к доминированию. Звуки [и-ы] — в противоположенность предыдущему идентифицируются со звуками плача. Их отличает слабость (мягкость) и неуверенность. Это является фонетическим подтверждением смыслового противопоставления: стебель-сталь.

«СТЕБЕЛЬ» и «СТАЛЬ» — эти слова представляют собой удивительное сочетание. Они используются как антонимы, но — как омонимы очень близки по своему фонетическому звучанию, а точнее — по двум первым и последним буквам. Метаморфоза формы и содержания! Так в одной человеческой оболочке могут одновременно присутствовать совершенно противоположенные качества, активируясь каждое в свое время.

Биография Марина Цветаева. Часть 3. (Цветаева Марина)

Той горы последний дом

Помнишь — на исходе пригорода?

Та гора была — миры!

Бог за мир взимает дорого!

Горе началось с горы.

Та гора была над городом.

За «Поэмой Горы» последовала «Поэма Конца» (1924)—развернутый, многочастный диалог о разлуке, где в нарочито будничных разговорах, то резко-обрывистых, то нежных, то зло-ироничных, проходят последний путь по городу расстающиеся навсегда. Все построено на резком контрасте произносимых слов и невысказанной боли и отчаянья. От начала до конца все идет в резких, прерывистых синкопах, перебоях, можно было бы сказать: на обнаженных натянутых нервах.

Много сложнее по построению «Поэма Лестницы» (1926), где лестница многонаселенного городской нищетой дома — символическое изображение всех будничных бед и горестей неимущих на фоне благополучия имущих и преуспевающих. Поэма изобилует реалистическими приметами повседневного существования, оставляющего на ступеньках лестницы следы безысходных трудов и забот в борьбе за кусок хлеба. Лестница, по которой восходят и спускаются, по которой проносят жалкие вещи бедноты и тяжелую мебель богатых. Настойчиво повторяются двойные, тройные, даже четвертные рифмы и созвучия, словно тяжелые шаги, пересчитывающие ступени. Весь строй строф идет в непрестанном напряжении до кульминации, до конца, завершаясь символической картиной пожара.

Вещь, несомненно, биографична («автор сам в рачьей клешне») — на ней мрачный отсвет стесненного быта, так хорошо знакомого самому поэту.

Наиболее значительной — и, пожалуй, наиболее сложной — можно счесть поэму «Крысолов», названную «лирической сатирой» (1925). Марина Цветаева воспользовалась западно-европейской средневековой легендой о том, как в 1284 году бродячий музыкант избавил немецкий город Гаммельн от нашествия крыс. Он увел их за собой звуками своей флейты и утопил в реке Везер. Толстосумы городской ратуши не заплатили ему ни гроша. И тогда музыкант, играя на флейте, увел за собой всех малолетних детей города, пока родители слушали церковную проповедь. Детей, взошедших на гору Коппенберг, поглотила разверзшаяся под ними бездна.

Но это только внешний фон событий, на который наложена острейшая сатира, обличающая всякие проявления бездуховности. Рассказ развертывается в быстром темпе, с привычными для Цветаевой сменами ритма, дроблением строф на отдельные смысловые куски, с неистощимым богатством свежих приблизительных рифм, а точнее — созвучий, в целом создающих впечатление симфонического звучания.

В отдельных стихах и стихотворных циклах, написанных за рубежом— циклы «Провода», «Поэт», «Стол» и другие,— легко увидеть зерно возможной поэмы. Цветаева вообще тяготела к созданию больших лироэпических произведений на широком дыхании, и это выводило ее за рамки только личных переживаний. Известно и ее пристрастие к стихотворной драматургии. Еще в молодые годы ею был написан ряд пьес, в сценический диалог перерастает нередко поэма-сказка «Царь-девица», перенасыщенная бойкими фольклорными оборотами речи и острыми ситуациями русской народной сказки.

Интерес к театру, драматургии привел Цветаеву к созданию трагедий «Ариадна» (1924) и «Федра» (1927), написанным по мотивам античного мифа.

Тема античности, хотя бы как упоминание имен греческой и римской мифологии в качестве символов и синонимов различных свойств и состояний общечеловеческой природы, традиционна в русской поэзии со времен Ломоносова и Державина. Она проходит сквозь XVIII и XIX века. Помимо «антологических» стихов, идиллий и элегий, были и произведения, написанные в стихотворно-драматургической форме. Обращаясь ко второй половине предшествующего века, можно назвать хотя бы драматургическую поэму «Три смерти» Ап. Майкова и пьесу «Сервилия» Льва Мея. Однако в решении древнеисторических сюжетов античная трагедия Марины Цветаевой ближе всего оригинальным мифологическим драмам Ин. Анненского, стремившегося к тому, чтобы в его античной трагедии «отразилась душа современного человека». Но не нарушается при этом основная идея древних авторов: неизбежная власть рока над человеческими судьбами.

Марина Цветаева тоже не выходит за рамки традиционного сюжета, однако пользуется теми или иными его коллизиями для высказывания лично ей присущих воззрений. И ее трагедии написаны на языке современности.

Античность интересовала Марину Цветаеву и в более ранний период творчества. Наряду с образами мировой классики и русского фольклора названы в ее стихах и Психея, и Эол, и Феб, и Афродита, и Орфей, и многие другие. Но пока это только имена — символы определенных понятий. Лишь в период полной творческой зрелости раскрывает она в них для себя более глубокое значение. Так, трагедии «Ариадна» и «Федра» уже несут в себе зерно широко развернутого вопроса: как она, в молодости заявившая, что живет «вне всякой политики», и занявшая тем не менее не только оппозиционную, но и явно враждебную (из песни слова не выкинешь!) позицию по отношению ко всему новому и советскому — как она, замкнувшаяся в излюбленный ею мир книжной романтики, так долго могла оставаться слепой? Она была Поэтом — а истинный поэт никогда не лишен исторического слуха и зрения. Если даже революционные события, колоссальные социальные перемены, совершившиеся у нее на глазах, не затрагивали ее наглухо замкнутого в себе существа, все же она, глубоко русская душа, не могла не услышать «шума времени» — пусть пока только смутным подсознанием. Так заставляет думать ее отношение к поэзии и личности Вл. Маяковского. В стихах, ему посвященных в 1921 году, она приветствует всесокрушающую силу его поэтического слова, употребляя странный эпитет «архангел-тяжелоступ», ничего не говоря о смысле и значении этой силы. Но проходит несколько тяжких лет эмиграции, и она пишет о своих воспоминаниях о поэте (1928):

«28 апреля 1922 г. накануне моего отъезда из России, рано утром на совершенно пустом Кузнецком я встретила Маяковского.

— Ну-с, Маяковский, что же передать от вас Европе?

— Что правда — здесь.

7 ноября 1928 г. поздним вечером, выйдя из Cafe Voltaire, я на вопрос:

— Что же скажете о России после чтения Маяковского? Не задумываясь ответила:

А месяц спустя после парижской встречи она пишет в письме поэту: «Дорогой Маяковский! Знаете, чем кончилось мое приветствова-ние Вас в «Евразии»? Изъятием меня из «Последних новостей», единственной газеты, где меня печатали. «Если бы она приветствовала только поэта Маяковского, но она в лице его приветствует новую Россию. »

Второй поэт, который привлекает обостренное внимание Марины Цветаевой, это Борис Пастернак. Она чувствует в нем и поэтическую свежесть, и некоторое родство с собой в самой стилистической манере, в структуре стихотворной речи. Оба они — как и Вл. Маяковский — могли бы причислять себя к решительным обновителям традиционно существовавших до них, ставших уже привычными языковых норм стихосложения. Но у Маяковского и Пастернака — у каждого по-своему — стихотворное новаторство преследовало различные цели. Маяковский искал новых смысловых эквивалентов для выражения вошедших в обиход понятий революционной нови. Не нарушая основных законов родного языка, он экспериментировал со словом, придавая ему особую энергию, экспрессивность. Это сказывалось в его резких, смелых и неожиданных метафорических словообразованиях: «философией голова заталмужена», «не летим, а молиьимся», «пошел грозою вселенную выдивить», «Чикаго внизу землею прижаблен» и т. д.— примеры, взятые наудачу из одной только поэмы «150 000 000».

У Пастернака все иначе. Его словесные новаторства не обращены к широкой аудитории, а наоборот — подчинены личной, сугубо импрессионистической манере передавать то или иное состояние собственной души, пользуясь при этом крайне субъективной системой образных или речевых ассоциаций. Нужно к тому же добавить и широкое использование речевых прозаизмов на обычном лирическом фоне, и исключительную свежесть рифмовки.

У Марины Цветаевой совсем иной характер метафорического строя. Ее образная система и даже строфика, не говоря уже о характере мыслевыражения и самом словаре, много сложнее, хотя бы потому, что теснейшим образом, я бы даже сказал — органически сплетены с дыханием всего ее поэтического существа. Все рождается не как воспоминание, возвращение к пережитому, а возникает вот сейчас, в данную минуту. Она целиком живет в своем стихе, отдаваясь ритму взволнованного дыхания. Ее фраза предельно эмоциональна, целиком подчинена интонационному строю, необычайно гибкому, выразительному и многообразному. На основе обычных метрических схем возникают самые неожиданные, порою не умещающиеся в рамки традиционной строфики ритмические построения. Можно было бы сказать, что формально вся Марина Цветаева — это мысль и чувство, подхваченные и поддержанные стремительными модуляциями ритма. Отсюда и нервность, разорванность стихотворной ткани — прежде всего в поэмах зарубежного периода.

Когда-нибудь ритмы этого столь своеобразного поэта станут предметом формального анализа, но и теперь можно сказать, что они достаточно повлияли на современную нам поэзию. Думается, возникли они в полной зависимости от порывистой и стремительной натуры автора, естественно приводя ко всем перебоям, паузам, переплескам за рамки обычной строфы, к острым изломам привычной метрики. В известной мере это диктуется пристрастием к смысловой сжатости, к своеобразной афористичности, подаваемой фрагментарно, только намеком на возможную полную форму. В прямой зависимости от такой стремительной ритмики слагается и вся система смысловых и образных ассоциаций, возникающих как бы на лету, в полной непосредственности (а не придуманности) внезапно прорывающихся чувств и в перекличке слов, сходственных по звучанию, но различных по значению.

Гора горевала (а горы глиной Горькой горюют в часы разлук),

Гора горевала о голубиной

Нежности наших безвестных утр.

Гора горевала о страшном грузе

Клятвы, которую поздно клясть.

Гора говорила, что стар тот узел

Гордиев: долг и страсть.

Нате! Рвите! Глядите! Течет, не так ли? Заготавливайте — чан! Я державную рану отдам до капли (Зритель бел, занавес рдян).

Жизнь на капиталистическом Западе довольно скоро заставила ее убедиться в полной невозможности поставить себя вне времени, вне движения истории, а главное—в том, что поэт, желающий сохранить свою духовную сущность в условиях душного эмигрантского бытия, обречен на одиночество и горькие сожаления, ибо совершена роковая и непоправимая ошибка, сломавшая всю дальнейшую жизнь.

Разрыв с эмиграцией полный. И одна только- мысль: рано или поздно вернуться на родную землю. С особой силой и взволнованностью звучит это чувство в цикле «Стихи к сыну» (1932). Две важнейшие, выстраданные темы переплетаются в этих предельно искренних и горячих стихах: «отцов», виноватых в собственной беде и несущих заслуженную кару за свою вину, и «детей», к вине родителей непричастных, отнять у которых мечту о новой России со стороны «отцов» было бы преступлением. Речь матери, обращенная к сыну, звучит как завещание, как непреложный завет и как собственная почти безнадежная мечта:

Не менее во тьме небес

Призывное, чем: SOS.

Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой — вперед —

В свой край, в свой век, в свой час,— от нас.

Родина предстает уже в новом облике, не такой виделась в юные годы, стилизованной под древнюю колокольную Русь, а как страна, утвердившая на века высокую социальную правду. Чувство Цветаевой принципиально и резко отличается от обычной эмигрантской ностальгии, за которой, как правило,— мечта о восстановлении старого порядка. Она пишет именно о России новой, вдохновляясь любовью к родине, и родному народу. Это слышится в таких ее стихах, как «Рассвет на рельсах», «Русской ржи от меня поклон. », «Лучина». А стихи о челюскинцах (1934) завершаются такими словами: Сегодня — да здравствует Советский Союз! За вас каждым мускулом Держусь — и горжусь, Челюскинцы — русские!

Тяжкие годы пребывания Марины Цветаевой за рубежом — в крайне стесненных материальных условиях, в одиночестве, в окружении враждебной ей мещанско-буржуазной среды, своей сытой пошлостью лезущей в глаза на каждом шагу (см. гневную инвенктиву «Никуда не уехали — ты да я. »),— совпали с событиями, повергшими в тревогу всех, кто еще верил в иллюзии буржуазной демократии. Грозный призрак фашизма уже вставал на горизонте. Все это угнетало и без того угнетенную душу Цветаевой, рождало в ней и в ее близких мысль о необходимости борьбы с надвигающимся злом. Ее муж и дочь в меру своих сил помогали интернациональной борьбе испанского народа.

В 1937 году они получили возможность вернуться на Родину. Собиралась последовать за ними и Марина Цветаева с сыном. В это время орды фашистов вторглись в Чехословакию. Цветаева отозвалась на горестное событие циклом гневных стихов, клеймящих Германию и Гитлера. Это одно из самых сильных ее произведений явно публицистического характера. Боль за поруганную врагом Чехию, дорогую ей по горьким, но милым сердцу воспоминаниям, сливается с верой в конечную победу вольнолюбивого народа:

Не умрешь, народ!

Бог тебя хранит!

Сердцем дал — гранит,

Грудью дал — гранит.

(«.Не умрешь, народ. »)

Летом 1939 года Марина Цветаева с сыном приехала в Советский Союз. Первое время она живет в Москве, ей предоставлена широкая возможность заняться переводами, она готовит новую книгу стихов.

Но время приближало пору горьких военных испытаний, выпавших на долю советского народа. В июле 1941 года Марина Цветаева вместе с сыном и тысячами других эвакуированных из столицы женщин и детей покидает Москву и попадает в лесное Прикамье, сначала в Чистополь и потом — в Елабугу. Здесь, в этом маленьком городке, под гнетом личных несчастий, в одиночестве, в состоянии душевной депрессии, она кончает с собой 31 августа 1941 года.

Так трагически завершается жизненный путь поэта, всей своей судьбой утвердившего органическую, неизбежную связь большого, искреннего таланта с судьбой Родины.

В общей истории отечественной поэзии имя Марины Цветаевой всегда будет занимать особое достойное место. Подлинное новаторство ее поэтической речи было естественным воплощением в слове мятущегося, вечно ищущего истины, беспокойного духа. Поэт предельной правды чувства, Цветаева со всей своей не просто сложившейся судьбой, со всей яркостью и неповторимостью самобытного дарования по праву вошла в русскую поэзию первой половины нашего века.

Краткий анализ стихотворения Цветаевой

Автор Марина Олешко August 6, 2015

В поэзии Серебряного века не так уж много женских имён: Зинаида Гиппиус, Софья Парнок, Ирина Одоевцева, Мирра Лохвицкая и некоторые другие. Но на слуху сегодня, пожалуй, только знаменитые Анна Ахматова и Марина Цветаева.

О Серебряном веке

На протяжении второй половины XIX века и в начале XX века существовало множество литературных объединений – символизм (старший и младший), акмеизм, футуризм (кубофутуризм, эгофутуризм), имажинизм. Марина Цветаева начала своё творчество в кругу московских символистов, это можно заметить, если провести анализ стихотворения Цветаевой на ранних этапах её поэтической деятельности. Анна Ахматова же вслед за первым мужем Львом Гумилёвым присоединилась к последователям акмеизма.

Анна Ахматова и Марина Цветаева

Разумеется, этих двух гениальных и талантливых женщин невозможно не сравнивать. Во-первых, потому что они добились одинакового успеха в русской и даже мировой литературе. Во-вторых, обе они жили и творили в одну эпоху – эпоху Серебряного века. И хотя их стихи принадлежат к абсолютно противоположным литературным течениям, в их поэзии прослеживаются общие мотивы. Символизм провозглашает идеалистическую философию и отказ от научного сознания, акмеизм же, напротив, ратует за материальное познание мира, предметность и точность выражения мысли. Но если провести анализ стихотворения Марины Цветаевой и стихов Анны Ахматовой, без труда можно заметить единые темы и линии: любовь («Я сошла с ума, о мальчик странный…», «Мне нравится, что Вы больны не мной…»), отчаяние («Сжала руки под тёмной вуалью…», «Вчера ещё в глаза глядел…»), преданность («Сероглазый король», «Как правая и левая рука»), траур («Реквием», «Ваши белые могилки рядом..»). Обе женщины имели довольно трудные судьбы и не одну любовную связь. В 1915 году Марина Цветаева посвятила Анне Ахматовой произведение. Анализ стихотворения Цветаевой, написанного для другой поэтессы, демонстрирует восхищение её талантом и отождествление себя с ней.

Марина Цветаева всегда так и говорила о себе — не поэтесса, а поэт, будто нарочито не признавала разделения поэзии на женскую и мужскую. Она родилась в Москве в день памяти Иоанна Богослова в 1892 году, о чём не преминула сообщить в одном из своих стихотворений. Её семья принадлежала к творческой интеллигенции: отец был филологом и искусствоведом, мать – талантливой пианисткой. Она и Марину старалась воспитать музыкантом, но девочка выбрала поэзию.

С 6 лет Марина Цветаева писала стихи, не только на русском языке, но и на французском и немецком. Свой первый сборник она опубликовала в возрасте 18 лет, он назывался «Вечерний альбом». Её творчество заинтересовало известных поэтов, среди которых Валерий Брюсов, впоследствии привлекший Цветаеву в круг символистов. В 1912 году поэтесса стала женой публициста Сергея Эфрона и родила дочь Ариадну. В период гражданской войны 1917 года у Цветаевой появилась ещё одна дочь – Ирина, которая погибла от голода, будучи трёхлетней малышкой. Какое горе испытала поэтесса, можно представить, если сделать анализ стихотворения Цветаевой «У гробика». Сын Георгий родился в 1925 году. Некоторое время Марина Цветаева имела романтическую связь с поэтессой Софьей Парнок и даже посвятила ей цикл стихов, но после двух лет отношений вернулась к мужу. Тёплые отношения поддерживала с писателем Борисом Пастернаком. Марина Цветаева прожила действительно нелёгкую жизнь, познав нищету и горе в годы войны, бессилие и боль после смерти второй дочери, отчаяние и страх во время арестов мужа и обоих детей.

Свою жизнь поэтесса закончила самоубийством в возрасте 49 лет, повесившись в чужом доме в Елабуге. О том, что она представляла такую кончину и ранее, сообщает анализ стихотворения Цветаевой «Самоубийство». Долгое время могила поэтессы оставалась официально непризнанной, но затем её узаконили по настоянию младшей сестры – Анастасии Цветаевой. По просьбе её же и диакона Андрея Кураева Цветаеву отпели в церкви по всем правилам, несмотря на добровольный уход из жизни, противоречащий православным канонам.

Эстетика Марины Цветаевой

В поэзии Марины Цветаевой очень часто фигурирует тема смерти. Словно поэтесса издавна готовилась к печальному финалу своей жизни и даже стремилась его приблизить. Своим знакомым и близким людям она часто сообщала, где и каким образом хотела бы быть похоронена (на тарусском кладбище или в Коктебеле). Но после самоубийства её тело так и осталось на татарстанской земле. Тема смерти проявляется в различных воплощениях, и если сделать анализ стихотворения М. Цветаевой, обнаруживаются следующие мотивы: смерть духа («В сиром воздухе загробном…»), смерть ребёнка («У гробика»), возможно, имеющая отношения к погибшей дочери Ирине. Но самое главное — смерть её самой. И наиболее полно и сильно это проиллюстрировано в произведении «Прохожий». Анализ стихотворения Цветаевой по плану будет представлен ниже.

«Прохожий»: содержание

Данное стихотворение было написано 3 мая 1913 года в Коктебеле. Возможно, в этот период поэтесса гостила в доме поэта Максимилиана Волошина. Краткий анализ стихотворения Цветаевой позволяет заключить, что повествование ведётся от первого лица. Если попытаться передать сюжет, то очевидно, что это монолог, с которым героиня обращается к случайному прохожему, забредшему на кладбище, с целью привлечь внимание к своей могиле. При этом интрига не раскрывается почти до самого конца. С первых строк непонятно, что голос героини звучит «из-под земли». Она советует анониму ознакомиться с надписью на надгробии, узнать о том, кто здесь лежит, прочитать имя и дату рождения, а также возложить у могилы букет из маков и куриной слепоты. По всей вероятности, Цветаева сама ассоциирует себя с героиней, поскольку упоминает собственное имя и пытается обнаружить различные сходства между собой и первым встречным – опущенные глаза, вьющиеся кудри, но главное — факт существования в этом мире. Впрочем, не стоит забывать о том, что в любом художественном произведении вымысел всегда доминирует над реальностью, и настоящий талант кроется именно в том, чтобы заставить поверить в недействительное.

Марина Цветаева: стихи. Анализ стихотворения «Прохожий»

Несмотря на то что произведение имеет определённый мотив смерти, о смерти здесь не упоминается напрямую. Те слова и словосочетания, которые дают понять, что героини нет в живых, звучат абсолютно не скорбно и не трагично, напротив, Цветаева словно хотела дать понять, что после смерти жизнь не заканчивается, если о человеке есть кому вспомнить. Пусть даже это случайный прохожий. Прохожий нарочито показан безликим, не упоминается ни его внешность, ни возраст, ни даже пол, ведь им может полноправно оказаться и женщина.

Проводя анализ стихотворения Марины Цветаевой, стоит упомянуть, что героиня её относится к смерти легко. Она упоминает о том, что при жизни была весёлой и не собирается терять это качество даже в загробном мире. Она и прохожего просит не горевать о ней, ведь будучи живой, она и сама не любила этого делать.

Немного мистический оттенок стихотворению придают слова о том, что дух героини внезапно может появиться посреди кладбища, грозя неизвестному, а также упоминание о том, что обращение к прохожему звучит из могилы.

Строки о крупной и сладкой кладбищенской землянике имеют отношение к жизни самой поэтессы. В рассказе «Хлыстовки» она собственноручно писала о том, что хотела бы быть похоронена на тарусском кладбище, где растёт самая красная и самая вкусная ягода.

Другие стихи Марины Цветаевой

Всего при жизни и после смерти Марины Цветаевой было опубликовано около 14 сборников её стихотворений («Вечерний альбом», «Волшебный фонарь», «Лебединый стан» и др.). Ею было написано более 20 поэм («Чародей», «Поэма комнаты», «Сибирь» и проч.), некоторые из которых остались незавершёнными («Несбывшаяся поэма», «Певица»). В годы войны и последующие Марина Цветаева писала реже и занималась в основном переводами, чтобы содержать семью. Многие из её произведений в то время остались неопубликованными. Помимо стихов, Марина Цветаева создала несколько драматических («Метель», «Ариадна», «Федра») и прозаических («Пушкин и Пугачёв», «Поэт и время») произведений.

Марина Цветаева — Ни к городу и ни к селу ( Стихи к сыну )

Ни к городу и ни к селу —
Езжай, мой сын, в свою страну, —
В край — всем краям наоборот! —
№ 4 Куда назад идти — вперед
Идти, — особенно — тебе,
Руси не видывавшее

Дитя мое. Мое? Ее —
№ 8 Дитя! То самое былье,
Которым порастает быль.
Землицу, стершуюся в пыль,
Ужель ребенку в колыбель
№ 12 Нести в трясущихся горстях:
«Русь — этот прах, чти — этот прах!»

От неиспытанных утрат —
Иди — куда глаза глядят!
№ 16 Всех стран — глаза, со всей земли —
Глаза, и синие твои
Глаза, в которые гляжусь:
В глаза, глядящие на Русь.

№ 20 Да не поклонимся словам!
Русь — прадедам, Россия — нам,
Вам — просветители пещер —
Призывное: СССР, —
№ 24 Не менее во тьме небес
Призывное, чем: SOS.

Нас родина не позовет!
Езжай, мой сын, домой — вперед —
№ 28 В свой край, в свой век, в свой час, — от нас
В Россию — вас, в Россию — масс,
В наш-час — страну! в сей-час — страну!
В на-Марс — страну! в без-нас — страну!

Stikhi k synu

Ni k gorodu i ni k selu —
Yezzhay, moy syn, v svoyu stranu, —
V kray — vsem krayam naoborot! —
Kuda nazad idti — vpered
Idti, — osobenno — tebe,
Rusi ne vidyvavsheye

Ditya moye. Moye? Yee —
Ditya! To samoye bylye,
Kotorym porastayet byl.
Zemlitsu, stershuyusya v pyl,
Uzhel rebenku v kolybel
Nesti v tryasushchikhsya gorstyakh:
«Rus — etot prakh, chti — etot prakh!»

Ot neispytannykh utrat —
Idi — kuda glaza glyadyat!
Vsekh stran — glaza, so vsey zemli —
Glaza, i siniye tvoi
Glaza, v kotorye glyazhus:
V glaza, glyadyashchiye na Rus.

Da ne poklonimsya slovam!
Rus — pradedam, Rossia — nam,
Vam — prosvetiteli peshcher —
Prizyvnoye: SSSR, —
Ne meneye vo tme nebes
Prizyvnoye, chem: SOS.

Nas rodina ne pozovet!
Yezzhay, moy syn, domoy — vpered —
V svoy kray, v svoy vek, v svoy chas, — ot nas
V Rossiyu — vas, v Rossiyu — mass,
V nash-chas — stranu! v sey-chas — stranu!
V na-Mars — stranu! v bez-nas — stranu!

Cnb[b r csye

Yb r ujhjle b yb r ctke —
Tp;fq, vjq csy, d cdj/ cnhfye, —
D rhfq — dctv rhfzv yfj,jhjn! —
Relf yfpfl blnb — dgthtl
Blnb, — jcj,tyyj — nt,t,
Hecb yt dblsdfditt

Lbnz vjt/// Vjt? Tt —
Lbnz! Nj cfvjt ,skmt,
Rjnjhsv gjhfcnftn ,skm/
Ptvkbwe, cnthie/cz d gskm,
E;tkm ht,tyre d rjks,tkm
Ytcnb d nhzceob[cz ujhcnz[:
«Hecm — njn ghf[, xnb — njn ghf[!»

Jn ytbcgsnfyys[ enhfn —
Blb — relf ukfpf ukzlzn!
Dct[ cnhfy — ukfpf, cj dctq ptvkb —
Ukfpf, b cbybt ndjb
Ukfpf, d rjnjhst ukz;ecm:
D ukfpf, ukzlzobt yf Hecm/

Lf yt gjrkjybvcz ckjdfv!
Hecm — ghfltlfv, Hjccbz — yfv,
Dfv — ghjcdtnbntkb gtoth —
Ghbpsdyjt: CCCH, —
Yt vtytt dj nmvt yt,tc
Ghbpsdyjt, xtv: SOS/

Yfc hjlbyf yt gjpjdtn!
Tp;fq, vjq csy, ljvjq — dgthtl —
D cdjq rhfq, d cdjq dtr, d cdjq xfc, — jn yfc
D Hjccb/ — dfc, d Hjccb/ — vfcc,
D yfi-xfc — cnhfye! d ctq-xfc — cnhfye!
D yf-Vfhc — cnhfye! d ,tp-yfc — cnhfye!

Сочинение «Комментарии к стихотворениям и поэмам Марии Цветаевой. Часть 5. – художественный анализ»

Цветаева — все сочинения

ребение английского генерала сира Джона Мура» в переводе И. И. Козлова (1825). Жандармские груди и рожи.— По свидетельству П. А. Вяземского, в день выноса тела Пушкина в его доме, «где собралось человек десять друзей и близких. очутился целый корпус жандармов. Без преувеличения можно сказать, что у гроба собрались в большом количестве не друзья, а жандармы». («Пушкин в жизни», вып. IV, с. 163). Точно воры вора. выносили.— В. А. Жуковский вспоминает: «Назначенную для отпевания церковь переменили, тело перенесли в нее ночью, с какою-то тайною, всех поразившею, без факелов, почти без проводников; и в минуту выноса, на которую собралось не более десяти ближайших друзей Пушкина, жандармы наполнили ту горницу, где молились об умершем, нас оцепили, и мы, так сказать, под стражей проводили тело до церкви» (там же, с. 162—163). С проходного двора.— Людей. приходивших в те дни в квартиру Пушкина,— вспоминал современник,— «вели по узенькой, грязной лестнице. парадные двери были заперты, входили и выходили в швейцарскую дверь, узенькую, вышиною в полтора аршина». Умнейшего мужа России.— После аудиенции 8 сентября 1826 г. данной Николаем I возвращенному из ссылки Пушкину, царь заявил в придворном кругу, что он разговаривал «с умнейшим человеком России» (там же, вып. II, с. 57).

Ода пешему ходу (1—3).— Цветаевой не удалось напечатать «Оду» ввиду якобы трудности ее для так называемого «среднего читателя»; она была возвращена ей редакцией СЗ. Работа проходила в два этапа: первые беловики относятся к 20-м числам августа 1931 г. окончательный вариант — к марту 1933 г. когда автор отказывается от некоторых сильных строф, уводящих, однако, в сторону от темы, как, например:

(Мне и крыльев не надо, Застилающих высь! Ведь и боги Эллады К людям — спешивались!)В марте 1933 г. работая над началом седьмой строфы первого стихотворения (о взгляде пешехода на лопнувшую шину), последняя строка которой уже была написана, Цветаева размышляет на страницах черновой тетради: «Что в этом взгляде: 1) Торжество над врагом, 2) Без параллели: чистая радость (женщины и девичья), 3) Никакая картина так не обрадует. Удовлетворенность, злорадство, 4) Без подобия—описание взгляда» —и дальше идет более десятка вариантов начала строфы.

Перед последней строкой «Оды» («На своих на двоих»), найденной еще задолго до завершения вещи в целом, Цветаева долго искала наиболее емкую метафору предшествующей строки: «М б сюда: в стихах и в прозе, по дороте и в творчестве —

Чтобы — к сраму ли, к славе ль —> На своих на двоих!

Чтобы в век паразитов — На своих на двоих!»

И т. д, Найдя наконец эту предпоследнюю строку, поэт идет дальше «вспять» в поисках строки, ей предшествующей (рифмы к слову «моллюсков»).

Внук мой! Мозг мой и мускул.

«Смысл: побег (рост), завязь, росток, лист— моя кровь, моя плоть, род мой, слепок мой, второй я» — и находит нужное слово «отпрыск» Скоропадских — от фамилии П. П. Скоропадского (1873—1943), контрреволюционного «гетмана» Украины, просуществовавшего у власти восемь месяцев и свергнутого в 1918 г. Чванством распираемый торс— Имеется в виду реклама автомобильных шин на дорогах Франции: человек без ног, опоясанный шинами. Лакированный нуль — автомобиль. Змея ветхая лесть.— По библейскому преданию, дьявол в образе змея льстивыми речами уговорил Еву сорвать запретный плод с «древа познания добра и зла». Опера и Мадлен — центральные районы Парижа, где находятся лучшие магазины, ателье мод и т. п. жаждет Прага — порога. Морены — ледники, глетчеры.

«Не нужен твой стих. »,— «Поэзия», с. 164.

Стихи к сыну (1—3).— Сын Марины Цветаевой, Георгий Сергеевич Эфрон, родился 1 февраля 1925 г. в Чехословакии. Подростком рвался ехать в СССР, вместе с матерью в 1939 г. вер-яулся на родину. После смерти Цветаевой сберег ее архив. Окончил школу в Ташкенте, затем посещал лекции в Московском литературном институте. Много читал: для своего возраста был очень развит и образован. Отличался литературной одаренностью и художественными способностями, о чем говорят оставшиеся после него дневники, письма и рисунки (ЦГАЛИ). В начале 1944 г. был призван на фронт. Погиб в июле 1944 г. будучи раненным в бою под деревней Друйка Браславского района Витебской области (см. об этом публикацию Станислава Грибанова «Строка Цветаевой» — журн. «Неман», 1975, № 8).

3. «Не быть тебе нуле м. ».— Галльский петух — одна из национальных эмблем Франции.

Родина.— С калужского холма.— Речь идет о Тарусе (см. коммент. к стихотворению «Бежит тропинка с бугорка. »).

«Над вороным утесо м. ».— Журнал «Встречи», Париж, 1-934, № 4—5, в цикле из пяти стихотворений под названием (Ici — haub («Здесь, в поднебесье» — фр.). Посвящено памяти М. А. Волошина. На твоей скале.— Волошин похоронен в Коктебеле, согласно его желанию, на вершине хребта Кучур-Янышар.

«Никуда не уехали — ты да я. ».— Сильная нужда не давала возможности Цветаевой уезжать каждое лето на отдых. Чтобы заработать деньги на это, а также покрывать бесчисленные долги, она вынуждена была устраивать вечер-а своих чтений.

Стол (1—6). Дочь Цветаевой А. С. Эфрон вспоминает о том, как работала Цветаева: «Отметя все дела, все неотложности, с раннего утра, на свежую голову, на пустой и поджарый живот. Налив себе кружечку кипящего черного кофе, ставила ее на письменный стол, к которому каждый день своей жизни шла, как рабочий к станку — с тем же чувством ответственности, неизбежности, невозможности иначе. Все, что в данный час на этом столе оказывалось лишним, отодвигала в стороны, освобождая, уже машинальным движением, место для тетради и для локтей. Лбом упиралась в ладонь, пальцы запускала в волосы, сосредоточивалась мгновенно. Глохла и слепла ко всему, что не рукопись, в которую буквально впивалась — острием \’ мысли и пера» (Зв. 1973, № 3, с. 157).

1. «М ой письменный верный стол 1..».— Штранд (нем.)—морской берег. Морю толп еврейских — горящий столп.— По библейскому преданию, при исходе евреев из Египта бог в образе огненного столба указывал им путь.

2. «Тридцатая годовщин а. ».— Тридцатая годовщина,— Цветаева начала писать стихи с раннего детства; в одиннадцать-две-надцать лет она писала стихи уже последовательно и сознательно.

3. «Тридцатая годовщин а. ».— Березу берег карел. — Карельская береза — ценный сорт древесины. Трех самозванцев в браке признавшая тезка — Марина Мнишек (см. о ней коммент. к циклу «Марина»).

4. «Обидел и обошел. ».— Парижские химеры — украшения на соборе Парижской богоматери, сделанные в виде фантастических существ — химер.

2. «А мне от куста — не шум и. ».— Невнятицы Фауста Второго.— Речь идет о второй части «Фауста» Гете, сложного философского произведения.

«Уединение: уйди. ».— «Поэзия» с. 170. Стихотворение тематически связано со стихотворением «Сад» (см.),

Челюскинц ы.— В черновике письма Цветаевой к поэту А. Эйснеру, упрекнувшему ее в том, что не откликнулась на подвиг челюскинцев, читаем: «. многие годы уже я — лирически — крепко сплю. Степень моего одиночества здесь и на свете. Вы не знаете. и вот Ваш оклик: запрос! А теперь я написала Челюскинцев — не я написала, сами написались!» Родили дитё.— Во время экспедиции на «Челюскине» родилась девочка. Второй уже Шмидт — О. Ю. Шмидт (1891—1956), возглавлявший экспедицию «Челюскина»; «первый» Шмидт — лейтенант П. П. Шмидт (1867—1906), один из руководителей Севастопольского восстания 1905 г.

«Рябину. ».— Поэзия», с. 164. Написано во время работы над стихотворением «Тоска по родине! Давно. » (см.).

Деревья («Кварталом хорошего тона. »).— Париж, в отличие от Праги, Цветаева не полюбила. «В Париже нужно жить Парижем, иначе ты в нем и он для тебя бессмыслен» (письмо 1927 г.). «QueI triste plaisir que de s\’amuser! (Какое грустное удовольствие развлекаться! — фр.) — так я смотрю на вечерний Париж. Его приманки — не для меня» (письмо 1929 г.). «Париж мне душевно ничего не дал» (1932 г.) («Письма к Тесковой», с. 52, 76, 96). Парижскую богемную молодежь Цветаева считала фальшивой, находящейся в тупике, и с тревогой думала о будущем своего сына, говорила об отвратительноети «юношеской пошлости».

Похожие сочинения

Русская поэзия — наше великое духовное достояние, наша национальная гордость. Особенно близка мне поэзия XX века, которая может похвастаться такими именами, как Анна Ахматова, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Марина Цветаева, Иосиф Бродский. Из этой. смотреть целиком

Мария Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года, в семье интеллигентов, преданных науке и искусству. Её отец, Иван Владимирович Цветаев, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского. смотреть целиком

Цветаева была дружна с Миндлиным, писала ему доверительные, искренние письма. В 1922 г. она, однако, посвятила цикл «Отрок» Геликону (А. Г. Вишняку, 1895—1943), владельцу русского издательства «Геликон» в Берлине, где вышла ее книга «Ремесло». А. Г. смотреть целиком

Творчество двух замечательных женщин и больших поэтов оригинально и неповторимо, но есть созвучия, которые роднят чувства и переживания А. А. Ахматовой и М. И. Цветаевой. Очень рано, совсем в юном возрасте, появляются в стихах этих поэтов размышления. смотреть целиком

Замечательный русский поэт Марина Цветаева однажды сказала: «Я не верю стихам, которые — льются. Рвутся — да!» И доказывала это на протяжении всей жизни собственными из сердца строками. Это были удивительно живые стихи о пережитом, не просто о выстраданном. смотреть целиком

Марина Ивановна Цветаева — замечательный русский поэт, сохранившая на всем протяжении своего творчества самобытность и оригинальность. Ее стихи невозможно спутать с другими. Они прорываются, как лава, кипящая энергией, искрометные и неповторимые. Цветаева. смотреть целиком

Сегодня мы как будто немало знаем о том, как зарож­дался художественный феномен М. Цветаевой. Культурней­шая московская семья. Отец — Иван Владимирович Цве- таев _ известный филолог и искусствовед, профессор Мос­ковского университета, директор Румянцевского. смотреть целиком

Слушать стихотворение Цветаевой Стихи к сыну

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Стихи к сыну

«Слово Цветаевой» Конкурс художественного чтения

«Слово Цветаевой» прозвучит в доме поэта в Борисоглебском переулке: любой желающий сможет принять участие в конкурсе художественного чтения стихов и прозы Марины Ивановны Цветаевой, который пройдет с 7 октября по 16 декабря 2016 г.

В преддверии празднования 125-летия со дня рождения Марины Ивановны Цветаевой ГБУК г. Москвы Культурный центр «Дом-музей Марины Цветаевой» приглашает всех желающих принять участие в I Конкурсе художественного чтения «Слово Цветаевой».

Конкурс направлен на популяризацию творчества Марины Цветаевой, выявление артистически одаренных молодых людей и предоставление им возможности выразить свое особое отношение к наследию поэта.

В рамках Конкурса участникам в трех возрастных группах (14 – 17 лет, 18 – 25 лет, 25 лет и старше) предлагается прочитать на выбор стихи или прозу.

С 7 октября по 10 ноября 2016 г. организован сбор заявок – анкета участника с записью в его исполнении произведения Марины Цветаевой (звуковой или видеофайл продолжительностью – не более 4 минут).

Заявки принимаются на адрес Дома-музея Марины Цветаевой: [email protected] с указанием ФИО участника в теме письма. По итогам заочного отбора Оргкомитетом будут разосланы приглашения для участия в очном прослушивании.

16 декабря 2016 г. в Финале Конкурса, куда пройдут 15 участников, Жюри определит победителей в каждой возрастной группе.

Партнеры Конкурса: Школа – студия художественного слова имени Д.Н.Журавлева, фонд «Живая классика».

Приглашаем Вас принять участие в Конкурсе «Слово Цветаевой» – двери нашего Дома-музея открыты для всех!

 

Специально для Конкурса российские артисты театра и кино записали ролики:

1. Ольга Лерман, актриса театра имени Е. Вахтангова: «…Я бы хотела жить с Вами…»

 2. Мария Луговая, актриса МТЮЗ: «Соперница, а я к тебе приду…»

 3. Анатолий Белый, актер МХТ им. А.П. Чехова: «Вы, идущие мимо меня…»

4. Мария Луговая, актриса МТЮЗ: «Вы столь забывчивы, сколь незабвенны…»

5. Анастасия Калеушева, актриса Электротеатра Станиславского: «Никто ничего не отнял!..»

6. Анастасия Калеушева, актриса Электротеатра Станиславского: «Сини подмосковные холмы…»

7. Любовь Тихомирова, актриса театра им. Е. Вахтангова: «Мне нравится, что Вы больны не мной…»

8. Антон Шагин, актер театра Ленком: «Всё повторяю первый стих…»

9. Юлия Солдатко, актриса: «Безумье – и благоразумье…»

10. Анна Шерлинг, актриса: «Легкомыслие — милый грех…»

11. Светлана Сурганова: «Когда-нибудь, милешее созданье…»

 

12. Алина Гуменюк, актриса: «Поезд жизни»

13. Галина Данильева, экскурсовод, старший научный сотрудник Дома-музея Марины Цветаевой: «Тебе-через сто лет»

14. Катя Павлова, певица: «Стихи сироте»

15. Анна Цуканова- Котт, актриса: «Безумье – и благоразумье…»

 

Ниже вы можете ознакомиться с необходимыми для участия документами:

Заявка участника (.pdf)

Положение о конкурсе (.pdf)

Пресс-релиз (.pdf)

Законность Цветаевой. Будь как стебель и будь как сталь. Марина Цветаева

«Будь как стебель и будь как сталь» — о Марине Цветаевой

Маленькость! — Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в моих глазах засветился смехом,
И я плеснул мазуркой по венам.

Беру кольца не хранить, —
Кто бы я ни был женат!
Старт наугад
И финиш до старта.

Будь как стебель и будь как сталь
В жизни, где так мало можно…
— шоколадное угощение грустью,
И смейтесь в лицо прохожим!

Вокруг биографии Марины Цветаевой ходит большое количество слухов, домыслов и версий. Я постарался отобрать те факты, которые кажутся наиболее достоверными и важными для понимания жизненной трагедии и творческого пути Великого поэта. Со временем эта страница будет дополняться.

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года.Дочь профессора-искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева (1847-1913), основателя Московского музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкин. Мать — Мария Александровна Мэн (1868-1906). Сестра Анастасия (Ася) родилась в 1894 году. Сводная сестра Валерия (1883-1966) и брат Андрей (1890-1933) от первого брака отца.

Осенью 1902 года Мария Александровна заболела Кахоткой. Семья уезжает за границу: Италия, Швейцария, Германия. В 1905 году — Крым, Ялта. 5 июля 1906 года в Тарусе умерла Мария Александровна.Осенью 1906 года Марина поступает в школу-интернат при Московской гимназии. За время учебы заменяет 3 гимназии. В 1908 году Марина окончила гимназию, летом 1909 года уезжает в Париж, где слушает лекции по старофрантской литературе в Сорбонне.

В 1909 году была предпринята попытка самоубийства Марины Цветаевой (по словам ее сестры Анастасии).

Марина Цветаева печатала свои стихи с шестнадцати лет. В 1910 году издает за свои фонды в типографии А.И. Маммонт Сборник стихов «Вечерний альбом» (500 экз.), Посвященный Марии Башкирцевой.

5 мая 1911 года Марина Цветаева по приглашению Максимилиана Волошина (1877-1932) приезжает в Крым, где живет в Коктебеле. Там она знакомится с будущим мужем Сергеем Яковлевичем Эфроном. Он ко времени сироты, сына революционеров, на год младше Марины, офицерской академии. Там Марина Цветаева встречается с Андреем Белым.

Душа и имя

Пока свет смеется шаром,
Душа не уснет одна.
Но мое имя мне что-то подарило:
Море, море!

В кружке вальса, под нежный вздох
Не могу забыть себя.
Чужие мечты мне подарили:
Море они, море!

Поет конный зал с огнями,
Поет и зовет, сверкает.
Но Бог дал мне душу:
Морская она, море!

27 января 1912 года состоялась свадьба Марины Цветаевой и Сергея Ефрона.

В 1912 году вышел второй сборник стихов Марины Цветаевой «Волшебный фонарь», посвященный ее мужу Сергею Ефрону.В этом же году печатается сборник «двух книг».

Звоню на его звонок звонком!
— Да, в вечности — жена, а не на бумаге. —
Его чрезмерно узкое лицо
Как меч.

Молчаливый рот, наклонившийся вниз,
Уж больно великолепные брови.
В его лице трагически слились
Две древние крови.

Прекрасно первая тонкость ветки.
Его глаза совершенно бесполезны! —
Под крыльями распростертых бровей —
Две бездны.

В его лице я верен рыцарству,
— Все вы, кто жил и умер без страха! —
Такие — в роковые времена —
Знаков хорошо — и по падению идти.

3 июня 1914 года.

18 (5) сентября 1912 года родилась первая дочь Марина Ариадна (Аля).

С мая по 14 августа 1913 года в Коктебеле проживают Марина Цветаева, Сергей Ефрон и Аля. 27 июня Марина выступила в Феодосии с чтением его стихов — на Лазоровском сквере, на вечере закончила Реальное училище.

Мои стихи написаны так рано
Чего я не знал, что я — поэт
Бегу, как брызги от фонтана,
Как искры от ракет
Взрываются, как маленькие черти
В святилище, где спят и фима
Мои стихи про юность и смерть
— стихи непрочитанные! —
Разбросанные в пыли магазины
(Куда их никто не брал и не берет!),
Стихи мои как драгоценные вина
Останется очередь.

31 августа 1913 года, через год, после открытия музея, умирает отец Марины, Иван Владимирович.

Иди, смотри как я,
Ешь, устремляясь вниз.
Я их спустил — тоже!
Прохожий, стой!

Читаю — куриная слепота
А маков набирает букет
Как меня позвала Марина
А сколько мне было лет.

Не думайте, что здесь — могила,
Что я появлюсь, угрожая …
Я слишком сильно любил
Смейтесь, когда нельзя!

И кровь на кожу полилась,
И кудри мои бормотали …
Я тоже был прохожим!
Прохожий, стой!

Сорви сам стебель дикий
И ягода ему, —
Кладбищенская земляника
Больше и слаще.

Да только не стой угрюмо,
Глава опускающая грудь
Легко обо мне думать,
Забыть легко.

Как луч светит!
Вы все в золотой пыли …
— И пусть вас не беспокоят
Голос мой из-под земли.

Летом 1915 года в Коктебель приезжают Марина Цветаева с поэтессой Софьей Гарниковой. В июле произошло знакомство Марины с Осипом Мандельштамом.

Зимой 1915-1916 года состоялась поездка в Петроград, но встретиться с Блоком и Ахматовой не удалось.

В 1915-1916 годах Марина Цветаева создала прекрасные стихотворения из циклов: «Поэмы о Москве», «Бескониан», «Стинка Разина», «Стихи на блок» (закончено в 1920-1921 гг.), «Ахматова».

13 апреля 1917 года родилась вторая дочь Ирина.

Осенью 1917 года Марина с Сергеем Ефроном уезжают в Крым. 25 ноября Марина возвращается в Москву за детьми, но уже не может уехать обратно.

В 1918 году Марина Цветаева пишет цикл стихов «Комедянт», пьесу «Червоння валет» и «Метель».

В январе 1918 года Сергей Ефрон уходит в Корниловскую армию.

Зимой 1918 года Марина Цветаева познакомилась с Владимиром Маяковским.

Маяковский

Над крестами и трубами,
Окованный огнем и дымом
Архангел-Херуда —
Великолепно, во веки Владимир!

Он спираль и он лошадь,
Он прихоть, и он прав.
Вздохнул, влетел в ладонь:
— Держись, Lommer Glory!

Певец квадратных чудес —
Великий, Gordess Chumazy,
Какой камень тяжелый
Я выбрал не дрожащий алмаз.

Большой гром!
Зевал, козырек и снова
Гребля — крыло
Архангел Ломой.

18 сентября 1921 года.

1918 год — знакомство Марины Цветаевой с Константином Бальмонтом (1867-1942) переросло в многолетнюю дружбу.

«Когда Бальмонт в комнате, в комнате — страх.

Теперь подтверждаю.

Я в жизни, как родился, никого не боялся.

В жизни боялся только двоих: Князь Сергей Михайлович Волконский (он и про него — мои ученические стихи — в ремесле) — и Бальмонт.

Я боялся, я боялся — и радовался тому, что боюсь.

чт? Так что — боюсь — в таком свободном человеке, как я?

Боюсь, значит — боюсь не угождать, трогать, терять глаза в моих глазах. Но что между CN. Волконский и Бальмонт — общее? Ничего такого. Мой страх. Мой страх — это восторг! »(Из воспоминаний Цветаевой).

Полгода (конец 1918 — начало 1919) Марина работает у наркозависимого, после чего дает себе обещание никогда больше никому не служить.

В 1919 году Марина Цветаева пишет цикл стихов «Стихи Соне» и пьесы «Фортуна», «Каменный ангел», «Приключение», «Феникс».

Осенью 1919 года Марина отдает дочерей в дачный приют в Кунцево, где вскоре забирает больных в одиночку. 15 февраля 1920 года Ирина умирает в приюте от истощения и тоски.

В 1920 году Марина Цветаева пишет стихотворение «Царь-девица».

9 и 14 мая 1920 года Марина Цветаева видит квартал во время своих выступлений в Москве.

В 1921 году выходит сборник стихов «Версты». Марина Цветаева пишет стихи «На красной шишке» (посвящена Анне Ахматовой), «Егорушка» (продолжение в 1928 году, не завершено) и циклы стихов «Студент», «Разлука» и «Хорошие вести».

Bunny Boy
Где-то в Кремле.
Где на земле
Где —

Моя крепость,
Моя кротость
Моя доблесть
Моя святость.

Бой кроликов.
Заброшенный бой.
Где на земле —
Мой
Дом,

Моя мечта,
Мой смех
Мой свет,
Узкие подошвы — рядом.

Ровно рука
Поднял в ночи
Битва.

Сломал мой!

****** (отрывок из стиха «Чревоугодие»)

14 июля 1921 года Марина получает «хорошие новости» — первые четыре с половиной года от мужа из-за границы.

В 1922 году Марина Цветаева пишет стихотворение «Молодец» (посвященное Борису Пастернаку) и цикл стихов «Сугро» (посвященное Эренбургу) и «Деревья» (посвященное Анне Тесковой).

11 мая 1922 года Марина и дочь Алеу уезжают в эмиграцию.15 мая 1922 года они прибывают в Берлин.

1 августа 1922 года Марина Цветаева переезжает в Прагу. Место обитания: Хорнинг Мокропс, Прага, Иликовиши, Долли Мокропси, Вестенора. Сергей Эфрон получает студенческую стипендию, а Марина Цветаева — помощь чешского правительства и гонорары от журнала «Will Russia».

В 1922 году знакомство Марины Цветаевой и К.Б. (Константин Болеславович Родевич), разрыв с которым в 1923 году послужил основанием для написания «стихов горных», «стихотворений конца» и стихотворения «Попытка ревности».»

В 1923 году Марина Цветаева пишет цикл стихов» Провода «.

В 1923 году в издательстве» Геликон «в Берлине выходит сборник» Ремесло «.

В 1924 году Марина Цветаева пишет книгу спектакль «Ариадна».

Б. Пастернаку

Рас — стоя: версты, мили …
Рас — Садилы,
Спокойно вести
На двух разных концах земли.

Рас — стоя: верст, дали …
Оттолкнули, увидели,
В две руки раскинули, присутствовали,
И не знали, что это сплав

Вдохновения и связки…
Не рельс — сорвал,
Пахнет …
Стена да ров.
Захватили нас как врага

Грузоотправители: Темы, Дали …
Не расстроился — расстрелян.
По трущобам земных широт
Нас ругали как сирот.

Какой, ну кто Марч ?!
Smash us — как колода карт!

24 марта 1925 года.

В 1925 году Марина Цветаева пишет стихотворение «Крысы».

1 февраля 1925 года у Марины Цветаевой родился сын Джордж (Мур).

1 ноября 1925 года Марина Цветаева с семьей переезжает в Париж.

Весна-осень 1926 г. — Вендести и Беллев, до весны 1932 г. — Медон (пригород Парижа), апрель 1932-1934 гг. — Кламар (другой пригород), с осени 1934 г. по осень 1938 г. — Ванв (также пригород) ), Сентябрь 1938 г. — Лето 1939 г. — Отель Innov в центре Парижа, на бульваре Пастера.

Поездки: март 1926 г. в Лондон, конец апреля — конец сентября 1926 г. в Сен-Жиле, лето 1928 г. в Путтаке, октябрь 1929 г., март 1932 г. и лето 1936 г. в Брюсселе, 30 сентября В Савойе в летние месяцы (не ежегодно ) на море.Август 1934 г. — на хуторе близ Эланкры. Лето 1935 года — на берегу Средиземного моря, в городке Ла Фавор. Лето 1936 года — Первое, море Сен-Луен, август и половина сентября — Chateau d ‘Arsin (старинный замок недалеко от города Бонвиль, в Савойе). Лето 1937 года — в деревне на реке Жиронд. Весна 1938 года — в море

В 1926 году Марина Цветаева пишет стихи с моря «Покушение из комнаты», «Поэму о лестнице»

6 февраля 1926 года — литературный вечер В Парижском клубе «Триумф».

Весной 1926 года Пастернак заочно знакомит Марину Цветаеву с Райнером Марией Рильке (1875-1926). «Роман Троич» («Письма лета 1926 года»).

29 декабря 1926 — Смерть Рильке. Она последовала ответу в виде «новогоднего» стихотворения, «воздушных стихов» и эссе «Твоя смерть».

Что делать в новогоднем шуме
С такой внутренней рифмой: Райнер — умер.
Если ты, такой глаз, — пробормотал,
Значит жизнь, жизни нет, смерть не смерть,
Так — Тмимся, статист, при встрече! —
Нет жизни, нет смерти — третий,
Новый.И за это (солома
Доставка седьмая — двадцать шестая
Существующая — какое счастье
Тебе конец, ты начинаешь!)
Через стол, не замеченный глазом,
Я пойду к тебе с тихим шоколадом
Stlclware Нет — нет kabatakimi:
Я о тебе, завидую рифмам:
Третье.

В конце 1927 года Марина Цветаева пишет пьесы «Федра», очерк «Поэт о критике», принятые в штыки русской эмиграцией.

В 1928 году вышла книга «После России».Марина Цветаева пишет стихотворение «Красный бык».

1928 — Цветаева приветствует приезд Маяковского в Париж, после чего почти вся русская эмиграция выступает против нее.

В 1929 году Марина Цвеева заканчивает поэму «Перекоп», пишет Очерк «Наталья Гончарова», в 1930 году создает Реквием на смерть Маяковского — цикл Пихов «Маяковский».

В 1931 году Марина Цветаева пишет цикл стихов «Стихи Пушкину», Очерк «История одного посвящения».

В 1931 году Сергей Эфрон просит советское гражданство, становится советской разведкой, активным деятелем «Союза возвращения на Родину».

В 1932 году Марина Цветаева пишет Очерки «Поэт и время», «Эпос и лирика в современной России» (О Борисе Пастернаке и Владимире Маяковском) и «Жить, чтобы жить (Волошин)».

В 1933 году Марина Цветаева пишет цикл стихов «Стол», Очерк «Два лесных царя», «Рождение музея», «Открытие музея», «Башня в Сленске», «Дом старого Пименя», «Поэты с историей и поэты без истории».

В 1934 году Марина Цветаева пишет очерки «Кирилловна», «Страхование жизни», «Мать и музыка», «Мамина сказка», «Откровенный дух (моя встреча с Андреем Белым)».

В 1935 году Марина Цветаева пишет цикл стихов «Надгробие», стихотворение «Певица», очерк «Блин».

Из цикла «Надгробие»

Фурнитура шишка —
Из последних сил спасибо
— Правдивая — бесшумная —
Дуб молодой лопатки.

Fish,
Из последних сил спасибо
Рядом — Извините! —
Спасение на выезде
Вал первого прилива.

Сушка Нива —
Бобецком, нештатная.
Шторм чудесный палец.

Как хорошо — за час без спасения
Силы первые — до последних!
Пока не пересохнет во рту —
Спасите — боги! Спаси — Боже!

2 февраля 1935 года Марина Цветаева делает доклад «Моя встреча с Блоком» (не сохранился).

В июне 1935 года в Париже в Париже («Нефтреч») состоялась встреча Марины Цветаевой и Бориса Пастернака.

В 1936 году Марина Цвеваева пишет цикл стихов «Стихи Сироте», завершает стихотворение «Автобус», пишет Очерк «Шарлоттенбург», «Мундир», «Лавровый венок», «Слово о Бальмонте».

В 1937 году Марина Цветаева пишет Очерк «Мой Пушкин», «Пушкин и Пугачев», «Сказка о Соне».

15 марта 1937 года дочь Марины Цветаевой Ариадна едет в Москву. Позже, осенью 1937 года, Сергей Эфрон, подозреваемый парижской полицией в убийстве бывшего советского агента Игнатия Бегова, вынужден уехать в СССР.

В 1938-39 годах Марина Цветаева пишет цикл стихов «Стихи Чехии».

В 1939 году Анастасию Цветаеву арестовали, от Марины это скрывают.

12 июня 1939 года Марина Цвеваева покидает Париж, 16 июня выходит из французского порта Гавр, 18 июня прибывает в Москву.

До октября 1939 года Марина Цвеваева живет на даче в Болшево, затем месяц в Москве, с декабря 1939 года по 7 июня 1940 года — в Голицыне, затем до эвакуации по разным квартирам в Москве.

В ночь с 27 на 28 августа 1939 года Ариадна Эфрон была арестована. В лагерях и справочниках она провела неполные 17 лет.

Ноябрь 1939 г. — арест Сергея Ефрона.

В 1940 году для Гослитисдат готовится сборник стихов Марины Цветаевой. После «Рецензии на Корнелию Зелинскую» его «обидели».

В апреле 1941 года Марина Цветаева поступила в профессиональный писательский университет в соответствии с государственной датой.

6-8 июня 1941 года Марина Цветаева встречается в Москве с Анной Ахматовой.

8 августа 1941 года Марина Цветаева и Сын Муром уезжают на пароходе из Москвы в эвакуацию. 18 августа — прибытие в Елабугу. 26 августа Марина Цветаева пишет заявление о приеме на работу посудомойкой в ​​столовую Литфонд. 28 августа возвращается в Елабугу.

Янтарь стрелять,
Словарь менять,
Фонарь гасить
Собственно …

Февраль 1941 года.

31 августа 1941 года Марина Цветаева повесилась.Точное местонахождение ее могилы до сих пор неизвестно.

Сергей Эфрон расстрелян в 1941 году.

Георгий Эфрон в начале 1944 года призван на фронт, погиб в бою у села Друйка Браславского района Витебской области.

Ариадна Эфрон репрессирована, реабилитирована в 1955 году, умерла в Тарусе 27 июня 1975 года.

Краткая биография по Антоновой А.С.,

Знаю, умру на рассвете! С какой из двух
Вместе с какой из двух — не решать по запросу!
Ой, если можешь, этот вдвое мой фонарик — парик!
Чтоб вечером и рассветом, и сразу утром!

Танцевальный шаг прошел по земле! — Небесная дочь!
С полным фартуком из роз! — Ни один росток не сломан!
Знаю, умру на рассвете! — Ночная ночь
Бог не пошлет мою лебединую душу!

Нежная рука вспоминает неизвестный крест,
В щедром небе мы устремляемся к последнему привету.
Дресс — и ответная улыбка щель …
— Я останусь в самоубийстве и Икотэ!

Дело в том, что мы любим сердце биться —
Хоть бы разбился разбить! Я всегда ломался в смиты,
И все мои стихи самые серебряные сердцееды. Марина Цветаева

Ирма Кудрова. «Давайте поговорим о странностях любви. Марина Цветаева»
Не знаю, как правомерно назвать странность «многомерной» Цветаевой. Но на самом деле в ее биографии изумительная почти непрерывная череда любви, причем не только в юные годы, но и в возрасте, что называется, солидного.Банальная странность, можно сказать — если бы речь шла о мужчине, — а если мы говорим о женщине, все выглядит иначе. Традиционная мораль морально поднимает брови, и успехи Эмансипации ни на йоту не смягчают ее. Можно, правда, напомнить черты «креативных» женщин вроде Жоржа Санд, но это серьезно не помогает.
Если бы Цветаева просто была влюблена! Но ее страстью было прожить жизнь через слово; Она всегда слушала перо в руках, федеративно думала.А поскольку люди других профессий остаются обычно на периферии памяти и сознания, то, что, как правило, скрыто от ближних и далеких (а часто и от самих себя), — Марина Цветаева почти каждый раз водила на ухо и на Солнце. То есть тушь на чистом листе бумаги — от присущего ей пристального внимания К своим деталям душевная жизнь постоянно ускользает в небытие. И в результате в наследство Цветаевых мы оставили много секретных справок; В каждой вспышке чувств, в каждом перерыве сердца зафиксировано понемногу, аранжировано и жадно увеличено сильнейшим прожектором — в стихах и прозе.Полностью — есть http://poem.com.ua/info/cvet2.html
Стихи Марины Цветаевой.
Кто создан из камня, кто создан из глины —
А я глупая и сверкающая!
Я по делу — измена, меня зовут — Марина,
Я морская морская пена.

Кто сотворен из глины, кто сотворен из плоти —
Таким образом, гроб и надгробия …
— В купели морского крещения — и в полете
Его — непрестанно ломают!

Через каждое сердце, через каждую сеть
Это ломает мою ширину.
Я — видишь, кудри тебя благословляют? —
Земля не производит соли.

Гуляя по граниту коленями,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — Веселая пена —
Высокая морская пена!

******
Легкомыслие! — Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в моих глазах засветился смехом,
И я плеснул мазуркой по венам.

Беру кольца не хранить, —
Кто бы я ни был женат!
Старт наугад
И финиш до старта.

Будь как стебель и будь как сталь
В жизни, где нас так мало …
— печалью угостить шоколадом,
И посмеяться прохожим в лицо!

Марина Цветаева и Анна Ахматова — московская и петербургская русская поэзия http://lit.1september.ru/articlef.php?id=200100902. Несмотря на то, что личная встреча произошла только в 1941 году, в стихах они познакомились гораздо раньше. (О творческих отношениях поэтов — http://www.utoronto.ca/tsq/13/borovikova13.shtml)

Марина Цветаева.Янне Ахматова
Узкий, нероссийский стан —
Над фольянцами.
Шаль из турецких стран
Мантия лапа.

Вы прошли одну
Черная ломаная линия.
Холод — в веселье, зной —
В твоем унынии.

Вся твоя жизнь озноб
И конец — какая она?
Облако — Манекен — лоб
Молодой демон.

Каждому на Земле
Вы просыпаетесь — Воюющие!
И безоружным стих
В сердце мы даем нам.

Утренний час сна,
— Кажется, четверть пятого, —
Я тебя любила
Анна Ахматова.

Позже Марина Цветаева написала:
Нас венчает один с тобой
Мы земля с длинным приговором, что небо над нами тоже!
И тот, кто ранен твоей судьбой
Уже бессмертный для смертного сходит с постели.
…………………………………………………….
В певцах горит мой купол,
И Спаситель Свет Свет расплывается Довольно заблудший …
— И я отдаю тебе свой колокольный град,
Ахматова! — И его сердце положено.

Марина Цветаева посвятила цикл стихов Анны Ахматовой.Возможно, оба в стихотворении «Легкомыслие — милый грех …» слова «шоколад лечить печаль» — это тоже определенное впечатление судьбы, обращение к Ахматовой, поздний шоколад которой был горьким и сладким одновременно. время. Анна Ахматова в своих воспоминаниях писала: «Они купили мне апельсины и шоколад, как больная, а я просто проголодалась …»
Марина Цветаева: «Чтобы сказать все: я в долгу перед Ахматовой, моей любовью к ней, которая шла за моими св. Петербургский приезд, его любовь к ней, ее желание подарить что-то непреходящее любовь, потом отдать — эту вечную любовь.Если бы я мог просто подарить ей — Кремль, наверное, я бы написал эти стихи. Так что конкуренция, в каком-то смысле, у меня с Ахматовой — была, но «не лучше», а лучше нельзя, а лучше не ставить на ноги. Соревнование? Рвение. Я знаю, что Ахматова тогда, в 1916-17 годах, с моими рукописными стихами не разводилась с ней и до того складывала их в сумочке, что остались какие-то складки и трещинки. Эта история Осипа Мандельштама — одна из самых больших радостей моей жизни.«Марина Цветаева пришла в литературу раньше, чем Анна Ахматова — ее первый вечерний сборник альбомов вышел в 1910 году, но в читательском восприятии она сохранила шаг« младшей современницы », чему многие из них способствовали. Ее восторженное преклонение перед «Злотоуст-Анной — это вся Россия» … как бы предполагалось известное неравенство — тем более, что я не вызвал ответного слова. («Поздний ответ» Ахматовой будет написан в 1940 году, но тогда адресат останется неизвестным). Письма Марины Цветаевой на имя Анны Ахматовой — http: // www.akhmatova.org/letters/marina.htm
Анна Ахматова
Поздний ответ
М.И. Цветаева
Мой белорус, Чернокнижник …

Невидимка, дубль, притворство,
То, что ты прячешься в черных кустах,
То попадаешь в дырявую книжку,
Потом мелькали кресты,
Потом кричишь из Башня Маринки:
«Я сегодня вернулся домой.
Полюбоваться праздничными пирогами,
Что со мной случилось за это.
Проглотил любимые бауды
И родительский дом разрушен.«
Мы с тобой сегодня, Марина,
В столице ходим очно.
А у нас таких миллионов,
И нет молчаливого шествия,
И вокруг могильных камней,
Да Москва дикие стоны
Метели , наш трек

16 марта 1940
Фонтанный дом

Выбрать стихи … Август — Астра … Але Ахматова Бабушка Байрону Бальмонт Белое солнце и низкие низкие облака … Берлин в зале в огромной городской шахте — ночь … в Париже в храмине пустыни… в раю в голубом небе Глаза гадящие … В Черном небе начертаны слова … Война вожаков, война! — Въезд для киотов … Вот опять окно … Повторяю первый куплет … Я вскрыл вены: незапятнанные … Вчера встречу Я посмотрел в глаза … Ты проходишь мимо меня. .. Смерть женщины. Вот примета … Глаза твоих лет — Гора … Голуби решаются серебром … горечью! Горечь! Вечное благоухание … Два Солнца стесняются, — Господи, милосердие! .. два — горячее мех! .. Декабрь и январь День защиты детей Wildlight Дни скользят слизняками … Доблесть и девственность! — Этот союз … Я подумал: будет легко … Орган Эммера и бубен … Если бы душа родилась крылатой … Больше молитвы для девочек просить, а не аромата … Для Узы заповеди не нарушили … Знаю, умру на заре! .. И они не спасут ни станции, ни созвездие … а ты тебе говоришь: не то … иди! — Мой голос о нем … Из Польши с его мундштуком… Из сказки — в сказке каждый стих — дитя любви … как правая, так и левая рука … Каменный добрый, каменный, каменный … Книги в красном переплете, когда я смотрю на Летящие листья … Когда-нибудь очаровательное создание … красная кисть … Хрусти, которые созданы из камня, сотворены из глины … Liestty Dream — милый грех … Листья Листья с несущимся деревом .. .. люблю винтаж Туман люблю — но мука жива … любовь! Любовь! И в корчах, и в гробу … Волошин М.А., Мама Маяковского милые спутники, которые с нами ночь доставили! .. Мир начался в МГЛ Кочье … Мне нравится, что ты не болен … Мои стихи написаны Так рано … Молитва за меня мне тучи и степь … Народ не думает, не жалуется, я не спорь … не колесо грома … не сегодня снег тает … Не умирай, народ! .. Беспощадная жизнь врет … нет! Больше люблю знаменитый голод … Никто ничего не взял! .. Новый Маллун без любимого — и ночи … Ночной гость не принужден … Теперь я гость Небесный … О слезах на глазах! .. овраг откуда такая нежность ?. . Ночью все комнаты черные … на холмах — круглая и тьма … пожирающий огонь — мой конь … Шерстяной, и пушистый медведь … Попытка ревности Пора стрелять янтарем … Пора! Для этого Огонь Стара! .. Посвящаю эти строки … После бессонной ночи ослабевшее тело … У меня была странная поездка с ним … Признаки простоты моей осанки … Прохожие вокруг беседы с гением рассыпались в Сильвер Давеги. .. Рас-стояние: версты, мили… Родина (о, неудержимый язык …) Рождество дама Роланд Хорн руки мне подаются — протягивают всем … Русская рожь от меня лук … Рыцарь на мосту Светлые серебряные цветы … Семь Мечи пронзили сердце … собирать близких … Солнце это одно, а гуляет … солнышко нилит — не кровь … стихи к Пушкину, стихи растут как звезды и как розы … Деревенские только девушки только живут ! — Я опустил руки … просто закрыв горячие веки … Тройной альянс Ты закинешь голову… Ты меня фальшиво любил … У камина, у камина … как сильно они провалились в эту бездну … Улыбка в моем «окошке» … Умирая, не скажу: было. .. Ушла — не ешь … Цветок на грудную клетку … Цыганская страсть разлуки! .. Челюскин Я эмигрант. Ты будешь … Я забыл, что сердце в тебе — только ночник … Я счастлив жить образцово и просто … Ятаган? Пожар? ..

Поэма «Легкомыслие! — Милый грех» написана 3 марта 1915 года. Для юного Цветаи это был период романтики, полный противоречивых стремлений, эгоистичных суждений, внезапных решений… Стабильность семейных отношений привела к охлаждению чувств между супругами, иногда вдохновляя ее на поэтическое творчество.

Утраченное вдохновение поэтесса стала искать вне дома, в кругу многочисленных друзей и поклонников. В 1914 году она знакомится с поэтессой Софией Гаменик, в которой он приобретает умного собеседника и духовную подругу: они вместе путешествуют, ходят на творческие и молодежные встречи, веселятся, как две свободные женщины. Для обоих поэтов 1915 год стал наиболее плодотворным.В этот период, помимо цикла «Подруга», посвященного парню, Марина Цветаева пишет много красивых стихов, исполненных жизненной силы, непринужденности и уверенности в себе. В 1916 году Цветаева возвращается к мужу, с которым связаны настоящие чувства и общая дочь Ариадны, и постепенно уходит дружба с Sofia Games.

При жизни Марины цветное стихотворение этих лет редко появлялось в печати. В 1919 году поэтесса собиралась издать книгу «Молодежные стихи 1913-1915 годов», но дореволюционные события и сама революция разрушили ее планы.Сборник не публиковался.

Это стихотворение посвящено женщинам, которые в силу своей утонченности не могут утвердиться в современной жизни, выделиться, а иногда — и выжить в ней. Жизнь — не место для слабых! Поэтесса делится своим секретом выживания: когда невозможно изменить жизнь и людей — можно научиться не принимать ничего близкого сердцу, не замечать того, что способно причинить боль, не ездить на велосипеде по боли, которая уже есть. был протестирован. Марина Цвеваева называет его секретом легкомыслие, но в данном случае речь идет о легкомыслии преднамеренной, выборочной — о способе защиты, как сказали бы психологи.

Считается, что легкомыслие — отрицательное качество личности, выражающееся в необычности, несправедливости, незрелости и т. Д. Но это качество имеет огромную степень набора! В легкой степени это не только вредно, но даже полезно. Женский артистизм породил такое понятие, как «легкомыслие», под которым умные и деловитые женщины, умеющие глубоко и ясно мыслить, скрывают свои истинные чувства и привязанность.

Стихотворение похоже на правило, опасное день за днем. Многие фразы из него уже давно прикрылись.Он популярен и любим, и за сто лет его существования не помогла не одна сотня девушек.

Стихотворение — монолог лирической героини, обращенное к одному из качеств его персонажа — к легкомыслию. Образ легкомыслия героини олицетворяет уровень его спутницы и даже учителя («научили не держать кольца»). Она четко дает себе отчет, что это качество и «враг» ее, и «грех», но именно для нее и лучшего друга перебивает все ее недостатки.

Работа состоит в основном из концепций и действий, поэтому для столь важных приобретений единственный эпитет используется три раза подряд:

Мелочь! — Милый грех,

Милый спутник и враг мой милый!

В Малом академическом словаре русского языка слово «родной» имеет множество положительных определений: милый, хороший, приятный, привлекательный, родной, родной и так далее. Все недостатки своего легкомыслия лирическая героиня намеренно сглаживает определением — «родной», что само по себе подразумевает не только положительный смысловой подтекст, но и положительный настрой.Выражение «милый спутник» звучит естественно, «милый грех» — звучит невинно, но выражение «милый враг» содержит взаимоисключающие понятия. Это сочетание в стихотворении является источником всех последующих противопоставлений: стальной стебель и начало-конец.

В общем, все стихотворение — метафора — невозможно разговаривать с теми, кого на самом деле не существует. Легкость — неодушевленный характер! Поэтому в стихотворении столько спрятано фиксированных сравнений Типа «Ты в наших глазах брызгал смехом, ты брызгал мазуркой по венам».«Оно содержит явные сравнения (« Как »). Все стихотворение основано на противопоставлении, которое выражается формулой -« будь как ствол и как сталь ».

По объему это небольшое стихотворение, но оно богато стилистическими фигурами, такими как обработка, дефолт (предложение с многоточием), повторы. В дополнение к повторяющемуся эпитету «Милый» в первом катрене стихотворения есть еще одно повторное обращение «ты», называемое анафором (единство). Этот повтор подчеркивает внимание и усиливает смысл сказанного выше.Более того, в этом контексте он подчеркивает многие преимущества легкомыслия, начиная с передачи длинных списков.

Стихотворение преимущественно восклицательное: одно предложение с многоточием, два — повествовательные и четыре — восклицательные. Однако рассказ только усиливает предыдущее восклицание, подчеркивая его естественность и несомненность.

Стихотворение написано тупицей на основе трех и четырех спасательных анапестов. Дольница образуется благодаря пропуску слогов в третьих следах каждого ряда.Исключение составляет третья строка первого ряда, где два пропущенных слога (во втором и третьем шагах).

Рифмы — Крест (avav). Рифма наиболее точна: грех-смех, дорогие вены; Кольцо-конец, засохшее начало; Сталь-печаль, мы можем прохожие.

Поэтическая фонетика в стихотворении представлена ​​не ярко. Поражает только обилие звонких согласных, то есть непарных звонких звуков: [l] — 20 звуков, [n] — 18 звуков, [m] — 15 звуков. Их количество намного больше, чем всех остальных звуков: [Mr.] вместе 19 звуков, [Dt] — 16 звуков, [z-s] — 13 звуков. В нем выделяется самое первое и главное слово стихотворения — «легкомыслие», которое включает сразу 3 сонорных буквы. Следует отметить, что все буквы этого слова являются преобладающими. Таким образом, он является ключевым не только по содержанию, но и по фонетическому составу.

Брачный союз Анны Ахматовой и Николая Гумилева с самого начала был похож на сделку, в которой каждая из сторон получила …

Вы сейчас читаете эссе Анализ стихотворения Цветаевой «Легкомыслие милого греха»

стихотворений Марины Цветаевой о любви ко Дню святого Валентина

стихов ко Дню Святого Валентина, написанных известной поэтессой Мариной Цветаевой, 14 февраля вы можете подарить любимому человеку.

Стихи ко Дню святого Валентина! День святого Валентина Марины Цветаевой Стихи о любви на День святого Валентина

Марина Цветаева Стихи ко Дню святого Валентина О любви

Любовь — но еда была еще жива.
Найди слова: Дождь — расточая все, что придумано для их листвы

Дождь слышен: о сноп не махать:
Дождь на крыше что мне в лоб,
стекает по гробу ко лбу рассвет,
Озноб — утих, кто-то уснул и проспал… хорошо , скажем, утечки воды.В череде врите, не жалуйтесь и незнаю жду. (Я горю). Качали то же самое — но спрашиваю, один ли: не буквой, а рубкой рук: Уютами…

Легкомыслие! — Мед грех
Дорогой товарищ и враг мой родной,
ты мне в глаза вбрызнул смехом
и мазурка меня вбрызнул по жилам. Научился не держать кольцо — с кем жизнь меня ни увенчал! Начинается случайным образом с конца и заканчивается до начала. быть одновременно стойким и быть как сталь в жизни там, где мы можем… так мало — шоколад лечить грусть и смеяться в лицо прохожим!

Тогда ты запрокидываешь голову, и вот ты гордый лжец.
Какой забавный товарищ
Принес мне в феврале! Преследуемые оборванцы и медленно выпускающие дым, торжественные незнакомцы проезжают мимо родного города. Чьими руками Бережнев омывал Твои ресницы, красота, и какие терновалежиям Лавр твоя Веха …

Не спрашивайте. Те, кто голод
пересилил мой дух уже мечта.
В твоем божественном мальчике —
Я почитаю Десятку. Задержись у реки, гребя Цветными бусинками фонариков. Я приведу вас в эту местность, типа юношей-королей… мальчишеский свист боли, И мое сердце сжимается в горстке.. . Мой хладнокровный, мой неистовый Вольноотпущенник — прости!

Мне нравится, что ты болен, это не я,
Мне нравится, что ты мне надоел, а не
, что они никогда не тяжелые глобус
не уносятся под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешным —
распущенность — и не играть словами,
И не краснеть удушающей волной,
Слегка тронутые рукава. Мне нравится, что ты со мной спокойно обнимаешь другого, я бы не прочь в аду сгореть огнем, ведь я тебя не целовала. Какое имя моя нежная, моя ласковая, не упоминает ни дня, ни ночи — зря… Что никогда в церковной тишине Они будут петь над нами: Аллилуйя! Спасибо тебе сердцем и рукой За то, что ты меня достал — не ведая этого! — Так нелюбовь к моим мирным ночам, За редкость закатов, К нашим не праздникам под солнцем, за солнцем, а не над головой — Потому что ты больной — увы! — Не я, потому что я болен — увы! — Не ты!

Фанатская страница / Она Look Book

W..S. Мервин | Книжная гавань

Джейн сделала разрез.

Сет Абрамсон — бесстрашный человек из страны, которая издает 20 000 сборников стихов каждое десятилетие среди 75 000 поэтов (кто их считает и как?) Вот почему: он опубликовал список «200 лучших защитников поэзии ( 2013) »в Huffing тонн Post — это здесь , а также на досках для дартса через U.С. Все мы, конечно, любим списки, и у каждого есть свое мнение о том, как их следует делать — в частности, этот. Двести достаточно, чтобы создать впечатление, что все должны быть включены, но достаточно коротко, чтобы не все могли быть включены. Так что жест Абрамсона сродни ношению «Пни меня!» подпишите на спине. Он начинает с почти извинения: «Поэты, любимые одним читателем, неизменно не будут поэтами, любимыми другим; на самом деле, становится все труднее и труднее найти двух читателей, чьи читательские интересы или даже списки чтения сильно пересекаются.Слишком много таких списков, таких как широко и справедливо раскритикованный, недавно опубликованный Flavorwire , демонстрируют очевидные возрастные, расовые, этнические и (особенно) географические предубеждения ». Мы хотели бы обвинить его, прежде всего, в переносе наречия, оканчивающемся на «лы», чего никогда не бывает — более того, опасно начинать список, пренебрегая чужим. Таким образом, вы уже сделали своего первого врага.

Прижизненное достижение, конечно.

Он продолжает несколько абзацев в том же духе: «Как современный рецензент поэзии, публикующий свои рецензии в The Huffington Post , у меня нет особого доступа к знаниям о том, кто или не делает больше всего, чтобы быть защищать американскую поэзию (термин, который я определяю очень широко) в национальном или глобальном масштабе.Хотя мне повезло, что у меня есть доступ к гораздо большему количеству опубликованных сборников стихов, чем у большинства поэтов или читателей, я, как и любой рецензент, регулярно получаю сборники стихов по почте от американских и международных издателей, потому что приведенный ниже список не предназначен для подробного описания. кто в настоящее время пишет лучшие стихи, а представляет собой просто список тех, кто делает все возможное, чтобы защищать американскую поэзию любыми и всеми средствами (в том числе путем написания, но никоим образом не ограничиваясь авторской функцией), я не в гораздо лучше, чем другие, составить список самых влиятельных защитников поэзии в Америке и за ее пределами.”

Ну да, наверное. Тем не менее, мы были рады видеть в списке нескольких друзей и коллег — Kay Ryan, Jane Hirshfield, W.S. Мервин, Дон Шер, Рон Силлиман, Хелен Вендлер, Хизер МакХью, Эллисон Джозеф, Иван Боланд, Марк МакГурл — и девяностолетний Ричард Уилбур, — награда за пожизненное достижение, конечно.

Где Эд?

Абрамсон уточняет, что «приведенный ниже список не является ни исчерпывающим, ни авторитетным, ни превосходным. Я не сомневаюсь, что пропустил ряд важных имен либо из-за забывчивости, либо из-за бессознательной предвзятости, либо из-за простого (и, скорее всего,) полного незнания того, кто чем занимается, на огромном пространстве американской литературы.… Те поэты и сторонники поэзии, которые вносят вклад в американскую поэзию, соизмеримый с вкладом перечисленных ниже людей, также должны считать себя почетными членами списка «200 лучших защитников американской поэзии».

Затем он выпустил это приглашение: «Я настоятельно рекомендую читателям этого списка указывать свои имена в разделе комментариев под статьей». Излишне говорить, что было несколько человек, готовых принять его предложение, в том числе имена других друзей.Какие? Нет Эдвард Хирш ? Какие? Нет Роберт Хасс ? И никакого упоминания о Dana Gioia , чья работа в NEA была неутомимой?

Естественно, Humble Moi не попал в список, но, к моему удивлению, я сделал это в нескольких первых комментариях в разделе после него, за что я благодарен R.S. Гвинн, другой друг, который сделал в списке:

«Я счастлив, что меня здесь перечисляют (хотя я хотел бы быть известен как« поэт и критик »), но мне не хватает таких имен, как Альфред Корн , покойный Том Диш, Дана Джоя, Синтия Хейвен, X.Дж. Кеннеди и Дэвид Мейсон , все из которых являются (или были в случае Тома) великими защитниками.

В качестве небольшой вставки отмечу, что несколько лет назад я редактировал книгу произведений модернистских поэтов-критиков. Его название? Защитники поэзии .

Для этого вот фотография книги Сэма Гвинна, в которой обсуждаются Джон Кроу Рэнсом, Рэндалл Джаррелл, Аллен Тейт, Джон Сиарди и Роберт Пенн Уоррен — великие защитники поэзии.

Аудиокнига Цветаева Проза Magic Light. Аудиокнига Избранное Слушать онлайн

«Мои стихи, как драгоценные вина, придут в свою очередь». Эти слова совсем другим юной Марины Цветаевой оказались пророческими — ее стихи обрели и популярность, и признание. «Поэтические страницы» приглашают своих слушателей в яркий и самобытный мир поэзии Марины Цветаевой, мир, никогда не остававший равнодушным российских читателей — ни ее современников, ни представителей последующих поколений.

В собрание входят произведения с 1909 по 1941 год

001 — титул.
002 — 1910 — Дикий свет
003 — 1909 — Молитва
004 — 1911 — Пятнадцать лет
005 — 1911 — «Мы с вами только два эха …»
006 — 1913 — «Ой, сколько их упало в эта бездна … »
007 — 1913 -« Иди, посмотри на меня … »
008 — 1913 -« Так рано написаны стихи мои … »
009 — 1913 — Встреча с Пушкиным
010 — 1913 — «Ты идешь мимо меня …»
011 — 1913 — «Солнечная щелочь — это налит, а не кровь… »
012 — 1913 -« Вперед! — Мой голос … »
013 — 1913 -« Стань тем, что никто не милый … »
014 — 1913 — Туз
015 — 1913 — Сергей Эфрон -« Есть такие голоса … »
016 — 1913 — Сергей Эфрон — «Как водоросли твои члены …»
017 — 1913 — Байрон
018 — — «…»
019 — 1913 — Аля
020 — 1914 — Эль — «Ты будешь невиновен. , тонкий … »
021 — 1914 -« Над Феодосией Угас … »
022 — 1914 — ЮВ (« Звонком его звоню …»)
023 — 1914 — Петр Эфрон -« День Августа тихо … »
024 — 1914 -« Война, война! — Запись для киотов … »
025 — 1914 — Подруга -« Ты счастлива — не говори! Вряд ли… »
026 — 1914 — Подруга -« Под ласкающим плюшевым пледом … »
027 — 1914 — Подруга -« Сегодня растаяла, сегодня … »
028 — 1914 — Подруга -« Поленилась … »
029 — 1914 — Подруга — «Сегодня час в восемь …»
030 — 1914 — Подруга — «Как весело блестят снежинки …»
031 — 1914 — Подруга — «Ночью над кофейной гуще… »
032 — 1915 — Подруга -« Свободная шея поднята … »
033 — 1915 — Подруга -« Иди к своему дорогому … »
034 — 1915 — Подруга -« Могу я не вспомнить … «
035 — 1915 — Подруга -« Все глаза под солнцем — жгучие … »
036 — 1915 — Подруга -« Повторяю накануне разлуки … »
037 — 1915 — Подруга -« Есть имена как душные цветы … »
038 — 1915 — Подруга -« Хочу иметь зеркало, где мучаются … »
039 — 1915 — Подруга -« Ты любила… »
040 — 1915 -« Безумие — и расчетливое … »
041 — 1914 -« Радость всех невинных глаз … »
042 — 1915 -« Легкомыслие! — Милый грех … »
043 — 1916 -« Если Мильма Назова — не скучай … »
044 — 1915 -« Голубые холмы Подмосковья … »
045 — 1915 -« Полный и меховой скос. .. »
046 — 1915 -« С Bigherytie — потому что … »
047 — 1915 -« Заповеди не нарушили, не пошли к командиру … »
048 — 1915 -« В гибельном народе. .. »
049 — 1915 -« Я знаю правду! Все прежние истины — прочь… »
050 — 1915 -« Два Солнца закрываются — о Господа, меркул … »
051 — 1915 -« Цыганские страсти разлуки … »
052 — 1916 — Бессонница -« Кругом мои глаза кружились … »
053 — 1916 — Бессонница -« Руки любят … »
054 — 1916 — Бессонница -« В огромном городе, моя ночь … »
055 — 1916 — Бессонница -« После бессонной ночи, ослабляет тело … »
056 — 1916 — Бессонница -« Теперь я гость небес … »
057 — 1916 — Бессонница -« Сегодня ночью я одна ночью… »
058 — 1916 — Бессонница -« нежно-нежная, тонко тонкая … »
059 — 1916 — Бессонница -« Черный, как зрачок, как зрачок, сосущий … »
060 — 1916 — Бессонница — «Кто ночью спит, никто не спит …»
061 — 1916 — Бессонница — «Вот опять окно …»
062 — 1921 — Бессонница — «Бессонница! Друг мой… »
063 — 1916 -« Я насыщаю тебя на все земли, все небеса … »
064 — 1916 -« На завитушке ресниц … »
065 — 1916 -« Я хотел бы жить. с тобой … »
066 — 1916 -« Ночью все комнаты черные … »
067 — 1916 -« На озеро вышли. Крутой берег … »
068 — 1916 -« Никто не забрал … »
069 — 1916 -« Кидаешь голову … »
070 — 1916 -« Откуда эта нежность … »
071 — 1916 — «Четыре года …»
072 — 1916 — «Девушкам попрошайничать, а не сцены …»
073 — — «…»
074 — 1916 — Стихи про Москву — «Облака» — вокруг … »
075 — 1916 — Стихи про Москву -« Из моих рук — не домашнее, град… »
076 — 1916 — Стихи о Москве -« Прошлые ночные башни … »
077 — 1916 — Стихи о Москве -« Придет день — грустно, мол … »
078 — 1916 — Стихи о Москва — «Над городом, отвергнутым Петром …»
079 — 1916 — Стихи о Москве — «Над сизостью подмосковных рощ …»
080 — 1916 — Стихи о Москве — «Семь холмов — вроде семь колоколов … »
081 — 1916 — Стихи про Москву -« Москва! — Какой огромный … »
082 — 1916 — Стихи о Москве -« Красная кисть… »
083 — 1916 — Стихи про Москву -« Песни рассказали мне Лута … »
084 — 1916 — Стихи про Москву -« Носи, душа, пей и ешь … »
085 — 1916 -« Пришел » тебе в черном полном … »
086 — 1916 — стихи заблокировать -« Имя твое — птица в руке … »
087 — 1916 — стихи заблокировать -« Нежный призрак … »
088 — 1916 — стихи к блоку — «Иди на запад солнца…»
089 — 1916 — стихи на блок — «Зверь — Бергог…»
090 — 1916 — стихи на блок — «у меня в Москва — горит купол… »
091 — 1916 — стихи к блоку -« Мысль — человек … »
092 — 1916 — стихи к блоку -« Надо — той роще … »
093 — 1916 — Стихи к Ахматовой — «Ой, Муса плачет, прекраснейшая из музыки …»
094 — 1916 г. — стихи Ахматовой — «Накрыть голову и встать …»
095 — 1916 г. — стихи Ахматовой — «Еще один огромный размах. .. »
096 — 1916 — стихи Ахматовой -« Имя ребенка — лев … »
097 — 1916 — стихи Ахматовой -« Сколько спутников и друзей… »
098 — 1916 — стихи Ахматовой -« Не отставать! Я — лужа … »
099 — 1916 — стихи Ахматовой -« Ты, разбивая покров … »
100 — 1916 — стихи Ахматовой -« На базаре кричали народ … »
101 — 1916 г. — стихи Ахматовой — «Златовщица Анне — Вся Россия …»
102 — 1916 — Стихи Ахматовой — «На тонкой проволоке над волной овса …»
103 — 1916 — Стихи Ахматовой — «Ты» будут построены на солнце в нужде … »
104 — 1916 -« Белое солнце и низкие, низкие облака… »
105 — 1916 -« И я плавал сам — Моисей в корзине … »
106 — 1916 -« Я красный, как праздник … »
107 — 1916 -« Бог согнулся от заботы .. . »
108 — 1916 -« И друг упал на руку … »
109 — 1916 -« И я не плачу … »
110 — 1916 -« Подожди, друг … »
111 — 1916 — «Ты с тобой и судьба нас …»
112 — 1916 — «По дорогам, от звона морозов …»
113 — — ——
114 — 1917 — «Мир началось в МГЛЕ Кочье … »
115 — 1917 -« Только закрыв горячие веки… »
116 — 1917 -« Вяжите! Горечь! Вечное благоухание … »
117 — 1917 — Эль (« А когда — когда-нибудь — как в воде … »)
118 — 1920 -« Мой путь мимо дома не пролегает — твой … »
119 — 1920 — «Хорошенькая моя поза …»
120 — 1920 — «Целовалась с нищим, с вором, с горбачем …»
121 — 1918 — «Не самозванец — пришел домой … «
122 — 1918 -« Тебе, нежный мой, тряпки … »
123 — 1918 -« В Черном небе слова начертаны … »
124 — 1918 -« Благослови ежедневный труд… »
125 — 1918 -« Руки, которые не нужны … »
126 — 1918 -« Как правая, так и левая … »
127 — 1918 -« Рыцарь ангелоподобный … »
128 — 1918 — «Доблесть и девственность! — Этот Союз … »
129 — 1918 -« Что другим не нужно — несите меня …
130 — 1919 — «Я счастлив жить образцово и просто …»
131 — 1918 — «Итак, Высоко забросив лоб … »
132 — 1920 -« И не спасут ни камни, ни созвездие … »
133 — 1920 -« Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу… »
134 — 1920 -« Знаю, умру на заре! На котором из двух … »
135 — 1917 -« Только мы в глаза смотрели — без остатка … »
136 — 1917 -« Мой последний великий … »
137 — 1917 -« Поздний свет Тревожный. … »
138 — 1917 -« Я помню первый день, детское зверство … »
139 — 1918 — Воспоминание о подшипниках
140 — 1918 -« Пусть не вспомнят молодых … »
141 — 1918 -» День у меня свободный и смешной … »
142 — 1918 -« На Кортике Марина … »
143 — 1917 — Король — на Пасху
144 — 1917 -« На срок — на голубя — моему сыну… »
145 — 1917 -« Слегка засветится … »
146 — 1917 -« От храма строгого стройного … »
147 — 1917 -« И кто-то упал на карту … »
148 — 1917 — «Голубая, как небо, вода …»
149 — 1917 — «Ночь. — Норд-Ост. — Рев солдат. — рев волн … »
150 — 1917 -« плохо крепкий и богатый … »
151 — 1917 -« Когда рыжий самозванец … »
152 — 1917 -« Гришка-вор не обесценился. … »
153 — 1917 -« Жидкий звон, тощий звон… »
154 — 1918 -« Кровавые кони останавливаются в ксилографии … »
155 — 1918 — Дон -« Белая гвардия, высок твой путь … »
156 — 1918 — Дон -« Кто выжил — будет умрет, кто мертв — придет … »
157 — 1918 — Дон -« Волны и молодость — вне закона … »
158 — 1918 — Дон -« Идет по литиевым лугам … »
159 — 1918 — Дон — «Трудно и чудесно — верность гробу …»
160 — 1918 — Андрей Щение — «Андрей Щение бросился на эшафот …»
161 — 1918 — Андрей Щение — «Не узнаю в темнота… »
162 — 1918 -« Колю к земле солдаты привязывали — штыком … »
163 — 1918 -« Герб Москвы Герой пронзает Гад … »
164 — 1918 -« Бог — правильно. .. »
165 — 1918 -« Маркобесы. — Торнадо. — Содом … »
166 — 1918 -« Куда лебеди — и лебеди ушли … »
167 — 1918 -« Смелее признаться, Лира … »
168 — 1918 -« Если душа родилась, то крылатый … »
169 — 1918 -« Царь и Бог! Простите Малый … »
170 — 1919 — Память А.А.Стаховича
171 — 1919 -« Высокая скорбь моя… »
172 — 1919 — Эль (« Серебристое дерьмо … »)
173 — 1919 -« Путешествие обычной рутины … »
174 — 1918 — Глаза
175 — 1918 -« Не путаю, Я не пою … »
176 — 1918 -« Бури-метели, вихри тебя задрожали … »
177 — 1918 -« А я выбрал … »
178 — 1918 — комедянт -« Не любовь, и лихорадка … »
179 — 1918 — Комедян -« Ты не можешь со мной дружить, ты не можешь меня любить … »
180 — 1918 -« Я люблю тебя всю жизнь и каждый день… »
181 — 1919 — Эль -« Когда-нибудь, прелестное создание … »
182 — 1919 -« Поцеловал себя … »
183 — 1920 -« Та юность и такие же дырочки … »
184 — 1920 — «А в следующий раз — глухонемой …»
185 — 1919 — Ты — через сто лет
186 — 1919 — Бальмонт
187 — — «…»
188 — 1920 — «Две руки» , легко опускается … »
189 — 1920 — Сын
190 — 1920 -« Время у нас час … »
191 — 1920 -« Глаза соседа … »
192 — 1920 — блок ( «Как слабый луч сквозь черный мозг рекламы… »)
193 — 1920 — Экс — Си-Девант (Отзвук Стахович)
194 — 1920 — Петр
195 — 1920 -« В Моэме есть шахта — офицерское попечение … »
196 — 1920 -« О ушедший — ушел … »
197 — 1920 -« Ой, гриб ты мой, гриб, злоба белая … »
198 — 1920 -« Я написал на сппе … »
199 — 1920 — «Кивнул на позорный пост славянской совести …»
200 — 1920 — «О, скромное жилище мое! Дым, дым … »
201 — 1920 -« Нет, легче дать жизнь, чем час… »
202 — 1920 -« В сумке и в воде — подвиг храбрых … »
203 — 1920 -« На дыхании бедняги мой … »
204 — 1920 -« Сижу без света и без хлеба … »
205 — 1920 -« Суды наспех не мстят … »
206 — 1920 -« Не так уж и не так просто … »
207 — 1920 -« в восторге и в восторге. … »
208 — 1920 -« Кто создан из камня, кто создан из глины … »
209 — 1920 -« Дом, в который не стучат … »
210 — 1920 -« Да не хочу ни любви, ни почестей… »
211 — 1920 — Две песни -« И что огонь остывает … »
212 — 1920 — Две песни -« Вчера я смотрел в глаза … »
213 — 1920 -« Я вижу тебя черный, — разделение … »
214 — 1920 -« Остальные — с Очами и Светом Света … »
215 — 1920 -« А потом исчезла, исчезла черная ночь … »
216 — 1920 -« Июнь . Июль. Часть трепещущего соловья … »
217 — 1920 — Чужой
218 — 1921 — стихи к блоку -« Вот он — посмотрел — иностранное надоело… »
219 — 1921 — стихи к блоку -« Друг его — не тревожь … »
220 — 1921 — стихи к блоку -« И над равниной … »
221 — 1921 — стихи к блоку — «не натянутый край …»
222 — 1921 — стихи на блокировку — «Без звонка, без слова …»
223 — 1921 — стихи на блокировку — «Как сонный, как пьяный …
224 — 1921 — стихи к блоку — «Итак, Господи! И моя обол … »
225 — 1921 — Ученик -« Будучи мальчиком с головкой светом … »
226 — 1921 — Ученик -« Есть определенный час — как упавший карабин… »
227 — 1921 — Ученик -« Вечернее солнце — Добрейе … »
228 — 1921 — Ученик -« Пало Предеш Волны … »
229 — 1921 — Ученик -« Был час чудесный и полный. .. »
230 — 1921 — студент -« Все великолепно … »
231 — 1921 — Ученик -« На холмах — круглый и темный … »
232 — -« … »
233 — 1921 — Князь С.М. Волконский
234 — 1921 — «Душа, не знающая мер …»
235 — 1921 — «На солнце первое над первым чело …»
236 — 1921 — Марина — «Будучи синей орла своего. … »
237 — 1921 — Марина -« Три самопровозглашенных жены … »
238 — 1921 — Марина -« Сердце, Измена … »
239 — 1921 — Марина -« Твоя благословенная грудь … »
240 — 1921 — Марина — «Как вспыхнуть — какая собака …»
241 — 1921 — «Два сияния! — Нет, зеркала … »
242 — 1921 — Маяковский
243 — 1921 — Слава Афродите -« Благословенные дочери, Земля … »
244 — 1921 — Слава Афродите -« Уже боги — не те уже щедрые … «
245 — 1921 — Хвала Афродите -» напрасно, в ветвях защищенных грядок… »
246 — 1921 — Слава Афродите -« Сколько их, сколько их ест из рук … »
247 — 1921 — Слава Афродите -« С такой силой в подбородке … »
248 — 1921 — Молодежь — «Молодость моя! Мой незнакомец … »
249 — 1921 — юность -« Скоро, из ласточек — в колдуна … »
250 — 1921 -« Так голова и лира поплыли … »
251 — 1921 -« Жен. грудь! Души замороженные вздохнут … »
252 — 1921 -« Что касается тех, кто сражается на Дону … »
253 — 1921 -« Так я говорю, для взгляда дан… »
254 — 1921 — Ахматова (« Кем твоя … »)
255 — 1922 — Новый год (второй)
256 — 1922 -« Каменный год … »602.0 Кб
257 — 1922 -« Не ревновать и не раздавляться … »
258 — 1922 -« Не заморачивался за годы разлуки … »
259 — 1922 -« Пояса — врозь — брови … »
260 — 1922 -« Слезы — на лисе моей намазано … »
261 — 1922 -« На ружье Девушка, нежная … »
262 — 1922 -« На заре — самая большая кровь … »
263 — 1922 -« Мигранты » … »
264 — 1922 -« Час на эти слова … »
265 — 1922 -« Люкей Юдол … »
266 — 1922 -« Шелковая ночь … »
267 — 1922 — «Ищите доверчивых подружек …»
268 — 1922 — «На Захаме — Топор и плуг …»
269 — 1922 — «Здравствуйте! Ни стрела, ни камень … »
270 — 1922 — (Балкон)
271 — 1922 -« Жизнь неповторима … »
272 — 1922 -« Я думал, будет легко … »
273 — 1922 — «Руки — и по кругу …»
274 — — »… »
275 — 1922 -« Светлый серебряный цветок … »
276 — 1922 -« В пустыне храмине … »
277 — 1922 — Сивил -« Силле сожжено, ствол Сивила … »
278 — 1922 — Сивила — «Каменный румянец …»
279 — 1922 — Сивила — Сивила — Бэби
280 — 1922 — Сивила — «Но Тесне вместе …»
281 — 1922 — «Золото моих волос .. . »
282 — 1922 — Деревья -« В смертельных извержениях … »
283 — 1922 — Деревья -« Когда обиделся … »
284 — 1922 — Деревья -« Плывут, в светлом круге »… »
285 — 1922 — Деревья -« Другое! Брат Сонм … »
286 — 1922 — Деревья -« Беглецы — Вестер … »
287 — 1922 — Деревья -« Не красить, не кистью … »
288 — 1922 — Деревья -« Тот, что без посещения спал … »
289 — 1922 — Деревья -« Кто-то идет — к смерти победа … »
290 — 1922 — Деревья -« Какой у вас нрав … »
291 — 1922 — седые волосы ( «Это пепел сокровищ …»)
292 — 1922 — «Спаси Господа, дым …»
293 — 1922 — Хвала богатая
294 — 1922 — Бог — «Лицо без красоты… »
295 — 1922 — Бог -« Нищие и Горлица … »
296 — 1922 — Бог -« Ой, не дам … »
297 — 1922 -« Итак, исцеление … »
298 — 1922 — Рассвет на рельсах
299 — 1923 — «Не мешай ей …»
300 — 1923 — «Нет, правда не оспаривай …»
301 — 1923 — Душа
302 — 1923 — Азраил («С моей руки я не напал»)
303 — 1923 — «Зимняя операция …»
304 — 1923 — Офелия — Гамлет
305 — 1923 — Офелия — В защиту королевы
306 — 1923 — Федра — 1.Жалоба
307 — 1923 — Федра — 2. Сообщение
308 — 1923 — Эвридика — Орфей
309 — 1923 — Провода — «Ренис певческих свай …»
310 — 1923 — Провода — «Чтобы выразить вас … Нет , в строю … »
311 — 1923 — Провода — (Способы)
312 — 1923 — Провода -« Самоходная слобода … »
313 ​​- 1923 — Провода -« Не чернокнижник! В белой книге » … »
314 — 1923 — Провода -« Час, когда на вершине королей … »
315 — 1923 — Провода -« В час, когда мой милый брат… »
316 — 1923 — Провода -« Терпеливо, как щебень бьется… »
317 — 1923 — Провода -« Весна подсказывает мечту. Надо … »
318 — 1923 — Провода -« С другими — в розовых кучках … »
319 — -« … »
320 — 1923 — Ариадна -« Осталось — быть обязательно. … »
321 — 1923 — Ариадна -« Про все голоса снарядов … »
322 — 1923 — поэты -« Поэт — издалека, это речь … »
323 — 1923 — поэты -» Есть лишнее, добавлено … »
324 — 1923 — поэты -« Что делать, слепой и ступеньки… »
325 — 1923 — Пальма
326 — 1923 — 1. Так слушает …
327 — 1923 — 2. Так слушает …
328 — 1923 — Время прославления
329 — 1923 — Сестра
330 — 1923 — Ночь («Час истощения вершины …»)
331 — 1923 — Скоро …
332 — 1923 — Диалог Гамлета с совестью
333 — 1923 — штурман
334 — 1923 — Уборщик
335 — 1923 — «В назначенный день …»
336 — 1923 — «Рано — не быть …»
337 — 1923 — Луна — Сумасшедший
338 — 1923 — Занавес
339 — 1923 — «Струны Стринги — Pretch… »
340 — 1923 — Сахар
341 — 1923 — Рельсы
342 — 1923 — Час души -« В глубокий час души и ночь … »
343 — 1923 — Час души -» В глубокий час души … »
344 — 1923 — Час души -« Есть час души, как час луны … »
345 — 1923 — Наклон
346 — 1923 — Раковина
347 — 1923 — сок лотоса
348 — 1923 — Письмо
349 — 1923 — Минуты
350 — 1923 — Наука Фома
351 — 1923 — Магдалина — «Среднее — Десять заповедей… »
352 — 1923 — Магдалина -« Масте, Плюс Три … »
353 — 1923 — Магдалина -« Не пойду путями твоих пыток … »
354 — 1923 -« С этой горы, как с крыши … »
355 — 1923 — овраг -« дно — овраг … »
356 — 1923 — рашпиль -« Никогда не узнай тот ЖГУ, который я трачу … »
357 — -« … «
358 — 1923 — Последний матрос
359 — 1923 — Пражский рыцарь
360 — 1923 — Ночные места
361 — 1923 — Подруга
362 — 1923 — Поезд жизни
363 — 1923 -« Древняя суета течет сквозь служителей… »
364 — 1923 — Побег
365 — 1923 -« Брозу — не дом плотнику … »
366 — 1923 — Око
367 — 1923 -« Люблю — но мука жива … «
368 — 1924 — Два -« Есть рифмы в мире … »
369 — 1924 — Два -« Не суждено сильным с сильным … »
370 — 1924 — Два -« В мире, где все … »
371 — 1924 — Остров
372 — 1924 — под шалью -« Сквозь колыбель твоя — где ты … »
373 — 1924 — попытка ревности
374 — 1924 — Сон -» Бегущая, забытая — И вроде тысячи… »
375 — 1924 — Сон -« В мозгу корой пролежан … »
376 — 1924 — Знаки
377 — 1924 -« Ятаган Огонь … »
378 — 1923 -« Ты, любивший я с фальшивым … »
379 — 1924 — Вид (« Так — только Елена смотрит на крышу … »)
380 — 1924 — Моллюс (« Влажность органа и зовите трубку … »)
381 — 1924 — Жизнь — «Не бери мою Румянту …»
382 — 1925 — крещение
383 — 1925 — «Жив, не умер …»
384 — — «…»
385 — 1925 — » Наличие дупла… »
386 — 1925 -« Тапочки скользящие … »
387 — 1925 -« Рас — стоячие версты, версты … »
388 — 1925 -« Русская рожь от меня … »
389 — 1925 — «Шоссе — Литой …»
390 — 1925 — «Слава водопадом водопад …»
391 — 1925 — «Из именинных деревень, семя …»
392 — 1926 — Память Сергея Есенина
393 — 1926 — «Кто — Мы Медведь в горшке …»
394 — 1926 — «Вишня, хвала …»
395 — 1928 — «Лесной соленый …»
396 — 1930 — Маяковский — «К краю». Земли не вымерли… »
397 — 1930 — Маяковский -« Литературный — не в нем … »
398 — 1930 — Маяковский -« В сапогах, железная смекалка … »
399 — 1930 — Маяковский -« И полу не будет. поставил … »
400 — 1930 — Маяковский -« Выстрел — в душу … »
401 — 1930 — Маяковский -« Советский благородный … »
402 — 1930 — Маяковский -« Многие храмы разрушены … «
403 — 1931 — Страна
404 — 1928 — Разговор с гением
405 — 1931 -« Твои стихи не нужны … »
406 — 1931 — стихи Пушкину -« Пляжные жандармы, Бог студентов… »
407 — 1931 — стихи Пушкину — Петр и Пушкин
408 — 1931 — Стихи Пушкину — (Машина)
409 — 1931 — стихи Пушкину -« Преодолевая … »
410 — 1931 — стихи Пушкину — (поэт и король)
411 — 1931 — стихи Пушкину — «Нет, бей в барабан перед туманным полком …»
412 — — «…»
413 — 1931 — Ода гуляет — 1. «В век твердой кожи головы …»
414 — 1931 — Ода идет — 2. «Вот он, груз последнего …»
415 — 1931 — Ода идет вниз — 3.«Дармотство счастливо …»
416 — 1931 — Дом
417 — 1931 — Бузина
418 — 1932 — стихи сыну — «Ни городу, ни деревне …»
419 — 1932 — стихи на сын — «Наша совесть не твоя совесть …»
420 — 1932 — стихи сыну — «не быть тебе ничтожными …»
421 — 1932 — «Я никуда не уходил — ТЫ ТЫ. .. »
422 — 1934 -« Про поэта не думал … »
423 — 1934 -« Не защищайте человека … »
424 — 1932 -« Товарищи, как хотите… »
425 — 1932 -« Ветхозаветная тишина … »
426 — 1932 -« В стране, которая одна … »
427 — 1935 -« Переименовать! Заказ… »
428 — 1932 -« Над Вороньей скалой … »
429 — 1933 — Стол -« Мой письменный верный стол. Спасибо, что пошли … »
430 — 1933 — Стол -« Тридцатая годовщина Союза » — Избавление от любви … »
431 — 1933 — таблица -« обиделась и обошла … »
432 — 1934 -« Раскрой вены неравноправному … »
433 — 1934 -« Тоска дома! Долго… »
434 — 1934 -« Рябина… »
435 — 1934 — куст — 1.« Чт от меня дрофа нужна … »
436 — 1934 — куст — 2.« А я не шум от куста … »
437 — 1934 — Сад
438 — 1935 — надгробие — «Иду на несколько минут …»
439 — 1935 — Надгробие — «Напрасно глазом — как гвоздь …»
440 — 1935 — надгробие — » За то, что когда-то Юнь и смелые … »
441 — 1935 — Надгробие -« Удар, пронизанный годами … »
442 — 1934 -« Есть удачливые и счастливые … »
443 — 1935 — «Хорошо, если на шее кораллы… »
444 — 1935 -« Никто не заблудится и не пустит … »
445 — 1935 -« Жизнь с краю … »
446 — 1935 — Дом (« Лопушич, Роман … »)
447 — 1935 — отцы — «В мире рев …»
448 — 1935 — отцы — «Малый с сиренью …»
449 — 1935 — «Попали в виноградник …»
450 — 1935 — «Два не боец, но если гость случайный … »
451 — 1935 — читатели газет
452 — 1936 — Стихи Сидота -« Ледяные горы Тиары … »
453 — 1936 — Стихи Сидота -« Я обнимаю тебя » вокруг горизонта… »
454 — 1936 — Стихи Сидота — (Пещера)
455 — 1936 — стихи Сидота -« На льду … »
456 — 1936 — Стихи Сироте -« Тимор — Вода ручья … »
457 — 1936 — Стихи Сыроте — «Наконец встретились …»
458 — 1936 — «В небе голубом, глаза широко раскрыты …»
459 — 1936 — «Когда смотрю на летящие листья …»
460 — 1938 — стихи в Чехию — сентябрь — «полный и просторный …»
461 — 1938 — стихи в Чехию — сентябрь — «Горы — полевые туры… »
462 — 1938 — Стихи в Чехию — сентябрь -« Есть карта — место … »
463 — 1938 — стихи в Чехию — сентябрь — один офицер
464 — 1939 — Стихи в Чехия — март — Колыбельная («В дни, дни Дремы …»)
465 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — ясень
466 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — Барабан (» в городах Чехии … »)
467 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — Германия (« Ой, Дева Все слухи… »)
468 — 1939 — Стихи в Чехию — Март —
469 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — взял …
470 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — Лес
471 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — «О слезах на глазах …»
472 — 1939 — Стихи в Чехию — Март — «Без бесов — на чернила …»
473 — 1939 — Стихи Чехии — Март — Народ
474 — 1939 — Стихи Чехии — Март — «Не умирай, люди… »
475 — 1940 -« Два — горячее мех! Руки — пух горячее … »
476 — 1940 -« Беги — не ешь … »
477 — 1940 -« Пора! Для этого костра … »
478 — 1940 -« Твои годы — ГОПА … »
479 — 1940 -« Не знаю, какая столица … »
480 — 1941 -« Пора стрелять янтарем. .. »
481 — 1941 -« Повторяю первый стих … »
482 — 1924 — Поэма Гора — заглавие«… »
483 — 1924 — Поэма Гора — Посвящение -« Колесо — и Горы с плечами… »
484 — 1924 — Поэма Горы — 1.« Та гора была грудью … »
485 — 1924 — Поэма Горы — 2.« Не Парнас, не Синай … »
486 — 1924 — Поэма «Горы» — 3. «Как пальмовая представленная …»
487 — 1924 — Поэма «Горы» — 4. «Персефон Зерно гранат …»
488 — 1924 — Поэма «Гора» — 5. «Не обман — страсть, и не фантастика … »
489 — 1924 — Поэма Гора — 6.« Гора Горе… »
490 — 1924 — Поэма Гора — 7.« Гора выросла, что только грусть… »
491 — 1924 — Поэма Гора — 8.« Та Гора была как горб … »
492 — 1924 — Поэма Горы — 9.« Годами, а здесь, значит … »
493 — 1924 — Поэма Гора — 10. «Но под тяжестью тех основ …»
494 — 1924 — Поэма Горы — Послесловие «В памяти пробелы …»
495 — — «…»
496 — 1924 — стихотворение конца — 1. «В небе ржавая суета …»
497 — 1924 — стихотворение конца — 1. «Небо дурное предвидение …»
498 — 1924 — стихотворение о конец — 2.«Братство Табор …»
499 — 1924 — стихотворение конца — 2. «Заблудшая Баловня …»
500 — 1924 — стихотворение конца — 2. «Конь, мчащийся мошенник … «
501 — 1924 — Поэма конца — 3.« А — набережная. Вода… »
502 — 1924 — стихотворение конца — 4.« Туманная блондинка … »
503 — 1924 — стихотворение конец — 5. «Движение губ губы …»
504 — 1924 — стихотворение конца — 5. «Пальцы барабанной битвы …»
505 — 1924 — стихотворение конца — 6.«- Я не хотел …»
506 — 1924 — стихотворение конца — 6. «Так не надо …»
507 — 1924 — стихотворение конца — 6. «Забыл! Среди контрейлерных … »
508 — 1924 — Поэма конца — 7.« А — Набережная. Последняя … »
509 — 1924 — Поэма конца — 8.« У — последний мост .. . »
510 — 1924 — Поэма конца — 8.« Бла — Парень Часть … »
511 — 1924 — Поэма конца — 8.« — Здесь — детская, божественная … »
512 — 1924 — Поэма конца — 9.«Корпус фабрики, подобный …»
513 — 1924 — Поэма конца — 9. «Прости! Не хотел!…»
514 — 1924 — Поэма конца — 10. «Совместный и все» … »
515 — 1924 — Поэма о конце — 10.« Не назначающая, не дополняющая … »
516 — 1924 — Поэма о конце — 11.« Потерять … »
517 — 1924 — стихотворение конца — 11. «Вот заговор …»
518 — 1924 — стихотворение конца — 12. «Частые гривы …»
519 — 1924 — Поэма конца — 12. «За городом!.. »
520 — 1924 — Поэма о конце — 13.« Так ножи сделают о камень … »
521 — 1924 — Поэма о конце — 13.« В слезах … »
522 — 1924 — Поэма конца — 14. «Тропа барана …»
523 — — «…»
524 — 1925 — Крысы — 1. Город Хамельн — «Звезда и Давен» Город Гимельна .. . »
525 — 1925 — Крысы — 1. Город Хаммельн -« Дальше от бабочки … »
526 — 1925 — Грубый — 2. Для -« В других городах … »
527 — 1925 — Крысы — 2. Для «Замка не взламывать»… »
528 — 1925 — Крысы — 2. Блин -« Задова без снятия … »
529 — 1925 — Крысы — 2. Ибо -« Домомит, румын … »
530 — 1925 — Крысы — 3. Капля — «Такец гремит …»
531 — 1925 — Крысы — 3. Папа — «Город Груокок …»
532 — 1925 — крысы — 3. Папа — «И над кулером, и над сумкой. .. »
533 — 1925 — крыс — 3. Батька -« — ругался, тискал, главный автомобиль! » … »
534 — 1925 — крыс — 3. Папа -« В тот же час — вините лодку … »
535 — 1925 — крыс — 4.Ун — «- Ти-Ри-Ли — …»
536 — 1925 — крысы — 4. Унаворо — «- Око — оно! …»
537 — 1925 — крысы — 4. У нет — «- гуляли или спал … »
538 — 1925 — Крысы — 4.Uno -« — Дворец Купола! … »
539 — 1925 — Крысы — 4.Uno -« Раджа на раджу! … »
540 — 1925 — крысы — 5. В ратуше — «Секрет, Стат — …»
541 — 1925 — крысы — 5. В ратуше — «В городе — правда одна семья …»
542 — 1925 — крысы — 6.Детский рай — «Розан Эл, Желе гол …»
543 — — »… »
544 — 1926 — Поэма о лестнице -« Ночь — как выразить … »
545 — 1926 — Поэма о лестнице -« Мы, с ремеслами, мы, с растениями … »
546 — 1926 — Поэма о лестнице — «Вещи бедных. … »
547 — 1926 — Поэма о лестнице -« Сладкая, вверх … »
548 — 1926 — Поэма о лестнице -« Вещи бедных — странная парочка … »
549 — 1926 — Поэма о лестнице — «Связь, звучащая пара …» 550 — 1926 — Поэма о лестнице — «Утро спутанные перья»… »
551 — 1926 — Комната Попытка
552 — 1927 — Поэма Воздуха -« Ну вот и двухместная … »
553 — 1927 — Поэма Воздуха -« Полная естественность … »
554 — 1927 — Поэма Воздух — «Полный ДЕНЬ …»
555 — 1927 — Поэма Воздуха — «Времена осады …»
556 — 1927 — Поэма Воздух — «Легче, легче лодка …»
557 — 1927 — Воздушное стихотворение — «Шьем, как сквозь нем …»
558 — 1927 — Воздушное стихотворение — «Голубиная грудь …»

Время звука: 09:44:00

Издательство: Сидик

Аудиокнига Марины Цветаевой.Стихи и стихотворения прочитала Наталья Тарыничева

Приглашаем вас послушать онлайн уникальную аудиокнигу, в которую вошли самые знаковые и известные сборники стихов и стихов одного из самых ярких и удивительных поэтов Серебряного века Марина Ивановна Цветаева. Она родилась в Москве в интеллигентной семье, выдающийся филолог и пианистка. Увлекаться литературой и писать стихи Цветаева начала рано. В семнадцать лет она уже состояла в круге символов, а через год опубликовал свой первый сборник стихов «Вечерний альбом».Через два года вышел второй сборник, а через год — третий. Во время Гражданской войны она переживает смерть трехлетней дочери, и этот период в целом был для поэтов очень тяжелым. В результате во время войны она написала свои романтические стихи. Затем последовала вынужденная эмиграция, которая дала свои плоды, Цветаева написала знаменитые «Горные стихотворения» и «Поэмы конца», также высоко оценила ее прозу, чего нельзя было сказать о ее стихах.По возвращении в Россию поэтесса практически не писала, а ее больше переводили. Скачайте бесплатно аудиокнигу со стихами легендарной Марины Цветаевой и присоединяйтесь к высоким.

Имя Марины Ивановны Цветаевой известно каждому глубоко уважающему себя и образованному человеку. Это выдающиеся русские поэты, переводчик серебряного века. Ее имя навсегда вошло в историю русской литературы, и память о ней будет жить вечно. Марина родилась в столице в семье ученого-филолога и пианиста, кроме нее в семье были младшая сестра Настя и двое детей отца от первого брака.Уже в шестнадцать лет Цветаева начинает сочинять стихи, причем на трех языках, родном русском, а также немецком и французском. С семнадцати лет начала посещать литературные кружки, в том числе кружок символистов «Мусагет». В 1910 году был издан первый сборник стихов, изданный молодой поэтессой на собственные средства. Спустя два года выходит второй сборник «Волшебный фонарь». В годы гражданской войны Марина Цветаева пишет свои романтические стихи под натиском тяжелого военного времени.После войны она переехала в Прагу, затем в Чехию, где были созданы ее знаменитые стихотворения «Поэма конца» и «Поэма-гора». Переехав в Париж, она начинает переносить атмосферу, созданную вокруг ее супруга Сергея Эфрона. Во время эмиграции стихи, написанные поэтессой, не пользовались особой популярностью в отличие от ее прозы. Вернувшись из эмиграции в Россию, Цветаева вообще не писала, но занималась еще переводами. Эта аудиокнига расскажет вам о великой русской поэтессе через ее стихи и стихи, собранные в единую аудиокнигу, которую мы рады предложить вам послушать онлайн.

Джон Бейли · Анна Всея Руси · LRB 24 января 1991 г.

Если бы он писал в Петербурге в 1910 году или около того, Филип Ларкин, вероятно, был бы акмеистом. Он бы протестовал, то есть против зловещей силы символистов, подобных Блоку и Белому, против их фальшивого удовольствия от идеи Апокалипсиса и их фальшивого парада таинственного и «непознаваемого». В своем эссе «Принцип удовольствия» Ларкин отмечает, что «иногда полезно напоминать себе о более простых аспектах вещей, которые обычно считаются сложными», таких как написание стихотворения.Поэт становится одержим своим чувством чего-то: он конструирует словесный прием, который воспроизведет это чувство «у любого, кто захочет прочитать это, где угодно и когда угодно». Третий этап — это успешный запуск устройства читателем, без которого «вряд ли можно сказать, что стихотворение вообще существует в практическом смысле».

Ахматова со всем этим сухо согласилась бы. Как и ее коллеги-акмеисты, Гумилев и Мандельштам, она придерживалась приземленного взгляда на этот процесс, хотя ни один из них не согласился бы со стилизованными насмешками английского движения над высокой культурой и классической «чужой гадостью».Для Мандельштама акмеизм означал «эссенциализм в поэзии мировой культуры», которая включала поэзию о мороженом и автомобилях. Хотя все они по-разному смотрели на это, и, действительно, сам термин был впервые придуман как оскорбление их противниками-символистами, ясно и ясно, что все они думали по-своему, как Паунд и модернисты. тоже начинаю делать. Первая коллекция Мандельштама называлась Камень , Ахматова Вечер .

Как и Ларкин, Ахматова начала с сочинения довольно банальных и производных стихов. Гумилев покровительствовал ей и давал советы; но когда в 1910 году он охотился на львов в Абиссинии, она обнаружила посмертный сборник стихов Иннокентия Анненского, классика и переводчика, умершего годом ранее. Чтение The Cypress Box заставило ее «забыть о мире». Она обрела свой голос, как Ларкин, возможно, нашел свой, читая Харди и зная Кингсли Эмиса, и когда Гумилев вернулся, он был глубоко впечатлен тем, что она написала.Она стала лучшим поэтом, чем он, и хотя их брак был неудачным и несчастливым и должен был закончиться разводом во время войны, нет никаких доказательств того, что он рухнул на закон Энтони Пауэлла о том, что зависть, а не ревность — враг брака. брак. Гумилев, расстрелянный большевиками в 1921 году, был в высшей степени своеобразным, но щедрым человеком. Его жена, дважды вышедшая замуж, была непростой женщиной. Она была от природы величественной. Цветаева, восхищавшаяся поэзией, не зря называла ее «Анной Златоустой всея Руси».

Подобно Паунду и Элиоту, как и Мандельштаму, Анненский обращается к другим текстам и авторам небрежно и — если читатель не знает, о чем он говорит — загадочной точности; и, подобно Мандельштаму и западным поэтам, Ахматова распространила эту практику на частные ссылки и события своей собственной жизни. Однако можно подозревать, что она от природы не была загадочным поэтом. Величественность и простота, четкие метрические и рифмованные узоры — вот характеристики, в которых она больше всего подходит.Из-за этого ее очень трудно переводить: стройный, резкий стих представляет гораздо большую проблему, чем медитативный, неправильный или свободный стих. Большая часть самого Мандельштама, как Элиота или Унгаретти, могла бы найти более или менее гармоничный эквивалент в иностранном синтаксисе, но, возможно, в конце концов, может быть предпочтительнее передать Ахматову в простой прозаической версии. Стэнли Куниц и Макс Хейворд — опытные переводчики, одинаково хорошо относящиеся к русскому и английскому языкам.

Одно из ее самых запоминающихся стихотворений, «Жена Лота», четыре катрена, написанные между 1922 и 1924 годами, иллюстрирует достоинства ее поэзии: то, как чувство формируется в прием, который запускает читатель и который продолжает отражаться в его стихах. разум.Я цитирую первые две и последние строфы в переводе Куница.

И справедливый мужчина плыл за сияющим агентом Бога,
над черной горой, по своей гигантской тропе,
, в то время как беспокойный голос продолжал изводить свою женщину:
‘Еще не поздно, вы все еще можете оглянуться назад
на красные башни вашего родного Содома,
площадь, где вы когда-то пели, прялка,

пустые окна в высоком доме
, где сыновья и дочери благословляли ваше брачное ложе »…

Кто будет горевать по этой женщине? Не кажется ли она
слишком незначительной для нашего беспокойства?
Тем не менее, в своем сердце я никогда не откажу ей,
, которая умерла из-за того, что решила обратиться.

Последняя строфа получилась очень удачно; верное стихотворное движение и выдуманные рифмы работают хорошо. В буквальном переводе русский заканчивается:

Только мое сердце никогда не забудет
Дарить жизнь одним взглядом.

, и это, естественно, более кратко, но вместе с этими незабываемыми красными башнями подчеркивает, что для жены Лота прошлое было важнее будущего.«Площадь, где она пела, двор, где она пряталась», «дети, которых она родила любящему мужу» (были ли там сыновья? — мы знаем, что было две дочери) — вот что для нее важно. Красные башни Содома подобны памятным синим холмам Хаусмана. Но для читателя важно то, что у жены был импульс не только поэта, но и женщины: то, что она стремилась заявить себе в последний раз, было не романтикой, а повседневным существованием.

Упомянув Хаусмана, стоит вспомнить его собственное стихотворение на эту тему.

На полпути, за нарушение одной заповеди,
Женщина сделала свою бесконечную остановку,
И она сегодня, сияющий знак,
Стоит в пустыне соляной.
За чанами созревания суда
Грохотал, и шел снег густой серой;
Он на холм погибели
Пройдет свой путь.

Не меньший в своем роде маленький шедевр, чем стихотворение Ахматовой, это никогда не было опубликовано Хаусманом, но вышло посмертно в More Poems .Их трактовка одной и той же темы демонстрирует полную открытость стиля Ахматовой, который всегда смотрит читателю прямо в глаза. По иронии судьбы, из-за цензуры и потребности в осмотрительности она использует в некоторых из своих поздних стихов то, что по-русски называется tainopis — «тайное письмо» — и характерный эффект приводит к тому, что крайняя прямота сама по себе сбивает с толку.

Это происходит в ее длинной поэме «Поэма без героя», расширенном подвиге поминовения, который также имеет качество панихиды или заупокойной мессы.Он резко контрастирует с другим ее большим циклом стихотворений, Реквием , написанным между 1935 и 1940 годами, в память о Ежовщине, периоде произвольного террора, развязанного шефом НКВД Ежовым по приказу Сталина. Сын Ахматовой Лев был арестован, вероятно, только потому, что он носил фамилию своего отца, а после освобождения для участия в войне был повторно арестован после этого. В первые дни его заключения в Ленинграде его мать стояла в огромной очереди у тюремной стены на берегу Невы, пытаясь передать ему новости или посылку, и произошел инцидент, когда другая женщина в очереди узнала ее. и прошептала: «Можете ли вы это описать?», на что она ответила: «Я могу.’

Эта библейская уверенность заметно расходится с множеством изощренных сомнений и скромных возражений, высказываемых поэтами на Западе, когда они сталкиваются с ужасами эпохи или стремятся погрузить их в мир поэзии. У символистов вроде Блока и даже Йейтса было преимущество в том, что они могли заменить реальные и актуальные ужасы своим собственным видением апокалипсиса и гибели. Как отмечали русские поэты и критики, между фантастической поэмой Блока «Двенадцать» и тем, что на самом деле происходило на улицах Петербурга в 1917-18 годах, нет никакой связи, несмотря на яркое подтверждение местного колорита и звука в стихотворении.Даже Поль Целан, на сегодняшний день величайший поэт, переживший эпоху холокоста, преображает ее ужасы явной силой и индивидуальностью своих навыков в таких стихах, как «Espenbaum» и «Engführung». Успех Ахматовой в «Реквиеме » намного проще и в некотором смысле менее оригинален: в ощущении и утверждении очевидного она обращается к словам и ритмам Русской Церкви, и это, кажется, очищает от всякого самосознания тот факт, что она говорит о себе, ее затруднительном положении и страданиях.При распятии рыдала Мария Магдалина; Иоанн, возлюбленный ученик, стоял «с каменным лицом». «Никто не смотрел в глаза молчаливой матери, никто не осмеливался». «Распятие» происходит непосредственно перед эпилогом, написанным в марте 1940 года, в котором вспоминаются часы и люди вне тюрьмы, а поэт записывает, что она примет от нее страны памятный памятник, но только если бы он был поставлен вне тюрьмы, где корабли плывут по Неве, и тающий снег тек бы по бронзе, как слезы.

Не забывать, всегда записывать — настолько важно, что необходимо преодолеть даже утешение в идее смерти. В «Поэме без героя» записан другой порядок памяти, а не общий в «Реквиеме», в котором поэт опасается, что, умирая, она потеряет то, что никогда не должно быть потеряно: звук черных автомобилей с жертвами, проезжающих через тюремные ворота и женский вопль за ними. В 1961 году она добавила знаменитый Пролог.

К тому времени у нее снова были большие неприятности.Благодаря сталинскому министру культуры Жданову она была вынуждена сжечь множество рукописей и нести в голове длинную, медленно развивающуюся поэму , которая была задумана еще до войны. Ахматова всегда оставалась убежденной в том, что преследование, которому она подверглась сейчас, было особенно почетным из-за того восхищения, которое все больше испытывали к ней западные интеллектуалы, и особенно из-за визита, нанесенного ей в 1945 году Исайей Берлином, «гостем из будущего», который тогда работал с Рэндольфом Черчиллем в британском министерстве иностранных дел в Москве.Они всю ночь разговаривали в ее комнате в Ленинграде у Фонтанки, и он занял свое место в преследующем меняющемся карнавале стихотворения с его калейдоскопом недавней истории и страданий, рядом с актерами трагического инцидента, произошедшего в 1913.

Акцент и буквальность в некотором роде преувеличены таинственностью, которую читатель воспринимает как поэзию. Что произошло на самом деле, хорошо известно. Близкую подругу Ахматовой Ольгу Судейкину любил молодой офицер-кадет по имени Князев, который писал ей страстные стихи и застрелился от отчаяния от ее холодного легкомыслия и из ревности к ее вероятной связи с поэтом Блоком.Ахматова и Гумилев читали свои стихи в компании других поэтов, включая Мандельштама, в кафе-кабаре «Бродячая собака», где Судейкина играла в шарадах роль Коломбины или «козоногой нимфы». После революции Судейкина эмигрировала в Париж. Ахматова чувствовала большую вину из-за ассоциации с самоубийством и миром упадка на краю пропасти, который для нее породил: более того, она сама, кажется, за несколько лет до этого участвовала в подобном эпизоде ​​с другим молодым солдатом и с те же последствия.Ни одно из самоубийств не произошло в Петербурге, но они спроецированы вместе в зловещей и грандиозной архитектурной мечте столицы, кульминацией которой являются слова, которые Мандельштам на самом деле сказал Ахматовой незадолго до своего ареста.

Триметрическое движение «Поэмы без героя» необычайно, звучно и убедительно, как будто воспроизводит наступление 20-го века — «реальное, а не календарное» — поскольку оно наклоняется к замерзшей столице, которая должна родиться. Ахматова сказала, что этот ритм «залез ей в голову», и, возможно, он был адаптирован, сознательно или бессознательно, из стихотворения Кузьмина , опубликованного в 1929 году под названием Форель ломает лед , что также намекает на самоубийство Князев.Хотя «Форель ломает лед» имеет структуру и атмосферу, весьма схожую с поэмой Ахматовой, Ахматова считала, что отношение Кузьмина к прошлому было легкомысленным и просто сплетням. Она сказала Лидии Чуковской, что «мы ко всему относились серьезно», но что в руках Кузьмина прошлое превратилось в игрушку, в которую можно играть, и что он «меня не выносит». Тем не менее в 1913 году они дружили, и Кузьмин написал предисловие к ее первому сборнику. Но если в стихотворении Ахматовой нет героя, то в каком-то смысле есть злодей, Князь Тьмы Калиостро, герой романа Кузьмина.Справедливо или несправедливо он стал олицетворять для Ахматовой упадок и зло серебряного века России и ее литературы. Кузьмин тоже был любовником Князева, который бросил его из-за обреченного романа с Судейкиной.

Стихотворение , основанное на другом, в некотором роде похожее стихотворение, не является уникальным в истории русской литературы. Пушкинский шедевр «Медный всадник» был задуман как своего рода ответная реакция на сатиру на Санкт-Петербург в канун г. Предков г., знакомый Пушкина, великий польский поэт Адам Мицкевич.У Ахматовой, возможно, также было желание отпраздновать бессмертие старой столицы, к которой, как она чувствовала, она принадлежала, ее отражение было частью ее каналов и ее ступенек в ее камнях. «Мы еще встретимся в Петербурге», — написал Мандельштам в другом стихотворении. Поэма Ахматовой провозглашает «Мое будущее в моем прошлом» — мотив, который она нашла в Четыре квартета . В «Традиции и индивидуальном таланте» Элиот ссылается на части произведения поэта, в которых «мертвые поэты, его предки, самым решительным образом отстаивают свое бессмертие», и в своем стихотворении она отмечает, что ее можно обвинить в плагиате.В ее творчестве присутствует прежде всего Пушкин, и в своих очерках о нем она ссылается на его искусство tainopis — искусство, которое может лежать в основе его ясности и прозрачности. Ахматова была особенно очарована его маленькой пьесой « Каменный гость », в которой она чувствовала, что он раскрывает свою жизнь и тайные любовные связи в своей картине Дон Жуана, а его жену — в «Донне Анне». Ее желание состояло в том, чтобы применить схожую технику в стихотворении, которое зародилось в течение столь длительного периода, и подруга заметила, что она делила людей на тех, кто понимает, что происходит в ее стихотворении, и тех, кто не понимает.

Трудно слишком высоко хвалить то, как были подготовлены и отредактированы Полное собрание стихов . Он не только двуязычный на каждой странице, с эффектным и оригинальным переводом, но и содержит множество ранее несобранных текстов, длинное вступление с фотографиями поэтессы, ее друзей, местами в Санкт-Петербурге, которые она прославила, мемуары Исайи Берлина и Анатолия. Найман, а также подробные заметки и библиографию. Это труд любви, достойный великого Ахматоведа Аманды Хайт, памяти которой он посвящен и которая справедливо высоко оценила качество и точность переводов Джудит Хемшемейер.

Белла Ахмадулина, еще сравнительно молодая советская поэтесса, сильно отождествляет себя с мировоззрением и личностью Ахматовой. «Фотография» и «Анна Ахматова» воспевают это слегка двусмысленное поклонение героям. «Анна Ахматова» в шестистрочных строфах тщательно рифмована. Несмотря на такого рода преемственность, в этой поэзии, как и в поэзии Евтушенко, за которого когда-то была замужем Ахмадулина, кажется существенное отсутствие сильного непроизвольного характера. Она отметила, что с трудом может вспомнить их брак, провал памяти, который не удостоился бы Ахматовой, для которой поэт был самым важным хранителем прошлого — своего собственного и своего родного.Но хотя она и говорила о них милостивые слова, Ахматова, похоже, презирала новое поколение поэтов, наиболее известными представителями которых были Евтушенко и Воснесенский. Она находила их вульгарными и поверхностными, как сегодня старые часто находят молодых.

В случае с Ахмадулиной такая критика вряд ли будет справедливой. В том, что касается ее стихов, ее собственная жизнь может быть пустяковым делом, но у нее есть яркое ощущение своих предков, выраженное в прозе «Бабушка», и глубокое, хотя и условное родство с предыдущими русскими писателями.Ее стихотворение о Мандельштаме трогательно — она ​​представляет поэта, любившего выпечку и сладкое, в убежище одного из своих кошмаров, где она могла бы накормить его этими вещами и плакать. Тем не менее, это также немного предписывает, поскольку такое почтение является обычным явлением в советской поэзии и в какой-то степени связано с использованием чудесного дара русского языка для того, чтобы его читали. Есть приятная ирония в том, что Пушкин, любовная поэзия и повествовательная поэзия которого в высшей степени читаема, на самом деле был чрезвычайно неумелым в чтении — так говорили все его друзья.Ахмадулина читает свои стихи, как и другие современные русские поэты, широкой публике, декламируя их, как она говорит, наизусть, как будто они ей не принадлежат. В каком-то смысле превосходно — хотя советские поэты и их зрители склонны переусердствовать с этим. Сам Пушкин со своей обычной ироничной улыбкой изобретает в «Египетских ночах» странствующего итальянца-импровизатора , который может сочинять возбуждающие хораки на любую тему, которую может предложить публика. Бывает, что дед Ахмадулиной по отцовской линии был странствующим итальянским музыкантом, как она вспоминает в «Бабушке».У нее есть талант к сочинению стихов-повествований, таких как «Сказка о дожде», в которой содержится послание о друзьях земли.

Короткие стихотворения Цветаевой. Стихи Марины Цветаевой о любви

Мне нравится, что ты болен не я

Мне нравится, что вы мной не болеете,
Мне нравится, что я не болею,
Этот никогда не тяжелый шар
Не плавает у нас под ногами.
Мне нравится, что ты можешь быть смешным —
Растворенный — и не играй словами,
И не краснешь удушливой волной,

Спишь с рукавами.

Мне нравится то, что ты со мной
Спокойно обнимай другого,
Не читай меня в аду
Жги за то, что у меня нет тебя.
Как зовут ласковый рудник, мой ласковый, не
Днем и ночью упоминаем — вс …
То ни разу в церковной тишине
Не кидайся на нас: Аллилуя!

Спасибо и сердце и руку
За то, что вы меня не знаете! —
Так люблю: за ночной отдых,
За раритетные встречи с тупицами
За то, что не гуляем под луной,
За солнцем мы не над головами —
За то, что вы больны — увы! — не я,
За то, что я в больнице — увы! — не ты!

Рыцарь ангелоподобный

Рыцарь ангелоподобный —
Долг! — Небесные стражи!
Белый надгробный памятник
На груди живая.

За спиной орудует
Крушитель,
Блоссомия,
Ежутенный звонарь.

Страсть, юность и гордость
Все сдалось без восстания,
Потому что ты раб
Первый Пивы: — Госпожа!

Слабая отговорка

Как старая любовь, как любовь забытая-ново:
Утро в карточном домике, смех, кружит наш храм.
О мучительном позоре за вечер ненужное слово!
О тоске по утрам!

Утоплен в синей заре, как месяц, трипрем,
Прощайся с ней, пусть лучше пишет ручкой!
Утро в жалкой пустоши отворачивает наш сад от Эдема…
Как стара любовь!

Оттуда только ночью присылают знаки,
Потому что всю ночь, как книжку, со всех вышеперечисленных!
Никто не шепчет, просыпаясь, о нежном чуде:
Свет и чудо — враги!

Бред ваш восторженный, свет покрывал люстру позолоченную,
Утром будет нелепо. Пусть не слышит рассвета!
Утром — мудрец, утром — холодный ученый
Ночью поэт.

Как мог, просто по ночам жил и дышал, как мог
Лучший вечер, чтобы помучить январский день?
Только утро посылаю вздох,
Only Morning Winn!

Никто ничего не брал

Никто ничего не брал!
Мне мило, что мы расстались.
Целую тебя — сотни
Разъединяющих верст.

В страшный полет крестим тебя:
Лети, орел!
Ты лукавил на солнышке, не поджимая глаз,
Это молодое мнение, мое твердое мнение?

Нежный и бесповоротный
Никто тебя не искал…
Целую тебя — сотни
Отключение лет.

Вчера

Вчера посмотрел в глаза,
А теперь — все косит в сторону!
Вчера сидел раньше птиц —
Все жаворонки теперь вороны!

Я тупой, а ты умный
Лайв, и я ошарашен.
О женском крике на все времена:
«Милая моя, что я сделала ?!»

И слезы ей — вода и кровь —
Вода, — в крови, в слезах омытая!
Не мать, а мачеха — любовь:
Не ждите ни суда, ни пощады.

Симпатичные кораблики взлетают
Он идет белым …
И стон разносится по всей земле:

Вчера еще лежал в ногах!
Я равняюсь китайской мощи!
Эвриса Обе руки держал, —
Жизнь вывалилась — копеечная ржавчина!

Детубитис на корте
Стою — несвободный, лютый.
Я тебе скажу, черт возьми:
«Мой милый, что я сделал?»

Спрошу стул, спрошу кровать:
«За что, за что страдать и недостаток?»
«Призвано — Шаолес:
Еще один поцелуй», — отвечают они.

Живи учил в самом огне
Бросился — в степь Зейланед!
Вот что ты, милый, сделал меня!
Мой милый, что ты — я сделал?

Все, что знаю — не останавливайся!
Опять ради — не хозяйка!
Где отступает любовь
Там подойдет садовник смерти.

Сама

— какое дерево трясти! —
Когда яблоко созреет …
— Для всех, для всех извините за
Дорогой мой, — что я сделал!

Созданный из камня, созданный из глины

Кто создан из камня, кто создан из глины —
А я глупая и сверкающая!
Я по делу — измена, меня зовут — Марина,
Я морская морская пена.

Кто сотворен из глины, кто сотворен из плоти —
Те гроб и надгробия …
— В купели морского крещения — и в полете
Его — непрестанно ломаются!

В каждом сердце, в каждой сети
Разное мое эгоистичное.
Вы видите, что Кудри благословляет их? —
Земля не производит соли.

Хожу по граниту коленями,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — Веселая пена —
Высокая морская пена!

Нам с тобой всего два эха:
Ты умер, а я шел.
Мы один раз с представлением воска
Забили роковой луч.
Это чувство сладкой болезни
Души терзают и сжигают.
Потому что ты чувствуешь себя еще
Я иногда до слез порой.

Скоро будет горькой улыбки,
И усталость опечалится.
Извините не словом, верьте и не взглядом, —
Только тайна утеряна, прости!

От тебя, уставший анатом
Я знал сладчайшее зло.
Потому что ты чувствуешь себя братом
У меня порой порывы до слез.

Мы с вами разные

Мы разные
Как суши и вода
Мы разные
Как луч с тенью.
Уверяю — не беда,
И самое лучшее приобретение.

Мы разные
Какая благодать!
Прекрасно дополняем
Мы друг друга.
Что нам дать то же самое?
Только ощущение замкнутого круга.

Ошибка

Когда снежинка, которая легко летает,
Как звездочка, падающая скольжением,
Возьми руку — она ​​сказка слеза,
И воздушности вернуть невозможно.

При подтверждении прозрачности медузы,
Она коснется по прихоти рук,
Она, как пленница, заключенная в узы,
Вдруг побледнеет и внезапно умрет.

Когда мы хотим в плетеных мотыльках
Видим не сон, а землю
Где их наряд? От них на пальцах
Одно зарево крашеной пыли!

Оставьте полет со снежинками с молью
И не мужик-медуза в песках!
В руках не мечтать,
В руках мечту не держать!

Невозможно грустить,
Скажи: «Страсти! Без ума от горя, Рэй!»
Твоя любовь была такой ошибкой —
Но без любви мы умираем.Колдун!

Легкомыслие — милый грех

Маленькость! — Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в моих глазах засветился смехом,
И я плеснул мазуркой по венам.

Беру кольца не хранить, —
Кто бы я ни был женат!
Старт наугад
И финиш до старта.

Будь как стебель и будь как сталь
В жизни, где можно так мало …
— печалью угостить шоколадом,
И посмеяться прохожим в лицо!

Только девушка

Я всего лишь девушка.Мой долг
Брачной короне
Не забывай, что везде — волк
И помни: я овца.

Мечта о замке из золота,
Качели, кружили, трясли
Сначала кукла, а потом
Не кукла, но почти.

В руке нет меча,
Нити не скользят.
Я всего лишь девушка, молчу.
Ой, если и я

Смотрю на звезды, чтобы узнать, что там
И звезда упала
И улыбнулась всеми глазами
Не опуская глаз!

Иди, как я

Иди, смотри, как я,
Ешь, устремляясь вниз.
Я их спустил — тоже!
Прохожий, стой!

Читаю — куриная слепота
А маков набирает букет
Как зовет меня Марина
А сколько мне было лет.

Не думайте, что здесь — могила,
Что я появлюсь, угрожая …
Я слишком сильно любил
Смейтесь, когда нельзя!

И кровь пролилась на кожу,
И мои кудри забормотали …
Я тоже был, прохожий!
Прохожий, стой!

Сорви сам стебель дикая
И ягода ему, —
Кладбищенская земляника
Больше и слаще.

Но только не стой угрюмо,
Голову опустить на грудь.
Легко думать обо мне,
Легко забыть.

Как луч светит тебя!
Вы все в золотой пыли …
— И пусть вас не беспокоят
Голос мой из-под земли.

Одеяло под ласкающий плюшевый

Под ласковым плюшевым пледом
Вчера звоню мечтой.
Что это было? — Чья победа? —
Кто побежден?

Опять все изменилось,
Опять всех хвалят.
В том, слов не знаю,
Была ли любовь?

Кто был охотником? — Кто занимается майнингом?
Все черти — наоборот!
Что я понял, длинное мурлыканье
Сибирский кот?

В то время борьбы
Кто, чья рука была всего лишь мячом?
Чье сердце твое, мое
Выстрел в прыжок?

И еще — что это было?
Что вы хотите и извините?
Не знаю: выиграли?
Побежден

Повторяю накануне разлуки

Повторяю накануне разлуки,
В конце любви
Что любили эти руки
Влаид твои

А глаза — кому — кому
Взгляд не дает! —
Требуется отчет
Для случайного просмотра.

Все вы с кастом
Страсть — видит Бог! —
Требуется окупаемость
За случайный вздох.

И еще говорю устало,
— Не торопитесь слушать! —
То, что на душе поднялось
По душе.

А я вам скажу:
— Все равно — Ева! —
Этот рот готов к поцелую
Твой Юнь был.

Смотритель — жирный и ровный,
Сердце — пятилетний …
Счастлив, кто не встретил тебя
В пути.

Далее

Святой я, Иль не грешник
Ты входишь в жизнь, Иль твой путь позади, —
Ой, только люби, люби его нежно!
Как мальчик, Бужуки на сундуке,
Не забывай, что тебе нужен сон побольше
И вдруг нет засорения от сна.

Будь с ним вечно: научим
Тебе грусть его нежными глазами.
Будь с ним вовек: Его сомнение терзается,
Прикоснись к движению его сестер.
Но, если мечты безгрешны
Суммы зажечь чудовищный огонь!

Ни с кем не обмениваться
Само по себе тоска прошлого проносится.
То ли тому, кого я не осмелился:
Его мечты не боятся толще!
Будь то тем, кем мне не удалось быть:
Любовь без мер и любовь до конца!

Кроме любви

Не любил, но плакал. Нет, не любил, но все же
Только ты указывал на тень обожаемого лица.
Это все было в нашей мечте на любовь не похоже:
Ни причин, ни доказательств.

Только нам этот образ кивнул из вечернего зала,
Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
Поклонения нашей нитью связали нас
Чем любовь — другим.

Но у меня был порыв, и кто-то ласково подошел
Кто не мог молиться, но любил. Осуждайте, не торопитесь!
Тебя запомнят как самую нежную ноту
В пробуждении души.

В этой грустной душе Ты гулял, как в открытом доме.
(В нашем доме весной …) Не зови меня, забудь!
Все моменты я был наполнен тобой, кроме
Самый грустный — любовь.

Здесь снова окно

Вот опять окошко,
Где опять не спи.
Может выпить вина
Может сидят.
Или просто — руками
Не разглашайте два.
В каждом доме друг
Окно есть.
Крик разлуки и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может, сотни свечей
Может, две свечи …
Да ничего
Мой отдых …
А в моем доме
Уже кончилось …

На солнце, на ветру, на свободном пространстве

На солнышке, на ветру, на свободном пространстве
С любовью бери себя!
Чтоб только не видел вашего радостного взора
Ни в коем случае попутный судья.
Беги по воле, по долинам, в поле,
По траве танцуем легко
И пей, как толстые дети Шала,
Из кружек большого молока.
Ах ты, впервые смущающийся в любви,
Доверься превращениям снов!
Беги с нею волей, по ветру, под кленом,
Под молодой зеленью берез;
Пасит на розовых склонах стада,
Скрыть журчание струй;
И друг, чалунья, ты здесь без стыда
В красивые губы поцелуй!
Кто молодой радостно шепчет?
Кто скажет: «Пора!» Забывать?
— на солнышке, на ветру, на свободном пространстве
С любовью бери себя!

НЕ чернокнижник! В белой книге

НЕ Чернокнижник! В белой книге
ей на глаза попался Дали Донской!
Где бы ты ни был — будешь духовкой,
Смотритель — и возвращайся обратно.

Ибо с гордостью своей, как кедр.
Мир Озия: Социлы плавают,
Светятся рычат … морские недра
Транкл — и возвращайся со дна!

Переконфигурируйте меня! Я везде:
Зори и руда Я, Хлеб и вздох,
Я ЕСМЬ Я БУДУ Я, И DOCU
Губы — Бог достигнет души:

Сквозь дыхание — твой хриплый час,
Сквозь Архангельский суд
Лощина! — все устье шипа
Обводи и возвращайся с Одрой!

Обзор! В конце концов, это вовсе не сказка!
— Аренда! — Стрелка, описывающая круг…
— Аренда! — Ни один не спас
От безрукового обгона:

Через дыхание … (Перси наполнился,
Веки не видят, во рту — слюда …)
Как сорриливица — Самуэль
Лиморлы — и верни один:

Для другого с вами и в судне
Днем не многолюдно …
Находки и длы.
IM I WILL I WILL AND DOCTOR
Soul — как губы добавят

Твой нежный рот — крепкий поцелуй

Твой нежный рот — крепкий поцелуй…
— И все, а я просто нищий.
Кто я сейчас? — Единый? — Нет, тысячи!
Завоеватель? — Нет, победить!

Love is it — или восхищаться,
PERO PUDDA — ILE PRINDDOR,
Tomorrow Lee для ангельского ранга —
Ile a парашют притворяется — зовет …

— душевные печали, очаровательные глаза,
Per Lee Striker — Ах! — ни в коем случае,
Как назвать этот набор — нет
Твой нежный рот — крепкий поцелуй!

Кошки

Они приходят к нам, когда
В наших глазах не видно боли.
Но пришла боль — они не болы:
В кошачьем сердце нет стыда!

Нелепо, не правда ли, поэт
Тренировать свою домашнюю роль.
Они убегают от рабской доли.
Нет рабского сердца!

Как ни мана, ни вроде, ни
Как ленивый до уютного холе
Мгновение — они в дикой природе:
В кошачьем сердце нет любви!

Я написал на липкой доске

Я написал на липкой доске,
И на листовках Ферреса увядших,
И на реке, и на морском песке,
Коньки на льду, и кольцо на очках, —

И на стволах, что сотни зим,
И напоследок — чтоб всем было известно! —
Что ты любишь! Любовь! Любовь! Любовь! —
Подпись — радуга небесная.

Как я хотела каждый цвет
В веках со мной! Под пальцами!
А потом, склонив лоб о стол,
Крест перекрестится — имя …

А ты, в руки продавцу
Положи! Ты, что я душечка!
Я не продан! Внутри колец!
Вы должны выжить на кустах.

Откуда эта нежность?

Откуда эта нежность?
Не первая — эти локоны
Разглаживание и губы
Я знала — тьма твоя.

Звезды вареные и гасли
(Откуда взялась эта нежность?),
Глаза вареные и гасли
У меня самые глаза.

Не такие песни
Ночью слушал
(Откуда такая нежность?)
На груди певицы.

Откуда эта нежность?
А что с ним делать, теги
Crazy, певица
С ресницами — больше нет?

Любовь! Любовь! И судороги и в гробу

Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу
Завернутый — предлогом — запутался — прет.
О меде! Ни в гробу, ни в облаке с тобой
не скажу.

И не на мне парочка красивых крыльев
Дана, для души.
Коренастый, безликий, безликий
Не хочу ругать жалкую Слободу.

Нет, я буду серфить твои руки, мельница упругая
Единственная волна твоей постели
Смерть, кирка! — Обязательно тысяча в районе
Затылочный снег — и лес спален.

А если все W — плечо, крылья, колено
Сжимая — я дал себе взорвать себя, —
Только тогда, смеясь над деленой,
Veriate Rolling — Il Rosan Fly!

хочу зеркало где мучение

Хочу зеркало, где мучения
И дыхание сна
Я выкопал — куда ты идешь
А где убежище.

Вижу: мачта корабля,
А ты — на палубе …
Ты в поезде дымишь … Поля
Вечером жалоба —

Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны …
— Всех благословляю
Четыре стороны!

Не целовалась — прикреплена

Не целовались — прикрепили.
Не сказал — показали.
Может быть — ты не на земле жил,
Может только плащ на стуле висел.

Может быть — давным-давно под каменной квартиркой
Наступил твой нежный возраст.
Войлок вощеный:
Маленькие поздние розы.

Кладу руку на сердце — не бьется.
Так легко без счастья, без страданий!
— Так прошло — что в народе зовут —
По миру — хер любви.

Крючок «Цветок на грудь»

Крючок цветок в грудь,
Кого подкололи — не помню.
Неутолим мой голод
По печали, по страсти, по смерти.

Виолончель, скрип
Двери и звон стекла,
И лязг шпор и крик
Вечерние поезда

Расстрелян на охоте
И Трок Бубарец —
Звоните, звоните
Я нелюбимый!

Но есть еще игла:
Жду того, у кого
пойму как надо —
И разжигаю.

Попытка ревности

Как жить с другим, —
Все-таки проще? — Пуансон с подкладкой! —
Линия Берегово
Вскоре в память ушло

Обо мне, плавучий остров
(В небе — не на воде)!
Души, души! — Будьте вам сестры,
Не любовницами — вы!

Как жить со сноном
Женщина? Без божеств?
Государь с престолом
Оверши (с концентрацией),

Как вы живете — cotk down —
Heds? Вставай — как?
С долгом бессмертной пошлости
Как ты справляешься, бедняга?

«Матрос да перебивает —
Стоп! Нанять домой.«
Как жить с кем угодно
Избранное я!

Часто и седобик —
Песок? Не ем — не дави …
Как живешь с подобием —
Ты, Синай поправляю!

Как вы живете с кем-то еще
На месте? Ребр — Люба?
Позор Зевезой государь
Не прячет лоб?

Как ты живешь — привет —
Сделай это? Скоро — как?
С язвой бессмертной совести
Как ты справляешься, бедняга?

Как живется с товарным
Маркетом? Назначение — круто?
После мрамора Каррара
Как жить с трубкой

Гипс? (Из валуна высечено
Бог — и доверчиво сломано!)
Как ты живешь со стотысячными —
Тебе, Лилит!

Рыночная новинка
Будет филе? До Вольшбамы остыла,
Как живешь с землей
Женщина, без шестой

Чувства? ..
Ну что за голову: happy?
Нет? В провале без глубины —
Как живется, милый?
Нравится ли мне с другим?

Ты, я любил Ложь

Ты, я любил Ложь
Истина — и правда ложь,
Ты любил меня — следующий
Нигде! — Oversele!

Ты, любил меня дольше
Время. — Слив талии! —
Ты меня больше не любишь:
Правда в пяти словах.

Соперник, и я приду к вам

Соперник, и я приду к вам
Когда-нибудь, так ночь лунная,
Когда лягушки в пруду
И женщины от жалости безумны.

И, задержавшись на веках
И на ревнивых твоих ресницах,
Я тебе скажу, что я не мужчина,
А всего лишь сон, который только снится.

А я скажу: — Ты сольешься, утешь,
Кто-то в душе забивает ногти!
А я вам скажу, что ветер свежий,
Что жарко — над головой — звезды …

Remese: все ваши цели дороже

Remese: все твои цели дороже
Волосы с головой.
И иди сам … — Ты тоже
И ты тоже, и ты.

Узнай меня, все рыдания!
Утром не ем!
Чтобы я мог спокойно выйти
Стой на ветру.

Вы чужой, а не чужой

Ты чужой а не чужой,
Родной а не родной
Моё а не моё! Собираюсь к вам
Домой — я «на гостях» не скажу,
И не скажу «домой».

Любовь — как пламенные заботы:
И все кольцо — большое дело,
И весь алтарь — великий свет.
— Бог — не благословен!

Мальчик, слезливо бегущий, Я явился тебе

Мальчик, бегущий рвущийся,
Я явился тебе.
Ты трезво посмеялся
Злые мои слова:

«Шалость — жизнь мне, имя — шалость!
Смейтесь, кто не дурак!»
И еще не видел усталости
Плохие губы.

Луна привлекала вас
Два огромных глаза.
— слишком розовый и молодой
Я был для тебя!

Тает легче снега,
Я стал как сталь.
Мяч прыгнул с бега
Прямо на пианино

Весенний песок под зубьями или
Сталь на стекле …
— Только ты не поймал
Грозный стрелок

Легкие слова моей нежности
Очков гнева …
Каменная безнадежность
Вся моя проказа!

Я — там, ты — ты

Я. Ты будешь. Между нами — бездна.
Пью. Ты псих. Вкладывать — зря.
Нам десять лет, нам сто тысячелетий
Disconnect.- Бог мостов не строит.

Будь! — Это моя заповедь. Дайте — Mimo
Идти, дыша не нарушая роста.
Я. Ты будешь. Три весны
Вы скажете: — Ес! — А я скажу: — Один раз …

Каждый стих — дитя любви

Каждый стих — дитя любви.
Нищий незаконнорожденный.
Первенец — Хан
На носу ветров — положен.

Сердце — ад и алтарь,
Сердце — рай и позор.
Кто отец? Может быть, король,
Может быть, король вор.

Кто-то был моим предком — скрипач

Кто-то из моих предков был скрипачом,
Всадником и вором одновременно.
Это потому, что у меня вспыльчивость
И волосы пахнут ветром?

Разве он, темный, не ворует у Арбы
Моя рука — абрикосы,
Виновник моей страстной судьбы
Кёрчай и бочки?

Прогулка по пахахару за дорогую
Коса между губ — шиповник.
Плохой товарищ это был, — Лиха
А она была любовницей!

Любовник трубка, луна и бусы,
И все молодые соседи…
Я тоже считаю, что — трус
Был мой желтоглазый предок.

Что, душа черта за копейки,
Был в полночь кладбище не ходил.
Я тоже думаю, что нож
Носил для нее метчик

Что не раз из-за угла
Прыгнул — как кошка гибкий …
И почему-то понял
Что он на скрипке не играет!

И соска это все было
Как прошлогодний снег — летом!
Это мой предок был скрипачом.
Я стал как поэт.

В раю


Я заплачу землей и в раю,
Я старые слова с нашей новой встречей
Не скрывай.

Где алены ангелов летят стройно
Где арфа, лилии и детский хор,
Где все остальное, я буду беспокойным
Лови глаза.

Райские видения с улыбкой
Одна в кругу невинно-строгих служанок,
Я буду петь, земной и чужой,
Земной вход!

Плечи тоже вспоминая
МиГ придет, — не скрывал слез…
Ни сюда, ни там, — встречаться некуда
И не для встреч, мы будем в раю!

Будь деликатным, безумным и шумным

Будь нежной, сумасшедшей и шумной,
— Так жажда жить! —
Обаятельный и умный, —
Обаятельный быть!

Нежней всех, кто есть и был
Не знаю вины …
— о возмущении, что в могиле
Мы все равны!

Стань тем, что никто не милый
— Ой, стань как лед! —
Не знаю, что было
Ничего не приходит

Забудь, как сердце разбилось
И снова слилось,
Забудь свои слова и голос
И волосы сияют.

Бирюзовый браслет —
На стебле
На этом узком, таком длинном
Моя рука …

Как рисовал Тучку
Издалека
За перламутровую ручку
Руку взял

Как прыгнуть в ноги
Сквозь плетеные
Забыть, как у дороги
Ебаная тень.

Забудьте, как пламя в ленивцах,
Как дни тихие …
— все штаны свои, все штормы
И все стихи!

Мое чудо достижения
Включи смех.
Я, вечно розовый, Я буду
Бледнее всех.

И не раскрывайте — надо —
— Ой, пожалуйста! —
Ни для заката, ни для взгляда
Нет полей

Мои опущенные веки.
— Ни для цветка! —
Моя Земля, извини навсегда,
На все века.

И они также скроют луну
И тающий снег
Когда этот молодой будет посеян,
Очаровательное веко.

Тебя зовут птица в руке

Тебя зовут птица в руке,
Тебя зовут ледяной линией,
Одно движение губой
Твое имя состоит из пяти букв.
Мяч пойманный на лету
Серебряный бубен во рту,

Камень, мчащийся в тихом пруду,
Глупый, как тебя называют.
В свете ночи щелкали копытами
Палец Твое имя хрипит.
И зовет его в храм
Выбирает курок.

Вас зовут Ах, это невозможно! —
Тебя зовут поцелуй в глаза,
В нежных шорохах недвижимости,
Тебя зовут поцелуй в снегу.
Key, Ice, Blue Sungage.
С твоим именем — спи крепко.

Есть определенный час — как выпавший карабин:

Когда гордость в себе сжимается.

час ученичества, он в жизни каждого

Высокий час при складывании пистолета

К ногам указанного нам — пальца,

We Purpur Warrior на верблюжьем мехе

Заменяем на песок морской.

Химинг из дня одиночества!

Примерно в этот час, когда как спелый колос

Мы оторвемся от их тяжести.

Молодость моя! Мой инопланетянин.

Моя молодость! Мой инопланетянин

Молодость! Моя безделушка непарная!

Воспаление глаз сужение,

Так лист календаря сломан.

Ничего от вашей добычи

Не взялась задумчивая муза.

Моя молодость! — Назад не нажимаю.

Вы были бременем и обузой.

Ты в ночи плакал ряд

Ты тянул стрелы в ночи.

Ваша щедрость раздается, как щебень,

Я терпел грехи за других.

Скиптер к вам, возвращаясь к свиданию —

Какая уже душа на иго и кисть!

Моя молодость! Моя Ферока —

Молодость! Мой лоскуток пум!

От четырех до семи

В сердце, как в зеркале, тень,

Скучно по одному — и с людьми …

Медленно тянется день

С четырех до семи!

Людям не нужно — Лыгут,

В сумерках каждый жестокий.

Я хочу плакать.В Жгуте

Шарф с перекрученными пальцами.

Если ты обиделась, я прощу,

Только я, а не Томи!

Мне бесконечно грустно

С четырех до семи.

Так отплыли: Голова и Лира.

Так отплыли: Голова и Лира,

Вниз, отступая.

И Лира заверила: мир!

И губы повторяют: извините!

Кровавый след, двойной lia

По наемникам Гебры —

Брат нежный мой, сестра моя!

Иногда, в тоске по унатоле,

Движение замедлило голову.

Но Лира заверила: мимо!

И губы ее возрасту: увы!

Смещенная как корона —

ЛИРА не истекает кровью?

Волосы у нее серебристые?

ROUGE ET BLEUE.

Девушка в красном и девушка в синем

Вместе гуляли по саду.

— «Знаешь, Алина, накидываем платье,

Будем купаться в пруду? «.

Угроза тонким пальцем

Девушка ответила строго синим цветом:

«Мама сказала — это невозможно.«

Женская грудь! Души замороженные вздохнули.

Женская грудь! Души замороженные вздох —

Сущность женского пола! Волна, всегда удивляла

Поймал — и всегда удивлял

Ласкай — увидишь Бога!

Презренный и высокомерный jea

Игрок. — Женская грудь! — Броня

Соответствует! — Я думаю о тех …

Примерно один на один, — друзья тех.

Три короля.

С ценными подарками.

С синим морем.

Все, с ark-c-тварью.

Что в третьем, мой король?

Не понимаю, что это значит!

И ребенок плачет.

Общение через сны

Все происходит только в тот момент, когда люди создаются,

Новинка Fluster delight,

Но неизменной, как печаль, остается

Общение через сны.

Успокоить … забыть … спать …

Сладость опущенных век…

Мечты открываются грядущей судьбе,

Все мне, что бы я ни думал украдкой,

Прозрачный, как чистый кристалл.

Мы неразлучная и вечная тайна

Я не молюсь: «О, Господи, уничтожь

.

Мука грядущего дня! «

Нет, молю: «О, пошли к нему, Боже,

Привет от Вагона.

Более сильный гул, как будто наверху — здание,

Последний раз машина колеблется

Последний раз… мы идем … До свидания,

Моя зимняя мечта, моя мечта до слез хороша,

Я от тебя утомился судьбой.

Так суждено! Мне ничего не нужно

Под шум машины сладко верю в чудо

И к долгим звездным дням, еще туманным, плывущим.

Мир такой широк! Вы в нем за прохождение

Вагонная тьма, кажется, предписывает плечи,

Туман льется в форсунку …

Мой дальний друг, пойми — все эти речи

Зеленое колье

Играли весь вечер и выбрали колье

От зеленого, до низа отражающих глаз, камней.

Вы слишком сильно натянули хрупкую нить

И камни обильно посыпаны,

С папой обвиняем посильнее.

Мы в тоске расстались в нашей незащищенности в Целии.

Ни одного ожерелья на наших дрожащих пальцах

Она заботится, давая нам новый свет.

Мы к сокровищам бездны все дороги открыты,

Наши жадные глаза не полны

И ко всем драгоценным камням

Отправляем ступени с вечными представлениями Скальцева.

Русская литература не зря считается одной из лучших в мире. Знаменитые стихи Марины Цветаевой о любви знают практически во всех странах. В них выражена вся глубина переживаний и эмоций человека. Это целый мир ярких красок. На этих страницах вы можете прочитать лучшие стихи Цветаевой о любви. Здесь каждый найдет произведения на свой вкус, короткие и большие, веселые и грустные.

август — Астра,
август — Звезды,
август — Брозды
Виноград и Рябина
Ржавый — август!

Полное, выгодное
Яблоко со своим империалом,
В детстве играешь, Август.
Как ладонь сердце гладим
Имя твоему царскому:
Август! — Сердце!

Поцелуи через месяц,
Поздних роз и Поздно поздно!
Звездный рейв —
Август месяц
Звездный рейв!

Бабушка

Продолговатый и сплошной овал,
Курсор в черном платье …
Юная бабушка! Кто пнул
У тебя есть собственные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальс Шопен играл …
По сторонам льда
Замки в виде спирали.
Темный, прямой и решительный взгляд.
Смотрите, защита готова.
Молодые женщины так не выглядят.
Бабушка, ты кто?

Сколько возможностей вы использовали,
А невозможность — сколько? —
В неумолимой разбивке земли,
Двадцатилетняя полька!

Был день Невинен, и дул свежий ветер.
Тёмные звёзды погасли.
— Бабушка! — Этот жестокий бунт
В моем сердце — разве ты не от тебя? ..

Будьте деликатными, безумными и шумными…

Будь нежной, сумасшедшей и шумной,
— Так жажда жить! —
Обаятельный и умный, —
Обаятельный быть!

Нежней всех, кто есть и был
Не знаю вины …
— о возмущении, что в могиле
Мы все равны!

Стань тем, что никто не милый
— Ой, стань как лед! —
Не знаю, что было
Ничего не приходит

Забудь, как сердце разбилось
И снова слилось,
Забудь свои слова и голос
И волосы сияют.

Бирюзовый браслет —
На стебле
На этом узком, таком длинном
Моя рука …

Как рисовал Тучку
Издалека
За перламутровую ручку
Руку взял

Как прыгнуть в ноги
Сквозь плетеные
Забыть, как у дороги
Ебаная тень.

Забудьте, как пламя в ленивцах,
Как дни тихие …
— все штаны свои, все штормы
И все стихи!

Мое чудо достижения
Включи смех.
Я, вечно розовый, Я буду
Бледнее всех.

И не раскрывайте — надо —
— Ой, пожалуйста! —
Ни для заката, ни для взгляда
Нет полей

Мои опущенные веки.
— Ни для цветка! —
Моя Земля, извини навсегда,
На все века.

И они также скроют луну
И тающий снег
Когда этот молодой будет посеян,
Очаровательное веко.

В раю


Я заплачу землей и в раю,
Я не скрываю старых слов с нашей новой встречей.

Где аллеи ангелов летят стройно
Где арфа, лилии и детский хор,
Где все остальное, Мне не терпится поймать твой взгляд.
Райские видения с улыбкой
Одна в кругу невинно-строгих служанок,
Я буду петь, земной и чужой,
Земной вход!

Вспоминая плечи тоже
МиГ приедет, — слез не скрывал …
Ни здесь, ни там, — встречаться некуда
И не для встреч, мы будем в раю!

В голубом небе глаза широко раскрыты…

В голубом небе широко распахнутые глаза —
Как воскликнут: — Будет гроза!

На проезжающих верховых бровях —
Как восклицаю: — Будет любовь!

Сквозь равнодушных серых мхов —
Так восклицает: — Будут стихи!

В черном небе начертаны слова …

В черном небе слова нарисованы —
И глаза отличные …
И нам не страшно, малышка
И не сладко мы страстные постели.

В поту — писательство, в поту — пашня!
Нам знакомо другое рвение:
Света зажигают, над кудряшками танцуют, —
Удар вдохновения!

Вот опять окошко …

Вот опять окошко,
Где опять не спи.
Может, вино пьют,
Может — так сиди.
Или просто — руками
Не разглашайте два.
В каждом доме друг
Окно есть.

Не от свечи, горели лампы тьмы:
От бессонных глаз!

Ручей разлуки и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может быть, сотни свечей
Может быть, три свечи…
Нет и не возражаю
Мой отдых.
А в моем доме
Все кончилось.

Помолись, друг, за дом бессонный,
За окном огонь!

Вчера посмотрел в глаза …

Вчера посмотрел в глаза,
А теперь — все косит в сторону!
Вчера сидел раньше птиц —
Все жаворонки теперь вороны!

Я тупой, а ты умный
Лайв, и я ошарашен.
Ой, женский крик на все времена:
«Милая моя, что я с тобой сделала ?!»

И слезы ей — вода и кровь —
Вода, — в крови, в слезах омытая!
Не мать, а мачеха — любовь:
Не ждите ни суда, ни пощады.

Симпатичные кораблики взлетают
Он идет белым …
И стон разносится по всей земле:

Вчера лежал в ногах!
Я равняюсь китайской мощи!
Эвриса Обе руки держал, —
Жизнь вывалилась — копеечная ржавчина!

Детубитис на корте
Стою — несвободный, лютый.
Я тебе в аду скажу:
«Милый мой, что я тебе сделал?»

Спрошу стул, спрошу кровать:
«За что, за что страдать и недостаток?»
«Призвано — колесо:
Другие поцелуи», — отвечают они.

Живи учил в самом огне
Бросился — в степь Зейланед!
Вот что ты родная, сделала меня!
Мой милый, что ты — я сделал?

Все, что знаю — не останавливайся!
Опять ради — не хозяйка!
Где отступает любовь
Там подойдет садовник смерти.

Само — какое потрясение! —
Когда яблоко созреет …
— Для всех, для всех извините за
Дорогой мой, — что я сделал!

Смерть от женщины.Вот знак …

Мандельштам О.Э.

Смерть от женщины. Вот знак
На ладони, молодость.
Сделал глаз! Молиться! Вот! Враг
Горит в полночь.

Не спасут ни песни
Небесный дар, ни чудесный вырез губ.
Так ты и любишь
То небо.

Ой, топнуть голову,
Глаза полузакрытые — что? — Прячется.
Ах, голова чокается —
Иначе.

Возьми свои руки — Правило! Упертый!
Твой крик всю ночь будет на грани звонка!
Поднимите крылья на всех четырех ветрах!
Серафим! — Орел!

Два Солнца заслоняются, — Господи, меркулы! …

Двое Солнц закрыты — Господи, меркулы! —
Одно — в небе, другое — в груди.

Как эти Солнца, — Легко ли сделать самому? —
Как это солнце сводило меня с ума!

И оба стесняются — от их лучей не больно!
И он сначала остынет настолько горячим.

декабрь и январь

В декабре на заре было счастье,
Длилось — миг.
Настоящее, первое счастье
Не из книг!

В январе на рассвете была гора,
{! LANG-49205bd0b7136da4001b24bb326f49fe!}
{! LANG-db4d6d1f6aecce73ed1201cf46db02e6!}

{! LANG-d287a2f3fca64b634c8265b5c707958f!}

{! LANG-b03a5f0e946c9b15a86d967160a6e6d7!}

{! LANG-2d1bd03b0f

7ecf70344606eb654!}
{! LANG-839fb9a74b1ea1ef90fe0d4b6abea28d!}
{! LANG-4d9d9fdf526bdb1f7bfaf06f844c93dd!}
{! LANG-b0cdc8cc6d2a6c97cf10a64db1

8!}
{! LANG-110c1e6ddce6d3ae0e6a626ef339eda8!}
{! LANG-329cc

c41029d69571e9bc7a860d!}

{! LANG-672ab1729cc052e3407a9aed4fd4caa4!}
{! LANG-7f14b8f959e404952e442509ee0ef89d!}

{! LANG-d6dc2f68b1f0db379eea5a998e38f720!}

{! LANG-9af257a10c2d186fc0d601ef85c16e84!}
{! LANG-9a107132e79d6841a0fe84d80647f685!}
{! LANG-513897690f864b307759883de0438ae8!}
{! LANG-11a6a850389856250e62d1f603a96c93!}
{! LANG-1c29b604259d340e15e715c339dd7a56!}
{! LANG-16543979afc72cbddf75ba33aab7b4db!}

{! LANG-257143ebbc74baa351bfcce668b7d6a7!}
{! LANG-91e18ff824cb2ca8ec3723a012ea4944!}
{! LANG-7
3bd7f8184bdcc48b510583aca1!}
{! LANG-83aa9fe53751dd89b78a9d1be0d4f53f!}
{! LANG-6b84ed244f4c5dc72e263f02dcc57e6d!}
{! LANG-39a5709141d485db18eac9f52d234659!}

{! LANG-ede5519230e0cc0960d8d5c61ec11074!}

{! LANG-55f724a7bd75b3c650072ebd6420ccf2!}
{! LANG-faa7c87a7c7a048645b4e90cf0818bd6!}

{! LANG-836824d0a85a1e0134426c30b6f0b6ea!}
{! LANG-6d94dfc331bba10a157

f17ad540!}

{! LANG-9ca71a0cfa76b700191e6017e8f8cd19!}
{! LANG-5dc6b9a7f5ff0137999d45227efd4e2c!}

{! LANG-6815f570b8bf0c8dcd5a5359cfe459c6!}

{! LANG-bd7515078c9f23bb387d22d7cbd637f5!}

{! LANG-0e5aa6371dfbef71589d4ce9900e34de!}

{! LANG-c91a5eecce2c94ba367ea3fe2039dc33!}

{! LANG-38024129d81e358779a870289e2d798b!}

{! LANG-c1dbf5f28850f6c340f6bed0da44105a!}

{! LANG-d2fed2e838b9
0a42ee706851924!}

{! LANG-f18f8d071d
829e076f2d0c7e019!}

{! LANG-15f34125b69d8cbfddcabf5c9ce826c1!} {! LANG-a228ca57884fc33120468f0d8b22647c!} {! LANG-f42c

99317fa96c5c60f8280b1c5!} 9000

{! LANG-792c8732edda467a6e6248457db61f80!}

{! LANG-df9e34752b2ca645bec76bbea2aee28a!}

{! LANG-094e30c94f67b6f36264ebcf6015896f!}

{! LANG-f022057abfbe1d14e9558fba1797c880!}

{! LANG-86c1ad609f2ca4de856a949d796d8218!}

{! LANG-0cd5f74a80a8cd2b0f7d99812b9dce0b!}

{! LANG-360342ca4dfb7eaea87563ac0ce69b99!}

  • {! LANG-08c63d42b79ac01cbf78aecb9fef7de2!}
  • {! LANG-8b0f050d0ab79ac5f318167a0dc13c12!}
  • {! LANG-18241c25f3cb22ce02206a65dedc6dce!}
  • {! LANG-f4ebcae0413f0bbfbe98f625ad5f3822!}
  • {! LANG-573ac6f9d8a8ff10acccc1fc5e9fad87!}

{! LANG-9ed1c1ab6c5d7aeb279b96c9afa9e36f!}

{! LANG-571dcac207b8426f689f03f80148548c!}

{! LANG-f9f5db3543b43db27293c46748d717de!}

{! LANG-3c8e28ae94ff0edfa5a1d3b4fdb38686!}

{! LANG-a04d3678fe7ad27cb40dfd06acc9d342!} {! LANG-366ee613f254ad50e7d08ec0565d0217!} {! LANG-edffc83742b4e7f2059cb9fc1648987fc 905e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e07e05e

{! LANG-adcc

f3cc4cabfed4a

9058d!}

  • {! LANG-3514614af97faaad8c79356f75ec8eae!}
  • {! LANG-72b0cfd890eefd981c8ee4b1c7f487e9!}
  • {! LANG-4cbef39e69726d315a1528ea9e354b2c!}
  • {! LANG-8fbe246a6ed5146ff1d981acb5b3642a!}

книга.gov.ge | _Book_ | АБСТРАКТНАЯ МОЛИТВА

Абстрактная молитва — пятый сборник стихов Лелы Самниашвили. Во всех пяти сборниках, охватывающих ее творчество за более чем пятнадцать лет, можно сказать, что автор ни разу не отклонился от своего основного пути. Поэтическое легкомыслие или расплывчатость — не ее привычка. Она всегда суровая и умелая. В ее работах мы найдем только точные и правдивые метафоры, вы не встретите импровизированных образов и фраз в последнюю минуту. Ее голос нельзя спутать ни с кем другим.Лела Самниашвили может быть очень острой и очень тонкой, ее стихи часто занимают четко определенную позицию, нередко затрагивают общественно-политические темы нашего времени. Иногда она может быть слишком холодной: она не обнажается, как другие поэты, ее образы новые, мы не находим клише, и она использует клише только для того, чтобы его деконструировать. В некоторых стихотворениях кажется, что Лела заложила бомбу замедленного действия, и она тихо и убедительно устраивает ее взрыв. Своеобразна структура и графика ее стихов.Крохотные мостики черточек могут напомнить вам Дикинсона или Цветаеву. Другое дело формальная сторона стихов: звуки, музыкальность, ритм. Лела очень часто выбирает трудный путь, идя по натянутой веревке, чтобы избежать банальностей в ритме и рифме. Словом, Лела Самниашвили — автор филигранный, хотя на первых порах филигранный характер встречается довольно редко. Но у нее все еще есть склонность к формализму, стихи этого сборника остаются естественными во всем, но очевидно, что временами то, что каждый из них должен сказать, изложено на концептуальном уровне.Книга состоит в основном из обычных стихов, есть всего два или три стихотворения в чистом стихе, и есть что-то промежуточное, когда условность угасает в середине стихотворения, а затем появляется снова, только чтобы снова исчезнуть … Формы строф часто очень искусны. , постоянно меняющиеся, рифмы в основном состоят из созвучия или созвучия и довольно часто едва заметны, аллитерации появляются то тут, то там, как миражи, но ничто из этого не создает впечатление искусственного приема. Повсюду высокая степень сосредоточенности: синтаксис поэта не допускает в тексте ни одного лишнего слова и до последней капли извлекает смысл.

«Стихи Лелы Самниашвили — это международный поэтический язык, своего рода поэтический эсперанто, на котором мы можем говорить стихами абсолютно любой страны и понимать от начала до конца то, что мы говорим».

Д. Анпимиади, поэт

НА ПОСЛЕДНЕМ ФОТО

На последнем фото я похожа на свою маму.
Конечно, она все еще на двадцать лет старше меня,
Но есть определенный возраст, в котором ребенок запечатлевает лицо дорогого человека.
И неважно, сколько лет прибавляется или убирается —
Даже в более глубоком прошлом. , старые воспоминания,
На этом изображении представлены всевозможные вариации оттенков глаз и линий морщин.

Мать, теперь я похож на тебя
И буду таким во всех видах будущего,
Потому что передо мной весь вид, который мой глаз мог бы достичь
И какие бы усилия ни потребовались сейчас, чтобы его изучить со всех сторон,
Используя микроскопы или телескопы,
Сидя в самолетах максимальной скорости,
Все чувства и удивления будут копиями с копий.

Я умножаю эти ощущения очень быстро,
Уже почти автоматически; нейроны запечатлевают их
И очищают, убирают с кораблей в огне,
От войн, от убийств
И остается еще одна большая путаница —
для мира перед нашим носом, которого мы не можем коснуться.

Мам, это что-то вроде твоей суеты в доме —
Рутина, наполненная странной любовью.
Как бы то ни было,
Объекты находят свое место.
Каким же скучным это раньше казалось.

В этом году даже море подарило равнодушный взгляд.
Как будто внутри него не было неизвестного мне камешка
И он ожил только через квадрат окна гостиницы.
Ночью море нежнейшим голосом пело в деревянной рамке.
И вообще не нужно было на него смотреть.

Может быть, правда в том, что
Не стоит пристально смотреть на себя со всех сторон.
Может быть, я сам освещаю основной вид.
Тем не менее, я делаю то же самое.
Мама, теперь я похожа на тебя
И останусь такой до будущего моего ребенка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.