Содержание

отзывы критиков о произведении. Сочинение, краткое содержание, анализ, перевод «Слова о полку Игореве»

М. А. Максимович:

«Песнь о Полку Игореве» есть драгоценный памятник русской поэзии в конце XII века.

…кроме общей литературной важности…, она важна как единственный до нас дошедший письменный памятник самородной древней русской поэзии, блестящий яркими красотами поэтическими, и вместе с тем полный истиной исторической. Это первообраз самобытной русской эпической поэзии и в духе, и в формах. <…>

Наконец, Песнь Игорю как верное выражение своего времени важна для самой истории Древней Руси и своим современным взглядом на порядок вещей, на разные события и лица, и даже некоторыми подробностями, кроме ее нигде не сохранившимися. <…>

Песнь Игорю, как Поэма, а не летопись и не история, чужда многих подробностей; однако она полна исторической истины, представленной ей в кратких, живых, ярких картинах.

(М. А. Максимович, статья «Песнь о полку Игореве», «Собрание сочинений М. А. Максимовича. Языкознание. История словесности», 1880 г.)

Е. В. Барсов:

…те исследователи, которые смотрят на «Слово» с точки зрения летописной и предъявляют к нему требования хронологии и фактической последовательности, на наш взгляд, обнаруживают лишь свое недомыслие художественного и творческого характера «Слова» и задачи самого певца, который характеризует лица и события, как поэт, а не описывает их, как историк. Не следует от автора требовать того, чего он дать не думал.

«Слово о полку Игореве», помимо своего исторического и литературного значения, есть в то же время поучительный памятник для всех будущих веков России. Здесь, пред нами, поэтическое выражение государственного строя Киевской Руси и в его идеале, и в его действительности.

Гений автора стремился… водрузить знамя единения во имя «идеи земли святорусской». <…> Его глубочайшая любовь к русской земле, к ее славе, к ее чести, делают бессмертным его произведение.

(Е. В. Барсов, «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси»)

П. Антокольский:

Слово о полку Игореве» представляет собой вечно цветущий ствол, протягивающий тяжелые от плодов ветви в будущее. Поэтому мы слышим прямые и косвенные отголоски «Слова», переклички с ним во многих произведениях нашей культуры и искусства… Из памятника старины оно превращается в живое достояние созидательной культуры.
А. Адамович:

«Слово» и сегодня читается как моление о будущем — великое Слово наших предков. О детях, внуках и правнуках. О нас с вами, и о тех, кому после нас быть. Если мы им дадим быть, передав им великое Слово о мире, братстве.

В. Г. Белинский:

Это произведение явно современное воспетому в нем событию и носит на себе отпечаток поэтического и человеческого духа Южной Руси, еще не знавшей варварского ярма татарщины, чуждой грубости и дикости Северной Руси. В «Слове» еще заметно влияние поэзии языческого быта; изложение его более историко-поэтическое, чем сказочное; не отличаясь особенною стройностию в повествовании, оно отличается благородством тона и языка … Это — прекрасный благоуханный цветок славянской народной поэзии, достойный внимания памяти и уважения.

И. К. Гудзий

«Слово» не уступает по своим художественным качествам лучшим созданиям мирового героического эпоса. Возникнув в этой общей колыбели, которой была Киевская Русь для великорусов, украинцев и белорусов, оно по праву принадлежит в равной мере всем этим трем братским народам.

И. П. Еремин:

Высокая идейность «Слова», связь с насущнейшими запросами народной жизни, неповторимая лаконичность речи, великолепное мастерство, проявляющееся в отделке каждой детали текста, — все это уже давно обеспечило «Слову» одно из первых мест в ряду тех великих произведений мировой литературы, которые и по сегодняшний день не утратили для нас своей непреходящей ценности.

В. А. Жуковский:

Он (Боян) был богат вымыслами; не следовал простым былям, но украшал их воображением. Он показывал любовь наших предков к песням и дает думать, что мы имели своих бардов, прославлявших героев…

Н. А. Заболоцкий:

Я преисполнен величайшего благоговения, удивления и благодарности судьбе за то, что из глубины веков донесла до нас это чудо. В пустыне веков, где камня на камне не осталось после войн и пожаров и лютого истребления, стоит этот одинокий, ни на что не похожий собор нашей древней славы.

Н. М. Карамзин:

Сие произведение древности ознаменовано силою выражения, красотами языка живописного и смелыми употреблениями, свойственными стихотворству юных народов.

Д. С. Лихачёв:

Мы — народы-братья, и у нас наша общая мать — Древняя Русь. Мы должны особенно беречь и изучать нашу общую, материнскую литературу, литературу XI-XI вв., ибо это память о нашей общей матери, во многом определившей последующее развитие братских литератур и все последующие наши литературные связи. Это произведение стоит во главе трех великих литератур восточного славянства — русской, украинской и белорусской. Оно символ единения, шире — оно символ мира.

Когда стали ясными опасности, грозящие в результате феодальных войн и набегов кочевников, явилось «Слово о полку Игореве» — это острое и необычайно стремительное, полное эмоциональной силы короткое произведение, потрясающее суровой и животворящей правдивостью. Оно пронзило болью всех князей, всех отметило, ободрило и призвало к единству. Со «Слова о полку Игореве» ведет начало литература как совесть народа.

И. А. Новиков:

Поэма эта дает ощущение живой истории нашего народа, и старая Русь, которая дышит со страниц «Слова о полку Игореве», ее героическая борьба с внешним врагом волнует нас и доныне. Самая возможность появления гениальной поэмы, возникшей на заре нашего исторического существования, есть факт, утверждающий неисчерпаемое богатство народных творческих сил, а самая поэма эта является истинным сокровищем и предметом гордости русского народа.

А. Н. Толстой:

«Слово о полку Игореве» — все богатство, вся сложность, вся беспредельность творческих сил русского народа, в тяжелую годину, на заре своей истории создавшего великий памятник гуманизма… Ибо «Слово» все проникнуто человечностью, высокими думами, возвышенными страстями и роскошью героических образов.

А. С. Пушкин:

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие.

Б. А. Рыбаков:

Автор «Слова о полку Игореве» покорил современников и потомков гармоничным сочетанием красоты и мудрости, благородства и смелости. Он нигде не поучает, он только рисует сотни картин и образов, воздействующих так, как задумано им. Превосходный лаконичный язык, переменчивый ритм, счастливо найденные созвучия.

Мудрый поэт своеобразен, он заставляет своих слушателей непрерывно думать, разгадывать намеки, раскрывать сокровенное. Автор предстает как человек широчайшего географического и исторического кругозора. Он как бы приподнимает своих слушателей над современной ему Европой…

И. И. Рыленков:

«Слово о полку Игореве» задевает и заставляет звучать все самые чуткие, самые живые струны нашего сердца. Заря, как медный щит багряна, На копьях тусклый свет костров, И голос вещего Бояна в молчаньи утреннем суров.

М. Н. Сперанский:

«Слово о полку Игореве» — памятник несомненно письменный. Имя творца этого памятника нам неизвестно, все-таки мы ни на минуту не сомневаемся в том, что «Слово» написано точно так же, как Пушкин писал свои произведения, то есть такая же письменная поэзия, как современная нам. Но «Слово», кроме того, памятник народный, в нем отразилось народное мировоззрение XII века.

Критика о Слове о полку Игореве

Одним из величайших произведений в древнерусской культуре считается «Слово о полку Игореве». В книге повествуется история поражения вовремя похода на земли половцев. Изложение проигранного боя не случайно. В произведении есть идея – это единение и централизация Руси.

Игорь Святославович – великий князь, который стоял во главе своего войска. Само произведение полностью написано понятным народным языком, где основной идеей является вера в Родину. «Слово» основано на реальных событиях, описанных в летописи.

Произведение часто подвергается критике. О «Слове о полку Игореве» помнят, восхищаются и часто говорят. Это великое произведение заслуживает того, что бы на него обратили внимание.

М.А. Максимович приравнял «Слово о полку Игореве» к монументу поэзии Руси двенадцатого века. Произведение хранит в себе исторические события и факты. Поэма легко читается и воспринимается в отличие от летописи.

Барсов Е.В. отмечает, что в произведении отлично изложена модель политического строя Руси. Поэма буквально пропитана великой любовью к Родине.

Белинский В.Г. относит произведение к категории народной поэзии. Критик увидел в  «Слове о полку Игореве» тесное переплетение истории, религии, народа и мифов. Он считает, что непоследовательное изложение поэмы является ее главной изюминкой и не портит ее. Белинский В.Г. считает, что произведение подобно дикому цветку, но с нотками благородного аромата.

Еремин И.П. считает, что «Слово о полку Игореве» написано лаконичным, понятным русским языком. И именно это делает поэму лучшим литературным произведением.

Автор произведения в некоторых сценах описал то, как наши предки любили веселиться и петь. Поэтому Жуковский В.А. предполагает, что в то время на Руси были свои народные барды и артисты, которые в своих песнях прославляли героев.

Карамзин Н.М. восхищается тем, каким красивым языком написано «Слово о полку Игореве». Смелые высказывания, сильные выражения, красноречивые фразы делают поэму понятной и интересной.

Лихачев Д.С. высказывается о том, что «Слово о полку Игореве» полно эмоций. Поэма призывает к единению русского народа. Она воспитывает в читателях патриотизм и развивает любовь к Родине.

Толстой А.Н. писал, что «Слово о полку Игореве» является памятником гуманизма. Потому что вся поэма пропитана мыслями о высоком, светлом. В произведении много человечного и возвышенного.

Пушкин А.С. считал, что необходимо гордится своей родиной и своими предками. А те, кто этого не делают, являются малодушными и пустыми людьми.

«Слово о полку Игореве» написано в необычной манере понятным народным языком. Большинство простых читателей и известных критиков восхищаются произведением.

отзывы критиков о произведении

Другие сочинения:

Критика о Слове о полку Игореве

Несколько интересных сочинений

  • Фольклор в произведении Кому на Руси жить хорошо сочинение

    Творчество Н. А. Некрасова тесно связано с народом. Многие его произведения обращены именно к обычным людям , простым мужикам-крестьянам.

  • Сочинение Сила материнской любви

    Мама – это близкий и родной человек, который дал жизнь, который готов отдать все ради того, чтобы ребенок был счастлив и здоров. Материнская любовь – безусловна, ведь мать не любит за поступки или за характер, она любит свое дитя всей душой

  • Описание картины Тамара и Демон Врубеля сочинение

    Михаил Александрович Врубель – великий российский художник конца XIX – начала XX века. Одной из наиболее известных картин является «Тамара и Демон»

  • Сочинение Роль семьи в воспитании

    Семья – это родственники, которые живут вместе и объединены общими интересами. Один из таких интересов – воспитание детей, которые в ней появляются. Она становится для ребенка первой ступенькой

  • Твір на тему Справжні цінності людини

    Цінності людини у всі часи відрізнялись. В кожний час, у різних народів та цивілізацій були якісь свої, особливі цінності. Але це стосувалось суспільства, тобто цінностей, які визнавали більшість людей. Завжди бували люди

Критика о Слове о полку Игореве (отзывы критиков о произведении)

Величайшее литературное произведение древнерусской культуры «Слово о полку Игореве» повествует о неудачном походе на половцев. Необходимость изложить именно поражение была не случайной, так как дальнейшее повествование идет о необходимости единении Руси. Князь Игорь Святославович был во главе войска. Повествование построено не последовательно, а как будто в плане обсуждения давно всем известных событий. Написано произведение народным языком и до глубины пропитано народной культурой и верой в Родину. Произведение описывает реальные события на основе летописных фактов.

«Слово о полку Игореве» так же как и многие великие произведения не было обделено вниманием критиков, которые с упованием писали о нем.

М.А.Максимович в своей статье по языкознанию и словесности отметил важность этого литературного произведения, он сравнил его с драгоценным памятником поэзии Руси XII века. Это произведение важно своими истинными историческими фактами. Написанное в жанре поэмы, а не летописи оно исключает многие подробности, тем самым становится еще более понятным и доступным в прочтении еще большему кругу читателей.

Исследователь литературного жанра Барсов Е.В. упрекнул тех критиков, которые восприняли это произведение как летописное издание. Они требовали от него более последовательных в хронологии фактов и событий. Басов уличил их в недомыслии художественного произведения, дал им понять, что автор не историк и даже не пытался изложить щепетильные исторические факты. Помимо изложения истории критик указывает на наличие идеального изложения действительного политического строя Киевской Руси. Присоединяется он и к высказываниям о том, что это произведение буквально пропитано глубокой любовью к земле русской.

Знаменитый критик, к мнению которого прислушивалось грандиозное большинство, В.Г.Белинский отмечает это произведение как народную поэзию. Так как народ не может существовать без истории, а история без поэзии, то именно в этом литературном произведении Белинский увидел их тесное переплетение, неотъемлемой частью которого являются мифы и религия. Так же критиком было отмечено то, что нарушение последовательности изложения не портит произведение, а добавляет ему еще большего благородства и сказочности. Белинский сравнивает это произведение с диким полевым цветком, но с благородным благоуханием

Также читают:

Картинка к сочинению Критика о Слове о полку Игореве

Популярные сегодня темы

  • Проблема ума в комедии Горе от ума Грибоедова

    Основную мысль произведения Грибоедов отобразил с помощью названия. Он пытался показать роль в обществе человека образованного, здравого, небезразличного к жизни других. В произведении таким героем выступает Чацкий

  • Остап и Андрий — братья и враги — сочинение для 6, 7 класса

    В повести «Тарас Бульба» речь ведется о судьбе казака Тараса Бульбы и двух его сыновьях Остапе и Андрии. На первых же страницах автор знакомит нас с молодыми людьми, которые, наконец, возвращаются в свой родной дом.

  • Сочинение на тему Фразеологизмы рассуждение

    Наша речь на протяжении веков развивается и видоизменяется. Издавна люди стали украшать ее пословицами, поговорками и крылатыми фразами. И в наше время, общаясь с родными, друзьями и знакомыми, мы постоянно пользуемся фразеологизмами

  • Сочинение на тему Герасим и Татьяна в рассказе Муму Тургенева

    Герасим – главный герой рассказа Тургенева «Муму», — высокий, хорошо сложенный крепостной крестьянин, влюбляется в хрупкую прачку Татьяну.

  • Анализ произведения Андреева Кусака (7 класс)

    С первых же строк небольшого по объему рассказа Л. Н. Андреева «Кусака» читателю становится понятным, что помимо добра в мире существуют жестокость и зло. Не прикрывая правды, автор описывает существование бездомной собаки

Проблема автора «Слова о полку Игореве» -Русская литература XI

Слово о полку Игореве (дословный перевод Д.С. Лихачева)

Слово о пълку Игореве, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова

Поэтический перевод Николая Заболоцкого

Поэтический перевод Василия Жуковского

См. также:

Избранное: «Слово о полку Игореве» и культура его времени. Работы последних лет Д.С. Лихачёв

«Слово о полку Игореве»: Научный перевод и комментарий Ю.В. Подлипчук

«Слово о полку Игореве» В.В. Кусков

Аудио

«Слово о полку Игореве»: подделка или шедевр?

Текст, которому суждено было стать «яблоком раздора» среди отечественных и зарубежных славистов, был найден в конце XVIII века известным собирателем древностей, действительным тайным советником графом Алексеем Ивановичем Мусиным-Пушкиным. Он же и подготовил первое издание произведения в 1800 году, таким образом введя источник в научный оборот. К сожалению, оригинальный текст был утрачен в Москве во время Великого пожара 1812 года. Казалось бы, история незамысловатая. Но пропажа дала возможность говорить о подделке «Слова…» — дескать, оригинала-то нет, толком ничего не проверить, а кроме «Слова…» чего-то сопоставимого по уровню древнерусского поэтического таланта не встречалось, произведение уникально. Даже об обстоятельствах приобретения и утраты ценной рукописи среди учёных велись и ведутся нешуточные споры, иногда даже изобретаются конспирологические теории.


Александр Иванович Мусин-Пушкин. (moyka104.ru)

Сомнения в подлинности «Слова…» возникли почти сразу после обнаружения. Первым «скептиком» стал Август Людвиг Шлёцер, известный прежде всего по полемике с Михаилом Ломоносовым относительно «норманнской теории» происхождения древнерусского государства (Шлёцер был убежден, что славяне сами государственность создать не могли и им нужны были для этого скандинавские князья). Не сразу поверил он и в поэтические дарования славян. Однако немецкий историк высказал своё мнение ещё до публикации произведения в 1800 году — после этого события Шлёцер все же признал подлинность «Слова…».


Титульный лист первого издания «Слова о полку Игореве». (litopys.org.ua)

В первой половине XIX века большинство исследователей считало, что «Слово…» представляет собой профессиональную подделку. Эту позицию выражали такие учёные, как Михаил Трофимович Каченовский, Осип Иванович Сенковский, Иван Иванович Давыдов, Михаил Никифорович Катков. Прежде всего они ссылались на слабую логику произведения. В условиях немногочисленных свидетельств об эпохе, событиям которой посвящено произведение, было трудно также установить смысл и основную идею текста, и содержание могло казаться более поздней выдумкой.

Поворотным пунктом в спорах о датировке «Слова…» стало открытие в 1852 году Вуколом Михайловичем Ундольским текста «Задонщины» — поэтического произведения, созданного после Куликовской битвы 1380 г. Софонием, рязанским священником. С этого момента аргументы сторонников и противников подлинности «Слова…» стали строиться на основе отношения этих двух произведений друг к другу: что было первичным, а что — вторичным. Сторонники подлинности «Слова…» утверждали, что оно явно написано раньше (то есть в XII в.), противники, наоборот, говорили о подделке в XVIII в. В обоих текстах имелись схожие заимствованные фрагменты — это давало аргументы в пользу обеих позиций учёных.

Например, известный французский славист Андре Мазон (в работе 1940 года Le Slovo d’Igor) строил свою аргументацию, основываясь именно на сравнении текстов «Слова…» и «Задонщины». Он утверждал, что «Слово…» было создано в конце XVIII века в угоду Екатерине II, при этом автор «Слова…» заимствовал часть текста из произведения о Дмитрии Донском. Многие попали в список «авторов» «Слова…»: и сам Мусин-Пушкин, и архимандрит Иоиль Быковский, у кого была приобретена рукопись, и даже Николай Николаевич Бантыш-Каменский, долгие годы управлявший Московским главным архивом.


Андре Мазон. (dic.academic.ru)

Первоначально концепция Мазона была отвергнута большинством специалистов. Однако в СССР у неё нашлись сторонники. Самым видным среди них был Александр Александрович Зимин, главный противник версии подлинности слова. После проведённого кропотливого текстологического анализа советский учёный пришёл к выводу, что текст произведения был создан Иолем Быковским, однако это была не сознательная фальсификация, а подражание. Сравнение различных редакций «Слова…» и «Задонщины» привело исследователя к выводу, что произведение о князе Игоре — безусловное подражание эпосу о Куликовской битве. Автор указал на то, что ни в одном из известных памятников древнерусской литературы нет ни отсылок, ни других упоминаний о «Слове…», хотя такие заимствования были обычным делом для Руси того времени. В 1963 году Зимин выступил с докладом в Институте русской литературы (Пушкинском Доме). Он произвёл сенсацию в академических кругах, вызвав отклик не только в СССР, но и за рубежом.


Александр Александрович Зимин. (scepsis.net)

К сожалению, Зиминым двигал не столько научный, сколько политический интерес. В декабре 1978 года в дневнике учёный пишет: «Выступление с пересмотром традиционных взглядов на время создания «Слова о полку Игореве» было борьбой за право учёного на свободу мысли. Речь шла не о том, прав я или нет, а о том, следует ли издавать «еретическую» книгу или нет. Эта борьба получила благожелательный отклик в сердцах многих людей доброй воли ещё и потому, что им было тошно от казённого лжепатриотизма, расцветшего в 40-е-50-е гг.». Работу, однако, напечатали, но малым тиражом, и из-за идеологических установок результаты работы Зимина сознательно замалчивались. Отечественная публика смогла в полной мере ознакомиться с его концепцией лишь в 2006 году.

Основным оппонентом Зимина в споре стал Дмитрий Сергеевич Лихачёв. Он указывал на подлинность «Слова…», основываясь на знании анонимного автора политического положения на Руси в конце XII века (многие данные, представленные в «Слове…», исследователи смогли проверить лишь в XX веке, то есть фальсификатор XVIII в. не мог о них знать). Лихачев обратил внимание и на знание автором «Слова…» политической терминологии того времени.

Развитие исторической лингвистики давало постепенно новые аргументы, подтверждающие версию о создании текста в XII веке. Например, в 2004 году появилось обстоятельное исследование академика Андрея Анатольевича Зализняка, сегодня наиболее важное и считающееся обязательным к прочтению при рассмотрении вопроса подлинности «Слова…». Академик доказывает, что, чтобы подделать произведение такого уровня, фальсификатору требовалось обладать необходимыми знаниями о языке того времени, а таких знаний в XVIII веке попросту не было.


Андрей Анатольевич Зализняк. (arzamas.academy)

Интересно, но именно со стороны лингвистов почти нет сомнений в подлинности «Слова…». На стороне скептиков чаще всего оказываются литературоведы или историки, ограниченные в инструментах анализа языка и текста. Зализняк отмечал в своей работе, что научиться чужому языку (которым для нас, да и для человека XVIII в. был древнерусский образца XII в.) просто невозможно. В качестве одного из примеров академик приводит образ отца Ферапонта из знаменитого произведения Федора Достоевского «Братья Карамазовы». В речи этого героя используются одновременно и южновеликорусские, и северновеликорусские фонетические особенности (придыхательное г и оканье). Даже такой великий талант, как Достоевский, допустил ошибку, незаметную обычному читателю, но сразу бросающуюся в глаза профессиональному лингвисту.

Имитация древнего текста, по Зализняку, связана с большими проблемами. Например, при выборе порядка слов в предложении можно значительно исказить первоначальный смысл или смешать языковые нормы нескольких эпох — и простое знание набора слов для такой работы недостаточно.

В наше время убедительность аргументов академика Зализняка и сторонников подлинности «Слова о полку Игореве» принимает подавляющая часть исследователей. Однако красивые конспирологические теории и стремление к подрыву устоявшегося мнения всё равно привлекают некоторых учёных, страстно стремящихся вписать своё имя в изучение этого острого вопроса, к версии подделки.

Анализ произведения «Слово о полку Игореве»

На сегодняшний день у нас есть крайне мало образчиков древнерусской литературы. Единицы литературных творений наших далёких предков смогли дожить наших дней. Большинство из них были навсегда утрачены, они исчезли в исторических катаклизмах, потрясших нашу древнюю родину. В этом плане «Слово о полку Игореве» представляет собой поистине бесценный памятник древнерусской литературы, который проливает свет на особенности культурной жизни той эпохи. Многомудрый Литрекон представляет разбор «Слова».

История создания

История написания «Слова о полку Игореве» весьма туманна. До сих пор доподлинно неизвестно, кто же является автором «Слова». Рукопись слова была обнаружена в конце 18 века обер-прокурором Синода Мусиным-Пушкиным в библиотеке Кирилло-Белозерского монастыря. Хоть рукопись и сгорела в московском пожаре 1812 года, копии были сохранены. Именно поэтому к обер-прокурору впоследствии появился вопрос об авторстве произведения: зачем он оставил ценнейшую рукопись в занятом французами городе, если дворяне выехали накануне оккупации со всеми наиболее дорогими вещами? Не он ли сам, обладая знаниями церковно-славянского языка, взялся за сочинение этого труда? Есть две версии, по-разному объясняющие создание поэмы «Слово о полку Игореве»:

  1. Мусин-Пушкин сам сочинил произведение, чтобы поддержать мнение о том, что русская цивилизация не менее богата и развита, чем европейская. Тогда общество преклонялось перед западными веяниями, говорило на французском языке и не интересовалось родной культурой. В Синоде этим были недовольны, и обер-прокурор решил «найти» и «потерять» снова рукопись. Так объясняется происхождение «Слова о полку Игореве» такими «скептическими» критиками, как М.Т. Каченовский, О.И. Сенковский, А. Мазон и др. Также некоторые критики называли другие версии авторства, но все они относились ко времени, когда рукопись была найдена. Основной аргумент: несоответствие языка «Слова» и более поздних памятников литературы, например, «Задонщины». Авторская манера первого образца была явно совершеннее того, что появилось после.
  2. Иную версию выдвигали многие критики и писатели, в том числе знаменитый советский филолог Д. Лихачев. Они делали анализ средств выразительности и стиля написания работы, чтобы доказать ее подлинность. По их мнению, автор явно участвовал в походе Игоря и был хорошо знаком с описанными территориями. Кроме того, лингвисты вроде А.А. Зализняка посвятили целые ученые труды тому, чтобы на уровне языка доказать подлинность памятника.

«Слово о полку Игореве» многократно переводилось с древнерусского языка на русский. На данный момент наиболее актуальным считается перевод советского учёного Дмитрия Лихачёва.

В основе сюжета лежит поход сына Святослава – князя Игоря с группой верных ему князей против половцев. Эти события русской истории получили свое отражение в «Слове».

Направление, жанр, размер

Поскольку «Слово» является образчиком древнерусской литературы двенадцатого века, оно не может быть отнесено ни к какому общепринятому литературному направлению. Самое первое из них – классицизм, появилось лишь в начале семнадцатого века. Именно этим обусловлено жанровое своеобразие «Слова о полку Игореве».

Жанр произведения – эпическая поэма. Повествование охватывает длительный промежуток времени, который включает в себя множество важных событий, в которых участвует великое множество людей. Также «Слово» представляет собой стихотворное произведение большого объёма. Кроме того, к нему применимы средневековые представления о жанре, более того, он даже указан в названии поэмы. Это «Слово» — эпическое произведение среднего объема.

Неоднократно предпринимались попытки точно определить стихотворный размер произведения. Однако все эти попытки были неудачными. Ритм «Слова» постоянно меняется в зависимости от описываемых в тексте событий.

Композиция

В первую очередь стоит отметить обращение автора к своей аудитории в самом начале произведения, в котором он рассказывает о своём намерении отобразить описываемые события максимально правдиво и достоверно.

В остальном же композиция «Слова о полку» достаточно проста. Она делится на вступление, в котором князь Игорь собирает своих соратников в поход, на основную часть, в которой происходят все главные события, и эпилог, в котором создатель подводит итоги произошедшего.

Если делить композицию «Слова о полку Игореве» на части по содержанию, то получится следующая структура:

  1. Авторский зачин.
  2. Завязка: Игорь собирает войско.
  3. Кульминация: битва с половцами.
  4. Стенания автора о междуусобицах на Руси.
  5. Золотое слово Святослава.
  6. Плач Ярославны.
  7. Развязка: Побег Игоря.
  8. Финал: Возвращение Игоря.
  9. Эпилог автора.

Сюжетно-композиционные особенности «Слова о полку Игореве» выражаются в том, что внутри произведения расположены части, являющиеся самостоятельными произведениями. В средневековье Плач и Слово были жанрами литературного творчества. Они на правах автономных, но все же взаимосвязанных частей располагаются в тексте «Слова».

Важную роль произведении играет славянский фольклор, выражающийся в одушевлении окружающей природы.

Суть

Князь Игорь Святославович, движимый жаждой славы и почёта, собирает авантюрный поход в половецкие степи, несмотря на мир, заключенный с кочевниками. Его сопровождает брат Всеволод со своей дружиной. Несмотря на все предостережения окружающих и даже солнечное затмение (знак беды), молодой князь остаётся непоколебимым.

Ожидаемо поход заканчивается разгромом Игоря и его пленением. Сначала он одержал победу, но потом хитрые половцы напали в самый неподходящий момент. Более того, кочевники в ответ на нарушение перемирия атакуют ослабленную и раздробленную Русь, сея смерть и разрушение.

Близкие Игоря очень тяжело переживает эти события. Старый князь Святослав досадует на горячность молодых князей и разобщённое состояние Руси. Жена Игоря – Ярославна — мучается, не зная судьбы своего возлюбленного.

Тем временем пленённый Игорь признаёт все свои ошибки и раскаивается. Он не поддаётся на соблазны половецкого хана и всеми силами стремится вернуться на родину. В конце концов, ему это удаётся. Вся природа после просьб Ярославны помогает князю: реки, ветер и земля — все способствует побегу.

Произведение заканчивается торжественной встречей молодого князя в Киеве. Люди искренне радуются чудесному спасению Игоря.

Главные герои и их характеристика

Система образов в «Слове о полку Игореве» отражена в таблице:

герои «слова о полку игореве» статус характеристика
игорь молодой новгород-северский князь отважный, но неразумный воин. проходит путь от самоуверенного, тщеславного наглеца до человека, который осознаёт ответственность перед своей страной и народом. этот образ органично вплетается в мифологический контекст. игорь обнаруживает связь с историческими корнями и пользуется поддержкой сил природы. «внук даждьбога» находит тропу домой и радует подданных своим возвращением.

 

святослав киевский князь мудрый старик. уязвлён раздробленным состоянием руси. его «златое слово» — призыв к древнерусским феодалам отложить свои междоусобные склоки и объединиться против внешнего врага.
ярославна молодая княжна. жена игоря главный женский образ всего произведения. её плач по судьбе игоря символизирует плач всей руси по погибшим дружинникам. она же является основным носителем фольклорных традиций, ведь обращается к языческим силам природы, и они ее слушаются.
боян певец и сказитель мимоходом упоминается во вступлении. воспринимается автором негативно, как любитель приукрасить и исказить реальные исторические события.
рассказчик автор образ настоящего патриота, который, тем не менее, не настолько знатен, чтобы повлиять на исторические события. но это человек, наделенный мудростью, эрудицией и знанием традиций, поэтому он может предугадывать будущее и обозначать мрачные предзнаменования. он явно осуждает игоря и соглашается со святославом, ведь русь, по его мнению, должна объединиться, иначе погибнет.

Темы

Тематика «Слова о полку Игореве» весьма богата и насыщенна.

  • Народный эпос – «Слово о полку Игореве» ставит на первое место судьбу всего русского народа. По мнению автора, настоящий князь должен прежде всего думать о благе простых людей, а не о себе. Игорь шел за славой, а не за процветанием для Руси.
  • Патриотизм – Автор осуждает человеческий эгоизм. Каждый, кто считает себя достойным человеком, должен думать о благе своей родины. Так, отражением темы является князь Святослав, который призывает князей объединиться.
  • Тема природы – Природа является полноценным действующем лицом в повествовании. Солнечное затмение предостерегает Игоря от его затеи. Вокруг дружины Игоря тревожно шумят деревья и воют звери. Когда же молодой князь сбегает из плена, природа затихает, помогая ему спастись. Это отражение фольклорных традиций, в которых языческие силы окружающего мира человек ставил очень высоко.
  • Родина – По мнению автора, отчизна — самое важное, что есть у человека. Тема родины-матери раскрывается в образе Ярославны, которая плачет и пытается вызволить своего мужа. Русь всегда ассоциировалась с женщиной, а князь — это ее защитник.
  • Русь – Автор вырисовывает очень противоречивый образ Древней Руси. С одной стороны, эта земля населена отважными, добрыми и преданными людьми. С другой же, она ослаблена междоусобицами и уязвима перед внешним врагом.
  • Родная земля – Внутри каждого хорошего человека живёт любовь в родной земле. Разлука с Родиной — самое жестокое наказание, возвращение на неё -великая радость, что и продемонстрировал нам Игорь.
  • Любовь и верность – Любовь к близкому человеку и верность Родине представлены как величайшие человеческие добродетели. Именно они и спасли героев: любовь Ярославны и преданность Руси помогли Игорю бежать.
  • Героизм и смелость – Автор показывает, что зачастую бездумная смелость приводит лишь к бедам и несчастьям. В то время, как настоящим героем является только тот человек, который способен думать не только о себе, но и о благе большинства.
  • Единство – Автор показывает всю пагубность политической раздробленности Древней Руси. Именно из-за междоусобиц и эгоизма князей Русь подвергается чудовищному разорению. Это и есть основная тема произведения «Слово о полку Игореве».

Проблемы

Проблематика «Слова о полку Игореве» не менее интересна.

  • Тщеславие – Именно тщеславие двигало князем Игорем в начале повествования, именно оно в итоге едва не погубило и его, и всю Русь.
  • Разобщённость – «Слово о полку Игореве» в какой-то степени можно считать политическим манифестом того времени. Ведь оно содержит открытый призыв к объединению княжеств против внешних угроз.
  • Эгоизм — Игорь, как и многие князья, думает лишь о себе и своей славе, а судьба дружины его не беспокоит. Это осуждается автором.
  • Но основная проблема произведения — жадность и властолюбие князей. Автор подробно описывает хронику тех лет: брат идет на брата, лишь бы присвоить лишнюю деревню. Это и является погибелью Руси, ведь сами русские друг для друга хуже, чем внешние враги.

Основная идея

«Слово о полку Игореве» позволяет нам понять контекст времени, в которое была написана эта поэма. Раздробленная Русь с трудом противостояла натиску степных народов с Востока.

Автор предостерегает князей, предсказывает, что, если военная аристократия не попытается найти компромисс и не создаст надёжного военного союза, она будет неизбежно сметена натиском кочевников. Характерно, что спустя век именно так и случилось.

Таким образом, главная мысль произведения заключается в призыве к единению, а идейный смысл текста — в подробном историческом доказательстве этой необходимости. 

Идейно-тематический комплекс «Слова о полку Игореве» дублирует многие средневековые эпосы, где в центре повествования был сильный и смелый герой, который учится на своих ошибках и спасает родину. Однако памятник древнерусской литературы отличается от них колоритом, фольклорными нововведениями и главной идеей.

Чему учит?

Это произведение учит нас во время принятия решений руководствоваться не собственной выгодой, а потребностями большинства. «Слово» показывает нам, что такое настоящий патриотизм. Оно осуждает эгоизм, глупость и подлость, и превозносит сострадательность, ум и честность.

Нравственные ценности, заложенные в произведении, направлены на все слои общества, ведь и князь, и его дружинник должны одинаково сильно любить отечество и одинаково смело защищать его интересы.

Мораль «Слова о полку Игореве» может быть выражена в «Золотом слове Святослава»:

Не с честию вы победили,
С нечестием пролили кровь неверную!
Ваше храброе сердце в жестоком булате заковано
И в буйстве закалено!

Таким образом, смелость не должна выражаться в жестокости. Бесчестно проливать кровь ради славы. Отвагу нужно беречь для защиты, а не для нападения. Таковы выводы Святослава и рассказчика из этой истории.

Критика

С самого своего обнаружения «Слово о полку Игореве» вызывало бурный интерес, как со стороны историков, так и со стороны литераторов.

«Слово о полку Игореве»,– писал поэт П. Антокольский, – представляет собой вечно цветущий ствол, протягивающий тяжелые от плодов ветви в будущее. Поэтому мы слышим прямые и косвенные отголоски «Слова», переклички с ним во многих произведениях нашей культуры и искусства… Из памятника старины оно преврашается в живое достояние созидательной культуры»

Великий поэт А. С. Пушкин, всегда симпатизирующий образам Древней Руси, настолько проникся эти произведением, что даже намеревался сделать свой собственный перевод этой поэмы.

Реминисценции из «Слова» широко использовали А. С. Пушкин, М. Ю . Лермонтов, Н. В. Гоголь. Древнерусскую поэму Пушкин помнил от начала и до конца наизусть.

Виссарион Белинский видел в «Слове» образец русской культуры, ещё не осквернённой монголо-татарским игом. Он подчеркнул особую значимость книги для культуры. Наиболее высоко критик оценил Плач Ярославны, отметив поэтичность и искренность этой главы.

Критики не раз комментировали роль автора в «Слове о полку Игореве»:

«Автор поэмы, – писал П. Павленко, – воин, политик и поэт, образ живой и близкий нам». Политический, гражданский пафос в «Слове о полку Игореве» органически слит с его художественным пафосом, что и делает это произведение бессмертным, позволяет ему постоянно «сохранять характер современности», как отмечал знаменитый польский поэт Адам Мицкевич.

Два века споров о подлинности «Слова о полку Игореве» • Arzamas

Версию о поддельности «Слова» начали высказывать сразу после публикации в 1800 году. Два столетия спустя лингвистически было доказано, что «Слово» — памятник XII века, однако голоса скептиков можно слышать и по сей день

Автор Дмитрий Сичинава

Октябрь — декабрь 1791 года

Портрет Алексея Мусина-Пушкина. Иоганн Баптист Лампи. 1790-е годы
© Wikimedia Commons

Рукопись с текстом «Слова о полку Игореве» и других произведений поступает, согласно августовскому повелению Екатерины II о сборе древних рукописей
в монастырях, из Кирилло-Белозерского монастыря петербургскому митрополиту Гавриилу (Петрову), а от него обер-прокурору Синода графу А. И. Мусину-Пушкину, который рукопись присваивает.

1792 год

Первые сведения о знакомстве исследователей с текстом «Слова»
(П. А. Плавильщиков, И. П. Елагин).

1792–1796 годы

(Точная дата неизвестна)

Изготовлена Екатерининская копия «Слова» (опубликованная в 1866 году).
Для Екатерины выполнен также перевод «Слова» и комментарии к тексту.

Ноябрь 1800 года

Первое издание «Слова о полку Игореве»  © Wikimedia Commons

В Москве выходит первое издание «Слова о полку Игореве» с параллельным переводом и комментариями издателей — Мусина-Пушкина,
А. Ф. Малиновского и Н. Н. Бантыша-Каменского.

1801 год

Немецкий историк Август Шлёцер публикует рецензию на первое издание «Слова». Впервые он узнал о памятнике благодаря упоминанию в статье

Н. М. Карамзина 1797 года. Тогда Шлёцер высказывал сомнения в подлинности находки, однако, познакомившись с текстом, историк, как сам он пишет
в рецензии, сразу убедился, что произведение действительно древнее.

1804–1806 годы

Польский поэт Циприан Годебский, первый переводчик «Слова» на польский язык, допускает, что это сочинение — подделка.

1812 год

Михаил Каченовский. Гравюра Г. И. Грачева 
из журнала «Русская старина». 1889 год
© Wikimedia Commons

Профессор Московского университета М. Т. Каченовский в статье «Взгляд на успехи российского витийства в первой половине истекшего столетия» ставит под сомнение подлинность «Слова».

8 мая

П. Ф. Калайдович обсуждает вопрос о языке «Слова» на заседании Общества любителей российской словесности и защищает его подлинность, возражая Каченовскому.

Между 3 и 6 сентября
 Пожар 1812 года. Издательство Fr. Campe. Нюрнберг, XIX век © Bibliothèque nationale de France

Мусин-пушкинский сборник с текстом «Слова» гибнет в великом московском пожаре в доме Мусина-Пушкина на Разгуляе в Москве.

1813 год

Псковский Апостол. Послесловие писца с цитатой
из «Слова о полку Игореве». 1307 год
© Государственный исторический музей

К. Ф. Калайдович (брат П. Ф.) обнаруживает в псковском Апостоле 1307 года приписку, представляющую собой несколько измененную цитату из «Слова».

20 декабря

А. И. Мусин-Пушкин сообщает К. Ф. Калайдовичу в ответ на его запрос,
что приобрел рукопись «Слова» у архимандрита Иоиля (Быковского),
якобы нашедшего ее в Спасо-Преображенском монастыре в Ярославле.
В дальнейшем эта версия происхождения «Слова» надолго становится общепринятой. Калайдович пытается получить у Мусина-Пушкина и его сотрудников официально заверенный документ об обстоятельствах находки,
но оскорбленный граф отказывается отвечать на письма.

18 января 1814 года

Археограф и церковный деятель Евгений (Болховитинов) предполагает,
что «Слово» написано не ранее XV века. Позже (1820-е годы) он, по-видимому, склоняется к мысли о подделке под влиянием Оссиана.

1815 год

Книготорговец и фальсификатор А. И. Бардин изготовляет рукопись «Слова»

на пергамене и продает ее Малиновскому как подлинный древнерусский список. Подделку быстро разоблачают.

Февраль 1818 года

Выход первых томов «Истории государства Российского» Карамзина,
где использованы выписки, сделанные историографом из погибшей рукописи.

27 сентября 1832 года

Спор А. С. Пушкина с М. Т. Каченовским в Московском университете:
Пушкин защищает подлинность «Слова» в присутствии студентов профессора.

1834 год

Начинается новый этап дискуссии. Печатается работа И. Беликова, ученика Каченовского, «Некоторые исследования „Слова о полку Игореве“», где развивается идея о его поддельности. О. И. Сенковский занимает сторону скептиков на страницах «Библиотеки для чтения». Сенковский считает «Слово» (как он позже сформулировал) работой «питомца Львовской академии

из русских, или питомца Киевской академии из галичан на тему, заданную
по части риторики и пиитики» и датирует его второй половиной XVIII века.

1830–40-е годы

Скептикам возражают М. П. Погодин, С. П. Шевырев, М. А. Максимович,

Д. Н. Дубенский, на их стороне выступают П. М. Строев, И. И. Давыдов
и М. Н. Катков.

1836 год — январь 1837 года

А. С. Пушкин в последние месяцы жизни работает над статьей «Песнь о полку Игореве» и отстаивает подлинность памятника, комментируя также отдельные места из его начальной части.

«Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в XVIII веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? но Карамзин не поэт. Державин? но Державин не знал и русского языка, не только языка „Песни о полку Игореве“. Прочие не имели все вместе столько поэзии, сколько находится оной в плаче Ярославны, в описании битвы и бегства. Кому пришло бы в голову взять в предмет песни темный поход неизвестного князя? Кто с таким искусством мог затмить некоторые места из своей песни словами, открытыми впоследствии в старых летописях или отысканными в других славянских наречиях, где еще сохранились они во всей свежести употребления? Это предполагало бы знание всех наречий славянских. Положим, он ими бы и обладал, неужто таковая смесь естественна?»

1852 год

«Задонщина». Список Ундольского  © Wikimedia Commons

В. М. Ундольский впервые публикует «Задонщину» — текст XV века, содержащий очень много неслучайных параллелей со «Словом». Затем обнаруживаются и другие списки «Задонщины». Открытие воспринято как решающее доказательство подлинности «Слова». Скептическая точка зрения
в 1850–80-е годы высказывается редко и бегло (слависты В. Григорович,
М. Каррьер, писатель И. А. Гончаров — ученик Каченовского).

1864 год

П. П. Пекарский публикует Екатерининскую копию «Слова».

1890 год

Французский славист Луи Леже, много занимавшийся «древнечешской» Краледворской рукописью и разочаровавшийся в ней (как раз тогда была доказана ее поддельность), выдвигает гипотезу о создании «Слова» на базе «Задонщины». Он не настаивает на версии о подделке XVIII века и допускает XIV–XV века; утверждает, что «Слово» — не народное творение, а произведение кабинетного эрудита. Леже напомнил, что отстаивавший подлинность памятника А. С. Пушкин был введен в заблуждение поддельными славянскими песнями, сочиненными Мериме. Считает крайне сомнительными языческие мотивы «Слова».

«Недавно мне пришлось по профессиональному долгу изучить первые пять или шесть страниц „Слова“: я думаю, что, в сущности, им восхищаются тем больше, чем меньше его понимают. А кроме того, есть деталь, которая меня беспокоит и портит мой эстетический восторг: там слишком много местного колорита, и мне кажется, что этот колорит не вполне хорошо нанесен. Когда я вижу, что русских поочередно называют русскими сынами, внуками Стрибога, бога ветров, или Велеса, бога стад, это меня не вполне убеждает. Мне бы хотелось найти похожие названия в других текстах. Не привести ли мне здесь какой-нибудь фрагмент в переводе? Признаться, я колеблюсь: мне кажется почти невозможным перевести что-нибудь без обсуждения и комментария».

Февраль 1905 года

Лев Толстой в Гаспре. Фотография Максима Дмитриева. 1902 год © Государственная архивная служба Нижегородской области

Л. Н. Толстой в частной беседе говорит о том, что «Слово» поддельно,
и сравнивает его с Краледворской рукописью.

1917 год

Николай Гумилев пишет повесть «Веселые братья» («Подделыватели») о законспирированном в гуще простого народа международном обществе фальсификаторов. Один из персонажей рассказывает:

«Возьмем, к примеру, „Слово о полку Игореве“: кто его сочинил, певец древний? Оно-то и правда что певец, да только не древний, а Семен Салазкин, сын купеческий, что всего полтораста лет тому назад жил. Мальчиком он убежал из дому, да так и жил, под крышу не заходя, то на Волге бурлачил, то на Дону траву косил, а зимой в Сибири бил куницу да соболя. И все песни пел, такие все забавные да унылые, сам придумывал. Один барин хотел его даже в столицу везти, в Академию представить, едва он убежать мог. Встретили его братья. Зря, говорят, болтаешься, к делу тебя приставить надо. Приставили к нему человека, чтобы ходил за ним, летописи старые ему читал, да, что он сочиняет, записывал. Через год „Слово о полку Игореве“ и готово. Длиннее оно должно было быть, да только Сеню медведь задавил, на спор с одним топором пошел против зверя. Переписали наши-то уставом да и всучили через разных людей господину Бобрищеву-Пушкину, а там история известная».

1925 год

Ленинградский историк и краевед М. И. Успенский готовит неоконченную работу «Небольшие исторические данные о происхождении „Слова о полку Игореве“ и Тмутараканского камня». С точки зрения Успенского, А. И. Мусин-Пушкин подделал Тмутараканский камень (найденная в 1792 году
надпись XI века об измерении князем Глебом ширины Керченского
пролива), а чтобы закрепить свою подделку, создал и «Слово»,
где упоминается Тмутаракань. Рукопись Успенского будет опубликована
Андре Мазоном (см. ниже) только в 1956 году.

1938–1944 годы

Андре Мазон. 1934 год © Agence de presse Meurisse‏ / Bibliothèque nationale de France

Французский славист Андре Мазон (в России его называли по имени-отчеству Андрей Альбинович) и его сотрудники (крупный французский лингвист, автор «Руководства по старославянскому языку» А. Вайян, русские филологи-эмигранты Б. Г. Унбегаун и поэт М. Г. Горлин, болгарский ученый М. Арнаудов, японский славист Р. Кисаки) выступают с серией статей о сомнительности происхождения «Слова». В 1940 году Мазон выпускает книгу о «Слове».
Он считает, что «Слово» — не вполне удачное подражание поэтике Оссиана, созданное на базе более цельной в художественном отношении «Задонщины»
в кругу Мусина-Пушкина (им самим, А. Ф. Малиновским либо Н. Н. Бантышом-Каменским). Одна из целей подделки — поддержать имперские амбиции Екатерины, доказать права России на присоединенные в 1783 году Крым
и Новороссию и еще не присоединенную Галицию. В тексте памятника Мазон
и его группа усматривают заимствования из новых языков.

1941 год

На фоне разгорающейся Второй мировой войны начинается новая волна полемики вокруг «Слова о полку Игореве». В защиту подлинности «Слова» выступают русские ученые-эмигранты (многие из них — сторонники евразийства) Р. О. Якобсон, А. В. Исаченко, Е. А. Ляцкий, А. В. Соловьев,
П. М. Бицилли, И. Н. Голенищев-Кутузов. (После войны Голенищев-Кутузов вернулся в СССР и принял участие в обсуждении книги Зимина
в 1964 году, а Соловьев, оставшийся в Женеве, перепечатал свою статью
в ленинградском сборнике 1962 года.) 

1948 год

Роман Якобсон © Den Store Danske

Выходит книга Р. О. Якобсона и его коллег (Г. В. Вернадского, М. Шефтеля)
о «Слове». Якобсон подробно и эмоционально разбирает все положения Мазона и опровергает их, доказывая древность языка и поэтики «Слова», приводя десятки параллелей к «темным местам» памятника и предлагая свое словоделение и перевод для многих таких мест. 

«Несмотря на отчаянные попытки ученого <Мазона>, неумолим вывод: с одной стороны, „Слово“ не содержит ни единого элемента, невероятного (или по крайней мере подозрительного) для произведения, созданного в XII веке и переписанного в XVI, а с другой стороны, этот текст содержит большое количество черт, которых не следовало бы ожидать от более позднего текста и которых, что важнее всего, образованные люди XVIII века знать не могли. Выводы, к которым приходит критик „Слова“, основываются на анализе, демонстрирующем серьезный недостаток знаний как языка и литературы Древней Руси, так и славянских народных традиций и мифологии. Знакомство не только с текстами, но часто даже с элементарными учебниками и справочниками оставляет желать лучшего <…> Его книга, датированная, к сожалению, 1940 годом, резко диссонирует с современными работами медиевистов, так что эта анахроничная критическая атака предстает в красноречивом одиночестве».

Аргументация Якобсона признана десятками филологов разных стран
(К. Менгесом, Р. Нахтигалом, М. Фасмером, А. Стендер-Петерсеном,
Л. Теньером и многими другими), но и Мазон не признает поражения
и привлекает новые материалы (в 1956 году он издает и комментирует
работу Успенского 1925 года).

1946–1962 годы

Дмитрий Лихачев в «Узком». Фотография Игоря Пальмина. 1990 год © Игорь Пальмин

В заочный спор с Мазоном вступают и советские ученые — В. П. Адрианова-Перетц, Н. К. Гудзий, Д. С. Лихачев и многие другие. Работы некоторых советских авторов несут на себе печать идеологии и «борьбы
с космополитизмом» («Слово» для них — национальная гордость русского
и советского народов, посягательство на него — кощунство и антисоветский выпад). Во многих изданиях действовали и цензурные требования: «скептиков» не рекомендовалось прямо цитировать, а иногда даже называть по именам (как, впрочем, и их оппонентов-эмигрантов). Однако в эти годы было собрано
и много конкретных научных аргументов в пользу подлинности «Слова»,
в частности, многочисленные параллели в древнерусской литературе. В 1962 году выходит обобщающий сборник «Слово о полку Игореве — памятник XII века», где Лихачев пересказывает для советского читателя, в частности, и основные аргументы Якобсона и его группы. На страницах этого сборника в защиту подлинности «Слова» высказывается Ю. М. Лотман, анализирующий памятник на фоне литературы конца XVIII века.

