Русские войска нанесли поражение Неаполитанскому королю » Военное обозрение

В бою на реке Чернишне, состоявшемся 18 октября 1812 года, было нанесено поражение авангарду Великой армии, который находился под командованием маршала Мюрата


Непростое решение, которое было принято на совете в Филях - оставить Москву, и последующий Тарутинский маневр, позволили русской армии скопить силы и подготовиться к дальнейшей борьбе с европейскими захватчиками.

К середине октября 1812 года соотношение сил изменилось в пользу России, в главном месте дислокации у села Тарутино русских солдат и офицеров насчитывалось уже порядка 100 тысяч (97 тысяч по данным Тарле, 110 тысяч по данным Клаузевица), велики по численности были и отряды ополченцев, сформированные в центральных российских губерниях.

Время работало на русских, «чем долее останется в Москве Наполеон, - говорил Кутузов, - тем вернее наша победа». Собранные силы позволяли перейти к контратаке, на этом настаивал Леонтий Беннигсен, начальник штаба Кутузова и ряд других генералов, хотя главнокомандующий еще осторожничал и выжидал.

Неподалеку от основных сил русской армии на реке Чернишне (современное название Черничка) расположился авангард Великой армии. Кроме французов в нем были поляки и немцы. Авангардом, который насчитывал порядка 26 тысяч человек, командовал маршал Мюрат, получивший из рук Наполеона неаполитанскую корону, поэтому его часто называют Неаполитанским королем. До Москвы, где находились главные силы французов, было 90 километров, авангард Неаполитанского короля не мог быстро получить поддержки, поэтому Кутузов принял предложение Беннигсена и Милорадовича атаковать Мюрата.


В. Доронин «Полковник В.В. Орлов-Денисов и казаки Лейб-гвардии в сражении при Тарутино. Казачья лава»

План, разработанный генерал-квартирмейстером Карлом Толем, хранили в большом секрете, как будет производиться атака на французов, знал ограниченный круг российских военачальников, однако, несмотря на меры предосторожности, утечка информации все же произошла, и Мюрат был в курсе всех перемещений русских.

Другим интересным моментом, предшествующему бою на Чернишне, стал перенос даты выступления с 17 на 18 октября (нового стиля) по причине того, что приказ о выступлении вовремя не получил генерал Ермолов, поскольку находился на …званном обеде, который устроил дежурный генерала 1-й Западной армии Петр Кикин. Кутузова, как рассказывали очевидцы, это обстоятельство очень рассердило.

К лагерю французов 36-тысячная русская армия четырьмя колоннами выступила вечером 17 октября. Ночной переход привел к тому, что часть войск опоздала к началу операции, вовремя прибыла лишь колонна Василия Орлова-Денисова.

Поскольку уже светало, он принял решение атаковать, не дожидаясь подхода остальных колонн. Французы, не ожидавшие столь внезапной атаки, бросив артиллерию и обозы, оставили позицию. Левый фланг французов содрогнулся, но выстоял, смелые казаки, вместо того, чтобы закрепить успех рассыпались по лагерю в поисках трофеев.

Плохо скоординированное командование этой операцией и оперативность, с которой действовал Мюрат, уберегли его корпус от полного разгрома. С оставшимся войском он отошел к селу Спас-Купля, где развернул артиллерию, которая остановила преследовавших русских.

Русская сторона в этом бою потеряла 300 человек убитыми и 904 ранеными, французы - 4 тысячи, из них 1 500 пленных.

Мюрат полностью не был разгромлен, цель до конца достигнута не была, как отмечает военный историк Дмитрий Бутурлин, «с российской стороны диспозиция к нападению соображена была хорошо, но ошибки в исполнении не позволили пожать всех плодов, ожиданных от оной».

Тем не менее, битва при Чернишне стала первой наступательной победой русского войска. Всю ночь «праздновалось воскресение умолкнувшей на время славы русской», дух русского воинства вновь воспрял, инициатива после этого сражения перешла к русским.

Для горделивого Наполеона известие о поражении его зятя (Мюрат был женат на сестре Бонапарта) стало серьезным ударом. В тот день он готовился к раздаче наград в Москве и всё еще обдумывал возможности похода на Петербург, «но известие о поражении короля Неаполитанского рассеяло все мечты его, ибо сей смелый удар со стороны россиян ясно показывал, что они намерены были продолжать войну».

На следующий день он вышел из Москвы, так начался исход Наполеона из России, закончившийся разгромом Великой армии.

topwar.ru

Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах -

Русская Православная Церковь

  • 14 Июль 2019

    15 сентября 2019 года в нашей Воскресной школе начинается очередной учебный год. К занятиям приглашаются все желающие. В школе две группы для взрослых и детей. Вниманию учащихся предлагаются следующие предметы: "Закон Божий", "Введение в Литургику", "История Древней Церкви", "Священное Писание", "Церковный рисунок". Прошение о приёме можно оставить в церковной лавке.  

  • 09 Июль 2019

    21 июля, в Воскресенье , после Литургии,  в 11.30 , в Лектории храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах состоится очередная  лекция по курсу «История Священного Писания» : «БИБЛИЯ в РОССИИ: от Елизаветинского издания до Синодального перевода». Ведущий : Аркадий Малер, философ, публицист, член Синодальной библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Вход свободный.

  • Все новости

hram-troicy.prihod.ru

«Кто бы мог подумать, что народ может сжечь свою столицу?» » Военное обозрение

В июне 1812 года армия Наполеона Бонапарта вторглась в пределы Российской империи. Так началась Отечественная война, ставшая серьезнейшим испытанием для русского народа и отправной точкой для конца империи Наполеона. Именно в России, как не раз бывало в ее истории, завоеватель, перед которым «расстелилась» вся континентальная Европа, оказался бессилен. Ни талант самого Наполеона, ни полководческие умения его маршалов, ни внушительная численность и хорошее вооружение французских войск (а на самом деле наполеоновская армия представляла собой не только французскую армию, но общеевропейскую — с участием соединений и частей со всей Европы) не смогли совладать с Россией. И главную роль в этом сыграли не только и не столько регулярные российские войска, сколько мужество русского народа в целом и целый ряд обстоятельств, не позволивших французам оккупировать Российскую империю.

В России французов и самого Наполеона поразило очень многое. Слишком отличались и климатические условия, и культура, и менталитет русских и других народов Российской империи от привычного глазу Наполеона европейского образа жизни. Нигде в Европе Наполеон не столкнулся с таким ожесточенным сопротивлением народа, не регулярных войск, а простых жителей, настроенных не на жизнь, а на смерть сражаться с оккупантами. Впоследствии Наполеон вспоминал, что поразило его в России больше всего.

Врач Барри О’Мира сопровождал Наполеона Бонапарта в ссылку на остров Святой Елены, уже после того, как величайший полководец Европы своего времени был окончательно разгромлен и повержен. Именно Барри О’Мира удалось весьма обстоятельно общаться с бывшим императором Франции, расспрашивая его о военной кампании в России и, разумеется, о том, что больше всего поразило Наполеона Бонапарта во время похода в Российскую империю. В беседе с врачом бывший император отмечал, что беспощадная русская зима и московский пожар стали главными причинами отступления его армии из России. Но шокировали императора и другие особенности России.

Конечно, самым главным, что вызвало удивление и безмерное восхищение Наполеона, было безмерное мужество русского народа. Наполеон сравнивал русских с жителями Литвы, подчеркивая, что последние оставались равнодушными наблюдателями шествия его армии, а русские сразу же перешли к борьбе против французов. Партизанское сопротивление нанесло по французской армии серьезные удары. На борьбу с оккупантами поднялись крестьянство и городской трудовой люд, в партизанских отрядах плечом к плечу сражались крепостные и помещики, мещане и купцы. Наполеон вспоминал, что на своем пути французская армия встречала покинутые и сожженные жилища. Крестьяне сами поджигали свои деревни, чтобы имущество и провиант не достались французам и чтобы неприятель не смог использовать их жилища для расквартирования войск. Впоследствии Наполеон признавался, что даже сильнейшая армия мира не способна выиграть народную войну, в которой против неприятеля поднимается весь народ. Спустя 129 лет это же было доказано и Великой Отечественной войной, во время которой в партизаны уходили «от мала до велика» — и подростки, совсем еще дети, и убеленные сединами старики.

Хотя сам Наполеон все же видел главной причиной поражения французских войск мороз и пожар в Москве, на самом деле именно единение русского народа и армии, блестящие действия легкой кавалерии и партизанских отрядов сыграли ключевую роль в фиаско полководца. Денис Давыдов, знаменитый партизанский командир, военачальник, а позже — и историк, писал, что все же французы были сокрушены посредством «глубоких соображений Кутузова, мужества и трудов войск наших и неусыпности и отваги легкой нашей конницы». Вряд ли слова Давыдова можно назвать преувеличением, тем более, что он был непосредственным и ярким участником событий. Вспоминал ведь и сам Наполеон, что «на нашем пути мы встречали только покинутые или выжженные селения. Бежавшие жители образовывали шайки, которые действовали против наших фуражиров».

Но нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и «Генерала Мороза», который не раз приходил на помощь русской армии. Настоящий шок у французов и их союзников, вторгшихся в Россию, вызвала знаменитая русская зима. Климатические условия в центральной части Российской империи самым существенным образом отличались от куда более мягкой погоды Западной и Южной Европы. А ведь в рядах наполеоновской армии были не только французы или бельгийцы, но и испанские и итальянские военнослужащие, совсем непривычные к морозным и снежным зимам России. Начавшиеся в ноябре морозы стали серьезнейшей проблемой для наполеоновской армии, не готовой к такому климату. Начнем с того, что у наполеоновцев просто отсутствовало необходимое для такого климата обмундирование.

3 декабря 1812 года был выпущен 29-й бюллетень Великой Армии, в котором прямо говорилось, что начавшиеся 7 ноября морозы привели к падению в течение нескольких дней около 30 тысяч лошадей. Артиллерия и кавалерия наполеоновской армии превратились практически в пешие части, значительное количество орудий и обозов пришлось просто бросить. Естественно, погибали и солдаты, не выдерживая круглосуточного нахождения на двадцатиградусном морозе. Именно «Генерал Мороз» оказался тем самым полководцем, который окончательно «добил» французскую армию.

Сам Наполеон утверждал, что просчитал «русскую зиму» на пятьдесят лет вперед и, по его расчетам, сильные морозы должны были наступить не раньше середины декабря, а наступили в ноябре. Таким образом, император перекладывал основную вину за неготовность своей армии к морозам на непредсказуемость погоды. Конечно, это тоже сыграло роль. Но одно можно сказать с уверенностью — даже при точности расчетов Наполеона, вряд ли французская армия смогла бы вынести русскую зиму, особенно в сочетании с единением народных масс. Французские войска, встречая сожженные жилища и уничтоженное имущество крестьян, просто не могли останавливаться на ночлег, пополнять свои запасы продовольствия и лошадей. «Генерал Народ» оказался не менее верным союзником России, чем «Генерал Мороз».

Московский пожар, грандиозное зрелище, по словам Бонапарта, достойное римского императора Нерона, сильнейшим образом повлиял на состояние наполеоновской армии. Рассчитывая войти в бывшую историческую столицу русского государства победителями, французы увидели лишь покинутый сгоревший город. Граф Федор Васильевич Ростопчин, московский градоначальник, при известии о подходе наполеоновских войск принял решение сжечь город дотла. Не пожалел градоначальник даже собственную усадьбу Вороново. Так и приходят на ум строки «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя….». Кто из сильных мира сего согласился бы сжечь собственные резиденции, чтобы они не достались неприятелю?

Непосредственными исполнителями московских поджогов стали две антагонистичные категории — каторжники, выпущенные по приказу градоначальника, и московские полицейские. Французские оккупанты неоднократно ловили за поджогами домов людей в полицейских мундирах, очевидно выполнявших приказ своего шефа — градоначальника Ростопчина. Начались массовые расстрелы поджигателей, но они уже ничего не могли исправить, а лишь свидетельствовали о бессилии наполеоновского командования. Всего было расстреляно около 400 человек, обвиненных в поджигательстве — в основном, это были выходцы из низших сословий городских жителей.

«Чтобы увлечь других, — вспоминал император, — я подвергался опасности, волосы и брови мои были обожжены, одежда горела на мне. Нескольких генералов огонь поднял с постелей. Я сам оставался в Кремле, пока пламя не окружило меня. Тогда я уехал в загородный дворец [императора] Александра в расстоянии приблизительно четырёх вёрст от Москвы. И вы, может быть, представите себе силу огня, если я скажу вам, что трудно было прикладывать руку к стенам или окнам со стороны Москвы, — так эта часть была накалена пожаром... Этот ужасный пожар всё разорил, — заключил Бонапарт. — Я был готов ко всему, кроме этого. Кто бы мог подумать, что народ может сжечь свою столицу? Если бы не этот роковой пожар, у меня было бы всё необходимое для армии; на следующий год Александр заключил бы мир или я был бы в Петербурге».


Подробнее см.: https://m.nkj.ru/archive/articles/20982/ (Наука и жизнь, Наполеон о русской кампании 1812 года)

Наполеон восхищался русской архитектурой Москвы, называл ее потрясающим полуевропейским — полувосточным городом. Французская армия, подошедшая к Москве в сентябре 1812 года, готовилась, согласно планам Наполеона, остановиться в Москве на зиму, чтобы избежать суровых холодов. Но перезимовать в сгоревшей Москве французы не могли. Это стало для армии Наполеона одним из фатальных ударов, обусловивших ее дальнейшее поражение и плачевный исход из России. Впоследствии и сам Наполеон рассказывал, что поджог Москвы, вместе с «Генералом Морозом», привел его армию к поражению.

Правда, сам градоначальник Ростопчин впоследствии пытался снять с себя обвинения в поджоге Москвы. Этому способствовали, в частности, и сведения о том, что в огне погибли от 10 до 20 тысяч раненых и больных русских людей. Кроме того, после ухода Наполеона стали появляться владельцы сожженных домов, и далеко не все из них были столь патриотичны, что мирились с видом своего сгоревшего недвижимого имущества. Некоторые требовали возместить понесенные в результате действий поджигателей убытки. Но это уже другая история, главное — московский пожар действительно нанес одно из сильнейших поражений наполеоновской армии.

Разумеется, не мог прославленный на полях европейских сражений полководец Наполеон не оставить воспоминаний и о действиях русской армии. В начале кампании они казались ему странными. Привыкший к линейным сражениям, Наполеон очень удивился, когда русская армия под командованием Барклая де Толли начала стремительно отступать на восток, покидая важнейшие города западной части страны. Благодаря отступлению русских войск, французам удалось в относительно короткое время дойти до Москвы. Рассчитывая захватить Смоленск, император столкнулся с первым серьезным разочарованием. Город горел, как и позже Москва, причем его жители и не думали тушить пожары. Русские спокойно поджигали собственное имущество с одной лишь целью — чтобы оно не осталось врагу. Поэтому оставаться в Смоленске не представлялось возможным.

Эйфория по поводу быстрого захвата западных территорий Российской империи сменилась тревогой. Ведь Наполеон все больше беспокоился о том, где расквартировать войска на зимовку. Идти дальше на восток, в казавшуюся бескрайней Россию, было страшно. Тем более, что встречали французскую армию лишь пустеющие города и жалкие остатки продовольствия. Ни лошадей, ни запасов провианта, ни одежды или хозяйственных товаров в городах и селах французские войска практически не находили. Естественно, что брожение возникало и среди самих солдат, которые с трудом понимали, почему «вознаграждением» за долгие странствия по всей Европе становятся сожженные и покинутые города. О недоумении своих солдат впоследствии, уже в ссылке на острове Святой Елены, вспоминал и сам Наполеон Бонапарт, делясь со своим врачом воспоминаниями о российском походе. Тактика русской армии по заманиванию французов вглубь страны оказалась на редкость оправданной — русские полководцы прекрасно понимали, что даже многочисленным войскам Наполеона не удастся установить контроль над бескрайними российскими просторами, особенно в условиях партизанской войны, пожаров, приближающейся зимы и отсутствия продовольствия в захваченных населенных пунктах.

Кстати, архитектура старых русских городов, их крепостные укрепления тоже вызвали неподдельный восторг Наполеона. В своих воспоминаниях Наполеон очень лестно отзывается о том же Смоленске. По словам императора, весь артиллерийский резерв был употреблен им для того, чтобы пробить бреши в стенах крепости, но ядра французских пушек застревали в русских укреплениях. Конечно, был интересен Наполеону и совершенно необычный для европейца вид русских построек — церквей, домов, крепостных сооружений.

Наконец, дороги… Извечная проблема России, о которой сложено много разнообразных анекдотических историй. Но эта проблема, как и суровый российский климат, не раз выручала нашу страну в борьбе с неприятельскими ордами. Не стал исключением и поход Наполеона. По сравнению с хорошими и компактными дорогами небольшой Европы, российские дороги того времени, по отзывам французского императора, были просто ужасными. Качество дорог сыграло на руку российским войскам. Наполеон, у которого отсутствовали достоверные карты местности и который видел, что дороги в большинстве своем являются труднопроходимыми, не решился разделить свою армию на несколько корпусов и направить их по разным направлениям. Впоследствии он тоже называл качество дорог одним из главных факторов, повлиявших на ослабление армии во время похода в Россию.

Таким образом, финал наполеоновского вторжения был вполне предсказуем. Поражение Бонапарта стало уроком для многих других врагов государства российского. Но, тем не менее, в 1941 году, спустя 129 лет после наполеоновской эпопеи, очередные «силы объединенной Европы» решились напасть на Советский Союз — Россию. И в этом случае народное сопротивление, действия армии, дороги и тот же «Генерал Мороз» не подвели нашу страну, хотя и противник был куда более серьезный, чем Наполеон в свое время.

topwar.ru

Русско-прусско-французская война 1806–1807 гг. » Военное обозрение

210 лет назад, 14 октября 1806 года, в решающей битве при Йене и Ауэрштедте армия Наполеона Бонапарта сокрушила прусскую армию под общим командованием герцога Карла Брауншвейгского. В результате этой военной катастрофы Прусское королевство было деморализовано и утратило волю к сопротивлению. 27 октября, то есть менее, чем через две недели после Йенской катастрофы, французский император с триумфом въехал в Берлин. Вскоре Пруссия пала.


Поражение и капитуляция Пруссии, вызванные глупостью, зазнайством и бездарностью прусского верховного командования, предопределило поражение IV антифранцузской коалиции (Великобритания, Россия, Пруссия, Саксония, Швеция). Россия опять осталась одна перед лицом победоносной французской армии. Военно-политическая обстановка была очень тяжёлой — одновременно Российская империя вела войну с Османской империей и Персией. Русская армия не могла в одиночку противостоять противнику и после ряда сражений отступила за Неман. Россия вынуждена была в июне 1807 года подписать Тильзитское соглашение.

Предыстория

Русско-австро-французская война 1805 г. (Война третьей коалиции) завершилась полным поражением антифранцузской коалиции. Из-за ошибок Австрии, которая переоценила свои силы, не стала ждать прихода русской армии и первой начала наступление против Франции, коалиция потерпела полное поражение.

Наполеон, действуя энергично и наступательно, окружил австрийскую армию Макка у города Ульм на р. Лех и заставил ее капитулировать до подхода русских войск. Французская армия, таким образом, перехватила в свои руки стратегическую инициативу, имея к тому же значительное превосходство в силах над разбитыми и деморализованными австрийцами и русской армией под началом М. И. Кутузова.

Однако Кутузов, прикрываясь сильными арьергардами, совершил блистательный марш и спас армию от окружения и уничтожения (или капитуляции). Тем самым Кутузов дал верховному командованию Австрии и России (к ним должна была присоединиться и Пруссия) шанс переломить ситуацию и выиграть войну. Однако австрийский и русский императоры, которых поддерживали многие генералы и советники, вопреки мнению Кутузова, решили дать решительный бой «корсиканскому чудовищу». 20 ноября (2 декабря) 1805 г. состоялось Аустерлицкое сражение, которое Наполеон Бонапарт назвал впоследствии самой большой звездой в созвездии его многочисленных побед на полях сражений. Наполеон блестяще воспользовался промахами противников и разгромил союзную армию.

Война была проиграна. Третья антифранцузская коалиция развалилась. Колеблющаяся Пруссия не решилась выступить против Наполеона и даже пошла на союз с ним. Австрия была вынуждена заключить с Францией в Пресбурге (Братиславе) тяжелый для неё мирный договор. Россия отвела войска на свою территорию. Это позволило Наполеону кроить карту Европы в своих интересах. Так, согласно Пресбургскому мирному договору император Франции отнял у Австрии Венецию, Истрию, Далмацию, Каттаро и Фриуль. С потерей этих территорий Австрия лишилась шестой части всего населения империи. В июле 1806 г. Наполеон создал под своим протекторатом на территории Западной Европы новое государственное образование — Рейнский союз. В него вошли Бавария, Баден, Вюртемберг и 13 других, более мелких, германских княжеств. Этим актом была ликвидирована «Священная Римская империя». Ее император Франц II принял титул императора Австрии — Франца I. Весной 1806 года Наполеон I лишил власти Бурбонов в Неаполе, где был провозглашен королем его брат Жозеф.

Пруссия вынуждена была уступить давлению Франции. Наполеон потребовал заключения оборонительного союза, подписанного в декабре 1805 года. В плату за это Наполеон пообещал отдать Пруссии Ганновер — занятое французами владение английской короны. Тем самым Пруссия превращалась из потенциального союзника Англии в ее врага. Весной 1806 года Англия объявила Пруссии войну, а Швеция (союзник Британии) установила морскую блокаду прусских балтийских портов. Всё это вызвало раздражение Пруссии, которая в итоге решилась в союзе с Россией и Англией выступить против Франции.

Россия и Франция

После поражения и развала Третьей антифранцузской коалиции состояние войны между Россией и Францией формально сохранялось, но, учитывая отсутствие общей границы, реальные боевые действия не велись. Петербургу не пошёл впрок урок Аустерлицкой катастрофы. Русское правительство решило продолжить борьбу с Наполеоном, хотя у России не было коренных противоречий с Францией, общей границы с территориальными спорами и противостояние русских с французами было крайне выгодно Лондону, Вене и Берлину.

Кроме того, политика Наполеона по отношению к России оставалась подчеркнуто доброжелательной, почти дружественной, хотя между двумя великими державами формально шла война. После Аустерлица Наполеон фактически прекратил боевые действия против русской армии, он дал ей спокойно уйти. Более того, он вернул России пленных солдат (с такого же дружеского жеста началась дружба Наполеона с императором Павлом).

Таким образом, Наполеон оставался верным своей внешнеполитической стратегии 1800 года. То есть стратегическому курсу на союз с Россией. Спустя две недели после «Битвы трёх императоров» в беседе с Гаугвицем Наполеон говорил: «Что касается России, то она будет со мною, — не сейчас, но через год, через два, три. Время сглаживает все воспоминания, и этот союз, быть может, был бы самым для меня подходящим». Наполеон лелеял старый план тройственного союза — Франции, Пруссии и России, который должен был поддерживать мир в Европе и устранить влияние Англии на континенте. При этом главным Наполеон считал союз с Россией.

Однако Александр Павлович не оценил дружественные жесты Наполеона. Курс на противостояние, к полному удовольствию англичан, был сохранен. Более того, в общественном мнение петербургского высшего общества, где Аустерлиц сначала был воспринят с растерянностью и тревогой, снова преобладали «ура-патриотические» настроение. Аустерлиц теперь расценивали как случайность, виноваты были австрийцы, англичане, но не верховное главнокомандование, которое ввязалась в ненужную русскому народу войну.


Поэтому русское правительство пыталось решить несколько важных задач. Во-первых, использовать передышку для поиска новых партнёров для продолжения войны — выяснить позиции Австрии и Турции, определиться с Пруссией. Во-вторых, укрепить союз с единственным оставшимся «партнером» — Англией. В-третьих, внимание России теперь было приковано не к Балтике и Северной Германии (в связи с захватом французами Ганновера), а к Балканам, Средиземноморью и Ближнему Востоку. Французы продолжали наращивать своё присутствие в Средиземноморье, и этот процесс принял угрожающий характер.

Адам Чарторыйский в своей записке на имя императора сообщил, что России необходимо срочно усилить свои войска на Ионических островах — в 1798-1799 годах русская Средиземноморская эскадра и турецкие силы под общим командованием Фёдора Ушакова освободили от французов Ионические острова, Павел I образовал из них республику Семи Островов под покровительством Петербурга и Стамбула, и укрепить Средиземноморскую эскадру. Кроме того, он считал, что Россия должна усилить своё военное присутствие на Балканском полуострове и сосредоточить войска у границ Молдавского княжества. Таким образом, курс на полномасштабное противостояние с Францией был сохранен.

Ситуация в Южной Европе была действительно напряжённой. Франция значительно усилила свои позиции в регионе. По условиям заключённого 26 декабря 1805 года в Пресбурге (Братислава) австро-французского мира, Вена отдала Наполеону как итальянскому королю Венецианскую область, Истрию (кроме Триеста) и Далмацию и признавала все французские захваты в Италии. Таким образом, французы резко укрепили свои позиции в Средиземноморье, получив большую часть восточного побережья Адриатического моря, и выходили на рубеж Балканы — Восточное Средиземноморье.

В результате французы получили возможность захватить Ионические острова, полностью вытеснив Россию из Средиземного моря. Ухудшало положение России переориентация Стамбула на Париж. После битвы при Аустерлице турецкий султан Селим III (годы правления 1789 — 1807) признал императорский титул Наполеона Бонапарта и приветствовал «самого давнего, самого верного и необходимого союзника» Османской империи. В августе 1806 года в Стамбул прибыл французский посланник генерал Себастиани, который при поддержке турецкого султана пытался модернизировать Османскую империю на европейски лад, он начал проводить реформы. Среди этих реформ были преобразования, направленные на создание регулярной армии по западным стандартам (реформы Низам-и Джедид). Стамбул планировал для восстановления военной мощи: создать призывную систему и мобилизационный резерв, заменить территориальные ополчения армейско-дивизионным делением, создать военную промышленность, закупить современное оружие и корабли, использовать помощь западных военных советников.

Себастиани имел указание испортить отношения между Россией и Турцией, чтобы турки закрыли для русского флота проливы и восстановили своё влияние в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии). Кроме того, французы установили контакты с Персией и намекнули туркам, что если те будут долго раздумывать, тогда Франция будет ориентироваться на Тегеран (персы были традиционными врагами османов).

Под влиянием французов османский султан сместил прорусских господарей Молдавии (Александра Музури) и Валахии (Константина Ипсиланти). По русско-турецким соглашениям назначение и смещение правителей этих княжеств должно было происходить с согласия Петербурга. Таким образом, появился повод к войне.

11 ноября 1806 года русская 40 тыс. армия под командованием Ивана Михельсона стала переходить Днестр и без боя заняла ряд крепостей. Эти действия не противоречили условиям Кючук-Кайнарджинского мира 1774 года. 18 декабря Стамбул объявил войну России, началась новая длительная русско-турецкая война 1806-1812 гг. Британцы пытались остановить этот конфликт, их эскадра даже прорвалась через Дарданеллы и встала у султанского дворца. Лондон предъявил Порте ультиматум — изгнать французскую миссию, объявить войну Франции, передать Дунайские княжества России, отдать британцам укрепления Дарданелл и корабли турецких ВМС. Турки, по совету французов, стали затягивать переговоры, а в это время с помощью французских инженеров укрепляли Дарданеллы, чтобы блокировать британские корабли. Адмирал Джон Дакворт понял всю опасность ситуации и отступил — британская эскадра с боем прорвалась в открытое море. В результате Османская империя перешла на сторону Франции, начав войну с Россией и Англией.

Дипломатические игры

В начале 1806 года царь Александр I в рескрипте послу России в Британии С. Р. Воронцову сформулировал основные задачи внешней политики Петербурга на данном этапе. Россия собиралась продолжить борьбу с французами, сохранить союз с Британией, удержать Австрию от полного подчинения Наполеону, помешать Пруссии и Франции укрепить союз и постараться привлечь Берлин к союзу с Петербургом. Особое внимание уделялось укреплению и сохранению союза с Англией. Мир между Лондоном и Парижем был крайне нежелателен. Без поддержки британского флота в Средиземном море ситуация резко изменялась в пользу Франции. Русская Средиземноморская эскадра не могла противостоять более мощному французскому флоту и воспрепятствовать переброске французских войск из Италии на Балканы, в Далмацию.

В этот период Лондон вёл переговоры с Парижем, чтобы не вести войну в одиночку. Но как только стало ясно, что Пруссия и Россия выступят против Франции, Лондон сразу свернул переговоры с Парижем. Английские министры были вновь готовы вести войну против Франции до последнего прусского и русского солдата.

Одновременно Петербург прощупывал почву в Париже. Во Францию был направлен Пётр Убри, официально он должен был решить вопрос об обмене пленными, а неофициально узнать о возможности заключения длительного перемирия между Россией и Францией или даже всеобщего мира, который гарантирует стабильность в Европе. Соглашение должно было остановить французскую экспансию на Балканы и в Восточное Средиземноморье.

Переговоры шли трудно. Россия не считала себя побежденной, в Европе возникли новые спорные вопросы. На словах всех говорили о готовности идти на уступки, но как только дело доходило до практики, всё приходилось начинать сначала. Всё же Убри решился на свой страх и риск подписать 20 июля 1806 года с генералом Кларком франко-русский мирный договор. Он был компромиссным. Франция признавала права России на Ионический архипелаг и обязывалась не вводить в Турцию свои войска. Франция сохраняла за собой Далмацию и обязывалась вывести войска из Северной Германии при условии вывода русских сил из Адриатики. Между двумя великими державами устанавливался мир на вечные времена.

Таким образом, при всех его недостатках, договор 20 июля мог стать фундаментом для мира между Францией и Россией. Жизненные интересы ни одной из держав не были ущемлены, можно было найти точки общих интересов, и самое главное прекращалась война, очень выгодная для Англии.

Однако к тому времени, когда договор Убри — Кларк поступил к Александру на ратификацию, царь уже слишком далеко зашёл на пути создания новой антифранцузской коалиции. Петербург и Берлин в это время заключили союз, направленный против Франции. В подписанной 1 (13) июля 1806 г. в Берлине секретной декларации прусский король Фридрих-Вильгельм III заявил о своей верности России и заверил, что никогда «не присоединится к Франции». В конце июля Александр I подписал аналогичную декларацию.

В августе Александр Павлович собрал закрытое совещание Государственного совета по вопросу ратификации мирного договора от 20 июля с Францией. М. И. Кутузов, А. Б. Куракин, Н. П. Румянцев высказались в пользу утверждения договора. Они считали, что это даст возможность с честью и без ущерба избавиться от новой войны с Францией. Но Будберг и другие министры из ближайшего окружения царя, знавшие воинственные и антифранцузские настроения Александра, и умело приспосабливающиеся к ним, высказались против ратификации соглашения. То есть за войну с Францией. Александр решился на новую войну с Францией, которая в итоге принесет большую кровь уже в саму Россию и подписал манифест «О предстоящей войне с Францией».

Наполеон же до последнего верил, что здравый смысл победит в Петербурге. Он придавал мирному договору огромное значение и ждал хороших вестей из России, чтобы вернуть армию во Францию, соответствующие распоряжение уже были отданы начальнику штаба Бертье. В письме Жозефу 27 августа 1806 г. он пишет, что «хотели породить сомнения в его ратификации», но этому не следует верить. Когда 3 сентября Наполеон узнал об отказе Александра утвердить договор, он сразу же дал приказ вернуть армию. При этом Наполеон до последнего верил, что кризис смогут преодолеть. Однако ошибся.

Россия также старалась поддержать Вену, побудив Австрию противостоять давлению Наполеона, который хотел добиться транзита французских войск в Далмацию через австрийскую территорию. В итоге Вена уступила давлению Парижа, но сохранила дипломатическую поддержку России.

Большие усилия были направлены на создание союза с Пруссией. В начале 1806 года прусское направление внешней политики стало основным как для Франции, так и для России. Для Наполеона подчинение Пруссии воле Франции означало полный контроль над Германией, над северогерманским побережьем, что усиливало возможности по борьбе с Англией. Кроме того, союз с Пруссией наносил сильнейший удар Австрии, которая хоть и подчинилась воле Наполеона, но таила в себе ненависть Франции и революционным переменам в Европе. Для Петербурга стратегический союз с Пруссией означал возможность сдерживать натиск Франции на рубеже Германии или даже нанести военное поражение Франции в Центральной Европе (прусская армия считалась одной из самых мощных в Европе), плюс сохранение своего влияния в Германии. Берлин собирался извлечь выгоды из такого положения, став посредником между Россией и Францией. При этом король Пруссии Фридрих Вильгельм III хотел быть равноправным партнёром, повышая статус Берлина.

А. Чарторыйский в переговорах с уполномоченным прусского короля герцогом Брауншвейгским отверг идею тройственного союза Франции, Пруссии и России, а также планы посреднической деятельности Берлина. Российский МИД доказывал, что противоречия между Францией и Пруссией носят непримиримый характер и рано или поздно между ними возникнет конфликт, поэтому Берлину лучше вступить в антифранцузский союз. Но Фридрих Вильгельм III сначала предпочёл продолжать линию на союз с Францией. 5 марта 1806 года Пруссия ратифицировала новый договор с Францией. По нему Франция передавала прусской короне Ганновер, а Берлин закрывал северогерманские порты для британских судов, присоединяясь к морской блокаде Англии. Лондон в ответ объявил войну Пруссии. Петербургу эта война была не выгодна не только с точки зрения военно-политических интересов, но и экономических — конфликт принёс огромные убытки балтийской торговле. Кроме того, ситуация ещё более обострилась из-за включения в конфликт Швеции, давней союзницы Лондона.

При этом король Фридрих-Вильгельм послал Александру письмо, в котором снова клялся в верности своей дружбы. Таким образом, Пруссия вела двойную игру. С одной стороны, Берлин официально стал союзником Парижа, с другой — искал возможность сохранить особые отношения с Россией и Британией. Так, 20 марта секретная декларация установила тайный союз Гогенцоллернов и Романовых.


Прусский король Фридрих Вильгельм III

В июне 1806 года Александр отправил в отставку главу МИД Чарторыйского, который в своей деятельности ориентировался на Лондон, стараясь, основное внимание России сосредоточить на делах Ближнего Востока и Балканского полуострова. При этом Адам Чарторыйский был противником союза России с Пруссией, считая, что это ухудшит возможности по восстановлению государственности Польши. Александр негативно относился к планам восстановления Польши, понимая, что это резко ухудшит отношения с Австрией и Пруссией, приведёт к изоляции России.

12 июля 1806 года в Париже был заключён Рейнский союз. Кроме того, Наполеон сообщил английскому представителю о своем решении возвратить Англии Ганновер, если она согласится наконец подписать мир. Английская дипломатия тотчас поставила в известность прусского короля о «вероломстве» Наполеона. Это окончательно вывело из себя Берлин, патриоты потребовали войны с Францией. Королевская дипломатия начала энергичную работу по поиску союзников. И Пруссия пошла на союз с Россией.

Таким образом, используя ситуацию, Лондон сколотил четвертую антифранцузскую коалицию, которая окончательно сформировалась к сентябрю 1806 года. В неё вошли Англия, Пруссия, Россия и Швеция. Англия, как всегда, взяла на себя обязательства денежный вопрос (субсидировать войну, используя прусское и русское «пушечное мясо»), а остальные участники — дать свои войска. Независимо от этого Пруссия заключила союз с Саксонией.

Продолжение следует…

topwar.ru

Отечественная война 1812 года - Разгром французских завоевателей

В начале 19-го века в Западной Европе шли большие войны.

Армии французского императора (царя) Наполеона разбили войска многих других государств Европы. Собрав силы всех побеждённых стран, Наполеон двинул их вместе с французской армией на Россию.

В 1812 году враги вступили на нашу землю. Наполеон считал себя непобедимым. Он даже вёз свою статую, которую хотел поставить в русской столице.

Войска Наполеона прошли через Литву, Белоруссию, заняли город Смоленск и двинулись на Москву. Русские армии отступали. Войск у России тогда было в три раза меньше, чем у Франции.

  • Мы долго молча отступали.
  • Досадно был б, боя ждали.
  • Ворчали старики:
  • «Что ж мы? На зимние квартиры?
  • Не смеют, что ли, командиры
  • Чужие изорвать мундиры
  • О русские штыки?»
  • (М. Лермонтов. Бородино.)

Народ бранил царских начальников. Многие требовали, чтобы во главе армии был поставлен Кутузов.

Михаил Илларионович Кутузов прославился во многих сражениях. Это он был с Суворовым под Измаилом. Солдаты его знали и верили ему.

Кутузов понимал, что для спасения России одной армии мало. Он хотел вооружить народ - создать большое народное ополчение. Но царь и помещики боялись вооружать народ. Нехотя царь назначил Кутузова командующим. Зато солдаты радовались и говорили: «Вот едет Кутузов бить французов».

Все ждали боя, и Кутузов решил его дать.

Войска расположились около села Бородино в 120 километpax от Москвы.

Наступило 26 августа 1812 года. С восходом солнца загремели пушки. Враги тучей двинулись на русские укрепления. Завязалась ожесточённая Бородинская битва. Пехота и конница, синие, чёрные, красные и белые мундиры, развевающиеся знамёна - всё перемешалось. Укрепления несколько раз переходили из рук в руки. Битва длилась весь день. Обе армии потеряли много солдат.

В Бородинском сражении силы французской армии были подорваны, но ещё не сломлены. Продолжать сражение на следующий день Кутузов не стал. «У врага ещё сил много, - говорил он, - у нас сил меньше. Наполеон может разбить нашу армию, а если мы потеряем армию, то мы потеряем и Россию».

Русская армия отошла. Пришлось оставить Москву. Армия завоевателей подошла к древней русской столице. Наполеон стоял на горе и ждал, что москвичи придут просить милости. Он думал, что после занятия Москвы война будет кончена и Россия подчинится воле завоевателя.

Но Наполеон ждал напрасно. Русские люди не пошли на поклон к врагу. Вслед за русской армией Москву покинули почти все её жители. В народе говорили: «Теперь война только начинается. Вся Россия в поход пойдёт».

 

Разгром французских завоевателей

Сразу после вступления врага в Москву в ней начались пожары. Весь город был охвачен пламенем. Склады и запасы продовольствия погибли в огне. Большая часть Москвы выгорела. Там, где недавно были людные улицы, теперь остались пепелища.

Враг в Москве,- это тяжёлое известие разнеслось по стране. Тысячи людей поднялись на борьбу с врагом. В тылу у неприятеля создавались партизанские отряды.

Одним из славных организаторов партизанских отрядов был Ермолай Четвертаков. Он был солдатом. В бою под ним была убита лошадь, и он попал в плен. Однако ему удалось бежать. Четвертаков пришёл в ближайшую деревню и предложил создать партизанский отряд. Вскоре вокруг Четвертакова собралось триста крестьян.

Таких отрядов было много. А некоторые из них насчитывали по три и даже по четыре тысячи человек. Партизаны прятались в лесах, устраивали засады и нападали на небольшие вражеские отряды.

Партизанам не хватало оружия, но они отбивали его у неприятеля. Бывали случаи, когда крестьяне увозили вражеские пушки.

Среди народных героев были женщины. Особенно известна своими подвигами Василиса Кожина. Она уничтожила десятки неприятельских солдат.

С каждым днём положение армии Наполеона в Москве становилось всё хуже и хуже. В городе начался голод. Враг нигде не мог достать продовольствие и корм для лошадей; крестьяне всё прятали или сжигали, лишь бы не доставалось захватчикам. Наполеон не мог дольше оставлять свою армию в Москве. Он двинул её на юг. Наполеон думал на юге достать хлеб для своих солдат. Но русская армия загородила врагам дорогу. К этому времени она пополнилась свежими силами, окрепла.

Под городом Малоярославцем произошёл жаркий бой. Вражеские войска потерпели поражение, их отогнали на ту же дорогу, по которой захватчики пришли к Москве. А ведь здесь сами враги уже всё разорили, разрушили города и сёла. Тут их тоже ждал голод. Неприятельские войска упорно защищались, но русская армия гнала их с родной земли.

Добивать неприятеля русской армии помогали партизаны - русские, белорусские, литовские. Со всех сторон они нападали на отступающего противника.

В Россию вторглась огромная 600-тысячная наполеоновская армия. Теперь от неё осталось всего 30 тысяч человек. Сам Наполеон едва не попал в плен.

В войне 1812 года весь народ поднялся на защиту отечества. Поэтому эта война и называется Отечественной.

Разгромив захватчиков, русский народ помог и другим народам Западной Европы освободиться от владычества завоевателей. Русские войска дошли до самого Парижа - столицы Франции.

  • < Расширение России в конце 18-го века - Народы Кавказа и их присоединение
  • -> Декабристы - Борцы за свободу народа >

hist-world.com

ТОП-10 удивительных подвигов русской армии (часть первая): matveychev_oleg — LiveJournal

В топ не включены одиночные подвиги русских воинов, подобных капитану Николаю Гастелло, матросу Петру Кошке, воину Меркурию Смоленскому или штабс-капитану Петру Нестерову, потому что с тем уровнем массового героизма, которым всегда отличалась русская армия, решительно невозможно определить десятку лучших воинов. Все они равно великие.

Места в топе не распределены, так как описываемые подвиги относятся к разным эпохам и сравнивать их между собой не совсем корректно, но все их объединяет одно — яркий пример торжества духа русского воинства.

Подвиг дружины Евпатия Коловрата (1238 год).

Евпатий Коловрат — уроженец Рязани, сведений о нем не так много, и они противоречивы. Одниисточники говорят, что он был местным воеводой, другие — боярином.

Из степи пришли вести, что татары идут походом на Русь. Первой на их пути лежала Рязань. Понимая, что собственных сил для успешной обороны города у рязанцев мало, князь послал Евпатия Коловрата искать помощи в соседних княжествах.

Коловрат отбыл в Чернигов, там его настигло известие о разорение родной земли монголами. Не медля ни минуты, Коловрат с малой дружиной спешно двинулся в сторону Рязани.

К сожалению город он застал уже разоренным и сожженным. Увидев развалины, собрал тех кто мог сражаться и с войском, численностью примерно в 1700 человек бросился в погоню за всей ордой Батыя (около 300 000 воинов).
Настигнув татар в окрестностях Суздаля, дал бой неприятелю. Несмотря на малую численность отряда, русским удалось смять арьергард татар внезапной атакой.


Батый был очень ошеломлен этой неистовой атакой. Хану пришлось бросить в бой свои лучшие части. Батый просил привести ему Коловрата живым, однако Евпатий не сдался и мужественно бился с превосходящим по численности врагом.
Тогда Батый послал к Евпатию парламентера, чтобы спросить, чего хотят русские воины? Евпатий ответил — «только умереть»! Бой продолжался. В итоге монголам, боявшимся приближаться к русским, пришлось применить катапульты и, только так дружину Коловрата смогли одолеть.

Хан Батый, пораженный мужеством и героизмом русского воина, отдал тело Евпатия его дружине. Остальных воинов, за их смелость Батый велел отпустить, не причинив им вреда.
О подвиге Евпатия Коловрата рассказано в древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем».

Переход Суворова через Альпы (1799 год).

В 1799 году русские войска, участвовавшие в сражениях с французами в Северной Италии в составе Второй антифранцузской коалиции, были отозваны домой. Однако, по пути домой русские войска должны были оказать помощь корпусу Римского-Корсакова и разгромить французов в Швейцарии.

Для этого армия под предводительством генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. вместе с обозом, артиллерией и ранеными совершила беспрецедентный переход через альпийские перевалы.

В походе армия Суворова прошла с боями через Сен-Готард и Чёртов мост и совершила переход из долины Рёйса в Мутенскую долину, где попала в окружение. Однако в сражении в Мутенской долине, где нанесла поражение французской армии и вышла из окружения, после чего совершила переход через заснеженный труднодоступный перевал Рингенкопф (Паникс) и через город Кур направилась в сторону России.

Во время боя за Чёртов мост французам удалось повредить пролет и, чтобы преодолеть пропасть. русские воины под огнем связали шарфами офицеров доски оказавшегося неподалеку сарая и по ним пошли в бой. А во время преодоления одного из перевалов, чтобы сбить французов с высоты, несколько десятков добровольцев без всякого альпинистского снаряжения поднялись по отвесной скале на вершину перевала и ударили французам в тыл.

В этом походе под командой Суворова в качестве рядового солдата участвовал сын императора Павла I великий князь Константин Павлович.

Оборона Брестской крепости (1941 год).

Брестская крепость была построена русскими военными в 1836-42 годах исостояла из цитадели и трёх защищавших её укреплений. Позже она несколько раз модернизировалась, переходила в собственность Польши и вновь возвращалась к России.

К началу июня 1941 года на территории крепости размещались части двух стрелковых дивизий РККА: 6-й Орловской Краснознаменной и 42-й стрелковой и несколько мелких подразделений. Всего, к утру 22 июня в крепости находилось около 9 000 человек.

Немцы заранее решили, что Брестскую крепость, стоящую на границе с СССР и потому избранную в качестве одного из объектов первого удара, придется брать только пехотой — без танков. Их применению препятствовали леса, болота, речные протоки и каналы, окружавшие крепость. На взятие крепости немецкие стратеги отвели 45-й дивизии (17 000 человек) не более восьми часов.
Несмотря на внезапное нападение, гарнизон дал немцам жесткий отпор. В докладе говорилось: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В Цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35-40 танков и бронеавтомобилей. Огонь русских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров». В течение одного дня 22 июня 1941 года 45-я пехотная дивизия только убитыми потеряла 21 офицера и 290 нижних чинов.

23 июня с 5:00 немцы начали артобстрел Цитадели, стараясь при этом не поразить своих солдат, блокированных в церкви. В тот же день впервые против защитников Брестской крепости были применены танки.

26 июня на Северном острове немецкие саперы взорвали стену здания школы политсостава. Там было взято 450 пленных. Основным очагом сопротивления на Северном острове остался Восточный форт. 27 июня там оборонялось 20 командиров и 370 бойцов из 393-го зенитного батальона 42-й стрелковой дивизии во главе с командиром 44-го пехотного полка майором Петром Гавриловым.

28 июня два германских танка и несколько самоходных орудий возвращавшихся из ремонта на фронт, продолжали обстреливать Восточный форт на Северном острове. Однако это не принесло видимых результатов, и командир 45-й дивизии обратился за поддержкой к Люфтваффе.

29 июня в 8:00 германский бомбардировщик сбросил на Восточный форт 500-килограммовую бомбу. Затем была сброшена еще одна 500-килограммовая и наконец 1800-килограммовая бомба. Форт был практически разрушен.

Тем не менее, в Восточном форту продолжала сражаться небольшая группа бойцов во главе с Гавриловым. Майор попал в плен лишь 23 июля. Жители Бреста рассказывали, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен немецкий армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат.

Однако официальной датой окончания обороны Брестской крепости считается 20 июля на основании надписи, которая была обнаружена в казарме 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41».

Походы отрядов Котляревского в ходе Русско-Персидских войн 1799-1813 годов.

Все подвиги отрядов генерала Петра Котляревского настолько удивительны, что сложно выбрать лучший, поэтому представим их все:
В 1804 году Котляревский с 600 солдатами и 2 орудиями 2 дня отбивался на старом кладбище от 20 000 воинов Аббас-Мирзы. 257 солдат и почти все офицеры Котляревского погибли. Было много раненых.

Тогда Котляревский, обмотав колеса пушек тряпками, ночью пробрался сквозь лагерь осаждающих, взял штурмом недалекую крепость Шах-Булах, выбив оттуда персидский гарнизон в 400 человек, и засел в ней.

13 дней он отбивался от осаждавшего крепость корпуса в 8000 персов, а затем ночью спустил орудия по стене и ушел с отрядом к крепости Мухрат, которую тоже взял приступом, выбив персов и оттуда, и снова приготовился к обороне.
Чтобы протащить пушки через глубокую канаву во время второго перехода, четверо солдат вызвались заполнить ее своими телами. Двое были раздавлены насмерть, а двое продолжили поход.

В Мухрате на выручку батальону Котляревского подошла русская армия. В этой операции и при взятии несколько ранее крепости Ганжа, Котляревский был четырежды ранен, но остался в строю.
В 1806 году в полевом сражении при Хонашине 1644 бойца майора Котляревского разбили 20-тысячную армию Аббас-Мирзы. В 1810 году Аббас-Мирза вновь выступил с войсками против России. Котляревский взял 400 егерей и 40 конников и выступил навстречу.

«По пути» он взял штурмом крепость Мигри, победив 2-тысячный гарнизон, и захватил 5 артиллерийских батарей. Дождавшись 2 рот подкрепления, полковник принял бой с 10 000 персов шаха и принудил того отступить к реке Аракс. Взяв 460 человек пехоты и 20 конных казаков, полковник уничтожил 10-тысяный отряд Аббас-Мирзы, потеряв убитыми 4 русских солдат.

В 1811 году Котляревский стал генерал-майором, перейдя через неприступный горны хребет с 2 батальонаи и сотней казаков и штурмом овладев крепостью Ахалкалак. Англичане прислали персам денег и оружия на 12 000 солдат. Тогда Котляревский отправился в поход и взял штурмом крепость Кара-Ках, где находились воинские склады.
В 1812 году, в полевом сражении при Асландузе 2000 воинов Котляревского при 6 орудиях разбили всю армию Аббас-Мирзы в 30 000 человек.

К 1813 году, англичане, перестроили персам крепость Ленкорань по передовым европейским образцам. Котляревский взял крепость штурмом, имея всего 1759 человек против 4-тысячного гарнизона и во время атаки почти полностью уничтожил обороняющихся. Благодаря этой победе Персия запросила мира.

Взятие Измаила Суворовым (1790 год).

Турецкую крепость Измаил, прикрывавшую Дунайские переправы, османам строили французские и английские инженеры. Сам Суворов считал, что это «крепость без слабых мест».
Однако, прибыв 13 декабря под Измаил, Суворов в течение шести дней вёл деятельную подготовку к штурму, в том числе обучая войска штурмовать макеты высоких крепостных стен Измаила.
Рядом с Измаилом, в районе нынешнего села Сафьяны в кратчайшие сроки были выстроены земляные и деревянные аналоги рва и стен Измаила — солдаты тренировались забрасывать фашинником ров, быстро ставить лестницы, после подъёма на стену они быстро кололи и рубили установленные там чучела, имитирующие защитников.
В течение двух дней Суворов вёл артиллерийскую подготовку полевыми орудиями и пушками судов гребной флотилии, 22 декабря в 5 часов 30 минут утра начался штурм крепости. Сопротивление на улицах города продолжалось до 16 часов.
Атакующие войска делились на 3 отряда (крыла) по 3 колонны каждый. Отряд генерал-майора де Рибаса (9 000 человек) атаковал с речной стороны; правое крыло под начальством генерал-поручика П. С. Потемкина (7 500 человек) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-поручика А. Н. Самойлова (12000 человек) — с восточной. Кавалерийские резервы бригадира Вестфалена (2 500 человек) находились на сухопутной стороне. Всего войско Суворова насчитывало 31 000 человек.

Турецкие потери составили 29 000 человек убитыми. В плен взято 9 тысяч. Из всего гарнизона спасся только один человек. Легко раненый, он упал в воду и переплыл Дунай на бревне.
Потери русской армии составили 4 тысячи человек убитыми и 6 тысяч ранеными. Были захвачены все 265 орудий, 400 знамён, огромные запасы провианта и драгоценностей на 10 миллионов пиастров. Комендантом крепости был назначенМ. И. Кутузов, в будущем знаменитый полководец, победитель Наполеона.
Покорение Измаила имело большое политическое значение. Оно повлияло на дальнейший ход войны и на заключение в1792 году Ясского мира между Россией и Турцией, который подтвердил присоединение Крыма к России и установил русско-турецкую границу по реке Днестр. Тем самым все северное Причерноморье от Днестра до Кубани было закреплено за Россией. via

matveychev-oleg.livejournal.com

Заграничный поход русской армии. 1813-1814

Русская армия под командованием М. И. Кутузова после выдворения наполеоновской армии из России зимовала рядом с Вильно. Отряды казаков (до 7 тыс.), корпуса генерала Витгенштейна (до 30 тыс.) и адмирала Чичагова (14 тыс. солдат) добивали остатки наполеоновских войск в Литве. Корпус Витгенштейна блокировал пути отхода корпуса маршала Макдональда через устье Немана. В составе корпуса Макдональда действовали войска под началом прусского генерал-лейтенанта Йорка, которые были отрезаны от дивизии Макдональда действиями отряда под командованием генерала Дибича из корпуса Витгенштейна. 30 декабря 1812 года Дибич склонил Йорка к сепаратному перемирию. По этому соглашению пруссаки без ведома своего короля заняли нейтралитет, в результате чего у Витгенштейна появилась возможность преследовать Макдональда по территории Восточной Пруссии.

Южный фланг отступающей из России армии Наполеона прикрывали австрийский корпус фельдмаршала Шварценберга и саксонский корпус генерала Ренье, которые в районе Белостока и Брест-Литовского на границе с Варшавским герцогством старались избегать боев с русскими. Командование русских войск также имело инструкции решать дела с австрийцами посредством переговоров.

13 января 1813 Главная русская армия фельдмаршала Кутузова тремя колоннами пересекла Неман (границу Российской империи) в районе Меречи в направлении на польский город Плоцк (к северу от Варшавы), оттесняя саксоно-польско-австрийские войска за Вислу. Так начался Заграничный поход русской армии.

8 февраля 1813 года русские мирно заняли Варшаву. Австрийские войска ушли к югу на Краков, прекратив таким образом участие в боевых действиях на стороне Наполеона. С ними ушло до 15 тыс. поляков из корпуса Понятовского. Саксонский корпус Ренье отступил на запад к Калишу. Герцогство Варшавское было выбито из числа союзных Наполеону государств.

Наполеон вернулся из Русского похода в Париж 18 декабря 1812 и сразу же приступил к организации новой армии взамен уничтоженной в России. Досрочно были призваны 140 тыс. юношей, подлежащих призыву в 1813 году, еще 100 тыс. переведены в регулярную армию из Национальной гвардии. Призваны граждане старших возрастов, для вспомогательной службы призваны юноши 1814 года призыва. Несколько полков отозвано из Испании. Ряд категорий населения лишился отсрочек, матросов перевели в пехоту. Немалую часть войск удалось собрать по гарнизонам.

15 апреля 1813 года Наполеон выехал из Парижа к вновь сформированной армии (ок. 130 тыс.) в Майнц на границе Франции. В конце апреля он двинулся в Саксонию к Лейпцигу, откуда, соединившись с войсками Богарне, он намеревался отбросить русские войска и привести в покорность восставшую Пруссию. Всего Наполеон располагал в Германии до 180 тыс. солдат против 69 тыс. русских и 54 тыс. прусских солдат, если не учитывать французские гарнизоны крепостей на Одере и Висле и осаждающие их силы.

В начале 1813 года Пруссия сохраняла союзнические отношения с Наполеоновской Францией. Вступление русских войск в Восточную Пруссию создало предпосылки для пересмотра внешней политики прусского короля. 25 января 1813 король перебрался из оккупированного французами Берлина в нейтральную Силезию. 9 февраля Пруссия ввела всеобщую воинскую повинность, что дало возможность наряду с другими мерами создать к началу марта 120 тыс. армию. Прусские регулярные части согласованно с русскими войсками действовали против французов, не всегда получая на это санкцию прусского короля. 28 февраля в Калише был подписан союзный русско-прусский договор, а 27 марта 1813 прусский король объявил войну Франции. К этому времени вся территория Пруссии вплоть до Эльбы была освобождена от французских войск. За Эльбой и к югу от нее начинались земли германских княжеств Рейнского союза, сохранявших верность Наполеону.

Главная русская армия, расположившись на западной границе Варшавского Герцогства, остановила на месяц свое продвижение. По мнению главнокомандующего Кутузова, русским войскам не следовало участвовать в войне за освобождение Германии. Но он не мог открыто сопротивляться планам Александра I, и объединенная русско-прусская армия двинулась из польского Калиша в Саксонию, захватив 27 марта Дрезден. 3 апреля авангард союзников вошел в Лейпциг. Передовой отряд из корпуса Витгенштейна вошел 4 марта в Берлин, оставленный накануне французским гарнизоном. 11 марта в освобожденную столицу Пруссии с триумфом вступили основные силы Витгенштейна.

28 апреля 1813 после продолжительной болезни скончался главнокомандующий русско-прусской объединенной армией фельдмаршал М. И. Кутузов. На его место был назначен генерал-от-кавалерии П. Х. Витгенштейн.

По ранее утвержденному плану фельдмаршала Кутузова войска союзников (92 тыс. человек, 650 орудий) сосредоточивались в районе Лейпциг — Альтенбург, чтобы здесь дать сражение вновь сформированной французской армии, выдвигавшейся к Эльбе (150 — 160 тыс. человек, 350 opудий).

Наполеон предполагал, что главные силы союзников находятся у Лейпцига, и он двинулся к нему из Наумбурга через Лютцен. Фактически же основная масса русско-прусских войск располагалась южнее, между Лейпцигом и Альтенбургом. Сражение состоялось 2 мая. Вступивший в командование союзными войсками генерал Витгенштейн решил атаковать с юго-востока растянувшиеся на марше французские войска и разбить их по частям. Однако ввиду медлительности действий эти атаки не привели к успеху.

Наполеон выдвинул корпус Нея на фланговую позицию, а затем, последовательно вводя в сражение другие корпуса, добился численного превосходства над войсками союзников. Русско-прусская войска были обойдены с флангов и отошли.

Потери союзников убитыми и ранеными составили до 20 тыс. человек, французов—15 тыс. Неудачный для русской и прусской армии исход сражения был связан главным образом с недостаточно оперативным управлением войсками. Приказы и распоряжения главнокомандующего согласовывались с императором Александром I и прусским королем Фридрихом Вильгельмом III, которые находились при армии. Это отнимало время, приказы доводились до войск с опозданием, чем и воспользовался Наполеон.

Хотя союзные войска отступили перед Наполеоном, тем не менее французы не смогли разгромить их, не имея достаточных кавалерийских сил для преследования.

На следующий день, 3 мая, союзники в относительном порядке отступили. 8 мая русские оставили Дрезден и переправились за Эльбу. Саксония подпала опять под власть Наполеона. 12 мая союзники (численность их армии увеличилась до 96 тысяч) заняли позицию на восточной окраине Саксонии при Бауцене, удачно укрепленную самой природой.

Наполеон двинулся на восток за отступавшей союзной армией и 20−21 мая дал ей сражение при Бауцене. План Наполеона состоял в глубоком фланговом охвате союзных войск, их окружении и уничтожении. Для этого французский император послал в обход союзной армии с севера значительную часть своих сил во главе с маршалом Неем (60 тыс. человек). С остальными же Наполеон 20 мая форсировал в нескольких местах Шпрее.

После упорного боя французы оттеснили армию союзников и овладели Бауценом. Однако на следующий день Ней, вышедший на исходные позиции, не смог вовремя завершить охват правого фланга союзников. Во многом это произошло из-за стойкой обороны русских частей под командованием генералов Барклая-де-Толли и Ланского. Наполеон же не спешил бросать в бой резерв, ожидая пока Ней не выйдет в тыл союзникам. Это дало Витгенштейну возможность своевременно отвести войска за реку Лебау и избежать окружения. Недостаток у французов кавалерии не позволил Наполеону развить успех. Союзники потеряли в этом сражении 12 тыс. человек, французы — 18 тыс. человек.

После второго подряд неудачного сражения царь Александр I заменил главнокомандующего Витгенштейна на более опытного Барклая-де-Толли.

Несмотря на успех при Бауцене, тучи над Наполеоном сгущались. В войну против Франции вступила Швеция. Ее армия двигалась с севера вместе с пруссаками к Берлину. Готовилась к выступлению против Наполеона и его союзница — Австрия. После Бауцена было заключено Пражское перемирие.

За время перемирия силы союзников значительно возросли. Закончив мобилизацию, к ним присоединилась Австрия, которая стремилась не упустить возможность дележа наполеоновской империи. Так окончательно сформировалась 6-я антифранцузская коалиция (Англия, Австрия, Пруссия, Россия, Швеция). Общая численность ее войск к концу лета достигла 492 тыс. человек (в том числе 173 тыс. русских). Они делились на три армии: Богемскую под командованием фельдмаршала Шварценберга (около 237 тыс. человек), Силезскую под командованием фельдмаршала Блюхера (100 тыс. человек) и Северную под командованием бывшего наполеоновского маршала шведского наследного принца Бернадота (150 тыс. человек). Наполеон к тому времени сумел довести численность своей армии до 440 тыс. человек, основная часть которой находилась в Саксонии.

26 августа Богемская армия Шварценберга (227 тыс. человек) решила атаковать силами русского авангарда генерала Витгенштейна одиноко стоящий в Дрездене корпус Сен-Сира. Тем временем на помощь Сен-Сиру быстро и неожиданно подошла армия Наполеона, и количество французских войск под Дрезденом возросло до 167 тыс. человек. Шварценберг, который и при такой ситуации имел численное превосходство, велел перейти к обороне. Из-за плохой связи между союзными частями приказ об этом пришел к русскому войску, когда оно уже двинулось в атаку. Не поддержанные соседями, русские понесли тяжелые потери и отступили.

15 августа Наполеон, несмотря на численное превосходство союзников, перешел в наступление и нанес удар по их левому флангу, где стояли австрийцы. Их отделял от центра, занимаемого пруссаками, Планенский овраг. Австрийцы не выдержали натиска и были сброшены в овраг. Одновременно Наполеон атаковал центр и правый фланг союзников. Стрельбе препятствовал сильный ливень, поэтому войска сражались в основном холодным оружием.

Союзники поспешно отступили, потеряв за два дня боев убитыми, ранеными и пленными около 37 тыс. человек (из них две трети — русские). Урон французской армии не превышал 10 тыс. человек. В том бою осколком ядра был смертельно ранен известный французский полководец Моро, который перешел на сторону союзников.

После Дрездена Наполеон с основными силами бросился на помощь разбитому при Кацбахе Макдональду, а в тыл отступавшей через Рудные горы деморализованной Богемской армии послал корпус генерала Вандама (37 тыс. человек). Богемскую армию спас от нового разгрома русский корпус во главе с генералом Остерманом-Толстым (17 тыс. человек), который преградил путь Вандаму у Кульма.

Весь день 29 августа русские солдаты отражали атаки превосходящих сил французов. В этом бою русский корпус потерял б тыс. человек. Тяжело ранен был и сам Остерман-Толстой, лишившийся в бою левой руки. Командование корпусом принял генерал Ермолов. 30 августа на помощь ему подошли главные силы союзной армии под командованием генерала Барклая-де-Толли (44 тыс. человек), а в тыл Вандаму ударил прусский корпус генерала Клейста (35 тыс. челлвек).

Бой закончился полным разгромом французов. Они потеряли 10 тыс. убитыми и ранеными. 12 тыс. попало в плен (в том числе и сам Вандам). Потери союзников в этот день составили 3,5 тыс. человек.

Кульмская битва не позволила Наполеону развить дрезденский успех. Спустя неделю после Кульма поражением ударной группы Нея завершилось второе французское наступление на Берлин. После всех этих сражений произошло временное затишье. Союзники вновь получили крупное подкрепление — Польскую армию во главе с генералом Беннигсеном (60 тыс. человек). В стан противников Наполеона перешла Бавария — крупнейшее королевство созданного Францией Рейнского союза. Это вынудило Наполеона перейти к оборонительной тактике. Он начал стягивать свои войска к Лейпцигу, где вскоре дал бой, решивший судьбу кампании.

16−19 октября под Лейпцигом между армиями союзных государств: России, Австрии, Пруссии и Швеции (свыше 300 тыс. человек, в том числе 127 тыс. русских) и войсками императора Наполеона (около 200 тыс. человек) произошло крупнейшее сражение, вошедшее в историю под названием «Битва народов». В ней участвовали русские, французы, немцы, бельгийцы, австрийцы, голландцы, итальянцы, поляки, шведы и др.

Перед сражением с юга от Лейпцига находилась лишь Богемская армия Шварценберга (133 тыс. человек). Против нее Наполеон сосредоточил 122 тыс. человек, прикрыв северное направление корпусами Нея и Мармона (50 тыс. человек). Утром 16 октября Шварценберг атаковал наполеоновские войска, оборонявшие южные подступы к Лейпцигу. Австрийский командующий бросил в бой лишь 80 тыс. человек (авангард Барклая-де-Толли) против 120 тыс. у французов, и ему не удалось достичь решительного успеха.

Измотав атакующих активной обороной, Наполеон в 3 часа дня перешел в мощное контрнаступление. Ударная группа под командованием маршала Мюрата опрокинула передовые русско-австрийские подразделения и прорвала центр позиций союзников. Французские солдаты находились уже в 800 шагах от ставки, где наблюдал за боем российский император. От возможного плена Александра I спасла своевременная контратака Лейб-гвардии казачьего полка под командованием генерала Орлова-Денисова. Общий же прорыв и торжество французов предотвратил лишь ввод в бой основного резерва — русской гвардии и гренадер, вырвавших в тот день из рук Наполеона столь необходимую ему победу. Разгромить Богемскую армию французам не удалось также и потому, что в тот момент с севера к Лейпцигу подоспела Силезская армия Блюхера (60 тыс. человек), которая с ходу атаковала корпус Мармона. После яростного встречного боя воинам Блюхера все же удалось к вечеру оттеснить французов от деревень Меккерн и Видерич, не раз переходивших из рук в руки. Общие потери в сражении 16 октября превысили 60 тыс. человек (по 30 тыс. с каждой стороны).

День 17 октября прошел в бездействии. Обе стороны получили подкрепления и готовились к решающей схватке. Но если Наполеон получил лишь 25 тыс. новых бойцов, то к союзникам подошли две армии — Северная (58 тыс. человек) и Польская (54 тыс. человек). Превосходство союзников стало подавляющим, и они смогли охватить Лейпциг 15-километровым полукругом (с севера, востока и юга).

На следующий день разгорелось крупнейшее в истории наполеоновских войн сражение. С обеих сторон в нем участвовало до 500 тыс. человек. Союзники начали концентрический натиск на позиции французов, которые отчаянно защищались и постоянно переходили в контратаки. В середине дня на южном фланге французам даже удалось опрокинуть атакующие австрийские цепи. Казалось, что те не смогут сдержать яростного натиска Старой гвардии, которую повел в бой сам Наполеон. Но в этот решительный момент союзники французов — саксонские войска открыли фронт и перешли на сторону противника. Ни о каком наступлении уже не могло быть и речи. Неимоверными усилиями французским войскам удалось закрыть образовавшуюся брешь и удержать до конца дня свои позиции. Следующего такого боя наполеоновские солдаты, находившиеся на пределе своих возможностей, выдержать были уже не в состоянии.

В ночь на 19 октября Наполеон велел начать отход на запад по единственному сохранившемуся мосту через реку Эльстер. Отход прикрывали польские и французские части маршалов Понятовского и Макдональда. В последний бой за город они вступили на рассвете 19 октября. Лишь к середине дня союзникам удалось выбить оттуда французов и поляков. В этот момент саперы, увидев прорвавшихся к реке русских кавалеристов, взорвали мост через Эльстер. К тому времени не успели переправиться еще 28 тыс. человек. Началась паника. Понятовский собрал боеспособные части и в последнем порыве атаковал союзников, пытаясь прикрыть отход товарищей. Он был ранен, бросился на коне в воду и утонул в холодных водах Эльстера.

Больше повезло Макдональду. Он преодолел бурную реку и выбрался на другой берег. Французы потерпели сокрушительное поражение. Они потеряли 80 тыс. человек, в том числе 20 тыс. пленными. Урон союзников превысил 50 тыс. человек (из них 22 тыс. — русские). Битва под Лейпцигом стала крупнейшим поражением Бонапарта. Она решила исход кампании 1813 года. После нее Наполеон лишился своих завоеваний в Германии и был вынужден отступить на территорию Франции.

К началу 1814 года силы союзников, готовых к наступлению на Францию через Рейн, насчитывали 453 тыс. человек (из них 153 тыс. русских). Наполеон мог противопоставить им вдоль левого берега Рейна лишь 163 тыс. человек. 1 января 1814 года русская армия во главе с императором Александром I перешла Рейн. Зимняя кампания союзников застигла Наполеона врасплох. Не успев собрать всех сил, он тем не менее поспешил навстречу союзным армиям, имея под рукой лишь 40 тыс. человек.

С небольшой армией, значительную часть которой составляли новобранцы, Бонапарт, умело маневрируя, смог в течение двух месяцев сдерживать натиск союзников и одержать ряд ярких побед. Основные боевые действия этой кампании развернулись в бассейне рек Марны и Сены.

В январе Наполеон атаковал шедшую в авангарде союзных сил армию Блюхера и нанес ей чувствительный удар при Бриенне (29 января). Блюхер отступил на соединение со Шварценбергом. На следующий день Наполеон сразился при Ла-Ротьере со значительно превосходящей его армией союзников, а затем отошел к Труа. После этих боев у союзников состоялся военный совет, на котором они разделили свои силы. Армия Блюхера должна была наступать в долине Марны. Южнее, в долине Сены, предполагалось наступление главной армии Шварценберга. Этим тут же воспользовался получивший к тому времени подкрепления Наполеон.

Оставив против Шварценберга 40-тысячный заслон, французский император двинулся с 30-тысячной армией против Блюхера. В течение пяти дней (с 9 по 14 февраля) Бонапарт одержал ряд последовательных ярких побед (при Шампобере, Монмирае, Шато-Тьери и Вошане) над русско-прусскими корпусами, которых стратегическая фантазия Блюхера разбросала поодиночке в долине Марны. Блюхер потерял треть армии и оказался на грани полного разгрома.

Успех Наполеона смутил союзников. Шварценбергтут же предложил заключить перемирие. Но вдохновленный пятью днями побед французский император отверг весьма умеренные предложения союзников. Настойчивость Александра I заставила австрийского командующего предпринять движение вперед. Это спасло Блюхера от неминуемого разгрома. Узнав о движении Шварценберега в сторону Парижа, Наполеон оставил Блюхера и немедленно выступил навстречу главной армии.

В марте союзники подписали Шомонский трактат, в котором обязались не заключать с Францией ни мира, ни перемирия без общего согласия. Было решено, что теперь главной станет армия Блюхера. Она вновь отправлялась на Марну для наступления оттуда на Париж. Превосходящему же ее по численности войску Шварценберга отводилась второстепенная роль. Узнав о движении Блюхера к Марне, а затем к Парижу, Наполеон с 35-тысячной армией вновь двинулся навстречу своему главному противнику. В жестокой битве при Краоне (7 марта) Наполеону удалось потеснить отряд под командованием генерала Михаила Воронцова. Своим стойким сопротивлением русские дали возможность основным силам Блюхера отойти к Лану. За счет подошедших корпусов из армии Бернадота Блюхер смог довести численность своих войск до 100 тыс. человек. В двухдневном сражении при Лане он смог отразить натиск в три раза меньшей армии Наполеона. Пока французский император сражался с Блюхером, Шварценберг 15 февраля предпринял наступательные действия, оттеснив корпуса Удино и Макдональда в сражении при Бар сюр Об.

Тогда Наполеон, оставив в покое Блюхера, вновь двинулся на армию Шварценберга и дал ей двухдневное сражение под Арси сюр Об. Лишь осторожность австрийского командующего, который не стал вводить в бой главные силы, позволила Наполеону избежать крупного поражения. Не сумев одолеть союзников во фронтальных атаках, Наполеон изменил свою тактику. Он решил зайти в тыл армии Шварценберга и перерезать ей сообщение с Рейном. Этот замысел основывался на опыте прошлых войн с австрийцами, которые всегда болезненно реагировали на разрыв связей с базами снабжения. Правда, заход главных сил французов в тыл Шварценбергу открывал союзникам почти свободный путь на Париж, но Наполеон рассчитывал, что никто из союзных командующих не решится на столь смелый шаг.

25 марта армии Блюхера и Шварценберга двинулись на Париж. В тот же день при Фер-Шампенуазе союзная кавалерия в 2 отдельных сражениях разбила корпуса маршалов Мармона и Мортье и почти полностью уничтожила большой отряд Национальной гвардии. Французские корпуса спешили на соединение с Наполеоном, после поражения они откатились к Парижу.

Наполеон от Сен-Дизье (примерно 180 км восточнее Парижа) бросился на спасение столицы, однако прибыл слишком поздно.

29 марта союзные армии (около 100 тыс. солдат) подошли вплотную к передовой линии обороны Парижа. По разным данным у французов было 22—26 тыс. регулярных войск, 6—12 тыс. ополченцев Национальной Гвардии и около 150 орудий. Нехватка войск частично компенсировалась высоким боевым духом защитников столицы и их надеждой на скорое прибытие Наполеона с армией.

30 марта русские и прусские корпуса атаковали и после ожесточенных боев захватили пригороды Парижа. Желая спасти многотысячный город от бомбардировки и уличных боев, командующий правым флангом французской обороны маршал Мармон к 5 часам дня отправил парламентера к русскому императору. Александр I ответил, что прикажет остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица.

31 марта в 2 часа утра капитуляция Парижа была подписана. К 7 часам утра, по условию соглашения, французская регулярная армия должна была покинуть Париж. В полдень 31 марта русская и прусская гвардия во главе с императором Александром I триумфально вступили в столицу Франции.

В первых числах апреля Сенат Франции издал декрет о низложении Наполеона и учредил временное правительство. Наполеон узнал о капитуляции Парижа на подъезде к столице. Он отправился в свой дворец в Фонтебло, где поджидал подхода своей отставшей армии. Наполеон стянул все имеющиеся войска (до 60 тыс.) для продолжения войны. Однако под давлением собственных маршалов, учитывающих настроения населения и трезво оценивающих соотношение сил, 4 апреля Наполеон написал заявление об условном отречении в пользу своего сына Наполеона II под регентством жены Марии-Луизы. Пока шли переговоры, часть французской армии перешла на сторону союзников, что дало повод императору Александру I ужесточить условия отречения.

6 апреля Наполеон написал акт отречения за себя и своих наследников от престола Франции. В тот же день Сенат провозгласил королем Людовика XVIII. Сам Наполеон 20 апреля отправился в почетную ссылку на остров Эльбу в Средиземном море.

30 мая 1814 года был подписан мир, вернувший Францию в границы 1792 года и восстановивший там монархию.

Источники: rusempire.ru, ru.wikipedia.org, hrono.ru

diletant.media

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *