Читать онлайн электронную книгу Лапти - бесплатно и без регистрации!

Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снегa и холодном хуторском доме стоял бледный сумрaк и было большое горе: был тяжело болен ребенок. И в жaру, в бреду он чaсто плaкaл и все просил дaть ему кaкие-то крaсные лaпти. И мaть, не отходившaя от постели, где он лежaл, тоже плaкaлa горькими слезaми, - от стрaхa и от своей беспомощности. Что сделaть, чем помочь? Муж в отъезде, лошaди плохие, a до больницы, до докторa, тридцaть верст, дa и не поедет никaкой доктор в тaкую стрaсть...
Стукнуло в прихожей, - Нефед принес соломы нa топку, свaлил ее нa пол, отдувaясь, утирaясь, дышa холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь, зaглянул:
- Ну что, бaрыня, кaк? Не полегчaло?
- Кудa тaм, Нефедушкa! Верно, и не выживет! Все кaкие-то крaсные лaпти просит...

- Лaпти? Что зa лaпти тaкие?
- А господь его знaет. Бредит, весь огнем горит. Мотнул шaпкой, зaдумaлся. Шaпкa, бородa, стaрый полушубок, рaзбитые вaленки, - все в снегу, все обмерзло... И вдруг твердо:
- Знaчит, нaдо добывaть. Знaчит, душa желaет. Нaдо добывaть.
- Кaк добывaть?
- В Новоселки идти. В лaвку. Покрaсить фуксином нехитрое дело.
- Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в тaкой ужaс дойти!
Еще подумaл.
- Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехaть не доедешь, a пешком, может, ничего. Онa будет мне в зaд, пыль-то...
И, притворив дверь, ушел. А нa кухне, ни словa не говоря, нaтянул зипун поверх полушубкa, туго подпоясaлся стaрой подпояской, взял в руки кнут и вышел вон, пошел, утопaя по сугробaм, через двор, выбрaлся зa воротa и потонул в белом, кудa-то бешено несущемся степном море.
Пообедaли, стaло смеркaться, смерклось - Нефедa не было. Решили, что, знaчит, ночевaть остaлся, если бог донес. Обыденкой в тaкую погоду не вернешься. Нaдо ждaть зaвтрa не рaньше обедa. Но оттого, что его все-тaки не было, ночь былa еще стрaшнее. Весь дом гудел, ужaсaлa однa мысль, что теперь тaм, в поле, в бездне снежного урaгaнa и мрaкa. Сaльнaя свечa пылaлa дрожaщим хмурым плaменем. Мaть постaвилa ее нa пол, зa отвaл кровaти. Ребенок лежaл в тени, но стенa кaзaлaсь ему огненной и вся бежaлa причудливыми, нескaзaнно великолепными и грозными видениями. А порой он кaк будто приходил в себя и тотчaс же нaчинaл горько и жaлобно плaкaть, умоляя (и кaк будто вполне рaзумно) дaть ему крaсные лaпти:
- Мaмочкa, дaй! Мaмочкa дорогaя, ну что тебе стоит!
И мaть кидaлaсь нa колени и билa себя в грудь:
- Господи, помоги! Господи, зaщити!
И когдa, нaконец, рaссвело, послышaлось под окнaми сквозь гул и грохот вьюги уже совсем явственно, совсем не тaк, кaк всю ночь мерещилось, что кто-то подъехaл, что рaздaются чьи-то глухие голосa, a зaтем торопливый зловещий стук в окно.
Это были новосельские мужики, привезшие мертвое тело, белого, мерзлого, всего зaбитого снегом, нaвзничь лежaвшего в розвaльнях Нефедa. Мужики ехaли из городa, сaми всю ночь плутaли, a нa рaссвете свaлились в кaкие-то лугa, потонули вместе с лошaдью в стрaшный снег и совсем было отчaялись, решили пропaдaть, кaк вдруг увидaли торчaщие из снегa чьи-то ноги в вaленкaх. Кинулись рaзгребaть снег, подняли тело окaзывaется, знaкомый человек. - Тем только и спaслись поняли, что, знaчит, эти лугa хуторские, протaсовские, и что нa горе, в двух шaгaх, жилье...
Зa пaзухой Нефедa лежaли новенькие ребячьи лaпти и пузырек с фуксином.

Читать далее

librebook.me

Книга Лапти - читать онлайн. Автор: Бунин Иван Алексеевич. Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Иван Бунин

Лапти

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега и холодном хуторском доме стоял бледный сумрак и было большое горе: был тяжело болен ребенок. И в жару, в бреду он часто плакал и все просил дать ему какие-то красные лапти. И мать, не отходившая от постели, где он лежал, тоже плакала горькими слезами, - от страха и от своей беспомощности. Что сделать, чем помочь? Муж в отъезде, лошади плохие, а до больницы, до доктора, тридцать верст, да и не поедет никакой доктор в такую страсть...

Стукнуло в прихожей, - Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол, отдуваясь, утираясь, дыша холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь, заглянул:

- Ну что, барыня, как? Не полегчало?

- Куда там, Нефедушка! Верно, и не выживет! Все какие-то красные лапти просит...

- Лапти? Что за лапти такие?

- А господь его знает. Бредит, весь огнем горит. Мотнул шапкой, задумался. Шапка, борода, старый полушубок, разбитые валенки, - все в снегу, все обмерзло... И вдруг твердо:

- Значит, надо добывать. Значит, душа желает. Надо добывать.

- Как добывать?

- В Новоселки идти. В лавку. Покрасить фуксином нехитрое дело.

- Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в такой ужас дойти!

Еще подумал.

- Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехать не доедешь, а пешком, может, ничего. Она будет мне в зад, пыль-то...

И, притворив дверь, ушел. А на кухне, ни слова не говоря, натянул зипун поверх полушубка, туго подпоясался старой подпояской, взял в руки кнут и вышел вон, пошел, утопая по сугробам, через двор, выбрался за ворота и потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось - Нефеда не было. Решили, что, значит, ночевать остался, если бог донес. Обыденкой в такую погоду не вернешься. Надо ждать завтра не раньше обеда. Но оттого, что его все-таки не было, ночь была еще страшнее. Весь дом гудел, ужасала одна мысль, что теперь там, в поле, в бездне снежного урагана и мрака. Сальная свеча пылала дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в тени, но стена казалась ему огненной и вся бежала причудливыми, несказанно великолепными и грозными видениями. А порой он как будто приходил в себя и тотчас же начинал горько и жалобно плакать, умоляя (и как будто вполне разумно) дать ему красные лапти:

- Мамочка, дай! Мамочка дорогая, ну что тебе стоит!

И мать кидалась на колени и била себя в грудь:

- Господи, помоги! Господи, защити!

И когда, наконец, рассвело, послышалось под окнами сквозь гул и грохот вьюги уже совсем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъехал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый зловещий стук в окно.

Это были новосельские мужики, привезшие мертвое тело, белого, мерзлого, всего забитого снегом, навзничь лежавшего в розвальнях Нефеда. Мужики ехали из города, сами всю ночь плутали, а на рассвете свалились в какие-то луга, потонули вместе с лошадью в страшный снег и совсем было отчаялись, решили пропадать, как вдруг увидали торчащие из снега чьи-то ноги в валенках. Кинулись разгребать снег, подняли тело оказывается, знакомый человек. - Тем только и спаслись поняли, что, значит, эти луга хуторские, протасовские, и что на горе, в двух шагах, жилье...

За пазухой Нефеда лежали новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином.

22. 6. 24.

izdaiknigu.ru

«Лапти» краткое содержание рассказа Бунина – читать пересказ онлайн

Рассказ «Лапти» Бунина был написан в 1924 году, после переезда писателя во Францию. В своей книге он описал быт дореволюционной России, с большой любовью раскрыл самобытный характер русского народа.

Для читательского дневника и подготовки к уроку литературы рекомендуется читать онлайн краткое содержание «Лапти». Проверить полученные знания можно при помощи теста на нашем сайте.

Главные герои

Нефед – простой русский крестьянин с большим сердцем.

Другие персонажи

Ребенок – тяжело болеющий мальчик.

Мать – мать больного ребенка, добрая и любящая женщина.

Краткое описание

В барский дом приходит «большое горе» – сильно заболевает ребенок. Несчастная мать в отчаянии: муж в отъезде, а «до доктора тридцать верст». На дворе уже пятый день свирепствует метель, и в такую погоду ни один врач не сможет приехать к больному ребенку.

Старый верный слуга Нефед узнает у барыни, что мальчик в сильном бреду все время просит какие-то красные лапти. Немного поразмыслив, мужчина твердо заявляет: «Значит, надо добывать. Значит, душа желает».

Он считает, что исполнить желание ребенка несложно. Всего делов то – купить новые лапти, да покрасить их фуксином. А вот добраться до ближайшей лавки в Новоселках, расположенной в шести верстах от барского дома – задача гораздо более серьезная в такую непогоду.

Женщина пытается отговорить Нефеда от этой затеи, но напрасно. Спускается ночь, дом утопает «в бездне снежного урагана и мрака», и все решают, что Нефед в Новоселках «ночевать остался, если бог донес».