23 февраля 1963 года

Александр Зимин © Wikimedia Commons

Внезапно на стороне зарубежного «врага», казалось бы, уже поверженного, выступает страстно увлекшийся «Словом» московский историк-медиевист
А. А. Зимин. Он делает в Пушкинском Доме в Ленинграде сенсационный трехчасовой доклад о позднем происхождении «Слова». Свой вывод Зимин решил официально не анонсировать, и он стал сюрпризом для большинства собравшихся, которые не смогли возразить на многие аргументы докладчика. Зимин работает над книгой, в которой путем кропотливой текстологической аргументации доказывает, что «Слово» создано на базе «Задонщины». Историк предлагает своего кандидата в авторы «Слова» — архимандрита Иоиля (Быковского), у которого Мусин-Пушкин, по позднему рассказу, якобы купил рукопись. С точки зрения Зимина, Иоиль не был фальсификатором; лишь после его смерти Мусин-Пушкин выдал сочинение за древнерусское,
сделав в него еще и несколько вставок.

«С болью в сердце мы расстаемся с укоренившимся представлением о „Слове о полку Игореве“ как о памятнике древнерусской письменности XII века. Но ни одна даже самая привлекательная легенда не может быть красивее действительности. Яркий свет „Слова о полку Игореве“ как бы затемнял сияние немеркнущих звезд древнерусской литературы, внося необъяснимый диссонанс в представление о путях ее развития».

Концепция Зимина признана Идеологическим отделом ЦК КПСС политически опасной, он подвергается «проработкам», уже через три недели ему велено
«ни с какими докладами больше не выступать», на публикации по материалам доклада наложен цензурный запрет. Зимин не остается в долгу и платит сторонникам подлинности «Слова» той же монетой, напоминая, что на их стороне эмигранты-антисоветчики, начиная с П. Н. Милюкова и кончая Якобсоном, и дореволюционные реакционеры. В ходе предварительного обсуждения Зимина поддерживают несколько видных историков
(А. Н. Насонов, Я. С. Лурье, В. Б. Кобрин, В. Л. Янин) и, неформально
и с оговорками, руководитель советской лингвистической русистики академик В. В. Виноградов (уверенный, что в «Слове» по крайней мере много
«новых вставок и влияний»).

Вопреки (и благодаря) запретам, слухи о «еретической» концепции распространяются широко и быстро достигают зарубежных ученых. Из-за границы Зимина благословляет Мазон (и даже принимает новую кандидатуру автора «Слова»), а Якобсон его жестко критикует.

4–6 мая 1964 года

Концепция Зимина и возможная публикация его книги обсуждается в Москве
на закрытом заседании Отделения истории АН СССР. Участникам, приглашенным по утвержденному властями списку, розданы пронумерованные 100 (по другим данным, 99 или 101) экземпляров отпечатанной на ротаторе трехтомной книги Зимина, которые после заседания предписано вернуть
(это сделали не все). Общий тон обсуждений был не идеологизирован
и уважителен по отношению к Зимину, большинство выступавших ограничивались собственно научной проблематикой, отмечая конкретные недостатки (реже — достоинства) работы. Хотя число выступавших
на заседании критиков Зимина втрое перевесило число сторонников, против публикации книги напрямую никто не возражал. 

В печати появился лишь краткий отчет о событии, в котором концепция подробно не излагалась, а о книге не было сказано ни слова. В октябре «наверху» принято окончательное решение ее не издавать. Ряд оппонентов Зимина (прежде всего весьма жестко настроенный к нему Лихачев, выступивший в ходе обсуждения с самым длинным докладом) призывает власти «не поощрять слухи», допустить открытую дискуссию и позволить ученому обнародовать свою, пусть спорную или даже ошибочную, работу.
Эти призывы услышаны лишь частично: в 1965–1968 годах Зимин опубликовал
13 статей, но книга, которую он расширял и дорабатывал до конца жизни
(он умер в 1980 году), до 2006 года осталась неизданной.

«Вопрос о том, кто является автором „Слова о полку Игореве“ — безвестный поэт XII века или Иоиль Быковский, — вопрос не только и не столько историко-текстологический, сколько политический <…> Ненужная, приведшая к лишней трате сил дискуссия, поиски абстрактной истины, тогда как истина, как известно, — конкретна. И все мы живем и работаем не в безвоздушном пространстве, а в определенной идеологической сфере, в которой происходит борьба идеологии буржуазной с социалистической. И собственными руками,
по доброй воле подбрасывать врагу материал для злопыхательства не стоит. Подумайте об этом. И Вам станет яснее вся картина, а не один лишь вопрос о гипотезе Зимина. С приветом, зам. редактора „Известий“ по отделу пропаганды Ю. Шарапов».

15 октября 1964 года

Лев Гумилев. Фотография Валерия Потапова. 1988 год © Wikimedia Commons

Историк-востоковед и философ Лев Гумилев (сын Николая Гумилева, см. 1917) выдвигает оригинальную концепцию, согласно которой «Слово» создано
в XIII веке, представляет собой аллегорический памфлет, а под видом Игоря
и половцев выведены Александр Невский и монголы. Концепция Гумилева зависела от его собственных, весьма нетрадиционных, взглядов на отношения между Русью и Степью, не получила популярности и подверглась
резкой критике других историков.

Вторая половина 1960-х

Выступление Зимина становится стимулом для новых серьезных исследований «Слова» сторонниками его подлинности. Издается словарь-справочник «Слова о полку Игореве» с детальным анализом его лексики на фоне древнерусских памятников, а также текстологический комментарий к «Слову»
и памятникам «куликовского цикла» (1968).

1960–80-е годы

Новая группа скептиков появляется в Германии и Австрии. К. Трост, М. Хендлер, Р. Айтцетмюллер усматривают в «Слове» лингвистические «анахронизмы» на разных уровнях, а также заимствования из новых языков. Трост считает автором памятника Н. М. Карамзина. Широкого резонанса эти работы не вызвали.

1996–2003 годы

Американский славист Э. Кинан (ранее опровергавший подлинность и других древнерусских текстов, в частности, переписки Ивана Грозного с князем Курбским) выступает с рядом докладов и статей, а в 2003 году издает книгу,
в которой объявляет «Слово» подделкой или стилизацией, созданной чешским славистом Йозефом Добровским, который был в России в 1792 году и имел доступ к собранию различных рукописей. По Кинану, Добровский, страдавший психическим расстройством, забыл, что сам же и сочинил «Слово»,
и в дальнейшем использовал его как подлинный источник. Безумием страдал
и Калайдович, и ему тоже верить нельзя. Мусин-пушкинского сборника,
как считает Кинан, не существовало, а присланный чешским ученым текст перевели из латиницы в кириллицу издатели. Кинан заявил, что нашел
в «Слове» множество чешских выражений и оборотов (собственно,
они и являются основным доказательством авторства Добровского),
а также еврейские и итальянские слова.

2003–2006 годы

Андрей Зализняк © tvkultura.ru

Книга Кинана активно обсуждается в разных странах. В Америке проводится несколько «круглых столов», посвященных ей. Среди сторонников подлинности «Слова» и критиков концепции Кинана (в том числе и независимо
от аргументации Зализняка, см. ниже) выступают О. Б. Страхова, С. Франклин, Д. Уорт, Ч. Гальперин, В. М. Живов, О. Прицак и другие. Страхова, в частности, показывает, что аргументация Кинана, согласно которой мусин-пушкинского сборника не существовало, а его состав был сфальсифицирован, несостоятельна (существуют выписки Карамзина из других текстов того же сборника с той же орфографией, которые тоже пришлось бы специально подделывать, пользуясь недоступными источниками). Нет никаких подтверждений и того,
что Добровский был знаком хотя бы с одним списком «Задонщины». Сочувствие выводы Кинана вызывают, в частности, у украинских историков
Т. Л. Вилкул и А. П. Толочко.

2004 год

Лингвист А. А. Зализняк выступает с развернутым анализом проблемы подлинности «Слова» прежде всего с лингвистической точки зрения, сопоставляя весомость аргументов за и против подлинности памятника.
Он приходит к тем же выводам, что и Якобсон: все системные лингвистические аргументы (употребление двойственного числа, глагольных времен, местоимений-энклитик, диалектизмов; орфография текста) оказываются
на стороне подлинности «Слова» и позволяют датировать оригинал и список (текст конца XII века, дошедший до публикаторов в рукописи XV или XVI века). Зализняк отмечает, что скептики (в том числе Зимин) систематически недооценивают языковую проблематику. Он показывает, что фальсификатор конца XVIII века, чтобы создать текст «Слова», должен был самостоятельно открыть огромный объем научных знаний о древнерусском языке (причем
в эпоху, когда научной лингвистики еще не было), а затем «закрыть» их,
не оставив потомству ничего из своих гениальных достижений. В частности, этого не мог сделать и великий славист Добровский, чьи знания о древнем славянском языке отличаются от фактов «Слова» в «худшую» сторону (это соображение высказывала ранее и Страхова). Зализняк впервые проводит статистический анализ параллельной и независимой частей «Задонщины»
по нескольким разным лингвистическим параметрам и приводит к выводу
о первичности «Слова». Особо он разбирает книгу Кинана, указывая, что его аргументы не имеют доказательной силы, а лингвистическая проблематика сводится к анализу отдельных слов и натяжкам, а также подвергает уничтожающей критике работы К. Троста и его последователей.
За свою работу Зализняк удостоен ряда премий.

«Желающие верить в то, что где-то в глубочайшей тайне существуют научные гении, в немыслимое число раз превосходящие известных нам людей, опередившие в своих научных открытиях все остальное человечество на век или два и при этом пожелавшие вечной абсолютной безвестности для себя и для всех своих открытий, могут продолжать верить в свою романтическую идею. Опровергнуть эту идею с математической непреложностью невозможно: вероятность того, что она верна, не равна строгому нулю, она всего лишь исчезающе мала. Но, несомненно, следует расстаться с версией о том, что „Слово о полку Игореве“ могло быть подделано в XVIII веке кем-то из обыкновенных людей, не обладавших этими сверхчеловеческими свойствами».

2006 год

Публикуется книга А. А. Зимина в последней авторской редакции
(выросшей вдвое по сравнению с текстом 1964 года).

2007–2008 годы

Обложка книги А. А. Зализняка «„Слово о полку Игореве“: взгляд лингвиста» © Рукописные памятники Древней Руси

Зализняк переиздает свою книгу еще два раза, дополняя ее новыми аргументами, анализом последней книги Зимина и ответами критикам
(Т. Л. Вилкул и М. Мозеру).

2010 год

Публикуются материалы дискуссии о подлинности «Слова» в 1963–1964 годах, включая полную стенограмму закрытого обсуждения концепции Зимина.  

Пиар по-древнерусски. Об идеологии и прагматике «Слова о полку Игореве»

Споры вокруг «Слова о полку Игореве» продолжаются едва ли не со времени опубликования памятника древнерусской литературы. Они затрагивали разные аспекты существования «Слова»- от его подлинности до его значимости.

Вопросом о значимости «Слова о полку Игореве», о его значении и влиянии на русскую литературу задался кубанский ученый С.Малевинский, высказавший в своей статье немало сомнительных и спорных идей. Ответить ему редакция попросила исследователя древнерусской литературы А.Ранчина и специалиста по истории европейского эпоса И.Ершову.

Несмотря на более чем двухсотлетнюю историю самого пристального научного изучения «Слова о полку Игореве», памятник этот продолжает оставаться в числе наиболее загадочных и проблематичных произведений отечественной литературы. И хотя вопрос о подлинности данного текста в наше время никем из серьезных ученых уже не ставится, в нем все еще остается множество не поддающихся переводу «темных мест», а самое главное- не находящих разумного объяснения фактологических неточностей и смысловых несуразиц. Причем если первые постоянно находятся в поле зрения исследователей и переводчиков, то последние чаще всего игнорируются и замалчиваются даже в самых дотошных изысканиях. Создается такое впечатление, что большинство пишущих о «Слове» сознательно стараются избегать «скользких» вопросов, могущих бросить тень на общепризнанный литературный шедевр, опасаются чем-то замутить чистый и ясный идеологический облик памятника. С другой стороны, эта исследовательская робость может быть объяснена и недостаточным знакомством ученых-литературоведов с теми историческими событиями и политическими раскладами, которые имели место на Руси до и во время написания «Слова», слабым знанием отечественной историографии второй половины XII века.

Справедливости ради следует сказать, что этот период никогда не вызывал особого интереса у российских историков и довольно поверхностно отражен в научной, научно-популярной и учебной литературе. Общее восприятие его как некоего «смутного» времени феодальной раздробленности и княжеских междоусобиц отнюдь не способствовало появлению у кого-либо желания глубоко вникать в анализ сложных политических хитросплетений и военных акций той эпохи. Тем более что исторических фигур, равных по масштабу Владимиру Святому, Ярославу Мудрому или Александру Невскому, это время не выдвинуло. И все же, если мы считаем «Слово о полку Игореве» одним из самых выдающихся феноменов отечественной культуры, мы не вправе пренебрегать детальным изучением отраженных в этом произведении событий, равно как и объективным анализом реальных взаимоотношений, поступков и намерений его героев. Этот объективно-исторический аспект исследования всегда был наименее разработанным направлением научного изучения «Слова», хотя совершенно очевидно, что без учета действительных исторических реалий того времени мы никогда не сможем верно судить об истинных причинах создания данного произведения, о подлинных мотивах, побудивших его автора взяться за перо.

Со времени опубликования памятника в 1800 году в науке прочно утвердилось мнение, что единственной целью его написания было побуждение живших в конце XII века русских князей к прекращению междоусобных столкновений и объединению военных усилий в общей борьбе против половецкой угрозы. Эта мысль, практически исчерпывающая идеологическое содержание «Слова», никогда и ни у кого не вызывала сомнения, поскольку была отчетливо эксплицирована в разбросанных по всему тексту произведения призывах к князьям «загородить Полю ворота своими острыми стрелами», «поблюсти отня злата стола» (Киева), «стрелять Кончака, поганого Кощея», отомстить половцам «за раны Игоревы». На эту же идеологическую установку работало и восхваление киевского князя Святослава, «притрепетавшего» Половецкую землю мечами своих полков, и суровое осуждение его деда Олега Святославича, прозванного в народе Гориславичем за то, что тот первым начал использовать половецкие силы в междоусобной борьбе с другими князьями.

Идеология общей борьбы со степняками лежит на поверхности «Слова», и не нужно быть профессиональным литературоведом, чтобы правильно сформулировать выражающие ее ценностно-деонтические суждения. Однако настоящий профессионал должен учитывать и то, что реализованное в художественном тексте коммуникативное задание может и не исчерпываться выражением непосредственно эксплицируемых в тексте установок и формулированием тех или иных идеологем. Гораздо более важную роль могут играть скрытые, непосредственно не проявляемые коммуникативные цели, достижение которых осуществляется особыми, не заметными на первый взгляд средствами- некоторыми особенностями композиции, отдельными фактологическими деталями, намеками, умолчаниями, какими-то будто бы брошенными вскользь определениями и т.п.

Бывает и так, что изобразительные средства, направленные на реализацию скрытых коммуникативных задач, обнаруживают некоторое несоответствие формулируемым в тексте идеологическим установкам. Иногда они могут и явно противоречить последним, внося определенный диссонанс в общее идейное звучание художественного произведения. Случаи, когда отдельные детали текста выглядят просто неуместными с точки зрения аргументирования его главной идеи, чаще всего не рассматриваются литературоведами как малозначащие. Хотя, подобно тому, как речевые оговорки, по Фрейду, могут быть проявлениями каких-то существеннейших моментов человеческого бессознательного, неуместные, кажущиеся явно лишними элементы художественного текста могут сказать нам о коммуникативных намерениях его автора гораздо больше, чем формулируемые в тексте идеологемы.

Что касается «Слова о полку Игореве», то разного рода «неуместностей», противоречащих общему идейному пафосу произведения, здесь более чем достаточно. Другое дело, что среднестатистическому современному читателю эти противоречия обычно не бросаются в глаза, тогда как для человека, знакомого с событиями того времени, они вполне очевидны.

Начнем с того, что сам поход Игоря вместе со всеми последовавшими за ним событиями мог быть использован как подходящий повод для призыва к единению русских князей перед лицом половецкой угрозы только при одном условии- при однозначном и безоговорочном осуждении князя, который своими самовольными действиями загубил наиболее боеспособные силы Южной Руси и тем самым открыл Полю ворота в русские пределы. То, что вследствие поражения Игоря половцы набросились на южнорусские земли, «аки пардуже гнњздо», признает и сам автор «Слова». Этот очевидный факт трудно было бы отрицать. Однако в глазах современников вина героя поэмы выглядела гораздо серьезнее, чем рядовая военная неудача или провалившийся набег со всеми его негативными последствиями. В тексте «Слова» князь Святослав, старший двоюродный брат и сюзерен Игоря, говорит по этому поводу только то, что участники злосчастного похода рано начали пробовать мечами Половецкую землю. Однако что стоит за этим «рано», может быть понято только из предшествующего созданию памятника исторического контекста.

Заняв в 1177 году киевский стол и став таким образом великим князем, Святослав сначала пытался продолжать традиционную для всего клана Ольговичей политику заигрывания с Полем и даже использовал половецкие силы в борьбе со своими главными на тот момент соперниками- внуками Мстислава Великого братьями Ростиславичами и сыном Юрия Долгорукого Всеволодом Большое Гнездо. Но в 1181 году основной противник Святослава белгородский князь Рюрик Ростиславич счел за благо отказаться от своих притязаний на Киев и заключить со Святославом прочный мир. О сем немедленно был извещен и Всеволод, который от души приветствовал этот союз и даже отпустил находящегося у него в плену Святославова сына Глеба. Когда же два года спустя Всеволод попросил у Святослава помощи в войне против волжских булгар, тот ему эту помощь оказал и передал через послов: «Дай, боже, чтоб нам во дни наши в братии иметь любовь и тишину, а на нечестивых воевать обсче». Высказывание это относилось к булгарам, но в нем, по-видимому, отразилось и общее изменение позиции великого князя по отношению ко всем «поганым». Пока Святослав боролся за верховную власть и был кровно заинтересован в поддержке Поля, он вынужден был заискивать перед половцами и мириться со всеми теми безобразиями, которые творились ими в Русской земле. Теперь же, укрепившись на киевском столе и наладив отношения с прежними политическими противниками, князь собрался вплотную взяться за решение «половецкого вопроса», благо поводов к тому степняками давалось предостаточно: нарушение ранее заключенных миров и союзнических договоров никогда не почиталось у них за большой грех и было вполне обычным явлением.

Первая организованная Святославом зимой 1184 года антиполовецкая акция окончилась безрезультатно: вышедшие в поход русские войска вынуждены были вскоре вернуться из-за раннего разлива рек. Зато летом того же года объединенные силы южных и западных русских земель учинили сокрушительный разгром половецким войскам на реке Орели. В феврале следующего 1185 года Святослав и Рюрик Ростиславич разгромили на реке Хорол вторгшееся в русские пределы войско хана Кончака. И затем между князьями была достигнута договоренность с наступлением тепла идти всеми силами на Дон, чтобы, как говорится, добить зверя в его же собственной берлоге.

В случае удачной реализации этого плана Русь надолго, если не навсегда, избавилась бы от половецкого кошмара. И свою существенную лепту в это благое дело должны были внести возглавляемые Игорем силы Северской земли. Но не внесли. Более того, спровоцировав своим походом последовавшее за ним половецкое вторжение, Игорь фактически сорвал запланированную Святославом и Рюриком летнюю кампанию, которая могла бы стать решающей в затянувшемся русско-половецком противостоянии.

Вполне естественно, что в свете всех вышеизложенных обстоятельств, самовольная, не согласованная с другими князьями акция Игоря не могла вызывать у всех истинных патриотов Руси никаких иных чувств, кроме осуждения. И не случайно некоторые русские летописцы сочли необходимым особо отметить, что находившийся весной 1185 года в Северской земле Святослав, узнав о начавшемся без его ведома Игоревом походе, был очень раздосадован, что, по-видимому, соответствовало общему отношению русских людей к этому походу. Правда, скоро досада сменилась чувством жалости и сострадания к попавшим в половецкий плен князьям. Хотя и не у всех. В Лаврентьевской летописи, например, описание похода Игоря, заимствованное из Переяславского летописца XII века, излагается в явно издевательских тонах. Основной причиной и главной движущей силой неудавшегося похода летописец посчитал непомерное тщеславие и гордость северских князей, позавидовавших победам и славе Святослава. Поражение же Игоря и его родственников объяснялось исключительно гневом Божиим, покаравшим князей за гордыню, которая в христианской этике почиталась, как известно, одним из семи смертных грехов.

Ну а что же сам Игорь? Неужели, затевая свой злосчастный поход, он не предвидел тех негативных последствий, которые непременно вызвала бы эта акция даже в случае ее удачного исхода? Или жажда военной славы так затуманила разум героя «Слова», что ему уже была безразлична реакция собратьев-князей, русского общества и, самое главное, великого князя киевского Святослава, который, по свидетельству некоторых летописцев, любил его «паче роднаго брата» (3, 136)?

Нет. Судя по тому, что мы знаем об Игоре из имеющихся в нашем распоряжении исторических источников, не был он похож на того честолюбивого и безрассудного искателя славы, каким его рисовал переяславский летописец. В «Истории» Татищева, например, отмечается, что «сей князь своего ради постоянства и тихости любим у всех был» (3, 139). В Ипатьевской летописи Игорь изображается как человек вполне благоразумный, совестливый и богобоязненный. Об этом свидетельствуют и некоторые исторически засвидетельствованные его поступки. Так, в 1180 году, когда Святослав затевал войну со Всеволодом Большое Гнездо и братьями Ростиславичами, Игорь пытался отвратить его от этого предприятия, говоря: «Весьма бы лучше тебе в покое жить, и перво примириться со Всеволодом и сына освободить, и согласяся, обсче всем Рускую землю от половец оборонять, а хотя что и начать, то было прежде с нами и со старейшими вельможи советовать» (3, 123).

В 1186 году, уже вернувшись из половецкого плена, Игорь сумел помирить своего имевшего весьма дурную репутацию шурина Владимира с изгнавшим его из родного Галича отцом Ярославом Осмомыслом. При этом, проявив недюжинные дипломатические способности, действуя через других русских князей, Игорю удалось испросить для непутевого Владимира полное прощение и разрешение жить при отце.

Наконец, в 1188 году Игорь сумел освободить попавшего вместе с ним в плен к половцам брата Всеволода. Ценой этого освобождения, осуществленного под поручительство самого Игоря, было возвращение всего-навсего двухсот половецких пленников, причем не только воинов, но также и женщин и детей, хотя первоначально за каждого из плененных русских князей половцами были затребованы какие-то неслыханные по тем временам суммы.

Совершенно очевидно, что такой здравомыслящий человек и тонкий дипломат, каким был князь Игорь, не мог броситься очертя голову в сомнительную военную авантюру в погоне за призрачной славой. Что-то тут не так. Причины, толкнувшие его на этот шаг, должны были быть очень серьезными, и поступить иначе князь, по-видимому, просто не мог. Искать эти причины, на наш взгляд, следует в биографии Игоря, в его родословной и истории его взаимоотношений с другими русскими князьями и половцами.

Начать следует с того, что при всех нелестных высказываниях в адрес степняков, которые приписываются Игорю в «Слове» и русских летописях, бесспорным является тот факт, что в нем самом текла немалая толика половецкой крови. Половчанкой была бабка князя, жена его славного своей дружбой с половцами деда Олега Святославича. Правда, прямых указаний на брак Олега с половчанкой в дошедших до нас летописных текстах нет, но в некоторых летописях имеются упоминания о половецких «уях», то есть дядьях по матери, Олегова сына и отца Игоря, новгород-северского князя Святослава Ольговича. Татищев называет даже имена этих «уев»- Турукан и Комоса Осолуковичи (2, 168).

Стремясь еще сильнее укрепить свой союз со степняками, Олег в свою очередь женил Святослава на дочери одного из самых влиятельных половецких ханов Аепы Гиргеневича. Но, поскольку этот брак был заключен в 1107 году, а средний сын Святослава Игорь родился только в 1151-м, следует полагать, что матерью князя Игоря была не дочь хана Аепы, а какая-то другая женщина- возможно, вторая или даже третья жена Святослава Ольговича. Но и она была, скорее всего, половчанкой. Предполагать это можно исходя из того, что в Ипатьевской летописи хан Кончак, с которым воевал Игорь, назван его свояком.

В настоящее время свояками называют мужчин, женатых на сестрах. Однако в древнерусскую эпоху значение этого слова было шире: под свояками могли подразумеваться не только мужья сестер, но и вообще свойственники, то есть родственники по свойству- не по крови, а по браку. Поскольку же Игорь был женат на русской княжне, дочери галицкого князя Ярослава Осмомысла, Кончак вполне мог быть ему свойственником по материнской линии.

Что касается взаимоотношений Игоря с Кончаком, то эта история заслуживает особого и куда более внимательного, чем это обычно делается, рассмотрения. Первым из этих двух героев «Слова» в русском летописании упоминается Игорь. В Лаврентьевской летописи его имя названо в числе участников организованного в 1168 году Андреем Боголюбским похода коалиции русских князей на киевского князя Мстислава Изяславича. А по данным, приведенным в «Истории» Татищева, уже в 1167 году шестнадцатилетний Игорь ходил со своим старшим братом Олегом на хана Боняка, а затем помогал брату громить становища другого половецкого хана Кози.

Кончак впервые упоминается в татищевских записях под 1171 годом, когда он воевал против изгнанного из Киева Мстислава Изяславича на стороне нового киевского князя, сына Юрия Долгорукого Глеба. Затем, в 1173 году, Кончак вместе с ханом Кобяком вторгался сначала в черниговские, а затем в переяславские пределы. Здесь и произошло первое столкновение Кончака с Игорем. Именно Игорь, «собрав войско свое, сколько мог», отразил этот набег, и, как сказано у В.Татищева, «войско Игорево гнало за половцами, сколько могли, многих побили и в плен взяли» (3, 99).

Итак, взаимоотношения Игоря и Кончака начинаются как будто с непримиримой вражды. Однако спустя восемь лет, в 1181 году, они кардинально изменяются, повернувшись, как говорится, на сто восемьдесят градусов. В этом году князь Святослав Всеволодич, уже четыре года занимавший киевский стол, начинает большую войну против властителя северных русских земель Всеволода, прозванного Большое Гнездо. В рамках этой кампании Игорь, тогда уже князь новгород-северский, вместе с Ярославом Черниговским вел боевые действия в Полоцкой земле близ города Друтска, а в помощь им были отряжены теперь уже союзные половцы, возглавляемые не кем иным, как ханом Кончаком. Возвратившись из этого похода, Игорь и Кончак стали лагерем у города Подлубска. Здесь они неожиданно были атакованы войсками Рюрика Ростиславича Белгородского и потерпели такое сокрушительное поражение, что сами едва успели бежать в ладье в направлении Чернигова.

Как предполагают некоторые исследователи, именно в это время и произошло известное сближение русского князя с половецким ханом. И именно после подлубского разгрома поведение Игоря в отношении Поля стало, пусть и не очень заметно, но тем не менее существенно меняться. Из смелого и решительного борца с половцами князь превратился если не в законченного труса, то в какого-то уж слишком осторожного политика и военачальника, который, начиная с 1181 года, похоже, просто не пытался одержать над степняками хоть какой-нибудь существенной победы.

Зимой 1184 года половцы во главе с ханами Кончаком и Глебом Тиреевичем, нарушив заключенный со Святославом мир, вторглись на Русь в районе города Дмитрова. Командовать русскими силами, направленными отражать это вторжение, был назначен Игорь. Но повел он себя как-то странно: сначала спровоцировал ссору с участвовавшим в походе Владимиром Глебовичем Переяславским, из-за чего тот, разгневавшись, возвратился с полпути, затем почему-то отпустил домой киевский полк. Придя же со значительно поредевшими войсками к реке Херею, решил, что из-за раннего разлива реки нет никакой возможности достичь половецких станов, и счел за благо возвратиться сам. Правда, «которые половцы остались на сей стране реки, тех всех, захватя, побили и пленили» (3, 131).

Весной того же года Святослав и Рюрик Ростиславич начали собирать силы, чтобы как следует проучить поганых за нарушение мира и зимнее вторжение. Свое согласие на участие в этом походе дали почти все южнорусские и западнорусские князья, за исключением Ярослава Черниговского и Игоря. Эти как на повод для отказа сослались на опасение оставить свои земли без защиты в случае нового половецкого набега. Вот если бы маршрут предполагаемого похода пролегал-де не вниз по Днепру, как планировалось, а напрямик через степи к Донцу, тогда Ярослав и Игорь охотно бы к нему присоединились. Святослав, конечно же, был крайне недоволен таким решением своих родного и двоюродного братьев, и, чтобы как-то загладить свою вину перед старшим братом, Игорь организовал небольшой самостоятельный поход, к участию в котором привлек своего младшего брата Всеволода Святославича и племянника Святослава Ольговича. За рекой Мерлом войско северских князей наткнулось на группу половцев во главе с каким-то Обослыем Кестутовичем, «на которых князи учинили напуск, а половцы, не дав бою, побежали». На этом, собственно говоря, участие Игоря и его родственников в кампании 1184 года и закончилось: «разсудя князи, что уже ушлецы дадут всем ведомость и, собрався во множестве, приготовятся, того ради возвратились в домы» (3, 133).

Зимой следующего 1185 года Кончак, захотевший взять реванш за летнее поражение, подошел с войском к границам Переяславской земли и стал станом на реке Хорол, ожидая подкреплений. Святослав и Рюрик Ростиславич начали собирать войска для отражения надвигающейся угрозы. Гонцы были посланы во все подвластные им земли, в том числе и к Ярославу Черниговскому, и к Игорю. Ярослав отказался поддержать проводимые оборонительные мероприятия, мотивировав это тем, что вел с Кончаком новые переговоры о мире. Игорь же, не посмев напрямую отказать Святославу, выступил в поход против половцев на восемь дней позже него и дошел только до реки Сулы, где и остановился. Остановка эта произошла якобы из-за того, что началась вьюга и воины не могли определить пути. Хотя Святославу с Рюриком, находившимся в это же время где-то поблизости, разыгравшаяся непогода не помешала обнаружить и разгромить станы Кончака. Самому хану, правда, удалось уйти, но бывшее при нем войско было все «побито и пленено». Игорь же, «уведав в пути, что Святослав, победя половцев, идет возвратно, сам возвратился и весьма того сожалел, что другие без него честь получили» (3, 134).

Несмотря на то, что, рассказывая об описанных выше событиях, русские летописцы неизменно отмечали готовность Игоря участвовать в общей борьбе с половцами, непредвзятая оценка чисто фактической стороны дела тем не менее подводит нас к довольно однозначному и нелицеприятному выводу:

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Какие «мосты» построил князь Игорь? (Из комментариев к «Сказке о полку Игореве»)

Абстракция : Сейчас принято считать, что фраза «строить мосты» в «Сказке о полку Игореве» означает делать дорогу из вельвета или кустарника, т.е. болотистая земля, выбрасывающая в болото драгоценные ткани и всякие другие ценные трофеи. Автор статьи, отвергая эту неверную, с точки зрения автора, трактовку, заключает, что в данном случае речь идет о принесении языческой жертвы вооруженной свитой Игоря, что типично для двоеверие, но, Судя по тексту, к таким людям принадлежал и Игорь Святославич, князь Новгород-Северский, главный герой «Сказки о полку Игореве».В статье рассматривается необъяснимый в научной литературе вопрос о «Сказке о полку Игореве» о том, как именно пленному Игорю Бог указал путь на Родину. Анализируя отдельные фрагменты литературного памятника Древней Руси, автор статьи приходит к выводу, что в нем есть еще один знак, образующий составное совпадение с первым предзнаменованием Бога, данным князем перед его безрассудным походом на половцев.

Ссылки

Гальковский К.М. Борьба христианства с остатками языка в Древней Руси . Т. 1, 2. [Борьба христианства с пережитками язычества в Древней Руси. Vol. 1, 2]. М .: Индрик, 2000.

.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. [Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т.] СПб .: Диамант, 1996.

Лихачев Д.С. Вступительная статья, редакция текста, дословный и пояснительный перевод с древнерусского, примчания [Вступительная статья, редакция текста, дословный и пояснительный перевод с древнерусского языка, примечания] полку Игорево [Слово о полку Игореве].М .: Детская литература, 1970.223 с.

Макарий, митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. Книга вторая . Книга вторая]. М .: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1995. 703 с.

Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5 т. , под общей редакцией Н. И. Толстого.И. Толстой. М .: Международные отношения, 1995–2012.

Словарь-справочник «Слово о полку Игореве» / Под ред. Б. Л. Богородского, Д. С. Лихачева, О. В. Творогова. Вып. 6. Ленинград: Наука, 1984. 278 с.

Слово о полку Игорево , подготовка текста, статья, перевод, комментарии Кожевникова В.А. Москва, Древлехранилище, 2003.220 с.

Срезневский И.И. Материалы для Слова древнерусского языка по письменным памятникам : в 3 т. [Материалы для Словаря древнерусского языка по письменным памятникам: в 3-х т.]. М .: Знак, 2003. 1861 цв.

Энциклопедия «Слово о полку Игорево» : в 5 т. [Энциклопедия Слово о полку Игореве в 5 тт.]. СПб .: Дмитрий Буланин, 1995.

Краткое содержание стихотворения // Записки * Школа

: Древняя Русь.Князь с войском идет на землю врага, проигрывает битву, попадает в плен, но вскоре убегает из нее и возвращается домой.

«Слово» написано неизвестным автором (возможно, монахом) на древнерусском языке. Пересказ основан на толковом переводе Д. С. Лихачева, цитаты — из поэтического перевода Н. А. Заболоцкого. Разделение пересказа на главы условно.

Старый стиль и певец Боян

Автор размышляет, в каком стиле писать Слово, и вспоминает старого певца Бояна, сочинявшего пророческие песни о князьях в старинном стиле.

Тот Боян, полный чудесных сил,
Подойдя к хору пророческому
Серый волк кружил по полю,
Как орел парил под облаком
Мысль разлилась по дереву.

Автор описывает, в каких красивых поэтических выражениях Боян начал бы песню об Игоре, «старом соловье», но сам хочет рассказать ближе к реальным событиям своего времени.

Военный поход князя Игоря

В основе неудачного военного похода русских князей против половцев (татар) в 1185 году.

Князь Игорь привел свои полки к половцам, желая победить «поганых», прославиться и взять богатую добычу.

Игорь Святославич — древнерусский князь, глава Новгород-Северского княжества, главный герой произведения

Поход начался мрачным предзнаменованием — солнечным затмением. Но князь считал, что лучше умереть в бою, чем сидеть дома в ожидании половецкого набега. Князь мечтал одержать победу на Дону Великом и вступить в бой с половцами на их территории — на краю Половецкого поля.

Князь Игорь пошел в поход со своим братом, могущественным Всеволодом Святославичем.

Всеволод Святославич (Буй-тур) — старый русский князь, брат Игоря, прозванный за отвагу Буй-тур (разъяренный бык)

Всеволод Святославич одобрил намерение брата выйти на Дон и победить половцев самостоятельно степь. Его знаменитый, с детства тренированный отряд уже ждал на Курске начала похода.

Всю дорогу до половецких степей Игоря сопровождали знамения, предвещавшие несчастье, например, солнечное затмение.Все враждебные России страны юго-востока узнали о походе русских войск. Напуганные половцы, узнав о приближении русских, побежали к Дону.

И они бегут, слыша о набеге
половцев по степям и яругам,
И скрипят старые телеги
Голосуют как лебеди в испуге.

Ночуя в степи, войско Игоря выстроилось в боевой порядок, разгромило половецкие полки, взяло богатую добычу — золото, драгоценные камни, прекрасных «половецких дев».Производство русов было настолько велико, что плащи, покрывала и покрывала половцев можно было вымощать через болото. Князь Игорь взял только воинские знамена половцев.

Снова русская армия ночевала в поле. Автор обсуждает, как далеко пролетел князь Игорь. Тем временем полчища половецких ханов Гзак и Кончак поспешили на Русь.

Гзак — половецкий хан, глава донского общества половцев

На следующий день полчища половцев напали на четырех русских князей, участвовавших в походе: Игоря, Всеволода Святославича, Олега и Святослава.Автор сравнивает их с четырьмя солнцами, которые хотят погасить половецкие облака.

Голубая молния трепещет
Молния вспыхивает повсюду.
Вот где ломаются русские копья.
Вот где тупят острые сабли,
Гремит вражеский снаряд!
О земля русская!
Вы уже за горами.

Половцы окружили русов у реки Каяла и выпустили «облако стрел по русским полкам». Описание боя сливается с изображением надвигающейся грозы.

Бой начался перестрелкой из луков. Тогда земля зазвенела под копытами коней, от движения многочисленной половецкой орды поле окутало облако пыли. Половцы окружили русичей со всех сторон. Русские рыцари закрыли строй щит к щиту и приготовились отражать натиск врага.

Автор описывает военные подвиги Всеволода Святославича, который мечом рубил головы половцам и осыпал врагов дождем из стрел.В пылу битвы он забыл о славе и богатстве, феодальной чести, княжеском долге, любви к своей красавице-жене и не чувствовал боли от ран.

Русские полки и половцы воевали долго, земля под копытами коня была «мертвая, испещренная костями, почерневшая далеко от крови». Битва закончилась поражением русских войск. Братья Игорь и Всеволод Святославич расстались — попали в плен к разным ханам. Автор описывает, как природа оплакивает поражение князя Игоря.

Сражался день, рубил день или два,
На третий день, к полудню, стяги упали
И мой брат расстался со своим братом
На кровавой реке, на Каяле.

Об Олеге Гориславиче

В лирическом отступлении автор вспоминает прошлое России и князя Олега Святославовича, с которого началась семья князя Игоря.

Олег Святославич (Гориславич) — древнерусский князь, дед Игоря и Всеволода, зачинщик гражданских войн, за что получил прозвище Гориславич

Описаны начатые Олегом княжеские распри, в ходе которых он победил многих князей.

При Олеге, который действовал как враг и оккупант в своей родной стране, человеческая жизнь перестала цениться, люди обеднели, вороны и галки кружили над мертвыми полями. Но даже в те времена не было таких сражений, как битва на реке Каяле.

Горькие последствия проигранного сражения

После поражения Игоря в России спокойные времена закончились. Князья перестали собирать дружины и вместе защищались от половцев, а стали соблюдать только свои интересы.Половцы воспользовались разобщенностью русских князей и со всех сторон начали нападать на Русь.

Жены оплакивали мертвых рыцарей из отряда Игоря. Враги обложили русские города большой данью. Между русскими князьями начались ссоры и раздоры.

Автор объясняет, почему поражение Игоря имело такие ужасные последствия для всей России. Совсем недавно киевский князь Святослав совершил победоносный поход против половцев и взял в плен Кобяк-хана.

Святослав Киевский — великий князь Киевский, двоюродный брат Игоря и Всеволода Святославичей

Князья Игорь и Всеволод Святославичи ослушались его, пошли в поход и, потерпев поражение, уничтожили преимущество русских над половцами. получено Святославом.

Иностранцы сочувствуют Святославу и обвиняют князя Игоря в том, что вместе с проигранной битвой на Каяле Русь потеряла свое богатство и военную мощь.

А про дерзкого
ходят слухи. Как будто он, изгнав зло в Россию.
Вон из седла, убогий, золотой
Переехал в седло кощеево …
Тихие города, и снова
В России забава умерла.

Золотое слово Святослава Киевского

Святославу приснилось в Киеве, что его накрыли черной тканью на тисовой грядке, полили горьким отравленным вином и насыпали на холст крупный жемчуг из вражеских колчанов. Ему приснилась башня с разобранной крышей, через которую в Древней Руси выносили умерших, а всю ночь кукарекали вороны под Киевом, предвещая несчастья.

Бояре объяснили князю этот сон, сказав, что половцы взяли в плен двух его младших родственников. Святослав «уронил золотое слово с замешанными слезами», стал укорять молодых князей: они не вовремя развязали войну с половцами, пролили нечистую половецкую кровь, но ничего не добились, только принесли горе серебристо-седым волосам. старшего в семье.

Но было время — без щитов.
Выхватывая ножи из валов
Вошли в орды врагов
Чтобы пометить для нашего праха.
Вот где грома прадедушка!

Игорь и Всеволод ослушались своего феодала, решив, не прибегая к помощи других князей, присвоить себе славу «мерила степи», принадлежавшую Святославу Киевскому. Первое последствие их поражения — нападение половцев на город Переяславль.

Автор призывает князей защищать Русь

Автор призывает князей защищать свою Родину и напоминает о силе каждого из них.У великого владимирского князя Всеволода Юрьевича такое огромное войско, что он может плескать веслами Волгу и касками притягивать Дон.

Всеволод Юрьевич — великий князь Владимирский, имел большую семью, за что получил прозвище Большое гнездо

Сыновей Всеволода Юрьевича автор называет «живыми копьями».

Тебя и Волгу на веслах вынесут,
Ты зачерпываешь Дон …

Отважный отряд бешеных Рюрика и Давыда Ростиславовичей был смел и силен, как огромный бычий тур.Мечтает отомстить половцам за свои раны.

Железные полки галицкого князя Ярослава контролируют Карпаты и реку Дунай, предотвращая проникновение венгерского короля и византийских народов в Россию. Князь охраняет юго-западную границу Руси, Киев слушает его, а в народе за острый ум и мудрость называют его Осмомыслом.

Ярослав — древнерусский князь, прозванный Осмомыслом за мудрость. Осмомысл означает «восьми разумный», то есть очень умный

Услышав поступь войска храбрых волынских князей Романа и Мстислава, «вся земля трепещет от тяжести.«Многие восточные народы и литовские племена были побеждены им.

Рюрик, Давыд, Роман — древнерусские князья, современники и союзники князя Игоря

Повествователь призывает всех этих князей бить Кончака« за землю русскую, за землю Игоря ». раны — удаленный сын Святославич ».

Но былой славы уже нет с нами.
Ясное солнце не светит Игорю.
Не на добро упали листья с деревьев:
Грязное войско града разделилось.

Победы волынских князей снова напоминают автору книги. разгром русов на реке Каяле.Он жалуется, что храбрую армию Игоря невозможно воскресить.

Далее автор возобновляет обращение к волынским князьям и вспоминает братьев Ингвара и Всеволода Полоцких. Он сожалеет, что они использовали свое оружие не ради спасения России, а для того, чтобы незаконно завладеть им. Автор призывает волынских князей передумать и защитить русские рубежи в половецких степях.

Автор обвиняет полоцких князей в том, что они не могут защитить южные рубежи Руси от «грязных».Только Изяслав Полоцкий старался не пропускать врагов Руси за пределы своего княжества, но его никто не поддержал, и он погиб один на поле боя.

Автор обращается к полоцким князьям, потомкам Всеслава и ко всем потомкам Ярослава Мудрого с просьбой положить конец междоусобной войне, поскольку обе стороны потерпели поражение и уничтожили славу, унаследованную от их дедов.

Ингвар, Всеволод Полоцкий, Изяславский, Брячислав — полоцкие князья

В междоусобицах погиб предок князей, призвавших их на битву, князь Полоцкий Всеслав.

Всеслав — князь Полоцкий, прозванный в народе Всеславом Пророком или Всеславом Волшебником. Он — герой восточнославянского фольклора, где он предстает как герой и колдун, способный превратиться в зверя

В самом конце «языческих времен» Всеслав Полоцкий пытался добиться киевского престола, но он этого не сделал. по наследству и не в честном бою, а в междоусобной войне, опираясь на восставших киевлян. В Киеве он правил недолго, и вся его последующая жизнь была неспокойной, в наказание за разжигание беспорядков в стране.

И хотя в его могучем теле
была душа вещей
Все страдания князя преобладали,
И умер, дыша местью.
Итак, он сделал свой беспрецедентный путь.

Автор напоминает о давних временах, о многочисленных походах первых русских князей на врагов и противопоставляет их братьям Рюрику и Давиду, которые не смогли вместе организовать поход на половцев.

Плач Ярославна

Автор возвращается к истории князя Игоря и рассказывает, как в Путивле на городской стене Ярославна оплакивала своего пленного мужа.

Ярославна — жена князя Игоря

Она хотела превратиться в кукушку, полететь, промокнуть рукав в реке Каяле и промыть свои любимые раны. Она упрекала ветер, который бросает стрелы в солдат мужа, солнце, которое жаждала в полках Игоря безводного поля и просила Днепр спасти мужу жизнь «на той стороне», чтобы он мог вернуться к ней живым.

Бегство Игоря из половецкого плена

Как бы в ответ на мольбы Ярославны Бог указал Игорю путь к спасению.Ночью, когда половцы спали, князь бежал из плена с помощью верного Овлура, крещеного половца, которому достался конь Игоря.

В горностаевом повороте
Князь Игорь бросился к камышам
И поплыл, как гоголь, в волне
Летел, как ветер на коне.
Конь упал, и князь с конем упал,
Ездит на сером волке домой.

Природа помогла князю добраться до дома — дятлы указали ему путь к реке, Донец качал на волнах, одевал теплым туманом и радовался, что Игорь возвращается «из кабалы в дом».Князь благодарен Донецку, он сравнивает его с бурной рекой Стугной, в которой много лет назад утонул молодой князь Ростислав.

Ростислав — молодой князь, умерший за сто лет до того, как князь Игорь был

Гзак и Кончак пошли по следу Игоря. По дороге Гзак предлагал убить сына князя Игоря, которого держали в заложниках, но Кончак посоветовал выдать сына князя замуж за красавицу-половку, чтобы он потом остался с половцами.Гзак с этим не согласился: даже если сын князя женится на половке, то он все равно сбежит с ней, половцы потеряют ценного заложника, а русские снова будут сражаться с ними.

Половецким ханам не удалось поймать князя Игоря; он вернулся домой. Автор описывает ликование Киева и всей России по поводу его возвращения.

Поэма заканчивается прославлением молодых князей и их дружин, сражавшихся за христиан против грязных половецких полков.

Кто написал «Слово о полку Игореве?» Тайна памятника древнерусской письменности

Один из величайших памятников древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве». В этом произведении окутаны многие загадки, начиная с фантастических изображений и заканчивая именем автора. Кстати, автор «Слова о полку Игореве» до сих пор неизвестен. Как ни пытались исследователи узнать его имя — ничего не вышло, рукопись хранит свою тайну и в наши дни.

Мы не будем говорить об истории рукописи, о роли А. Мусина-Пушкина, А.С. Пушкина, Н. Карамзина и других исследователей реставрации, перевода и издания памятника древней литературы, но сразу перейдем к самому главному вопросу о том, кто написал «Слово о полку Игореве».

Приступая к анализу произведения, исследователи обратили особое внимание на начало — в нем появляется образ Бояна-сказочника, древнего мифического певца, прославившего героические походы князей, «распространявшего свои мысли по дереву», поющего с эйфорическими словами «серый орел под облаками».В отличие от общепринятых канонов прославления героев, автор «Слова о полку Игореве» отходит от традиций и своими словами рассказывает о событиях, произошедших в России после правления Владимира Красно Солнышки. Рассказчик позволяет себе вводить лирические отступления, в которых рассказывает о своих внутренних переживаниях и мыслях, гармонично интегрируя их в характеристику образов и текущих событий.

Мифические персонажи, животные, поле битвы, застолья, слово Святослава и плач Ярославны — поэт чудесно одушевляет и передает героям этих персонажей.Они становятся самостоятельными персонажами, что лишний раз доказывает — автор «Слова о полку Игореве» страстно любит Родину и переживает за ее будущее. В этой связи особое внимание следует уделить образу князя Игоря, центрального персонажа, чей кампания посвящена произведению.

Поход против половцев 1185 г. окончился неудачей, и автор-певец скорбит о гибели княжеского войска у реки Каяла, невольно сравнивая это сражение с боями князя Олега, деда Игоря — постоянными междоусобными войнами, гибелью князей и солдат, княжеских ссор — все это привело к печальному результату.

Своеобразие языка рассказчика переносит нас в прошлое, и мы видим события его глазами — вопрос о том, кто написал «Слово о полку Игореве», уже не так важен. Игорь, отстаивая интересы Родины и желая обрести еще большую известность, практически в одиночку идет в поход против половцев. Не обращает внимания на плохие приметы (затмение, крик Див), бросается в бой и попадает в плен. Отважный, отважный, отчаянный воин — такая характеристика Игоря.

«Слово полка Игоря» по своему сюжету основано на Ипатьевской и Лаврентьевской летописи, но это никоим образом не означает, что его автором был историк. Напротив, академик Лихачев утверждает, что автор «Слова о полку Игореве» не летописец и не историк, а грамотный, начитанный человек, которому не чужд судьба всего государства.

Так или иначе, «Слово о полку Игореве» — великолепный памятник исторической фантастики, загадки которой еще не до конца разгаданы.

Кобжев Игорь. Кобзев Игорь Иванович. Почти забытые поэты. Игорь Кобзев

Игорь Кобзев — русский поэт

Русский советский поэт, литературный критик и общественный деятель. Окончил Московский литературный институт. ЯВЛЯЮСЬ. Горького. Член Союза писателей. Автор многих поэтических сборников, в том числе: «Почетный меч» (1963), «Лебеди в Москве» (1964), «Радонежье» (1968), «Хуслары» (1971), «Дума о России» (1976), «Моменты» (1977).Основные темы творчества — судьбы русского народа, традиции и наследие предков, красота природы родного края, любовь. Он проявил большой интерес к языческой Руси — автор одного из переводов слова о полку Игореве », написал стихи:« Осенний Перун »и« Лесная сказка ». Создал и возглавил (1977 г.) Народный музей« Слова о Игореве ». полк Игоря ». Сторонник подлинности« Власильской книги »и автор ее поэтической обработки.Был известен как живописец.
Игорь Иванович Кобзев вошел в литературу как поэт Лирик. Его стихи о любви, верности и дружбе завоевали большую популярность у молодежи. В них разливается душевный свет, рождаются радость жизни и тепло чувств. («Первое свидание», «Лебединое озеро», «Северный полюс», «Черный лебедь», «Прощальное танго»). С большой любовью и нежностью поэт рисует великолепие родной природы, восхищается ее красотой и добротой. Как журналист Кобзов много путешествовал; Впечатления от этих поездок нашли отражение в его стихах («В Случайной Поляне», «В Михайловском», «Поездка в Суздаль», «Покров на Нерлей», «Город коршуна», «Узоры Палеха», «Дума о Родина»).В них поэт напоминает о героических судьбах и славных событиях истории Отечества.
В 1965 году поэт поселяется на даче в поселке Семхоз в окрестностях Сергиева Посады. Там он вливается в литературный кружок во главе с И.М.Шевцовым, который только что опубликовал свой роман «ТЛЛ», 12 лет не публиковался; Впоследствии эта группа из 20 человек стала называть себя отрядом патриотов-радонежцев. С этого момента в поэзии Кобзева начинают преобладать гражданские мотивы.Поэт активно участвует в идеологической борьбе с сионистами. Когда главный редактор журнала «Москва» М.Н. Алексеев опубликовал стихотворение С.И.Липкина «Союз и», Кобзев сразу откликнулся на стихотворение «Ответ Семену Липкину». Стихотворение Липкина закончилось строками:
Без союзов, язык номера и, может быть, сойдет с колеи.
Человечество не сможет без людей по имени «и».
В ответ Кобзьев написал:
Хотя вы выбрали, Липкин, Езоповский,
Читатель без ошибки в вашу идею проник.
Итак, что выходит? Вы из чужой семьи?
Вы дороже всех людей на букве «и».
Не подрывайте корни ES ES ER Union,
Где накормят и накормят людей на букву «ЕР».
Кобзьев выступал также в периодической печати и как литературный критик, и как публицист. Когда после выхода в свет романов Шевцова «Любовь и ненависть» и «Во имя отца и сына» в 1970 году на их автора обрушился шквал сионистской критики, Кобзьев был единственным в нашей стране, кто встал на защиту Патриота. писатель (на страницах газеты «Советская Россия»).
В декабре 1977 года Кобзев организовал в Москве публичный музей «Слова о полку Игореве», расположенный в Погодинской Весте, и стал одним из центров Возрождения русского национального сознания в 80-е годы прошлого века. Музей продолжил национально-патриотическую линию клубов «Родина», Варпета и Русского клуба, одним из неформальных лидеров которых был Кобзьев. Среди активистов музея было около 100 человек. Основная цель музея — изучение и популяризация великих памятников русской литературы.Основное произведение сыграл сам поэт, руководивший музеем со дня основания и до своей смерти.
Игорь Иванович Кобзев — автор многих поэтических сборников, среди которых: «Меч чести» (1963), «Лебеди в Москве» (1964), «Радонежье» (1968), «Хуслары» (1971), «Дума о. Россия »(1976),« Моменты »(1977) и другие.

Игорь Кобзев. Выстрелил.

Одна строчка длинного дня
Про то, что было у масонов принято …
Одна строчка … а что с ней?
Кто не распространяет тьму?
Мы изучали мою жизнь
Все — от лицея до Дантеса.
А про это — ничего!
Над ним темная завеса!

Прогулка по туманному художественному узору
Обнаженная на России Масоны …
Некогда смотреть в фокус,
Что это были за люди?
Сошлись ночью,
Во-вторых в разговорах
При тусклом свете свечей,
С плотно закрытыми шторами.
Есть запасной меч Иль нож,
Иль череп мрачного вида,
И символ всей масонской лжи —
Шестиконечный «Щит Давида».
(Вдохновляюще пытался
Эта масонская эмблема,
На чем построить храм ропота
Для мира главная проблема!

Что это такое? Модная игра
В тайне и романтике,
Чтобы хоть как-то скрасить до утра
Бесцельно жизнь прозаична?
Ил, может быть мистики любящие
Намерения о морали и морали,
Решили про себя
Как взять ключи Власти в руки?

Вот, скажем, хеккер… Барон.
Сановая ранга из Нидерландов.
Важным был Мейсон
У этого врага есть чужие таланты.
Любая речь это — обман,
Бандит из тонкой стали.
И все дела — противотуманки, противотуманки,
Как на полотнах Ванга Рыздала.
Не зря рубит по концам
Под злой питерской погодой
Не зря трепещут дворцы —
От Бенкендорфа до Нессельрода …

Честь мой, милый граф!
Осмелюсь сообщить все таки:
Ты, любезный, не права
Поверни большую из ложи.
Завершено Граф в преступлении Быстро:
— Барон — Барон:
Я не Мальшик, а министр,
Хранит русскую корону.
О, полный, мой трезвый друг!
Кладка пистолета престола!
И граф не может скрыть испуга,
Прислонившись почти к полу.
Положение Строгого Ордена,
Здесь все подчинены элите.
— Барон! Я верный слуга-рыба.
Felite FSE, чего вы хотите! ..

Нет, это видно
Это тайное собрание генералов:
Вот и звоним, кому занимать посты,
Куда отправлять столицу.
Здесь может грозить пуля
Exalt, вынуть из гильзы,
Здесь можно сделать солнышко.
Чтоб тоже ярко блестело!
И незнакомец, хиккен,
, Доминирующий между этими залами,
, Как бодрствующий сюзер,
, Среди послушных вассалов.
Он, как паук, везде
Узоров,
Миссий по продаже бумаги
Взрыв древних картин.
Без ничего
(Ведь он экстратерриториан!)
Свистит, жует как шоколад,
Тайны министерств и спален
Ковариан, злой Иезуит,
Сквозь ножницы Лореной,
Он везде Пушкин Бранит
Как вольный поэт…

А Пушкин где-то вино пьет,
Гордится открытостью суждений
Не знаю, что стало давным-давно
Предметом тайных наблюдений.
Сам в прошлом году
Спешите к следующему Новикову
Под сенским «Масонским щитом»
Была скука Кишинев.
Ан, видно, не поверил поэту
Есть еще загадочные разговоры
Ни их неоднозначные тосты
Ни ритуальных обрядов, а чушь
Ни символических звезд.
Пусть Феслер или Остерман
В кромешной темноте перекусывают!
Все это фарс! Обман, обман!
И это не больно по русски!

Но если бы он знал, что в постели того
была их особая выгода,
Точно как в щуке воровской
Где рубль за вход, а два — за выход!
Так несерьезно не смотря на
Пустой резонанс софизма
Поэт вечно прилепился злостью
Те салоны засекречены.
И кроме того ужасного

Был еще «грех» его другого рода,
Что он пересчитал праздник
исконно русских людей!
Поют страшные бунты злобы
Бородинская битва, Громовая Полтава,
Давно он был — как в горле кость
Всем врагам родной державы!

Так как Иван и Петр
Европа видит, устье разорения,
Как рядом с ней растет гора,
Гора Гранитная — Россия!
Ни шведского, ни турецкого меча
Уже эта гора не испугалась,
На ширину своих могучих плеч
Поднять топор не посягать!
Я действительно знал королей:
Рейда в то время не было.
Одна надежда — изнутри
Вон эту гору взмывать!

Теперь, пожалуй, незачем
Прячься от нас и от Европы,
Кто были тайные «кроты»,
В темноте ведущие подпопкины.
Всем ясно: в споре с той горой
годился любой лазиум.
И иногда лучше всего обслуживается
Масонский Орден Оверти.
Ой, заметьте здесь, во дворцах,
В покоях Северной столицы,
В те дни толпа прилетает посыльных,
Торопитесь послов из-за границы.
Им не нужен военный гром!

Пароль … шаги … глухонемые …
А кто-то гроб привел
Те «вольные каменщики» руками! ..
Так как командир отряда утверждает,
Масоны наслаждаются командиром;
Коль Бард с изображением
масонов сварил подставку для песен.
Все, все доступно в руки!
Их черный суд самых строгих законов!
Все в их «Храме Давида»
Над штатами и тронами!

Это был тихий разговор
В кружке барона Хеккерена,
И он звучит как приговор,
Как погребальная сирена!
И — смотрите! — в Россию прет без виз,
Но с чьей-то тайной пригласили
француз, спасший первое место
В стрельбе по движущимся целям! ..

Неправда, что Жорж Дантес
Был просто скорпи и вешал
Вот, зная светские «Политесы»,
я не знал другого интереса!
Удален актер
В изящной роли Дона Жуана
Он был Сарай и Разбойник
С душой пошлая Малена.
Танцующий иль кинуться к мячу
Езда в разноцветных тряпках,
Он только что прикрыл
Лицо убийцы.
Потом Франт, накидка нежной пыли,
Потом чей-то муж, потом бункер,
Он был просто наемным рабом
Продано масонской ложей.
Но это принято в суде!
На нем Мундир Кавалеарградс.
И шефинг в его судьбе
Барон, посланник Нидерландов.
Так что путь к наемнику открыть
Для всех салонов и гостиной,
Барон знал перо
Его приемному сыну.
Все поражали в те годы
Столь толстые щедрые скалы.
Happy Star? Ах, да!
Масонская «Восточная Звезда»!
Он сам знал, что он деталь.
Некоторые планы бега на дистанцию ​​
Но сначала эта дистанция
Еще потерялась среди туманов.
Неважно, в чьих руках ключи.
Тишина — вот закон Масона!
Да, палачам нужен был
«Толпа, стоящая у престола»!
И припудривает припасы,
Пошли ножи, цепи, мечи.
Ждал еще час,
Как охотники ждут!

Был многолюдный, шумный бал
Во дворце австрийца Велмазби.
Дантес, позируя, стоял
В кругу рядов масонской ложи.
Внезапно гул захлестнула толпа,
Дочерей и гусар прожили:

В тот момент все взоры потянули
Магнит одной входящей пары.
Сам Хеккер выкопал в Лорнете,
После яркого прочтения:
Это был известный поэт
Со своей красивой женой.
Казалось: вот в лучах, в огне,
Вдруг явился в одно мгновение
Все самое лучшее, что есть в стране:
И красота, и вдохновение!
Как этот голубой вид
Лишай жизнь лили!
Как он, не скрывая торжества,
В ее улыбке отразился!
Казалось: тогда влюбленный Бог
Спустился с неба к милой даме,
И если бы я захотел, то мог бы
Всю Землю кидать дарами!
Проведя между белыми стенами,
Тонкие, лохи, узкие,
Из-за колонн hecker
С гневом посмотрел на гения.
Кольцо выглядело
Сквозь ветки смотрит на поляну
Ил как завистливый Фарлаф,
Плач, смотрел на Руслана.
Внезапно он разбавил Дантеса до тени,
Прошептал как вор, которого судит жертва:
-Моне Шер Ами, вот цель
Надеюсь, промаха не будет! ..

Некому думать
Что означают взгляды те косые.
И вскоре прогремел выстрел,
Гуляет по груди России.

Игорь Иванович Кобзев
Дата рождения 19 августа (1924-08-19 )
Место рождения Ростов-на-Дону
Дата смерти 10 мая (1986-05-10 ) (61 год)
Место смерти Москва
Гражданство ссср ссср
Род занятий поэт, литературный критик, публицист
Жанр поэзия
Язык произведений русский
Награды

Организатор и руководитель общественного музея «Слово о полку Игореве», расположенного в Походинской Зебе (г. Москва, ул. Походинская, д. 12а).

Биография

Родился в Ростове-на-Дону в семье железнодорожника.

С 1943 года служил инструктором штабов ПВО различных фронтов. Первые стихи 4-го Украинского фронта опубликовал в армейской газете в армейской газете.

В Литературном институте, где я учился, располагались ниже всех наших институтских поэтов — нашего комсомольского вождя Игоря Кобзыева. На верхнем уровне этой внутренней институциональной поэтической иерархии стоял Мандель (будущий Корзорвин).Борис Слуцкий в связи с этим предложил такую ​​формулу для измерения поэтической силы: «Один Мандель = сто кобзий».

Первый сборник стихов — «Прямые пути» — вышел в 1952 г .; Как указывает А. В. Блюм, этот сборник был изъят из библиотек в связи с обилием стихов стратенизма (например, «За гробом Жданова»), а также нападениями на режим Тито в Югославии. Первый сборник последовал за рядом книг и публикаций в массовой прессе (особенно в журнале «Огонок»).Кобзев, в частности, писал:

Все, что счастье называется
Все, чем возраст наших украшен, —
Я знаю, зовется по жизни
Наши руки нашей партии.
Руки солдата
И героя науки
Руки строителя
Наша партия — рука!
From Space Dale
До глубин океана —
Все обязано славе
Из этих рук!
Эти руки в грядущем
Запустили ракету
К солнцу и счастью
Переверни всю планету!

Работал литовщиком газеты «Комсомольская жизнь» «Комсомольская правда», внештатным корреспондентом журнала «Огонек».

Кобзьев проявил большой интерес к языческой Руси и в течение ряда лет работал над поэтическим переводом «Слова о полку Игореве» (опубликован в сборнике «Весенняя забота»), выдвигая предположение, что автор «Слова» »был князь сам Игорь. Кроме того, поэт был сторонником подлинности плесс книги, он занимался ее поэтическим перекрытием. В Пуэме «Осенний Перун» уста дел Бояна Кобзева говорит:

Коль принимай, князь, христианин раздутый,
Нам на Русь заранее говорю:
Воронье духовенство улетит
Носится с «Священным Писанием».
Хотя Священное Писание — «святое» имя,
Трудно найти книгу для просмотра.
В нем и ложь, и грязь, и подобный фортуна
И вражда, и измена.

В декабре Кобзев организовал в Москве общедоступный музей «Слова о полку Игореве», расположенный в Походинской Зебе при Москворецком районном отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Среди активистов музея было около 100 человек. Основная цель музея — изучение и пропаганда великих памятников русской литературы.Основную работу провел сам поэт, руководивший музеем со дня основания и до своей смерти.

Кобжев тоже был художником — ему принадлежит серия картин к рассказу «Слова …».

Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (10 участок).

Произведения

Поэтические сборники

  • Прямые пути . Стихи. — М .: Молодая гвардия, 1952. — 103 с. — 10 000 экз.
  • Мои друзья . Стихи. — М .: Советский писатель, 1956.- 112 с. — 10 000 экз.
  • В борьбе за это . Стихи (монография) М .: Молодая гвардия, 1957. — 188 с.
  • Да здравствует романтика! Стихи. (с иллюстрациями) — М .: Советская Россия, 1959. — 133 с. — 10 000 экз.
  • Первая встреча . Стихи, очерки и рассказы. — М .: Московский рабочий, 1959 — 424 с. — 5000 экз.
  • Москва Май . Стихи. Песни. «Сердце борца»: стихотворение (монография) — М .: Московский рабочий, 1960.- 92 с.
  • Такой персонаж . Стихи. Поэма «На Родине героя» — М .: Миливдат, 1960. — 88 с.
  • .
  • Лицом к Солнцу. . Новые стихи. — М .: Советская Россия, 1962 г. — 135 с. — 25000 экз.
  • Почетный меч . Стихи. — М .: Молодая гвардия, 1963 — 152 с. — 45000 экз.
  • Лебеди в Москве . Лирические стихи. — М .: Московский рабочий, 1964 — 160 с. — 35000 экз.
  • Встреча с песней .Стихи и стихотворения. — М .: Советская Россия, 1965 г. — 160 с. — 50 000 экз.
  • Радонежье . Новые стихи. — М .: Советская Россия, 1968 — 142 с. — 50 000 экз.
  • Золотая Москва . Новые стихи — М .: Московский рабочий, 1968. — 135 с., Илл.
  • .
  • Houchrai . Новые стихи и поэма «Лесная сказка» — М .: Московский Рабочий, 1971 — 112 с., Илл. Н. Филикина
  • Витя . Избранное. Стихи. — М .: Советская Россия, 1971. — 240 с., Илл. Автор
  • .
  • Город цветов .Новые стихи и стихи. — М .: Современник, 1974. — 111 с.
  • .
  • Дума о России . Стихи. — М .: Миливдат, 1976 — 174 с. — 25000 экз.
  • Моменты . Стихи и стихотворения. — М .: Советский писатель, 1977 г. — 128 с. — 20 000 экз.
  • Красный с золотым . Стихи и стихи. — М .: Современник, 1982 — 143 с.
  • .
  • Spring Care . Новые стихи. — М .: Советский писатель, 1985 — 128 с.
  • .
  • Избранное . Стихи и стихи. — М.: Художественная литература, 1985 — 407 с.

    Кобзев Игорь Иванович (19.08.1924-10.05.1986), русский поэт и общественный деятель, организатор общественного музея «Слова о полку Игореве», который в 1980-е гг. центры возрождения русского национального самосознания. Музей «Слова о полку Игореве», расположенный в Погодинской Весте, продолжил народно-патриотическую линию Клуба «Родина», Варпера и «Русского клуба», одним из неформальных руководителей которых был Кобзьев.

    Кобзев Игорь Иванович (19.08.1924-10.05.1986), поэт, общественный деятель. Родился в Ростове-на-Дону в семье железнодорожника. Окончил литературный институт. Как поэт, печататься начал в военные годы. Первые стихи были опубликованы в армейской газете 4-го Украинского фронта. Первая книга стихов «Прямые пути» вышла в 1952 году. Кобзев входил в литературную часть как поэт Лирик. Стихи о любви, верности, дружбе пользовались у молодежи большой популярностью.Они подкупали свежестью и чистотой, духовным светом, радостью жизни («Лебеди в Москве», «О цветах», «чувство жизни», «доброта», «красивая девушка», «меч чести», «вечер»). тени »,« Белые ночи »,« Когда ты ушел, не любовь »,« Первое свидание »и т. д.). Очень нежно и одновременно рисует поэт картины родной природы. Восторг перед красотой и добротой, будь то в природе или в человеке, присущ большинству лирических стихов Кобзева. Поэт много путешествовал как журналист. Прямые впечатления вложены в поэтические строки («В Случайной Поляне», «В Михайловском», «Поездка в Суздаль», «Покров на Нерлей», «Город коршуна», «Палехские узоры», «Дума о Родине»). .В них поэт обращается к истокам Отечества, к исторической славе России. С годами мотивы истории и судьба России становятся лейтмотивом в творчестве Кобзева. Особенно они окрепли после того, как поэт «оторвался» от «цедаеловской» суеты и поселился на даче в поселке Семхоз в окрестностях Сергиева Посады (1965). Там он вошел в литературный кружок писателей-патриотов, последовавших примеру И. Шевцова, и приобрел дачу в секхозе.Впоследствии эта группа 20 человек. Возглавляемый автором новоявленной «Тли» И. Шевцов превратился в отряд патриотов-радонежцев. С тех пор в поэзии Кобзева преобладают гражданские мотивы. Поэт активно вовлечен в идеологическую борьбу с ренегатами, как внутренними, так и сбежавшими на Запад за «постную похлебку» диссидентов.

    Когда М. Алексеев, будучи главным редактором журнала «Москва», опубликовал откровенно провокационное стихотворение сиониста С.Липкина «Союз и», Кобзев тут же ответил стихотворением «Ответ Семена Липкина на ответ». Стихотворение Липкина заканчивалось строками: «Без союзов язык числится и, может быть, сойдет с колеи. Человечество не сможет без людей, названных« и »». В ответ Кобзьев написал: «Хотя ты выбрал, Липкин, Езоповский, читатель безошибочно в вашу мысль проник. Итак, выходит что? Вы из чужой семьи? Вы дороже всех людей на букве «и».Не подрывайте корни Союза Эс-Эс-Эр, где вас съедят и накормит людей на букву «ЕР». «

    Тематическая муза Кобзева многогранна и многогранна. Большой цикл стихов посвящен жизни и событиям за рубежом («в Стамбуле», «в тропиках», «в Венской опере», «на площади Испании» и др.). Перу Кобзеву принадлежит полдюжины небольших по объему стихотворений («Радонежский лес», «Дума о России» и др.), В которых поэт с позиций истинного патриотизма поднимает животрепещущие проблемы и вопросы действительности.Кобзьев выступал и в периодической печати, и как литературный критик, и как публицист. Когда в 1970 году на сионистскую критику как за рубежом, так и в нашей стране обрушился шквал поражений статей на И. Шевцова в связи с выходом в свет его патриотических романов «Любовь и ненависть» и «Во имя отца и сына» «Кобзев — единственный в нашей стране На страницах Советской России, — защищал писатель Патриот Опед.

    Декабрь 1977 г. Кобсв создает в Москве общедоступный музей «Слова о полку Игореве».Он возглавлял его со дня основания до самой смерти. Мероприятиями музея было около 100 человек. Основной целью музея было не только изучение и популяризация великих памятников литературы, но и всевозможные способы содействия возрождению русского национального самосознания.

    Основную, очень многостороннюю работу вел сам Кобшев. Несколько лет он работал над поэтической обработкой «Слова о полку Игореве». Он был опубликован в одном из его сборников.

    Его перевод отличается особой точностью передачи древнерусского текста, тонким поэтическим чутьем и следующей ритмичностью стихотворения.

    Кобзьев тоже был хорошим художником. Написал серию картин, посвященную «Слову о полку Игореве».

    Разрабатывая древнерусскую тему в стихах, Кобзьев написал о герое «Слова о полку Игореве». В своем стихотворении «Меч-Кладенец» выражает мнение, что автором «Слова» был сам К.Н.Игорь.

    На собраниях музея неоднократно поднимался вопрос об авторстве стихотворения. И надо сказать, что мнение об авторе — К.Н. поддержали многие активисты. Игорь. Такого же мнения придерживался писатель В. А. Чиливихин, неоднократно присутствовавший на собраниях музея «Слова о полку Игореве», впоследствии посвятивших «Слову» несколько глав своего романа-эссе «Память».

    На собраниях музея «Слова о полку Игореве» обсуждались не только русские старины, но и вопросы о сегодняшнем положении русского народа.Многие активисты и посетители музея впоследствии стали членами таких патриотических организаций, как «Витязи» и Общество памяти.

    Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — http://www.rusinst.ru

    Здесь читаем:

    Сокращение (включая краткую расшифровку сокращений).

    Кобзев Игорь Иванович (19 августа 1924, Ростов-на-Дону — 10 мая 1986, Москва) — русский советский поэт, литературный критик, публицист и общественный деятель; Известен и как живописец.Участник Великой Отечественной войны. Отец сиеролог Артем Кобзев.

    Организатор и руководитель общественного музея «Слово о полку Игореве», расположенного в Походинской Зебе (г. Москва, ул. Походинская, д. 12а).

    Биография

    Родился в Ростове-на-Дону в семье железнодорожника.

    В 1950 году окончил Литературный институт имени А. М. Горького в Москве. По воспоминаниям Бенедикта Сарнова,

    В Литературном институте, где я учился, располагались ниже всех наших институтских поэтов — нашего комсомольского вождя Игоря Кобзыева.На верхнем уровне этой внутренней институциональной поэтической иерархии стоял Мандель (будущий Корзорвин). Борис Слуцкий в связи с этим предложил такую ​​формулу для измерения поэтической силы: «Один Мандель = сто кобзий».

    Первый сборник стихов — «Прямые пути» — вышел в 1952 г .; Как указывает А. В. Блюм, в 1956 г. этот сборник был изъят из библиотек из-за обилия сталинских стихов (например, «За гробом Жданова»), а также нападений на режим Тито в Югославии.Первый сборник последовал за рядом книг и публикаций в массовой прессе (особенно в журнале «Огонок»). Кобзев, в частности, писал:

    Все это счастье называется

    Все, чем возраст наших украшенных, —

    Знаю, зовут на жизнь

    Наши руки нашей партии.

    Руки солдата

    И Герой науки,

    Это руки строителя

    Наша партия — рука!

    Из космической долины

    В глубины океана —

    Все обязано славе

    из этих рук!

    Эти руки в ближайшем будущем

    Запущена ракета

    К солнцу и счастью

    Переверните всю планету!

    В 1965 году поэт поселяется на даче в поселке Семхоз в окрестностях Загорска (Сергиев Посад) Московской области.Там он вошел в литературный кружок во главе с И. М. Шевцовым. Впоследствии эта группа из 20 человек стала называть себя отрядом патриотов радонежцев.

    Кобзьев проявил большой интерес к языческой Руси и в течение ряда лет работал над поэтическим переводом слова о полку Игореве »(опубликовано в сборнике« Весенняя забота », 1985 г.), выдвигая предположение, что автор «Слова» был князем самого Игоря.Кроме того, поэт был сторонником подлинности плесс книги, он занимался ее поэтическим перекрытием.В Пуэме «Осенний Перун» уста дел Бояна Кобзева говорит:

    Коль принимай, князь, кристиан набухший,

    Нам по России я заранее говорю:

    Вороний духовенство улетит

    Носится с надписью «Священное Писание».

    Хотя Писание — «святое» имя,

    Трудно найти книгу для просмотра.

    В нем и ложь, и грязь, и непонятный фортепьяно

    И вражда, и измена.

    В декабре 1977 года Кобзев организовал в Москве публичный музей «Слова о полку Игореве», расположенный в Походинской Зебе Москворецкого районного отделения Всероссийского общества охраны истории и культа. Среди активистов музея было около 100 человек. Основная цель музея — изучение и пропаганда великих памятников русской литературы. Основную работу провел сам поэт, руководивший музеем со дня основания и до своей смерти.

    Кобжев тоже был художником — ему принадлежит серия картин к рассказу «Слова …».

    Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (10 участок).

    Работает

    Поэтические сборники

    • Прямые пути: Сичи. — М .: Молодая гвардия, 1952. — 103 с. — 10000 экз.
    • Мои друзья. Стихи. — М .: Советский писатель, 1956. — 112 с. — 10000 экз.
    • В борьбе за это: стихи [монография] М .: Молодая гвардия, 1957. — 188 с.
    • Да здравствует романтика! Стихи. [С иллюстрациями] — М .: Советская Россия, 1959. — 133 с. — 10000 экз.
    • Первая встреча. Стихи, очерки и рассказы. -М .: Московский рабочий, 1959 — 424 с. — 5000 экз.
    • Москва Май: Стихи. Песни. [«Сердце бойца»: Поэма] [Монография] — М .: Московский рабочий, 1960. — 92 с.
    • Такой персонаж. Стихи. [Поэма «На Родине героя»] — М .: Миливдат, 1960. — 88 с.
    • Лицом к солнцу: новые стихи. — М .: Советская Россия, 1962 — 135 с.- 25000 экз.
    • Почетный меч: стихи. — М .: Молодая гвардия, 1963 — 152 с. — 45000 экз.
    • Лебеди в Москве: лирические стихи. — М .: Московский рабочий, 1964 — 160 с. — 35000 экз.
    • Встреча с песней: стихи и стихотворения. — М .: Советская Россия, 1965 — 160 с. — 50 000 экз.
    • Радонежье: новые стихи. — М .: Советская Россия, 1968 — 142 с. — 50 000 экз.
    • Золотая Москва: Новые стихи — М .: Московский рабочий, 1968. — 135 с .: Ил.
    • Houchrs: новые стихи и стихотворения [«Лесная сказка»] — М.: Рабочие Москвы, 1971. — 112 с .: Ил .: Филларгин Н.
    • Витя: Избранное. Стихи. — М .: Советская Россия, 1971. — 240 с .: Ил .: Авт.
    • Город красок: новые стихи и стихотворения. — М .: Современник, 1974. — 111 с.
    • Дума о России: Поляки. — М .: Миливдат, 1976 — 174 с. — 25000 экз.
    • Моменты: стихи и стихотворения. — М .: Советский писатель, 1977 — 128 с. — 20000 экз.
    • Красный с золотым: стихи и стихи. — М .: Современник, 1982 — 143 с.
    • Весенний уход: новые стихи.- М .: Советский писатель, 1985 — 128 с.
    • Избранное: стихи и стихи. — М .: Искусство. горит 1985 г. — 407 с.
    • Иван Озеро: стихи и стихотворения. — М .: Советская Россия, 1989 — 192 с.

    Статьи

    • Кобзев И.И., Макаров Б.В., М., Exlimbries-Press, 2010 (на пер.)
    (1986-05-10 ) (61 год) Место смерти: Гражданство: Профессия: Язык продукта:

    Кобзев Игорь Иванович (19 августа, Ростов-на-Дону — 10 мая, Москва) — русский советский поэт, литературный критик, публицист и общественный деятель; Известен и как живописец.Участник Великой Отечественной войны. Отец сиеролог Артем Кобзев.

    Организатор и руководитель общественного музея «Слово о полку Игореве», расположенного в Походинской Зебе (г. Москва, ул. Походинская, д. 12а).

    Биография

    Родился в Ростове-на-Дону в семье железнодорожника.

    В Литературном институте, где я учился, располагались ниже всех наших институтских поэтов — нашего комсомольского вождя Игоря Кобзыева. На верхнем уровне этой внутренней институциональной поэтической иерархии стоял Мандель (будущий Корзорвин).Борис Слуцкий в связи с этим предложил такую ​​формулу для измерения поэтической силы: «Один Мандель = сто кобзий».

    Первый сборник стихов — «Прямые пути» — вышел в 1952 г .; Как указывает А. В. Блюм, в городе этот сборник был изъят из библиотек в связи с обилием сталинских стихов (например, «За гробом Жданова»), а также нападениями на режим Тито в Югославии. Первый сборник последовал за рядом книг и публикаций в массовой прессе (особенно в журнале «Огонок»).Кобзев, в частности, писал:

    Все, что счастье называется
    Все, чем возраст наших украшен, —
    Я знаю, зовется по жизни
    Наши руки нашей партии.
    Руки солдата
    И героя науки
    Руки строителя
    Наша партия — рука!
    From Space Dale
    До глубин океана —
    Все обязано славе
    Из этих рук!
    Эти руки в грядущем
    Запустили ракету
    К солнцу и счастью
    Переверни всю планету!

    Кобзьев проявил большой интерес к языческой Руси и в течение ряда лет работал над поэтическим переводом «Слова о полку Игореве» (опубликован в сборнике «Весенняя забота»), выдвигая предположение, что автор «Слова» был князем самого Игоря.Кроме того, поэт был сторонником подлинности плесс книги, он занимался ее поэтическим перекрытием. В Пуэме «Осенний Перун» уста дел Бояна Кобзева говорит:

    Коль принимай, князь, христианин раздутый,
    Нам на Русь заранее говорю:
    Воронье духовенство улетит
    Носится с «Священным Писанием».
    Хотя Священное Писание — «святое» имя,
    Трудно найти книгу для просмотра.
    В нем и ложь, и грязь, и подобный фортуна
    И вражда, и измена.

    В декабре Кобзев организовал в Москве публичный музей «Слова о полку Игореве», расположенный в Походинской Зебе при Москворецком районном отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культа. Среди активистов музея было около 100 человек. Основная цель музея — изучение и пропаганда великих памятников русской литературы. Основную работу провел сам поэт, руководивший музеем со дня основания и до своей смерти.

    Кобжев тоже был художником — ему принадлежит серия картин к рассказу «Слова …».

    Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (10 участок).

    Произведения

    Поэтические сборники
    • Прямые дороги: Сичи. — М .: Молодая гвардия, 1952. — 103 с. — 10000 экз.
    • Мои друзья. Стихи. — М .: Советский писатель, 1956. — 112 с. — 10000 экз.
    • В борьбе за это: стихи [монография] М .: Молодая гвардия, 1957. — 188 с.
    • Да здравствует романтика! Стихи.[С иллюстрациями] — М .: Советская Россия, 1959. — 133 с. — 10000 экз.
    • Первая встреча. Стихи, очерки и рассказы. -М .: Московский рабочий, 1959 — 424 с. — 5000 экз.
    • Москва май: Стихи. Песни. [«Сердце бойца»: Поэма] [Монография] — М .: Московский рабочий, 1960. — 92 с.
    • Такой персонаж. Стихи. [Поэма «На Родине героя»] — М .: Миливдат, 1960. — 88 с.
    • Лицом к солнцу: новые стихи. — М .: Советская Россия, 1962 — 135 с. — 25000 экз.
    • Почетный меч: стихи.- М .: Молодая гвардия, 1963 — 152 с. — 45000 экз.
    • Лебеди в Москве: лирические стихи. — М .: Московский рабочий, 1964 — 160 с. — 35000 экз.
    • Встреча с песней: стихи и стихотворения. — М .: Советская Россия, 1965 — 160 с. — 50 000 экз.
    • Радонежье: новые стихи. — М .: Советская Россия, 1968 — 142 с. — 50 000 экз.
    • Золотая Москва: Новые стихи — М .: Московский рабочий, 1968. — 135 с .: Ил.
    • Houchrs: новые стихи и стихотворения [«Лесная сказка»] — М .: Рабочие Москвы, 1971.- 112 с .: Ил .: Филларгин Н.
    • Витя: Избранное. Стихи. — М .: Советская Россия, 1971. — 240 с .: Ил .: Авт.
    • Город красок: новые стихи и стихотворения. — М .: Современник, 1974. — 111 с.
    • Дума о России: поляки. — М .: Миливдат, 1976 — 174 с. — 25000 экз.
    • Моменты: стихи и стихотворения. — М .: Советский писатель, 1977 — 128 с. — 20000 экз.
    • Красный с золотом: стихи и стихи. — М .: Современник, 1982 — 143 с.
    • Весенний уход: новые стихи. — М .: Советский писатель, 1985 — 128 с.
    • Избранное: стихи и стихи. — М .: Искусство. горит 1985 г. — 407 с.
    • Иван Озеро: стихи и стихотворения. — М .: Советская Россия, 1989 — 192 с.
    Статьи
    • Кобзев И.И., Макаров Б.В. Одна строчка из летописи // Боян: Сборник. Материалы Народного музея «Слово о полку Игореве». Vol. 1. — М .: Exlimbries-Press, 2010. — С. 23-27. — 456 с. — 200 экз. — ISBN 978-5-88161-315-0 (в пер.)

    Банкноты

    Литература

    • Михайлова М. Кобзев Игорь Иванович // Краткая литературная энциклопедия / главы. изд. Сурков А.А. — М .: Советская энциклопедия, 1966. — Т. 3. — С. 619.
    • .

    Ссылки

    • Произведение русского поэта Игоря Ивановича Кобзева посвящено …

    Категории:

    • Персоналии по алфавиту
    • По алфавиту
    • Родился 19 августа.
    • Родился в 1924 году
    • Родился в Ростове-на-Дону
    • Умер 10 мая
    • Умер в 1986 году
    • Умер в Москве
    • Поэты в алфавитном порядке
    • Поэты СССР
    • Кунцевское кладбище

    Фонд Викимедиа.2010.

Почему Ярославна обращается к природе. Козлов, Плач Ярославны. Почему Ярославна трижды обращается к разным силам природы? Какой образ стремились создать поэты

С древних времен магия была неразрывно связана с силами природы. Основных природных стихий всего четыре: огонь, вода, земля и воздух. Каждый из элементов играет незаменимую роль в жизни волшебников. Это природа наделяет человека силой, благодаря которой его можно назвать волшебником.

Обращение к природе было характерно для язычества, но силы эти настолько сильны и значительны, что до сих пор не утратили своего значения.

Крик Ярославны — один из ярких примеров обращения к природе за помощью. Но прежде чем перейти к силам природы, предлагаю рассмотреть самое начало эпизода.

По широкому берегу Дуная
По великой галицкой земле
Крики, летящие из Путивля.
Голос Ярославны молодой;
«Я, бедный, в кукушку превращусь,
Полечу по Дунаю
И рукав с бобровым краем
Наклонившись, промочу в Каяле.
Туманы улетят,
Князь Игорь откроет глаза,
И раны кровавые утром,
Наклонившись над могучим телом. «

(перевод Заболоцкого).

Здесь автор подчеркивает колдовские способности Ярославны. Если мы вспомним историю, мы поймем, что воды Каджалы обладают целебными свойствами, а точнее, это знаменитая мертвая вода. С давних времен мертвая вода использовалась для лечения тяжелых ран. Мертвая вода очень быстро сжимает раны, и на их месте нет ни единого напоминания о них, но, в отличие от живой воды, мертвая вода не способна воскресить человека. Кстати, Дунай здесь упоминается автором «Слова»… по причине. Согласно древнерусским поверьям, именно там находится источник живой воды. С давних времен воды Дуная славились своей целебной силой и способностью лечить болезни и спасать от смерти. Ярославне понадобится живая вода, если она найдет своего мужа мертвым. По легенде, нужно сначала протереть мертвое тело мертвой водой, а затем использовать уже живую воду.

Слова «и рукава с бобровыми краями» здесь тоже не случайны.Давайте сначала разберемся, что они означают. Вот не совсем точный перевод «Слова …». Изначально это был не «бобровый край», а «бебрян», что в переводе с древнерусского означает сшитый из белого шелка. А именно шелковая ткань на Руси использовалась целителями (и не только) для заживления ран.

Таким образом, уже в начале плача Ярославны автор «Слова …» показывает нам, что Ярославна была хорошей целительницей. Отсюда мы узнаем об использовании живой и мертвой воды, а также о ее источниках и о методах лечения ран с помощью шелка.

Тогда Ярославна обращается к силам природы. Сначала Ярославна поворачивается к ветру. Это можно назвать своеобразным обращением к воздушной стихии. В первом переводе Ярославна обращается к ветру по имени и отчеству, называя его Ветром Ветрила. Обращаясь к ветру, Ярославна просит его не причинять вреда войску Игоря и самому князю. Возможно, это своеобразное обращение к славянскому богу ветра Стрибогу. По ветру крик Ярославны дойдет до самого Стрибога, и он помилует князя.Кроме того, в славянской мифологии ветры считаются внуками Стрибога. Да и в самой языческой Руси очень часто обращались за помощью к ветрам.

«Что ты, Ветер, злобно воющий,
Что ты кружишь туманы у реки
Ты поднимаешь половецкие стрелы,
Ты их метишь на русских полках?
Чем ты не люблю на открытом воздухе
Лети высоко под облаками
Корабли лелеют в синем море,
Волна за кормой?
Ты, сеющие стрелы врага,
Ты только смерть несешь с высоты.
Ой почему, почему моя забава
Ты навсегда в ковыле рассыпался? «

(перевод Заболоцкого).

Потом Ярославна поворачивает к Днепровскому Славутичу. Это своеобразное воззвание к силам воды. Кроме того, во время крещения Руси Владимир велел бросать языческих идолов в воду Днепра. Возможно, на его дне они продолжали хранить свою магию, и поэтому Ярославна обращается к этой могучей реке. Вода на Руси всегда была символом здоровья — возможно, именно поэтому Ярославна обращается к Днепру именно для защиты князя Игоря. .Обращение к воде — это обращение к славянской богине воды Дане. По легенде, эта богиня помогала уставшим путешественникам — напоила их водой, залечила их раны. Считается, что название Днепр произошло от ее имени.

«Мой славный Днепр! Каменные горы
В земли половецких ты ударил,
Святослав в далекие просторы
До полков он носил Кобяковых. господин,
Сохрани на той стороне
Чтоб отныне слёзы забыл,
Чтоб он мне вернулся живым! »

(перевод Заболоцкого).

Последняя сила, к которой обращается Ярославна, — это сила огня, сила Солнца — свет и треск. Солнце — символ света и тепла. Огонь играет важную роль в жизни людей с древних времен. Он представлял собой некую очищающую силу — помогал людям отгонять злых духов и темные силы.

«Солнце втрое яркое! С тобой
Всем привет и тепло.
Зачем ты армия князя дерзкая
Ты сгорела горячими лучами?
А почему ты безводный в пустыне
Под грозным ударом половцев
Жажда натянула походный лук,
Горе наполнило колчан? »

(перевод Заболоцкого).

Таким образом, Ярославна в «Слове …» ссылается на три стихии природы: воздух, воду, огонь. Но почему она не разговаривает с землей? Ответ на этот вопрос можно рассматривать с двух сторон. Элементы в «Плаче Ярославны» олицетворяют языческих богов. У древних славян Лада была богиней земли. Но, в отличие от Стрибога (бога ветра, а также солнца) и Даны (богини воды), Лада не покровительница и не помощница воинов, и, соответственно, она не может помочь Игорю, поэтому у Ярославны нет нужно обратиться к этой богине.С другой стороны, Ярославна могла обратиться к земле как к одной из стихий природы. Возможно, автор «Слова …» отразил энергию земли в самой Ярославне. Ярославна — жена Игоря, она на родине и оттуда зовет мужа домой. Таким образом, можно сказать, что четвертая стихия — земля отражена в образе самой Ярославны. Поэтому Ярославна не обращается за помощью к земле.

Крик Ярославны очень похож на заклинание. Но отнести «Крик Ярославны» к такой магической форме, как заклинание, будет невозможно.Если мы обратимся к определению слова «заклинание», то нам сразу станет ясно, что заклинание — это совокупность действий и мыслей мага, преобразующая магическую энергию в желаемый результат. Кроме того, заклинание, говоря простым языком, — это одно или несколько слов, обладающих магической силой. Но «крик Ярославны» не подходит под это определение, а слов гораздо больше, чем в заклинании. Так что это? Плач Ярославны имеет четкий ритм. Это очень похоже на молитву: когда я читаю эту часть произведения, я представляю, как Ярославна молится, почти плачет, обращаясь к силам природы за помощью.Итак, определенная форма, ритм, обращение к богам, силам природы, произношение слов с целью воздействия на события и для достижения определенных последствий — все это характерно для заговора.

Заговоры широко применялись в Древней Руси (и, конечно, в других странах). Если обратиться к определению, то можно сказать, что заговор — это четкая, ритмичная, народная поэтическая словесная формула, обладающая магической силой и произносимая с целью воздействия на объект или существо, а также для достижения желаемого результата, или чтобы что-то предотвратить.Заговоры чаще использовались целителями для лечения. Заговор использовался для защиты человека, дома или деревни от вреда. С помощью заговора маг мог вызвать дождь или, наоборот, остановить его. Часто заговор проводился в форме ритуала, то есть маг не просто произносил слова, но и выполнял определенные действия. Но в данном случае этого не наблюдается.

Таким образом, можно сказать, что «Крик Ярославны» — это именно заговор.

Пример обращения за помощью к силам природы можно найти во многих русских сказках, когда женщина просит их помочь любимому человеку вернуться домой из похода.

Этот эпизод «Слова …» является ярким примером использования заклинаний древнерусскими людьми, а также умения правильно обращаться к силам природы за помощью. И все же это пример того, что шарлатанство было широко развито в России.

Кстати, заговор Ярославны очень помог Игорю.

И море прыгнуло. Сквозь туман
Вихрь устремился на север к родному —
Сам Господь из половецких стран
Князь указывает дорогу в дом.

(перевод Заболоцкого).

«Слово о полку Игореве» — литературный памятник древнерусской культуры, повествующий о неудачном походе князя Игоря Святославича против половцев в 1185 году.

Плач Ярославны — одна из трех частей стихотворения, посвященных моменту скорби жены князя Игоря о неудачном исходе битвы, в которой принимал участие его дружина. Этот эпизод признан одним из лучших во всем произведении, а его героиня — символ любящей и верной жены.

Образ Ярославны олицетворяет тему семьи, мира, дома и бесконечной тоски по мужу, который в любой момент рискует быть убитым вражеским мечом. Ее возбуждение настолько сильное и непреодолимое, что она готова стать птицей, чтобы поскорее оказаться рядом с мужем и залечить его раны. Что характерно, такие приемы, а именно превращение героев произведений народного искусства в различных птиц и животных, представляют собой одну из главных черт русского фольклора.

Действие происходит в то время, когда Россия уже приняла христианство, но в то же время продолжает традиции языческой веры. Поговорим об этом художественные образы, использованные в работе. Например, Игорь, заметив черную тень, поднявшуюся над российским ополчением, усомнился в успешном исходе боя.

Или, например, обращение Ярославны к ветру, солнцу, реке означает ее веру в языческих богов, олицетворяющих названные силы природы.Она разговаривает с ними на равных, затем упрекает, затем просит поддержки и защиты. Кроме того, с помощью этой техники автор показывает красоту русской земли, бескрайность ее полей, яркое солнце, высокие горы, глубокие моря и могучие реки. В этой картине запечатлена вся необъятная и великая Россия, олицетворенная в образе прекрасной Ярославны. Ее крик несет в себе не только страдания и печаль, но и наполнен нежностью и светлой надеждой.

Монолог героини — лирическая песня, пронизанная неугасимой надеждой на скорое возвращение князя Игоря с поля боя.А за ее веру и безграничную любовь судьба щедро награждает Ярославну. Мольбы услышаны, и князь Игорь бежит из плена, ведомый чудодейственной силой на пути к своему дому.

Таким образом, крик Ярославны — важнейшая сюжетная составляющая поэмы «Слово о полку Игореве». Именно в нем заключена вся власть общенародного горя по погибшим войнам и утверждается идея созидания и мира.

Вариант 2

XII век для России ознаменовался многими событиями, но в основном военной направленности.Если говорить о культурном развитии государства, важно отметить, что к этому времени относится замечательный памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

Вышеупомянутое произведение имеет четкую структуру, которой подчинены идея, жанровые особенности и языковые средства. В «Слове …» нет ничего случайного и лишнего: каждый эпизод важен, он несет определенную смысловую нагрузку.

В этом очерке мы сосредоточимся на эпизоде, который литературные критики называют «Плач Ярославны».Это своеобразное предсказание судьбы любимого человека.

Ярославна олицетворяет землю русскую. И в крике девушки ярко проявляется отношение всей Русской земли к военным событиям с половцами.

Если говорить о композиционной структуре текста, то «Плач» важен как предвестник побега Игоря из плена. Потому что Лада Ярославна поворачивается к солнцу, ветру, Дунаю, чтобы они помогли возлюбленному избавиться от половецких уз, чтобы Лада могла быть с любимым.

Если убрать «Плач» из текста, то его гармония и смысловая полнота будут нарушены. Ведь основная идея — это призыв к единству.

Также не стоит забывать о таких вещах, как художественное пространство и время. При этом особое внимание уделяется пространству. Он расширяется и сжимается. В «Плаче» пространство расширено до самых окраин государства Российского. Это достигается благодаря мастерству автора, благодаря тому, что он приблизил «Плач» к народной лирической песне.

Важны в «Плачах» и пейзажных зарисовках … По мнению литературоведа Д. Лихачева, они предназначены для самостоятельных актеров … Это также характерно для древнерусских текстов того времени, поскольку такая техника позволяет показать и подчеркнуть безмерность пространства, окружающего ничтожно маленького человека.

«Слово …» имеет поэтические обработки. Наиболее интересны переводы Д. Лихачева и Н. Заболоцкого.

Если говорить о Плаче, то Лихачев приукрашивает текст метафорами, а Заболоцкий — сравнениями.

Несколько интересных композиций

  • Композиция по картине Иванова Подвиг юного киевлянина 5 класс (описание)

    Картина написана художником Андреем Ивановым по старинной летописи Нестора о событиях 968 года. Летопись рассказывает о юном Киевлянин, который во время нападения печенегов на Киев, через вражеское войско устремился к Днепру.

    В повседневном мире мы часто сталкиваемся с таким понятием, как «прогресс».Его можно определить как успех в чем угодно — спортивные достижения, отличные результаты в тренировках или скачок продаж в компании

  • .

1. Введение. Система знаков в «Слове».

2. Работает единственный женский образ — княжна Ярославна.

3. «Живая сила» изображения.

4. Обращение Ярославны к стихии — самый лирический эпизод «Слова».

5. Заключение. Образ Ярославны — воплощение истинно русского характера.

«Сказание о полку Игореве» XII века — одно из самых выдающихся произведений древнерусской литературы. Он наполнен множеством героев. Почти все они, за одним исключением, — мужчины, принадлежащие к высшим слоям российского общества. И это абсолютно не случайно. Традиции того времени требовали от неизвестного автора восхваления военной мощи и мощи государства Русского в лице князей и их войск.

Но создатель «Слова» оказался очень смелым человеком — он осмелился нарушить многие каноны, по которым создавались произведения этого жанра.

Авторские нововведения коснулись и героев «Слова». Так, в частности, вопреки всем правилам в этой работе появляется женский персонаж. Более того, он играет важную роль в судьбе главного героя, в реализации идеи всего Лэя.

Этот персонаж — жена князя Игоря — княгиня Ярославна. Героиня появляется только в одном эпизоде, ближе к концу произведения, но по своей значимости эпизод с ее участием занимает одно из центральных мест в «Слове», наряду с «золотым словом» Ярослава.

Автор показывает нам свою героиню в горе и отчаянии — она ​​узнала о разгроме войск Игоря, о пленении мужа. Следуя языческим традициям, Ярославна обращается ко всем стихиям с мольбой о помощи. По ее словам, мы чувствуем огромную любовь к ее мужу, силу ее переживаний.

Автор показывает нам не запрограммированную схему, маску, а живого человека со всем разнообразием и противоречивостью его чувств. Так что Ярославна даже упрекает стихию в своем горе — как они могли допустить пленение Игоря, его поражение:

О ветер, ветер!

Почему ты такой сильный?

На что ставишь стрелы хана

Своими легкими крыльями

На моих воинов?

Эпизод с участием Ярославны имеет четкую композицию — он разделен на четыре части.Все они начинаются примерно одинаково, акцентируя внимание на горе героини, силе ее любви к мужу: «Ярославна плачет утром в Путивле на стене, подпевает», «Ярославна плачет на стене в Путивле. утром говорят »и т. д.

Важно, что образ этой героини изображен в народных тонах, подчеркивая ее связь с родным краем, ее истинно русский характер. Итак, Ярославну сравнивают с птицей — «на заре одинокой чечетки» (метод психологического параллелизма).

Первая часть эпизода показывает только большое горе и отчаяние этой героини. Услышав страшную новость, она стремится к своей «гармонии», хочет быть с ним, вместе вынести все мучения или поддержать его в последнюю минуту: «Я очищу князя кровавые раны на его закаленном теле».

Вторая часть разворачивается по ветру. Ярославна упрекает его в том, что он не помог князю Игорю и «как ковыль» развеял радость героини. Третья и четвертая части — это обращение принцессы к реке и солнцу с просьбой о помощи.

Почему Ярославна обращается к этим элементам? Мне кажется, что для нее и для автора «Слова» Дон — олицетворение земли Русской. А к кому еще обратиться в трудную минуту, как не к своей родине? Поэтому Ярославна просит Дона: «Приложи ко мне мою гармонию, Чтоб я к нему утром не посылал, на рассвете плачу на море!»

И последняя инстанция, самая сильная и мощная для героини — солнце. Но и она обращается к нему с нежным, но упреком:

Зачем ты пролил свой жаркий луч на воинов моей гармонии,

Что в безводной степи луки сжимали жаждой

И Тула заточила их печали ?

На мой взгляд, это говорит о степени огорчения героини.Она даже не боялась солнца — самого почитаемого у славян божества — настолько сильна была ее любовь к мужу.

Таким образом, Ярославна — один из важнейших персонажей «Слова». Эта героиня — воплощение истинно русской женщины: верной, преданной, любящей, сильной, готовой на все ради своего мужа. Среди других образов «Слова» персонаж Ярославны помогает воплотить патриотическую идею автора, прославить землю Русскую и ее народ, вызвать восхищение, гордость и уважение у читателей.

Садовникова Анна, 11 класс

Скачать:

Предварительный просмотр:

Старая Ярославна тихим журчанием струн.

Твое древнее лицо, твое светлое лицо по-прежнему молодое.

Или неизвестный и мудрый певец, тот, кто спел «Слово»,

Ты тайно шпионил за всеми мечтами грядущих веков?

Или все лица русских женщин слились в тебе?

Ты — Наташа, ты — и Лиза: а Татьяна — ты!

В.Брюсов

История нашей литературы сохранила множество интересных женских образов, воплотивших идеал русской женщины. Думаю, каждый школьник помнит Наташу Ростову из «Войны и мира» Л. Толстого, Татьяну Ларину из «Евгения Онегина» А. Пушкина, Сонечку Мармеладову из «Преступления и наказания» Ф. Достоевского и др. Расскажи о них … А вот про Ярославну из «Слова о полку Игореве» я лично помню только плачем, да и то в общих чертах.С таким не очень приятным для себя открытием я наткнулся, когда читал предложенные темы эссе для Каджальских чтений 2014 года. Решив восполнить пробелы в своих знаниях, я прочитал много литературы, и передо мной предстал образ Ярославны.

Ярославна — реальная историческая личность, жена русского новгород-северского князя Игоря Святославовича. Ее родителями были галицкий князь Ярослав Осмомысл и княгиня Ольга Юрьевна. Они дали дочери красивое, на мой взгляд, имя — Евфросиния, что в переводе означает «радость».В России было принято называть замужнюю женщину не по имени, а по отчеству или по имени мужа. Так она стала Ярославной, хотя на момент событий, описанных в «Слове о полку Игореве», ей было всего 16 лет.

Разоренная Русь, измученная княжескими распрями, была легкой добычей воинственных кочевников. «Слово» рассказывает о походе на половцев князя Игоря, который пошел со своей свитой к врагам ради личной славы. Превосходящие силы половцев разбили войско Игоря, а сам он попал в плен.

Узнаем Ярославну, когда она плачет у ворот в Путивль-Граде, мысленно устремляясь к месту битвы Игоря с половцами, где, по ее представлениям, лежит раненый князь, желая омыть и залечить свои раны:

Обернусь, бедняга, кукушка,
Полечу по Дунаю
И рукав бобровый
Наклонившись, промочу в Каяле.

Почему в Путивле, где правил сын князя Игоря Владимир, а не в Новгороде-Северском? Может быть, потому, что это было намного южнее Новгорода-Северского, и именно с юга должно было вернуться войско Игоря? А может, Ярославна провела мужа в этот город и осталась там его ждать?
Я легко представляю картину: вот Ярославна стоит на стенах древнего Путивльского кремля, взор ее устремлен в бескрайнюю даль; Печально сжимая руки, она взывает о помощи к силам природы.Тяжело этой еще молодой, но уже такой несчастной женщине, которая не знает, жив ли ее муж. И текут слезы боли, отчаяния. Нежная и преданная, самоотверженная и верная Ярославна изливает свое горе слезами. Но ее плач — это не скорбная причитания по усопшему, не слова печали и воспоминания о прожитых вместе годах, а молитва, заклинание силам природы на помощь князю и его воинам. Она прямо обращается к богам: «О ветре, парусе …» — это обращение к Стрибогу: «О яркое — яркое солнце… »- обращение к Хорсу. То есть она начинает колдовать. Поэтому рано утром идет к Путивльскому забору (на самую высокую точку местности), чтобы остаться« неизвестной », что есть, тайно.

Выразительными заклинаниями принцесса обращается к трем силам природы: солнцу, ветру и Днепру, вдали от Каялы. И в каждом своем обращении — прямой упрек. Ярославна упрекает «Ветер Ветрила» за То, что во время боя он дул со стороны половцев:

Что ты, Ветер, воющий злобно,
Что ты кружишь туман у реки
Ты поднимаешь половецкие стрелы,
Ты метишь их на русские полки №

В своем обращении к Днепру-Славутичу она просит «беречь» ее сладкую гармонию:
Береги князя, государь,
Сохрани на дальней стороне
Чтоб отныне слёзы забыл,
Сделать его вернись ко мне живым!

Ярославна поворачивает к Днепру, потому что он стр. нг и могучий и был верным союзником другим князьям в походах на половцев:

Мой славный Днепр! Каменные горы
В земли половецких вы поразили,
Святослав в далекие просторы
До полков носил Кобяковых.

Слова упрека слышны из уст княгини и обращены к «трижды яркому солнцу» за то, что его горячие лучи оказались фатальными для войска Игоря, мучившего воинов жаждой во время боя в безводной степи :

Солнце в три раза ярче! С вами
Всем добро пожаловать и тепло.
Зачем ты войско князя дерзкого
Тебя горячими лучами горело?

В обращении к ветру и солнцу, как видим, никаких просьб не делается, а только подразумевается: Ярославна мысленно просит природные стихийные силы изменить ее гнев на милосердие и не препятствовать спасению Игоря, его возвращению на родину.Но она обращается к силам природы как к живым и всемогущим божествам, и слова звучат как заговор или молитва. И уже по-другому вы представляете Ярославну: она устремлена в небо, чтобы заслонить солнце, которое «от жажды натянуло походный лук», и остановить ветер, который «поднимает половецкие стрелы, бросает
». их на российских полках. «Еще миг, и Ярославна превращается в кукушку и летит над Дунаем, и путь ей« кажется »лебедями, несущимися в« неведомую »землю.

А почему кукушка? Знаток славянской народной поэзии Ф. И. Буслаев писал, что кукушка — славянский символ тоскующей женщины: и несчастной в браке, и одинокого солдата, и женщины, оплакивающей смерть мужа, сына или брата. Но Ярославна — кукушка летит к любимому не для того, чтобы оплакивать его на поле боя, а чтобы вернуть его к жизни! В древнерусском тексте это звучит так: «Я не умею рано заткнуть рот зегзице». Мне очень понравилась мысль, которую я прочитал, что слово «зигзица», образованное по правилам русского языка от слова «зигзаг», означает «двойная молния».В. Даль в своем словаре упоминает очень похожее слово — згица, то есть искра. Поэтому выражение может иметь смысл: метает молнию, призывает молнию сверху — относится к богу грома Перуну, покровителю князей и дружин.

Как нужно любить своего суженого, чтобы так отчаянно выпрашивать его жизнь не у людей, а у сил природы! На протяжении веков люди соблюдали языческие обряды, олицетворяя силы природы, стремясь подчинить их пророческому слову.И героиня «Слова о полку Игореве» в сложнейшее для нее время обращается к вере отцов и дедов. Чувства Ярославны не могут оставить равнодушными людей, испытавших в жизни любовь и привязанность к другому человеку. Кем предстает перед нами князь Игорь? Первый принц, попавший в плен? Князь, для которого поход заканчивается бесславным поражением? Князь, чья неудача воодушевила половцев, позволила им поверить в свои силы, что привело к их новому вторжению в Россию? Да, точно.Но не для Ярославны, плач которой по пропавшему мужу пропитан нежностью, теплотой и горячим сочувствием. В ее крике Игорь — «сокол», «солнышко красное». А сила ее любви помогает Игорю вырваться из плена и вернуться домой.

Так передо мной предстал образ Ярославны, первой женщины-героини в русской литературе: образ самоотверженной, любящей женщины с колоссальной силой — силой любви. И закончить разговор о ней хотелось бы словами Н.Рыленкова:

Путивльских шлях. Полынь тоски

Твой ожидающий взгляд сквозь слезы сине-голубой.

Вы вошли в Ярославну в веках,

И в башне она осталась Евфросиния …

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Апаринская общеобразовательная школа

Учащиеся 11 класса

Садовникова Анна Ивановна

Учитель — И.Ф. Болгова

Вариант 1

«Слово о полку Игореве»

Плач Ярославна

1.1.1. Кто такая Ярославна? Кого она олицетворяет в «Слове о полку Игореве»?

Образ Ярославны — первый женский образ в древнерусской литературе. В нем соединились скорбь и мужество всех русских жен, матерей и дочерей Русской земли.

Ярославна — отчество жены князя Игоря Ефросинии Ярославны, дочери Ярослава Галицкого, одного из самых могущественных русских князей.

В «Слове о полку Игореве» она олицетворяет всех русских жен, скорбящих по своим мужьям.Об этом красноречиво свидетельствует ее «плач».

1.1.2. Какова роль слова «кукушка» в тексте «Слова о полку Игореве»: «… ранняя кукушка с неизвестной кукушкой. «Я буду летать, — говорит он, — как кукушка на Дунае …»

В устной народной поэзии слово «кукушка» означало одинокую женщину без семьи. Кукукание обычно ассоциировалось с пророчеством о продолжительности жизни. Называя себя кукушкой, Ярославна выражает горечь разлуки с любимым мужем.Ярославный называет себя «неизвестной кукушкой», подчеркивая свое одиночество.

1.1.3. Какие средства художественного выражения использует автор в «Плаче Ярославны»?

Плач Ярославны очень близок к фольклору. Используются постоянные эпитеты «светящееся солнце», метафоры «высушили их мучения», «колчаны закрепили их в печали». Ярославна обращается к силам природы: к солнцу, ветру, воде (Днепр). Риторические обращения сопровождаются междометиями и возгласами: «О ветер, парус!», «Яркое и хрустящее солнце!», «О Днепр Словутич!»

В крике Ярославны использован троекратный повтор («Ярославна плакала утром на стене Путивля, причитала… », что роднит его с произведениями устного народного творчества.

В речи Ярославны употреблены слова высокого стиля: «господин», «господин», «заветный». Она называет мужа словом «лада», что в народной поэзии означало «любимый».

1.1.4. Какую роль в тексте «Слова о полку Игореве» играет крик Ярославны?

Ярославна олицетворяет в «Слове о полку Игореве» всех русских жен, участь которых выпала на горькую участь скорби по своим мужьям, безвременно погибшим на поле боя.однако в этой части она надеется вернуть любимого. поэтому он с надеждой обращается ко всем силам природы. Кроме того, Ярославна умоляет силы природы защитить не только ее мужа, но и его солдат: «Почему вы бросаете стрелы Хина на свои легкие крылья в солдат моей лады?»

Сила ее любви, сила ее гражданских чувств побеждает — и происходит чудо: князь Игорь возвращается из плена.

Крик Ярославны можно рассматривать как протест против войны, разрушения и жертв.

1.1.5. Сравните перевод «Слова о полку Игореве» Н. Заболоцкого и дословный перевод, приведенный выше. Что общего у этих переводов? Чем поэтический перевод отличается от дословного перевода?

И дословный перевод плача Ярославны, и поэтический перевод Н. Заболоцкого основаны на народной поэзии. В этих работах используются одни и те же изображения ветра, солнца и Днепра, обращение к этим силам природы очень близко:

«О ветер, парус! Почему, сэр, вы так сильно дуетесь? (дословный перевод)

Ты что, ветер, злобно вошь

Что ты кружишь туманом у реки

Вы поднимаете половецкие стрелы,

А вы их на русских полках метите? (Н.Заболоцкий)

Риторические вопросы также сближают эти отрывки.

В дословном переводе стрелки называются «Хиновскими», а в поэтическом переводе — «половецкими». Это одно и то же имя, только в дословном переводе оно написано на древнерусском, а у Заболоцкого — на русском.

Однако между этими работами есть и отличия. В тексте Н. Заболоцкого картина намного шире, чем дословный перевод.

В дословном переводе мы узнаем, что Ярославна «плакала с утра. И Н. Заболоцкий эту картину расширяет: «Утром только рассвет».

В дословном переводе характеристика Ярославны не дана, а Н. Заболоцкий употребляет эпитеты: «Ярославна, полная печали …» и «Юная Ярославна». Так вы видите. Что поэтический перевод больше лирический, он открыто выражает отношение автора к героине.

Вариант 2

«Ода в день восшествия на всероссийский престол Елизаветы Петровны 1747 г.»

1.2.1. Какие характерные черты оды как жанра на примере этого фрагмента?

Ода — восторженное стихотворение в честь любого знаменательного события или исторической личности. «Ода в день Вознесения… 1847 г.» относится к высокому стилю. В нем использованы слова книжной лексики, старославянства: радость, дерзость, золото, восторг.Старославянизмы помогают ощутить торжественный слог стихотворения, чувство гордости за свою Родину.

1.2.2. Какие достоинства императрицы подчеркивает?

восхищается красотой Елизаветы Петровны:

Зефир ее души тише

И рая зрелище приятнее.

Ломоносов показывает не только красоту, но и щедрость Елизаветы Петровны: «… Ваша щедрость воодушевляет Наш дух и побуждает бежать… »Ломоносов отмечает ее стремление к миру. Она« положила конец войне ».

И все же главным достоинством императрицы автор называет желание видеть русский народ счастливым:

Радую Россова счастьем,

Я не изменяю своему спокойствию,

На весь запад и восток. «

1.2.3. Какие темы отражены в этой оде?

В оде отражены разные темы. В первую очередь, это тема Родины.Поэт рассказывает о славном прошлом России, о заслугах Петра I, Который «Русью грубостью попираю, До небес Вознес со мною».

Тема науки также нашла отражение в оде. Ломоносов пишет:

… Здесь, в мире, чтобы расширить науку

Элизабет была довольна.

В конце оды мы находим Гимн науке и послание молодому поколению:

О, благословенны твои дни!

Осмелитесь, дерзайте…

1.2.4. Какие средства художественного выражения использует автор в строках:

Радость царей и царств земли,

Любимая тишина …

С какой целью Ломоносов использует этот инструмент?

В самом начале оды он использует парафраз — троп, состоящий в замене имени человека, предмета или явления описанием их существенных черт или указанием их характерных черт:

Радость царей и царств земли,

Любимая тишина…

Что может быть желаннее мира? Ломоносов называет мир «земной радостью», «любимой тишиной», «блаженством». Тема мира напрямую связана с образом императрицы, «вернувшей мир», положившей конец войне со Швецией.

1.2.5. Сравните оду Ломоносова «В день восхождения …» с одой «Фелица».

Найдите сходство между этими работами.

В литературе В 18 веке было принято строгое соблюдение требований классицизма.Произведения высокого «спокойствия», к которым принадлежит ода, характеризуются обращением к высоким темам или историческим личностям и использованием слов в высоком торжественном слоге. Ее гражданский пафос, торжественный язык, полный ораторских восклицаний и обращений, великолепный, метафоры и сравнения, часто складывающиеся в целую строфу, обильно разбросанные славяне и библейские образы, она, по словам самого Ломоносова, «высокая и великолепная. «послужила образцом почти для всех русских поэтов XVIII века.

Оды Ломоносова и Державина посвящены женщинам, сыгравшим значительную роль в истории России: Елизавете Петровне и Екатерине II. «Фелица» — гимн просвещенному монарху, обращенный непосредственно к Екатерине II, а ода адресована не только Елизавете Петровне, но и России, ее прошлому и будущему.

И Ломоносов, и Державин используют слова торжественного слога, старославянство: добродетель, передает, блаженство.Однако в оде Державина есть отступление от норм классицизма. Державин вводит разговорные слова в оду:

Соблюдение обычаев, обрядов,

Ты себя не застрелишь …

Так Державин подчеркивал разницу между императрицей и ее приближенными, которых в тексте он называет «мурзами».

Обе оды характеризуются включением комплиментов — лестных отзывов императриц. И. Ломоносов и Державин проявили кротость императриц.Ломоносов пишет:

Достойны божественным устам,

Монарх, этот нежный голос …

Державин также акцентирует внимание на достоинствах Екатерины II. И для Ломоносова, и для Державина важно, чтобы наше государство процветало за счет заслуг императрицы:

Да, звуки твоих деяний в потомстве,

Как звезды на небе, они возбуждают.

Вариант 1

Баллада «Светлана»

1.2.1. Докажите принадлежность произведения «Светлана» к жанру баллады.

Баллада — произведение романтического жанра. В нем жизнь героев представлена ​​в противовес судьбе, как поединок человека и обстоятельств, которые над ним господствуют. В основе сюжета баллады — преодоление человеком преграды между реальным и потусторонним миром.

Баллада создает романтическую атмосферу: ночь, туман, «тускло светит луна», а героиня остается наедине со своими страхами и переживаниями.

Баллада отражает романтические образы и картины. В «мертвой тишине» ночи раздавались тревожные звуки: жалобный крик «полуночного вестника» сверчка, зловещее кваканье вороны.

В балладе использован образ «белоснежного голубя», который защищает Светлану своими крыльями, словно отвечая на ее горячую молитву. В этом прослеживается романтическая идея баллады — любовь побеждает смерть.

1.2.2. Какую роль в балладе играет вступление?

В балладе «Светлана» Жуковский попытался создать самостоятельное произведение, основанное по своему сюжету на национальных обычаях народа — в отличие от баллады «Людмила», которая была вольным переводом баллады немецкого поэта Бургера » Ленора «.В Светлане поэт использовал старинное поверье о гаданиях крестьянских девушек в ночь перед Крещением.

При описании гадания поэт употребляет разговорные слова: «однажды в Крещенский вечер …», «туфелька», «пламенный воск». Это придает картине гадания национальный колорит. По мелодичности, простоте эта часть баллады напоминает народные песни, в которых отражена обрядовая поэзия:

… Разложите доску

И они пели в мелодии над чашей

Песни тонкие.

1.2.3. Можно ли романтично назвать образ Светланы в этой балладе? Почему ты так думаешь?

Светлану в балладе можно назвать романтической героиней … Она молчаливая и грустная. Ее окружает романтическая атмосфера — ночь, туман, луна. Главное содержание ее жизни — любовь. Это чувство так захватило ее, что она ни о чем не может думать как о своем возлюбленном:

Как мне, подруги, петь?

Дорогой друг далеко;

Мне суждено умереть

В одинокой печали.

Одиночество, мысли о смерти, желание узнать «свой удел» — все это соответствует романтическому характеру.

Полная «тайной робости» страха, от которой она «немного … дышит», Светлана все же решается прибегнуть к гаданию.

1.2.4. Какие средства художественного выражения использует автор, чтобы передать свое отношение к героине?

Жуковский с особой любовью и нежностью. Представляя героиню, он пишет: Тихая и грустная

Красотка Светлана.

Эпитеты «тихий и грустный» передают симпатию поэта, а эпитет «возлюбленная» помогает не только увидеть приятную внешность девушки, но и почувствовать симпатию автора.

Баллада заканчивается оптимистичным выводом:

О! не знаю этих страшных слов

Ты моя Светлана …

Адрес «Светлана моя» передает любовь автора к героине.

Для выполнения задания 1.5, дайте развернутый связный ответ (5-8 предложений).

Аргументируйте свою точку зрения, основываясь на этом фрагменте или других эпизодах произведения.

1.2.5. Прочтите начало баллады «Людмила» и сравните его с балладой «Светлана». Что объединяет баллады «Светлана» и «Людмила»?

Баллады «Людмила» и «Светлана» объединяет схожесть сюжета: и Людмила, и Светлана чувствуют свое одиночество, им грустно о любимом, они не могут думать ни о чем другом.Действие обеих баллад происходит на фоне романтического пейзажа: ночью жених подходит к каждой из них и уносит с собой. В начале баллад обе героини мысленно обращаются к возлюбленной.

Или ты меня не вспомнишь?

Где ты, на чьей ты стороне?

Где твое место жительства? («Светлана»)

«Где ты, милая? Что с тобой?

С иностранной красавицей

Знай, на той стороне

Обманутый, неверный мне;

Или преждевременная могила

Погасил твой светлый взор.»(» Людмила «)

Вопросы Светланы и Людмилы остались без ответа. Неуверенность судьбы рождает уныние и мысли о смерти. Светлана говорит своим друзьям:

Дорогой друг далеко;

Мне суждено умереть

В одинокой печали.

А Людмила, предполагая, что на войне погиб ее милый друг, говорит:

«Уступи, могила моя;

Гроб открытый; жить полноценно;

Не любить сердце дважды.«

О! не знаю этих страшных слов

Ты, моя Светлана … («Светлана»)

Где, Людмила, твой герой?

Где твоя радость, Людмила?

Ой! извини, сладкая надежда! («Людмила»)

Баллады различаются финалом: Людмила умирает, разделив судьбу жениха, а жених приходит к Светлане утром.

Вариант 2

«РЕКА ВРЕМЕНИ НА ЕГО СТУПЕНИ …»

1.2.1. К какому тексту принадлежит стихотворение? Почему ты так думаешь?

Поэма «Река времен в ее стремлении …» относится к философской лирике. В нем поэт акцентирует внимание на проблеме жизни и смерти. Поэт размышляет о том, что в жизни нет ничего вечного. Он с грустью заявляет, что даже творчество (лиры и трубы) предано забвению.

1.2.2. Какие образы представлены в стихотворении?

, размышляя о жизни человека, использует в стихотворении образ времени.Он называет это «рекой времен» и «устьем вечности». Река, на которую нельзя наступить дважды, традиционно ассоциируется с человеческой жизнью, которая течет стремительно, а иногда и непредсказуемо. Время неумолимо движется вперед, одно поколение сменяется другим. В этом смысл жизни.

1.2.3. Как вы понимаете выражение: «всю вечность сожрет за горло»?

Размышляя о времени, поэт приходит к выводу, что все, чем живет человек, рано или поздно кончится, «пожрет» «вечность».Слово «вентиляция» означает узкую и глубокую дыру. Разговорное слово «пожрет» рождает образ жернова, мелющего зерна. Можно предположить, что поэт имеет в виду, что со временем от нынешней жизни ничего не останется, что все «канет в лету».

Известно, что это стихотворение использовалось как эпиграф к оде «Бог», в которой говорится, что только Бог «вечен во времени».

1.2.4. Какие средства художественного выражения использует автор в стихотворении?

В стихотворении «Река времен в своем стремлении… «используются метафоры:« река времен »,« бездна забвения »,« вечность будет съедена глоткой »,« общая судьба никуда не денется! »Все эти метафоры наводят читателя на мысль, что все, чем живет человек, временно, что все равны перед смертью: и простые люди, и цари.

Звуковое написание играет важную роль в стихотворении. Он чередует твердые и мягкие напряженные звуки [р] и [р ′]:

[R ‘] eka in [R’] emen в его st [R ‘] жилье

……………………………………………..

На [R] од, tsa [R] состояние и tsa [R ‘] ей.

Аллитерация на [p] и [p ′] позволяет понять идею автора о том, что все в нашей жизни изменчиво.

1.2.5. Сравните стихотворение «Река времен в устремлении …» со стихотворением «Водопад». Что общего в этих стихах?

Поэма «Река времен в устремлении …» со стихотворением «Водопад» соединяет высокий торжественный слог.В стихотворении «Река времен в устремлении …» использованы старославянские выражения: стремление, забвение. А в стихотворении «Водопад» есть еще старославяне: «серебро», «через ручей», «у реки молочной». Высокий слог дает возможность почувствовать значимость представленных поэтом картин.

В этих стихотворениях мы видим одно и то же изображение реки. Однако в стихотворении «Река времен в своем стремлении …» река олицетворяет течение времени, а в стихотворении «Водопад» река имеет прямое значение движения воды: «… волны тихо льются, / Как Млечная река ».

Эти стихотворения объединяет еще один образ — «рот». В обоих стихотворениях он означает крайнюю точку … В стихотворении «Река времен в ее устремлении …» это «устье вечности», а в стихотворении «Водопад» — всепоглощающая бездна:

В лице Чацкого Фамусов видит молодое поколение людей, живущих не по сложившимся традициям, а по-своему. Фамусов пренебрежительно называет подрастающее поколение «гордым» и считает необходимым привить ему необходимость жить так, как жили «их отцы».

На протяжении всего монолога Фамусов использует формы множественного числа, говоря не только о молодых людях («вы все гордитесь», «как вы думаете», «вы, настоящие»), но и о своем поколении («мы, например, «По-нашему»). Это подчеркивает идею о том, что конфликт поколений — это не личная, а социальная проблема.

1.1.4. Найдите в монологе Фамусова риторические вопросы и риторические восклицания. Укажите их роль.

Фамусов в приведенном выше монологе считает необходимым дать наставления таким молодым людям, как Чацкий, которые не умеют жить так, как жили «старцы».

Для этого в монологе используются риторические вопросы: «Вы бы спросили, как поступали отцы?», «Вам было приятно смеяться; как он? «,» Хм? что ты думаешь? «

Фамусов в своем монологе выражает восхищение людьми, добившимися общественного признания и уважения, поэтому в его речи используются риторические восклицания: «Максим Петрович! Шутка! «Максим Петрович! Да! »

При этом как для нравоучения, так и для выражения своего отношения к Максиму Петровичу Фамусов использует как риторические вопросы, так и риторические восклицания:

Кто слышит дружеское слово в суде?

Максим Петрович! Кто знал честь перед всеми?

Максим Петрович! Шутить!

Такие примеры показывают уверенность Фамусова в правильности своей жизненной позиции.

1.1.5. Прочтите монолог Чацкого «И свет уж стал глупеть …» и сравните его с монологом Фамусова «Все, вы все горды!» Что общего между этими монологами?

Фамусов и Чацкий — представители разных поколений, у них разное отношение к жизни. Оба они умны и понимают, что являются представителями разных идеологий. Фамусов консервативно против любых преобразований в обществе, а Чацкий представляет интересы молодых дворян, которые не могут мириться с пережитками прошлого.Оба они относятся к одной теме: «нынешний век и прошлое».

Для Фамусова нет другого выхода, кроме как продолжить традиции «отцов», поэтому он приводит в пример жизнь своего дяди Максима Петровича.

Чацкий ненавидит старый образ жизни. Он называет прошедший век «прямым» веком «смирения и страха».

Если Фамусов в восторге от образа жизни Максима Петровича и считает, что подобострастие по отношению к высокопоставленным чиновникам не является отрицательной чертой, то Чацкий осуждает это подобострастие, называя таких людей, как Максим Максимыч, «охотниками повсюду».«А Фамусов, в свою очередь, называет своего дядю умным человеком, который« упал … мучительно, встал хорошо »и потому« знал честь при дворе ». Называя новое поколение« нынешним », Фамусов осуждает свою неспособность жить».

Чацкий, напротив, насмехается над этим путем к благополучной жизни:

Ровесник и старик

Другой, глядя на этот прыжок,

И крошится в потертую кожу

Чай сказал: «Топор! Если бы я тоже!»

Конечно, Чацкий выражает передовые идеи начала XIX века, но он не знает жизни, в отличие от Фамусова.Чацкий ошибается, когда говорит: «Да, сегодня смех пугает и сдерживает стыд …». Чацкий недооценивает силу «прошлого века» и потому переживает «миллион мучений» после того, как его объявляют сумасшедшим.

Вариант 2

… Элегия «Море»

1.2.1. В чем особенности элегии как жанра лирического стихотворения? Разверните их на примере стихотворения «Море».

Элегия — стихотворение — философское размышление о жизни, любви, природе, течении времени.Элегия обычно пронизана романтическим настроением, романтическими образами. За реальными предметами и явлениями романтики скрывают нечто невысказанное, невысказанное. В стихотворении «Море» представлен главный образ моря в штиле, во время шторма и после него. Для лирического героя она пронизана какой-то загадкой: «Открой мне свой сокровенный секрет».

1.2.2. Как соотносятся изображения моря и неба в стихотворении?

Изображения моря и неба дополняют друг друга.В спокойной морской глади отражается и чистая лазурь неба, и «золотые облака», и блеск звезд. Ощущается гармония в природе. Жуковский пишет о море:

Ты горишь вечерним и утренним светом,

Ты ласкаешь его золотые облака

В шторм море неспокойно, ломается, воет, терзает «враждебный туман, и тучи уходят».

Союз моря и неба показан в последних строках:

И сладкий блеск возвращенного неба

Тишина вас вообще не возвращает;

1.2.3. Как перед нами предстает лирический герой поэмы «Море»?

Лирический герой поэмы «Море» близок к природе. Его привлекает сила и загадка моря. Для лирического героя море как живое существо. На это указывает выдача себя за другое лицо:

Я очарован твоей бездной.

Вы живые ; вы дышите ; запутался любовь ,

Тревожная Дума залила ты.

1.2.4. Какие лексические средства выразительности помогают автору передать состояние лирического героя в этом стихотворении?

Поэт через описание морского пейзажа передает состояние лирического героя … Поэма — элегия. Четырехфутовое земноводное в белых (не рифмованных) стихах элегии передает и тишину моря, и движение волн. Припев (строки, повторяющиеся, как хор в песне) «Море тихое, лазурное море» помогает создать образ красивого, спокойного моря.При описании бури поэт использует аллитерацию, то есть умело группирует одинаковые или похожие согласные звуки [z], [p] и [p »], [w]:« be s слух »,« la s at r noe «,» you bie w oh, howling w b, ваши волны поднимаются w b, вы r ve w b и те pz ae w ü враждебная тьма … «

При чтении создается иллюзия шипения кипящей, бурлящей волны.

Море кажется живым, тонко чувствующим и мыслящим существом, скрывающим «глубокую тайну». Отсюда — метафоры, метафорические сравнения, персонификации: море «дышит», оно наполнено «тревожной любовью, тревожной мыслью». Поэт использует риторические вопросы, обращается к морю с вопросом, как к мужчине: «Что движет твоей необъятной грудью? Чем дышит твоя напряженная грудь? «

Ответ на этот вопрос поэт дает предположительно.В разгадывании «тайны моря» раскрываются взгляды на жизнь романтика Жуковского. Море в неволе, как и все на земле. Все на земле изменчиво, нестабильно, жизнь полна потерь, разочарований и печали. Изображение моря сопровождается изображением неба. Только там, на небесах, все вечно и красиво. Вот почему море простирается «от земной кабалы» до «далекого светлого» неба, любуется им и «трепещет от него».

1.2.5. Что сближает стихотворение «Море» со следующим стихотворением «Как хорошо ты, ночное море …»?

В стихотворении «Как хорошо ты, ночное море …», а также в элегии «Море» в центре изображение моря. Но Тютчев делает акцент на ночном пейзаже, и, как и Жуковский, Тютчевское море переменчиво:

Как ты хорош, о ночное море, —

Здесь сияет, там серо-темно …

В обоих стихотворениях поэты выражают восхищение морем:

Тихое море, лазурное море

Море залито тусклым сиянием,

Как хорошо ты в ночном одиночестве! (Тютчев)

Оба поэта используют высокий слог, торжественный стиль в описании красок моря: у Жуковского море «лазурное», оно светится «лучезарной лазурью», у Тютчева море «лучезарное», оно » сияет «под луной».

Лирический герой Жуковского и Тютчева одушевляет морскую стихию, на что указывают олицетворения: «ты дышишь; вы переполнены смутной любовью, вы наполнены тревожной мыслью »(у Жуковского),« как живое, ходит и дышит »(у Тютчева).

Оба поэта широко используют звуковое письмо при описании моря. Тютчев, как и Жуковский, имеет аллитерацию на [z], [ p]

Z ты великий s ты мо r небо,

чей это r a s dnik так n r a s ты умираешь?

Волны порыв, гром и свет r kaya,

Sensitive s звезды смотрят сверху.

Как и Жуковский, Тютчев использует риторические вопросы: «Чей праздник вы так отмечаете?» и восклицания «Как хорошо ты в ночном одиночестве!»

Оба поэта восхищаются необузданной стихией и испытывают застенчивость и замешательство перед ней:

Я очарован твоей бездной. (Жуковский)

Все, как во сне, стою потерянный

Ой, как радуются своему очарованию

Я бы всю душу утопил… (Тютчев)

Вариант 1

Монолог Фамусова «Вкус, батюшка, отличные манеры …»

1.1.1. В представленном монологе Фамусов раскрывает неписаные «законы» светского общества. Сформулируйте эти законы.

Комедия «Горе от ума» раскрывает типичные черты жизни высшего дворянского общества. Фамусов — представитель этого общества. В своем монологе « Вкус, отец, отличные манеры …» он раскрывает основные принципы жизни знати, у которых «и у всех свои законы».»

Прежде всего, они гордились знати и дорожили тем, что могут передавать свой титул по наследству, в конце концов, «честь по отцу и сыну». В дворянском обществе человека оценивали по степени его богатства:

… Плохо, но если хватит

Есть две тысячи родовых душ, —

Он и жених.

Об этом говорит Фамусов. что их общество принимает всех «приглашенных и незваных», особенно из-за рубежа… ». О человеке судят по богатству и благородству, а не по высоким моральным качествам:

Человек хоть честный, хоть и не

Для нас одинаково ужин готов на всех.

Защитник самодержавно-крепостного строя, Фамусов восхищается старым порядком, верностью знатных москвичей благородным традициям, старым устоям жизни.

1.1.2. Как Фамусов относится к молодости? Почему ты так думаешь?

Поскольку этот монолог адресован полковнику Скалозубу, Фамусов успокаивается. Фамусов показывает, что не всегда его устраивает подрастающее поколение. На это указывает метафора «журим». Однако о детях и внуках отзывается с любовью, восхищаясь их умом:

Мы их ругаем, а если разбирать, —

В пятнадцать будут учить учителей!

1.1.3. Как Фамусов характеризует свое отношение к женской половине светского общества?

Фамусов в присутствии Скалозуба ведет светскую беседу.Мы не увидим его искреннего отношения к женщинам. Фамусов неодобрительно отзывается о том, что они могут восстать общим восстанием, «но в то же время признает, что роль женщин в светском обществе значительна:

Однако это только красивые слова! И все же Фамусов с уважением называет самые известные имена.

Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андреевна!

А кто видел дочерей, повесьте всем головы…

Он хочет выдать Софию замуж за Скалозуба, который «одновременно золотой мешок и знаменует генералов», и поэтому называет своих дочерей патриотами из-за их интереса к армии .

1.1.4. Какие средства художественного выражения использует Грибоедов в строках:

… мы занимаемся этим издавна,

Какая честь для отца и сына?

Плохо, но если хватит

Есть две тысячи родовых душ, —

Он и жених.

Будь еще быстрее, надулся всякого высокомерия,

Позвольте себе прослыть мудрым человеком

И они не будут включены в семью. Не смотри на нас.

Ведь только здесь дворянство тоже ценят.

В этом отрывке используются метафоры «из старины», «в клане будет две тысячи душ», «раздутая чванством», чтобы показать, почему человека ценят в благородном обществе.

Фамусов использует разговорные слова «разумный», «хотя бы побыстрее», «не смотри на нас», чтобы показать, что дворяне не терпят умных людей, у которых нет богатства.

«И они не будут включены в семью». О какой семье можно говорить? Конечно, о дворянском обществе, где гордятся своим происхождением и богатством. Следовательно, слова благородство и «семья» с ударением на первом слоге можно рассматривать как контекстные синонимы .

1.1.5. Прочтите диалог Чацкого и Молчалина. То, что в реплике Молчалина созвучно мыслям, высказанным Фамусовым в монологе «Вкус, батюшка, прекрасная манера…

В замечаниях Молчалина мы видим подтверждение идеи Фамусова о том, что женщины играют важную роль в жизни дворянского общества. Фамусов сказал Скалозубу:

Команда перед фруктом!

Присутствуйте, отправьте их в Сенат!

Ирина Власьевна! Лукерья Алексевна!

Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андреевна

Молчалин, обучая Чацкого, также называет имя Татьяны Юрьевны — очень влиятельной женщины в высшем обществе, потому что

Должностные лица и официальные лица —

Все ее друзья и все ее родственники…

Монолог Фамусова перекликается с восхищением Москвой:

Скажу твердо: еле

Найдена еще одна столица, например, Москва.

И замечание Молчалина свидетельствует о восхищении жизнью, которую ведут дворяне в Москве:

Ну правда, что бы вы хотели служить в Москве?

А награды взять и повеселиться?

Весь смысл жизни дворян сводится к продвижению по карьерной лестнице с помощью «нужных людей».»


«Бросьте Демидову. Иначе выгоним. »Кого любил Борис Хмельницкий | Человек | Культура

Народный артист Российской Федерации, звезда Театра на Таганке Борис Хмельницкий Родился 27 июня 1940 года в Уссурийске. Обладая смелой внешностью и фактурой, он и роли в кино получил соответствующие — героические.

Именно он сыграл легендарного героя английских средневековых легенд в фильме «Стрелы Робин Гуда», князя Игоря в одноименном фильме по русскому героическому эпосу «Слово о полку Игореве», капитана Гранта в сериале « В поисках капитана Гранта ».

Надо сказать, что в личной жизни Хмельницкий всегда оставался исключительно рыцарем. Борис Алексеевич в интервью ни разу не сказал плохого слова ни о одной из своих женщин.

В студенческие годы его первой настоящей любовью стала Алла Демидова , которая была старше его на 4 года, — на тот момент уже была звездой Таганки. Демидова была замужем за сценаристом Владимиром Валуцким . Ни для кого не секрет, что сценарий к картине «Зимняя вишня» Валуцкий написал на основе своей личной истории: на протяжении 14 лет мужчина метался между женой и любовницей, молодой актрисой Надеждой Репиной. Зрители могут вспомнить Репина из эпизода «Служебного романа», когда секретарь Вера звонит посплетничать коллеге, которую сыграла Надежда.

И только недавно выяснилось, что Демидова была в этой семейной истории не только жертвой супружеской неверности, но и ее участницей. Сестра Хмельницкого Луиза рассказала, что ее брата чуть не исключили со второго курса Театрального училища имени Щукина. Парня вызвали в деканат и сказали: «Вы что, в своем уме? Что ты себе позволяешь? Демидова — замужняя женщина.Заканчивайте все немедленно, а то мы вас вышвырнем. «Отъезжайте, — ответил Хмельницкий. Надо сказать, что в ответ на слова Луизы Демидова очень нервничала, обвинила ее в нескромности и уверяла всех в студии, что у них «нежные, но очень дружеские отношения» с Хмельницким. И Борис часто приезжал к ним в гости с Валуцким. А про Хмельницкого Алла Сергеевна сказала: «Ну, какое-то время я была влюблена, когда ему было 18 лет. Никогда не знаешь, кто был тогда в меня влюблен.«

Актер Московского театра драмы и комедии на Таганке Борис Хмельницкий дома. 1970 год. Фото: РИА Новости / Галина Кмит

Надо сказать, что Хмельницкий все-таки окончил «Щуку»: через какое-то время их отношения с Демидовой исчезли сами собой и перестали быть для деканата красной тряпкой, бешеным быком. Но до конца жизни Демидова оставалась для Хмельницкого красивой дамой, словно выходца из Серебряного века, его кумиром на сцене.

В одном из интервью Борис Алексеевич сказал: «Большинство актеров очень общительные люди, но Алла всегда любила уединение.Она была в нашем театре в хорошем смысле слова белой вороной. Некоторые думали, что она слишком изощренна, слишком высокомерна. Это обидело окружающих: получается, что она рядом с нами белая косточка? Но она действительно есть. ”

Хмельницкий впервые женился довольно поздно, его женой стала актриса Марианна Вертинская . Актер считал, что этот брак практически предсказал его друг на Таганке Владимир Высоцкий. В одном из своих интервью Борис Алексеевич рассказал, что Высоцкий в 1975 году, за несколько лет до свадьбы с Марианной, когда он еще «даже не ухаживал за ней», написал «пророческое стихотворение».«Володя также предвидел мой брак с Марианной и то, что у нее будут дочери,« внучки »Вертинского:

Сколько рваных укусов
Сколько рваных прожил!
Московский свет изъязвил
, но выжил.
Год за годом
Жалко, что тесть не дожил —

Пел бы:
Внучки, внучки,
Машенькина масть!
В хороших руках
Дай бог здоровья! ”
»

В 1978 году у Хмельницкого и Вертинского родилась дочь Дарья. Дочери жены от первого брака Александра (сегодня телеведущая, дизайнер) Борис Алексеевич был замечательным. Казалось бы, живите и радуйтесь. Но, женившись на Марианне, Хмельницкий рассчитывал, что найдет надежного союзника в лице жены и дома у него будет надежный тыл.

«Марианна очень яркая, роскошная и свободная женщина. Без мужа — у нее их было много — она ​​не изменилась. Он женился на ней в 35 лет, Марианна его ровесница.Захотелось ребенка — родила. Но вы думаете, что это было правдой для него? Изменено до, во время и после. Они расстались », — рассказала сестра актера в интервью.

Вертинская влюбилась и ушла к другому мужчине, который был моложе ее. При разводе Борис Алексеевич предложил нестандартное по тем временам решение: чтобы у них с Марианной осталась дочь жить с ним. И Марианна согласилась.

Борис Хмельницкий с дочерью Дашей рис. Твиттер.com / nIzmtg80CM

— Истор и я (@history__ru) 27 июня 2017 г.

Актер воспитал одну дочь, мама с девочкой не общалась. Только повзрослев, Дарья стала видеться с мамой. Сама Марианна Александровна говорила, что они с Хмельницким «жили счастливо и прекрасно». Но ей нужно было, чтобы мужчина был сильнее ее, чтобы она «безоговорочно подчинялась ему во всем». «А потом мать Бори, для которой я была первой невесткой, полностью доминировала над ним.И когда я появилась, он стал мне подчиняться », — сказала Вертинская.

По ее признанию, Даша была настроена против нее в семье Бориса и сказала ребенку, что ее мать — ее тетя Луиза. По словам актрисы, когда она вернулась с дней рождения дочери, она рыдала тремя потоками.

Тем не менее Хмельницкому и Вертинскому удалось сохранить дружеские отношения до самой смерти актера.

Второй раз Хмельницкий женился на Ирине Гончаровой, психологе, который был на 20 лет моложе его.Брак продлился всего несколько месяцев. Когда пара развелась, у них родился сын Алексей.

«Все женщины бросили меня. — сказал Хмельницкий, отвечая на вопрос о личной жизни. — Я никогда не скажу, что бросил, это не по-мужски. И вообще считаю позором выносить личное на всеобщее обозрение. Но все же все знают, что у меня было две жены, и обе были замечательные: Марианна Вертинская и Ира Гончарова. Они бросили меня, и это правильно. ”

Сестра Хмельницкого рассказала мне в интервью, что только под конец жизни Борис Алексеевич улыбнулся удачей в личной жизни, он встретил женщину, «которая приняла его таким, какой он есть — Ларочкой».По словам Луизы, последняя избранница артиста «буквально растворилась в любви к нему и не пыталась его переделать». «В последние дни, когда он умирал от рака, мы с Ларочкой были рядом с Машей Вертинской…» — рассказала сестра артиста.

Борис Хмельницкий и Лариса Галактионова: Неоконченный роман Робин Гуда и его незамужней жены https://t.co/53TWXEIIMb pic.twitter.com/PC8qigrypp

— Kleinburd News Ru (@KleinburdNewsRu) 9 марта 2019 г.

Что касается дочери Дарьи, то она получила актерское образование, но пошла совершенно другим путем: она возглавляет фонд помощи бездомным животным Вирта.Дарья напомнила в интервью одному из журналов, что у Хмельницкого в детстве было 14 хаски и ирландский сеттер по кличке Вирт. Вирта была его любимицей. Когда отца уже не было в живых, Дарья взяла щенка и назвала собаку также Виртой. «И когда я создал фонд, мне сразу стало понятно, какое название он должен иметь. Конечно, Вирта. — рассказала дочь артиста в интервью. «По имени той самой собаки, благодаря которой папа привил мне любовь к животным».

.

Planet Hugill: Бородинский князь Игорь

Заключительная сцена постановки Новой Оперы оперы Бородина Князь Игорь
Фото Даниила Кочеткова
Скажите слова Бородин и Князь Игорь любому меломану, и они почти наверняка смогут напевайте что-нибудь из половецких танцев , но нажимайте их дальше, и они, вероятно, мало что знают об опере. Ковент-Гарден поставил постановку в 1990 году (увы, никогда не возродился) под управлением Бернарда Хейтинка с Анной Томовой Синтов в роли Ярославны, а Opera North поставила ее (дирижер Дэвид Ллойд Джонс с Маргарет Керфи в роли Ярославны), но в остальном, чтобы увидеть пьесу Любитель оперы из Великобритании должен либо путешествовать, либо рассчитывать на посещение оперных трупп.(Валерий Гергиев и компания «Киров / Мариинский» привезли его в Ковент-Гарден в 2002 году).

На следующей неделе «Новая Опера» дебютирует в Великобритании и привезет в лондонский Колизей новую постановку оперы Бородина «Князь Игорь ». Московская оперная труппа выступает в Лондоне в рамках годичного года культуры Великобритании и России. Спектакли дирижирует главный дирижер «Новой оперы» Ян-Латам Кениг, режиссер Юрий Александров и оформитель Вячеслев Окунев.В ролях премьеры — Сергей Артамонов в роли князя Игоря, Евгений Ставинский в роли князя Галицкого, Елена Поповская в роли Ярославны, Алексей Татаринцев в роли Владимира Игоревича, Владимир Кудашев в роли Кончака и Агунда Кулаева в роли Кончаковны.
Новая Опера на спектакле Князь Игорь
Фото Даниила Кочеткова

Возможно, одна из причин, по которой опера не ставится чаще, состоит в том, что Бородин фактически так и не закончил произведение.Он работал над ним более 18 лет, но после его смерти в 1887 году целые разделы были неполными, и не было даже окончательного либретто. Пьеса была вдохновлена ​​знаменитым историческим эпосом Глинки «Жизнь за царя », а Бородин начал оперу в 1869 году. В 1870-х годах его подстегнули успехи « Борис Годунов » Мусоргского и «Дева» Римского-Корсакова. Псков . Когда Бородин умер, Римский-Корсаков и Глазунов просмотрели рукописи, чтобы посмотреть, что можно спасти.
Новая Опера на спектакле Князь Игорь
Фото Даниила Кочеткова
Части оперы были закончены, другие существовали в партитуре для фортепиано, в то время как для некоторых действий были только наброски, даже без связного либретто. В опере, которую они поставили, была увертюра Глазунова, причем Глазунов также эффективно сочинил третий акт, в то время как Римский-Корсаков «перебирал» остальные действия. Как мы знаем из издания Римского-Корсакова « Борис Годунов » Мусоргского, Римский-Корсаков был редактором-интервенционистом, поэтому то, что у нас есть в стандартном издании, очень хорошо слышно уши Римского-Корсакова.Во многих постановках акт Глазунова полностью отсутствует, а сам Бородин, похоже, не был уверен в порядке действия. Были и более поздние перестройки по сохранившимся рукописям Бородина. Спектакль «Новая опера» основан на редакции Римского-Корсакова / Глазунова, но отредактирован и аранжирован режиссером Юрием Александровым.

В последние годы появилась тенденция переместить второй акт оперы, сделав его сразу после пролога. Это имеет сильный драматургический смысл, и сюжет оперы логически читается так, недавняя постановка в New York Met сделала это.К сожалению, во втором акте есть самый известный номер (ария князя Игоря и половецкие пляски), а это значит, что вы слишком рано получаете лучшие фрагменты в опере!

Спектакль «Новой Оперы» более традиционен по стилю, чем постановка Дмитрия Чернякова в New York Met. Но одна из причин, по которой режиссеры все еще настаивают на опере, несмотря на ее недостатки и незавершенность, — это довольно увлекательный характер сюжета. По сути, исторический эпос, русский князь Игорь ведет войну против кочевых половцев.Он и его сын попадают в плен, Игорь влюбляется в дочь своего похитителя, отказывается от перемирия, сбегает и возвращается в свой город. Он чувствует неудачу, его город лежит в руинах, но его народ приветствует его. С музыкой Бородина и таким интригующим героем режиссерам хватит поработать.

В другом месте в этом блоге:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *