Содержание

Иван Бунин — «Дубки» читать онлайн бесплатно

Иван Алексеевич Бунин

«Дубки»

Шел мне тогда, друзья мои, всего двадцать третий год, – дело, как видите, давнее, еще дней блаженной памяти Николая Павловича, – только что произведен я был в чин гвардейского корнета, уволен зимой в том для меня достопамятном году в двухнедельный отпуск в свою рязанскую вотчину, где, по кончине родителя, одиноко жила моя матушка, и, приехав, вскорости жестоко влюбился: заглянул однажды в давно пустовавшую дедовскую усадьбу при некоем сельце Петровском, по соседству с нашей, да и стал под всякими предлогами заглядывать туда все чаще и чаще. Дика и поныне русская деревня, зимой пуще всего, что ж было в мои времена! Таково дико было и Петровское с этой пустовавшей усадьбой на его окраине, называвшейся «Дубки», ибо при въезде в нее росло несколько дубов, в мою пору уже древних, могучих. Под теми дубами стояла старая грубая изба, за избой разрушенные временем службы, еще дальше пустыри вырубленного сада, занесенного снегами, и развалина барского дома с темными провалами окон без рам.

И вот в этой-то избе под дубами и сиживал я чуть не каждый день, болтая всякий будто бы хозяйственный вздор жившему в ней нашему старосте Лавру, даже низко ища его дружества и тайком бросая горестные взоры на его молчаливую жену Анфису, схожую скорее с испанкой, чем с простою русскою дворовой, бывшую чуть не вдвое моложе Лавра, рослого мужика с кирпичным лицом в темно-красной бороде, из которого легко мог бы выйти атаман шайки муромских разбойников. С утра я без разбору читал, что попадет под руку, бренчал на фортепьяно, подпевая с томлением: «Когда, душа, просилась ты погибнуть иль любить», – а пообедав, уезжал до вечера в «Дубки», невзирая на жгучие ветры и вьюги, неустанно летевшие к нам из саратовских степей. Так прошли Святки и приблизился срок моего возвращения к должности, о чем я осведомил однажды с притворной непринужденностью Лавра и Анфису. Лавр резонно заметил на то, что служба царская, вестимо, первее всего, и тут за чем-то вышел из избы, Анфиса же, сидевшая с шитьем в руках, опустила вдруг шитье на колени, посмотрела вслед мужу своими кастильскими очами и, лишь только захлопнулась дверь за ним, стремительно-страстно блеснула ими в меня и сказала горячим шепотом:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Полное содержание Темные аллеи Бунин И.А. [1/16] :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr

`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Полные произведения / Бунин И.А. / Темные аллеи

    I
     Темные аллеи
     Кавказ
     Баллада
     Степа
     Муза
     Поздний час
     II
     Руся
     Красавица
     Дурочка
     Антигона
     Смарагд
     Волки
     Визитные карточки
     Зойка и Валерия
     Таня
     В Париже
     Галя Ганская
     Генрих
     Натали
     III
     В одной знакомой улице
     Речной трактир
     Кума
     Начало
     «Дубки»
     «Мадрид»
     Второй кофейник
     Холодная осень
     Пароход «Саратов»
     Ворон
     Камарг

     Сто рупий
     Месть
     Качели
     Чистый понедельник
     Часовня
     Весной, в Иудее
     Ночлег
     * I *
    ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ
     В холодное осеннее ненастье, на одной из больших тульских дорог, залитой дождями и изрезанной многими черными колеями, к длинной избе, в одной связи которой была казенная почтовая станция, а в другой частная горница, где можно было отдохнуть или переночевать, пообедать или спросить самовар, подкатил закиданный грязью тарантас с полуподнятым верхом, тройка довольно простых лошадей с подвязанными от слякоти хвостами. На козлах тарантаса сидел крепкий мужик в туго подпоясанном армяке, серьезный и темноликий, с редкой смоляной бородой, похожий на старинного разбойника, а в тарантасе стройный старик военный в большом картузе и в николаевской серой шинели с бобровым стоячим воротником, еще чернобровый, но с белыми усами, которые соединялись с такими же бакенбардами; подбородок у него был пробрит и вся наружность имела то сходство с Александром II, которое столь распространено было среди военных в пору его царствования; взгляд был тоже вопрошающий, строгий и вместе с тем усталый.
     Когда лошади стали, он выкинул из тарантаса ногу в военном сапоге с ровным голенищем и, придерживая руками в замшевых перчатках полы шинели, взбежал на крыльцо избы.
     — Налево, ваше превосходительство, — грубо крикнул с козел кучер, и он, слегка нагнувшись на пороге от своего высокого роста, вошел в сенцы, потом в горницу налево.
     В горнице было тепло, сухо и опрятно: новый золотистый образ в левом углу, под ним покрытый чистой суровой скатертью стол, за столом чисто вымытые лавки; кухонная печь, занимавшая дальний правый угол, ново белела мелом; ближе стояло нечто вроде тахты, покрытой пегими попонами, упиравшейся отвалом в бок печи; из-за печной заслонки сладко пахло щами — разварившейся капустой, говядиной и лавровым листом.

     Приезжий сбросил на лавку шинель и оказался еще стройнее в одном мундире и в сапогах, потом снял перчатки и картуз и с усталым видом провел бледной худой рукой по голове — седые волосы его с начесами на висках к углам глаз слегка курчавились, красивое удлиненное лицо с темными глазами хранило кое-где мелкие следы оспы. В горнице никого не было, и он неприязненно крикнул, приотворив дверь в сенцы:
     — Эй, кто там!
     Тотчас вслед за тем в горницу вошла темноволосая, тоже чернобровая и тоже еще красивая не по возрасту женщина, похожая на пожилую цыганку, с темным пушком на верхней губе и вдоль щек, легкая на ходу, но полная, с большими грудями под красной кофточкой, с треугольным, как у гусыни, животом под черной шерстяной юбкой.
     — Добро пожаловать, ваше превосходительство, — сказала она. — Покушать изволите или самовар прикажете?
     Приезжий мельком глянул на ее округлые плечи и на легкие ноги в красных поношенных татарских туфлях и отрывисто, невнимательно ответил:
     — Самовар. Хозяйка тут или служишь?
     — Хозяйка, ваше превосходительство.
     — Сама, значит, держишь?
     — Так точно. Сама.
     — Что ж так? Вдова, что ли, что сама ведешь дело?
     — Не вдова, ваше превосходительство, а надо же чем-нибудь жить. И хозяйствовать я люблю.
     — Так, так. Это хорошо. И как чисто, приятно у тебя.
     Женщина все время пытливо смотрела на него, слегка щурясь.
     — И чистоту люблю, — ответила она. — Ведь при господах выросла, как не уметь прилично себя держать, Николай Алексеевич.
     Он быстро выпрямился, раскрыл глаза и покраснел.
     — Надежда! Ты? — сказал он торопливо.
     — Я, Николай Алексеевич, — ответила она.
     — Боже мой, боже мой, — сказал он, садясь на лавку и в упор глядя на нее. — Кто бы мог подумать! Сколько лет мы не видались? Лет тридцать пять?
     — Тридцать, Николай Алексеевич. Мне сейчас сорок восемь, а вам под шестьдесят, думаю?
     — Вроде этого. .. Боже мой, как странно!
     — Что странно, сударь?
     — Но все, все… Как ты не понимаешь!
     Усталость и рассеянность его исчезли, он встал и решительно заходил по горнице, глядя в пол. Потом остановился и, краснея сквозь седину, стал говорить:
     — Ничего не знаю о тебе с тех самых пор. Как ты сюда попала? Почему не осталась при господах?
     — Мне господа вскоре после вас вольную дали.
     — А где жила потом?
     — Долго рассказывать, сударь.
     — Замужем, говоришь, не была?
     — Нет, не была.
     — Почему? При такой красоте, которую ты имела?
     — Не могла я этого сделать.
     — Отчего не могла? Что ты хочешь сказать?
     — Что ж тут объяснять. Небось, помните, как я вас любила.
     Он покраснел до слез и, нахмурясь, опять зашагал.
     — Все проходит, мой друг, — забормотал он. — Любовь, молодость — все, все. История пошлая, обыкновенная. С годами все проходит. Как это сказано в книге Иова? «Как о воде протекшей будешь вспоминать».
     — Что кому бог дает, Николай Алексеевич. Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело.
     Он поднял голову и, остановясь, болезненно усмехнулся:
     — Ведь не могла же ты любить меня весь век!
     — Значит, могла. Сколько ни проходило времени, все одним жила. Знала, что давно вас нет прежнего, что для вас словно ничего и не было, а вот… Поздно теперь укорять, а ведь правда, очень бессердечно вы меня бросили, — сколько раз я хотела руки на себя наложить от обиды от одной, уж не говоря обо всем прочем. Ведь было время, Николай Алексеевич, когда я вас Николенькой звала, а вы меня — помните как? И все стихи мне изволили читать про всякие «темные аллеи», — прибавила она с недоброй улыбкой.
     — Ах, как хороша ты была! — сказал он, качая головой. — Как горяча, как прекрасна! Какой стан, какие глаза! Помнишь, как на тебя все заглядывались?
     — Помню, сударь.
Были и вы отменно хороши. И ведь это вам отдала я свою красоту, свою горячку. Как же можно такое забыть.
     — А! Все проходит. Все забывается.
     — Все проходит, да не все забывается.
     — Уходи, — сказал он, отворачиваясь и подходя к окну. — Уходи, пожалуйста.
     И, вынув платок и прижав его к глазам, скороговоркой прибавил:
     — Лишь бы бог меня простил. А ты, видно, простила.
     Она подошла к двери и приостановилась:
     — Нет, Николай Алексеевич, не простила. Раз разговор наш коснулся до наших чувств, скажу прямо: простить я вас никогда не могла. Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было. Оттого-то и простить мне вас нельзя. Ну, да что вспоминать, мертвых с погоста не носят.
     — Да, да, не к чему, прикажи подавать лошадей, — ответил он, отходя от окна уже со строгим лицом. — Одно тебе скажу: никогда я не был счастлив в жизни, не думай, пожалуйста. Извини, что, может быть, задеваю твое самолюбие, но скажу откровенно, — жену я без памяти любил. А изменила, бросила меня еще оскорбительней, чем я тебя. Сына обожал, — пока рос, каких только надежд на него не возлагал! А вышел негодяй, мот, наглец, без сердца, без чести, без совести… Впрочем, все это тоже самая обыкновенная, пошлая история. Будь здорова, милый друг. Думаю, что и я потерял в тебе самое дорогое, что имел в жизни.
     Она подошла и поцеловала у пего руку, он поцеловал у нее.
     — Прикажи подавать…
     Когда поехали дальше, он хмуро думал: «Да, как прелестна была! Волшебно прекрасна!» Со стыдом вспоминал свои последние слова и то, что поцеловал у ней руку, и тотчас стыдился своего стыда. «Разве неправда, что она дала мне лучшие минуты жизни?»
     К закату проглянуло бледное солнце. Кучер гнал рысцой, все меняя черные колеи, выбирая менее грязные и тоже что-то думал. Наконец сказал с серьезной грубостью:
     — А она, ваше превосходительство, все глядела в окно, как мы уезжали. Верно, давно изволите знать ее?
     — Давно, Клим.
     — Баба — ума палата. И все, говорят, богатеет. Деньги в рост дает.
     — Это ничего не значит.
     — Как не значит! Кому ж не хочется получше пожить! Если с совестью давать, худого мало. И она, говорят, справедлива на это. Но крута! Не отдал вовремя — пеняй на себя.
     — Да, да, пеняй на себя… Погоняй, пожалуйста, как бы не опоздать нам к поезду…
     Низкое солнце желто светило на пустые поля, лошади ровно шлепали по лужам. Он глядел на мелькавшие подковы, сдвинув черные брови, и думал:
     «Да, пеняй на себя. Да, конечно, лучшие минуты. И не лучшие, а истинно волшебные! «Кругом шиповник алый цвел, стояли темных лип аллеи…» Но, боже мой, что же было бы дальше? Что, если бы я не бросил ее? Какой вздор! Эта самая Надежда не содержательница постоялой горницы, а моя жена, хозяйка моего петербургского дома, мать моих детей?»
     И, закрывая глаза, качал головой.
     20 октября 1938
    КАВКАЗ
     Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником — от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно, со словами:
     — Я только на одну минуту…
     Она была бледна прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясало меня жалостью и восторгом.
     — Мне кажется, — говорила она, — что он что-то подозревает, что он даже знает что-то, — может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал ключ к моему столу… Я думаю, что он на все способен при его жестоком, самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почему-то следит буквально за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!
     План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, — молодой, одинокий, — на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди черных кипарисов, у холодных серых волн… И она бледнела, когда я говорил: «А теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря…» В осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты — слишком великим счастьем казалось нам это.
     В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто.
     В маленьком купе первого класса, которое я заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я немедля опустил оконную занавеску и, как только носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь. Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя глаз с разнообразной толпы, взад и вперед сновавшей с вещами вдоль вагона в темном свете вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду на вокзал как можно раньше, а она как можно позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней и с ним на платформе. Теперь им уже пора было быть. Я смотрел все напряженнее — их все не было. Ударил второй звонок — я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю минуту вдруг не пустил ее! Но тотчас вслед за тем был поражен его высокой фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке, которой он, широко шагая, держал ее под руку. Я отшатнулся от окна, упал в угол дивана. Рядом был вагон второго класса — я мысленно видел, как он хозяйственно вошел в него вместе с нею, оглянулся, — хорошо ли устроил ее носильщик, — и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя ее… Третий звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение… Поезд расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах… Кондуктору, который проводил ее ко мне и перенес ее вещи, я ледяной рукой сунул десятирублевую бумажку…
     Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.
     — Я совсем не могла обедать, — сказала она. — Я думала, что не выдержу эту страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, — сказала она, в первый раз говоря мне «ты». — Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через три-четыре в Геленджике. .. Но Бог с ним, лучше смерть, чем эти муки…
     Утром, когда я вышел в коридор, в нем было солнечно, душно, из уборных пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми мальвами в палисадниках… Дальше пошел безграничный простор нагих равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо, подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте…
     Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что еще не знает, где останется.
     Потом мы спустились вдоль берега к югу.
     Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы. ..
     Я просыпался рано и, пока она спала, до чая, который мы пили часов в семь, шел по холмам в лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно, чисто и радостно. В лесах лазурно светился, расходился и таял душистый туман, за дальними лесистыми вершинами сияла предвечная белизна снежных гор… Назад я проходил по знойному и пахнущему из труб горящим кизяком базару нашей деревни: там кипела торговля, было тесно от народа, от верховых лошадей и осликов, — по утрам съезжалось туда на базар множество разноплеменных горцев, — плавно ходили черкешенки в черных длинных до земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то черное головами, с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной закутанности.
     Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого завтрака. После завтрака — все жаренная на шкаре рыба, белое вино, орехи и фрукты — в знойном сумраке нашей хижины под черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, веселые полосы света.
     Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте.
     На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым шарфом и плакала: еще две, три недели — и опять Москва!
     Ночи были теплы и непроглядны, в черной тьме плыли, мерцали, светили топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звезды и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали днем. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и горловой, заунывный, безнадежно-счастливый вопль как будто все одной и той же бесконечной песни.
     Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю, быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно дробился, кипел ее блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!
     Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зеленые бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки… Раз к нашему освещенному окну сбежалась целая стая их, — они всегда сбегаются в такие ночи к жилью, — мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли под блестящим ливнем и тявкали, просились к нам… Она радостно плакала, глядя на них.
     Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.
     12 ноября 1937
    БАЛЛАДА
     Под большие зимние праздники был всегда, как баня, натоплен деревенский дом и являл картину странную, ибо состояла она из просторных и низких комнат, двери которых все были раскрыты напролет, — от прихожей до диванной, находившейся в самом конце дома, — и блистала в красных углах восковыми свечами и лампадами перед иконами.
     Под эти праздники в доме всюду мыли гладкие дубовые полы, от топки скоро сохнувшие, а потом застилали их чистыми попонами, в наилучшем порядке расставляли по своим местам сдвинутые на время работы мебели, а в углах, перед золочеными и серебряными окладами икон, зажигали лампады и свечи, все же прочие огни тушили. К этому часу уже темно синела зимняя ночь за окнами и все расходились по своим спальным горницам. В доме водворялась тогда полная тишина, благоговейный и как бы ждущий чего-то покой, как нельзя более подобающий ночному священному виду икон, озаренных скорбно и умилительно.
     Зимой гостила иногда в усадьбе странница Машенька, седенькая, сухенькая и дробная, как девочка. И вот только она одна во всем доме не спала в такие ночи: придя после ужина из людской в прихожую и сняв с своих маленьких ног в шерстяных чулках валенки, она бесшумно обходила по мягким попонам все эти жаркие, таинственно освещенные комнаты, всюду становилась на колени, крестилась, кланялась перед иконами, а там опять шла в прихожую, садилась на черный ларь, спокон веку стоявший в ней, и вполголоса читала молитвы, псалмы или же просто говорила сама с собой. Так и узнал я однажды про этого «божьего зверя, господня волка»: услыхал, как молилась ему Машенька.
     Мне не спалось, я вышел поздней ночью в зал, чтобы пройти в диванную и взять там что-нибудь почитать из книжных шкапов. Машенька не слыхала меня. Она что-то говорила, сидя в темной прихожей. Я приостановясь, прислушался. Она наизусть читала псалмы.
     — Услышь, господи, молитву мою и внемли воплю моему, — говорила она без всякого выражения. — Не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у тебя и пришлец на земле, как и все отцы мои…
     Скажите богу: как страшен ты в делах твоих!
     Живущий под кровом всевышнего под сенью всемогущего покоится… На аспида и василиска наступишь, попрешь льва и дракона…
     На последних словах она тихо, но твердо повысила голос, произнесла их убежденно: попрешь льва и дракона. Потом помолчала и, медленно вздохнув, сказала так, точно разговаривала с кем-то:
     — Ибо его все звери в лесу и скот на тысяче гор…
     Я заглянул в прихожую: она сидела на ларе, ровно спустив с него маленькие ноги в шерстяных чулках и крестом держа руки на груди. Она смотрела перед собой, не видя меня. Потом подняла глаза к потолку и раздельно промолвила:
     — И ты, божий зверь, господень волк, моли за нас царицу небесную.
     Я подошел и негромко сказал:
     — Машенька, не бойся, это я.
     Она уронила руки, встала, низко поклонилась:
     — Здравствуйте, сударь. Нет-с, я не боюсь. Чего ж мне бояться теперь? Это в младости глупа была, всего боялась. Темнозрачний бес смущал.
     — Сядь, пожалуйста, — сказал я.
     — Никак нет, — ответила она. — Я постою-с.
     Я положил руку на ее костлявое плечико с большой ключицей, заставил ее сесть и сел с ней рядом.
     — Сиди, а то я уйду. Скажи, кому это ты молилась? Разве есть такой святой — господний волк?
     Она опять хотела встать. Я опять удержал ее:
     — Ах какая ты! А еще говоришь, что не боишься ничего! Я тебя спрашиваю: правда, что есть такой святой?
     Она подумала. Потом серьезно ответила:
     — Стало быть, есть, сударь. Есть же зверь Тигр-Ефрат. Раз в церкви написан, стало быть, есть. Я сама его видела-с.
     — Как видела? Где? Когда?
     — Давно, сударь, в незапамятный срок. А где — и сказать не умею: помню одно — мы туда трое суток ехали. Было там село Крутые Горы. Я и сама дальняя, — может, изволили слышать: рязанская, — а тот край еще ниже будет, в Задонщине, и уж какая там местность грубая, тому и слова не найдешь. Там-то и была заглазная деревня наших князей, ихнего дедушки любимая., — целая, может, тысяча глиняных изб по голым буграм-косогорам, а на самой высокой горе, на венце ее, над рекой Каменной, господский дом, тоже голый весь, трехъярусный, и церковь желтая, колонная, а в той церкви этот самый божий волк: посередь, стало быть, плита чугунная над могилой князя, им зарезанного, а на правом столпе — он сам, этот волк, во весь свой рост и склад написанный: сидит в серой шубе на густом хвосту и весь тянется вверх, упирается передними лапами в земь — так и зарит в глаза: ожерелок седой, остистый, толстый, голова большая, остроухая, клыками оскаленная, глаза ярые, кровавые, округ же головы золотое сияние, как у святых и угодников. Страшно даже вспомнить такое диво дивное! До того живой сидит глядит, будто вот-вот на тебя кинется!
     — Постой, Машенька, — сказал я, — я ничего не понимаю, зачем же и кто этого страшного волка в церкви написал? Говоришь — он зарезал князя: так почему ж он святой и зачем ему быть надо княжеской могилой? И как ты попала туда, в это ужасное село? Расскажи все толком.
     И Машенька стала рассказывать:
     — Попала я, сударь, туда по той причине, что была тогда крепостной девушкой, при доме наших князей прислуживала. Была я сирота, родитель мой, баяли, какой-то прохожий был, — беглый, скорее всего, — незаконно обольстил мою матушку, да и скрылся бог весть куда, а матушка, родивши меня, вскорости скончалась. Ну и пожалели меня господа, взяли с дворни в дом, как только сравнялось мне тринадцать лет и приставили на побегушки к молодой барыне, и я так чем-то полюбилась ей, что она меня ни на час не отпускала от своей милости. Вот она-то и взяла меня с собой в войяж, как задумал молодой князь съездить с ней в свое дедовское наследие, в эту самую заглазную деревню, в Крутые Горы. Была та вотчина в давнем запустении, в безлюдии, — так и стоял дом забитый, заброшенный с самой смерти дедушки, — ну и захотели наши молодые господа проведать ее. А какой страшной смертью помер дедушка, о том всем нам было ведомо по преданию.
     В зале что-то слегка треснуло и потом упало, чуть стукнуло. Машенька скинула ноги с ларя и побежала в зал: там уже пахло гарью от упавшей свечи. Она замяла еще чадивший свечной фитиль, затоптала затлевший ворс попоны и, вскочив на стул, опять зажгла свечу от прочих горевших свечей, воткнутых в серебряные лунки под иконой, и приладила ее в ту, из которой она выпала: перевернула ярким пламенем вниз, покапала в лунку потекшим, как горячий мед, воском, потом вставила, ловко сняла тонкими пальцами нагар с других свечей и опять соскочила на пол.
     — Ишь как весело затеплилось, — сказала она, крестясь и глядя на ожившее золото свечных огоньков. — И какой дух-то церковный пошел!
     Пахло сладким чадом, огоньки трепетали, лик образа древне глядел из-за них в пустом кружке серебряного оклада. В верхние, чистые стекла окон, густо обмерзших снизу серым инеем, чернела ночь и близко белели отягощенные снежными пластами лапы ветвей в палисаднике. Машенька посмотрела на них, еще раз перекрестилась и вошла опять в прихожую.
     — Почивать вам пора, сударь, — сказала она, садясь на ларь и сдерживая зевоту, прикрывая рот своей сухой ручкой. — Ночь-то уж грозная стала.
     — Почему грозная?
     — А потому, что потаенная, когда лишь алектор, петух, по-нашему, да еще нощной вран, сова, может не спать. Тут сам господь землю слушает, самые главные звезды начинают играть, проруби мерзнут по морям и рекам.
     — А что ж ты сама не спишь по ночам?
     — И я, сударь, сколько надобно сплю. Старому человеку много ли сна полагается? Как птице на ветке.
     — Ну, ложись, только доскажи мне про этого волка.
     — Да ведь это дело темное, давнее, сударь, — может, баллада одна.
     — Как ты сказала?
     — Баллада, сударь. Так-то все наши господа говорили, любили эти баллады читать. Я, бывало, слушаю — мороз по голове идет:
     Воет сыр-бор за горою,
     Метет в белом поле,
     Стала вьюга-непогода,
     Запала дорога…
     До чего хорошо, господи!
     — Чем хорошо, Машенька?
     — Тем и хорошо-с, что сам не знаешь чем. Жутко.
     — В старину, Машенька, все жутко было.
     — Как сказать, сударь? Может, и правда, что жутко, да теперь-то все мило кажется. Ведь когда это было? Уж так-то давно, — все царства-государства прошли, все дубы от древности рассыпались, все могилки сровнялись с землей. Вот и это дело, — на дворне его слово в слово сказывали, а правда ли? Дело это будто еще при великой царице было и будто оттого князь в Крутых Горах сидел, что она на него за что-то разгневалась, заточила его вдаль от себя, и он очень лют сделался — пуще всего на казнь рабов своих и на любовный блуд. Очень еще в силе был, а касательно наружности отлично красив и будто бы не было ни на дворне у него, ни по деревням его ни одной девушки, какую бы он к себе, в свою сераль, на первую ночь не требовал. Ну вот и впал он в самый страшный грех: польстился даже на новобрачную сына своего родного. Тот в Петербурге в царской военной службе был, а когда нашел себе суженую, получил от родителя разрешение на брак и женился, то, стало быть, приехал с новобрачной к нему на поклон, в эти самые Крутые Горы. А он и прельстись на нее. Про любовь, сударь, недаром поется:
     Жар любви во всяком царстве,
     Любится земной весь круг…
     И какой же может быть грех, если хоть и старый человек мышлит о любимой, вздыхает о ней? Да ведь тут-то дело совсем иное было, тут вроде как родная дочь была, а он на блуд простирал алчные свои намерения.
     — Ну и что же?
     — А то, сударь, что, заметивши такой родительский умысел, решил молодой князь тайком бежать. Подговорил конюхов, задарил их всячески, приказал к полночи запрячь тройку порезвей, вышел, крадучись, как только заснул старый князь, из родного дома, вывел молодую жену — и был таков. Только старый князь и не думал спать: он еще с вечера все узнал от своих наушников и немедля в погоню пошел. Ночь, мороз несказанный, аж кольцо округ месяца лежит, снегов в степи выше роста человеческого, а ему все нипочем: летит, весь увешанный саблями и пистолетами, верхом на коне, рядом со своим любимым доезжачим, и уж видит впереди тройку с сыном. Кричит, как орел: стой, стрелять буду! А там не слушают, гонят тройку во весь дух и пыл. Стал тогда старый князь стрелять в лошадей и убил на скаку сперва одну пристяжную, правую, потом другую, левую, и уж хотел коренника свалить, да глянул вбок и видит: несется на него по снегам, под месяцем, великий, небывалый волк, с глазами, как огонь, красными и с сияньем округ головы! Князь давай палить и в него, а он даже глазом не моргнул: вихрем нанесся на князя, прянул к нему на грудь — и в единый миг пересек ему кадык клыком.
     — Ах, какие страсти, Машенька, — сказал я. — Истинно баллада!
     — Грех, не смейтесь, сударь, — ответила она. — У бога всего много.
     — Не спорю, Машенька. Только странно все-таки, что написали этого волка как раз возле могилы князя, зарезанного им.
     — Его написали, сударь, по собственному желанию князя: его домой еще живого привезли, и он успел перед смертью покаяться и причастье принять, а в последний свой миг приказал написать того волка в церкви над своей могилой: в назидание, стало быть, всему потомству княжескому. Кто ж его мог по тем временам ослушаться? Да и церковь-то была его домашняя, им самим строенная.
     3 февраля 1938
    СТЕПА
     Перед вечером, по дороге в Чернь, молодого купца Красильщикова захватил ливень с грозой.
     Он, в чуйке с поднятым воротом и глубоко надвинутом картузе, с которого текло струями, шибко ехал на беговых дрожках, сидя верхом возле самого щитка, крепко упершись ногами в высоких сапогах в переднюю ось, дергая мокрыми, застывшими руками мокрые, скользкие ременные вожжи, торопя и без того резвую лошадь; слева от него, возле переднего колеса, крутившегося в целом фонтане жидкой грязи, ровно бежал, длинно высунув язык, коричневый пойнтер.



[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]

/ Полные произведения / Бунин И.А. / Темные аллеи


Смотрите также по произведению «Темные аллеи»:


O некоторых особенностях языка И. Бунина (Темные аллеи)

0 НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ЯЗЫКА И. БУНИНА

(ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ)

ROSA FEDOULOVA-TOUJA

H. Рыленков, известный советский поэт и литератор, писал в статье Вторая жизнь поэта :

[…] Бунин мастер огромной силы, чувствовавший тончайшие оттенки слова. Богатству и точности его языка удивлялись Чехов и Горький.1

На родине писателя, в 60-е годы, после долгих лет замалчивания, советский читатель открыл для себя Ивана Бунина, первого русского лауреата Нобелевской премии, о котором один из его собратьев по перу говорил еще в 1916 г.:

Бунин — тонкий стилист, у него громадный багаж хороших здоровых, метких, настояще-русских слов ; он владеет тайной изображать как никто малейшее настроение и оттенки природы, звуки, запахи, цвета, лица ; архитектура его фразы необычайно разнообразна и оригинальна ; богатство определений и эпитетов умеряется у него строгим выбором, подчиненным вкусу и логической необходимости ; рассказ его строен, жив, насыщен2.

Среди материалов, опубликованных в юбилейных томах « Литературного наследства », посвященных Бунину, значительный интерес представляют ответы ныне пишущих советских литераторов на анкету о мастерстве Бунина и его значении в русской литературе. В. Белов писал :

[…] После Толстого Бунин был самым замечательным явлением в русской литературе, последним, пока еще никем не превзойденным ее классиком. Бунин, как и Толстой, принадлежит не только России, но и всему миру .

Другой советский писатель среднего поколения, С. Воронин, подчеркивал :

[…] Бунин — явление редчайшее. В нашей литературе, по языку — это та вершина, выше которой никому не подняться.

Юрий Казаков определил Бунина, как « [ …] самого могучего, самого прекрасного русского писателя5 . » Немало среди ответивших на анкету назвали

1. Литературное наследство, т. 84 (2), М., Наука, 1973, стр. 370.

2. Куприн, « Чтение мыслей », Журнал журналов, № 19, М., 1916, стр. 20.

3. Литературное наследство, т. 84 (2), М., Наука, 1973, стр. 369.

4. Там же, стр. 366.

5. Там же, стр. 369.

Rev. Étud. slaves, Paris, LV/4, 1983, p. 567-575.

Любовь на страницах произведений И. А. Бунина ❤️

В первой половине двадцатых годов как никогда сильна в творчестве Бунина борьба двух начал: жизни и смерти. Противопоставление смерти писатель видит в любви. Эта тема становится главной для него. По его убеждению, любовь — это прекрасные мгновения, озаряющие жизнь человека. «Любовь не понимает смерти. Любовь есть жизнь» — эти слова Андрея Болконского из «Войны и мира» нашли глубокое отражение в творчестве Ивана Алексеевича Бунина. Он пишет о самом высшем и полном, с его точки зрения, земном счастье.
В двадцатых годах Бунин пишет

большой рассказ «Дело корнета Елагина». Герой, влюбленный в актрису, переживает мучительное и сокрушительное чувство. Оно оказывается роковым для обоих и приводит к трагическому исходу.
Обычно первая любовь рассматривается поэтически или же как что-то несерьезное, даже легкомысленное. Но Бунин утверждает, что это совсем не так: «Часто эта «первая любовь» сопровождается драмами, трагедиями, но совсем никто не думает о том, что как раз в это время переживают люди нечто гораздо более глубокое, сложное, чем волнения, страдания, обычно называемые обожанием милого существа: переживают, сами того не ведая, жуткий расцвет, мучительное раскрытие, первую мессу пола». Эта «первая месса пола» изменяет до основания внутренний мир человека, обостряет его чувствительность ко всему вокруг. Каковы же были отношения Елагина и Сосновской? Горячее чувство его наталкивалось на капризное и переменчивое настроение ее. Елагин мучительно переживает переходы чувств своей возлюбленной от внезапных проявлений любви к равнодушию, почти безразличию. Герой был близок к самоубийству, метался от отчаяния к взрывам нежности, от ярости к прощению.
Как говорит на суде свидетель Залесский, «она то распаляла его (Елагина), то обдавала холодной водой». Елагину приходилось постоянно страдать от ревности, так как Сосновская постоянно была окружена поклонниками.
Очень похожая ситуация описана и в повести «Митина любовь», в романе «Жизнь Арсеньева», в рассказе «Сны Чанга». По мнению писателя, страстную любовь и жестокую ревность вызывают определенного типа женщины, которые являются воплощением «типичнейшего женского естества». Их невозможно понять, их души — мятущиеся, неустойчивые, как бы «недолепленные» природой. Эти женщины часто страдают и заставляют страдать других. Вот как говорит о них капитан, герой рассказа «Сны Чанга»: «Есть, брат, женские души, которые вечно томятся какой-то печальной жаждой любви и которые от этого самого никогда и никого не любят. Есть такие — и как судить их за всю их бессердечность, лживость?.. Кто их разгадает?»
Между тем мужчины с обостренной чувствительностью, с развитым воображением отдают свое сердце таким женщинам с той же безоглядностью, с какой впечатлительный, восторженный Елагин пленяется капризной и истеричной Сосновской.
Особое место в творчестве Бунина занимает цикл рассказов «Темные аллеи». Критики назвали его «энциклопедией любви». Иван Алексеевич исследует и описывает самые разнообразные оттенки взаимоотношений двоих. Это и нежные, возвышенные чувства (рассказы «Руся», «Натали»), и бурная страсть («Зойка и Валерия», «Галя Ганская», «Дубки»), и проявление противоречивых эмоций («Антигона», «Визитные карточки»).
Но в первую очередь Бунина интересует истинная земная любовь, «гармония земли и неба». Такая любовь нечасто встречается в жизни, но испытать ее — огромное, ни с чем не сравнимое счастье. Однако уже давно замечено, что чем сильнее, ярче и совершеннее любовь, тем скорее ей суждено оборваться. Но оборваться — не значит погибнуть. Это чувство озаряет весь жизненный путь человека. Так, в рассказе «Темные аллеи» Надежда, владелица «постоялой горницы», через всю жизнь пронесла любовь к барину, когда-то соблазнившему ее. «Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело», «Все проходит, да не все забывается», — говорит она. И барин Николай Алексеевич, когда-то бросивший ее, понимает, что лучшие мгновения его жизни связаны с этой женщиной. Но прошлого не вернешь.
В рассказе «Руся» герой двадцать лет не может забыть чудесную девушку, в семье которой он когда-то служил репетитором. Но влюбленным пришлось расстаться, и с тех пор прошло много лет. Герой постарел, женился, но по-прежнему помнит, как «однажды она промочила в дождь ноги… и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни — подобного счастья не было во всей его жизни».
А вот перед нами героиня рассказа «Холодная осень», которая проводила на войну своего жениха холодным осенним вечером. Через месяц его убили, но чувство к нему продолжает жить в душе молодой девушки. Ей пришлось много страдать, перенести тяжелые испытания, но на пороге старости для нее важно другое: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни — остальное ненужный сон».
Читая бунинские новеллы, обращаешь внимание на то, что он никогда не пишет о счастливой, благополучной любви. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная женщина, которую по-настоящему полюбил герой рассказа «Генрих», умирает от сердечного приступа Николай Платонович в новелле «В Париже», внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навсегда разлучает их, уходит в монастырь героиня «Чистого понедельника», умирает от преждевременных родов Натали.
Почему же Бунин никогда не рассказывает о счастливой любви, соединяющей влюбленных? Наверное, потому, что соединение любящих — это уже совсем иные чувства и отношения. Здесь нет места страданиям и боли, но нет и того блаженства, «зарниц счастья». Поэтому в тот момент, когда история любви идет к счастливому завершению, непременно появляются непредвиденные обстоятельства или разражается катастрофа, вплоть до смерти героев. С присущим ему высоким мастерством писатель стремится остановить мгновение на высшем взлете чувств.
Еще одной интересной особенностью любви героев является то, что они словно избегают даже мысли о браке.
В «Деле корнета Елагина» автор замечает: «Неужели неизвестно, что есть странное свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как бы избегать брака?» Действительно, и Елагин, и Сосновская понимают, что брак между ними невозможен. В рассказе «Качели» герой задает вопрос: «Но какой же я муж?» И получает ответ девушки: «Нет, нет, только не это». «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет», — считает она. Герой новеллы «Таня» с ужасом думает о том, что будет, если он женится на Тане. А между тем только ее он любит по-настоящему. Как-то раз Бунин процитировал чьи-то слова о том, что часто легче умереть за женщину, чем жить с ней. Видимо, эта точка зрения и нашла отражение в его рассказах о любви. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться. Это не умаляет красоты и прелести бунинских новелл. И неважно, поженились герои или нет. «Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена». Эти слова из книги «Темные аллеи» красной нитью проходят через все творчество Ивана Алексеевича Бунина.

Описание по картине И. И. Шишкина «Дождь в дубовом лесу» | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

На прошлом уроке учительница по русскому языку принесла нам в класс очень интересный альбом с репродукциями выдающихся русских художников-пейзажистов XIX века. Она предложила выбрать одну из наиболее по­нравившихся работ и написать сочинение по ней.

Самое сильное впечатление на меня произвела картина И. И. Шишкина «Дождь в дубовом лесу». Хорошее зна­ние природы, умение видеть и слышать прекрасное в каж­дом мгновении жизни и мастерство живописца помогли Шишкину написать эту чудесную картину.

Рассматривая пейзаж, каждой своей клеточкой ощу­щаешь свежесть и простор дубового леса. Могучие вы­сокие дубы тянут свои ветви вверх, к небу и солнцу. Им совсем не тесно: вокруг каждого дерева достаточно про­странства, чтобы хорошо себя чувствовали и пестрые лесные цветочки, и совсем еще молоденькие дубки-под­ростки.

Идет легкий летний дождь. От нагретой за день земли поднимается светлая дымка-туман, которая делает лес та­инственным и загадочным. Вдали деревья тают в белой воздушной пелене, как в молоке. Поэтому возникает неук­ротимое желание узнать: что же там дальше, за поворо­том лесной дороги, которая, как бережливая хозяйка, со­бирает дождливые капли в широкие блестящие лужи, где отражаются и дубы, и небо, и идущие по дороге люди.

Людей мы видим со спины — вероятно, дождь застал их во время прогулки, и они повернули назад. Ближе к нам — мужчина и женщина. Они хорошо одеты, их укры­вает от дождика широкий черный зонт. Однако не похоже, что эти люди стремятся поскорее выбраться из леса, они спокойны, неторопливо выбирают сухие места на дороге, где можно пройти. Конечно, неприятно, что ноги и низ плаща промокли, но ведь вокруг такая красота! Кажется, что притихший и посвежевший лес наблюдает за ними, радуясь их спокойствию.

Совсем другое впечатление производит человек, идущий впереди. У него нет зонта, и он шагает, прямо по лужам, спрятав руки в карманы и вобрав голову в плечи. Он суту­лится, ему неприятна сырость, он, наверное, совсем промок. Ну что ж, свежесть и прохлада нравятся не всем.

Несмотря на дождь, в лесу светло и празднично. Дубы кажутся струнами какого-то фантастического инструмен­та, на котором дождь-музыкант играет нежные мелодии. Материал с сайта //iEssay.ru

Шишкин писал, что «картина с натуры должна быть без фантазии» и что «природу должно писать во всей ее простоте». И он умел так подать эту «простоту», что она становилась самодостаточной, целостной: на картине нет ни одной детали, а все отдельные части находятся в тес­ном взаимодействии.

Как живой, стоит перед нами лес на картине. Худож­ник перенес нас больше чем на полтора века назад, но замечаешь это не сразу. И мне очень хочется летом отыс­кать среди дубов похожую дорогу и пройтись по ней, встре­тить людей, попавших под дождь, и попросить их не убе­гать, не торопиться, а оглянуться вокруг и оценить велико­лепие русской природы во всех ее состояниях: радости, печали, гневе. ..

На этой странице материал по темам:
  • опесание корины дождь в дубовов лесу шишкин
  • Написать сочинение Шишкин дождь в дубовом лесу
  • рассказ дождь в дубовом лесу
  • описание дубового леса
  • описание картины шишкина дождь в дубовом лесу

Темные аллеи анализ рассказа. Анализ «Темные аллеи» Бунин Проблематика сборника темные аллеи

Ботова Юлия

«Темные аллеи» были написаны в 1937 — 1949-е годы. Построенные на единой теме — любви, они представляют не только единое целое, но и определенный этап в творчестве Бунина. Рассказы «Темных аллей» как бы вылились из всего того, что было создано непосредственно перед ними, и вобрали в себя органически присущий таланту писателя лиризм. Своеобразие, оригинальность, необыкновенная откровенность книги сделали ее шедевром позднего творчества писателя и стали для многих тем произведением, с которым ассоциируется имя Бунина.

Изучение цикла И. А. Бунина «Тёмные аллеи» представляет большой интерес, поскольку с ним связано решение многих важных проблем современного литературоведения, в частности решение проблемы прозаического цикла.

Выбор темы обусловлен тем, что она предполагает рассмотрение истории развития цикла как жанрового явления русской литературы и истории изучения цикла в литературоведении. Кроме этого, данная тема позволяет обратиться к творчеству И. А. Бунина позднего, эмигрантского периода и выявить некоторые проблемы, связанные с особенностями новеллистического цикла.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Городское управление образования

городского округа Саранск

МОУ «Ялгинская средняя общеобразовательная школа»

Городская научно-практическая конференция

«Школьники города – науке ХХI века»

Исследовательская работа
«Темные аллеи» И. А. Бунина: проблемы своеобразия новеллистического цикла

Выполнила: ученица 11 класса

Ботова Юлия

Руководитель: учитель литературы

Хальзова Н. С.

Саранск, 2010

Стр .

Введение 3

1. Прозаический цикл как жанровое явление 5

1.1. Научная полемика о составе и структуре цикла 5

2. Циклообразующие факторы в «Темных аллеях» И. А. Бунина 10
2.1.Тематическое единство рассказов цикла 10

Введение

«Темные аллеи» были написаны в 1937 — 1949-е годы. Построенные на единой теме — любви, они представляют не только единое целое, но и определенный этап в творчестве Бунина. Рассказы «Темных аллей» как бы вылились из всего того, что было создано непосредственно перед ними, и вобрали в себя органически присущий таланту писателя лиризм. Своеобразие, оригинальность, необыкновенная откровенность книги сделали ее шедевром позднего творчества писателя и стали для многих тем произведением, с которым ассоциируется имя Бунина.

Изучение цикла И. А. Бунина «Тёмные аллеи» представляет большой интерес, поскольку с ним связано решение многих важных проблем современного литературоведения, в частности решение проблемы прозаического цикла.

Выбор темы обусловлен тем, что она предполагает рассмотрение истории развития цикла как жанрового явления русской литературы и истории изучения цикла в литературоведении. Кроме этого, данная тема позволяет обратиться к творчеству И. А. Бунина позднего, эмигрантского периода и выявить некоторые проблемы, связанные с особенностями новеллистического цикла.

Нами была изучена критическая и исследовательская литература, посвященная данной теме или имеющая непосредственное отношение к ней. Первые отклики на новое, оригинальное произведение появились еще при жизни И. А. Бунина. Первым серьезным откликом на цикл после смерти автора стала статья Г. Адамовича , в которой он выступил против критических высказываний о «Тёмных аллеях», бытовавших в то время. Г. Адамович отрицает мнение о том, что диапазон творчества Бунина сузился и его пристрастие к любовным историям граничит с одержимостью навязчивой идеи.

В 1960 — 70-е годы о «Тёмных аллеях» писали мало; заметным явлением на этом фоне можно назвать работу М. И. Иофьева , в которой анализируются произведения как дореволюционного периода творчества, так и эмигрантской поры. Исследователь обратился непосредственно ко всему циклу «Темные аллеи». Интересные замечания есть в работе Л. К. Долгополова , который вписывал книгу Бунина в ряд замечательных циклов «Серебряного века». Крупные исследования, посвященные творчеству Бунина, в том числе циклу «Тёмные аллеи», появились в последние 10-15 лет. Среди них можно назвать работы О. Н. Михайлова , А. А. Саакянц , Л. А. Смирновой . В настоящий момент монографии, посвященной нашей теме, нет. Интересные замечания по поводу цикла «Тёмные аллеи» можно найти в статьях последних лет, принадлежащих О. В. Сливицкой , И. Сухих и другим.

Актуальность темы связана с тем, что, будучи созданными в 30-40-е годы XX века, «Тёмные аллеи» не были достаточным образом изучены в силу исторических условий в нашей стране. И такой вопрос, как цикличность данного произведения, начал разрабатываться исследователями лишь в последние годы.

Целью работы является рассмотрение «Тёмных аллей» как новеллистического цикла, выявление его особенностей.

В соответствии с данной темой мы поставили конкретные задачи:

  • выявить проблему своеобразия новеллистического цикла «Темные аллеи»;
  • определиться в полемике вокруг структуры и состава цикла;
  • выявить циклообразующие факторы в книге.

Методы исследования: структурный, лингвостилистический, биографический.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

1. Прозаический цикл как жанровое явление

1.1 Научная полемика о составе и структуре цикла «Темные аллеи»

Цикл рассказов «Темные аллеи» был написан И. Буниным в эмиграции. Его проза этого периода отличается глубоко субъективным видением мира. Для его рассказов этого времени характерно обращение к памяти, к прошлому, к эмоциям человека, неразрывно связанного с невозвратимым миром. Большая часть рассказов книги «Темные аллеи» была создана писателем в очень тяжелое время — во время Второй мировой войны, в оккупированной Франции.

Связь с миром сохранялась с помощью писем, которые Бунин получал и писал почти ежедневно. Борис Николаевич и Вера Андреевна Зайцевы, Марк Александрович Алданов, Надежда Александровна Тэффи, Федор Августович Степун — письма этих людей, разбросанных по разным континентам, даже в условиях войны и послевоенного времени находили друг друга. В одном из своих писем 1952 года к Ф. А. Степуну, философу, социологу, литературоведу, историку И. А. Бунин представляет состав и структуру сборника.

«Книга «Темные аллеи»

Темные аллеи. Кавказ. Баллада. Степа. Муза. Поздний час. Руся. Красавица. Дурочка. Антигона. Смарагд. Гость. Волки. Визитные карточки. Зойка и Валерия. Таня. В Париже. Галя Ганская. Генрих. Натали. В одной знакомой улице. Речной трактир. Кума. Начало. «Дубки». Барышня Клара. «Мадрид». Второй кофейник. Железная Шерсть. Холодная осень. Пароход «Саратов». Ворон. Камарг. Сто рупий. Месть. Качели. Чистый понедельник. Часовня.

Почти две трети из перечисленных рассказов книги Бунин считал наиболее и особенно ценным. И в этом проявилось отношение писателя к «Темным аллеям» как к «последней литературной радости», лучшему из всего им написанного.

«Когда мы долгое время находимся в одиночестве, мы заполняем пустоту призраками» — выдумываю рассказики больше всего поэтому», — писал Бунин своим самым близким людям. (Из письма к Зайцевым от 14 июля 1944 года) . Именно эти «рассказики», «кляповинки», как он их называл, составили трагическую книгу о любви, смерти, разлуке, невозвратимости прошлого.

«Вся эта книга называется по первому рассказу — «Темные аллеи» — в котором «героиня» напоминает своему первому возлюбленному, как когда-то он все читал ей стихи про «Темные аллеи» («Кругом шиповник алый цвел, Стояли темных лип аллеи…») (Неточная цитата из стихотворения Н. П. Огарева «Обыкновенная повесть») — Определяя основной пафос цикла, Бунин пишет: «И все рассказы этой книги только о любви, о ее «темных» и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях». (Из письма к Тэффи от 23 февраля 1944 года) .

Находясь в эмиграции, Бунин напечатать свои рассказы мог только в иностранных издательствах. Друзьями Бунина предпринимались попытки напечатать рассказы в США и во Франции. Но была «на редкость грустна судьба его последней книги». Рассказы в то время мало интересовали издателей, у Бунина же был тогда лишь «маленький роман, слишком маленький для отдельного издания». Писатель рассуждал так: «Если издатель заинтересуется, а издание будет мало-мальски путное, а главное не жульническое, и кое-что заплатит вперед, то ведь можно и к этому маленькому роману, под обложкой Natalie, roman приставить несколько рассказов, тоже любовных, из них 25, что написаны мною за последнее время в моем «заальпийском уединении». (Из письма к Зайцевым от 8 ноября 1943 года). .

Ни во Франции, ни в США в таком виде издание не состоялось, но в Нью-Йорке в 1943 году вышел I том книги «Темные аллеи», в состав, которого и вошел «маленький роман» «Натали» наряду с другими любовными рассказами. Книга состояла из двух разделов и включала следующие произведения:

  1. Темные аллеи. Кавказ. Баллада. Апрель. Степа. Муза. Поздний час.
  2. Руся. Таня. В Париже. Натали.

По предположению Бунина, отправившего издателям и другие рассказы, книга должна была включать и такие произведения: «Мамин сундук», «По улице мостовой», «Антигона», «Смарагд», «Гость», «Визитные карточки», «Волки», «Зойка и Валерия», «Галя Ганская», «Генрих», «Три рубля», « В такую ночь…», «Три рубля», «Лита», «Апрель».

Издательство «Новая земля», выпустившее «Темные аллеи» Бунина (Нью-Йорк, 1943), сопроводило книгу послесловием: «Темные аллеи» выходят без авторской корректуры. Издательство не имеет, к сожалению, возможности снестись с И. А. Буниным. Между тем оно вынуждено было разделить книгу знаменитого писателя на два тома. Настоящий том заключает в себя лишь половину рассказов, составляющих эту книгу. Автор ее, естественно, не несет никакой ответственности за ее раздел и за другие недостатки, которые могут быть у издания. Редколлегия «Новой земли» считает себя обязанной довести об этом до сведения читателей в надежде, что они, как и сам Иван Алексеевич Бунин, примут во внимание исключительные условия нашего времени. Май 1943 года. От издательства». .

Легко себе представить, как отнесся к изданию текстов без авторской корректуры Бунин, который был, по его собственному признанию, «идиотичен, психопатичен насчет своих текстов» (Из письма к М. А. Алданову от 31 июля, 1 августа 1947 года) и понимал, что «порой десять неверных или лишних слов портят всю музыку». Получив книгу в 1945 году, Бунин в одном из писем Алданову восклицает: «Очень жалею, что решился на это издание! А тут еще «послесловие» издательства: «остальные рассказы издадим отдельной книгой». Избавь, Бог, очень боюсь — а вдруг и правда издадут! Ни в коем случае не хочу этого!» (От 16 августа 1945года) .

Второе издание «Темных аллей» состоялось в 1946 году в Париже.

Из первого раздела Буниным был исключен рассказ «Апрель». Состав второго раздела существенно расширен по сравнению с первым изданием книги. Во втором издании рассказ «Мамин сундук» получил название «Красавица», рассказ «По улице мостовой» — «Дурочка»; композиция раздела была изменена. Рассказ «Три рубля» был выведен из состава книги. Рассказ «Лита» вообще не был опубликован при жизни Бунина. Впервые появился третий раздел, который включил 18 рассказов.

  1. Темные аллеи. Кавказ. Баллада. Степа. Муза. Поздний час.
  2. Руся. Красавица. Дурочка. Антигона. Смарагд. Гость. Волки. Визитные карточки. Зойка и Валерия. Таня. В Париже. Галя Ганская. Генрих. Натали.
  3. В одной знакомой улице. Речной трактир. Кума. Начало. «Дубки». Барышня Клара. «Мадрид». Второй кофейник. Железная Шерсть. Холодная осень. Пароход «Саратов». Ворон. Камарг. Сто рупий. Месть. Качели. Чистый понедельник. Часовня.

Кроме издания «Темных аллей» в виде книги, отдельные произведения, входящие в ее состав, печатались и самостоятельно. Рассказы «Кавказ», «Баллада», «Степа», «Муза», «Поздний час» были напечатаны в Париже в 1937 году. В 1942 году — «Руся», «Волки», «В Париже», «Натали». В 1945 году — «Мадрид», «Второй кофейник», «Речной трактир», «Дубки», «Пароход «Саратов», «Чистый понедельник». В 1946 году — «Галя Ганская», «Месть».

В литературоведении не решена окончательно проблема состава цикла «Темные аллеи».

Особого разговора заслуживает вопрос о включении или невключении в цикл более поздних рассказов — «Весной, в Иудее» (1946) и «Ночлег» (1949).

Во-первых, следует отметить, что уже в 1943 году (при первом издании) «Темные аллеи», по замыслу автора, представляли из себя КНИГУ, хотя не была написана еще большая часть рассказов, включенных в последующем издании (весь третий раздел во втором издании — 1946 года — написан после мая 1943 года). Тем не менее дополнившие книгу по воле автора рассказы органично вошли в цикл.

Во-вторых, Бунин очень внимательно относился к выбору рассказов, включаемых в цикл, композиции книги, месту рассказов внутри каждого раздела. Видимо, с появлением новых рассказов менялась и концепция книги. В результате, как мы уже говорили, из состава книги были исключены рассказы «Апрель», «Три рубля». Рассказы «В такую ночь… » и «Лита», которые были отправлены в США для первого издания, не вошли в книгу (по воле издателей, которые напечатали лишь небольшую часть рассказов) и так и не появились при втором издании (уже, видимо, по воле автора). Таким образом, можно предположить, что и рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег», написанные после второго издания книги, дополняли ее общую концепцию, так как ПО ВОЛЕ АВТОРА должны были входить в состав книги при ее последующих изданиях. В издание 1946 года Бунин внес рукописные исправления и написал на одной из страниц: «В конце этой книги (следуя хронологии) надо прибавить «Весной, в Иудее» и «Ночлег». Тексты этих рассказов взять из моих сборников (этих же заглавий), изданных «Чеховским издательством» в Нью-Йорке».

Это издание «Темных аллей» — первое в России — положило начало традиции, которая существует и по сей день: рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег» формально включаются в цикл, но в исследованиях ученых не затрагиваются. А рассказы «Барышня Клара», «Гость», «Железная Шерсть» в издания не включены, но в работах ученых рассматриваются.

Характерно с этой точки зрения мнение И. Сухих: «Включаемые в посмертные издания согласно авторскому желанию более поздние рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег» не имеют постоянного места и вообще кажутся чужеродными в сборнике» .

Даже в изданиях последних лет традиция исключения трех рассказов — «Барышня Клара», «Гость», «Железная Шерсть» — сохраняется, причем это стало настолько принятым, что уже воспринимается как замысел автора. Примером этого может служить аннотация к одному из изданий произведений Бунина: «Том составили прозаические произведения, написанные Буниным после отъезда из России. Среди них принесшие Бунину мировую славу книга «Темные аллеи» (печатается полностью) и другие рассказы…» , причем напечатано 37 рассказов. Еще непонятнее ситуация с изданием 1982 года: в 3-томное собрание сочинений составитель А. К. Бабореко включил 37 рассказов, хотя пишет в комментариях: «Тридцать восемь рассказов, составивших сборник «Темные аллеи», были написаны в 1937 — 1945 годы» . То есть, не включенные теоретически в состав сборника, рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег» в 3-м томе издания напечатаны. Но не напечатаны другие рассказы — «Барышня Клара», «Гость», «Железная Шерсть» — видимо, из-за соображений морали.

В 6-томном собрании сочинений Бунина 1988 года редакторы Ю. Бондарев, О. Михайлов, В. Рынкевич в цикл «Темные аллеи» включили 40 рассказов. Но уже в издании 1991 года тот же О. Н. Михайлов в комментарии к книге И. А. Бунин «Избранные произведения» пишет: «Тридцать семь новелл этого сборника дают великолепное разнообразие незабываемых женских образов…» и включает 37 рассказов.

40 рассказов цикла напечатаны в 1994 году , причем составление, предисловие к изданию и примечания принадлежат тому же О. Н. Михайлову.

Мы считаем, что цикл — это осознанный творческий акт, то есть рассматриваем авторский цикл, поэтому считаем включенными в книгу «Темные аллеи» 40 рассказов, в том числе и «Весной, в Иудее» и «Ночлег», отвечающие требованиям единства цикла — их соответствие циклообразующим факторам.

На основании приведенных фактов мы можем сделать предположение, что цикл «Темные аллеи» составлялся по авторскому замыслу, что в основе состава и структуры лежит авторская концепция. Определить основное содержание этой концепции мы попытаемся в следующих разделах нашей работы.

2. Циклообразующие факторы в «Тёмных аллеях» И. А. Бунина

1.1. Тематическое единство рассказов цикла

В статье 1955 года Г. Адамович свидетельствует, как была принята эта книга: «Многие почтенные люди сокрушенно качали головами и, не отрицая художественных достоинств рассказов, удивлялись их темам, их характеру…» . Большинство исследователей сходятся на том, что все темы цикла в конечном итоге можно свести к теме любви и смерти, но каждый ученый рассматривает ее по-своему.

Говоря о любви в цикле «Тёмные аллеи», Л. Смирнова отмечает, что Бунин склонен подчеркнуть случайность, порой даже легкомысленность первых объятий, вызванных чувственным порывом. «Но если такой порыв приводит к глубокому волнению, нежности, восхищению, самозабвению, то неминуемо завершается «любовью, что остаётся где-то в сердце на всю жизнь»» .

Во многих рассказах, считает Л. Смирнова, Бунин «пишет об искажении, гибели природного дара любить».

В одном случае как пустяк расценивает совращение юной Гали Ганской взрослый человек, талантливый художник («Галя Ганская»). Из мести к отвергшему её мужчине, бездумно, эгоистично отдаётся Валерия Левицкому («Зойка и Валерия»).

В другом случае пугает бунинский вариант историй о продажных женщинах, которые привычно и безропотно, даже не без удовлетворения исполняют обязанности своего унизительного ремесла («Мадрид», «Второй кофейник»).

«И уж совсем нечеловеческим обликом награждены те, кто кроме плотсковожделенных, животных инстинктов, ничего не испытывают («Баллада», «Степа», «Муза», «Антигона», «Ночлег»)» .

Цитируя отрывок из письма Бунина («И есть ли это только развратность, а не нечто в тысячу раз иное, почти страшное…»), Л. Смирнова затем спрашивает: «Но разве, когда «страшное» становится единственным содержанием отношений, в том не проявляются духовные болезни личности и общества? Свои раздумья Бунин передал в тех рассказах, где речь идёт о «недюжинных натурах», о борьбе светлых и тёмных начал жизни («Натали», «Чистый понедельник»)» .

В цикле рассказов «Тёмные аллеи» Бунин вовсе не рассказывает разные любовные истории, а создаёт здесь мозаичную картину, где каждое звено самостоятельно и вместе с тем необходимо для воссоздания общего состояния мира. Он катастрофичен вовсе не в силу некой таинственной, фатальной неразлучности любви и смерти. А по причине, совершенно реального разрушения духовных ценностей, их «замещения» скороспелыми и легкомысленными удовольствиями.

О другой причине близости любви и смерти говорит О. Михайлов: «Их сопричастность представлялась частным проявлением общей катастрофичности бытия, непрочности самого существования». О любви как о «лёгком дыхании», «короткой ослепительной вспышке, до дна озаряющей души влюблённых» говорит учёный: » …сквозным лучом проходит через книгу тема чистой и прекрасной любви. Необычная сила и искренность чувства свойственна героям этих рассказов» .

Философия любви в подлинном смысле слова, с точки зрения Михайлова, это «естественный сплав откровенно чувственного и идеального», поэтому создается впечатление: «дух проникает в плоть и облагораживает ее». Мы согласны с мнением О. Н. Михайлова и считаем не совсем верным взгляд Л. А. Смирновой, которая идеальное и чувственное рассматривает не в единстве, а в противоборстве и лишь в победе «высокого чувства» над «чисто плотскими наслаждениями» видит преодоление человеком «несовершенства своего сознания» («Натали»).

О «гармонии двух противоположных начал» пишет А. А. Саакянц: «Бунина привлекает подлинная земная любовь, которая, как он считает, являет собой слияние, неразрывность «земли» и «неба», некий абсолют любви» .

Современный исследователь «Темных аллей» И. Сухих пишет: «Солнце и светила его мира движет любовь-страсть, нерасчлененное единство духовного и плотского, чувство, не знающее о морали и обязанностях, о долге, о будущем, признающее лишь право на встречу, на схватку его и ее, на мучительное сладостное взаимное истязание и наслаждение» .

В научной литературе есть разные точки зрения на природу обреченности любви в бунинских рассказах.

О. В. Сливицкая утверждает: «Если судьба посылает любовь, которая по самым высоким человеческим меркам является любовью, то есть чувством личностным, человечным, включающим в себя и Эрос (который тоже поэтичен как напряженное проявление жизни), но и многое другое, то эта любовь усиливает чувство жизни настолько, что по себе уже неспособна его утолить и исчерпать. Так витками нарастает чувство жизни, повышаясь до нестерпимой остроты. Переизбыток жизни ведет к смерти, ибо «экстремы» сходятся. Поэтому… и героя бунинской новеллы именно его влюбленность в Натали толкнула к Соне… И значит катастрофическое разрешение ситуации неизбежно» .

О невозможности долгого существования такой любви говорит и О.Н. Михайлов: «Нечто внешнее, что даже не требует объяснений, готово вторгнуться и пресечь происходящее, если сама любовь не может исчерпать себя» , — так О.Н. Михайлов определяет и основой мотив «Темных аллей» — «скрытый и существующий независимо от любовной фабулы. Он-то и определяет конечную тональность произведения» . Другой мотив в рассказах «Тёмных аллей» — «перипетии любви её приливы и отливы, её неожиданности и капризы» — на фоне первого, трагического. «Это не просто рок (наподобие античного), написанный «на роду» героям, — гибель и крушение не вытекают из любви, вторгаются извне и независимо от неё. Это скорее судьба…» 5, 236]. О судьбе говорит И. Сухих: «Разлука, как часовой механизм, встроена в самую счастливую встречу. Сумасшедшая судьба караулит за каждым углом» .

Таким образом, в научной литературе нет однозначного взгляда на природу обречённости любви в рассказах цикла. Чувство жизни, усиленное любовью, ведёт к смерти — к этому мнению О. В. Сливицкой, вероятно, близок и взгляд А. А. Саакянц: » …любовь недолговечна. Более того: чем она сильнее, необычнее, тем скорее суждено ей оборваться» . Противоположная точка зрения — о независимости от любви гибели и крушения — принадлежит О. Михайлову. И. Сухих говорит о заведомой обречённости любой встречи. Л. Смирнова размышляет о самоубийстве некоторых героев бунинских рассказов («Галя Ганская», «Зойка и Валерия»): «и происходит оно будто неожиданно, после долгих, обычно текучих, наполненных бытовыми подробностями — дней, что нередко рассматривается как вмешательство «рока». На самом деле здесь передана мгновенная вспышка нестерпимой, несовместимой с жизнью, боли» .

Говоря о «судьбе», О. Михайлов утверждает, что здесь «отражается бунинское представление об общей катастрофичности бытия, непрочности всего того, что доселе казалось утвердившимся, незыблемым, и, в конечном счёте, — звучит отражённо и опосредованно, эхо великих социальных потрясений, которые принёс человечеству новый, двадцатый век» . С ним согласен Л. Долгополов: «… Бунин не просто пишет о несчастной, трагической любви. Он создаёт в своих повестях и рассказах эмигрантского периода обобщённо-психологический, а в наиболее серьёзных случаях и своеобразно исторический тип человека XX столетия, в котором национальные русские черты обобщены до черт общеевропейских, а сам драматизм судьбы преподносится как характерная черта эпохи в целом» .

А.А. Саакянц объясняет взгляд писателя на любовь как на зарницу: «вспыхнуло — и исчезло» его «поэтической, эмоциональной природой». «Бунин, по складу своей натуры, остро ощущал всю неустойчивость, зыбкость, драматичность самой жизни… и потому любовь в этом ненадёжном, хотя и прекрасном мире оказывалась, по его представлению, наиболее хрупкой, недолговечной, обречённой» .

Словами, которые могут служить, по мнению А. А. Саакянц, «эпиграфом, сквозной темой и камертоном «Тёмных аллей», являются слова из «Войны и мира» Льва Толстого: «Любовь не понимает смерти. Любовь есть жизнь»» .

Исследователь называет цикл Бунина «энциклопедией любви». «Самые различные моменты и оттенки чувств, возникающих между мужчиной и женщиной, занимают писателя; он вглядывается, вслушивается, угадывает, пытается вообразить всю «гамму» сложных отношений героя и героини. Они самые разные, самые неожиданные. Поэтические, возвышенные переживания в рассказах «Руся», «Поздний час», «Холодная осень». Противоречивые, неожиданные, порою жестокие чувства («Муза»). Достаточно примитивные влечения и эмоции (рассказы «Кума», «Начало») — вплоть до животного инстинкта («Барышня Клара», «Железая Шерсть)» .

Говоря о любви как о «зарницах» счастья, Саакянц отмечает, что такая любовь может осветить всю память и жизнь человека. «Так, через всю жизнь пронесла любовь к «барину», некогда соблазнившему её, Надежда, владелица постоялой горницы, в рассказе «Тёмные аллеи». Двадцать лет не может забыть Русю «он», когда-то молодой репетитор в её семье… А героиня рассказа «Холодная осень»… считает, что в её жизни только и был тот холодный осенний вечер, а остальное лишь «ненужный сон»» .

Размышляя над страницами рассказа «Таня», автор статьи отмечает, что «связать, погубить себя навеки» для героя означает не брак с горничной, а то, что «связать себя навек» даже с любимой женщиной означает «убить самое Любовь, обратить чувство в привычку, праздник — в будни, волнение — в безмятежность». О причинах расставания героев в цикле Бунина говорят и другие исследователи.

И. Сухих обозначает «загадку женской души» главной темой книги. Больше всего, пол его мнению, автора интересует тайна Женщины, загадка Вечной Женственности. Автор статьи полемизирует с А. А. Саакянц: «Мнение о книге как «энциклопедии любви» кажется, однако, преувеличенным. Найденное Буниным ещё в шестнадцатом году определение точнее: не энциклопедия, а грамматика любви, не накопление и стремление к полноте, а напротив, поиск в разнообразии частных, уникальных историй некой формулы, парадигмы, архетипа, определяющего и объясняющего всё» . Поздний Бунин пишет о непостижимом. Но для него оно существует не в лиловом блеске чернозёма, не в Незнакомке с синими бездонными очами на дальнем берегу, а в случайно встреченной на волжском пароходе жене секретаря земской уездной управы.

«В «Тёмных аллеях» нет любви счастливой и долгой… Похоть — так устроен человек — удовлетворяется быстро. Любовь тоже долгой не бывает. Солнечный удар имеет, как правило, две развязки: расставание (надолго или навсегда) или смерть (расставание навеки).

Навсегда расстаются в «Стёпе», «Музе», «Визитных карточках», «Тане», «Чистом понедельнике».

Ещё чаще умирают — гибнут во время родов, на войне, просто закрывают глаза в вагоне метро, кончают с собой, убивают жён, любовниц, проституток. …Миром «Тёмных аллей» правят любовь и смерть» .

Несмотря на отмеченную трагическую связь любви и смерти, многие ученые говорят о светлом впечатлении от рассказов цикла. Г. Адамович о Бунине и его цикле «Тёмные аллеи» говорит так: «К концу жизни он стал, как бы менее рассеян, чем был прежде, и с большей, чем прежде, исключительностью или настойчивостью принялся всматриваться в источник и корень бытия, оставив его оболочку». Таким источником, по мнению Адамовича, была для Бунина «любовь — великое счастье, «дар богов», даже если она и не разделена. Оттого от книги Бунина веет счастьем, оттого она проникнута благодарностью к жизни, к миру, в котором при всех его несовершенствах счастье это бывает» .

Л. Смирнова в своём исследовании творчества Бунина тоже пишет о радости, подаренной любовью. «Бунин пишет о незабвенном, что проложило глубокий след в человеческой душе. Нередко запёчатлён самый момент воспоминания, грустного прикосновения к давно отшумевшей радости. Её даёт любовь, а сохраняет на всю жизнь особенная, чувственная память, заставляющая с годами по-иному воспринимать многое из того, что «осталось позади»» .

Благодаря этой чувственной памяти о том, что некогда ощущалось, осязалось, прошлое, осенённое юными, сильными чувствами, рисуется поистине звёздным часом, сливается с запахами, звуками, красками природы. Либо, наоборот, земные и небесные стихии предрекают несчастье грозой, осенним холодом. В таком «обрамлении» любовь воспринимается частью большого гармоничного мира, соответственно ему непреодолимой, вечной в своей правде, но всегда переживаемой человеком как открытие.

По тематическому признаку мы предлагаем следующую условную классификацию рассказов, входящих в цикл «Темные аллеи».

1.Любовь «небесная»

«Поздний час», «Холодная осень», «Руся», «Темные аллеи», «Таня», «Чистый понедельник», «Генрих», «Натали», «В Париже», «Галя Ганская», «Часовня».

2.Любовь «земная»

Увлечение («Визитные карточки», «Мадрид», «Смарагд», «В од
ной знакомой улице», «Ворон», «Муза», «Зойка и Валерия», «Волки», «Речной
трактир», «Месть», «Второй кофейник», «Кавказ», «Качели»).

Страсть («Дубки», «Кума», «Антигона», «Камарг», «Весной в Иудее», «Пароход «Саратов»).

Похоть («Стёпа», «Барышня Клара», «Гость», «Дурочка», «Железная Шерсть», «Баллада», «Ночлег», «Начало»).

3.Любовь «небесная» — возвышенна, поэтична. Она дарила счастье — краткое, незабвенное. Это любовь, которую не погубило время, любовь, которую не победила смерть. (Холодная осень)

Героиня рассказа «Холодная осень» вспоминает поздний вечер одной очень холодной и ранней осени — тогда она прощалась с любимым, уходящим на войну. Подробно описывает она этот кусочек прошлого: и запотевшее от тепла в доме стекло, и чистые ледяные звёзды, сверкающие «ярко и остро», и «воздух совсем зимний». И не говорит героиня о своей любви, а вспоминает, что чувствовала и думала тогда («на душе у меня делалось все тяжелее, я безразлично отозвалась», ответила, «испугавшись своей мысли», горько заплакала») — грусть расставания на фоне светлой, освещающей даже эту разлуку любви… Описание последующей тридцатилетней жизни занимает в рассказе меньшее по объёму место, чем этот вечер, — потому что БЫЛ в жизни только он, остальное — «ненужный сон».

В «Позднем часе», как и в некоторых других рассказах, герой путешествует в прошлое. Старый, знакомый город, улицы, монастырь, базар — все по-прежнему. И плетется кружево воспоминаний о том, что было здесь когда-то давно, в такой же поздний час.

То, что видит герой, словно в зеркале отражается в его памяти. Отражается ассоциативно: за каждым предметом — картина, за каждым шагом — путь в прошлое… И плетется кружево рассказа, как узорно пестреющая тень: настоящее — прошлое, настоящее — прошлое… «А впереди, на взгорье, темнеет садами город. Над садом торчит пожарная каланча. Боже мой, какое это было несказанное счастье! Это во время ночного пожара я впервые поцеловал твою руку, и ты сжала в ответ мою…» «А шел в тени, ступал по пятнистому тротуару, — он сквозисто устлан был черными шелковыми кружевами. У нее было такое же вечернее платье, очень нарядное, длинное и стройное». «И ночь была почти такая же, как та. Только та была в конце августа, когда весь город пахнет яблоками, которые горами лежат на базарах, и так тепла, что наслажденьем было идти в одной косоворотке, подпоясанной кавказским ремешком…» . И вечная звезда в вечном мире была такой же лучистой, как прежде, но теперь — «немая, неподвижная», потому что мир изменился: в нём уже не было лучистого мерцания её глаз — единственного, что было для него тогда в мире.

Кроме любви «небесной», изображает Бунин и любовь «земную» — такую разную: легкомысленную, многообещающую, отчаянную, странную, безумную (или бездумную), необъяснимую, инстинктивную. Многообразна любовь, неохватна жизнь…

Рассказ «Кума» напоминает чеховские пьесы: внешне спокойное течение жизни с её частными драмами. Нет традиционного для Бунина описания (кроме короткого описания ночи с неизменным тихим дождём), история с изменой передаётся в диалоге героев. И традиционное для начала пьесы — «Вечер в конце июня. Со стола на террасе ещё не убран самовар. Хозяйка чистит на варенье ягоды. Друг мужа, приехавший на дачу в гости на несколько дней, курит и смотрит на её обнажённые до локтей холёные круглые руки. (Знаток и собиратель древних русских икон, изящный и сухой сложением человек с небольшими подстриженными усами, с живым взглядом, одетый как для тенниса.)» . И банальная история закончилась бы очень банально, если бы не последняя фраза героя: «А там я её, в этих лакированных сапожках, в амазонке и в котелке, вероятно, тотчас же люто возненавижу» . Осознание героем пошлости ситуации, никому не нужной связи и её продолжения — в горькой, злой уверенности в разочаровании.

Таким образом, Бунину удалось показать разные стороны любви — и очень часто она сопряжена со смертью. Эта тема, присутствующая в каждом рассказе, объединяет их в единый цикл.

В научной литературе есть разные точки зрения на образ автора в цикле «Темные аллеи». Ученый В. В. Краснянский считает, что в 30-50-е годы происходит изменение стиля автора и эти стилистические особенности «предопределены различным соотношением сферы авторской речи и речи персонажей, «построением» образа автора» . Ученый сравнивает два рассказа Бунина, сходные по тематике и композиции, — «Грамматика любви» (1915) и «Темные аллеи» (1938 год).

В первом рассказе автор сближен с лирическим героем, «Бунин начинает вести описание как бы от лица персонажа, пейзажное описание пронизано субъективным планом персонажа. В «Темных аллеях» отдаленность автора от персонажей проявляется не только в том, что автор и главный герой никогда не сближаются, но и в равной степени отдаленности от всех персонажей рассказа. В «Грамматике любви» же автор сближен с главным героем, но не сближается со сферой третьего персонажа.

Иначе даются портреты героев в этих рассказах. В «Грамматике любви» главный герой — «некто Ивлев» — обозначен условно, как лирический герой; портреты других персонажей даются субъективированно, через его восприятие.

В «Темных аллеях» наоборот: портретная характеристика и кучера, и главного героя даются внешне объективированно: герой — «стройный старик-военный, в большом картузе и николаевской серой шинели с бобровым стоячим воротником, еще чернобровый, но с белыми усами, которые соединялись с такими же бакенбардами…» и другой персонаж — кучер: «На козлах тарантаса сидел крепкий мужик в туго подпоясанном армяке, серьезный и темноликий, с редкой смоляной бородой, похожий на старинного разбойника…»

Таким образом, рассказ «Грамматика любви» — это переходная ступень от лирического рассказа раннего периода (90-900-е годы) к объективированному повествованию в поздней новелле Бунина (ЗО-50-е годы), считает В. В. Краснянский.

Говоря об образе автора в рассказе «Кавказ», исследователь О. В. Сливицкая отмечает, что повествование «передоверяется автору»: «В заключительном фрагменте после длительной событийной паузы — резкий скачок сюжета. Его трагическая развязка изложена через скупое перечисление фактов. И это может объясняться тем, что, хотя рассказчик и не был свидетелем этих событий, он мог быть о них осведомлен. Но откуда же тогда такие хотя и редкие, но выпуклые детали, как те, что в свой последний день муж купался, надел белоснежный китель, пил кофе с шартрезом и выстрелил в себя из двух пистолетов? Если до этого в рассказе была строго выдержана «Я — Форма» и все находилось в зоне осведомленности рассказчика — участника событий, то эти детали говорят о том, что повествование передоверено автору. И не условному автору, а именно Бунину. Потому что эти детали «не служат» событию и не усиливают его трагический смысл, и не контрастируют с ним. В них тоже есть что-то независимое от событий и свободное от узкой эстетической цели, что-то, что свидетельствует о красоте и сладостности бытия, что восходит к миру Бунина в его целостности. ..» .

Таким образом, О.В. Сливицкая четко разграничивает рассказчика и автора. Между тем есть и проблема разграничения главного героя и повествователя. Об этом говорит И. Сухих: «бунинские повествователь и главный герой то совпадают, то расходятся» .

Сам Бунин настаивал на выдуманности большинства сюжетов «Темных аллей»: «…И вдруг пришел в голову и сюжет «Музы» — как и почему, совершенно не понимаю: тут тоже сплошь выдумано…» — «Баллада» выдумана от слова до слова — и сразу в один час…» — «В «Новом журнале» (вторая книга) — «Натали». И опять, опять: никто не хочет верить, что в ней все от слова до слова «выдумано, как и во всех почти моих рассказах, и прежних и теперешних» . В 1947 году Бунин признавался: «…один бог знает, откуда она [выдумка] бралась, когда я. брался за перо, очень, очень часто еще совсем не зная, что выйдет из начатого рассказа, чем он закончится (а очень часто кончался, совершенно неожиданно для меня самого, каким-нибудь ловким выстрелом, какого я и не чаял). Как же мне после этого, после такой моей радости и гордости не огорчаться, когда все думают, что я пишу «с натуры», то, что со мной самим было, или то, что я знал, видел!» .

Таким образом, Бунин отрицал автобиографичность своих рассказов. Тем не менее, А.А. Саакянц находит автобиографические черты, которыми Бунин наделял своих героев. Так, герой рассказа «Таня» Петр Алексеевич говорил: «У меня нет дома… я всю жизнь езжу с места на место… В Москве живу в номерах…» — и А.А. Саакянц отмечает: «Автобиографическая подробность: Бунин не имел своего дома, своей квартиры, жил у друзей, у родственников, в гостиницах» .

Герой рассказа «Генрих», поэт, «молод, бодр, сухопородист», говорил: «И я возненавидел всех этих Фра Анжелико, Гирляндайо, треченто, кватра-ченто и даже Беатриче и Сухоликого Данте в бабьем башлыке» — А. А. Саакянц приводит слова В.Н. Муромцевой-Буниной, которая, вспоминая о путешествии по Италии в 1909 году, пишет, что Бунин однажды «начал говорить, что ему так надоели любители Италии, которые стали бредить треченто, кватроченто, что «я вот-вот возненавижу Фра-Анжелико, Джотто и даже самое Беатриче вместе с Данте»» . Есть в этом рассказе и еще высказывания героя, близкие Бунину: «»Жены человеческие, сеть прельщения человеком»! Эта «сеть» нечто поистине неизъяснимое, божественное и дьявольское, и когда я пишу об этом, пытаюсь выразить его, меня упрекают в бесстыдстве, в низких побуждениях… Подлые души!» . (В.И. Одоевцева приводит слова Бунина: «…а они, идиоты, считают, что это порнография и к тому же старческое бессильное сладострастие» . Здесь хочется указать на слова Г. Адамовича: «А упреки в бесстыдстве, очевидно и до самого Бунина доходившие, оставим на совести тех, кто считал необходимым и возможным их делать…» . Бунинский герой продолжает: «Хорошо сказано в одной старинной книге: «Сочинитель имеет такое полное право быть смелым в своих словесных изображениях любви и лиц ее, каковое во все времена предоставлено было в этом случае живописцам и ваятелям: только подлые души видят подлое даже в прекрасном или ужасном» .

Любовь – это самое светлое чувство, но, к сожалению, оно часто приносит нам страдания. Безответная любовь, разлука влюбленных людей или преграды, мешающие быть вместе. Например, различие в социальном статусе. Именно эта проблема затрагивается в произведении Бунина И. А. “Темные аллеи”.
Автор раскрывает эту проблему на примере главных героев. В обществе того времени существовало жесткое правило, согласно которому брак между людьми различных сословий невозможен. Любовь между барином Николаем Алексеевичем и крестьянкой Надеждой возникла несмотря ни на что, но ей не суждено было стать счастливой. Николай Алексеевич оставил Надежду и остался несчастлив в личной жизни. Крестьянка Надежда пронесла свою любовь через всю жизнь и тоже осталась одна. Она не смогла простить его за причиненные страдания, так как он так и остался самым дорогим человеком в ее жизни. Николай Алексеевич обязан был следовать правилам, установленным в обществе, и не рискнул пойти против них. Ведь если бы он решился жениться на Надежде, то встретил бы непонимание и презрение окружающих. А бедной Надежде более ничего и не оставалось, как смириться со своей судьбой. Светлые аллеи любви между барином и крестьянкой невозможны были в те времена, но эта проблема уже не личная, а общественная. В наше время союз между людьми из разных слоев уже вполне возможен, так как границы между социальными классами стали менее четкими. При определенных обстоятельствах барин может стать крестьянином, а крестьянка барыней, от происхождения так много уже не зависит.
В своем произведении Бунин И. А. хотел передать драматичность судеб героев, которые расстались, будучи влюбленными. Любовь в этом мире оказалась особенно хрупкой и обреченной. Однако, любовь героев осветила всю их жизнь и осталась в памяти обоих лучшими мгновениями. История драматичная и, в то же время, романтично-прекрасная.

Сочинение по литературе на тему: Проблема любви в рассказе И. А. Бунина “Темные аллеи”

Другие сочинения:

  1. Сборник рассказов “Темные аллеи”, созданный в годы второй мировой войны в эмиграции, Бунин считал самым лучшим, что написал в жизни. Чистым родником душевного подъема был он для писателя в это непростое время. Тема любви объединяет все новеллы цикла. Часто это Read More ……
  2. Иван Алексеевич Бунин – один из лучших писателей России. Его первый сборник стихотворений вышел в 1881 году. Написаны рассказы “Танька”, “На край света”, “Вести с родины” и другие. В 1898 году выходит новый сборник “Под открытым небом”. В 1901 году Read More ……
  3. Работавший над циклом “Темные аллеи” в течение многих лет, И. А. Бунин уже на закате своего творческого пути признался, что считает этот цикл “самым совершенным по мастерству”. На мой взгляд, действительно, рассказы, вошедшие в сборник, – образец величайшего таланта писателя Read More ……
  4. В русской классической литературе тема любви всегда занимала одно из центральных мест. На фоне целомудренных произведений русских писателей бунинское изображение этого чувства выглядит смело и откровенно. Русская литература 19 века – это, на мой взгляд, прежде всего литература “первой любви”. Read More ……
  5. Теме любви И. А. Бунин посвятил значительную часть своих произведений, от самых ранних до последних. Сборник “Темные аллеи” стал воплощением всех многолетних размышлений писателя о любви. Он видел ее повсюду, поскольку для него это понятие было весьма широким. Рассказы Бунина Read More ……
  6. В 1946 г. в Париже вышла новая книга И. А. Бунина “Темные аллеи”. Это необычная книга. В ней тридцать восемь новелл – и все о любви, о том, что дорого человеческому сердцу и что может исчезнуть навсегда, даже из памяти. Read More ……
  7. Цикл рассказов Бунина “Темные аллеи” включает в себя 38 рассказов. Они различаются в жанровом отношении, в создании характеров героев, отражают разные пласты времени. Этот цикл, последний в жизни, автор писал восемь лет, в годы Первой мировой войны. Бунин писал о Read More ……
  8. Сборник рассказов “Темные аллеи” составили тридцать восемь новелл, и за каждой из них стоит своя трагедия высокого чувства. Героини рассказов: Руся, Антигона, Натали и многие другие – дают представление о разнообразии женских типов. Любовь делает их жизнь значительной, но не Read More . …..
Проблема любви в рассказе И. А. Бунина “Темные аллеи”

Сразу после революции 1917 года Бунин создал ряд публицистических статей, где выступил против большевиков. В 1918 году он из Москвы переехал в Одессу, а в начале 1920 года навсегда покинул Россию.

Бунины поселились в Париже, где началась жизнь «на других берегах» — в состоянии душевного упадка, с горечью разрыва с родиной. Произведения писателя публиковались в газетах «Возрождение» и «Русь». Бунин возглавил Союз русских писателей и журналистов.

В эмиграции писатель создаёт рассказы преимущественно о русской жизни, — исполненные глубокой психологии и тонкой лирики, разрабатывает жанр философской и психологической новеллы («Тёмные аллеи»). Рассказы оп объединил в сборники «Митина любовь» (1925), «Солнечный удар» (1927), «Тень птицы» (1931).

Проза Бунина продолжает традиции И.С. Тургенева, И.А. Гончарова и Л.Н. Толстого. Экономное и действенное использование художественных средств, наглядная образность и психологическая проникновенность — вот черты стиля Бунина. Некоторые его рассказы благодаря совершенству формы принадлежат к лучшим произведениям мировой новеллистики. К.Г. Паустовский писал, что в языке Бунина слышно всё: «…от звенящей медью торжественности до прозрачности льющейся родниковой воды, от размеренной чеканности до интонаций удивительной мягкости, от лёгкого напева до медленных раскатов грома».

Понимание мира и своего места в нём Бунин выразил в характерной записи, относящейся к тому времени: «И идут дни за днями — и не оставляет тайная боль неуклонной потери их — неуклонной и бессмысленной, ибо идут в бездействии, всё только в ожидании действия и чего-то ещё… И идут дни и ночи, и эта боль, и все неопределённые чувства и мысли и неопределённое сознание себя и всего окружающего и есть моя жизнь, не понимаемая мной». И далее: «Мы живём тем, чем живём, лишь в той мере, в какой постигаем цену того, чем живём. Обычно эта цена очень мала: возвышается она лишь в минуты восторга — восторга счастья или несчастья, яркого сознания приобретения или потери; ещё — в минуты поэтического преображения прошлого в памяти». Таким «поэтическим преображением прошлого в памяти» и предстаёт творчество Бунина эмигрантского периода, в нём писатель ищет спасения от беспредельного чувства одиночества.

Мучительно переживая случившееся с Россией и свою отторженность от нее, он пытается найти объяснение и успокоение в обращении к событиям мировой истории, которые можно было бы соотнести с российскими: гибель могущественных древних цивилизаций, царств («Город Царя Царей»). И теперь, вдали от России, мучительно думая о ней, «люто», как он говорил, терзаясь, Бунин обращается к памяти, особо выделяя ее среди духовных ценностей: «Мы живем всем тем, чем живем, лишь в той мере, в какой постигаем цену того, чем живем. Обычно эта цена очень мала: возвышается она лишь в минуты восторга счастья или несчастья, яркого сознания приобретения или потери; еще — в минуты поэтического преображения прошлого в памяти».

В его памяти возникал образ России в ее давно прошедших временах, недавнем прошлом и современности . Такое совмещение разновременных планов было для него спасительным. Оно позволило Бунину, не принимая по-прежнему российскую современность, найти то родное, светлое, вечное, что давало ему надежду: березовый лес на Орловщине, песни, которые поют косцы («Косцы», 1921), Чехов («Пингвины», 1929). Память позволила ему связать современную Россию, где «настал конец, предел Божьему прощению», с вневременными, вечными ценностями. Помимо вечной природы, такой вечной ценностью для Бунина оставалась любовь, которую он воспел в рассказе «Солнечный удар» (1925), повести «Митина любовь» (1925), книге рассказов «Темные аллеи» (1943), любовь всегда трагическая, «прекрасная» и обреченная. Все эти темы — жизни, смерти, природы, любви — к концу 20-х гг. легли в основу его рассказов о России, какой она ему помнилась и какая ему была кровно дорога.

В 1927 г. Бунин начал писать роман «Жизнь Арсеньева», ставший еще одной художественной автобиографией из жизни русского дворянства наряду с такими классическими произведениями, как «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука» С. Аксакова, «Детство», «Отрочество», «Юность» Л.Толстого. События детства, отрочества, жизнь в деревне, учеба в гимназии (80-90-е годы XIX в.) увидены в нем двойным зрением: глазами гимназиста Алексея Арсеньева и глазами Бунина, создававшего роман в 20-30-е гг. XX в. Говоря о России, «погибшей на наших глазах в такой волшебно краткий срок», Бунин всем художественным строем своего романа преодолевает мысль о конце и смерти. Такое преодоление — в бунин-ских пейзажах, в той любви к России и ее культуре, которая чувствуется в каждом эпизоде и ситуации романа: даже отца героя Бунин назвал Александром Сергеевичем. Ужас конца и смерти преодолевается авторской лирической исповедью, из которой становится ясно, как происходило становление одного из самых крупных писателей XX в. И, конечно, победой над «концом» стала пятая, последняя глава «Жизни Арсеньева», которая называется «Лика» и в которой Бунин вспоминает, как еще в 1889 г., когда он работал в «Орловском вестнике», его «сразила, к великому несчастью, долгая любовь». И любовь эта не была уничтожена временем…

Сила любви, преодолевающая мрак и хаос жизни, стала основным содержанием книги «Темные аллеи», написанной в годы второй мировой войны. Все составившие ее 38 новелл — о любви, чаще всего неразделенной и трагической. Здесь отразилось бунинское понимание любви: «Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена». В книгу «Темные аллеи» входит и рассказ «Чистый понедельник», который Бунин считал лучшим из всего, что им было написано. «Благодарю Бога, — говорил он, — что он дал мне возможность написать «Чистый понедельник».

За несложной фабулой рассказа чувствуется присутствие какой-то скрытой значительности. Ею оказалась иносказательно, символически выраженная мысль об историческом пути России. Поэтому столь загадочна героиня рассказа, воплощающая не идею любви-страсти, а тоску по нравственному идеалу, столь значимо в ней сочетание восточного и западного начал как отражение этого сочетания в жизни России. Ее неожиданный, на первый взгляд, уход в монастырь символизирует тот «третий путь», который избрал Бунин для России. Он отдает предпочтение пути смирения, обуздания стихий и видит в этом возможность выйти за пределы западной и восточной обреченности, пути великих страданий, в которых Россия искупит свой грех и выйдет на свой путь.

Цикл рассказов под названием «Темные аллеи» посвящен извечной теме любого вида искусства – любви. О «Темных аллеях» говорят, как о своеобразной энциклопедии любви, которая вместила в себя самые различные и невероятные истории об этом великом и зачастую противоречивом чувстве.

И рассказы, которые вошли в сборник Бунина, потрясают своими разнообразными сюжетами и необычайным слогом, именно они – главные помощники Бунина, желающего изобразить любовь на пике чувств, любовь трагическую, но от этого – и совершенную.

Особенность цикла «Темные аллеи»

Само словосочетание, что послужило названием для сборника, было взято писателем из стихотворения «Обыкновенная повесть» Н. Огарёва, которое посвящено первой любви, у которой так и не случилось ожидаемого продолжения.

В самом же сборнике есть рассказ с таким названием, но это не говорит о том, что этот рассказ – основной, нет, это выражение – олицетворение настроения всех рассказов и повестей, общий неуловимый смысл, прозрачная, почти невидимая ниточка, связывающая рассказы между собой.

Особенностью цикла рассказов «Темные аллеи» можно назвать моменты, когда любовь двух героев по каким-то причинам не может больше продолжаться . Зачастую палачом пылких чувств героев Бунина становится смерть, порой непредвиденные обстоятельства или несчастья, но самое главное – любви никогда не дано осуществиться.

В этом и состоит ключевая концепция представления Бунина о земной любви между двумя. Он желает показывать любовь на пике ее расцвета, он желает подчеркнуть ее настоящее богатство и наивысшую ценность, то, что ей нет надобности превращаться в жизненные обстоятельства, как свадьба, брак, совместная жизнь…

Женские образы «Темных аллей»

Особое внимание стоит уделить необычным женским портретам, которыми так богаты «Темные аллеи». Иван Алексеевич выписывает образы женщин с таким изяществом и оригинальностью, что женский портрет каждого рассказа становится незабываемым и по-настоящему интригующим.

Мастерство Бунина состоит в нескольких точных выражениях и метафор, которые мгновенно рисуют в сознании читателя описываемую автором картину с множеством цветов, оттенков и нюансов.

Рассказы «Руся», «Антигона», «Галя Ганская» являются образцовым примером различных, но ярких образов русской женщины. Девушки, истории которых созданы талантливым Буниным, отчасти напоминают те истории любви, которые они переживают.

Можно сказать, что ключевое внимание писателя направлено именно на два этих элемента цикла рассказов: женщины и любовь. И истории любви такие же насыщенные, неповторимые, порой – роковые и своевольные, порой – до такой степени оригинальные и невероятные, что в них тяжело поверить.

Мужские образы в «Темных аллеях » слабовольные и неискренние, и это тоже обуславливает роковое течение всех историй о любви.

Особенность любви в «Темных аллеях»

Рассказы «Темных аллей» раскрывают не только тему любви, они раскрывают глубины человеческой личности и души, и само понятие «любви» представляется, как основа этой непростой и не всегда счастливой жизни.

И любовь не обязательно должна быть взаимной, чтобы приносить незабываемые впечатления, любовь не обязательно должна превращаться во что-то вечное и неустанно продолжающееся, чтобы радовать и делать человека счастливым.

Бунин проницательно и тонко показывает лишь «мгновения» любви, ради которых и стоит переживать все остальное, ради которых стоит жить.

Рассказ «Чистый понедельник»

Рассказ «Чистый понедельник» — это загадочная, и не до конца понятная история любви. Бунин описывает пару молодых влюбленных, которые, казалось бы, внешне идеально подходят друг другу, но загвоздка состоит в том, что их внутренние миры не имеют ничего общего.

Образ молодого человека прост и логичен, а образ его возлюбленной – недосягаемый и сложный, поражающий ее избранника своей противоречивостью. Однажды она говорит о том, что хотела бы уйти в монастырь, и у героя это вызывает полное недоумение и непонимание.

И конец этой любви так же сложен и непонятен, как сама героиня. После близости с молодым человеком она молча покидает его, затем – просит его ни о чем не спрашивать, а вскоре он узнает, что она ушла в монастырь.

Решение она приняла в Чистый понедельник, когда произошла близость между возлюбленными, и символ этого праздника – символ ее чистоты и мук, от которых она хочет избавиться.

Рассказ «Темные аллеи» дал название всему одноименному сборнику И. А. Бунина. Написан он был в 1938 году. Все новеллы цикла связывает одна тема – любовь. Трагичность и даже катастрофичность природы любви открывает автор. Любовь – дар. Она неподвластна человеку. Казалось бы банальная история о встрече пожилых людей в молодую пору горячо любивших друг друга. Простой сюжет рассказа – богатый молодой красавец-помещик обольщает, а затем бросает горничную. Но именно Бунину удается поведать с помощью этого незамысловатого художественного хода о простых вещах волнующе и впечатляюще. Короткое произведение — мгновенная вспышка памяти об ушедшей молодости и любви.

Всего лишь три композиционные части рассказа:

Стоянка на постоялом дворе убеленного сединами военного,

Внезапная встреча с бывшей возлюбленной,

Размышления военного в пути спустя несколько минут после встречи.

Картины унылой повседневности и обыденности предстают в начале рассказа. Но вот в хозяйке постоялого двора Николай Алексеевич узнает красавицу горничную Надежду, которую тридцать лет назад он предал: «он быстро выпрямился, раскрыл глаза и покраснел». С тех пор прошла целая жизнь, и у каждого своя. И оказывается, что оба главных героя одиноки. Николай Алексеевич имеет социальный вес и устроенность, но несчастен: жена «изменила, бросила меня еще оскорбительней, чем я тебя», а сын вырос негодяем «без сердца, без чести, без совести». Надежда из бывшей крепостной превратилась во владелицу «частной горницы» при почтовой станции «ума палата. И все, говорят, богатеет, крута…», но так и не вышла замуж.

И все же, если герой устал от жизни, то по-прежнему красива и легка, полна жизненных сил его бывшая возлюбленная. Он отказался когда-то от любви и всю оставшуюся жизнь провел без нее, а значит и без счастья. Надежда же весь свой век любит его одного, кому отдала «свою красоту, свою горячку», кого когда-то «Николенькой звала». По-прежнему любовь живет в ее сердце, но она не прощает Николай Алексеевича. Хотя и не опускается до обвинений и слез.

Анализ рассказа «Легкое дыхание»

Тема любви занимает в творчестве писателя одно из ведущих мест. В зрелой прозе заметны тенденции осмысления вечных категорий бытия – смерти, любви, счастья, природы. Часто он описывает «мгновения любви», которые имеют фатальный характер, трагическую окраску. Большое внимание он уделяет женским характерам, таинственным и непостижимым.

Начало романа «Легкое дыхание» создает ощущение грусти и печали. Автор заранее готовит читателя к тому, что на следующих страницах будет разворачиваться трагедия человеческой жизни.

Главная героиня романа Ольга Мещерская , девушка гимназистка, очень сильно выделяется среди своих одноклассниц веселым нравом и явной любовью к жизни, она совершенно не боится чужих мнений, и открыто бросает вызов обществу.

В последнюю зиму в жизни девушки произошло много перемен. В это время Ольга Мещерская была в полном расцвете своей красоты. Про нее ходили слухи, что она не может жить без поклонников, но в тоже время очень жестоко с ними обращается. В свою последнюю зиму Оля полностью отдалась радостям жизни, она бывала на балах и каждый вечер ходила на каток.

Оля стремилась выглядеть всегда хорошо, она носила дорогие туфельки, дорогие гребешки, возможно, она бы и одевалась по последней моде, если бы все гимназистки не носили форму. Директриса гимназии сделала Ольге замечание по поводу внешнего вида, что такие украшения и обувь пристало носить взрослой женщине, а не простой ученице. На что Мещерская открыто заявила, что она имеет право одеваться как женщина, ведь она ею и является, и виноват в этом никто иной, как брат самой директрисы Алексей Михайлович Малютин. Ответ Ольги можно в полной мере расценивать как вызов обществу того времени. Молодая девушка без тени скромности надевает вещи не по возрасту, ведет себя как зрелая женщина и при этом открыто аргументирует свое поведение довольно интимными вещами.

Превращение Ольги в женщину произошло летом на даче. Когда родителей не было дома, в гости к ним на дачу приехал Алексей Михайлович Малютин, друг их семьи. Не смотря на то что он не застал отца Оли, Малютин все же остался в гостях, объясняя это тем что хочет, чтобы как следует просохло после дождя. В отношении Оли Алексей Михайлович вел себя как кавалер, хотя разница в их возрасте была огромной, ему было 56, ей – 15. Малютин признавался Оле в любви, говорил всевозможные комплименты. Во время чаепития Ольга почувствовала себя плохо и прилегла на тахту, Алексей Михайлович начал целовать ей ручки, рассказывать о том, как он влюблен, а после поцеловал в губы. Ну и далее произошло то, что произошло. Можно сказать, что со стороны Ольги это был не более чем интерес к тайне, стремление стать взрослой.

После этого была трагедия. Малютин застрелил Ольгу на вокзале и объяснил это тем, что был в состоянии аффекта, ведь она показала ему свой дневник, в котором было описано все произошедшее, а после и Ольгино отношение к ситуации. Она писала, что испытывает отвращение к своему ухажеру.

Столь жестоко Малютин поступил потому, что было задето его самолюбие. Он был уже далеко не молодым офицером, да еще и холостым, ему естественно было приятно тешить себя тем, что юная девушка выразила к нему свою симпатию. Но когда он узнал что она не испытывает к нему ничего кроме отвращения, было как гром среди ясного неба. Он сам обычно отталкивал женщин, а тут оттолкнули его. Общество было на стороне Малютина, он оправдал себя тем, что якобы Ольга сама его соблазнила, обещала стать его женой, а после бросила его. Так как у Оли была репутации сердцеедки, никто не усомнился в его словах.

Заканчивается рассказ тем, что классная дама Ольги Мещерской, мечтательная дама, живущая в своем выдуманном идеальном мире, приходит на могилу Оли каждый праздник и по нескольку часов молча наблюдает за ней. Для дамы Оля идеал женственности и красоты.

Здесь «легкое дыхание» — это легкое отношение к жизни, чувственность и импульсивность, которые были присущи Оле Мещерской.

Одной из основных тем творчества И. Бунина является тема любви. Этой теме посвящен цикл рассказов «Темные аллеи». Бунин считал эту книгу самой совершенной по художественному мастерству. «Все рассказы этой книги только о любви, о ее «темных»
и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях», — писал Бунин. Сборник «Темные аллеи» — один из последних шедевров великого мастера.
Рассказ «Натали» целиком и полностью посвящен теме любви. Но любовь в рассказе предстает перед нами не психологическая, а с иррациональной стороны. Та ее непостижимая сущность, которая настигнет, как наваждение, налетает непонятно откуда и
несет героев навстречу судьбе. Именно так получается с Виталием, Соней и красавицей Натали. Характерно для Бунина, что самые иррациональные события всегда им показаны в самых реалистических тонах. У Ивана Бунина мир, данный и неизменный, властвует над человеком. Поэтому герои не философичны и не религиозны. «Приехав домой на каникулы, я решил, что настало и для меня время быть, как все, нарушить свою чистоту, искать любви без романтики …». Приехав в имение своего дяди, встретив там Соню, Виталий уже точно знал, что хочет изменить свою жизнь, стать «как все». Бунин будто показывает нам две совершенно разные личности – прежнего человека и другого, изменившегося: «… краснел при вольных разговорах гимназических товарищей» — и — «… в то лето! я уже не краснел бы». Важно отметить, что разговор Виталия и Сони при первой их встречи идет очень непринужденно, не чувствуется какого-либо смущения ни с его, ни с ее стороны. Самой главной темой их разговора является любовь, со всех
юных тем (о папе, об ужине …) они переключаются именно на эту. Соня рассказывает ему о Натали, своей подруге по гимназии, сразу настраивая его: «Ты будешь сходить с ума от любви к ней, а целоваться будешь со мной. Будешь плакать у меня на груди от ее жестокости, а я буду тебя утешать». Она делает это для того, чтобы не помешать их будущему «роману».
В рассказе можно заметить необычайную динамичность действия. И. Бунин сразу, в начале рассказа, выкладывает все факты.
События развиваются очень быстро, последовательно, «перетекая» из одного в другое. Героя не покидают мысли о любви. Даже во время разговора с дядей он думает о Натали и Соне, он ждет, что же будет дальше. Ему кажется, что он уже любит их обеих. Но Виталий еще не видел Натали, он еще не зависит от нее.
Повествование ведется от мира главного героя, а сам он говорит о себе: «Воображение всегда было живо у меня …», поэтому рассказ «Натали» насыщен красочными описаниями всего происходящего и всего окружающего героев. Описание внешности Сони и Натали, отношение Виталия к ним – совершенно различно, различно настолько, насколько они отличаются друг от друга. Два совершенно противоположных человека. Соню он называет «женщиной», а Натали – «подростком». « … и за что так наказал меня
Бог, за что дал сразу две любви; такие разные и такие страстные, такую мучительную красоту обожания Натали и такое телесное упоение Соней?» — уже честно рассуждает Виталий о своей любви к обеим девушкам. Но все же настоящая любовь дается человеку только один раз в жизни. И эта любовь Виталия – именно к Натали. Вспомним, что после разрыва, если можно так сказать, с ней, он уже никогда не вспомнит о своей страсти и телесной привязанности к Соне, но всегда будет любить Натали. Даже во время разговора с Натали в березовой аллее, когда он признался ей в своих чувствах, он полностью отрекся от Сони на словах, а на следующее утро и всей душой: «… не навек же я связан с Соней …». Но в то же время Натали отдалилась от него, я думаю, она боялась его, боялась своего чувства, потому что тоже любила: «Да, да, я вас люблю …». Получается, что Соня разрушила это предвещающееся счастье двух влюбленных, но, с другой стороны, благодаря Соне, он встретил Натали, благодаря ей Виталий вдоволь получил «любовь без романтики», был готов восхищаться Натали и посвящать ей себя.
Любовь в изображении И. Бунина трагична. Большая любовь несовместима с обычной, нормальной жизнью. Но любовь, несмотря на весь трагизм, — величайшее счастье человеческой жизни. «… Разве бывает несчастная любовь? … Разве самая скорбная в
мире музыка не дает счастья?».

Бунин Иван Алексеевич является одним из лучших писателей нашей страны. Первый сборник его стихотворений появился в 1881 году. Затем им были написаны рассказы «На край света», «Танька», «Вести с родины» и некоторые другие. В 1901 году вышел новый сборник «Листопад», за который автор получил Пушкинскую премию.

К писателю приходят популярность и признание. Он знакомится с М. Горьким, А. П. Чеховым, Л. Н. Толстым.

В начале 20-го века Иван Алексеевич создает рассказы «Захар Воробьев», «Сосны», «Антоновские яблоки» и другие, в которых запечатлена трагедия обездоленного, нищего народа, а также разорение усадеб дворян.

и эмиграция

Октябрьскую революцию Бунин воспринял отрицательно, как социальную драму. Он эмигрировал в 1920 году во Францию. Здесь им были написаны, кроме других произведений, цикл новелл под названием «Темные аллеи» (анализ рассказа с одноименным названием из этого сборника мы проведем чуть ниже). Главная тема цикла — любовь. Иван Алексеевич открывает нам не только светлые ее стороны, но и темные, о чем говорит и само название.

Судьба Бунина была и трагичной, и счастливой. В своем искусстве он достиг непревзойденных высот, первым из отечественных писателей получил престижную Нобелевскую премию. Но он вынужден был тридцать лет прожить на чужбине, с тоской по Родине и душевной близостью с ней.

Сборник «Темные аллеи»

Эти переживания послужили толчком к созданию цикла «Темные аллеи», анализ которого мы проведем. Сборник этот в урезанном виде впервые появился в Нью-Йорке в 1943 году. В 1946 году в Париже вышло уже следующее издание, включавшее 38 рассказов. Сборник резко отличался по своему содержанию от того, как тема любви привычно освещалась в советской литературе.

Взгляд Бунина на любовь

У Бунина был отличный от других, свой собственный взгляд на это чувство. Финал его был одним — смерть или расставание, независимо от того, как сильно герои любили друг друга. Иван Алексеевич считал, что похоже на вспышку, но именно этим и прекрасно. Любовь с течением времени сменяется привязанностью, которая постепенно превращается в быт. Герои Бунина лишены этого. Они переживают лишь вспышку и расстаются, насладившись ею.

Рассмотрим Анализ рассказа, открывающего одноименный цикл, начнем с краткого описания фабулы.

Сюжет рассказа «Темные аллеи»

Сюжет его незамысловат. Генерал Николай Алексеевич, уже старик, приезжает на почтовую станцию и встречает здесь свою возлюбленную, которую не видел около 35 лет. Надежду он узнает не сразу. Теперь она — хозяйка в котором однажды произошла их первая встреча. Герой выясняет, что все это время она любила лишь его.

Рассказ «Темные аллеи» продолжается. Николай Алексеевич пытается перед женщиной оправдаться за то, что не навещал ее столько лет. «Все проходит», — говорит он. Но очень уж неискренни, неуклюжи эти объяснения. Мудро отвечает Надежда генералу, сказав о том, что молодость проходит у всякого, а любовь — нет. Женщина укоряет возлюбленного, что тот бросил ее бессердечно, поэтому она много раз хотела наложить на себя руки, но сознает, что теперь уже поздно укорять.

Остановимся подробнее на рассказе «Темные аллеи». показывает, что Николай Алексеевич как будто не чувствует раскаяния, но Надежда права, говоря о том, что забывается все-таки не все. Генерал тоже не смог забыть эту женщину, свою первую любовь. Напрасно просит он ее: «Уходи, пожалуйста». И говорит, что лишь бы Бог простил его, а Надежда, видно, уже простила. Но выясняется, что нет. Женщина признается, что не смогла этого сделать. Поэтому генерал вынужден оправдываться, извиняться перед своей бывшей возлюбленной, говоря о том, что никогда не был счастлив, но жену свою любил без памяти, а она бросила Николая Алексеевича, изменила ему. Сына обожал, возлагал большие надежды, а получился из него наглец, мот, без чести, сердца, совести.

Сохранилась ли старая любовь?

Проанализируем произведение «Темные аллеи». Анализ рассказа показывает, что чувства главных героев не угасли. Нам становится понятно, что сохранилась старая любовь, герои этого произведения любят друг друга по-прежнему. Уезжая, генерал признается себе в том, что женщина эта дала ему лучшие моменты жизни. За измену своей первой любви мстит герою судьба. Не обретает счастья в жизни семейной Николай Алексеевич («Темные аллеи»). Анализ его переживаний доказывает это. Он осознает, что упустил дарованный когда-то судьбой шанс. Когда генералу рассказывает кучер о том, что хозяйка эта дает деньги под процент и очень «крута», хотя и справедлива: не вернул вовремя — значит, пеняй на себя, Николай Алексеевич эти слова проецирует на свою жизнь, размышляет о том, что было бы, если бы он не бросил эту женщину.

Что помешало счастью главных героев?

В свое время сословные предрассудки помешали соединить судьбу будущему генералу с простолюдинкой. Но любовь из сердца главного героя не ушла и мешала стать счастливым с другой женщиной, воспитать достойно сына, как показывает проведенный нами анализ. «Темные аллеи» (Бунин) — это произведение, которое имеет трагический оттенок.

Надежда также пронесла любовь через всю жизнь и в итоге тоже оказалась одна. За причиненные страдания простить героя она не смогла, поскольку он остался в ее жизни самым дорогим человеком. Николай Алексеевич оказался неспособен нарушить установленные в обществе правила, не рискнул действовать против них. Ведь, женись генерал на Надежде, он встретил бы презрение и непонимание окружающих. А бедной девушке не оставалось ничего, как покориться судьбе. В те времена невозможны были светлые аллеи любви между крестьянкой и барином. Проблема эта уже общественная, а не личная.

Драматичность судеб главных героев

Бунин в своем произведении хотел показать драматичность судеб главных героев, которые вынуждены были расстаться, будучи влюбленными друг в друга. В этом мире любовь оказалась обреченной и особенно хрупкой. Но она осветила всю их жизнь, навсегда осталась в памяти лучшими мгновениями. Романтично-прекрасна эта история, хотя и драматична.

У Бунина в произведении «Темные аллеи» (анализ рассказа этого мы сейчас проводим) тема любви является сквозным мотивом. Пронизывает она и все творчество, связывая тем самым эмигрантский и российский периоды. Именно она позволяет писателю соотнести с явлениями внешней жизни душевные переживания, а также приблизиться к тайне души человеческой, исходя из влияния на него объективной действительности.

На этом завершаем анализ «Темные аллеи». Любовь каждый понимает по-своему. Это удивительное чувство до сих пор не разгадано. Тема любви будет актуальна всегда, поскольку она является движущей силой многих человеческих поступков, смыслом нашей жизни. К этому выводу приводит, в частности, проведенный нами анализ. «Темные аллеи» Бунина — рассказ, который даже своим названием отражает мысль, что чувство это нельзя понять до конца, оно «темное», но в то же время прекрасное.

Щербицкая Ирина Владимировна СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛА И.А. БУНИНА «ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ» Специальность Русская литература

1 /l/.tyfc Завах рукописи lill 1) 1 l 0031B7337 Щербицкая Ирина Владимировна СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛА И.А. БУНИНА «ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ» Специальность Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук 1 4 ДП? 23! Махачкала

2 Работа выполнена на кафедре русской литературы Дагестанского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Мазанаев Ш.А. Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Кельбеханов P.M. кандидат филологических наук, профессор Плохарская М. А. Ведущая организация: Институт языка, литературы и искусства им Г Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук Защита состоится «TJj> jt Ctc& года в часов на заседакание ученой степени кандидата наук в Дагестанском государственном уни нии диссертационного совета К по защите диссертаций на соис верситете по адресу , Республика Дагестан, г Махачкала, ул М Гаджиева, 37, ауд 42 С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Дагестанского государственного университета Телефон (872-2) , (872-2) Факс (872-2) , Автореферат разослан «7*7»<Яя«Ч?20081 Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Ширванова Э.Н.

3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Имя И А. Бунина в русской литературе XX века является знаковым Поэт, писатель, нобелевский лауреат, по выражению О Михайлова, Иван-царевич русской литературы 1, Бунин завершает золотой век отечественной изящной словесности Его творчество питалось талантами Пушкина, Тургенева, Толстого, Чехова, но в то же время Бунин остается Буниным, мастером слова, именно своего слова Он отвергал серебряный век, не признавая Мережковского, Гиппиус, Хлебникова, Брюсова, Бальмонта, Сологуба, советскую литературу в лице Есенина, Олеши, Бабеля, но и «архаистом-старовером» 2 Бунин никогда не являлся «Назвать меня реалистом, значит не знать меня как художника» 3, — говорил он И А Бунин — писатель-новатор Именно он открыл новую страницу в русской литературе — страницу новореализма, ярчайшим образцом которого стали его «Темные аллеи» Данная работа посвящена этой книге великого писателя Почему автор обращается к «Темным аллеям»» Цикл рассказов, изданный первоначально в Нью-Йорке тиражом 600 экземпляров и вышедший в окончательном виде в Париже в 1946 году, стал знаковым событием всего творчества прозаика Этот сборник — любимое творение И Бунина, по признанию самого мастера, своеобразный итог всей его жизни Книга, в которой он в полной мере раскрылся как писатель, философ, стилист, виртуозно владеющий языком Данное исследование представляет собой попытку обозначить и проанализировать стилистические особенности цикла «Темные аллеи», выявить те черты, которые позволяют говорить об этой книге именно как о бунинской Актуальность темы исследования обусловлена недостаточной ее изученностью, отсутствием по ней специальных фундаментальных исследований, в то время как данная тема, с точки зрения автора, особо значима для понимания и оценки бунинских «Темных аллей» как итогового произведения писателя, его места как в творчестве самого мастера, так и в русской литературе Кроме того, исследование сборника «Темные аллеи» в выбранном автором аспекте дает возможность глубже постичь не только мастерство Бунина-писателя, стилиста, но и его внутренний мир Объектом данного исследования являются произведения, вошедшие в состав цикла «Темные аллеи» Предмет исследования — стиль книги, который, к сожалению, в 1 Михайлов О Н Жизнь Бунина Лишь слову жизнь дана — М Центрполиграф, 2002 С 10 2 Там же С 10 3 Там же С 12 3

4 научно-критической литературе, посвященной творчеству И Бунина и «Темным аллеям» в частности, в полной мере изучен не был Следует отметить, что автором в данной работе стиль рассматривается в широком смысле этого слова Исследуя стиль «Темных аллей» в литературоведческом аспекте, автор затрагивает не только речевой пласт книги, но и ее формальную и содержательную стороны Цель и задачи исследования. Целью данного исследования является анализ стилистических особенностей цикла, тех специфических черт — и на уровне формы, и на уровне содержания, — которые бы позволили говорить о «Темных аллеях» как о едином целом, бунинском произведении В связи с поставленной в данной работе целью обозначим ряд задач 1 Произвести подробный анализ заглавного рассказа «Темные аллеи», играющего в книге роль своеобразного зачина 2. Выявить жанрово-композиционные особенности цикла, проанализировав его жанровую структуру, сюжет и хронотоп. 3 Исследовать содержательную сторону книги — ее тематику и проблематику, образную систему и мотивы 4 Исследовать речевую структуру произведений, входящих в состав сборника, уделив особое внимание функциям повествователя, особенностям повествования, выражения авторской точки зрения, роли монологов и диалогов в цикле Степень изученности темы. Феномен И.А Бунина, согласно материалам к библиографии, помещенным в книге «Иван Бунин pro et contra», исследовался примерно с 1892 года и с разных сторон Жизнь писателя, его творчество, начиная от ранних стихов и заканчивая последними произведениями, вот уже на протяжении более ста лет вызывают живой интерес в литературоведческих кругах всего мира Учеными исследовались и его поэзия, и, конечно же, проза Особое внимание со хтоуонбглитератур&вежж^^дядо&ь-и-4ьиклу-«т^мнь1е-а1шеи>>. С момента выхода сборника в свет он бью принят неоднозначно Одни современники Бунина восхищались книгой, кого-то она смущала своим эротизмом. Так, Г. Адамовича, А Твардовского, Ф Степун «Темные аллеи» поразили своей оригинальностью, натуралистической «пряностью», пылкостью и силой чувств, а историк М.М Карпович, бывший секретарь редакции «Современных записок» М В. Вишняк, прозаик Г Д Гребенщиков говорили о «падении» старого писателя, отмечая, что от «гордого олимпийца из орловских дворян» стало разить «растлевающим духом» 4. Однако первоначально это были лишь отзывы о книге 4 Михайлов ОН Указ раб С 426 4

5 Кроме того, в силу объективных исторических причин в отечественном литературоведении, например, о «Темных аллеях» широко заговорили лишь к концу 80-х годов XX века До этого времени существовали только единичные исследования цикла, в числе которых можно отметить такие работы, как «Средства выражения эмоциональности и экспрессивности в языке Бунина (Сб «Темные аллеи») А К Кочеткова (1971), «ИА Бунин «Темные аллеи» (Жанровые особенности)» НИ Волынской (1973), «Некоторые особенности структуры новеллы И А Бунина «Темные аллеи» Л Н Иссовой (1974), «Рассказы И А Бунина из цикла «Темные аллеи» ГС Бояринцевой (1982), «Новелла и рассказ — ведущие жанровые формы в книге И А Бунина «Темные аллеи» Н П Евстафьевой (1986) Упоминание, поверхностный, беглый анализ цикла находим в этот период и в трудах В Н Афанасьева, О Н Михайлова, А А Волкова, Н М Кучеровского. С конца 80-х годов прошлого века ученые-литературоведы обратили на бунинские «Темные аллеи» более пристальное внимание Эта книга исследовалась с разных сторон В частности, широко рассматривались жанровые и композиционные особенности («О жанре и композиции лирической миниатюры в книге И.А Бунина «Темные аллеи» Н П Евстафьевой, «Художественное пространство аллей в творчестве И А Бунина» Е Б Рогачевской, «Воронежские мотивы в рассказе И А Бунина «Натали» («Темные аллеи»)» В В Инютина, «К вопросу о мотиве смерти в книге И.А. Бунина «Темные аллеи» А А. Коновалова), язык, поэтика цикла («Монологизм страстного сознания (Поэтика женского тела в «Темных аллеях» И А Бунина)» ИП Карпова, «Лингвостилистический анализ рассказа И А Бунина «Чистый понедельник» Н А Николиной, «Семантико-стилистические особенности цикла И А Бунина «Темные аллеи» Л И Донецких, Е Л. Грудциной, «Наблюдения над поэтикой природы в цикле рассказов И А Бунина «Темные аллеи» Е А Шириной, «Поэтика цикла И А Бунина «Темные аллеи» Е Л Грудциной), тематика и проблематика произведений, составляющих книгу («Художественное «вочеловечивание» у Бунина темы любви и смерти» И Г Богдановой, «Темные аллеи Бунина тайна «русской любви» Н Ю Желтовой, «Двуединое начало в бунинской концепции любви («Темные аллеи»)» Г М Благасовой), роль заглавий («Ассоциативные связи заглавий в структуре нирического цикла И А Бунина «Темные аллеи» В А Ефремова, «Название цикла как обобщенный символ («Темные аллеи» И А Бунина)» Л И Донецких, Е Л Грудциной) Среди трудов этого периода особо следует выделить монографии ОН Михайлова «Жизнь Бунина Лишь слову жизнь дана» и Ю В Мальцева «Бунин, » Несмотря на то, что оба труда представляют собой очерк творчества И А Бунина в целом, «Темным аллеям» здесь уделено дос- 5

6 таточно много внимания Что касается стиля писателя в целом, то он также активно изучался Достаточно назвать такие работы, как «Диалектика бунинского поэтического стиля» В И Славецкого, «Некоторые черты стиля И А Бунина и М Горького — (на материале произведений о буржуазной цивилизации)» Г М. Благасовой, «Стилевые особенности прозы И А Бунина» Б Е Бунджуловой, «Из наблюдений над языком и стилем И А Бунина» А П Аверьянова, «О стилевых исканиях И А Бунина» М Л Сурпина Однако стилистические особенности именно «Темных аллей» в полной мере исследованы не были. Данная работа является попыткой заполнить этот пробел. В связи с этим целесообразно обозначить научную новизну исследования. Она состоит в том, что, опираясь на уже имеющиеся исследования «Темных аллей» и творчества И А Бунина в целом, а также на научную литературу о свойствах стиля и литературоведческие работы общего характера, в данной работе автор проводит тщательный комплексный анализ стиля «Темных аллей» в широком смысле — на всех уровнях художественного произведения В конечном итоге мы имеем обстоятельный, подробный анализ цикла «Темные аллеи» как единого, целостного произведения Методология и методы исследования. Теоретикометодологической основой автору для данного исследования послужили, прежде всего, идеи, заложенные в следующих работах «Проблема авторства и теории стилей» и «К теории литературных стилей» В В Виноградова, «Проблемы литературного стиля» Г Н Поспелова, «Теория стиля» А Н Соколова Конкретный анализ формальной и содержательной сторон цикла опирается на труды А Б Есина, Ю В. тодковый словарь русского языка С.И Ожегова В работе также используется ряд трудов, посвященных творчеству И А Бунина Помимо вышеперечисленных работ, это сборники «Иван Бунин pro et contra», «Уроки русской словесности», а также исследования Л А. Колобаевой, Л В. Крутиковой, Е А Шириной, Г М Благасовой, Н Ю Желтовой, И.Г. Богдановой, С.И Шашковой, И Г Самородских, Г В. Килгановой и др Основной метод исследования — аналитический, ориентированный на изучение особенностей стиля «Темных аллей» При этом автором были использованы также методы наблюдения и сравнения, описательный метод 6

7 Теоретическая! и практическая значимость исследования. Автор считает, что данные, полученные в процессе исследования, расширяют и систематизируют уже имеющиеся представления об идейнохудожественном своеобразии «Темных аллей», о стиле И А Бунина в целом, о бунинской философской концепции, о восприятии писателем мира и человека Думается, что результаты данного исследования могут найти и практическое применение использоваться в практике школьного и вузовского преподавания (в курсах по истории русской литературы XX века, а также в спецкурсах, семинарах, на уроках русской литературы, посвященных творчеству великого русского писателя), при составлении соответствующих учебных пособий Данные, полученные в ходе работы, могут также послужить основой для дальнейших исследований цикла И А Бунина «Темные аллеи» Апробация работы. Основные положения и выводы данного исследования уже нашли свое отражение в публикациях и апробированы на Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции «Проблемы диалогизма словесного искусства» (г Стерлитамак, Республика Башкортостан, октябрь 2007 г) Кроме того, отдельные результаты данного исследования были применены на уроках русской литературы, посвященных творчеству И А Бунина, в 11 классах средней школы 52 г Махачкалы и на научно-практической конференции «Шаг в будущее» (2004 г) Структура работы. Данное исследование состоит из введения, вводной главы к основной части работы, трех глав, разбитых на разделы и подразделы, заключения и списка использованной литературы Общий объем работы равен 180 страницам машинописного текста, что объясняется широтой избранной для исследования темы, а также наличием достаточно объемных цитат, использование которых необходимо в процессе достижения поставленной в данном исследовании цели Положения диссертации, выносимые на защиту: 1 Рассказ «Темные аллеи» — своеобразная стилистическая закономерность, которой подчинена вся книга в целом 2 Смешение, грансформация малых жанров в «Темных аллеях» — одна из черт бунинского стиля 3 Цикл «Темные аллеи» включает в себя произведения малых жанровых форм, характеризующиеся многосюжетностью и резко ограниченные по действию. Нарушение хронологии как следствие подчинения мотиву памяти — одна из особенностей сюжета «Темных аллей» 4 Хронотоп в цикле «Темные аллеи» символичен Символизм — также специфическая черта бунинского стиля 5 Любовь — ведущий мотив в книге И А Букина «Темные аллеи» 7

8 Здесь впервые в русской литературе изображаются все грани, оттенки этого чувства 6 Сквозные мотивы в цикле «Темные аллеи» играют роль скреп, соединяющих все произведения книги в единое целое, и работают на реализацию авторской концепции любви 7 В системе персонажей цикла превалируют женские образы, и это одна из стилистических особенностей «Темных аллей» 8 Образ повествователя — также одна из скреп, объединяющих произведения цикла в единое целое 9 Монологизм повествования в «Темных аллеях» есть стилистическая особенность цикла 10 В «Темных аллеях» И А Бунин не позиционирует открыто свое «я» и в то же время не самоустраняется Растворение в героях либо полное слияние автора с одним из них — основной способ реализации авторской концепции в цикле Краткое содержание работы Во введение определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи, обосновывается актуальность темы, указываются научная новизна, методологическая основа, теоретическая и практическая значимость исследования, даются сведения об апробации его результатов В вводной главе приводится краткая история создания цикла «Темные аллеи», а также восприятие книги современниками И А Бунина Здесь же освещается литературоведческий аспект трактовки понятия «стиль», в рамках которого ведется исследование Стиль в данной работе, вслед за Г Н Поспеловым, А Б Есиным, А Н Соколовым, В А Ковалевым рассматривается автором как «эстетическое единство всех элементов художественной формы, обладающее определенной оригиналбностню и выражающее известну-ю_содержа1. тельность» 5, иными словами, как охватывающий «разные стороны формы и содержания» 6 (язык, образы героев, идейное содержание, композицию). Первая глава «Стилистические особенности цикла «Темные аллеи» на жанрово-композицнонном уровне» состоит из четырех разделов Здесь подробно анализируются заглавие, жанровая структура цикла, сюжет и хронотоп произведений, в него входящих s Еоин А Б Принципы и приемы анализа литературного произведения — M Издательство «Флинта», издательство «Наука», 2003 С Соколов A.H Теория стиля — М. Искусство, 1968 С 18 8

9 Первый раздел «Символизм заглавия (рассказ «Темные аллеи» как стилистическая закономерность)» посвящен анализу заглавного произведения цикла Подобное не случайно Рассказ «Темные аллеи» играет роль некоего зачина, задает тон всей книге Это своеобразная стилистическая закономерность В этом произведении сосредоточен круг вопросов, которые волнуют писателя и на которые он пытается ответить всей книгой что такое любовь, почему подлинное чувство всегда трагично, а счастье скоротечно, что препятствует счастью двух любящих людей Этот рассказ — своеобразный первый штрих, первый мазок на картине-цикле Здесь же впервые появляется образ темных аллей — своеобразная скрепа, соединяющая все произведения цикла в единое целое Что такое темные аллеи для И А Бунина? На основании анализа заглавного рассказа можно сделать следующий вывод темные аллеи — это образ-символ. Символ любви, чувства самого яркого, самого ценного в жизни человека Чувства, соединяющего в себе божественное и дьявольское, чувства разрушающего и созидающего, изначально трагического, но все же стоящего того, чтобы его испытать Этот постулат, обозначенный в первом рассказе, проходит через весь цикл, от произведения к произведению Образ темных аллей как символ любви, трагической и прекрасной одновременно, играет, таким образом, в цикле роль одной из стилевых доминант Само же заглавие и первого рассказа, и книги в целом отражает авторскую философскую концепцию Во втором разделе «Особенности жанровой структуры цикла» дан анализ произведений, составляющих книгу, с точки зрения жанра В цикле сочетаются такие малые жанровые формы, как новелла, рассказ, лирическая миниатюра И в каждом из них И.А Бунин выступает новатором. Так, новеллы, входящие в состав «Темных аллей» подразделяются на две группы — новеллы стержневые, типа «Кавказ», и новеллы традиционные Все она характеризуются упрощенной образной системой (два главных героя и два — три эпизодических персонажа), динамизмом, остротой действия, которое развивается в пределах довольно короткого промежутка времени Однако важнейшей чертой новелл первой группы является их многоплановость, наличие в них внутренней, подводной сюжетной линии Она создается при помощи описаний — портретных, пейзажных зарисовок, — занимающих в произведениях «Темных аллей» значительное место Эти описания очень емки, наполнены особым смыслом, символичны Именно они играют важную роль в постижении 7 Евстафьева Н П Своеобразие жанровых форм в книге И А. Бунина «Темные аллеи» Автореф дис на соискание ученой степени канд филол наук/харьквск. гос дед ин-т им Г С Сковороды — Харьков, 1990 С 3 9

10 сути новелл первой группы, в раскрытии авторской концепции Подобные же описания являются неотъемлемой частью и новелл второй группы, и рассказов Но здесь они не несут особой смысловой нагрузки Эти описания так же пространны, но не диссонируют с общей линией произведения, не выпадают из нее. Они не мешают действию, наоборот, служат прекрасным фоном, на котором развивается история любви героев, в определенной мере работают на раскрытие образов И А Бунин, великий художник, великий мастер слова, наделенный особым даром воспринимать окружающий мир — видеть все его краски, слышать все его звуки, неустанно восхищаться его великолепием — не в силах отказать себе в радости поделиться этим с окружающими Поделиться как умеет, посредством пера И он с радостью делает это, живописуя окружающий мир на страницах своих произведений Отсюда и относительная самостоятельность этих описаний По сути это своеобразные стихотворения в прозе, искусно вплетенные в ткань новеллы или рассказа Полную же автономность они получают в лирических миниатюрах цикла Помимо наличия подтекста, подводной сюжетной линии в новеллах первой группы («В Париже», «Кавказ»), стержневых, можно выделить и их кинематографический характер Причем эта своеобразная «фильмовость» касается той части новелл, где рассказывается о совместном счастье героев Действие развивается очень стремительно и действительно напоминает собой кинокадры Подобное не случайно, это как будто бы лишний раз напоминает сколь скоротечно земное счастье Кроме того, и это касается новеллы «Кавказ», И А Бунин прибегает к следующему он вводит персонаж (муж героини), первоначально воспринимающийся как второстепенный, но по мере развития действия переходящий в разряд главных С ним связана отдельная сюжетная линия Первоначально воспринимаемый как причина на пути героев к счастью (из-за него влюбленные не могут быть вместе), в конечном итоге он ет^овится-жерхвой-^_евоей любви к жене Трагическая развязка этой сюжетной линии, открытость финала линии герои-любовники в конечном итоге подготавливают развязку подводной сюжетной линии, раскрывают авторскую идею счастье двух любящих — лишь вспышка, короткий миг, но стоит того, чтобы его испытать Подобным же образом вводятся второстепенные персонажи и в традиционные новеллы («Муза», «Антигона») Но, в отличие от новеллы «Кавказ», с ними здесь не связана отдельная сюжетная линия Эти персонажи (помещик Завистовский в «Музе», старая горничная в «Антигоне»), как правило, исполняют в традиционных новеллах роль препятствия на пути героев к счастью, орудия в руках судьбы 10

11 В традиционной бунинской новелле все подчинено канонам острота, быстрота действия, короткий временной промежуток, в который действие происходит, экономная образная система, упрощенный конфликт Исключение составляет лишь наличие пространных описаний, что уже было отмечено Кроме того, некоторым традиционным новеллам также свойственна кинематографичность. Ярким примером этого может послужить новелла «Кума» И если в стержневых новеллах, как автором уже отмечалось, кинематографический характер имеют лишь те эпизоды, которые повествуют о счастливых минутах в жизни героев, то новелла «Кума» уже изначально строится как сценарий ремарки, обозначающие место действия и героев, рассказывающие об их жизни, диалог, снова ремарки, говорящие о «неожиданном счастье» — их близости, финал И снова, как и в новелле «В Париже», в «Кавказе» подобное построение еще более подчеркивает стремительность и одновременно ценность этого счастья, о котором каждый из героев долго еще будет вспоминать Итак, работая над «Темными аллеями», И А Бунин хотел показать, что же самое главное в человеческой жизни И этим главным оказалась любовь — трагическая, порой сводящая с ума и толкающая на преступления, но все же стоящая того, чтобы ее испытать Дабы показать всю силу этого чувства, все его грани, мастер обращается к наиболее подходящей, по его мнению, жанровой форме — новелле Но не это одно интересует автора Проверка на духовную и нравственную состоятельность испытанного чувства всей жизнью героя — также одна из бунинских задач Именно поэтому писатель обращается к жанру рассказа И, как новеллу, трансформирует его Важнейшая особенность бунинских рассказов, входящих в «Темные аллеи», — структура «жанра в жанре» 8, сочетание собственно рассказа с новеллой Подобная структура реализуется в произведениях, где сюжет подчинен мотиву памяти («Руся», «Баллада», «Речной трактир»). И здесь непосредственно воспоминания героев носят новеллистический характер, что позволяет еще более ярко подчеркнуть их ценность Помимо этого особенностью бунинских рассказов является и то, что действие происходит в течение достаточно большого промежутка времени (в «Русе», например, это долгие годы, в «Балладе» — сочетание современной автору действительности со стариной глубокой), и наличие, как и в новеллах, описаний Причем, что касается последних, то в рассказах они еще более пространны Как уже отмечалось, здесь они не составляют подтекст, не весут какой-то дополнительной смысловой нагрузки, однако в конечном итоге позволяют подчеркнуть, сколь значительны, Евстафьева H П Указ раб С 10 11

12 важны для героев пережитые минуты любовного счастья, а значит, показать, как важна в человеческой жизни любовь Ведь помнить, даже через много лет, в мельчайших подробностях, деталях можно лишь то, что по-настоящему ценно Что касается лирических миниатюр, то их можно смело назвать изобретением самого И А Бунина, особенно миниатюры описательного характера Если миниатюры-повествования («Волки», «Качели», «Смарагд», «Дурочка», «Красавица», «Второй кофейник»), основанные на переосмыслении заурядного житейского события и строящиеся на фабульной основе, похожи на тургеневские стихотворения в прозе, то в миниатюрах-описаниях находим Бунина-новатора И «Камарг», и «Сто рупий», и «Часовня» — это картины, с той лишь разницей, что написаны словом Так, действительно, в русской литературе еще не писали По сути это описания, используемые мастером в новеллах и рассказах, достигшие высшей точки своей законченности, самостоятельности В каждой из них — кульминация бунинских чувств — восхищения красотой женщины, природы В целом же лирические миниатюры цикла — это своеобразные эскизы к полотну, называемому «Темные аллеи», ведь именно в них в концентрированном виде содержатся авторские представления и чувствования, привнесшие в цикл концептуальную значимость, обусловившие динамику ее сюжетного развития Как видим, в «Темных аллеях» И Бунин активно работает с жанрами. ровым формам В «Темных аллеях» находим две («Натали»), а то и три, четыре («Зойка и Валерия», «Генрих») сюжетные линии, и это не считая подтекста («Кавказ», «В Париже», «Чистый понедельник», «Галя Ганская», «В Париже») В многосюжетных произведениях, как правило, выделяется главная линия (Глебов — Елена («Генрих»), Левицкий — Валерия («Зойка и Валерия»), которой подчинены все остальные Причем побочные сюжетные линии имеют разную степень подробности Они могут быть достаточно подробными, содержать в себе практически все сюжетные элементы (Левицкий — Зойка («Зойка и Валерия»), Мещерский — Соня («Натали»), либо сводиться только к развязке (Глебов — Надя, Глебов — Ли («Генрих»), но все эти линиии органично переплетают- 12

13 ся между собой и в конечном итоге образуют единое целое — произведение, в котором раскрывается авторская философская концепция любви, счастья, бунинская система ценностей, «я» писателя Помимо многосюжетных произведений, «Темные аллеи» включают в себя произведения, где действие сильно ограничено Это, главным образом, миниатюры повествовательного характера Они представляют собой диалог («Качели», «Смарагд»), либо монолог («Второй кофейник», «Волки») героев Это объясняется следующим Как уже отмечалось, лирические миниатюры — своеобразный концентрат авторских мыслей, взглядов и чувств И А Бунин не хочет быть последней инстанцией, автором-демиургом, не хочет руководить действиями героями своих произведений Они должны жить самостоятельной жизнью И в то же время свое ощущение, понимание мира, свой жизненный опыт писателю важно донести до читателя И А Бунин желает быть услышанным тем, для кого он пишет А выразить себя, не позиционируя собственное «я» открыто, можно в героях, их словах, мыслях, что, собственно, и делает писатель В целом же, на основании анализа произведений цикла мы можем говорить, что бунинский сюжет традиционен, включает в себя все сюжетные составляющие (экспозицию, завязку, развитие действия, кульминацию, развязку), хронологичен Течение времени нарушается лишь в произведениях, подчиненных мотиву памяти, да и то лишь тогда, когда герой в свои воспоминания углубляется Ход же времени самих воспоминаний не нарушается И это оправданно, ибо еще более подчеркивает ценность, важность пережитого для самих героев Четвертый раздел «Символизм хронотопа как стилистическая особенность «Темных аллей» посвящен анализу художественного времени и пространства книги И. А Бунин ни место, ни время не выбирает случайно Все несет у него определенную смысловую нагрузку Все служит определенным символом И эта символичность — еще одна своеобразная его стилистическая черта Что касается пространства, то в цикле наличествуют и открытая, и ограниченная его разновидности Открытое пространство в «Темных аллеях» — это, прежде всего, дорога И зачастую она является символом прожитой героями жизни («Темные аллеи», «Поздний час») или жизни только начинающейся («Начало») По дороге герои идут, едут к своему счастью, по дороге же уходят от него («Степа», «Таня», «Весной, в Иудее», «Антигона», «Натали», «Зойка и Валерия») С этим пространством у И.А Бунина в цикле тесно связано и закрытое пространство транспорта — вагон поезда («Начало», «Камарг», «Генрих»), теплоход («Визитные карточки»), вокзал («Генрих», «Кавказ», «Таня»), придорожная гостиница («Темные аллеи») Оно очень важно, так как именно здесь герои 13

14 вместе и счастливы — в вагоне поезда герой произведения «Начало» впервые в жизни влюбляется в женщину, в тесном купе счастливы тихим семейным счастьем Глебов и Елена («Генрих»), в каюте теплохода обретает свое мимолетное счастье и героиня «Визитных карточек» Но почему именно закрытое пространство связано у И А Бунина со счастливыми минутами жизни героев» Оно символизирует своеобразный маленький мирок двух влюбленных, защищенный он враждебного окружающего мира, мирок, где есть только они и больше никого. На время, определенное нечто свыше — судьбой, Богом — это только их территория, территория любви И находятся они на ней ровно столько, сколько должно длиться их любовное счастье Вот почему остановка, вокзал, трап неизменно связаны с разлукой людей, а мир, открытое пространство, куда они выходят, — это их дальнейшая жизнь порознь Кроме того, подобное соответствует и авторской концепции счастья, которое не может длиться в условиях земных будней Оно сконцентрировано в маленьком мирке двух влюбленных, и чем сильнее любовь, тем выше его концентрация Но этот маленький мир, так уж устроено бунинское мироздание, не может существовать вечно В какой-то момент он рушится под напором обыденности, и все, что было в нем, распыляется на просторах Вселенной Эта же идея подчеркивается и символизмом времени в цикле В «Темных аллеях» только две его категории — прошлое и настоящее. Будущего у И А Бунина нет Герои счастливы либо здесь и сейчас («Качели»), либо бьши счастливы когда-то (произведения, подчиненные мотиву памяти) Возлагать надежды на то, что будет, — абсурдно, ибо любовь и обыденность несовместимы И все же прошлое у И А Бунина превалирует. Почему 7 Таким образом еще раз подчеркивается ценность человеческой любви Спустя двадцать, тридцать, пятьдесят лет, как и сам автор, герои помнят своих возлюбленных, помнят так, как будто это было совсем недавно («Холодная осень», «Поздний час»), в мельчайщих деталях, подробностях ЙГТТр»ИЗ»нают7Что—исш51танн0е-ими-=-смысл. всего их земного существования, остальное — «ненужный сон» 9 Кроме этих двух категорий, в цикле находим и вполне конкретное время (суточное, календарное, историческое, религиозное) Причем оно также выбирается автором не случайно, а несет в себе определенную смысловую нагрузку. Так, например, время историческое — Первая мировая война, семнадцатый год — становятся причиной расставания героев («Таня», «Холодная осень»), в Прощенное воскресенье и Чистый понедельник Великого поста (религиозное время) героиня новеллы «Чистый понедельник» делает окончательный выбор своего жизненного пу- 4 Бунин й А. Собрание сочинений в 4 томах. Т 4 — М Правда, 1988 С

15 ти и уходит в монастырь, осенью, когда умирает природа, видятся в последний раз в жизни герои «Холодной осени» и осенью же, встретившись однажды весной и полюбив друг друга, расстаются Галя и художник («Галя Ганская») Как видим, выбор времени действия у И А Бунина осуществляется в рамках его философской концепции любви и счастья Это то, что даруется свыше и это лишь миг по сравнению с вечностью С этих позиций можно говорить о наличии в цикле еще одного вида времени — бесконечного — Вечности, в которой, быть может, долгое счастье и возможно Вторая глава «Стилистические особенности «Темных аллей» на содержательном уровне» состоит из трех разделов и посвящена анализу тематики, проблематики цикла, а также сквозных мотивов и образной системы Первый раздел «Любовь как ведущий мотив и особенности ее изображения» содержит в себе анализ бунинской концепции любви, потому что все проблемы, поднятые писателем в книге — философская проблема добра и зла, ряд социальных проблем, — даны именно сквозь призму этого чувства. В мировой литературе находим много шедевров, посвященных этом)’ чувству, но так, как И А Бунин, о любви не писал никто Любовь у И Бунина препарирована Столь тщательно, детально, скрупулезно ее никто не описывал В «Темных аллеях» любовь многолика первое влечение («Начало», «Зойка и Валерия»), похоть («Дурочка», «Ночлег»), продажная любовь («Мадрид», «Весной, в Иудее», «Сто рупий»), любовь-страсть («Пароход «Саратов», «Галя Ганская»), любовь-отчаяние («Месть», «В Париже», «Визитные карточки») и, конечно же, настоящая, подлинная любовь, любовь на всю жизнь («Холодная осень», «Поздний час», «Натали», «Руся») У И А Бунина это чувство одновременно и начала, и наказание Оно и созидательно, делает человека чище, лучше, добрее («Антитона», «Генрих», «Натали»), и в то же время разрушительно — пробуждает в нем животные инстинкты, толкает на преступление («Пароход «Саратов», «Ночлег», «Дубки») Оно и возрождает к жизни («Месть», «В Париже»), и губит («Галя Ганская», «Зойка и Валерия») Но, несмотря ни на что, стоит того, чтобы его пережить, прочувствовать И каждый герой «Темных аллей» своим примером подтверждает это В конечном итоге минуты жизни, освященные любовью, являются самыми яркими в жизни бунинских героев Почему 9 Потому что и для самого писателя любовь — самое главное в жизни Безответное чувство к Варваре Пащенко, неудачный брак с Анной Цакни, позднее увлечение Галиной Кузнецовой и долгие годы рядом с Верой Николаевной. . Было тяжело, больно, временами — легко и радостно Но на склоне лет писатель ни о чем не жалеет. И своеобразное дока- 15

16 зательство этого — его «Темные аллеи» Все, что пережил И А Бунин — все печали и радости, все трагедии и счастливые минуты, — нашло отражение в его книге В жизни было больше трагедий, наверное, поэтому трагедий больше и в книге Любовь у И А Бунина вообще трагична Ни в одном произведении «Темных аллей» герои не живут долго и счастливо Да это и невозможно Счастье не может быть долгим Оно — вспышка, короткий миг Герои расстаются не потому, что любовь проходит Наоборот, любовь может длиться столько, сколько живет человек И причиной трагедии расставания порой служит, на первый взгляд, сущая глупость Но если посмотреть глубже, становится понятно, что подругому быть не может У И А Бунина Так уж предопределено свыше — в условиях земных будней счастье скоротечно И в подобной трактовке человеческих взаимоотношений, любви, счастья — оригинальность писателя, его непохожесть на других, его стиль Во втором разделе «Сквозные мотивы «Темных аллей» анализируются мотивы, своеобразные скрепы, переходящие из произведения в произведение, соединяющие их в единую книгу Это мотивы скоротечного счастья, смерти, судьбы, памяти, мотив дороги, аллеи и, конечно же, эротический мотив И все они тесно связаны с ведущим мотивом любви В использовании сквозных мотивов в «Темных аллеях» И А Бунин также оригинален, неповторим Неповторим в том, что совмещает, казалось бы, несовместимое — любовь, счастье и смерть. В книге они не разделимы. Почему»? Потому что не всегда смерть у И А Бунина воспринимается как конец всего 10 Безусловно, часто именно она является причиной расставания героев («Генрих», «В Париже», «Поздний час»), окончания и так короткого счастья, но расставания, счастья земного Одновременно смерть — это и надежда на встречу в другой, вечной жизни («Холодная осень», «В Париже», «Поздний час»), которая в конечном итоге у мастера является подлинной Именно в той, вечной жизни возможно вечное счастье, к которому стремятся герои И именно вера в этога-такженвеум«раюшая-любовьлаюд_им силы жить С мотивами любви, счастья и смерти тесно связан и мотив памяти Воспоминаниями наполнено, без преувеличения, каждое произведение цикла («Руся», «В одной знакомой улице», «Речной трактир»). Они связаны с яркими минутами жизни героев, освященными любовью и счастьем. Почему герои так трепетно относятся к воспоминаниям? Они оказываются смыслом их жизни после того, как все проходит Подобно старому фотоальбому перелистывают они прошлое и вновь и вновь переживают события давно минувших дней, вновь и вновь испытывают чувства, с ними связанные Кроме того, отношение героев к памяти — 10 Коновалов А. А К вопросу о мотиве смерти в книге И Бунина «Темные аллеи» // Проблемы эволюции русской литературы XX века Материалы межвуз науч конф -М, Вып 2 С

17 это отношение к ней и самого И А Бунина, который считал, что память — единственное, что не умирает. Это своеобразный эквивалент вечности, бесконечности А в. контексте «Темных аллей» — некий мостик между людьми, разлученными смертью Любовь, счастье, смерть, память — все это у И А Бунина подчинено судьбе Именно ров говорит «никогда» счастью двух любящих Почему так происходит, никому знать не дано Это заложено в самом бытии, по мнению И.А Бунина, в его изначальной катастрофичности, в зыбкости, хрупкости всего того, что доселе казалось незыблемым И в этом своеобразном переплетении любви, счастья, смерти, памяти, судьбы отражается авторская концепция мироздания, места в нем человека Помимо обозначенных выше, И А Бунин активно вводит в цикл мотив дороги. В дороге происходят встречи и расставания героев («Степа», «Генрих»), рождается любовь («Начало») и случается мимолетная близость («Визитные карточки») Как уже отмечалось, это символ человеческой жизни, со всеми ее горестями и радостями. И как своеобразная вариация — мотив аллей (сада, парка) Это знаковый образ, появляющийся уже в самом названии цикла И это символ — символ бунинской любви В аллее происходят все знаковые события в жизни героев прощания, признания, объяснения В аллее же, в саду понастоящему счастливы герои («Зойка и Валерия», «Холодная осень») Однако, несмотря на различный характер событий, происходящих в жизни героев и связанных с этим пространством, аллея у И А Бунина статична — она всегда темная Как и дорога, это своеобразный символ человеческого бытия И чем статичнее оно, тем ярче мгновения, озаренные любовью И еще, в контексте всей книги, это символ человеческой любви, трагичной и счастливой одновременно Среди сквозных мотивов следует особо выделить эротический мотив — самый важный, на наш взгляд, с точки зрения стиля. Это сцены близости героев, сцены обнажения героинь перед этой близостью Именно за эротизм обвиняли И А. Бунина во фривольности Но бунинская эротика не по сала Автор виртуозно балансирует на той грани, которая отделяет прекрасное от натурализма, и в этом его мастерство Бунинская эротика символична Близость, которая, как правило, происходит на лоне природы, — своеобразная кульминация отношений двух влюбленных, после чего они становятся единым целым, мужем и женой Это же и слияние человека с природой, своеобразное возвращение к истокам, полная гармония с миром Сцены обнажения также символичны И здесь автор более подробен нежели в описании сцен близости Подобное не случайно Как правило, обнажается в произведениях цикла героиня, сцена дается глазами героя И здесь не только восхищение, любование прекрасным женским телом Здесь — познание героем своей 17

18 возлюбленной, ее подлинного «я», ибо, сбрасывая одежду, героиня сбрасывает и маску условностей, становится самой собой В третьем разделе «Доминация женских образов как специфическая черта бунинского стиля» проанализирована образная система цикла. В ходе проведенного исследования нами сделаны следующие выводы В лучших традициях малых жанровых форм образная система «Темных аллей» экономна (два главных героя, два-три персонажа) Однако в самом создании образов И А Бунин неповторим В центре внимания писателя — герой и героиня, Он и Она, любящие друг друга Но все же основным вниманием завладевает женщина Женские образы доминируют в книге, и это еще одна стилистическая особенность цикла Здесь представлены несколько типов женщин С физиологической точки зрения, это женщины восточного типа («Камарг», «Сто рупий», «Весной, в Иудее») и «тип русской женщины с ярко выраженными восточными чертами» 11, с социально-культурной — женщиныпростолюдинки («Таня», «Степа», «Дурочка», «Визитные карточки», «Мадрид», «Второй кофейник»), эмансипированные, независимые, самостоятельные женщины («Муза», «Зойка и Валерия», «Генрих»), представительницы («Галя Ганская», «Пароход «Саратов», «Чистый понедельник») Женские образы более репрезентативны, полны, тогда как мужские — статичны И это вполне оправданно, так как женщина изображена именно глазами мужчины, влюбленного мужчины Поскольку произведения цикла отражают не только зрелую любовь, но и ее рождение («Натали», «Руся», «Начало»), это накладывает отпечаток и на изображение героини. В частности, портрет никогда не рисуется И А Буниным полностью По мере развития действия, движения повествования он снова и снова возвращается к героине Вначале пара штрихов, затем — все новые и новые детали Так видит женщину не столько автор, так узнает свою возлюбленную сам герой Исключение делается, пожалуй, для героинь миниатюр «Камарг» и «Сто рупий», где портретные характеристики не разорваны и составляют собственно — произведение Н«- здесь перед писателем другая цель По сути это портрет ради портрета Здесь — только восхищение женщиной, ее красотой Это своеобразный гимн столь совершенному божественному творению Создавая своих женщин, И.А Бунин не жалеет слов-красок Портретные зарисовки в «Темных аллеях», пожалуй, — образец виртуозного владения словом К чему только не прибегает И.А Бунин 1 Яркие эпитеты, меткие сравнения, свет, цвет, даже звуки, переданные словом, создают столь совершенные портреты, что кажется, героини вот-вот оживут и сойдут со » Карпов И П Монологизм страстного сознания (Поэтика женского тела в «Темных аллеях» И Бунина)// Жанр и стиль литературного произведения Межвузовский сборник научных трудов — Йошкар-Ола, 1994 С 77 18

19 страниц книги Целая галерея женских образов, женщины разных типов и социальных слоев, добродетельные и распутные, наивные и искушенные, совсем юные и пожилые, но все прекрасные И герои сознают это, а сознавая, отступают на второй план, восхищаясь ими и давая возможность восхищаться читателю И это восхищение женщиной — также своеобразный мотив в ряду других, обеспечивающих целостность цикла Третья глава «Стилистические особенности «Темных аллей» на речевом уровне» состоит из трех разделов и посвящена анализу речевого пласта книги В нервом разделе «Образ повествователя и его функции» исследованы образ повествователя, его роль, особенности его речи На основе проведенного анализа нами сделаны следующие выводы Все произведения книги имеют монологический характер — в них превалирует речь одного из персонажей — повествователя (повествование от 3-го лица) либо героя-рассказчика (повествование от 1-го лица) Образ повествователя (рассказчика) — еще одна скрепа, обеспечивающая единство, целостность цикла Он в некотором роде автобиографичен Эта автобиографичность в определенной мере подчеркивается использованием в речи повествователя сложных, развернутых предложений Это же обеспечивает повествованию плавность, придает ему определенный лиризм, соответствующий содержанию — рассказываемой истории любви Важнейшей особенностью речи повествователя является ее неоднородность Она содержит в себе вкрапления речи других персонажей В этих целях И А. Буниным широко используются приемы изображенной и несобственно-прямой речи. Подобное объясняется тем, что автор пытается уйти от давления одного из персонажей над другими, дает возможность остальным быть более активными, проявлять себя, тем самым придавая повествованию большую объективность Кроме того, благодаря использованию приемов изображенной и несобственнопрямой речи не нарушается отмеченная нами плавность повествования Следует подчеркнуть, что в повествовании достаточно много описаний — описаний пространных, не свойственных малым жанровым формам И.А Бунин как художник слова не в силах отказать себе в них Многочисленны метафоры, сравнения, олицетворения, изобразительные эпитеты Но нет ощущения их нагромождения. Наоборот, они используются столь искусно, что картины — пейзажи, портреты, — созданные с их помощью, словно оживают Читатель как бы переносится туда, внутрь произведения, становится его участником И в этом проявляется авторское мастерство владения словом, бунинский стиль Второй раздел! «Роль монологов и диалогов в цикле» содержит в себе анализ монологической и диалогической речи 19

20 Что касается соотношения монологов и диалогов в «Темных аллеях», то, несмотря на общий монологический тон повествования (а это одна из стилистических черт цикла), по значимости своей и монологи, и диалоги здесь равноправны. В количественном соотношении в книге превалирует, конечно же, монолог Это объясняется тем, что «Темные аллеи» — буниская книга итогов, где автор стремился раскрыть свое понимание окружающего мира, человека, его бытия, стремился передать весь свой накопленный опыт В каждом из героев кроется сам автор По сути это книга И А Бунина о себе Поэтому монологу здесь уделяется такое внимание Герои рассказывают о себе, переосмысливают свою жизнь, поступки, вспоминают яркие моменты Чаще всего это происходит наедине с собой, поэтому И А Бунин отдает предпочтение монологу внутреннему («Руся») Но в определенный момент бунинские герои настолько сливаются с прошлым, что ведут с ним беседу, и монолог приобретает характер обращенного («Холодная осень», «Поздний час»), что лишний раз подчеркивает, сколь дорого прошлое бунинским героям Эти обращенные монологи у И А Бунина — часть своеобразного диалога — диалога героя с прошлым Основная же особенность бунинского диалога — постепенное превращение его в монолог, когда один из собеседников становится пассивным слушателем, давая возможность другому высказаться, излить душу, в некотором роде исповедаться В большинстве случаев те произведения, которые начинаются как диалоги, постепенно приобретают монологический характер («Галя Ганская», «Начало», «Баллада») Кроме того, бунинский диалог похож на пьесу, в том смысле, что важную роль здесь играют ремарки, причем порой, мотивируя сказанное, они становятся главнее произнесенных фраз («Кума») В споре, а зачастую в споре героя с самим собой, рождается истина («Темные аллеи», «Качели») Вот предназначение буниского диалога Из сказанного следует, что важной особенностью монологов и диалогов в цикле «Темные аллеи» является их смешение~плавное-перете^ кание друг в друга, что также является специфической чертой стиля «Темных аллей» Третей раздел «Способы выражения авторского «я» посвящен анализу образа автора И А Бунин в «Темных аллеях» (и не только в них) не является демиургом. Он не управляет своими героями, не руководит их действиями, он предоставляет им свободу И в то же время И А Бунин не является сторонним наблюдателем, бартовским Скриптором Писатель постоянно присутствует в произведении Да, он не всегда позиционирует открыто свое «я», полностью сливаясь с одним из героев («Месть», «Начало»), но и не абстрагируется от происходящих в книге событий. Он не навязывает читателю свое мнение, но и не молчит Чаще 20

21 всего И А Бунин растворен в своих героях. Все, что писатель хотел сказать в книге, он говорит, но устами ее действующих лиц, доверяя нести свое мнение то одному, то другому герою И А Бунин тонко чувствует эту зыбкую границу между навязчивостью и полным абстрагированием и не преступает ее И все же во всех произведениях цикла есть места, где И Бунин открыт читателю Это описания — портретные и пейзажные зарисовки, без которых, как уже отмечалось, не обходится ни одно произведение цикла Вне зависимости от того, кто рисует пейзаж или портрет (герой-рассказчик, повествователь), здесь, в этих описаниях, — сам И А Бунин, его восприятие природы, женщины, его восхищение их красотой Вот почему описания из различных бунинских произведений (и не только в пределах цикла «Темные аллеи») так схожи между собой Это своеобразная бунинская печать, знак качества И это одна из особенностей его стиля — таким образом позиционировать себя в произведении, выражать свое «я» Работа завершается заключением, в котором подведены итоги исследования «Темные аллеи» — знаковое произведение в творчестве И А Бунина, своеобразный итог его жизни Это книга, в которой писатель проявился наиболее ярко — как стилист, как литератор, как философ Это кладезь его жизненных наблюдений, размышлений, творческих исканий Вот почему она до сих пор вызывает живой интерес и у специалистов-литературоведов, и у простого читателя В данной работе нами исследовались стилистические особенности цикла «Темные аллеи» в широком смысле и на уровне формы, и на уровне содержания Признаки неповторимого бунинского стиля в цикле «Темные аллеи» находим везде Это и смешение, трансформация жанров, и многолинейность сюжета, и символизм хронотопа, и особое, бунинское, восприятие любви, счастья, и эротизм, и яркость, сочность, образность языка Однако самая главная стилистическая особенность «Темных аллей», как, впрочем, и всего творчества И А Бунина — балансирование на грани, которая зовется гармонией Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора: 1 Любовь ка» выражение сущности личности в цикле рассказов И А Бунина «Темные аллеи» // Научное обозрение Сборник статей ассоциации молодых ученых Дагестана — Махачкала, 2004 Вьш 5 2 Тема любви в творчестве И А Бунина и Харуки Мураками (на примере цикла рассказов «Темные аллеи» и романов «Норвежский лес», «К югу от границы, на запад от солнца») // Научное обозрение Сборник статей ассоциации молодых ученых Дагестана — Махачкала, 2006 Вып 33 21

22 3. Мотив в цикле И.А Бунина «Темные аллеи» // Вопросы гуманитарных наук — 6 (33) — Москва, Символизм пространства в цикле И А Бунина «Темные аллеи» // Известия Российского государственного педагогического университета им А И Герцена 22 (53) Аспирантские тетради Научньш журнал — СПб, Особенность монологов и диалогов в цикле И А Бунина «Темные аллеи» // Проблемы диалогизма словесного искусства — Стерлитамак,

23 Формат 60×84 1/16 Печать ризографная Бумага 1 Гарнитура Тайме Уел печ л -1,5изд печ л -1,5 Заказ Тираж 100 экз Отпечатано в ООО «Деловой мир» Махачкала, ул Коркмасова, 35а

Анализ творчества Философская Социальная тема в творчестве Бунина

Иван Бунин – русский писатель, известный нам как лирик. Он много размышляет на темы крестьянства, судеб своего народа, человеческих чувств. Эти темы интересны во все времена. В его произведениях прослеживается печаль и чувство одиночества, раскрывается сущность человека, его несжимающее пребывание в этом мире. Он считает человеческие ценности. По его суждениям можно сделать вывод, что человек всего лишь песчинка в этом мире по сравнению со вселенной.

В рассказах Бунин часто раскрывает человеческую природу. Это показывает, насколько эгоистичные люди самоуверенны. Человек очень редко задумывается о своем пребывании на земле, продолжительности жизни, ценностях и нравственности. Человеку свойственно строить планы и страдать Творцу своей жизни… Но как мы можем понять из произведения «Господин из Сан-Франциско», жизнь преподносит нам уроки. Иногда эти уроки становятся роковыми.

Суть этого творения в том, что главный герой, имя которого не упоминается, посвятил свою жизнь приобретению материальных благ.Он тосковал по ним, не задумываясь о главных ценностях. Главный герой был убежден, что денег в этом мире достаточно. Ведь с их помощью можно купить все! Как он ошибался! Жизнь такова, что требует высокой цены за полученные блага. Гол он сделал. Но какая цена? Ценой собственной жизни. Ее прервали. И прискорбным стал тот факт, что его забота не заботила никого, даже его близких ему людей. Бунина Горького за главного героя.Что останется после него? Кто вспомнит о нем спустя время?

Писатель, можно сказать, скорбит в творчестве о тех членах общества, которые не способны видеть и чувствовать чужую боль, сравнивать, любить и помогать. Какое будущее ожидает народ? Как скоро их мир превратится в пыль? В таких загнивающих обществах нет морали и будущего!

Сам Иван Алексеевич был из дворянского рода. Но он тратил время на изучение крестьянской души. Ему было интересно наблюдать за работой крестьян, за манерой общения.Бунин любил наблюдать за крестьянами, когда они отдыхали, веселились на ярмарках и вели беседы.

В эмиграции Бунин пишет рассказы, раскрывающие тему любви. Он говорит о ее частотности, непостоянстве. О том, что он разбит о скалу житейских бурь. Вернее, человеческая любовь выходит из обстоятельств, которым мы не хотим или не можем сопротивляться. Трудно посвятить всю жизнь одному человеку и не разочароваться в нем.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о многомерном внутреннем мире Бунина, который он раскрывает в своих творениях.

`

Популярные произведения

  • Написание слово сила

    Многие из нас хотя бы раз слышали выражение слова сила или одним словом можно творить великие дела. Однако что означает это выражение, что люди, так или иначе связанные,

  • Когда в разговоре возникает вопрос о том, кто самый лирический поэт России, некоторых, конечно, вводит в ступор, но большинство, подумав, отвечает: Лермонтов.И действительно, Лермонтов Михаил Юрьевич

  • Евгений Онегин — Энциклопедия русского жития

    Роман в стихах о Евгении Онегине впервые назван энциклопедистом Белинским. Это обозначение сохранилось до наших дней, но не все знают его правильное толкование.

Соловина О.В.

В последнее время в литературоведении, особенно в западном, «узаконивается» восприятие произведения вне историко-литературного контекста, вне знания авторской концепции, во время опоры только на собственные эмоции при чтении и свободные ассоциации «о» .

При таком подходе к художественному произведению каждое прочтение отличается от предыдущего в той же мере, в какой неповторима индивидуальность чтеца и неповторима временная его иерархия ценностей. В произведении нет ничего объективного, ничего не зависит от произвольной интерпретации читателя, имеющего свои симпатии, настроения и т. д. Не обращая внимания на необходимость изучения «контекстов», авторского замысла, реалий, восстановить генеалогию произведений. А это означает не что иное, как отказ от культурного наследия — жить сегодняшним днем ​​и слепо гасить эту жизнь.

Для того, чтобы смысл произведения был размыт, необходимо затронуть авторскую программу понимания сохранения исторической и художественной ценности, которая, безусловно, существует в каждом произведении, но осознается лишь при осознанном желании прочесть произведение. адекватно работает на своего создателя. Существует прямая связь между авторским замыслом и читательским проникновением в смысл текста. Ориентирами для читателей, в числе прочих составляющих, являются знания об основах авторского мировоззрения, нравственно-философском суррогате, который скрыт за художественными образами каждого крупного произведения.Духовные искания художника диктуются не внешней целью — исследовать тот или иной предмет, а природной предрасположенностью к определенному направлению мысли. Читатель не должен оставить без внимания и стороны в духовном самосознании писателя, которые, на первый взгляд, не играли принципиальной роли, так как все в конечном счете находит свое отражение в творчестве.

Бунина-художника сформировали русская культура, народное творчество, классическая литература, которые он знал в совершенстве и которые оставались для него на протяжении всей жизни «критерием» ценностей.Но самобытное национальное видение мира мирового писателя, проникновенное знание русской истории, литературы, фольклора закономерно выделялись родственным вниманием к философско-этическим системам других народов. Человек широко образован, Бунин свободно обращался к культурам других стран — и эти обращения оставляли след в творчестве, влияли на создание образов, подсказывали сюжеты. Особую роль в духовном самосознании писателя играла еще горькая «органическая, наследственная тяга к Востоку».Несмотря на то, что исследователи-исследователи неоднократно отмечали влияние Бунина на восточные философские и религиозные системы, в частности буддизм, эта тема остается до настоящего времени неисследованной. В то же время внимание к буддизму сопровождало художника при жизни, придавало своеобразный тон его глобализму, концепции жизни, смерти, развития личности. «Что касается Бунина, — писал Д. В. Джонисян, то увлечение буддийской философией — не мимолетная прихоть. К разработке наиболее близких положений этого упражнения он неоднократно возвращается во все последующие годы.»

Важно подчеркнуть, что толчком Бунинского к «пути на Восток» была Россия, стремление понять ее сущность, предсказать ее будущее, соприкоснуться с прошлым. Буддизм был вторичен, впал в уже сформированную русской культурной традицией души, но без его учета многое в видении мира писателем останется непонятным. В то же время следует иметь в виду, что философия буддизма повлияла на Бунина как в положительном направлении (развитие темы исторической памяти), так и в отрицательном (идеи фатализма в объяснении поступка человека).

Сразу же возникает вопрос: может ли человек с таким чувственным восприятием мира, можно сказать, с таким сладострастным отношением к каждому миру жизни придерживаться философии, целью которой является избавление человека от страданий путем погашения все желания чувств, которые связывают нас с миром? Есть ли в этом противоречия? Нет, считает Бунин. Более того, в повести «Ночь» и в религиозно-философском трактате «Освобождение» он развивает взгляд на то, что истины, высказанные Буддой, могут глубоко прочувствовать только люди особого склада — художники, несущие «острое чувство всего» к которую Бунин причислил к толстой и себе. Ощущение покоя и себя в нем настолько велико, что переполняет человека, распространяя границы не только пяти чувств, но и собственной жизни. «Да, — сказал Бунин, — я чувствую в себе всех предков своих… И то, то я чувствую свою связь со «Зверем, Зверями — и Нюч я, и Очи, и Молва — все не просто так». человек, а интерьер — «животное». Поэтому «по-животному» я люблю жизнь. Все проявления ее — я связан с ней, с природой, с землей, со всем, что в ней, под ней, над ней.»

Личность настолько велика, что не может совершиться только в себе, ей доступно вспомнить то, что было до рождения, и память терзает его тайну — собственно, эти чувства и кладут первый мост к буддизму с его концепцией цепь рождений и смертей. Буддизм воспринимался Буниным как нечто давно ожидаемое его сознанием, как тайная память о духовной родине. Поэтому, скорее, речь идет не о влиянии буддизма на его творчество, а о встрече самостоятельно сформировавшихся индивидуальных взглядов художника с некоторыми сторонами учения буддизма, воспринятыми позднее.

В романе «Жизнь Арсеньева» Бунин показывает, как с «источниками дней» всякое соприкосновение с миром отзывается от Арсеньева ощущением безмерности познания, к нему. Восприятие жизни настолько обостряется, что жизнь его становится как бы малой. Память бесконечно стирается, томится смутными воспоминаниями о предыдущих рождениях. Писатель дарит своему герою ощущение причастности к миру океанскому, тропическому, «которое он «знал уже в детстве, разглядывая картины с стадными пальмами»: «В поле тамбовском, под тамбовским небом, с такой необычайной силой я помнил все, что видел, чем жил Когда-то, в его прежних, незапамятных существованиях, что потом, в Египте, в Нубии, в тропиках мне приходилось говорить только с самим собой: да, да, все именно так Я впервые вспомнил тридцать лет назад! Многое в восприятии Арсеньева можно назвать буддийским — это и отсутствие ощущения начала и конца жизни, и «воспоминания» о потрепанных предшествующих перерождениях; ощущение единого потока («Нет природы, отдельной от нас, каждое малейшее движение воздуха есть движение нашей жизни») и нисхождение земных лейнов («Вечно восходящая и вечно обманывающая нас земля»). Так ждали эти чувства в юном Арсеньеве (а значит, можно сказать, и в Бунине), чтобы в ранних рассказах прийти к мучительным поискам целостной философской системы.

Ранний Бунин — это путь к себе. Его рассказы довольно велики по объему, в них обилие риторических конструкций, философские вопросы стоят непосредственно перед читателем. Движение «К себе» Бунина можно определить как движение от «скуки жизни» к ее самодовлеющей радости, от восприятия мира как данности к бесконечному угасанию каждым моментом своего пребывания на земле.

В ранних рассказах заложены все образы, которые будут развиваться впоследствии. На раннем этапе невозможность примирения со смертью, тайна жизни, словом, вопросы, которые мучают писателя своей нескромностью, носят еще общечеловеческий характер. Но постепенно поиски писателя расширяются, наполняются духом других философских систем, особенно буддийского Востока.

В рассказе «Тишина», написанном в 1901 году, восточные мотивы слияния с миром и приобретают в этом покое: «Мне кажется, что когда-нибудь я окажусь где-нибудь с этой поедающей тишиной, от предвкушения которой мы стоим, и что счастье только в нем» Наблюдательность и счастье в слиянии со всем миром характерны для буддизма и других восточных религий — брахмаизма, индуизма. Слова «Пустая тишина» наиболее точно передают понятие об этом отдыхе. Сознавал ли сам Бунин, что многие тона его мировоззрения, свойственные, сразу скажем, не только буддизму, но и другим мировоззренческим системам, — ощущение в себе всех своих предков, вера в циклы перерождений, жажда слияния с миром, понимание трагическая зависимость между любовью, желаниями и страданием, совпадают ли идеи проповеди Будды? Да, конечно, судя по его высказываниям, многочисленным ссылкам на тексты учений, охотно отрицающих легенды о жизни Будды.Но возникает вопрос: когда он сознательно обратился к буддизму, какие книги читал, есть ли конкретные подтверждения его интереса?

Вероятно, толчком к буддизму послужило увлечение молодого Бунина толстячеством и Толстым, чьи увлечения были близки индийской философии. Впервые в произведении Бунина слова «Будда — учитель человечества» произносит Толстов Каменский, герой ранней повести «У дыка» (1895). Через сорок лет в «освобождении Толстого» Бунин соотносит свои взгляды на жизнь, смерть, основные моменты Бытия с «буддийскими» утверждениями Толстого.

Не последнюю роль сыграл Восточный Восток, захлестнувший творческую интеллигенцию на рубеже веков. В те годы интенсивно переводились книги о философии и религии Индии (научные труды Макса Мюллера, Г. Ольденберга) (научные труды Макса Мюллера), выдержки из Упанишад, изречение Будды и легенда о его жизни опубликовано. Была целая плеяда русских буддадовов: Ф. Щербат, С.Ф. Ольденбург, О.О. Розенберг.В работах А. Белого, А. Блока, Д. Мережковского, В.Л. Соловьева разрешила вопрос о судьбе России в зависимости от победы Востока или Запада, которые выступают как нравственно-этические категории, имеющие символическое значение.

Были и социальные причины обращения Буниных к буддизму: в социальных условиях начала ХХ в. Исследователи неоднократно писали о трагических настроениях русской интеллигенции в годы реакции после революции 1905 года.Осознание несовершенства бытия, потребность в новом положении вещей и полная неспособность как-то изменить действительность — не является ли это духовным состоянием русской интеллигенции, влечением к мистике, к восточным религиям, проповедовавшим избавление жизни путем социальных изменений, и погасить все стремления, отказ от любой деятельности? Эти настроения очень беспокоили М. Горького, который в статьях 1905-1910 гг. горячо призывал избавиться от «азиатского пессимизма», захлестнувшего литературные круги России, и возродить «упорную веру в правду, вечную жажду справедливости, революционное бремя и бесконечное мужество.»

Бунин, как можно судить по произведениям и архивным материалам, воспринимал буддизм с определенной художественной точки зрения, беря и используя все самое близкое естество, мировоззрение и не вдаваясь в сложнейшие рассуждения, относительно которых буддисты, по мнению Ф. Щербацкого, «Бродить в точечных рисунках».

По цитатам-отголоскам в сочинениях Бунинских можно определить, что он любил читать большую часть обширной буддийской литературы. Это книги, с которыми не расставался Бунин: Сутта-Нипат, древнейшая часть буддийского канона, и исследование города Ольденберга «Будда.Его жизнь, учение и общество. »

Путешествие на Цейлон, длившееся с середины декабря 1910 года, сыграло решающее значение для формирования взглядов художника. Узнавание себя, встреча лицом к лицу с философией, к которой он был предрасположен с детства, осознание ее значения для его жизни есть вместе с тем внутренний мотив, двигавший бунта в этом путешествии, и его результат.

В Государственном Орловском музее И.С. Тургенева, где хранится большая часть бунинского архива, имеются десятки книг, путеводителей, тетрадей с переводами, сделанными В.Н. Муромсовая-Бунина и племянник писателя Н.А. Позыников Бунин тщательно готовились к каждому своему путешествию. Его путевые заметки о Цейлоне — сохранились лишь несколько пожелтевших листов — это яркое зрительное впечатление, стремление зафиксировать увиденное объективно, беспристрастно. Правда, писатель не может удержаться, чтобы не послать племянника с сиренево-голубой лепесткой священного цветка с буддийским алтарем с просьбой: «Спаси».

Быстро откликнулось изучение географии, истории и литературы стран буддийского Востока.Именно после поездки Бунин стал свободным, если цитировать высказывания Будды. В 1912 году он подписывает одну из своих фотографий словами, немного перефразировавшими буддийскую СУТТУ: «Да, все существа будут счастливы, и слабые, и сильные, и видимые, и невидимые, и рожденные, и не рожденные в другом месте».

Бунин многое видел и пережил в путешествии. Его письма с Цейлона были, как никогда прежде, «проникнуты силой и страстью». На всю жизнь он будет помнить эту поездку. Цейлон теперь навсегда войдет в его творчество — это и город «Царей-королей», и «Ночь отречения», и «готы», и «земляк» и другие истории.Через пять лет, в 1915 году, Бунин записывает в дневнике: «Тихий, теплый день. Пытаюсь сесть за письмо. Сердце и голова тихие, пустые, безжизненные. Иногда полное отчаяние. Кончается ли мне как писателю «Только о Цейлоне хочется написать…»

Во время трехнедельного плавания по Индийскому океану на Цейлон Бунин пережил редкие минуты жизни, когда все малое уходит и человек оказывается близок к постижению истины. Духовная революция Бунина подобна арзамасскому ужасу Толстого. Но постижение истины у Бунина не через ужас, тоску и неимоверный страх, а через радостное общение.

Сюжет повести «Земляк» (1916) Зотов совершил путешествие, и потрясения, которые он пережил, навсегда связали его жизнь с Востоком: «…Полезем ли мы, арийцы, вслед за Тибетом в тропики, породили эту ужасающую в своей непреложной Мудрости доктрину…» И тогда он горячо начинает уверять, что «вся сила в том, что он уже видел, ощущал индийские тропики, может быть, тысячи лет назад, — глазами и душой их бесконечно давний предок… он испытал по дороге сюда чувства необыкновенные… «Зрелище нового мира, новых небес открыло мне все, но мне казалось… что я уже видел их однажды», . .. к нам пришло горячее дыхание нашей ужасной Пранодины. »

Известно, что реальный прототип Зотова и герой одной из «невидимых повестей» Вересаева существовал в жизни. Но, по наблюдению В.Н. Афанасьева, Бунин придал Зотову черты, «идущие от мироискания, свойственного самому автору.Ромен Роллан, читая рассказы «Соотечественник» и «Братья», пишет со своим корреспондентом: «Ее само (Бунин, — О. С.) Сознание, я чувствую, проникнуто (вопреки собственной воле) духом необъятным, непостижимая Азия.»

В 1925-1926 годах Бунин возвращается к характерным для его пути лирико-философским романам и создает два рассказа, вдохновленные путешествием на Цейлон, — «Воды много» и «Ночь», в которых выражена наиболее определенная система его философских взглядов, реализованная в художественной форме.Многие «Воды» — это запись тех мыслей и чувств, которые герой Героя-автора во время трехнедельного плавания по Индийскому океану — Бунин назвал одним из своих «лучших произведений». Все внимание героя сосредоточено на его внутреннем состоянии: «…Казалось, что душа всего человечества, душа Тысячелетия была со мной и во мне». Герой повести «Много воды» отдаляется границами памяти, он, постигая единовременную жизнь, которая «совершает свое таинственное блуждание по нашим телам», приходит к вечной жизни, вечному времени, вернее, даже отсутствие времени, ко всему.

Рассказ «Ночь» автобиографический. Об этом Бунине написано в «Освобождении Толстого». Этот рассказ знаменателен и тем, что в нем видно постоянство размышлений Бунина, связь его ранних произведений с поздними. Ситуации, воспроизведенные в рассказах «Туман» (1901) и «Ночь» (1925), во многом совпадают. Но в раннем рассказе Бунин задавал вопросы, взаимно противоречащие его отсутствию ответов, теперь он стремится понять свое восприятие жизни, в своем мировом интересе.Действие (воздействие мысли) в обоих рассказах происходит глубокой ночью, перед рассветом. Почему то состояние, которым охвачены герои рассказов, возможно только ночью, в предварительные часы? Герой «Туман» не знает: «Я не понимаю молчаливых тайн этой ночи, как вообще ничего не понимаю в жизни». Герой «Ночи» отвечает: «Что такое ночь? То, что раб времени и пространства на какой-то срок свободен, что с него снимается его земное назначение, его земное имя, титул, и что уготовано им, если он бодрствует, великое искушение: бесплодное «прояснение», бесплодное стремление к пониманию, то есть непонимание дочернее; непонимание ни мира, ни самого себя, окружающего его, ни начала его, ни конца. »

Однако не каждому дано прикоснуться к «великой тайне мира». Для этого необходим определенный душевный настрой — чувство печали и одиночества, известная чуткость натуры. Герой «Ночи» предельно искренне выражает свое представление о мире как о бесконечном потоке бытия. Еще раз подчеркнем, что самочувствие автора действительно находит опору в буддийской философии. «Мое рождение никоим образом не есть мое начало», — пишет Бунин, а затем цитирует слова Будды: «Я помню, что когда-то, Мириада много лет тому назад, я был козлом.И продолжает: «И я сам испытал подобное… Но так вероятно, что мои бабушка и дедушка жили в индийских тропиках. Как могли они, столько раз передававшиеся своим потомкам и, наконец, передавшие мне почти точную форму уха, подбородка, ужасных дуг, как могли они не передать и более тонкую, невесомую плоть их, связанную с Индией? Есть боящиеся змей, пауков «безумно», то есть вопреки разуму, и это ощущение какого-то прежнего существования, темная память о таком, например, что когда-то древние Боги боялись постоянно грозить смертью от Кобра, Скорпион, Тарантул». И вполне определенно добавляет: «Моя Прашаша в Индии».

Но именно о том, с мукой недоумения и неверия в собственные чувства, спрашивал себя герой Бунина в ранних рассказах: «Где был я до той поры, в которой мое тихое младенчество ошибается?

Нигде, — отвечаю сам себе…

Нет. Не верю, как не верю и никогда не верю в смерть, в разрушение. Скажи лучше: я не знаю. И невежество твое тоже тайна» («У истока дней»).

Л-ра: Русская литература. — 1984. — № 4. — С. 47-59.

«Бунин с удивительным искусством встраивает прозу в Сан Поэзии», — пишет Юлий Айхенвальд. И с этим трудно не согласиться. Действительно, мир бунинской прозы так же удивительно гармоничен, как и мир поэтический. Читая Бунина, мы убеждаемся, как много поэзии в нашей прозе и как обыкновенно она велика.

В своем творчестве писатель затрагивает самые разные темы. В мире фантастики И.А. Бунин входит как автор произведений о русской деревне. В 1910-1913 годах вышло проникновение на редкую глубину: «Деревня», «Суходол», — целая серия удивительных рассказов. К Бунину пришла слава, и вокруг этих произведений развернулась горячая спора.

Удивительным и постоянным был интерес Бунина к тайным, скрытым процессам в душе человека, незаметно для нее самой теряющей полноту чувств, полет мечты. «Чаша жизни», «Сын», «Отто Штейн», «Легкое дыхание», «Лапучие уши», «Мечта Чанга» — список этих произведений трудно прервать, так как тема мира человеческих чувств и переживания присутствуют почти во всех произведениях Бунина.

В середине 1910-х у писателя появляется интерес к совсем другим темам — глобальным процессам, имевшим самые мрачные в то время прогнозы. Первую мировую войну писатель обозначил как «беспримерную катастрофу», сопоставив ее с начальными страницами Библии. «Мистер Сан-Франциско» (1915) с его миром разоблачающей фальши, парадоксальным человеческим эгоизмом и близорукостью следовало бы продвигать, хотя прямых откликов не содержал.

Уже первая фраза о выборе г.(г-н имени нет) Маршрут развлекательного круиза насыщен определенным смыслом. Автор представляет мораль богатых путешественников. Интересно наблюдать за деталями. Корабль называется «Атланты», что, несомненно, вызывает ассоциацию с неминуемой гибелью. Разные «слои» плавания располагаются на разных «уровнях жизни»: с одной стороны блестящие салоны, а с другой «адские» поджигатели. Все это можно сравнить с моделью неправильного разделенного мира.А могучие фишки похожи на могучие, грозные глубины океана. А движение «Атлантиды» по замкнутому кругу и возвращение в тело мертвого господина — символ бессмысленного движения в пространстве. В обычном описании отчетливо читается смысл надвигающейся катастрофы.

В повести Бунина мы видим как проявления зла бытового, социального, так и зла абсолютного, метафизического.

Социальное зло предстает в повести в виде несправедливого буржуазного мироустройства, образов неравенства людей.Это еще и непоколебимая уверенность некоторых людей в том, что они вправе командовать другими. Это притворство многих людей, которые не просто живут, а играют, играют какую-то роль, порой уже смертельно смелые. И, наконец, социальное зло проявляется в том, что люди живут, подчиняясь не природному человеческому началу, а «логике вещей» — самое главное, социальному статусу человека, его месту на социальной лестнице, и не его подлинное существо.

Но не только социальная тревога находится в поле зрения автора. Все проблемы, обозначенные Рюниным, можно назвать вечными, неотложными, они существуют в любом обществе, а социальное зло есть лишь следствие зла вечного, космического, мира. Космическое зло проявляется в вечности, невыгодно™ всякому злу. Не случайно в рассказе в качестве параллели судьбы г. упоминается римский император Нерно Тиберий: «На этом острове две тысячи лет тому назад жил человек, не гадко для удовлетворения своей похоти и для почему-то, кто имел власть над миллионами людей.»

Это зло никуда не исчезло — оно возрождалось тысячи раз и возрождалось в том же мистере Сан-Франциско. Космическое зло есть непостижимость и враждебность к человеку мировых стихий. Олицетворением мирового зла в повести является дьявол, «огромный, как утес, который следовал за утесами за кораблем, является символом темного, неподвластного разуму рода начала человеческой жизни. О борьбе за человеческие души Ф. М. Достоевский говорил так: «Дьявол борется с Богом, и полем брани являются сердца людей.»

Рассказ о жизненном краю самоуверенного «Мистер Жизни» перерастает в лирически насыщенное размышление о взаимоотношениях человека и мира, о величии природного космоса и его незаинтересованности в человеческих похотях, о вечности и на непроницаемая тайна бытия.

А.И. Бунин — великий русский писатель и поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе. За его творчество умение раскрыть весь трагизм жизни, ее проблемы, а также насыщенность мелкими, но, несомненно, важными деталями.В своем творчестве писатель затронул множество важных тем. Одним из них является философия.

Он вновь поднял вечные проблемы: смысл жизни и духовность людей, красоту, жизнь и смерть.

Одна из самых философских работ А.И. Бунина по праву считают «мистером из Сан-Франциско». Здесь писатель рассказал нам историю о человеке без имени и фамилии. Работая всю жизнь, Мистер из Сан-Франциско совершенно не отвлекался на свою цель и планомерно достигал своих идеалов, не замечая ничего вокруг. А.И. Бунин показывает нам бесцельно живую жизнь, прогресс, эксплуатацию, погоню за деньгами. За все годы своего существования Мистер Сан-Франциско отвергал все радости жизни, чтобы потом ощутить себя в полной мере. Для американского богача открыты все двери, доступны все прихоти, потому что у него есть деньги. Но планам не суждено было сбыться, даже сама стихия была против, потому что это одна из тех вещей, которым не покорится стопка зеленой бумаги или гостевая монетка. Герой просто не может радоваться жизни, он не умеет.Смерть становится внезапным, но вполне логичным финалом. Деньги и влияние не спасли человека от смерти, не могли дать счастья и покоя. После смерти родного семейства отношение к нему изменилось: он идет домой в ящике из-под газировки, лежит в самой тесной и дешевой комнате. Напротив, мистер Сан-Франциско показывает старика Лоренцо, который хоть и был бедняком, но прожил счастливую жизнь. Здесь автор ставит вопрос об истинных и мнимых величинах. Что наша жизнь, если она живет в холодной тени без ярких эмоций и чувств? А. И. Бунин заставляет задуматься о смысле жизни, о том, как мы тратим эти данные годами. Часто люди предаются ложным и бессмысленным вещам, не замечая, что истинное счастье проходит мимо.

Еще одним из философских произведений писателя является рассказ «Легкое дыхание». Он берет свое начало на кладбище, что дает нам понять, что автор затронет тему жизни и смерти. Главная героиня — Олеся Местская. При этом у нее было «легкое дыхание», о чем читалось в книге.Юная гимназия была естественной, воздушной, она как будто не шла, а парила над землей. Ее красота, внутренняя свобода и искренность души делали ее особенной, выделяющейся среди других девушек. В Оле нет лицемерия, лжи и фальши, он кажется воплощением самой жизни. Даже страшное происшествие не сломило ее, а ведь Оля погибла. В этом рассказе А.И. Бунин хотел показать, как забавна красота и жизнь, как трагична ее судьба в жестоком мире, как ломаются и треплются люди, все чистые, красивые и живые, покоряют ее до мучительной смерти.

А. И. Бунин поднимает весьма животрепещущие темы. Он ищет смысл и счастье, рассуждает о жизни и смерти, улавливает «легкое дыхание» человеческого существования. Эти темы не перестают волновать сердца людей каждого поколения, для поэта они остаются актуальными и по сей день.

Что такое любовь? «Сильная к кому привязанность, от склонности до страсти; Сильное желание, желание; Главное и предпочтение кого или чего, в воле, воле (не разуме), иногда незначительно и опрометчиво», — говорит нам словарь В.И. Даля. Однако каждый человек, испытавший хоть раз это чувство, сможет чем-то дополнить это определение. «Вся боль, нежность опомниться!» — Я бы добавил И. А. Бунина.

Великий русский писатель-эмигрант, поэт в любви к прозе совершенно особенный. Она не такая, как описывали его великие предшественники: Н. И. Карамзин, В. А. Жуковский, И. А. Гончаров, И. С. Тургенев. Любовь у И. А. Бунина — не идеализированное чувство, а его героиня — не «тургеневские барышни» с их наивностью и романтичностью. Однако бунинское понимание любви не совпадает с сегодняшней трактовкой этого чувства. Писатель не рассматривает только физическую сторону любви, как это в большинстве своем сегодня делают средства массовой информации, а вместе с ними и многие писатели, считая ее востребованной. Он (И. А. Бунин) пишет о любви, которая есть слияние «земли» и «неба», гармония двух противоположных начал. И именно такое понимание любви кажется мне (как мне кажется, и многим, кто знаком с любовной лирикой писателя) самым правдивым, верным и необходимым современному обществу.

В своем повествовании второй ничего не скрывает от читателя, ни о чем не умалчивает, но в то же время не опускается до пошлости. Говоря об интимных человеческих отношениях, И. А. Бунин благодаря своему высочайшему мастерству, умению подобрать единственно верные, нужные слова никогда не переходит той грани, которая отделяет высокое искусство от натурализма.

К И. А. Бунину в русской литературе так о любви «никогда и никем не писалось». Он не только решил показать всегда оставшуюся тайну отношений мужчины и женщины.Его произведения о любви стали также шедеврами классического, строгого, но в то же время выразительного и цельного русского языка.

Любовь в произведениях И. А. Бунина похожа на вспышку, проницательность «Солнечного удара». Чаще всего это не приносит счастья, следует разлука или даже смерть героев. Но, несмотря на это, Бунинская проза — воспевание любви: каждый рассказ заставляет чувствовать себя великим и важным для человека именно это чувство.

Цикл рассказов «Темные аллеи» — вершина любовной лирики писателя.«Она говорит о трагическом и много нежном и прекрасном, — я думаю, что это лучшее и самое оригинальное, что я написал в жизни, — сказал И. А. Бунин о своей книге. И, действительно, сборник, написанный в 1937—1944 (когда И. А. Бунину было около семидесяти), его можно считать выражением сформировавшегося таланта писателя, отражением его жизненного опыта, мыслей, чувств, личного восприятия жизни и любви.

В данной исследовательской работе я поставил себе целью проследить, как зарождалась бунинская философия любви, рассмотреть ее эволюцию и, в конце своего исследования, сформулировать понятие любви по И.А. Бунин, выделив ее основные моменты. Для достижения этой цели мне необходимо было решить следующие задачи.

Прежде всего рассмотрим ранние рассказы писателя, такие как «На даче» (1895 г.), «Вельга» (1895 г.), «Без рода племени» (1897 г.), «Осень» (1901 г.) и, определяя свои характерные черты и находя общие черты с более поздним творчеством И. А. Буниной, ответить на вопросы: «Как возникла тема любви в творчестве писателя? Что они, эти тонкие деревья, из которых вырастут «Темные аллеи» «?»

Во-вторых, моей задачей было проанализировать рассказы писателя 1920-х годов, обратив внимание на то, какие особенности творчества И.Приобретенное А. Буниным в этот период нашло отражение в главной книге писателя о любви, а в какой — нет. Кроме того, в нашей работе я постарался показать, как в произведениях Ивана Алексеевича, относящихся к этому периоду времени, переплетаются два основных мотива, являющихся основополагающими в поздних рассказах писателя. Это мотивы любви и смерти, несущие в своем сочетании идею бессмертия любви.

За основу ее исследования я взял метод системно-структурного прочтения бунинской прозы, учитывая формирование философии любви от автора от ранних произведений к более поздним.В работе также использовался факторный анализ.

Обзор литературы

И.А. Бунина назвал «поэтом в прозе и прозой в стихах», поэтому, чтобы показать свое восприятие любви с разных сторон, а где-то и для того, чтобы подтвердить свои предположения, в своей работе я обращаюсь не только к сборникам рассказов Писателя, но и на его стихи, в частности, опубликованные в первом томе собрания сочинений И. А. Бунина.

Творчество И. А. Бунина, как и любого другого писателя, находится в определенной связи со своей жизнью, судьбой.Поэтому в своей работе я использовал факты биографии писателя. Их натолкнули книги Олега Михайлова «Жизнь Бунина. Только слово жизнь дано» и Михаила Рощина «Иван Бунин».

«Все познается в сравнении», эти мудрые слова побудили меня заняться изучением философии любви в творчестве И. А. Бунина, а также обратиться к позициям других известных людей: писателей и философов. Сделать это мне помог «Русский Эрос, или Философия любви в России», составленный В.П. Шестаков.

Для выяснения взгляда литературоведения на вопросы ко мне обращаюсь к критике различных авторов, например статьи журнала «Русская литература», книга доктора филологических наук И.Н. Таких «Двадцать книг ХХ век» и другие.

Конечно, очень важной частью исходного материала для моего исследования, его основой и источником вдохновения были произведения И. А. Бунина о любви. Я нашел их в таких книгах, как «И. А. Бунин. Повесть, рассказы», ​​изданных в сериях «Русский классик о любви», «Темные аллеи».Дневники 1918-1919» (Серия «Всемирная классика»), и сборники сочинений под редакцией разных авторов (А. С. Мясникова, Б. С. Рюрикова, А. Т. Твардовский и Ю. В. Бондарева, О. Н. Михайлова, В. П. Ринкевич).

Философия любви в произведениях И. А. Бунина

Глава 1. Возникновение темы любви в творчестве писателя

«Проблема любви еще не разработана в моих произведениях. И я чувствую настоятельную необходимость написать об этом», — говорит И. А. Бунин осенью 1912 года корреспонденту «Московской газеты».1912 — писателю 42 года. Неужели его не интересует любовная тема на этот раз? А может быть, он не испытывал этого чувства? Ни в коем случае. К этому времени (1912 г.) Иван Алексеевич пережил немало как счастливых, так и полных разочарований и страданий от безответной любви дней.

Нас тогда — тебе было шестнадцать

мне семнадцать,

Но ты помнишь, как тебе исполнилось

Дверь в лунный свет? «Так напишу И. А. Бунин в стихотворении 1916 года» Тихая ночь позднего месяца вышла.Оно является отражением одного из тех увлечений, которые И.А. Бунин пережил другим молодым. Таких увлечений было много, но только одно из них превратилось в по-настоящему сильную, всепоглощающую любовь, стало печалью и радостью юного поэта на четыре лет.Это была любовь к дочери врача Варвара Пащенко.

Он познакомился с ней в редакции «Орловского вестника» в 1890 году. Сначала он воспринял ее неприязнь, считал «гордостью и верой», но вскоре они сдружились, а через год молодой писатель понял, что влюблен в Варвару Владимировну.Но любовь их не была безоблачной. И. А. Бунин обожал ее ладан, страстно она ему изменяла. Все осложнялось тем, что отец Варвары Пащенко был намного богаче Ивана Алексеевича. Осенью 1894 года их болезненные отношения прекратились — Пащенко вышла замуж за друга И. А. Бунина Арсения Бибикова. После разрыва с Вараем И. А. Бунин находился в таком состоянии, что самые близкие опасались за его жизнь.

Если использовать только это было возможно

Люби себя

Если есть прошлое, которое нужно забыть, —

Все, что вы уже забыли

я бы не перепутал, не щупал

Вечный закат Вечная ночь:

Тщательные глаза

Я бы с удовольствием закрыл! — Я.А. Бунин напишет в 1894 году. Однако, несмотря на все связанные с этим страдания, эта любовь и эта женщина навсегда останутся в душе писателя как нечто хотя и трагическое, но все же прекрасное.

23 сентября 1898 года И. А. Бунин женится на Анне Николаевне Цакни. За два дня до свадьбы он иронически пишет своему другу Н. Д. Телешову: «Я еще холост, но — увы! — скоро перехожу в женатого». Семья И. А. Бунина и А. Н. Такней просуществовала всего полтора года.В начале марта 1900 г. произошел их окончательный разрыв, который И. А. Бунин переживал очень тяжело. «Не сердись на молчание — я ему ногу в сердце сломаю», — писал он в это время другу.

Прошло несколько лет. Холостяцкая жизнь И. А. Бунина исчерпала себя. Ему нужен был человек, способный поддержать его, понимающий свою часть жизни спутника жизни. Такой женщиной в жизни писателя стала Вера Николаевна Муромцева, дочь профессора Московского университета.Датой начала их союза можно считать 10 апреля 1907 года, когда Вера Николаевна решила отправиться с И. А. Буниным в путешествие по Святой Земле. «Я резко изменил свою жизнь: из оседлой превратил ее в кочевую, почти двадцатилетнюю», — писал об этом дне В. Н. Муромцев в своих «Беседах с памятью».

Итак, мы видим, что к сорока годам И. А. Бунин успел пережить и страстную до забвения любовь к В. Пащенко, и неудачный брак с Якни Аней, множество других романов и, наконец, встречу с В.Н. Муромцева. Как эти события, которые, казалось бы, должны были принести писателю столько переживаний, связанных с любовью, не могли не сказаться на его творчестве? Задумались — тема любви зазвучала в произведениях Бунина. Но почему тогда он заявил, что она не «не развита»? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим еще рассказы, написанные И. А. Буниным до 1912 года.

Почти все произведения, написанные Иваном Алексеевичем в этот период, носят социальный характер. Писатель рассказывает истории тех, кто живет в деревне: мелких помещиков, крестьян, — сравнивает деревню и город и живущих в них людей (повесть «Веди с Родины» (1893)).Однако и в этих произведениях не обходится без любовной тематики. Только испытываемые героем чувства к женщине исчезают практически сразу после того, как появились, и не являются главными сюжетами в рассказах. Автор как будто не развивает эти чувства. «Весной он заметил, что жена его, развязно-красивая молодая женщина, стала завязывать с учителем какие-то особые разговоры», — пишет И. А. Бунин в рассказе «Учитель» (1894). Однако буквально через два абзаца на страницах этого произведения мы читаем: «Но между ней и учителем отношения как-то не завязались.»

Образ красивой молодой девушки, а вместе с ним и чувство светлой любви предстают в рассказе «На даче» (1895): «Не то улыбаясь, не то кривясь, она вдавила свои голубые глаза в Гриша страстно хотел подойти и поцеловать ее в губы.» «Ее», Марвэ Ивановна, мы увидим на страницах повести всего несколько раз. И. А. Бунин заставит ее чувствовать Гришу, а Его — не более чем флирт. История будет носить социально-философский характер, а любовь в ней лишь эпизодическая роль.

В том же 1895 году, но «Велга» появляется чуть позже (изначально «Северная легенда»). Это история о безответной любви девушки Вельги к другу детства Ирвальду. Она признается ему в своих чувствах, но он отвечает: «Завтра я снова уйду в море, а когда вернусь, возьму за руку Снежков» (Снежков — сестра Вельга). Велга терпит ревность, но, узнав, что его возлюбленная исчезла в море и что только она может его спасти, плывет к «дикой скале на краю мира», где томится возлюбленная.Велга знает, что ей суждено умереть и что Ирвальд никогда не узнает о своей жертве, но это ее не останавливает. «Он мгновенно очнулся от крика, — тронул его сердца голос друга, — но, взглянув, он увидел только чайку, с криком взмывшую над лодкой», — пишет И. А. Бунин.

По эмоциям, вызванным этой историей, мы узнаем в ней предшественницу цикла «Темные аллеи»: любовь не приводит к счастью, наоборот, она становится для влюбленной девушки трагедией, но испытав чувство, которое принесло ей боль и страдание, ни о чем не жалеет» В трет звучит радость.»

По стилю «Велга» отличается от всех произведений, написанных И. А. Буниным как до, так и после нее. В этом рассказе совершенно особый ритм, который достигается инверсией, обратным порядком слов («и стала Вельга петь на взморье морском, песни сквозь слезы звеня»). Рассказ напоминает легенду не только стилем изложения. Герои в ней показаны схематично, их характеры не прописаны. Основу повествования составляет описание их поступков и чувств, однако чувства довольно поверхностные, четко обозначенные автором часто даже в речи самих героев, например: «Я хочу плакать, что ты был не таким долго, и я хочу смеяться, я вижу тебя снова» (слова Вельги).

В своем первом рассказе о Любви И. А. Бунин ищет способ выразить это чувство. Но поэтический, в форме легенды, рассказ его не удовлетворяет — таких произведений, как «Велга», в творчестве писателя больше не будет. И. А. Бунин продолжает искать слова и формы для описания любви.

В 1897 году появляется повесть «Без семьи-племени». Он, в отличие от «Вельги», написан в обычной бунинской манере — эмоциональной, экспрессивной, с описанием совокупности оттенков настроения, складывающихся в единое ощущение жизни в конкретный момент.В этом произведении рассказчик становится главным героем, которого мы увидим почти во всех бунинских рассказах о любви. Однако при чтении рассказа «Без родственного племени» становится ясно, что писатель так и не сформулировал окончательно ответ на вопрос: «Что такое любовь?» Почти все произведение представляет собой описание состояния героя после того, как он узнает, что Зина, любимая им девушка, вышла замуж за другого. Внимание автора сосредоточено на этих чувствах героя, самой любви, отношения между героями представлены в свете пробела и не являются главными в повести.

В жизни главного героя две женщины: Зина, которую он любит, и Елена, которую он считает своим другом. Две женщины и различное, неодинаковое отношение к ним, проявившееся у И. А. Бунина в этом рассказе, можно увидеть в «Темном переулке» (рассказы Зыки и Валерия, «Натали»), но уже в несколько ином свете.

В завершение разговора о возникновении темы любви в творчестве И. А. Бунина нельзя не упомянуть рассказ «Осенью», написанный в 1901 году.«Сделано несвободной, напряженной рукой», — писал о нем А. П. Чехов в одном из своих писем. В этом утверждении слово «напряженный» звучит как критика. Однако именно напряжение, концентрация всех чувств в коротком промежутке времени и стиль, как бы сопровождающий эту ситуацию, «несвободный», составляют красоту рассказа.

«Ну, у меня есть время!» — говорит она и уходит. Его преследуют. И, полные волнения, неосознанного страха друг перед другом, они отправляются к морю. «Мы быстро пошли по листьям и лужам, по какой-то высокой аллее к скалам», — читаем мы в конце третьей части рассказа.«Аллея» — как бы символ будущих произведений, «темная аллея» любви, а слово «открытие» словно олицетворяет все, что должно произойти между героями. И действительно, в повести «Осенью» мы впервые видим ту любовь, какой она предстанет перед нами в поздних произведениях писателя, — вспышку, озарение, перешагнувшую через край обрыва.

«Завтра я с ужасом вспоминаю эту ночь, а сейчас я все еще люблю тебя», — говорит героиня рассказа. И мы понимаем, что ему и ей суждено расстаться, но что они оба никогда не забудут эти несколько часов счастья, проведенных вместе.

Сюжет повести «Осенью» очень похож на сюжеты «Темной аллеи», а также то, что автор не указывает имен ни героя, ни героини и что его персонаж едва расписана, пока она занимает главное место в сюжете. Это произведение объединяется с циклом «Темные аллеи» как герой, а с ним и автор, относится к женщине — бережливой, с восхищением: «Она была бесподобна», «её бледное, счастливое и усталое лицо казалось мне ликом бессмертным». Однако все эти явные сходства не являются главным, что роднит рассказ «Осенью» с рассказами «Темной аллеи».Есть кое-что более важное. И это то чувство, которое вызывают эти работы, чувство отвинчивания, быстроты, но в то же время необычайной силы любви.

Глава 2. Любовь как фатальный шок

Творчество И. А. Бунина 1920-х годов

Произведения о любви, написанные Иваном Алексеевичем Буниным с осени 1924 по осень 1925 года («Митина Любовь», «Солнечное сияние», «Ида», «Корренец Елагина»), со всеми различиями, объединенными одной идеей, лежащей в основе каждый из них. Это представление любви как удара, «солнечного удара», рокового чувства, сближающего моменты радости и огромного страдания, наполняющего все существование человека и оставляющего неизгладимый след в его жизни. Такое понимание любви, а точнее его предпосылка, можно увидеть в ранних рассказах И. А. Бунина, например, в рассказе «Осенью», рассмотренном ранее. Однако по-настоящему тема фатальной предпосылки и трагизма этого чувства раскрыта автором в произведениях 1920-х годов.

Герой повести «Солнечный поток» (1925), лейтенант, привыкший непринужденно относиться к любовным приключениям, знакомится на пароходе с женщиной, проводит с ней ночь, а утром она уезжает. «Никогда даже подобного тому, что было со мной, не было, и больше не будет. Я застала на себе затмение, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара», — говорит она ему перед уходом. Лейтенант «как-то легко» соглашается с ней, но когда она уходит, он вдруг понимает, что произошло не простое дорожное приключение.Это нечто большее, форсирующее «боль и ненужность всей дальнейшей жизни без нее», без этой «маленькой женщины» и оставшейся для него незнакомой.

«Сидел лейтенант под навесом на палубе, чувствуя себя в десятилетнем возрасте», — прочитаем мы в конце повести, и станет ясно, что герой испытал сильное, всепоглощающее чувство. Любовь, любовь с большой буквы, способная стать самым дорогим в жизни человека и одновременно Его мучением, трагедией.

Любовь — миг, вспышки любви мы увидим и в рассказе «Ида», написанном в 1925 году. Герой этого произведения — пожилой композитор. У него «хоровое туловище», «широкий человек с узкими глазами», «короткая шея» — образ кажется довольно грубым человеком, не способным, на первый взгляд, на возвышенные чувства. Но это только на первый взгляд. Находясь в ресторане с друзьями, композитор ведет свой рассказ в ироническом, насмешливом тоне, ему неловко, непривычно говорить о любви, он даже приписывает рассказ с ним своему другу.

Герой рассказывает о событиях, произошедших несколько лет назад. В доме, где он живет с женой, часто бывала ее подруга Ида. Она молода, симпатична, с «редкой стройностью и естественностью движений», живыми «фиалковыми глазами». Следует отметить, что именно рассказ «Ида» можно считать началом создания И. А. Буниным полноценных женских образов. В этом коротком произведении отмечены как бы невзначай, между делом, те черты, которые писатель превозносил в женщине: естественность, следование стремлениям своего сердца, откровенность в своих чувствах к себе и к любимому человеку.

Однако вернемся к истории. Композитор, похоже, не обращает на ЭТО внимания и когда однажды она перестает навещать их дом, он даже не знает, даже спросить ее жену. Через два года герой случайно встречает ОНО на вокзале и там, среди сугробов, «на какой-то дальней, боковой платформе», она вдруг признается ему в любви. Она целует его «одним из тех поцелуев, которые помнят потом не только до гроба, но и в могилу», и уходит.

Рассказчик говорит, что встретив ЭТО на той станции, услышав ее голос, «Я понял только одно: что, оказывается, он был зверски любим много лет». И достаточно посмотреть в конец рассказа, чтобы понять, что герой любит ее до сих пор, мучительно, нежно, тем не менее зная, что они не могут быть вместе: Вся площадь:

Солнышко мое! Мой любимый! УРА-А! »

И в «Солнечном воздействии», и в «идее» мы видим невозможность счастья в любимых, своеобразных роках, скалах, связывающих их. Все эти мотивы есть в двух других произведениях И. А. Бунина, написанных примерно в то же время: «Митина любовь» и «Дело корнета Елагиной». Однако в них эти мотивы как бы концентрируются, составляют основу повествования и, как следствие, приводят героев к трагическому стыку — гибели.

«Разве ты еще не знаешь, что любовь и смерть неразрывно связаны?» — писал И. А. Бунин и убедительно доказывал это в одном из своих писем: «Каждый раз, когда я переживал любовную катастрофу, — а их, этих любовных катастроф, было немало в моей жизни, или, вернее, почти каждая моя любовь была катастрофой, — я был близок к самоубийству.Эти слова самого писателя могут лучше показать мысль таких произведений, как «Митина любовь» и «Корренец Елагина», стать своеобразным эпиграфом.

Рассказ «Митина любовь» был написан И. А. Буниным в 1924 году и стал знаменательным новым периодом в творчестве писателя. В этом произведении он впервые во всех подробностях рассматривает эволюцию любви своего героя. Как опытный психолог, автор фиксирует малейшие изменения в самочувствии молодого человека.

Повествование лишь в малой степени основано на внешних моментах, главное — описать мысли, чувства героя.Именно на них сосредоточено все внимание. Однако иногда автор заставляет своего читателя, как оглянуться, увидеть некоторые, на первый взгляд, незначительные, но характеризующие внутреннее состояние героя части. Эта особенность повествования проявится во многих поздних произведениях И. А. Бунина, в том числе и в «Темном Алексе».

Рассказ «Митина любовь» рассказывает о развитии этого чувства в душе главного героя — Мити. Когда мы встречаемся с ним, он уже влюблен. Но эта любовь не счастливая, не беспечная, она говорит о ней, она задает первую строчку произведения: «В Москве последним счастливым днем ​​Мити было девятое марта.Как объяснить эти слова? Может быть, за этим следует расставание героев? Вовсе нет. Они продолжают встречаться, но Мита «настойчиво, кажется, вдруг началось что-то ужасное, что-то изменилось в Кате».

Все произведение основано на внутреннем конфликте главного героя. Любимая существует для него как бы в двояком восприятии: одна — близкая, любимая и любящая, милая Катя, другая — «настоящая, обыкновенная, до боли не совпадающая с первой». Герой страдает от этого противоречия, к которому впоследствии неприятие и окружения, в котором живет Катя, и атмосферы села, куда он уедет.

В «Митиной любви» впервые четко прослеживается понимание окружающей действительности как главного препятствия на пути к счастью влюбленных. Валовая художественная среда Петербурга, с ее «фальшивостью и глупостью», под влиянием которой Катя становится «Все чужое, все публичное», ненавистная главному герою, точно так же, как и деревенская, откуда он хочет уйти в «дай себе отдохнуть». Убегая от Кати, Митя думает, что может убежать и от ее болезненной любви к ней.Но он ошибается: в деревне, где все казалось бы таким милым, красивым, дорогим, образ Кати преследует его постоянно.

Постепенно напряжение нарастает, психологическое состояние героя становится все более невыносимым, шаг за шагом приводя его к трагической развязке. Финал рассказа предсказуем, но от этого пугает не меньше: «Она, эта боль была так сильна, так невыносима, что, желая лишь одним ударом одной минуты избавиться от нее, он сжал и толкнул ящик ночного столика, поймал холодный и тяжелый ромовый револьвер И, глубоко и счастливо вздохнув, раскрыл рот и с силой выстрелил от удовольствия.»

В ночь на 19 июля 1890 года в городе Варшаве в доме № 14 по Новгородской улице корнет Гусарского полка Александр Бартенев убил артистку местного Польского театра Марию Висновскую. Вскоре преступник сознался в содеянном и рассказал, что совершил убийство по настоянию самого Висновского, своей возлюбленной. Эта история широко освещалась почти во всех тогдашних газетах, и И. А. Бунин не мог о ней не слышать. Именно дело Бартенева послужило основой для сюжета повести, созданной писателем спустя 35 лет после этого события.Впоследствии (это особенно проявится в цикле «Темные аллеи») при создании рассказов И. А. Бунин будет обращаться и к их воспоминаниям. Тогда он уже будет достаточно мелькать в воображении образа, деталей, в отличие от «Корнета Елагиной», в котором писатель оставит героев и события почти без изменений, пытаясь, однако, выявить истинные причины поступка Корнета. .

Следуя этой цели, в «Корнете Елагиной» И. А. Бунин впервые акцентирует внимание читателя не только на героине, но и на герое.Автор подробно описывает его внешность: «Человек маленький, чопорный, рыжеватый и весенний, на кривых и необыкновенно тонких ногах», а также характер: «Человек очень любит, но как будто всегда и всегда был настоящим, необыкновенным», «то случалось Скромно и стыдливо скрывалось, то впадало в некоторую бесшабашность, браваду». Однако этот опыт оказался неудачным: автор сам хотел назвать свое произведение, в котором герой, а не его чувство занимает центральное место, ИА «Бульвар Роман»К такому типу повествования Бунин уже не вернется — в его дальнейших произведениях о любви, цикле «Темные аллеи» мы уже не увидим рассказов, где подробно рассматривались бы духовный мир и характер героя — все внимание автора будет приковано к героине, что станет поводом для признания «Темной аллеи» «Ренуитами женских типов».

Несмотря на то, что сам И.А. Бунин писал о «Корнете Елагине»: «Это просто очень глупо и просто», существует одна из идей основы, образованной бунинской философией любви: «Неизвестно, есть ли странное Свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как избежать брака?» И действительно, среди всех последующих произведений И.А. Бунина мы не найдем ни одной, в которой герои пришли бы к счастливой совместной жизни не только в браке, но и в принципе. Цикл «Темные аллеи», считающийся вершиной творчества писателя, будет посвящен любви, обходящей страдание, любви как трагедии, предпосылки которой стоит искать, несомненно, в раннем творчестве И. А. Бунина. .

Глава 3. Цикл рассказов «Темные аллеи»

Была чудесная весна

Они сидели на берегу

В цвете лет она была она,

Его усы едва стерты

Круглая роза грабителя алого цветка,

Стоящая Аллея темных губ

Н.Огарева «Обыкновенная сказка».

Эти строки, прочитанные когда-то И. А. Буниным, вызвали в памяти писателя то, с чего начинается один из его рассказов — русская осень, ненастье, большой путь, Тарантас и проходящий в нем старый военный. «Остальное все как-то сложилось само собой, выдумано очень легко, неожиданно», — напишет о создании этого произведения И. А. Бунин, и эти слова можно отнести ко всему циклу, носящему такое же, как и сам рассказ, название» Темный переулок.»

«Энциклопедия любви», «Энциклопедия любовной драмы» и, наконец, по И.А. Бунин, «Самое лучшее и оригинальное», что он написал при жизни, это все о цикле «Темные аллеи». Что это за цикл? Какая философия на нем основана? Какие идеи объединяются рассказами?

В первую очередь это образ женщины и его восприятие лирическим героем. Женские образы в «Темной аллее» чрезвычайно разнообразны. Это почитатели любимых «простых душ», таких как Степа и Таня в одноименных произведениях; и смелые, самоуверенные, порой экстравагантные женщины в рассказах «Муза» и «Антигона»; И богатые духовно героини, способные к сильному, высокому чувству, любовь к которым способна подарить неведомое счастье: Руся, Генрих, Натали в тех же рассказах; и образ перекатывающейся, страдающей, томящейся «какой-то грустной жаждой любви» женщины — героини «чистого понедельника» Однако при всей их видимой чуждости друг другу этих персонажей, этих героинь объединяет одно — наличие в каждой из них изначальная женственность, «легкое дыхание» я называла сама И. А. Бунин. Эта черта некоторых женщин была определена ими в таких ранних произведениях, как, например, «Солнечное сияние» и повесть «Легкое дыхание», о которой И. А. Бунин говорил: дыхание». Как понимать эти слова? Что такое утро? Естественность, искренность, непосредственность и открытость любви, покорность движениям своего сердца — все это вечный секрет женского обаяния.

Обращаясь во всех произведениях цикла «Темные аллеи» именно к героине, к женщине, а не к герою, ставя ее в центр повествования, автор, как и всякий мужчина, в данном случае лирический герой, пытаясь разгадать тайну женщины.В ней описывается множество женских характеров, типов, но вовсе не для того, чтобы показать, насколько они разнообразны, а для того, чтобы максимально приблизиться, к тайне женственности, создать уникальную формулу, которая бы все объясняла. «Женщины кажутся мне чем-то загадочным. Чем больше их изучаю, тем меньше понимаю», — эти слова Флобера выдает И. А. Бунин в своем дневнике.

Писатель создает «Темные аллеи» уже в порядке своей жизни — в конце 1937 года (время написания первого рассказа цикла «Кавказ») И. А. Бунину 67 лет. Он живет с верой Николаевны в оккупированной фашистами Франции, вдали от родины, от друзей, знакомых и просто людей, с которыми он мог бы поговорить на родном языке. Все, что осталось от писателя, — это его воспоминания. Они помогают ему не только пережить еще раз то, что было тогда, давно, почти в прошлой жизни. Волшебные воспоминания становятся для И. А. Бунина новой основой для творчества, позволяя ему снова работать, писать и тем самым давая возможность выжить в той внутренней и чужой атмосфере, в которой он находится.

Почти все рассказы «Темного переулка» написаны в прошедшее время, иногда даже с акцентом на это: «В том далёком особенно безрассудно проводил себя» («Таня»), «Не спал, лежал, курил и мысленно смотрел на то лето» («Руся»), «В четырнадцатом году, на новый год, был такой же тихий, солнечный вечер, такой, незабвенный» («Чистый понедельник») означает, что автор написал их «с натуры», напоминая о событии Собственная жизнь? Нет. И. А. Бунин напротив всегда утверждал, что сюжеты его рассказов вымышлены. «В ней все от слова до слова выдумано, как и во всех почти моих рассказах, как бывших, так и настоящих», — говорил он о «Натали».

Зачем тогда понадобился этот вид из настоящего в прошлое, что автор хотел его показать? Самый точный ответ на этот вопрос можно найти в повести «Холодная осень», повествующей о девушке, которая проводила его жениха на войну. Прожив долгую, тяжелую жизнь после того, как узнала, что любимый умер, героиня говорит: «А что же было в моей жизни такого же? Только тот холодный осенний вечер.Остальным ненужный сон. «Настоящая любовь, истинное счастье — лишь мгновения в жизни человека, но они способны осветить его существование, стать для него самым главным и важным и, в конечном счете, значить больше, чем их жизнь. донести до читателя И. А. Бунин, показавший в своих рассказах Любовь как нечто уже ставшее частицей прошлого, но оставившее героям в душах неизгладимый след, как осветила их жизнь Зарница.

Смерть героя в рассказах «Холодная осень» и «В Париже»; невозможность быть вместе в Русе, Таня; Смерть героини в Натали, Генрих, повесть «Дубки» почти все рассказы цикла, за исключением произведений почти неуставных, таких как «Смарагд», говорят нам о неизбежности трагического финала. И причина этого вовсе не в том, что беда, горе более разнообразны в своих проявлениях, в отличие от счастья, и, следовательно, писать о нем «интереснее». Нисколько. Долгое, безмятежное существование влюбленных вместе в понимании И. А. Бунина уже не любовь. Когда чувство обращается к привычке, праздник в будние дни, сама любовь растворяется в расслабленной уверенности, сама любовь исчезает. И чтобы не допустить этого, автор «останавливает мгновение» на высшем взлете чувств.Несмотря на разлуку, горе и даже смерть героев, кажущуюся автору менее страшной любовь, чем обыденность и привычка, И. А. Бунин не устает повторять, что любовь есть величайшее счастье. «Разве любовь несчастна? Неужели самая заунывная музыка на свете не дарит счастья?» — говорит Натали, пережившая измену любимого и долгую с ним разлуку.

«Натали», «Зойка и Валерия», «Таня», «Галя Ганская», «Темные аллеи» и еще несколько произведений — это, пожалуй, все истории из тридцати восьмого, в которых главные герои: у него и у нее есть имена. Это связано с тем, что автор хочет акцентировать внимание читателя прежде всего на чувствах, переживаниях героев. Внешние факторы, такие как имена, биографии, иногда даже то, что происходит вокруг, опущены автором, как ненужные подробности. Герои «Темной аллеи» живут, захваченные своим чувством, ничего вокруг не замечают. Разумное теряет всякий смысл, только подчинение чувству, «непонимание» под такое повествование как бы корректирует сам стиль рассказа, придавая нам иррациональность любви.

Детали, такие как описание природы, особенности внешности героев, то, что называют «фоном повествования», до сих пор присутствуют в «Темной аллее». Однако они опять же призваны обратить внимание читателя на чувства героев, дополнить картину произведения яркими штрихами. Героиня повести «Руся» прижимает к груди карты воспитателя своего брата, когда они едут кататься на лодке, со словами: «Нет, я буду осторожна!» И это простое, откровенное восклицание становится первым шагом к их сближению.

Во многих циклах рассказов, таких как «Руся», «Антигона», «В Париже», «Галя Ганская», «Чистый понедельник», показано окончательное сближение героев. В остальном оно в той или иной степени: в «дурачке» рассказывается о связи сына Дьякона с кухней и о том, что у него есть от нее сын, женщина, поразившая своей красотой рассказчика, превращается на продажу. Именно эта особенность рассказов Бунинского и послужила, вероятно, поводом для отождествления их со стихами Юнкерса, «не для дам».И. А. Бунина обвиняли в натурализме, эротизме любви.

Однако, создавая свои произведения, писатель просто не мог поставить перед собой цель сделать образ женщины как предмет вожделения приземленным, упростить его, тем самым превратив повествование в пошлую сценку. Женщина, как и женское тело, всегда оставалась для И. А. Бунина «чудесной, чрезвычайно красивой, совершенно особенной во всем земном». Поразив их мастерством художественной выразительности, И. А. Бунин балансирует в своих рассказах на грани голой-заразы, где истинное искусство не сводится даже к намекам на натурализм.

Рассказы цикла «Темные аллеи» завершают проблему секса, поскольку она неотделима от проблемы любви вообще. И. А. Бунин убежден, что любовь есть союз Земли и Неба, Тела и Духа. Если разные стороны этого чувства сосредоточены не на одной женщине (обе почти во всех рассказах цикла), а на разных, либо только «земных» («неразумных»), либо только «небесных», то это приводит к неизбежному конфликту. , как, например, в рассказе «Зойка и Валерия». Первая, девочка-подросток, является предметом вожделения героя, вторая, «настоящая малороссийская красавица», холодна к нему, недоступна, вызывает страстное обожание, лишена надежды на взаимность.Когда Валерия отдается своему герою от Валерия из чувства мести своему отвергнутому мужчине, и он это понимает, в его душе сломался давний любовный конфликт. «Он решительно бросился, разминая шпалы, под откос, навстречу паровозному грохоту и ослепляющим огням из-под него, — читаем в конце рассказа.

Произведения, включенные И. А. Буниным в цикл «Темные аллеи», при всей их непохожести, неоднородности на первый взгляд ценны именно тем, что при чтении они образуют, как разноцветные мозаичные изразцы, единую гармоничную картину. А на этой картине изображена любовь. Любовь во всей своей полноте, любовь, идущая рука об руку с трагедией, но являющаяся в то же время большим счастьем.

Заканчивая разговор о философии любви в творчестве И. А. Бунина, хотелось бы сказать, что именно его понимание этого чувства наиболее близко мне, как мне кажется, и многим современным читателям. В отличие от писателей-романтиков, представлявших читателю лишь духовную сторону любви, у последователей идеи ассоциации И.С.Розанов, из фрейдистов, поставивших в вопросах любви на первое место биологические потребности человека, и из символистов, принявших раньше женщину, прекрасную Даму, И. А. Бунин, на мой взгляд, был наиболее близким пониманием и описанием любви, реально существующие на Земле. Как истинный художник, он мог не только дать читателю это чувство, но и указать в нем на то, что он заставлял и заставляет многих говорить: «Кто не любил, тот не жил».

Путь Ивана Алексеевича Бунина к собственному пониманию любви был тернист. В его ранних произведениях, например, в рассказах «Учитель», «На даче» эта тема практически не разрабатывалась. В более поздних, таких как Корнет Елагина и Митина Любовь, он искал себя, экспериментировал со стилем, манерой повествования. И, наконец, на завершающем этапе своей жизни и творчества создал цикл произведений, в которых уже была сформирована вся философия любви.

Пройдя довольно долгий и увлекательный путь исследования, я пришел в своей работе к следующим выводам.

В бунинской трактовке любви это чувство есть прежде всего необычный взлет эмоции, вспышка, заработок счастья. Любовь не может длиться долго, вот почему она неизбежно влечет за собой трагедию, горе, разлуку, не давая возможностей для быта, быта и привычки разрушать себя.

И. А. Бунина — это моменты любви, моменты ее сильнейшего выражения, поэтому писатель использует для своего повествования форму воспоминаний. Ведь только они способны скрыть все ненужное, мелкое, лишнее, оставив лишь чувство — любовь, озаряющую своим приходом жизнь человека.

Любовь по И. А. Бунину — нечто такое, что не поддается рациональному пониманию, она непостижима, и ничто, кроме самих чувств, никакие внешние факторы для нее не важны. Это можно объяснить тем, что в большинстве произведений И. А. Бунина о любви Герои лишены не только биографий, но даже имен.

Образ женщины занимает центральное место в позднем творчестве писателя. Она всегда вызывает больший интерес у автора, чем он сам, на ней сосредоточено все внимание.И. А. Бунин описывает множество женских типов, пытающихся постичь и запечатлеть на бумаге тайну женской тайны, ее обаяние.

Говоря словом «любовь», И. А. Бунин имеет в виду не только духовную и не только физическую стороны, а их гармоничное сочетание. Именно такое чувство, сочетающее в себе оба противоположных начала, может, по мысли писателя, подарить человеку истинное счастье.

Рассказы И. А. Бунина о любви можно анализировать бесконечно, так как каждый из них является произведением искусства и по-своему уникален. Однако цель моей работы состояла в том, чтобы проследить становление бунинской философии любви, увидеть, как писатель шел к своей главной книге «Темные аллеи», и сформулировать отразившееся в ней понятие любви, выявив общие черты его произведения, некоторые их закономерности. Что я пытался сделать. И я надеюсь, что это случилось со мной.

Бунин кукушка главные герои. Сочинение Бунина Кукушка

У Бунина много романтических произведений, волнующих сердца и краткое содержание Рассказ «Кукушка» для читательского дневника Открывает еще одну грань творчества писателя – драматизм, одиночество, единение с природой.

Участок

Помещик нанял хруст хруста — старого солдата. У кукушки были петух, кошка и две собаки. Так он и жил в избе, довольный новой службой, ведь раньше он спал без крыши над головой. Его звали кукушкой, потому что он давно никуда не восстанавливался. Старик вспомнил свою молодость — как он мальчишка скотина, а потом пошел в армию. Как он женился, так и жена ушла от него через год, не приняв его сложный характер. Пообещав детям помещика, он нашел логово Волка и взял двух волчат и привел их в Дом Барских.Пока его не было, кто-то срубил деревья в лесу. Кукушку сняли с поста, он поссорился с новым охранником и ушел, хотя ему разрешили жить в избушке. Долго он бродил среди соседних деревьев. Прошел год. Он посетил детей помещика и увидел, что в живых остался только один волшебник — и такой худой и испуганный. Он предложил детям отпустить его. Волк убежал в лес. Через какое-то время кукушку нашли в лесу мертвой — видимо, искала избушку и заблудилась.

Заключение (моё мнение)

Жизнь коротка, и прожить её в одиночестве — всё равно что воду потратить. Очень тяжело в этой жизни без спутника. Семья – это крепость, которая дает опору под ногами, супругу, детям – нельзя пренебрегать, какой бы характер ни был у человека.

Солдат-пенсионер не зря «кукует» — у него нет ни дома, ни родственников. После долгих лет Бесконечных хождений с протянутой рукой, наконец, не камень положил в эту руку, а хлеб: он получил место лесной прогулки. Барин снабдил его едой и разрешил жить в лесной охране.

Да, только его услуга не была оплачена. Придя к Барине за деньгами, кукушка, сам поражённый страшной несостоятельностью своих жалких фигур в барских покоях, выслушал обвинение в колесе трёх дубов. Я не слушал оправдания барина.

Бедный старик, напуганный перспективой потерять жилье, которого у него не было много лет, решил настигнуть судьбу. Незадачливого сторожа ранить Барину пойманными вальгами для Барчука, чтобы изменить решение барина погонять его, кукушку, с места.

Пока он ловил вагглов, деревья снова были вырублены и осветлитель сразу же доложил Барине.

Кукушка не знала, что принято решение: «Старик впал в детство. Только до лета и держать…».

Бедняга, в детстве — подворье, позже — чабан, отдан в солдаты. Вернувшись, я пытался устроиться на работу: в будки на чугунные, в амбар, рабочие, но меня нигде не держали. Его считали настолько неприятным, совершенно непригодным ни к службе, ни к работе, что за ним постоянно звучали унизительные прозвища: «Безответный», «Лододр», «С дураком». Прозвища были заслуженные: он действительно не был особо умным, потому что был самингом и никто его ничему не учил. Слышу о себе такое мнение, он, конечно, и сам стал считать себя таким, каким его увидел человек — «неотреагировал», и с роком смирился.

Ему не доверяют ничего серьезного, а чем второстепеннее работа, тем меньше гонорар. Его стала кусать кукушка. Шли годы, он начал разлагаться, но старался не думать «долго и серьезно» о своей судьбе. Вот и повезло жить в Кальере — он был счастлив.Хотя я понимал, что это счастье ненадолго.

Бедный старик надеялся, что, если ему придется заболеть, он будет ковать стержень деревьев. Не прощен.

Опять кукушка оказалась бездомной и пошла в дом Барских милостыню просить.

Барчуки ему сказали, что один из тряпок был диоп, а второй порка и даже мясо не ест. Кукушка равнодушно подтвердила, что и волчица, и ему, кукушке, зиму не пережили. «Ведь я, Барчук, тоже похож на волка», у которого нет своего гнезда, и прозвище кукушка вполне справедливо. Сам он считает его живым животным. И я уверен: «Мы капризы к настоящей зиме заморозили». Все-таки он обрывает свое небрежное оскорбление: «А за что. Мы тоже задавленные люди. Мне зачем пропадать?»

Не удалось Барчуку уговорить отца оставить нищего старика жить в Доме Барских, но барин снял три рубашки. Кукушка очень обрадовалась, что будет белая рубашка похоронного савана.

( 2 оценок, среднее: 3.00 из 5)

Работы по темам:

  1. Деревенская танкистка просыпается от холода. Мать уже встала и тряслась от хватки. Странник, ночевавший у них в избе, не…
  2. В рассказе Бунина «Крикок» автор раскрывает красоту человеческой души, присущую самому неприметному человеку, такому как главный герой, Илья Капитон …

Отставной солдат не зря «кукует» — у него нет ни дома, ни родственников.После многих лет бесконечных блужданий с протянутой рукой, наконец, не камень в этой руке, а хлеб: он получил место лесной прогулки. Барин снабдил его едой и разрешил жить в лесной охране.

Да, только его услуга не была оплачена. Придя к Барине за деньгами, кукушка, сам поражённый страшной несостоятельностью своих жалких фигур в барских покоях, выслушал обвинение в колесе трёх дубов. Я не слушал оправдания барина.

Бедный старик, напуганный перспективой потерять жилье, которого у него не было много лет, решил настигнуть судьбу. Незадачливого сторожа ранить Барину пойманными вальгами для Барчука, чтобы изменить решение барина погонять его, кукушку, с места.

Пока он ловил вагглов, деревья снова были вырублены и осветлитель сразу же доложил Барине.

Кукушка не знала, что решение принято: «Старик впал в детство. Только до лета и держи …».

Бедный временщик, в детстве — подворье, позже — чабан, в солдаты отдан. Меня нигде не держали.Его считали настолько неприятным, совершенно непригодным ни к службе, ни к работе, что за ним постоянно звучали издевательские прозвища: «Неотреагировал», «Лододр», «С Сухой». Прозвища были заслуженные: он на самом деле не был особо умным, потому что был самингом и его никто ничему не учил.Слышу такое мнение о себе, он, конечно, стал считать себя таким, каким его видели люди — «неотреагировавшим», смиренным с роком.

Ему не доверяют ничего серьезного, а чем второстепеннее работа, тем меньше гонорар. Его стала кусать кукушка. Шли годы, он начал драться, но старался не думать «долго и серьезно» о своей судьбе. Вот и повезло жить в Кальере — он был счастлив. Хотя я понимал, что это счастье ненадолго.

Бедный старик надеялся, что, если ему придется заболеть, он будет ковать стержень деревьев.Не прощен.

Опять кукушка оказалась бездомной и пошла в дом Барских милостыню просить.

Барчуки ему сказали, что один из тряпок был диоп, а второй порка и даже мясо не ест. Кукушка равнодушно подтвердила, что и волчица, и ему, кукушке, зиму не пережили. «Ведь я, Барчук, тоже похож на волка», у которого нет своего гнезда, и прозвище кукушка вполне справедливо. Сам он считает его живым животным. И я уверен: «Мы касаемся нынешней зимы застывшей.Тем не менее он обрывает свое небрежное оскорбление: «А за что? … Мы тоже раздавленные люди. … для меня для чего исчезать?

Не удалось Барчуку уговорить отца оставить нищего старика жить в Доме Барских, но барин очистил на три рубахи. Кукушка очень обрадовалась, что будет белая рубаха похоронного савана.

Сочинение 11 класс.Роман называется «Мастер и Маргарита» значит в центре его драматической истории талантливый писатель и его возлюбленная «Тайная жена.Рассказывая о них, писатель пытается ответить на вопрос: что такое любовь? Конечно, любовные коллизии в жизни случаются не только у мастера и маргариты. Супруга Берлиоза была замечена в Харькове с балетмейстером, Степа Ярхеев получил комнату для своего жена,чтобы ее духа не было.У многих персонажей кроме семьи есть любовницы.Возникает вопрос:чем отличаются отношения мастера и маргариты от всех остальных отношений мужчины и женщины?Ведь мастер

Многие писатели первой половины 19 века огромную роль в их творчестве занимала тема России. Как никто другой, они видели тяжесть положения крепостных крестьян и беспощадный произвол чиновников и помещиков. Моральные ценности отходят на второй план, и на первом месте стоят деньги и положение в обществе. Крепостное право лежит в основе государственного строя России. Люди не стремятся к лучшему, не интересуются науками и искусством, не пытаются оставить потомкам никакого духовного наследия. Их цель — богатство. В своем стремлении к наживе человек не останавливается: найдутся воры

Художественное воплощение эпохи, в которой жили писатели и поэты и оказали влияние на формирование взглядов не только их современников, но и потомков.Таким правителем Думы был и остается поэт Сергей Есенин. Образ времени с его проблемами, героями, исканиями, сомнениями находился в центре внимания писателей XIX и XX веков. Сегодня идея Эсенина все больше укрепляется как крупная социальная мысль, имеющая обостренное восприятие своего времени. Поэзия Есенина является источником глубокого осмысления многих социально-философских проблем. Это повесть и революция, государство и

И.А.Гончаров написал относительно немного произведений, а «Веники» – одно из самых ярких.В романе затронуты практически все стороны жизни человека, можно найти ответы на многие вопросы. Без сомнения, самым интересным образом в романе является образ Обломова. Кто он? «Барин», — без капли сомнения говорит Захар. Барин? да. Но что? С первых же страниц мы видим портрет Ильи Ильича, нарисованный самим автором. Первое впечатление нельзя назвать отталкивающим, больше удивляет, особенно слова о том, что «…лежа у Ильи Ильича.. было нормальное состояние», а это человек «лет тридцати двух-трех

Лес был небольшой, но красивый, особенно если принять во внимание, что вокруг него был бедный рельеф: поля и кособорские поля, местами деревни по оврагам, дубовые кусты в лощине, хуторская усадьба и одинокая ветряная мельница на западном горизонте, на далеком шоссе.Правда, поля были волнистыми и сменялись лугами («вершками», по-орловски), но это были совершенно голые и глухие луга.

Большая Кастюринская вершина разветвлялась на север на два рукава. Один из них был прикрыт по наклонным сторонам кустом и далеко тянулось такое же бревно. Скучно в нем было, особенно осенью! Идешь, бывало, в сизый, пасмурный день на охоту среди этого пустынного бревна, а видишь только низкое небо и у тебя желтый куст. Ни птица, ни зверь, — один ветер листву дубовой шлепнет…

А вот другой был куда веселее и живописнее. Там был лес. Потому что лес долго был необратим, там было много густых отложений — орехов, окислов и молодых березок. Были, кроме того, овраги, где побурели серые камни, были провалы, заросшие глухой крапивой; Небольшой пруд, окруженный вертикалями, забытый пенсионер и старая Караулка — почерневшая лощина с горбатой крышей. Пустые деревянные ульи На педеях, облепленных камнями и похожих на грибы, стали от времени до серо-серых, а окна, двери и даже самые стены засветились… Прошлой зимой поселилась в ней старая солдатская кукушка, а в одном из оврагов, за спиной пенсионерки, завела Двух молодых волков.

Предполагался вечер теплого и пасмурного февральского дня, когда работник кастюринского хутора привел на каравеллу кукушку. Лес утонул в молодом рыхлом снегу. Раньше к вечеру опять начинала плакать, и деревья, заполнявшие лощины и овраги, слегка затуманивались, а в глубине, в конце лугов, сливались в неясные заросли мутно-серого цвета.Лошадь тяжело идет по сугробам. Приснилась кукушка, хотя ей было холодно в смятой шапке, связанной по ушам тряпкой, и в скрученной шинели. Пожилое серьезное и сонное лицо. Он держал ее петуха и кошку, а из саней выбегали еще два кукушонка: боровый цыган, черный в белой жилетке, и Цукушкин Мурзик, маленький, рыжеволосый самец, веселый и беспечный, одетый в очень пушистую рыжий мех.

Подъехав к кальяру, работник помог кукушке занести в нее что-то из провизии и хозяйственных принадлежностей, замусорил клад, надел варежки и, опустившись в сани колен, был равнодушен к лошадям напротив способ.

Смотри, как бы у тебя от цыганки не осталось! Он крикнул на прощание.

А кукушка осталась одна…

Когда стали обмерять двор, было уже совсем темно в холодной конопатке. Уныло выглядело пусто — старенькое, низкое, с маленькими окошками и огромной печкой. А вот кукушка не произвела никакого впечатления. Тому, кто ходил под дождем, ветром и снегом, все покажется уютным и веселым, а кукушка давно провела — где день, где ночь под чужими крышами.Теперь он был надолго защищен от холода и голода. Оклад был назначен семнадцать рублей в год, а «метр» — и очень неплохо. Кроме того, ему дали валенки, старые бариновы вешки и пыльцу дворянской кареты. Кукушка была очень довольна, очень успокоена своим положением, и теперь ему оставалось только затопить печку да поправиться в калье. Но давно ли это было сделано? ..

Дубки тихо гудят в белой тьме зимней Ночи; Пахло февральской свежестью, и когда кукушка вышла в одной рубахе из сенца на угол, он был при этом с холодными и мокрыми снежинками.Но с каким наслаждением он упал в избушку, которая на какой-то час стала просто неузнаваемой! Она уже совсем успела разогреться и слабо, но весело печки светлая уста. Длинные огненные языки вырывались из него и лизали рот, и черные стены избы, что росли в Куркуре, блестят трепетно, как расплавленная смола. Кота заметили в конце скамейки, съёжившегося и зарывшегося, мурлыкающего и обратно. Петух, разбуженный огнем, но совсем захлебнувшийся, машинально брел по соломе, прижатой к полу, в теплом кругу света у печки… Пахло дымом сырых березовых дров и соломы.

Ах, ешь чай! — Со старческой бодростью перерезал кукушку и передернул плечами.

Пока варилась картошка, он заготовил дрова на завтра, наложил на печку соломы, потом отрезал целое пятно от ломтя хлеба и сел обедать. Он ел сосредоточенно, с жадной неторопливостью нищего, но когда картошка попалась очень горячей, он сжег ее наспех, открыв рот и покорив ей рот.Приятная мысль о том, как он неожиданно устроился, не покидала его… А когда обед кончился, он понес собак в сенетах Корка, опять оомеб, жестоко ударил по ноге цыгана, бросившегося на Мурзика, и, долго возвращаясь в избу, долго молил благодарность за сегодняшний день, с особенно грустным и покорным видом, на большую икону, стоявшую в переднем углу на лавке. Изображение на почерневшей классной доске иконы было старым, и кукушка ужасно смотрела на него.Он искренне просил Бога дать ему скорую помощь и тихую смерть.

Барс, дом! — сердито закричал он среди молитв коту, висевшему на столе. Потом, скрежеща и охая, взобрался на печку и, спрятав шинель, тотчас же погрузился в сон.

И все вокруг стало сонно и тихо.

Чтобы не париться, трубу не прикрывал и заслонкой печку не толкал. Дрова и солома Тем временем и свет от углей медленно гас в тихом, милом дупле.Мрак мрачно сгущался, выходя отовсюду к печке.

Вскоре в нем остался только один раскаленный уголь. Тишина словно замерла в предвкушении чего-то… Потом тьма подошла к самому себе рту, и уголь, как закрывающий глаз, долго смотрел на нее, освещая лишь своды… Наконец, этот слабый свет был дымер. В печке была чуть заметная точка, и во всем улье стало темно и холодно. Ветер гонит солому по крыше и связывает окно со снегом.Окна мутно-голубые в темноте… И тут кто-то подошел и заглянул в них. Чья-то высокая тень промелькнула мимо окон, вернулась, потянулась к стеклам и снова исчезла…

Господь Исус Христос! — с удивлением и страхом пробормотала кукушка. Он заснул крепко, но старое тело, нагретое на горячей соломе, вскоре лопнуло — и это тоже приятно, — и кукушка полузакрыла глаза. Кто-то высоко выглянул в окно, и кукушка вдруг это заметила. Он хотел подняться — и не мог, и не понимал, куда он; Я только все больше чувствовал, что где-то в глухом и страшном месте…И тень вдруг снова появилась и медленно исчезла…

«Кто там?» — хотел крикнуть он, собираясь из последних сил, но вдруг махнул рукой и тут же очнулся… А ведь он в калье лежит! А тень всего лишь священника, что сорвался на крышу!

Он кашлянул ручей с недовольной улыбкой, но вздохнул напрочь как можно дольше и был очень легок и шинель опять закрутилась. Приятная усталость обняла его и тихо закрыла веки.Хорошо на теплой печке старый кузов! И тут петух громким криком огласил избу, смело и спокойно забил крылья, и что-то родное, дружное было в этом крике, нарушившем тишину зимней полуночи.

Ветер по-прежнему был крышей на крыше, а Приугу по-прежнему смотрит в окна, раскачивается на ветру. Собак, стараясь держаться вместе, кормят в смысле. Но кукушка ничего не слышала и не видела; Я почувствовал лишь приятную тяжесть и теплоту котов, свернувшись калачиком на его лапах, и заснул глубоким сном.

А в лесу в это время важно и плавно изобреталось гулом метелей на выбеленных от снега высотах, и волк, сверкая огоньками их зеленоватых глаз, таинственно пробирался по лугу Брекер. Она тонула в холодных, пушистых сугробах, но углублялась в косяки леса, намереваясь надолго поселиться с кукушкой по соседству — в одном из глухих и тайных оврагов.

II.

Ну что, еще не заморачивался? — спросил он Барина, когда однажды кукушка подошла к нему просить именинника.Кукушка не была глуха, но Барин говорил громко, тем тоном, на который говорят с глухими и с дураками.

Нет, твое здоровье! — застряла кукушка. — Я и подарок оставил немного, когда я скучаю по свече?

Барин нахмурился.

Этот «конус»! — Он запутался, отвергнутый. «Старый ты, у тебя сток из-под носа… Семен говорит: Опять в тройке Дубку обрезали. Всю осень там сидел совсем почти пацан — не трогал, а тут старик — и тогда черт его знает что!

Кукушка смутилась, испугалась и обиделась.Он стоял на пороге зала и Ласе и производил странное впечатление своим нищенским видом в Доме Барских. Со слов барина он подтянулся и с раздражением ласкал:

Что это мои годы, твое здоровье? Дубки — Правда, что обрезаны, только это не со мной… Это все жестоко баранье… Давно мне один человек сказал…

Так я и говорю, смотри, — перебил барин уже спокойно, но очень громко.

Тон поразил его как кукушку, и он опять сконфузился: неужели он больше ничего не сказал? Он улыбнулся неловкой улыбкой и торопливо добавил:

Известно, что нужно смотреть всю мочу…И скуки у меня нет излишней, Ваше здоровье!. В лесу еще тепло зимой…

Конечно, тепло, — согласился Барин. — Я сейчас понесу тебе деньги.

Он пошел в кабинет, а кукушка справляла нужду с ноги на ногу. Бог даст, обойдется!

В это время из кабинета вышли Митя и Коля. Коля, маленький круглоголовый мальчик, подчеркнуто улыбающийся. Характер у него был добрый и веселый, но робкий. Митя, наоборот, всегда старался быть решительным.Он был с острыми чертами лица, худой и высокий. Теперь он сильно нахмурился, но было видно, что оба смущены, потому что оба подошли, робко откусив в ответ.

Кукушка улыбнулась и наклонилась к ним. От этого Коля смутился, а Митя покраснел и вдруг сказал строго, по своему обыкновению, по каждому слогу:

Ты вернешься в лес?

В лес, Барчук, в лес, — ответила кукушка ласково.

Ты умеешь ходить на охоту?

Как мне не знать, Барчук, — сколько лет в солдатах было!

Митя перевернул пояс мохары и уже с нескрываемым любопытством смотрел на кукушку.Помимо разговоров об охоте, это было очень грубо, нянька кукушка и то, что кукушка учуяла Курканы, была подкладка и нюхательный табак.

У вас есть собаки? — продолжил он, снова нахмурившись. — Только один из наших цыган?

С одной собакой в ​​лесу нельзя, Барчук…

Почему бы и нет?

Никого не будет… У меня остался Мурзик. Смешная собака!

Мурзик? — воскликнул Коля, и в его карих глазках полезли удивление и радость.- А какой? Вы приносите его нам?

И кто кого победит? — прервал его Митя, уже совсем оживленный. — Мурзик или цыган? Сможете ли вы сохранить их?

Цыган один на один на гуся на бой вышел! — со смехом сказал Коля. — Гусь в сенци на яйцах сидел, а он пришел, так и рванет к нему! ..

Дети говорили напрасно, спеша и засыпая кукушку с вопросами. Кукушка тоже увлеклась. Он начал рассказывать им о Мурзике, об охоте и вдруг, автономизировавшись от счастливой мысли, добавил:

Да что же, Барчуки, когда такое дело, — как только Бог даст, так и лето придет, тебе все принесет!

Дети сгорели от радости.

А заяц? — кричали они. — Лучше заяц, ястреб и потерпевший крушение!

Заита, Барчуки, не ловите, но можно насторожиться.

И когда? Завтра?

Да они еще опаздывают…

От чего? Не купил?

Не вынимал, не щупали… Я только волка видел.

А потом?

Поиздевшись, принесу в мешке, — повторила кукушка, уж решила принести детям и кстати порадовать Барину.

А когда и сам Барин добродушно одобрил эту мысль, кукушка совсем успокоилась: удочка Дубкова прошла, а значит, благополучно… Он не знал, что Барин говорил после его ухода.

Старик впал в детство. Только до лета и держи… нет у меня причала…

И бодро пошел старик по заснеженным полям к лесу. Скучно, скажи! Какая может быть скука, если они сыты и согреты? Да и не первый в гвардейцах сидит!

Он принимал, за что его и прозвали кукушкой.В детстве он стирал скотину как подпаску, в юности — как пастух и, значит, каждый год проводил по полгода вдали от людей. Потом его отвели к солдатам. Вернувшись в родное село, он женился и попытался зажить жизнью «настоящего мужчины». Но от этого ничего не произошло. Он нанимался в будки на чугунных, в конюхов, в рабочих, — его скоро увольняли отовсюду. А жена бросила его почти через полгода после свадьбы.

Чувствует себя волком», — говорили о нем мужчины.- Не самый маленький!

И то, что так отзывались о кукушке почти все, и было одной из главных причин непригодности его к службе и работе. В прозвищах, которыми награждались кукушки («Шалава», «Неотреагировал», «Лододар», «С Сухим»), была большая доля правды. Он действительно не отличался умом; Но у кого он научился разуму? Он не был «серьезным», не «хозяйственным» человеком, но эти прозвища он слышал с детства, я с детства привыкла смотреть на себя как на «неотреагировавшего», обездоленного человека и невольно им стала.Он был окончательно ленив, раздражителен, любил пить, жить впрок; Но все эти качества естественным образом вытекли из его судьбы… и кончились тем, что он стал нанимать его только за самую ничтожную службу — в сады, в сады, в ночные бойницы. Время от времени он начал беспокоить. В летние ночи, когда в тишине темного села его стучал загонщик, он бродил, напевая сипла, задушевным фальцетом. Потом послышалось в его песне что-то доброе и грустное, укоре кого-то, но неясный укор, за то, что кукушка давно не любила и серьезно не сообщила о своей судьбе.Теперь он был уже стар и соломен, но ему все же очень хотелось жить тихо и лучше. И он был очень хорош в Караулке. Да и весна прошла дружно, весело.

Все время сохранялась настоящая весенняя погода. Ночью звезды сели на темное небо. Но они уже не были такими большими, как зимой, и блестели чище и нежнее. Легкая весенняя свежесть чувствовалась в ночном воздухе. И дни стояли солнечные, и весь день рисовался лес на голубом безоблачном небе. Утром по-зимнему ветерок резко развевал дым над караульной трубой.Заря ярко покраснела из-за черного леса. Но как солнце встает, день тепло и весело. В штиле он сильно впечатлил, а южную сторону хижины и самосвала пристроили и затемнили. И вот у грязного порога образовались лужи, корни деревьев облепились протлинами, прилетели жаворонки, снег в полях разрыхлился и начал быстро таять. Солнце наполнило калок ярким блеском.

В такие дни кукушка с особым удовольствием сидела на скамейке у окна.Пройдясь на заре по лесу, он тотчас же взялся за печь, и к полудню обед был готов. Потом поставил чашку с шамсом на подоконник и съел, съел солнце размером с солнышко. За окнами, в которых дымился легкий паром, сидел на Завалинге Мурзик и смотрел на еду. Кошка сама залезла на чашку, а кукушка иногда и задевает, но нежно бьет мокрой ложечкой по лбу. А в дупле было тепло, светло и вкусно пахло.

После обеда он спал или снова садился к окну, она чистила его одежду, тянулась свиными кожаными сапогами или мыла ружье.Иногда, когда он особенно покойник в душе, он много раз на разные лады повторял вокруг любимой песни:

Смоллкни, Пташка-Канарейка! ..

Но увы! Эта мирная жизнь должна была скоро закончиться…

III

Однажды вечером, в начале апреля, когда в лесу уже весь снег пропитался водой, кукушка вернулась домой из окрестностей. Что-то заставило его поднять голову, и взгляд его упал на противоположную сторону поляны, по которой он ходил на коньках.Огромный волк стоял и, насторожившись, неловко наклонил свою пухлую голову с торчащими толковыми ушами и уставился на него. В клоаке сумерек она казалась ему большой желто-серой собакой. Но когда Волчиц повернулся, пошутил неуклюжим хвостом с опущенным хвостом, кукушка растерялась, закричала, захотелось даже выстрелить… Впрочем, я вскоре поскандалил и опустил ружье.

Ах, ешь чай! Сказал он со своей досадой, вспомнив, что обещал воспитывать к детям настороженность. — Не стоило пугать! Надо отследить, где молчал.

Полая вода предвосхитила его на долгое время. В тот же вечер мутно-голубоватая туча с запада закрыла все небо, и ночь наступила темная-притворная. И проснувшись перед рассветом, кукушке посодействовало, что корень дождь лил яростно: значит, началась настоящая весна… На лугах тянулись нитки длинные, и кукушка не убавила лазить в глухом месте в огневую снег. Только после Святаго он стал выходить перед святым к северной опушке леса и был так очарован, что иногда по целым часам стоял на одном месте, прислушиваясь, нет ли визга или намека, что дивился с маму выгонят.Он все еще был уверен, что Волк поселился в его лесу.

Напряжение между тем выросло. Они сейчас просто и часто вылезали из норы. Они весело ползали и жались, как щенки; А волк сидел и нежно их лизал. Она остролистная, выращивала их и каждую ночь приносила на рассвете какую-нибудь добычу, чаще всего — мертвых птиц. Но потерпевшего крушение приветствовал такой слабый визг, что его совсем не было слышно кукушке.

Тогда кукушка решила действовать более энергично. Однажды утром, позавтракав, он запер проводника на замке и отправился в деревню.Там до позднего вечера он проходил мимо знакомых мужчин, бывал у лавочника, у овчинника, и всюду спрашивал «белый камень», то есть мышьяк, таинственно сообщая всем, что хочет потревожить волка. Но у «Белого камня» никого не было. Овчинник посоветовал ему, однако, пойти к Вериги, а также обратиться к Мельнику, известному корешу. Недолго думая, кукушка последовала совету. Чтобы не откладывать дела в долгий ящик, он решил переночевать в деревне, а завтра навестить Веригину.Не по пути было вернуться в колпак. Но и там случилась неудача: крысы дома не оказалось.

И только поздно вечером, как день другой, явился он в лесу, зарядил ружье будки, поужинал одним хлебом и лег спать, твердо решив идти к оврагам оврагам и брать с боем молодую беспорядок.

Он крепко спал, но перед рассветом внезапно проснулся. «Пора!» — решил он и сразу слез с печи, взял ружье, захватил кусок хлеба и, щёлкнув Мурзиком, пошёл к оврагам.Тоже была очень ночь, только по какой-то особо чуткой тишине чувствовалось, что рассвет близок. Здесь не совсем сухо, и земля перед рассветом промерзла. Легкую прохладу вбивал запах пойманных прошлогодних листьев и первой зелени, которая, словно кружевом, была одета в нутро в прозрачном сумеречном лесу. Робко и осторожно мелькают на востоке бледные Серебряные утренние звезды.

Вдруг откуда-то раздался слабенький рекре. Кукушка насторожилась и замерла на месте.Мурзик тоже остановился, но не лег. Вгг повторил, да еще и с аттракционом. «Они есть!» — подумала кукушка и, идиотка, устала. Если волчий дом, то надо с одного выстрела положить, и худо не будет… И с бьющимся сердцем потихоньку стал пробираться по мутнее к оврагам… Уже можно различить камни, кустарник и самое глубокое бревно оврага…

Мурзик! — крикнула Кукушка тихим голосом. И тут же, как бы в ответ, Мурзик зашагал звенящей хромотой, бросился вперед, отскочил и захлестнул, захлебываясь от волнения.Тогда кукушка, уже не помня себя, побежала к оврагу. Каждую секунду он ожидал, что из-за камней выскочит волк, и держал наготове ружье. Вдруг что-то с визгом вытряхнуло из-под его ног. Он остановился и увидел двух маленьких, сильно встревоженных, которые в страхе прижали камни и, молча, дико смотрели на него.

Мурзик, Куси! — крикнула Кукушка, оглянулась, «волка нет», и не успела опомниться, как уже оба были в мешке.Они отчаянно сжимались и барахтались в нем, но кукушка, не обратившая на это внимания, закричала сумку через плечо и почти бегом погнала к дому.

В тот же день, вечером, на дворе хутора Кастериных в конце огорода возле картофельной ямы было тесно: там торжественно заключили потерпевшего крушение, и кукушка была героем этого события.

Лестница, лестница, потом подстава, — крикнул он тоном командира, а когда лестница была опущена в яму, Сам торопливо рванул по ней и развязал мешок.Вольтенси выскочила из него, фыркнула и в диком ужасе прижалась к стене.

Барчуки, похожи на кораблики! — кричала кукушка глухим голосом из ямы; И дети давно, что-то ставя, боясь и волнуясь, не спускали блестящих глаз с разбитыми.

Митя, они голодны! — Начинается, — сказал Коля. — Пошли скорее, принеси им пирожков и говядины.

И кукушке, вылезай из ямы, в сотый раз сказали, как он зверей ловил.Сам Барин интересовался его рассказом, а кукушка Земли от радости не заботилась о себе. Когда ему принесли водки и накормили, он с какой-то непонятной смелостью пошел в лес и запел свою песенку про канарейку.

Но то, что ждало его в лесу, его даже ошеломило. Подойдя к котлу, он еще издали увидел осветлителя, рыжеволосого, толстого мужчину в куртке и высоких сапогах, который шел с поляны навстречу ему. Кукушка остановилась возле избушки и уже приготовилась и рассказывала историю про потерпевших крушение.

Но люлька, подъезжая к каравелле, медленно и не глядя на него, рвется с дрожжами, взобралась на грань до фронта фронта и тут же направилась к хижине. Он подошел к морде кукушки и вдруг усмехнулся.

Ну? — сказал он тихо, — поймал завернутый?

А шесть березок ловишь, что пролетело, пока ехал?

Какие розги? — Подолейте кукушку.

Какой? — спросил приказчик, бледный от злобы, и вдруг шляпа с кукушкой с кукушкой.

Но писарь не погнался за ним. Копируя и задыхаясь, он открыл вход, сел на деревья и, задев лошадь, толкнул чибанко на дорогу из леса.

С тобой я справился! Он крикнул на прощание.

IV

Недели две кукушка пролежала в колоснике, притворившись совсем больной. Сначала он хотел пожаловаться на мир, потом — на Барину… Но сам Барин пришел в лес. Именно здесь кукушка привыкла к полному умиранию.Он плакал и говорил, что осветлитель его «убил». И ясность с холодным спокойствием посоветовала ему бояться Бога, не ломать в старости, потому что он, приказчик, совсем не бил, а только замахивался на него.

Ты не выживешь! — сказал Барин, махнув рукой, и прибавил, что пришлет сторожа в лес, пока может служащий, и кукушка может, если он хочет жить в кальяре.

Кукушка осталась и все дни лежала на печке. я нашел равнодушие ко всему; Он всего лишь грооттель, лениво встал покушать, а потом ушел и залил.Наконец, он жестоко переквалифицировался однажды с работником из-за Мурзика, которого рабочий ударил, и, тряся руками, связал свои пожитки, хлопнул дверью и вышел из леса.

Был ли он на самом деле так болен, как он говорил, — Неизвестно; Нет сомнения, что он преувеличил свое рождение, но несомненно, что он очень постарел, с удовольствием и похудел за эти две недели. А когда он ковырялся в дороге в Селу, где скоро должна была быть ярмарка и, значит, молодец Нищий, — у него был вид настоящего бродячего старика-калеки…

Как-то в конце июня побывал на Кастурин Хуторе. На дворе его окружили громкие лары гончих, и он долго стоял, опустив мешок, не решаясь двигаться вперед и посылая собак на собак. Собаки летом подхватили их и снова продолжали настойчиво и упорно лаять, не пропуская его до дома.

Наконец из кухни вышел человек.

Проведение от собак! — крикнула ей кукушка.

Вам кто-то нужен?

Барчук.В доме они, как насчет

Держите их в Хаббере, — ответил повар. — Сейчас опять с моими федералами, убежали на пруд. Некоторые строят плоты.

Так что тратьте, дорогая.

Еще нет. Они не так сильно кусаются.

Кукушка нерешительно направилась к пруду. Собаки, пока плотина не была проведена им, окончательно отстали.

Вонь! — отошла от берега. — Со дна достаются только Лапы, а то вы специально…

Митя вскинул руки и исчез в воде.Через несколько секунд он рявкнул и снова закричал:

Низ не попал! Здесь страсть глубока…

Появление кукушки заставило Миту бросить нырять.

Кукушка, привет! — крикнул он, торопливо направляясь к берегу. А Коль уже убежал к кукушке и доложил ему:

Маг ароматов. Другой просто остался!

Что так, Барчук Миленик? Да плохо кормят?

Митя, с фальшивым лицом, с растрепанными волосами, с грязью на подбородке, наспех одетый и говорящий, стуча зубами:

Он был болен.Хотите, мы сейчас пойдем к ним?

Давай, Барчуки, пошли.

Все трое пошли в огород, а по дороге Митя снова начал засыпать кукушкой с вопросами:

Кукушка, и кукушка! А где твой Мурзик?

Пропал, Барчук, пропал на римляне. Загрузился куда-то и пропал…

Вы жили на трианке? — спросил Коля.

Митя в гневе прервал его:

Ты навеки, как Баба, со своей ерундой! На ярмарке жить невозможно.

И, повернувшись к кукушке, спросил:

Ты больше не будешь в нашем лесу в лесу?

Нет, Барчук, — ответила Кукушка, — где я сужаюсь напрокат.

Мы слабы.

Где твой дом? В селе?

Кукушка грустно улыбнулась и посмотрела на Миту очень тусклыми глазами.

Дом? — он сказал. — Какой мой дом, Барчук? Дома у меня дома нет, и имени никогда не было.

От чего? — пораженно воскликнул Коля.

Не знаю, милый Барчук, — видно, не надо.

Дети сдались в вопросе и, почувствовав что-то грустное в словах кукушки, подмели.

А у тебя тоже жен нет? — спросил немного у погоды Митя.

Нет, Барчук, ни жены, ни детей.

Дерри?

Да их и не было.

Это окончательно поставило детей в тупик. Без оживления стали рассказывать кукушонку, как кормили настороженно косточками, пирогами, как хромового жеребенка зарезали для них… Но видно было, что интерес к пожеланиям ослабел вместе с ними.

Подойдя к картофельной яме, все трое стали заглядывать в нее и увидели тощее и грубое животное, которое сидело, прижавшись, на моем пути, в углу. Он уже был с приличной собакой, но от той же превосходности и пикантности не осталось и следа.

Он даже мяса не хочет, — сказал Коля на жалобы. — А зимой замерзнет: а папа говорит, что в доме нельзя его ставить.

Известно, что замерзает, — равнодушно сказала кукушка, сидя возле ямы и нюхая табаку.«Зимой брат наш плохой», — прибавил он, загадочно улыбаясь задумчиво.

Какой брат? — спросил Коля.

Вольчина, — объяснила кукушка. — Ведь я, Барчук, тоже похож на волчье дерево. А зовут мою кукушку, значит, у меня есть наше гнездо. И моя жизнь — это жизнь. Давай выпей и замри.

Водку пить? — спросил Коля.

Водка, милый барчук.

А ты лучше не пей, — нахмурившись, сказал Митя.

И холодно? Я был бы рад не пить, пусть вы пьете.Ты иди, гуляй, мокрая ты такая, придешь в избушку, согреешь, одежда мокрая. И пойдёшь, обнять — вьюга поднимется, ослабеет, что-то выпил, ну и дрифт тут!

А ты у нас зимой живи, — сказал Митя еще более нахмурившись и чуть дрожащим голосом, потому что ему жалко кукушку.

Кукушка засмеялась и покачала головой.

Ах, милый Барчук, — сказал он, вновь раскрывая коньяк и ароматный табак. — Меня барин берет? Ведь таких же нищих, как я, прям тысяча человек в одном нашем уезде.

Но ведь папа только тебя возьмет, — перебил Коля.

Не бери, Барчук. Так на род заложен животный мир. За что? Ну а зверь — это звериная честь, а еще у нас хрустящие люди. Правда, и без меня останется много людей, но ведь говорят: я за что пропадать? Также недаром я небось твердо решил родиться на белый свет…

И, упаковавшись, кукушка добавила нерешительным голосом:

А ты чего, Барчуки, проси лучше у пап, как у тебя рубаха старая.Мой я сгнил, читай.

Он раскрыл шинель и показал совершенно неуловимую грязно-розовую рубаху, из-за ворот которой была видна черная и редеющая грудь.

Дети перегрузились и, ни слова не сказать, побежали к дому.

Сейчас мы! Они кричали.

Оба нарисовали и говорили на бегу:

Коль, и Коль! Вам жаль вас?

Я спрашиваю тебя о тебе. И я до сих пор не говорю, как бы то ни было.

Мне жаль, — сказал Коля жалобам.- Папа подарит ему рубашку?

Я вас двоих спрошу, — ответил Митя. — Только ты никому не говори. А то папа на него сердится.

Через полчаса кукушка стояла в доме, в Ласе, и говорила Барине:

Вот спасибо, ваше здоровье! Теперь у меня есть эти три рубашки до смерти. Но ведь он ни в чем не пивной. В белом все сыпется.

Тогда кукушке дали водку, кусок пирога и четверть денег. Он долго кланялся, благодарил всех и наконец сказал:

Приятного пребывания, ваше здоровье.Я поеду, в Юшбин, Завтра поездка.

Дети пошли его свершать, а по дороге по саду кукушка стала им советовать выпустить волчий фильм:

Пускай, Барчуки, — Все равно он с тобой свяжется.

А если замерзнет зимой? — возразил Коля.

полагаю не замерзнет. Может быть, он выздоровеет.

Хочешь, сейчас выпустим? — воскликнул Митя.

Самое лучшее.

И поставь лестницу к нему, сама спрячься.

Кукушка положила мешок на траву и пошла с детьми за лестницей в подвал. Совместными усилиями все трое расставили лестницу к яме, опустили ее туда и сели за кусты.

Пришлось долго ждать. Но из ямы показалась голова Волточки. Он посмотрел нерешительно — и снова исчез.

Он боится, — прошептала она Коле, замолчав от волнения.

Подожди, Барчук! — Завел кукушку.

Но вдруг Волчонок сразу выскочил из ямы, сел и огляделся.

Уля-Лю! — кричала кукушка не своим голосом.

Волк взглянул в сторону, пошутил и в сторону, в прыжке ушел из сада в поле.

Ну и слава богу! — сказала кукушка. «Из-за него, из-за проклятого, меня уволили… Хотя, по правде говоря, и без него все равно была бы такая же честь… А теперь, простите, милые барчуки!

А ты теперь не замерзнешь? — спросил Коля.

Нет, Барчуки, нет! — Захошикал кукушка. — Конус не замерз.

Он кивнул им с нежной улыбкой головой, крикнул мешок через плечо и, согнувшись, побрел по полю в ту сторону, где затаился волк. Давно виднелась его спина с заплатой на башмаке и дворянским билетом на голове…

* * *

А зимой предсказание кукушки было. Перед падубом его нашли на лугу у леса замерзшим. Видно, направился он по старой памяти ночевать в караул, в котором провел так хорошо и покойно прошлой весной три месяца.

Но дети об этом не сказали, и они, к сожалению, скоро забыли и о вредителях, и о кукушке.

Лес был небольшой, но красивый, особенно если принять во внимание, что вокруг него был бедный рельеф: поля и кособорские поля, местами деревни по оврагам, дубовые кусты в лощине, хуторская усадьба и одинокая ветряная мельница на западном горизонте, на далеком шоссе. Правда, поля были волнистыми и сменялись лугами («вершками», по-орловски), но это были совершенно голые и глухие луга.

Большая Кастюринская вершина разветвляется на север на два рукава. Один из них был прикрыт по наклонным сторонам кустом и далеко тянулось такое же бревно. Скучно в нем было, особенно осенью! Идешь, бывало, в сизый, пасмурный день на охоту среди этого пустынного бревна, а видишь только низкое небо и у тебя желтый куст. Ни птица, ни зверь, — один ветер шлепнет листву дуба…

Но другой был куда веселее и живописнее. Там был лес.Потому что лес долго был необратим, там было много густых отложений — орехов, окислов и молодых березок. Были, кроме того, овраги, где побурели серые камни, были провалы, заросшие глухой крапивой; Небольшой пруд, окруженный вертикалями, забытый пенсионер и старая Караулка — почерневшая лощина с горбатой крышей. Пустые деревянные ульи на белизне, обложенные камнями и похожие на грибы, стали от времени до серо-серых, а окна, двери и даже самые стены… Прошлой зимой жила в ней стариковская кукушка, а в одном из оврагов, для Пенсионерки, двух молодых волков завела.

Вечер теплого и пасмурного февральского дня предполагался, когда работник кастюринского хутора привел к каравелле кукушку. Лес утонул в молодом рыхлом снегу. Раньше к вечеру опять начинала плакать, и деревья, заполнявшие лощины и овраги, слегка затуманивались, а в глубине, в конце лугов, сливались в неясные заросли мутно-серого цвета.Лошадь тяжело идет по сугробам. Приснилась кукушка, хотя ей было холодно в смятой шапке, связанной по ушам тряпкой, и в скрученной шинели. Пожилое серьезное и сонное лицо. Он держал ее петуха и кошку, а из саней выбегали еще два кукушонка: боровый цыган, черный в белой жилетке, и Цукушкин Мурзик, маленький, рыжеволосый самец, веселый и беспечный, одетый в очень пушистую рыжий мех.

Подъехав к кальяру, служащий помог кукушке занести в него что-то из провизии и хозяйственных принадлежностей, замусорил клад, надел рукавицы и, встав в сани колен, был равнодушен к лошадям в наоборот.

Смотри, как бы у тебя цыганка осталась! Он крикнул на прощание.

А кукушка осталась одна…

Когда стали обмерять двор, уже совсем стемнело в холодной конопатке. Уныло выглядело пусто — старенькое, низкое, с маленькими окошками и огромной печкой. А вот кукушка не произвела никакого впечатления. Тому, кто ходил под дождем, ветром и снегом, все покажется уютным и веселым, а кукушка давно провела — где день, где ночь под чужими крышами.Теперь он был надолго защищен от холода и голода. Оклад был назначен семнадцать рублей в год, а «метр» — и очень неплохо. Кроме того, ему дали валенки, старые бариновы вешки и пыльцу дворянской кареты. Кукушка была очень довольна, очень успокоена своим положением, и теперь ему оставалось только затопить печку да поправиться в калье. Но давно ли это было сделано? ..

Дубки тихонько гудели в Белезе Тёмной Зимней Ночи; Пахло февральской свежестью, и когда кукушка вышла в одной рубахе из сенца на угол, он был при этом с холодными и мокрыми снежинками.Но с каким наслаждением он упал в избушку, которая на какой-то час стала просто неузнаваемой! Она уже совсем успела разогреться и слабо, но весело печки светлая уста. Длинные огненные языки вырывались из него и лизали рот, и черные стены избы, что росли в Куркуре, блестят трепетно, как расплавленная смола. Кота заметили в конце скамейки, съёжившегося и зарывшегося, мурлыкающего и обратно. Петух, разбуженный огнем, но совсем захлебнувшийся, машинально брел по соломе, прижатой к полу, в теплом кругу света у печки… Пахло дымом сырых березовых дров и соломы.

Ах, ешь чай! — Со старческой бодростью перерезал кукушку и передернул плечами.

Пока варилась картошка, он заготовил дрова на завтра, наложил на печку соломы, потом отрезал целиком кусок хлеба и сел обедать. Он ел сосредоточенно, с жадной неторопливостью нищего, но когда картошка попалась очень горячей, он сжег ее наспех, открыв рот и покорив ей рот.Приятная мысль о том, как он неожиданно устроился, не покидала его… А когда обед кончился, он понес собак в сенетах Корка, опять оомеб, жестоко ударил по ноге цыгана, бросившегося на Мурзика, и, долго возвращаясь в избу, долго молился Благодарение за сегодняшний день, с особенно печальным и покорным видом, на большую икону, стоявшую в переднем углу на лавке. Изображение на почерневшей классной доске иконы было старым, и кукушка ужасно смотрела на него.Он искренне просил Бога дать ему скорую помощь и тихую смерть.

Барс, дом! — сердито закричал он среди молитв коту, висевшему на столе. Потом, скрежеща и охая, взобрался на печку и, спрятав шинель, тотчас же погрузился в сон.

И все вокруг стало сонно и тихо.

Чтобы не париться, не прикрывал трубу и не толкал печку заслонкой. Дрова и солома Тем временем и свет от углей медленно гас в тихом, милом дупле.Мрак мрачно сгущался, выходя отовсюду к печке.

Вскоре в нем остался только один раскаленный уголь. Тишина словно замерла в предвкушении чего-то… Потом тьма подошла к самому себе рту, и уголь, как закрывающий глаз, долго смотрел на нее, освещая лишь своды… Наконец, этот слабый свет был дымер. В печке была чуть заметная точка, и во всем улье стало темно и холодно. Ветер гонит солому по крыше и связывает окно со снегом.Окна мутно-голубые в темноте… И тут кто-то подошел и заглянул в них. Чья-то высокая тень промелькнула мимо окон, вернулась, потянулась к стеклам и снова исчезла…

Господи Исус Христос! — с удивлением и страхом пробормотала кукушка. Он заснул крепко, но старое тело, нагретое на горячей соломе, вскоре лопнуло — и это тоже приятно, — и кукушка полузакрыла глаза. Кто-то высоко выглянул в окно, и кукушка вдруг это заметила. Он хотел подняться — и не мог, и не понимал, куда он; Я только все больше чувствовал, что где-то в глухом и страшном месте… И тень вдруг снова появилась и медленно исчезла…

«Кто там?» — хотел крикнуть он, собираясь из последних сил, но вдруг махнул рукой и тут же очнулся… А ведь он в калье лежит! А тень всего лишь священника, что сорвался на крышу!

Он кашлянул ручей с недовольной улыбкой, но вздохнул напрочь как можно дольше и был очень легким и чинель опять закрутилась. Приятная усталость обняла его и тихо закрыла веки.Хорошо на теплой печке старый кузов! И тут петух громким криком огласил избу, смело и спокойно забил крылья, и что-то родное, дружное было в этом крике, нарушившем тишину зимней полуночи.

Ветер по-прежнему крышу на крышу, а Приугу по-прежнему смотрит в окна, качается на ветру. Собак, стараясь держаться вместе, кормят в смысле. Но кукушка ничего не слышала и не видела; Я почувствовал лишь приятную тяжесть и теплоту котов, свернувшись калачиком на его лапах, и заснул глубоким сном.

А в лесу в это время, важно и плавно придуманный гул метелей на выбеленных от снега высотах, и волк, сверкая огоньками их зеленоватых глаз, таинственно пробирался по лугу по Брекеру. Она тонула в холодных, пушистых сугробах, но углублялась в косяки леса, намереваясь надолго поселиться с кукушкой по соседству — в одном из глухих и тайных оврагов.

Ну что, еще не заморачивался? — спросил он Барина, когда однажды кукушка подошла к нему просить именинника.Кукушка не была глуха, но Барин говорил громко, тем тоном, на который говорят с глухими и с дураками.

Нет, твое здоровье! — застряла кукушка. — Я и подарок оставил немного, когда я скучаю по свече?

Барин нахмурился.

Этот «конус»! — Он запутался, отвергнутый. «Старый ты, у тебя сток из-под носа… Семен говорит: Опять в тройке Дубку обрезали. Всю осень там сидел совсем почти пацан — не трогал, а тут старик — и то черт его знает что!..

Кукушка сконфузилась, испугалась и обиделась.Он стоял на пороге зала и Ласе и производил странное впечатление своим нищенским видом в Доме Барских. Со слов барина он рванул и ласково с раздражением:

Что это за мои годы, твое благополучие? Дубки — Правда, что обрезают, только это не со мной… Это все жестоко баранье… Давно мне один человек сказал…

Вот я и говорю, смотри, » — перебил барин уже спокойно, но очень громко. смотреть всю мочу…И скуки у меня нет излишней, Ваше здоровье!. В лесу еще тепло зимой…

Конечно, тепло, — согласился Барин. — Я сейчас понесу тебе деньги.

Зашел в кабинет, а кукушка справляла нужду с ноги на ногу. Бог даст, обойдется!

В это время из кабинета вышли Митя и Коля. Коля, маленький круглоголовый мальчик, подчеркнуто улыбающийся. Характер у него был добрый и веселый, но робкий. Митя, наоборот, всегда старался быть решительным.Он был с острыми чертами лица, худой и высокий. Теперь он сильно нахмурился, но было видно, что оба смущены, потому что оба подошли, робко откусив в ответ.

Кукушка улыбнулась и наклонилась к ним. От этого Коля смутился, а Митя покраснел и вдруг сказал строго, по своему обыкновению, по каждому слогу:

Пойдешь обратно в лес?

В лес, Барчук, в лес, — ласково ответила кукушка.

Ты умеешь охотиться?

Как мне не знать, Барчук, — сколько лет в солдатах было!

Митя перевернул пояс мохары и уже с нескрываемым любопытством смотрел на кукушку.Помимо разговоров об охоте, это было очень грубо, нянька кукушка и то, что кукушка учуяла Курканы, была подкладка и нюхательный табак.

У вас есть собаки? — продолжил он, снова нахмурившись. — Только один из наших цыган?

С одной собакой в ​​лесу нельзя, Барчук…

Почему бы и нет?

Никого не будет… Мурзик у меня остался. Смешная собака!

Мурзик? — воскликнул Коля, и в его карих глазках полезли удивление и радость.- А какой? Вы приносите его нам?

И кто кого победит? — прервал его Митя, уже совсем оживленный. — Мурзик или цыган? Сможете ли вы сохранить их?

Цыган один на один на гуся на бой вышел! — со смехом сказал Коля. — Гусь в сенци на яйцах сидел, а он пришел, так и рванет к нему! ..

Дети говорили напрасно, спеша и засыпая кукушку с вопросами. Кукушка тоже увлеклась. Он стал им рассказывать про Мурзику, про охоту и вдруг, автонавязываясь счастливой мыслью, прибавил:

Ну а что, Барчуки, когда такое дело, — как только Бог даст, так и лето наступит, тебя привезут все!

Дети сгорели от радости.

А заяц? — кричали они. — Лучше заяц, ястреб и потерпевший крушение!

Заита, Барчуки, не ловите, но можно насторожиться.

И когда? Завтра?

Да они еще врасплох…

От чего? Не купил?

Не вынимали, не щупали… Я только волка видел.

А потом?

Поиздевшись, принесу в мешке, — повторила кукушка, уж решила принести детям и кстати порадовать Барину.

А когда и сам Барин добродушно одобрил эту мысль, кукушка совсем успокоилась: удочка Дубкова прошла, а значит, благополучно … Он не знал, что Барин говорил после его ухода.

Старик впал в детство. Только до лета и держись… Нет у меня причала…

И бодро пошел старик по заснеженным полям к лесу. Скучно, скажи! Какая может быть скука, если они сыты и согреты? Да и не первый в гвардейцах сидит!

Он принимал, за что его прозвали кукушкой. В детстве он стирал скотину как подпаску, в юности — как пастух и, значит, каждый год проводил по полгода вдали от людей.Потом его отвели к солдатам. Вернувшись в родное село, он женился и попытался зажить жизнью «настоящего мужчины». Но от этого ничего не произошло. Он нанимался в будки на чугунных, в конюхов, в рабочих, — его скоро увольняли отовсюду. А жена бросила его почти через полгода после свадьбы.

Чувствует себя волком, — говорили о нем мужики. — Немельчайший!

И вот то, что так отзывались о кукушке почти все, и одна из главных причин его непригодности к службе и работе было.В прозвищах, которыми награждались кукушки («Шалава», «Неотреагировал», «Лододар», «С Сухим»), была большая доля правды. Он действительно не отличался умом; Но у кого он научился разуму? Он не был «серьезным», не «хозяйственным» человеком, но эти прозвища он слышал с детства, я с детства привыкла смотреть на себя как на «неотреагировавшего», обездоленного человека и невольно им стала. Он был окончательно ленив, раздражителен, любил пить, жить впрок; Но все эти качества естественным образом вытекали из его судьбы…и кончилось тем, что он стал нанимать его только за самую ничтожную службу — в сады, в сады, в ночные бойницы. Время от времени он начал беспокоить. Летней ночью, когда загонщик тащил его в тишине темной деревни, он бродил, напевая сипла, задушевным фальцетом. Потом послышалось в его песне что-то доброе и грустное, укоре кого-то, но неясный укор, за то, что кукушка давно не любила и серьезно не сообщила о своей судьбе.Теперь он был уже стар и соломен, но ему все же очень хотелось жить тихо и лучше. И он был очень хорош в Караулке. Да и весна прошла дружно, весело.

Все время сохранялась настоящая весенняя погода. Ночью звезды сели на темное небо. Но они уже не были такими большими, как зимой, и блестели чище и нежнее. Легкая весенняя свежесть чувствовалась в ночном воздухе. И дни стояли солнечные, и весь день рисовался лес на голубом безоблачном небе. Утром по-зимнему ветерок резко развевал дым над караульной трубой.Заря ярко покраснела из-за черного леса. Но как солнце встает, день тепло и весело. В штиле он сильно впечатлил, а южную сторону хижины и самосвала пристроили и затемнили. И вот у грязного порога образовались лужи, корни деревьев облепились протлинами, прилетели жаворонки, снег в полях разрыхлился и начал быстро таять. Солнце наполнило калок ярким блеском.

В такие дни кукушка с особым удовольствием сидела на скамейке у окна.Пройдясь на заре по лесу, он тотчас же взялся за печь, и к полудню обед был готов. Потом поставил чашку с шамсом на подоконник и съел, съел солнце размером с солнышко. За окнами, в которых дымился легкий паром, сидел на Завалинге Мурзик и смотрел на еду. Кошка сама залезла на чашку, а кукушка иногда и задевает, но нежно бьет мокрой ложечкой по лбу. А в дупле было тепло, светло и вкусно пахло.

После ужина он спал или снова садился к окну, она чистила его одежду, тянулась свиными кожаными сапогами или мыла ружье.Иногда, когда он особо покойник в душе, он много раз на разные лады повторял вокруг любимой песни:

Смолкни, Пташка-Канарейка! ..
Но увы! Эта мирная жизнь должна была поскорее закончиться…

Однажды вечером, в начале апреля, когда в лесу уже весь снег пропитался водой, кукушка вернулась домой из окрестностей. Что-то заставило его поднять голову, и взгляд его упал на противоположную сторону поляны, по которой он ходил на коньках. Огромный волк стоял и, насторожившись, неловко наклонил свою пухлую голову с торчащими толковыми ушами и уставился на него.В клоаке сумерек она казалась ему большой желто-серой собакой. Но когда Волчиц повернулся, пошутил неуклюжим хвостом с опущенным хвостом, кукушка растерялась, закричала, захотелось даже выстрелить… Впрочем, я вскоре поскандалил и опустил ружье.

Ах, ешь чай! Сказал он со своей досадой, вспомнив, что обещал воспитывать к детям настороженность. — Не стоило пугать! Надо отследить, где молчал.

Полая вода давно предвосхитила его.В тот же вечер мутно-голубоватая туча с запада закрыла все небо, и ночь наступила темная-притворная. И проснувшись перед рассветом, кукушке посодействовало, что корень дождь лил яростно: значит, началась настоящая весна… На лугах тянулись нитки длинные, и кукушка не убавила лазить в глухом месте в огневую снег. Только после Святаго он стал выходить перед святым к северной опушке леса и был так очарован, что иногда по целым часам стоял на одном месте, прислушиваясь, нет ли визга или намека, что дивился с маму выгонят.Он все еще был уверен, что Волк поселился в его лесу.

Напряжение между ними выросло. Они сейчас просто и часто вылезали из норы. Они весело ползали и жались, как щенки; А волк сидел и нежно их лизал. Она остролистная, выращивала их и каждую ночь приносила на рассвете какую-нибудь добычу, чаще всего — мертвых птиц. Но потерпевшего крушение приветствовал такой слабый визг, что его совсем не было слышно кукушке.

Тогда кукушка решила действовать более энергично. Однажды утром, позавтракав, он запер проводника на замке и отправился в деревню.Там до позднего вечера он проходил мимо знакомых мужчин, бывал у лавочника, у овчинника, и всюду спрашивал «белый камень», то есть мышьяк, таинственно сообщая всем, что хочет потревожить волка. Но у «Белого камня» никого не было. Овчинник посоветовал ему, однако, пойти к Вериги, а также обратиться к Мельнику, известному корешу. Недолго думая, кукушка последовала совету. Чтобы не откладывать дела в долгий ящик, он решил переночевать в деревне, а завтра навестить Веригину.Не по пути было вернуться в колпак. Но и там случилась неудача: крысы дома не оказалось.

И только поздно вечером как на другой день, появился он в лесу, зарядил ружье будки, поужинал одним хлебом и лег спать, твердо решил идти к оврагам оврагам и брать с боем молодую беспорядок .

Он крепко спал, но перед рассветом внезапно проснулся. «Пора!» — решил он и сразу слез с печи, взял ружье, захватил кусок хлеба и, щёлкнув Мурзиком, пошёл к оврагам.Тоже была очень ночь, только по какой-то особо чуткой тишине чувствовалось, что рассвет близок. Здесь не совсем сухо, и земля перед рассветом промерзла. Легкую прохладу вбивал запах пойманных прошлогодних листьев и первой зелени, которая, словно кружевом, была одета в нутро в прозрачном сумеречном лесу. Робко и осторожно мелькают на востоке бледные Серебряные утренние звезды.

Внезапно откуда-то раздался слабенький рекреатор. Кукушка насторожилась и замерла на месте.Мурзик тоже остановился, но не лег. Вгг повторил, да еще и с аттракционом. «Они есть!» — подумала кукушка и, идиотка, устала. Если волчий дом, то надо с одного выстрела положить, и худо не будет… И с бьющимся сердцем потихоньку стал пробираться по мутнее к оврагам… Уже можно различить камни, куст и самое глубокое бревно оврага…

Мурзик! — крикнула Кукушка тихим голосом. И тут же, как бы в ответ, Мурзик зашагал звенящей хромотой, бросился вперед, отскочил и захлестнул, захлебываясь от волнения.Тогда кукушка, уже не помня себя, побежала к оврагу. Каждую секунду он ожидал, что из-за камней выскочит волк, и держал наготове ружье. Вдруг что-то с визгом вытряхнуло из-под его ног. Он остановился и увидел двух маленьких, сильно встревоженных, которые в страхе прижали камни и, молча, дико смотрели на него.

Мурзик, Куси! — крикнула Кукушка, оглянулась, «волка нет», и не успела опомниться, как уже оба были в мешке.Они отчаянно сжимались и барахтались в нем, но кукушка, не обратившая на это внимания, закричала сумку через плечо и почти бегом погнала к дому.

В тот же день, вечером, двор на хуторе Кастериных заполнился народом в конце огорода возле картофельной ямы: там торжественно заключили потерпевшего крушение, и кукушка была героем этого события.

Лестница, лестница, потом подстава, — крикнул он тоном командира, а когда лестница была опущена в яму, Сам поспешно рванул по ней и развязал мешок.Вольтенси выскочила из него, фыркнула и в диком ужасе прижалась к стене.

Барчуки, похожи на кораблики! — кричала кукушка глухим голосом из ямы; И дети давно, что-то ставя, боясь и волнуясь, не спускали блестящих глаз с разбитыми.

Митя, они голодны! — Начинается, — сказал Коля. — Пошли скорее, принеси им пирожков и говядины.

И кукушке, вылезай из ямы, в сотый раз сказали, как он зверей ловил.Сам Барин интересовался его рассказом, а кукушка Земли от радости не заботилась о себе. Когда ему принесли водки и накормили, он с какой-то непонятной смелостью пошел в лес и запел свою песенку про канарейку.

Но то, что ждало его в лесу, его даже ошеломило. Подойдя к котлу, он еще издали увидел осветлителя, рыжеволосого, толстого мужчину в куртке и высоких сапогах, который шел с поляны навстречу ему. Кукушка остановилась возле избушки и уже приготовилась и рассказывала историю про потерпевших крушение.

Но люлька, подъехав к каравелле, медленно и не глядя на него, рвется с дрожжами, взобралась по границе на фронт фронта и тут же направилась к хижине. Он подошел к морде кукушки и вдруг усмехнулся.

Ну? — сказал он тихо, — поймал завернутый?

А шесть розыгрышей ловишь, что летало пока ехал?

Какие розги? — Подолейте кукушку.

Какой? — спросил приказчик, бледный от злобы, и вдруг шляпа с кукушкой с кукушкой.

Но клерк не погнался за ним. Копируя и задыхаясь, он открыл вход, сел на деревья и, задев лошадь, толкнул чибанко на дорогу из леса.

С тобой я справился! Он крикнул на прощание.

Недели две кукушка пролежала в колоснике, притворившись совсем больной. Сначала он хотел пожаловаться на мир, потом — на Барину… Но сам Барин пришел в лес. Именно здесь кукушка привыкла к полному умиранию.Он плакал и говорил, что осветлитель его «убил». И ясность с холодным спокойствием посоветовала ему бояться Бога, не ломать в старости, потому что он, приказчик, совсем не бил, а только замахивался на него.

Ты не выживешь! — сказал Барин, махнув рукой, и прибавил, что пришлет сторожа в лес, пока может служащий, и кукушка может, если он хочет жить в кальяре.

Кукушка осталась и все дни лежала на печке. я нашел равнодушие ко всему; Он всего лишь грооттель, лениво встал покушать, а потом ушел и залил.Наконец, он жестоко переквалифицировался однажды с работником из-за Мурзика, которого рабочий ударил, и, тряся руками, связал свои пожитки, хлопнул дверью и вышел из леса.

Был ли он на самом деле так болен, как он говорил, — неизвестно; Нет сомнения, что он преувеличил свое рождение, но несомненно, что он очень постарел, с удовольствием и похудел за эти две недели. А когда он ковырялся по дороге в деревню, где скоро должна была быть ярмарка и, значит, хорошая работа была плохой работой, — у него был вид настоящего бродячего старика-покоса…

Как-то в конце июня посетил Кастурин Хутор. На дворе его окружили громкие лары гончих, и он долго стоял, опустив мешок, не решаясь двигаться вперед и посылая собак на собак. Собаки летом подхватили их и снова продолжали настойчиво и упорно лаять, не пропуская его до дома.

Наконец-то из кухни вышел человек.

Проведение от собак! — крикнула ей кукушка.

Вам кто-нибудь нужен?

Барчук.В доме они, что насчет

Держи их в Хаббере, — ответила кухарка. — Сейчас опять с моими федералами, убежали на пруд. Некоторые строят плоты.

Так трать, дорогая.

Еще нет. Они не так сильно кусаются.

Кукушка нерешительно направилась к пруду. Собаки, пока плотина не была проведена им, окончательно отстали.

Вонь! — отошла от берега. — Только Лапы со дна достают, а то ты нарочно…

Митя развел руками и исчез в воде.Через несколько секунд он огрызнулся и снова закричал:

До дна не добраться! Здесь страсть глубока…

Появление кукушки заставило Миту бросить дайвинг.

Кукушка, привет! — крикнул он, торопливо направляясь к берегу. А Коля уже убежал к кукушке и доложил ему:

Ароматный маг. Другой просто остался!

Ну что, Барчук Миленик? Да плохо кормят?

Митя, с фальшивым лицом, с растрепанными волосами, с грязью на подбородке, торопливо одевался и говорил, стуча зубами:

Он был болен.Хотите, мы сейчас пойдем к ним?

Ну, Барчуки, пошли.

Все трое пошли в сад, а по дороге Митя опять начал засыпать кукушку с вопросами:

Кукушка, да кукушка! А где твой Мурзик?

Пропал, Барчук, пропал на рим. Загрузился куда-то и пропал…

Вы жили на трианке? — спросил Коля.

Митя в гневе перебил его:

Ты вечно, как Баба, со своей ерундой! На ярмарке жить невозможно.

И, повернувшись к кукушке, спросил:

Ты больше не будешь в нашем лесу в лесу?

Нет, Барчук, — ответила Кукушка, — куда я тащусь наймом.

Мы слабы.

Где твой дом? В селе?

Кукушка грустно улыбнулась и посмотрела на Миту очень тусклыми глазами.

Дом? — он сказал. — Какой мой дом, Барчук? Дома у меня дома нет, и имени никогда не было.

От чего? — пораженно воскликнул Коля.

Не знаю, милый Барчук, — видно, не надо.

Дети сдались в вопросе и, почувствовав что-то грустное в словах кукушки, подмели.

А у тебя тоже жен нет? — спросил немного у погоды Митя.

Нет, Барчук, ни жены, ни детей.

Дерри?

Да их и не было.

Это окончательно поставило детей в тупик. Без оживления стали рассказывать кукушонку, как кормили настороженно косточками, пирогами, как хромового жеребенка зарезали для них… Но видно было, что интерес к пожеланиям ослабел вместе с ними.

Подойдя к картофельной яме, все трое стали заглядывать в нее и увидели тощее и грубое животное, которое сидело, прижавшись, на моем пути, в углу. Он уже был с приличной собакой, но от той же превосходности и пикантности не осталось и следа.

Он даже мяса не хочет, — жаловался Коля. — А зимой замерзнет: а папа говорит, что в дом поставить нельзя. сказал равнодушно, сидя возле ямы и нюхая табак.«Зимой брат наш плохой», — прибавил он, загадочно улыбаясь задумчиво.

Какой брат? — спросил Коля.

Вольчина, — объяснила кукушка. — Ведь я, Барчук, тоже похожа на волчье дерево. А зовут мою кукушку, значит, у меня есть наше гнездо. И моя жизнь — это жизнь. Иди выпей и замри.

Водку пить? — спросил Коля.

Водку, милый барчук.

И холодно? Я был бы рад не пить, пусть вы пьете.Ты иди, гуляй, мокрая ты такая, придешь в избушку, согреешь, одежда мокрая. И пойдёшь, обнять — вьюга поднимется, ослабеет, что-то выпил, ну и дрифт тут!

А ты у нас зимой живешь, — сказал Митя еще более нахмуренным и чуть дрожащим голосом, потому что ему было жаль кукушку.

Кукушка засмеялся и покачал головой. — сказал он, снова показывая бренди и ароматный табак. — Барин берет меня? Ведь нищих таких, как я, прям больше тысячи человек в одном нашем районе.

Но ведь папа только тебя возьмет, — перебил Коля.

Не бери, Барчук. Так на род заложен животный мир. За что? Ну а зверь — это звериная честь, а еще у нас хрустящие люди. Правда, и без меня останется много людей, но ведь говорят: я за что пропадать? Тоже недаром небось определился родиться на белый свет…

И, упаковавшись, кукушка добавила нерешительным голосом:

А ты что, Барчуки, проси лучше пап, как у тебя рубашка старая.Мой я сгнил, читай.

Он раскрыл шинель и показал совершенно неуловимую грязно-розовую рубаху, из-за ворот которой была видна черная и редеющая грудь.

Дети перегрузились и, ни слова, чтобы не сказать, побежали к дому.

Сейчас! Они кричали.

Оба рисовали и говорили на бегу:

Коль, и Коль! Вам жаль вас?

Я спрашиваю тебя о тебе. И я до сих пор не говорю, как бы то ни было.

Сочувствую, — сказал Коля жалобам.- Папа подарит ему рубашку?

Я вас двоих спрошу, — ответил Митя. — Только ты никому не говори. А то папа на него сердится.

Через полчаса кукушка стояла в домике, в Лаче, и говорила Барине:

Вот спасибо вам, здравствуйте!Мне сейчас эти три рубашки до смерти.Но ведь она ни в чем не пивная.Все в белой льется.

Потом кукушке дали водки,раз плюнуть и четвертый денег.Он долго кланялся, благодарил всех и, наконец, сказал:

Счастливо оставаться, ваше здоровье.Я поеду, в Юшбин, Завтра поездка.

Дети пошли его выполнять, а по пути через сад кукушка стала им советовать выпустить волчью пленку:

Пускай, Барчуки, — Все равно он с вами свяжется.

А если замерзнет зимой? — возразил Коля.

Думаю не замерзнет. Может быть, он выздоровеет.

Хочешь, сейчас выпустим? — воскликнул Митя.

Самое лучшее.

И поставь лестницу к нему, сама спрячься.

Кукушка положила мешок на траву и пошла с детьми за лестницей в подвал. Совместными усилиями все трое расставили лестницу к яме, опустили ее туда и сели за кусты.

Пришлось долго ждать. Но из ямы показалась голова Волточки. Он посмотрел нерешительно — и снова исчез.

Он боится, — прошептала она Коле, замолчав от волнения.

Подожди, Барчук! — Завел кукушку.

Но вдруг Волчонок сразу выскочил из ямы, сел и посмотрел.

Уля-Лю! — кричала кукушка не своим голосом.

Волк глянул в сторону, пошутил и в сторону, в прыжке ушел из сада в поле.

Ну и слава богу! — сказала кукушка. «Из-за него, из-за проклятого, меня уволили… Хотя, по правде говоря, и без него все равно была бы такая же честь… А теперь простите, милые барчуки!

И не замерзнешь — спросил Коля.

Нет, Барчуки, нет! — Захошикал кукушка. — Свечка не замерзла.

Он кивнул им с нежной улыбкой головой, прокричал мешок через плечо и, согнувшись, толкнул по полю в ту сторону, где затаился волк. Давно виднелась его спина с пятачком на шпильке и дворянской картой на голове…

* * * * *
А зимой предсказание кукушки было. Перед падубом его нашли на лугу у леса замерзшим. Видно, направился он по старой памяти ночевать в караул, в котором провел так хорошо и покойно прошлой весной три месяца.

Но дети об этом не сказали, и они, к сожалению, скоро забыли и о вредителях, и о кукушке.
1898

Краткое содержание «Будденброки» Манна ❤️

В 1835 году семья Будденброков, весьма почитаемая в маленьком немецком купеческом городке Мариенкирхе, переезжает в новый дом на Менгштрассе, недавно приобретенный главой фирмы «Иоганн Будденброки». . Семья состоит из престарелого Иоганна Будденброка, его жены, их сына Иоганна, невестки Елизаветы и внуков: десятилетнего Томаса, восьмилетнего Антония — Тони — и семилетнего Кристиана.С ними живут еще современницы Тони Клотильда, отпрыск бедной семейной линии, и гувернантка Ида Юнгман, которая служила у них так долго, что считается чуть ли не членом семьи.

А вот о первенце Иоганна Будденброка-старшего, Гортольде, живущем на Брайтенштрассе, семья старается не упоминать: он совершил мезальянс, женившись на лавочнице. Однако сам Гортольд не забыл о своих родственниках и требует причитающуюся ему часть покупной цены дома.Иоганна Будденбрука-младшего угнетает вражда

с братом, но, как бизнесмен, он понимает, что если заплатить Гортодду положенное, фирма потеряет сотни тысяч марок, и поэтому советует отцу денег не давать. Он легко соглашается.

Спустя два с половиной года дом Будденброкеров радуется: у Елизаветы рождается дочь Клары. Счастливый отец торжественно записывает это событие в записную книжку с золотым обрезом, начатую еще его дедом и содержащую длинную генеалогию рода Будденброков и личные записи следующего главы рода.

А спустя три с половиной года умирает старая мадам Будденброк. После этого ее муж уходит из бизнеса, передав управление компанией своему сыну. А вскоре и он умирает. Встретив Гортхольма у могилы отца, Иоганн твердо отрицает свое наследство: перед долгом, налагающим на него титул главы фирмы, следует замолчать все прочие чувства. Но когда Гортольд ликвидирует свою лавку и уходит отдыхать, он и три его дочери счастливо принимаются в лоно семьи.

В том же году Том вступает в дело своего отца. Тони, уверенная

во власти Будденброков и соответственно в собственной безнаказанности, часто огорчает родителей своими шалостями, в связи с чем ее отправляют в пансион Заземи Вейхбродт.

Тони уже восемнадцать лет, когда господин Грюнлих, бизнесмен из Гамбурга, совершенно очаровав ее родителей, делает ей предложение. Он не любит Тони, но ни его родители, ни он сам не принимают ее отказа и не настаивают на браке.В конце концов девушку отправляют в Травемюнде, к морю: пусть одумается, поразмыслит и примет лучшее решение. Поселиться она решила в доме старого летчика Шварцкопфа.

Сын пилота Морген часто проводит время с Тони. Между ними возникает доверительная близость, и вскоре молодые люди признаются друг другу в любви. Однако, вернувшись домой, Тони случайно натыкается на семейную тетрадку с золотым обрезом, читает. и вдруг понимает, что она, Антония Будденброк, является звеном единой цепи и с самого рождения призвана способствовать возвышению своего рода.Он с удовольствием схватил ручку. Тони записывает в блокнот еще одну строчку — о собственной помолвке с мистером Грюнлихом.

Тони не единственный, кто идет против велений сердца: Тому тоже приходится расстаться со своей возлюбленной, продавщицей цветочного магазина.

Семейная жизнь Грунлихова складывается не очень удачно: Грунлих почти не обращает внимания на жену, старается ограничить ее расходы. А через четыре года выясняется, что он банкрот: это могло случиться и раньше, не по той сумме, которую он получает Тони с ее приданым и создает впечатление, что она работает на фирму своего тестя, Иоганн Будденброк отказывается помочь зять; он расторгает брак Тони и забирает ее вместе с дочерью Эрикой к себе.

В 1855 году Иоганн Будденброк умирает. Господство в фирме фактически переходит к Томасу, хотя по его предложению его дядя Гортольд занимает фиктивную должность. О, Том — серьезный молодой человек, умеющий соблюдать приличия и обладающий деловой хваткой! Но христианин, хотя и провел восемь лет на чужбине, изучая делопроизводство, трудового рвения не проявляет и вместо обязательного сидения в офисе семейной фирмы проводит время в клубе и театре.

Тем временем Кларе девятнадцать лет; она настолько серьезна и богобоязненна, что трудно жениться на ней иначе, как как на человеке духовного звания, поэтому Елизавета Будденброке без раздумий соглашается на брак дочери с пастором Тибуртиусом.Том, которому после смерти Гортольда переходит титул главы семьи и должность главы фирмы, тоже соглашается, но с одним условием: если мать позволит ему жениться на Герде Арнольдсен, подруге Тони по пансиону , он любит ее, а его будущий тесть — миллионер.

Обе помолвки отмечаются в тесном семейном кругу: кроме родственников Будденброков, в том числе дочерей Гортольда – трех старых дев с Брайтенштрассе и Клотильды, есть только Тибурциус, семейство Арнольдсенов и старый друг дома Заземи Вейхбродт. .Тони знакомит всех с историей семьи Будденброков, зачитывая семейную тетрадь. Скоро будет две свадьбы.

Суходол • ФИЛЬМФЕСТ ГАМБУРГ

Сюжет

Сухая долина основана на известном романе лауреата Нобелевской премии Ивана Бунина. Действие происходит в Сухой долине, деревне, принадлежащей дворянскому роду Хрущевых. Наталья, молодая и наивная крестьянская девушка, работает прислугой в их загородном доме. Мы видим и разделяем ее любовь и преданность своим хозяевам, мистические переживания, изгнание, предательство и веру, которые приходят одно за другим, в то время как Сухая долина медленно, но неотвратимо разваливается на части, как и жизни ее обитателей.

Режиссер

Александра Стреляная (*1978) — выпускница Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения по специальности операторская работа. «Сухой сезон» — ее первый полнометражный художественный фильм.

Прицеп

Информация

Оригинальное название: Суходол

Тип фильма: Художественный Художественный фильм

Язык оригинала: Русский

Раздел: Повестка дня 11//FF2011

Страна производства: Российская Федерация

Год производства: 2011

2 Язык субтитров

2 : OV

Режиссер: Александра Стреляная

Сценарий: Александра Стреляная (название автора Ивана Бунина)

В ролях: Яна Есипович, Роза Хайруллина, Елена Калинина, Олег Гаркуша

Продюсер: Алексей Учитель

Оператор: Александр Демьяненко

Монтажер: Елена Андреева, Глеб Никульский

Музыка: Александр Ланеев

Художник-постановщик: Сергей Анисимов

Производство: Rock Films | набережная Крюкова канала 12 | 1

ул.Петербург | 33н Федерация | Телефон: +7 300 8 916 305 83 98 | Электронная почта: [email protected]; Киностудия Горького

Какая проблема с темными переулками. Темные переулки анализ рассказа

Ботова Юлия

Темные аллеи написана в 1937-1949 годах. Построенные на единой теме — любви, они представляют собой не только единое целое, но и определенный этап в творчестве Бунина. Рассказы «Темных аллей» словно вылились из всего, что было создано прямо на их глазах, и вобрали в себя лиризм, органически присущий писательскому таланту.Уникальность, оригинальность, необычайная откровенность книги сделали ее шедевром позднейшего творчества писателя и стали для многих произведением, с которым связано имя Бунина.

Изучение цикла И. А. Бунина «Темные аллеи» представляет большой интерес, так как связано с решением многих важных проблем современного литературоведения, в частности, с решением проблемы прозаического цикла.

Выбор темы обусловлен тем, что она предполагает рассмотрение истории развития цикла как жанрового явления в русской литературе и истории изучения цикла в литературоведении.Кроме того, данная тема позволяет обратиться к творчеству И. А. Бунина позднего, эмигрантского периода и выявить некоторые проблемы, связанные с особенностями романного цикла.

Скачать:

Просмотр:

Городской отдел образования

Саранский городской округ

МОУ «Ялгинская СОШ»

Городская научно-практическая конференция

«Школьники города — наука XXI века»

002


«Темные аллеи» И.А. Бунин: проблемы своеобразия романного цикла

Исполнила: ученица 11 класса

Ботова Юлия

Научный руководитель: учитель литературы

Халзова Н.С.

Саранск, 2010

С.

Введение 3

1. Прозаический цикл как жанровое явление 5

1.1. Научные споры о составе и структуре цикла 5

2. Циклообразующие факторы в «Темных аллеях» И. А. Бунин 10
2.1 Тематическое единство рассказов цикла 10

Введение

Темные аллеи написана в 1937-1949 гг. Построенные на единой теме — любви, они представляют собой не только единое целое, но и определенный этап в творчестве Бунина. Рассказы «Темных аллей» словно вылились из всего, что было создано прямо на их глазах, и вобрали в себя лиризм, органически присущий писательскому таланту. Уникальность, оригинальность, необычайная откровенность книги сделали ее шедевром позднейшего творчества писателя и стали для многих произведением, с которым связано имя Бунина.

Изучение цикла И. А. Бунина «Темные аллеи» представляет большой интерес, так как связано с решением многих важных проблем современного литературоведения, в частности, с решением проблемы прозаического цикла.

Выбор темы обусловлен тем, что она предполагает рассмотрение истории развития цикла как жанрового явления в русской литературе и истории изучения цикла в литературоведении. Кроме того, данная тема позволяет обратиться к работе И.А. Бунина позднего, эмигрантского периода и выявить некоторые проблемы, связанные с особенностями романного цикла.

Мы изучили критическую и исследовательскую литературу по данной теме или непосредственно связанную с ней. Первые отклики на новое оригинальное произведение появились еще при жизни И. А. Бунина. Первым серьезным откликом на цикл после смерти автора стала статья Г. Адамовича, в которой он выступил против существовавших в то время критических высказываний о «Темных аллеях».Г. Адамович опровергает мнение о том, что диапазон творчества Бунина сузился и его пристрастие к любовным историям граничит с навязчивой идеей.

В 1960-е и 1970-е о «Темных аллеях» писали мало; Заметным явлением на этом фоне можно назвать творчество М. И. Иофьева, в котором анализируются произведения как дореволюционного периода творчества, так и периода эмигрантов. Исследователь обратился непосредственно ко всему циклу «Темные аллеи». Интересны замечания в творчестве Л. К. Долгополова, включившего книгу Бунина в ряд замечательных циклов «Серебряного века».В последние 10-15 лет появились крупные исследования, посвященные творчеству Бунина, в том числе цикл «Темные аллеи». Среди них работы О. Н. Михайлова, А. А. Саакянца, Л. А. Смирновой. На данный момент монографии по нашей теме нет. Интересные замечания о цикле «Темные аллеи» можно найти в статьях последних лет О. В. Сливицкой, И. Сухих и других.

Актуальность темы обусловлена ​​тем, что, будучи созданными в 30-40-х годах ХХ века, «Темные аллеи» в силу исторических условий в нашей стране не были достаточно изучены.А такой вопрос, как цикличность этой работы, стал разрабатываться исследователями лишь в последние годы.

Целью работы является рассмотрение «Темных аллей» как романного цикла, выявление его особенностей.

В соответствии с данной темой нами поставлены конкретные задачи:

  • выявить проблему своеобразия новеллистического цикла «Темные аллеи»;
  • определить в полемике вокруг структуры и состава цикла;
  • определить циклические факторы в книге.

Методы исследования: структурный, лингво-стилистический, биографический.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

1. Прозаический цикл как жанровое явление

1,1 Научная полемика о составе и структуре цикла «Темные аллеи»

Цикл рассказов «Темные аллеи» написан И. Буниным в ссылке. Его прозу этого периода отличает глубоко субъективное видение мира.Для его рассказов этого времени характерно обращение к памяти, к прошлому, к эмоциям человека, неразрывно связанным с необратимым миром. Большинство рассказов книги «Темные аллеи» созданы писателем в очень непростое время – во время Второй мировой войны, в оккупированной Франции.

Связь с миром поддерживалась с помощью писем, которые Бунин получал и писал почти ежедневно. Борис Николаевич и Вера Андреевна Зайцевы, Марк Александрович Алданов, Надежда Александровна Тэффи, Федор Августович Степун — письма этих людей, разбросанных по разным континентам, нашли друг друга даже в условиях войны и послевоенного времени.В одном из писем 1952 г. к Ф. А. Степуну философ, социолог, литературовед, историк И. А. Бунин представляет состав и структуру сборника.

«Книга «Темные аллеи»

Темные аллеи. Кавказ. Баллада. Стёпа. Муза. Поздний час. Руся. Шикарная. Дурак. Антигона. Изумруд. Гость. Волки. Визитки. Зоя и Валерия. Таня. В Париж. Галя Ганская. Генрих. Натали. На знакомой улице. Речной трактир. Кума. Старт. «Дубки».Юная леди Клара. «Мадрид». Второй кофейник. Железная шерсть. Холодная осень. Пароход «Саратов». Ворона. Камарг. Сто рупий. Месть. Качать. Чистый понедельник. Часовня.

Почти две трети перечисленных в книге рассказов Бунин считал самыми и особо ценными. И в этом проявилось отношение писателя к «Темным аллеям» как к «последней литературной радости», лучшему из всего, что он написал.

«Когда мы долго одни, мы наполняем пустоту призраками» — я больше всего по этой причине придумываю истории», — писал Бунин своим близким людям.(Из письма Зайцевым от 14 июля 1944 г.). Именно из этих «маленьких историй», «затыканий», как он их называл, и сложилась трагическая книга о любви, смерти, разлуке, необратимости прошлого.

«Вся эта книга называется по первому рассказу — «Темные аллеи» — в котором «героиня» напоминает своему первому любовнику, как он когда-то читал ей стихи о «Темных аллеях» («Вокруг алого шиповника цвел, Были темная липовая аллея…») (Неточная цитата из стихотворения «Обыкновенная история» Н.П. Огарева) — Определяя основной пафос цикла, Бунин пишет: «И все рассказы в этой книге только о любви, о ее «темных» и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях.» (Из письма к Тэффи , 23 февраля 1944 г.).

Находясь в ссылке, Бунин мог публиковать свои рассказы только в зарубежных издательствах. Друзья Бунина предпринимали попытки печатать рассказы в США и Франции. Но судьба его последней книги сложилась «чрезвычайно печально». Рассказы в то время мало интересовали издателей, а у Бунина был тогда только «небольшой роман, слишком маленький для отдельной публикации.Писатель рассуждал так: «Если издательство заинтересуется, и издание будет более-менее стоящим, а главное не мошенническим, и заплатит что-то вперед, то можно добавить к этому маленькому роману, под прикрытием Натали, Роман, несколько рассказов, в том числе любовных, из них 25, написанных мною за последнее время в моем «заальпийском уединении». (Из письма Зайцевым от 8 ноября 1943 г.). ни в США в таком виде не издавался, но в Нью-Йорке в 1943 году вышел первый том книги «Темные аллеи», в который наряду с другими историями любви вошёл «маленький роман» «Натали».Книга состояла из двух разделов и включала следующие произведения:

  1. Темные аллеи. Кавказ. Баллада. Апреля. Степа. Муза. Поздний час.
  2. Россия. Таня. В Париже. Натали.

По мнению Бунина, отправившего в издательства другие рассказы, в книгу должны были войти следующие произведения: «Мамин сундук», «На улице мостовой», «Антигона», «Смарагд», «Гость», «Визитки». », «Волки», «Зоя и Валерия», «Галя Ганская», «Генрих», «Трёшка», «В такую-то ночь…», «Три рубля», «Лита», «Апрель».

Издательство «Новая Земля», выпустившее «Темные аллеи» Бунина (Нью-Йорк, 1943 г.), сопроводило книгу послесловием: «Темные аллеи издаются без авторская вычитка.К сожалению, издательство не имеет возможности связаться с И.А.Буниным.Между тем оно было вынуждено разделить книгу известного писателя на два тома.В этом томе собрана только половина рассказов,составляющих этот Ее автор, разумеется, не несет никакой ответственности за ее раздел и за другие недостатки, которые могут быть в издании.Редакция «Новой Земли» считает своим долгом сообщить об этом читателям в надежде, что они, как и сам Иван Алексеевич Бунин, учтут исключительные условия нашего времени. Май 1943 г. От издателя. «…

Нетрудно представить, как реагировал Бунин на публикацию текстов без авторской правки, который, по собственному признанию, относился к своей лирике «идиотски, психопатически» (Из письма М.А.Алданову от 31 июля , 1 августа 1947 г.) и понял, что «Иногда десять неправильных или ненужных слов портят всю музыку.«Получив книгу в 1945 году, Бунин восклицает в одном из писем Алданову: «Очень жалею, что решился на это издание! рассказы отдельной книгой. «Избавь меня, Боже, я очень боюсь — а вдруг напечатают правду! Ни в коем случае я этого не хочу!» (от 16 августа 1945 г.).

Второй выпуск «Темных аллей» состоялся в 1946 году в Париже.

Бунин исключил рассказ «Апрель» из первого раздела.Состав второго раздела значительно расширен по сравнению с первым изданием книги. Во втором издании рассказ «Мамин сундук» получил название «Красавица», рассказ «На мостовой» — «Дурак»; изменился состав раздела. Рассказ «Три рубля» был удален из книги. Повесть «Лита» при жизни Бунина вообще не публиковалась. Впервые появился третий раздел, в который вошли 18 рассказов.

  1. Темные переулки.Кавказ. Баллада. Степа. Муза. Поздний час.
  2. Россия. Великолепный. Дурак. Антигона. Изумруд. Гость. Волки. Визитные карточки. Зоя и Валерия. Таня. В Париже. Галя Ганская. Генри. Натали.
  3. На знакомой улице. Речная таверна. Кума. Начинать. «Дубки». Юная леди Клара. «Мадрид». Второй кофейник. Железная шерсть. Холодная осень. Пароход «Саратов». Ворона. Камарг. Сто рупий. Месть. Качать. Чистый понедельник. Часовня.

Помимо издания «Темной аллеи» в виде книги отдельные произведения, входящие в ее состав, печатались самостоятельно.Рассказы «Кавказ», «Баллада», «Степа», «Муза», «Поздний час» были опубликованы в Париже в 1937 году. В 1942 году — «Россия», «Волки», «В Париже», «Натали». 1945 — Мадрид, Второй Кофейник, Речной Трактир, Дубки, Саратовский Пароход, Чистый понедельник. В 1946 году — «Галя Ганская», «Месть».

Литературная критика окончательно не решила проблему композиции цикла «Темные аллеи».

Особого обсуждения заслуживает вопрос о включении или невключении в цикл более поздних рассказов — «Весной в Иудее» (1946) и «Ночлег» (1949).

Во-первых, следует отметить, что уже в 1943 году (при первом издании) «Тёмные аллеи», по замыслу автора, были КНИГОЙ, хотя большинство рассказов, вошедших в последующее издание, не были написаны (вся третья раздел во втором издании — 1946 г. — написан после мая 1943 г.). Тем не менее рассказы, дополнившие книгу волей автора, органично вошли в цикл.

Во-вторых, Бунин очень внимательно относился к выбору рассказов, входящих в цикл, к композиции книги, к месту рассказов внутри каждого раздела.Видимо, с появлением новых рассказов изменилась и концепция книги. В результате, как мы уже говорили, из книги были исключены рассказы «Апрель» и «Три рубля». Рассказы «В такую ​​ночь…» и «Лита», отправленные в США для первого издания, в книгу не вошли (по настоянию издателей, опубликовавших лишь небольшую часть романа). рассказы) и так и не появился во втором издании (уже, видимо, по воле автора).Таким образом, можно предположить, что рассказы «Весной в Иудее» и «Ночлег», написанные после второго издания книги, дополняли ее общую концепцию, так как ПО Воле АВТОРА должны были быть включены в книга во время ее последующих изданий. В издании 1946 года Бунин сделал рукописные исправления и на одной из страниц написал: «В конце этой книги (следуя хронологии) надо добавить «Весна, в Иудее» и «Ночь». Тексты этих рассказов взяты из моих сборников (с теми же названиями), изданных Чеховским издательством в Нью-Йорке.

Это издание «Темной аллеи» — первое в России — положило начало традиции, продолжающейся и по сей день: рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег» формально включены в цикл, но не не затрагивались в исследованиях ученых.А рассказы «Барышня Клара», «Гостья», «Железная шерсть» в издание не вошли, но рассматриваются в трудах ученых.

С этой точки зрения, характерно мнение И. Сухих: «Позднейшие рассказы «Весной, в Иудее» и «Ночлег», вошедшие в посмертные издания по желанию автора, не имеют постоянного места и вообще кажутся чуждыми в сборнике.

Даже в изданиях последних лет сохраняется традиция исключения трех рассказов — «Барышня Клара», «Гостья», «Железная шерсть», и это стало настолько общепринятым, что воспринимается уже как замысел автора. Примером тому является аннотация к одному из изданий произведений Бунина: «Том составлен из прозаических произведений, написанных Буниным после отъезда из России. Среди них книга «Темные аллеи» (издана полностью) и др. рассказы…», принесшие Бунину всемирную известность, были изданы, а опубликовано 37 рассказов.Еще более непонятна ситуация с изданием 1982 года: составитель А.К.Бабореко включил в 3-томное собрание сочинений 37 рассказов, хотя и пишет в комментариях: «Тридцать восемь рассказов, составивших сборник «Темные аллеи», были написаны в 1937-1945 гг.». То есть, теоретически не вошедшие в сборник, были напечатаны рассказы «Весна, в Иудее» и «Жилище» в 3-м томе издания. А вот другие рассказы — «Барышня Клара», «Гостья», «Железная шерсть» — не публиковались — видимо, из соображений морали.

В 6-томный сборник произведений Бунина 1988 г. редакторы Ю. Бондарев, О. Михайлов, В. Рынкевич включили 40 рассказов в цикл «Темные аллеи». Но уже в издании 1991 года тот же О. Н. Михайлов в своем комментарии к книге И. А. Бунина «Избранные произведения» пишет: «Тридцать семь новелл этого сборника дают великолепное разнообразие незабываемых женских образов…» и включает 37 рассказов.

40 рассказов цикла изданы в 1994 году, а сборник, предисловие к изданию и примечания принадлежат тому же О.Н. Михайлову.

Цикл мы считаем осознанным творческим актом, то есть считаем авторским циклом, поэтому рассматриваем 40 рассказов, вошедших в книгу «Темные аллеи», в том числе «Весна, в Иудее» и «Ночлег», которые отвечают требованиям единства цикла — их соответствие циклообразующим факторам.

На основании изложенных фактов можно сделать предположение, что цикл «Темные аллеи» составлен по авторскому замыслу, что композиция и структура основана на авторской концепции.Основное содержание этого понятия мы постараемся определить в следующих разделах нашей работы.

2. Циклообразующие факторы в «Темных аллеях» И. А. Бунина

1.1. Тематическое единство рассказов цикла

В статье 1955 года Г. Адамович свидетельствует о том, как была принята эта книга: «Многие почтенные люди сокрушенно покачивали головами и, не отрицая художественных достоинств рассказов, удивлялись их темы, их характер…». Большинство исследователей сходятся во мнении, что все темы цикла в конечном итоге можно свести к теме любви и смерти, но каждый ученый рассматривает ее по-своему.

Говоря о любви в цикле «Темные аллеи», Л. Смирнова отмечает, что Бунин склонен подчеркивать случайность, иногда даже легкомысленность первых объятий, вызванных чувственным порывом. «Но если такой порыв приводит к глубокому волнению, умилению, восхищению, самозабвению, то неизбежно заканчивается «любовью, которая остается где-то в сердце на всю жизнь».

Во многих рассказах, по словам Л. Смирновой, Бунин «пишет об извращении, гибели природного дара любви.

В одном случае взрослый, талантливый художник («Галя Ганская») расценивает соблазнение юной Гали Ганской как пустяк. Из мести отвергшему ее мужчине, бездумно, эгоистично, он отдается Валерию Левицкого («Зоя и Валерия»). Кофейник»).

«А тех, кто, кроме плотских, животных инстинктов, ничего не испытывает («Баллада», «Стёпа», «Муза», «Антигона», «Ночь») награждали совершенно нечеловеческим видом.»

Цитируя отрывок из письма Бунина («И разве это только разврат, а не что-то в тысячу раз иное, почти страшное…»), Л. Смирнова спрашивает затем: что душевные болезни личности и общества никак себя не проявляют ? Бунин передал свои мысли в тех рассказах, которые рассказывают о «замечательных натурах», о борьбе светлого и темного начал жизни («Натали», «Чистый понедельник»)».

В цикле рассказов «Темные аллеи» Бунин вовсе не рассказывает разные истории любви, а создает здесь мозаичную картину, где каждое звено самостоятельно и в то же время необходимо для воссоздания общего состояния мира. Она катастрофична вовсе не из-за какой-то таинственной, фатальной нераздельности любви и смерти. А из-за вполне реального уничтожения духовных ценностей, их «подмены» поспешными и легкомысленными удовольствиями.

О другой причине близости любви и смерти говорит О. Михайлов: «Их сопричастность представлялась частным проявлением общей катастрофичности бытия, хрупкости самого бытия.О любви ученый говорит как о «легком дыхании», «короткой ослепительной вспышке, освещающей душу влюбленных до дна: «…через книгу через книгу проходит тема чистой и прекрасной любви. Необычайная сила и искренность чувства свойственна героям этих рассказов». создано: «дух проникает в плоть и облагораживает ее.Мы согласны с мнением О. Н. Михайлова и считаем не совсем правильным взгляд Л. А. Смирновой, рассматривающей идеальное и чувственное не в единстве, а в противостоянии и только в победе «высоких чувств» над «чисто плотскими удовольствиями». видит преодоление человеком «несовершенства своего сознания» («Натали»).

А. А. Саакянц пишет о «гармонии двух противоположных начал»: слияние, неразрывность «земли» и «неба», своего рода абсолютная любовь.

Современный исследователь «Темного переулка» И. Сухих пишет: «Солнце и светила его мира движимы любовью-страстью, нераздельным единством духовного и плотского, чувством, не знающим нравственности и ответственности, о долге, о будущем, признавая только право на встречу, на борьбу между ним и ею, в мучительную сладкую взаимную пытку и наслаждение.

В научной литературе встречаются разные точки зрения на природу обреченности любви в рассказах Бунина.

О.В. Сливицкая констатирует: «Если судьба посылает любовь, которая по высшим человеческим меркам есть любовь, то есть личное, человеческое чувство, включающее Эрос (который и поэтичен как напряженное проявление жизни), но и многое другое, тогда эта любовь настолько усиливает чувство жизни, что сама по себе она уже не в состоянии его удовлетворить и истощить. Так чувство жизни поочерёдно нарастает, поднимаясь до невыносимой остроты. Избыток жизни ведёт к смерти, потому что » крайности» сходятся. Поэтому …и герой бунинского рассказа своей любовью к Натали подтолкнул ее к Соне… А значит, катастрофическое разрешение ситуации неизбежно. О невозможности длительного существования такой любви говорит и

ВКЛ. Михайлов: «Нечто внешнее, даже не требующее объяснения, готово вторгнуться и остановить происходящее, если сама любовь не может исчерпать себя», — так ВКЛ Михайлов также определяет в качестве основы мотив «Темной аллеи» — «скрытый и существующий независимо от истории любви.Именно он определяет окончательную тональность произведения. «Еще один мотив в рассказах «Темной аллеи» — «взлеты и падения любви, ее приливы и отливы, ее неожиданности и капризы» — на фоне первого, трагического». Это не просто рок (вроде антиквариата), написанный «в роду» героев — смерть и разруха не вытекают из любви, они вторгаются извне и независимо от нее. Это скорее судьба…» 5, 236]. И. Сухих говорит о судьбе: «Разлука, как часовой механизм, встроена в самую счастливую встречу.Сумасшедшая судьба стоит на каждом углу.

Таким образом, в научной литературе нет однозначного взгляда на природу обреченности любви в рассказах цикла. Чувство жизни, усиленное любовью, ведет к смерти — это мнение О. В. Сливицкой, вероятно, близко на мнение А. А. Саакянца: «…любовь недолговечна. Причем, чем оно сильнее, чем оно необычнее, тем скорее ему суждено. прерваться. Противоположная точка зрения — о независимости смерти и разрушения от любви — принадлежит О.Михайлов. И. Сухих говорит о заведомой обреченности любого собрания. Л. Смирнова размышляет о самоубийстве некоторых героев бунинских рассказов («Галя Ганская», «Зоя и Валерия»): По сути, здесь передана мгновенная вспышка невыносимой, несовместимой с жизнью, боли.

Говоря о «судьбе», О. Михайлов утверждает, что здесь «бунинское представление об общей катастрофичности бытия, бренности всего, что казалось прочно стоящим, незыблемым и, в конечном счете, звучит отраженным и косвенным образом, здесь нашли отражение отголоски великих социальных потрясений, принесших человечеству новый, двадцатый век.С ним соглашается Л. Долгополов: «…Бунин пишет не просто о несчастной, трагической любви. Русские черты обобщаются до черт всех европейских, и самая драма судьбы представляется как характерная черта эпохи как в целом.»

АА Саакянц объясняет взгляд писателя на любовь как на молнию: «его «поэтическая, эмоциональная натура» вспыхнула и исчезла». Бунин, по характеру своей натуры, остро чувствовал всю зыбкость, хрупкость, драматизм самой жизни… любовь в этом ненадежном, хотя и прекрасном мире, оказалась, в его представлении, самой хрупкой, недолговечной, обреченной.

Словами, которые могут служить, по мнению А. А. Саакянца, «эпиграфом, сквозной темой и камертоном «Темных аллей» являются слова из «Войны и мира» Льва Толстого: «Любви не понять». смерть. Любовь есть жизнь.»

Цикл Бунина исследователь называет «энциклопедией любви». Писателя занимают самые разные моменты и оттенки чувств, возникающих между мужчиной и женщиной, он всматривается, слушает, угадывает, пытается представить всю «гамму» сложных отношений между героем и героиней.Они самые разные, самые неожиданные. Поэтические, возвышенные переживания в рассказах «Россия», «Поздний час», «Холодная осень». Противоречивые, неожиданные, порой жестокие чувства («Муза»). Достаточно примитивные влечения и эмоции (рассказы «Кума», «Начало») — вплоть до животного инстинкта («Барышня Клара», «Железная шерсть)».

Говоря о любви как о «молнии» счастья, Саакянц отмечает, что такая любовь способна осветить всю память и жизнь человека. «Итак, через всю свою жизнь Надежда, хозяйка постоялого двора, пронесла свою любовь к «барину», однажды соблазнившему ее, в рассказе «Темные аллеи».Двадцать лет Русу не может забыть «его», когда-то молодого воспитателя в ее семье… А героиня повести «Холодная осень»… считает, что в ее жизни был только тот холодный осенний вечер, а все остальное — просто «ненужный сон»».

Размышляя на страницах повести «Таня», автор статьи отмечает, что «связать, погубить себя навсегда» для героя означает не брак со служанкой, а то, что « связать себя навсегда» даже с любимой женщиной — значит «убить саму Любовь, превратить чувства в привычку, праздник — в будни, волнение — в безмятежность.О причинах разделения героев в бунинском цикле говорят и другие исследователи.

И. Сухих основной темой книги обозначает «тайну женской души». Больше всего, по его мнению, автор интересуется тайной Женщины, тайной Вечной Женственности Автор статьи спорит с А. А. Саакянцем: «Мнение о книге как об «энциклопедии любви» представляется, однако, преувеличенным. Точнее определение, найденное Буниным еще в шестнадцатом году: не энциклопедия, а грамматика любви, не накопление и стремление к полноте, а наоборот, поиск в многообразии частных, неповторимых историй определенной формулы , парадигма, архетип, который все определяет и объясняет.Поздний Бунин пишет о непонятном. Но оно для него не в сиреневом блеске чернозема, не в Страннике с бездонными голубыми глазами на дальнем берегу, и в жене секретаря земской земской управы, случайно познакомились на волжском пароходе.

«В «Темных аллеях» нет счастливой и долгой любви… Похоть — таков уж человек — удовлетворяется быстро. Любовь тоже не длится долго. Солнечный удар имеет, как правило, два исхода: расставание (надолго или навсегда) или смерть (расставание навсегда).

Навсегда расстаются в «Шаге», «Музе», «Визитках», «Танечке», «Чистом понедельнике».

Умирают еще чаще — умирают при родах, на войне, просто закрывают глаза в вагоне метро, ​​кончают жизнь самоубийством, убивают жен, любовниц, проституток. …Миром «Темных аллей» правят любовь и смерть.

Несмотря на отмеченную трагическую связь любви и смерти, многие исследователи говорят о ярком впечатлении от рассказов цикла. Г. Адамович говорит о Бунине и его цикле «Темные аллеи»: «К концу жизни он стал как бы менее рассеянным, чем прежде, и с большей, чем прежде, исключительностью или настойчивостью стал вглядываться в первоисточник и корень бытия, покидающий свою оболочку.Таким источником, по словам Адамовича, была для Бунина «любовь есть великое счастье, «дар богов», даже если она не разделена. Вот почему книга Бунина дышит счастьем, потому что она проникнута благодарностью за жизни, для мира, в котором, при всех его несовершенствах, бывает».

Л. Смирнова в своем исследовании творчества Бунина также пишет о радости, даруемой любовью. «Бунин пишет о незабываемом, оставившем глубокий след в душе человека. Часто запечатлевается момент воспоминаний, давно угасшего печального прикосновения радости.Дается любовью, но особая, чувственная память сохраняет на всю жизнь, заставляя с годами по-иному воспринимать многое из того, что «осталось позади».

Благодаря этой чувственной памяти о когда-то ощученном, осязаемом прошлое, омраченное молодыми, сильными чувствами, рисуется как поистине звездный час, сливается с запахами, звуками, красками природы. Или, наоборот, стихия земная и небесная предсказывают несчастье с грозой, осеннюю стужу. В такой «рамке» любовь воспринимается как часть большого гармоничного мира, соответственно неотразимого, вечного в своей истине, но всегда переживаемого человеком как открытие.

По тематическому признаку предлагается следующая условная классификация рассказов, вошедших в цикл «Темные аллеи».

1. Любовь «небесная»

«Поздний час», «Холодная осень», «Россия», «Темные аллеи», «Таня», «Чистый понедельник», «Генрих», «Натали», «В Париже» , «Галя Ганская», «Часовня».

2. Любовь «земная»

Хобби («Визитки», «Мадрид», «Смарагд», «На знакомой улице од
«, «Ворон», «Муза», «Зоя и Валерия», «Волки» «, «Река
кабак», «Месть», «Второй кофейник», «Кавказ», «Качели»).

Страсть («Дубки», «Кума», «Антигона», «Камарг», «Весна в Иудее», «Пароход «Саратов»).

Похоть («Степа», «Барышня Клара», «Гостья» , «Дурак», «Железная шерсть», «Баллада», «Обитель», «Начало»).

3. Любовь «небесная» — возвышенная, поэтическая. Она подарила счастье — короткое, незабываемое. не разрушить, любовь, которую смерть не победила.(Холодная осень)

Героиня рассказа «Холодная осень» вспоминает поздний вечер одной очень холодной и ранней осени — тогда она прощалась с любимым, уезжавшим в война.Она подробно описывает этот кусочек прошлого: в доме запотевшие от жары стекла, и чистые ледяные звезды, сверкающие «ярко и остро», и «воздух совсем зимний». И героиня не говорит о своей любви, а вспоминает, что она чувствовала и думала тогда («на душе стало тяжелее, я равнодушно отозвалась, — ответила она, — испугавшись моей мысли, — горько заплакала») — грусть разлуки на светлом фоне, освещающем даже эту разлуку любви… Описание последующей тридцатилетней жизни занимает в рассказе меньше места, чем этот вечер, ибо только он БЫЛ в жизни, остальное — «ненужный сон».

В «Позднем часе», как и в некоторых других историях, герой путешествует в прошлое. Старый, знакомый город, улицы, монастырь, базар — все то же самое. И плетется кружево воспоминаний о том, что было здесь когда-то, в тот же поздний час.

То, что видит герой, словно в зеркале, отражается в его памяти.Оно отражается ассоциативно: за каждым предметом — картина, за каждым шагом — путь в прошлое… И узорной пестрой тенью сплетено кружево рассказа: настоящее — прошлое, настоящее — прошлое. прошлое…» А впереди, на пригорке, город темнеет садами. Над садом торчит пожарная каланча. Боже мой, какое это было несказанное счастье! Именно во время ночного костра я впервые поцеловал твою руку , а ты мою в ответ сжала…» в тени, ступила на пятнистый тротуар — он был прозрачно обтянут черным шелковым кружевом.На ней было такое же вечернее платье, очень элегантное, длинное и стройное. «И ночь была почти такой же, как та. Только это было в конце августа, когда весь город пахнет яблоками, которые лежат в горах на базарах, и так тепло, что приятно было ходить в одной кофточке, подпоясанной кавказской лямкой…». ..И вечная звезда в вечном мире была такой же лучезарной, как и прежде, но теперь она «немая, неподвижная», потому что мир изменился: не было уже лучистого мерцания ее глаз – единственного, что было для его в мире тогда.

Помимо «небесной» любви, Бунин изображает и «земную» любовь — такую ​​разную: легкомысленную, многообещающую, отчаянную, странную, безумную (или бездумную), необъяснимую, инстинктивную. Любовь разнообразна, жизнь не объемлющая…

Повесть «Кума» напоминает чеховские пьесы: внешне спокойное течение жизни с ее частными драмами. Традиционного для Бунина описания нет (кроме краткого описания ночи с непрекращающимся тихим дождем), история предательства передана в диалоге героев.И традиционное для начала спектакля — «Вечер в конце июня. Самовар еще не убран со стола на террасе. Хозяйка чистит ягоды для варенья. Подруга мужа, приехавшая в гости страна несколько дней, курит и смотрит на свои холеные круглые руки, голые по локоть.(Знаток и собиратель старинных русских икон, грациозный и сухо сложенный мужчина с небольшими подстриженными усиками, с живым взглядом, одет как для тенниса.)»…И закончилась бы банальная история весьма банально, если бы не последняя фраза героя: «А там я, в этих лакированных сапогах, в амазонке и в котелке, наверное, сразу ее люто возненавижу.». .. Осознание героем пошлости ситуации, бесполезности связи и ее продолжения — в горькой, гневной уверенности в разочаровании.

Таким образом, Бунину удалось показать разные стороны любви — и очень часто она связана со смертью. Эта тема, присутствующая в каждом рассказе, объединяет их в единый цикл.

В научной литературе существуют разные точки зрения на образ автора в цикле «Темные аллеи». Ученый В. В. Краснянский считает, что в 30-50-е годы изменился авторский стиль и эти стилистические особенности «предопределены разным соотношением сферы авторской речи и речи персонажей, «построением авторского образа». Ученый сравнивает два рассказа Бунина, близкие по теме и композиции, — «Грамматика любви» (1915) и «Темные аллеи» (1938).

В первом рассказе автор близок к лирическому герою, «Бунин начинает описание как бы с лица персонажа, пейзажное описание пронизано субъективным планом персонажа. удаленность от действующих лиц проявляется не только в том, что автор и главный герой никогда не сближаются, но одинаково отдаляются от всех действующих лиц повести.В «Грамматике любви» автор близок к главному герою, но не приближается к сфере третьего персонажа.

Портреты героев в этих рассказах даны по-разному. В «Грамматике любви» главный герой — «некий Ивлев» — обозначен условно как лирический герой; портреты других персонажей даны субъективно, через его восприятие.

В «Темных аллеях» наоборот: портретная характеристика и кучера, и главного героя дана внешне объективирована: герой «худощавый старый военный, в большой фуражке и серой николаевской шинели со стойкой с поднятым бобровым воротником, еще чернобровый, но с белыми усами, соединенными с такими же бакенбардами…» и еще один персонаж — кучер: «На тарантасовой будке сидел крепкий мужчина в туго подпоясанной армейской куртке, серьезный и смуглый, с редкой смоляной бородой, похожий на старого разбойника…»

Таким образом , повесть «Грамматика любви» является переходной ступенью от лирической повести раннего периода (90-900-е гг.) к объективированному повествованию в позднем романе Бунина (ЗО-50-е гг.), считает В. В. Краснянский. образ автора в рассказе «Кавказ», исследователь О.В. Сливицкая отмечает, что повествование «поручено автору»: объясняется это тем, что рассказчик, хотя и не был свидетелем этих событий, но мог быть в курсе их. Но откуда взялись такие редкие, но выпуклые детали , вроде тех, что в свой последний день муж вымылся, надел белоснежную куртку, выпил кофе с шартрезом и застрелился из двух пистолетов? автор, а именно Бунин. Потому что эти детали не «обслуживают» событие, не усиливают его трагического смысла и не контрастируют с ним.Есть в них и нечто независимое от событий и свободное от узкой эстетической цели, нечто свидетельствующее о красоте и сладости бытия, что восходит к миру Бунина во всей его полноте…».

Таким образом, О. В. Сливицкая отчетливо выделяет между рассказчиком и автором. Между тем существует и проблема различения главного героя и рассказчика. Об этом говорит И. Сухих: «Бунин-рассказчик и главный герой чередуются и расходятся.

Сам Бунин настаивал на изобретательности большинства сюжетов «Темных аллей»: «…И вдруг мне на ум пришел сюжет «Музы» — как и почему, совершенно не понимаю: вот она тоже совершенно выдумана…» — «Баллада» выдумана от слова к слову — и сразу в один час…» — «В «Новом Журнале» (книга вторая) — «Натали». И опять, опять : никто не хочет верить, что в ней все, от слова до слова, «выдумано», как и во всех почти моих рассказах, как прошлых, так и настоящих.»…В 1947 году Бунин признавался: «…Бог его знает, откуда оно [изобретение] взялось, когда я брался за перо, очень, очень часто еще совсем не зная, что выйдет из начатого им рассказа». , чем это кончалось (и очень часто кончалось, совершенно неожиданно для меня, каким-нибудь ловким кадром, которого я не ожидал). Как мне после этого, после такой моей радости и гордости, не расстраиваться, когда все думают, что я пишу «с натуры», что со мной случилось, или что я знал, видел! «.

Таким образом, Бунин отрицал автобиографичность своих рассказов.Тем не менее, А.А. Саакянц находит автобиографические черты, которыми Бунин наделил своих героев. Так, герой повести «Таня» Петр Алексеевич говорил: «У меня нет дома… Я всю жизнь мотаюсь с места на место… Живу в Москве в комнатах…» — и А.А. Саакянц отмечает: «Автобиографическая деталь: у Бунина не было своего дома, своей квартиры, он жил у друзей, родственников, в гостиницах».

Герой повести «Генрих», поэт, «молодой, бодрый, суховоспитанный», сказал: «И я ненавидел всех этих Фра Анджелико, Гарландайо, треченто, кватра-ченто и даже Беатриче и Сухоликий Данте в женская голова» — А.А. Саакянц цитирует В.Н. Муромцева-Бунина, которая, вспоминая поездку в Италию в 1909 году, пишет, что Бунин однажды «начал говорить, что он так устал от любителей Италии, которые стали бредить trecento, quattrocento, что «я вот-вот возненавижу фра -Анжелико, Джотто и даже сама Беатриче вместе с Данте. «Есть в этом рассказе и высказывания близкого Бунину героя: «Жены мужчин, сеть обмана мужчиной! Эта «сеть» есть нечто поистине необъяснимое, божественное и дьявольское, и когда я о ней пишу, пытаюсь это выразить, меня обвиняют в бесстыдстве, в низких побуждениях… Мерзкие души! (В.И. Одоевцева цитирует слова Бунина: «…а они, идиоты, считают, что это порнография и притом старческая бессильная сластолюбие.» а дошедших до самого Бунина, оставим на совести тех, кто считал нужно и возможно их делать…». Герой Бунинского продолжает: «Хорошо сказано в одной старой книге: «Писатель имеет такое полное право быть смелым в своих словесных образах любви и ее ликов, какое во все времена было дано в данном случае живописцам и скульпторам: только гнусные души видят гнусное даже в прекрасном или ужасном».

И.А. Бунин — первый русский писатель, получивший Нобелевскую премию, добившийся популярности и славы на мировом уровне, имеющий поклонников и единомышленников, но… глубоко несчастный, ибо с 1920 г. он был оторван от родины и тосковал по ее. Все рассказы периода эмиграции пронизаны чувством тоски и ностальгии.

Вдохновленный строками стихотворения Н. Огарева «Обыкновенная история»: «Вокруг алого шиповника цветущего / Шла темная липовая аллея», Иван Бунин вынес идею написать цикл рассказов о любви о тонкой человеческие чувства.Любовь бывает разной, но это всегда сильное чувство, которое меняет жизнь героев.

Рассказ «Темные аллеи»: краткое содержание

Одноименный и основной рассказ «Темные аллеи» был опубликован 20 октября 1938 года в нью-йоркском издании «Новая Земля». Главный герой Николай Алексеевич случайно знакомится с Надеждой, которую соблазнил и бросил много лет назад. Для героя тогда это был всего лишь роман с крепостной девушкой, но героиня серьезно влюбилась и пронесла это чувство через всю жизнь.После романа девушка получила свободу, стала зарабатывать себе на жизнь, в настоящее время владеет постоялым двором и «дает деньги в рост». Николай Алексеевич испортил Надежде жизнь, но был наказан: любимая жена бросила его так же подло, как и он когда-то, а сын вырос подлецом. Герои расстаются, теперь навсегда, Николай Алексеевич понимает, какой любви ему не хватало. Однако герой даже в мыслях не может преодолеть социальные условности и представить, что было бы, если бы он не бросил Надежду.

Бунин, «Темные аллеи» — аудиокнига

Слушать рассказ «Темные аллеи» необыкновенно приятно, ведь поэтичность авторского языка проявляется и в прозе.

Образ и характеристики главного героя (Николай)

Образ Николая Алексеевича вызывает антипатию: этот человек не умеет любить, он видит только себя и общественное мнение. Он боится себя, Надежда, что бы ни случилось. Но если все внешне прилично, можно делать все, что угодно, например, разбить сердце девушке, за которую никто не заступится.Жизнь наказала героя, но не изменила его, не прибавила твердости духу. Его образ олицетворяет привычку, повседневность.

Образ и характеристики главной героини (Надежды)

Гораздо сильнее Надежда, которая смогла пережить позор романа с «барином» (хоть и хотела покончить жизнь самоубийством, но вышла из этого состояния), а также сумела научиться зарабатывать деньги самостоятельно, и честным путем. Кучер Клим отмечает ум и справедливость женщины, она «дает деньги на рост» и «богатеет», но не наживается на бедных, а руководствуется справедливостью.Надежда, несмотря на трагедию своей любви, долгие годы хранила ее в сердце, простила обидчика, но не забыла. Ее образ – это душа, возвышенность, которая не в происхождении, а в личности.

Основная идея и главная тема повести «Тёмные аллеи»

Любовь в «Темных аллеях» Бунина — трагическое, роковое, но не менее важное и прекрасное чувство. Оно становится вечным, потому что навсегда остается в памяти обоих героев, оно было самым дорогим и светлым в их жизни, хотя и ушло навсегда.Если человек когда-либо любил так, как Надежда, он уже испытал счастье. Даже если эта любовь закончилась трагически. Жизнь и судьба героев повести «Темные аллеи» были бы совершенно пусты и серы без такого горького и больного, но все же удивительного и яркого чувства, являющегося своеобразной лакмусовой бумажкой, проверяющей человеческую личность на стойкость и нравственность. чистота. Надежда проходит это испытание, а Николай нет. Это идея произведения. Подробнее о теме любви в произведении можно прочитать здесь:

Цикл рассказов Бунина «Темные аллеи» — лучшее, что написал автор за всю свою творческую деятельность.Несмотря на простоту и доступность бунинского стиля, анализ произведения требует специальных знаний. Произведение изучается в 9 классе на уроках литературы, его подробный разбор будет полезен при подготовке к ЕГЭ, написании творческих работ, тестовых заданий, составлении плана рассказа. Предлагаем вам ознакомиться с нашим вариантом разбора «Темной аллеи» по плану.

Краткий анализ

Год написания – 1938.

История создания — история написана в изгнании.Тоска по родине, теплые воспоминания, бегство от реальности, война и голод — послужили толчком к написанию рассказа.

Тема — любовь, потерянная, забытая в прошлом; сломанные судьбы, тема выбора и его последствия.

Композиция — традиционная для новеллы, повести. Состоит из трех частей: приезд генерала, встреча с бывшей возлюбленной и поспешный отъезд.

жанр — рассказ (рассказ).

Направление — реализм.

История создания

В «Темных аллеях» анализ будет неполным без истории создания произведения и знания некоторых подробностей биографии писателя. В стихотворении Н. Огарева «Обыкновенная история» Иван Бунин заимствовал образ темных аллей. Эта метафора настолько впечатлила писателя, что он наделил ее своим особым смыслом и сделал названием цикла рассказов. Всех их объединяет одна тема – яркая, судьбоносная любовь, которая запомнится на всю жизнь.

Произведение, вошедшее в одноименный цикл рассказов (1937-1945), было написано в 1938 году, когда автор находился в ссылке. Во время Второй мировой войны голод и нищета преследовали всех жителей Европы, не стал исключением и французский город Грасс. Именно там написаны все лучшие произведения Ивана Бунина. Возвращение к воспоминаниям о прекрасных временах юности, вдохновение и творческий труд дали автору силы пережить разлуку с Родиной и ужасы войны.Эти восемь лет вдали от дома стали самыми продуктивными и важными в творческой карьере Бунина. Зрелый возраст, чудесная красота пейзажей, переосмысление исторических событий и жизненных ценностей — стали толчком к созданию важнейшего произведения мастера слова.

В самые страшные времена были написаны самые лучшие, тонкие, пронзительные рассказы о любви — цикл «Темные аллеи». В душе каждого человека есть места, куда он заглядывает редко, но с особым трепетом: там хранятся самые светлые воспоминания, самые «дорогие» переживания.Именно эти «темные аллеи» имел в виду автор, когда давал название своей книге и одноименному рассказу. История была впервые опубликована в Нью-Йорке в 1943 году в издании New Earth.

Тема

Ведущая тема — тема любви. Не только рассказ «Темные аллеи», но и все произведения цикла основаны на этом прекрасном чувстве. Бунин, подводя итоги своей жизни, был твердо уверен, что любовь — это лучшее, что может быть дано человеку в жизни. Это суть, начало и смысл всего: трагическая история или счастливая — разницы нет.Если это чувство вспыхнуло в жизни человека, значит, он прожил его не зря.

Человеческие судьбы, безвозвратность событий, выбор, о котором пришлось пожалеть, — ведущие мотивы повести Бунина. Тот, кто любит, всегда побеждает, он живет и дышит своей любовью, она дает ему силы двигаться дальше.

Николай Алексеевич, сделавший свой выбор в пользу здравого смысла, только в шестьдесят лет осознает, что его любовь к Надежде была лучшим событием в его жизни. Тема выбора и его последствий ярко раскрывается в сюжете повести: человек проживает свою жизнь не с теми, остается несчастным, судьба возвращает ему предательство и обман, которые он совершил в юности по отношению к молодой девушке.

Вывод очевиден: счастье состоит в том, чтобы жить в согласии со своими чувствами, а не вопреки им. В произведении также затрагивается проблема выбора и ответственности за свою и чужую судьбу. Проблематика достаточно широкая, несмотря на небольшой объем рассказа. Интересно отметить тот факт, что в рассказах Бунина любовь и брак практически несовместимы: эмоции стремительны и ярки, они возникают и исчезают так же быстро, как все в природе.Социальный статус не имеет значения там, где царит любовь. Она уравнивает людей, делает бессмысленными чины и сословия — у любви есть свои приоритеты и законы.

Состав

Композиционно рассказ можно разделить на три части.

Часть первая: приезд героя на постоялый двор (здесь преобладают описания природы и окрестностей). Встреча с бывшим возлюбленным – вторая смысловая часть – в основном состоит из диалога. В последней части генерал покидает постоялый двор — убегает от собственных воспоминаний и своего прошлого.

Основные события — диалог Надежды и Николая Алексеевича строится на двух абсолютно противоположных взглядах на жизнь. Она — живет любовью, находя в ней утешение и радость, хранит воспоминания о молодости. В уста этой мудрой женщины автор вкладывает идею рассказа – чему учит нас произведение: «все проходит, но не все забывается». В этом смысле герои противоположны во взглядах, старый генерал несколько раз упоминает, что «все уходит».Так прошла его жизнь, бессмысленная, безрадостная, напрасная. Критики восприняли цикл рассказов с восторгом, несмотря на его смелость и откровенность.

главные герои

жанр

Темный переулок относится к жанру рассказа, некоторые исследователи творчества Бунина склонны считать их рассказами.

Тема любви, неожиданные острые концовки, трагизм и драматизм сюжетов – все это характерно для произведений Бунина. Необходимо отметить львиную долю лиризма в повести – эмоции, прошлое, переживания и душевные искания.Общая лирическая направленность — отличительная черта рассказов Бунина. У автора есть уникальная способность — уместить в небольшой эпический жанр огромный временной отрезок, раскрыть душу персонажа и заставить читателя задуматься о самом главном.

Художественные средства, которые использует автор, всегда разнообразны: точные эпитеты, яркие метафоры, сравнения и олицетворения. Близок автору и прием параллелизма, нередко природа подчеркивает душевное состояние героев.

Тест продукта

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4,6. Всего полученных оценок: 525.

Бунин Иван Алексеевич — один из лучших писателей нашей страны. Первый сборник его стихов появился в 1881 году. Тогда он написал рассказы «На край света», «Танька», «Вести с Родины» и некоторые другие. В 1901 году вышел новый сборник «Листопад», за который автор получил Пушкинскую премию.

Популярность и признание приходят к писателю.Знакомится с М. Горьким, А. П. Чеховым, Л. Н. Толстым.

В начале 20 века Иван Алексеевич создает рассказы «Захар Воробьев», «Сосны», «Антоновские яблоки» и другие, в которых изображается трагедия обездоленного, обедневшего народа, а также разорение поместья дворян.

и эмиграция

Октябрьскую революцию Бунин воспринял отрицательно, как социальную драму. Эмигрировал во Францию ​​в 1920 году. Здесь он написал, помимо других произведений, цикл рассказов под названием «Темные аллеи» (одноименный рассказ из этого сборника мы разберем чуть ниже).Главной темой цикла является любовь. Иван Алексеевич раскрывает нам не только светлые его стороны, но и темные, о чем свидетельствует само имя.

Судьба Бунина сложилась и трагично, и счастливо. В своем творчестве он достиг непревзойденных высот, первым русским писателем, получившим престижную Нобелевскую премию. Но он был вынужден прожить тридцать лет на чужбине, с тоской по Родине и духовной близостью с ней.

Коллекция «Темные аллеи»

Эти переживания послужили толчком к созданию цикла «Темные аллеи», который мы и будем анализировать.Этот сборник в усеченном виде впервые появился в Нью-Йорке в 1943 году. В 1946 году в Париже вышло очередное издание, включавшее 38 рассказов. Сборник резко отличался по своему содержанию от того, как тема любви обычно освещалась в советской литературе.

Взгляд Бунина на любовь

У Бунина был свой взгляд на это чувство, отличный от других. Конец его был один – смерть или расставание, как бы ни любили друг друга герои. Иван Алексеевич считал, что это похоже на вспышку, но именно это и прекрасно.Со временем любовь сменяется привязанностью, которая постепенно переходит в обыденность. Герои Бунина лишены этого. Они лишь переживают вспышку и расстаются, наслаждаясь этим.

Рассмотрим Анализ повести, открывающей одноименный цикл, начиная с краткого описания сюжетной линии.

Сюжет повести «Темные аллеи»

Сюжет незамысловатый. Генерал Николай Алексеевич, уже в преклонном возрасте, прибывает на почтовую станцию ​​и встречает здесь свою возлюбленную, которую не видел около 35 лет.Надеюсь, он не сразу узнает. Теперь она хозяйка, у которой когда-то произошла их первая встреча. Герой узнает, что все это время она любила только его.

История «Темных аллей» продолжается. Николай Алексеевич пытается оправдаться перед женщиной за то, что не навещал ее столько лет. «Все проходит, — говорит он. Но эти объяснения очень неискренни, топорны. Надежда мудро отвечает генералу, говоря, что молодость у всех проходит, а любовь нет.Женщина упрекает возлюбленного в том, что он бессердечно бросил ее, поэтому она много раз хотела наложить на себя руки, но понимает, что теперь упрекать уже поздно.

Подробнее остановимся на повести «Темные аллеи». показывает, что Николай Алексеевич, кажется, не испытывает угрызений совести, но права Надежда, когда говорит, что не все забыто. Генерал тоже не мог забыть эту женщину, свою первую любовь. Напрасно он просит ее: «Уйди, пожалуйста». И говорит, что если бы только Бог его простил, а Надежда, видимо, его уже простила.Но оказывается, что нет. Женщина признается, что не могла этого сделать. Поэтому генерал вынужден оправдываться, извиняться перед своей бывшей возлюбленной, говоря, что он никогда не был счастлив, но без памяти любил свою жену, а она бросила Николая Алексеевича, изменила ему. Сына он обожал, возлагал большие надежды, а тот оказался наглецом, мотом, без чести, сердца, совести.

Старая любовь еще жива?

Разберем произведение «Темные аллеи».Анализ рассказа показывает, что чувства главных героев не угасли. Нам становится ясно, что прежняя любовь сохранилась, герои этого произведения по-прежнему любят друг друга. Уходя, генерал признается себе, что эта женщина подарила ему лучшие минуты жизни. За предательство первой любви судьба мстит герою. Николай Алексеевич («Темные аллеи») не находит счастья в семейной жизни. Анализ его опыта доказывает это. Он понимает, что упустил шанс, данный когда-то судьбой.Когда кучер говорит генералу, что эта хозяйка дает деньги под проценты и очень «крутая», хотя и справедливая: если вовремя не вернул, то виноват сам, Николай Алексеевич проецирует эти слова на свою жизнь, размышляет о том, что было бы, если бы он не бросил эту женщину.

Что помешало счастью главных героев?

В свое время сословные предрассудки помешали будущему генералу слиться с судьбой простолюдина. Но любовь из сердца главного героя не ушла и помешала ему стать счастливым с другой женщиной, достойно воспитать сына, как показывает наш анализ.«Темные аллеи» (Бунин) — произведение, имеющее трагический оттенок.

Хоуп тоже пронесла любовь через всю свою жизнь и в итоге тоже оказалась одинокой. Она не могла простить герою причиненных страданий, так как он оставался самым родным человеком в ее жизни. Николай Алексеевич не умел нарушать установившиеся в обществе правила, не решался выступать против них. Ведь если бы генерал женился на Надежде, то встретил бы презрение и непонимание окружающих.И бедной девушке ничего не оставалось, как подчиниться судьбе. В те времена яркие аллеи любви между крестьянином и джентльменом были невозможны. Эта проблема уже общественная, а не личная.

Драма судеб главных героев

Бунин в своем произведении хотел показать драматизм судеб главных героев, вынужденных расстаться, будучи влюбленными друг в друга. В этом мире любовь оказалась обреченной и особенно хрупкой. Но она осветила всю их жизнь, навсегда осталась в памяти лучшими мгновениями.Эта история романтично красива, хотя и драматична.

В произведении Бунина «Темные аллеи» (мы сейчас анализируем этот рассказ) тема любви является сквозным мотивом. Он пронизывает все творчество, связывая тем самым эмигрантский и русский периоды. Именно она позволяет писателю соотносить психические переживания с явлениями внешней жизни, а также подходить к тайне души человека, исходя из влияния на него объективной действительности.

На этом разбор «Темных аллей» завершен.Каждый понимает любовь по-своему. Это удивительное чувство до сих пор не разгадано. Тема любви всегда будет актуальна, так как она является движущей силой многих человеческих поступков, смыслом нашей жизни. К такому выводу приводит, в частности, наш анализ. «Темные аллеи» Бунина — рассказ, который даже в своем названии отражает мысль о том, что это чувство невозможно понять до конца, оно «темное», но в то же время прекрасное.

Иван Алексеевич Бунин был человеком и счастливой, и трагической судьбы.Достигнув невероятных высот в литературном искусстве, он первым из русских писателей получил Нобелевскую премию.

Хотя Бунин был признан одним из выдающихся мастеров слова, он 30 лет прожил за границей, тоскуя по родине и по-прежнему находясь с ней в тесной духовной близости.
Благодаря этому опыту в Нью-Йорке в 1943 году величайшее собрание рассказов И.А. Бунина «Темные аллеи» в усеченном виде, а в 1946 году в Париже состоялась вторая редакция этого цикла.Издание состояло из 38 рассказов.

Сборник рассказов носит название, похожее на один из его рассказов. Герой рассказа, молодой помещик, соблазняет крестьянку по имени Надежда, дальше его жизнь идет своим чередом. Спустя много лет, уже став высокопоставленным военным, он путешествует по этим местам. В хозяйке избы, в которую он въехал, он узнает ту самую Надежду. Надежда, как и он, теперь старая, но все еще красивая.

Встреча влюбленных героев ранее составляет сюжетную основу произведения.Тонко передавая переживания героев, автор предстает величайшим знатоком человеческой души. Их краткий диалог содержит много эмоциональной информации.

По сюжету мы видим интересную разницу в поведении персонажей. Военному Николаю Алексеевичу уже шестьдесят лет, а он краснеет, как юноша, провинившийся перед ней. А Надежда, наоборот, угрюма и спокойна, от ее слов исходит горечь: «Все проходит, но не все забывается.»

Как потом выясняется, старик был наказан жизнью, он не был рад расставанию с молодой крестьянкой. И, что интересно, женщина до сих пор любит своего хозяина. И он ей не верит, потому что сам не любит и почти не любил. Но, так или иначе, при воспоминании о юности герой одержим чувственной памятью.

Сохранив любовь на всю жизнь, героиня так и не вышла замуж, не простила его и тоже осталась несчастной. Но она была отомщена: жена Николая Алексеевича, любившая ее без памяти, изменила ему и ушла от него.

Любовь в повести «Темные аллеи» не заканчивается счастливым браком, не переходит в семью. Любовь бунинских героев молниеносна, мгновенна, но искренна. И, несмотря на кратковременность, чувства, пережитые героями, остаются в памяти вечными, так как сама жизнь быстротечна. И вот старик говорит с горечью: «Мне кажется, что я потерял в тебе самое дорогое, что было у меня в жизни».

Все произведения И.А. Бунин проникнут темой любви.В своих рассказах он соотносит явления внешней жизни с внутренними душевными переживаниями и проникает в тайны человеческой души.

Что написал Иван Бунин. Я.

Литературная деятельность начинается как поэт. В статьях, написанных в годы юности, подражает Пушкину, Лермонтову.

В 1891 г. вышла первая книга стихов, в 1897 г. – первый сборник «На краю света», а в 1901 г. – очередной сборник стихов «Список падает».

Интимная И. Пейзажная лирика Составляют основу творчества русского поэта 90-х — 1900-х гг.

Текст песни «

Пейзаж» отражает жизненную философию автора. Именно природа служит источником творческих идей художника. Поэтому для лирики этого периода мотив структурированности человеческого бытия, в отличие от вечности и наследственности природы.

К лирическим произведениям К этому периоду можно отнести поэму «Лесная дорога».

Образ Родины – ключевой в поэзии Бунина И.А. Она встречается в незавершенных картинах природы, пронизанной склонным чувством любви. Например, стихотворение «Весна».

Для лирики поэта характерны сдержанность в выражении чувств, разнообразие описываемых настроений и почти полное отсутствие художественных следов.

Лирический диапазон достаточно широк, однако известность И.А. Бунин принес прозу.

Главной темой ранних рассказов Писателя стали — образы крестьянства и разоряющегося дворянства.

В своих рассказах, таких как «Новая дорога», Сосна, автор пишет об уходящей гармонии патриархального образа жизни, о постепенном упразднении имения.

Опустошение и разорение дворянского гнезда вызывает печаль. Особенно ярко выражена авторская грусть в рассказе. «Антоновские яблоки» (1900 г.).

Писатель избегает острых сюжетных событий. Для раннего творчества Бунина характерна плавность повествования, иногда даже медлительность. Тексты наполнены сложными ассоциациями и образными связями. Особое значение. Имеет художественную деталь, которая может рассказать о психологическом состоянии Характера, красоте и сложности бытия.

Революция 1905 года наложила свой отпечаток на творчество писателя и поэта. По мнению И.А. Бунина Русский человек делился на два типа — смысренник и бунтарь. О противостоянии этих типов людей он напишет в своих произведениях «Деревня», «Суходол», «Людая Гравь».

1914 — 1916 годы — время окончательного оформления стиля и мировоззрения в творчестве писателя. В этот период человек является частью чего-то вечного, которое вместе с писателем включено в пространство, но при этом отсутствуют бытовые связи, поэтому человек вынужден бороться за счастье неуловимое и хрупкое.

Такая диалектика свойственна произведениям Бунина этого периода. Знаменитым образцом, отражающим эти мысли, послужил рассказ «Мистер Сан-Франциско». Писатель через образ главного героя показал порочность и греховность современной цивилизации, утратившей духовность.

Зарубежная проза писателя пропитана чувством грусти и тоски по родине.

В эмиграции И.А. Бунин работает над сборником «Темные аллеи», где любовь передана как воплощение духовного и физического единства.

Бунин как поэт до конца дней занимается поэзией. Свой творческий путь он завершил, написав незадолго до смерти последнее стихотворение «Ночь».

Иван Алексеевич Бунин — выдающийся русский писатель, поэт, почетный академик Санкт-Петербургской Академии наук (1909), лауреат Нобелевской премии по литературе 1933 года.

Родился в Воронеже, где прожил первые три года своей жизни.В дальнейшем семья переехала в поместье под Йеллусом. Отец — Бунин Алексей Николаевич, Мать — Бунин Людмила Александровна (Пылающая Чубарова). До 11 лет воспитывался дома, в 1881 году поступает в Елецкую уездную гимназию, в 1885 году возвращается домой и продолжает образование под руководством старшего брата Юлии. В 17 лет начинает писать стихи, в 1887 году — дебют в печати. В 1889 году работает корректором местной газеты «Орловский вестник». К этому времени его постоянная связь с сотрудницой этой газеты Варварой Пащенко, с которой они, вопреки желанию родственников, переезжают в Полтаву (1892 г.).

Сборники «Стихотворения» (Орел, 1891), «Под открытым небом» (1898), «Листопад» (1901; Пушкинская премия).

1895 — лично встречался с Чеховым, до этого переписывал.

В 1890 году он путешествовал на пароходе «Чайка» («Кора с елками») по Днепру и посетил могилу Тараса Шевченко, которого любил и много позже перевез. Через несколько лет он написал сочинение «о «Чайке», которое было напечатано в детском иллюстрированном журнале «Стреляй» (1898, № 21, 1 ноября).

В 1899 году женился на Анне Николаевне Закней (Каки), дочери греческого революционера. Брак был недолгим, единственный ребенок умер в 5-летнем возрасте (1905 г.). В 1906 г. Бунин вступает в гражданский брак (в 1922 г. официально оформленный) с Верой Николаевной Муромцевой, племянницей С. А. Муромцева, первого председателя I Государственной Думы.

В лирике Бунин продолжил классические традиции (сборник «Список», 1901).

В сторис и постах показывал (иногда с ностальгическим настроением)

* Зажим благородный усый фор.(«Антоновские яблоки», 1900)
* Жестокая деревенская деревня («Деревня», 1910, «Суходол», 1911)
* Недостающие в забвении нравственные основы жизни («Мистер Сан-Франциско», 1915).
* Резкое неприятие Октябрьской революции и большевистского режима в дневниковой книге «Переборы дней» (1918, изд. 1925).
* В автобиографическом романе Романа «Жизнь Арсеньева» (1930) воссозданы прошлое России, детство и юность писателя.
* Трагическое человеческое существование В повестях о любви (Митина Любовь, 1925; Сборник рассказов «Темные аллеи», 1943).
* Перевод «Песни Гаявате» американского поэта Лонгфелло. Впервые он был напечатан в газете «Орловский вестник» в 1896 году. В конце того же года газета отдельной книгой напечатала «Песнь о Гаявате».

Бунин был трижды удостоен Пушкинской премии; В 1909 году он был избран академиком по разряду изящной словесности, став самым молодым академиком Российской академии.

Летом 1918 года Бунин переезжает из большевистской Москвы в занятую немецкими войсками Одессу.С наступлением апреля 1919 г. я не эмигрировал в Красную Армию, а остался в Одессе. Приветствует оккупацию Одессы Добровольческой армией в августе 1919 г., лично благодарит Деникина, прибывшего 7 октября, активно сотрудничает с ОСВАГом (пропагандистско-информационным органом) при ЭМП. В феврале 1920 года при приближении большевик покидает Россию. Эмигрирует во Францию.

В эмиграции вел активную общественно-политическую деятельность: выступал с лекциями, сотрудничал с российскими политическими партиями и организациями (консервативного и националистического направлений), регулярно печатал публицистические статьи.В SPE выступил известный манифест «О задачах русского зарубежья в отношении России и большевизма: миссия русской эмиграции».

Много и плодотворно занимался литературной деятельностью, подтвердив уже в эмиграции звание Великого русского писателя и став одной из главных фигур русского зарубежья.

Бунин создает свои лучшие вещи: «Митина любовь» (1924), «Солнечный удар» (1925), «Уход за Корнетом Елагиным» (1925) и, наконец, «Жизнь Арсеньева» (1927–1929, 1933). Эти произведения стали новым словом в творчестве Бунинского, да и в русской литературе в целом.А по словам К. Г. Повеста, «Жизнь Арсеньева» — не только вершинное произведение русской литературы, но и «одно из замечательных явлений мировой литературы». Лауреат Нобелевской премии по литературе 1933 года.

По сообщению издательства имени Чехова, в последние месяцы жизни Бунин работал над литературным портретом А. П. Чехова, работа осталась незавершенной (в кн.: «Лошадиные уши и другие рассказы», Нью-Йорк, 1953). Он умер во сне в два часа ночи с 7 на 8 ноября 1953 года в Париже.Он был похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. В 1929-1954 гг. произведения Бунина в СССР не издавались. С 1955 года — самый издаваемый писатель «первой волны» (несколько сборников произведений, много монофонов). Некоторые произведения («лит-ана дни» и др.) в СССР печатаются только в перестройку.

Белый олень. Стрелки в зеленых лугах, в тех Бревнах Единого Дэ, в тех ли лугах все веселье и цветы, носить доход низа низа нилиз.

Паленте ночь… Туманов Пелона. Паленте ночь… Белеют туманы весла в лощинах и лугах, холодеет лесной шум, безжизненная луна и серебристая роса на стекле.

В дачном кресле, ночью, на балконе…. В дачном кресле, ночью, на балконе… Океан — шум колыбели… Будь доверчив, кроток и спокоен, отдохни от Думы .

В лесу, в горах, весной, живой и звенящий. В лесу, в горе, весна, живая и звенящая, над родником древняя кабарпа с лобкером черненой иконой, а весной березовый корень.

Вечер. Мы всегда помним только о счастье. И счастье повсюду. Может быть, так оно и есть — этот сад — это осень за сараем и чистый воздух, льющийся в окно.

Высокие затраты на полный месяц. Высоко полный месяц стоит на небе над туманной землей, бледным светом лугового серебра, нагретого сединой.

Мистер Сан-Франциско. Мистер Сан-Франциско — Его имя в Неаполе никто не помнил на Капри — Я гонял на старый свет пол года, с женой и дочерью, только по приколу.

Хаски зеленая ель у дороги. Густые зеленые ели у дороги, глубокий пушистый снег. Выгуливали оленя, могучего, тонконогого, закинув ему на спину тяжкие рога.

Деревенский нищий. В стороне от дороги, под дубом, под лучами, спит в Зипунишке головастый грубиян, старый нищий, седой инвалид; Он из одного далекого дорогого И идет приезд отдыхать.

Детство. Чем жарче день, тем сладко в Бору дышать сухим смолистым ароматом, а мне было весело бродить утром по этим солнечным палатам!

Также холодное и сырное.Сыр февральского воздуха тоже холоден и сырен, но небо глядит на сад ясным взором, и малолетки божьего мира.

Еще не скоро, еще не скоро. Еще утро не скоро, не скоро, ночь из тихих лесов не покидала. Под навесами сонного бора — предвещающая теплая трапеза.

За всех вас, Господи, спасибо! . За всех вас, Господи, спасибо! Ты после дневной тревоги и печали даришь мне вечернюю зарю, просторы полей и кротость Синего Дали.

Забытый фонтан. Пакер из янтаря рассыпался, а от края качалась аллея к дому. Сентябрьская Весна Безопасность разнесет ветер в саду пустом.

Запуск. Я ехал домой по склону вдоль Оки, по пересадке, берега неверные, любуясь сталью кудрявой реки и горизонтом низким и просторным.

Спокойствие. Над днями серыми и темными ночами Наступило скорое прощанье. Спокойно спящий день над тихими полями, и децеле вечерней медитации.

Почему и о чем говорить? . … почему и о чем говорить? Всей душой, любовью, мечтами, всем сердцем пытаешься раскрыться — и что?

Звезда трепещет среди мироздания…. Звезда трепещет среди мироздания… Чьи руки чудно несут какую-то влагу драгоценного столь переполненного сосуда? Звездное пламя, стерлинговая печаль, небесные слезы отчего, о господи, над миром разберетесь.

Зеркало. Темный зимний день, тишина и темнота предназначены для души — и все, что отразилось в зеркале, накормлено, потеряно.

И снова за главного. И вот опять ведает лихо, пустынно и гонит, птицы птиц летят к морям, черная цепь треугольная.

И цветы, и шмели, и травка, и колосья. И цветы, и шмели, и трава, и колосья, и лазурь, и мука тепла… Придет срок — Владыка Сына Прадуала спрашивает: «Был ли ты счастлив в жизни земной?

Как светит как весна!Как светится как весна!Посмотри мне в глаза,как это было.И скажи мне: почему ты грустишь? Почему вам это понравилось? Но ты молчишь, слаб, как цветок… о, молчишь! Мне незачем узнавать: Я научился этой ласке поезда, — Я снова один!

Когда дело доходит до темного города. Когда глубокий сон уходит в темную ночь, когда метель, кружась, включает колокольню курантов, — как страшно сердце леденеет!

Крещенская ночь. Темный ельник снег, как мех, избрал серые морозы, в искусствах его, прямо в ромбиках, гнутся, гнутся, несущие, березы.

Лапти. Пятый день была непроходимая метель. В белом стоял бледный сумрак от снега и холодного хутора и было большое горе: тяжело заболел ребенок.

Летняя ночь. «Дай мне звезду, — рвется к сонливости ребенок, — Дай, мамочка…» Она, обняв его, сидит с ним на балконе, на ступеньках, ведущих в сад.

Листопад. Лес, ровно по террингу раскрашенный, сиреневый, золотой, извилистый, веселый, пазровой стеной стоит над светлой полянкой.

Мы встретились случайно, на углу.. Мы встретились случайно, на углу. Я быстро шел — и вдруг, как свет зарнана, сумерки разрезал сквозь черные лучистые ресницы вечер.

На окно серебро от Инеи. На окне, серебристом от Инеу, расцвела ночь хризантем. В верхних окнах — небо ярко-синее и склад в снежной пыли.

На пруду. Ясное утро в тихом пруду, ласточки бродят вокруг, падая на самую воду, слегка касаясь крылом влаги.

Придет день — я исчезну. Придет день — я исчезну, и в этой комнате будет пусто, стол, лавка да, древняя и простая.

Невидимые птицы. Бедный каустик. Не видно птиц. Плохо падает лес, пустой и больной. Грибы ушли, но крепко пахнет овражной сыростью грибной.

Не солнце, а яркие пруды. Солнца нет, но светлые пруды стоят с зеркалами литами, и чаши неподвижной воды, наверное, казались бы пустыми, но в них отражались сады.

Встречаю дни радостной недели. Один я встречаю дни радостной недели, — в глуши, на севере… И вот тебе весна: растаял в поле снег, леса были веселы, даль дассенных лугов и ясна; Там белая берёзка зелёная, облака над ней облачны и нежны,

Астра пихается в сады. Астры в садах, стройный клен под окном желтеют, а холодный туман на полях весь день еще белеет.

Первый утренник, серебряный мороз.Первый утренник, серебряный мороз! Тишина и звенящий холод на заре. Свежая глянцевая зелень следа от колес на серебристом просторе, во дворе.

Пока не наступил закат. Перед заходом солнца накрутила туча над лесом — и вдруг радуга упала на подъем катка и захрюкала все вокруг.

Полевые цветы . В блеске огней, за зеркальными стеклами дорогие цветы, нежные и сладостные их тонкие запахи, листья и стебли полны красоты.

Последний шмель. Черный бархатный шмель, золотая слеза, поднимающаяся по жужжащей опаленной струне, зачем тебе лететь в жилище человека и как бы ты мне говоришь?

Призраки. Нет, мертвые не умирали за нас! Есть старинное шотландское посвящение, что тени их, невидимые для глаз, по исполнению нам идут на свидание, что пыльные жатвы, висящие на стенах, таинственно касаются руками и пробуждаются в дремлющих струнах

Рано, слегка заметный рассвет.Ранний, слегка заметный рассвет, сердце шестнадцати. Сад – это дремлющая лепнина с липовым цветом тепла. Тихий и загадочный дом с крайне заветным окном. Шторы на окне, а для нее солнце моей вселенной.

Сапсан. В полях, вдали от усадьбы, гнев париков. Там волчья свадьба, там клочья шерсти и помета.

Крикет. Эту маленькую историю мне рассказал крикет крикет, весь ноябрь работал с другим Шаорнником,. Василий, у помещика Ремемера.

Святогор и Илья. На гривастых лошадях, на космоде, на черта, подвизающегося над бедствующим, братья, малые и старшие, идут день, и два, и три, видят простое корыто, бегут — академию гроб, и великий: гроб глубокий, дублированный,

Иван Алексеевич Бунин родился 22 октября (10 октября по старому стилю) 1870 года в Воронеже в дворянской семье. Детство будущего писателя прошло на хуторе ботов Елецкого уезда Орловской губернии.

В 1881 году Иван Бунин поступил в Елецкую гимназию, но проучился всего пять лет, так как в семье не было средств. Его старший брат Юлий помогал осваивать гимназическую программу (1857-1921).

Первое стихотворение Бунин написал в восемь лет.

Первой его публикацией было стихотворение «Над Могалом Надоном», напечатанное в газете «Родина» в феврале 1887 года. В течение года в этом же издании появилось несколько стихотворений Бунина, а также рассказы «Два странника» и «Нефедька».

В сентябре 1888 года стихи Буниных появились в «книгах недели», где печатались произведения писателей Льва Толстого, Якова Полонского.

С весны 1889 года начал самостоятельную жизнь Писатель — Бунин после переезда брата Юлии в Харьков. С осени начал работать в газете «Орловский вестник».

В 1891 году в приложении Орловских вестников была напечатана его студенческая книга «Поэма. 1887-1891». В это же время Иван Бунин познакомился с Варварой Пащенко, корректором газеты, с которым они стали жить гражданским браком, не опасаясь, так как родители варваров были против этого брака.

В 1892 году они переехали в Полтаву, где брат Юлия возглавил Статистическую контору губернского выезда. Иван Бунин поступил на службу библиотекарем земской управы, а затем — статистиком в губернскую управу. В разное время работал корректором, статистом, библиотекарем, газетным корреспондентом.

В апреле 1894 г. в печати появилось первое прозаическое произведение Бунина — рассказ «Деревенский этюд» (название выбрано в издательстве).

В январе 1895 года, после измены жены, Бунин оставил службу и переехал сначала в Петербург.Петербург, а затем в Москву. В 1898 году он женился на Анне Цакней — Гречанке, дочери революционера и эмигранта Николая Цакнея. В 1900 году супруги расстались, а в 1905 году умер их сын Николай.

В Москве молодой писатель познакомился со многими известными поэтами и писателями — Антоном Чеховым, Валерием Брюсовым. После знакомства с Николаем Телошовым Бунин стал членом литературного кружка «Среда». Весной 1899 года в Ялте он познакомился с Максимом Горьким, который впоследствии пригласил его к сотрудничеству в Издательстве «Знание».Плотность славы к Ивану Бунину пришла в 1900 году после выхода в свет повести «Антоновские яблоки».

В 1901 году в Издательстве суммалистов «Скорпион» вышел сборник стихов «Список падает». За этот сборник и за перевод поэта американского поэта-романсиста Генри Лонгфелло «Песнь о Гаявате» (1896) Российская академия наук Ивану Бунину была присуждена Пушкинская премия.

В 1902 году в издательстве «Знание» вышел первый том писателя.

В 1906 году Бунин познакомился с Верой Муромовой, происходившей из дворянского профессуры московского рода, которая стала его женой. Чет Бунин много путешествовал. В 1907 году молодые супруги отправились в путешествие по странам Востока – Сирии, Египту, Палестине. В 1910 году они побывали в Европе, а затем в Египте и на Цейлоне. С осени 1912 г. по весну 1913 г. находились в Турции и Румынии, с 1913 по 1914 г. — на Капри в Италии.

Осенью 1909 года Академия наук присудила Бунину вторую Пушкинскую премию и избрала его почетным академиком по разряду изящной словесности.

В произведениях, написанных после первой русской революции 1905 года, доматиком была тема драмы русской исторической судьбы. Повести «Деревня» (1910) и «Суходол» (1912) имели большой успех у читателей.

В 1915-1916 годах вышли сборники рассказов писателя «Чаша жизни» и «Господин из Сан-Франциско». В прозе этих лет творческое представление писателя о трагедии жизни мира, о обреченности и братоубийственном характере современной цивилизации.

К Февральской и Октябрьской революциям 1917 года Иван Бунин относился крайне враждебно и воспринимал их как катастрофу. Дневником жизни страны и отражением писателя в это время стала книга публицистики «Изданные дни» (1918).

21 мая 1918 г. выехал из Москвы в Одессу, а в феврале 1920 г. эмигрировал сначала на Балканы, а затем во Францию. Во Франции первое время жил в Париже, но с лета 1923 года переехал в приморские Альпы и приезжал в Париж только на несколько зимних месяцев.

Здесь он обратился к интимным, лирическим воспоминаниям юности. Роман «Жизнь Арсеньева» (1930) как бы цикл художественных автобиографий, связанных с жизнью местного русского дворянства. Одно из центральных мест в позднем творчестве Бунина занимала тема роковой любви-страсти, выраженная в произведениях Митиной Любовь (1925), «Солнечный поток» (1927), нынешнем романе «Темные аллеи» (1943).

В 1927-1930 годах Бунин обращался к жанру новеллы («Слон», «Голова теленка», «Петухи» и др.).

В 1933 году он стал первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии по литературе «за правдивый художественный талант, с которым он воссоздал в художественной прозе Типичный русский характер».

В 1939 г., с началом Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.), Бунины поселились на юге Франции, в Грассе, в поселке «Жанне», в 1945 г. вернулись в Париж.

В последние годы жизни писатель перестал публиковать свои произведения. Много и упорно с болью писал «Воспоминания» (1950), работал над книгой «О Чехове», вышедшей посмертно в 1955 в Нью-Йорке.

В «литературном завещании» он просил печатать свои произведения только в последней авторской редакции, в основу которой легло его 12-томное собрание сочинений, изданное берлинским издательством «Петрополис» в 1934-1939 гг.

8 ноября 1953 года в Париже скончался Иван Бунин. Похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

Его жена Вера Муромцева (1881-1961) оставила литературные воспоминания о писателе «Жизнь Бунина» и «Беседы с памятью».

В 1988 году Литературно-мемориальный музей И.А. Бунина был открыт в Ельце, в 1991 году в Орле был создан Литературно-мемориальный музей И. В. Бунина.

В 2004 году в России учреждена ежегодная литературная Бунинская премия.

В 2006 году в Париже состоялась презентация первого полного 15-томного собрания сочинений Ивана Бунина на русском языке, включающего три тома его переписки и дневников, а также дневники его верующей супруги Муромца-Буниной и подруга писательницы Галины Кузнецовой.

В русской литературе великому писателю и поэту XIX-XX веков Ивану Алексеевичу Бунину отводится особое место. Этот автор первым получил Нобелевскую премию за достойные заслуги в русском литературном творчестве. Его поклонниками были не только жители нашей страны, но и читатели из ближнего и дальнего зарубежья.

Умелый мастер Слова прекрасно изложил свою мысль, правильно построил собственные убеждения и превосходно передал слушателю все великолепие русской природы, которая очаровывает его необыкновенными красками и пейзажами. Бунин затронул в своих творческих шедеврах многие темы — любовь к Родине, крестьянский быт, нелепость революционных переворотов в России, трагический финал человеческого бытия и страстные отношения влюбленных сердец.

Каждое произведение Ивана Алексеевича пробуждает определенные чувства, читатель вдохновляется ненормальностью автора и мирно переживает вместе с главными героями, словно спускаясь к выдуманным людям.Все поклонники творчества великого русского писателя находят в произведениях Бунина что-то родное и душевное.

Иван Бунин был прекрасным писателем и незаурядным поэтом. Живописные описания природных явлений, болезненные переживания за родную страну, вдохновенные лозунги и тоска по любимой женщине… Все эти темы рассказывают каждому новому поколению о важном, жизненном, что нельзя игнорировать и трудно забыть. Читать произведения талантливого русского писателя нужно с особой внимательностью, только так можно понять всю искренность и правдивость человеческой жизни.

Творчество Бунина Ивана Алексеевича

Уникальный писатель оставил после себя множество литературных произведений: Мелодичные стихи, интригующие рассказы, впечатляющие романы и многочисленные прозы. Автор часто занимался переводами, поэтому в списке его работ можно встретить и известные романы зарубежных писателей, с сюжетом которых российские читатели смогли ознакомиться благодаря профессионально выполненной работе Ивана Алексеевича.

Произведения Бунина интересны и познавательны для всех.Его рассказы с удовольствием читают школьники во время изучения творчества великого русского автора по программе. Среди его поклонников много людей среднего и зрелого возраста. Эти люди, прожившие долгую жизнь, вдохновлены человечностью и откровенностью Ивана Алексеевича. Автор часто увлекался философией, любил размышлять о жизни и смерти, как бы пытался заглянуть в лицо бытия. Свои размышления он выразил в творчестве.

Писателей волновали многие проблемы человечества.Он всей душой действовал за свою страну, видел блеклые последствия для Родины, спровоцированные революционным процессом. Его всегда угнетала несправедливость по отношению к бедным крестьянам, живущим в скудных деревнях и часто испытывающим нужду в самом необходимом.

Рассказы Бунина

Все свои переживания Бунин откровенно описал в рассказах. В творчестве он затронул множество тем, достаточно близких каждому гражданину нашей страны. Самые интригующие рассказы известного русского писателя с увлекательным сюжетом опубликованы в уникальном сборнике «Темные аллеи».

«Темные аллеи» написаны вдали от родины, во французской земле, во время эмиграции Ивана Алексеевича. Первая книга вышла в 1943 году. Она состоит из трех частей, почти все рассказы из этого великолепного сборника посвящены любовной теме.

1 Part:

✔ «Caucasus»
✔ «Баллада»
✔ «Step»
✔ «Musa»
✔ «Поздний час»

2 Часть:

0 ✔ «Rusya»
✔ «Красота «
✔» мигание «
✔» Антигона «
✔ Smaragd
✔» Гость «
✔» Волки «
✔» Визитные карточки «
✔ ✔ ✔ ✔» Визитные карточки «
✔ ✔ zoyka и Valeria
✔ Tanya
✔» В Париже «
✔» Galya Ganskaya »
✔ «HEINRICH»
✔ «Natalie»

3 Часть:
✔ «В одной знакомой улице»
✔ «Река таверна»
✔ «Kuma»
✔ «Старт»
✔ «Дубки»
✔ «Барышня Клара»
✔ «Мадрид»
✔ «Второй Кофейный Завод»
✔ «Железная Вата»
✔ «Холодная Осень»
✔ «Пароход «Саратов»»
✔ «Ворон»
✔ «Камарг»
рупий
✔ «Месть» >
✔ «Качели»
✔ «Чистый понедельник»
✔ «Часовня»
✔ «Весна, в Иудее»
✔ «Ночевка»

В дополнение к рассказам из сборника «Темный Эл лейс», Иван Алексеевич написал и другие известные произведения, впечатляющие оригинальным сюжетом, ярким повествованием и остротой мысли.

Рассказ «Темные аллеи», краткое содержание

Свой самый любимый рассказ Иван Алексеевич Бунин написал в 1938 году. В основу сюжета положена тема любви, а главное литературное направление Выполнено в стиле неореализм. Впервые произведение было опубликовано в издании «Новая Земля» (Нью-Йорк) в 1943 году.

Главный герой рассказа «Темные аллеи» — шестидесятилетний мужчина Николай Алексеевич. Он был военным, имел жену и сына, а в прошлом у него была любимая женщина по имени Надежда, но в силу определенных обстоятельств их отношения не сложились.

Бывший возлюбленный, женщина 48 лет, была хозяйкой трактира. Надежда искренне любила Николая Алексеевича, и даже факт измены с его стороны (ведь он был инициатором разрыва) не повлиял на ее чувства. Всю жизнь она оставалась преданной своему любимому человеку, поэтому замуж не вышла.

В произведении также присутствует персонаж Клима, который выполняет роль Кучера Николая Алексеевича.

Основная сюжетная линия История строится на случайной встрече двух бывших возлюбленных людей.Их внезапный разговор после тридцатилетней разлуки пробуждает откровенность. Герой признается Надежде, что все эти годы был глубоко несчастен и сожалеет о содеянном. Только теперь он признался ей, да и себе, что потерял в тот момент самое дорогое, что могло быть в его жизни. Сопоставляя все события прошлого и настоящего, Николай Алексеевич задается вопросом о том, как могла бы начаться его судьба, если бы он не отказался от любимой женщины и не построил с ней супружескую жизнь.

В этом рассказе автор размышляет о самой серьезной проблеме человечества — любви, открытой и страстной, ревностной и трагической, радостной и мучительной… Подкрепляется ли время настоящими чувствами? Можно ли стереть настоящие чувства из памяти и сердца близкого человека? Или летящие годы оставляют лишь след приятных воспоминаний, часто согревающих душу человеческую в несчастливые времена? На все эти вопросы читатель может получить ответ, если романтическое и несколько трагическое произведение И.А. Бунина — «Темные аллеи».

Рассказ «Чистый понедельник», краткое содержание

В 1944 году Бунин написал еще один интересный рассказ, который также вошел в сборник «Темные аллеи» — «Чистый понедельник».Это произведение также относится к неореализму и имеет любовный сюжет. Хорошо просматривается антитеза, художественный прием, направленный на детальное противопоставление образов главных героев, их быта, духовности и других важных аспектов.

Главный герой рассказа — дерзко красивый и молодой юноша из Пензенской губернии. Он влюблен в красивую девушку. В основу произведения легла ментальная история этого человека.

Его возлюбленная, красивая неяркая девушка с темными волосами и черными глазами, живет на съемной квартире в Москве.В заключительной части истории она уходит в монастырь. Именно об этой, чертовски красивой и очаровательной героине, молодой человек рассказывает свою историю любви.

Их романтические отношения были в большом городе. Молодой человек дарил возлюбленной подарки и цветы, они много времени проводили вместе, ходили на концерты, в рестораны и в театр.

Молодые люди были замечательной парой, они смотрелись друг в друга. Он красивый и веселый парень, внешне похожий на итальянского мачо. Это молчаливая, но вполне интеллигентная красавица, внешность которой была сравнима с чертами персидских и индийских девушек.

Молодой человек был вдохновлен ее красотой и грациозностью, но его всегда угнетало ее безразличие к нему. Казалось, что в ее сердце живут только любовь и уважение к родному отцу, а нежный избранник был словно приложением к будням Главной героини.

Однажды молодой человек сделал предложение своей возлюбленной, но получил в ответ отказ. Несмотря на это, он ждал и верил, что ее безразличие рано или поздно исчезнет, ​​а вместо этого нелепого чувства в сердце избранницы проснется настоящая любовь.

Их отношения продолжились, и вскоре, во время посещения Новодевичьего монастыря, случившегося в Прощенное воскресенье, девушка открывает возлюбленному свою тайну. Она искренне увлечена жизнью монастыря, часто посещает религиозные учреждения и даже мечтает вырваться из обыденности в этот мир. Парень растерян, он не ожидал таких признаний от своей невесты.

В конце рассказа молодой человек описывает ее внезапный отъезд в город Тверь.О своем решении она сообщила молодому человеку рано утром, это была их последняя встреча за пределами монастыря. Парень долго мечтал о возлюбленной, вел разгульный образ жизни, часто бывал у Кабаков. Эта разлука, казалось, перечеркнула всю его жизнь. Она ушла в монастырь, и вернуть ее в объятия больше не появлялось.

Спустя годы, в Чистый понедельник, он побывает в Архангельском соборе, где среди марширующих монахинь крестится Инсульт, замечает очаровательные темные глаза любимой…

Этот рассказ поражает читателя глубиной раскрытой темы, заставляя каждого задуматься о смысле человеческой и духовной жизни.Главный герой сделал свой выбор, отдав чистую и светлую любовь в обмен на религиозные убеждения. Интригующая сюжетная линия придется по душе каждому читателю, уважающему искренние чувства любви и свободный выбор человека.

Наблюдение редкого распада Bs0 →µ+µ− по результатам комбинированного анализа данных CMS и LHCb

  • Ереванский Физический Институт, Ереван, Армения

    В.Хачатрян, А.М. Сирунян и А. Тумасян

  • Institut für Hochenergiephysik der OeAW, Wien, Austria

    W. Adam, T. Bergauer, M. Dragicevic, J. Erö, M. Friedl, R. Frühwirth, V.M. Гете, К. Хартл, Н. Хёрманн, Й. Хрубец, М. Джейтлер, В. Кизенхофер, В. Кнюнц, М. Краммер, И. Кречмер, Д. Лико, И. Микулец, Д. Рабади, Б. Рахбаран, Х. Рорингер, Р. Шёфбек, Дж. Штраус, В. Треберер-Треберспург, В. Вальтенбергер и К.-Э. Wulz

  • Национальный центр физики элементарных частиц и высоких энергий, Минск, Беларусь

    В.Мосолов, Н. Шумейко и Дж. Суарес Гонсалес

  • Университет Антверпена, Антверпен, Бельгия

    С. Алдервейрелдт, С. Бансал, Т. Корнелис, Э.А. Де Вольф, К. Янссен, А. Кнутссон, Дж. Лауверс, С. Луйкс, С. Окесану, Р. Руни, М. Ван Де Клундерт, Х. Ван Хевермат, П. Ван Мехелен, Н. Ван Ремортель и А. Van Spilbeeck

  • Vrije Universiteit Brussel, Брюссель, Бельгия

    F. Blekman, S. Blyweert, J. D’Hondt, N. Daci, N. Heracleous, J.Кивени, С. Лоуэтт, М. Мэйс, А. Ольбрехтс, К. Пайтон, Д. Стром, С. Тавернье, В. Ван Донинк, П. Ван Малдерс, Г.П. Van Onsem & I. Villella

  • Свободный университет Брюсселя, Брюссель, Бельгия

    C. Caillol, B. Clerbaux, G. De Lentdecker, D. Dobur, L. Favart, A.P.R. Гей, А. Гребенюк, А. Леонар, А. Мохаммади, Л. Пернье, А. Рандл-Конде, Т. Рейс, Т. Сева, Л. Томас, К. Вандер Вельде, П. Ванлаер, Дж. Ван и Ф. Зенони

  • Гентский университет, Гент, Бельгия

    В.Адлер, К. Бернарт, Л. Бенуччи, А. Чиммино, С. Костантини, С. Круси, С. Дилдик, А. Фагот, Г. Гарсия, Дж. Маккартин, А.А. Окампо Риос, Д. Рикбош, С. Сальва Диблен, М. Сигамани, Н. Строббе, Ф. Тиссен, М. Титгат, Э. Язган и Н. Заганидис

  • Католический университет Лувена, Лувен-ла-Нев, Бельгия

    С. Басегмез, К. Белуффи, Г. Бруно, Р. Кастелло, А. Кодрон, Л. Серд, Г.Г. Да Сильвейра, К. Делаэр, Т. Дю Пре, Д. Фавар, Л. Фортомм, А. Джамманко, Дж. Холлар, А.Джафари, П. Йез, М. Комм, В. Леметр, К. Наттенс, Д. Пагано, Л. Перрини, А. Пин, К. Пиотшковски, А. Попов, Л. Квертенмонт, М. Сельваджи, М. Видаль Мароно & JM Vizan Garcia

  • Université de Mons, Mons, Бельгия

    Н. Белый, Т. Кебергс, Э. Доби и GH Hammad

  • Centro Brasileiro de Pesquisas Fisicas, Рио-де-Жанейро, Бразилия

    W.L. Альда Жуниор, Г.А. Алвес, Л. Брито, М. Корреа Мартинс Джуниор, Т. Дос Рейс Мартинс, К. Мора Эррера, М.E. Pol & P. Rebello Teles

  • Universidade do Estado do Rio de Janeiro, Рио-де-Жанейро, Бразилия

    W. Carvalho, J. Chinellato, A. Custódio, EM Da Costa, D. De Jesus Damiao, C . Де Оливейра Мартинс, С. Фонсека Де Соуза, Х. Мальбуиссон, Д. Матос Фигейредо, Л. Мундим, Х. Ногима, В.Л. Прадо Да Силва, Дж. Сантаолалла, А. Санторо, А. Шнайдер, Э.Дж. Тонелли Манганоте и А. Вилела Перейра

  • Universidade Estadual Paulista

    С. Догра, Т.Р. Фернандес Перес Томей, С.Ф. Novaes & Sandra S. Padula

  • Universidade Federal do ABC

    C.A. Бернардес, Э.М. Грегорес и П.Г. Mercadante

  • Институт ядерных исследований и ядерной энергии, София, Болгария

    А. Александров, В. Генчев, Р. Хаджийска, П. Яйджиев, А. Маринов, С. Пиперов, М. Родозов, Г. Султанов и М. Вутова

  • Софийский университет, София, Болгария

    А. Димитров, И. Глушков, Л.Литов, Б. Павлов и П. Петков

  • Институт физики высоких энергий, Пекин, Китай

    Дж.Г. Биан, Г.М. Чен, Х.С. Чен, М. Чен, Т. Ченг, Р. Ду, Ч.Х. Цзян, Р. Плестина, Ф. Ромео, Дж. Тао и З. Ван

  • Государственная ключевая лаборатория ядерной физики и технологий, Пекинский университет, Пекин, Китай

    С. Асаватангтракулди, Ю. Бан, К. Ли, С. Лю, Ю. Мао, SJ Цянь, Д. Ван, З. Сюй и В. Цзоу

  • Университет Лос-Андес, Богота, Колумбия

    C.Авила, А. Кабрера, Л. Ф. Чапарро Сьерра, К. Флорес, Дж. П. Гомес, Б. Гомес Морено и Дж. К. Санабрия

  • Университет Сплита, Факультет электротехники, машиностроения и кораблестроения, Сплит, Хорватия

    Н. Godinovic, D. Lelas, D. Polic и I. Puljak

  • Университет Сплита, факультет естественных наук, Сплит, Хорватия

    Z. Antunovic и M. Kovac

  • Институт Руджера Босковича, Загреб,

    , Хорватия

    В.Бриглевич, К. Кадия, Дж. Луэтик, Д. Мектерович и Л. Судич

  • Кипрский университет, Никосия, Кипр

    А. Аттикис, Г. Мавроманолакис, Дж. Муса, К. Николау, Ф. Птохос и Пенсильвания Разис

  • Карлов университет, Прага, Чехия

    М. Бодлак, М. Фингер и М. Фингер мл.

  • Академия научных исследований и технологий Арабской Республики Египет, Египетская сеть физики высоких энергий , Каир, Египет

    Ю.Асран, А. Эллити Камель, М. Махмуд и А. Ради

  • Национальный институт химической физики и биофизики, Таллинн, Эстония

    М. Кадастик, М. Мурумаа, М. Райдал и А. Тико

  • Департамент Хельсинкский университет физики, Хельсинки, Финляндия

    П. Ээрола, Г. Феди и М. Вотилайнен

  • Хельсинкский институт физики, Хельсинки, Финляндия

    Й. Харкёнен, В. Каримяки, Р. Киннунен, М.Дж. Кортелайнен, Т.Лампен, К. Лассила-Перини, С. Лехти, Т. Линдин, П. Луукка, Т. Мяэнпаа, Т. Пелтола, Э. Туоминен, Дж. Туоминиеми, Э. Туовинен и Л. Вендланд

  • Лаппеенрантский университет Technology, Lappeenranta, Финляндия

    J. Talvitie и T. Tuuva

  • DSM/IRFU, CEA/Saclay, Gif-sur-Yvette, France

    M. Besancon, F. Couderc, M. Dejardin, D. Denegri , Б. Фаббро, Дж. Л. Фор, К. Фаваро, Ф. Ферри, С. Ганжур, А. Живерно, П. Гра, Г. Амель де Моншено, П.Jarry, E. Locci, J. Malcles, J. Rander, A. Rosowsky и M. Titov

  • Laboratoire Leprince-Ringuet, Ecole Polytechnique, IN2P3-CNRS, Palaiseau, France

    S. Baffioni, F. Beaudette, П. Бюссон, К. Шарло, Т. Дамс, М. Дальченко, Л. Добжински, Н. Филипович, А. Флоран, Р. Гранье де Кассаньяк, Л. Мастролоренцо, П. Мине, К. Миронов, И.Н. Наранхо, М. Нгуен, К. Очандо, Г. Ортона, П. Паганини, С. Регнар, Р. Салерно, Дж. Б. Сауван, Ю. Сируа, К. Велкен, Ю. Йилмаз и А.Zabi

  • Institut Pluridisciplinaire Hubert Curien, Университет Страсбурга, Университет Верхнего Эльзаса Мюлуз, CNRS/IN2P3, Страсбург, Франция

    J.-L. Аграм, Дж. Андреа, А. Обен, Д. Блох, Ж.-М. Бром, Э. К. Чаберт, К. Коллард, Э. Конте, Ж.-К. Фонтейн, Д. Желе, У. Герлах, К. Гетцманн, А.-К. Le Bihan, K. Skovpen & P. Van Hove

  • Centre de Calcul de l’Institut National de Physique Nucleaire et de Physique des Particles, CNRS/IN2P3, Villeurbanne, France

    S.Gadrat

  • Лионский университет, Университет Клода Бернара, Лион 1, CNRS-IN2P3, Лионский институт ядерной физики, Виллербанн, Франция

    С. Босерон, Н. Бопере, Г. Будуль, Э. Бувье, С. Броше , Калифорния Каррильо Монтойя, Дж. Шассера, Р. Кьеричи, Д. Контардо, П. Депасс, Х. Эль Мамуни, Дж. Фан, Дж. Фэй, С. Гаскон, М. Гузевич, Б. Илье, Т. Курка, М. Летюлье, Л. Мирабито, С. Перрис, Дж. Д. Руис Альварес, Д. Сабес, Л. Сгандурра, В. Сордини, М. Вандер Донкт, П.Verdier, S. Viret & H. Xiao

  • Институт физики и информатизации высоких энергий, Тбилисский государственный университет, Тбилиси, Грузия

    Z. Tsamalaidze

  • RWTH Aachen University, I. Physical Institut 9, Aachen, Germany

    К. Аутерманн, С. Беранек, М. Бонтенакелс, М. Эдельхофф, Л. Фельд, А. Хейстер, О. Хиндрикс, К. Кляйн, А. Остапчук, Ф. Раупах, Дж. Саммет, С. Шаэль, Дж. Ф. Шульте, Х. Вебер, Б. Виттмер и В. Жуков

  • Рейнско-Вестфальский технический университет Ахена, III.Physikalisches Institut A, Aachen, Germany

    M. Ata, M. Brodski, E. Dietz-Laursonn, D. Duchardt, M. Erdmann, R. Fischer, A. Güth, T. Hebberer, C. Heidemann, K. Hoepfner , Д. Клингебиль, С. Кнутцен, П. Кройцер, М. Мершмайер, А. Мейер, П. Милле, М. Ольшевски, К. Падекен, П. Папач, Х. Рейтлер, С. А. Шмитц, Л. Зонненшайн, Д. Teyssier, S. Thüer & M. Weber

  • RWTH Aachen University, III. Физический институт B, Аахен, Германия

    В. Черепанов, Ю.Эрдоган, Г. Флюгге, Х. Гинен, М. Гайслер, В. Хадж Ахмад, Ф. Хёле, Б. Карголл, Т. Кресс, Ю. Кюссель, А. Кюнскен, Дж. Лингеманн, А. Новак, И. М. Наджент, O. Pooth и A. Stahl

  • Deutsches Elektronen-Synchrotron, Гамбург, Германия

    M. Aldaya Martin, I. Asin, N. Bartosik, J. Behr, U. Behrens, AJ Белл, А. Бетани, К. Боррас, А. Бургмайер, А. Какир, Л. Каллигарис, А. Кэмпбелл, С. Чоудхури, Ф. Костанца, К. Диес Пардос, Г. Долинска, С. Дулинг, Т. Дорланд , Г. Экерлин, Д.Экштейн, Т. Эйххорн, Г. Флюк, Дж. Гарай Гарсия, А. Гейзер, П. Гуннеллини, Дж. Хаук, М. Хемпель, Х. Юнг, А. Калогеропулос, М. Касеманн, П. Катсас, Дж. Кизелер , К. Клейнворт, И. Король, Д. Крюкер, В. Ланге, Дж. Леонард, К. Липка, А. Лобанов, В. Ломанн, Б. Лутц, Р. Манкель, И. Марфин, И.-А. Мельцер-Пеллманн, А.Б. Мейер, Г. Миттаг, Дж. Мних, А. Массгиллер, С. Науманн-Эмме, А. Наяк, Э. Нтомари, Х. Перри, Д. Питцль, Р. Плакаките, А. Распереза, П.М. Рибейро Чиприано, Б. Роланд, Э. Рон, М.О. Шахин, Дж.Сальфельд-Небген, П. Саксена, Т. Шорнер-Садениус, М. Шредер, К. Зейтц, С. Шпаннагель, А.Д.Р. Варгас Тревино, Р. Уолш и К. Виссинг

  • Гамбургский университет, Гамбург, Германия

    В. Блобель, М. Сентис Виньяли, А.Р. Дрэгер, Дж. Эрфле, Э. Гарутти, К. Гебель, М. Гёрнер, Дж. Халлер, М. Хоффманн, Р.С. Хёинг, А. Юнкес, Х. Киршенманн, Р. Кланнер, Р. Коглер, Дж. Ланге, Т. Лапсиен, Т. Ленц, И. Марчесини, Дж. Отт, Т. Пайффер, А. Периану, Н. Питш, Дж. Поэльсен, Т. Поэльсен, Д.Ратьенс, К. Сандер, Х. Шеттлер, П. Шлепер, Э. Шликкау, А. Шмидт, М. Зайдель, В. Сола, Х. Стади, Г. Штайнбрюк, Д. Троендле, Э. Усай, Л. Ванельдерен и A. Vanhoefer

  • Institut für Experimentelle Kernphysik, Карлсруэ, Германия

    C. Barth, C. Baus, J. Berger, C. Böser, E. Butz, T. Chwalek, W. De Boer, A. Descroix, А. Диерламм, М. Файндт, Ф. Френш, М. Гиффельс, А. Гилберт, Ф. Хартманн, Т. Хаут, У. Хуземанн, И. Катков, А. Корнмайер, Э. Кузнецова, П. Лобель Пардо, М. .У. Мозер, Т. Мюллер, Т. Мюллер, А. Нюрнберг, Г. Кваст, К. Раббертц, С. Рёкер, Х. Й. Симонис, Ф. М. Стобер, Р. Ульрих, Дж. Вагнер-Кур, С. Вайанд, Т. Вейлер и Р. Вольф

  • Институт физики ядер и элементарных частиц (ИАЭС), НЦСИ Демокритос, Агия Параскеви, Греция

    Г. Анагносту, Г. Даскалакис, Т. Гералис, В.А. Джакумопулу, А. Кириакис, Д. Лукас, А. Марку, К. Марку, А. Псаллидас и И. Топсис-Гиотис

  • Афинский университет, Афины, Греция

    А.Agapitos, S. Kesisoglou, A. Panagiotou, N. Saoulidou & E. Stiliaris

  • Университет Иоаннины, Иоаннина, Греция

    X. Aslanoglou, I. Evangelou, G. Floris, C. Foudas, P. Kokkas, Н. Мантос, И. Пападопулос, Э. Парадас и Дж. Стрологас

  • Физический исследовательский центр им. Вигнера, Будапешт, Венгрия

    Г. Бенче, К. Хайду, П. Хидас, Д. Хорват, Ф. Сиклер, В. Веспреми, Г. Вестергомби и А. Дж. Zsigmond

  • Институт ядерных исследований ATOMKI, Дебрецен, Венгрия

    N.Beni, S. Czellar, J. Karancsi, J. Molnar, J. Palinkas & Z. Szillasi

  • Дебреценский университет, Дебрецен, Венгрия

    A. Makovec, P. Raics, Z.L. Trocsanyi & B. Ujvari

  • Национальный институт научного образования и исследований, Бхубанешвар, Индия

    N. Sahoo & S.K. Суэйн

  • Пенджабский университет, Чандигарх, Индия

    С.Б. Бери, В. Бхатнагар, Р. Гупта, У. Бхавандип, А.К. Калси, М. Каур, Р. Кумар, М.Миттал, Н. Нишу и Дж. Б. Сингх

  • Университет Дели, Дели, Индия

    Ашок Кумар, Арун Кумар, С. Ахуджа, А. Бхардвадж, Б.К. Чоудхари, А. Кумар, С. Малхотра, М. Наймуддин, К. Ранджан и В. Шарма

  • Институт ядерной физики Саха, Калькутта, Индия

    С. Банерджи, С. Бхаттачарья, К. Чаттерджи, С. Датта, Б. Гомбер, Сб. Джейн, Ш. Джейн, Р. Курана, А. Модак, С. Мукерджи, Д. Рой, С. Саркар и М. Шаран

  • Центр атомных исследований Бхабха, Мумбаи, Индия

    А.Абдулсалам, Д. Датта, С. Кайлас, В. Кумар, А.К. Моханти, Л.М. Пант, П. Шукла и А. Топкар

  • Институт фундаментальных исследований Тата, Мумбаи, Индия

    Т. Азиз, С. Банерджи, С. Бховмик, Р.М. Чаттерджи, Р.К. Деванджи, С. Дугад, С. Гангули, С. Гош, М. Гучайт, А. Гурту, Г. Коле, С. Кумар, М. Майти, Г. Маджумдер, К. Мазумдар, Г.Б. Моханти, Б. Парида, К. Судхакар и Н. Викрэмидж

  • Институт фундаментальных исследований (IPM), Тегеран, Иран

    Х.Бахшиансои, Х. Бехнамян, С.М. Этесами, А. Фахим, Р. Голдузиан, М. Хакзад, М. Мохаммади Наджафабади, М. Насери, С. Пактинат Мехдиабади, Ф. Резаи Хоссейнабади, Б. Сафарзаде и М. Зейнали

  • Университетский колледж Дублина, Дублин, Ирландия

    M. Felcini и M. Grunewald

  • INFN Sezione di Bari

    M. Abbrescia, C. Calabria, SS Chhibra, A. Colaleo, D. Creanza, N. De Filippis, M. De Palma, L , Фиоре, Г. Язелли, Г. Магги, М. Магги, С.Май, С. Нуццо, А. Помпили, Г. Пульезе, Р. Радонья, Г. Сельваджи, А. Шарма, Л. Сильвестрис, Р. Вендитти и П. Вервиллиген

  • Университет Бари

    М. Аббрешиа, К. Калабрия, С. С. Чибра, М. Де Пальма, С. Нуццо, А. Помпили, Р. Радонья, Г. Сельваджи и Р. Вендитти

  • Политехнический университет Бари

    Д. Креанца, Н. Де Филиппис, Г. Язелли, Г. Магги, С. Май и Г. Пульезе

  • INFN Sezione di Bologna

    G.Аббьенди, А.К. Бенвенути, Д. Бонакорси, С. Брайбант-Джакомелли, Л. Бриглиадори, Р. Кампанини, П. Капилуппи, А. Кастро, Ф.Р. Кавалло, Г. Кодиспоти, М. Куффиани, Г.М. Даллавалле, Ф. Фаббри, А. Фанфани, Д. Фасанелла, П. Джакомелли, К. Гранди, Л. Гвидуччи, С. Марчеллини, Дж. Масетти, А. Монтанари, Ф.Л. Наваррия, А. Перротта, Ф. Примавера, А.М. Росси, Т. Ровелли, Г.П. Сироли, Н. Тоси и Р. Травальини

  • Болонский университет

    Д. Бонакорси, С. Брайбант-Джакомелли, Л.Бриглиадори, Р. Кампанини, П. Капилуппи, А. Кастро, Г. Кодиспоти, М. Куффиани, А. Фанфани, Д. Фасанелла, Л. Гвидуччи, Ф.Л. Наваррия, Ф. Примавера, А.М. Росси, Т. Ровелли, Г.П. Сироли, Н. Този и Р. Травальини

  • INFN Sezione di Catania

    С. Альберго, Г. Каппелло, М. Чиорболи, С. Коста, Ф. Джордано, Р. Потенца, А. Трикоми и К. Туве

  • Университет Катании

    С. Альберго, М. Чиорболи, С. Коста, Р. Потенца, А. Трикоми и К.Tuve

  • INFN Sezione di Firenze

    G. Barbagli, V. Ciulli, C. Civinini, R. D’Alessandro, E. Focardi, E. Gallo, S. Gonzi, V. Gori, P. Lenzi, M . Мескини, С. Паолетти, Г. Сгуаццони и А. Тропиано

  • Университет Флоренции

    В. Чулли, Р. Д’Алессандро, Э. Фокарди, С. Гонци, В. Гори, П. Ленци и А. Тропиано

  • INFN Laboratori Nazionali di Frascati, Фраскати, Италия

    Л. Бенусси, С. Бьянко, Ф. Фаббри и Д.Piccolo

  • INFN Sezione di Genova

    R. Ferretti, F. Ferro, M. Lo Vetere, E. Robutti и S. Tosi

  • Università di Genova

    M. Ferretti , Tosi

  • INFN Sezione di Milano-Bicocca

    ME Динардо, С. Фьоренди, С. Дженнаи, Р. Джероса, А. Гецци, П. Говони, MT Луккини, С. Мальвецци, Р.А. Манцони, А. Мартелли, Б. Марцокки, Д. Менаске, Л. Морони, М. Паганони, Д. Педрини, С. Рагацци, Н.Redaelli и T. Tabarelli de Fatis

  • Università di Milano-Bicocca

    M.E. Dinardo, S. Fiorendi, R. Gerosa, A. Ghezzi, P. Govoni, M.T. Луккини, Р.А. Manzoni, A. Martelli, B. Marzocchi, M. Paganoni, S. Ragazzi и T. Tabarelli de Fatis

  • INFN Sezione di Napoli

    S. Buontempo, N. Cavallo, S. Di Guida, F. Fabozzi, АОМ Иорио, Л. Листа, С. Меола, М. Мерола и П. Паолуччи

  • Неаполитанский университет имени Федерико II

    А.О.М. IORIO

  • Università Della Basilicata (Потенц)

    N. Cavallo & F. Fabozzi

  • Università G. Marconi (Roma)

    S. Di Guida & S. Meola

  • Infn Sezione di Padova

    П. Аззи, Н. Баккетта, Д. Бизелло, А. Бранка, Р. Карлин, П. Чеччиа, М. Далл’Оссо, Т. Дориго, У. Досселли, М. Галанти, Ф. Гаспарини, У. Гаспарини , П. Джубилато, А. Гоззелино, К. Канищев, С. Лакапрара, М. Маргони, А.Т. Менегуццо, Дж.Паццини, Н. Поццобон, П. Рончесе, Ф. Симонетто, Э. Торасса, М. Този, П. Зотто, А. Зуккетта и Г. Зумерле

  • Университет Падуи

    Д. Биселло, А. Бранка, Р. Карлин, М. Далл’Оссо, М. Галанти, Ф. Гаспарини, У. Гаспарини, П. Джубилато, М. Маргони, А.Т. Менегуццо, Дж. Паццини, Н. Поццобон, П. Рончесе, Ф. Симонетто, М. Този, П. Зотто, А. Зуккетта и Г. Зумерле

  • Университет Тренто (Тренто)

    К. Канищев

    3

    3
  • INFN Sezione di Pavia

    M.Габуси, С. П. Ратти, В. Ре, К. Риккарди, П. Сальвини и П. Витуло

  • Университет Павии

    М. Габуси, С. П. Ратти, К. Риккарди и П. Витуло

  • 0 INFN Раздел Перуджа

    М. Биазини, GM Билей, Д. Чианготтини, Л. Фано, П. Ларичча, Г. Мантовани, М. Меникелли, А. Саха, А. Сантоккиа и А. Спиеция

  • Университет Перуджи

    М. Биазини, Д. Чианготтини, Л. Фано, П. Ларичча, Г. Мантовани, А.Santocchia и A. Spiezia

  • INFN Sezione di Pisa

    К. Андросов, П. Адзурри, Г. Баглизи, Дж. Бернардини, Т. Боккали, Дж. Брокколо, Р. Кастальди, М. А. Чоччи, Р. Делл Орсо, С. Донато, Ф. Фиори, Л. Фоа, А. Джиасси, МТ Гриппо, Ф. Лигабуэ, Т. Ломтадзе, Л. Мартини, А. Мессинео, К.С. Мун, Ф. Палла, А. Рицци, А. Савой-Наварро, А.Т. Сербан, П. Спаньоло, П. Сквиллачиоти, Р. Тенчини, Г. Тонелли, А. Вентури, П.Г. Verdini & C. Vernieri

  • Università di Pisa

    L.Martini, A. Messineo, A. Rizzi и G. Tonelli

  • Scuola Normale Superiore di Pisa

    G. Broccolo, S. Donato, F. Fiori, L. Foà, F. Ligabue & C. Vernieri

  • INFN Sezione di Roma

    Л. Бароне, Ф. Каваллари, Г. Д’Империо, Д. Дель Ре, М. Дьемоз, К. Хорда, Э. Лонго, Ф. Маргароли, П. Меридиани, Ф. Микели, С. Нурбахш, Г. Органтини, Р. Параматти, С. Рахатлоу, К. Ровелли, Ф. Сантанастасио, Л. Соффи и П. Трачик

  • Римский университет

    Л.Бароне, Г. Д’Империо, Д. Дель Ре, Э. Лонго, Ф. Маргароли, Ф. Микели, С. Нурбахш, Г. Органтини, С. Рахатлоу, Ф. Сантанастасио, Л. Соффи и П. Трачик

  • INFN Sezione di Torino

    Н. Амапане, Р. Арчидиаконо, С. Аргиро, М. Арнеодо, Р. Беллан, К. Биино, Н. Картилья, С. Касассо, М. Коста, А. Дегано, Н. Демария, Л. Финко, К. Мариотти, С. Маселли, Э. Мильоре, В. Монако, М. Мьюзик, М.М. Обертино, Л. Пачер, Н. Пастроне, М. Пелличчиони, Г.Л. Пинна Ангиони, А. Потенца, А.Ромеро, М. Руспа, Р. Сакки, А. Солано, А. Стайано и У. Тампони

  • Туринский университет

    Н. Амапане, С. Аргиро, Р. Беллан, С. Касассо, М. Коста, А. Дегано, Л. Финко, Э. Мильоре, В. Монако, Л. Пачер, Г. Л. Пинна Ангиони, А. Потенца, А. Ромеро, Р. Сакки и А. Солано

  • Восточный университет Пьемонте (Новара)

    Р. Аркидьяконо, М. Арнеодо, ММ Обертино и М. Руспа

  • INFN Sezione di Trieste

    S.Белфорте, В. Канделизе, М. Казарса, Ф. Коссутти, Г. Делла Рикка, Б. Гоббо, К. Ла Ликата, М. Мароне, А. Шицци, Т. Умер и А. Дзанетти

  • Университет Триеста

    В. Канделизе, Г. Делла Рикка, К. Ла Ликата, М. Мароне, А. Шиззи и Т. Умер

  • Кангвонский национальный университет, Чунчон, Корея

    С. Чанг, А. Кропивницкая и СК Нам

  • Национальный университет Кёнпук, Тэгу, Корея

    Д. Х. Ким, Г.Н. Ким, М.С. Ким, Д.Дж. Конг, С. Ли, Ю.Д. О, Х. Пак, А. Сахаров и Д. К. Сон

  • Национальный университет Чонбук, Чонджу, Корея

    Т.Дж. Ким

  • Чоннамский национальный университет, Институт Вселенной и элементарных частиц, Кванджу, Корея

    J.Y. Ким и Сон

  • Корейский университет, Сеул, Корея

    С. Чой, Д. Гюн, Б. Хонг, М. Джо, Х. Ким, Ю. Ким, Б. Ли, К.С. Ли, С.К. Park & Y. Roh

  • Сеульский национальный университет, Сеул, Корея

    H.Д. Ю

  • Университет Сеула, Сеул, Корея

    М. Чой, Дж.Х. Ким, И.К. Пак, Г. Рю и М.С. Рю

  • Университет Сонгюнкван, Сувон, Корея

    Ю. Чой, Ю.К. Чой, Дж. Гох, Д. Ким, Э. Квон, Дж. Ли и И. Ю

  • Вильнюсский университет, Вильнюс, Литва

    А. Юодагалвис

  • Национальный центр физики частиц, Малайский университет, Куала Лумпур, Малайзия

    JR Komaragiri & M.А.Б. Md Ali

  • Centro de Investigacion y de Estudios Avanzados del IPN, Mexico City, Mexico

    E. Casimiro Linares, H. Castilla-Valdez, E. De La Cruz-Burelo, I. Heredia-de La Cruz, A , Хернандес-Алмада, Р. Лопес-Фернандес и А. Sanchez-hernandez

  • Universidad IberoAmericana, Мексика, город, Мексика

    S. Carrillo Moreno & F. Vazquez Valencia

  • Benemerita Universidad Autonoma de Puebla, Puebla, Мексика

    И.Педраса и Х.А. Salazar Ibarguen

  • Universidad Autónoma de San Luis Potosí, San Luis Potosí, Мексика

    A. Morelos Pineda

  • Университет Окленда, Окленд, Новая Зеландия

    D. Krofcheck

  • Университет Кентербери, Крайстчерч , Новая Зеландия

    PH Butler & S. Reucroft

  • Национальный центр физики, Университет Quaid-I-Azam, Исламабад, Пакистан

    A. Ahmad, M.Ahmad, Q. Hassan, HR Hoorani, WA Khan, T. Khurshid & M. Shoaib

  • Национальный центр ядерных исследований, Swierk, Польша

    H. Bialkowska, M. Bluj, B. Boimska, T. Frueboes, М. Гурски, М. Казана, К. Навроцкий, К. Романовска-Рыбинска, М. Шлепер и П. Залевски

  • Институт экспериментальной физики, Физический факультет, Варшавский университет, Варшава, Польша

    Г. Брона , К. Бунковский, М. Чвиок, В. Доминик, К. Дороба, А. Калиновский, М.Конецки, Дж. Кроликовски, М. Мисюра, М. Ольшевски и В. Вольщак

  • Laboratorio de Instrumentação e Física Experimental de Partículas, Лиссабон, Португалия

    P. Bargassa, C. Beirão DaP. Faccioli, , PG Феррейра Паррачо, М. Галлинаро, Л. Льорет Иглесиас, Ф. Нгуен, Х. Родригес Антунес, Х. Сейшас, Х. Варела и П. Вишия

  • Объединенный институт ядерных исследований, Дубна, Россия

    С. Афанасьев , П. Бунин, М. Гавриленко, И.Голутвин, И. Горбунов, А. Каменев, В. Карявин, В. Конопляников, А. Ланев, А. Малахов, В. Матвеев, П. Мойзенц, В. Паличик, В. Перелыгин, С. Шматов, Н. Скачков, В. Смирнов и А. Зарубин

  • Петербургский институт ядерной физики, Гатчина (Санкт-Петербург), Россия

    В. Головцов, Ю. Иванов, В. Ким, П. Левченко, В. Мурзин, В. Орешкин, И. Смирнов, В. Сулимов, Л. Уваров, С. Вавилов, А. Воробьев, Ан. Воробьев

  • Институт ядерных исследований, Москва, Россия

    Ю.А.Андреев, А. Дерменев, С. Гниненко, Н. Голубев, М. Кирсанов, Н. Красников, А. Пашенков, Д. Тлисов, А. Торопин

  • Институт теоретической и экспериментальной физики, Москва, Россия

    V Эпштейн, В. Гаврилов, Н. Лычковская, В. Попов, И. Поздняков, Г. Сафронов, С. Семенов, А. Спиридонов, В. Столин, Е. Власов, А. Жокин

  • ПН Лебедева, Москва, Россия

    В. Андреев, М. Азаркин, И. Дремин, М. Киракосян, А.Леонидов, Г. Месяц, С.В. Русаков, Виноградов А.

  • Институт ядерной физики им. Скобельцына Московского государственного университета им. Клюхин, О. Кодолова, И. Лохтин, С. Образцов, С. Петрушанко, В. Саврин, А. Снигирев

  • Государственный научный центр Российской Федерации, Институт физики высоких энергий, Протвино, Россия

    И. Ажгирей, И.Байшев, С. Битюков, В. Качанов, А. Калинин, Д. Константинов, В. Крычкин, В. Петров, Р. Рютин, А. Соболь, Л. Турчанович, С. Трошин, Н. Тюрин, А. Узунян и А. Волков

  • Белградский университет, факультет физики и Институт ядерных наук Винка, Белград, Сербия

    П. Аджич, М. Экмеджич, Й. Милошевич и В. Рекович

  • Centro de Investigaciones Medioambientales y Tecnológicas (CIEMAT), Мадрид, Испания

    J.Алькарас Маэстре, К. Баттилана, Э. Кальво, М. Серрада, М. Чамисо Льятас, Н. Колино, Б. Де Ла Крус, А. Дельгадо Перис, Д. Домингес Васкес, А. Эскаланте Дель Валье, К. Фернандес Бедойя , Дж. П. Фернандес Рамос, Дж. Фликс, MC Фоуз, П. Гарсия-Абиа, О. Гонсалес Лопес, С. Гой Лопес, Дж. М. Эрнандес, М.И. Хоса, Э. Наварро Де Мартино, А. Перес-Калеро Искьердо, Х. Пуэрта Пелайо, А. Квинтарио Ольмеда, И. Редондо, Л. Ромеро и М.С. Soares

  • Автономный университет Мадрида, Мадрид, Испания

    C.Альбахар, Х. Ф. де Троконис, М. Миссироли и Д. Моран

  • Университет Овьедо, Овьедо, Испания

    Х. Брун, Х. Куэвас, Х. Фернандес Менендес, С. Фольгерас и И. Гонсалес Кабальеро

  • 3
  • 3

    3

    Instituto de Física de Cantabria (IFCA), CSIC-Universidad de Cantabria, Сантандер, Испания

    JA Brochero Cifuentes, I.J. Кабрильо, А. Кальдерон, Х. Дуарте Кампдеррос, М. Фернандес, Г. Гомес, А. Грациано, А. Лопес Вирто, Х. Марко, Р. Марко, К. Мартинес Риверо, Ф.Маторрас, Ф.Х. Муньос Санчес, Х. Пьедра Гомес, Т. Родриго, А.Ю. Родригес-Марреро, А. Руис-Химено, Л. Скоделларо, И. Вила и Р. Вилар Кортабитарте

  • ЦЕРН, Европейская организация ядерных исследований, Женева, Швейцария

    Д. Аббанео, Э. Оффрэ, Г. Аузингер , М. Бахтис, П. Байон, А. Х. Болл, Д. Барни, А. Беналья, Дж. Бендавид, Л. Бенхабиб, Дж. Ф. Бенитес, К. Бернет, П. Блох, А. Боччи, А. Бонато, О. Бондю , К. Ботта, Х. Брейкер, Т. Кампорези, Г. Черминара, С.Колафранчески, М. Д’Альфонсо, Д. д’Энтерриа, А. Домбровски, А. Давид, Ф. Де Гио, А. Де Рок, С. Де Висшер, Э. Ди Марко, М. Добсон, М. Дордевич, Н. Дюпон-Сагорин, А. Эллиот-Пейзерт, Г. Францони, В. Функ, Д. Гиги, К. Гилл, Д. Джордано, М. Жироне, Ф. Глеге, Р. Гуида, С. Гундакер, М. Гутхофф, Дж. Хаммер, М. Хансен, П. Харрис, Дж. Хегеман, В. Инносенте, П. Жано, К. Кусурис, К. Крайчар, П. Лекок, К. Лоуренсо, Н. Маджини, Л. Мальгери, М. Маннелли, Дж. Марруш, Л. Масетти, Ф. Мейерс, С. Мерси, Э.Мески, Ф. Муртгат, С. Морович, М. Малдерс, Л. Орсини, Л. Папе, Э. Перес, Л. Перроцци, А. Петрилли, Г. Петруччиани, А. Пфайффер, М. Пимия, Д. Пипаро, М. Плагге, А. Рац, Г. Роланди, М. Ровере, Х. Сакулин, К. Шефер, К. Швик, А. Шарма, П. Зигрист, П. Сильва, М. Саймон, П. Сфикас, Д. Спига, Дж. Стеггеманн, Б. Стигер, М. Стой, Ю. Такахаши, Д. Трейл, А. Цироу, Г.И. Верес, Н. Уордл, Х.К. Wöhri, H. Wollny & W.D. Zeuner

  • Институт Пауля Шеррера, Виллиген, Швейцария

    W.Бертл, К. Дейтерс, В. Эрдманн, Р. Хорисбергер, К. Ингрэм, Х.К. Кестли, Д. Котлински, Д. Ренкер и Т. Роэ

  • Институт физики элементарных частиц, ETH Zurich, Цюрих, Швейцария

    Ф. Бахмайр, Л. Бани, Л. Бьянкини, М. А. Бухманн, Б. Казаль, Н. . Шанон, Г. Диссертори, М. Диттмар, М. Донега, М. Дюнсер, П. Эллер, К. Граб, Д. Хитс, Дж. Хосс, В. Лустерманн, Б. Мангано, А. С. Марини, М. Марионно, П. Мартинес Руис дель Арболь, М. Маскиовеккио, Д. Мейстер, Н. Мор, П. Муселла, К.Нэгели, Ф. Несси-Тедальди, Ф. Пандольфи, Ф. Паусс, М. Перуцци, М. Куитнат, Л. Ребане, М. Россини, А. Стародумов, М. Такахаши, К. Теофилатос, Р. Валлни и Х.А. Weber

  • Universität Zürich, Цюрих, Швейцария

    C. Amsler, M.F. Канелли, В. Чиочиа, А. Де Коса, А. Хинцманн, Т. Хреус, Б. Килминстер, К. Ланге, Б. Миллан Мехиас, Дж. Нгадиуба, Д. Пинна, П. Робманн, Ф. Дж. Ронга, С. Тарони , M. Verzetti & Y. Yang

  • Национальный центральный университет, Chung-Li, Тайвань

    M.Кардачи, К.Х. Чен, К. Ферро, К.М. Куо, В. Линь, Ю. Дж. Лу, Р. Вольпе и С. С. Ю

  • Национальный университет Тайваня (NTU), Тайбэй, Тайвань

    П. Чанг, Ю.Х. Чанг, Ю.В. Чанг, Ю. Чао, К.Ф. Чен, П.Х. Чен, К. Дитц, У. Грундлер, В.-С. Хоу, К.Ю. Као, Ю.Ф. Лю, Р.-С. Лу, Д. Маджумдер, Э. Петраку, Ю.М. Ценг и Р. Уилкен

  • Факультет физики Университета Чулалонгкорн, Факультет естественных наук, Бангкок, Таиланд

    Б. Асавапибхоп, Г. Сингх, Н.Шриманобхас и Н. Сувонджанди

  • Университет Чукурова, Адана, Турция

    А. Адигузел, М.Н. Бакирджи, С. Черчи, К. Дозен, И. Думаноглу, Э. Эскут, С. Гиргис, Г. Гокбулут, Э. Гурпынар, И. Хос, Э. Кангал, А. Кайис Топаксу, Г. Оненгут, К. Оздемир, С. Озтюрк, А. Полатоз, Д. Сунар Черчи, Б. Тали, Х. Топакли и М. Вергили

  • Физический факультет Ближневосточного технического университета, Анкара, Турция

    IV Акин, Б. Билин, С. Билмис, Х. Гамсизкан, Б.Исильдак, Г. Карапинар, К. Оджалан, С. Секмен, У.Э. Сурат, М. Ялвак и М. Зейрек

  • Университет Богазичи, Стамбул, Турция

    Е.А. Албайрак, Э. Гюльмез, М. Кая, О. Кая и Т. Йеткин

  • Стамбульский технический университет, Стамбул, Турция

    К. Чанкоджак и Ф.И. Вардарлы

  • Национальный научный центр Харьковского физико-технического института, Харьков, Украина

    Л. Левчук и П. Сорокин

  • Бристольский университет, Бристоль, Великобритания

    Дж.Дж. Брук, Э. Клемент, Д. Кассанс, Х. Флачер, Дж. Гольдштейн, М. Граймс, Г.П. Хит, Х. Ф. Хит, Дж. Джейкоб, Л. Крешко, К. Лукас, З. Менг, Д.М. Ньюболд, С. Парамешваран, А. Полл, Т. Сакума, С. Сенкин и В.Дж. Smith

  • Rutherford Appleton Laboratory, Didcot, United Kingdom

    K.W. Белл, А. Беляев, К. Брю, Р.М. Браун, Д.Дж.А. Кокерилл, Дж.А. Кофлан, К. Хардер, С. Харпер, Э. Олайя, Д. Петит, Ч.Х. Пастух-Фемистоклеус, А. Тея, И.Р. Томалин, Т. Уильямс, У. Дж. Уомерсли и С.Д. Ворм

  • Имперский колледж, Лондон, Соединенное Королевство

    М. Бабер, Р. Бейнбридж, О. Бучмюллер, Д. Бертон, Д. Коллинг, Н. Криппс, П. Даунси, Г. Дэвис, М. Делла Негра, П. Данн, В. Фергюсон, Дж. Фулчер, Д. Футян, Г. Холл, Г. Айлс, М. Джарвис, Г. Карапостоли, М. Кензи, Р. Лейн, Р. Лукас, Л. Лайонс , ЯВЛЯЮСЬ. Маньян, С. Малик, Б. Матиас, Дж. Нэш, А. Никитенко, Дж. Пела, М. Песареси, К. Петридис, Д.М. Рэймонд, С. Роджерсон, А. Роуз, К. Сиз, П. Шарп, А. Таппер, М. Васкес Акоста, Т.Virdee & S.C. Zenz

  • Университет Брунеля, Аксбридж, Соединенное Королевство

    J.E. Cole, P.R. Hobson, A. Khan, P. Kyberd, D. Leggat, D. Leslie, I.D. Рейд, П. Саймондс, Л. Теодореску и М. Тернер

  • Университет Бэйлор, Уэйко, США

    Дж. Диттманн, К. Хатакеяма, А. Касми, Х. Лю и Т. Скарборо

  • Университет Алабамы, Таскалуса, США

    О. Чараф, С.И. Купер, К. Хендерсон и П. Румерио

  • Бостонский университет, Бостон, США

    А.Аветисян, Т. Боуз, К. Фантазия, П. Лоусон, К. Ричардсон, Дж. Рольф, Дж. Сент-Джон и Л. Сулак

  • Университет Брауна, Провиденс, США

    Дж. Алимена, Э. Берри , С. Бхаттачарья, Г. Кристофер, Д. Каттс, З. Демиральи, Н. Дингра, А. Ферапонтов, А. Гарабедян, У. Хайнц, Г. Кукарцев, Э. Лэрд, Г. Ландсберг, М. Лук, М. Нараин, М. Сегала, Т. Синтупрасит, Т. Спир и Дж. Суонсон

  • Калифорнийский университет, Дэвис, Дэвис, США

    Р.Бридон, Г. Брето, М. Кальдерон Де Ла Барка Санчес, С. Чаухан, М. Черток, Дж. Конвей, Р. Конвей, П.Т. Кокс, Р. Эрбахер, М. Гарднер, В. Ко, Р. Ландер, М. Малхерн, Д. Пеллетт, Дж. Пилот, Ф. Риччи-Там, С. Шалхаут, Дж. Смит, М. Сквайрс, Д. Столп, М. Трипати, С. Уилбур и Р. Йохай

  • Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США

    Р. Казинс, П. Эверартс, К. Фаррелл, Дж. Хаузер, М. Игнатенко, Г. Ракнесс , Э. Такасуги, В. Валуев и М. Вебер

  • Калифорнийский университет, Риверсайд, Риверсайд, США

    К.Берт, Р. Клэр, Дж. Эллисон, Дж.В. Гэри, Г. Хэнсон, Дж. Хейлман, М. Ивова Рикова, П. Джандир, Э. Кеннеди, Ф. Лакруа, О.Р. Лонг, А. Лутра, М. Мальберти, М. Олмедо Негрете, А. Шринивас, С. Сумовидагдо и С. Вимпенни

  • Калифорнийский университет, Сан-Диего, Ла-Хойя, США

    Дж.Г. Брэнсон, Г.Б. Черати, С. Читтолин, Р.Т. Д’Аньоло, А. Хольцнер, Р. Келли, Д. Кляйн, Д. Ковальский, Дж. Леттс, И. Макнейл, Д. Оливито, С. Падхи, К. Палмер, М. Пьери, М. Сани, В. Шарма, С. Саймон, Ю.Ту, А. Вартак, К. Велке, Ф. Вюртвейн и А. Ягил

  • Калифорнийский университет, Санта-Барбара, Санта-Барбара, США

    Д. Бардж, Дж. Брэдмиллер-Фельд, К. Кампаньяри, Т. Дэниелсон, А. Дишоу, В. Датта, К. Флауэрс, М. Франко Севилья, П. Гефферт, К. Джордж, Ф. Гольф, Л. Гускос, Дж. Инкандела, К. Юстус, Н. Макколл, Дж. Ричман , Д. Стюарт, У. То, К. Уэст и Дж. Ю

  • Калифорнийский технологический институт, Пасадена, США

    Апресян А., А.Борнхейм, Дж. Банн, Ю. Чен, Дж. Дуарте, А. Мотт, Х.Б. Ньюман, К. Пена, М. Пьерини, М. Спиропулу, Дж. Р. Влимант, Р. Уилкинсон, С. Се и Р.Ю. Zhu

  • Университет Карнеги-Меллона, Питтсбург, США

    В. Аццолини, А. Каламба, Б. Карлсон, Т. Фергюсон, Ю. Иияма, М. Паулини, Дж. Расс, Х. Фогель и И. Воробьев

  • Колорадский университет в Боулдере, Боулдер, США

    Дж. П. Кумалат, В. Т. Форд, А. Газ, М. Крон, Э. Луиджи Лопес, У. Науенберг, Дж.Г. Смит, К. Стенсон и С.Р. Вагнер

  • Корнельский университет, Итака, США

    Дж. Александер, А. Чаттерджи, Дж. Чавес, Дж. Чу, С. Диттмер, Н. Эггерт, Н. Мирман, Г. Николас Кауфман, Дж. Р. Паттерсон, А. Райд, Э. Сальвати, Л. Скиннари, В. Сан, У. Д. Тео, Дж. Том, Дж. Томпсон, Дж. Такер, Ю. Венг, Л. Уинстром и П. Виттич

  • Университет Фэрфилда, Фэрфилд, США

    Д. Винн

  • Национальная ускорительная лаборатория Ферми, Батавия, США

    С.Абдуллин, М. Олброу, Дж. Андерсон, Г. Аполлинари, Л.А.Т. Бауэрдик, А. Беретвас, Дж. Беррихилл, П.К. Бхат, Г. Болла, К. Беркетт, Дж.Н. Батлер, Х.В.К. Чунг, Ф. Члебана, С. Джихангир, В.Д. Эльвира, И. Фиск, Дж. Фриман, Ю. Гао, Э. Готтшалк, Л. Грей, Д. Грин, С. Грюнендаль, О. Гутше, Дж. Хэнлон, Д. Хэйр, Р.М. Харрис, Дж. Хиршауэр, Б. Хуберман, С. Джиндариани, М. Джонсон, У. Джоши, К. Каадзе, Б. Клима, Б. Крайс, С. Кван, Дж. Линакр, Д. Линкольн, Р. Липтон, Т. Лю, Дж. Ликкен, К. Маэсима, Дж. М. Маррафино, В.И. Мартинес Аутшорн, С. Маруяма, Д. Мейсон, П. Макбрайд, П. Меркель, К. Мишра, С. Мренна, С. Нан, К. Ньюман-Холмс, В. О’Делл, О. Прокофьев, Э. Секстон-Кеннеди, С. Шарма, А. Соха, В. Дж. Сполдинг, Л. Шпигель, Л. Тейлор, С. Ткачик, Н. В. Тран, Л. Аплеггер, Э. В. Вандеринг, Р. Видал, А. Уитбек, Дж. Уитмор и Ф. Ян

  • Университет Флориды, Гейнсвилл, США

    Д. Акоста, П. Эйвери, П. Бортиньон, Д. Бурилков, М. Карвер, Д. Карри, С. Дас, М. Де Груттола, ГПДи Джованни, Р.Д. Филд, М. Фишер, И.К. Фурик, Дж. Хьюгон, Дж. Кенигсберг, А. Корытов, Т. Кипреос, Дж. Ф. Лоу, К. Матчев, Х. Мей, П. Миленович, Г. Мицелмахер, Л. Муниз, А. Ринкявичюс, Л. Щуцкая, М. Сноуболл, Д. Сперка, Дж. Йелтон и М. Закария

  • Международный университет Флориды, Майами, США

    С. Хеваманадж, С. Линн, П. Марковиц, Г. Мартинес и Дж. Л. Родригес

  • Флорида Государственный университет, Таллахасси, США

    Т. Адамс, А.Аскью, Дж. Боченек, Б. Даймонд, Дж. Хаас, С. Хагопян, В. Хагопян, К.Ф. Johnson, H. Prosper, V. Veeraraghavan и M. Weinberg

  • Технологический институт Флориды, Мельбурн, США

    M.M. Баарманд, М. Холманн, Х. Калахети и Ф. Юмицева

  • Университет Иллинойса в Чикаго (UIC), Чикаго, США

    М. Р. Адамс, Л. Апанасевич, Д. Берри, Р. Р. Беттс, И. Бучинскайте, Р. Кавано, О. Евдокимов, Л. Готье, К. Э. Гербер, DJ Хофман, П.Курт, Д. Х. Мун, К. О’Брайен, И. Д. Сандовал Гонсалес, К. Силкуорт, П. Тернер и Н. Варелас

  • Университет Айовы, Айова-Сити, США

    Б. Билки, В. Кларида, К. Дилсиз, М. Хайтмырадов, Дж.-П. Мерло, Х. Мермеркая, А. Мествиришвили, А. Меллер, Дж. Нахтман, Х. Огул, Ю. Онел, Ф. Озок, А. Пензо, Р. Рахмат, С. Сен, П. Тан, Э. Тирас, J. Wetzel и K. Yi

  • Университет Джона Хопкинса, Балтимор, США

    BA Барнетт, Б. Блюменфельд, С.Болоньези, Д. Фелинг, А.В. Грицан, П. Максимович, К. Мартин и М. Шварц

  • Канзасский университет, Лоуренс, США

    П. Баринджер, А. Бин, Г. Бенелли, К. Брунер, Р. П. Кенни III, М. Малек , М. Мюррей, Д. Нунан, С. Сандерс, Дж. Секарик, Р. Стрингер, К. Ван и Дж. С. Вуд

  • Университет штата Канзас, Манхэттен, США

    И. Чакаберия, А. Иванов, С. Халил, М. Маковский, Ю. Маравин, Л.К. Саини, Н. Схиртладзе и И. Свинтрадзе

  • Ливерморская национальная лаборатория Лоуренса, Ливермор, США

    Дж.Гронберг, Д. Ланге, Ф. Ребассу и Д. Райт

  • Мэрилендский университет, Колледж-Парк, США

    А. Баден, А. Беллони, Б. Калверт, С.К. Ино, Дж.А. Гомес, Н.Дж. Хэдли, Р.Г. Келлогг, Т. Колберг, Ю. Лу, А.С. Миньери, К. Педро, А. Скуя, М.Б. Tonjes & S.C. Tonwar

  • Массачусетский технологический институт, Кембридж, США

    А. Апян, Р. Барбьери, Г. Бауэр, В. Буза, И.А. Кали, М. Чан, Л. Ди Маттео, Г. Гомес Себальос, М. Гончаров, Д.Гулхан, М. Клют, Ю.С. Лай, Ю.-Дж. Ли, А. Левин, П.Д. Лаки, Т. Ма, К. Паус, Д. Ральф, К. Роланд, Г. Роланд, Г.С.Ф. Стефанс, К. Суморок, Д. Великану, Дж. Веверка, Б. Вислауч, М. Ян, М. Занетти и В. Жукова

  • Миннесотский университет, Миннеаполис, США

    Б. Дамес, А. Гуде, SC Kao, K. Klapoetke, Y. Kubota, J. Mans, N. Pastika, R. Rusack, A. Singovsky, N. Tambe & J. Turkewitz

  • Университет Миссисипи, Оксфорд, США

    J.Г. Акоста и С. Оливерос

  • Университет Небраски-Линкольн, Линкольн, США

    Э. Авдеева, К. Блум, С. Бозе, Д.Р. Клас, А. Домингес, Р. Гонсалес Суарес, Дж. Келлер, Д. Ноултон, И. Кравченко, Дж. Лазо-Флорес, Ф. Мейер, Ф. Ратников, Г.Р. Сноу и М. Звада

  • Государственный университет Нью-Йорка в Буффало, Буффало, США

    Дж. Долен, А. Годшалк, И. Иашвили, А. Харчилава, А. Кумар и С. Раппоччио

  • Северо-восток
  • Университет, Бостон, США

    Г.Алверсон, Э. Барберис, Д. Баумгартель, М. Часко, А. Массирони, Д.М. Морс, Д. Нэш, Т. Оримото, Д. Трочино, Р.-Дж. Ван, Д. Вуд и Дж. Чжан

  • Северо-западный университет, Эванстон, США

    К.А. Хан, А. Кубик, Н. Мусия, Н. Оделл, Б. Поллак, А. Поздняков, М. Шмитт, С. Стойнев, К. Сунг, М. Веласко и С. Вон

  • Университет Нотр-Дам, Нотр-Дам, США

    А. Бринкерхофф, км. Чан, А. Дроздецкий, М. Хилдрет, К. Джессоп, Д.Дж.Кармгард, Н. Келламс, К. Ланнон, С. Линч, Н. Маринелли, Ю. Мусиенко, Т. Пирсон, М. Планер, Р. Рухти, Г. Смит, Н. Валлс, М. Уэйн, М. Вольф и А. Вудард

  • Университет штата Огайо, Колумбус, США

    Л. Антонелли, Дж. Бринсон, Б. Билсма, Л.С. Дуркин, С. Флауэрс, А. Харт, К. Хилл, Р. Хьюз, К. Котов, Т.Ю. Линг, В. Луо, Д. Пью, М. Роденбург, Б.Л. Винер, Х. Вулф и Х.В. Wulsin

  • Принстонский университет, Принстон, США

    O.Дрига, П. Элмер, Дж. Харденбрук, П. Хебда, А. Хант, С. А. Коай, П. Лужан, Д. Марлоу, Т. Медведева, М. Муни, Дж. Олсен, П. Пируэ, К. Куан, Х. , Сака, Д. Стикленд, К. Талли, Дж. С. Werner & A. Zuranski

  • University of Puerto Rico, Mayaguez, USA

    E. Brownson, S. Malik, H. Mendez & J.E. Ramirez Vargas

  • Purdue University, West Lafayette

    , США

    Барнс, Д. Бенедетти, Д. Бортолетто, М. Де Маттиа, Л. Гутай, З. Ху, М.К. Джа, М.Джонс, К. Юнг, М. Кресс, Н. Леонардо, Д.Х. Миллер, Н. Ноймайстер, Б.К. Рэдберн-Смит, X. Ши, И. Шипси, Д. Сильверс, А. Святковский, Ф. Ван, В. Се, Л. Сюй и Дж. Заблоки

  • Университет Пердью Калумет, Хаммонд, США

    Н. Парашар и Дж. Ступак

  • Университет Райса, Хьюстон, США

    А. Адэр, Б. Акгун, К.М. Эклунд, Ф.Дж.М. Гертс, В. Ли, Б. Михлин, Б.П. Пэдли, Р. Реджими, Дж. Робертс и Дж. Забель

  • Рочестерский университет, Рочестер, США

    Б.Бечарт, А. Бодек, Р. Коварелли, П. де Барбаро, Р. Демина, Ю. Эсхак, Т. Фербель, А. Гарсия-Беллидо, П. Гольденцвейг, Дж. Хан, А. Харел, А. Хухунаишвили, С. Корженевский, Г. Петрилло и Д. Вишневский

  • Университет Рокфеллера, Нью-Йорк, США

    Р. Цисельски, Л. Демортье, К. Гулианос и К. Месропян

  • Государственный университет Ньюгерса Джерси, Пискатауэй, США

    С. Арора, А. Баркер, Дж. П. Чоу, К. Контрерас-Кампана, Э.Контрерас-Кампана, Д. Дагган, Д. Ференчек, Ю. Герштейн, Р. Грей, Э. Халкиадакис, Д. Хидас, С. Каплан, А. Лат, С. Панвалкар, М. Парк, Р. Патель, С. Салур, С. Шнетцер, С. Сомалвар, Р. Стоун, С. Томас, П. Томассен и М. Уокер

  • Университет Теннесси, Ноксвилл, США

    К. Роуз, С. Спаниер и А. Йорк

  • Техасский университет A&M, Колледж-Стейшн, США

    О. Бухали, А. Кастанеда Эрнандес, Р. Юсеби, В. Фланаган, Дж. Гилмор, Т.Камон, В. Хотилович, В. Крутелев, Р. Монтальво, И. Осипенков, Ю. Пахотин, А. Перлофф, Дж. Роу, А. Роуз, А. Сафонов, И. Суарес, А. Татаринов, К.А. Ulmer

  • Техасский технический университет, Лаббок, США

    Н. Акчурин, К. Кауден, Дж. Дамгов, К. Драгою, П.Р. Дудеро, Дж. Фолкнер, К. Ковитанггун, С. Кунори, С.В. Ли, Т. Либейро и И. Волобоуев

  • Университет Вандербильта, Нэшвилл, США

    Э. Аппельт, А.Г. Деланой, С. Грин, А. Гурола, В.Johns, C. Maguire, Y. Mao, A. Melo, M. Sharma, P. Sheldon, B. Snook, S. Tuo & J. Velkovska

  • University of Virginia, Charlottesville, USA

    MW Arenton, S Бутл, Б. Кокс, Б. Фрэнсис, Дж. Гуделл, Р. Хироски, А. Ледовской, Х. Ли, К. Лин, К. Ной и Дж. Вуд

  • Государственный университет Уэйна, Детройт, США

    К. Кларк, Р. Харр, PE Карчин, К. Коттаччи, Канканамге Дон, П. Ламичане и Дж. Стерди

  • Висконсинский университет, Мэдисон, США

    Д.А. Белкнап, Д. Карлсмит, М. Сепеда, С. Дасу, Л. Додд, С. Дурик, Э. Фриис, Р. Холл-Уилтон, М. Херндон, А. Эрве, П. Клабберс, А. Ланаро, К. Лазаридис, А. Левин, Р. Лавлесс, А. Мохапатра, И. Охалво, Т. Перри, Г.А. Пьеро, Г. Полезе, И. Росс, Т. Саранджи, А. Савин, У.Х. Smith, D. Taylor, C. Vuosalo и N. Woods

  • Венский технологический университет, Вена, Австрия

    R. Frühwirth, M. Jeitler, M. Krammer и C.-E. Wulz

  • ЦЕРН, Европейская организация ядерных исследований, Женева, Швейцария

    D.Рабади, Л. Пернье, В. Генчев, Г. Будуль, Д. Контардо, Дж. Лингеманн, Ф. Хартманн, А. Корнмайер, А.К. Моханти, Р. Радонья, Л. Сильвестрис, Ф. Джордано, С. Дженнаи, Р. Джероса, М.Т. Луккини, Б. Марцокки, С. Ди Гуида, С. Меола, П. Паолуччи, Д. Чианготтини, А. Специя, С. Донато, Ф. Палла, Ф. Микели, П. Трачик, С. Касассо, Л. Финко , V. Candelise и D. Stickland

  • Institut Pluridisciplinaire Hubert Curien, Страсбургский университет, Университет Верхнего Эльзаса Мюлуз, CNRS/IN2P3, Страсбург, Франция

    C.Белуффи

  • Национальный институт химической физики и биофизики, Таллинн, Эстония

    А. Джамманко

  • Институт ядерной физики им. Катков

  • Universidade Estadual de Campinas, Кампинас, Бразилия

    J. Chinellato & EJ Tonelli Manganote

  • Laboratoire Leprince-Ringuet, Ecole Polytechnique, IN2P3-CNRS, Palaiseau, France

    R.Plestina & C. Bernet

  • Объединенный институт ядерных исследований, Дубна, Россия

    M. Палец JR. & Z. Tsamalaidze

  • Суэцкий университет, Суэц, Египет

    Y. ASSRAN

  • CAIRO , Каир, Египет

    A. Ellithi Kamel

  • Fayoum Университет, Эль-Фаюм, Египет

    мА Махмуд

    мА Махмуд

  • Ain Shams Университет, Каир, Египет

    A. Radi

  • сейчас на Sultan Qaboos Университет, Маскат, Оман

    А.Radi

  • Университет Верхнего Эльзаса, Мюлуз, Франция

    J.-L. Аграм, Э. Конте и Ж.-К. Fontaine

  • Бранденбургский университет технологии, COTTBUS, Германия

    M. Hempel, W. Lohmann & I. Marfin

  • Институт ядерных исследований Atomki, Debrecen, Венгрия

    D. Horvath

  • Eötvös Loránd Университет, Будапешт, Венгрия

    G. Vesztergombi & GI Veres

  • Университет Дебрецена, Дебрецен, Венгрия

    J.Karancsi

  • Университет Висва-Бхарати, Сантиникетан, Индия

    S. Bhowmik & M. Maity

  • Сейчас в Кинг Абдулазизский университет, Джидда, Саудовская Аравия

    A. Gurtu

  • Университет Рухуна, Матара, Шри-Ланка

    N. Wickramage

  • Исфаханский технологический университет, Исфахан, Иран

    SM Etesami

  • Факультет технических наук Тегеранского университета, Тегеран, Иран

    A.Фахим

  • Исследовательский центр физики плазмы, Отделение науки и исследований Исламского университета Азад, Тегеран, Иран

    Б. Сафарзаде

  • Università degli Studi di Siena, Сиена, Италия

    К. Моросов, К. М. Андросов Grippo & P. Squillacioti

  • Национальный центр научных исследований (CNRS) — IN2P3, Париж, Франция

    C.S. Moon

  • Университет Пердью, Западный Лафайет, США

    A.Savoy-Navarro

  • Universidad Michoacana de San Nicolas de Hidalgo, Morelia, Mexico

    I. Heredia-de La Cruz

  • Институт ядерных исследований, Москва, Россия

    2 09YMusiev & 

  • Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Санкт-Петербург, Россия

    В. Ким

  • Калифорнийский технологический институт, Пасадена, США

    М. Дубинин

  • Физический факультет Белградского университета Сербия

    П.Adzic

  • Facoltà Ingegneria, Università Di Roma, Roma, Италия

    S. Colafrantchi

  • Scuola Normale E Sezione Dell’infn, Pisa, Италия

    G. Rolandi

  • Университет Афин, Афины, Греция

    P. Sphicas

  • Институт Пауля Шеррера, Виллиген, Швейцария

    C. Nägeli

  • Институт теоретической и экспериментальной физики, Москва, Россия

    Стародумов и А. Никитенко

  • Центр фундаментальной физики им. Альберта Эйнштейна, Берн, Швейцария

    К. Амслер

  • Университет Газиосманпаша, Токат, Турция

    М.Н. Bakirci, S. Ozturk & H. Topakli

  • Adiyaman University, Adiyaman, Turkey

    S. Cerci, D. Sunar Cerci & B. Tali

  • Cag University, Mersin 39 G.0

    3

    3

    3 Турция
  • Университет Анадолу, Эскишехир, Турция

    H.Gamsizkan

  • Университет Озигин, Стамбул, Турция

    B. ISIDLAK

  • IZMIR Институт техники, Измир, Турция

    Г. Карапинар

  • NeCmettin Erbakan Университет, Конья, Турция

    K. ocalan

  • Университет Мимар Синан, Стамбул, Стамбул, Турция

    EA Albayrak & F. Ozok

  • Университет Мармара, Стамбул, Турция

    M. Kaya

  • Университет Кафкаса, Карс, Турция

    O.Кая

  • Технический университет Йылдыз, Стамбул, Турция

    Т. Йеткин

  • Лаборатория Резерфорда Эпплтона, Дидкот, Великобритания

    Д.М. Newbold & R. Lucas

  • Школа физики и астрономии Саутгемптонского университета, Саутгемптон, Соединенное Королевство

    А. Беляев

  • Белградский университет, факультет физики и Институт ядерных наук Винча, Белград, Сербия

    С.MILENOVIC

  • Аргонна Национальная лаборатория, Аргонне, США

    B. B. Bilki

  • Erzincan Университет Эрзинджан, Турция

    H. Mermkekaya

  • Техасский университет A & M в Катаре, Доха, Катар

    О. Бухали

  • Национальный университет Кёнпук, Тэгу, Корея

    T. Kamon

  • Centro Brasileiro de Pesquisas Físicas (CBPF), Рио-де-Жанейро, Бразилия

    I. Bediaga, J.М. Де Миранда, Ф. Феррейра Родригес, А. Гомеш, А. Массафферри, А.К. Дос Рейс и А.Б. Родригес

  • Федеральный университет Рио-де-Жанейро (UFRJ), Рио-де-Жанейро, Бразилия

    С. Амато, К. Карвалью Акиба, Л. Де Паула, О. Франсиско, М. Гандельман, А. Хишер, Дж.Х. Лопес, Д. Мартинс Тостес, И. Настева, Дж. М. Оталора Гойкочеа, Э. Поликарпо, К. Поттерат, М.С. Рангель, В. Салустино Гимарайнш, Б. Соуза Де Паула и Д. Виейра

  • Центр физики высоких энергий, Университет Цинхуа, Пекин, Китай

    Л.Ан, Ю. Гао, Ф. Цзин, Ю. Ли, З. Ян, С. Юань, Ю. Чжан и Л. Чжун

  • LAPP, Университет Савойи, CNRS/IN2P3, Анси-Ле-Вье, Франция

    Л. Бокур, М. Шефдевиль, Д. Декамп, Н. Дележ, Ф. Гез, Ж.-П. Лис, Дж. Ф. Маршан, М.-Н. Minard, B. Pietrzyk, W. Qian, S. T’Jampens, V. Tisserand & E. Tournefier

  • Clermont Université, Université Blaise Pascal, CNRS/IN2P3, LPC, Clermont-Ferrand, France

    Z. Ajaltouni , М. Баалуш, Э.Коньерас, О. Дешам, И. Эль Рифаи, М. Грабалоса, Гандара, П. Хенрард, М. Хобалла, Р. Лефевр, Ж. Маратас, С. Монтейл, В. Нисс и П. Перре

  • CPPM, Экс -Marseille Université, CNRS/IN2P3, Марсель, Франция

    К. Адровер, С. Акар, Э. Асланидес, Дж. Коган, В. Кансо, Р. Ле Гак, О. Леруа, Г. Манчинелли, А. Морда, М. Перрин-Террин, Дж. Серрано и А. Царегородцев

  • LAL, Университет Париж-Юг, CNRS/IN2P3, Орсе, Франция

    Ю. Амхис, С.Барсук, М. Борсато, О. Кочебина, Ж. Лефрансуа, Ф. Машеферт, А. Мартин Санчес, М. Николь, П. Роббе, М.-Х. Шуне, М. Теклишин, А. Валье, Б. Виод и Г. Вормсер

  • LPNHE, Университет Пьера и Марии Кюри, Парижский университет Дидро, CNRS/IN2P3, Париж, Франция

    Э. Бен-Хаим, М. Чарльз, С. Кокеро, П. Дэвид, Л. Дель Буоно, Л. Генри и Ф. Польчи

  • Факультет физики, Технический университет Дортмунда, Дортмунд, Германия

    Дж. Альбрехт, Т.Брамбах, Ч. Коэ, М. Декенхофф, У. Эйчбергер, Р. Экельхоф, Л. Гаварди, Ф. Крузе, Ф. Мейер, Р. Ниет, С. Дж. Паркинсон, М. Шлупп, А. Шайрс, Б. Спаан, С. Свиентек и Дж. Вишахи

  • Макс-Планк-Институт кернфизики (MPIK), Гейдельберг, Германия

    О. Акинес Гутьеррес, Дж. Блоу, М. Брич, М. Фонтана, Д. Попов, М. Шмеллинг, Д. Волянский & М. Завертяев

  • Физический институт, Рупрехт-Карлс-Университет Гейдельберг, Гейдельберг, Германия

    S.Бахманн, А. Бьен, А. Комерма-Монтеллс, М. Де Циан, Ф. Дордей, С. Эсен, К. Фарбер, Э. Герсабек, Л. Грилло, К. Хан, С. Хансманн-Менземер, А. Ягер , М. Колпин, К. Креплин, Г. Крокер, Б. Леверингтон, Дж. Маркс, М. Мейснер, М. Нойнер, Т. Никодем, П. Зайферт, М. Шталь, С. Шталь, У. Увер, М. Вестеринен, С. Вандернот, Д. Виднер и А. Железов

  • Школа физики Университетского колледжа Дублина, Дублин, Ирландия

    Р. Макналти, Р. Уоллес и В.К. Zhang

  • Sezione INFN di Bari, Бари, Италия

    A.Palano

  • Sezione INFN di Bologna, Болонья, Италия

    А. Карбоне, А. Фалабелла, Д. Галли, У. Маркони, Н. Моджи, М. Муссини, С. Пераццини, В. Ваньони, Дж. Валенти & M. Zangoli

  • Sezione INFN di Cagliari, Кальяри, Италия

    W. Bonivento, S. Cadeddu, A. Cardini, V. Cogoni, A. Contu, A. Lai, B. Liu, G. Manca, Р. Олдеман, Б. Сайтта и К. Вакка

  • Sezione INFN di Ferrara, Феррара, Италия

    М. Андреотти, В.Бальдини, К. Боцци, Р. Калабрезе, М. Корво, М. Фиоре, М. Фиорини, Э. Луппи, Л.Л. Паппалардо, И. Шаповал, Г. Телларини, Л. Томассетти и С. Векки

  • Sezione INFN di Firenze, Флоренция, Италия

    L. Anderlini, A. Bizzeti, M. Frosini, G. Graziani, G. Passaleva & M. Veltri

  • Laboratori Nazionali dell’INFN di Frascati, Фраскати, Италия

    G. Бенчивенни, П. Кампана, П. Де Симоне, Г. Ланфранчи, М. Палутан, М. Рама, А. Сарти, Б. Шаша и Р.Vazquez Gomez

  • Sezione INFN di Genova, Генуя, Италия

    R. Cardinale, F. Fontanelli, S. Gambetta, C. Patrignani, A. Petrolini & A. Pistone

  • Milana
  • , Milano B di Sezione INFN , Италия

    M. Calvi, L. Cassina, C. Gotti, B. Khanji, M. Kucharczyk & C. Matteuzzi

  • Sezione INFN di Milano, Милан, Италия

    J. Fu, A. Geraci, N Нери и Ф. Паломбо

  • Sezione INFN di Padova, Падуя, Италия

    S.Америо, Г. Коллазуол, С. Галлорини, А. Джанелле, Д. Луккези, А. Лупато, М. Морандин, М. Ротондо, Л. Сестини, Г. Сими и Р. Строили

  • Sezione INFN di Pisa, Пиза, Италия

    Ф. Бедески, Р. Ченчи, С. Лео, П. Марино, М. Дж. Морелло, Г. Пунци, С. Страчка и Дж. Уолш

  • Sezione INFN di Roma Tor Vergata, Рим, Италия

    G. Carboni, E. Furfaro, E. Santovetti & A. Satta

  • Sezione INFN di Roma La Sapienza, Рим, Италия

    A.A. Alves Jr, G. Auriemma, V. Bocci, G. Martellotti, G. Penso, D. Pinci, R. Santacesaria, C. Satriano & A. Sciubba

  • Институт ядерной физики Генрика Неводничанского Польской академии наук , Краков, Польша

    М. Кухарчик, А. Дзюрда, В. Куцевич, Т. Лесяк, Б. Рахвал, М. Витек и М. Хшащ

  • AGH — Научно-технический университет, Факультет физики и прикладных наук Информатика, Краков, Польша

    М. Фирлей, Т.Фютовски, М. Идзик, П. Моравски, Дж. Морон, А. Облаковска-Муха, К. Свентек и Т. Шумлак

  • Национальный центр ядерных исследований (NCBJ), Варшава, Польша

    В. Батозская, К. Климашевский, К. Курек, М. Щековски, А. Уклея и В. Вислицки

  • Хория Хулубей Национальный институт физики и ядерной техники, Бухарест-Магуреле, Румыния

    Л. Кожокариу, Л. Джубега, А. Греку , Ф. Мачук, М. Орландеа, Б. Попович, С. Стойка и М.Стратичюк

  • Петербургский институт ядерной физики (ПИЯФ), Гатчина, Россия

    Г. Алхазов, Н. Бондарь, А. Дзюба, О. Маев, Н. Сагидова, Ю. Щеглов, А. Воробьев

  • Институт кафедры теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), Москва, Россия

    С. Белогуров, И. Беляев, В. Егорычев, Д. Голубков, Т. Кварацхелия, И. В. Мачихилиян, И. Поляков, Д. Саврина, А. Семенников, А. Жохов, А. Голутвин

  • Институт ядерной физики Московского государственного университета (НИИЯФ МГУ), Москва, Россия

    Д.Саврина, А. Бережной, М. Королев, А. Лефлат, Н. Никитин

  • Институт ядерных исследований Российской академии наук (ИЯИ РАН), Москва, Россия

    С. Филиппов, Е. Гущин и Л Кравчук

  • Институт ядерной физики им. Будкера (СО РАН) и Новосибирский государственный университет, Новосибирск, Россия

    А. Бондарь, С. Эйдельман, П. Кроковный, В. Кудрявцев, Л. Шехтман, В. Воробьев и А Полуэктов

  • Институт физики высоких энергий (ИФВЭ), Протвино, Россия

    А.Артамонов, К. Белоус, Р. Джелядин, Ю. Гуз, А. Новоселов, В. Образцов, А. Попов, В. Романовский, М. Шапкин, О. Стенякин и О. Ющенко

  • Барселонский университет, Барселона, Испания

    А. Бадалов, М. Кальво Гомес , Л. Гарридо, Д. Гаскон, Р. Грасиани Диас, Э. Граужес, К. Марин Бенито, Э. Пикатосте Оллоки, В. Ривес Молина, Х. Руис и К. Виласис-Кардона

  • Университет Сантьяго де Компостела, Сантьяго-де-Компостела, Испания

    B.Адева, П. Альварес Картель, А. Досил Суарес, В. Фернандес Альбор, А. Галлас Торрейра, Х. Гарсия Пардиньяс, Х.А. Эрнандо Мората, М. Пло Касасус, А. Ромеро Видаль, Дж.Дж. Саборидо Силва, Б. Санмартин Седес, К. Сантамарина Риос, П. Васкес Регейро, К. Васкес Сьерра и М. Вьейтес Диас

  • Европейская организация ядерных исследований (ЦЕРН), Женева, Швейцария

    В. Бонивенто, А . Конту, Р. Кардинале, Б. Ханджи, Дж. Фу, С. Галлорини, А.А. Алвес-младший, А. Облаковска-Муха, Н.Бондарь, Ю. Гуз, Ф. Алессио, Ф. Арчилли, К. Баршель, С. Бенсон, Дж. Байтарт, Д. Кампора Перес, Л. Кастильо Гарсия, М. Каттанео, Ф. Шарпантье, X. Сид Видал, М. Клеменчич, Дж. Клозиер, В. Коко, П. Коллинз, Г. Корти, Б. Кутюрье, К. Д’Амброзио, Ф. Деттори, А. Ди Канто, Х. Дийкстра, П. Дюранте, М. Ферро-Луцци, Р. Сорок, М. Франк, К. Фрей, К. Гаспар, В.В. Глигоров, Л.А. Гранадо Кардосо, Т. Гис, К. Хаен, Дж. Хе, Т. Хед, Э. ван Хервейнен, Р. Якобссон, Д. Джонсон, К. Джорам, Б. Йост, М. Караксон, Т.М. Карбах, Д. Лакаррер, Б. Лангханс, Р. Линднер, К. Линн, С. Лон, А. Мапелли, Р. Матев, З. Мате, С. Нойберт, Н. Нойфельд, А. Отто, Дж. Панман, М. Пепе Альтарелли, Н. Раушмайр, М. Риль, С. Ройзер, Т. Руф, Х. Шиндлер, Б. Шмидт, А. Шоппер, Р. Швеммер, С. Шридхаран, Ф. Стагни, В. К. Суббиа, Ф. Тойберт, Э. Томас, Д. Тонелли, А. Трисович, М. Убеда Гарсия, Дж. Вихт, К. Уилли, П. Щипка, П. Коппенбург, Д. Мартинес Сантос, С. Исо, А. Папанестис, А. Голутвин и Г. Уилкинсон

  • Федеральная политехническая школа Лозанны (EPFL), Лозанна, Швейцария

    V.Баттиста, А. Бэй, Ф. Блан, М. Дориго, Ф. Дюпертюи, К. Фитцпатрик, С. Джани, Г. Хафели, П. Джейтон, К. Хуреватанакул, И. Комаров, В.Н. Ла Ти, Н. Лопес-Марч, Р. Марки, М. Мартинелли, Б. Мустер, Т. Накада, А. Д. Нгуен, Т. Д. Нгуен, К. Нгуен-Мау, Дж. Прискиандаро, А. Пуч Наварро, Б. Ракотомиараманана, Дж. Рувине, О. Шнайдер, Ф. Соомро, П. Щипка, М. Тобин, С. Турнер, МТ Tran, G. Veneziano & Z. Xu

  • Physik-Institut, Universität Zürich, Цюрих, Швейцария

    J.Андерсон, Р. Бернет, Э. Боуэн, А. Бурше, Н. Чиаполини, М. Хшащ, Ч. Эльзассер, Э. Граверини, Ф. Лионетто, П. Лоудон, К. Мюллер, Н. Серра, О. Штайнкамп, Б. Сторачи, У. Штрауманн, М. Треш и А. Фоллхардт

  • Национальный институт субатомных исследований им. Physics, Амстердам, Нидерланды

    R. Aaij, S. Ali, M. van Beuzekom, PNY Дэвид, К. Де Брюйн, К. Фаринелли, В. Хейн, В. Хюльсберген, Э. Янс, П. Коппенбург, А. Козлинский, Дж. ван Леердам, М. Мерк, С. Оггеро, А.Пеллегрино, Х. Снук, Дж. ван Тилбург, П. Цопелас, Н. Тюнинг и Дж.А. de Vries

  • Национальный институт субатомной физики им. Нихефа и Университет VU Амстердам, Амстердам, Нидерланды

    T. Ketel, R.F. Купман, Р.В. Ламберт, Д. Мартинес Сантос, Г. Равен, М. Шиллер, В. Сиропулос и С. Толк

  • ННЦ Харьковский физико-технический институт (ННЦ ХФТИ), Харьков, Украина

    И. Шаповал, А. Довбня, С. Кандыбей, И. Ранюк

  • Институт ядерных исследований Национальной академии наук (КИЯР), Киев, Украина

    О.Охрименко и В. Пугач

  • Бирмингемский университет, Бирмингем, Соединенное Королевство

    С. Дж. Паркинсон, С. Бифани, Н. Фарли, П. Гриффит, И.Р. Кеньон, К. Лаццерони, А. Мазуров, Дж. Маккарти, Л. Пескаторе, Н.К. Уотсон и М.П. Williams

  • H.H. Wills Physics Laboratory, Bristol University, Bristol, United Kingdom

    M. Adinolfi, J. Benton, N.H. Brook, A. Cook, M. Coombes, J. Dalseno, T. Hampson, S.T. Харнью, П. Найк, Э. Прайс, К.Пруве, Дж.Х. Радемекер, С. Ричардс, Д.М. Сондерс, Н. Скидмор, Д. Соуза, Дж.Дж. Velthuis & D. Voong

  • Кавендишская лаборатория, Кембриджский университет, Кембридж, Соединенное Королевство

    W. Barter, M.-O. Беттлер, Х.В. Клифф, Х.-М. Эванс, Дж. Гарра Тико, В. Гибсон, С. Грегсон, С.С. Хейнс, Ч.Р. Джонс, М. Сиренди, Дж. Смит, Д.Р. Ward, S.A. Wotton & S. Wright

  • Факультет физики, Уорикский университет, Ковентри, Соединенное Королевство

    J.Дж. Бэк, Т. Блейк, Д.К. Крейк, А.К. Крокомб, Д. Доссетт, Т. Гершон, М. Крепс, К. Лангенбрух, Т. Латам, Д.П. О’Хэнлон, Т. Пиларж, А. Полуэктов, М.М. Reid, R. Silva Coutinho, C. Wallace и M. Whitehead

  • STFC Rutherford Appleton Laboratory, Didcot, United Kingdom

    S. Easo, R. Nandakumar, A. Papanestis, S. Ricciardi & F.F. Wilson

  • Школа физики и астрономии Эдинбургского университета, Эдинбург, Соединенное Королевство

    L.Карсон, П.Э.Л. Кларк, Г.А. Коуэн, С. Эйзенхардт, Д. Фергюсон, Д. Ламберт, Х. Луо, А.-Б. Моррис, Ф. Мухейм, М. Нидхэм и С. Плейфер

  • Школа физики и астрономии Университета Глазго, Глазго, Соединенное Королевство

    М. Александер, Дж. Беддоу, К.-Т. Дин, Л. Эклунд, Д. Хайндс, С. Кародиа, И. Лонгстафф, С. Огилви, М. Паппагалло, П. Сейл, И. Скилликорн, Ф.Дж.П. Soler & P. Spradlin

  • Лаборатория Оливера Лоджа, Ливерпульский университет, Ливерпуль, Соединенное Королевство

    A.Аффолдер, Т.Дж.В. Боукок, Х. Браун, Г. Касс, С. Донливи, К. Дрейманис, С. Фарри, Р. Фэй, К. Хеннесси, Д. Хатчкрофт, М. Лайлс, Б. Макскелли, Г. Д. Патель, Дж. Д. Прайс, А. Притчард, К. Риннерт, Т. Ширс и Н.А. Смит

  • Имперский колледж Лондона, Лондон, Соединенное Королевство

    Г. Цизарек, С. Канлифф, Р. Карри, У. Эгеде, П. Фол, А. Голутвин, С. Холл, М. Макканн, П. Оуэн, М. Патель, К. Петридис, Ф. Реди, И. Сепп, Э. Смит, У. Сатклифф и Д. Вебсдейл

  • Школа физики и астрономии, Университет of Manchester, Манчестер, Великобритания

    R.Б. Эпплби, Р.Дж. Барлоу, Т. Берд, П.М. Бьёрнстад, С. Борги, Д. Бретт, Дж. Бродзика, Л. Каприотти, С. Чен, С. Де Капуа, Г. Дужани, М. Герсабек, Дж. Харрисон, К. Хомбах, С. Клавер, Г. Лафферти , A. McNab, C. Parkes, A. Pearce, S. Reichert, E. Rodrigues, P. Rodriguez Perez & M. Smith

  • Факультет физики, Оксфордский университет, Оксфорд, Соединенное Королевство

    S.- Ф. Чунг, Д. Деркач, Т. Эванс, Р. Голд, Э. Грининг, Н. Харнью, Д. Хилл, П. Хант, Н. Хуссейн, Дж. Джалоча, М.Джон, О. Луптон, С. Мальде, Э. Смит, С. Стивенсон, К. Томас, С. Топп-Йоргенсен, Н. Торр и Г. Уилкинсон

  • Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс, США

    И. Каунтс, П. Илтен и М. Уильямс

  • Университет Цинциннати, Цинциннати, Огайо, США

    Р. Андреассен, А. Дэвис, В. Де Сильва, Б. Медоуз, М.Д. Соколофф, Л. , Sun & J. Todd

  • Мэрилендский университет, Колледж-Парк, Мэриленд, США

    J.Э. Эндрюс, Б. Гамильтон, А. Джавахери и Дж. Уимберли

  • Сиракузский университет, Сиракузы, штат Нью-Йорк, США

    М. Артузо, С. Блуск, А. Борджиа, Т. Бриттон, С. Эли, П. Гандини, Дж. Гарофоли, Б. Ги, К. Хадживасилиу, Н. Юрик, М. Келси, Р. Маунтин, Б.К. Пал, Т. Скварницки, С. Стоун, Дж. Ван, З. Син и Л. Чжан

  • Папский католический университет Рио-де-Жанейро (PUC-Rio), Рио-де-Жанейро, Бразилия

    К. Баессо, М. , Круз Торрес, К.Göbel & J. Molina Rodriguez

  • Федеральный университет Рио-де-Жанейро (UFRJ), Рио-де-Жанейро, Бразилия

    C. Baesso, M. Cruz Torres, C. Göbel & J. Molina Rodriguez

  • Institute of

    0 Institute of

    0 Физика элементарных частиц, Центрально-китайский педагогический университет, Ухань, провинция Хубэй, Китай

    Y. Xie

  • Центр физики высоких энергий, Университет Цинхуа, Пекин, Китай

    Y. Xie

  • Физический факультет, Университет Колумбия, Богота, Колумбия; LPNHE, Университет Пьера и Марии Кюри, Парижский университет Дидро, CNRS/IN2P3, Кафедра физики, Национальный университет Колумбии, Богота, Колумбия

    D.A. Milanes

  • LPNHE, Университет Пьера и Марии Кюри, Парижский университет Дидро, CNRS/IN2P3, Париж, Франция

    D.A. Миланы

  • Институт Фюра Физик, Университет Росток, Росток, Германия

    О. Грунберг, М. Гес, C. Voß & R. Waldi

  • Physikalisches Институт, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg, Heidelberg, Германия

    О. Грюнберг, М. Хесс, К. Фосс и Р. Вальди

  • Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», Москва, Россия

    Т.Лихоманенко, А. Малинин, В. Шевченко, А. Устюжанин

  • Институт теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), Москва, Россия

    Т. Лихоманенко, А. Малинин, В. Шевченко, А. Устюжанин

  • 9002

    Instituto de Fisica Corpuscular (IFIC), Universitat de Valencia-CSIC, Валенсия, Испания

    F. Martinez Vidal, A. Oyanguren, P. Ruiz Valls и C. Sanchez Mayordomo

  • Universitat de Barcelona, ​​Барселона, Испания

    Ф.Martinez Vidal, A. Oyanguren, P. Ruiz Valls и C. Sanchez Mayordomo

  • Van Swinderen Institute, Гронингенский университет, Гронинген, Нидерланды

    C.J.G. Ондеруотер и Х.У. Wilschut

  • Национальный институт субатомной физики им. Нихефа, Амстердам, Нидерланды

    C.J.G. Ондеруотер и Х.У. Wilschut

  • Celal Bayar University, Маниса, Турция

    E. Pesen

  • Европейская организация ядерных исследований (ЦЕРН), Женева, Швейцария

    E.Пезен

  • Университет Флоренции, Флоренция, Италия

    Л. Андерлини и М. Фросини

  • Университет Феррары, Феррара, Италия

    М. М. Фиорини, Э. Луппи, Л. Л. Паппалардо, И. Шаповал, Г. Телларини и Л. Томассетти

  • Università della Basilicata, Потенца, Италия

    G. Auriemma и C. Satriano Mode2 Università di2

    3 900à

    Реджо-Эмилия, Модена, Италия

    A.Bizzeti

  • Università di Milano Bicocca, Милан, Италия

    M. Calvi, L. Cassina, C. Gotti, B. Khanji и M. Kucharczyk

  • LIFAELS, Barcelona, ​​La Salle, Universitat

    М. Кальво Гомес и Х. Виласис-Кардона

  • Болонский университет, Болонья, Италия

    А. Карбоне, Д. Галли и С. Пераццини

  • , Верита 3 0 Торга ди Рим, Италия

    Г. Карбони, Э.Furfaro & E. Santovetti

  • Università di Genova, Генуя, Италия

    R. Cardinale, F. Fontanelli, S. Gambetta, C. Patrignani & A. Petrolini

  • Scuola Normale Superiore 9, 0 0 0 Scuola Normale Superiore Р. Ченчи, П. Марино, М. Дж. Морелло и С. Струка

  • Миланский политехнический университет, Милан, Италия

    А. Герачи

  • Федеральный университет Бразилии ду Триангуло Минейро (UFTM), 02 090MG0aba, Uber А.Gomes

  • AGH — Университет науки и техники, факультет компьютерных наук, электроники и телекоммуникаций, Краков, Польша

    W. Kucewicz

  • Università di Padova, Padova, Италия

    D. lucchesi

  • Università di Cagliari, Кальяри, Италия

    G. Manca, R. Oldeman & B. Saitta

  • Ханойский научный университет, Ханой, Вьетнам

    C. Nguyen-Mau

  • Bari, Universit 9000 di Италия

    А.Palano

  • Università degli Studi di Milano, Milano, Италия

    F. Palombo

  • Università di Roma La Sapienza, Roma, Италия

    A. SARTI, G. Penso & A. SCIUBBA

  • Università Пиза, Пиза, Италия

    Г.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.