Всю ночь мать больного ребенка, терзаемая «от страха и от своей беспомощности

», шепчет молитвы и просит Господа о помощи.

На следующее утро новосельские мужики привозят тело «белого, мерзлого, всего забитого снегом» Нефеда. Заблудившись во время пурги, они смогли найти дорогу только благодаря валенкам Нефеда, торчавшим из снега. За пазухой у него нашли «новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином».

Заключение

Эта история учит доброте, состраданию, милосердию. Нефед является собирательным образом простого русского народа, способного пожертвовать собой ради спасения человеческой жизни.

Прочитав краткий пересказ «Лапти», рекомендуем ознакомиться с полной версией рассказа.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.5. Всего получено оценок: 651.

obrazovaka.ru

Лапти — рассказ И.А. Бунина — Библиотека для детей

Лапти — рассказ И.А. Бунина

 
Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега и холодном хуторском доме стоял бледный сумрак и было большое горе: был тяжело болен ребенок. И в жару, в бреду он часто плакал и все просил дать ему какие-то красные лапти. И мать, не отходившая от постели, где он лежал, тоже плакала горькими слезами, — от страха и от своей беспомощности. Что сделать, чем помочь? Муж в отъезде, лошади плохие, а до больницы, до доктора, тридцать верст, да и не поедет никакой доктор в такую страсть…

Стукнуло в прихожей, — Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол, отдуваясь, утираясь, дыша холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь, заглянул:
— Ну что, барыня, как? Не полегчало?
— Куда там, Нефедушка! Верно, и не выживет! Все какие-то красные лапти просит…
— Лапти? Что за лапти такие?
— А господь его знает. Бредит, весь огнем горит. — Мотнул шапкой, задумался. Шапка, борода, старый полушубок, разбитые валенки, — все в снегу, все обмерзло… И вдруг твердо:
— Значит, надо добывать. Значит, душа желает. Надо добывать.
— Как добывать?
— В Новоселки идти. В лавку. Покрасить фуксином нехитрое дело.
— Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в такой ужас дойти!
Еще подумал.
— Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехать не доедешь, а пешком, может, ничего. Она будет мне в зад, пыль-то…
И, притворив дверь, ушел. А на кухне, ни слова не говоря, натянул зипун поверх полушубка, туго подпоясался старой подпояской, взял в руки кнут и вышел вон, пошел, утопая по сугробам, через двор, выбрался за ворота и потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море.
Пообедали, стало смеркаться, смерклось — Нефеда не было. Решили, что, значит, ночевать остался, если бог донес. Обыденкой в такую погоду не вернешься. Надо ждать завтра не раньше обеда. Но оттого, что его все-таки не было, ночь была еще страшнее. Весь дом гудел, ужасала одна мысль, что теперь там, в поле, в бездне снежного урагана и мрака. Сальная свеча пылала дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в тени, но стена казалась ему огненной и вся бежала причудливыми, несказанно великолепными и грозными видениями. А порой он как будто приходил в себя и тотчас же начинал горько и жалобно плакать, умоляя (и как будто вполне разумно) дать ему красные лапти:
— Мамочка, дай! Мамочка дорогая, ну что тебе стоит!
И мать кидалась на колени и била себя в грудь:
— Господи, помоги! Господи, защити!
И когда, наконец, рассвело, послышалось под окнами сквозь гул и грохот вьюги уже совсем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъехал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый зловещий стук в окно.
Это были новосельские мужики, привезшие мертвое тело, — белого, мерзлого, всего забитого снегом, навзничь лежавшего в розвальнях Нефеда. Мужики ехали из города, сами всю ночь плутали, а на рассвете свалились в какие-то луга, потонули вместе с лошадью в страшный снег и совсем было отчаялись, решили пропадать, как вдруг увидали торчащие из снега чьи-то ноги в валенках. Кинулись разгребать снег, подняли тело — оказывается, знакомый человек. — Тем только и спаслись — поняли, что, значит, эти луга хуторские, протасовские, и что на горе, в двух шагах, жилье…
За пазухой Нефеда лежали новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином.

22.6.24

Читать другие рассказы И.А.Бунина
Читать рассказы других авторов

skazkii.ru

Иван Бунин: Лапти

Иван Бунин

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега и холодном
хуторском доме стоял бледный сумрак и было большое горе: был тяжело
болен ребенок. И в жару, в бреду он часто плакал и все просил дать ему
какие-то красные лапти. И мать, не отходившая от постели, где он лежал,
тоже плакала горькими слезами, - от страха и от своей беспомощности. Что
сделать, чем помочь? Муж в отъезде, лошади плохие, а до больницы, до
доктора, тридцать верст, да и не поедет никакой доктор в такую страсть...

Стукнуло в прихожей, - Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол,
отдуваясь, утираясь, дыша холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь,
заглянул:

- Ну что, барыня, как? Не полегчало?

- Куда там, Нефедушка! Верно, и не выживет! Все какие-то красные лапти
просит...

- Лапти? Что за лапти такие?

- А господь его знает. Бредит, весь огнем горит. - Мотнул шапкой,
задумался. Шапка, борода, старый полушубок, разбитые валенки, - все в
снегу, все обмерзло... И вдруг твердо:

- Значит, надо добывать. Значит, душа желает. Надо добывать.

- Как добывать?

- В Новоселки идти. В лавку. Покрасить фуксином нехитрое дело.

- Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в такой ужас дойти!

Еще подумал.

- Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехать не доедешь, а пешком, может,
ничего. Она будет мне в зад, пыль-то...

И, притворив дверь, ушел. А на кухне, ни слова не говоря, натянул зипун
поверх полушубка, туго подпоясался старой подпояской, взял в руки кнут и
вышел вон, пошел, утопая по сугробам, через двор, выбрался за ворота и
потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось - Нефеда не было. Решили, что,
значит, ночевать остался, если бог донес. Обыденкой в такую погоду не
вернешься. Надо ждать завтра не раньше обеда. Но оттого, что его
все-таки не было, ночь была еще страшнее. Весь дом гудел, ужасала одна
мысль, что теперь там, в поле, в бездне снежного урагана и мрака.
Сальная свеча пылала дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол,
за отвал кровати. Ребенок лежал в тени, но стена казалась ему огненной и
вся бежала причудливыми, несказанно великолепными и грозными видениями.
А порой он как будто приходил в себя и тотчас же начинал горько и
жалобно плакать, умоляя (и как будто вполне разумно) дать ему красные
лапти:

- Мамочка, дай! Мамочка дорогая, ну что тебе стоит!

И мать кидалась на колени и била себя в грудь:

- Господи, помоги! Господи, защити!

И когда, наконец, рассвело, послышалось под окнами сквозь гул и грохот
вьюги уже совсем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что
кто-то подъехал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый
зловещий стук в окно.

Это были новосельские мужики, привезшие мертвое тело, - белого,
мерзлого, всего забитого снегом, навзничь лежавшего в розвальнях Нефеда.
Мужики ехали из города, сами всю ночь плутали, а на рассвете свалились в
какие-то луга, потонули вместе с лошадью в страшный снег и совсем было
отчаялись, решили пропадать, как вдруг увидали торчащие из снега чьи-то
ноги в валенках. Кинулись разгребать снег, подняли тело - оказывается,
знакомый человек. - Тем только и спаслись - поняли, что, значит, эти
луга хуторские, протасовские, и что на горе, в двух шагах, жилье...

За пазухой Нефеда лежали новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином.

22. 6. 24.

Самые популярные произведения

Лапти
Косцы
Из анатолийских песен
«Скачет пристяжная, снегом обдает...»

ouc.ru

Читать Лапти - Бунин Иван Алексеевич - Страница 1

Иван Бунин

Лапти

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега и холодном хуторском доме стоял бледный сумрак и было большое горе: был тяжело болен ребенок. И в жару, в бреду он часто плакал и все просил дать ему какие-то красные лапти. И мать, не отходившая от постели, где он лежал, тоже плакала горькими слезами, - от страха и от своей беспомощности. Что сделать, чем помочь? Муж в отъезде, лошади плохие, а до больницы, до доктора, тридцать верст, да и не поедет никакой доктор в такую страсть...

Стукнуло в прихожей, - Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол, отдуваясь, утираясь, дыша холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь, заглянул:

- Ну что, барыня, как? Не полегчало?

- Куда там, Нефедушка! Верно, и не выживет! Все какие-то красные лапти просит...

- Лапти? Что за лапти такие?

- А господь его знает. Бредит, весь огнем горит. Мотнул шапкой, задумался. Шапка, борода, старый полушубок, разбитые валенки, - все в снегу, все обмерзло... И вдруг твердо:

- Значит, надо добывать. Значит, душа желает. Надо добывать.

- Как добывать?

- В Новоселки идти. В лавку. Покрасить фуксином нехитрое дело.

- Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в такой ужас дойти!

Еще подумал.

- Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехать не доедешь, а пешком, может, ничего. Она будет мне в зад, пыль-то...

И, притворив дверь, ушел. А на кухне, ни слова не говоря, натянул зипун поверх полушубка, туго подпоясался старой подпояской, взял в руки кнут и вышел вон, пошел, утопая по сугробам, через двор, выбрался за ворота и потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось - Нефеда не было. Решили, что, значит, ночевать остался, если бог донес. Обыденкой в такую погоду не вернешься. Надо ждать завтра не раньше обеда. Но оттого, что его все-таки не было, ночь была еще страшнее. Весь дом гудел, ужасала одна мысль, что теперь там, в поле, в бездне снежного урагана и мрака. Сальная свеча пылала дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в тени, но стена казалась ему огненной и вся бежала причудливыми, несказанно великолепными и грозными видениями. А порой он как будто приходил в себя и тотчас же начинал горько и жалобно плакать, умоляя (и как будто вполне разумно) дать ему красные лапти:

- Мамочка, дай! Мамочка дорогая, ну что тебе стоит!

И мать кидалась на колени и била себя в грудь:

- Господи, помоги! Господи, защити!

И когда, наконец, рассвело, послышалось под окнами сквозь гул и грохот вьюги уже совсем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъехал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый зловещий стук в окно.

Это были новосельские мужики, привезшие мертвое тело, белого, мерзлого, всего забитого снегом, навзничь лежавшего в розвальнях Нефеда. Мужики ехали из города, сами всю ночь плутали, а на рассвете свалились в какие-то луга, потонули вместе с лошадью в страшный снег и совсем было отчаялись, решили пропадать, как вдруг увидали торчащие из снега чьи-то ноги в валенках. Кинулись разгребать снег, подняли тело оказывается, знакомый человек. - Тем только и спаслись поняли, что, значит, эти луга хуторские, протасовские, и что на горе, в двух шагах, жилье...

За пазухой Нефеда лежали новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином.

22. 6. 24.

online-knigi.com

Лапти читать онлайн Бунин И.А.

Бунин Иван Алексеевич

Лапти

Иван Бунин

Лапти

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега и холодном хуторском доме стоял бледный сумрак и было большое горе: был тяжело болен ребенок. И в жару, в бреду он часто плакал и все просил дать ему какие-то красные лапти. И мать, не отходившая от постели, где он лежал, тоже плакала горькими слезами, — от страха и от своей беспомощности. Что сделать, чем помочь? Муж в отъезде, лошади плохие, а до больницы, до доктора, тридцать верст, да и не поедет никакой доктор в такую страсть…

Стукнуло в прихожей, — Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол, отдуваясь, утираясь, дыша холодом и вьюжной свежестью, приотворил дверь, заглянул:

— Ну что, барыня, как? Не полегчало?

— Куда там, Нефедушка! Верно, и не выживет! Все какие-то красные лапти просит…

— Лапти? Что за лапти такие?

— А господь его знает. Бредит, весь огнем горит. Мотнул шапкой, задумался. Шапка, борода, старый полушубок, разбитые валенки, — все в снегу, все обмерзло… И вдруг твердо:

— Значит, надо добывать. Значит, душа желает. Надо добывать.

— Как добывать?

— В Новоселки идти. В лавку. Покрасить фуксином нехитрое дело.

— Бог с тобой, до Новоселок шесть верст! Где ж в такой ужас дойти!

Еще подумал.

— Нет, пойду. Ничего, пойду. Доехать не доедешь, а пешком, может, ничего. Она будет мне в зад, пыль-то…

И, притворив дверь, ушел. А на кухне, ни слова не говоря, натянул зипун поверх полушубка, туго подпоясался старой подпояской, взял в руки кнут и вышел вон, пошел, утопая по сугробам, через двор, выбрался за ворота и потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось — Нефеда не было. Решили, что, значит, ночевать остался, если бог донес. Обыденкой в такую погоду не вернешься. Надо ждать завтра не раньше обеда. Но оттого, что его все-таки не было, ночь была еще страшнее. Весь дом гудел, ужасала одна мысль, что теперь там, в поле, в бездне снежного урагана и мрака. Сальная свеча пылала дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в тени, но стена казалась ему огненной и вся бежала причудливыми, несказанно великолепными и грозными видениями. А порой он как будто приходил в себя и тотчас же начинал горько и жалобно плакать, умоляя (и как будто вполне разумно) дать ему красные лапти:

— Мамочка, дай! Мамочка дорогая, ну что тебе стоит!

И мать кидалась на колени и била себя в грудь:

— Господи, помоги! Господи, защити!

И когда, наконец, рассвело, послышалось под окнами сквозь гул и грохот вьюги уже совсем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъехал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый зловещий стук в окно.

Страницы: 1 2

bunin-prize.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о