Содержание

краткая характеристика, описание в таблице (список)

Герои романа «Доктор Живаго»: краткая характеристика, описание
Краткая характеристика
Юрий Андреевич Живаго - сын разорившегося миллионера-промышленника. Он рано остается сиротой и воспитывается в Москве в богатой семье Громеко. Юрий женится на подруге детства Тоне Громеко. Получив диплом врача, он успешно работает в больнице в Москве. Юрий увлекается писательством, его сочинения пользуются успехом. После Революции 1917 г. благополучная жизнь Юрия и его семьи рушится. Герой переживает много горя и страданий, оказывается в плену и т.д.

Антонина Александровна Живаго, в девичестве Громеко. Тоня растет в богатой профессорской семье в Москве и получает диплом юриста. Она выходит замуж за друга детства Юру Живаго. После Революции 1917 г. Тоня и Юрий вместе преодолевают трудности и нужду. Тоня – верная и надежная жена. У супругов рождается двое детей – сын Саша и дочь Маша. Антонина тяжело переживает любовь мужа к Ларе, но все же желает ему счастья.

Лариса Федоровна Антипова, в девичестве Гишар. Дочь обрусевшего бельгийца и француженки, очень красивая и умная девушка. В юности Лара вступает в связь с Комаровским, любовником своей матери. Эти отношения наносят девушке душевную рану на всю жизнь. Лара выходит замуж за друга детства Пашу Антипова. Они вместе уезжают на Урал, где работают учителями. У героев рождается дочь Катя. Лара изменяет мужу с Юрием Живаго. От этой связи у нее рождается дочь, которую она отдает в приемную семью.

Паша влюбляется в Лару еще в юном возрасте. Он любит ее до безумия. По совету Лары он становится учителем. Павел –образованный, начитанный, очень волевой человек. Он участвует в Первой мировой войне и поддерживает большевиков во время Революции 1917 г. Под псевдонимом «Стрельников» он участвует в Гражданской войне и становится грозой всей области.

Виктор Ипполитович Комаровский – адвокат, состоятельный мужчина. Вероятно, ему около 40 лет в начале романа. Он адвокатом у богатого промышленника Андрея Живаго и доводит его дела до банкротства. Комаровский соблазняет юную Лару и вступает с ней в любовные отношения. Эта связь навсегда травмирует тонкую душу Лары. Комаровский – подлый, развращенный человек.

Николай Николаевич Веденяпин - дядя Юрия Живаго по линии матери. Веденяпин некоторое время воспитывает маленького Юру, а после отдает его на воспитание в семью Громеко. Веденяпин – бывший священник, работающий в прогрессивной газете. Он оказывает большое положительное влияние на характер Юры. Веденяпин эмигрирует в Швейцарию и там издает свои книги на философские темы.

Евграф Андреевич Живаго – сводный, младший брат Юрия Живаго по линии отца. Евграф – незаконнорожденный сын Андрея Живаго (отца Юрия) и какой-то княгини. Евграф не раз помогает своему брату Юрию в трудную минуту.

Незаконнорожденная дочь Лары и Юрия. Полное имя Тани могло бы выглядеть так: Татьяна Юрьевна Живаго. Вскоре после родов Лара оставляет Таню в приемной семье, находясь где-то в Сибири. Затем Лара много лет разыскивает дочь по всей стране, но безуспешно. В 1943 г. на фронте Евграф Живаго встречает уже взрослую Таню, узнает в ней свою племянницу и берет ее под опеку.

Отец Юрия Живаго и Евграфа Живаго. Миллионер-промышленник, который спивается и растрачивает все состояние семьи. Андрей Живаго изменяет своей законной жене (матери Юрия) и имеет  внебрачных детей, среди которых Евграф Живаго.

Анна Ивановна Громеко - мать Антонины Живаго (Громеко). Дочь богатого промышленника, господина Крюгера. Вместе с мужем воспитывает единственную дочь Тоню, а также берет под опеку сироту Юру Живаго, главного героя романа. Гостеприимная и добрая женщина. 

Марина Маркеловна Щапова, дочь дворника Маркела, который служит в семье Громеко и Живаго. Марина становится третьей, неофициальной женой Юрий Живаго, судя по всему, в 1922 году. У Марины и Юрия рождается две дочери. Марина – терпеливая и самоотверженная девушка, которая заботится и поддерживает Юрия в тяжелый период.

Маркел Щапов служит дворником в семье Громеко и Живаго до 1918 г. У Маркела есть, как минимум, трое дочерей, среди которых Марина, будущая третья жена Юрия Живаго. Маркел постоянно пьянствует. С приходом к власти большевиков он из простого дворника превращается в важного чиновника с хорошим доходом. Когда нищий Юрий Живаго нуждается в помощи, Маркел помогает ему, но при этом унижает и смеется над бывшим хозяином. 

Михаил Гордон – друг детства Юрия Живаго. Миша, как и Юрий, много лет воспитывается в гостеприимной семье Громеко. Становится профессором в Московском университете. В 1930-1940 гг. попадает под репрессии и отбывает срок в ГУЛАГе. Участвует во Второй мировой войне.


Иннокентий Дементьевич Дудоров – друг детства Юрия Живаго и Миши Гордона. В юности является бунтарем, но с годами успокаивается. В итоге Ника становится профессором университета. В период с 1920 по 1940 гг. он дважды попадает под репрессии и отбывает срок на каторге. Участвует во Второй мировой войне.  


Друг семьи Громеко, знакомая Юрия Живаго. Шура дружит с Анной Ивановной Громеко (матерью Тони). После Революции 1917 г. Шура поддерживает революционное движение и вращается в кругу рабочих и крестьян.



Ливерий Аверкиевич Микулицын - сын господина Микулицына, управляющего имением Крюгера (Крюгер был дедушкой Тони Живаго). В 15 лет Ливерий уже служит на фронте Первой мировой войны, там проникается идеями большевиков. Приехав домой на Урал, становится партизаном и борется против белых. Ливерий похищает доктора Живаго и удерживает его в плену больше года, заставляя того лечить бойцов. 


Анфим Ефимович Самдевятов – друг семьи Юрия и Тони Живаго. Герои знакомятся с Самдевятовым, когда приезжают жить на Урал. Самдевятов работает юристом, поддерживает большевиков. Это влиятельный, всезнающий, интересный человек.


Павел Антипов-старший

Павел Ферапонтович Антипов - железнодорожный рабочий, отец Павла Антипова-Стрельникова. Участвует в революции 1905-1907 гг., за что попадает на каторгу на Урал. После Революции 1917 г. Антипов и Тиверзин становятся уважаемыми людьми среди уральских революционеров. 

Машинист Киприян Савельевич Тиверзин – участник революции 1905-1907 гг. Приятель Павла Антипова (отца Паши Антипова). За участие в революции попадает на каторгу на Урал. После Революции 1917 г. Тиверзин и его друг Антипов-старший становятся уважаемыми людьми в кругах революционеров на Урале. 


Характеристики главных героев Доктор Живаго, Пастернак. Их образы и описание

Главная>Характеристики героев

Характеристики главных героев

Юрий Живаго

Главный герой романа, преуспевающий медик, служивший во время войны; муж Антонины Громеко и сводный брат генерал-майора Ефграфа Живаго. Юрий рано осиротел, потеряв сначала мать, которая умерла в результате продолжительной болезни, а затем отца, который, будучи в алкогольном опьянении, выпрыгнул из движущегося на полном ходу поезда. Его жизнь была нелегкой. Подробнее>>>

­ Антонина (Тоня) Громеко (Живаго)

Жена Юрия Андреевича Живаго и мать двух его детей; дочь Александра Александровича и Анны Ивановны Громеко. Юра и Тоня дружат с самого детства. Когда у него умерли родители, дядя Н. Н. Веденяпин отдал его на воспитание интеллигентной и порядочной семье Громеко. Так он и рос бок о бок с Тоней, а со временем женился на ней, так как другой жизни для себя не представлял. Подробнее>>>

­ Лариса (Лара) Антипова (Гишар)

Один из главных женских образов в романе; жена Паши Антипова и возлюбленная Юрия Живаго. Полное имя героини – Лариса Федоровна Гишар, после замужества Антипова. Мать Ларисы обрусевшая француженка, а отец инженер-бельгиец. В Москве они оказались после смерти отца девушки. Их «благодетелем» был алчный и хитрый адвокат Комаровский. Подробнее>>>

­ Павел (Паша) Антипов (Стрельников)

Один из главных персонажей романа, муж Ларисы Гишар (Антиповой). В каком-то смысле антипод и соперник доктора Живаго, хотя факты свидетельствуют о том, что судьбы этих двух героев были во многом схожи. Паша родился в семье железнодорожников, но также как и Юра воспитывался чужими людьми. Он был образован и неглуп, с детства засматривался на Лару, которая приезжала к ним на каникулы. Подробнее>>>

­ Виктор Комаровский

Один из наиболее отрицательных персонажей романа; преуспевающий московский адвокат, который, пользуясь своим превосходством, склоняет молодую Ларису Гишар к сожительству. Помимо этого он является любовником ее матери. С одной стороны, он немало помогает семье Гишар после смерти их кормильца, с другой же, приносит им много неприятностей своими манипуляциями. Подробнее>>>

­ Евграф Живаго

Второстепенный, но весьма значимый персонаж романа; сводный брат Юрия Андреевича, который каким-то загадочным образом всегда появляется в нужном месте и в нужный момент. Отличительная черта внешности – «узкие киргизские глаза». Евграф рожден от разорившегося отца Юрия и княгини Столбуновой-Энрици. Он время от времени появляется в Москве, а сам проживает в Омске. Подробнее>>>

­ Николай Веденяпин

Второстепенный персонаж романа; дядя Юрия Живаго, взявший над ним опеку после смерти его родителей. Он приходиться братом матери мальчика – Марии Николаевны. Веденяпин по профессии священник, нынче работающий в издательстве, поэтому он забирает мальчика в монастырь. Но там Юре становится страшно, и он отвозит его в имение к своему знакомому господину Кологривову, у которого работает педагог и популяризатор полезных знаний Воскобойников. Подробнее>>>

­ Таня Безочередова

Второстепенный персонаж романа; дочь Юрия Живаго и Лары Гишар (Антиповой), родившаяся в революционный период и выросшая под надзором умалишенной сторожихи железнодорожного разъезда. Её много лет спустя после Первой мировой войны и после смерти доктора Живаго случайно находит сводный брат Юрия – Евграф Живаго. Подробнее>>>

Михаил Гордон

Второстепенный персонаж, филолог, одноклассник и лучший друг Юрия Живаго. Именно Миша случайно был свидетелем самоубийства отца Юрий Живаго - Андрея Живаго, о чём позже поведал Юрию.

Александр Громеко

Второстепенный персонаж, отец Антонины Громеко, муж Анны Громеко, профессор-агроном. В их семье воспитывался Юрий Живаго, оставшийся без родителей.

Анна Ивановна Громеко

Второстепенный персонаж, мать Антонины Громеко, жена Александра Громеко, профессор химии. Была дочерью богатого фабриканта Крюгера. В их семье воспитывался Юрий Живаго, оставшийся без родителей.

Анфим Самдевятов

Второстепенный персонаж, юрист, большевик. Очень много помогал семье Живаго, когда те оказались в сложной ситуации. Ухаживал за Ларой, но та не ответила взаимностью.

Иннокентий Дудоров

Второстепенный персонаж, одноклассник Юрия Живаго и друг детства. Также он является лучшим другом Миши Гордона. Был в тюрьме за политические взгляды, но после неё сумел стать профессором университета.

см. также:
Краткое содержание Доктор Живаго, Пастернак

Сочинения по произведению Доктор Живаго, Пастернак

Краткая биография Бориса Пастернака

Характеристики героев и персонажей других литературных произведений
­

С кого Пастернак списывал главных героев романа • Arzamas

Маяковский, Цветаева и другие прототипы главных героев романа «Доктор Живаго»

Подготовила Надежда Бирюкова

Борис Пастернак и Евгения Лурье с сыном. 1920-е годы © Mondadori / Getty Images

Антонина Громеко / Евгения Лурье

Среди возможных прототипов жены главного героя исследователи чаще всего называют Евгению Владимировну Пастернак (Лурье) — художницу и первую жену Пастернака. Ее внешность описала Елизавета Черняк, жена литературоведа Якова Черняка, дружившего с писателем: «Гордое лицо с довольно крупными смелыми чертами, тонкий нос со своеобразным вырезом ноздрей, огромный, открытый, умный лоб». По мнению Евгения Пастернака, литературоведа и старшего сына писателя, ее сходство с женскими портретами раннего Возрождения было перенесено на Тоню Громеко из «Доктора Живаго», которую Лариса Антипова называет «боттичеллиевской».

Анна Громеко / Александра Лурье

Летом 1924 года Александра Николаевна Лурье, мама Евгении Лурье, полезла на платяной шкаф, чтобы достать для внука игрушку. Потеряв равновесие, она упала и ушибла позвоночник. С этого началась длительная болезнь, в результате которой Александра Лурье скончалась. Эта история получила косвенное отражение в «Докторе Живаго»: падение с гардероба послужило причиной смерти матери Антонины Громеко — Анны Ивановны. А реакцию Евгении Лурье на смерть матери Пастернак вспоминает, описывая неутешное горе Тони.

«Ты, верно, уже слышала о смерти Жениной мамы. Характер ее смерти, ее последние слова и прочее выдвинули и укрепили в последний момент то сходство, которое всегда было между ней и Женей, а долгодневные слезы последней, особенно в первые сутки, подхватили и еще усилили эту неуловимую связь. Она плакала, гладила и обнимала тело, оправляла под ним подушку и украдкой, сквозь слезы и между разговорами с посетителями, ее рисовала. Все это было бегло, изменчиво, по-детски — полно и непосредственно, все это было сплавлено в одно — смерть и горе, конец и продолжение, рок и заложенная возможность, все это было по ускользающему благородству невыразимо словом».

Пастернак — сестре Жозефине, 14 ноября 1928 года


В «Докторе Живаго»: «Они уже не застали Анну Ивановну в живых, когда с подъезда в Сивцевом сломя голову вбежали в дом. <...> Первые часы Тоня кричала благим матом, билась в судорогах и никого не узнавала. На другой день она притихла, терпеливо выслушивая, что ей говорили отец и Юра, но могла отвечать только кивками, потому что, едва она открывала рот, горе овладевало ею с прежнею силой и крики сами собой начинали вырываться из нее как из одержимой. Она часами распластывалась на коленях возле покойницы, в промежутках между панихидами обнимая большими красивыми руками угол гроба вместе с краем помоста, на котором он стоял, и венками, которые его покрывали. Она никого кругом не замечала» (часть III, глава 15).

Борис Пастернак, Владимир Маяковский, Тамизи Найто, Арсений Вознесенский, Ольга Третьякова, Сергей Эйзенштейн, Лиля Брик. 1924 год © Государственный музей В. В. Маяковского

Павел Антипов / Владимир Маяковский

В образе Павла Антипова Пастернак использовал некоторые черты хорошо знакомого ему Владимира Маяковского.

«Сразу угадывалось, что, если он и красив, и остроумен, и талантлив,
и, может быть, архиталантлив, — это не главное в нем, а главное — железная внутренняя выправка, какие-то заветы или устои благородства, чувство долга, по которому он не позволял себе быть другим, менее красивым, менее остроумным, менее талантливым».

Борис Пастернак. «Люди и положения», глава 9


Антипов — Стрельников в «Докторе Живаго» также оказывается наделен «железной внутренней выправкой» и особым даром: «Неизвестно почему, сразу становилось ясно, что этот человек представляет законченное явление воли. Он до такой степени был тем, чем хотел быть, что и все на нем и в нем неизбежно казалось образцовым. И его соразмерно построенная и красиво поставленная голова, и стремительность его шага, и его длинные ноги в высоких сапогах. <...> Так действовало присутствие одаренности, не знающей натянутости, чувствующей себя как в седле в любом положении земного существования и тем покоряющей».

Литературный критик Виктор Франк обращает внимание еще на одну параллель — общую черту в отношении Юрия Живаго к Антипову, с одной стороны, и Пастернака к Маяковскому, с другой. В «Людях и положениях» Пастернак писал о близости своего раннего творчества поэтическому стилю Маяковского: «Чтобы не повторять его и не казаться подражателем, я стал подавлять в себе задатки, с ним перекликавшиеся, героический тон, который в моем случае был бы фальшив, и стремление к эффектам. Это сузило мою манеру и ее очистило» (глава 11).

О готовности «отказаться от своих поисков» и «подавить в себе задатки, с ним перекликавшиеся», говорит и Живаго в разговоре с Ларой: «Если бы близкий по духу и пользующийся моей любовью человек полюбил ту же женщину, что и я, у меня было бы чувство печального братства с ним, а не спора и тяжбы. Я бы, конечно, ни минуты не мог делиться с ним предметом моего обожания. Но я бы отступил с чувством другого страдания, чем ревность, не таким дымящимся и кровавым. То же самое случилось бы у меня при столкновении с художником, который покорил бы меня превосходством своих сил в сходных с моими работах. Я, наверное, отказался бы от своих поисков, повторяющих его попытки, победившие меня» (часть XIII, глава 12).

Кроме того, в словах Лары о ее муже можно найти описание метаморфозы, которая произошла с Маяковским после 1918 года.

«Точно что-то отвлеченное вошло в этот облик и обесцветило его. Живое человеческое лицо стало олицетворением, принципом, изображением идеи. <...> Я поняла, что это следствие тех сил, в руки которых он себя отдал, сил возвышенных, но мертвящих и безжалостных, которые и его когда-нибудь не пощадят».

«Доктор Живаго», часть XIII, глава 13


Эти «возвышенные, но мертвящие и беспощадные силы» не пощадили ни Антипова — Стрельникова, ни Маяковского. Самоубийство Антипова — еще один довод в пользу его сходства с Маяковским.

1 / 2

Борис Пастернак и Ольга Ивинская с дочерью Ириной. 1958 год© Ullstein Bild / Getty Images

2 / 2

Борис Пастернак с Зинаидой Нейгауз-Пастернак в Переделкино. 1958 год© Bridgeman Images / Fotodom

Лара / Ольга Ивинская / Зинаида Нейгауз-Пастернак

Главная героиня «Доктора Живаго» сочетает в себе черты по меньшей мере двух женщин, сыгравших важную роль в биографии Пастернака: его второй жены Зинаиды Нейгауз и Ольги Ивинской, его возлюбленной последних лет.

У Лары горит в руках любая работа, она аккуратна, трудолюбива. Так же в письме своей подруге, поэту Ренате Швейцер, Пастернак описывает «стройную, яркую брюнетку» Зинаиду Нейгауз:

«Страстное трудолюбие моей жены, ее горячая ловкость во всем, в стирке, варке, уборке, воспитании детей создали домашний уют, сад, образ жизни и распорядок дня, необходимые для работы тишину и покой» (7 мая 1958 года).

В конце января 1959 года Пастернак дал интервью Энтони Брауну, корреспонденту газеты The Daily Mail, в котором так отозвался об Ольге Ивинской:

«Она — мой большой, большой друг. Она помогла мне при писании книги, в моей жизни... Она получила пять лет за дружбу со мной. В моей молодости не было одной, единственной Лары, не было женщины, напоминавшей Марию Магдалину. Лара моей молодости — это общий опыт. Но Лара моей старости вписана в мое сердце ее кровью и ее тюрьмой...»

Во второй половине 1951 года Ивинская была приговорена к пяти годам заключения в лагерях исправительного труда в качестве «социально неблагонадежного элемента». Лара находится в постоянном смятении, ничего о себе не знает, притягивает катастрофы, появляется ниоткуда и исчезает в никуда:

«Однажды Лариса Федоровна ушла из дому и больше не возвращалась. Видимо, ее арестовали в те дни на улице, и она умерла или пропала неизвестно где, забытая под каким-либо безымянным номером из впоследствии запропастившихся списков, в одном из неисчислимых общих или женских концлагерей севера».

«Доктор Живаго», часть XV, глава 17


В отличие от Лары Ивинская была освобождена по первой послесталинской амнистии весной 1953 года и вернулась в Москву.

Марина Цветаева. 1926 год © ТАСС

Марина Щапова / Марина Цветаева

Константин Поливанов отмечает, что на роман повлияли личные и творческие отношения Пастернака с Цветаевой. Последняя возлюбленная Юрия Живаго, дочь дворника Маркела из бывшего дома Громеко в Сивцевом Вражке, носит имя Марина.

Интенсивная переписка, в которой Пастернак и Цветаева состояли на протяжении нескольких лет, находит отражение не только в стихотворениях из цикла «Провода» Цветаевой («Телеграфное: лю — ю — блю... <...> / Телеграфное: про — о — щай... <...> / Гудят моей высокой тяги / Лирические провода»), но и, возможно, в профессии Марины: она работает на телеграфе.

Особое место в представлении Цветаевой о поэзии Пастернака занимал дождь («Но страстнее трав, зорь, вьюг — возлюбил Пастернака: дождь»). Образ дождя-послания не раз привлекал внимание исследователей. Это проясняет определение, которое Живаго дает своим отношениям с Мариной, — «роман в двадцати ведрах».

Виктор Ипполитович Комаровский / Николай Милитинский

По свидетельству Зинаиды Нейгауз-Пастернак, прототипом Виктора Ипполитовича Комаровского стал ее первый возлюбленный, Николай Милитинский. Когда ему было 45 лет, он влюбился в свою двоюродную сестру, 15-летнюю Зинаиду. Много лет спустя она рассказала об этом Пастернаку.

«Знаешь, — говорил он [Борис Пастернак], — это мой долг перед Зиной — я должен о ней написать. Я хочу написать роман... Роман об этой девушке. Прекрасной, совращенной с пути истинного... Красавица под вуалью в отдельных кабинетах ночных ресторанов. Кузен ее, гвардейский офицер, водит ее туда. Она, конечно, не в силах противиться. Она так юна, так несказанно притягательна...»

Жозефина Пастернак, сестра поэта


Зинаида Нейгауз-Пастернак позднее вспоминала: «Комаровский же — моя первая любовь. Боря очень зло описал Комаровского, Н. Милитинский был значительно выше и благороднее, не обладая такими животными качествами. Я не раз говорила Боре об этом. Но он не собирался ничего переделывать в этой личности, раз он так себе его представлял, и не желал расставаться с этим образом».

Леонид Сабанеев, Татьяна Шлёцер, Александр Скрябин на берегу Оки. 1912 год © Wikimedia Commons

Николай Веденяпин / Александр Скрябин / Андрей Белый

Виктор Франк указывает на то, что образ Николая Веденяпина связан с композитором Александром Скрябиным. В «Охранной грамоте» Пастернак называл Скрябина «своим кумиром». Веденяпин так же владеет мыслями Юры Живаго, как Скрябин — мечтами молодого Пастернака.

Веденяпин, как и Скрябин, уезжает на шесть лет в Швейцарию. В 1917 году герой романа возвращается в Россию: «Это было поразительное, незабываемое, знаменательное свидание! Кумир его детства, властитель его юношеских дум, живой во плоти опять стоял перед ним» (часть VI, глава 4). В романе, как и в жизни, возвращение «кумира» совпадает с освобождением от его влияния.

Андрей Белый  © Wikimedia Commons

Американский славист Рональд Петерсен обращает внимание на сходство биографий Веденяпина и Андрея Белого. Прожив длительное время в Швейцарии, Веденяпин возвращается в Россию после Февральской революции: «Кружным путем на Лондон. Через Финляндию» (часть VI, глава 2). Белый в 1916 году ехал в Россию из Швейцарии через Францию, Англию, Норвегию и Швецию.

В революционной России Веденяпин «был за большевиков» и сблизился с левоэсеровскими публицистами. Андрей Белый также поначалу приветствовал Октябрьский переворот и активно сотрудничал в левоэсеровских изданиях.

Литературовед Александр Лавров говорит о том, что фамилию Веденяпин Пастернак позаимствовал у Андрея Белого — ее носит один из персонажей в романе «Москва».  

Главные герои романа Доктор Живаго Пастернака и их характеристика

Данный роман является сложным и многогранным произведением Пастернака, за который он получил Нобелевскую премию в области литературы. В произведении описывается жизнь людей живших во времена написания данного романа. Для более тонкого анализа романа нужно охарактеризовать всех героев данного произведения.

Главные герои

Юрий Живаго

С самого детства был очень талантливым человеком. Является приемным ребенком в семье Громеко. Именно по настоянию его знакомых, он и попадает в эту хорошую семью. Там он обрел счастье и любовь своих приемных родителей. Имел много друзей и по натуре своей был очень общительным человеком. С детства любил поэзию и с ранних лет уже писал красивые стихи. Но после того как вырос, понял что его призвание это врач. Выучившись на врача, он женится на Тоне, у них рождается дочь, а Юрий работает врачом. Но после начала войны Юрия, как и остальных мужчин, призывают на фронт. Именно там он всерьез задумывается о себе, смысле жизни, а также о том, как быстро все меняется. На фронте встречает вторую любовь Ларису, с которой впоследствии и живет. После возвращения с фронта долгое время пытается начать жизнь в родном городе. В итоге умирает от сердечного приступа.

Тоня

Является дочерью приемных родителей Юрия. Как итог они стали супругами. Растила детей практически одна. Юрий никакого участия не принимал. Из-за маленького заработка главы семейства, семья не могла себе позволить даже самого необходимого. После того как он полностью пропадает из ее жизни, Тоня уезжает с детьми за границу, при этом написав Юрию о том что она не осуждает его и знает о его отношениях с Ларисой. И обещает воспитать детей как положено ради уважения к нему.

Лариса

Данный персонаж оказался очень с трудной судьбой. Внешне очень красивая женщина, выходит замуж только от того чтобы избавится от навязчивого Комаровского. Который испортил ей всю жизнь. Являясь очень смелой женщиной, она всю свою несчастную жизнь защищает себя и ребенка одна. Обманута Комаровским, она сбегает с ним, для того чтобы избежать преследований со стороны власти. Но однажды она появляется на похоронах Юрия и тут, же исчезает навсегда.

Комаровский

Виктор Комаровский – адвокат, богатый и влиятельный человек. Живя с матерью Ларисы, он влюбляется в нее и принуждает ее также влюбиться в него. И преследует ее всю жизнь. Является очень хитрым и скользким человеком, а также человеком, который причастен в гибели отца Юрия Живаго.

Второстепенные герои

Павел Антипов

Не имея семьи уходит на фронт в качестве добровольца. Война очень меняет его жизненные взгляды и никак не может приспособиться к обстановке военного времени. В революционное время становится комиссаром и меняет фамилию. После возвращения на родину встречает доктора Живаго, от которого узнает о трагической судьбе Ларисы, после чего кончает жизнь самоубийством.

Евграф Живаго

Является сводным братом главного героя. Очень восхищен талантом своего брата. Всегда помогает ему во всем особенно в материальном плане. Но Юрий даже и не догадывается кем работает его сводный брат. Но благодаря ему Юрий живет и работает в своем городе. Даже после трагического конца Юрия, Евграф продолжает помогать его детям.

Веденяпин Николай

Является дядей Юрия. Который приютил его после смерти последнего родителя. Он и рассказывает о его родителях, и заботиться о нем как может.

Александр и Анна Громеко

Являются приемными родителями Юрия, и родными для Тони. Были очень положительными людьми которые сделали Юрия таким, какой он есть. Долгие разговоры с приемным отцом закаляют характер доктора. Мать же благословила их брак незадолго до своей кончины.

Марина

Является неофициальной женой доктора, которая доживает с ним последние его годы жизни, родив ему двоих детей.

2 вариант

Борис Пастернак стал известен во многом благодаря своему знаменитому роману «Доктор Живаго». В нём автор рассказывает о жизни и судьбах разных людей.

Главные герои произведения «Доктор Живаго».

Юрий Живаго. Приемный сын в семье заботливых и любящих родителей. Талантливый мальчик, в детстве тяготел к поэзии и даже пробовал писать стихи, но повзрослев, осознал, что его призвание – медицина. Так он стал врачом, затем они поженились с Тоней, у них родилась дочь. Общительный от природы, у него был большой круг друзей и знакомых. Юрий успешно врачевал. Когда пришла война, его призвали на службу. На фронте он пересмотрел свои взгляды на жизнь, стал задумываться о её смысле. Там же он влюбляется в Ларису, после они живут вместе. После войны Юрий возвращается в свой родной городок с намерением наладить свою жизнь, но от сердечного приступа умирает.

Тоня. Супруга Юрия и родная дочь его приемных родителей. Практически без помощи мужа, воспитывает детей. Он почти не принимает в этом участия. Семья старается как-то выжить на ничтожную зарплату Юрия. Уезжает вместе с детьми в Париж, после его исчезновения из их жизни. В письме сообщает, что ни в чем его не винит, знает всё о нем и Ларисе, обещает как следует заботиться о детях и вырастить из них хороших людей.

Лариса. Очень красивая и очень несчастная женщина. Комаровский сломал всю её жизнь. Сильная духом Лариса в одиночку борется за себя и своего ребёнка. Присутствует на Юриных похоронах и тут-же пропадает.

Комаровский. Весьма обеспеченный и успешный адвокат. Был женат на матери Ларисы, а затем соблазнил саму Лару. Очень лживый и гнусный человек, причастный, как выясняется позже, к гибели родного отца Юрия Живаго.

Герои второго плана.

Павел Антипов. Уходит на фронт в качестве добровольца. Любит Ларису. С приходом революции получает звание комиссара. Изменяет свою фамилию. Впоследствии, узнав от Юрия Живаго о судьбе Ларисы, он не выдерживает и лишает себя жизни.

Евграф Живаго. Сводный брат Юрия. Искренне восхищается способностями своего брата и помогает ему деньгами, продуктами, всем, чем может. Юрий даже не подозревает, чем занимается Евграф. Последний после кончины брата оказывает помощь его детям.

Веденяпин Николай. Приходится Юрию дядей. После смерти последнего из родителей, Николай пригрел маленького Юру и опекал его.

Александр и Анна. Родные папа и мама Тони и приемные для Юрия. Порядочные и уважаемые люди. Благодаря хорошему и мудрому отцу, доктор воспитал в себе характер. Незадолго до смерти мать одобрила и дала согласие на брак Тони с Юрием.

Марина. Жила с Юрием все последние годы его жизни, в качестве гражданской жены. Родила ему двоих детей, но официально они так и не поженились.

Также читают:

Картинка к сочинению Главные герои романа Доктор Живаго Пастернака

Популярные сегодня темы

Женские образы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»


Тоня

Облик первой жены, Тони, предстает в начале произведения. В следующей части характеры героинь дополняет Лариса. В заключительной части показана Марина – третья жена Юрия Живаго. Каждая из девушек олицетворяет собой разные стороны жизни России.

Антонина Александровна Громеко ассоциируется с интеллигенцией России. Воспитанная и образованная девушка – типичный представитель дореволюционной культуры, ей приходится приспосабливаться к жизни в послереволюционное время. Подобно другим представителям своей среды, Тоне трудно найти свое место в новых условиях. Живаго помогает своей жене посмотреть на жизнь с иной точки рения, адаптироваться. Простодушная и близкая подруга детства становится опорой главного героя. Отроческая дружба переросла во взаимную любовь. Юрий воспринимает Антонину как надежного друга, близкого человека, идеальную жену, которая поймет и поддержит.

Но кроткая и трогательная Тоня – это отражение уже не актуального периода жизни, поэтому Живаго оставляет ее, несмотря на все теплые чувства, полюбив другую женщину, способную подарить ему более вольную любовь. Тоня эмигрирует из России в Европу, забрав с собой детей, что лишь подтверждает ее желание сохранить прошлое, в то время как главный герой стремится навстречу будущему. Она так и не смогла пережить измену супруга, а доктор до конца жизни испытывает чувство вины.

История создания

Пастернак писал свой роман на протяжении 10 лет начиная с 1945 и заканчивая 1955 годом. Впервые идея о создании подобной книги посетила писателя в 1918 году, однако непростое время заставило отказаться его от работы. В 1945 работа над романом наконец началась, и на следующий год была готова первая глава. Зимой автор написал ещё две части, но из-за материальных трудностей ему пришлось прерваться на некоторое время.

В 1948 году Пастернак вновь возвращается к написанию романа и заканчивает четвёртую главу. Вновь писатель прекращает работу в связи с репрессиями и арестом возлюбленной Ольги Ивинской. Таким образом, первая книга была завершена только в 1952 году. Интересно, что название романа менялось множество раз: «Свеча горела», «Мальчики и девочки», «Смерти не будет», пока Борис Леонидович не выбрал действующую версию — «Доктор Живаго».

В 1955 году из ссылки возвращается Ольга Ивинская, которая взяла на себя редактуру романа, финансовые вопросы и издательство. Пастернак полностью погрузился в написание книги, и уже к концу 1955 года «Доктор Живаго» был завершён.

Несмотря на отказ в публикации произведения на родине, в 1957 произведение печатается в Италии, а уже в следующем году книга выходит на разных языках, что не понравилось советским властям.

В 1958 году Нобелевский комитет присуждает автору одноимённую премию, от которой его заставляют отказаться. Скандалы и последующая травля подрывают здоровье Пастернака, и в 1960 году он умирает, так и не увидев публикацию своей книги. В России «Доктор Живаго» начал издаваться только в 1988 году, через тридцать лет после смерти писателя.

Лариса Федоровна Антипова

Следующей спутницей на жизненном пути Юрия Живаго становится Лариса Федоровна Антипова. Пастернак указывает на связь ее образа с российским бытом настоящего. Лара персонифицирует волнующее и живое отображение, нуждается в заботе. На протяжении своей жизни ее преследуют невзгоды: смерть отца, финансовое неблагополучие, любовная связь с Комаровским, избранником ее матери. В романе она ассоциируется с природой: рассветом, лебедем. Ее связь с любовником матери только усиливает желание доктора помочь девушке, заботиться о ней. Лариса, любящая мать и жена, становится воплощением мужества и смелости, характерных революционному поколению. Для нее важнее всего благополучие ребенка. Чтобы спастись от ареста, она бежит с дочерью и человеком, которого ненавидит.

Лариса бесследно исчезает в конце романа, ее судьба неизвестна. Ее образ воплощает «больную» Россию, ей нужны основательные перемены. Но для Живаго она женственна и чиста, символизирует жизнь, возможности реализовать цели. Ее жизнь – типична, подобна многим другим в то страшное время. Она – символ поколения, надломленная революционными переменами, исчезнувшая без следа.

Описание главных героев

В «Докторе Живаго» персонажей в самом начале произведения появляется очень много, но далеко не все они играют главную роль в повествовании. Некоторые имеют особое значение, и их краткую характеристику необходимо рассмотреть в первую очередь.

Главный герой романа:

  1. Юрий Живаго. Одарённый молодой человек, который является приёмным ребёнком в семье Громеко. После жизни со своим дядей тот передаёт мальчика на воспитание другим людям. Ребёнок здесь счастлив и уже в раннем возрасте начинает писать стихи. Но, повзрослев, идёт учиться на врача. После окончания института женится на Тоне, и вскоре у них рождается дочь. Главный герой работает врачом, но после начала войны его, как и всех мужчин, призывают на фронт. Именно там он начинает задумываться о своём предназначении, его волнуют перемены в обществе и стремительное изменение жизни. На фронте он знакомится с Ларисой, в которую влюбляется и впоследствии живёт с ней. После окончания войны возвращается в родной город, где и умирает от сердечного приступа. Прототипом для этого персонажа стал сам Пастернак, поэтому образ Юрия Живаго глубоко автобиографичен. Главный герой — это умный, интеллигентный и творческий человек, который жил в неспокойное время. Захваченный водоворотом событий, он не может понять, что для него важнее. При этом Живаго не в состоянии определиться не только в своих политических взглядах, но и в любви. Он просто плывёт по течению, не вмешиваясь в ход событии. Через этого персонажа Пастернак показывает свои рассуждения о происходящих событиях, раскрывает своё внутреннее «я» и духовное мировоззрение.
  2. Тоня. Дочь приёмных родителей Юрия, которая позже становится его женой. Это добрая, благородная, терпеливая и относящаяся по-философски к своей жизни девушка. Растит сына и дочь фактически одна. Семья часто испытывает нужду, а денег отца не хватает даже на самое необходимое. Вскоре Живаго исчезает из её жизни, и Тоня принимает решение уехать заграницу. На прощанье она пишет письмо Юрию, что не винит его. Девушка знает о его связи с Ларой, но обещает при этом воспитать детей с уважением к отцу. Тоня, созданная Пастернаком, — это простая, надёжная, добрая женщина, которая была опорой для своего мужа.
  3. Лариса Гишар. Дочь обрусевшей француженки Амалии Карловны и бельгийца-инженера. После того как её отец умер, вместе с матерью переезжает в Москву. У неё очень тяжёлая судьба. Внешне красивая женщина выходит замуж только для того, чтобы от неё отстал ненавистный ей Комаровский. После обмана адвоката она вынуждена бежать с ним, чтобы избежать преследования со стороны властей. Образ Лары в романе значительно отличается от Тони. Для главного героя она была светом, источником вдохновения, любви и творчества.
  4. Виктор Комаровский. Это отрицательный персонаж в романе. Влиятельный адвокат из Москвы, склонивший молодую Гишар к сожительству. Кроме того, он состоит в любовной связи с её матерью. Сперва может показаться, что Комаровский покровительствует этой семье после смерти их отца и мужа, но на самом деле он приносит им столько же неприятностей в результате своих действии. Матери Ларисы помогает открыть в Москве швейный салон, но та, узнав, что её несовершеннолетнюю дочь и адвоката связывают далеко не дружеские отношения, пытается выпить яд. Устав от постоянного преследования адвоката, Лариса стреляет в него, но промахивается и попадает в прокурора. От суда и приговора её спасает всё тот же Комаровский. Кроме того, он сломал жизнь не только семье Ларисы, но и Юрию Живаго. В этом человеке маленький Миша узнаёт того, с кем перед смертью говорил отец Юрия. Ещё раз своё разрушительное влияние Комаровский применяет в годы Первой мировой войны. Отыскав Ларису, он обманным путём уводит её вместе с дочерью в неизвестном направлении.

К второстепенным персонажам романа относятся:

  1. Стрельников, он же Павел Антипов. Несмотря на схожесть судеб с Юрием Живаго, автор представляет этого героя как соперника и антипода доктора. Антипенко был рождён в семье железнодорожников, но воспитывался приёмными родителями. Он довольно образован, умён и ещё с детства был влюблён в Лару, которая приезжала к ним на каникулы. Разница в возрасте ничуть не смущала его. Однако со временем он начинает тяготиться от той «материнской нежности», которую проявляла к нему девушка. Не чувствуя семейного счастья, он уходит на фронт как доброволец. В период революции становится комиссаром и меняет фамилию. Многие критики высказались против Стрельникова, считая его бездарным персонажем, рушившим режим. Но это не означало, что Павел Антипенко — отрицательный герой. Напротив, он был раним и слишком чувствителен. Все думали, что он погиб, а Павел тем временем отстаивал свои принципы. Ради жены и дочери он хотел добиться признания и полностью отплатить за все страдания, которые перенесла Гишар в Москве. Но решив вернуться к семье, Стрельников узнаёт о судьбе своей жены. На следующий день он застрелился во дворе.
  2. Веденяпин. Этот второстепенный персонаж является дядей Юрия, который опекал его после смерти родителей. Николай Николаевич по специальности священник, работающий в издательстве и решивший забрать ребёнка в монастырь. Но там мальчику становится страшно, и Веденяпин определяет племянника в семью своего приятеля профессора Александра Громеко.
  3. Таня. Является дочерью Юрия Живаго и Лары, рождённой в период революции. Её фамилия — Безочередова. Через несколько лет после окончания войны девушку находит сводный брат Юрия — Евграф Живаго. Безочередова почти ничего не знает о своих настоящих родителях. Матерью она считает Раису Комарову. У девочки было тяжёлое детство. Сторожиха Марфа, воспитавшая её, в итоге попала в сумасшедший дом. Себя она считает девушкой неучёной, так как росла совершенно одна. Евграф после встречи с племянницей обещает заботиться о ней и быть всегда рядом на случай необходимости. Вот так в финале книги Таня находит защитника в лице своего дяди.
  4. Александр и Анна Громеко. Добрые и светлые люди родители Тони. Юрий любил беседовать со своим приёмным отцом. Это время запомнилось ему как самое лучшее в его жизни. Анна Громеко даёт благословение на их брак с Тоней и вскоре умирает.
  5. Шура Шлезингер. Друг семьи Громеко. Дружит с матерью Тони. После Революции 1917 года женщина активно поддерживает революционное движение.
  6. Евграф Живаго. Сводный брат Юрия. Доктор знает о нём только то, что Евграф отказался от наследства отца, желая всего добиться самостоятельно. Это амбициозный и целеустремлённый мужчина, который сумел дослужиться до генерал-майора. В жизни Юрия брат играет роль ангела-хранителя. Именно он собирает все сочинения доктора и находит ему жильё. Даже после того, как главный герой умер, Евграф отыскивает его детей и помогает им.

«Доктор Живаго» — роман, отчасти связанный с биографией Бориса Пастернака и отражающий всю жизнь, творческие и философские поиски писателя, по мнению которого, главная тема книги — взаимосвязь личности и истории.

Особое место в произведении занимает любовь. Она показана в повести во всех возможных ипостасях и со всей свойственной этому великому чувству многогранностью.

Марина

Третьей женой главного героя является дочь дворника – Марина, талантливая и добрая девушка. Ее образ, несомненно, представляет собой идеализированную представительницу советского общества. Пастернак уделяет особое внимание ее ярким чертам характера. Она покорна и подчинена желаниям своего мужа, верна, прощает все его недостатки и причуды. Марина поддерживает Юрия, обеспечивает тепло и уют в течение всего времени, пока они вместе. Их взаимоотношения были не возвышенной любовью, а только удобным сосуществованием. Робкая и тихая Марина – это надежда на счастливое будущее. Такой образ необходим не только доктору, но и всей советской России.

Все три женщины значительно повлияли на жизнь главного героя, на формирование его личности. Такие непохожие, но важные, они стали отображением этапов развития России.

Другие сочинения: ← Образ и характеристика Бородавкина в Истории одного города↑ ДругиеОбраз Чудакова в пьесе Баня Маяковского →

Доктор Живаго

В «Докторе Живаго» читатель почти не встречается с реальными историческими лицами. Одно из немногих исключений — император Николай II, мелькающий в первой половине книги (в части «Назревшие неизбежности»): «Смущённо улыбавшийся государь производил впечатление более старого и опустившегося, чем на рублях и медалях. У него было вялое, немного отёкшее лицо». Но есть ли прообразы у вымышленных персонажей романа?

Старший сын поэта, Евгений Борисович Пастернак, вспоминал о трудных взаимоотношениях отца с возлюбленной последних лет его жизни, Ольгой Ивинской: «Ей казалось, что Борино имя защитит её от ареста, которым ей угрожали. Уступая, папочка достаточно открыто афишировал свою «двойную жизнь» и называл её Ларой своего романа. Как-то натолкнувшись на эти слова в какой-то публикации, принесённой доброхотами, [жена Пастернака] Зинаида Николаевна затеяла разговор с папочкой.

— Как же так, Боря, ведь ты всегда говорил мне, что Лара — это я. И Комаровский — мой первый роман, мое глаженье, мое хозяйство.

Папа, по ходу, подымаясь по лестнице к себе наверх и не желая заводить долгий разговор, спокойно ответил:

— Ну, если это тебе льстит, Зинуша, то — ради Бога: Лара — это .

О чём говорит лёгкость, с которой Пастернак согласился с женой? По-видимому, не столько о его естественной в данном случае склонности к компромиссу, сколько о том, что ни одной женщине из своего окружения автор «Доктора Живаго» не мог бы с полной честностью и определённостью сказать: «Лара — это ты». «Прямое сопоставление героинь романа с реальными женщинами биографии Пастернака не удаётся», — пишет в статье о биографическом начале в «Докторе Живаго» Елена Владимировна .

Не о чем беспокоиться. Смерти нет. Смерть не по нашей части 

Борис Пастернак

Кажется, не стоит искать однозначных реальных прототипов не только для Лары, но и для остальных персонажей произведения. Почти все они составлены из черт и свойств разных людей. Это относится и к главному герою — Юрию Андреевичу Живаго. 16 марта 1947 года Пастернак рассказывал о нём в письме к своей знакомой Зельме Руофф: «Я пишу сейчас большой роман в прозе о человеке, который составляет некоторую равнодействующую между Блоком и мной (и Маяковским и Есениным, может быть)».

В этом признании больше всего удивляет упоминание о Сергее Есенине (черты Блока, Маяковского и самого Пастернака в образе Живаго выявляются без особого труда). Казалось бы, что может быть общего между Юрием Андреевичем и Сергеем Александровичем? Тем не менее уже зачин восьмой главки первой части «Доктора Живаго» ясно показывает, что пастернаковское сравнение героя романа с Есениным не случайно. Эта главка начинается с мысленной реплики тринадцатилетнего Ники Дудорова о юном Юрии Живаго: «Опять это лампадное масло!» — злобно подумал Ника и заметался по комнате». По всей видимости, эта характеристика восходит к ироническому суждению одного прототипа «Доктора Живаго» о другом. Приведём мемуарный фрагмент о Есенине из широко известной статьи Владимира Маяковского «Как делать стихи?» (1926), выделив интересующие нас мотивы курсивом:

«В первый раз я его встретил в лаптях и в рубахе с какими-то вышивками крестиками. <…> Как человек, уже в своё время относивший и оставивший жёлтую кофту, я деловито осведомился относительно одёжи:

— Это что же, для рекламы?

Есенин отвечал мне голосом таким, каким заговорило бы, должно быть, ожившее лампадное масло».

Интересная ситуация: один герой-двойник судит о втором, используя характеристику, которую один прототип Живаго дал другому.

Как читать «Доктора Живаго» Пастернака

Академик Дмитрий Лихачев называл роман «Доктор Живаго» «лирической автобиографией» Бориса Пастернака и считал, что в нем поэт пересказал историю своей души. О том, как Пастернак подвел романом итоги своего жизненного пути и какие темы он хотел обсудить с читателем, порталу «Культура.РФ» рассказал заместитель руководителя Школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Михаил Павловец.

«Гениальная неудача» Пастернака

Поэт, писатель и переводчик Борис Пастернак. Фотография: diletant.media

Можно сказать, «Доктора Живаго» Борис Пастернак писал практически всю жизнь. Замысел создать роман возник у поэта одновременно с первыми стихами, около 1912 года. Он брался за этот прозаический труд несколько раз: так, известные нам сегодня повесть «Детство Люверс» и роман «Спекторский» на самом деле были частями несостоявшихся романов Пастернака.

Зимой 1945 года поэт вновь взялся за написание «Доктора Живаго». Он хотел создать некий итоговый текст, в котором воплотился бы весь его жизненный опыт, все его взгляды. На это Пастернака вдохновил короткий послевоенный период, когда казалось, что после войны, из которой советский народ вышел победителем, жизнь не может быть прежней. Тогда несколько ослабла цензура и многие ощущали грядущую свободу. Однако в 1946-м началась новая волна репрессий, но Пастернака это не остановило. Он продолжал работать над романом, хотя параллельно ему приходилось много времени уделять переводам, которые кормили его и его семью, и даже восстанавливаться после инфаркта.

Пастернак задумал свой роман как произведение, доступное широкой аудитории. «Доктор Живаго» насыщен многочисленными авантюрными поворотами сюжета, случайными встречами, совпадениями, мелодраматическими эпизодами. Так Пастернак стремился увлечь читателя, а потом поговорить с ним о важных для самого писателя темах: о христианстве, о вере, о бессмертии, о смысле жизни. На поэта повлияли и демократические традиции русской культуры (например, позднее творчество Льва Толстого, писавшего книги для простого народа), и литература социалистического реализма, которая стремилась преподнести «высокую художественность» доступно и понятно народным массам.

Впрочем, действительно простой текст Пастернаку создать не удалось: слишком сложно было устроено его мировоззрение. Поэтому важно помнить, что «Доктор Живаго» лишь притворяется авантюрно-приключенческим или психологическим романом. На самом деле это экспериментальный модернистский роман и читать его надо так же, как мы читаем Андрея Белого, Джеймса Джойса или Франца Кафку.

Такой сложный роман по достоинству не оценили ни коллеги, ни оппоненты Пастернака. «Доктора Живаго» характеризовали как «прозу поэта», отмечали слабый сюжет, затянутость и неясность. Критиковали Пастернака и за назидательный тон романа. В этом поэт также шел следом за своим кумиром, писателем, который оказал на него огромное влияние, — Львом Толстым. Потому что совершенно неожиданно в творчестве Пастернака проявилась толстовская привычка не только ставить сложные вопросы, но и давать на них однозначные ответы. Пастернак посчитал, что его жизненный опыт, пройденный путь и талант позволяют ему выступить в роли учителя, — и многих это смутило. После войны, после ГУЛАГа, после Аушвица, после Хиросимы такая претензия на мудрое «учительство» многим казалась неуместной.

Критика лилась на Пастернака со всех сторон, к счастью далеко не всегда достигая его ушей: отрицательно о романе высказывались как Анна Ахматова с Корнеем Чуковским, так и многие просоветские писатели. Например, Михаил Шолохов, считал, что «Доктора Живаго» не стоило запрещать — а надо было издать, чтобы все убедились в том, насколько он был неудачным. А Владимир Набоков открыто смеялся над романом и даже в постскриптуме к русскому переводу «Лолиты» назвал главного героя «лирическим доктором с лубочно-мистическими позывами, мещанскими оборотами речи».

Пастернака отрицательные оценки задевали. Однако самым главным для него было, чтобы «Доктора Живаго» читали. Поэт искренне считал, что книга может изменить мир, — и поэтому много раз заказывал за свой счет перепечатки рукописей и раздавал их всем желающим. Литературоведы предполагают, что до публикации романа его прочитали в рукописи или услышали в чтении самого Пастернака несколько сотен человек, что для самиздатовского произведения было весьма приличной цифрой.

Читайте также:

Христианские мотивы в романе

Поэт, писатель и переводчик Борис Пастернак. Фотография: stolica-s.su

Борис Пастернак называл «Доктора Живаго» «своим христианством», поэтому при прочтении романа особое внимание стоит уделять всему, что связано с образом Христа.

Пастернак считал, что с приходом Христа закончилась история народов, массы — и началась история личности. История того, как личность приходит в мир, выполняет свою миссию и совершает важнейший выбор. По мнению поэта, задача каждого человека — выбрать, идти путем Христа или путем тех, кто кричал «распни» или умывал руки. Поэтому ключевые мысли романа связаны с христианством и с концепцией жертвенности. Пастернак верил, что творить новое и изменять мир можно только жертвуя собой, а не остальными. Такой же точки зрения придерживается и его герой — Юрий Живаго, который по сути является альтер-эго автора.

В самой фамилии Живаго заключена отсылка к знаменитой цитате из Евангелия: «Ты — Христос, Сын Бога Живаго». Пастернак сознательно писал этого героя похожим на Христа: человеком, который отличается от других, который несет свой крест и готов ради этой миссии претерпевать самые тяжкие лишения.

Для Юрия Живаго делом всей жизни является его поэзия. Он мечтает сохранить в творчестве самого себя для многих последующих поколений. В этом заключается еще одна ключевая мысль романа: идея духовного бессмертия, которую Пастернак понимал весьма буквально. Поэт считал, что, личность, «субъективность» человека после его смерти продолжает жить в созданных им книгах, музыке, спектаклях. А также — в сознании и памяти других людей. Чем больше человек знают и помнят твое дело, твое творчество, тем больший след ты оставляешь в мире. Пастернак хотел, чтобы его читатели не могли жить так, будто его, Пастернака, а также его мыслей, стихов, высказанных им взглядов никогда не существовало. Того же хочет и Юрий Живаго — и именно поэтому последние дни жизни он посвящает работе над своей книгой. «Человек в других людях и есть душа человека, » — говорит устами Живаго его создатель, именно так понимая бессмертие.

«Смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье?»

Олег Меньшиков в роли Юрия Живаго в многосерийном фильме Александра Прошкина «Доктор Живаго» (2005)

Ключом к образу Юрия Живаго является его профессия — врач. Причем врач-терапевт, а не хирург. По своей сути, по образу жизни и мыслей Живаго — тот, кто ставит диагноз, кто стремится использовать ресурсы самой жизни, чтобы справиться с болезнью, а не грубо вмешивается в организм с помощью скальпеля.

В Живаго преобладает созерцательное начало, которое читатели часто принимают за безволие. Он как будто покоряется любым обстоятельствам: едет в Юрятин вместе с семьей, даже будучи несогласным с таким решением; не пытается сбежать из партизанского отряда, когда его захватывают в плен. Однако через кажущуюся пассивность героя Пастернак раскрывает популярную мысль всей русской литературы ХХ века: когда человек теряет контроль над роковыми обстоятельствами, он должен принять их как неизбежность и приспособиться к ним внешне, не изменяя себе внутренне, по сути. Даже в ситуации тотальной несвободы необходимо оставаться абсолютно свободным внутри себя. Поэтому Живаго, где бы ни оказался, всегда остается самим собой. Он не меняет приоритетов, не предает свою миссию, не приспосабливается к собеседнику, не скрывает своих мыслей. Он не борется с обстоятельствами физически — но духовно остается верен самому себе.

Может показаться, что в конце романа Живаго опустился. Он носит чуть не лохмотья, оставил профессию и зарабатывает на жизнь тем, что рубит дрова состоятельным людям. Однако, по мнению Пастернака, изменился не Живаго, а мир вокруг него. Юрий по-прежнему пишет стихи, заботится о неофициальной, третьей своей жене Марине — и физический труд позволяет ему творить, не попадая под идеологическое давление. Живаго пишет стихи, и над ними не властны идеология и цензура. Он играет все ту же роль, с которой однажды вышел на сцену жизни, — именно этому посвящено его стихотворение «Гамлет». Так Борис Пастернак видит роль художника: творец может реализовать себя только тогда, когда остается верен своему таланту и предназначению.

Антипод Юрия Живаго в романе — Павел Антипов. В этом герое, с точки зрения Пастернака, нет самого главного — доверия к жизни. Поэт писал Антипова как некоего чеховского «человека в футляре». Павел живет, не доверяя судьбе, не верит, что все в жизни происходит разумно, и постоянно пытается переделать свою жизнь и себя самого. Он родился в семье пролетария — но решает стать интеллигентом и выбирает профессию учителя. Позже отказывается от специализации историка и знатока древних языков в пользу физики и математики, а затем вовсе снимает с себя роли учителя и мужа и отправляется на войну. На войне Антипов бросает вызов всему миру, стремится ему отомстить за то, что однажды мир обидел его жену Лару. И не понимает, что самой Ларе нужно не отмщение, а жизнь с любимым человеком. Однако Антипов считает, что сначала должен переделать мир, а только потом наслаждаться жизнью. И как итог — во время войны он разрушает свою семью, свою любовь и самого себя.

Путь Павла заканчивается самоубийством: логичным финалом для человека, который считал, что все в жизни зависит только от него и который относится к себе как к собственному проекту, оказавшемуся «неудачным». Самоубийство Антипова — знак краха его жизненной философии. Оно подтверждает важную для Пастернака идею о том, что мир устроен правильно с самого начала и все трагедии возникают лишь от того, что человек пытается его перекроить. Подобную мысль высказывал и Михаил Булгаков в «Белой гвардии», когда писал: «Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность от опасности. У абажура дремлите, читайте — пусть воет вьюга, — ждите, пока к вам придут».

Пастернак и революция

Чулпан Хаматова в роли Лары в многосерийном фильме Александра Прошкина «Доктор Живаго» (2005)

Еще одна важная тема «Доктора Живаго» — противостояние мира интеллигенции и пролетариата. Сам герой, его первая жена Тоня, его друзья Гордон и Дудоров в начале романа обитают в узком кругу, где чувствуют себя защищенными, своими. Эта среда дает им образование, общение с интеллигентными людьми, готовит им партнеров в браке и в делах. Однако существование в таком замкнутом пространстве, с точки зрения Пастернака, опасно. Оно лишает человека способности видеть жизнь в ее полноте и правде, со всеми противоречиями и трагедиями. Поэтому революцию поэт воспринимает как закономерное разрушение благополучного мирка тех, кто вел беззаботную жизнь, не замечая, что рядом бедствуют люди.

Однажды у Анны Ахматовой спросили, мог бы Пастернак написать поэму о революции, такую, например, как «Двенадцать». Она ответила, что, конечно, поэт смог бы, но перенес бы ее события на верхушки деревьев, раскачивающихся под ветром. И в самом деле, это было бы очень в духе поэта-метафориста Пастернака. Поскольку он считал, что основные жизненные процессы: природный, исторический и ментальный — родственны и тесно взаимосвязаны. Поэтому в его романе революция происходит не только в стране, но и в природе, и в душах людей. Так, Лара становится революцией в жизни Живаго. Юрий делает все, чтобы остаться верным мужем для Тони, однако сама жизнь постоянно подталкивает его к Ларе. Чувства оказываются сильнее Живаго — и ему остается лишь подчиниться.

Для Пастернака сделать революцию управляемой так же невозможно, как загнать свои чувства в рамки должного, правильного. Это стихия, которой нельзя сопротивляться. Поэтому Живаго, не противящийся этой силе, получает возможность завершить свою миссию, а Антипов, пытаясь воспользоваться ей, разрушает самого себя и лишает себя жизни.

Я бы советовал попробовать читать роман с конца, с книги стихотворений. Для того чтобы увидеть, как строчки, образы этих стихов всплывают в романе, — чтобы произошло некое узнавание. И еще — лучше сначала познакомиться с произведением, а потом уже с жизнью автора — хотя бы потому, что сам Пастернака считал, что именно стихи создают биографию поэта, а не наоборот.


Беседовала Екатерина Тарасова

Образ и характеристика антонины в романе «Доктор Живаго» «Состав пастернака». Женские образы в романе Доктор Живаго Пастернак Композиция Тони и Лары в судьбах Живаго

Одним из женских персонажей произведения, повествующего о событиях начала ХХ века, является Антонина Александровна Громеко, первая жена главного героя романа Живаго Юрия Андреевича.

Писатель представляет Антонину как верную, чувственную, любящую женщину, восприимчивую к гармонии и доброте.У Живаго двое детей и получил диплом юриста.

Юрия Андреевича воспитывают родители Антонины с раннего детства, поэтому дети с детства знакомы и дружелюбны. Умирая, мать Тони благословляет молодых людей, между которыми вспыхнули страстные чувства первой любви, на брак, считая их крепкой и успешной парой. Любовь Живаго к Антонине описана в тихих, чистых и благодарных оттенках. Антонина для Юрия - простая, но очень трогательная девушка, до кончиков пальцев знакомая и родная.

Вскоре Антонина становится опорой в жизни Доктора Живаго, понимающей, искренней, доброй женой, с которой Юрий живет спокойной и размеренной жизнью. Причина их счастливого существования - кроткий характер обоих супругов и родственный дух. Юрий Андреевич воспринимает Антонину как давнего друга, любимого человека, олицетворяющую идеальную жену, во всем поддерживающую мужа, воспитывающую прекрасного сына.

Супружеская жизнь Живаго меняется в один момент из-за того, что Юрий влюбляется в другую женщину, Ларису Гишар, которая стала для него своеобразным символом жизни, поскольку дарит Живаго искреннюю и свободную любовь.Чувство доктора к Ларисе омрачается тяжелым чувством вины Юрия перед верной женой, мучившей его всю жизнь.

Антонина, узнав о новых отношениях мужа, проявляет настоящую женскую мудрость, делая вид, что ничего не произошло. Она продолжает любить Живаго, предугадывая его желания, сочувственно принимая его капризы, пытаясь облегчить сложившуюся сложную ситуацию.

Но в итоге Антонина, не выдержав в душе измены мужа, уезжает в Европу с детьми на постоянное место жительства, не познакомив Доктора Живаго с его дочерью, родившейся после разрыва отношений.Тоня оставляет письмо бывшему мужу, в тексте которого уверяет Живаго, что будет растить дочь и сына по отношению к родному отцу.

Состав Тони - Антонина

Среди всего длинного рассказа, который Борис Леонидович Пастернак предлагает читателям, на страницах романа «Доктор Живаго» немало героев, которые в той или иной степени повлияли на существование главного героя. Один из таких людей - героиня по имени Тоня. Кто она на самом деле?

С первых страниц произведения читателям предоставляется возможность узнать достаточно информации о Тони, чтобы легко составить ее описание.Героиня от природы мягкая девушка. Несомненно, у нее есть образование. Семья девочки изначально была интеллигентной. Тоня много знает о доме. С ранних лет, когда ее воспитывала мама, времяпрепровождение героини было связано с Юрием Живаго. С детства они не расстались друг с другом, долго гуляли вместе.

Стоит отметить, что девушке действительно повезло, ведь этот молодой человек взял ее в жены. Единственной причиной грандиозного события стало страшное происшествие... Мать Тони покинула этот мир, оставив важный завет. Ей очень хотелось, чтобы молодые обручились и жили в счастье и гармонии. Но легко ли это воплотить в жизнь?

После всего произошедшего началась семейная жизнь, где Тоня проявила себя опытной хозяйкой. Аккуратный в обращении с предметами, отличный повар. Все это было довольно очаровательно, но такое не могло увлечь душу Живаго. В Тони персонажу понравилась только внешняя красота. Ее волосы, загадочный вид.Именно поэтому Юрий не нашел приюта с женой. Тоня довольно простая женщина, с хорошим образованием, но почему-то она, по мнению Живаго, бездуховна ... Слишком пуста изнутри ...

Несмотря на такие обстоятельства, у супругов остались дети. Первый был девочкой, второй - мальчиком, которого Юрий Живаго не застал с дочерью. Для революционных действий война - все это застало супругов врасплох и разлучило супругов друг с другом.

Возможно, Тони не хватало открытости и искренности, которых так желал Живаго.Он всем сердцем старался сохранить любовь к избраннице, но его душу захватила другая женщина, которая смогла подарить Юрию невиданную любовь ...

Таким образом, Пастернак создал образ Тони для того, чтобы показать, как при уникальных способностях в жизни, например, готовить и убирать в доме, не всегда удается сохранить брак ... Да, Тоня, красивая и чудесная женщина, смогла подарить Живаго любовь, но он искал совсем другую любовь ... Но, к сожалению, найти ее тоже было непросто!

Несколько интересных композиций

  • Образ и характеристика Коровьева Фагота в романе Мастер и Маргарита Булгаковы композиция

    В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» много интересных и разноплановых персонажей.Кто хороший, а кто плохой, и есть ли в этом романе разделение на героев и антигероев?

  • Способность видеть и различать цвета - одна из самых уникальных в мире, такими характеристиками обладает только человеческий глаз. Чтобы увидеть красоту природы, нужно просто открыть глаза и осмотреться.

  • Композиция по произведению "Детство Толстого" (7 класс)

    Главный герой произведения - десятилетний мальчик Николенька. Он из дворянской семьи, общается с парнями из одних и тех же семей.Мальчик был очень наблюдательным

  • Композиция Как я впервые каталась в 7 классе

    Зима - самое прекрасное время в году. Снег, праздники, Новый год и, конечно же, подарки. На зимние каникулы мы всегда едем в деревню к бабушке. Далеко, конечно, в ста восьмидесяти километрах от города, но оно того стоило.

  • Композиция Мое любимое телешоу «Орел и решка»

    «Орел и решка» не зря стало победителем в номинации «Выбор лучших телешоу», так как сама идея уникальна не только с точки зрения туризма, но и с точки зрения всего смысла программы, так как она думает не только о насыщенной жизни путешествий

Романы Пастернака показывают проблемы жизни того времени.

«Доктор Живаго» Главные герои
  • Юрий Андреевич Живаго - доктор, главный герой романа
  • Антонина Александровна Живаго (Громеко) - Жена Юрия
  • Жена Ларисы Федоровны Антипова (Анти Гичпов) -
  • Павел Павлович Антипов (Стрельников) - Муж Лары, революционный комиссар
  • Александр Александрович и Анна Ивановна Громеко - Родители Антонины
  • Евграф Андреевич Живаго - генерал-майор, сводный брат Юрия
  • Николай Николаевич Веденяпин - дядя Юрия Андреевича
  • Виктор Ипполитович Комаровский - Московский юрист
  • Катя Антипова - Дочь Ларисы
  • Михаил Гордон и Иннокентий Дудоров - Одноклассники Юрия в гимназии Оси Гализуллы
  • Белые Общая
  • Анфим Ефимович Самдевятов - юрист, большевик
  • Ливерий Аверкиевич Микулицын (товарищ Лесных) - лидер «Лесных братьев»
  • Марина - Третья гражданская жена Юрия
  • Киприян Савельевич и Киприян Савельевич Ферапонтович Антипов - рабочих Брестской железной дороги, политзаключенные
  • Мария Николаевна Живаго (Веденяпина) - Мать Юрия
  • Пров Афанасьевич Соколов - послушник
  • Шура Шлезингер - подруга Антонины Александровны Марфы Гавыра 900avr39 Тиверзина - мать Киприяна Савельевича Тиверзина
  • Софья Малахова - подруга Савелии
  • Маркель - дворник в старом доме семьи Живаго, отец Марины

Юрий Живаго - маленький мальчик, который переживает смерть матери: «Мы гуляли, гуляли, пели« Вечную память »... ». Юра - потомок богатой семьи, сделавшей состояние на промышленных, коммерческих и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью еще до смерти матери.

Осиротевшего Юру на время приютил дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он будет принят всей семьей в семью Александра и Анны Громеко.

Исключительность Юрия проявляется довольно рано - уже в молодости он проявляет себя как талантливый поэт.Но при этом он решает пойти по стопам приемного отца Александра Громеко и поступает на медицинский факультет вуза, где также проявляет себя как талантливый врач. Первая любовь, а позже жена Юрия Живаго - дочь его благодетелей - Тоня Громеко.

У Юрия и Тони было двое детей, но затем судьба разлучила их навсегда, и доктор так и не увидел свою младшую дочь, которая родилась после расставания.

В начале романа перед читателем постоянно появляются новые лица.Все они будут соединены в единый шар дальнейшим ходом повествования. Одна из них - Лариса, рабыня пожилого юриста Комаровского, которая изо всех сил пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства - Павел Антипов, который впоследствии станет ее мужем, и Лара увидит в нем свое спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросает семью и отправляется на фронт Первой мировой войны.Впоследствии он стал грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников. По окончании гражданской войны он планирует воссоединиться со своей семьей, но этому желанию никогда не суждено сбыться.

Юрия Живаго и Лара по-разному свела судьба во время Первой мировой войны в прифронтовом поселке Мелюзеево, где главный герой произведения призван на войну военным врачом, а Антипов - добровольно сестра милосердие, пытаясь найти пропавшего мужа Павла.Впоследствии жизни Живаго и Лары снова пересекаются в провинциальном Юрятин-на-Рынве (вымышленный уральский город, прототипом которого была Пермь), где они тщетно ищут убежища от революции, разрушающей все и вся. Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но скоро бедность, голод и репрессии разделят и семью доктора Живаго, и семью Ларины. На полтора года Живаго исчезнет в Сибири, служа военным врачом в плену у красных партизан.Сбежав, он пешком вернется на Урал - в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его жена Тоня вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу. Надеясь переждать зиму и ужасы Юрятинского Реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приходит неожиданный гость - Комаровский, получивший приглашение возглавить Минюст в Дальневосточной республике, провозглашенной на территории Забайкалья и Дальнего Востока.Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить с ним Лару и ее дочь на восток, обещая потом перевезти их за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что больше никогда их не увидит.

Постепенно он начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приезжает муж Лары - Павел Антипов (Стрельников). Пониженный и странствующий по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своем участии в революции, о Ленине, об идеалах Советской власти, но узнав от Юрия Андреевича, что Лара любила и любит его все это время, он понимает, как горько он ошибался.Стрельников кончает жизнь самоубийством из винтовки. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде побороться за свою дальнейшую жизнь. Там он знакомится со своей последней женщиной - Мариной, дочерью бывшего дворника Живагова Маркеля (еще в царской России). В гражданском браке с Мариной у них две девушки. Юрий постепенно спускается, бросает научную и литературную деятельность и, даже осознавая свое падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром по дороге на работу он заболел в трамвае и умер от сердечного приступа в центре Москвы.Чтобы попрощаться с ним, к его гробу подходят его сводный брат Евграф и Лара, которые вскоре исчезают.

Впереди и Вторая мировая война, и Курская дуга, и прачка Таня, которая расскажет седым друзьям детства Юрия Андреевича - Иннокентию Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, арестам и репрессиям покойного. 30-е годы, история ее жизни; Оказывается, это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия, генерал-майор Евграф Живаго, возьмет ее под свое крыло.Он также составит сборник произведений Юрия - блокнот, который Дудоров и Гордон прочитали в последней сцене романа. Роман завершается 25 стихотворениями Юрия Живаго.

  • Любовь взаймы »и гуманистические идеи доктора Равика в романе« Триумфальная арка ».
  • Роман Б. Пастернака «Доктор Живаго»: жанр, задачи, система образов, оригинальность изложения материала.
  • Своеобразие жанра и композиции романа «Мастер и Маргарита» М.Булгаков. Образы Мастера и Маргариты
  • В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.
    Тема любви в произведении, несомненно, связана с женскими образами. Примечательно, что сначала «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар.В завершение знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго Мариной.
    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства. Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, эта понятная, не требующая пояснений очевидность, оказалась самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной».
    Тоня была простой, трогательной, знакомой и родной.Казалось, она была предназначена для Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью Анна Ивановна, мать Тони, благословила Юрия и ее дочь на брак: «Если я умру, не расставайтесь. Вы созданы друг для друга. Жениться. Так я тебя оклеветал ... »
    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни Герои: «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, одинаково очаровывающий.Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и остро пронизывающее сверху донизу ».
    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было скорее чувственным, чем эмоциональным. Думаю, именно таким оставалось отношение героя к жене на протяжении всей их совместной жизни.
    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и отчасти благодарной. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго. Однако при всей своей любви к этой женщине герой чувствует себя виноватым.Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.
    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине. Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.
    Давно Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, случайно, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.
    Но время идет. Уже повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз. Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.
    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного Комаровского, но и в навязываемое извне ненавистное существование.
    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит. Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.
    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не туша, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то в виде рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух хлынул в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вышла из-под лопаток наружу... ».
    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя,« той невероятно чистой и стремительной линией, которой она все была. одним махом, обведенная сверху донизу создателем ». Для главной героини романа Лариса Федоровна -« представитель самой жизни, самого существования ».
    Но внутри героини - трагедия, поломка. : «Я сломлен, я сломлен на всю оставшуюся жизнь.Из меня преждевременно превратили в женщину, преступно рано заставили начать меня с самой худшей стороны. «
    Лариса - не только любящая женщина. Она еще и заботливая мать. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери:« Что же тогда будет с Катей? Я мать. Надо предотвратить беду и что-то придумать ». Возможно, именно это заставляет женщину бежать на Дальний Восток с Комаровским.
    Но, по-моему, Лара так и не простила себе этого поступка.Возможно, поэтому, вернувшись из Иркутска и узнав о гибели Юрия Живаго, она вдруг говорит о своей страшной вине: «Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, я не раскрываю главного. Я не могу назвать это, не могу. Когда я попадаю в это место в своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный.
    Конец жизни этой героини ужасен. Выйдя из дома, Лариса больше не возвращается: «Судя по всему, ее арестовали на улице, и она умерла или исчезла в каком-то неизвестном месте.... в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере ».
    Но в жизни Живаго была еще одна женщина - его третья жена Марина. Любовь для нее - это своего рода компромисс между героем и жизнью: «Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение - это роман на двадцать ведер, как есть романы в двадцати главах или двадцати письмах».
    Марина отличалась послушанием и полным подчинением интересам Юрия Андреевича. Она простила доктору все его странности, «к этому времени сформировавшиеся прихоти, прихоти человека, который упал и осознает собственное падение.
    Эта героиня чем-то напоминает Агафью Пшеницыну из романа Гончарова «Обломов». Пшеницына также поддерживала Обломова в последние годы его жизни, дарила ему комфорт и тепло, в которых так нуждался Илья Ильич. Конечно, это была не святая любовь, а просто уютное существование. Но иногда это самое необходимое.
    Таким образом, три женские персонажи, связанные с фигурой главного героя Юрия Живаго, проходят через весь роман «Доктор Живаго»: Тоня, Лара, Марина... Такие разные, но которые, каждый по-своему, сумели поддержать героя, подарить ему свою любовь, стать его спутником на определенном этапе жизни.

    Любовь всегда сопровождает героев известного писателя Бориса Пастернака. Поэтому основной темой произведения «Доктор Живаго» стала тема любви, удивительные истории, о которых автор рассказывал на страницах своего романа. Все эти удивительные и разные любовные истории произошли с главным героем. В своем романе Пастернак создал разные типы героинь, но главный герой только один - Юрий Андреевич Живаго.

    Таким образом, вокруг него сплетаются все любовные истории с разными женщинами. Известно, что Пастернак изначально задумал иначе назвать свое творчество. Первое издание романа называется «Мальчики и девочки». Причина в том, что действие романа начинается с главных героев, представленных женскими персонажами: Надей, Тоней. А вот другую, вторую часть произведения автор назвал «Девушка из другого круга», в которой появляется образ совершенно новой героини - Ларисы Гичар.В конце всего действия, когда роман постепенно подходит к завершению, появляется еще один женский образ - Марина Живаго, жена главного героя.

    Первой женой Юрия была Тоня Громенко. Они вместе росли, дружили с раннего детства. Однажды Живаго смог разглядеть в своем друге девушку, которая оказалась для него каким-то сложным, непонятным, необъяснимым существом. Юра влюбился, подумал, что это Тоня, которая была так близка с детства, родная и известная, уготована судьбой.Но не только это подтолкнуло молодых людей к браку. Их благословила умирающая мать девочки. Анна Павловна внушала им мысль, что они созданы друг для друга, поэтому расставаться не стоит. Слова уходящей в мир женщины женщины заставили друзей с детства взглянуть друг на друга совершенно по-другому. И тут совершенно неожиданно возникло новое чувство - влюбленность. Оба пережили это впервые, и это их тоже связывало, связывало. Но Юрий не воспринимал жену эмоционально, он любил ее за те чувства, запахи, которыми она была наполнена.

    Да, конечно, он был ей благодарен за то, что она не только всегда была с ним искренна, была тихой, спокойной и чистой, но и оказалась надежной опорой в его жизни. Но к этому чудесному чувству сам Юрий примешивался с другим - чувством вины за то, что он любил другую женщину.

    Другой женщиной, в которую влюбился герой, была Лара Гишар. Выросшая в скромной и бедной среде, она была самым чистым существом. В жизни ей пришлось очень непросто.Так как ей пришлось терпеть ласки богача Комаровского, который был груб и высокомерен. Кроме того, она ухаживала за больной и страдающей матерью, а чтобы выжить, давала частные уроки. Живаго и Лариса иногда встречаются, совершенно случайно, случайно, практически не замечая друг друга.

    Время идет, и жизнь сводит героев на званом обеде. Свеча, горящая каждый вечер в комнате Лары, становится символом новой любви, и Живаго, которому нужно было сбежать и спрятаться в этой маленькой комнате, однажды видит ее и идет к ней.Любовь к Ларе духовна, спасительна. Первая близкая встреча и знакомство прошли интересно и вызвали настоящий шок в Живаго. Молодая девушка прямо на мяче стреляет в надоедливого и ненавистного Комаровского.

    Но этой любви предстоит пройти множество испытаний, которые приготовила им судьба. Прежде всего, это страшные и жестокие события в стране: гражданская война, перевороты, революции, забастовки. Да и личная жизнь у них сложна и непроста. Итак, Юрий женат, у него есть дети, и он не хочет причинять им боль и страдания.Лара тоже замужем. Видно, что их соединение обязательно произойдет, так как они тянутся друг к другу.

    Каждый раз Лариса предстает перед Живаго по-разному. Он похож на лебедя, и иногда автор сравнивает его с рябиной. Такой авторский прием используется, чтобы показать, насколько эти люди нужны друг другу, что девушка - воплощение природы и совершенства. А для Юрия Андреевича Лариса Федоровна - идеал женственности и красоты. Сама героиня переживает трагедию: она сломлена, рано и преступно сделана женщиной.

    Лариса думает не только о Живаго. Ожидая неминуемого ареста, она пытается позаботиться о дочери. И перед читателем открывается ее новый образ: любящая женщина превращается в прекрасную мать. Она выбирает бежать с нелюбимым человеком, спасая свою дочь. Вернувшись, Лара узнает, что Живаго умер, и однажды она не смогла простить себе этот поступок. Ее жизнь заканчивается трагически: однажды женщина ушла из дома и больше сюда не вернулась, и ее никто не видел. Можно предположить, что ее арестовали прямо на улице, и она умерла в одном из северных женских концлагерей.

    Но в жизни героя была еще одна, третья, женщина. Еще одна жена Марина. Покорная и молчаливая, полностью подчиняющаяся Юрию Андреевичу, она приняла мужа со всеми причудами, причудами и капризами. Он опускался все ниже и ниже, но Марина все терпела и принимала. А может, это ее подвиг, как жены, как любящей женщины. В своем романе Борис Леонидович Пастернак показал трех женщин, образы которых он создавал совершенно разными. Но их объединяет одно - Юрий Андреевич Живаго.Они смогли сделать ему величайший подарок - свою любовь.

    В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.
    Тема любви в произведении, несомненно, связана с женскими образами. Примечательно, что изначально «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар.В завершение знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго Мариной.
    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства. Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, это понятное, не требующее пояснений свидетельство, оказалось самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной».
    Тоня была простой, трогательной, знакомой и родной.Казалось, она была предназначена для Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью Анна Ивановна, мать Тони, благословила Юрия и ее дочь на брак: «Если я умру, не расставайтесь. Вы созданы друг для друга. Жениться. Так я тебя оклеветал ... »
    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни Герои: «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, одинаково очаровывающий.Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и остро пронизывающее сверху донизу ».
    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было скорее чувственным, чем эмоциональным. Думаю, именно таким оставалось отношение героя к жене на протяжении всей их совместной жизни.
    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и отчасти благодарной. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго. Однако при всей своей любви к этой женщине герой чувствует себя виноватым.Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.
    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине. Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.
    Давно Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, случайно, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.
    Но время идет. Уже повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз. Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.
    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного Комаровского, но и в навязываемое извне ненавистное существование.
    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит. Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.
    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не туша, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то в виде рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух вливался в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вылетела из-под лопаток... ».
    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя, «той невероятно чистой и стремительной линией, которой она была все одним махом, обведенная сверху вниз творцом». Для главной героини романа Лариса Федоровна - «представитель самой жизни, самого существования».
    Но внутри героини трагедия, срыв: «Я сломлен, у меня трещина на всю оставшуюся жизнь.Из меня преждевременно превратили в женщину, преступно рано заставили начать меня с самой худшей стороны.
    Лариса не только любящая женщина. Еще она заботливая мама. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери: «Что же тогда будет с Катей? Я мать. Я должен предотвратить несчастье и что-то придумать. «Возможно, это то, что заставляет женщину бежать с Комаровским на Дальний Восток.
    Но, на мой взгляд, Лара так и не простила себе этого поступка.Возможно, поэтому, вернувшись из Иркутска и узнав о гибели Юрия Живаго, она вдруг говорит о своей страшной вине: «Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, я не раскрываю главного. Я не могу назвать это, не могу. Когда я попадаю в это место в своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный.
    Конец жизни этой героини ужасен. Выйдя из дома, Лариса больше не возвращается: «Судя по всему, ее арестовали на улице, и она умерла или исчезла в каком-то неизвестном месте.... в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере ».
    Но в жизни Живаго была еще одна женщина - его третья жена Марина. Любовь для нее - это своего рода компромисс между героем и жизнью: «Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение - это роман на двадцать ведер, как есть романы в двадцати главах или двадцати письмах».
    Марина отличалась послушанием и полным подчинением интересам Юрия Андреевича. Она простила доктору все его странности, «к этому времени сформировавшиеся прихоти, прихоти человека, который упал и осознает собственное падение.«
    Чем-то эта героиня напоминает Агафью Пшеницыну из романа Гончарова« Обломов ». Пшеницына тоже поддерживала Обломова в последние годы его жизни, дарила ему уют и тепло, в которых так нуждался Илья Ильич. Конечно, это была не святая любовь, а просто уютная
    Таким образом, три женские персонажи, связанные с фигурой главного героя Юрия Живаго, проходят через весь роман «Доктор Живаго» Тоня, Лара, Марина ... Такие разные, но которые каждый по-своему сумели поддержать героя, подарить ему свою любовь, стать его спутником на определенном этапе жизни.

    Очерк по литературе на тему: Женские образы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

    Другие сочинения:

    1. Роман «Доктор Живаго» стал своеобразным откровением, так как в нем Б.Л. Пастернак впервые время открыто и смело заговорил о революции и гражданской войне в России. В своем творчестве писатель дает собственную оценку тех событий. В романе автор затрагивает социальные вопросы, но Подробнее ......
    2. Лариса очень сожалела, что Юрия похоронили не по-церковному: «Он того стоил, так что эти« похороны » рыдание, сочиняющее песню «Аллилуйя», «оправдает и окупится!» Она почти боготворила Живаго, после его смерти осталась совершенно одна, беспомощная, беззащитная, брошенная.Только Юрий Подробнее ......
    3. Юрий Андреевич - человек стихийный, творческий, и ему под стать дядя Николай Николаевич. Хотя, возможно, я не выразился точно и есть смысл уточнить эту мысль. Юрий Живаго не спонтанный в том смысле, что он управляет жизнью, подчиняет Подробнее ......
    4. «Доктор Живаго» - очень важный шаг, это большое счастье и удача, о которых я даже не мечтал. », - сказал Пастернак о своем творении. Роман «Доктор Живаго» стал ключевым во всем творчестве писателя, и его роль в мировой литературе Подробнее......
    5. Тема любви - ключевая в творчестве каждого писателя, но каждый из них воспринимает ее по-своему. В романе «Доктор Живаго» б. Пастернак раскрывает свой взгляд на это чувство. Его любовь противоречива и разнообразна в своих проявлениях. Главный герой романа Подробнее ......
    6. Свидетельства Юрия Живаго о его времени и о самом себе - это стихи, которые были найдены в его бумагах после его смерти. В романе они выделены в отдельную часть. Перед нами не просто небольшой сборник стихов, а целая книга со своим Read More......
    7. Судьбы героев постоянно пересекаются, «скрещиваются». Судьбы Юрия и Лары пересекаются. Волею судьбы судьбы постоянно сталкиваются, встречаются Юрий Андреевич Живаго и Лариса Федоровна Гишар-Антипова, и весь роман, кажется, основан на их сходстве и различии. Они любили друг друга не от Подробнее ......
    8. «Стихи Юрия Живаго» (1946-1955) - это поэтические произведения, созданные Б.Л. Пастернаком во время работы над романом «Доктор Живаго», в центре которого находится творческая личность, попавшая в водоворот революционной эпохи.По словам В.Т. Шаламова, в романе «все персонажи говорят голосом автора Подробнее ......
    Женские образы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

    «Доктора Живаго» - это главные герои. Кто именно пастернак списал со счетов главных героев романа Доктор Живаго и его отношения с персонажами

    Роман «Доктор Живаго» стал апофеозом гениального творчества Пастернака как прозаика. Он описывает шествие и трансформацию сознания русской интеллигенции через драматические события, пронизывающие первую половину ХХ века.

    История создания

    Роман создавался более десяти лет (с 1945 по 1955 год), судьба произведения оказалась на удивление сложной - несмотря на мировое признание (его пиком стало получение Нобелевской премии), в Советском Союзе роман разрешили только к публикации. в 1988 году. Запрет романа был объяснен его антисоветским содержанием, в связи с чем власти начали преследование Пастернака. В 1956 году были предприняты попытки опубликовать роман в советских литературных журналах, но, конечно же, безуспешно.Иностранное издание прославило поэта-прозаика и вызвало в западном обществе небывалый резонанс. Первое русскоязычное издание вышло в Милане в 1959 году.

    Анализ работы

    Описание работы

    ( Обложка к первой книге художника Коновалова )

    На первых страницах романа изображен мальчик, рано осиротевший, которого позже приютил собственный дядя.Следующий этап - переезд Юры в столицу и его жизнь в семье Громеко. Несмотря на раннее проявление поэтического дара, юноша решает последовать примеру своего приемного отца - Александра Громеко и поступает учиться на медицинский факультет. Нежная дружба с дочерью благотворителей Юрия Тоней Громеко со временем перерастает в любовь, и девушка становится женой талантливого врача-поэта.

    Дальнейшее повествование - сложнейшее переплетение судеб главных героев романа.Вскоре после женитьбы Юрий испытывает страстную любовь к яркой и неординарной девушке Ларе Гичар, впоследствии жене комиссара Стрельникова. Трагическая история любви доктора и Лары будет периодически появляться на протяжении всего романа - после многих мытарств они никогда не смогут найти свое счастье. Ужасное время нищеты, голода и репрессий разлучит семьи главных героев. Оба любимых Доктора Живаго вынуждены покинуть родину. В романе остро звучит тема одиночества, от которого впоследствии сходит с ума главный герой, а муж Лары Антиповой (Стрельников) кончает жизнь самоубийством.Последняя попытка доктора Живаго обрести семейное счастье также не удалась. Юрий отказывается от попыток научной и литературной деятельности и заканчивает свою земную жизнь в заброшенном человеке. Главный герой романа умирает от сердечного приступа по дороге на работу в центр столицы. В последней сцене романа друзья детства Ника Дудоров и …… .. Гордон читают сборник стихов доктора-поэта.

    главных героев

    ( Постер к фильму «Доктор Живаго» )

    Образ главного героя глубоко автобиографичен.Пастернак через него раскрывает свое внутреннее «Я» - его рассуждения о происходящем, его духовное мировоззрение. Живаго - интеллектуал до мозга костей, эта черта проявляется во всем - в жизни, в творчестве, в профессии. В монологах врача автор мастерски воплощает высший уровень духовной жизни героя. Христианская сущность Живаго не претерпевает никаких изменений в силу обстоятельств - врач готов помочь всем, кто страдает, вне зависимости от их политических взглядов.Внешняя слабость Живаго по сути является высшим проявлением его внутренней свободы, где он существует среди высших гуманистических ценностей. Смерть главного героя не станет концом романа - его бессмертные творения навсегда сотрут грань между вечностью и бытием.

    Лара Гишард

    (Лариса Федоровна Антипова) - яркая, даже в каком-то смысле эпатажная женщина, обладающая огромной силой духа и желанием помогать людям. Именно в больнице, где она устраивается на работу сестрой милосердия, ее отношения с докторомЖиваго начинается. Несмотря на попытки уйти от судьбы, жизнь регулярно сближает героев, эти встречи каждый раз подкрепляют возникшие взаимные чистые чувства. Драматические обстоятельства в послереволюционной России приводят к тому, что Лара вынуждена пожертвовать любовью ради спасения собственного ребенка и уйти с ненавистным бывшим возлюбленным, адвокатом Комаровским. Оказавшись в безвыходном положении, Лара всю жизнь будет упрекать себя в этом поступке.

    Успешный юрист, воплощение демонического начала в романе Пастернака.Как любовник матери Лары, он подло соблазнил ее маленькую дочь, а впоследствии сыграл роковую роль в жизни девушки, обманув ее у любимого.

    Роман «Доктор Живаго» состоит из двух книг, которые, в свою очередь, содержат 17 частей с непрерывной нумерацией. В романе показана вся жизнь поколения молодой интеллигенции того времени. Неслучайно одним из возможных названий романа было «Мальчики и девочки». Автор блестяще показал антагонизм двух героев - Живаго и Стрельникова, как человека, живущего вне происходящего в стране, и как человека, полностью подчиненного идеологии тоталитарного режима.Духовное обнищание российской интеллигенции автор изображает через образ Татьяны, внебрачной дочери Лары Антиповой и Юрия Живаго, простой девушки, носящей лишь отдаленный отпечаток потомственной интеллигенции.

    В своем романе Пастернак неоднократно подчеркивает двойственность бытия, события романа проецируются на новозаветный сюжет, придавая произведению особый мистический подтекст. Завершающая роман поэтическая тетрадь Юрия Живаго символизирует дверь в вечность, что подтверждается одной из первых версий названия романа - «Смерти не будет.«

    Окончательное заключение

    «Доктор Живаго» - роман на всю жизнь, результат творческих поисков и философских поисков Бориса Пастернака. По его мнению, основная тема романа - взаимосвязь равных начал - личности и истории. Не менее важное место автор уделяет теме любви, ею пронизан весь роман, любовь проявляется во всех возможных ипостасях, со всей присущей этому великому чувству многогранности.

    - роман Пастернака, основанный на описании восприятия главным героем бурного времени.Произведение, в котором писатель показывает обобщенную жизнь интеллигенции в годы революции и гражданской войны. Все произведение пронизано философией, где автор через систему образов романа «Доктор Живаго» поднимает темы жизни и смерти, любви, раскрывает тайны человеческой души. Все персонажи произведения не второстепенные участники, и каждый из них играет важную роль. Здесь мы встретим образы Лары и Тони, Антипова, Стрельникова, образ Комаровского.Писатель также покажет образ революции в творчестве Доктора Живаго. Однако автор выдвигает на первый план образ Доктора Живаго, который является главным героем произведения.

    Образ Доктора Живаго

    Судьба Доктора Живаго сложилась не лучшим образом. Юрий рано осиротел, жил у дальних родственников, где подружился. Юра женился на дочери своих благодетелей, с которыми они вместе провели детство. Это была Тоня, от которой у них родились дети, но настоящую любовь наш герой испытал, увидев Лару Гишар.Постоянные любовные муки теперь не дают покоя Юрию Живаго, и только попав в партизанский отряд, он избавляется от мучений. Жена и дети уезжают во Францию, но, несмотря на приключения мужа, она продолжает его любить. Судьба не раз сведет Юру и Лару вместе. Они признаются в своих чувствах, но вместе их не будет. Их обманным путем разделит отрицательный герой романа Комаровский, и Живаго уедет в Москву, где умрет от сердечного приступа в трамвайном вагоне.

    В образе Юры Живаго писатель показал героя своего времени. Он умный, творческий человек, образованный и интеллигентный. Ему пришлось жить в неспокойные времена, и он был захвачен водоворотом событий, он не может присоединиться ни к одной из сторон. Он просто не вмешивается в ход событий. Плывет по течению. Не могу определить, что для него важнее. При этом его нельзя определить не только в политических взглядах, но и в любви. Прочитав роман, мы замечаем, что несмотря на события, несмотря на действительность и ужасы, которые окружали героя, он оставался чистым душой.Об этом свидетельствуют стихи Живаго, которые проникнуты умиротворением и счастьем и дополняют его образ.

    В творчестве Пастернака встречаются и женские образы. Лара, Тоня, Марина - женщины, встретившиеся на пути главного героя.

    Тоня - первая жена Юрия. В ее лице писатель создал образ простой, надежной, доброй и искренней женщины. Она была опорой для Живаго, и Юрий любил ее по-своему. Это было чтение, скажем так, даже благодарная любовь к женщине, разделившей с Юрой часть своей жизни.В его жизни появляется только одна женщина - Лара. Совершенно иной образ Лары в романе. Для героя она была светом, стихией любви, творчества и всей жизни. Лара была воплощением природы, женственности, она была идеалом для Живаго. Она была не только красивой женщиной, но и хорошей матерью, которая, чувствуя приближение беды, заботилась о дочери. Конец жизни этой женщины не самый лучший. Как только она вышла из дома, она больше не вернулась.

    Третья жена Живаго - Марина.В ее образе я нашел для Живаго некое компромиссное решение. С Мариной Живаго он хоть и не обрел настоящую любовь, но получил уютное существование, которое иногда бывает самым нужным в жизни человека. Сама женщина была покорной и во всем поддерживала Живаго, прощая все его странности.

    Три женщины и три женских образа. По характеру это были разные героини, но каждая из них дарила Живаго любовь, оказывала поддержку, становясь спутницей в определенный период его жизни.

    Христианские образы в романе

    Для писателя революция была важным событием, потому что он верил, что после этого обязательно наступит духовное пробуждение народа. Своеобразным шагом к этому пробуждению стал его роман «Доктор Живаго», в котором писатель обращается к христианским образам и мотивам. Его откровением стало произведение писателя, где он оценивает человеческую жизнь, где его волнует тема Бога и веры, тема христианства и его мотивы.С помощью своего романа Пастернак пытается донести до читателя видение веры и религии, где автор говорит о вечности, о том, что смерти нет. Как говорит писатель, воскресение уже в нашем рождении. При этом автор ничего не навязывает, только делится новым видением жизни и смерти, новым восприятием Христа, а читатель сам делает выводы и выводы.

    Система образов в романе «Доктор Живаго»

    Какую оценку вы поставите?

    Система образов Романа «Мастер и Маргарита» Композиция по роману Б.Л. Пастернак "Доктор Живаго" Анализ творчества Доктора Живаго, план

    .

    Юрий Живаго - главный герой романа Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго»; успешный медик, служивший во время войны; муж Антонины Громеко и сводный брат генерал-майора Эфграфа Живаго. Юрий рано осиротел, потеряв сначала мать, которая умерла в результате продолжительной болезни, а затем отца, который в состоянии алкогольного опьянения спрыгнул с поезда, идущего полным ходом. Его жизнь была непростой. Как сказал сам автор, фамилию героя он придумал из выражения, взятого из молитвы: «Бог живых».«Эта фраза означала связь с Иисусом Христом,« исцеляет все живое ». Таким Пастернак хотел видеть свой характер.

    Считается, что прототипом героя был сам автор, а точнее его духовная биография. Он сам говорил, что «Доктор Живаго» должен ассоциироваться не только с ним, но и с Блоком, с Маяковским, может быть, даже с Есениным, то есть с теми авторами, которые рано умерли, оставив после себя ценный сборник стихов. Роман охватывает всю первую половину двадцатого века, и доктор скончался в решающий 1929 год.Оказывается, в каком-то смысле это автобиографический роман, а в каком-то нет. Юрий Андреевич застал Октябрьскую революцию и Первую мировую войну. На фронте он был практикующим врачом, а дома - заботливым мужем и отцом.

    Однако события развивались таким образом, что вся жизнь шла вопреки устоявшемуся порядку в обществе. Сначала он остался без родителей, затем воспитывался в семье дальних родственников. Впоследствии он женился на дочери своих благодетелей Тане Громеко, хотя его больше привлекала загадочная Лара Гичар, о трагедии которой он тогда не мог знать.Со временем жизнь свела этих двоих вместе, но вместе они пробыли недолго. Тот же злополучный адвокат Комаровский, после разговора с которым из поезда выскочил отец Юрия, стал возлюбленным.

    Помимо врачевания, Живаго увлекался литературой и сочинением стихов. После его смерти друзья и семья нашли тетради, в которые он записывал свои стихи. Один из них начинался словами: «Свеча горела на столе, свеча горела ...» Это зародилось в его голове в тот вечер, когда они с Тоней пошли к дереву в гости к своим друзьям и стали свидетелями того, как Лара стреляла. у любовника матери.Этот случай навсегда останется в его памяти. В тот же вечер она поговорила с Пашей Антиповым, который стал ее законным мужем. События развивались так, что Лара и Паша расстались, а Юра после ранения попал в больницу, где она работала медсестрой. Там произошло объяснение, во время которого Юра признался, что любит ее.

    Жена доктора и двое детей были высланы из страны и эмигрировали во Францию. Тоня знала о его отношениях с Ларой, но продолжала любить его.Переломным для него стало расставание с Ларисой, которую Комаровский обманным путем увел. После этого Живаго совершенно забросил себя, не хотел заниматься врачебной практикой и ничем не интересовался. Единственное, что его увлекало, - это поэзия. Сначала он хорошо относился к революции, но после плена, где ему приходилось расстреливать живых людей, он изменил свой энтузиазм на сострадание к невинным людям. Он сознательно отказался от участия в истории.

    Фактически, этот персонаж прожил ту жизнь, которую хотел.Внешне он выглядел безвольным, но на самом деле обладал сильным умом и хорошей интуицией. Живаго умер от сердечного приступа, случившегося с ним в переполненном трамвае. Лариса Антипова (Гишар) тоже была на его похоронах. Как оказалось, у нее была дочь от Юрия, которую она была вынуждена отдать для обучения чужой женщине. После его смерти сводный брат Евграф Живаго позаботился о племяннице и работе брата.

    Борис Пастернак и Евгения Лурье с сыном. 1920-е годы Mondadori / Getty Images

    Антонина Громеко / Евгения Лурье

    Среди возможных прототипов жены главного героя исследователи чаще всего называют Евгению Владимировну Пастернак (Лурье), художницу и первую жену Пастернака.Ее внешность описывала дружившая с писателем жена литературного критика Якова Черняка Елизавета Черняк: «Гордое лицо с довольно крупными смелыми чертами, тонкий нос с своеобразным разрезом ноздрей, огромная, открытая, умная. лоб." По словам литературного критика и старшего сына писателя Евгения Пастернака, ее сходство с женскими портретами раннего Возрождения передалось Тоне Громеко из «Доктора Живаго», которую Лариса Антипова называет «Боттичелли».

    Анна Громеко / Александра Лурье

    Летом 1924 года Александра Николаевна Лурье, мать Евгении Лурье, забралась в шкаф за игрушкой для внука.Потеряв равновесие, она упала и повредила позвоночник. С этого началась длительная болезнь, в результате которой Александра Лурье скончалась. Косвенно эта история нашла отражение в «Докторе Живаго»: при падении из шкафа погибла мать Антонины Громеко - Анна Ивановна. А Пастернак вспоминает реакцию Евгении Лурье на смерть матери, описывая безутешное горе Тони.

    «Вы, наверное, уже слышали о смерти мамы Жени. Характер ее смерти, ее последние слова и прочее выдвинули и усилили в последний момент то сходство, которое всегда было между ней и Женей, а слезы последней, особенно в первый день, подхватили и еще больше укрепили это сходство. неуловимая связь.Она плакала, гладила и обнимала тело, поправляла под ним подушку и украдкой, сквозь слезы и между разговорами с посетителями красила ее. Все это было плавно, изменчиво, по-детски - целиком и прямо, все это слилось в одно - смерть и горе, конец и продолжение, судьба и врожденная возможность, все это было непередаваемо словом неуловимое благородство.

    В «Докторе Живаго»: «Они не нашли Анну Ивановну живой, когда ворвались в дом от подъезда к Сивцевому.Первые часы Тоня кричала добрыми ругательствами, билась в конвульсиях и никого не узнавала. На следующий день она затихла, терпеливо прислушиваясь к тому, что ей говорили отец и Юра, но могла ответить только кивками, потому что как только она открыла рот, горе овладело ею с такой же силой и криками самих себя. начал вырываться из нее, как будто она была одержима. В течение нескольких часов она лежала на коленях рядом с покойным, в перерывах между реквиемами, обнимая своими большими красивыми руками угол гроба, край помоста, на котором он стоял, и венки, покрывавшие его.Она никого вокруг не заметила »(Часть III, Глава 15).


    Борис Пастернак, Владимир Маяковский, Тамизи Наито, Арсений Вознесенский, Ольга Третьякова, Сергей Эйзенштейн, Лиля Брик. 1924 Государственный музей В. В. Маяковского

    Павел Антипов / Владимир Маяковский

    В образе Павла Антипова Пастернак использовал некоторые черты хорошо известного ему Владимира Маяковского.

    «Сразу было видно, что если он красив, остроумен и талантлив,
    и, может быть, талантлив архитектором - это не главное в нем, а главное - железная внутренняя осанка, какие-то заветы или устои. благородство, чувство долга, согласно которому он не позволял себе быть другим, менее красивым, менее остроумным, менее талантливым »...

    Борис Пастернак. Глава 9

    Антипов-Стрельников в «Докторе Живаго» тоже наделен «железной внутренней осанкой» и особым даром: «По непонятной причине сразу стало ясно, что этот человек представляет собой законченное проявление воли. До такой степени он был тем, кем хотел быть, что все в нем и в нем неизбежно казалось образцовым. И его пропорционально сложенная и красиво посаженная голова, и быстрота его шага, и его длинные ноги в высоких сапогах.Так действовало присутствие одаренности, не знающего напряжения, ощущения себя в седле в любой позе земного существования и таким образом побеждающего ».

    Литературовед Виктор Франк обращает внимание на еще одну параллель - общую черту в отношении Юрия Живаго к Антипову, с одной стороны, и Пастернака к Маяковскому, с другой. В «Людях и позициях» Пастернак писал о близости своего раннего творчества к поэтическому стилю Маяковского: «Чтобы не повторять его и не казаться подражателем, я стал подавлять эхом перекликающиеся с ним наклонности, героический тон, который в моем случае был бы ложным, и стремление к эффектам.Он сузил мой образ и очистил его »(глава 11).

    Живаго также сказал в разговоре с Ларой о готовности «отказаться от своих поисков» и «подавить влечения, которые перекликались с ним»: «Если человек, близкий по духу и использующий мою любовь, полюбил такую ​​же женщину, как я, то у меня есть с ним было бы чувство грустного братства, а не споров и тяжб. Конечно, я не смогу ни на минуту поделиться с ним предметом моего обожания. Но я бы отступил с чувством другого страдания, нежели ревность, не столь возбужденного и кровавого.То же самое случилось бы со мной при столкновении с художником, который покорил бы меня превосходством своих сил в работах, подобных моей. Я бы, наверное, отказался от своих поисков, повторив его попытки, которые победили меня »(Часть XIII, Глава 12).

    Кроме того, в словах Лары о муже можно найти описание метаморфозы, произошедшей с Маяковским после 1918 года.

    «Как будто что-то абстрактное вошло в этот образ и обесцветило его. Живое человеческое лицо стало олицетворением, принципом, образом идеи.Я понял, что это следствие сил, в руки которых он отдал себя, сил возвышенных, но мертвых и безжалостных, которые его тоже никогда не пощадят. «

    Доктор Живаго, Часть XIII, Глава 13

    Эти «возвышенные, но мертвые и беспощадные силы» не пощадили ни Антипова - Стрельникова, ни Маяковского. Самоубийство Антипова - еще один аргумент в пользу его сходства с Маяковским.

    Борис Пастернак и Ольга Ивинская с дочерью Ириной.1958 г. © Ullstein Bild / Getty Images

    Борис Пастернак с Зинаидой Нейгауз-Пастернак в Переделкино. 1958 г. © Bridgeman Images / Fotodom

    Лара / Ольга Ивинская / Зинаида Нейгауз-Пастернак

    Главный герой «Доктора Живаго» сочетает в себе черты как минимум двух женщин, сыгравших важную роль в биографии Пастернака: его второй жены Зинаиды Нейгауз и Ольги Ивинской, его возлюбленной последних лет.

    У Лары в руках любая работа, она аккуратная, трудолюбивая.Также в письме своему другу, поэтессе Ренате Швейцер, Пастернак описывает «стройную яркую брюнетку» Зинаиду Нейгауз:

    «Страстный труд моей жены, ее горячая ловкость во всем, в стирке, приготовлении пищи, уборке, воспитании детей, создали домашний уют, сад, образ жизни и распорядок дня, необходимые для работы в тишине и покое» (7 мая , 1958).

    В конце января 1959 года Пастернак дал интервью корреспонденту Daily Mail Энтони Брауну, в котором рассказал об Ольге Ивинской:

    «Она мой великий, великий друг.Она помогла мне написать книгу, в моей жизни ... Она получила пять лет за дружбу со мной. В моей юности не было ни одной, только Лары, не было женщины, похожей на Марию Магдалину. Лара моей юности - это общий опыт. Но Лара моей старости вписана в мое сердце своей кровью и своей тюрьмой ... »

    Во второй половине 1951 года Ивинская была приговорена к пяти годам исправительно-трудовых лагерей как «социально неблагонадежный элемент». Лара находится в постоянном замешательстве, ничего не знает о себе, притягивает бедствия, появляется из ниоткуда и исчезает в никуда:

    «Однажды Лариса Федоровна ушла из дома и больше не вернулась.Судя по всему, ее арестовали в те дни на улице, и она умерла или исчезла в неизвестном месте, забытая под каким-то безымянным номером из списков, потом исчезла в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере. «

    Доктор Живаго, Часть XV, Глава 17

    В отличие от Лары, Ивинская была освобождена по первой постсталинской амнистии весной 1953 года и вернулась в Москву.

    Марина Цветаева. 1926 год ТАСС

    Марина Щапова / Марина Цветаева

    Константин Поливанов отмечает, что на роман повлияли личные и творческие отношения Пастернака с Цветаевой.Последнюю возлюбленную Юрия Живаго, дочь дворника Маркеля из бывшего дома Громеко в Сивцевой Вражке, зовут Марина.

    Интенсивная переписка, в которой Пастернак и Цветаева состояли несколько лет, отражена не только в стихах из цикла Цветаевой «Провода» («Телеграф: лю-у-блю ... / Телеграф: про-ой-стесняйся ... / Моя высокая тяга гудит / Лирические провода »), но, может быть, и в профессии Марины: она работает на телеграфе.

    Дождь занимал особое место в представлении Цветаевой поэзии Пастернака («Но страстнее травы, рассвета, метели - любил Пастернака: дождь»).Изображение дождя-сообщения не раз привлекало внимание исследователей. Это проясняет определение, которое Живаго дает своим отношениям с Мариной - «роман в двадцати ведрах».

    Виктор Ипполитович Комаровский / Николай Милитинский

    По словам Зинаиды Нейгауз-Пастернак, прототипом Виктора Ипполитовича Комаровского был ее первый возлюбленный Николай Милитинский. Когда ему было 45 лет, он влюбился в свою двоюродную сестру, 15-летнюю Зинаиду. Спустя много лет она рассказала об этом Пастернаку.

    «Вы знаете, - сказал он [Борис Пастернак], - это мой долг перед Зиной - я должен написать о ней. Я хочу написать роман ... Роман об этой девушке. Красивая, соблазненная истинным путем ... Завуалированная красота в отдельных залах ночных ресторанов. Сюда ее забирает двоюродный брат, офицер гвардии. Она, конечно, не может устоять. Она такая молода, такая невероятно привлекательная ... »

    Жозефина Пастернак, сестра поэта

    Зинаида Нейгауз-Пастернак вспоминала позже: «Комаровский - моя первая любовь.Боря очень злобно характеризовал Комаровского, Н. Милитинский был намного выше и благороднее, не обладая такими животными качествами. Я не раз рассказывал Боре об этом. Но он не собирался ничего менять в этом человеке, так как представлял его таким, и не хотел расставаться с этим образом. «


    Леонид Сабанеев, Татьяна Шлоцер, Александр Скрябин на берегу Оки. 1912 год Wikimedia Commons

    Николай Веденяпин / Александр Скрябин / Андрей Белый

    Виктор Франк отмечает, что образ Николая Веденяпина связан с композитором Александром Скрябиным.В «Защитном письме» Пастернак назвал Скрябина «своим кумиром». Веденяпину принадлежат мысли Юры Живаго, а Скрябину - мечты молодого Пастернака.

    Веденяпин, как и Скрябин, уезжает в Швейцарию на шесть лет. В 1917 году герой романа возвращается в Россию: «Это была удивительная, незабываемая, знаменательная дата! Кумир его детства, властитель его юношеских мыслей, живой во плоти снова предстал перед ним »(часть VI, глава 4). В романе, как и в жизни, возвращение «кумира» совпадает с освобождением от его влияния.

    Андрей Белый Wikimedia Commons

    Американский славист Рональд Петерсен обращает внимание на сходство биографий Веденяпина и Андрея Белого. Прожив долгое время в Швейцарии, Веденяпин возвращается в Россию после Февральской революции: «Карусель в Лондон. Через Финляндию »(часть VI, глава 2). Белый в 1916 году приехал в Россию из Швейцарии через Францию, Англию, Норвегию и Швецию.

    В революционной России Веденяпин «был за большевиков» и сблизился с левыми эсерами публицистами.Андрей Белый также изначально приветствовал Октябрьскую революцию и активно сотрудничал в левых эсеровских изданиях.

    Литературный критик Александр Лавров утверждает, что имя Веденяпин Пастернак позаимствовал у Андрея Белого - его носит один из персонажей романа «Москва».

    ХХ век с его трагическими событиями стал для многих временем суровых испытаний. Особенно тяжело пришлось представителям интеллигенции, которые видели весь ужас ситуации, но ничего не могли изменить.Неслучайно ХХ век называли «веком волкодавов».

    Одним из самых ярких произведений, раскрывающих связь человека с эпохой, стал роман Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго» ... Написанный в 1955 году, на родине он напечатан только в 1988 году, спустя 33 года. Почему работа вызвала такую ​​реакцию властей? Внешне сюжет достаточно традиционный для начала ХХ века: он о судьбе человека в эпоху революционных преобразований.События романа показаны через призму восприятия главного героя, поэтому сюжет связан, прежде всего, с судьбой молодого врача Юрия Живаго.

    Судьба человека, по мнению Пастернака, напрямую не связана с исторической эпохой, в которой ему приходится жить. Главный герой романа не боролся с обстоятельствами, но не приспосабливался к ним, оставаясь человеком при любых условиях. Живаго - специалист широкого профиля, терапевт и в то же время больше диагност, чем лечащий врач.Он способен предсказать и поставить точный диагноз, но не стремится исправить или исцелить, то есть вмешиваться в естественный ход вещей. Более того, столь своеобразный фатализм Живаго не мешает ему сделать необходимый нравственный выбор, в котором проявляется истинная свобода человека.

    С самого начала романа есть мальчики - Юра Живаго, Миша Гордон, Ника Дудоров и девочки - Надя, Тоня. Только Лара Гишар - «Девушка из другого круга» ... Автор хотел назвать роман «Мальчики и девочки». И хотя события романа разворачиваются вокруг повзрослевших героев, юношеское восприятие сохраняет и сам Юрий, и Лара, и даже Антипов, ставший другим человеком. Ведь все, что происходит во время Гражданской войны, станет для него игрой.

    Но жизнь - это не игра, это реальность, которая вмешалась в судьбы главных героев. Роман начинается с самоубийства обанкротившегося отца Юрия «Богатый человек, добродушный и озорной» Живаго, и на этот ужасный шаг его подтолкнул не кто иной, как адвокат Комаровский, сыгравший впоследствии трагическую роль в судьба Лары.

    В 11 лет, став полным сиротой, Живаго оказался в семье профессора Громеко, у которого была дочь Тоня, ровесница Юрия. «У них там такой триумвиат: Юра, его друг и одноклассник, школьник Гордон и дочь хозяев Тоня Громеко. Этот тройственный союз прочитал «Значение любви» и «Крейцерову сонату» и одержим проповедью целомудрия. «.

    Весной 1912 года все молодые люди получили высшее образование: Юра стал врачом, Тоня - юристом, Миша - филологом.Но накануне этого года умирающая мать Тонины умоляла их пожениться. Выросшие вместе и любящие друг друга как брат и сестра, молодые люди исполнили волю покойной Анны Ивановны - поженились после получения диплома. Но незадолго до смерти матери Тониной, у елки Свентицких, Юрий увидел, как Лара Гичар стреляла в юриста Комаровского, соблазнившего любовника ее матери. Юноша был потрясен красотой и гордой осанкой этой девушки, не подозревая, что их судьбы соединятся в будущем.

    Действительно, в их жизни не раз случится «сплетение судьбы». Например, став врачом, Юрий отправится на Первую мировую войну, а Лара, выйдя замуж за Павла Антипова и поехав с ним по распределению в уральский город Юрятин, потом будет искать его, пропавшего без вести, на фронте. , и встретимся там с Живаго.

    В целом герой встречает все события повествования с энтузиазмом. Например, как врач он восхищается «Великая хирургия» Октябрьская революция, которая может «Вырезать сразу все вонючие язвы общества» ... Однако вскоре герой понимает, что вместо эмансипации советская власть поставила человека в жесткие рамки, навязывая собственное понимание свободы и счастья. Такое вмешательство в человеческую жизнь пугает Юрия Живаго, и он решает вместе с семьей уехать из эпицентра исторических событий - в бывшую усадьбу Громеко Варыкино в окрестностях Юрятина.

    Именно там, в Юрятине, Юра и Лара снова встретятся и полюбят друг друга.Юрий мечется между двумя своими любимыми женщинами, но история в лице товарища Лесных освобождает его от двусмысленного положения: партизанам нужен врач, и они насильно забирают Доктора Живаго в свой отряд. Но и там, в плену, Живаго оставляет за собой право выбора: ему в руки дают винтовку, чтобы стрелять по врагам, и он стреляет по дереву, он должен лечить партизан, а он лечит раненого колчаковского солдата Сережу Ранцевича. .

    В романе есть еще один герой, который тоже сделал свой выбор.Это муж Лары, Паша Антипов, сменивший фамилию на Стрельникову, решивший начать жизнь с нуля. Он пытается творить историю по-своему, жертвуя не только своей семьей (жена Лара и дочь Катенька), но и своей судьбой. В результате, будучи жертвой и истории, и своих чувств, он делает последнюю попытку противостоять неприемлемой для него судьбе - пулей попадает в лоб.

    Живаго совершает поистине волевой поступок - он убегает из партизанского лагеря и, обессиленный, полумертвый, возвращается в Юрятин к Ларе.А его жена вместе с отцом и детьми эмигрировала в Европу в это время, и связь с ними оборвалась. Но на этом испытания для Юрия не закончились. Понимая, что Лару будут преследовать, он уговаривает ее уехать с Комаровским, который может обеспечить ее безопасность.

    Оставшись один, Живаго возвращается в Москву, где перестает заботиться о себе, внешне полностью тонет, духовно деградируя и умирает в расцвете сил, по сути, один. Но такие внешние метаморфозы говорят об изменении внутреннего мира.Он творит, а результат творчества - последняя глава романа «Стихи Юрия Живаго».

    Таким образом, роман Доктор Живаго становится духовной биографией его автора, потому что судьба Юрия Живаго вплетена в полотно жизни и духовного пути его создателя.

    Герой Пастернака: Человек против монолитов | Новости

    Критические лошади-любители отправились к черту, а трубы убрали. Эдмунд Уилсон, комитет по присуждению Нобелевской премии, Союз советских писателей и редакционные страницы американских газет высказали свое мнение о Пастернаке - и, возможно, теперь второе чтение и некоторые мысли уместны.

    «Доктор Живаго» продал в США больше изданий в твердом переплете, чем любая другая книга с Пейтон Плейс. Это был самый популярный литературный рождественский подарок в праздничный сезон 1958 года. Соотношение прочитанных страниц и купленных книг должно быть более неравномерным, чем у Библии Гедеона. И одна из главных причин несоответствия - усталость читателя; занятой человек должен выбирать между самой книгой и массой комментариев к ней.

    «Живаго» - роман поэта, и как таковой он одновременно слишком велик и слишком ограничен для своей литературной формы.Это аполитично и, по иронии судьбы, политический шиллелаг, оскорбленный обеими сторонами в холодной войне. Он чередуется между осями глубокой красоты и глубокого замешательства. Это не совсем Достоевский или Толстой, но его интеллектуальная жизнеспособность и уважение к человеческому достоинству делают его в наши дни выше всего остального.

    История Юрия Живаго - это история русского интеллигента - распад идейного человека. Живаго, будучи студентом университета, приветствует революцию; будучи вытесненным профессионалом, отвергает это; как дегенерат в однокомнатной московской квартире, окончательно им разрушен.В процессе этого разрушения Пастернак рассказывает историю России в 20-м веке - паразитов, питающихся зарождающимися идеологиями, людей, служащих и борющихся против систем и вероисповеданий, которые они не могут понять, о миазмах бюрократии, земельной реформы, дворянство и военное дело, которым была Россия после октября 1917 года.

    Но эта книга - гораздо больше, чем обвинение коммунистической системы. Это в равной степени обвинение спасателей мира и социальных инженеров, истинно верующих и законодателей морали; обвинение, как и любая политическая система, которая стремится реформировать мир сверху или снизу и игнорирует основной ингредиент и основную проблему - человека.

    В процессе распада Живаго превращается из уважаемого врача и преданного поэта в усталого, избитого человека, который умирает от сердечного приступа в московском троллейбусе. И этот распад нельзя приписать исключительно разрушительной политической системе, которая его окружает, «непостижимости всеобщего хаоса».

    Сам Живаго - слабый человек, русский Гамлет, для которого реальность - величайший антагонист. (Фигура Гамлета доминирует в представлении Живаго о самом себе, кульминацией которого являются самые известные из его стихотворений, собранные в конце книги.Коллекция пигмеев в Союзе советских писателей, помимо их глупых набегов на политику Живаго, жаловалась на то, что у персонажа отсутствует социальная совесть, что сама книга лишена социального значения. И в каком-то смысле это законная критика. Когда крупный герой не может смириться с реальностью, это редко бывает социальным романом; но часто это большая трагедия, и такова книга Пастернака.

    В каком-то смысле Живаго и российская интеллигенция, которую он символизирует, - это снова Иван Достоевского.Подобно тому, как убийство отца Карамазова было следствием идей Ивана, так и революция была следствием (одновременно блестящего и наивного) русского интеллектуального брожения, прошедшего столетие в свертывании. И точно так же, как Иван не смог столкнуться с практическими последствиями этих идей, принять свое участие в реальности и сошел с ума; Итак, Живаго и ему подобные вышли из Октябрьской революции, сбитые с толку и замолчали.

    Трагедию Живаго несколько смущает ограниченность писателя Пастернака.Это его первый роман. Он поэт и в сталинскую эпоху литературной фригидности посвятил себя русским переводам Шекспира. Как поэт, его научили писать с единой точки зрения, единого сознания, занимающегося различными предметами или сосредоточенного на одном. Для большинства поэзии характерен синтез художника и созданной личности. Для поэзии это основное; для романа это может быть катастрофой. Слияние Жива-го и Пастернака не допускает ни третьей стороны, ни альтернативы.Жизнь такая, какой ее видит Живаго, и аргументам второстепенных персонажей придается очень мало значения. Достоевский красноречиво отстаивал всех троих Карамазовых. Универсальное видение Шекспира было разделено на Лира, Эдмунда и Дурака всего в одной пьесе. Но антагонистам Живаго дается несколько страниц характеристик, несколько страниц монолога и несколько страниц суждений - и снова они возвращаются в моральное недовольство Живаго.

    Евграф, брат Живаго, появляется каждые 150 страниц и играет свою судорожную роль сторожа брата.Паша, который покинул семью, чтобы стать военачальником коммунистов, должен объяснить свою любовь, оправдать свою мотивацию, оправдать свою жизнь и застрелиться на десяти страницах. Эти двое мужчин предложили Живаго серьезный интеллектуальный вызов - службу по любви и службу по долгу службы. Но Живаго не может прийти к согласию ни с одной из этих концепций, и Пастернак ему подстрекает.

    И эта же ошибочная техника в полной мере проистекает из самой серьезной ошибки книги - отсутствия развития персонажа.Читатель должен постоянно полагаться на случайные утверждения одного персонажа, осуждающего другого, чтобы любой из них был освещен. Нам говорят, что Лара (для Живаго - жизненная сила) символизирует угнетение XIX века и надежду XX века; но кто-то должен это сказать, поскольку в характеристике ее слов и поступков нет указания на такое символическое значение.

    Евграф, Паша, Комаровский (старый развратник) и Тоня (первая жена Живаго) выбегают на сцену, шепчут или выкрикивают свое мнение, совершают свои маленькие дела и обдумывают свои ситуации, и снова карабкается за кулисы.Некоторые, как Живаго, запутались в нити самоанализа; другие вообще не думают. Помогает ли Комарский Ларе из-за чувства вины за то, что она насиловала, из-за настоящей любви, или что: что за человек такая Тоня? Почему Паша действительно ушел из дома? К сожалению, мы не можем настроиться на завтра.

    Персонажи движутся в глубокой мечте. Они встречаются и реагируют; они проходят через жизнь друг друга, но для единообразия цели и характера их с таким же успехом можно было бы не называть.Фактура самой книги часто похожа на сон. Нет никаких расширений для замечательных совпадений. Представляются бесполезные персонажи и ненужные сцены, томятся и забываются. Временная последовательность, география и характер - все сливаются в фантастический, захватывающий, но чрезвычайно запутанный монтаж. Советские литературоведы справедливо жаловались, что не различают мартовскую и октябрьскую революции. Независимо от того, что

    Йельский обзор | Джейн Костлоу: «Вращая почву»

    Что Россия - или русская литература - говорит американцам, озабоченным проблемами окружающей среды и устойчивости, тем, насколько маленькие уголки земли, такие как одна ферма, могут процветать , и какую роль они могут сыграть в посеянии надежды в наших более крупных сообществах? Я знаю, что, когда я прошу своих студентов подумать о России и окружающей среде, то, что приходит им в голову, обычно негативное: Аральское море, дымовые трубы, извергающие токсины, разрушенный реактор в Чернобыле.Они думают об апокалиптических ландшафтах, коррупции, жалком наследии неудавшегося советского эксперимента. То, что американский демограф Мюррей Фешбах в книге, основанной на общедоступных советских данных, назвал Ecocide (1993). Места, представленные в книге Андрея Тарковского «« Сталкер », », которую один критик недавно истолковал как пейзаж, преследующий не только прошлое, но и провал будущего .

    Но Россия - это также место, богато одаренное экологическими провидцами - как практическими, так и более «поэтическими» (в конце концов, между ними могут быть отношения).К числу экологических провидцев относятся почвоведы, такие как Василий Докучаев, чьи работы конца XIX века по устранению эрозии помогли американским ученым решить проблему «пыльной чаши». Или лесник Георгий Морозов, который в первые десятилетия двадцатого века начал разрабатывать систему «типов насаждений», которая отражала «не просто группу деревьев… в данной местности», а комплекс свойств, включая климат, почва и геология, и деятельность человека «плюс изменения, вызванные взаимодействием всех этих факторов.Среди российских литературных экологических провидцев есть такие писатели, как Лев Толстой, чья критика собственности и жадности имеет специфические экологические аспекты. (Я думаю о таких историях, как «Сколько земли нужно человеку?» И «Хозяин и человек», но также о «лесном вопросе», который попадает в «Анна Каренина », и о собственном произведении Толстого, который включал в себя обширное лесовосстановление в его имении.) И я мог бы обратиться к богатому кругу поэтов и лириков, чье тонкое чутье на сложность природы уравновешивается - а иногда и оспаривается - их острым осознанием социальной несправедливости.Когда герой Ивана Тургенева Лаврецкий в Дворянском доме погружается в глубокое созерцание меры и неторопливости сверхчеловеческого мира, его вырывают из своего дзенского погружения сложности, в которых есть все, что нужно сделать. с запутанной политической историей России. Это момент, который повторяется снова и снова в русской традиции: каким бы утешением и поддержкой ни был уход от мира, современности или политики, мир возвращает вас. Россия - слишком большая страна, а ее литературные и культурные традиции слишком разнообразны, чтобы я мог предположить существование какого-либо единого «экологического воображения».Но воображение, которое я и другие рисую, несомненно, искажено историей глубокого классового неравенства, искорененными аграрными традициями и историями переселения, сложным климатом и географией, которая предлагает тихую красоту, но мало в смысле «возвышенного». перспективы. (К этому списку я мог бы также добавить религиозную традицию, которая не участвовала в интеллектуальных и политических событиях, связанных как с Ренессансом, так и с Реформацией.)

    В центре моего внимания роман Бориса Пастернака Доктор Живаго , о котором, вероятно, слышали даже те, кто его не читал, хотя бы из знаменитого фильма Дэвида Лина 1962 года (который намного лучше, чем более свежий, гораздо более слабый , версия с Кейрой Найтли).Я думаю об этом романе в контексте вопросов окружающей среды, в первую очередь, из курса, который я преподаю в Бейтс-колледже с 2010 года под названием «Катастрофы и надежда», в котором мы исследуем серию повествований о бедствиях - некоторые из них вымышленные, некоторые этнографические и исторические. –И задать вопросы о том, как отдельные люди и общества реагируют на катастрофические потрясения. Бедствия, с которыми мы сталкиваемся, охватывают широкий диапазон: от землетрясений и наводнений до промышленных и технологических. Что именно считается катастрофой и в какой степени она затрагивает «природу», - это вопросы, которые мы рассматриваем как часть класса.После урагана Катрина многие ученые выступили против языка «стихийных бедствий»; системы и структуры, созданные человеком, почти всегда участвуют в том, как разные группы населения переживают бедствия и разрушения. Катаклизмы, которые явно спровоцированы людьми, такие как война, могут иметь серьезные последствия для окружающей среды. Однако я выбираю чтение для курса не просто на основе этого набора вопросов с определением, но и с учетом того, как разные жанры - разные способы повествования - по-разному конфигурируют катастрофу, позволяя нам думать не только о катастрофах, но и о надежде .С точки зрения того, что по большей части является комфортной и защищенной жизнью, мы попадаем в места травм и страданий, но также часто удивляемой стойкостью.

    Различные факторы побудили меня составить курс. Я только что перешла от преподавания на полную ставку по русской программе (с редкими набегами на учебную программу по экологическим гуманитарным наукам) к работе на полную ставку экологическим гуманистом в программе экологических исследований Бейтса, и я разрабатывал новые курсы.Мне казалось очевидным, что, хотя российские и советские писатели приводили многочисленные примеры «катастроф», они также предлагали интригующие и менее громкие примеры надежды. Этот курс казался хорошим способом изучить некоторые из этих движущих сил. Но причины, приведшие к развитию этого курса, простираются гораздо дальше и связаны с интеллектуальным и политическим ландшафтом моей собственной жизни. Я довольно типичен для своего поколения (родившегося в середине 1950-х годов) тем, что могу составить график моего личного развития на фоне того, что культурный критик Фредерик Буэлл назвал отрывком из «Апокалипсиса к образу жизни».«Я участвовал в процедурах« прятаться и прятаться »во время кубинского ракетного кризиса; в детстве у меня было более или менее постоянное ощущение, что русские могут прийти в любой момент и бомбить нас; а затем - будучи аспирантом - остро осознал, что «шутки» Рональда Рейгана о бомбардировках русских, возможно, в следующий раз уже не будут шутками. Драматический и неожиданный конец советской эпохи, когда Чернобыль был токсичной акушеркой, уступил место нашим дням, омраченным войной, терроризмом и медленным насилием, связанным с изменением климата.Существует очень тревожный способ, которым никто из нас не знает, каков современный ответ на извечный русский вопрос Что же тогда делать? Перед лицом всего этого курс, создавший арену для размышлений о видах катастроф и формах надежды, а также о том, что люди делали в прошлом, казался хорошей идеей. (Это был странно забавный курс , который нужно преподавать.)

    Два романа, которые я чаще всего использовал в качестве краеугольных текстов курса, представляют собой повествования об ужасающем систематическом насилии, в которых также представлены сады - небольшие фермы - как противовес катастрофическому миру.Первый, хронологически, - это Candide , написанный Вольтером в восемнадцатом веке; другой - « Живаго » Пастернака, опубликованный в 1957 году. Обе беллетристики ставят вопросы, которые стоит задуматься: что это за сады (я имею в виду скорее продуктивный овощной и, возможно, куриный огород, а не чудесный, но несъедобный сад). сорт цветов) предлагаете в мире насилия? Это места добродетели? побег? заблуждение? возможность подлинного преобразования? Какое отношение имеет сад к полису - к публичной сфере споров и действий? И, наконец, почему эти два совершенно разных автора решили изобразить садов как места передышки и восстановления, и что мы можем узнать из того, как они встраивают эти пространства надежды в более длинные повествования о катастрофе?

    Начну с Candide .Повествование Вольтера - это не роман, это то, что он называл философским Conce - повествует о путешествиях молодого, очень наивного человека (Кандид) в мире почти постоянного жестокого насилия. Наивность Кандида воодушевляла его учитель, доктор Панглосс, который упорно, несмотря на все доказательства, называет эту юдоль ужасно случайных мучений «лучшим из всех возможных миров». Кандид и его спутник переживают землетрясение и цунами, религиозно мотивированные войны, чуму, кораблекрушение, а затем и более религиозно мотивированные войны ... и в конце романа приезжают в Турцию, где они основывают небольшую коммунальную ферму. Кандид заканчивается тем, что стало известной загадочной последней строкой: Мы должны возделывать наш сад , или, как другой переводчик, Дэвид Вуттон, говорит: «Мы должны обрабатывать нашу землю». Il faut cultiver notre jardin .

    Что означает это предложение? Быстрый поиск в Google даст вам огромное количество различных предложений. Является ли возделывание нашего сада решением мировых болезней или способом избежать их? Является ли это средством моделирования в миниатюре своего рода мирного царства, которое в конечном итоге может распространиться еще шире? Разве здесь главное в том, что это не мой сад , а наш сад - что мы вышли за рамки частной собственности и создали место, которое может быть общим? Когда мы начинаем думать об этом, мы начинаем, возможно, «философствовать» - и именно об этом предостерегает нас один из усталых персонажей : «Давайте работать, не философствуя ... Это единственный способ сделать жизнь сносной.”

    Мир романа Пастернака в своем роде такой же жестокий, как и у Вольтера, но потому что это роман - потому что он наполнен людьми, которым мы поощряем сочувствовать, а не гораздо более мультяшными, одномерными фигурами Вольтера - насилием по крайней мере, для меня гораздо труднее читать. В версии Дэвида Лина Доктора Живаго зрителям предоставляется роман с большой буквы R в эпической обстановке с великолепной кинематографией; настоящий роман - это что-то более близкое к смеси готики и ужаса, перемежающейся с необыкновенной лирикой Пастернака, изображающей мир природы. Живаго следует за переплетенными жизнями нескольких семей через глубокие потрясения в России начала двадцатого века: мы начинаем с очевидной стабильности старого режима Москвы, затем продвигаемся через Восточный фронт Первой мировой войны в первые годы революции. а потом до кровавой гражданской войны. И хотя роман наполнен моментами необычайной красоты и почти космическим восприятием того, как человеческие жизни связаны с более чем человеческими, он также содержит графические описания ужасающего насилия.Когда я читал Живаго , я испытал моменты, когда убедился, что Кормак Маккарти имел в виду Пастернака, когда писал The Road . Нам, как читателям этого романа, попросту не разрешено иметь хоть какое-то смутное представление о влиянии революции и гражданской войны на повседневную жизнь и человеческие тела: пронзенная скула солдата, который стонет тем, что осталось от его языка и губ, умолять, чтобы его убили и спасли от его «немыслимых мучений»; партизан, который затаскивает себя в лагерь после того, как его буквально разрубили на куски, «зверство мести», которое заставляет другого человека убить свою собственную семью, он настолько напуган, что противоборствующая сторона сделает с ними что-то ужасное; случайный штык офицера; истощенные женщины, роющие пепел сожженной деревни; униженный еврей, которого казаки заставили танцевать; Сумасшедшая мать, которая бросает своего искалеченного сына в подвал вместе с вором, который душит мальчика.Даже, казалось бы, хороший человек, сам Живаго, оставляет свою беременную жену и семью ради Лары, «другой» женщины романа.

    Так где же тогда сад Пастернака, и его географическое положение, и его место в повествовании? Сад Вольтера завершает долгое путешествие через ужас; Посередине - Пастернака. Поскольку гражданская война в России серьезно начинается, Живаго с семьей уезжают из Москвы на Урал в попытке на время «исчезнуть». Они направляются в местечко под названием Варыкино, которое до революции было родовым имением семьи жены Живаго, но теперь, после большевистского указа о земле, объявлено государственной собственностью.Они прибывают в Варыкино, где устраиваются в небольшой пристройке и начинают работу по поддержанию себя: Живаго с женой говорят о навозе и грядках, а также о том, отошел ли еще мороз. И к тому времени, когда мы встречаемся с ними в следующем разделе книги, наступает зима, они теплые и уравновешенные, и у них есть корневой погреб, заполненный летним урожаем. Живаго снова начинает писать, и мы проследим этот отрезок их пути через его записные книжки: «Какое счастье, работать от рассвета до заката для своей семьи и для себя, строить крышу над их головами, возделывать землю, чтобы кормить». им, чтобы создать свой собственный мир, как Робинзон Крузо, в подражание Создателю вселенной, и, как твоя собственная мать, чтобы рожать себя снова и снова »(все цитаты взяты из перевода Макса Хейворда и Мания Харари).

    Этот раздел помещает в середине романа отрывок необычайной красоты и очевидной надежды. Живаго настаивает на том, что он не «строит систему» ​​и не защищает толстовскую этику «назад в землю», но страницы (только десять из почти шестисот), посвященные этому «саду», содержат изображение или иллюстрацию человечность и порядочность. Стоит рассказать немного подробнее о том, что входит в это изображение того, как мы, , могли бы жить, .

    Он наполнен работой, но также и отдыхом.Вы работаете на земле, но также находите время, чтобы почитать и полюбоваться диким миром. Вы живете рядом с этой дикостью. Когда мы находим Живаго на страницах его записной книжки, сейчас зима, и он признает, что в предыдущие месяцы у него не было бы времени писать. Но теперь семья использует холодные месяцы для штопки и ремонта, а также для совместного чтения и долгих обсуждений прочитанного. Запасы свеклы и репы, соленой капусты и огурцов, сушеного гороха и бобов - вместе с двадцатью мешками картофеля - в буквальном смысле являются плодом их труда и труда тех, кто работал до них и вносил навоз и компост в грядки. что Живаго и его семья заводят.Летние и осенние труды создали «место отдыха» с достаточным количеством дров, чтобы согреться до весны. Внимание к повседневности, которое на самом деле является вниманием к самой жизни, является ключевым в этих отрывках. Проза Пастернака собирает капусту и огурцы вместе с размышлениями об искусстве и смысле, которые также необходимы для этой хорошей жизни. Культурный географ И-Фу Туан заметил, что делает паузу - и жесты заботы - делает местом .Таким образом, Варыкино - это место, где семья в бегстве (семья беженцев) делает паузу и заботится как о себе, так и о земле.

    Они поселяются в уже подготовленной земле - и в грядках, и в уже хороших почвах, и в книгах, которые они читают, и в рассказах, к которым они обращаются долгими зимними ночами. Живаго рассказывает, что они читали вслух - Война и мир , Пушкин Евгений Онегин , Диккенс Повесть о двух городах , Стендаля Красный и Черный .(Многие из этих книг о войне и революции.) Живаго размышляет о поэзии и языке, а также о том, как поэтическая форма может казаться «единицей измерения» человеческой жизни. Он нюхает «землю, корни и снег» погреба с урожаем овощей и наблюдает, как зайцы и рыси пересекают безымянный снег. Он размышляет о значении зачатия - его жена беременна вторым ребенком - и думает о взаимосвязи между «личным», привычным и широкими философскими проблемами, которые всегда были центральными в русской литературе.Он описывает, как частная жизнь и творчество писателя становятся социально значимыми, сравнивая их с яблоками : «индивидуальные заботы», о которых писали Чехов и Пушкин, «с тех пор стали заботить всех, и их произведения, как яблоки, собранные во время сбора урожая». зеленые, созрели сами по себе, постепенно созревая и становясь богаче смыслом ». Это прекрасный способ представить брак человека и сверхчеловеческого. Социальная значимость индивидуальных действий не может быть форсированной или поспешной.У них свой ритм вынашивания и созревания. Яблоки выращивают, прививают, обрезают и собирают, а затем оставляют «созреть сами по себе».

    Когда я писал это эссе, меня интересовало, был ли сам Пастернак садовником. Оказывается, задать этот вопрос непросто, во всяком случае в Google, потому что Пастернак - это не только фамилия выдающегося писателя двадцатого века, это еще и слово, означающее «пастернак» в русском языке. Поэтому каждый раз, когда я пытался использовать технологию цифрового поиска, чтобы узнать, насколько Пастернак автобиографичен в этом варыкинском садоводстве, я получал советы о том, где купить семена пастернака, как сложно их найти на рынке и почему они есть. «идеальный урожай» для вашей дачи.Но, возможно, есть что-то чудесное в том, что стихотворение Бориса Пастернака «На даче спят» перемежается с советами по садоводству. Как и в Варыкино, он сочетает в себе земное и космическое, что поддерживает и тело, и душу, труд вил и пажа. Я также нашел прекрасное изображение Пастернака с чем-то вроде мотыги в руке, стоящим перед домом, который стал его иконой, Переделкино, под Москвой. Фотография была сделана американским журналистом, который тайно приехал навестить Пастернака незадолго до того, как было объявлено, что он получил Нобелевскую премию, в разгар споров, последовавших за публикацией за границей книги «Доктор Живаго ».(Роман был опубликован в Советском Союзе только в 1988 году, при Горбачеве.) В обстановке фотографии Пастернак был также увековечен в 1953 году его коллегой поэт Николаем Заболоцким, который пишет Пастернака не как садовника, а как человека, стоящего на ногах. между дикими и культивируемыми:

    Поэт
    Черный - сосновый лес за этим старым домом:
    Перед ним поле с выращиванием овса.
    Облако невообразимой красоты
    Висящее в мягком небе, как серебряный шар.
    Тускло-сиреневый по бокам
    Но посередине яркий и грозный -
    Крыло раненого лебедя
    Медленно уносится прочь.
    А внизу, на старой веранде
    Стоит седой юноша:
    Как портрет в старинном венке
    Из полевых ромашек,
    Вглядывается косыми глазами,
    Согревается солнцем Москвы сельская местность -
    Выкованные и забитые в бурях России:
    Поэт и собеседник моего сердца.
    И все время леса стоят, как ночь
    За домом: впереди безумно колются овес…
    То, что раньше было чуждо сердцу
    Здесь приближается к нему.[пер. Робин Милнер-Гулланд]

    Пастернак Заболоцкого стоит между темным лесом и овсяным полем. Поле в Переделкино, насколько мне удалось выяснить, входило в состав совхоза - колхоза, в который входила деревня, где стоял дом Пастернака. Само поле называлось «Не ясная поляна» - непрозрачная поляна - что является чьим-то шутливым намеком на Толстого, имением которого была «Ясная поляна», чистая поляна. Совхоз иногда использовал поле для посадки овса, иногда для посадки картофеля.Но ни в коем случае, насколько я могу судить, пастернак не сажать, ни Пастернака.

    Сад в Доктора Живаго - это место глубокого плодородия, физического труда и глубокой фантазии, связи с творчеством русской и европейской культуры. Это место, которое соединяет культуру и агрокультуру, обе формы глубокой преемственности, в которых личное и индивидуальное находится в рамках гораздо более длительных традиций - циклов - роста, созревания и созревания. Это место, в котором одна семья попадает в более длительный ритм жизни и наследственности.Живаго делают это с осознанием того, что их «привилегия» делает их преступниками. Они незаконно живут на собственности, которая им больше не принадлежит; его присвоили большевики. И в глазах большевиков их прошлое также делает их подозрительными или даже хуже: они получают выгоду от дореволюционного классового общества, которое большевики захватили с целью свергнуть. По идеологическим стандартам Ленина и Советов их притязания на уединение в корне незаконны.Первый пункт Указа о земле, изданного в октябре 1917 г., гласил: «Частная собственность на землю отменяется навсегда; землю нельзя продавать, покупать, сдавать в аренду, закладывать или иным образом отчуждать. Вся земля, будь то государственная, корона, монастырская, церковная, фабричная, наследственная, частная, общественная, крестьянская и т. Д., Будет конфискована без компенсации и станет достоянием всего народа и перейдет в пользование всем, кто ее обрабатывает. . »

    Но даже по стандартам совершенно иной этики оазис Живаго чреват и, возможно, незаконен - ​​и именно здесь, я думаю, мы находим самый серьезный вызов нашим собственным мечтам о том, что могут означать сады.Эта другая этика явно предлагается в более ранний момент романа, в начале первой ужасной зимы Гражданской войны. Живаго вернулся с Восточного фронта к семье в Москву и привез утку. Утка была подарком от странного незнакомца, которого он встретил в поезде, глухонемого охотника, который вовлек доктора в долгую философскую беседу. Вместе с водкой, которую его жене удается купить на черном рынке, утка становится центральным элементом вечеринки, которую устраивают Живаго; но вечеринка провалилась - не потому, что у них нет гарниров или хлеба (хотя их и нет), а потому, что сама вечеринка, как понимает Живаго, является «своего рода предательством.Вы не могли себе представить, чтобы кто-нибудь в домах через улицу ел или пил одинаково в одно и то же время. За окнами лежала тихая, темная, голодная Москва. Его магазины были пусты, а про дичь и водку люди даже не думали о таких вещах. И вот оказалось, что только жизнь, похожая на жизнь окружающих нас, сливающаяся с ней без малейшего колебания, есть настоящая жизнь, а неразделенное счастье - это не счастье ». По этому показателю ни одна из наших вечеринок не бывает успешной, и возникает вопрос о литературных семинарах и лекциях в понедельник после обеда.

    Когда Пастернак растворяет садовую жизнь в центре своего романа, варикинской интерлюдии, он отбрасывает своих героев обратно в мир лишений, насилия и смерти. Они возделали свой сад, но мир повлиял на них различными способами, и сад заброшен. Для этого есть разные причины, в том числе собственная эмоциональная уязвимость Живаго перед Ларой, которая является второй великой любовью в его жизни. Но в более глубоком, философском смысле, не только «слабость» Живаго - версия «слабого сердца», которая в конечном итоге убьет его, - разрушает сад.Беспокойство вызывает также то, как не делятся сад и его щедрость - сад - это место совершенно произвольной привилегии (с элементом грубого эгоизма и наивности в семейном убежище, поскольку их присутствие может серьезно угрожать сторожу. ). Но роман также передает ощущение, что не является местом , которое было бы невосприимчивым к человеческому насилию; нет места, которое не было бы уязвимо для жестокости и безумия большого мира. Укрытия просто нет, и если вы собираетесь заниматься садоводством, вы должны признать это и в любом случае продолжать заниматься садоводством.

    Что меня заинтриговало в романе Пастернака, так это то, как он включает ссылки на то, что мы бы назвали «экологическим» воздействием войны. На протяжении всего романа мы вспоминаем, как земля грабят и бросают в разгар военного конфликта. Деревня, где Живаго стоит в конце Первой мировой войны, - это «необъяснимо нетронутый остров посреди моря руин». Пока он и его семья едут на восток от Москвы, они проезжают деревни, разрушенные войсками.Но самые ужасающие пейзажи, как это ни парадоксально, - это не те, которые были сожжены, а заброшенные сельскохозяйственные поля: неубранные поля дают Живаго пригоршни зерна, которое он иногда ест в сыром виде, но они также стали домом для «мышей». . » «Эти поля цвета пламени, пылающие без огня, эти поля, безмолвно провозглашающие свою беду, были холодно окаймлены бескрайним тихим небом…. Никогда еще не было такого нашествия мышей. Они размножались в беспрецедентном количестве.Ночью они сновали по лицу и рукам доктора, в его рукавах и брюках, а когда его застала темнота и заставили спать на открытом воздухе, днем ​​они мчались через дорогу, наевшись и переполненные, и превратились в скрипучую пульсирующую слякоть. когда их топтали ногами ". Меня поражает, как эти описания превращаются из некой возвышенной красоты, чисто визуальной («поля цвета пламени, пылающие без огня»), к отталкивающим паразитам, которые покрывают тело Живаго и затем раздавливаются ногами.Язык Пастернака заставляет меня корчиться и вздрагивать. Это, по словам одного из центральных персонажей романа, «апокалиптические времена ... это Страшный суд». И в такие времена пышные зерновые поля заброшены, не убраны, и люди голодают. «Этот период подтвердил древнюю пословицу:« Человек человеку волк ». Путешественник свернул с дороги при виде путешественника, незнакомца, который встретил незнакомца, убитого из страха быть убитым. Были единичные случаи каннибализма. Законы человеческой цивилизации были приостановлены.И снова поля с мышами: «Покинутые человеком поля выглядели осиротевшими, как будто его отсутствие наложило на них проклятие. Однако лес, хорошо избавленный от него, гордо процветал на свободе, как будто освобожденный из плена ».

    Среди прочего, что меня поражает в этих отрывках, так это то, как Пастернак противопоставляет визуальное и телесное, а также то, как он предлагает действия, которые, откровенно говоря, выходят далеко за рамки того, что мы хотим видеть. Репутация книги (и фильмов, снятых по ней) приукрасила ее , скрывая ужас, который она несет.(Соединить - создать телесно.) На оборотной стороне моего старого издания Пантеона написано, что это «история о жизни и любви поэта и врача во время потрясений русской революции». Но эти отрывки о голоде, страхе, опустошении и нашествии паразитов - как отрывки о проколотых скулах и сожженных деревнях - наводят на мысль о Данте или, может быть, The New York Times о Сирии или Южном Судане. На противоположном полюсе от «сада» в Пастернаке пейзаж настолько опустошен, что мы почти не можем смотреть на него.Фотографии голода, сопровождавшего Гражданскую войну и продолжавшегося в следующее десятилетие в качестве инструмента государства, для меня почти невозможно рассмотреть.

    Часть того, что происходит, когда мы читаем такие отрывки, заключается в том, что граница между читателем и изображенным почти разрушается ужасным образом, так что мы чувствуем ужасную уязвимость человеческого тела. Задача писателя состоит в том, чтобы, во-первых, понять, как изобразить ужасающую реальность, не будучи настолько ужасающей, что мы отворачиваемся, а во-вторых, вызвать у нашего чувства уязвимости и ужаса ответ, который будет сострадательным и, возможно, преобразующим.

    Так почему же, среди всего этого насилия, мы должны возделывать сад? Сад в романе Пастернака не панацея и не преподносится как таковая. Это не решит мировых бед. Это длится недолго. Возможно, что капуста, которую Живаго и его семья посадили той весной, после зимы, о которой мы читаем, гнили в ужасное и голодное время после того, как семья покинула свое временное убежище. Возделываемая земля требует постоянного внимания, прикосновения человеческих рук, вмешательства человеческого воображения, планирования, труда.В противном случае он остается под паром, и появляются мыши. Он, как выразился Пастернак, «осиротел».

    Возможно, мы сажаем сад в знак неповиновения, ставя на карту небольшую возможность будущего пропитания - и совместного использования - против «зверя, спящего в человеке». Или, может быть, мы сажаем сад, потому что Бог сказал нам: Бог создал мир невероятной красоты и дал нам заботиться о нем. Библейское повеление быть хорошим управителем глубоко укоренилось в образном ландшафте романа Пастернака, и каждый поворот к насилию, предательству или накоплению - , а не делиться - это падение от космической щедрости и щедрости вселенной - a щедрость и красота, видимые и осязаемые практически на каждой странице романа Пастернака.Но то же самое и с падением человека. Еще одна причина, по которой мы занимаемся садоводством, - это погрузиться в радость Божьего мира, поскольку садить - значит знать - нежно, тактильно, терпеливо. Опять же, зимняя тетрадь Живаго: «Какое счастье, работать от рассвета до заката для своей семьи и для себя, строить крышу над их головами, возделывать землю, чтобы накормить их, создавать свой собственный мир, как Робинзон Крузо, в имитация Создателя вселенной, и, как твоя собственная мать, рожать себя снова и снова ». Как это часто бывает в его экстатически космической поэзии, Пастернак оборачивает в одно предложение материнское и божественное, «я» и вселенную, человеческое и сверхчеловеческое действие.Все под знаком Счастья .

    Надеюсь, мне не нужно напоминать моим читателям, почему этот роман актуален для наших дней и наших собственных садов. Различные люди, в основном из высокопривилегированных семей, у которых есть все основания полагать, что их жизнь будет продолжаться в изобилии и относительное спокойствие, вытесняются из того, что в ретроспективе кажется жизнью Эдема, в почти немыслимые беспорядки и насилие. Они высокообразованные. У них есть жизненные планы. Они ходят в колледж.Они поженились. Все на этом заканчивается. Они становятся беженцами. Они бездомные. Они должны блуждать по земле, надеясь (иррационально, почти магически) найти убежище и утешение среди незнакомцев. Их поля заброшены. Их дети тонут. Их фотографии появляются на первых страницах газет, которые люди, похожие на них, читают за утренним кофе. И никто не знает, , что делать .

    На четвертом курсе моей аспирантуры в Йельском университете я оставил славянский факультет, чтобы работать неполный рабочий день в столовой Крайстчерч.Это решение было принято не только по личным причинам, хотя смерть моей матери в возрасте пятидесяти восьми лет оставила меня глубоко раненым. Но это было также начало 1980-х, и политические причины тоже сыграли свою роль. Рональд Рейган только что был избран. Его громкие речи заставили многих из нас поверить в то, что мир находится в непосредственной опасности столкнуться с ядерной войной. Неравенство в нашем собственном обществе было слишком заметным, поскольку политика Рейгана, в том числе деинституционализация пациентов с психическими заболеваниями, привела к резкому увеличению числа неимущих, приходящих в Крайст-Черч за едой и общением.Многие из этих людей были также глубоко ранены, и зачастую их устойчивость была неустойчивой. При всем этом я не был уверен, какое значение может иметь таинственная литературная критика. (Это были дни деконструкции, хотя, к счастью, не в славянском департаменте.) В те дни мы не использовали термин «отсутствие продовольственной безопасности», но это была реальность, в которую я вошел в столовой. Это было то, что я сейчас считаю перерывом в «садоводстве» перед тем, как вернуться, чтобы получить степень. Я ничего не сажал, но нарезал много овощей, собрал просушенный хлеб и остатки супа из местных ресторанов.Я занимался физическим трудом, а затем у меня было время свободно читать, без необходимости «разбирать» или анализировать. Я приобрел замечательных друзей среди гостей, которые каждый день приходили за супом. Это было место, в котором для меня снова собрался мир; это не «я» собрал все воедино, а само место и сообщество людей, которые там собрались: католические радикалы, Генри Ноувен, уличные люди и еще несколько аспирантов, которые просто хотели получить свое мокрые руки и общение с людьми, которые не были учеными.И этот опыт напомнил мне, насколько важны наши истории и насколько нам нужны сообщества, в которых мы можем их услышать и рассказать.

    Возвращаясь к моему курсу катастроф и книгам, которые мы читаем в нем: помимо Candide и Doctor Zhivago мы читаем мифы о Потопе из разных культур, этнографии Чернобыля и Катрины, а также книгу Ребекки Солнит. под названием Paradise Born in Hell , в котором рассказывается о стойких сообществах, которые были созданы после многих бедствий.(Я думаю, это говорит о том, что гражданские войны , а не , создают много возможностей для обмена информацией и открытости, которые документирует Solnit.) Ближе к концу курса мы обращаем внимание на изменение климата, медленно развивающуюся катастрофу, которая для многих авторов является катастрофой. зарождающийся апокалипсис. Один из часто повторяющихся мотивов в этой работе заключается в том, что изменение климата представляет собой исторически беспрецедентную катастрофу, к которой мы плохо подготовлены политически, психологически или культурно. Признаюсь, я не полностью убежден в том, что это правда: хотя я полностью осознаю серьезность и крайнюю опасность изменения климата, я думаю, что в наших культурных традициях больше ресурсов, чем многие признают, прецеденты, которые мы могли бы использовать, когда мы подумайте о том, как понять изменение климата и отреагировать на него.Критик Джордж Штайнер заметил в начале 1970-х, что «мы чувствуем себя запутанными в постоянной паутине кризиса», а затем продолжил сомневаться в том, было ли это чувство «полностью законным»: «Возможно, наши рамки апокалипсиса, даже если это сдержанно и иронично, инфляция опасна ». Его вопрос основан на признании того, насколько ужасными и ... ну, катастрофическими были эпохи, предшествовавшие нашей. Огромная часть моей повестки дня в «Катастрофах и надеждах» состоит в том, чтобы побудить студентов погрузиться в те более ранние эпохи, а затем спросить, в чем, по выражению Штайнера, «была механика надежды, действительно самого будущего времени»? Как люди выжили? Как они обрели надежду? Как они добились устойчивости? Какими были их сады?

    В конце своего романа, на похоронах Живаго, персонаж Пастернака говорит - и я думаю, что он направлен не только на Лару, возлюбленную Живаго, но и на нас, как читателей, - «Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя отчаиваться.Надеяться и действовать - вот наши обязанности в несчастье ». Надеяться и действовать. Для посадки капусты и огурцов, картофеля и свеклы. Сочинять стихи. Читать стихи. Собрать зеленые яблоки, которые «созреют сами ... и станут богаче смыслом». Жить так, чтобы не «предавать» окружающий нас мир, таким образом, чтобы решить «самую досадную [проблему] из всех» - «только жизнь, похожая на жизнь окружающих нас, сливаясь с ним без единой ряби - настоящая жизнь ».

    Джон Бейли · На коне Пастернак · LRB 8 февраля 1990 г.

    Не злой товарищ поэт однажды сказал о Пастернаке, что он похож на лошадь: «тот же большой неуклюжий профиль и большие глаза, которые, кажется, смотрят пристально, ничего не видя».Пастернак конский - Пастернак в переводе с русского означает пастернак. Это очень мило. Какой еще великий поэт обладает величиной и животной близостью лошади, а слова с такой тонкой точностью ступают, как копыта, по веткам и траве? Девочки, распевающие стихотворение о «свече» на его похоронах, должно быть, тоже хотели подарить ему кусок сахара? Одна из лучших маленьких сцен в фильме «Доктор Живаго » - это доктор, едущий домой через уральский лес, с его медленным зверем, колышущимся под ним, и «сухие залпы звука, вырывающиеся из кишок лошади».Как видно из некоторых фотографий в великолепной книге Евгения Пастернака, его отец выглядит как дома в массивных подтяжках поверх рубашки без воротника, таких как подпруги и крупа.

    Наверное, лучшее введение в Пастернака - это посмотреть стихи в Книге Пингвин русского стиха , выбранной Дмитрием Оболенским и снабженной простым и дословным переводом в прозе. Читатель, не владеющий русским языком, может разобрать стихотворение «Зимняя ночь» и внезапно увидеть, как и почему оно имеет такой абсолютный авторитет и магию, как пролог пушкинского романа «Руслан и Людмила » в начале антологии. Свеча горела на украине. Свеча горела : «На столе горела свеча. Горела свеча ». Откуда приходит магия? Это одно из стихотворений Живаго о двух влюбленных, обменивающихся «руками, ногами и судьбами» зимой во время революции. Свеча горит, когда Живаго пишет свои стихи, символ и суть того, что живет и имеет значение. Лара предположительно в постели и спит.

    Иначе говоря, это звучит как бафос, и это парадокс такого искусства, как искусство Пастернака, которое одновременно и полностью популярно, и полностью самовлюблённо.Пушкин или Моцарт легко воплощают одно и то же, но его период, место и личность - все это делало эту легкость невозможной для Пастернака. Парадокс остается. Его искусство одновременно гениально просто и лично знаменательно: одно невозможно отделить от другого. Он должен был знать это сам, но его тщеславие было столь же чистым, как и его эгоизм, и он действительно чувствовал возвышенным образом, что он был драгоценным сосудом жизни, который может сжечь тиранию и идеологию, спасти Россию и мир. Пушкин тоже был своего рода прецедентом, потому что, хотя Пушкин посмеялся бы над идеей его стихов, спасающих Россию и мир, или что-то еще, Блок не ошибался, говоря, что Пушкин был настоящим вдохновителем русской жизни, что его «Одно яркое имя» противопоставлено всей мрачной перекличке тиранов и палачей.

    Пастернак-Живаго стремился быть таким же, и, конечно, есть что-то подозрительное в жизни, поклоняющейся жизни, превозносящей себя как себя против мира и дьявола и сталинских тараканьих усов. Шиллер был бы озадачен представлением о том, что наивный человек пытается казаться рефлексивным, юродивый, провозглашающий саму жизнь новым «измом» под давлением бесчеловечных политических идеалов 20-го века. С этой точки зрения концепция жизни как своего рода героизма может стать столь же устаревшей с точки зрения искусства, как титаническая деятельность этих двух ужасных героев века, какими их видел бы Карлайл и как их видел Хайдеггер. - Гитлер и Сталин?

    Как и любой другой россиянин , интеллигентный своего времени, молодой Пастернак видел в советском человеке логический продукт жизненной силы - «концепция советскости как наиболее элементарная и очевидная из истин, заключенная как в невиновных, так и в виноватых».В каком-то смысле он никогда не менял своего мнения, хотя в результате преследований он стал видеть себя единственным идущим в ногу со временем, единственным истинным наследником революции. В конце своей жизни в «Новогоднем послании» западным читателям он сказал, что мы должны благодарить Россию и революцию за новую концепцию жизни. «Как бы ни была велика разница между нами, наша революция задала тон и вам: она наполнила нынешний век смыслом и содержанием ... Это нас вы должны благодарить за этого нового человека, который присутствует даже в вашем древнем обществе, нас надо благодарить за то, что он живее, тоньше и одареннее, чем его помпезные предки, ведь этого ребенка нового века родили в роддоме под названием Россия.«В этом много правды и справедливости, и Пастернак наверняка признал бы истину в сухом комментарии Томаса Манна о том, что« в наше время судьба человека представляет свое значение в политических терминах ».

    Живая жизнь , «Живая жизнь» Достоевского со временем становится политической концепцией. Но идеология жизни, которую Пастернак неизбежно и почти невольно развивал, смертельно испорчена пошлостью. (Он сам возненавидел название, которое он дал своему первому сборнику стихов, Близнец в облаках, , и название его третьего сборника, Моя сестра, Жизнь , цитата из одного из них, во всяком случае, хуже.После этого с облегчением узнал из живой и восхитительной биографии Питера Леви, что доктор Живаго (Доктор Жив) - это имя, которое Пастернак видел на крышке московского люка, а Диккенс утверждал, что заметил Копперфильда и Чезлвита. на вывесках бедных лондонских магазинов. Не говоря уже о его статусе в войне идеологий, когда советские власти отказали Пастернаку в получении Нобелевской премии, критические мнения всегда резко расходились по поводу реальных достоинств книги.Столь чуткий судья, как Стюарт Хэмпшир, находит гениальность в любовных отношениях Лары и Живаго, а поэт Анна Ахматова, хотя и восхищалась Пастернаком как поэтом, не могла воспринимать его всерьез как глубокого мудреца и общественного деятеля или даже как любовником и злонамеренно предположил, что эпизоды с Ларой были написаны Ольгой Ивинской, любовницей Пастернака, которая официально их вдохновила. Лара говорит, что они любили друг друга, «потому что все вокруг так хотело: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья» - это могло быть написано Ольгой, Д.Х. Лоуренс в выходной или сам Пастернак. Он мог быть столь же восторженным и романтичным в своем эгоизме по поводу героя, который часто неудобно похож на «самого незабываемого персонажа, которого я встречал», особенно когда его создатель спокойно заявляет, что друзья и помощники Живаго были важны только потому, что они имели честь встретиться его и живущих в его эпоху.

    Русский писатель Синявский, вероятно, был ближе всех к истине, когда назвал Живаго «слабым гениальным романом».В некотором смысле контраст между поэзией в нем - какой еще роман имеет для героя поэта, который действительно мог бы написать стихотворение о свечах «Зимняя ночь»? - и прозаическая эмоция, которая не соответствует иерофантической и доктринальной задаче. Но лошадь не останавливается, а видение времени и неудач одновременно сострадательно и безжалостно. Гений Живаго рушится в водоворот советской жизни; Лара уходит по хозяйству и больше не возвращается, исчезая в одном из бесчисленных лагерей. Ольга Ивинская родила сына Пастернака мертворожденным в одном из лагерей, хотя вернулась.Книга настолько скомпрометирована ужасами времени и места, которые, по крайней мере на Западе, стали своего рода символом, что невозможно отличить факты, стоящие за ней, от воображаемой жизни, которую она представляет. Питер Леви справедливо и великодушно заключает, что «несмотря на все недостатки он кажется мне лучше и трагичнее каждый раз, когда я его читаю». Поэзия должна быть по-своему совершенна, но роман, как видел Лоуренс, совершенен ». неспособный к абсолютному », и извлекает выгоду из своих недостатков и недостатков по-своему.

    У Петера Леви поэтическое чутье на стихи Пастернака, которые он успешно переводит и комментирует весело и проницательно. Он также не воспринимает этот предмет слишком серьезно, что является облегчением после агиографического подхода Ги де Маллака и других, достойного их новаторских исследований. Но «Литературная биография» Кристофера Барнса, этот солидный труд является первым из двух томов, несомненно, станет стандартным и незаменимым руководством для студентов не только поэта, но и его возраста и литературной среды.Популярный на Западе образ Пастернака, святого русского поэта, игнорирует саму тесноту взаимоотношений, неотложные дела литературной жизни, которыми он руководил, возился с сотней писателей и чиновников из-за места в периодических изданиях, за пайки и благоприятное жилье, интригуя против интриганов с Граб-стрит. , теперь вооруженный и отравленный государством и гораздо более опасный для жизни и репутации, чем все, с чем приходилось бороться Папе или Драйдену.

    Все это Барнс демонстрирует с точностью и всеведением.Его подход основан на фактах, его восприятие совершенно несентиментально; но его понимание проблем юного Пастернака и его эволюции как писателя стихов, студента-музыканта, очень эмоционального и непостоянного существа, чрезвычайно тонкое и всеобъемлющее. Клан, с его разветвленными еврейскими и русскими связями, был космополитическим: отец Пастернака был плодовитым художником с большим талантом, а его мать была опытным концертмейстером. Семья не была ортодоксальной, но поэт пошел дальше, молчаливо отрицая свою часть еврейства и твердо отождествляя себя с русскими обычаями и ритуалами.Он до некоторой степени изолировал себя от своей семьи - таким образом, что он не мог изолировать себя от роя назойливой московской литературной жизни и сплетен, хотя фигура доктора Живаго, не имеющего литературных связей и имеющего техническое и медицинское образование, , показывает, что в идеале он мог бы так поступить.

    Всю свою жизнь он страстно увлекался «обыденностью», что тем более иронично, учитывая его нынешний статус своего рода поэтической иконы. Это помогает объяснить его чувство к Шекспиру и поразительно субъективную силу его интерпретаций Шекспира, неточных и неполных, какими бы они ни были.Барнс цитирует важный отрывок из эссе, в котором утверждается, что «гениальные люди» - самые обычные из всех. «Необычна только посредственность, то есть та категория людей, которая испокон веков составляла так называемых« интересных людей ». С древних времен он избегал обычных дел и был паразитом на гении ... который он всегда понимал как некую форму лестной исключительности ... Посредственности особенно повезло в наши дни, когда она ухватилась за романтизм, анархизм и ницшеанство.’

    Эти навязчивые идеи помогают объяснить странность работ Пастернака и их популярность - всем нравится идея гения как обычного человека - вместе с зачастую довольно смехотворными противоречиями. Невозможно представить себе, чтобы Мандельштам возмутился или возмутился таким образом: и все же Мандельштам не только такой же великий поэт, как Пастернак, но и постиг судьбу более образцовую и более ужасную. Отношения между ними никогда не были хорошими: Мандельштам, казалось, относился к позерству Пастернака несколько сухо и профессионально, а последний неистово хвалил своего коллегу и коллегу, хотя, по словам Ахматовой, на самом деле никогда его не читал.Ахматова подчеркнула, что Пастернак, по крайней мере в зрелом возрасте, никогда не читал никаких стихов, кроме своих собственных, и это, безусловно, соответствует образу Живаго.

    Но это была другая личность Пастернака, политический выживший и профессиональный писатель, который был самым решающим образом связан с Мандельштамом во время ареста последнего за то, что он написал пасквиль на Сталина. `` Вы мне этого не говорили, и я этого не слышал '', - должен был сказать Пастернак, когда Мандельштам встретил его на улице и рассказал ему эпиграмму: но когда он услышал, что произошло, он всячески напрягся. чтобы спасти своего коллегу, связавшись с влиятельными друзьями, такими как Бухарин, который вскоре сам погиб в чистках.Вероятно, в результате этого заступничества Сталин позвонил Пастернаку, и там произошел знаменитый разговор, рассказ поэта о котором рассказывался разными способами и который он мучил до конца своей жизни. Диктатора, похоже, позабавила эпиграмма, которую Мандельштам в своей донкихотской манере рассказал ряду ненадежных знакомых, и, похоже, ему искренне любопытно узнать о статусе ее автора: был ли он большим, важным поэтом? ? Как комментирует Леви, он исследовал мир поэтов, взбалтывая его ботинком, как школьник тревожит муравьиное гнездо.Похоже, что произошло то, что Пастернак, естественно, пораженный случаем, яростно пытался высказать свое собственное мнение о поэзии и истории России, пока его внезапно не оборвали. Сталин хотел получить прямой ответ на прямой вопрос, а Пастернак никогда не прощал себя за то, что не дал его. Более ловкий и в некотором смысле более беспринципный человек сразу ответил бы: «Да, он действительно очень важен», и остановился бы на этом: но в своей Живаго-личности Пастернак был слишком обособленным - слишком «облачным», как Сталин якобы терпеливо называл его - быстро отреагировал.В любом случае, как поясняет Надежда Мандельштам в «Надежда против надежды », это, вероятно, не имело бы никакого значения, поскольку другой, гораздо более зловещий интерес Сталина заключался в том, чтобы выяснить, как далеко зашла эпиграмма, и заблокировать ее источник.

    Если Пастернак был одержим чувством себя великим, но «обычным» гением, то Мандельштам, как Ахматова и Цветаева, гораздо более уверенно чувствовал себя необычным поэтом. Как и две женщины, он рассматривал курс, который избрал режим, как грубую угрозу личности и различию, естественным выражением которых была поэзия.Он знал, что это убийца, в то время как Пастернак, особенно в зрелом возрасте, пытался отождествить себя с ним как с великим улучшением жизни и сделать так, чтобы в своих произведениях он воплощался так, как Шекспир воплощал существо его возраста. Роман в стихе Спекторского и его квазиэпические стихи Лейтенант Шмидт и 1905 обладают многими достоинствами его переводов: то есть они достигают широкой, но при этом тщательной безличности высказывания, как если бы поэт, как и его отец, художник, наполнял холсты профессиональным мастерством и бравурностью, отождествляя себя с большими революционными темами и событиями, городской перспективой и общественными эмоциями.Эти длинные стихотворения малоизвестны на Западе, и очень полезно иметь версию Ричарда Чаппелла 1905 в мягкой обложке с переводом в аналогичном ритме напротив русского. Не менее ценны русский и английский перевод Майкла Харари стихов, написанных между 1955 и 1959 годами, опубликованных в той же мягкой обложке, что и перевод Пастернака Essay in Autobiography , сделанный Маней Харари.

    Как указывает Крейг Рейн в остроумном и проницательном предисловии, это эссе претерпело значительные изменения и метаморфозы, и изначально задумывалось как введение, в 1956 году или около того, к полному изданию стихотворений Пастернака.Но в ноябре 1957 года Il Dottore Zivago было опубликовано Фельтринелли в Италии, и с тех пор эссе приобрело и приобрело «опасный характер». В нем также есть «облачный близнец» - мемуары Safe Conduct , которые поэт начал в конце двадцатых годов, и разделы о которых были опубликованы в советских журналах. Как замечает Рейн, между ними есть существенная разница, поскольку в очерке Пастернак не только щедро демонстрирует свой старый юношеский дар острой поэтической фразы (повторяющиеся прощания Скрябина были `` похожи на заклепку, которая отказывалась соскользнуть в эксцентричную манеру речи ''). шпилька '), но приобрела столь же острое ощущение авторской абсурдности, актуальной или потенциальной.В детстве, пишет поэт, он фантазировал о том, как вновь обрести более приятную, девичью и очаровательную прежнюю личность, «затянув свой пояс так туго, что я чуть не упал в обморок». Рейн проницательно комментирует разницу между Пастернаком в ранних мемуарах, «слишком увлеченным вкусом собственной уникальности, своей чувствительности, своей страсти», и более поздней версией, которая гораздо больше осознает «человеческую солидарность в глупости». , потому что мы все признаем этот элемент фантазии о затягивании поясов из нашего собственного детства.Руссо Confessions объединяет то же требование уникальности с утверждением человеческой солидарности в том, что Рейн описывает как «приятно дискредитирующее». Старший Пастернак действительно называл Safe Conduct «испорченным аффектом, тяжким грехом тех дней» и паническим чувством неполноценности. Талант Маяковского, кажется, угнетал Пастернака, даже когда он вступал в отношения любви-ненависти с юным избранником советского истеблишмента, и ему пришлось бежать от него, так как позже он, возможно, почувствовал необходимость отрезать себя от Мандельштама. .

    Но стихи намного замечательнее прозы. Помимо его волшебных стихов о Живаго, которые могут звучать как невероятная помесь вдохновенного символиста девяностых и ветхозаветного пророка, великая сила Пастернака заключается в его динамично тонком сочетании слов и предметов, что было отмечено много лет назад эмигрантским ученым-знатоком. Князь Мирский, который вернулся в Россию и стал одной из жертв Сталина. Более поздняя проза Набокова пытается создать нечто подобное, но ни проза, ни английский не могут сделать это естественно, хотя собственные стихи Крейга Рейна - особенно его превосходное либретто на русскую тему - иногда достигают того же эффекта.Полный «грязно-лилового» февральских берез или «полуголой рождественской елки, готовящейся, как хозяйка поместья, надуть свои колоколообразные юбки», русский язык Пастернака никогда не звучит аффективно, в отличие от английского, когда его толкают внутрь. изобретательные случайности смысла и звукоподражания. Причина в том, что он сохраняет в каждой своей сложности музыкальную запоминаемость, присущую всей великой русской поэзии: его забавные счастья так же навсегда остаются в памяти, как несравненно простые пушкинские.

    Его пророческие стихи - стихотворение Пушкина «Пророк» звучит как через Пастернака, так и через Блока - переводить легче.Но, как отмечает Рейн, признаком неподатливости его стиля является то, что он может звучать лучше на несовершенном и немного эксцентричном английском, как в английских версиях, созданных сестрой Пастернака, которые Симус Хини считает более аутентичными, чем профессиональная работа. Рейн и его жена Энн Пастернак-Слейтер сами предоставили выдающиеся переводы для исследования Евгения Пастернака Трагические годы . У книги есть особое преимущество: она исходит из семьи, а портрет отца Евгения Пастернака одновременно ласковый и убедительный.Его дед, художник Леонид Пастернак, тоже был бы доволен.

    Попытки Майкла Харари написать некоторые из самых сложных стихотворений достигают своего рода прорыва. Если поэзия - это то, что теряется при переводе, мы теряем еще больше, как Д.Дж. Энрайт указал, если это не переведено. Но Рейн прав в том, что «краткие списки» Пастернака по звучанию и ассоциациям не имеют возможности выжить в английском языке. В чудесном стихотворении «В больнице», в котором описывается один из сердечных приступов его и Живаго, пациент в машине скорой помощи видит смутное пятно из милиции, улицы, лица - милиционеров, улиц, лиц - и позже в больничном доме palatam. polam, khalatam - палаты, полы, белые комбинезоны - все это по-английски звучит инертно и довольно очевидно.Сравните реальное стихотворение на английском языке на ту же тему, «Скорая помощь» Ларкина, где пациент, «недостижимый, в комнате / транспортные части, которые нужно пропустить», переносится мимо «пахнет разными обедами», и где тишина ужас перед бизнесом передан в информации о том, что на автомобиле «герб на мемориальной доске» и что «посещаются все улицы во времени».

    Поэтический район Пастернака настолько далек от того, что можно назвать Ридерз Дайджест сторона его рассказа, сторона, которая несколько лет назад использовалась в заведомо интересном расследовании Ги де Маллака.Ни Питер Леви, ни Кристофер Барнс не виновны в такой эксплуатации, и мемуары сына поэта представляют особый и авторитетный интерес. И все же следует признать, что личность и карьера Пастернака, по сравнению, например, с карьерой Мандельштама, слишком охотно поддаются агиографической рекламе, которая слишком подходит для Гете, но совсем не для Шекспира. Пастернак перевел и то, и другое, и Шекспир был его идеалом; но Гете был, так сказать, тем, чем он закончил.Парадокс его позабавил бы, но, вероятно, и опечалил бы, поскольку он вовсе не хотел, чтобы доктор Живаго был похож на Вильгельма Мейстера. Марина Цветаева, с которой он когда-то вел горячую переписку, основанную на взаимном поклонении Рильке, была достаточно приземленной, чтобы ее слегка позабавило такое возвышенное духовное стремление, не подходящее, как она, возможно, чувствовала, для поэта, чья походка и гений были в сущности лошадьми. Проводя это сравнение, она добавила, что Пастернак похож на араба, а также на арабского коня.Это настоящий комплимент, и он ему больше подходит, чем слишком одухотворенные портретные фотографии, обязательные на суперобложках издателей. Все кони лошади, но не наоборот.

    Женские образы в «Докторе Живаго». Женские образы в романе Доктор Живаго «Композиция пастернака». Главные герои «Доктора Живаго»

    В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.
    Тема любви в произведении, несомненно, связана с женскими образами. Примечательно, что изначально «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар. В конце мы знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго, Мариной.
    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства.Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, эта понятная, не требующая пояснений очевидность, оказалась самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной».
    Тоня была простой, трогательной, знакомой и родной. Казалось, она была предназначена для Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью Анна Ивановна, мать Тони, благословила Юрия и ее дочь на брак: «Если я умру, не расставайтесь. Вы созданы друг для друга.Жениться. Так я тебя оклеветал ... »
    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни героев. : «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, столь же очаровательный. Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и пронизывающее остро сверху донизу».
    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было чем-то большим. чувственный, чем эмоциональный.Думаю, именно таким оставалось отношение героя к жене на протяжении всей их совместной жизни.
    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и отчасти благодарной. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго. Однако при всей своей любви к этой женщине герой чувствует себя виноватым. Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.
    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине.Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.
    Долгое время Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, мимоходом, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.
    Но время идет. Повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз.Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.
    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистное Комаровского, но и в ненавистное, навязанное извне существование.
    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит.Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.
    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не туша, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то сейчас рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух хлынул в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вышла из-под лопаток... ».
    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя,« той несравненно ясной и стремительной линией, которой она все была. одним махом, обведенная сверху донизу создателем ». Для главной героини романа Лариса Федоровна -« представитель самой жизни, самого существования ».
    Но внутри героини - трагедия, поломка. : «Я сломлен, я сломлен на всю жизнь.Из меня преждевременно превратили в женщину, преступно рано заставили начать меня с самой худшей стороны.
    Лариса не только любящая женщина. Еще она заботливая мама. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери: «Что же тогда будет с Катей? Я мать. Надо предупредить несчастье и что-то придумать. «Возможно, это то, что заставляет женщину бежать с Комаровским на Дальний Восток.

    В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.
    Тема любви в произведении, несомненно, связана с женскими образами. Примечательно, что изначально «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар. В конце мы знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго, Мариной.
    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства.Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, эта понятная, не требующая пояснений очевидность, оказалась самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной».
    Тоня была простой, трогательной, знакомой и родной. Казалось, она была предназначена для Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью Анна Ивановна, мать Тони, благословила Юрия и ее дочь на брак: «Если я умру, не расставайтесь. Вы созданы друг для друга.Жениться. Так я тебя оклеветал ... »
    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни героев. : «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, одинаково очаровывающий. Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и пронизывающее остро сверху донизу».
    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было чем-то большим. чувственный, чем эмоциональный.Думаю, именно таким оставалось отношение героя к жене на протяжении всей их совместной жизни.
    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и отчасти благодарной. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго. Однако при всей своей любви к этой женщине герой чувствует себя виноватым. Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.
    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине.Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.
    Долгое время Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, мимоходом, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.
    Но время идет. Повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз.Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.
    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного Комаровского, но и в ненавистное, навязанное извне существование.
    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит.Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.
    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не туша, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то сейчас рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух хлынул в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вышла из-под лопаток... ».
    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя,« той несравненно ясной и стремительной линией, которой она все была. одним махом, обведенная сверху вниз создателем ». Для главной героини романа Лариса Федоровна -« представитель самой жизни, самого существования ».
    Но внутри героини - трагедия, поломка. : «Я сломлен, я сломлен на всю жизнь.Из меня преждевременно превратили в женщину, преступно рано заставили начать меня с самой худшей стороны.
    Лариса не только любящая женщина. Еще она заботливая мама. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери: «Что же тогда будет с Катей? Я мать. Надо предупредить несчастье и что-то придумать. «Возможно, это то, что заставляет женщину бежать с Комаровским на Дальний Восток.
    Но, на мой взгляд, Лара так и не простила себе этого поступка.Возможно, поэтому, вернувшись из Иркутска и узнав о гибели Юрия Живаго, она вдруг говорит о своей страшной вине: «Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, я не раскрываю главного. Я не могу назвать это, не могу. Когда я попадаю в это место в своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете ли, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный.
    Конец жизни этой героини ужасен. Покинув дом, Лариса больше не возвращается: «Судя по всему, ее арестовали на улице, и она умерла или исчезла в каком-то неизвестном месте.... в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере ».
    Но в жизни Живаго была еще одна женщина - его третья жена Марина. Любовь для нее - это своего рода компромисс между героем и жизнью:» Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение - роман в двадцати ведрах, так как романы в двадцати главах или двадцати письмах ».
    Марина отличалась послушанием и полным подчинением интересам Юрия Андреевича. Она простила доктору все его поступки. странности », к этому времени сформировавшиеся прихоти, прихоти человека, который упал и осознает свое собственное падение.
    Чем-то эта героиня напоминает Агафью Пшеницыну из романа Гончарова «Обломов». Пшеницына тоже поддерживала Обломова в последние годы его жизни, дарила ему уют и тепло, в которых так нуждался Илья Ильич. Конечно, это была не святая любовь, а просто уютное существование. Но иногда это очень необходимо.
    Таким образом, три женские персонажи, связанные с фигурой главного героя Юрия Живаго, проходят через весь роман «Доктор Живаго» Тоня, Лара, Марина ... Такие разные , но сумел, каждый по-своему, поддержать героя, подарить ему свою любовь, стать его спутником на определенном этапе жизни.

    В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.

    Тема любви в творчестве, несомненно, связана с женскими образами. Примечательно, что сначала «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар.В конце мы знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго, Мариной.

    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства. Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, эта понятная, не требующая пояснений очевидность, оказалась самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной».

    Тоня была простой, трогательной, знакомой и родной.Казалось, она была предназначена для Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью Анна Ивановна, мать Тони, благословила Юрия и ее дочь на брак: «Если я умру, не расставайтесь. Вы созданы друг для друга. Жениться. Так я тебя оклеветал ... »

    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни Герои: «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, одинаково очаровывающий.Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и пронизывающее остро сверху донизу.

    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было скорее чувственным, чем эмоциональным. Думаю, именно таким отношение героя к жене оставалось на протяжении всей их совместной жизни.

    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и в некоторой степени Благодарен. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго, но, несмотря на всю свою любовь к этой женщине, герой чувствует себя виноватым.Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.

    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине. Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.

    Долгое время Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, мимоходом, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.

    Но время идет. Повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз. Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.

    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного Комаровского, но и в навязываемое извне ненавистное существование.

    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит. Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.

    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не погасая, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то сейчас рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух хлынул в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вышла из-под лопаток... ».

    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя,« той невероятно чистой и стремительной линией, с которой она была. все одним махом, обведенная сверху донизу создателем ». Для главной героини романа Лариса Федоровна -« представитель самой жизни, самого существования ».

    Но внутри героини - трагедия, поломка: «Я сломлен, у меня трещина на всю жизнь.Из меня преждевременно превратили в женщину, преступно рано заставили начать меня с самой худшей стороны.

    Лариса не только любящая женщина. Еще она заботливая мама. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери: «Что же будет тогда с Катенькой? Я мать. Надо предупредить несчастье и что-то придумать. «Возможно, это то, что заставляет женщину бежать с Комаровским на Дальний Восток.

    Но, на мой взгляд, Лара так и не простила себе этого поступка.Возможно, поэтому, вернувшись из Иркутска и узнав о гибели Юрия Живаго, она вдруг говорит о своей страшной вине: «Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, я не раскрываю главного. Я не могу назвать это, не могу. Когда я попадаю в это место в своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный.

    Конец жизни этой героини ужасен. Уходя из дома, Лариса больше не возвращается: «Судя по всему, ее арестовали на улице, и она умерла или исчезла в каком-то неизвестном месте.... в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере ».

    Но в жизни Живаго была еще одна женщина - его третья жена Марина. Любовь для нее - это своего рода компромисс между героем и жизнью:« Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение - роман в двадцати ведрах, как романы в двадцати главах или двадцати письмах ».

    Марина отличалась послушанием и полным подчинением интересам Юрия Андреевича. Она простила доктору все его поступки. странности », к этому времени сформировались капризы, капризы человека, который упал и осознает свое падение.«

    Чем-то эта героиня напоминает Агафью Пшеницыну из романа Гончарова« Обломов ». Пшеницына тоже поддерживала Обломова в последние годы его жизни, дарила ему комфорт и тепло, в которых так нуждался Илья Ильич. Конечно, это была не святая любовь, а просто уютное существование. Но иногда это очень необходимо.

    Таким образом, на протяжении всего романа «Доктор Живаго» три женских образа связаны с фигурой главного героя - Юрия Живаго.Тоня, Лара, Марина ... Они такие разные, но сумели, каждый по-своему, поддержать героя, подарить ему свою любовь, стать его спутником на определенном этапе жизни.

    Антонина

    Антонина - жена Юрия Андреевича Живаго и мать его двоих детей; дочь Александра Александровича и Анны Ивановны Громеко. Юра и Тоня дружат с детства. Когда его родители умерли, дядя Н.Н. Веденяпин отдал его на воспитание в интеллигентную и порядочную семью Громеко. Так он рос бок о бок с Тоней, и со временем женился на ней, так как другой жизни себе представить не мог. Анна Ивановна взяла их за руки еще при жизни и благословила на крепкий союз.Однако, как известно, мы предполагаем, а Бог располагает. Брак Доктора Живаго

    с Антониной оказался настолько спокойным и размеренным, что вскоре положительные заряды начали отталкивать друг друга.

    Молодые люди переехали, несмотря на то, что у них уже был сын. Юра стал тянуться к женщине, с которой судьба не раз сталкивала его в Москве, к Ларисе Гишар (Антиповой). У нее не сложилась личная жизнь, так как ее муж Павел считал, что она вышла замуж только из сострадания к нему и его «детской» любви.Так в романе Пастернака образовалось два любовных треугольника, хотя на самом деле их было больше. Тоня быстро узнала об отношениях Ларисы с мужем, но не стала вмешиваться. Она по-прежнему продолжала любить Юру и угадывать его мимолетные желания и капризы. Если ему нужно было побыть одному, она сочувственно это принимала. Если он хотел замолчать и задуматься, она никогда его не беспокоила.

    И вот однажды вечером, когда они с Тоней пошли на елку в гости к друзьям, в его голове зародились строчки: «Свеча горела на столе, свеча горела... »Позже они легли в основу его стихотворения« Зимняя ночь ». В Ларисе Тоня увидела свою полную противоположность. Если она была рождена, чтобы упростить жизнь и найти правильный выход, то у Лары была миссия друга - усложнить ее и сбить с пути. Так что она видела ситуацию и в чем-то была права. Юрий Андреевич никогда не видел дочь Тони, так как она с детьми эмигрировала во Францию. Перед отъездом она написала ему письмо, в котором пообещала воспитывать детей с полным уважением к отцу.


    Другие работы по теме:

    1. Юрий Живаго Юрий Живаго - главный герой романа Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго»; успешный медик, служивший во время войны; Муж и сводный брат Антонины Громеко...
    2. Стрельников Стрельников - один из главных героев романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»; это Павел Антипов; муж Ларисы Гишар (Антиповой). В каком-то смысле антипод и ...
    3. Евграф Живаго Евграф Живаго - второстепенный, но очень значимый персонаж в романе «Доктор Живаго»; сводный брат Юрия Андреевича, который каким-то загадочным образом всегда оказывается справа ...
    4. Лара Лара - одна из главных женских персонажей романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»; Жена Паши Антипова и возлюбленная Юрия Живаго.Полное имя героини ...
    5. Веденяпин Веденяпин - второстепенный персонаж в романе Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»; Дядя Юры, взявший на себя опеку над ним после смерти родителей. Полное имя персонажа ...
    6. Таня Таня - персонаж романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»; дочь Юрия Живаго и Лары Гишар (Антипова), родившаяся в революционный период и выросшая под присмотром сумасшедшего ...
    7. Комаровский Комаровский - один из самых отрицательных персонажей романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» "; успешный московский юрист, который, используя свое превосходство, уговаривает юную Ларису Гишар...

    Роман «Доктор Живаго» стал апофеозом гения Пастернака как прозаика. Он описывает шествие и трансформацию сознания русской интеллигенции через драматические события, пронизывающие первую половину ХХ века.

    История создания

    Роман создавался более десяти лет (с 1945 по 1955 год), судьба произведения сложилась на удивление непросто - несмотря на всемирное признание (его пиком стало получение Нобелевской премии), в Советском Союзе роман разрешили к публикации. только в 1988 г.Запрет романа объяснили его антисоветским содержанием, в связи с чем власти начали преследование Пастернака. В 1956 году были предприняты попытки опубликовать роман в советских литературных журналах, но, конечно же, безуспешно. Иностранное издание прославило поэта-прозаика и вызвало в западном обществе небывалый резонанс. Первое русскоязычное издание вышло в Милане в 1959 году.

    Анализ работы

    Описание работы

    ( Обложка к первой книге художника Коновалова )

    На первых страницах романа изображен мальчик, рано осиротевший, которого позже приютил собственный дядя.Следующий этап - переезд Юры в столицу и его жизнь в семье Громеко. Несмотря на раннее проявление поэтического дара, юноша решает последовать примеру приемного отца Александра Громеко и поступает на лечебный факультет. Нежная дружба с дочерью благотворителей Юрия Тоней Громеко со временем перерастает в любовь, и девушка становится женой талантливого врача-поэта.

    Дальнейшее повествование - сложнейшее переплетение судеб главных героев романа.Вскоре после женитьбы Юрий находит страстную любовь к яркой и неординарной девушке Ларе Гишар, впоследствии жене комиссара Стрельникова. Трагическая история любви доктора и Лары будет периодически появляться на протяжении всего романа - после многих мытарств они никогда не смогут найти свое счастье. Ужасное время нищеты, голода и репрессий разлучит семьи главных героев. Оба любимых Доктора Живаго вынуждены покинуть родину. В романе остро звучит тема одиночества, от которого впоследствии сходит с ума главный герой, а муж Лары Антиповой (Стрельников) кончает жизнь самоубийством.Последняя попытка доктора Живаго обрести семейное счастье также не удалась. Юрий отказывается от попыток научной и литературной деятельности и заканчивает свою земную жизнь на грани деградировавшего человека. Главный герой романа умирает от сердечного приступа по дороге на работу в центр столицы. В последней сцене романа друзья детства Ника Дудоров и …… .. Гордон читают сборник стихов доктора-поэта.

    главных героев

    ( Постер к фильму «Доктор Живаго» )

    Образ главного героя глубоко автобиографичен.Через него Пастернак раскрывает свое внутреннее «Я» - свои рассуждения о происходящем, свое духовное мировоззрение. Живаго - интеллектуал до мозга костей, эта черта проявляется во всем - в жизни, в творчестве, в профессии. В монологах врача автор мастерски воплощает высший уровень духовной жизни героя. Христианская сущность Живаго не претерпевает никаких изменений в силу обстоятельств - врач готов помочь всем, кто страдает, вне зависимости от их политических взглядов.Внешняя слабость Живаго по сути является высшим проявлением его внутренней свободы, где он существует среди высших гуманистических ценностей. Смерть главного героя не станет концом романа - его бессмертные творения навсегда сотрут грань между вечностью и бытием.

    Лара Гишард

    (Лариса Федоровна Антипова) - яркая, даже в каком-то смысле эпатажная женщина, обладающая огромной силой духа и желанием помогать людям. Именно в больнице, где она устраивается на работу сестрой милосердия, ее отношения с докторомЖиваго начинается. Несмотря на попытки уйти от судьбы, жизнь регулярно сближает героев, эти встречи каждый раз подкрепляют возникшие взаимные чистые чувства. Драматические обстоятельства в послереволюционной России приводят к тому, что Лара вынуждена пожертвовать любовью ради спасения собственного ребенка и уйти с ненавистным бывшим возлюбленным, адвокатом Комаровским. Оказавшись в безвыходной ситуации, Лара всю жизнь будет упрекать себя в этом поступке.

    Успешный юрист, воплощение демонического начала в романе Пастернака.Как любовник матери Лары, он подло соблазнил ее маленькую дочь, а впоследствии сыграл роковую роль в жизни девушки, обманув ее на любимого.

    Роман «Доктор Живаго» состоит из двух книг, которые, в свою очередь, содержат 17 частей с непрерывной нумерацией. В романе показана вся жизнь поколения молодой интеллигенции того времени. Неслучайно одним из возможных названий романа было «Мальчики и девочки». Автор блестяще показал антагонизм двух героев - Живаго и Стрельникова, как человека, живущего вне происходящего в стране, и как человека, полностью подчиненного идеологии тоталитарного режима.Духовное обнищание российской интеллигенции автор изображает через образ Татьяны, внебрачной дочери Лары Антиповой и Юрия Живаго, простой девушки, носящей лишь отдаленный отпечаток потомственной интеллигенции.

    В своем романе Пастернак неоднократно подчеркивает двойственность бытия, события романа проецируются на новозаветный сюжет, придавая произведению особый мистический подтекст. Завершающая роман поэтическая тетрадь Юрия Живаго символизирует дверь в вечность, что подтверждается одной из первых версий названия романа - «Смерти не будет.«

    Окончательное заключение

    «Доктор Живаго» - роман на всю жизнь, результат творческих поисков и философских поисков Бориса Пастернака. По его мнению, основная тема романа - взаимосвязь равных начал - личности и истории. Не менее важное место автор уделяет теме любви, она пронизывает весь роман, любовь проявляется во всех возможных ипостасях, со всей присущей этому великому чувству многогранности.

    «Доктора Живаго» - это главные герои.Женские образы в романе Доктор Живаго Пастернак композиция Женщины Живаго

    Лара (Антипова Лариса Федоровна) - главная героиня романа; дочь бельгийского инженера и обрусевшей француженки Амалии Карловны Гишар. Приехав после смерти мужа с Урала в Москву, мать Л. по совету возлюбленного Комаровского открывает швейную мастерскую. Лара ходит в спортзал; испытывает странную зависимость от Комаровского и становится его любовницей, не испытывая к нему привязанности.Подозревая об их отношениях, мать Л. пытается отравиться, но остается жива. Все более отягощенный связью с Комаровским, Л. весной 1906 г. вошел в семью Кологривовых в качестве педагога и перестал видеться с Комаровским. После окончания средней школы поступает на курсы; он хочет жениться на Паше Антипове, который был влюблен в нее с детства, после их окончания. Чтобы расплатиться с долгом брата Родиона, Л. занимает деньги у Кологривова; Чтобы свести с ним счеты, она намерена попросить у Комаровского денег, но готова убить его, если он снова предложит ей стать его любовницей.Отправляясь на Рождество 1911 года к елке в Свентицкий, где находится Комаровский, Л. берет с собой револьвер. По дороге заезжает в Камергерский переулок к Паше; сидя в комнате с зажженной свечой, она просит их как можно скорее пожениться. Во время елки Л. стреляет из револьвера в прокурора Корнакова, который во время революции 1905 года судил железнодорожников за участие в ней, и легко его ранит. Комаровский, желая спасти Л., утверждает, что она стреляла в него, а не в Корнакова.После этого Л. страдает сильным нервным ожогом.

    Весной 1912 года она вышла замуж за Антипова, и через 10 дней они уехали на Урал, в Юрятин. Там Лара преподает в женской гимназии. У них есть дочь Катенька. Однако Антипов считает, что Л. «любит не его, а его благородное дело по отношению к нему»; он идет на фронт, где попадает в плен. Л., сдав экзамен на звание сестры милосердия, оставляет дочь в Москве и на машине скорой помощи уезжает на фронт.В больнице она встречается с доктором Живаго. Работая в городке Мелузеев, Л. часто с ним сталкивается. Поняв, что он влюблен в нее, она уезжает через неделю. Следующая встреча с Живаго происходит через несколько лет, в Юрятине, когда Живаго, переехавший сюда с семьей из Москвы, приезжает в дом Л. Она рассказывает о своем муже, который служит в Красной Армии под именем Стрельников. Л. и Живаго становятся любовниками. В плену у партизан Живаго думает о Л.и о том, в чем именно, «с какой стороны» она хороша: «той несравненно чистой и стремительной линией, которой она была все одним махом, обведенным сверху вниз творцом». Для Живаго Л. - «представитель самой жизни, самого существования», «их выражения, дара слуха и слов, дарованных немым принципом существования». Когда Живаго удается сбежать от партизан и добраться до Юрятина, он приходит к Ларе. Она говорит о себе: «Я сломана, я сломана на всю жизнь.Я преждевременно, преступно рано сделала женщину, положив начало жизни с худшей стороны. Живаго говорит Л .: «Я ревную к тебе за Комаровского, который когда-нибудь заберет тебя, потому что когда-нибудь моя или твоя смерть разлучат нас». Живя с Живаго, Л. предвкушает неминуемый арест: «Что же тогда будет? Катеньке? Я мать. Надо предупредить беду и что-то придумать ». Когда в Юрятине появляется Ко-Маровский, Лара наконец соглашается поехать с ним на Дальний Восток, надеясь, что Живаго скоро к ним присоединится; Однако она уверена, что ее муж, Антипов / Стрельников, казнен.

    Приехав через несколько лет в Москву из Иркутска, Л. идет в Камергерский переулок, в квартиру, где когда-то жил Антипов; в его комнате она находит гроб с телом Живаго. В разговоре с Л. брат Юрия Живаго Евграф сообщает ей, что мужа Л. не расстреляли, а застрелили и похоронил Юрий Живаго. Л. пытается вспомнить свой разговор с Пашей Антиповым рождественским вечером 1911 года, но не может вспомнить ничего «кроме горящей свечи на подоконнике и кружки, которая таяла возле нее в ледяной корке стекла.«Прощаясь с мертвым, Л. рассказывает ему о некоторой его страшной вине:« Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, не раскрываю главного. Я не могу назвать это, я не могу. Когда я попадаю в это место своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный ». После похорон Юрия Живаго, Л. проводит несколько дней в Камергерском переулке вместе с Евграфом, разбирая бумаги погибшего, и сообщает Евграфу, что у нее есть дочь от Юрия Живаго.Однажды, уйдя из дома, Л. больше не возвращается. «Судя по всему, ее арестовали на улице и она умерла или исчезла неизвестно где один из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере. «Вместе с тем исчезновение,« растворение »героини в бескрайних просторах добавляет дополнительный штрих образу Л. как символа России (ср. Также значение имени Лариса -« чайка »).

    Дочь Лары и Юрия Живаго находит на фронте летом 1943 года.Евграф Живаго: носит имя Таня (ср .: «Татьяна, дочь Лары» - «Татьяна Ларина») Безочелева, работает льняным мастером и считает себя дочерью «русского министра в Беломонголии Комарова» и его жены «Раисы». Комарова »; Девочкой ее отдали на воспитание сторожу подъездной дороги, потом она была бомжихой, попала в исправительные учреждения.

  • Любовь взаймы »и гуманистические идеи доктора Равика в романе« Триумфальная арка ».
  • Б.Роман Пастернака «Доктор Живаго»: жанр, проблемы, система образов, оригинальность изложения материала.
  • Своеобразие жанра и композиции романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Образы Мастера и Маргариты
  • В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительные любовные истории, вплетенные в жизнь главного героя Юрия Андреевича Живаго.
    Тема любви в произведении, несомненно, связана с женскими образами.Примечательно, что сначала «Доктор Живаго» назывался «Мальчики и девочки». Ведь с первых же серий, помимо мальчиков, здесь появляются и девочки - Надя, Тоня. Вторая часть романа открывается главой «Девушка из другого круга» - появляется Лариса Гичар. В завершение знакомимся с еще одним изображением - третьей женой Живаго Мариной.
    Тоня Громеко стала первой женой героя. Мы знаем, что они вместе росли, дружили с детства. Но в один прекрасный момент Юрий вдруг обнаружил, что «Тоня, этот старый друг, эта понятная, не требующая пояснений очевидность, оказалась самым недоступным и трудным из всего, что мог представить Юра, оказалась женщиной.«
    Тоня была проста, трогательна, знакома и родна. Казалось, она была уготована в Живаго самой судьбой. Мы помним, что перед смертью мать Тони Анна Ивановна благословила Юрия и ее дочь на брак:« Если я умру » , не расставайтесь. Вы созданы друг для друга. Женитесь. Так я оклеветал вас ... »
    Возможно, именно эти слова заставили Юру и Тоню по-новому относиться друг к другу. Между ними вспыхнуло влечение, любовь. Это было первое чувство в жизни героев: «От платка исходил смешанный запах кожуры мандарина и горячей ладони Тони, одинаково очаровывающий.Это было что-то новое в жизни Юрия, никогда не испытанное и пронизывающее остро сверху донизу ».
    Мы видим, что первое восприятие Живаго Тони было скорее чувственным, чем эмоциональным. Думаю, именно таким оставалось отношение героя к жене на протяжении всей их совместной жизни.
    Любовь Юрия к Тони была тихой, чистой и отчасти благодарной. Ведь эта женщина, добрая, понимающая, искренняя, была жизнеобеспечением Юрия Живаго. Однако при всей своей любви к этой женщине герой чувствует себя виноватым.Можно сказать, что его светлое чувство было омрачено одной тяжестью - чувством вины за любовь к другому - Ларисе Гишард, Ларе.
    «Лара была самым чистым существом в мире», - говорит автор об этой героине. Она воспитывалась в бедной семье, поэтому была вынуждена давать уроки, заботиться о матери, терпеть ласки наглого богача Комаровского.
    Давно Лариса и Живаго встречаются лишь мимолетно, случайно, случайно, не замечая друг друга. Причем каждая новая их встреча проходит на новом этапе жизни героев.
    Но время идет. Уже повзрослев, герои снова встречаются в гостях. Знаменателен момент, когда снежной морозной зимой Юра видит свечу в незнакомом окне и не может оторвать от нее глаз. Это была комната Лары. А потом свеча станет символом их любви - знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ.
    Во время встречи с Ларой на балу Юра потрясен ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного Комаровского, но и в навязываемое извне ненавистное существование.
    Судьба объединяет героев во время страшных испытаний - революции и гражданской войны. Оба героя несвободны: у Юрия есть своя семья, дети, которых он очень любит. Лара замужем. Но их связь неизбежна, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира.
    Лара дает герою свет, поддерживает, горит, не туша, как свеча, которую он видел много лет назад. Эта женщина предстает перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то сейчас рябины, и, в конце концов, становится ясно, что для главного героя Лара - воплощение самой природы: «Как будто дар живой дух хлынул в его грудь, пересекая все его существо, и пара крыльев вышла из-под лопаток наружу... ».
    Для Живаго Лара - воплощение женственности, воплощение его идеала, символ России. Эта женщина хороша, по словам героя,« той несравненно чистой и стремительной линией, которой она все была. одним махом, обведенная сверху вниз создателем ». Для главной героини романа Лариса Федоровна -« представитель самой жизни, самого существования ».
    Но внутри героини - трагедия, поломка. : «Я сломлен, у меня трещина на всю оставшуюся жизнь.Я преждевременно, преступно рано сделала женщину, положив начало жизни с худшей стороны. «
    Лариса - не только любящая женщина. Она еще и заботливая мать. Когда героиня начинает ощущать неминуемый арест, то в первую очередь думает о судьбе дочери:« Что же тогда будет с Катей? Я мать. Надо предотвратить беду и что-то придумать ». Возможно, именно это заставляет женщину бежать на Дальний Восток с Комаровским.
    Но, по-моему, Лара так и не простила себе этого поступка.Возможно, поэтому, вернувшись из Иркутска и узнав о гибели Юрия Живаго, она вдруг говорит о своей страшной вине: «Нет покоя душе от жалости и мучений. Но я не говорю, я не раскрываю главного. Я не могу назвать это, не могу. Когда я попадаю в это место в своей жизни, мои волосы на голове шевелятся от ужаса. И даже, знаете, я не могу гарантировать, что я совершенно нормальный.
    Конец жизни этой героини ужасен. Выйдя из дома, Лариса больше не возвращается: «Судя по всему, ее арестовали на улице, и она умерла или исчезла в каком-то неизвестном месте.... в одном из бесчисленных генеральных или женских концлагерей на севере ».
    Но в жизни Живаго была еще одна женщина - его третья жена Марина. Любовь для нее - это своего рода компромисс между героем и жизнью: «Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение - это роман на двадцать ведер, как есть романы в двадцати главах или двадцати письмах».
    Марина отличалась послушанием и полным подчинением интересам Юрия Андреевича. Она простила доктору все его странности, «к этому времени сформировавшиеся прихоти, прихоти человека, который упал и осознает собственное падение.
    Эта героиня чем-то напоминает Агафью Пшеницыну из романа Гончарова «Обломов». Пшеницына также поддерживала Обломова в последние годы его жизни, дарила ему комфорт и тепло, в которых так нуждался Илья Ильич. Конечно, это была не святая любовь, а просто уютное существование. Но иногда это самое необходимое.
    Таким образом, три женские персонажи, связанные с фигурой главного героя Юрия Живаго, проходят через весь роман «Доктор Живаго»: Тоня, Лара, Марина... Такой разный, но сумевший, каждый по-своему, поддержать героя, подарить ему свою любовь, стать его спутником на определенном этапе жизни.

    Романы Пастернака показывают проблемы жизни того времени.

    «Доктор Живаго» Главные герои
    • Юрий Андреевич Живаго - доктор, главный герой романа
    • Антонина Александровна Живаго (Громеко) - жена Юрия
    • Жена Лариса Федоровна Антипова (Анти Гичаров) -
    • Павел Павлович Антипов (Стрельников) - Муж Лары, революционный комиссар
    • Александр Александрович и Анна Ивановна Громеко - Родители Антонины
    • Евграф Андреевич Живаго - генерал-майор, сводный брат Юрия
    • Николай Николаевич Веденяпин - дядя Юрия Андреевича
    • Виктор Ипполитович Комаровский - Московский адвокат
    • Катя Антипова - Дочь Ларисы
    • Михаил Гордон и Иннокентий Дудоров - Одноклассники Юрия в гимназии Оси Гализуллиндип
    • Белые Общая
    • Анфим Ефимович Самдевятов - юрист, большевик
    • Ливерий Аверкиевич Микулицын (товарищ Лесных) - лидер «Лесных братьев»
    • Марина - Третья гражданская жена Юрия
    • Киприян Савельевич и Киприян Савельевич Антипов Ферапонтович - рабочих Брестской железной дороги, политзаключенные
    • Мария Николаевна Живаго (Веденяпина) - Мать Юрия
    • Пров Афанасьевич Соколов - послушник
    • Шура Шлезингер - подруга Антонины Александровны Марфы Гавыра 900avr39 Тиверзина - мать Киприяна Савельевича Тиверзина
    • Софья Малахова - Друг Савелия
    • Маркель - дворник в старом доме семьи Живаго, отец Марины

    Юрий Живаго - маленький мальчик, который переживает смерть матери: «Мы гуляли, гуляли, пели« Вечную память »... ». Юра - потомок богатой семьи, сделавшей состояние на промышленных, коммерческих и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью еще до смерти матери.

    Осиротевшего Юру на время приютил дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он будет принят всей семьей в семью Александра и Анны Громеко.

    Исключительность Юрия проявляется довольно рано - уже в молодости он проявляет себя как талантливый поэт.Но при этом он решает пойти по стопам приемного отца Александра Громеко и поступает на медицинский факультет вуза, где также проявляет себя как талантливый врач. Первая любовь, а позже жена Юрия Живаго - дочь его благодетелей - Тоня Громеко.

    У Юрия и Тони было двое детей, но затем судьба разлучила их навсегда, и доктор так и не увидел свою младшую дочь, которая родилась после расставания.

    В начале романа перед читателем постоянно появляются новые лица.Все они будут связаны в единый шар дальнейшим ходом повествования. Одна из них - Лариса, рабыня пожилого юриста Комаровского, которая изо всех сил пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства - Павел Антипов, который впоследствии станет ее мужем, и Лара увидит в нем свое спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросает семью и отправляется на фронт Первой мировой войны. Впоследствии он стал грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников.По окончании гражданской войны он планирует воссоединиться со своей семьей, но этому желанию никогда не суждено сбыться.

    Юрия Живаго и Лара по-разному свела судьба во время Первой мировой войны в прифронтовом поселке Мелюзеево, где главный герой произведения призван на войну военным врачом, а Антипов - добровольно сестра милосердие, пытаясь найти пропавшего мужа Павла. Впоследствии жизни Живаго и Лары снова пересекаются в провинциальном Юрятин-на-Рынве (вымышленный уральский город, прототипом которого была Пермь), где они тщетно ищут убежища от революции, разрушающей все и вся.Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но скоро бедность, голод и репрессии разделят и семью доктора Живаго, и семью Ларины. На полтора года Живаго исчезнет в Сибири, служа военным врачом в плену у красных партизан. Сбежав, он пешком вернется на Урал - в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его жена Тоня вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу.Надеясь переждать зиму и ужасы Юрятинского Реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приходит неожиданный гость - Комаровский, получивший приглашение возглавить Минюст в Дальневосточной республике, провозглашенной на территории Забайкалья и Дальнего Востока. Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить с ним Лару и ее дочь на восток, обещая потом перевезти их за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что больше никогда их не увидит.

    Постепенно он начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приезжает муж Лары - Павел Антипов (Стрельников). Пониженный и странствующий по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своем участии в революции, о Ленине, об идеалах Советской власти, но узнав от Юрия Андреевича, что Лара любила и любит его все это время, он понимает, как горько он ошибался. Стрельников кончает жизнь самоубийством из винтовки. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде побороться за свою дальнейшую жизнь.Там он знакомится со своей последней женщиной - Мариной, дочерью бывшего дворника Живагова Маркеля (еще при царской России). В гражданском браке с Мариной у них две девушки. Юрий постепенно спускается, бросает научную и литературную деятельность и, даже осознавая свое падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром по дороге на работу он заболел в трамвае и умер от сердечного приступа в центре Москвы. Чтобы попрощаться с ним, на его могилу приходят его сводный брат Евграф и Лара, которые вскоре бесследно исчезнут.

    Впереди и Вторая мировая война, и Курская дуга, и прачка Таня, которая расскажет седым друзьям детства Юрия Андреевича - Иннокентию Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, арестам и репрессиям покойного. 30-е годы, история ее жизни; Оказывается, это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия, генерал-майор Евграф Живаго, возьмет ее под свое крыло. Он также составит сборник произведений Юрия - блокнот, который Дудоров и Гордон прочитали в последней сцене романа.Роман завершается 25 стихотворениями Юрия Живаго.

    Е.А. Латкина. Образ Лары в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»

    (Вологда)

    Перечитывая роман « Доктор Живаго », Выявляя характерную сторону творческой концепции, изучая и сравнивая образы и прототипы (особенно образ Лары), можно выделить несколько линий, по которым, на наш взгляд, можно построить кабинет.

    В первую очередь интересно проследить движение, развитие образа Лары в романе: от Лары Гишар - к Ларе Антиповой - к Сестре Антиповой - к Ларе в ее отношениях с Юрием Живаго - к Ларе, стоящей в гроб Юрия Живаго, к ее исчезновению и продолжению Лары в судьбе дочери Татьяны. Материала для характеристики этого образа-персонажа в романе предостаточно: есть также очень точные самоконтрольные характеристики Лары, доктора философии.О ней говорят и Живаго, и Антипов-Стрельников, и Тоня, жена Юрия Живаго, и второстепенные, и эпизодические персонажи, и, наконец, сам автор.

    Одна из основных характеристик Лары, заключающаяся в том, что « было сразу очевидно, что она не такая, как все », на которую автор указал еще до ее первого появления на страницах романа: « Девушка из другого круга. »(название второй части). Ее« несходство » На остальных также подчеркивается происхождение: отец - бельгиец, мать - обрусевшая француженка.У Лары было « ясный ум, », « легкий персонаж, » и было « очень красиво, ». Примечательно, что еще в юности она сама осознавала эту уникальность, исключительность: « Почему у меня такая судьба, что я все вижу и меня так тошнит? ». Позже у нее была эта« судьба ». Уже определил точнее: она« здесь для того, чтобы понять безумное очарование земли и назвать все по имени, а если она не способна, то вон. любви к жизни, родите ей наследников, которые сделают это вместо нее ».

    С самого начала судьба не потакала Ларе: умер отец, финансовое положение семьи пошатнулось, матери пришлось заняться своими делами, открыть швейную мастерскую. « После смерти отца мать жила в вечном страхе обнищания. Родя и Лара привыкли слышать, что они на грани смерти », а потому « понимали, что в жизни нужно добиваться всего. со своими сторонами »,« все знали цену и дорожили тем, чего добились ».

    Интересны и некоторые юношеские черты Лары. Описывая свое знакомство с Никой Дудоровым, автор пишет: « Это была дюжина Лариных - прямых, гордых и неразговорчивых. Он был похож на Лару »- а значит (!) -« ей неинтересен ». Лара была очень чувствительна ко всему остальному, новому, необычному, яркому». Каким ничтожеством нужно быть, чтобы играть только одну роль. в жизни занимать только одно место в обществе, означать одно и то же! Она думает.

    Когда " были дни Пресни " А еще мальчишки Антипов и Дудоров " сыграли в самую страшную и взрослую из игр, войну, притом за участие в которой их повесили и сослали ", Лара " смотрел на них как на большой на маленьком ».« Мальчики стреляют - подумала Лара. Она так не думала о Нике и Патуле, а обо всем городе, который стрелял ». Хорошие, честные мальчики, она думала. - Хороший. Поэтому и снимают ».Уже тогда это были ее « мальчика ». Происходило из материнского чувства, которое Лара всегда таила в себе по отношению к людям в целом, и особенно к тем, кто ей близок.

    Лара « было самым чистым существом в мире », - пишет автор, сопровождая эту характеристику следующим комментарием: « Грязно только лишнее». Ничего не было в Ларе " лишнего ". С самого начала Лара воспринимала связь с Комаровским, любовником своей матери, как что-то запретное, ужасное, болезненное, но ей потребовалось полгода, чтобы с этим справиться, и, однажды осознав, что эта грязь в ее жизни как раз лишняя, чтобы оборвать эту связь с присущей ей решительностью.Следствием этой истории стало то, что « гордой самонадеянности », что позже отметит Юрий Живаго: « Она не хочет нравиться, быть красивой, пленительной. Она презирает эту сторону женственности ». Сама Лара говорит о последствиях этой связи:« Я сломана, я сломана на всю жизнь ». Но именно с этой историей ее жизни связана важная авторская идея. Живаго отвечает на рассказ Лары о ее отношениях с Комаровским: « Думаю, я бы не полюбил тебя так сильно, если бы тебе не на что было жаловаться и не о чем сожалеть.Не люблю тех, кто не упал, кто не споткнулся. Их добродетель мертва и малоценна. Им не открылась красота жизни ».

    Этот эпизод из жизни Ларины и эта реакция Живаго, на наш взгляд, имеют определенную связь с другой линией романа - Евангелием. Христос и Магдалина образуют некую параллель с образами Лары и Юрия Живаго. В молодости Лара « не была религиозной, не верила в ритуалы, но иногда, чтобы пережить жизнь, требовалось, чтобы она сопровождалась какой-то внутренней музыкой ».Жизнь вносит свои коррективы в эту область жизни Лары. Однажды, именно из рассказа Шемы о Магдалине Лара делает не только оправдание, но и надежду, в которой она нуждается для себя: « Судьба растоптанных достойна зависти. Им есть что рассказать о себе. У них все впереди. Это мнение Христа ». У гроба Живаго Лара очень сожалеет, что ему не устроили отпевание« по-церковному, »:« Юрочка - такой благодарный повод! Он так стоил всего этого, поэтому этот «похоронный рыдание, создающий песню Аллилуйи» оправдал бы и окупился! »

    Самый яркий символический образ романа также связан с образом Лары - образом горящей свечи, которая разворачивается и наполняется новыми смыслами на протяжении всего романа.От свечей, которые Паша Антипов купил для Лары, зная, что она любит разговаривать при свечах, до свечей в их руках во время свадьбы, когда Лара всегда следила, чтобы свечу стояла ниже, чем Паша (по традиции), - до свечи на свечах. стол Лары и Паши во время их « Рождественской беседы ». Та самая свеча, которую, как позже узнает Лара, увидела с улицы через круг, растаявший на оконном стекле Юрий Живаго, и с которой « его судьба вошла в его жизнь» », - на слова Лары, обращенные к Живаго:« А ты еще гори, моя свеча! »- к размышлениям Живаго о судьбе России, которая горит, как« свеча искупления »- и к лучшие строчки его поэтического дневника: « На столе горела свеча, горела свеча... ».

    Материал романа не позволяет рассматривать Лару как образный, образный тип. Во-первых, сам автор подчеркивал нетипичность главных героев: по словам Юрия Живаго, « типовой принадлежности - это конец человека, его осуждение. Если нет ничего, что могло бы его подвести, если он не показателен, половина того, что от него требуется, очевидна. Он свободен от себя, зерно бессмертия им достигнуто ». Частично эту нетипичность, на наш взгляд, подчеркивает фамилия Лары - Антипова (антитип).Во-вторых, рассматривать Лару как типичного персонажа мешает высокая степень связанности этого персонажа с его прототипом, а значит, с живым и совершенно нетипичным человеком - Ольгой Ивинской, о которой Борис Пастернак сказал: « Она - Лара моего творчества. ». И все же мы постараемся преодолеть это сопротивление.

    Задача рассмотрения образа Лары в контексте русской литературы решается достаточно легко, поскольку очевидны связи Лары с ее литературными предшественниками XIX века.« Разум, глубина, цельность натуры Татьяны Лариной » С ее учебником « Я буду ему верна вечно », Высокие требования к чистоте и честности тургеневских девушек, роковая красота и переломность героинь фильма. Достоевский, сводящий с ума мужчин, душевная сила и способность выдерживать любые испытания Некрасова « русских женщин », Любовь как суть жизни героинь Льва Толстого, отсутствие в ней какой-либо пошлости и интеллекта. Чеховское понимание, способность, характерная для «Незнакомца» Блока, оставаться женщиной, манящей и волнующей, в условиях, совершенно не способствующих этому, - все это в Ларе...

    Предвидя дальнейшие размышления об образе Лары, одного из самых ярких женских литературных персонажей, отметим, что до ХХ века русская классическая литература в первую очередь интересовала мужчин. Видимо, это связано, с одной стороны, с преобладающей в обществе и сегодня во многом сохраняющей свои позиции традиционной гендерной культурой, сформированной в недрах патриархального общества, а с другой стороны, порожденной одним из Существенная черта русской литературы, которая состоит в том, что она всегда была социально ориентирована, она была « стула », она пыталась уловить « новых современных явления », ее интересовали « героев времени », что есть все, за что, опять же, мужчины традиционно несли ответственность.

    Женские образы в произведениях русских писателей чаще всего выполняли вспомогательную функцию. В одних случаях они способствовали проявлению характера главного героя (например, женщины в жизни Печорина или те же тургеневские девушки, встреча и отношения с которыми играли роль своеобразного экзамена для героя), в других случаях они могли символизировать какие-то авторские идеи: например, Вера Павловна с ее мечтами о будущем, Соня Мармеладова с Евангелием, Пелагея Ниловна с воззваниями.Почему в русской литературе так мало самостоятельных женских образов? Что мешало лучшим, талантливым мужским умам создавать героинь, равных по важности мужским героям. Скорее всего, гендерные стереотипы сформировались в рамках одной традиционной культуры. Только гении, А.С. Пушкин и Л. Толстому удалось хотя бы частично их преодолеть в литературе XIX века. По словам В.С. Соловьева, « истинно идеальным человеком не может быть только мужчина или только женщина. это должно быть свободное единство мужского и женского начала ".Гений А.С. Пушкин и Л. Толстой объединил эти два принципа (здесь уместно вспомнить флобера «Эмма Бовари - это я ») и позволил им создавать женские образы, которые мы воспринимаем как значимые, независимые, автономные: Татьяна Ларина - « милый идеал ». автор, Наташа Ростова, Анна Каренина.

    Глобальные социальные изменения ХХ века происходили настолько мощно и быстро, что культура (всегда сопротивлявшаяся цивилизации из-за одной из своих основных функций - сохранения, сохранения, стабилизации) не успевала создавать новые социальные и культурные стереотипы, в том числе гендерные.Они формируются очень медленно, их очень сложно изменить, так как они лежат на подсознательном уровне и пронизывают все сферы социальной и личной жизни человека.

    На наш взгляд, в большей степени, чем писатели XIX века, Б.Л. Пастернаку удалось преодолеть гендерные стереотипы традиционной культуры в романе « Доктор Живаго ». И главная причина этого в том, что он жил полностью в в другое время и в совершенно ином мире общество уже существенно изменилось и уже наметились новые тенденции в его развитии.

    Литература, и особенно блестящая русская литература, не могла не ощутить эти изменения своей характерной чувствительностью, характерной точностью попадания и яркостью персонажей. Одно из самых заметных и значимых явлений ХХ века - феминизм, который отразил происходящие изменения в понимании места и роли женщины в жизни общества, во всех его сферах. Теоретически феминизм оформился во второй половине ХХ века, осмыслять и принимать разумные (неагрессивные) формы он начинает только сейчас, а идеи, рожденные сегодня в рамках этого осмысления, нашли отражение в художественных образах русской литературы. к середине прошлого века.

    Остановимся на этом подробнее, так как, на наш взгляд, может быть достаточно продуктивно рассматривать образ Лары и романа в целом с точки зрения отражения в них общих культурных тенденций ХХ века, включая стремление общества пересмотреть устоявшуюся, но также и устаревшую гендерную систему, в сторону феминизации культуры и общества в целом. Исследования последних десятилетий показывают, что использование гендерного подхода в социальных и гуманитарных знаниях открывает широкие возможности для понимания и переосмысления культуры.

    Гендерная система, сформированная в рамках традиционного (патриархального) общества, представляет собой систему власти и доминирования. Два пола конституируются не только как разные, но и как неравные, не только как взаимодополняющие, но и как находящиеся в иерархических отношениях. Мужчина ассоциируется в первую очередь с социальной сферой, женщина - с естественным. Мужчина выступает как положительная культурная норма, женщина как отрицательная, как отклонение от нормы, как что-то Другой, Другой.Все мужское начало (черты характера, модели поведения, профессии) воспринимается как первичное, значимое, доминирующее, все женское - второстепенное, незначительное с социальной точки зрения, подчиненное. Отсюда традиционные культурные и символические значения: Бог, творчество, сила, свет, активность, рациональность связаны с мужчиной, природа, тьма, слабость, пассивность, покорность, хаос связаны с женщиной. Культурная метафора гендера выглядит следующим образом: мужчина - это дух, стремящийся к знанию, обладанию, женщина - природа, познаваемая, подчиненная и, как следствие, становящаяся объектом агрессивного акта познания и обладания.Вот только два (хотя вы можете найти гораздо больше) примеров из « Доктор Живаго », Вступление в прямую перекличку с этих позиций.

    Первая серия - это эпизод болезни Юрия Андреевича Живаго: « Он всю жизнь чем-то занимался, всегда был занят, работал по дому, лечил, думал, учился, продюсировал. Как хорошо было перестать действовать, стремиться, думать и временно предоставить эту работу природе, чтобы стать делом, планом, работой в ее милых, восхитительных, расточающих красоту руках. »(Здесь природа - Лара, а руки - руки Лары, которая ухаживает за Юрием Андреевичем во время его болезни).

    Эпизод второй - Лара обращается к Живаго: « Тебе дано вдохновение, чтобы ты мог улететь за облака на крыльях, а мне, женщине, прижаться к земле и прикрыть цыпленка крыльями от опасности ».

    В образе Лары, конечно, много от традиционного понимания женщины. Лара олицетворяет собой тип новой женщины, родившейся не в глубине революции и гражданской войны, чаще всего асексуальной - принудительно или по собственному выбору, - а тип женщины в ее традиционном, классическом понимании, а заново возникла в новых условиях жизни.

    Героиня, на наш взгляд, вместе с двумя другими героинями русской литературы ХХ века - Незнакомкой А.А. Блока и Маргаритой М.А. Булгаковой - представляет собой некоторые шаги в развитии идеального женского образа литературой нового века.

    Stranger - неземной, дышащий " духи и туманы", Безымянный.

    Маргарита - это сочетание реальности и вымысла, существующее как на земле, так и на небе.

    И Лара, живущая в жестокой и страшной русской действительности первой половины ХХ века, Лариса Федоровна Антипова.

    Александр Блок предчувствует беду ...

    У Бориса Пастернака и Михаила Булгакова ее ужасное лицо и разрушительные последствия для человека того, что произошло, согласно отмеченному описанию Лары: « прыжок от безмятежной невинной закономерности к крови и крикам, всеобщему безумию и жестокости повседневной и ежечасной, узаконили и похвалили убийство ».

    Что объединяет этих героинь, так это роль, которую они берут на себя в разрушающемся и разрушительном мире.Их цель - спасти, сохранить самое главное, самую суть жизни. Спасительная, спасительная красота Незнакомца, не подверженного пошлости жизни, хранящего « темной пеленой « Твоя » зачарованный берег и заколдованная даль ». « Верная, вечная любовь « Маргарита и Мастер: » Для меня, читатель, кто тебе сказал, что на свете нет настоящей, истинной, вечной любви? ». « Корона совместимости » В союзе Лары и Юрия Живаго, когда « все радует, все стало душой ».

    Лара очень точно скажет: « Все производное, налаженное, все, что связано с повседневностью, человеческое гнездо и порядок, все это пошло прахом вместе с революцией всего общества и его реорганизацией. Все предметы домашнего обихода переворачиваются и уничтожаются. Была только одна неиспользованная, неприложенная сила, обнаженная, к нити обнаженной души, для которой ничего не изменилось, потому что все время она была холодна, дрожала и тянулась к ближайшему, такая же обнаженная и одинокая.Мы с тобой подобны первым двум людям, Адаму и Еве, которым не за что было прятаться в начале мира, а теперь мы такие же голые и бездомные в конце этого мира. И мы с вами - последнее воспоминание из всего того, что несоизмеримо великого, что было сделано на земле за многие тысячи лет между ними и нами, и в память об этих исчезнувших чудесах мы дышим, и любим, и плачем, и держимся. друг к другу и друг к другу лен ».

    В отношениях Мастера и Маргариты, Лары и Живаго сильной стороной становится женщина, или, как точно выразился Б.Л. Пастернак, « бездны унижений, женщина, бросающая вызов ».Само время заставило ее « действовать, преследовать и думать » вместо мужчины или вместе с ним. Лара и Маргарита спасают любимых мужчин не только своей любовью, но и своей жизненной силой. Это вовсе не Дух познает Природу, а наоборот, понятие этой природы, вещь в своих руках, Юрий Живаго чувствует себя во время болезни - и как жизненно важно и как приятно ему это чувствовать. . Говоря о своих отношениях с мужем, Лара говорит, что он « не ценил материнские чувства », что было смешанным в ее отношении к нему, он даже не догадывался: «, что такая любовь больше, чем обычной женщины».Это создало искусственность в их отношениях, которая мучила их обоих, и это материнское чувство к Ларе нисколько не мешало Ларе любить ее, и именно поэтому их близость была « так легко, непринужденно, понимая себя », По словам самой Лары. « Я ваше поле битвы! » - напишет Юрий Живаго в своем поэтическом дневнике. Булгаковская Маргарита борется за своего Учителя.

    Если все же попытаться охарактеризовать этот тип, то, пожалуй, наиболее точное его определение - « друг Мастера ».В ней все - любовница, жена, мать, друг, муза, первый читатель и самый требовательный и восторженный знаток творчества своего Учителя. Как Юрий Живаго удивляет и восхищает способностью Лары быть всем: « она читает, как будто несет воду или чистит картошку », Она и « несет воду, читает точно, легко, без труда » И когда стирала » в этой прозаической и повседневной форме Она почти напугала своей царственной, захватывающей дух привлекательностью ».

    Более точное описание этой счастливой способности Лары и Маргариты может выглядеть так: она приносит себя в жертву мужчине, но не чувствует себя жертвой. Она сама выбирает этот путь, этот способ любить и жить. « Быть женщиной - великий шаг », - пишет Живаго-Пастернак, как будто женщина может выбирать, быть ей или не быть. Может быть (!), Если мы говорим о том, чтобы быть женщиной не только в традиционном (естественном) ее понимании - здесь действительно нет выбора, но и в более высоком смысле, раскрытом в размышлениях героев » Доктор Живаго »- о равенстве Бога и жизни, Бога и личности, Бога и женщины, а значит, Мужчин и Женщин.

    Познакомьтесь с концепцией « женщины » В традиционном понимании (устраивать мужскую жизнь, воспитывать детей) для таких, как Лара, это совсем не работа, ее миссия и ее основная работа - быть духовной опорой для человека. человек, чтобы спасти его от отчаяния в моменты его слабости. Для этого она должна быть сильной, она должна быть « равна », Она должна не только чувствовать, но и понимать, думать, быть самоценным, независимым человеком ». Их разговоры полутоном были полны смысла, как Платоновские диалоги ».« Как ты все понимаешь, какое удовольствие слушать тебя », - говорит Лара Живаго. Главная особенность взаимоотношений Мастера и его девушки - ее преданность своей духовной жизни. Именно так Борис Пастернак пишет об Ольге Ивинской, прототипе Лары: « Она посвящена моей духовной жизни и всему моему творчеству. ». Это, на наш взгляд, стало одной из причин общего появления Ольги Ивинской в ​​жизни писателя.Ведь в отношениях с Э. Н. Нейгаузом, в их любви, прошедшей серьезные испытания, именно этого ему не хватало. Во время одной из первых встреч с Борисом Пастернаком Евгения Николаевна сказала: « Я вообще не понимаю ваших стихов ». Писатель (серьезно или в шутку) пообещал, что попробует написать « яснее ». Они жили вместе много лет были счастливы, но стали « посвятили » Ей так и не удалось. Что касается жертвы, которая дается легко и не кажется жертвой, в том же письме Пастернака об Ольге Ивинской мы читаем следующее: « Она олицетворение жизнерадостности и самопожертвования.По ней не заметно, что она пережила в своей жизни. ».

    Философия романа Пастернака и его главных героев во многом основана не столько на отголосках традиционных гендерных стереотипов, сколько на их преодолении и переосмыслении. Может быть, это тоже одна из причин (хотя, наверное, не главная) успеха романа. « Доктор Живаго » на Западе.

    Размышления современных исследователей гендерных отношений привели их к выводу, что традиционная гендерная система, сохраняющаяся в обществе, агрессивна, прежде всего, по отношению к самим мужчинам: наука фиксирует такие негативные факты, как низкая продолжительность жизни мужчин, снижение защитных сил мужского организма, потеря общей физической и психологической устойчивости мужчины, кризис семейных отношений.Существующая гендерная модель культуры, ограничивающая возможности женщин, негативно влияет на мужчин и общество в целом и должна претерпеть изменения в сторону своей феминизации. Создание теоретической модели гендерной системы, соответствующей современному уровню развития общества, воспринимается как актуальная и актуальная задача.

    И если сегодня на « авангард феминистской мысли » является попытка найти « политическое и личное понимание того, что значит быть женщиной в современном мире », то вы можете поискать ответ на этот вопрос в романе Б.Л. Пастернак « Доктор Живаго ».

    Как уже не раз случалось в истории русской литературы, прозрения ее лучших представителей признаются и осмысливаются, а значит, они живут в « big time » не только русской, но и мировой культуры. Лара определенно является одним из таких открытий.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *