Содержание

«Никому» или «ни кому»? Как писать, слитно или раздельно?

Слово «нико­му» явля­ет­ся фор­мой отри­ца­тель­но­го место­име­ния «никто». В кон­тек­сте воз­мож­но раз­дель­ное напи­са­ние «ни кому», если рядом ока­за­лись сочи­ни­тель­ный соеди­ни­тель­ный союз «ни…ни» и местоимение.

Выясним, как пишет­ся сло­во «нико­му» или «ни кому», слит­но или раз­дель­но, опре­де­лив часть речи, к кото­рой при­над­ле­жит инте­ре­су­ю­щее нас сло­во, и его грам­ма­ти­че­скую форму.

Правописание слова «никому»

Разберемся, поче­му сло­во «нико­му» пра­виль­но пишет­ся слит­но в высказывании:

Под дождём нико­му́ не хоте­лось идти за водой к колодцу.

Не хоте­лось идти (кому?) никому́.

В этом пред­ло­же­нии сло­во «нико­му» явля­ет­ся отри­ца­тель­ным место­име­ни­ем в фор­ме датель­но­го паде­жа. Его началь­ная фор­ма — «никто».

Отрицательные место­име­ния обра­зу­ют­ся от отно­си­тель­ных с помо­щью без­удар­ной при­став­ки ни-, кото­рая пишет­ся слит­но, например:

  • кто →никто́,
  • что →ничто́,
  • какой →никако́й,
  • чей →ниче́й.

Выберем в напи­са­нии  имен­но при­став­ку ни- в соот­вет­ствии с орфо­гра­фи­че­ским правилом:

В отри­ца­тель­ных место­име­ни­ях «никто», «ничто», «ника­кой», «ничей», «нисколь­ко» пишет­ся без­удар­ная при­став­ка ни-, а под уда­ре­ни­ем — не- в сло­вах «не́кого», «не́чего».

Частица «ни» пишет­ся раз­дель­но в тех слу­ча­ях, когда в падеж­ной фор­ме место­име­ния меж­ду нею и сло­вом появ­ля­ет­ся пред­лог, например:

  • ни у кого не нашлось лиш­не­го талона,
  • ни с кем не посоветовался,
  • ни от кого не зависишь,
  • ни перед кем не отчитывался,
  • ни к кому не вернулся.

Раздельное написание «ни кому»

Такое напи­са­ние может встре­тить­ся в кон­тек­сте, где упо­треб­ля­ет­ся сочи­ни­тель­ный соеди­ни­тель­ный союз ни…ни, кото­рый ока­зал­ся рядом с отно­си­тель­ным место­име­ни­ем «кто» в фор­ме датель­но­го паде­жа, например:

Неизвестно, ни кто ему дал это пору­че­ние, ни кому он ста­нет отчи­ты­вать­ся о его выполнении.

Я не знаю, ни кому он сде­лал послед­ний зво­нок, ни где он поло­жил теле­фон после.

Директор еще не решил, ни кто под­го­то­вит пре­зен­та­цию новой моде­ли, ни кому при­дет­ся её про­во­дить на меж­ду­на­род­ной выставке.

Скачать ста­тью: PDF

“Хочу написать заключенному!” Рассказываем, как это сделать

Колония, тюрьма — это то место, где не каждый, кто там сидит виноват. Люди часто сталкиваются с неоправданной жестокостью наказания. Поэтому поддержка с воли им очень нужна, они должны знать, что их ждут на свободе. Но перед людьми часто возникают вопросы «А как писать, а о чем писать?» Поэтому мы подготовили инструкцию, для тех, кто хочет помочь таким людям, но не знает с чего начать. Как писать письма в места заключения, какие есть особенности и лайфхаки, рассказывает Яна Гончарова, координаторка проекта «РосУзник» и правозащитница «Human Constanta».

Кому писать?

Бывает и такое, что ты знаешь, что в Беларуси есть политзаключенные и неоправданной жестокостью наказания, хочешь их поддержать, но не знаешь, кому именно написать. Чаще всего с несправедливостью в местах лишения свободы сталкиваются политзаключенные. Заключенный признается политзеком, когда его лишение свободы было применено исключительно из-за ее политических, религиозных или иных убеждений. 

СПИСОК ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ

Случается так, что человек боролся за все хорошее, против всего плохого, а итоге оказался в местах лишения свободы. И у человека внутри начинается борьба: “Так может быть я действительно что-то плохое сделал?” Хотя этот человек, например, просто ходил на митинги (реализовывал незаконное право на мирное собрание). Политзаключенные сидят за то, что они боролись за свои идеалы и ценности. В таких ситуациях тяжело доказать себе, что ты в этой ситуации не сделал ничего плохого. В местах лишения свободы на них всегда оказывается давление. Нет ни одного политзека, на которого ни оказывалось бы вообще никакого давления.

Почему писать письма заключенным — важно?

Писать письма — одна из самых важных и одновременно простых вещей, которую может сделать обычный человек для помощи ему. Нужно понимать, что в целом жизнь у них проходит чуть ли не в четырех стенах. Там не происходит ровным счетом ни-че-го. Поэтому единственный способ развлечения — книги и письма. Из последних политзаключенные могут узнать новости. Они понимают, что за стенами что-то происходит, мир не ограничивается их камерой. Жизнь идёт, и они пытаются себя как-то с ней соотнести. Главное, что при этом у них есть понимание, что после освобождения они могут в нее влиться.

Письма для политзеков особенно важны. Там, за колючей проволокой на них идет постоянное моральное и психологическое давление: “Ты не прав, про тебя все забыли, ты никому не нужен”. Оно может подавлять людей. И поэтому письма в такой ситуации очень помогают. Это такой акт солидарности и поддержки. По сути, это единственный способ донести до них, что мы поддерживаем их, и верим в то, что они делали и делают.

О чем писать?

Рецепт тут достаточно прост. Когда вы встречаетесь с каким-то новым человеком, вы же о чем-то разговариваете с ним? Поздоровайтесь сначала, представьтесь, расскажите, чем вы занимаетесь. Расскажите заключенному, почему решили написать ему письмо. Например, прочитали статью о нем, подумали, что нужна какая-то поддержка, или, в конце концов, прочитали книгу, и решили кому-то рассказать. Только не надо писать что-то вроде

“Я долго собирался с мыслями написать это письмо…” Представьте, каково читать это человеку, который находится в местах лишения свободы. Не надо писать и ради галочки: “Трымайся, змагайся, мы з табой!” Это раздражает.

Пишите обычные письма. Не грустные, не смазливые. Да, это печально, что так сложились обстоятельства, но никто же не умирает. Даже и в такой ситуации не нужно писать, как все плохо, — это не поддерживает.

Расскажите в письме о ваших поездках. Не нужно переживать, что вы якобы можете себе позволить такие путешествия, а он нет. Не правда, они будут рады прочитать что-то новое, узнать про другие страны. Поделитесь с ним своими личными впечатлениями и эмоциями.

Можете еще рассказать, как вы на выходных катались на лыжах, видели заснеженные елки и наблюдали, как птицы клевали хлеб. У заключенных нет даже таких визуальных образов.

“Мне один из политзаключенных расписал в трех листах, как он на таракана в камере охотился. Это насекомое жило у него несколько дней, предоставляло неприятности, и он мне описывал в такой большой истории, как он с ним боролся. Это все события, которые у него происходили в жизни. Больше ни-че-го,” — рассказывает Яна из собственного опыта.

Главное, написать первое письмо, дальше переписка завяжется. Сразу представьтесь, чтобы человек примерно понимал, с кем он “разговаривает”. После переписка завяжется: обсуждение книг, фильмов, музыки.

Кстати, в  России есть замечательный проект “Сказки для политзаключенных” на самые разные темы. Можно распечатать такую сказку на две-три страницы. Однако в Беларуси их не всегда пропускают, считая их художественными произведениями. Но четких критериев для их определения нет. Это спорный момент.

Каким образом написать?

Как правило, письма у нас ассоциируются с тетрадным листком, конвертом и почтой. Но с недавнего времени письмо или открытку заключенному можно отправить не отходя от компьютера или даже телефона. В IT-стране запустили сервис письмо.бел. под лозунгом “Сохраняем социальные связи”. Особенность этого проекта в том, что с помощью его можно отправить письма только людям, которые находятся в местах лишения свободы. В отличие от России, к этой системе подключены все колонии и тюрьмы Беларуси.

Мы сами протестили, насколько это удобно.

Как быть с цензурой?

Все входящие, исходящие письма обязательно читает какой-то отдельный человек, обычно — цензор. Он на свое усмотрение может что-то пропустить, может что-то вычеркнуть, а может вообще письмо целиком не пропустить. Вот представьте, что в вашем чатике участвует кто-то третий. Если ему будет что-то непонятно, то он может это просто это удалить.

Цензура — эта та вещь, которая, к сожалению, не работает по каким-то определенным критериям и правилам. Здесь все очень индивидуально и оценочно. Однако действует специальное постановление МВД № 174 от 20 октября 2000 г., где в пункте 139 сказано, что переписка осужденных подвергается цензуре. Письма осужденных и письма, поступившие на их имя, выполненные тайнописью, шифром, с применением других условностей или жаргона, а также носящие циничный характер, направленные на причинение вреда охраняемым законом правам государственных органов, общественных объединений и отдельных граждан либо содержащие сведения, составляющие государственную, служебную тайну, адресату не направляются и осужденному не выдаются. Об этом объявляется осужденному, после чего такая корреспонденция уничтожается.

Чего не следует писать?
  • Если человек находится на этапе следствия, то не стоит обсуждать с ним уголовное дело. Не упоминайте в письмах других людей, которые как-то могут быть связаны с этим делом.
  • Не употребляйте в письмах выражения, которые могут посчитать экстремизмом.
  • Избегайте политических тем.
  • Не используйте в тексте маты, брань, аббревиатуры, иностранные слова.
  • Избегайте различных иносказательных метафорических высказываний, потому что они могут быть расценены как зашифрованное сообщение или инструкция к чему-то.

“Помню случай, как в письмах Олега Навального цензор вычеркивал части выдуманных историй, посчитав, что это инструкция для побега”, — вспоминает Яна.

Пять лайфхаков по написанию писем в места лишения свободы
  • Посылайте письма с уведомлением. Бывает так, что обычные письма просто не доходят. И не понятно, на каком этапе оно слетело: то ли потеряла почта, то ли не пропустила цензура, то ли просто выкинули уже в колонии. А в случае письма с уведомлением, заключённый должен расписаться в специальном бланке, что он действительно получил письмо. Это может быть доказательством, что письмо доставлено до адресата. Однако и тут бывают разные неприятные ситуации:  в уведомлении за заключенного может расписаться сотрудник колонии.

“Мы знаем множество историй, когда людям при освобождении из колонии, или при этапировании, как например, в случае Олега Сенцова, им выдают мешок писем, которые им не отдавали”.

  • Вкладывайте при отправлении пустой конверт, бумагу, марки, открытки. С помощью открытки заключенный может также наладить отношения внутри коллектива, поделившись ею.
  • Делитесь в письмах новостями. У заключенных очень узкий источник получения информации, поэтому они будут рады любым новостям из воли.

“Например, Саша Кольченко, интересуется народом курдов. Как известно, по этой теме очень тяжело получить какую-то информацию из газет, телевизора. Остается один вариант — письма. Поэтому мы стараемся сообщить ему какие-то новости по этой теме”.

  • Если планируете долгую переписку с человеком, то заведите, так называемый кейс писем. Он поможет отслеживать ситуацию с корреспонденцией писем. В нем помечайте номера писем, чтобы понимать, какие дошли до адресата. Указывайте, какие примерно темы в них поднимали. Когда придет ответ, вы сможете вспомнить, что с ним обсуждали. Если некоторые письма все же не дошли, то с помощью кейса писем вы сможете восстановить ту информацию.
  • Некоторые письма выкладывайте в интернет. Это может побудить других людей начать писать. Демонстрируя обратную связь с заключенным, мол смотрите, он мне ответил, можно вызвать интерес у других людей к этому акту солидарности. И тогда тех, кто пишет письма в места лишения свободы — станет больше.

7 моментов из жизни Джоан Роулинг, благодаря которым появился «Гарри Поттер» — Попкорн

31 июля, волшебнику Гарри Поттеру исполняется 40 лет, а его «маме» Джоан Роулинг — 55.

Мы собрали 7 фактов из жизни писательницы, которые повлияли на сюжет и образы романов и сделали «поттериану» такой, какой мы ее знаем.

Неудачница

Джоан не послушалась родителей, которые хотели, чтобы она изучала в университете что-нибудь полезное, и занялась классической литературой. Более непрактичного выбора представить себе было невозможно. Через семь лет после окончания университета, к моменту, когда она вплотную села писать книгу, двадцатисемилетняя Роулинг была полнейшей неудачницей — у нее не было работы, она разошлась с мужем и осталась матерью-одиночкой. Едва хватало денег, чтобы просто платить за квартиру.

Тем не менее, как она считает, именно безнадежное положение подтолкнуло ее к тому, чтобы заняться делом, к которому действительно лежала душа — писать. «Если бы меня ждал успех в чем-то другом, возможно, я так и не набралась бы смелости достичь цели в том, что я по-настоящему люблю». Ну, а знание классической филологии помогло придумать много новых слов для фэнтезийного мира.

Депрессия

Warner Bros.

Первый роман писался пять лет, и еще два года прошло, прежде чем сочинение было издано. Так что печальное материальное положение автора тянулось очень долго. Неудивительно, что в конце концов Роулинг оказалась в специализированной лечебнице с диагнозом «клиническая депрессия». Впоследствии она призналась журналистам, что на создание образа дементоров её вдохновило именно это состояние тоски и ощущение абсолютной безысходности, которое она испытала во время болезни.

Гермиона Роулинг

Warner Bros.

Гермиону Грэйнджер Роулинг писала с самой себя. Она считает этот персонаж карикатурой на себя одиннадцатилетнюю: так же жадно училась, везде хотела успеть и всем с готовностью демонстрировала свои знания. Что ж, думаем, если это и было сатирой, то достаточно деликатной по отношению к себе.

Кстати, патронус Гермионы — выдра, потому что это любимое животное Роулинг.

Вдохновение

Замысел романов о «Гарри Поттере» пришел в голову Джоан, когда она ехала в поезде из Манчестера в Лондон: «Я возвращалась в Лондон одна в переполненном поезде, и идея о Гарри Поттере просто пришла мне в голову. Я писала почти непрерывно с шестилетнего возраста, но никогда раньше меня так не волновала идея. К моему огромному разочарованию, у меня не было ручки, и я была слишком застенчива, чтобы попросить у кого-нибудь. И я думаю, что, наверное, это было хорошо. Я просто сидела и думала, в то время как все детали пузырились в моём мозгу, и этот тощий черноволосый мальчик в очках, который не знал, что он волшебник, становился для меня всё более и более реальным. Может быть, если бы я замедлила ход мыслей, чтобы зафиксировать их на бумаге, то подавила бы некоторые из них (хотя иногда мне интересно, сколько из того, что я представила себе тогда, я забыла к тому времени, когда оказалась с ручкой). Я начала писать „Философский камень“ в тот же вечер, хотя те первые несколько страниц не имеют ничего общего с законченной книгой».

Смерть матери

Warner Bros.

Роулинг только начала писать роман, когда в декабре того же, 1990 года, от рассеянного склероза умерла ее мать. Джоан так никогда и не рассказала ей о мальчике-волшебнике. «Книги такие, какие есть, потому что она умерла. Потому что я любила ее, а она умерла». Именно поэтому тема смерти, особенно смерти родителей, так важна в романах.

Байкер Хагрид

Warner Bros.

Роулинг рассказала актеру Робби Колтрейну, игравшему в фильмах Хагрида, что этот персонаж был вдохновлен байкером, которого она встретила в каком-то баре. «Когда он зашел, люди разбегались от него, как муравьи. Он взял кружку пива, сел и сказал: „Петунии в этом году не уродились“. Он был садовником, но кулаки у него были как два молота. И у него было мягкое сердце».

Смерть Рона

Warner Bros.

В процессе работы над одним из романов Джоан чуть не убила Рона Уизли. В тот момент был не лучший период в жизни, и настроение было самым подходящим для того, чтобы кого-нибудь «убить». Сейчас писательница говорит, что, если бы поддалась порыву, то никогда бы себе этого не простила.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Орфография и Победа. Зачем писать «ветеран» с большой буквы

В новогоднем поздравлении президент Путин подчеркнул, что 2020 год – это год 75-летия Победы. И вот, не успели еще в городах и весях убрать елочные украшения, как некий юноша на встрече в Твери с министром просвещения Ольгой Васильевой предложил нововведение. По мысли старшеклассника, на законодательном уровне стоит закрепить написание слова «ветеран» с прописной буквы. Разумеется, имелся в виду не любой ветеран, а лишь участник Великой Отечественной войны.

Министр инициативу одобрила: “Я думаю, что это очень хорошее начинание, просто надо этому начинанию дать дальнейший ход. Я абсолютно согласна, что слово «ветеран» надо писать с большой буквы”.

В социальных сетях уже предлагают на чествовании с помощью одной большой буквы не останавливаться, а выделять капслоком все слово – ВЕТЕРАН.

Еще лучше – обязать писать его разноцветными буквами, а для всяких противных слов вроде США и НАТО изобрести мельчайший шрифт. Некоторые задают вопрос, не лучше ли и слово «Пенсия» писать с большой буквы? И «Скрепы», чтобы не путать со скрепками?

Леонид Крысин

Главный научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова Леонид Крысин считает, что писать слово «ветеран» с большой буквы нелепо:

– По одной простой причине – это не собственное имя. С большой буквы пишется либо любое слово в начале предложения, либо когда это собственное имя (имена людей, лошадей, собак, названия городов и так далее). Это основное правило относительно слов, которые пишутся с большой буквы. Слово «ветеран» не является уникальным, не является индивидуальным. Ветераны – это целый социальный разряд людей.

– Поэтому логично, что стали писать слово «Победа» с большой буквы, ведь имеется в виду одна конкретная победа, а не любая?

– Да. Там соблюден принцип уникальности. И есть некоторая тонкость. С большой буквы пишутся звания – Герой Советского Союза. Слово «Герой» с большой буквы должно быть, особенно в официальных текстах. Но это не тот случай, как с ветеранами. Ветеран – это не звание. Это слой людей, каждый из них ветеран. Никакой уникальности там нет. Так что эта идея какая-то странная. В любом случае, если это приобретет статус официального указа, приказа, постановления, то неплохо бы перед этим все-таки посоветоваться с лингвистами. Чиновникам я бы посоветовал проконсультироваться с людьми, которые этим занимаются специально, в частности, с Орфографической группой нашего института.


По мнению антрополога, руководителя исследовательской группы “Мониторинг актуального фольклора” РАНХиГС Александры Архиповой, есть несколько причин, почему новая норма написания слова «ветеран» понравится далеко не всем:

Александра Архипова

– В принципе, любое изменение орфографической нормы воспринимается почти всегда в штыки. Дело в том, что мы учим такие нормы с детства. Мы воспринимаем их как то, что надо соблюдать, а несоблюдение их указывает на то, что человек малограмотный. Соответственно, любое изменение орфографической нормы, а тем более такое, вызывает страшное возмущение. Еще одно, чисто лингвистическое, наблюдение. Как правило, люди, которые не имеют за плечами большого опыта чтения книг и написания большого количества текстов, часто стремятся эмоционально усилить то, что они пишут. Например, подчеркивая сказанное не каким-нибудь изысканным оборотом, а написанием существительных с больших букв. Мы очень часто это замечаем в каких-нибудь дневниках или мемуарах людей, которые мало привыкли к письменному тексту.

– Вы имеете в виду только современную практику? Или и прежде такое было?

– Да, это было на протяжении всего 20-го века. Это довольно частотное явление. Когда человек хочет выделить что-то в предложении, но он не владеет иными эмоциональными средствами выделения, он даже может написать «Ты» с большой буквы. По аналогии с уважительным “Вы”. Но кроме всего прочего, такой способ эмоционального выделения можно заметить, например, в работах моих студентов, которые очень любят писать названия групп с больших букв – Солдаты, Русские, Американцы. Эта тенденция существует. Это некоторое дополнительное привлечение внимания к тому, что человек считает центральным в своем высказывании. Возможно, эта чисто лингвистическая тенденция разовьется в новое правило, а, возможно, и нет. В конце концов, в немецком языке все существительные пишутся с большой буквы, и никто не страдает.

Чем больше мы создаем формальные символические границы, тем больше мы понимаем, что за этим есть некая пустота


Однако есть и социальная сторона этого явления. Сейчас мы наблюдаем передел символических границ. Постоянно создаются новые символические границы, которые должны указывать на сакральный характер памяти о войне, и, тем более, надо формировать поведение современников по отношению к тем, кто воевал. Соответственно, такая новая орфографическая норма – это способ фреймировать поведение людей новым образом. Поведение школьников, прежде всего. Однако, чем больше мы создаем формальные символические границы, тем больше мы понимаем, что за этим есть некая пустота. Потому что неофициальная память о войне исчезает, семейная память о войне забывается, управлять ею в повседневной жизни трудно. И государство как бы отливает новые правила практики памяти в орфографии. Не в граните, но в орфографии. И получается на выходе, что «Ветеран Великой Отечественной войны» (все с больших букв) – это как воинское звание или как Герой Советского Союза, как почетное звание.

– Действительно, этот юноша из города Твери как раз и сослался на звание Героя Советского Союза. Он именно так и сказал, что слово «Ветеран» писать так же, как Герой в этом звании. В его представлении это тождественные понятия, то есть всякий ветеран для него – герой.

– Конечно, потому что современный школьник ветеранов видит мало. Сколько их осталось? И его приучили говорить о ветеранах исключительно как о героях. Так и возникает новая символическая граница.

– Мы не знаем, сам этот старшеклассник додумался предложить такую вещь или ему старшие подсказали, но ясно, что со временем эти новые символические границы укоренятся, и у написания слова «Ветеран» с большой буквы будет немало сторонников. Но пока, судя по обсуждению в интернете, недовольных куда больше. Почему?

– Люди хорошо чувствуют на эмоциональном уровне разницу между формальным созданием сакральной памяти и ее содержательным наполнением. Есть разница между бессмысленными, полупринудительными ритуалами типа вождения школьников к стеле Победы, где они стоят и во время линейки тайно тупят в телефоны, и каким-нибудь ужином с дедушкой. Это разные вещи. Сейчас очень много усилий по формализации памяти. И эти усилия направлены именно на молодое поколение. Учителя бесконечно говорят мне в интервью, что школьники ничего не помнят, ничего не хотят знать, ничего не желают знать. Пусть они хотя бы так знают! Если они не могут знать эмоционально, потому что они эмоционально безнадежно далеки, пусть они будут хотя бы формально к этому приучаться.

– К чему этот способ может привести? Что произойдет в сознании людей младших поколений? Известно, что очень многие государственные инициативы такого рода находят большой отклик. В частности, акция «Георгиевская ленточка» начиналась снизу, но потом ее подхватило государство, и многие с удовольствием носят.

– Как и «Бессмертный полк».

– Да. И многие с удовольствием выходят на улицу с портретами во время «Бессмертного полка», носят эти георгиевские ленточки. Может быть, и чествование с помощью большой буквы тоже с энтузиазмом будет со временем воспринято?

– Тут надо понять, мы чувствуем за словом «Ветеран» (с большой буквы) семантическую пустоту, то есть пустоту значения, или не чувствуем? Если мы не чувствуем семантическую пустоту, то если мы хотим сказать, что мой дедушка был ветераном Великой Отечественной войны, и нам важно подчеркнуть, что он ветеран, то этот человек, возможно, уже и писал слово «Ветеран» с большой буквы. Тем самым, он придает слову «ветеран» дополнительный статус. Это не просто какой-то ветеран, это не ветеран Афганской войны, это ветеран самой важной, самой сакральной для нас войны. Если же мы эту пустоту чувствуем и воспринимаем это как манипуляцию, как стремление привлечь наше внимание к формальной памяти без сохранения содержания, это вызывает страшное раздражение.

– Видимо, именно это чувствуют те, кто начал какие-то пародийные тексты размещать на эту тему. Это была реакция на казенную фальшь?

Это очередная борьба между неофициальной, семейной памятью и памятью формализованной, памятью унифицированной


– Да. У сторонников такого подхода, как правило, общим знаменателем их раздражения является тот факт, что давайте помнить не совокупностью формальных действий, типа навешивания георгиевских ленточек на все, что угодно, включая свинину в магазине, и развешивание портретов везде, а сделаем что-то более осмысленное. Хочу напомнить, что акция «Бессмертный полк» началась в Томске. И в Томске она была придумана как способ сохранения именно семейной, своей памяти. Сейчас, кстати, не везде, но во многих местах «Бессмертный полк» переструктурировался в совершенно другое, где в начале шествия красиво одетые школьники несут портреты Героев Советского Союза данной области, не имеющих к этим школьникам никакого отношения. Главное – выразить идею, подчеркнуть связь нынешнего поколения и прошлого, продемонстрировать, что наши школьники помнят героев. Семейная память в такой конструкции «Бессмертного полка» отходит на второй план. Это очередная борьба между неофициальной, семейной памятью и памятью формализованной, памятью унифицированной, – говорит Александра Архипова.

Что такое зачетно-экзаменационная сессия и кого допускают к сессии?

  • Зачетно-экзаменационная сессия – это период, когда знания студента оцениваются по дисциплине или курсу (модулю) целиком или частично за определенный период. Сроки проведения сессий указаны в учебных планах и рабочих учебных планах по конкретному направлению подготовки / специальности с учетом профиля подготовки / специализации или магистерской программы, по которой обучается студент. 
  • Зачетно-экзаменационная сессия делится на два периода:

— зачетная сессия (зачетная неделя) – первая неделя зачетно-экзаменационной сессии.

— экзаменационная сессия – следующие за зачетной сессией (зачетной неделей) 2-3 недели.

— зачеты сдаются студентами в зачетную сессию (первую неделю зачетно-экзаменационной сессии). Возможна сдача зачетов сразу после завершения дисциплины (курса, модуля), если дисциплина имеет укороченный срок обучения по учебному плану. Кроме того, нужно учесть, что получение зачета (защита) по курсовым работам (проектам) проводится кафедрой до начала зачетно-экзаменационной сессии;

— экзамены сдаются в экзаменационную сессию.

  • До начала зачетно-экзаменационной сессии убедитесь в том, что Вы:

— можете получить зачет по дисциплине по итогам своей учебной деятельности,

— допущены преподавателем к экзамену по предмету (дисциплине).

Следует знать, что студент получит зачет по дисциплине только тогда, когда выполнит все виды учебных работ по данной дисциплине, предусмотренные рабочей программой дисциплины. При этом у него не должно быть пропусков занятий. В противном случае, студент должен выполнить все учебные работы, предусмотренные рабочей программой дисциплины и отработать пропущенные занятия в форме, предложенной преподавателем и указанной в рабочей программе дисциплины.

Студент допускается к экзаменационной сессии при условии выполнения всех видов учебных работ по дисциплинам, а также сдачи всех зачетов, курсовых работ (проектов), практик и научно-исследовательской работы в семестре, предусмотренных учебным планом на данный семестр.

  • Допуск к экзаменационной сессии оформляется:

— включением ФИО студента в аттестационную (экзаменационную) ведомость;

— проставлением в зачетной книжке студента штампа «Допущен к сессии».

Если Вы пришли на экзамен, а Вашей фамилии не оказалось в экзаменационной ведомости, то Вам нужно обратиться в деканат своего факультета. С разрешения декана Вы можете сдать экзамен по экзаменационному листу. Возможен и другой вариант, когда в аттестационной (экзаменационной) ведомости может появиться фамилия студента, не допущенного к сессии. В этом случае напротив его фамилии будет сделана надпись «не допущен».

Учтите, если в Вашей зачетке штамп отсутствует, преподаватель не имеет права принимать у Вас экзамен.

Отметку в зачетной книжке о допуске к сессии в форме штампа проставляет сотрудник деканата, предварительно проверив отметки о сдаче зачетов, защите курсовых работ (проектов), отчета о практике. Эту процедуру сотрудник деканата осуществляет централизованно. Для этого староста группы собирает зачетные книжки в последний день зачетной недели и передает их сотруднику деканата. Тот обязан проставить отметку в зачетные книжки в день обращения (если они были переданы не позднее 14:00 часов). Если они были переданы позже, то возвращаются на следующий день.

Если Вы по уважительной причине не сдали один-два зачета по предметам, по которым не проводятся экзамены, то декан в порядке исключения может разрешить Вам сдать экзамен.

Чтобы получить такое разрешение, Вы должны написать заявление на имя декана. Это заявление, подписанное деканом, является допуском к указанному в заявлении экзамену.

Подобные заявления нужно писать на каждый экзамен, пока Вы не сдадите зачет и не получите отмеченный штампом допуск к сессии.

С разрешения декана зачет Вы можете сдать в период экзаменационной сессии или каникул по экзаменационному листу, который выдает сотрудник деканата.

Подробная информация о проведении экзаменов и зачетов ‒ промежуточной аттестации студентов содержится в нормативном документе МГППУ ‒ Положение о текущей, рубежной и промежуточной аттестации студентов федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования МГППУ

КРЕСТЬЯНСКИМ РЕБЯТАМ У НАС ИЛИ НАМ У КРЕСТЬЯНСКИХ РЕБЯТ?». 1862 / Лев Толстой

Толстой написал статью под парадоксально звучащим, многозначительным названием: «Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?». В этой статье, впервые опубликованной в сентябрьской книжке журнала «Ясная Поляна», изложен излюбленный педагогический прием Толстого – школьные сочинения. В школе детским сочинениям уделялось особое внимание. Толстой убежденно повторял: «И писать надо учиться у них. Просто. Не мудрствуя. Чем дальше вникаешь в их язык, тем больше видишь недочеты своего, книжного».

Эта статья написана в присущем педагогическим статьям Толстого тоне восхищения крестьянскими детьми. Уже одна фраза в описании того, как ребята, кончив сочинение, снимая шубы и укладываясь спать под письменным столом в кабинете Толстого, «не переставали заливаться детским, мужицким, здоровым, прелестным хохотом», – ярко характеризует отношение Толстого к крестьянским детям. Картины воодушевления ребят при писании сочинений («Большие черные глаза его, блестя неестественным, но серьезным, взрослым блеском, всматривались куда-то вдаль; неправильные губы, сложенные так, как будто он собирался свистать, видимо, сдерживали слово, которое он, отчеканенное в воображении, хотел высказать», и т. д.) принадлежат к лучшим поэтическим страницам Толстого.

В статье Толстой рассказывает о том, как дети, по его предложению, писали сочинение на тему пословицы «Ложкой кормит, а стеблем глаз колет». Толстой сообщил мальчикам примерное содержание рассказа на эту тему и сам написал первую страницу, затем рассказал план продолжения и окончания рассказа. «Все были чрезвычайно заинтересованы. Для них, видимо, было ново и увлекательно присутствовать при процессе сочинительства и участвовать в нем, – пишет Толстой. – Суждения их были большею частью одинаковы и верны, как в самой постройке повести, так и в самых подробностях и в характеристиках лиц. Все почти принимали участие в сочинительстве; но с самого начала в особенности резко выделились положительный Сёмка – резкой художественностью описания, и Федька – верностью поэтических представлений и в особенности пылкостью и поспешностью воображения». Восхищает Толстого проявление тонкого художественного чутья одиннадцатилетнего «Федьки» (реального Васи Морозова, его любимого ученика): «Главное свойство во всяком искусстве – чувство меры – было развито в нем необычайно. Его коробило от всякой лишней черты, подсказываемой кем-нибудь из мальчиков. Он так деспотически и с правом на этот деспотизм распоряжался постройкою повести, что скоро мальчики ушли домой и остался только он с Сёмкою, который не уступал ему, хотя и работал в другом роде. Мы работали с 7 до 11 часов; они не чувствовали ни голода, ни усталости, и еще рассердились на меня, когда я перестал писать».

Толстой признается, что он «оставил урок, потому что был слишком взволнован. <…> Действительно, я два-три раза в жизни испытывал столь сильное впечатление, как в этот вечер, и долго не мог дать себе отчета в том, что я испытывал». Мальчики остались ночевать в кабинете Толстого. «Он [«Федька»] долго был в волнении и не мог заснуть, и я не могу передать того чувства волнения, радости, страха и почти раскаяния, которые я испытывал в продолжение этого вечера. Я чувствовал, что с этого дня для него раскрылся новый мир наслаждений и страданий – мир искусства; мне казалось, что я подсмотрел то, что никто никогда не имеет права видеть – зарождение таинственного цветка поэзии. Мне и страшно и радостно было…».

Толстой согласен с мыслью Ж.-Ж. Руссо, что «человек родится совершенным»: «Здоровый ребенок родится на свет, вполне удовлетворяя тем требованиям безусловной гармонии в отношении правды, красоты и добра, которые мы носим в себе…». Он убежден: «Идеал наш сзади, а не впереди. Воспитание портит, а не исправляет людей». «Ребенок стоит ближе меня, ближе каждого взрослого к тому идеалу гармонии, правды, красоты и добра, до которого я, в своей гордости, хочу возвести его. Сознание этого идеала лежит в нем сильнее, чем во мне». Отход от детства, по мнению Толстого, означает удаление от идеала гармонии. Воспитание и образование должны иметь одну цель – «достигнуть наибольшей гармонии в смысле правды, красоты и добра».

ПСС, т. 8.

Рекомендательное письмо ученику для поступления в вуз образец

Для поступления в университы США, Великобритании и ряда других стран студенты предоставляют в университет рекомендательные письма. Зачастую именно рекомендации играют важную роль при зачислении, ведь они характеризуют студента и рассказывают о его сильных сторонах.

Рекомендательное письмо для поступления в вуз – не самый привычный формат для российских студентов. Поэтому у многих поступающих составление рекомендаций вызывает массу вопросов.

Предлагает вам узнать все о том, как написать рекомендательное письмо в университет за рубежом, и посмотреть образцы рекомендательных писем на английском языке!

Что такое рекомендательное письмо?

Рекомендательное письмо (recommendation letter, reference letter) – это письмо от преподавателя и другого лица, характеризующее академический потенциал студента и его личностные качества.

В большинстве случаев, рекомендательные письма за границей входят в общий пакет вступительных документов, наряду с дипломом, транскриптами оценок, сертификатом языкового экзамена и т.д.

Кто может написать рекомендательное письмо?

Когда перед студентом встает необходимость представить в вуз рекомендации, он должен решить – кто будет писать рекомендательные письма. Отнестись к этому выбору стоит с большим вниманием.

Ценность рекомендательного письма составляют два показателя: во-первых, насколько хорошо дающий рекомендацию человек знает вас как студента и как личность. Во-вторых, насколько ответственно он отнесется к вашей просьбе. 

Обычно университеты запрашивают 2-3 рекомендации. В первую очередь, это рекомендации преподавателей. Некоторые университеты также требуют письма от работодателей, коллег или людей, с которыми вы вместе работали над каким-либо проектом (если таковые имеются). Особенно это актуально для поступающих на программы MBA.

С просьбой о написании рекомендательного письма студенту лучше всего обратиться к преподавателям, которые хорошо его знают и долгое время его учили. Рекомендация должна отличаться личным подходом, писать ее должен человек, который может объективно оценить ваше отношение к учебе, ваши знания и способности. 

Если речь идет о школьных преподавателях, лучше выбрать тех, кто учил вас несколько лет, являлся классным руководителем или завучем школы. В случае с университетскими педагогами, лучше всего попросить рекомендацию у руководителя вашей курсовой или дипломной работы. Помните, что должность рекомендателя не так важна, как личный подход. Иными словами, рекомендация от простого преподавателя может оказаться более полезной, чем от директора школы. 

О чем писать в рекомендательном письме?

Рекомендательное письмо – это, в первую очередь, характеристика студента. Для поступления в вуз эта характеристика должна быть положительной, описывать академические успехи студента, его сильные стороны и заслуги, а также качества, помогающие в учебе.

Тем не менее, эксперты не советуют предоставлять рекомендации, написанные общими словами, которые можно сказать практически о любом студенте. Лучшее впечатление на приемную комиссию произведет рекомендация, написанная оригинальным языком, рассказывающая (помимо фактов и сухих цифр) о каких-либо случаях из жизни студента, которые характеризуют его, о планах студента на будущее, его мечтах и целях. 

Кроме того, из рекомендации приемной комиссии должно стать понятным – почему именно этот студент заслуживает обучения в выбранном вузе и по выбранной программе.

Как составить отличное портфолио

Пример рекомендательного письма для университета

За рубежом не существует конкретной формы, по которой должно быть составлено рекомендательное письмо. Тем не менее, есть общий формат, которого рекомендуется придерживаться студентам.

Ниже представляем образец рекомендательного письма в зарубежный университет:

Anna Ivanova

12, Main street, Moscow, Russia

Tel.: 111-222-333

Email: [email protected]

January 1, 2020

 

To ABC University Admissions Committee

123 Town street, Town, USA

 

Dear ABC University Admissions Committee,

I have known Ekaterina Petrova for the past five years, being her teacher of English language at school №5 in Moscow. I believe Ekaterina would be an excellent student for your university.

Ekaterina is a very diligent and active student. In addition to school English classes she always devoted a lot of time and energy to self-study. This allowed her to achieve great success in English language and develop her skills. I would like to mention Ekaterina’s serious attitude towards studies and her willingness to provide academic support to other students.

In addition, I would also like to note the active social position of Ekaterina. She annually participated in various events and charity campaigns while studying at our school. Therefore, I think she can become a worthy member of your campus community.

If you have any questions regarding qualifications or characteristics of Ekaterina, please feel free to contact me at 111-222-333 or [email protected]

Sincerely,

Anna Ivanova

English teacher

School №5, Moscow

Как вы могли заметить, текст рекомендательного письма обычно состоит из двух основных тематических частей. Одна из них посвящена академическим характеристикам студента, а в другой может быть сказано о его личных качествах.

Таким образом, зарубежное учебное заведение получает наиболее полное представление о поступающем студенте.

Предлагаем вам ознакомиться с еще 4 образцами рекомендательных писем для поступления в университет.

Рекомендательное письмо для работы за рубежом

Рекомендательные письма нужно представлять не только при поступлении в иностранное учебное заведение. Зачастую при трудоустройстве за рубежом также могут потребоваться рекомендательные письма, особенно если речь идет о поступлении на первую работу после окончания вуза.

В данном случае рекомендательные письма для работодателя могут быть составлены:

  • университетскими преподавателями, деканом или ректором
  • университетским специалисту по работе с иностранными студентами
  • научным руководителем
  • координатором учебной программы или стажировки
  • работодателем, у которого студент проходил практику или стажировался
  • координатором волонтерских проектов, в которых участвовал студент

Важно, чтобы составитель рекомендательного письма хорошо знал студента и мог дать ему полноценную характеристику.

По своему содержанию рекомендательное письмо для работодателя очень похоже на рекомендательное письмо для вуза (см. образец выше). Разница заключается в том, что вместо академических качеств в рекомендации для работодателя должен быть сделан акцент на профессиональных и деловых качествах студента. Именно поэтому желательно, чтобы рекомендательное письмо писал координатор стажировки или работодатель, у которого студент проходил практику.

Помимо этого, в рекомендательном письме должно быть сказано о личных качествах студента, его умении решать поставленные задачи, работать в команде и т.д.

Как организован сбор рекомендательных писем?

Для начала, вы должны подать в университет пакет документов, включающий в себя несколько рекомендательных писем. Далее, на сайте университета вы должны оставить контактные данные тех, кто вас рекомендует, включая их номер телефона и электронный адрес. 

Обычно представители университета направляют на электронный адрес рекомендателя запрос, в котором могут содержаться дополнительные вопросы: «Как давно вы знаете студента?», «В каком качестве вы знаете студента?», «Оцените по шкале от 1 до 10 академические навыки, лидерские качества, коммуникативные способности студента» и т.д. 

Однако не все университеты организовывают сбор рекомендаций через интернет. Некоторые из них запрашивают письменные рекомендации на бланке университета или факультета, содержащие подпись и печать. В большинстве случаев в университеты нужно подавать рекомендательные письма на английском. Рекомендации, составленные на другом языке, должны быть переведены перед подачей.

Как написать рекомендательное письмо?

Члены приемных комиссий зарубежных университетов советуют предоставить как можно больше времени своим рекомендателям для написания рекомендательных писем.

Однако реальность такова, что далеко не все, к кому вы обратитесь, захотят писать рекомендации самостоятельно. Скорее, они будут готовы подписать то, что подготовите вы сами. Даже в таком случае – не отчаивайтесь! 

Вне зависимости от того, будете ли вы писать письма сами или их все-таки напишут рекомендатели, соблюдайте несколько простых правил: 

  • Не подавайте одинаковые рекомендательные письма в несколько учебных заведений. Каждое письмо должно быть написано адресно, в определенное учебное заведение. В рекомендации должна содержаться информация о том, почему именно вы подходите данному вузу и на данную учебную программу.
  • Желательно подготовить для своих рекомендателей «подсказки», в которых будут указаны ваши достижения, ваши сильные стороны и любая другая информация, которую вы считаете важным отметить. Таким образом, вы получите именно такие рекомендации, которые ожидаете, и облегчите задачу своим рекомендателям.
  • Постарайтесь наладить личный контакт с теми, кто будет писать вам рекомендации. Например, пригласите их на чай или кофе, расскажите о своих планах на будущее, почему для вас важно учиться в том или ином университете, спросите их совет. Узнав вас лучше, рекомендатели скорее захотят написать для вас хорошие рекомендации. Кроме того, им будет легче написать что-то о ваших личностных качествах.

Если вы хотите учиться в Австралии, Англии, США, Гонконге, Новой Зеландии, Малайзии, Канаде, тогда скачайте бесплатно брошюры университетов в этих странах.

Чтобы найти программы, воспользуйтесь нашим поисковиком.

Перевод из российского вуза в зарубежный

Как написать крутое мотивационное письмо

Основное руководство для писателей мемуаров

Умение брать интервью у людей — это навык, которому вы можете научиться. Используйте его при написании мемуаров.

СРЕДИ ТОП-ЗАПРОСОВ, которые еженедельно появляются в моем почтовом ящике, — это запросы информации о том, как писать о других людях. Мне также задают этот вопрос лично, на званых обедах и везде, где я бываю, когда речь заходит о том, что я делаю. Многие бумеры помогают родителям писать мемуары. Многие люди пишут о своих больных детях или супругах, о жестоких отношениях, которые у них когда-то были, или о совершенно счастливых друзьях, которые им нравятся, и хотят знать, как написать чужую историю или как написать для кого-то другого.Как тренер по мемуарам и учитель письма, я всегда люблю этот вопрос, даже если ответ на него сложнее, чем вы думаете.

Как написать о ком-то еще

Если вы меня вообще знаете, то знаете, что я люблю перфокарты. Я обычно кладу их в конце произведений или книг, но в этом случае я хочу, чтобы вы взглянули на мои, прежде чем читать дальше. Я считаю, что вы должны рассматривать написание статей о ком-то еще как процесс, а не то, что вы собираетесь в спешке и быстро отправлять из своего цифрового списка дел.В конце концов, вы входите в серьезный бизнес по написанию здесь, а также несете огромную ответственность за обработку чужой истории, поэтому вы хотите сделать это правильно.

Кроме того, вот что: после поиска в Интернете «мемуарных интервью» я был шокирован обилием плохих советов об искусстве интервью, в основном из-за которых это стремление казалось простым делом один на три. делать. Радостно, да. Совершенно захватывающе. Но легко? Никогда. Итак, давайте начнем с перфокарта, чтобы писать о ком-то другом.

Перфок-лист Мэрион за то, чтобы писать о ком-то еще

  • Обсудить тему
  • Определиться с рассказчиком
  • Установите то, что вам нужно знать
  • Проведите собеседование
  • Ожидайте узнать то, чего вы никогда не ожидали узнать
  • Проверить факты
  • Кормить и заботиться о своих заметках
  • Эксперимент с голосом
  • Написать

Как вы можете видеть выше, то, как написать чужую историю, начинается с обсуждения с этим человеком, о чем эта история.

Если вы пишете для кого-то пьесу, намерены ли они задокументировать историю всей своей жизни? Если так, я предлагаю вам начать свое обучение тому, как писать о других, с понимания разницы между мемуарами и автобиографией. Прочтите это, а затем вернитесь сюда и приступим.

Прочитав этот отрывок, вы теперь знаете, что если другой человек хочет, чтобы вы просто записали его историю жизни, вы пишете автобиографию. Хотя многое из того, что следует ниже, вам принесет пользу, теперь вы должны прочитать о передовых методах ведения устного анамнеза, установленном Ассоциацией устной истории.

Для остальных есть мемуары. Итак, идем дальше.

Какая хорошая мемуарная тема?

Вот шокирующая новость: когда вы пишете мемуары о ком-то другом, ваша тема — не тот человек. Ваша тема — это большая универсальная тема, которая заставит других захотеть прочитать об этом другом человеке в контексте этой темы в вашем произведении или в книге, которую вы пишете. Эмпирическое правило, которое я преподаю всем своим ученикам на моих онлайн-уроках мемуаров, таково:

Мемуары не о том, что вы сделали.

Memoir — это то, что вы сделали с it.

Короче говоря, мемуары — это что-то, чему вы научились после того, через что вы прошли. Но что это за штука? Постарайтесь сузить круг вопросов и попытаться прийти к единому мнению о том, о чем на самом деле идет история. Если вы можете обсудить это с другим человеком, пожалуйста, сделайте это, но вот совет при общении с семьей или друзьями: не вступайте в эти обсуждения неподготовленными. Так же, как вы хорошо знаете, чтобы принести торт Bundt или салат Jell-O в гости к своей великой тете Мэри, я предлагаю вам никогда не навещать родственников с пустыми руками.Почему бы не взять с собой мой удобный маленький алгоритм?

Это примерно x, как проиллюстрировано y, чтобы быть сказано в z

А потом пользуйся. Даже если произведение чисто автобиографическое и предназначено для чтения только семьей и ближайшими друзьями, оно будет гораздо интереснее, если вы возьмете тему и полностью ее изучите. Выбор тем и идей для мемуаров — важный навык, которым вы должны обладать.

Найди ту, объединяющая тема

Спросите себя: что это за объединяющая тема, которую вы видите в жизни этого человека? Какое понимание она получила из невзгод на войне? Возможно, этот человек был предприимчивым или чрезвычайно щедрым; может быть, ваш друг или родственник был учителем или тем, кто оставался рядом, когда его или ее супруга уходила, и, возможно, в результате этого опыта этот человек знает что-то реальное о том, как придерживаться своего курса и сохранять семью.Запишите произведение через эту линзу. Вы можете даже обнаружить, что ваш соавтор или испытуемый вполне приспосабливается к этому, когда она поймет, что вы видите в ней само воплощение силы или настойчивости или воплощение благодати под давлением.

Я имею в виду области знаний, и у каждого их около сотни. Найдите свою и / или ее и напишите об одной из этих областей знаний, которые мы приобретаем, когда переживаем жизненные взлеты и падения.

Начните мыслить шире, чем вы могли бы в противном случае — о теме, точке зрения, рассказчике и областях знаний — и внезапно эта интересная ваша тетя может оказаться тем, о чем мы все хотели бы прочитать.

Кто рассказчик ваших мемуаров?

Кто будет рассказчиком этой сказки? Это ваш родитель / ребенок / супруг? Кто рассказывает эту книгу? Ты? Чтобы помочь в этом решении, я настоятельно рекомендую прочитать этот пост о том, кто рассказывает вашу историю. Это поможет вам с точки зрения перспективы и точки зрения.

Как проводить мемуарное интервью

А теперь перейдем к интервью.

Иногда мы просто хотим написать о ком-то еще в качестве темы.В моей первой книге « Другое имя безумия » я записал, как моя мать заболела болезнью Альцгеймера. Она начала спуск в 49 лет. Но рассказ не об этом. Если бы это было так, зачем бы вы это читали? Следуя своему маленькому алгоритму, я могу сказать, что книга о том, что будет с любовью, о чем свидетельствует борьба моей семьи с тем, что наша мать заболела болезнью Альцгеймера, о чем рассказывается в книге.

Ваше задание такое же. История не может быть о ком-то другом.Это должно быть о чем-то, представляющем всеобщий интерес, что этот человек иллюстрирует. Опять же, зачем еще кому-нибудь это читать?

«О, но она такая интересная », — ответите вы, на что я отвечу: «И это то, на что настроится читатель: что делает ее интересной? Вы знаете?»

Копните глубже, и вдруг вы больше не пишете рассказ о своей матери, а пишете о воле, необходимой для того, чтобы пережить смерть любимого 52-летнего супруга, как это проиллюстрировано вашей неутомимой матерью в мемуарах размером с книгу.

Лучше, правда? Видите сдвиг? Почувствовать интерес? Это то, о чем вы хотите узнать на собеседовании.

Интервью с мемуарами, которые вы узнаете из своих воспоминаний

Собираясь написать о ней, я понял, что очень мало знаю о своей матери, за исключением того, что я ее обожал. И угадай что? Это обожание было настоящим набором шор, дававшим мне явное отсутствие любопытства. Моим первым заданием было раскопать все по-настоящему. Так что копал я.

Я взял интервью у ее друзей, намереваясь охватить период ее короткой жизни до самой болезни.Двое из тех, с кем я беседовал, были с ней друзьями с рождения; другая была ее соседкой по комнате в колледже, а некоторые знали ее только как замужнюю женщину и мать.

Таким образом, я собрал реальные данные и получил набор легко визуализируемых сцен, которые читатель мог бы испытать. Зачем это было нужно? Потому что, прежде чем я забрал ее из-за этой ужасной болезни, я должен был заставить тебя полюбить ее, и я сделал это со сценами. К тому времени, как она начинает исчезать, вы цените то, что я терял.

Составление списков поможет вам

Вы можете сделать то же самое.Как? Составьте список людей, с которыми вы можете поговорить, которые знают или знали ваш предмет. Затем составьте список вопросов. И тогда будьте готовы частично игнорировать этот список. Почему? Потому что вы также хотите развить гибкость, чтобы позволить разговору вести вас в новых и неожиданных направлениях. Итак, знайте свои вопросы и убедитесь, что вы получили на них ответы, но также позвольте человеку направить часть беседы. В конце концов, они могут знать то, о чем вы никогда не думали спрашивать.

Так было во время интервью с одной из подруг моей матери с детства, которая наблюдала за моей матерью как молодой матерью и отметила различия в тоне, с которым она обращалась со своими двумя детьми, моей сестрой и мной.Моя сестра была маленьким ребенком и, по-видимому, мама была с ней более осторожна. Я родился с весом почти десять фунтов, и это, в сочетании с моим статусом второго ребенка, сделало мою мать менее нервной и позволило ей относиться ко мне более небрежно и с большей уверенностью. Это наблюдение со стороны давнего друга моей матери, Элизы, дало мне возможность рассказать о том, что она наблюдала в отношениях с моим братом и сестрой, и о том, что еще Элиза наблюдала в отношении моей матери и ее детей. В результате полученная информация дала мне один из самых богатых материалов в моей книге.Но я никогда не ожидал, что это произойдет. Так что будьте гибкими и пожинайте плоды.

Мемуар требует проверки ваших фактов

Как проверить эти факты?

Найдите очевидные — имена, даты, места. Кто был президентом? Кто был жив, а кто мертв? Спросите человека, с которым вы проводите собеседование, есть ли в нем альбомы для вырезок или фотоальбомы. Возможно, есть ежегодники колледжа или старшей школы, которые вы можете использовать для проверки дат и написания имен.

Никогда не принимайте чью-либо орфографию или память как авторитет, который может показаться на первый взгляд.Проверяйте все, что вам говорят.

Как заботиться о своих воспоминаниях Заметки к интервью

При проведении мемуарных интервью пользуйтесь телефоном или цифровым диктофоном, но помните, что буквальная запись не создает атмосферы. Вот почему вместе с цифровым диктофоном или телефоном вы также должны записывать информацию в блокнот во время интервью.

Записная книжка под рукой сильно вознаградит вас, что даст вам сразу несколько преимуществ перед собеседованием, проводимым исключительно посредством записи.В этой тетради запишите, какие слова заставляют вашего собеседника наклоняться вперед или ерзать, что делают его брови или рот, когда он говорит о наиболее эмоциональных моментах жизни. Обратите внимание на язык тела и позу. Что на ней надето? Он возится со своим обручальным кольцом или меняет тему? Запиши это. Захватите сцену.

Когда я возвращаюсь домой с собеседования, я сразу же расшифровываю все свои записи, как записанные, так и записанные в записной книжке. Почему? Потому что ничто не включает в себя такие идеи, как транскрипции, заставляющие вас снова пройти через эту сцену и по-настоящему глубоко задуматься о том, что вы только что услышали и стали свидетелями.

И когда вы закончите с этой записной книжкой и этой записью, сохраните их таким образом, чтобы их было легко найти и идентифицировать. Вы можете вернуться и снова послушать и прочитать. И помните, что при наихудших обстоятельствах — если в вашем отчете поднят юридический вопрос — вы можете нести ответственность за ведение этих заметок. Не теряйте их.

Как найти голос при написании чужой сказки

Найти свой голос — это не то же самое, что установить рассказчика, и перед тем, как вы это прочитаете, вы можете вернуться и перечитать этот отрывок о точке зрения и перспективе.Тогда вы будете готовы думать о голосе.

Ваш писательский голос — это глубоко личный тон, который вы будете использовать на протяжении всего произведения, и, по крайней мере, в первых нескольких черновиках, он, вероятно, будет больше походить на имитацию множества других писателей, чем на то, кем вы являетесь в этом произведении. Просто продолжай писать. Ваш голос в конечном итоге заглушит тот, который имитирует Эрнеста Хемингуэя или Мэри Карр. Вам больно? Тебя развеселили? Вы живете в приключенческой сказке, чему-то учитесь по пути, с энтузиазмом извлекая уроки жизни? Вы знаете то, что знаете, или это было заложено в вас против вашей воли?

Это те вещи, о которых вы хотите подумать, делая свои первые попытки правильно передать голос.И когда вы пишете о ком-то другом, эти вопросы остаются неизменными. Кто она в этой сказке и какое отношение она имеет к урокам, которые она усвоила на своем пути? И если вы пишете это вместе, возникает вопрос: кто вы в этом произведении и кто является объектом, и как вы должны передать присутствие этих двух людей, если вообще?

Как написать о ком-то еще

Но ничего из вышеперечисленного не включает в себя собственно письмо, не так ли? Видите, сколько работы предшествует этому процессу написания, но включено в него? Это большая работа, и вы должны отнестись к ней серьезно, потому что вы, дорогой писатель, сейчас занимаетесь изящным искусством научно-популярной литературы, а это значит, что это должно быть точно.

Когда вы будете готовиться к написанию, запомните следующие моменты:

  • Каждый человек в мемуарах предназначен для выполнения определенной работы.
  • Нас не интересует чья-то история жизни.
  • Нас интересует тема по дуге, а именно, о чем эта история.
  • Нам они интересны в контексте одной конкретной сказки.

Теперь ваша задача — выбрать, что использовать из собранной вами информации. Как? Включите только те детали, которые усиливают и добавляют к сказке.

Ой, нет. Сиди спокойно

Ой ой. Я вижу, что ты делаешь. Вы встаете со стула. Нет, не знаешь. Вы зашли так далеко. Вы хотите написать это, хотя именно здесь большинство писателей убирают на кухне или варят суп. О да, я знаю: вам понравилась работа, которую вы проделали на сегодняшний день, но заметили ли вы, что на сегодняшний день это все касается всего , но написано? Теперь перейдем к самому сложному. Но сначала спросите себя, что делает эту часть сложной? Почему так сложно писать мемуары о ком-то другом? Я вам скажу.Одним словом: близость.

Верно. Я был тренером по мемуарам и учителем более двадцати лет, и благодаря этой работе я столкнулся с этим моментом с тысячами писателей, и я понял, что это так интимно, как ничто другое. Из-за этого все разваливается, особенно если между вами и этим другим человеком были несчастливые отношения.

В этом случае писатель испытывает искушение выскочить из-за стола просто из-за этого вопроса здравого смысла: кто хочет добровольно вернуться к такого рода оскорбительным отношениям?

Мемуар против терапии

Позвольте мне прояснить здесь: это не то, о чем я прошу вас делать.Написание мемуаров — это не терапия, в которой вы заново населяете или реанимируете полученный опыт. Я прошу вас сделать совсем другое. Прошу вас посмотреть на это издалека. Отсюда. Теперь. Я прошу вас относиться к тем людям, которые плохо с вами обращались, как — подождите — символов .

Позвольте мне повторить здесь: если вы пишете о ком-то, кто причинил вам боль, посмотрите на него отсюда, сейчас, со всем, что у вас есть, со всей информацией, которую вы собрали. Как символ .

Если вы пишете о ком-то, кто не причинил вам вреда, попробуйте следующее: глубоко вдохните, выдохните и представьте, что вы приглашаете этого человека на очень эксклюзивный званый обед, на котором вы будете ожидать, что каждый принесет свою лучшую игру.

Нет, дядя Генри не приедет. Почему? Потому что он монополизирует разговор и говорит ни о чем, кроме своего (плохого) здоровья, в частности, о своих бурситах. Нет, он не может подойти к столу. Фактически он забанен пожизненно. Вместо этого пригласите этого человека, потому что он будет развлекать ваших гостей.Сделайте так, чтобы ваши персонажи проявили свои лучшие разговорные навыки, свои лучшие истории и заставили их усердно работать. Не позволяйте никому из них бла-бла-бла за вашим столом. Вместо этого побуждайте их рассказывать свои добрые истории.

Получение контроля над своей историей

Такой взгляд на других служит двум целям: дает вам контроль и заставляет брать только лучший материал из того, что вы слышали и записывали во время интервью. Пожалуйста, никаких историй о бурситах. Не на этом званом обеде.

Продолжайте. Я знаю, вы можете сделать это.

Хотите больше? Попробуйте этот пост о пяти безумно простых шагах по планированию книги.

Возможно, на этом этапе вы готовы писать мемуары. Может быть, вам нужен урок, как это сделать. Давай присоединяйся ко мне. Каждый месяц у меня есть несколько онлайн-уроков по написанию мемуаров. Надеюсь увидеть вас в одном из них.

Фотография предоставлена: Культура: Субкультура на Visualhunt / CC BY-NC-ND
Фотография предоставлена: boellstiftung на VisualHunt / CC BY-SA
Фото Эми Хирши на Unsplash

уроков по письму: как написать чужую историю

НАПИСАТЬ чужую историю — всегда трудное задание.Как, например, добиться голоса другого и сколько вашего собственного может проникнуть внутрь? Это были некоторые из вопросов, заданных Марвину Раппу, который вместе со своей женой Лори более 20 лет управляет популярной в Иерусалиме кондитерской и кейтеринговой компанией. Их книга была написана Марвином голосом Лори, и ее так же приятно читать, как и рецепты в ней восхитительны на вкус. Книга под названием « секретов из кухни Лори Рапп» приобрела статус прикроватной тумбочки в моем доме, поскольку я читаю и смеюсь, планирую, просматриваю и ложусь спать каждую ночь голоднее, чем мне бы хотелось.Я попросил Марвина обсудить секреты написания чужих рассказов. Ниже результат. Если вы ищете подробное пошаговое руководство по этому поводу, просмотрите также этот пост с инструкциями по написанию чужой истории.

НАПИСАТЬ ИСТОРИЮ КТО-ТО ЕЩЕ

Марвина Раппа

«Будь собой; все остальные уже заняты.» (Оскар Уайльд)

Честно писать о себе редко бывает легким занятием. С чего мне начать свой рассказ? Сколько я должен раскрыть? Кого я не должен обижать? Кого я должен да обидеть? Как же тогда складываются эти проблемы, когда история, которую вы пишете, даже не ваша?

Конечно, я могу говорить только о своем собственном опыте, который, для протокола, был моей первой попыткой написать чей-то рассказ.Когда моя жена, Лори, решила написать кулинарную книгу рецептов нашей пекарни и ресторанного бизнеса за двадцать один год, я посоветовал нам включить историю, лежащую в основе всей этой восхитительной еды. Короче говоря, мы должны написать фудоар, как мы говорим сегодня.

Достаточно честно, но справился ли я с задачей быть объективным рассказчиком? В конце концов, я действительно появляюсь в рассказе Лори несколько случайно; тем не менее, она осталась ее историей , которую я должен рассказать, не нарушая ее голоса. Этого, казалось бы, невинного кодицила придерживаться гораздо труднее, чем кажется.Каждый писатель хочет оставить свой отпечаток на том, что он печатает, даже если это его собственная жена. Всегда есть желание быть острее или сообразительнее, чем ваш предмет. Короче говоря, вы должны быть готовы отложить собственное эго на задний план.

Конечно, мое бремя было несколько облегчено благодаря тому, что я провел последние двадцать три года, бодрствуя, работая и дыша бок о бок со своим партнером. Можно с уверенностью сказать, что голос Лори постоянно звучит в моей голове.

Я почувствовал, что нахожусь на правильном пути в нашем проекте, когда каждый доброволец, согласившийся прочитать мои нескончаемые черновики, отмечал, что они чувствовали себя так, будто Лори разговаривала с ними лично. Для меня это достаточно утешение, вместе с согласием Лори добавить мое имя (заметьте, мелким шрифтом) на обложку.

Секреты кухни Лори Рапп, отрывок

Глава первая

Скажите, что вы едите, я скажу вам, кто вы.

— Жан Антельм Брилья-Саварен

Я родился в 1959 году в Торонто, в семье переживших Холокост Хелен и Дэвида Слуцки, которые поженились в 1958 году и в том же году поселились в Канаде.Идиш был lingua franca в нашем доме, и это был единственный язык, на котором я говорила до детского сада. Конечно, в то время это казалось мне вполне приемлемым для моих родителей, поскольку весь их круг друзей состоял из зеленых и новичков, таких же, как и они сами, которые чудом пережили ужасы Второй мировой войны и приехали в Канаду с надеждой. воссоздания их сломанных жизней. Мои родители, казалось, всегда работали, чтобы заработать на жизнь; это была их самая большая забота.Они действительно вели неприхотливый образ жизни. Они редко развлекались или путешествовали, они почти никогда не выходили из дома, они просто много работали, чтобы мой брат и я получили лучшее образование в частной школе — и чтобы еда была на столе.

Не просто еда, заметьте. В то время как работа была прискорбным фактом жизни, для моих людей еда была их настоящей навязчивой идеей. Вне всякого сомнения, еда была главной в нашем доме, второстепенной по важности только после здоровья и, возможно, образования. Абсолютно все, что касалось еды, было важным вопросом.Наша семья не просто села вместе за трапезой — это было бы слишком просто. Сначала последовали целые испытания покупок — как ни странно, споры редко касались цены чего-либо. Основное внимание уделялось свежести, размеру или цвету того, что собиралось купить. Каким бы ни был продукт, он безжалостно возился перед тем, как его подать, а затем тщательно анализировать после того, как его съели. Каждый прием пищи был поводом для похвалы или критики, в большинстве случаев одновременно и того, и другого.В центре всего этого спектакля маячил мой отец; будучи привередливым плотником по профессии, его знак одобрения был последней лакмусовой бумажкой для любой пищи, приготовленной в нашем доме.

С раннего возраста я помню, как просыпался каждое утро, часто когда на улице было еще темно, под звуки моих родителей, сновавших по кухне, готовя завтрак и упаковывая обед для отца ̶ ежедневный большой термос, наполненный дымящимся горячим кофе в сопровождении здоровенных бутербродов из толсто нарезанного ржаного хлеба.Моя семья сидела за кухонным столом Formica, наедаясь свежеприготовленной овсянкой, пшеничной мукой или яичницей — мои родители твердо верили, что завтрак был самой важной едой дня, по крайней мере, до обеда, а затем ужина .

Мои мать и отец вряд ли были гурманами, но наш дом всегда был наполнен ароматами сытной старинной кухни. И все же что-то столь же скромное, как традиционный грибной ячменный суп, могло вызвать самые оживленные обмены мнениями — либо суп был густым, как каша, либо слишком водянистым и без достаточного количества приправ, который неизменно никогда не был достаточно горячим, как хотелось бы моему отцу.Даже время его подачи было предметом жарких споров, поскольку мой отец настаивал на том, чтобы его подавали после основного блюда, когда все были слишком сыты, чтобы оценить его, потому что он утверждал, что это полезно для пищеварения.

Очень самоуверенный человек при любых обстоятельствах, ничто не волновало моего отца больше, чем благополучие его желудка. Если бы он поступил по-своему, каждый прием пищи начинался бы с куска селедки и хотя бы одной рюмки виски — если подумать, это тоже должно было быть полезно для пищеварения.И кто мог поспорить с его рассуждениями? Мой отец оставался сильным, как бык, до семидесяти восьми лет, безразличный к общепринятым медицинским представлениям. Этот человек не переставал удивлять и смущать меня. Сторонник свежих продуктов, он регулярно сажал огурцы и помидоры по бокам нашего крошечного бунгало. С мая до первых заморозков мы с братом Марком должны были собирать ежедневный улов перед обедом, чтобы максимизировать его свежесть. Все остальные родители планировали свои выходные в конце недели на четверг, чтобы избежать каких-либо кризисов в последнюю минуту перед субботой — это было бы слишком обычным для моего отца.За два часа до зажигания свечей, знаменующего начало субботы, он приходил домой, загруженный свежими продуктами и другими угощениями. В обычной манере он преподносил моей сбитой с толку маме такую ​​же огромную цветную капусту, брокколи и капусту, а затем настаивал, чтобы она приготовила все три крестоцветных овоща для вечернего ужина. Не обращая внимания на ее протесты, он мог слышать, как он бормотал себе под нос всю дорогу в душе о том, насколько красивым и свежим был его выбор и какими великолепными были большие белые грибы, которые он собрал.«Хелен !!» он лаял между намывками. «Свари их с большим количеством лука. Всего девяносто девять центов за фунт! Ты можешь в это поверить? Только у Italeiner ! »

Вы можете подумать, что человек, столь зацикленный на свежести, избегал бы, как чумы, любых пищевых продуктов, подвергшихся коммерческой обработке. Не так с моим папой. У него были свои пристрастия, большинство из которых оставалось загадкой для остальных членов семьи. В его списке индульгенций были блины тети Джемаймы, грибной крем Кэмпбелл и запеченные бобы Либби (до тех пор, пока кто-то случайно не купил банку с кусочками свинины — очень большой запрет на кошерную кухню! ).Особое место в его сердце было отведено его любимым Малломарам, непревзойденному выражению кулинарной изобретательности. С детской радостью он смаковал это изысканное сочетание крекера из Грэма, малинового джема, зефира и шоколадной глазури, восхваляя его совершенство всем, кто находился в пределах слышимости.

Только годы спустя, когда я начал кейтеринг, я понял, что пищевые причуды моего отца буквально текли по моим венам. «Знаешь, — однажды он улыбнулся, словно подтверждая мой новый выбор карьеры, — моя мать, твоя тезка на идиш, работала поставщиком общественного питания в Мире, моем родном городе в Литве.«Давай разберись!

Если мой отец был генералом на нашей домашней кухне, то моя мать была послушным старшим сержантом. Изо дня в день она трудилась в окопах, верно предлагая свой вариант комфортной еды. Столкнувшись с незавидной задачей угодить всем, она приняла свой вызов с решительным оптимизмом, который не поддавался никаким объяснениям. К сожалению, ее миссия с самого начала была обречена; в то время как моя мать не хотела ничего, кроме как заботиться обо всех, чувство компромисса моего отца требовало, чтобы все просто соглашались с ним.Он не мог понять, почему остальные из нас не оценили наше жареное мясо, обугленное сверх какой-либо приемлемой степени хорошо прожаренного, или нашу выпечку, оставленную открытой до тех пор, пока их внешний слой не станет сухим, как тосты Мельба.

Опять же, чего мы могли ожидать? Мой отец вырос в Литве, где редис считался экзотическим овощем. Моя мать, напротив, имела чуть более мирское воспитание. Ее родной город Слатинские Доли в Чехословакии располагался у подножия Карпат, недалеко от границы с Румынией и Венгрией, и как таковой находился под влиянием богатства венгерской кухни.Она часто с ностальгией говорила о чудесных продуктах, которые ей нравились в юности: knockerlach (клецки), сладкая лапша с маком , макошь (дрожжевой торт) и — ее личный фаворит — mamaliga (полента), во всей своей липкой, дрянной доброте. Моя мама рассказывала нам истории о том, как она собирала в окрестных лесах лесные грибы или собирала колючий крыжовник на заднем дворе, который ее мать волшебным образом превратила в варенье и компот.В качестве особого удовольствия она и ее братья и сестры сосали кусочки сот из ульев ее отца.

Сейчас, оглядываясь назад, кажется, что знакомство со всеми этими яркими рассказами и воспоминаниями о кулинарии старого мира в детстве стало важным шагом в моем собственном кулинарном образовании. Несмотря на то, что это был единственный мир, который я знал, я с раннего возраста понял, что он просто не годится для меня. Хлеб, подаваемый с макаронами и картофелем — возможно, немного чрезмерно, как думаешь? И все же, как защищенный ребенок во втором поколении мог удовлетворить свою тягу к чему-нибудь, чему-нибудь более модному и гламурному, чем сельдь шмальц? (Не поймите меня неправильно, сегодня я бы убил за чертовщину селедку шмальцевую.)

Входит моя спасительница, моя подруга Наоми. Ее родители тоже пережили Холокост в Чехии, но мне показалось, что они эмигрировали с другого континента, чем мои родители. Отец Наоми, по крайней мере, насколько мне известно, никогда не лежал на диване в гостиной в майке без рукавов и ярких клетчатых шортах-бермудах, как это любил мой отец. Я до сих пор могу представить, как ее отец отдыхает в своем кабинете на кожаном кресле, погруженный в то, что для меня было совершенно чуждо, — мелодии какой-то красивой классической композиции.В их доме я познакомился с восхитительными вкусами французского лукового супа, грибного пирога с заварным кремом и гаспачо. В их компании я посетил свой первый балет и свою первую кофейню. Все это меркло по сравнению с чистым восторгом, который я испытывал, посещая некоторые элегантные домашние вечеринки в семье Наоми. В крайнем изумлении я смотрел широко раскрытыми глазами, завороженный видом официанток в униформе, которые скрупулезно нарезали копченую индейку или элегантно подавали фирменный семейный ореховый торт. Я уже тогда знал, что хочу как-то стать частью этого мира.Своевременное знакомство с высшим обществом, так сказать, было всем вдохновением, которое мне нужно, чтобы попытаться оживить кухню моей матери.

Мне было не больше четырнадцати, когда я приготовил свой первый оригинальный десерт: отдельные матовые стеклянные миски, наполненные слоями корки крекеров из крекера, желе, осушенный фруктовый коктейль, а затем желе с фруктами, сложенными немолочными продуктами. взбитые сливки. Это не была классика Cordon Bleu, но с точки зрения моей семьи она вполне могла быть одной из них.Что я могу сказать? Восторженные, восторженные, они были взволнованы, превзойдя мои скромные ожидания. Одно короткое знакомство с «современностью» и наши аппетиты навсегда изменились. Это была вся необходимая мне поддержка. Я бежал по тротуару и с тех пор не оглядывался.

Присмотр за детьми предоставил ценную возможность изучить кулинарные книги и журналы моего работодателя и, надеюсь, обнаружить какой-нибудь желанный семейный рецепт. Двенадцатый класс был годом моего прорыва. Я организовал свою первую вечеринку, «обед для бедняков» для группы из восьми подружек, в комплекте с тщательно подобранными подарками хозяйке дома (у меня уже был навык кейтеринга, я просто не осознавал этого тогда).Я по сей день могу цитировать все меню и вспоминать, какое блюдо внес каждый из нас. Еще более ярко запечатлелась в моей памяти веселость и уют, которые мы все испытывали, сидя в столовой моих родителей, чувствуя себя взрослыми. Это был мой собственный «Пир Бабетты».

Мы с Марвином жили всего в нескольких кварталах друг от друга, и за два года наших свиданий и помолвки мы много обедали вместе. Я изучал еврейское образование в Йоркском университете, в то время как Марвин делил свое время между работой в престижном книжном магазине и получением степени магистра английской литературы в Университете Торонто.Четыре вечера в неделю он сидел, предположительно, писал в своей библиотечной кабинке до закрытия в полночь, после чего он за двадцать минут ехал ко мне домой, где его ждал ужин из полного блюда. Большую часть года мы с мамой откармливали его, сочетая ее традиционную европейскую кухню и мои последние кулинарные эксперименты. Этот почти ночной ритуал рандеву после полуночи вызвал недоумение у пожилых соседей моих родителей. «Вы должны знать, миссис Слуцки, что парень вашей дочери уходит из дома после трех часов ночи.Вы знаете, миссис Слуцки, это выглядит не очень хорошо. Мне всегда было интересно, чем заняты эти шпионящие за нами люди в этот час.

Полагаю, это никогда не должно было стать такой неожиданностью, когда много лет спустя мы с Марвином занялись торговлей продуктами питания; в конце концов, мы провели вместе очень много времени, потакая своим аппетитам. К тому времени, когда мы поженились в 1981 году, я более чем хотел начать готовить всерьез. За годы усердной подготовки я знал, что серьезному повару нужна хорошо оборудованная кухня.Имея в запасе свой скромный бюджет, я приобрел все кастрюли Calphalon и Le Creuset, сервировочные элементы Kosta Boda и посуду Evesham, которые я, возможно, смог бы выкупить. Следующей задачей было снабдить мою кладовую как можно большим количеством новых и экзотических продуктов, которые появлялись на рынке. В конце концов, это было начало восьмидесятых, и еда была в моде. Вооружившись подпиской на журналы Gourmet и Bon Appétit, я обыскал магазины модной еды в Бэйвью-Виллидж, Йорквилл и Авеню-роуд в Торонто, чтобы узнать о последних новостях.Я почти никогда не приходил домой без чего-нибудь новенького, например, кедровых орехов, дикого риса или новозеландского киви.

Я был полностью в своей стихии. Моя коллекция поваренных книг обильно расширялась синхронно с нашей талией. Десятки часов в неделю были потрачены на то, чтобы возиться с моей кухней с моей желанной серией Time Life, выпекать и готовить бурю. К счастью для меня, в моем муже была очень упорная и послушная морская свинка. Неразвитое нёбо Марвина было особенным. Хотя его бабушка и дедушка по материнской линии держали прилавок с продуктами на фермерском рынке в Гамильтоне почти сорок лет, он понятия не имел, какие на вкус цуккини или баклажаны.Его семья считала их едой, подходящей для lockshen — идиш для лапши, эвфемизм для «итальянцев». Кольраби и фенхель, забудьте об этом. Этот человек был похож на замазку в моих руках, только он был готов разрешить мне мои эксперименты.

И эксперимент был тем, что я сделал, с удвоенной силой. Количество не знало границ; Я не мог готовить только для нас двоих. Будни, выходные — без разницы. Я любил развлекать своих друзей, и меня никогда не пугали новые рецепты. Иногда из-за своего чрезмерного рвения я переоценивал свои навыки и нырял в неизведанные воды.Домашние клецки, почему бы и нет? Что ж, для открывателей они были не совсем al dente (на самом деле, они распадались, когда попадали в кипящую воду), и мне потребовалось два часа, чтобы убрать кухню из всех моих усилий. Затем была дуврская подошва с начинкой из мусслина (явная дорогостоящая катастрофа) и грибное суфле (у меня даже не было шанса). Но чаще всего мой развивающийся репертуар блюд самоучки вызывал стоны одобрения.

Первый вторник каждого месяца был днем, зарезервированным для свежей радужной форели, выращенной на ферме, которую любезно предоставил наш районный модный магазинчик «Щелкунчик».Стало чем-то вроде традиции устраивать званые обеды для наших друзей; на самом деле, это был повод насладиться множеством блюд, наполненных маслом и сливками. И шоколад. Шоколада никогда не могло быть достаточно.

А что насчет курицы, спросите вы? Большинство молодоженов довольствуются тем, что покупают целую курицу сразу. Pas moi . Брат моей подруги Элейн управлял бизнесом, доставляя к вашему порогу ящики с не менее чем восемнадцатью только что забитыми цыплятами. Пока мы покупали достаточно кур, чтобы накормить футбольную команду, мы думали, почему бы не втиснуть вертикальную морозильную камеру в нашу стартовую квартиру.Конечно, нам вдвоем потребовался бы почти целый вечер, чтобы разрезать, обрезать и завернуть эту добычу, не говоря уже об обязательном приготовлении шмальц (жареный куриный жир) с грибенами (шкварки) и жареным луком. Я не шучу. К счастью, в 1981 году холестерин еще не был обнаружен.

Я был полон решимости открыть для себя все самое лучшее. Шоколадное печенье, лимонный творог или кексы — я сосредоточился на своей цели, а затем провел большую часть месяца, проверяя и тестируя рецепты для каждого блюда, пока не остался доволен.Излишне говорить, что за первый год замужества я набрала двадцать восемь фунтов. Совершенно незнакомые люди любезно предлагали мне сесть в автобус, а пожилые женщины в нашей синагоге понимающе улыбались и кудахтали, предполагая, что я беременна. Что я мог сделать? Осталось еще так много рецептов чизкейков…

Моя пристрастие к маслу и сливкам не было идеологическим; Я имею в виду, что у меня все еще текла слюна из-за отборного куска редкой говядины. Проще говоря, творческие возможности, открытые для приготовления молочных продуктов, были слишком соблазнительными, чтобы я мог сопротивляться даже за счет наших традиционных религиозных праздников.Среди наших сверстников ужин в субботу считался главной трапезой недели. Любое меню, которое слишком сильно отклонялось от вездесущего куриного супа, жареного цыпленка и кугеля, считалось табу; Предложение крем-супа из салата со свежим лососем и картофелем, запеченным с пармезаном, было кулинарным эквивалентом подачи неаккуратных блюд на праздник Благодарения. Но я знал лучше. Как только наши приглашенные гости преодолели первоначальный шок от того, что их ожидало, они легко преобразовались. Не могу припомнить, чтобы кто-нибудь отказался от приглашения только потому, что в меню не было грудинки.

Я был преданным школьным учителем днем, я преподавал во втором классе иврит и иудаику в ряде частных дневных и дневных школ Торонто. (Хотя кулинария не входила в программу обучения, одна из моих учениц, Рэйчел, впоследствии стала опытным кондитером, который поразил посетителей ресторанов в некоторых из самых модных закусочных Манхэттена.) Когда я не преподавал, я тратил большую часть своего свободного времени свободное время, потакая своим гастрономическим фантазиям. Я изнашивал переплеты своих кулинарных книг Moosewood и Silver Palate в поисках того, что было для меня новым, захватывающим и нетрадиционным.Курица Марбелья. Нужно ли мне сказать больше? Каперсы, чернослив и зеленые оливки — это сочетание перевернуло любое предвзятое представление о том, что я думал о курице. Попрощайтесь с луковым супом и крошками из кукурузных хлопьев!

Стремясь улучшить свои навыки и расширить свой кругозор, я вместе со своей подругой Элейн записался на курсы кондитерских изделий, которые проводила Бонни Стерн, одна из лучших кулинаров Канады и гуру кулинарии. Она познакомила меня с радостями швейцарского шоколада, маслянисто-терпких корочек и воздушных слоек с кремом.По сей день я ношу с собой одну из ее верных изречений: лучше съесть один маленький кусочек изысканного шоколада или вкусного яблока, чем тратить драгоценные калории на недостойный десерт. Мне нравилась каждая секунда, проведенная в ее классе, и я никогда не мечтал, что приобретенные навыки пригодятся мне в профессиональном плане спустя годы.

Биография автора

Лори и Марвин Рапп эмигрировали из Торонто, Канада, в Иерусалим, Израиль в 1986 году. В течение 21 года они владели и управляли La Cuisine, популярной пекарней и заведением общественного питания.

Педагог по профессии, Лори оттачивала свои навыки выпечки в знаменитом ресторане L’Ecole Lenôtre в Париже. Сегодня она делит свое время между обучением на мастер-классах по выпечке и кулинарии и работой частного повара.

Марвин — спутник жизни и труда Лори. Он имеет степень магистра английской литературы в Университете Торонто, и, когда он не занят пробованием кулинарии Лори, он с удовольствием балуется письменным словом.

Секреты кухни Лори Рапп — их первая книга.

Хотите работать с Мэрион Роуч Смит над написанием мемуаров? Сейчас я провожу четыре онлайн-класса по написанию мемуаров и работаю тренером по мемуарам. Приходите ко мне, и позвольте мне научить вас, как начать писать мемуары, как продвигать свое письмо или как закончить то, что у вас есть.

Как написать рассказ для кого-то — пошаговое руководство по написанию идеального подарка — писать как босс

Сложно покупать подарки людям. Дни рождения, Рождество, День святого Валентина, что угодно, мне всегда трудно найти подарок, который был бы не только искренним, но и тем, что они запомнят и сохранят.Во всяком случае, это моя цель с подарками, и иногда я обманываю ее. Я стал жертвой покупки свечей в качестве подарка.

Не то чтобы со свечами что-то не так. Если бы вы купили мне тыквенную свечу прямо сейчас, я был бы в восторге.

Но если вы считаете, что у вас есть талант к чему-то, всегда полезно использовать его для других. И не только для письма: вы могли бы любить фотографию, рисование, актерское мастерство и т. Д. И т. Д. Что бы это ни было, есть кто-то, кто это оценит.

Я писатель. Я не играю ни на каком инструменте и не занимаюсь спортом. Я пишу. Это моя страсть. И я очень люблю дарить рассказы.

Я также понимаю, что есть определенные правила написания рассказа для кого-то, чтобы он действительно получил удовольствие.

Итак, это то, что мы собираемся исследовать сегодня.

1. Узнайте, что ваш человек хотел бы прочитать.

Если кому-то не нравится история, которую вы для него написали, возможно, это потому, что вы добавили контент, который им не нравится.

Например: моя мама постоянно разглагольствует о книгах и фильмах, в которых умирает слишком много персонажей; она любит счастливые истории, без смертей и почти ничего депрессивного. Поэтому я написал для нее самую счастливую сказку, которую когда-либо описывал словами, и ей это понравилось.

По сути, если вашему человеку нравится викторианская готика и стимпанк, но вы рассказываете ему сказку о радугах и помостах 1980-х годов, у вас возникнут проблемы. Также не повредит — хотя это может испортить подарок — спросить их, что ей больше всего нравится (просто общие вещи), и включить их в рассказ.

Длина вашего рассказа также будет зависеть от человека, для которого вы пишете. Если ваш человек не заядлый читатель или все время очень занят, возможно, лучше написать что-нибудь короче.

Вот важный вопрос, который стоит задать себе: Как мой человек читает? AKA, она предпочитает читать на бумаге или на экране?

Если им нравится старая добрая бумага, распечатайте свою историю на собственном принтере или в магазине, который сделает это за вас; но если нет, просто отправьте ей документ по электронной почте.Если вы не уверены, просто спросите их или кого-то из близких, каковы их предпочтения.

2. Напишите свою историю.

Этот момент очевиден, но если бы я его не включил, это вряд ли было бы «руководством». У вас не может быть истории, если вы ее не пишете. Все просто.

Когда нужно начинать писать?

Это зависит от многих вещей, включая предполагаемую длину рассказа и то, насколько вы будете заняты до дня вручения подарков. Если это более короткий рассказ — в моем последнем было всего 11 страниц — начните за неделю или две до этого.Если вы думаете о создании полноценной книги , но , , вам следует , вероятно, начать немного раньше. Просто догадка.

Сколько нужно планировать заранее?

Если вам удобнее быть «заговорщиком» или «штановщиком», тогда дерзайте. Лично я немного смешанный («садовник»), но для более коротких историй я не планирую ничего, кроме своих заметок. Независимо от того, планируете ли вы свою историю полностью, на 110% до вас. Так что не волнуйтесь.

3. Отформатируйте свою историю.

Хотите верьте, хотите нет, но то, как вы форматируете свою историю, во многом влияет, особенно когда вы пишете для кого-то другого. И это зависит от того, как ваш человек будет это читать.

Форматирование экрана:

  • Выберите основной шрифт. Некоторые примеры: Times New Roman, Arial, Century Gothic, Calibri и Cambria.
  • Сделайте двойной интервал между абзацами.
  • Сделайте размер шрифта больше обычного.Может быть, выбрать размер 13 или 14.
  • Ограничьте использование фотографий. Иногда добавление слишком большого количества изображений может привести к фрагментации формата документа при чтении на экранах разного размера.
  • Если вы хотите добавить титульную страницу, сделайте это просто. Укажите заголовок, подзаголовок и, возможно, ваше имя и имя вашего человека. Не используйте сумасшедшие шрифты или эффекты. (Извините, энтузиасты WordArt.)
  • Свернуть верхние и нижние колонтитулы: для заголовков укажите заголовок статьи. Для нижних колонтитулов — номер страницы.

Форматирование бумаги:

  • Выберите шрифт Serif.Один из лучших — Times New Roman, потому что он самый привычный и профессиональный. Однако проблема со шрифтами с засечками заключается в том, что разница между ними настолько тонкая, что не многие люди могут отличить Centaur от Bell MT. Есть множество вариантов, но, опять же, я очень рекомендую Times New Roman.
  • Сделайте двойной интервал между абзацами.
  • Установите размер шрифта около 12.
  • В принципе, делайте все, что хотите для титульной страницы. Добавьте обложку, необычный текст и символы — все, что плавает ваша лодка.Но если вы собираетесь выбирать яркие цвета, будьте осторожны, выбирайте то, что легко читается и не утомляет глаза.
  • Всегда упоминайте где-нибудь свое имя, будь то на титульной странице или в заголовке. Кто-то может наткнуться на этот документ однажды, через 20 лет, и понятия не имеет, кто его написал.
  • Поместите в заголовки все, что хотите, но не включайте бесполезную информацию. Добавьте такие вещи, как заголовок и дата. Поместите номер страницы в нижний колонтитул.

Обложка к рассказу, который я написал несколько недель назад для чтения на бумаге:
(Не обращайте внимания на маленькую синюю коробочку, потому что я заранее наведал курсор на страницу.Его нет на распечатке.)

На этом снимке экрана видно, что я выбрал шрифт Script для заголовка, символ песочных часов в качестве разделителя, поля для стиля, свое имя и год. Я также раскрасил его в черный и коричневый, потому что эта цветовая схема лучше всего подходит для истории.

Обычная страница из той же истории:

Форматирование — очень тонкая вещь, и, скорее всего, ваш человек не обратит на нее никакого внимания. И все же, как ни удивительно, разница есть.Я люблю говорить, что формат рассказа невидим; вы не заметите этого с первого взгляда. Сидит на заднем плане, тихо. Вежливо.

4. Отшлифуйте свою историю.

Как любой хороший рассказ, этот заслуживает того, чтобы его хотя бы раз отшлифовали и вычитали.

Сейчас самое время внести в последнюю минуту изменения в важные вещи, такие как сюжет и персонажи, но также и в более мелкие вещи, например, как это описано или как это сформулировано. Отшлифуйте эту историю, пока она не засияет.

5. Готово.

Под словом «закончить» я имею в виду либо распечатать документ, либо отправить его своему человеку по электронной почте или другим средствам массовой информации.

Помните, что нервничать — это нормально, особенно если человек никогда раньше не читал ваши сочинения. Вы можете сдаться и скрыть историю. Было бы проще купить человеку свечу с ароматом яблока.

Не надо. Втяни свой живот и расскажи Старру эту историю. Вы будете очень рады, что сделали.


Если есть вопросы по этому поводу — вообще любые вопросы! — пожалуйста, не стесняйтесь комментировать ниже! Я всегда рад помочь другу-писателю.Счастливого подарка!

Как написать письмо человеку в первый раз

Может показаться немного сложным написать кому-то письмо в первый раз, и хотя письма встречаются гораздо реже, чем раньше, они все же предоставляют эффективный способ чтобы создать длительные отношения или донести свою точку зрения. Независимо от цели вашего письма, вы можете следовать нескольким рекомендациям при написании письма кому-то впервые. Вы захотите сосредоточиться на цели письма, но вы также захотите потратить некоторое время на себя.

Напишите приветствие в верхней части письма человеку, которому вы пишете. Обычные фразы — «Дорогой Боб» или просто указание имени человека. Оба варианта принимаются, и это всего лишь способ убедиться, что письмо читает правильный человек.

В начале письма укажите, кто вы. В то время как некоторые читатели будут проверять, кто подписал письмо, многие сразу переходят к письму сверху и спускаются вниз. Помогите читателю, сразу сообщив ему, кто с ним разговаривает.

Объясните, почему вы обращаетесь к нему. Есть десятки причин, чтобы связаться с кем-то, поэтому вы захотите немедленно сообщить ему, почему вы ему написали.

В оставшейся части письма объясните, почему вы пишете это письмо. Независимо от того, хотите ли вы описать себя новому другу по переписке или подробно рассказать о последствиях загрязнения местному политику, оставайтесь на теме при написании вступительного письма.

В конце письма должна быть добавлена ​​завершающая строка.Некоторые из наиболее распространенных фраз — «С уважением» или «Ура», в зависимости от того, из какой вы части мира. «Приветствия» — это фраза, обычно используемая в европейских странах, а «С уважением» — в Соединенных Штатах.

Совет

Сохраняйте тон первой буквы профессионального уровня, независимо от цели. Используйте в письме правильную грамматику, пунктуацию и орфографию.

Сделайте статью максимально краткой. Никто не хочет, чтобы ему приходилось читать письмо от незнакомого человека дольше, чем нужно.

художественная литература — Как написать действие человека, читающего рассказ? Например,

У меня была похожая проблема в моей истории; письмо — это катализатор действия, которое, по сути, и составляет всю историю.

Я подхожу к этому (и ко многим другим проблемам письма): я помню, что человек, читающий письмо, обрабатывает письмо, мысленно отвечает на утверждения в письме, осознает вещи и прерывает свое чтение, чтобы подумать о них.Также помните, что этот человек, читающий, имеет тело и находится в среде , он не бестелесный разум, читающий письмо.

Итак, в то время как само «письмо» занимало бы две страницы, для чтения для письма требует пяти страниц. Это не то письмо, это первый набросок чего-то подобного; В качестве примера.

Это было дурное предчувствие, письмо от дедушки Джорджа, написанное от руки, между счетом за коммунальные услуги и рекламой «Смит Моторс», как рубин между двумя угольками.Она бросила оставшуюся почту на кухонный стол и села на кухонный стул, чтобы открыть его. Когда GG в последний раз отправлял ей настоящее письмо? ее десятый день рождения? Что может потребовать письма вместо электронного письма?

Она вынула из конверта две страницы и прочитала первую строчку.

Моя мышка, началось.

Сентиментальное приветствие, ужасное приветствие, и Марни задохнулась. Он умирал? Прошло двадцать лет с тех пор, как он ее так называл; может быть, когда ей было шесть.Использовать его сейчас означало что-то ужасное.

Вторая строка подтвердила это. Мышь, ты всегда хотел, чтобы все было прямо, так что я не буду откладывать. На этот раз я не побью его.

Рак. Опять таки. Марни прослезилась и отложила страницы в сторону; она не могла читать. Она зажмурилась и вытерла их свободной рукой. У нее болело горло. Ей нужно было попасть в ГГ. Ее разум был заполнен, казалось, банальной логистикой, она не могла поехать на немецкую конференцию, но Марк мог занять ее место.Ей нужен был рейс в Бока-Ратон.

Г.Г. умирал. Она даже не помнила своих родителей; фотографии на мантии Г.Г., иллюстрированная книга незнакомцев, создавших ее. Истории их жизни из вторых рук. Теперь она была бы настоящей сиротой, без семьи. Когда она в последний раз была в Боке? Позапрошлое рождество? Ее поразило то, что она пропустила последнее Рождество, которое они могли провести вместе, вместо пятиминутного видеозвонка. Какой я засранец. Она чувствовала себя одинокой.Ей нужно было попасть в Бока. Она вернулась к письму Г.Г.

И так далее. Я не могу пойти дальше, не развивая мотивацию для того, чтобы GG писал ей.

Теперь вам не нужна реакция на каждую строчку, вы можете включить один или два целых абзаца, не прерывая реакции, но общая цель — сделать это активным читателем и опытом для вашего персонажа. Прервите письмо визуализированными действиями, даже если оно просто встает или, как в примере выше, перестает плакать.

Нужно ли НЕ зависеть от вашей аудитории, чтобы заполнить то, что ваш персонаж думает, чувствует или делает. Не просто представляйте длинное письмо (или электронное письмо или что-то еще) в надежде, что аудитория это поймет; они могут даже пропустить его и перейти к следующему.

Ваша работа как писателя — помогать их воображению; им необходимо представить реакцию вашего персонажа (внутренние мысли, внутренние чувства, внешние видимые действия) на то, что она читает. Не позволяйте ей обрабатывать письмо как робот, она может злиться, грустить, волноваться, воображать великие дела, радоваться тому, что она читает, или ужасаться этому.Не делайте ее нейтральной , что вы и делаете, если просто даете длинное письмо. Сделайте ее человеком, чтобы сделать это, то, что она прочитает, окажет на нее какое-то эмоциональное воздействие. Особенно , если это главный двигатель сюжета, и она получает информацию, которая в корне меняет ход ее жизни.

Вам нужно представить эту сцену (чтение письма) более полно, чем вы. Не беспокойтесь о длине или количестве слов; Я просто написал 300 слов (на странице), чтобы закрыть приветствие и первую строку письма.Сцена берет столько слов, сколько нужно; вы всегда можете вернуться и подтянуть его позже. Для вашего первого черновика, без цепочек, включите все элементы, которые вы можете представить для сцены, так что вам будет над чем поработать над вторым черновиком.

Вот как написать чужим голосом

«Писатель-призрак».

«Итак, сделай …»

«Нет, я не пишу о привидениях. И я не ношу простыню с прорезями для глаз, когда пишу ».

«Это не то…»

«Да, и вы это знаете.”

«Хорошо. Ты поймал меня. Так что же тогда ты на самом деле делаешь? »

«Я пишу книги для других людей. Их идеи, мои слова ».

«Разве это не жульничество?»

«Нет. У моих клиентов есть отличные идеи. У них просто нет времени или ноу-хау, чтобы закончить писать книгу. Это беспроигрышный вариант.

«Но как вы это пишете, чтобы казалось, что они написали

«Я привидение. Это то, чем я занимаюсь «.

Я начинающий писатель-призрак, у меня всего один заголовок в моем резюме и еще два близятся к завершению, но я хочу сделать больше.Следовательно, я рекламировал себя как писатель-призрак. Из-за этого мне приходилось повторять тот или иной вариант вышеупомянутого разговора больше раз, чем я могу вспомнить.

Когда я разговариваю с другими писателями, они часто хотят знать о двух конкретных проблемах: как взломать фантомный текст и как писать голосом другого человека. Первый вопрос требует равных усилий и удачи, но второй можно усвоить, хотя он обычно требует значительного количества проб и ошибок.

Я понял важность поиска правильного голоса после того, как один из моих клиентов предложил свою наполовину написанную книгу агенту. Агент ответил, что тон слишком академичен, чтобы охватить широкую аудиторию, что и хотел автор. После того, как меня наняли переписать и расширить его первоначальную книгу, мы сосредоточились на «популяризации» его книги, не упуская при этом важную информацию, которую он хотел передать.

Благодаря этому процессу я научился нескольким методам написания голосом другого человека.(Фактически, при надлежащей модификации эти методы можно использовать для поиска голоса компании для маркетинга и для обнаружения голосов персонажей в романах.)

1. Слушайте

Самый простой и эффективный способ написать чужим голосом — это прислушаться к голосу этого человека .

Например, у этого клиента было 10 часов видео с конференции, которую он вел с использованием информации, которая в конечном итоге вошла в книгу. Он прислал мне видео, и я расшифровал каждое слово.Кропотливый? да. Стоит? Довольно.

Когда я был вынужден прислушиваться к тому, как он говорил о теме своей книги, я обнаружил, что его голос прячется у всех на виду. Он не был академиком; он был понятен. Он не был скучным; он был забавным. Его устное и реальное представление было гораздо более увлекательным, чем то, что он написал.

Но вам не нужно полагаться на то, что ваш автор расскажет о своей теме (хотя, конечно, это идеальный вариант). Вы можете узнать их голос из разговоров, которые вы ведете с ними. С их согласия запишите ваши разговоры, а затем сделайте несколько заметок о том, что вас поразило: использовал ли он длинные слова? Она казалась уверенной в том, что говорила? Он останавливался на длительные периоды времени? Часто ли она цитировала других? Что передал его язык тела?

Спрашивая других авторов-призраков о том, как они слушают, чтобы узнать голос автора, они предложили ряд отличных советов на тот случай, когда встреча может оказаться невозможной:

  • «Читайте все, что можно от этого человека: книги, речи, даже электронные письма и любые личные заметки, которыми он поделится.»- Дженнифер Харшман,
  • «Запишите физически то, что написал автор. Делайте это снова и снова, пока не почувствуете, как все сформулировано. Если вы говорите вслух, как этот человек, тоже может помочь ». — Джим Вудс
  • «Посмотрите видео, которые у них есть. Запишите свои звонки. По возможности скайп, чтобы вы также могли выучить язык их тела. Визуализируйте, как они говорят, а затем представьте себя этим человеком, пока вы пишете ». — Алиса Салливан,
  • «Старайтесь никогда не заниматься написанием фантомных работ без личной встречи.Кроме того, если клиент является оратором, обсудите разницу между устным и письменным словом ». — Майк Лумис

По сути, вы ищете способы, которыми они лучше всего привлекают аудиторию. Если вы можете зафиксировать этот аспект личности вашего автора в письменной форме, вы выполнили многое из того, что требуется от автора-призрака.

2. Написать

Роберт Фрост писал: «Я не вижу выхода, кроме как насквозь».

Как только вы начнете слышать в своей голове по ночам голос автора, самое время начать писать от его имени. Если вы никогда не начнете писать, вы не будете знать, насколько хорошо ваше представление об их голосе передается на письменной странице. Вы должны пройти, чтобы выйти, и это будет трудоемкий процесс проверки каждого выбора слова, каждого перехода и каждого редактирования.

С лучшими клиентами (а мне посчастливилось до сих пор работать со всеми «лучшими клиентами») вы можете написать и отправить главу, а затем получить обратную связь в согласованные сроки. С моими клиентами это колебалось от дня до недели.

Помните, это занятые профессионалы, которые наняли меня именно потому, что они очень заняты. Следовательно, я должен быть гибким с их временными рамками, хотя они все равно должны реагировать на мои потребности, чтобы их соответствующие книги могли быть завершены в срок.

Майк Лумис предлагает два превосходных совета на этапе написания: «Играйте одну главу в пинг-понге, пока она не станет для всех подходящей» и «Постарайтесь получить обратную связь от супруга (или кого-то, кто близок к автору), когда это возможно».

Обратная связь — это когда вы действительно узнаете, уловили ли вы голос автора.

И в этот момент прямо перед тем, как открыть первый ответ вашего автора по электронной почте после того, как вы отправили первый черновик? Этого достаточно, чтобы любому писателю захотелось спрятаться под листом.

3. Лук

Наконец, будьте скромны, когда получаете обратную связь. Хотя это ваша книга, на самом деле это не ваша книга.

Как клиент, платящий вам за написание книги от ее имени и ее голосом, если автор говорит: «Я бы не использовал это слово», вы должны без колебаний удалить все вхождения этого слова.Фактически, чем больше вы узнаете о конкретных словах и оборотах фраз, которые предпочитает автор, тем больше вы будете соответствовать ее голосу.

Подсказка: чтобы предотвратить случайное использование слова, которое автор не выбрал бы, используйте приложение расширения текста, такое как aText (или один из этих параметров Windows), чтобы автоматически исправить любое непреднамеренное употребление слова.

В конце концов, вы должны понять, что должно быть продемонстрировано не ваш талант, а голос вашего автора. Как призрак, лучшие писатели для других людей исчезают за потребностями автора.

Если вы писатель-призрак, какие методы и стратегии вы используете, чтобы проникнуть в сознание автора? Если вы еще не пробовали писать на привидениях, не так ли?

Как написать, как кто-то другой

Хороший автор-призрак не просто пишет чужую историю: она пишет его собственными словами. Это может быть непросто, поскольку авторов-призраков нанимают, чтобы они писали словами, которые лучше выражают то, что имеет в виду автор (человек, чье имя указано в книге), чем автор сам.Идея состоит в том, чтобы сказать того, что сказал бы автор, будь он тем, кто писал книгу.

Как вы пишете в чужом стиле? Это немного похоже на изучение иностранного языка, особенно с акцентом.

Сначала слушайте . Как этот человек разговаривает с друзьями в обычном разговоре? А как насчет более формальной обстановки, такой как радио или телеинтервью или публичные презентации? Использует ли он региональные выражения или выражения, характерные для определенной эпохи? (Например, Джейн Остин использует «красить» вместо «краснеть».») Он использует длинные или короткие предложения? Большие или маленькие слова? А как насчет иностранных выражений? Какие слова он часто использует?

Если вы послушаете человека в течение нескольких дней, вы сможете ответить на все эти вопросы. Вы можете ответить на них сейчас для своих друзей и членов семьи, если задумаетесь. (Возможно, вы знаете некоторые из этих выражений лучше, чем хотите, если они будут их использовать постоянно.)

По возможности используйте слова автора. .Если у него есть часы записей семинаров и презентаций, вы впереди всех. Если нет никаких записей, сделайте что-нибудь. Не просто записывайте интервью с автором; записать его разговор со своими сотрудниками или клиентами или на публичном форуме (конечно, с его разрешения). Слушайте любое радио или телеинтервью, которое дал ваш клиент. Перепишите хотя бы часть из них сами, чтобы почувствовать, как пишете эти слова.

Во-вторых, читается как . Некоторые люди пишут так, как говорят; некоторые нет.Но у каждого есть бессознательный индивидуальный стиль письма. У писателей-беллетристов обычно есть отличительные стили. Если вы прочитаете две или три книги подряд, вы начнете замечать техники. Каждая глава заканчивается захватывающим моментом? Использует ли автор много отрывков предложений или продолжающихся предложений? Появляются ли определенные словарные слова в каждой книге? (Я не думаю, что Энн МакКэффри когда-либо писала что-либо без слова «ловкий»; Патрисия Корнуэлл любит использовать «предрасположенный», чтобы означать «озабоченный».”)

Чем больше примеров материала вы прочитаете, тем лучше вы узнаете стиль автора. И если у автора действительно убедительный стиль, вы можете обнаружить, что думаете в этом стиле, пока читаете книгу. Стиль вашего клиента может быть более тонким и менее литературным, но вы все равно можете научиться думать в нем.

В-третьих, практика . Конечно, вы попрактикуетесь со своим клиентом — это часть работы. Но если вы не привыкли к такому письму, потренируйтесь заранее.Попробуйте переписать нейтральный текст в стиле разных известных авторов: Джона Апдайка, Майкла Крайтона, Шекспира.

В-четвертых, получите ответ вашего клиента . Создав черновик в стиле, который вам нравится, покажите ему. Он сможет сразу определить, похоже ли ваше письмо на него. Если ваш клиент говорит: «Я бы никогда этого не сказал», спросите: «Что бы вы сказали вместо этого?» Затем вернитесь и исправьте это.

Пятое, спросите у третьей стороны .Попросите кого-нибудь из друзей или коллег клиента прочитать то, что вы написали. Вы даже можете провести слепое испытание и не говорить человеку заранее, что ваш клиент не писал это, но вы должны быть очень осторожны с этим. Вы не хотите расстраивать или оскорблять окружающих вашего клиента, а также не хотите вводить их в заблуждение. Лучше всего дать человеку два сочинения, одно от вашего клиента, а другое от вас, и попросить его угадать, кто написал, какой отрывок. Если они не могут сказать, значит, вы поняли.

Чем дольше вы работаете со своим клиентом, и чем теснее вы работаете с ним, тем легче будет писать в его стиле. К тому времени, как вы закончите книгу, это будет книга автора. Читатели будут развивать отношения с автором, поэтому в первую очередь автору нужна книга.

Ghostwriters должны быть такими же невидимыми для читателей, как и клавиатура, на которой они печатают. Личность, которая проявляется в написании, должна принадлежать автору. Чтобы стать успешным писателем-призраком, у вас должен быть стиль.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *