Содержание

«Горе от ума»: драма или комедия?

Пьеса Александра Грибоедова «Горе от ума» написана в той особой манере, которая не позволяет однозначно определить литературный жанр данного произведения. Сам Грибоедов назвал свое творение комедией в стихах. И это отчасти верно. Современники же писателя охарактеризовали пьесу «Горе от ума» как высокую комедию. И это также отчасти верно. Правда же состоит в том, что Александр Грибоедов сознательно смешал разные жанры и сюжетные линии под «прикрытием» комедии – обманчиво простой литературной формы.

Первое нарушение правил комедии состоит в драматичных переживаниях Софьи и Чацкого в отношении своих избранников – Молчалина и Софьи соответственно. Второй «проступок» против жанра заключается в том, что бурные чувства Софьи и Чацкого завершаются глубоким разочарованием в своих избранниках, которое распространяется на все окружающее их общество, а затем и на всю жизнь. Третье «преступление» против комедийного «закона» подстерегает читателя в финале пьесы, который никак не подпадает под категорию счастливого конца. Итог произведения весьма печален – глубокое разочарование главного героя (Чацкого) в людях и нравственных идеалах.

Именно этот последний аккорд «Горя от ума» и оправдывает название пьесы. Тем самым к сладости стихотворной комедии Грибоедов добавляет горечь драмы. Но и этого писателю показалось мало, и он привносит в сюжет элементы социальной сатиры. Он откровенно куражится над плутовскими повадками своих персонажей (А.А.Загорецкий), высмеивает их безграмотность (С.С.Скалозуб) и вульгарность (А.С.Молчалин), презирает их бездуховность (семья Тугоуховских) и общественные нормы поведения (П.А.Фамусов). Все это добавляет привкус кислого в и без того густо замешанную сладко-горькую жанровую смесь. И в этот художественный винегрет Грибоедов еще подсыпает горсть острого перца в виде основного рефрена произведения – мучения просвещенного интеллектуала. Эта сюжетная линия книги берет начало в библейской мудрости, высказанной легендарным царем Соломоном: «много знаний – много печали». Столь явная связь идеи пьесы с древней философией окончательно перечеркивает ее изначально игривый характер – книга приобретает монументальный характер с характерными звуками вечности.

Поистине поразительным фактом является то, что, создав многоплановую литературную смесь, Александр Грибоедов не нарушил стихотворную легкость своей комедии и все-таки сумел остаться в рамках этого жанра.

Как ему это удалось?

Ответ лежит в специфике личности самого Грибоедова. Вспомним, что помимо всего прочего он был пианистом-любителем, который оставил своим потомкам два великолепных фортепианных вальса. Причем эти вальсы обладают теми же качествами, что и его литературная пьеса – изяществом, легкостью, блеском и глубиной. Видимо, все эти качества органично уживались в душе Грибоедова и естественным образом переносились в его произведения – как литературные, так и музыкальные.

Нельзя не отметить и другое – нотки трагизма в его произведениях. Они не слишком акцентируются, не выпячиваются, но незримо присутствуют. И это «послевкусие» также неразрывно связано с личностью Александра Грибоедова, ведь его блестящая служба и судьба рано прервались – в 34 года он был растерзан толпой религиозных фанатиков в Персии. Трагизм жизни Грибоедова простирается за ее пределы и выражен в скорбном панегирике ему от его горячо любимой жены Нино Чавчавадзе: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?»

Такой человек, проживший такую жизнь, просто не мог вместить свой многогранный талант в пьесу какого-то одного жанра. Выход из положения один – создать оригинальное многожанровое литературное произведение. И Александр Грибоедов прекрасно справился с этой задачей.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. «Горе от ума»: драма или комедия?// «Неэргодическая экономика», 02.11.2016.

РАМТ по-новому поставил комедию Грибоедова "Горе от ума" - Культура

МОСКВА, 4 февраля. /ТАСС/. Российский академический молодежный театр (РАМТ) представит в четверг премьеру комедии Александра Грибоедова "Горе от ума" в новой постановке своего художественного руководителя народного артиста РСФСР Алексея Бородина. Об этом сообщили ТАСС в пресс-службе театра.

"В 2021 году Российскому академическому молодежному театру исполнится 100 лет, и первой премьерой юбилейного года станет спектакль "Горе от ума". Наш художественный руководитель Алексей Владимирович Бородин обращается к легендарной пьесе Александра Сергеевича Грибоедова и приглашает нас по-новому взглянуть на извечную проблему противостояния личности и эпохи, времени и человека, который находит или не находит "оскорбленному чувству уголок", - сказала собеседница агентства.

Она поделилась размышлением о том, что нового могут рассказать людям XXI столетия герои пьесы, написанной 200 лет назад, чьи реплики, а главное - убеждения, казалось бы, прекрасно известны всем еще со школьной скамьи. "К вам Александр Андреич Чацкий!" Да-да, тот самый - резкий, саркастичный, и за словом в карман не лезет: "Служить бы рад, прислуживаться тошно!", "А судьи кто?", "Дома новы, а предрассудки стары". И красавица Софья все так же как будто влюблена в Молчалина, и отец ее, московский барин Фамусов, все еще держит открытый дом, а князья Тугоуховские до сих пор не выдали замуж дочерей", - вкратце обозначила содержание классической пьесы представитель пресс-службы.

"Исполнителями ролей выступают Максим Керин (Чацкий), Алексей Веселкин (Фамусов), Ирина Таранник (Софья), Дарья Семенова (Лиза), Даниил Шперлинг (Молчалин), Александр Рагулин (Скалозуб) и другие актеры", - перечислила представитель пресс-службы.

О спектакле

Сам Алексей Владимирович Бородин в беседе с ТАСС дал комментарий по поводу нового проекта.

"В РАМТе я служу уже 40 лет, поставил множество спектаклей, в числе которых никогда не было "Горя от ума". Как-то не пришлось. Похоже, бывает момент: сейчас или никогда. И он, этот момент, наступил", - заявил Бородин.

По его словам, первоначально спектаклю было дано рабочее название "Горе от ума, или 200 лет спустя". "Смотришь на это, как в зеркало. Через века. Как будто читаешь в первый раз, - поделился режиссер. - У советского прозаика, литературоведа и критика Юрия Тынянова есть роман о Грибоедове "Смерть Вазир-Мухтара", так вот в нем писатель определяет "комедию" как вид трагедии". "Я же воспринимаю "Горе от ума" как яркую "сценическую поэму", - пояснил свою концепцию Бородин.

"Сейчас Чацкий нам всем очень нужен", - подчеркнул он. "Ведь Фамусов когда-то тоже был "чацким". Однако время показало, каким ему надо быть. Очень интересный конфликт между утопией и реальностью, который понимаешь не только умом, но и сердцем", - признался режиссер.

Он сообщил, что не намерен превращать спектакль в "исторический парад". "Мы решили, что сценическое пространство будет оформлено довольно условно, и костюмы также далеки от исторических. В нашем спектакле будет присутствовать сегодняшний день", - заверил Алексей Владимирович.

На вопрос о том, как, по его мнению, публика отнесется к новому прочтению известной пьесы, Бородин дал конкретный ответ. "У нас прошло два предпремьерных показа, зрители живо реагировали, демонстрируя живое восприятие поистине бессмертного произведения", - заключил худрук РАМТ.

Сериал Горе от ума: смотреть онлайн в хорошем качестве, фото, видео, описание серий

«Горе от ума» — российский детективно-драматический сериал Динара Гарипова. Главные роли исполнили Павел Прилучный, Федор Лавров, Даниил Спиваковский, Мария Кожевникова, Игорь Угольников и Сергей Юшкевич.

Сюжет

Следователь по особо важным делам Порфирий Петров получает задание расследовать загадочную гибель популярного блогера-миллионника Чацкого. Действовать детективу нужно очень быстро, так как фанаты погибшего грозятся выйти на улицы и устроить массовые беспорядки. В ходе выяснения причины смерти Чацкого Петров обнаруживает, что умерший до своей кончины успел обзавестись кучей врагов, и список подозреваемых кажется бесконечным.

Ситуация окончательно выходит из-под контроля Порфирия, когда второй по популярности интернет-блогер Базаров умирает в прямом эфире. Вскоре его тело таинственным образом исчезает из морга.

Интересные факты

В основу сюжета «Горе от ума» лег одноименный роман Александра Грибоедова, действие которого разворачивается в начале XIX века. В сериале же повествование происходит в современное время с нынешними реалиями. В мировом кино много подобных интерпретаций — например, комедийная мелодрама «10 причин моей ненависти»

Джила Джанера, которая стала вольной адаптацией культовой пьесы Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой», и драма «Жестокие игры» Роджера Камбла, снятая на основе романа «Опасные связи» французского писателя Шодерло де Лакло.

Имена некоторых героев были взяты не только из классической комедии, но и из известных произведений русских классиков, например, «Преступление и наказание» Федора Достоевского и «Отцы и дети» Ивана Тургенева.

«Мы планирует создать целый мир, что-то вроде известных западных киновселенных. Вдохновившись успехом вселенных Marvel и DC, мы поняли, что успех кроется в трех вещах: во-первых, в материале, который будет актуален для нескольких поколений, во-вторых, в интересных и ярких героях и, в-третьих, в хороших историях и качественном сюжете. Всеми этими качествами обладает и русская литература, причем во многом даже обыгрывая Marvel, по крайней мере среди российских зрителей», — поделился автор сценария Георгий Рюмин.

По словам продюсеров, уникальность проекта в том, что главным героям приходится действовать одновременно в виртуальном и реальном мирах.

«Чацкий — обличитель всех и вся. Кроме того, он задействован в любовном треугольнике между Софьей и Молчалиным. Сказолуб — генерал, а Фамусов — крупный чиновник и отец Софии. Как и в романе Грибоедова, у нас Чацкий принимает решение покинуть это общество. Также мы добавили в классическую историю несколько новых персонажей, чтобы создать вселенную типичных русских литературных героев, живущих среди нас», — рассказали продюсеры сериала Георгий Рюмин и Евгений Этин.

Сериал был создан специально для просмотра на компьютере или мобильном устройстве в сети Интернет. «Горе от ума» не будет транслироваться по телевидению и не выйдет в широкий прокат. На такое решение создателей вдохновили популярные зарубежные сервисы Netflix, HBO и отечественные «ТНТ-PREMIER» и онлайн-кинотеатр Start. Кроме того, продюсеры также заявили, что рассчитывают на то, что проект посмотрит 20–30 миллионов человек.

Съемочная группа

  • Режиссер: Динар Гарипов
  • Сценаристы: Юрий Смирнов, Мария Макарова, динар Гарипов, Георгий Рюмин
  • Продюсеры: Евгений Этин, Георгий Рюмин, Аля Сомкина, Ольга размыслова
  • Актеры: Павел Прилучный, Федор Лавров, Даниил Спиваковский, Мария Кожевникова, Игорь Угольников, Сергей Юшкевич, Григорий Данцигер, Ольга Лерман, Сергей Медведев, Михаил Гоевой, Юлия Сулес, Дмитрий Воронин, Михаил Богдасаров, Алексей Войтюк и др.

Горе от ума

1 Предоставляя свои персональные данные при регистрации на сайте, Покупатель, Пользователь даёт Продавцу, Интернет площадке своё согласие на обработку и использование своих персональных данных согласно ФЗ № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. различными способами в целях, указанных в настоящих Правилах.

2 Продавец использует персональные данные Покупателя, пользователя в целях: - регистрации Пользователя на Сайте; - для определения победителя в акциях, проводимых Администрацией Сайта; - получения Покупателем персонализированной рекламы; - оформления Покупателем Заказа в Интернет-магазине настоящего Интернет ресурса сайта, путем уведомления о заказе, статусе заказа, и факта выполнения; - для выполнения своих обязательств перед Покупателем.

3 Продавец обязуется не разглашать полученную от Покупателя информацию. При этом не считается нарушением обязательств разглашение информации в случае, когда обязанность такого раскрытия установлена требованиями действующего законодательства РФ.

4. Пользователь, Покупатель , заполняющий формы на сайте дает согласие на обработку Оператором своих персональных данных, то есть совершение, в том числе, следующих действий: обработку (включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных), при этом общее описание вышеуказанных способов обработки данных приведено в Федеральном законе от 27. 07.2006 № 152-ФЗ, а также на передачу такой информации третьим лицам, в случаях, установленных нормативными документами вышестоящих органов и законодательством.

5. Настоящее согласие действует бессрочно.

6. Настоящее согласие может быть отозвано Пользователем в любой момент по соглашению сторон. В случае неправомерного использования предоставленных данных соглашение отзывается письменным заявлением субъекта персональных данных.

7. Субъект по письменному запросу имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных (в соответствии с п.4 ст.14 Федерального закона от 27.06.2006 № 152-ФЗ).

Тематическая экскурсия «А.С.Грибоедов. Пьеса «Горе от ума», ее не проходящая актуальность в культуре России. Сценическая история пьесы в 19-20 вв»

Дом-музей М.С. Щепкина

Судьба Грибоедова и его пьесы. Цензурные запреты. Первые спектакли. Критические статьи, посвященные пьесе и спектаклям 19 века

«Горе от ума» – пьеса, с которой начинается золотой век отечественной словесности. Ю.Н.Тынянов назвал ее «прологом русской литературы».

Прошло уже более 180 лет, как пьеса впервые была поставлена в российском театре и до сих пор она не сходит с подмостков. В чем причина столь устойчивой популярности этого произведения? В чем современность, бессмертие этой пьесы? Если говорить коротко и современным языком, то  «Горе от ума» – это, в определенном смысле, мифологема российской истории. Эта пьеса о об инакомыслии, о вечном российском конфликте «массы» и свободно мыслящего, независимого одинокого интеллигента, интеллектуала, человека чести, достоинства, человека, способного мужественно говорить правду вслух.

Так вот — герой либеральных и гуманистических ценностей противостоит у Грибоедова невежеству и хамству большинства – обывательской толпе.  Да и вся пьеса, говорил Ап.Григорьев, есть комедия о хамстве – в библейском смысле, разумеется: ведь эта светская толпа обнажит, унизит, опорочит Чацкого. Эта пьеса о страшной болезни нашего общества, пронизывающей его сверху донизу, – болезни морального лакейства. И драматизм этой ситуации заключается в том, что российский интеллигент–нонконформист становится у нас лишним человеком, человеком или выкинутым на обочину жизни, или признанным сумасшедшим, или …. Так вот Чацкий противостоит сплоченному молчаливому большинству с его холуйскими ценностями комфортной сытой жизни, в которой, собственно, нет ничего плохого, наоборот. Страшно, что  для достижения этой цели – все дозволено, все средства хороши (не забудем в этом контексте пьесу «Тени» Салтыкова-Щедрина). Страх же разрушения  устойчивого порядка, сложившихся идеалов, ориентиров и ценностей этого лакейского мира,  часто превращает наше общество – в агрессивное большинство. И тогда беда… Чужака сожрут, перемелют в мясорубке, выбросят за ненадобностью, как идиота, который влез «в чужой монастырь со своим уставом». И герой побежит: ведь никого вокруг нет, ни одного здравомыслящего человека, ни одной близкой души. Не трусливо побежит, нет, не со страху. Он решительно бежит из этого холуйского мира, потому что здесь смерть, здесь не выжить – затянет в болото. Может он станет русским философом, может писателем, а может эмигрантом… Чацкий порвет с этим кланом навсегда: он сильный и смелый. А мы останемся и будем принимать мир таким, какой он есть; мы очень скоро расстанемся с романтическими иллюзиями (кто повзрослел, тот поправел, сказал когда-то Е.Евтушенко), поверив, что мир изменить нельзя, и от нас ничего не зависит. И потому следует идти на компромиссы. Так и родится наш конформизм. В какой-то мере мы – Репетиловы, всегда готовые к перемене: сегодня быть в модной (или нужной) либеральной тусовке, а завтра в тусовке консервативной, сегодня высоко держать знамя  атеизма, а завтра стать агрессивным заступником веры, может даже  возглавить религиозные дружины и т.д.

Не случайно еще историк Н.И.Костомаров говорил студентам университета: «Вы, господа, начинаете свое поприще Репетиловыми, а окончите его Расплюевыми». В его словах было прозорливое предостережение. Зловещая фигура Расплюева постепенно выдвигалась на историческую авансцену и угрожала гуманистическим ценностям.

Ведь Расплюев – человек без морали и принципов, трусливый циник, мелкий уголовник; он будет служить кому угодно, любому режиму, лишь бы платили. Для собственной выгоды – чтобы угодить хозяину, он предаст и оболжет любого. В трилогии Сухово-Кобылина эволюция Расплюева, его трансформация  логична и обоснована. В «Свадьбе…» Расплюев совсем не «водевильный дурак», он – партнер Кречинского, хотя, конечно, шваль и мелочь.  Но в «Смерти…» – этот мошенник без биографии и фамилии, человек без чести становится хранителем закона, полицейским: он известная социальная особь – оборотень. Зависть, оскорбленное самолюбие, амбиции, стремление маленького человека к власти-сытости-комфорту делают его торжествующим хамом; при всей ничтожности чина (квартальный надзиратель) холуй превращается в хозяина жизни. Это кульминация жизни Расплюева, апофеоз! Тупость, жестокость, фантасмагория российской действительности символически слились воедино в образе Расплюева. Абсурд беззакония делает его главным законником системы. И вот он уже готов всю Россию засадить за решетку, призвать к ответу! На наших глазах ничтожество и трус вырастает в громадную фигуру, эдакую «прорву», готовую поглотить мир. Согласимся, насколько в социальном смысле Расплюев страшнее не только Репетилова, но и генералиссимуса Хлестакова – у полицейского аппетит другой. Хотя и Расплюев, как воздушный шарик, может сдуться так же быстро, что и Хлестаков. Фантом, мираж… И все же – их сила  в безликости, в цинизме беспринципности, и потому подобные особи так же быстро опять воскресают. Персонаж Сухово-Кобылина, безусловно –  ничтожный винтик мощного механизма, но и символ агрессивного могущества полицейского государства, маленький человек, у которого огромная историческая перспектива. И драматург дает тончайший анализ психики и социального поведения «маленького человека» в обществе тотального страха: «…меня дрожать будут! Раболепствовать будут!»

Где уж тут до положительного героя. Он лишний.

Сценическая история пьесы Грибоедова в Х1Х в.: от Щепкина до Ленского  в роли Фамусова; от Мочалова до Ленского в роли Чацкого.

«Горе от ума» в режиссерском театре ХХ в.: спектакль МХТ (1906г.) спектакль Мейерхольда в ГОСТИМе (1928г.), спектакль Товстоногова в БДТ (1962г.), спектакль Малого театра (1975г.), театра Сатиры (1976г.), Малого театра (2000 г., реж. С.Женовач).

Продолжительность — 45 минут.

Для записи на экскурсию, пожалуйста, заполните форму ниже:

Спектакль «Горе от ума» Бориса Морозова на сцене БГАДТ им. Щепкина: Афиша театров в Белгороде

комедия в четырех действиях с одним антрактом

Белгородский государственный академический драматический театр имени М. С. Щепкина представляет «Горе от ума» в постановке Бориса Морозова — один из самых популярных спектаклей белгородской драмы, рекордсмен среди спектаклей-долгожителей.

Постановку великой комедии Грибоедова на белгородской сцене нельзя не считать символичной. Ведь именно Фамусов из «Горе от ума» стал когда-то лучшей, знаменитейшей ролью Михаила Семеновича Щепкина, великого нашего земляка.

Успех спектакля — в соединении мастерства столичного режиссера-постановщика с мастерством белгородской труппы. Сильное впечатление оставляют костюмы и сценография (московский художник Ольга Сидорина). А в музыкальное оформление органично вплетены вальсы Александра Сергеевича Грибоедова.

Поставленный в Белгороде в 2005 году известным московским режиссёром Борисом Морозовым, спектакль «Горе от ума» стал украшением 70-го творческого сезона БГАДТ и VI Всероссийского театрального фестиваля «Актеры России — Михаилу Щепкину», а впоследствии принёс театру целую коллекцию заслуженных премий ряда театральных фестивалей.

В 2020 году режиссёр, народный артист России Борис Морозов возродил спектакль «Горе от ума» на щепкинской сцене.

Действующие лица и исполнители:

Павел Афанасьевич Фамусов — нар. артист РФ Виталий Стариков
Софья Павловна, его дочь — Наталья Чувашова
Лизанька — Екатерина Максюта
Алексей Степанович Молчалин — Илья Кузьмин
Александр Андреевич Чацкий — Владимир Дорогин
Полковник Скалозуб Сергей Сергеевич — Сергей Штатнов
Наталья Дмитриевна Горич — Эвелина Ткачёва
Платон Михайлович Горич — Андрей Терехов
Князь Тугоуховский —засл. артист РФ Иван Кириллов
Княгиня Тугоуховская — нар. артистка РФ Марина Русакова
Дочери — Анастасия Замараева, Екатерина Йовчева, Валерия Клетнёва, Вероника Константинова, Нина Кранцевич, Наталья Ткаченко
Графиня-бабушка Хрюмина — Анна Краснопольская
Графиня-внучка Хрюмина — Айгуль Халиуллина
Антон Антонович Загорецкий — Дмитрий Евграфов
Хлестова — засл. артистка РФ Ирина Драпкина
Репетилов — Андрей Манохин
Петрушка — Борис Милашенко
Г.N. — Михаил Новичихин
Г.D. — Андрей Зотов
Гости на балу — Роман Рощин, Александр Сторожев

Сюда он больше не ездок – Газета Коммерсантъ № 26 (6988) от 13.

02.2021

В «Горе от ума», которое Алексей Бородин поставил на сцене Российского молодежного театра, почти нет зримого вторжения века нынешнего в приметы века минувшего. И все же спектакль посвящен дню сегодняшнему, в котором, как оказалось, сложнее всего не потерять главного героя. Рассказывает Ольга Федянина.

К «Горю от ума» в РАМТе отнеслись подчеркнуто учтиво, как к пожилой родственнице, которую нужно аккуратно взять под локоть на оживленном перекрестке. Формальных нарушений канона прочтения «школьной» классики в спектакле Алексея Бородина практически нет. Ну разве что Чацкий (Максим Керин) появляется в доме Фамусовых не из-за кулис, а из ложи, спустившись по поданному трапу,— но это как-то даже и упоминать неловко на фоне привычных уже постановочных вольностей. Другое дело, что канон в этом «Горе от ума» несколько облегченный — дом Фамусова сценограф Станислав Бенедиктов обозначил спускающимися с колосников бутафорскими колоннами, стилизованным арочным порталом, разделенным на две подвижные половины, и длиннющей полосатой кушеткой для светских разговоров — вот и вся барская усадьба.

Спектакль, однако же, не выглядит старомодным, ну разве что самую малость (да и то, кажется, по собственной доброй воле). Над чинными корсажами, пелеринами и сюртуками отчетливо вырисовывается современная, как сказали бы во времена Грибоедова, «физиогномия»: коллективный портрет того, что в учебниках литературы раньше называлось фамусовской Москвой. И портрет этот у Алексея Бородина выходит поначалу вроде бы даже и не сатирическим.

Фамусов (Алексей Веселкин) подтянут и весело жизнелюбив — горничную Лизу (Дарья Семенова) обнимает от души, и она ему на шею вешается явно не под гнетом ужасов крепостного права. К трепетной, нежной Софье (Ирина Таранник) он скорее снисходителен, чем по-настоящему строг, да и безупречного долговязого красавца Молчалина (Даниил Шперлинг) шпыняет больше по привычке и для порядка. Вообще, все перепалки в этом доме больше напоминают семейные шутки, привычные подколы. И неудивительно, что Чацкий после дальних странствий первым делом ворвется именно сюда: не только из-за Софьи, просто домой. И примут его здесь по-домашнему, похлопают по плечу: эк ты, милый, вырос.

Атмосфера свойской шутки не покинет спектакль до самого финала — вечернее общество у Фамусовых, та самая «Москва», костюмированная, самодовольная, сытая, по сути, безобидна. Как лучезарно безобиден здесь добродушный дуралей полковник Скалозуб (Александр Рагулин), не умеющий связать двух слов. Это, кстати, делает его едва ли не более странной фигурой, чем Чацкий. Потому что любимое занятие этой «Москвы» — остроумное злословие, текст Грибоедова в спектакле разлетается не на цитаты, а на ворох сплетен. И когда обиженная Софья скажет о Чацком «он не в своем уме», то «вся Москва» подхватит это и будет передавать по цепочке из уст в уста сладострастно, но не из настоящей злобы или страха, а себе на потребу развлечения.

Да, конечно, это очень узнаваемая, сегодняшняя «вся Москва». Каждые пять минут транслирующая друг другу новую глупость или сенсацию, тратящая все силы и нервы на пустяки, на слова, хорошо устроившаяся Москва, в которой все знакомы друг с другом — и любой безразличен ко всем остальным.

Как несложно догадаться, самая проблематичная метаморфоза этого спектакля — сам Чацкий. Алексей Бородин сталкивает своего героя с кругом, который просто не способен осознать этого героя как угрозу или оскорбление себе — лишь как повод для развлечения. Но сам-то Чацкий среди них — тоже злоязыкий остроумец, только очень многословный. Да, вокруг него все говорят про повышение по службе, а он — про всеобщую праздность и бессмысленность — ну так это общество само над собой уже давно посмеивается, как ты его оскорбишь? Фамусов Алексея Веселкина недаром даже финальное «что станет говорить княгиня Марья Алексевна» произносит не в сакраментальном ужасе, а как будто бы в предчувствии увлекательного трепа с княгиней. На этом фоне невозможно выглядеть героем, протестантом, изгнанником: в лучшем (или худшем?) случае — отвергнутым любовником.

Да, что поделаешь, в той Москве, которую с таким притворным благодушием исследует Алексей Бородин, Чацкий, наверное, неизбежно будет выглядеть утомительным, не слишком званым гостем, заехавшим с коротким неудачным визитом в места своей юности. Другое дело, что удаляясь все по тому же трапу куда-то, «где оскорбленному есть чувству уголок», современный Чацкий рискует оказаться примерно в таком же месте, как бы оно ни называлось. Ну разве что без друзей юности.

остроумие

остроумие

Линн Шульц

Как жить мирно, глядя в глаза смерти? "Остроумие" исследует историю борьбы женщины за жизнь с раком. и ее способность воспринимать все спокойно. Она говорит ей история через серию воспоминаний и монологов, но также показывает на примере нелепости ее больничного ухода. Ее постоянная ссылки на Джона Донна, английского поэта 17 века, одержимого смерти, продемонстрируйте как ее принятие собственного конца, так и страх перед что будет потом.У нее тоже есть спасение Донна беспокойство.

Лауреат Пулитцеровской премии 1999 г. за драму «Остроумие» только выступал в шести других театрах, прежде чем прибыть в Анн-Арбор. Производительность сети. Многие театры Мичигана боролись за право быть первыми для выполнения игры в этом состоянии, и Performance Network была выбрана самой драматургом Маргарет Эдсон. Эдсон был вдохновлен написать "Остроумие" после работы клерком в онкологии и СПИДе отделение больницы в Вашингтоне в 1985 году. история и литература резонируют на протяжении всей пьесы, давая жизнь и знания Вивиан.В настоящее время Эдсон преподает в детском саду в Атланта.

«Остроумие» - это, на первый взгляд, история женщины, умирающей на четвертой стадии. рак яичников. Вивиан, которую играет Ян Рэдклифф, - настоящий ученый. Она посвятила свою жизнь знаниям, особенно стихам Джон Донн. Она раздавлена, когда узнает, что не может учить во время химиотерапия. Ее способность оставаться саркастичным по поводу своей болезни во многом благодаря ее знакомству со смертью, сформированной за годы Поэзия Донна. Рэдклифф играет потрясающе, создавая незабываемый и милый персонаж, который, кажется, показывает зрителям 'как это на самом деле.'Ее боль и горе настолько мучительны, что она вовлекает аудиторию в реальность жизни Вивиан. Она проницательная женщина, которая, кажется, всегда понимает свою ситуацию до того, как ей это объяснят, но постоянно жаждет новых знаний. Ей нравятся стихи Донна, потому что в них нет определенного ответы, это только провоцирует новые вопросы. Она называет это «остроумие», как огромная головоломка, которую никогда не решить, но которая все еще предлагает так многому можно научиться в пути. Она использует смекалку для количественной оценки осложнения в ее жизни, и отсюда ее чудесные сарказм.

На протяжении всей пьесы Вивиан воспринимается скорее как эксперимент. чем человек. Медсестра Сьюзи, которую играет Келли Пино, - единственный человек, который пытается сочувствовать ей. Тем не менее, Вивиан считает ее не более чем птичьим мозгом. Джейсон - Ник Барнс - врач и бывшая ученица Вивиан. Его беспокойство и дискомфорт от необходимости осматривать ее становится смешным, и она сама познает чувство унижения. Вивиан одна большая часть время, и только ближе к концу она начинает признавать, что она одинокая и более зависимая от человеческого контакта, чем она думала.Когда попросили принять решение, что делать, если ее сердце остановится, она говорит просто отпустить ее. Вивиан показывает страх перед концом своей жизни, зарываясь под подушку и пытаясь спрятаться от смерти. Это приводит к сравнению с более ранней историей, на которую она ссылается, в которой человек боится Бога даже после прощения и прячется под рок. Это означает ее тревогу и страх спасения: она должна умереть? без правды? Только в последние минуты жизни она получает гость, и это один из ее старых профессоров, г-жаЭшфорд. Эшфорд читает ей детский рассказ про кролика, который напоминает Вивиан из ее детства. Она способна оставить свою жизнь в покое, декламируя Донна: «Смерти больше не будет, Смерть, ты умрешь!» Она обнимает конец своей жизни с распростертыми объятиями.

Спектакль поставила Мэри Локер. Ее выбор переместить реквизит и вне сцены, поскольку они были необходимы, усиливали общий эффект Пустошь Вивиан. Черный, голый комплект сильно окутывал персонажа. времени, доказывая как ее независимость, так и ее уязвимость.Почти всегда в центре внимания роль Вивиан как подопытного исследователя. свинья к врачам в больнице подтверждается. Сцены представление вестибюля больницы показало безумное поведение больница и ее апатия к своим пациентам, невероятно реалистичен благодаря вниманию к деталям, таким как через громкоговоритель вызывающе звонит врач. В конце пьесы, когда Вивиан мертва, врачи борются за ее реанимацию. ее душа счастливо уходит, поистине потрясающе. Затем, когда они понимают она ушла, она стоит за ними в приподнятом настроении.

Освещение спектакля также сделало несколько потрясающих визуальных заявлений. А История рассказывалась в другом месте и при другом освещении. Вивиан неоднократно возвращался в центр сцены для монологов в сильной тональности свет, в то время как все остальное вокруг нее было погружено в полную темноту. Только цвет редко попадал на сцену, а когда его использовали, он чрезвычайно поразительно. Во время спектакля Вивиан бродит по сцене, переживая различные воспоминания, каждая из которых получает различное освещение. Все больничные сцены получили яркий, резкий белый свет, уже разочаровывающий тон, заданный персонажами.Когда Вивиан возвращается к своему прошлому, разговаривая с отцом о детской книге или профессору колледжа о бумаге, освещение пожелтело и создает более теплый, нежный эффект. Зеленый цвет используется только один раз, когда Вивиан говорит о знаниях и остроумии поэта Джона Донна. Синий входит в игру, когда она начинает осознавать свою смерть, и становится более напуганный. Поскольку она все больше осознает, что собирается умереть и ее сильный характер начинает трещать, синий свет становится более частым.Однако самое потрясающее визуальное утверждение: появляется в конце, когда Вивиан появляется на заднем плане, наконец свободная от ее ракового тела, залитая ярким светом и по-настоящему счастливая впервые в спектакле.

«Остроумие» Маргарет Эдсон будет играть на спектакле. Сеть до 19 ноября 2000 года. Недавно переехала Performance Network теперь имеет прекрасный новый театр, что стало возможным благодаря подавляющая поддержка сообщества Анн-Арбор. Билеты и Общую информацию можно получить по телефону 734.663.0681, электронная почта [email protected] или посетив http://www.performancenetwork.org. Сеть Performance теперь расположена по адресу 120 E. Huron St, Ann Arbor, Mi.

Остроумие, смерть и смысл Тема в остроумии

Остроумие сознательно не приходит к легкому выводу. Вторя Джону Донну, пьеса предполагает, что смерть, как жизнь, любовь и Бог, нельзя понять рационально - нет «ответа» на большие вопросы жизни. Вместо того, чтобы пытаться найти ответ на смерть, Донн намеренно ломал голову над этим в своей работе, как если бы он делал кубик Рубика, не намереваясь его разгадывать.Вивиан добилась большого признания в своей области, изучая поэзию Донн, но до того, как ей поставили диагноз рака, она, похоже, подходит к смерти как к чему-то, что можно решить, со строгим умом и остроумием. «Я знаю все о жизни и смерти», - говорит она. «В конце концов, я изучаю« Священные сонеты Донна », которые исследуют смертность глубже, чем любые другие работы на английском языке». Это иронично, учитывая, что «исследования» смерти Донном не приводят к удовлетворительным выводам, особенно перед лицом собственной смертности.Однако по мере того, как рак Вивиан ухудшается, она приходит к пониманию Донна, которого у нее не было раньше, несмотря на ее обширные исследования. Она понимает, что смерть нельзя пережить или понять абстрактно. В поэзии Донна смерть - это то, что нужно рассмотреть и переосмыслить, это то, что нужно проанализировать. Но в жизни смерть болезненна, иррациональна, и ей трудно противостоять, но с ней нужно столкнуться, потому что она неизбежна.

Как Вивиан говорит об одном из стихотворений Донна о смерти: «У говорящего в сонете блестящий ум, и он играет роль убедительно, но в конце концов ему трудно поверить в Божье прощение, поэтому он залезает под камень, чтобы спрятаться. .Другими словами, Вивиан здесь признает, что стихотворение Донна сопротивляется представлению о том, что в прощении Бога есть спасение, и поэтому вместо того, чтобы бороться за решение своих сомнений и вопросов, он избегает их. Этот момент в стихотворении идет еще глубже, потому что он также является примером использования Донном драматической иронии. Читатель Донна может почувствовать себя разочарованным, возможно, даже удивленным, что великий поэт не может разрешить самый большой вопрос своей жизни. Однако именно этого эффекта и добивается Донн, потому что он позволяет ему донести до него более глубокую мысль: смерть никому не отвечает.

В другом воспоминании Вивиан она читает лекции своим ученикам на эту самую тему. «Итак, у нас есть еще один пример гибкого ума Джона Донна в действии; не столько в решении проблем жизни и Бога, сколько в наслаждении их сложностью ». Один из ее учеников в этом воспоминании попадает в самую точку, как с точки зрения анализа драматической иронии Донна, так и с точки зрения бессознательного замечания об одном из фатальных недостатков Вивиан как личности. «Я думаю, он как будто прячется. Я думаю, он запутался, я не знаю, может, он напуган, поэтому он прячется за всей этой сложной ерундой, прячется за своим остроумием.Вивиан признает, что в этом аргументе что-то есть, но когда студент позже прекращает свое объяснение, она избегает его продолжения. Только в воспоминаниях она, кажется, действительно осознает справедливость этой мысли.

Джейсон, похоже, тоже озабочен сложностью своих исследований рака. Хотя он определенно надеется найти лекарство от рака, его страсть в значительной степени связана с тем, что рак - это «потрясающе… Вы выращиваете раковые клетки, и они никогда не прекращаются. Никакого запрета контакта.Они просто накапливаются, просто продолжают воспроизводиться вечно ... Это ошибка в суждениях, с молекулярной точки зрения, но почему? ... Самые умные парни в мире, с лучшими лабораториями, лучшим финансированием - они не знают, что делать Это." Джейсон благоговеет перед сложной природой рака - что несколько ужасно, учитывая разрушительное воздействие рака на реальных людей - точно так же, как Вивиан трепещет перед сложным остроумием метафизической поэзии. Каждый из них подходит к своему соответствующему предмету как к своего рода головоломке, которую никто не может разгадать, вместо того, чтобы признать, что рак и метафизическая поэзия имеют дело с предметами, которые в значительной степени непознаваемы, и оба полностью сопротивляются заключению.

Жизнь Вивиан, изучавшая Донна, показалась ей в то время, как будто она сталкивается с трудными вопросами, сталкивается со смертью. Но к концу пьесы она отворачивается от поисков решения, смысла, от «прятания за остроумием» и вместо этого стремится принять непознаваемость вещей и найти утешение в простых человеческих отношениях. Читателю также остается поразмышлять над итогами жизни Вивиан. Она выходит на сцену в ослепляющем свете - предлагая, но не объясняя - смерть и загробную жизнь.Эти последние моменты мирны и намекают на идею, что, если смерть непознаваема, возможно, есть что-то столь же непознаваемое за ее пределами.

Подшипник доктора Вивиан в 'Wit'

Возможно, у вас был такой профессор, как доктор Беринг Вивиан в пьесе « Wit »: блестящий, бескомпромиссный и бессердечный.

Учителя английского имеют разные личности. Некоторые из них легкие, креативные и увлекательные. И некоторые из них были теми учителями «жесткой любви», которые так же дисциплинированы, как сержант по строевой подготовке, потому что хотят, чтобы вы стали лучшими писателями и лучшими мыслителями.

Вивиан Беаринг, главная героиня пьесы Маргарет Эдсон « Wit », не похожа на этих учителей. Да, она жесткая, но ей наплевать на своих учеников и их многочисленные трудности. Ее единственная страсть (по крайней мере, в начале пьесы) - это поэзия 17 века, особенно сложные сонеты Джона Донна.

Как поэтическое остроумие повлияло на доктора Беаринга

В начале пьесы (также известной как « W; t » с точкой с запятой) аудитория узнает, что Dr.Беарэ посвятила свою жизнь этим священным сонетам, десятилетиями исследуя тайну и поэтическое остроумие каждой строчки. Ее академические занятия и умение объяснять стихи сформировали ее личность. Она стала женщиной, которая может анализировать, но не подчеркивает.

Жесткий характер доктора Баринга

Ее черствость наиболее ярко проявляется в воспоминаниях пьесы. Говоря непосредственно аудитории, доктор Беаринг вспоминает несколько встреч со своими бывшими учениками.Пока ученики борются с материалом, часто смущенные своей интеллектуальной неадекватностью, д-р Беаринг отвечает:

ВИВИАН: Ты можешь прийти на этот класс подготовленным, или ты можешь отказаться от этого класса, этого факультета и этого университета. Не думайте, что я допущу что-то среднее.

В следующей сцене студентка пытается получить расширение эссе из-за смерти ее бабушки. Д-р Беаринг отвечает:

ВИВИАН: Делай, что хочешь, но бумагу нужно сдать в срок.

Когда доктор Беаринг возвращается к своему прошлому, она понимает, что ей следовало предложить своим ученикам больше «человеческой доброты». Доброта - это то, чего доктор Беринг будет отчаянно жаждать, пока пьеса продолжается. Почему? Она умирает от рака яичников на поздней стадии.

Борьба с раком

Несмотря на ее бесчувственность, в сердце главного героя есть своего рода героизм. Это видно по первым пяти минутам спектакля. Доктор Харви Келекян, онколог и ведущий научный сотрудник, сообщает докторуПринимая во внимание, что у нее смертельный случай рака яичников. Между прочим, манера лечения доктора Келекян совпадает с клинической природой доктора Беаринга.

По его рекомендации она решает продолжить экспериментальное лечение, которое не спасет ее жизнь, но будет способствовать расширению научных знаний. Движимая врожденной любовью к знаниям, она полна решимости принять болезненно большую дозу химиотерапии.

В то время как Вивиан борется с раком как физически, так и морально, стихи Джона Донна теперь обретают новое значение.Отсылки к жизни, смерти и Богу в стихотворении рассматриваются профессором в суровой, но поучительной перспективе.

Принятие доброты

Во второй половине пьесы доктор Беаринг начинает отходить от своих холодных расчетливых взглядов. Пересмотрев ключевые события (не говоря уже о мирских моментах) в своей жизни, она перестает походить на ученых-практиков, изучающих ее, и больше похожа на сострадательную медсестру Сьюзи, которая поддерживает ее.

На последней стадии рака Вивиан Беаринг «терпит» невероятное количество боли и тошноты.Она и медсестра пьют эскимо и обсуждают вопросы паллиативной помощи. Медсестра также называет свою возлюбленную, чего доктор Беаринг никогда бы не позволил в прошлом.

После ухода медсестры Сьюзи Вивиан Беринг обращается к аудитории:

ВИВИАН: Фруктовое мороженое? "Дорогой?" Не могу поверить, что моя жизнь стала такой. . . банально. Но тут ничего не поделаешь.

Позже в своем монологе она объясняет:

ВИВИАН: Сейчас не время для словесной игры на мечах, для невероятных полетов воображения и дико меняющихся перспектив, для метафизического самомнения, для остроумия.И нет ничего хуже подробного научного анализа. Эрудиция. Интерпретация. Осложнение. Пришло время простоты. Осмелюсь сказать, настало время для доброты.

Есть ограничения на академические занятия. Есть место - очень важное место - для тепла и доброты. Примером тому служат последние 10 минут пьесы, когда перед смертью доктора Беринг ее посещает ее бывший профессор и наставник Э. М. Эшфорд.

80-летняя женщина сидит рядом с доктором.Несущий. Она держит ее; она спрашивает доктора Беринга, не хочет ли она послушать стихи Джона Донна. Хотя он находится в полубессознательном состоянии, доктор Беаринг стонет: «Неееет». Она не хочет слушать священный сонет.

Поэтому вместо этого в самой упрощенной и трогательной сцене пьесы профессор Эшфорд читает детскую книгу - сладкую и пронзительную «Сбежавшую зайку» Маргарет Уайз Браун. Читая, Эшфорд понимает, что книга с картинками:

АШФОРД: Маленькая аллегория души. Независимо от того, где он прячется.Бог его найдет.

Философский или сентиментальный

У меня был упорный профессор колледжа еще в конце 1990-х, когда на западном побережье шла премьера фильма Маргарет Эдсон « Wit ».

Этот английский профессор, специализирующийся на библиографии, часто запугивал своих учеников своим холодным расчетливым талантом. Когда он увидел «Остроумие» в Лос-Анджелесе, он дал довольно отрицательный отзыв.

Он утверждал, что первая половина была захватывающей, а вторая - разочаровывающей.Его не впечатлило изменение взглядов доктора Беринга. Он считал, что послание доброты над интеллектуализмом слишком часто встречается в современных историях, настолько, что его влияние в лучшем случае минимально.

С одной стороны, профессор прав. Тема " Wit " обычная. Жизненная сила и важность любви проявляются в бесчисленных пьесах, стихах и поздравительных открытках. Но для некоторых из нас, романтиков, это тема, которая никогда не устареет. Как бы я ни развлекался с интеллектуальными дебатами, я бы лучше обнялся.

Love & Fame; остроумие, юмор и горе

Когда меня пригласили поучаствовать в туре по блогу Love & Fame , я был заинтригован как описанием романа , волнующей комедии о любви, славе, горе, шоу-бизнесе, так и бездонной канавой. пресс ; -й, а также его автор, Сьюзи Бойт, поскольку она является правнучкой Зигмунда Фрейда.

Прочитав, я обнаружил, что эта книга действительно фокусируется на тревоге и горе, но освежающе, поскольку она полна остроумия и юмора.Умное использование Бойта остроумного языка блестяще показывает, как мы, как общество, справляемся с беспокойством и тяжелой утратой. Он полон черного юмора, заставившего меня улыбнуться, но тем не менее это очень глубокий черный юмор.

Love & Fame - это история Евы, молодой актрисы-неудачницы из уважаемой театральной семьи, которая « нервничает так же, как скрипичная фабрика », которая в первые несколько недель замужества должна пережить смерть. ее отца. Ева замужем за Джимом, экспертом по тревоге; это его страсть.Настолько, что он пишет об этом книгу, но Ева не хочет быть его музой. Отсюда возникает вопрос: должно ли шоу всегда продолжаться?

Как я уже упоминал выше, Сьюзи Бойт - правнучка Зигмунда Фрейда, что вызвало у меня интерес (как английский студент университета я всегда имел в виду Фрейда). Итак, в середине романа, когда Ева обнаруживает, что Джим читает Фрейда, вы можете представить, как я был действительно заинтригован. И все же я считаю, что Бойт пишет чистую комедию:

Ева осторожно открыла переднюю дверь.Джим читал книгу Зигмунда Фрейда. Этим утром это был Далай-лама. Вчера, вчера это была Долли Партон. Что за херня…?

Параллельно с историей Евы идет история двух сестер, Беатрис и Ребекка, которым, хотя и много лет назад, тоже пришлось столкнуться со смертью одного из родителей. Беатрис, по прозвищу Бич и очень защищающая Ребекку, стала консультантом по тяжелой утрате, « смертником ». Ребекка, с другой стороны, так и не смогла пережить смерть матери и отдаляется от отца.Ребекка - бульварный журналист. История сестер переплетается с историей Евы, что сильно влияет на них всех.

Спасибо Anne Cater из Random Things Tours за приглашение принять участие в туре блога Love & Fame . Я нашел эту книгу действительно освежающим, остроумным и интеллектуальным чтением. Спасибо Сьюзи Бойт за такой замечательный роман. Я обязательно буду читать другие ваши книги.

Если вам интересно узнать, что мои коллеги-блоггеры говорят о Love & Fame , пожалуйста, взгляните на обзор блога ниже.

Love & Fame уже доступен, так что идите и возьмите свою копию.

Моя оценка:

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Горе - вещь с перьями: роман

Информация для издателя

Вот он, муж и отец, неряшливый романтик, неуклюжий ученый - человек, плывущий по течению после внезапной, случайной смерти своей жены.И есть два его сына, которые, как и он, борются в своей лондонской квартире, чтобы противостоять невыносимой печали, охватившей их. Отец представляет себе будущее с доброжелательными посетителями и пустотой, в то время как мальчики блуждают, дикие и без присмотра.

В этот момент неистового отчаяния их посещает Ворона - антагонист, обманщик, подстрекатель, защитник, терапевт и няня. Эта сентиментальная птица, называемая самим собой, одновременно дикая и нежная, которая считает людей скучными, за исключением горя, угрожает остаться с раненой семьей, пока она им больше не понадобится.По мере того, как недели превращаются в месяцы, и боль утраты уменьшается с бальзамом воспоминаний, усилия Кроу вознаграждаются, и маленькая тройка начинает выздоравливать: папа возобновляет свою книгу о поэте Теде Хьюзе; мальчики ладят с этим, растут. Отчасти новелла, отчасти полифоническая басня, отчасти эссе о горе - экстраординарный дебют Макса Портера сочетает в себе сострадание и бравурный стиль с ослепительным эффектом. Полный остроумия и глубокой правды, Grief Is the Thing with Feathers - поразительно оригинальный и захватывающий дебют значительного нового таланта.

Название: Горе - вещь с перьями: роман

Имя автора: Портер, Макс

Номер ISBN: 1555977413

ISBN-13: 9781555977412

Место публикации: Graywolf Press: июнь 2016 г.

Переплет: Торговая Мягкая обложка

Состояние книги: Б / у - хорошее

Категории: Художественная литература в твердом переплете и торговая книга в мягкой обложке

Номер продавца: 4540


Остроумие - Обзор фильма, анализ и интервью с драматургом Маргарет Эдсон - Журнал гуманитарных наук в реабилитации

Примечание к обзору

Хотя в этом обзоре основное внимание будет уделено экранизации HBO 2001 года, у инструкторов есть два средства на выбор при рассмотрении вопроса о том, как включить Wit в класс: адаптация пьесы 2001 года (доступна бесплатно на Youtube) и сцена Маргарет Эдсон 1993 года одноименная пьеса (доступна в большинстве библиотек и продается у продавцов книг в Интернете).

Ресурсов:

Николс, М. Остроумие [Фильм]. YouTube. https://youtu.be/u0PPvYlGqL8. Опубликовано 3 мая 2013 г. Проверено 6 июля 2015 г.

Эдсон, М. Вит . Нью-Йорк: Фабер и Фабер, Инк .; 1993.

Краткое содержание фильма

«У вас рак». Этими словами начинается экранизация HBO 2001 года пьесы Маргарет Эдсон, получившей Пулитцеровскую премию, « Wit ». Адаптация, снятая Майком Николсом и с Эммой Томпсон в главной роли, повествует историю доктора Ф.Последние недели жизни Вивиан Беаринг, поскольку она проходит восемь месяцев строгого и часто болезненного экспериментального лечения метастатического рака яичников IV стадии.

В фильме доктор Вивиан Беринг - опытный профессор и исследователь поэзии семнадцатого века. Несмотря на свой успех, она жила в изоляции, ища компании среди книг, а не среди сверстников. Ее изоляция заставляет ее искать утешения в зрителе. На протяжении всего фильма она говорит прямо в камеру (заменяя зрителя), признаваясь, размышляя и даже подшучивая перед зрителем за объективом.

Доктор Келекян ставит диагноз профессору Берингу. Фото: HBO Films, 2001

Вступительная сцена фильма развивается в быстром темпе. Короче говоря, трезвый диалог доктор Харви Келекян ставит диагноз профессору Берингу. Не прошло и секунды, как доктор Келекян начинает объяснять протокол экспериментального исследования. Потрясенная внезапным ударом своего диагноза и не имея времени полностью осмыслить ситуацию и оценить свои варианты, доктор Беаринг соглашается участвовать, нерешительно взглянув на первую страницу протокола, прежде чем подписать свое имя.

Поскольку она участвует в клиническом исследовании, действие фильма происходит в исследовательской больнице, и в нем основное внимание уделяется размышлениям, размышлениям и воспоминаниям профессора Беаринг, а также ее взаимодействию с поставщиками первичной медицинской помощи. После постановки диагноза зритель знакомится с другими врачами профессора Беринга, оказывающими первичную медико-санитарную помощь: неуклюжим, неуклюжим, исследовательски мыслящим резидентом, доктором Джейсоном Познером и медсестрой Сьюзи Монахан, ориентированной на пациентов.

Фильм также представляет ряд персонажей через серию воспоминаний.Эти сцены переносят профессора Пеленга во времени и пространстве. В центральном воспоминании профессор Беаринг возвращается в свое время, будучи застенчивой студенткой, которую отчитывал ее профессор, плодовитый знаток поэзии семнадцатого века, доктор Э.М.Эшфорд. Именно в этой сцене впервые вводится точка с запятой, которая обеспечивает основу для развития основных тем пьесы и понимания каждого персонажа. Посредством сцен, изображающих различные аспекты клинических обследований, медицинских тестов и лечения рака, фильм искусно воссоздает личность персонажей, подталкивая зрителя к более глубокому пониманию борьбы каждого человека индивидуально и друг с другом по мере продвижения фильма.

После постепенного и размеренного спада жизнь профессора Беринга оканчивается моментом хаоса. Эта климатическая финальная сцена ярко изображает расчет каждого персонажа с его собственным чувством «я». Несмотря на ее «приказ не реанимировать (DNR)», доктор Познер вызывает код, когда обнаруживает, что ее сердце остановилось. Сделав последний акцент на разрыве отношений между медицинским работником и пациентом, зритель понимает, что попытки реаниматора мотивированы желанием продлить свое исследование, а не какой-либо эмоциональной связью с профессором Берингом.Напротив, тихо самоуверенная медсестра Монахан (единственный поставщик медицинских услуг, который берет на себя роль защитника интересов пациентов) мужественно восстает против злополучных усилий медицинской бригады и решительно отменяет кодекс. Фильм заканчивается тем, что камера приближает сильно освещенное лицо трупа профессора Беаринг, затем медленно превращается в черно-белую фотографию профессора Беаринг в период до ее диагноза рака, с легкой улыбкой, с открытыми глазами и зритель с изображением женщины, которая, наконец, избавилась от бремени своей физической борьбы с раком, которая приняла свою уязвимость, а также заботу и комфорт других.

«Ничего, кроме дыхания»: значение точки с запятой в

Остроумие

Wit - это не история выживания. Вместо этого фильм деконструирует типичный рассказ о том, как оставаться сильным благодаря лечению рака, преодолевать трудности и выживать. В фильме искусно построена история восстановления и восстановления человека не путем лечения тела, опустошенного раком, а путем признания своих слабостей, разоблачения себя и, что, пожалуй, наиболее пугающе из всех, отказа от контроля и, в результате, становления уязвимым. .В конце концов, остается ощущение, что главный герой пьесы «исцеляется, а не исцеляется» (М. Эдсон, «Личное общение», 13 марта 2015 г.).

13 марта 2015 года мы сели с Маргарет Эдсон, драматургом, чья постановка 1993 года « Wit » послужила исходным материалом для фильма HBO 2001 года у нее дома, чтобы обсудить ее игру и последующую адаптацию HBO. Размышляя над ее сочинениями, Эдсон охарактеризовала Wit как борьбу между собой и своим творением, доктором.Вивиан Беаринг. Хотя Эдсон отказалась от творческого контроля над экранизацией своей работы, в фильме по-прежнему сохраняется конфликт между персонажем и создателем благодаря использованию ретроспективных кадров, которые часто прерывают нынешнюю больничную обстановку пьесы. В этих сценах профессор Беаринг, кажется, вырывает контроль у Эдсона и становится режиссером, инсценировав действие и вставив свои собственные комментарии. По словам Эдсона, «Мы понимаем то, к чему нас готовит наш предыдущий опыт». Вместо того, чтобы признать, что она чувствует себя уязвимой или не понимает, что происходит в больничной среде, профессор Беаринг использует ретроспективные кадры, чтобы справиться с незнакомым и восстановить свою силу, помещая непознаваемое настоящее в познаваемое прошлое.

Профессор Э.М.Эшфорд драматически объясняет важность пунктуации в книге Джона Донна. Фото: HBO Films, 2001

Одно особенно яркое воспоминание происходит вскоре после того, как доктор Харви Келекян, ее лечащий врач, поставил профессору Беринг диагноз «продвинутая стадия рака», и он согласился участвовать в экспериментальном лечении. Это первый шаг к тому, чтобы профессор Вивиан Бееринг сместилась с позиции утешения в своей идентичности «доктора философии».. . знаток поэзии семнадцатого века », который« внес неизмеримый вклад в науку », в незнакомое и неудобное положение пациента и образца. Профессор Бееринг контекстуализирует этот дискомфорт, вспоминая раннюю неуверенность, которую она чувствовала, когда была студенткой, общаясь со своим профессором, известным старшим исследователем метафизической поэзии, доктором Э.М.Эшфордом. Используя «неточно акцентированный» перевод «Священного шестого сонета» Джона Донна, она неверно истолковывает знаменитую фразу Донна: «И смерти больше не будет, Смерти ты умрешь», и подвергается наказанию за свою ненаучную работу.В редакции, которую использует версия профессора Беринга, стихотворение ставится через точку с запятой, в то время как в «аутентичной» и правильной версии, используемой доктором Эшфордом, в стихотворении просто используется запятая. Это, казалось бы, тривиальное различие в пунктуации позволяет глубже понять большую тему пьесы и прекрасно сформулировано профессором Эшфордом в следующих строках:

Ничто, кроме дыхания - запятой - отделяет жизнь от жизни вечной. Это действительно очень просто. С восстановленной первоначальной пунктуацией смерть больше не является чем-то, что нужно разыгрывать на сцене с восклицательными знаками.Это запятая, пауза.

Таким образом, бескомпромиссный способ , можно кое-что узнать из этого стихотворения, не так ли? Жизнь смерть. Душа, Бог. Прошлое настоящее. Не непреодолимые преграды, не точка с запятой, а просто запятая.

Прокламация профессора Эшфорда описывает борьбу самого профессора Беаринг со своей человечностью и своей смертностью. Она так усердно работала, чтобы скрыть свои уязвимости, что переход в состояние, в котором она действительно признает свою слабость и человечность, кажется непреодолимым барьером, сравнимым с точкой с запятой, которую обсуждает профессор Эшфорд.Таким образом, когда профессор Беринг начинает лечение, она рассматривает смерть и слабость как врагов, с которыми она должна бороться. Несмотря на то, что ей пришлось оставить свою работу профессора, она испытывает сильную боль и одна, она поддерживает сильный фронт, демонстрируя свой интеллект через остроумие. Только в конце пьесы, после того, как она была почти полностью сломлена, она находит момент ясности и понимает, что этот «непреодолимый барьер», с которым она боролась всю свою жизнь и на протяжении всего лечения, представляет собой простую запятую, простое признание своей человечности через грубую уязвимость.

Доктор Эшфорд читает «Вивиан». Фото: HBO Films, 2001

Момент ясности профессора Беринга не грандиозен или эпичен. В самом деле, это простой момент, окрашенный детскими штрихами. В этой сцене, которая происходит ближе к концу фильма, профессор Эшфорд наносит незапрошенный визит профессору Пэрингу. На заднем фоне играет легкая, умиротворяющая колыбельная мелодия. Вскоре после прибытия своего старого наставника профессор Беаринг буквально переводит дыхание, делает паузу и переходит из своего защищенного изолированного состояния в состояние, в котором она полностью обнажена.Этот момент наступает, когда профессор Беаринг после паузы, а затем долгого выдоха признается: «Мне так плохо» и позволяет скатить единственную слезу. До конца сцены она полностью раскрыта в своей уязвимости. Эта сцена свободна от остроумия и проявлений интеллекта. Вместо этого профессор Беаринг хнычет и позволяет профессору Эшфорду утешить ее. Думая, что, как всегда, она найдет утешение в классических произведениях, профессор Эшфорд предлагает прочитать один из сонетов Донна. Однако теперь, когда профессор Беаринг уязвим, без каких-либо претензий или прикрытия, она отказывается от предложения и вместо этого приветствует чтение профессором Эшфордом детской книги The Runaway Bunny .

Момент уязвимости профессора Беаринга напрямую связан с ее смертью. В следующей сцене доктор Познер обнаруживает, что профессор Беринг мертв. Нет перехода между ее сценой с доктором Эшфордом и обнаружением трупа профессора Беринга. Фактически, подобно размышлениям профессора Эшфорда о запятых и смерти, профессор Беаринг после момента уязвимости переходит от жизни к смерти за кадром (не разыгрывается на сцене), без драмы. Только после того, как она признает свою человечность и слабость, она также сможет принять свою смертность.

Хотя профессор Эшфорд обсуждает жизнь и смерть, ее слова имеют сильную связь с миром реабилитационной медицины и будут полезны для оценки студентами. Хотя конечный результат реабилитационной терапии часто является более крупной целью, повседневное взаимодействие врача и пациента сосредоточено на небольших достижениях и использовании этих небольших шагов для продвижения к более крупной цели. Пациенты и клиенты не пытаются «преодолеть кажущиеся непреодолимыми барьеры» за один шаг, а, скорее, сосредотачиваются на ежедневной маленькой цели - выйти за пределы запятой.

Платиновое правило: взаимодействие пациента и медицинского работника

Wit - это больше, чем исследование человека, борющегося с экспериментальным лечением рака и, в процессе, своей человечностью. В пьесе также показано взаимодействие профессора Беаринг (или его отсутствие) с ее лечащими врачами доктором Харви Келекяном, доктором Джейсоном Познером и медсестрой Сьюзи Монахан.

Кадр из сцены Гранд-Раунда, в котором тело профессора Беринга используется в качестве текста. Фото: HBO Films 2001

Обладая характерным сухим остроумием, она размышляет об обезличенном характере больницы: «В Grand Rounds меня читают как книгу.Однажды я учил, теперь меня учат ». Несмотря на кажущуюся навязчивой потребностью профессора Беаринг повторить свои верительные грамоты про себя, в больнице и в мире исследований, она признает: «То, что мы привыкли думать, как я, на самом деле всего лишь баночка с образцами, просто суперобложка. просто белый лист бумаги с маленькими черными отметинами ».

Благодаря серии воспоминаний профессор Беаринг постепенно осознает, что она виновна в той же бесчеловечности, которую читатели так склонны критиковать ее поставщиков первичной медико-санитарной помощи.В смысле нового самосознания она контекстуализирует взгляд доктора Джейсона Познера на пациентов как на образцы со сценой, в которой она сама не может оценить или даже признать человечность своих учеников. В конце концов, она понимает, что ее поведение как профессора не сильно отличалось от поведения ее медицинской бригады.

В нашем интервью для JHR Эдсон описала сущность человеческого взаимодействия между пациентом и врачом, когда она размышляла о своей собственной работе в качестве помощника в отделении физиотерапии общественной больницы и в качестве пациента физиотерапии после отделения. ее плечо: «Что заставляет меня поверить, что я могу попробовать? Это мои отношения с тобой.Это действительно все, что у меня есть. Вы заставляете меня чувствовать себя так - что я могу попробовать »Эдсон считает, что медсестра Монахан успешно применяет этику взаимоотношений с профессором Берингом. Хотя у нее может не быть академического интеллекта докторов-исследователей или ученого и опытного профессора Беринга, она составляет основу исследовательской больницы из-за своих умений и чувствительности.

Хотя большинство знакомо с Золотым правилом (относитесь к другим так, как вы, хотите, чтобы относились к ним), Эдсон в нашем интервью упомянул Платиновое правило (относитесь к другим так, как они, ), и его важность в взаимодействие пациента и врача.Медсестра Монахан, кажется, лучше всего воплотила «Платиновое правило» в экранизации « Wit ». Вместо того, чтобы унижать человеческое достоинство или покровительствовать профессору Берингу, медсестра Монахан, кажется, сочувствует своему пациенту. Кажется, она предвосхищает потребности своего пациента и так, как сама профессор Беаринг хотела бы, чтобы эти потребности были удовлетворены.

Медсестра Монахан и профессор Беринг разделяют очень личный момент, обсуждая DNR «Вивиан». Фото: HBO Films, 2001

Заимствуя эту тему человеческого взаимодействия из пьесы, Wit можно использовать, чтобы побудить учащихся изучить эффекты их взаимодействия с другими людьми в классе, клинике и сообществе.Как мы обращаемся к нашим пациентам? Может ли простой выбор слов на самом деле повлиять на наши взаимодействия до такой степени, чтобы повлиять на наши терапевтические результаты? Например, студенты могут изучить, как доктор Келекян и медсестра Монахан обращаются к профессору Берингу, и как их адреса могут повлиять на взаимодействие пациента с основным лицом, осуществляющим уход. В одной из вступительных сцен фильма доктор Келекян обращается к профессору Беаринг как к доктору Беаринг, а не использует свое имя. Этот акт профессионального уважения является безмолвным признанием строгости их соответствующих областей, их общей преданности своим знаниям и создает коллегиальную близость, которая движет их отношениями на протяжении всей пьесы.Напротив, медсестра Монахан начинает свои отношения с профессором Берингом с уважительного обращения: «Мисс. Несущий." Только когда профессор Беринг подойдет к концу своей жизни, она и медсестра Монахан переключают свои адреса друг с другом на более значительную и интимную «Вивиан».

Студенты также могли проследить, как изображены взаимодействия профессора Беаринг с тремя ее основными опекунами. Они могут критиковать каждое взаимодействие, сравнивать и противопоставлять их и, возможно, даже найти время, чтобы переписать то, как они справились бы с взаимодействием, если бы они были на позиции основного опекуна.

«Прижимаем к краю»

Интересно, что Эдсон поделилась, что ее первая работа была помощницей по физиотерапии. Размышляя над этой ранней работой, Эдсон заметил: «Мне кажется, что мир физиотерапии - это постепенный прогресс; это маленькие шаги, маленькие улучшения к далекой цели ». На протяжении всей пьесы превращение профессора Беаринг в человека, который выжил и готов признать свою уязвимость, достигается посредством аналогичной серии небольших шагов в форме того, что Эдсон называет духовной физиотерапией.По словам Эдсона, к концу пьесы профессор Беаринг «оказалась на грани того, что она считает безопасным делать, и ей придется сделать еще одну вещь. И вот здесь мы растем, там на грани, в зоне дискомфорта. Если дестабилизации слишком много, мы отказываемся, но если есть нужная сумма, то и наступает наш рост ». Медсестра Монахан, которая с ее мягким терпением стойко стоит рядом с ней, становится тем врачом, который толкает профессора Баринга ровно настолько, чтобы помочь ей вырасти.Их отношения позволяют профессору Берингу осознать ту истину, которую описывает Эдсон: «риск собственной слабости - это начало вашего собственного увеличения силы».

Практикующие, пациенты и драматурги

«Физиотерапия - это такой диалог; это только вы двое, и вы говорите об этом, и делаете это вместе ».

По словам Эдсона: «Изучение театра - лучший способ увидеть, что значит быть кем-то другим; притвориться кем-то другим.«Включив драматургию и актерское мастерство в учебную программу ПК, преподаватели могут помочь студентам изучить свой рост как врачей, справиться со своими ошибками и даже обрести лучшее чувство сочувствия и понимания к своим пациентам.

Преподаватели могут включить мультимедийный подход в Wit , попросив учащихся прочитать сцену из театрального спектакля, а затем посмотреть ту же сцену из фильма. В простом упражнении «сравнение-контраст» студенты могут объединиться в пары и изучить различия и сходства между обоими средами.Учащиеся могут использовать этот анализ, чтобы начать диалог о различных идеях, которые они получили с помощью различных сред.

Improv - это небольшое введение в актерское мастерство и драматургию для студентов физического факультета. Учащиеся могут по очереди выполнять определенные роли, такие как: пациент и практикующий врач, практикующий врач и член семьи пациента, а также практиковаться в демонстрации незаписанных взаимодействий перед классом. Это короткое упражнение побудит студентов-актеров мыслить с новых точек зрения, а также даст классу возможность высказать свое мнение о сцене.

Обложка пьесы Эдсона 1993 года

Эдсон предлагает студентам прочитать различные сцены из «Остроумия», занимая разные роли при каждом чтении, а затем обсудить, как их чувства и понимание ситуации меняются с каждым персонажем. В частности, есть две сцены, которые хорошо подходят для этого упражнения на сочувствие. Первая, известная как «сцена эскимо», происходит ближе к концу пьесы, когда медсестра Монахан и профессор Беринг обсуждают статус кода.Вторая сцена открывает пьесу и изображает взаимодействие между доктором Келекян и профессором Беринг в тот момент, когда она получает свой первоначальный диагноз и принимает решение подписаться на протокол экспериментального исследования.

Эдсон считает, что собственно драматургия может побудить студентов стать лучше слушателями и более чуткими клиницистами. «Драматурги представляют, что говорят другие, воображают мысли и высказывания других людей. И вот что такое сострадание ». Попросив студентов написать сцену, в которой они взаимодействовали с пациентом, они будут вынуждены вспомнить, что сказал их пациент, и помочь изучить новые стратегии для улучшения навыков слушания.Кроме того, если студенты пишут с точки зрения своих пациентов, они получают возможность попрактиковаться в сочувствии другим. Они должны отказаться от авторитетной позиции клинициста и по-настоящему почувствовать, что значит быть человеком, получающим эти знания.

Студенты могут использовать драматургию для составления графика своего прогресса в качестве клиницистов, создавая сцену, в которой они обдумывают, как они будут действовать в определенной ситуации пациента, прежде чем перейти к клинической ротации, а затем пересмотреть сцену после того, как они приобретут клинический опыт, отражая то, что они на самом деле пережили. это терпеливое взаимодействие.Этот стиль письма может быть эффективным инструментом для учащихся в решении сложных или разочаровывающих ситуаций во время клинической ротации. Один из самых страшных вопросов, который можно задать, - «Расскажите мне о случае, когда вы сделали ошибку». Плейрайтинг предлагает творческий подход, чтобы облегчить это размышление студентам, предлагая им составить сцену, в которой они воспроизведут эту ошибку. Чтобы дать учащимся четкое представление о событии, сцена должна быть составлена ​​с использованием персонажа-заместителя вместо самого учащегося.Затем инструктор мог раздать сцены студентам, которые не писали пьесу, и попросить их по очереди выполнять ошибку как врач, так и пациент. Во время этих выступлений игроки, сценарист и аудитория могли работать вместе, чтобы исправить ситуацию, таким образом, сделав это познавательным опытом для всего класса.

В целом, драматургия может помочь студентам построить сообщество, в котором они будут делиться работой друг друга и взаимодействовать с ней, а также учиться на опыте своих сверстников.

Биография Маргарет Эдсон

Маргарет Эдсон
Фото: Дэйв Смайли

Маргарет Эдсон родилась в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1961 году. Получив ученую степень по истории и литературе, она работала клерком в стационаре отделения рака и СПИДа исследовательской больницы. «Остроумие», написанное в 1991 году, - ее единственная пьеса. Эдсон работает учителем в государственной школе с 1992 года. В настоящее время она преподает общественные науки в шестом классе государственных школ Атланты.

Хронология

Wit Productions and Awards

Wit был написан в 1991 году и впервые был показан на South Coast Repertory, Коста-Меса, Калифорния, в 1995 году.Он был снят в Нью-Йорке в 1998 году и получил Пулитцеровскую премию в области драмы в 1999 году. В 2001 году фильм HBO с участием Эммы Томпсон получил премию «Эмми» как лучший фильм; теперь он доступен на YouTube. Остроумие было возрождено на Бродвее в 2012 году с Синтией Никсон в главной роли. Спектакль был поставлен в сотни раз на десятках языков. Текст широко используется в преподавании, начиная от школьного английского до выпускных семинаров по биоэтике.

Друг: Роман (Мягкая обложка)

Описание


ПОБЕДИТЕЛЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ КНИЖНОЙ ПРЕМИИ 2018 ГОДА ЗА Художественную литературу

В КОРОТКИЙ СПИСОК МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ ДУБЛИНА

NEW YORK TIMES BESTSELLER

… горе, искусство и любовь. —Wall Street Journal

«Проникающая, трогательная медитация о потере, комфорте, памяти ... У Нуньеса кривое, иссушающее остроумие». —NPR

«Сухой, намекающий и очаровательный… комедия здесь пишет сам." The New York Times

Трогательная история любви, дружбы, горя, исцеления и волшебной связи между женщиной и ее собакой.

Когда женщина неожиданно теряет своего лучшего друга и наставника на всю жизнь, она оказывается обремененной нежеланной собакой, которую он оставил.Ее собственная борьба с горем усиливается немыми страданиями собаки, огромного немецкого дога, травмированного необъяснимым исчезновением своего хозяина, и угрозой выселения: собакам запрещено находиться в ее многоквартирном доме.

В то время как другие беспокоятся, что горе сделало ее жертвой магического мышления, женщина отказывается разлучаться с собакой, за исключением коротких периодов времени. Изолированная от остального мира, все более одержимая заботой о собаке, решившая читать ее мысли и проникать в ее сердце, она опасно близка к разгадке.Но несмотря на то, что неприятностей предостаточно, их обоих ждут богатые и удивительные награды.

Elegiac and search, The Friend - это одновременно медитация на потерю и празднование преданности человека и собаки.

Об авторе


Сигрид Нуньес - автор романов Город спасения , Последний из ее рода , Перо на дыхании Бога и Для Руанны и других. Она также является автором книги Semper Susan: A Memoir of Susan Sontag .Она была лауреатом нескольких наград, в том числе премии Уайтинга, Римской премии в области литературы и стипендии Берлинской премии. Нуньес живет в Нью-Йорке.

Похвала за…


«Созерцание письма и потеря целостности в нашей литературной жизни составляют основу романа ... Сама проза Нуньеса утешает нас. Ее уверенный и прямой стиль поднимает настроение - музыка в предложениях, ее глубокий и разнообразный интеллект. Она без претензий обращается к важным идеям и предлагает мудрость любому начинающему писателю, который, как опасается рассказчик, может никогда не узнать этого дорогого, умного друга или этот умирающий мир.Но умирает ли оно? Возможно. Но с The Friend , Нуньес предоставляет доказательства того, что на данный момент он выживает ». - The New York Times Book Review

«Очаровательно ... комедия здесь написана сама собой ... тон романа в целом, однако, печален и звучит ... Куск ". - The New York Times

«В кристальной прозе Нуньес создает впечатляюще контролируемый портрет« истощения траура »». - Житель Нью-Йорка

«Повсюду в этом романе невозможно разделить любовь и товарищество. от потери... «Друг » - один из тех редких романов, которые, в конце концов, заставляют ваше сердце биться медленнее ». —Los Angeles Review of Books

«Прекрасная книга… наполненная миром понимания смерти, горя, искусства и любви». - Wall Street Journal

«Медитация о чтении и письме, любви и утрате», «Друг » - это произведение, богатое литературными аллюзиями и анекдотами…. С «Друг ».. . [Нуньес] нашла идеальный слух ... Проза Нуньес наполнена остроумием, теплотой и мудростью. «Друг» - настоящий восторг: я искренне боюсь, что в этом году не прочту лучшего романа ». - The Financial Times

«Проницательная, трогательная медитация о потере, комфорте, памяти, о том, что значит быть писателем сегодня, и о различных формах любви и дружбы ... У Нуньеса острый, иссушающий ум. ” - NPR

«Книга - интимная, красивая вещь, обманчиво легкая, примерно на 200 страницах, но наполненная проницательностью… [] искусно дискурсивная медитация о дружбе, любви, смерти, одиночестве, собачьем общении и жизни стареющего писателя из Нью-Йорка.Этот роман, написанный как письмо к покойному другу, отнюдь не тяжелый, он изобилует критическими замечаниями, особенно о писателе, которому пришлось преподавать студентам ». - The Economist

«В этом тонком, но безупречном романе писатель внезапно без объяснения причин теряет своего лучшего друга и наставника… Кривой и трогательный, The Friend - это история любви, история мании и история выздоровления. . » - Ярмарка тщеславия

«Горячее размышление о потере и общении.»- Marie Claire

« [A] хитрый удар кишки в романе… непревзойденный пример сказки о человеке и животном… Тон The Friend сухой, чистый, прямой - это самый надежный способ выразить свое мнение. от такого пристального изучения страданий и привязанности ». - Harper's Magazine

«Кривой риф об идее Рильке о любви как о двух уединениях, которые« защищают, граничат и приветствуют друг друга »». - Vogue

«С огромным сердцем и красноречием Нуньес исследует мозговые реакции на потерю. … «Друг » демонстрирует необычайный запас силы, который можно найти в повествовании и неожиданном общении.”- Minneapolis Star-Tribune

« Часто столь же забавно, сколь и задумчиво, The Friend - это элегантная медитация о горе, дружбе, исцелении и связях между людьми и собаками ». —Buzzfeed

«Серьезная книга о большой неряшливой собаке, седьмой роман Нуньес… показывает интеллектуальный вес работы ее покойной подруги, но также и отличительное чувство юмора и импульс повествования». - Стервятник

«Блестящее исследование жизни писателя, литературной дружбы, смертности, тяжелой утраты и нашего отношения к животным.Роман нелегко резюмировать; настоящая награда за это чтение - кристально чистая проза ... Читатели также будут наслаждаться удивительными сдвигами в повествовании ». —Rumpus

«Элегантная и мрачно-юмористическая медитация о горе и общении, это отличное чтение, независимо от того, одержимы ли вы собаками». —Shondaland.com

«Роман Сигрид Нуньес - увлекательная, эмоциональная история». —Paste Magazine

"« Друг »- доказательство того, что то, чего нам не хватает, само по себе является жизненно важной частью жизни, и что потеря может привести к значимым связям, обнаруживаемым в неожиданных местах.Иногда требуется животное, чтобы заставить человека понять свою человечность. А иногда такая неожиданная книга, как «Друг », может доставить не меньше комфорта, чем любой собачий компаньон ». —B&N Review

«Тихо блестяще и мрачно смешно… [ The Friend ] строгий и суровый, такой элегантный - так пренебрежительно относящийся к традиционным представлениям о сюжете - это вряд ли похоже на вымысел. Захватывающий дух и болью, и красотой; уникальная книга ». - Киркус , обзор с пометкой

«Захватывающий… Этот элегантный роман исследует как богатые воспоминания, так и повседневную обыденность, отражая то, как прошлое, особенно в горе, часто более яркое, чем настоящее.»- Publishers Weekly

« Легкий, задумчивый, любопытный и каким-то чудесным образом крепкий ». –Вивиан Горник для Bookforum

«Блестящая, но неформальная, грустная, но в то же время смешная до смеха… Эта красивая, скромная работа не разочарует». - Книжная страница

«Нуньес предлагает часто веселый, всегда проницательный взгляд на письмо, горе и общение с собаками». - Список книг

«Радость этого романа заключается в поразительной способности Нуньеса описывать мир и его обитателей, как людей, так и животных.Нуньес - пристальный наблюдатель за поведением, и на протяжении всего текста она сажает замечательные самородки, которые сразу кажутся правдоподобными, но при этом умеют удивлять ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *