Содержание

Сатирические мотивы в творчестве Н. В. Гоголя

Великий сатирик начал свой творческий путь с описания быта, нравов и обычаев Украины, по­степенно переходя к описанию всей огромной Руси. Ничто не ускользнуло от внимательного глаза художника: ни пошлость и тунеядство по­мещиков, ни подлость и ничтожество обывате­лей. «Миргород», «Арабески», «Ревизор», «Же­нитьба», «Нос», «Мертвые души» — едкая сатира на действительность. Гоголь стал первым из рус­ских писателей, в творчестве которых получили ярчайшее отражение отрицательные явления жизни. Белинский называл Гоголя главой новой реалистической школы: «Со времени выхода в свет «Миргорода» и «Ревизора» русская лите­ратура приняла совершенно новое направле­ние». Критик считал, что «совершенная истина жизни в повестях Гоголя тесно соединяется с простотой вымысла. Он не льстит жизни, но и не клевещет на нее: он рад выставить наружу все, что есть в ней прекрасного, человеческого, и в то же время не скрывает и ее безобразия».

Писатель-сатирик, обращаясь к «тени мело­чей», к «холодным, раздробленным, повседнев­ным характерам», должен обладать тонким чув­ством меры, художественным тактом, страстной любовью к правде.

Гоголь девизом к своему творчеству взял следующие слова: «Кто же, как не автор, должен сказать святую правду!»

Будучи человеком очень наблюдательным, еще в молодые годы, в Нежине, писатель имел воз­можность познакомиться с бытом и нравами про­винциальных «существователей». Жизнь же в Пе­тербурге расширила его представления о чинов­ничьем мире, о мире городских помещиков, о купцах и мещанах. И он во всеоружии приступил к созданию бессмертной комедии «Ревизор». Идейно-художественное богатство комедии Го­голя состоит в широте охвата жизни обществен­ных слоев России, показе типичных условий жиз­ни той эпохи и необычайной силе обобщения. Перед нами небольшой уездным город с харак­терными для него произволом местных властей, отсутствием необходимого контроля за поряд­ком, невежественностью его обывателей.

Манера Гоголя — «собрать в одну кучу все дур­ное в России и разом надо всем посмеяться» — обнаруживается в этом гениальном произведе­нии в полной мере7В образах чиновников и поме­щиков Гоголь бичует пошлость, дикость, взяточ­ничество, казнокрадство, беспринципность, ум­ственную пустоту.

Гоголь не вывел в своей комедии положитель­ного героя. Положительным началом в «Ревизо­ре», воплощением высокого нравственного и общественного идеала писателя стал «смех» — единственное «честное лицо» в комедии. «Это был смех, — писал Гоголь, — который весь из­летает из светлой природы человека... потому, что на дне ее заключен вечно бьющий родник его, который углубляет предмет, заставляет вы­ступить ярко то, что проскользнуло бы, без про­ницаемой силы которого мелочь и пустота жиз­ни не испугали бы так человека».

Сатирически изображая дворянство и чинов­ническое общество, никчемность их существо­вания, Гоголь прославляет русский народ, силы которого не находят применения. С особым чув­ством пишет Гоголь о народе: здесь уже нет об­личающей сатиры, а есть сожаление и печаль. И все-таки писателю присущ оптимизм, он ве­рит в светлое будущее России.

Сатира Н. В. Гоголя


Сатира Гоголя.

В 1852 г. после смерти Гоголя Некрасов написал прекрасное стихотворение, которое может быть эпиграфом ко всему творчеству Гоголя:

Питая ненавистью грудь,

Уста вооружив сатирой,

Проходит он тернистый путь

С своей карающею лирой.

В этих строках, кажется, дано точное определение сатиры Гоголя, ведь сатира — это злое, саркастическое высмеивание не просто общечеловеческих недостатков, но и социальных пороков. Это смех не добрый, иногда «сквозь невидимые миру слезы», потому что (а так считал Гоголь) именно сатирическое осмеяние отрицательного в нашей жизни, может служить к его исправлению. Смех — это оружие, острое, боевое оружие, при помощи которого писатель всю жизнь боролся с «мерзостями русской действительности».

Великий сатирик начал свой творческий путь с описания быта, нравов и обычаев милой его сердцу Украины, постепенно переходя к описанию всей огромной Руси. Ничего не ускользнуло от внимательного глаза художника: ни пошлость и тунеядство помещиков, ни подлость и ничтожество обывателей. «Миргород», «Арабески», «Ревизор», «Женитьба», «Нос», «Мертвые души» — едкая сатира на существующую действительность. Гоголь стал первым из русских писателей, в творчестве которых получили ярчайшее отражение отрицательные явления жизни.

Белинский называл Гоголя главой новой реалистической школы: «Со временем выхода в свет «Миргорода» и «Ревизора» русская литература приняла совершенно новое направление». Критик считал, что «совершенная истина жизни в повестях Гоголя тесно соединяется с простотой вымысла. Он не льстит жизни, но не клевещет на нее; он рад выставить наружу все, что есть в ней прекрасного, человеческого, и в то же время не скрывает нимало и ее безобразия».

Писатель-сатирик, обращаясь к «тени мелочей», к «холодным, раздробленным, повседневным характерам», должен обладать тонким чувством меры, художественным тактом, страстной любовью к природе. Зная о трудном, суровом поприще писателя-сатирика, Гоголь все же не отрекся от него и стал им, взяв девизом своего творчества следующие слова: «Кто же, как ни автор, должен сказать святую правду!» Только истинный сын родины мог в условиях николаевской России осмелиться вывести на свет горькую правду, чтобы содействовать своим творчеством расшатыванию феодально-крепостнического строя, тем самым содействуя движению России вперед.

В «Ревизоре» Гоголь «собрал в одну кучу все дурное в России», вывел целую галерею взяточников, казнокрадов, невежд, глупцов, врунов и т.п. В «Ревизоре» все смешно: сам сюжет, когда первое лицо города принимает за ревизора из столицы пустомелю, человека «с необыкновенной легкостью в мыслях», преображение Хлестакова из трусливого «елистратишки» в «генерала» (ведь окружающие принимают его именно за генерала), сцена вранья Хлестакова, сцена признания в любви сразу двум дамам, и, конечно же, развязка и немая сцена комедии.

Гоголь не вывел в своей комедии «положительного героя». Положительным началом в «Ревизоре», в котором воплотился высокий нравственный и общественный идеал писателя, лежащий в основе его сатиры, стал «смех», единственное «честное лицо» в комедии. Это был смех, писал Гоголь, «который весь излетает из светлой природы человека… потому, что на дне ее заключен вечно бьющий родник его, который углубляет предмет, заставляет выступить ярко то, что проскользнуло бы, без проницаемой силы которого мелочь и пустота жизни не испугали бы так человека».

Сатирически изображая дворянство и чиновническое общество, никчемность их существования, паразитизм и эксплуатацию народа, Гоголь бесконечно любит родную страну и ее народ. Злая сатира служит именно этой великой любви. Порицая все дурное в общественном и государственном строе России, автор прославляет ее народ, силы которого не находят себе выхода в крепостной Руси. С глубокой любовью пишет Гоголь о народе. Здесь уже нет обличающей сатиры, только проскальзывает грусть о некоторых сторонах жизни народа, порожденных крепостничеством. Писателю присущ оптимизм, он глубоко верит в светлое будущее России.

Завершить работу хотелось бы строками Некрасова:

Со всех сторон его клянут,

И только труп его увидя,

Как много сделал он поймут

И как любил он, ненавидя.

Поделиться ссылкой:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)

Похожее

Николай Васильевич Гоголь

Гоголь-сатирик

Работая над «Повестью о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», Гоголь хочет выявить комическое вне трагических конфликтов жизни, в области «скучного». Она широка, эта область — от внешне идиллических форм бытия в пределах запущенного поместья Товстогубов до анекдотической ссоры и тяжбы двух миргородских приятелей Перерепенко и Довгочхуна, рассказ о которых заканчивается знаменитыми словами: «Скучно на этом свете, господа!» Открывается повесть нарочито восторженным описанием костюма, дома и сада Ивана Ивановича.

И чем больше «восторгается» писатель своим героем, тем большая никчемность этого человека раскрывается перед нами. С нескрываемым сарказмом описывает Гоголь «богомольного человека Ивана Ивановича», который в церковь ходит лишь для того, чтобы после службы побеседовать с нищими, узнать их нужды, но при этом ничего не подать. Он рассуждает «очень логично»: — Чего же ты стоишь? Ведь я тебя не бью… Иван Иванович очень любит, если ему кто-нибудь сделает подарок или преподнесет гостинец. Это ему очень нравится. Лежебока и пустозвон Иван Иванович в силу привычки окружающих и благодаря своему имущественному положению слывет в Миргороде за порядочного человека. Таким же «хорошим» является его сосед Иван Никифорович. Он не столько высок, сколько «распространяется в толщину». Лежебока и ворчун, не следит за своей речью и порой допускает такие словечки, что его сосед Иван Иванович, «эстет», только говорит в ответ: «Довольно, довольно, Иван Ни-кифорович; лучше скорее на солнце, чем говорить такие богопротивные слова».
Впрочем, заключает автор, несмотря на некоторые несходства, оба приятеля «прекрасные люди». Беспечная и праздная жизнь сделала из этих помещиков бездельников, занятых только тем, как развлечь и потешить свою праздность. Ни о каком духовном росте, самосовершенствовании личности речь не идет. Эти герои даже слов таких не знают. Они заняты сугубо своими персонами, удовлетворением самых примитивных своих потребностей. И когда возникает малейшая преграда на пути этих потребностей, то разражается настоящее сражение. Причем методы, которыми пользуются обе стороны, такие же недостойные, как и их исполнители. С непревзойденным мастерством и юмором Гоголь показывает, как молниеносно из закадычных приятелей Иван Иванович и Иван Никифорович делаются заклятыми врагами. Между ними разворачиваются «военные действия», закончившиеся порчей гусиного хлева Ивана Никифоровича, с «рыцарским бесстрашием» совершенного Иваном Ивановичем. С нескрываемым сарказмом описывает Гоголь Миргород, в котором имели место данные события. Какой духовности и высоты помыслов можно ждать от жителей города, главной примечательностью которого являлась «удивительная лужа! Единственная, какую только вам удавалось когда видеть! Она занимает почти всю площадь. Прекрасная лужа! Дома и домики, которые издали можно принять за копны сена, обступивши вокруг, дивятся красоте ее…» Герои повести с возникновением ссоры оживились, воспряли духом. У них появилась цель в жизни. Каждый хочет выиграть тяжбу в суде. Они ездят в город, подают бумаги во все инстанции, тратят свои доходы на подношения чиновникам всех рангов, но никаких видимых результатов не достигают. Они стоят на одной ступени общественной лестницы. Поэтому «их дело» вряд ли завершится в обозримом будущем. Оно кончится только по смерти одного из судящихся. Но ни Иван Иванович, ни Иван Никифорович этого не понимают. Иллюзию жизни они принимают за саму жизнь, потонув в тяжбах и кляузах, они утеряли тот первоначальный комфорт и благополучие, которые имели. «Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» вошла в сборник «Миргород» наряду с историко-героической повестью «Тарас Бульба». Такое соседство помогло писателю показать всю мелочность и низость поступков и помыслов Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича по сравнению с настоящими подвигами Тараса и его соратников. Скучно становится автору от созерцания своих героев. Неужели прошли времена великих поступков?! Эту тему автор продолжает в своем гениальном произведении «Мертвые души».

Николай Васильевич Гоголь родился на Украине (Малороссии) в Сорочинцах.
Здесь в небольшом имении Гоголей-Янковских прошли его детские годы. Здесь получил первые навсегда запавшие в душу впечатления о буднях и праздниках простых деревенских людей деревни Васильевка — веселых, бесшабашных, трудолюбивых, открытых и искренних, дружелюбно-лукавых и насмешливых, позднее воспетых им в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» и других произведениях. Родители Гоголя — мелкопоместные дворяне. Они не имели таких материальных возможностей, чтобы дать Николке хорошее образование. Будущий великий романтик-реалист и непревзойденный сатирик Николай Гоголь не имел гувернеров-иностранцев или разносторонне образованных талантливых русских учителей.

Однако всеохватная, ненасытная любознательность, тяга к знаниям, пытливый ум, увлечение литературным чтением с лихвой компенсировали Николке семейные материальные трудности. В двенадцать лет от роду его определили в Нежинскую гимназию высших наук, одно из лучших заведений того времени. Здесь преподавали высокообразованные учителя и среди них известный ученый и педагог, профессор Белоусов, отличавшийся прогрессивными взглядами и глубокими научными знаниями.

Заметное влияние профессор Белоусов оказал на сознание Гоголя, на его всевозрастающую страсть к познанию жизни.

Он много читает, напряженно учится, работает. «Целый день с утра до вечера, ни одна праздная минута не прерывает глубоких занятий».— с потаенной гордостью сообщал он своим родителям. Общаясь с близкими по духу гимназистами, простолюдинами из народа — слугами, торговцами на рынке, ремесленниками, Гоголь насытил свою память неповторимым богатством народной речи, исполненной самой фольклорной афористичностью, веселым, порой острым украинским и русским юмором. Все это сыграло значительную роль в творчестве великого сатирика Гоголя.

В детские годы Гоголь серьезно увлекался театром, часто играл в любительских спектаклях и, по свидетельству близких, пользовался у зрителей неизменным успехом как исполнитель комических ролей. В комедии «Недоросль» Фонвизина ему особенно удалась роль госпожи Простаковой. Так что, когда Гоголь приступил к созданию своего знаменитого «Ревизора», он не был новичком в драматургии и сценическом действе.

больного» общества первой половины XIX века. Однако великий художник-реалист мечтал — ив целом его мечта сбылась — «сказать святую правду» о самодовольных, глупых, беспечных «хозяевах» России, не обремененных высокой человечностью, высокой требовательностью. Смех — ядовитый, разящий, обличающий — стал оружием в руках гениального и смелого писателя, с О, смех! — великое дело! Ничего так не боится человек, как смеха! — подчеркивал Гоголь, работая над своими сатирическими произведениями.

Особенно ярко проявилась эта его «веселая» концепция в комедии «Ревизор». В этом произведении были преданы осмеянию чиновничья тупость, людская пошлость и безнравственность.

Рефераты и сочинения по Гоголю

Вий:
1. Вий (повесть Гоголя)
2. Краткое изложение сюжета повести Гоголя: Вий
3. Образ философа Хомы в повести «Вий»
4. Хома Брут — главный герой повести «Вий»

Записки сумасшедшего:
1. Есть ли у Поприщина сознание своего человеческого достоинства («Записки сумасшедшего»)
2. Записки сумасшедшего (повесть Гоголя)
3. Значение «Носа» и «Записок сумасшедшего» Гоголя для развития гротесковой линии в русской литературе
4. Реальное и иллюзорное в образе Поприщина («Записки сумасшедшего»)

Мертвые души (текст произведения):
1.  II том «Мертвых душ»
2. Автор в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
3. Авторская позиция и способы ее выражения в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
4. Авторские идеалы и действительность в поэме «Мертвые души»
5. Авторские отступления в поэме Н. В. Гоголя
6. Анализ сцены купли-продажи «мертвых душ». Диалог Чичикова и Коробочки
7. Анализ эпизода «Чичиков у Коробочки» (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
8. Анализ эпизода «Чичиков у Манилова» (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
9. Анализ эпизода «Чичиков у Ноздрева»(по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
10. Анализ эпизода «Чичиков у Плюшкина» (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
11. Анализ эпизода «Чичиков у Собакевича»(по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
12. Анализ эпизода «Чичиков у Коробочки»
13. Анализ эпизода главы V первого тома поэмы Гоголя «Мертвые души»
14. Анализ эпизода пятой главы первого тома поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
15. Беседа Чичикова с Маниловым
16.  Беседа Чичикова с Маниловым (вариант 2)
17. Будущее и настоящее в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
18. Быт и нравы Манилова
19. Быт и нравы Ноздрева
20. Быт и нравы Плюшкина
21. Быт и нравы Плюшкина (По поэме Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 2
22. Быт и нравы губернского города NN (вариант 6)
23. Быт и нравы губернского города NN (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
24. Быт и нравы губернского города NN (по поэме Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 5
25. Быт и нравы губернского города NN. (По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
26. Быт и нравы губернского города NN. (По поэме Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 4
27. Быт и нравы губернского города NN.(По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».), вариант 3
28. В чем же смысл образа капитана Копейкина
29. В чем смысл названия поэмы «Мертвые души» (вариант 3)
30. В чем смысл названия поэмы Гоголя «Мертвые души»
31. В чем смысл названия поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
32.  В чем современность характера Чичикова (По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
33. В чем суть образа Чичикова и чем страшна «чичиковщина»
34. Видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы
35. «Видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы» в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», вариант 2
36. Видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы… (поэма Мертвые души), вариант 3
37. Визит Чичикова к Плюшкину
38. Визит Чичикова к одному из помещиков (Манилов)
39. Визит Чичикова к помещице Коробочке
40. Воплощение духовной нищеты, нравственного убожества русских помещиков
41. Встреча Чичикова с Ноздревым в трактире
42. Встреча Чичикова с Ноздревым в трактире (вариант 2)
43. Встреча Чичикова с Ноздревым в трактире (вариант 3)
44. Встреча Чичикова с Ноздревым в трактире. (Анализ эпизода из главы 4 первого тома поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души.), вариант 4
45. Вся Русь в произведениях Гоголя («Мертвые души», «Ревизор»)
46. Галерея образов помещиков в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
47. Галерея помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
48. Галерея портретов в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя
49. Герои поэмы Гоголя «Мёртвые души»
50. Герой нового времени — капиталистический человек (образ Чичикова)
51. Гоголевская художественная мысль в «Мертвых душах»
52. Гоголевский «смех сквозь слезы» в поэме «Мертвые души»
53. Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”.
54. Гомеровские и дантовские мотивы в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя
55. Город в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
56. Гротеск в поэме Гоголя «Мертвые души»
57. Губернский Олимп или как писать сочинение на тему: Чиновничество в поэме «Мертвые души»
58. Губернское общество в поэме Гоголя «Мертвые души»
59. Два облика России в поэме Гоголя «Мертвые души»
60. Два облика России в поэме Гоголя «Мертвые души» (Тема возрождения России в поэме «Мертвые души»), вариант 2
61. Две России в поэме Гоголя «Мертвые души».
62. Две России в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
63. Две России в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
64. Действительно, кто такие Ноздрев, Коробочка, Собакевич, Плюшкин ?
65. Дорога и путь — это одна из главных тем «Мертвых душ»
66. Думы о России в поэме Гоголя «Мертвые души»
67. Думы о России в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
68. Души «мертвые и живые» в поэме Н. В. Гоголя.
69. Души «мертвые и живые» в поэме Николая Гоголя (вариант 4)
70. Души «живые и мертвые» в творчестве Н. В. Гоголя (вариант 2)
71. Души «мертвые» и «живые» в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
72. Души живые и мертвые в поэме Н. В. Гоголя
73. Души мертвые и живые в поэме Н. В. Гоголя (вариант 3)
74. Души мертвые: Манилов, Собакевич, Коробочка, Ноздрев
75. Единство образов отрицательных героев в романе «Мертвые души»
76. Единство сатирического и лирического в поэме Гоголя «Мертвые души»
77. Жанрово-композиционное своеобразие поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»
78. Жанровое своеобразие поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»
79. Жанровое своеобразие поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
80. Жанровые особенности поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души»
81. Живая Россия в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
82. Живая Россия в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
83. Живая Россия в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 3)
84. Живая Россия и Мертвые души
85. Живое и мертвое в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
86. Живые и мертвые души в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
87. Живые и мертвые души в творчестве Гоголя
88. Жизненные идеалы и нравственный облик Чичикова
89. Жизненный путь Чичикова (по поэме Гоголя «Мертвые души»)
90. Журнал коллежского советника Чичикова Павла Ивановича
91. Замысел и Жанр «Мертвых душ»
92. Знакомство Чичикова с городом NN (вариант 2)
93. Знакомство Чичикова с городом NN (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
94. Значение для русской литературы «Мертвых душ» Н. В. Гоголя
95. И смех, и слезы… (по поэме «Мертвые души»)
96. Идейно-творческий кризис Н. В. Гоголя. Второй том «Мертвых душ»
97. Идейно-художественное значение образов птицы-тройки и дороги в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
98. Изложение поэмы «Мертвые души». Том второй
99. Изложение поэмы «Мертвые души». Том первый
100. Изображение города в поэме Н. В. гоголя Мертвые души
101. Изображение поместного дворянства в «Евгении Онегине» А. С. Пушкина и в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя (вариант 2)
102. Изображение поместного дворянства в «Евгении Онегине» А. С. Пушкина и в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя.
103. Изображение поместного дворянства в Евгении Онегине А. С. Пушкина и в Мертвых душах Н. В. Гоголя (вариант 3)
104. Изображение поместного дворянства в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
105. Изображение помещиков в поэме «Мёртвые души» Николая Гоголя (вариант 3)
106. Изображение помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
107. Изображение помещиков в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
108. Изображение провинциального города
109. Изображение чиновников в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души»
110. Изображение чиновников в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души» (вариант 3)
111. Изображение чиновников в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души» (вариант 4)
112. Изображение чиновников в творчестве Гоголя («Ревизор», «Мертвые души»), вариант 2
113. Изображение чиновничества в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» и пьесе «Ревизор»
114. Изобразить «все дурное, что ни есть в России» (на примере образа Чичикова)
115. Интерьер как средство характеристики героя (по поэме Н. Гоголя «Мертвые души»)
116. Интерьер как средство характеристики героя. (по поэме Н. Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
117. Исполнил ли Чичиков завет отца (По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
118. Исполнил ли Чичиков заветы отца (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
119.  Исполнил ли заветы отца Чичиков ?
120. Истоки и причины духовной драмы Гоголя
121. «Исторический» и «многосторонний» помещик Ноздрев. Текст четвертой главы «Мертвых душ»
122. История создания второго тома «Мертвых душ»
123. «Каждое лицо в «Мертвых душах» есть в то же время вывод из целой категории людей…» (В. Н. Майков)
124. «Каждое лицо в «Мертвых душах» есть в то же время вывод из целой категории людей…» (В. Н. Майков), вариант 2
125. «Каждое лицо в «Мертвых душах» есть в то же время вывод из целой категории людей…» (вариант 3)
126. «Каждое лицо в «Мертвых душах» есть в то же время вывод из целой категории людей» (В. Н. Майков), вариант 4

127. Как предыстория Чичикова помогает понять его характер
128. Как я понимаю название поэмы «Мертвые души»
129. Какова роль лирических отступлений в первом томе поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
130. Какова роль лирических отступлений в первом томе поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души».
131.  Каково значение «Повести о капитане Копейкине» в поэме «Мертвые души»
132. Картина духовного обнищания и омертвения в поэме
133. Композиция поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души
134. Коробочка — одна из «мертвых душ»
135. Коробочка и Чичиков
136. Крестьяне в поэме Гоголя Мертвые души
137. Крестьянские образы в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
138. Кто он такой Чичиков в поэме «Мертвые души»
139. Купля-продажа по Чичикову (по поэме «Мертвые души»)
140. Лирические отступления — новый авторский прием в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
141. Лирические отступления в Евгении Онегине А. С. Пушкина и Мертвых душах Н. В. Гоголя
142. Лирические отступления в поэме (вариант 2)
143. Лирические отступления в поэме Гоголя «Мертвые души»
144. Лирические отступления в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 4)
145. Лирические отступления в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 6)
146. Лирические отступления в романе «Мертвые души» диалог о дисгармонии мира (вариант 7)
147.  Лирические отступления и их роль в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», вариант 3
148. Лирические отступления и их роль в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 5)
149. Литературная полемика вокруг поэмы «Мертвые души»
150. Литературное произведение как отражение взглядов автора (по творчеству Н. В. Гоголя)
151. Манилов
152. Манилов «Человек пустоты в романе «Мертвые души»
153. Манилов и Коробочка в почести Н. В. Гоголя «Мертвые души»
154. Манилов и Собакевич в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
155. Манилов и Собакевич в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
156. Манилов и Собакевич в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
157. Манилов и Собакевич в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
158. Манилов и Чичиков
159. Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич, Плюшкин
160. Мастерство в изображении быта героев одного из произведений русской литературы XIX века (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
161. Мастерство изображения мира человеческих чувств в одном из произведений русской лите-ратуры XIX века. (Н. В. Гоголь. «Мертвые души».)
162. Мастерство художественной детали в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
163. «Мертвые Души». Вопросы и ответы.
164. Мертвые души (вариант 3)
165. Мертвые души — роман о душе России
166. Мертвые души в поэме М. В. Гоголя (вариант 5)
167. «Мертвые души» — сатира на крепостническую Русь
168. «Мертвые души» в поэме Гоголя.
169. «Мертвые души» (вариант 2)
170. «Мертвые души» (вариант 4)
171. «Мертвые души» — великая поэма Н. В. Гоголя
172. «Мертвые души» — монументальное произведение
173. «Мертвые души» — сатира на крепостническую Русь (вариант 2)
174. «Мертвые души» Безмолвные образы поэмы Гоголя
175. «Мертвые души» Гоголя — горький упрек современной России, но не безнадежный
176. «Мертвые души» Н. В. Гоголя — удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный» (А. И. Герцен) (вариант 2)
177. «Мертвые души» Н. В. Гоголя, — удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный» (А. И. Герцен) (вариант 3)
178. «Мертвые души» настоящая поэма о России
179. Мертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
180. Мертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”
181. Мертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 3)
182. «Мертвые» и «Живые» души в поэме Гоголя (вариант 2)
183. «Мещанство — ползучее растение, оно способно бесконечно размножаться и хотело бы задушить побегами все на своей дороге» (М. Горький). по произведению «Мертвые души»
184. Мир перевернутых ценностей в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
185. «Многоликость» внутреннего мира Чичикова
186. Моё отношение к главному герою «Мёртвых душ» Чичикову
187. Мое отношение к Чичикову (вариант 2)
188. Можно ли согласиться с утверждением А. Белого о том, что «Чичиков — подлинный черт» (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
189. Моралистические тенденции «Мертвых душ»
190. Мотив путешествия в произведениях Н. В. Гоголя
191.  Мчится ли еще по Руси бричка Чичикова
192. Н. В. Гоголь о назначении художника в Мертвых душах
193. Над чем смеется и грустит Гоголь в «Мертвых душах»
194. Народ в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
195. «Настоящее зло: ходит всегда на костылях добродетели» (М. М. Пришвин). (По одному или нескольким произведениям русской литературы XIX века.)
196. «Настоящий писатель — то же, что древний пророк». А. П. Чехов. (По одному из произведений русской литературы. — Н. В. Гоголь. «Мертвые души».)
197. Новые грани характера Чичикова в романе «Мертвые души»
198. Новый герой-спекулянт в русской литературе
199. Новый класс в России в образе Чичикова
200. Ноздрев
201. Ноздрев и Собакевич в поэме Гоголя «Мертвые души»
202. Ноздрев и Хлестаков
203. Ноздрев и Чичиков
204. Нравственная деградация народа
205. О жанре «Мертвых душ»
206. О жанре поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
207. О языке художественной прозы Гоголя на примере «Мертвых душ»
208.  Обличение чиновничества в Мертвых душах Гоголя
209. Обобщающее значение образа Чичикова в поэме «Мертвые души»
210. Образ Коробочки в романе «Мертвые души»
211. Образ Коробочки из «Мертвых душ» (вариант 2)
212. Образ Манилова в поэме «Мертвые души»
213. Образ Манилова в поэме «Мертвые души» (вариант 2)
214. Образ Петербурга в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
215. Образ Плюшкина в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
216. Образ Плюшкина в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
217. Образ Плюшкина в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
218. Образ России в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
219. Образ России и народа в поэме Гоголя «Мертвые души»
220. Образ Руси в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».
221. Образ Руси в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
222. Образ Руси и русского народа в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
223. Образ Собакевича в романе Гоголя «Мертвые души»
224. Образ Чичикова (вариант 4)
225.  Образ Чичикова (вариант 7)
226. Образ Чичикова в поэме «Мертвые души» (вариант 9)
227. Образ Чичикова в поэме Гоголя «Мертвые души»
228. Образ Чичикова в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
229. Образ Чичикова в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 5)
230. Образ Чичикова в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 6)
231. Образ Чичикова в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души и его идейно-композиционное значение
232. Образ Чичикова в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 8)
233. Образ Чичикова в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
234. Образ автора в поэме Гоголя «Мертвые души»
235. Образ автора в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
236. Образ автора в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
237. Образ главного героя в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
238. Образ главного героя в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
239. Образ города NN в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
240.  Образ города в поэме Гоголя «Мертвые души»
241. Образ города в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
242. Образ дороги в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
243. Образ народа в поэме «Мертвые души».
244. Образ одного из помещиков в поэме «Мертвые души» (Манилов)
245. Образ помещика Тентетникова во втором томе «Мертвых душ»
246. Образ родины в Мертвых душах
247. Образы Коробочки и Собакевича в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
248. Образы Коробочки и Собакевича в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
249. Образы крестьян в поэме Гоголя «Мертвые души»
250. Образы крестьян в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
251. Образы крестьян в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
252. Образы крестьян в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
253. Образы крестьян в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 5)
254. Образы помещиков в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя (вариант 6)
255. Образы помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
256.  Образы помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
257. Образы помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
258. Образы помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
259. Образы помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 5)
260. Образы помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 7)
261. Образы помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 9)
262. Образы помещиков в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 8)
263. Образы помещиков и сравнение их с Чичиковым (по поэме «Мёртвые души»)
264. Образы чиновников в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
265. Ограниченность — главная черта Чичикова
266. Описание дворянства и помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души»
267. Особенности жанра и композиции поэмы «Мертвые души». Изображение помещиков (вариант 4)
268. Особенности жанра и композиции поэмы Гоголя «Мертвые души». Художественные особенности поэмы
269. Особенности жанра и композиции поэмы Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
270.  Особенности жанра и композиции поэмы Н. В. Гоголя (вариант 3)
271. Особенности жанра и композиции поэмы Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 5)
272. Особенности жанра и композиции поэмы Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 6)
273. Особенности композиции одного из произведений русской литературы XIX века (Мертвые души)
274. Особенности поэмы Гоголя «Мертвые души»
275. Особенности сюжета и композиции поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души
276. Отношение помещиков к продаже ревизских душ
277. Отображение во внешности помещиков их внутреннего мира в поэме «Мертвые души»
278. Отрицательный образ Чичикова в поэме Гоголя «Мертвые души»
279. Оформление купчей в гражданской палате (Анализ эпизода 7 главы первого тома поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души».)
280. Оформление купчей в гражданской палате (вариант 2)
281. Панорамное изображение жизни общества в поэме Гоголя «Мертвые души»
282. Первый том «Мертвых душ» — книга о «потерянных селеньях» и «погибших поколеньях»
283.  Пересказ содержания журнала Павла Ивановича Чичикова
284. Плюшкин
285. Повесть о Копейкине. Поэма в поэме
286. Повесть о капитане Копейкине (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 2
287. Повесть о капитане Копейкине (анализ эпизода поэмы Н. Гоголя «Мертвые души»), вариант 3
288. Повесть о капитане Копейкине (вариант 4)
289. Повесть о капитане Копейкине (вариант 5)
290. Повесть о капитане Копейкине — острый протест, доведенный до конца
291. «Повесть о капитане Копейкине». (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
292. «… Покупатель живой человеческой совести, Чичиков, — подлинный черт, подлинный провокатор жизни» (А. Белый)
293. Поместье и его владелец (сочинение-миниатюра)
294. Помещики в поэме «Мертвые души» Гоголя
295. Помещики в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
296. Помещики в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
297. Помещики и чиновники в изображении Гоголя
298. Помещичья Россия в поэме Гоголя «Мертвые души»
299.  Помещичья Русь в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души.
300. Портрет губернских управителей в романе «Мертвые души»
301. Портреты чиновников в комедии «Ревизор» и поэме «Мертвые души»
302. Похождения Чичикова (Михаил Булгаков)
303. Почему Николай Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой
304. Почему в галерее «мертвых душ» Плюшкин изображен последним
305. Почему образ Чичикова характеризуется, как подлец и приобретатель
306. Почему портрет Чичикова лишен ярких индивидуальных черт
307. Почему стала возможной авантюра Чичикова
308. Поэма «Мертвые Души» — гениальная сатира на крепостническую Русь
309. Поэма «Мертвые души» — гениальная сатира на крепостническую Русь (вариант 2)
310. Поэма «Мертвые души» и ее актуальность в наши дни
311. Поэма Гоголя «Мертвые души» — обличение крепостной России»
312. Поэма Гоголя «Мертвые души»: Путешествие в царство мертвых
313. Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души»: оценка критиков, герои, роль лирических отступлений
314.  Поэтика Гоголя по Мертвым душам
315. Представление о художественной многогранности «Мертвых душ»
316. Предыстория Чичикова
317. Приём умолчания в раскрытии образа Ноздрева и Чичикова
318. Приемы индивидуализации в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
319. Прореха на человечестве. Образ Плюшкина
320. Противоположность характеров Чичикова и Ноздрева
321. Путешествие по России (по произведению Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
322. Пушкинские реминисценции в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».
323. Размах «предпринимательской» деятельности Чичикова
324. Размышления Чичикова после бала (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
325. Размышления над поэмой Н. В. Гоголя Мертвые души
326. Раскрытие образа героя поэмы «Мертвые души»: Павел Иванович Чичиков
327. Рецензия на поэму Николая Гоголя «Мертвые души»
328. Роль лирических отступлений в поэме «Мертвые души»
329. Роль лирических отступлений в поэме Мертвые души
330. Роль лирических отступлений в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
331. Роль личных отступлений в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
332. Роль понятия «мертвые души» для осмысления абсурдности российского миропорядка
333. Роль эпизодических персонажей в одном из произведений русской литературы XIX века (Гоголь, «Мертвые души»)
334. Россия Мертвых Душ. Изображение поместного дворянства в поэме
335. Россия Чичиковых в сюжете «Мертвых душ»
336. Россия и русский народ в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
337. Россия и русский народ в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
338. Россия и русский народ в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
339. Россия и русский народ в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 4)
340. Россия и русский народ в поэме Н. Гоголя «Мертвые души» (вариант 5)
341. Русский народ в поэме Николая Гоголя «Мертвые души»
342. Русский помещик в литературе первой половины XIX века
343. Русь в романе «Мертвые души». Лирические отступления в поэме
344.  Русь народная в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
345. «Русь, куда ж несешься ты?». Сочинение по роману Гоголя «Мертвые души»
346. «Рыцарь копейки» в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
347. Сарказм как средство разоблачения (на примере характеристики Чичикова)
348. Сатира в произведении Н. В. Гоголя «Мертвые души»
349. Сатира на поместное и бюрократическое дворянство, как основа «Мертвых душ»
350. Сатирические образы помещиков (по произведению Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
351. Сатирические образы помещиков (по произведению Николая Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
352. Сатирическое изображение действительности в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
353. Сатирическое изображение помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
354. Сатирическое изображение помещичьего мира в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
355. Сатирическое изображение чиновничества в произведениях Гоголя.
356. Сатирическое изображение чиновничества и помещиков в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
357. Своеобразие жанра поэмы Н. В. Гоголя “Мертвые души”
358. Своеобразие портретных характеристик в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
359. Система персонажей в поэме «Мертвые души» (вариант 2)
360. Система персонажей одного из произведений русской литературы XIX века (Гоголь, «Мертвые души»)
361. Сложность гоголевской поэмы «Мертвые души»
362. Служебная деятельность Чичикова
363. Смех сквозь слезы в поэме Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
364. Смех сквозь слезы в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
365. «Смех сквозь слезы» в поэме Николая Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
366. Смешного бояться правды не любить (И, С. Тургенев). Размышление над страницами поэмы Мертвые души
367. Смысл названия поэмы «Мертвые души»
368. Смысл названия поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 2)
369. Смысл названия поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души (вариант 3)
370. Собирательный портрет губернских управителей в романе «Мертвые души»
371.  Современная Гоголю чиновничья Россия (по поэме Мертвые души)
372. Сочинение на материале поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»
373. Сравнительная характеристика Манилова и Собакевича (вариант 2)
374. Сравнительная характеристика Манилова и Собакевича.
375. Сравнительная характеристика Ноздрева и Плюшкина (по поэме Мертвые души)
376. Сравнительная характеристика Плюшкина, Коробочки и Собакевича в поэме «Мертвые души»
377. Сравнительная характеристика Хлестакова и Чичикова
378. Столкновение экипажей (анализ эпизода главы 5 й первого тома поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
379. Столкновение экипажей. (Анализ эпизода главы 5 первого тома поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 2
380. Страшная исповедь или как писать сочинение по роману «Мертвые души»
381. Структура поэмы Гоголя «Мертвые души»
382. Судьба России в поэме Гоголя «Мертвые души» и наша современность
383. Сцена продажи «мертвых душ» между Ноздревым и Чичиковым
384. Сюжет и композиция романа Н. В. Гоголя «Мёртвые Души»
385. Сюжет, герои, проблематика одной из повестей Н. В. Гоголя («Мертвые души»)
386. Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни. В. Белинский о поэме Гоголя Мертвые души
387. «Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни». (В. Белинский о поэме Гоголя «Мертвые души»), вариант 3
388. Творенье чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни (В. Г. Белинский о поэме Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 2
389. Тема России и народа в романе «Мертвые души»
390. Тема города в комедии «Ревизор» и поэме «Мертвые души» Н. В. Гоголя
391. Тема гражданского долга в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
392. Тема дороги в поэме Мертвые души
393. Тема дороги, пути в поэмах «Мертвые души» Н. В. Гоголя и «Кому на Руси жить хорошо» Н. А. Некрасова
394. Тема дороги, пути в поэмах «Мертвые души» Н. В. Гоголя и «Кому на Руси жить хорошо» Н. А. Некрасова (вариант 2)
395.  Тема дороги, пути в поэмах Мертвые души Н. В. Гоголя и Кому на Руси жить хорошо Н. А. Некрасова (вариант 3)
396. Тема живых и мертвых душ в поэме Гоголя «Мертвые души»
397. Тема мертвой и живой души в поэме Мертвые души
398. Тема народа в прозе Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина (вариант 2)
399. Тема родины в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
400. Тема родины и народа в поэме «Мертвые души»
401. Тема родины и народа в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 2)
402. Тематика и роль лирических отступлений в поэме «Мертвые души» Н. Гоголя
403. Тип делового человека в произведениях А. С. Грибоедова и Н. В. Гоголя.
404. Типичен ли Плюшкин
405. Туманная субъективность авторских отступлений в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».
406. Узнаем ли мы героев Н. В. Гоголя среди современников?
407. Характер и быт одного из помещиков (По поэме Н. В. Гоголя Мертвые души) — Плюшкин.
408. Характеристика Манилова в романе «Мертвые души»
409. Характеры помещиков в поэме Мертвые души
410.  Художественное своеобразие поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»
411. Художественные средства в изображении образа. Коробочка — одна из «мертвых душ».
412. Художественный образ России в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души
413. Цель и задача жизни Чичикова
414. «Человек ловится на мелочах, в крупном — можно притвориться, мелочь всегда выдает истинную «суть души», ее рисунок, ее тяготение» (М. Горький).
415. Чем объясняется успех Чичикова при покупке «мертвых душ»
416. Чиновники города N в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 6)
417. Чиновники города NN
418. Чиновники города NN (вариант 3)
419. Чиновники города NN (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»), вариант 5
420. Чиновники города NN. (По поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»), вариант 2
421. Чиновники города в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 4)
422. Чиновничество в «Мертвых душах» и «Ревизоре»
423. Чиновничество в поэме Гоголя «Мертвые души»
424. Чиновничество в произведениях Н. Гоголя
425. Чиновничья и помещичья Россия в изображении Н. В. Гоголя
426. Читаю любимое произведение Н. В. Гоголя (о поэме Мертвые души)
427. Читаю любимое произведение Н. В. Гоголя (поэма Мертвые души), вариант 2
428. Читаю любимое произведение Н. В. Гоголя (поэма Мертвые души), вариант 3
429. Чичиков — «рыцарь копейки»
430. Чичиков — аферист или предприниматель
431. Чичиков — гениальное предвидение Гоголя
432. Чичиков — герой новой формации
433. Чичиков — герой новой формации (вариант 2)
434. Чичиков — герой своего времени. Сочинение по повести Н. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
435. Чичиков — делец и приобретатель в поэме Гоголя «Мертвые души», вариант 2
436. Чичиков — делец-приобретатель
437. Чичиков — загадочный герой в поэме Николая Гоголя «Мертвые души»
438. Чичиков — кто же он ? Отношение автора к герою
439. Чичиков — кто же он ? Отношение автора к герою
440. Чичиков «Господин средней руки»
441. Чичиков в гостях у Собакевича (по поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души»)
442. Чичиков в гостях у Собакевича (по поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души»), вариант 2
443. Чичиков в поэме «Мертвые души»
444. Чичиков и Ноздрев — характеристика характеров
445. Чичиков и Ноздрев: в чем противоположность двух характеров
446. Чичиков и губернское общество
447. Чичиков и его роль в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души.
448. Чичиков как новый герой эпохи в романе Н. В. Гоголя «Мертвые души»
449. Чичиков на балу у губернатора. (Анализ эпизода из первой главы поэмы Н. В. Гоголя Мертвые души), вариант 2
450. Чичиков на балу у губернатора. Роль эпизода в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
451. Чичиков у Коробочки — роль эпизода в поэме «Мертвые души»
452. Чичиков у Коробочки. Роль эпизода (вариант 2)
453. Чичиков у Манилова (роль эпизода в поэме Мертвые души), вариант 2
454. Чичиков у Манилова. Роль эпизода
455. Чичиков у Ноздрева. Роль эпизода
456. Чичиков у Плюшкина
457. Чичиков у Плюшкина (вариант 2)
458.  «Чичиков у Плюшкина». Роль эпизода в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (вариант 3)
459. Чичиков у Собакевича («Мертвые души» Н. В. Гоголя).
460. Чичиков у Собакевича (вариант 2)
461. Чичиков, Головлев, Ионыч
462. Чичиков, Манилов, Собакевич и Плюшкин: тени или люди
463. Чичиков-приобретатель герой «нового времени» (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
464. Что в поэме «Мертвые души» утверждает образ Руси-тройки
465. Что такое «чичиковщина» (поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души»)
466. Что такое чичиковщина (вариант 2)
467. Язык в поэме Мертвые души
Невский проспект (текст произведения):
1. Анализ повести «Невский проспект»
2. «Ах,Невский… всемогущий Невский!..» (Невский проспект)
3. Изображение столкновений Пискарева с суровой действительностью в повести Гоголя «Невский проспект»
4. Образ Пирогова в повести Гоголя «Невский проспект»
5. Пересказ повести «Невский проспект»
6. Петербург в повести Н. В. Гоголя «Невский проспект»
7.  Пошлое и трагическое лицо Петербурга в повести Н. В. Гоголя «Невский проспект»
8. Трагическое лицо Петербурга в повести Н. В. Гоголя «Невский проспект»
9. Учителю — о материале повести Николая Гоголя «Невский проспект»
Нос (текст произведения):
1. Гротеск в повести Гоголя «Нос»
2. Замысел фантастической истории в повести «Нос» и «Портрет»
3. Значение «Носа» и «Записок сумасшедшего» Гоголя для развития гротесковой линии в русской литературе
4. Прием гротеска в повести Н. В. Гоголя «Нос» и в «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина
5. Сатирические черты в образе майора Ковалева (повесть «Нос»)
Ночь перед Рождеством (текст произведения):
1. Ночь перед рождеством
2. Образ Вакулы в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»
3. Образ и характеристика Оксаны в повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»
4. Романтическая любовь повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»
5. Сатира в повести «Ночь перед Рождеством»
6.  Сказочное в повести Н. В. Гоголя «Ночь перед рождеством»
7. Фантастика народных сказок и легенд в повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»
8. Фантастическое и комическое в повести Г. Гоголя «Ночь перед Рождеством»
9. Характеристика персонажей в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»
10. Что мне понравилось в повести «Ночь перед Рождеством»

Портрет (текст произведения):

1. Замысел фантастической истории в повести «Нос» и «Портрет»
2. Рассказ о жизненной истории Чарткова в повести «Портрет»
3. Роль фантастики в одном из произведений русской литературы XIX века. (Н. В. Гоголь. «Портрет».)
4. Содержание повести Гоголя «Портрет»
Ревизор (текст произведения):
1. Авторская характеристика Хлестакова
2. Анализ второго и третьего действия комедии Гоголя «Ревизор»
3. Анализ композиции комедии «Ревизор»
4. Анализ образов купцов в комедии «Ревизор»
5. Анализ образов слесарши и унтер-офицерши в комедии «Ревизор»
6.  Анализ сцены вранья в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
7. Анализ сцены вранья в комедии Гоголя «Ревизор» (действие III, явление VI)
8. Анализ сцены дачи взятки в комедии Гоголя «Ревизор»
9. Анализ сцены дачи взятки в комедии Гоголя «Ревизор» (действие IV, явления III IV), вариант 2
10. Белинский о комедии Гоголя «Ревизор»
11. «Борис Годунов» Пушкина и «Ревизор» Гоголя
12. Быт и нравы провинциальной России (по комедии Н. В. Гоголя Ревизор), вариант 2
13. «Быт и нравы провинциальной России» по одному или нескольким произведениям Гоголя
14. Видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы
15. Влияние «Ревизора» на развитие комедийного жанра и сатирической литературы
16. Вся Русь в произведениях Гоголя («Мертвые души», «Ревизор»)
17. Выяснение идейного содержание комедии «Ревизор»
18. Герои комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
19. Гоголевская «ситуация ревизора»
20. Гоголь — обличитель нравов (по комедии «Ревизор»)
21. Город N и его обитатели (о постановке «Ревизора»)
22.  Город в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
23. Город, в котором живут герои комедии Гоголя «Ревизор»
24. Городничий Сквозник-Дмухановский и его «коллеги»
25. Групповая характеристика чиновников (по комедии Н. В. Гоголя Ревизор)
26. Для любознательных «Ревизор» (вопросы и ответы)
27. Драматическое наследие Н. В. Гоголя
28. Есть ли образ Ревизора в одноименной комедии Гоголя
29. Жизнь городка в комедии Гоголя «Ревизор»
30. Жизнь уездного городка в комедии Гоголя «Ревизор»
31. Жизнь уездного городка в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
32. Жизнь уездного городка в комедии Николая Гоголя «Ревизор» (вариант 3)
33. Значение монолога Хлестакова в комедии «Ревизор»34. Идейно-художественное своеобразие комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
35. Издевательская сатира Гоголя в комедии «Ревизор»
36. Издевательская сатира Николая Гоголя в комедии «Ревизор» (вариант 2)
37. Изложение эпизода «Встреча Хлестакова с городничим» в пьесе «Ревизор»
38. Изнанка общества и государства в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
39. Изображение чиновников в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души»
40. Изображение чиновников в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души» (вариант 3)
41. Изображение чиновников в творчестве Гоголя («Ревизор», «Мертвые души»), вариант 2
42. Изображение чиновничества в комедии Н. В. Гоголя Ревизор
43. Изображение чиновничества в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» и пьесе «Ревизор»
44. Историзм в произведениях Гоголя
45. Историческая роль комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
46. Как же человеку «без царя в голове», удалось сыграть роль ревизора
47. Как осознать глубину и значительность пьесы «Ревизор»
48. Как я понимаю выражение «хлестаковщина»
49. Как я понимаю смысл немой сцены в комедии Гоголя Ревизор.
50. Комедия Гоголя «Ревизор» и театр Пушкина (вариант 2)
51. Комедия Гоголя и театр Пушкина
52. Комедия Ревизор
53. Комедия о настоящей беде в государстве Русском (Ревизор)
54. Кто такой Хлестаков (по комедии Гоголя «Ревизор»)
55.  Кто такой все же Хлестаков в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
56. Литературная полемика вокруг комедии «Ревизор»
57. Мастерство Н. В. Гоголя в изображении персонажа (образ Хлестакова в комедии Ревизор)
58. Мастерство сатирического изображения в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
59. Мастерство сатирического изображения действительности в одном из произведений русской литературы XIX века (Гоголь, «Ревизор»)
60. Мир, в котором живет Хлестаков
61. Миражи в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
62. Мистический реализм М. В. Гоголя в «Ревизоре»
63. Мотив путешествия в произведениях Н. В. Гоголя
64. Мотив страха в комедии Н. В. Гоголя Ревизор
65. На зеркало неча пенять, коли рожа крива. (эпиграф и сюжет комедии Н. В. Гоголя Ревизор.)
66. Невидимые образы в комедии Гоголя «Ревизор»
67. Некоторые факты из сценической истории «Ревизора»
68. Ненастоящее в комедии «Ревизор»
69. Непреходящее идейно-художественное значение комедии
70.  Николаевская Россия в «Ревизоре»
71. Новаторство Гоголя-комедиографа (по комедии «Ревизор»)
72. Новаторство Гоголя-комедиографа (по комедии Ревизор), вариант 2
73. Ноздрев и Хлестаков
74. О времена, о нравы! (По комедии Гоголя «Ревизор»), вариант 2
75. О времена, о нравы! По комедии Гоголя «Ревизор»
76. О знаменитой фразе городничего: «Чему смеетесь?»
77. Образ Хлестакова (вариант 4)
78. Образ Хлестакова в комедии «Ревизор»
79. Образ Хлестакова в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
80. Образ Хлестакова в комедии Н. В. Гоголя Ревизор (вариант 3)
81. Образ антигероя в комедии «Ревизор»
82. Образ городничего в произведении Гоголя «ревизор»
83. Образы чиновников в комедии «Ревизор» Николая Гоголя (вариант 3)
84. Образы чиновников в комедии Гоголя «Ревизор»
85. Образы чиновников в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
86. Образы чиновников в пьесах А. С. Грибоедова «Горе от ума» и Н. В. Гоголя «Ревизор»
87. Образы чиновников в пьесах А. С. Грибоедова «Горе от ума» и Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
88. Общественное значение комедии Н. В. Гоголя Ревизор
89. Описание образа Городничего в комедии «Ревизор»
90. Описание образа Осипа в комедии «Ревизор»
91. Описание образов Анны Андреевны, Марьи Антоновны в комедии «Ревизор»
92. Описание образов городских чиновников в комедии «Ревизор»
93. Описание образов помещиков в комедии «Ревизор»
94. Основа комедийности пьесы «Ревизор»
95. Основные черты характеров чиновников в комедии «Ревизор»
96. Особенности композиции в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
97. Особенности композиции в комедии Николая Гоголя «Ревизор»
98. Отношения Городничего с другими персонажами в комедии «Ревизор»
99. Первое представление комедии Н. В. Гоголя Ревизор в Петербурге
100. Помещики и чиновники в изображении Гоголя
101. Пороки самодержавной России
102. Портретная характеристика Хлестакова в комедии «Ревизор»
103. Портретная характеристика чиновников в комедии «Ревизор»
104.  Портреты чиновников в комедии «Ревизор» и поэме «Мертвые души»
105. Поток эмоциональных слов и выражений в комедии «Ревизор»
106. Почему «отцы города» решили, что Хлестаков ревизор
107. Почему Н. В. Гоголь заканчивает комедию «Ревизор» немой сценой (вариант 2)
108. Почему Н. В. Гоголь заканчивает комедию «Ревизор» «немой сценой»
109. Почему чиновники приняли Хлестакова за ревизора
110. Почему, собственно, не быть Хлестакову «ревизором»
111. Проблема положительного героя в «Ревизоре» и «Мёртвых душах»
112. Развитие интриги в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор». Хлестаковщина как социальное явление
113. Разоблачение чиновничества (по пьесе «ревизор»)
114. Разъясняя смысл комедии «Ревизор»
115. Раскрытие характера Городничего
116. Раскрытие характера Хлестакова
117. Реализм в композиции комедии «Ревизор»
118. Ревизор — сатира на крепостническую Русь (вариант 2)
119. «Ревизор» — сатира на крепостническую Русь
120. «Ревизор» — бессмертное произведение Н. В. Гоголя
121. «Ревизор» — комедия характеров
122. «Ревизор» — чисто русский анекдот
123. «Ревизор» — шедевр мировой комедийной драматургии
124. Речевая стилистика Хлестакова в комедии «Ревизор»
125. Речевая характеристика Осипа в комедии «Ревизор»
126. Речевое своеобразие комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
127. Речевые портреты в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
128. Роль Хлестакова и средства создания его образа в комедии Николая Гоголя «Ревизор»
129. Роль образа Городничего в комедии «Ревизор»
130. Роль смеха в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
131. Российское чиновничество XIX века в комедии Гоголя «Ревизор»
132. С кем из героев комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» соотносится понятие «хлестаковщина»
133. Сатира в комедии Гоголя «Ревизор»
134. Сатира на крепостническую русь в «Ревизоре»
135. Сатира на помещичью Русь и чиновничество в комедии «Ревизор»
136. Сатира на чиновничью Русь в комедии Гоголя «ревизор»
137. Сатира на чиновничью Русь в комедии Н. В. Гоголя Ревизор (вариант 2)
138. Сатирическая острота комедии «Ревизор»
139. Сатирическое звучание комедии Гоголя «Ревизор»
140. Сатирическое изображение действительности в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 3)
141. Сатирическое изображение действительности в комедии Н. В. Гоголя Ревизор (вариант 2)
142. Сатирическое изображение действительности в комедии Николая Гоголя «Ревизор»
143. Сатирическое изображение чиновников в комедии Гоголя «Ревизор»
144. Сатирическое изображение чиновничества в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 3)
145. Сатирическое изображение чиновничества в комедии Н. В. Гоголя Ревизор (вариант 2)
146. Сатирическое изображение чиновничества в произведениях Гоголя.
147. Сборный город всей темной стороны
148. Своеобразие гоголевского смеха (вариант 2)
149. Своеобразие гоголевского смеха в комедии «Ревизор»
150. Своеобразие гоголевского смеха в комедии Ревизор (вариант 3)
151. Своеобразие гоголевского смеха в комедии Ревизор (вариант 4)
152.  Своеобразие гоголевской сатиры в комедии «Ревизор»
153. Своеобразие комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
154. Система образов в комедии «Ревизор»
155. «Смех — благородное лицо» в комедии Гоголя «Ревизор»
156. «Смех — благородное лицо» в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
157. Смех — единственное честное лицо в комедии Гоголя «Ревизор»
158. Смех Гоголя — средство борьбы с общественными пороками
159. Смех как действующее лицо в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
160. «Смеха… боится тот, кто уже ничего не боится» (Н. В. Гоголь) (По комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»)
161. Смешное и грустное в комедии Н. В. Гоголя Ревизор
162. Смысл немой сцены в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
163. Смысл немой сцены в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
164. «Собрать в кучу все дурное» (Сатирическое звучание комедии Н. В. Гоголя «Ревизор».)
165. События, описываемые Н. В. Гоголем в комедии «Ревизор»
166. Содержание второго действия пьесы Гоголя «Ревизор»
167.  Содержание комедии Гоголя «Ревизор»
168. Сочинение-размышление по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
169. Сравнительная Хлестакова и городничего
170. Средства комического в «Ревизоре»
171. Средства создания комического эффекта в комедии «Ревизор» Гоголя
172. Судья и попечитель богоугодных заведений
173. Сущность драматического и комического в комедии «Ревизор»
174. «Сыграть роль чином выше своего собственного» (по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»)
175. Сюжет заключительного V действия пьесы Гоголя «Ревизор»
176. Сюжет и композиция комедии «Ревизор»
177. Сюжет и композиция комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
178. Сюжет третьего акта пьесы Гоголя «Ревизор»
179. Сюжет четвертого акта пьесы Гоголя «Ревизор»
180. Творческая история создания комедии «Ревизор»
181. Тема города в комедии «Ревизор»
182. Тема города в комедии «Ревизор» и поэме «Мертвые души» Н. В. Гоголя
183. Уездное чиновничество в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
184.  Уездное чиновничество в комедии Гоголя «Ревизор»
185. Уездные чиновники в комедии Гоголя «Ревизор»
186. Уездный Город N
187. Уездный город и его обитатели (по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»), вариант 3
188. Уездный город и его обитатели (по комедии Ревизор), вариант 2
189. Уездный город и его обитатели(по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»), вариант 4
190. Уездный город и его обитатели.
191. Узнаем ли мы героев Н. В. Гоголя среди современников?
192. Фатовство и фразерство Хлестакова
193. Философская сатира в комедии «Ревизор»
194. Характер вранья Хлестакова в комедии «Ревизор»
195. Характер героя в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
196. Характеристика образа городничихи в комедии «Ревизор»
197. Хлестаков — «маленький человек» или «мелкий бес»
198. Хлестаков — главный герой комедии Гоголя (вариант 3)
199. Хлестаков — главный герой комедии Н. В. Гоголя
200. Хлестаков — главный герой комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 2)
201.  Хлестаков — один из характерных персонажей комедии
202. Хлестаков — самый трудный образ в пьесе
203. Хлестаков в Ревизоре: образ, характеристика
204. Хлестаков главный герой комедии «Ревизор» Николая Гоголя (вариант 4)
205. Хлестаков и «Хлестаковщина» (вариант 2)
206. Хлестаков и Осип (по комедии Ревизор)
207. Хлестаков и хлестаковщина (вариант 5)
208. Хлестаков и хлестаковщина (вариант 8)
209. Хлестаков и хлестаковщина (по комедии Гоголя «Ревизор»), вариант 4
210. Хлестаков и хлестаковщина (по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»), вариант 10
211. Хлестаков и хлестаковщина (по комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»), вариант 9
212. Хлестаков и хлестаковщина в комедии «Ревизор» (вариант 11)
213. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 12)
214. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Гоголя «Ревизор» (вариант 13)
215. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 3)
216. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (вариант 6)
217. Хлестаков и хлестаковщина в комедии Николая Гоголя «Ревизор» (вариант 14)
218. Хлестаков и хлестаковщина в пьесе «Ревизор» (вариант 7)
219. Хлестаков и хлестаковщина.
220. «Хлестаковщина» это уже не ассоциация с самим Хлестаковым
221. Цель комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» — высмеять «все дурное в России»
222. Частный пристав Уховертов, полицейские Свистунов и Держиморда
223. Человеческие типы в комедии Н. В. Гоголя Ревизор
224. Чем объяснить силу «Ревизора»
225. Чивновничество в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
226. Чиновники в комедии Ревизор
227. Чиновники уездного города (по комедии Ревизор)
228. Чиновничество в «Мертвых душах» и «Ревизоре»
229. Чиновничество в произведениях Н. Гоголя
230. Чиновничий мир в комедии Гоголя «Ревизор»
231. Что осуждает Н. В. Гоголь в комедии Ревизор
232. Что рассказали Бобчинский и Добчинский в комедии «Ревизор»
233. Что роднит Хлестакова и городничего (по комедии Ревизор)
234.  Что такое хлестаковщина (вариант 3)
235. Эволюция образов городничего, Анны Андреевны и Марьи Антоновны в комедии «Ревизор»
236. Элементы сатиры в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
237. Эпиграф и сюжет комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
Сорочинская ярмарка (текст произведения):

1. Образы Параски и Грицько в повести Гоголя «Сорочинская ярмарка»
2. Очарование природы в повести Гоголя «Сорочинская ярмарка»
3. Пересказ произведения Гоголя «Сорочинская ярмарка»
4. Сорочинская ярмарка. Сюжет цикла повестей Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Старосветские помещики (текст произведения):
1. Герои повести «Старосветские помещики» Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна
2. Любовь в повестях Н. В. Гоголя (на примере повести «Старосветские помещики»)
3. Многомерность гоголевского видения жизни. «Старосветские помещики».
4. Старосветские помещики (повесть Гоголя)
5. Юмор в повести Гоголя «Старосветские помещики»

Тарас Бульба (текст произведения):

1.  Анализ последней сцены повести «Тарас Бульба»
2. Анализ финальной сцены: Героическая смерть Остапа
3. Битва под Дубной решающее испытание для Остапа и Андрия
4. Боевое товарищество в повести «Тарас Бульба»
5. Быт и обычаи Запорожской Сечи в повести Н. Гоголя «Тарас Бульба»
6. Быт и обычаи запорожцев в повести «Тарас Бульба» (вариант 2)
7. Взаимосвязь образа Тараса Бульбы и народа
8. Вопросы с ответами по повести Н. Гоголя «Тарас Бульба»
9. Воссоздание колорита эпохи и атмосферы детства героев в повести «Тарас Бульба»
10. Гениальная повесть Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
11. Герои Запорожской Сечи в повести «Тарас Бульба»
12. Героизм и трагедия жизни Тараса Бульбы
13. Героические образы в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
14. Героический образ Тараса Бульбы
15. Гипербола как основной прием повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
16. Два сына — две судьбы (сравнительная характеристика образов Остапа и Андрея)
17. Две смерти. Остап и Андрий
18.  Духовное и телесное в повести «Тарас Бульба» как выражение поэтики Н. В. Гоголя
19. Душевная сущность Тараса и Остапа в повести «Тарас Бульба»
20. Жанр произведения Гоголя «Тарас Бульба»
21. Жанровый стиль повести Гоголя «Тарас Бульба»
22. Жизнь Тараса Бульбы (вариант 2)
23. Жизнь Тараса Бульбы в одноименной повести Гоголя
24. Жизнь казачества в повести «Тарас Бульба»
25. Запорожская Сечь (по повести «Тарас Бульба»)
26. Запорожская Сечь — знаменитое казацкое братство
27. Запорожская Сечь и её герои в повести «Тарас Бульба»
28. Запорожская Сечь. Остап и Андрий среди запорожцев
29. Запорожская Сечь: описание быта и традиций казачества
30. Запорожская сечь — воплощение мечты народа о вольной жизни
31. Запорожский казак Тарас Бульба — главный герой одноименной повести М. В. Гоголя
32. Идейно-эстетические функции пейзажа в повести «Тарас Бульба»
33. Идейный пафос «Тараса Бульбы» и его связь с образом Андрия
34. Изложение сцены: трагическая смерть Андрия
35.  Изображение Гоголем Запорожской Сечи в повести «Тарас Бульба»
36. Историзм в произведениях Гоголя
37. Историзм повести Гоголя «Тарас Бульба»
38. Историческая борьба украинского народа изображенная в «Тарасе Бульбе»
39. Историческая повесть «Тарас Бульба»
40. Историческая справка для написания сочинения по повести «Тарас Бульба»
41. Историческая тематика в творчестве Гоголя
42. Исторические взгляды Гоголя и их выражение в произведении «Тарас Бульба»
43. Исторические источники в создании повести «Тарас Бульба»
44. Казацкая героика в творчестве Гоголя
45. Казацкому роду нет перевода (по произведению «Тарас Бульба»)
46. Какие чувства у нас вызывают Остап и Андрий в повести «Тарас Бульба»
47. Комментированное изложение первой главы повести «Тарас Бульба»
48. Краткие комментарии, раскрывающие типичность Тараса Бульбы
49. Краткий пересказ повести Гоголя: Тарас Бульба
50. Кто вам больше нравится — Остап или Андрий
51. Материал для изучения повести Гоголя «Тарас Бульба»
52.  Можно ли считать Тараса и сыновей героическими натурами, готовыми к подвигу
53. Мой любимый литературный герой — Тарас Бульба
54. Мой любимый литературный герой Тарас Бульба (вариант 2)
55. Образ Остапа и Андрия в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
56. Образ Тараса Бульбы (вариант 2)
57. Образ Тараса Бульбы (вариант 3)
58. Образ Тараса Бульбы (вариант 4)
59. Образ Тараса Бульбы (вариант 6)
60. Образ Тараса Бульбы — воплощение ратного духа запорожцев (По повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»)
61. Образ Тараса Бульбы в контексте величия и красоты подвига
62. Образ Тараса Бульбы в одноименной повести Н. В. Гоголя (вариант 5)
63. Образ главного героя в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
64. Образ главного героя в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» (вариант 2)
65. Образ и характеристика Остапа Бульбы как образец мужества и бесстрашия
66. Образ и черты характера Остапа в повести «Тарас Бульба»
67. Образцы сочинений по повести Гоголя «Тарас Бульба»
68.  Образы Тараса Бульбы и Остапа, как живое воплощение типических черт казачества
69. Обращение к историческому прошлому в повести «Тарас Бульба»
70. Описание Запорожской Сечи в повести Гоголя «Тарас Бульба»
71. Описание образа Андрия в повести «Тарас Бульба»
72. Описание образа Остапа в сцене сражения под Дубно
73. Описание реальных исторических событий, лежащие в основе повести «Тарас Бульба»
74. Особенности поэтики повести «Тарас Бульба»
75. Остап и Андрей — сыновья Тараса Бульбы
76. Остап и Андрий
77. Остап и Андрий (вариант 2)
78. Остап и Андрий (вариант 3)
79. Остап и Андрий (вариант 4)
80. Остап и Андрий -воплощение двух сторон души Тараса Бульбы
81. Остап, Андрий и Тарас в начале повести в повести «Тарас Бульба»
82. Патриотизм Тараса Бульбы в одноименной повести Гоголя
83. Пейзаж и его роль в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
84. Повесть «Тарас Бульба», посвященная героической жизни народа
85. Портретная характеристика Остапа и Андрия
86.  Портретная характеристика Тараса Бульбы
87. Поход запорожцев под Дубно (по эпизоду повести «Тарас Бульба»)
88. Почему человек, родившийся быть Тарасом Бульбой, стал Иваном Никифоровичем
89. «Поэма… великих страстей» (В. Г. Белинский) по повеси Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
90. Путь Остапа к подвигу и как Андрий оказался предателем
91. Путь Остапа, Андрия и Тараса в Запорожскую Сечь
92. Работа Гоголя над исторической эпопеей «Тарас Бульба»
93. Реальные исторические факты в повести «Тарас Бульба»
94. Редакции и издания повести «Тарас Бульба»
95. Рекомендации по изучению повести «Тарас Бульба»
96. Своеобразие и события повести Гоголя «Тарас Бульба»
97. Смысл противопоставления Остапа Андрию в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
98. Сочинение по повести «Тарас Бульба» для 6, 7 класса
99. Сравнение образов Кирибеевича у Лермонтова и Андрия у Гоголя
100. Сравнительная характеристика Остапа и Андрея (вариант 2)
101. Сравнительная характеристика Остапа и Андрия (вариант 3)
102.  Сравнительная характеристика Остапа и Андрия (вариант 6)
103. Сравнительная характеристика Остапа и Андрия (вариант 7)
104. Сравнительная характеристика Остапа и Андрия (по повести Гоголя «Тарас Бульба»)
105. Сравнительная характеристика образов Остапа и Андрея (по повести Николая Гоголя «Тарас Бульба»), вариант 5
106. Сравнительная характеристика образов Остапа и Андрея по повести М. В. Гоголя (вариант 4)
107. Сравнительные характеристики главных героев повести Тарас Бульба
108. Степь как образ Родины в повести Гоголя «Тарас Бульба»
109. Тарас Бульба
110. Тарас Бульба — бессмертный герой вдохновенной поэмы
111. Тарас Бульба — главный герой повести Н. В. Гоголя
112. Тарас Бульба — защитник народа
113. Тарас Бульба — народный герой
114. Тарас Бульба — настоящий боевой товарищ
115. Тарас Бульба — полковник, один из представителей командного состава казачества
116. Тарас Бульба главный герой повести Н. В. Гоголя (вариант 2)
117. Тарас Бульба и идеалы сечевого рыцарства
118.  «Тарас Бульба» как историческая повесть: особенности поэтики произведения
119. «Тарас Бульба», как эпопея и как трагедия
120. Трагедия Тараса и его гибель в повести «Тарас Бульба»
121. Трагическая судьба Тараса Бульбы в одноименном произведении Гоголя
122. Фольклорные элементы в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
123. Характеристика Остапа и Андрия
124. Характерные черты казачества в личности Тараса Бульбы
125. Характеры двух братьев в повести Тарас Бульба
126. Художественные особенности повести Гоголя «Тарас Бульба»
127. Художественные особенности повести Гоголя «Тарас Бульба» (вариант 2)
128. Художественный анализ произведения «Тарас Бульба»
129. Черты романтизма и историзма в рассказе Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
130. Что стало причиной предательства Андрия в повести «Тарас Бульба»
131. Что, сынку, помогли тебе твои ляхи (Тарас Бульба)
132. Школа и жизнь на примере образов Остапа и Андрия
133. Юмор в повести «Тарас Бульба»
Шинель (текст произведения):

Остальные темы:
1.  «Автобиографическое начало» в творчестве Гоголя
2. Антиреалистическое истолкование произведений Гоголя
3. В помощь по изучению творчества Н. В. Гоголя в 8 классе
4. В чем же, существо русской поэзии и в чем ее особенность (Гоголь)
5. Вечер накануне Ивана Купала. Сюжет цикла повестей Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»
6. Взаимосвязь творчества Гоголя и Пушкина
7. Взгляды на творчество Гоголя.
8. Влияние Гоголя на русскую литературу
9. Влияние Гоголя на творчество Помяловского, Решетникова, Слепцова, Гл. Успенского, Гончарова
10. Внутренняя структура ряда образов в комедиях Гоголя
11. Водевиль в творчестве Гоголя и Пушкина
12. Восприятие Петербурга Гоголем в цикле повестей «Арабески»
13. Восприятие традиций Гоголя у Достоевского
14. «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя (замысел, идея)
15. Герои Гоголя и их актуальность сегодня
16. Герои в произведениях Гоголя
17. Говорящие фамилии в творчестве Н. В. Гоголя
18.  Гоголевская концепция смеха
19. Гоголевские традиции в «Собачьем сердце» и «Мастере и маргарите»
20. Гоголевские традиции в произведениях М. А. Булгакова
21. Гоголевские традиции в романе И. А. Гончарова «Обломов»
22. Гоголевские традиции в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»
23. Гоголевский смех
24. Гоголь — отношение спустя полтора века
25. Гоголь — создатель прекрасных художественных образов
26. Гоголь — художник широкого охвата жизненных явлений
27. Гоголь Н. В. — Художественная летопись времени
28. Гоголь Николай Васильевич
29. Гоголь Николай Васильевич (01. 04. 1809 — 04. 03. 1852)
30. Гоголь глазами Набокова и Розанова
31. Гоголь и «Размышления о божественной литургии»
32. Гоголь и Блок
33. Гоголь и Тургенев в русской литературе
34. Гоголь и его произведения
35. Гоголь и наша современность (по новым материалам)
36. Гоголь и черт
37. Гоголь как историк
38. Гоголь открыл читателю мир «маленьких людей»
39.  Гоголь-сатирик («Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»)
40. Гоголь. Майская ночь, или утопленница
41. Город в творчестве Н. В. Гоголя
42. Гофман и Гоголь: смех с привкусом горечи
43. Гражданский пафос творчества Гоголя
44. Гротеск и фантастическое начало в ранних произведениях Гоголя
45. Душевная широта героев Н. В. Гоголя
46. Женские образы в произведениях Николая Гоголя
47. Живое отражение традиций Гоголя в произведениях Горького
48. Жизнь Н. В. Гоголя в Петербурге
49. Жуковский и Гоголь
50. Замысел одной из лучших комедий Гоголя «Женитьба»
51. Замысел первой комедии Гоголя «Владимир третьей степени»
52. Зеркало в «Авторской исповеди» Гоголя
53. Значение «Выбранных мест из переписки с друзьми» в творчестве Н. В. Гоголя
54. Значение Гоголя для театра
55. Значение для русской литературы реалистических повестей и комедии Гоголя
56. Значение и анализ произведений Гоголя «Арабески».
57. Значение сюжета в произведениях Гоголя
58.  Иван Иванович и Иван Никифорович пошлые миргородские обыватели
59. Изучение творчества Гоголя в 6 классе и краткие изложения рекомендованных повестей
60. Использование фантастики в петербургских повестях Гоголя
61. «Каждое лицо в «Мертвых душах» есть в то же время вывод из целой категории людей…» (вариант 5)
62. Коляска (повесть Гоголя)
63. Комические образы в произведениях Николая Гоголя
64. Композиция «Миргорода» Гоголя
65. Краткая летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя
66. Краткие биографические заметки из жизни Гоголя
67. Краткие литературные сведения о Гоголе Николае Васильевиче
68. Краткий пересказ комедии Гоголя «Игроки»
69. Литературные концепции в творчестве Гоголя
70. Майская ночь, или утопленница. Сюжет цикла повестей Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»
71. Место творчества Н. В. Гоголя в русской литературе
72. «Миргород» — повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки»
73. Мистический реализм М. В. Гоголя: о проблеме философской символики
74. Мифологема дороги в произведениях Г. Гоголя
75. Над чем смеялся Гоголь
76. Николай Васильевич Гоголь: творческий путь писателя
77. Николай Гоголь (1809-1852)
78. Новаторство Гоголя-драматурга
79. Новаторство Гоголя-драматурга (вариант 2)
80. Новаторство Гоголя-драматурга (вариант 3)
81. О книге Абрама Терца (Андрея Синявского) «В тени Гоголя»
82. Обманчивость свобод в понимании Гоголя
83. Образ Ганца Кюхельгартена в одноименном произведении Гоголя
84. Образ Петербурга в произведениях Гоголя «Мертвые души», «Ревизор», «Ночь перед Рождеством», «Шинель»
85. Образ Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя
86. Образ Украины в творчестве Гоголя
87. Образ города в одном из произведений русской литературы XIX века (по творчеству Гоголя)
88. Образ города в цикле «Петербургские повести» Н. В. Гоголя
89. Образ кривого зеркала в произведениях Гоголя
90. Образ маленького человека у Гоголя, Достоевского и Чехова
91.  Образ маленького человека у Пушкина, Достоевского и Гоголя
92. Обрисовка характера образа Подколесина в комедии «Женитьба»
93. Общечеловеческие аспекты в персонажах Н. В. Гоголя
94. Одесские пути М. В. Гоголя
95. Он любил всех, даже Плюшкина
96. Описание «нижних чинов» в произведениях русских писателей (Карамзин, Лермонтов, Гоголь)
97. Освещение Гоголем темы «чин и человек»
98. Откуда появился гений Гоголя
99. Переосмысление романтического мироощущения в цикле повестей Гоголя
100. Пересказы содержаний цикла сказочных произведений Н. В. Гоголя
101. Петербург Гоголя
102. Петербургские повести Н. В. Гоголя
103. Петербургские повести Н. В. Гоголя — приговор действительности
104. «Петербургские повести» Н. В. Гоголя как единый цикл
105. Повести Гоголя
106. Повести Н. В. Гоголя в цикле в «Миргород»
107. Подлиная и призрачная действительность в «Петербургских повестях» Н. В. Гоголя
108. Портрет (повесть Гоголя)
109. Портреты образов современников в творчестве русских писателей
110.  Почему Н. В. Гоголь использует именно художественную деталь как главное средство психологизма
111. Почему герои Н. В. Гоголя кажутся нам «Знакомыми незнакомцами»?
112. Пошлость человека в цикле «Петербургские повести» Гоголя
113. Преемственные связи с творчеством Гоголя ранних произведений Салтыкова-Щедрина
114. Преемственные связи с творчеством Гоголя у А. Н. Островского
115. Преемственные связи с творчеством Гоголя у Гончарова
116. Преемственные связи с творчеством Гоголя у Некрасова
117. Прекрасный образ Украины в произведениях И. В. Гоголя
118. Приемы комического и их роль в одном из произведений русской литературы XIX века (Гоголь, цикл «Миргород»)
119. Призвание Н. В. Гоголя быть писателем, изображающим пороки души человеческой
120. Проблема «маленького человека» в творчестве Н. В. Гоголя
121. Проблемы отечественной истории в произведениях А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя
122. Провинция в творчестве Гоголя
123. Психология людей в произведениях Гоголя
124.  Психология портрета героя в произведениях Гоголя
125. Путешествие в царство теней на примере произведений Гоголя
126. Путь великого Гоголя в литературной жизни
127. Пьесы Гоголя — поэзия в действии
128. Развитие гоголевских традиций в творчестве Горького
129. Развитие темы «маленького человека» в творчестве Н. В. Гоголя
130. Разлад «мечты и действительности» в петербургских повестях Николая Гоголя
131. Размышления над прочитанной книгой «Выбранные места из переписки с друзьями» Н. В. Гоголя
132. Размышления над страницами Выбранных мест из переписки с друзьями Н. В. Гоголя
133. Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя
134. Романтика украинских сказок и легенд в творчестве Гоголя
135. Русское дворянство в литературе первой половины XIX века (Пушкин, Гоголь)
136. Ряд сложных вопросов творчества Гоголя
137. Сатира Гоголя
138. Сатира Гоголя (вариант 2)
139. Сатира в произведении «Повесть о том как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»
140.  Сатирическая фантастика Н. В. Гоголя
141. Сатирические мотивы в произведениях Н. В. Гоголя
142. Свидетельство многогранности таланта Николая Гоголя
143. Своеобразие реализма Николая Гоголя
144. Своеобразие творчества Николая Гоголя
145. Связь с «нечистой силой» как метафора злодеяния («Вечер накануне Ивана Купала»)
146. Слово о любимом писателе (Гоголь)
147. Смех сквозь слезы (сборник «Миргород» Н. В. Гоголя)
148. Социально-историческое и общечеловеческое в героях Н. В. Гоголя
149. Социальный гуманизм Гоголя
150. Становление русской реалистической фантастики в прозе Пушкина и Гоголя
151. Стилистика повестей Н. В. Гоголя
152. Судьбы Литературного Наследия Гоголя
153. Счастливые обитатели Петербурга (цикл Н. В. Гоголя «Петербургские повести»)
154. Тайны и загадки личности Гоголя
155. Творческая эволюция Гоголя
156. Творческая эволюция Гоголя (вариант 2)
157. Творческое развитие Гоголя — «Ганц Кюхельгартен»
158. Творчество Гоголя это блестящий пример духовного единства
159.  Творчество Н. В. Гоголя — новый этап в становлении русского критического реализма
160. Тема «маленьких» людей в петербургских повестях Гоголя
161. Тема «маленького человека» в творчестве Н. В. Гоголя
162. Тема Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя
163. Тема защиты родной земли в повести «Страшная месть» Гоголя
164. Тема народа в прозе Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина.
165. «Темная» и «светлая» стороны русской жизни (по творчеству Гоголя)
166. Темы истории Украины в произведениях Гоголя
167. Тип «делового человека» в произведениях А. С. Грибоедова и Н. В. Гоголя (вариант 3)
168. Тип делового человека в произведениях Грибоедова и Гоголя (вариант 2)
169. Типы и символы в произведениях Николая Гоголя
170. Толстые и тонкие по Гоголю
171. «Толстые и тонкие» (по Гоголю)
172. Трагический образ «маленького человека»
173. Традиции Гоголя в творчестве А. П. Чехова
174. Традиции Гоголя и Салтыкова-Щедрина в сатире Маяковского (Стихотворения «О дряни» и «Прозаседавшиеся»)
175. Фантастика в повестях Гоголя
176. Фантастические мотивы в творчестве Н. В. Гоголя
177. Фантастические мотивы в творчестве Н. В. Гоголя (вариант 2)
178. Характеристика героев в повести Гоголя «Коляска»
179. Характеристика образа Иван Федорович Шпонька
180. Характеристика персонажей в комедии Гоголя «Женитьба»
181. Художественная версия образа «скупого» Гоголя
182. Художественные открытия Н. В. Гоголя
183. Художественный язык в реалистических произведениях Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова, А. С. Пушкина
184. Цветы Италии в творчестве Гоголя
185. Чем велик Гоголь, как писатель и как человек ?
186. Эстетические взгляды и художественные принципы Гоголя
187. Юмор, лирика и героика у Гоголя

Мёртвые души

Прежде всего, Гоголь очень сам любил поесть и попотчевать других.

Сергей Аксаков вспоминает, например, с каким артистическим упоением Гоголь собственноручно готовил друзьям макароны: «Стоя на ногах перед миской, он засучил обшлага и с торопливостью, и в то же время с аккуратностью, положил сначала  множество масла и двумя соусными ложками принялся мешать макароны, потом положил соли, потом перцу и, наконец, сыр и продолжал долго мешать. Нельзя было без смеха и удивления смотреть на Гоголя». Другой мемуарист, Михаил Максимович Михаил Александрович Максимович (1804–1873) — историк, ботаник, филолог. С 1824 года был директором ботанического сада Московского университета, заведовал кафедрой ботаники. С 1834 года был назначен первым ректором Императорского университета Святого Владимира в Киеве, но покинул должность спустя год. В 1858 году был секретарём Общества любителей русской словесности. Собирал украинские народные песни, изучал историю древней русской словесности. Вёл переписку с Гоголем. ⁠ , вспоминает: «На станциях он покупал молоко, снимал сливки и очень искусно делал из них масло с помощью деревянной ложки. В этом занятии он находил столько же удовольствия, как и в собирании цветов».

Михаил Бахтин, анализируя раблезианскую природу творчества Гоголя, замечает по поводу «Вечеров на хуторе близ Диканьки»: «Еда, питьё и половая жизнь в этих рассказах носят праздничный, карнавально-масленичный характер». Намёк на этот фольклорный пласт можно усмотреть и в пиршественных сценах «Мёртвых душ». Коробочка, желая задобрить Чичикова, ставит на стол разные пирожки и припёки, из которых Чичиков уделяет главное внимание блинам, макая их сразу по три в растопленное масло и нахваливая. Блинами на Масленицу задабривают колядующих, олицетворяющих нечистую силу, а Чичиков, приехавший «бог знает откуда, да ещё и в ночное время» и скупающий покойников, в глазах простодушной «матушки-помещицы» смахивает на нечисть.  

Еда служит для характеристики помещиков, так же как их жёны, деревни и обстановка, причём часто именно за едой в гоголевских карикатурах проступают симпатичные человеческие черты. Потчуя Чичикова «грибками, пирожками, скородумками Яичница-глазунья, испечённая вместе с хлебом и ветчиной. ⁠ , шанишками Уменьшительная форма слова «шаньги» — круглые пирожки, традиционное блюдо русской кухни. В записной книжке Гоголя — «род ватрушки, немного меньше». Впрочем, шаньги, в отличие от ватрушек, не делают сладкими. ⁠ , пряглами «Пышки, оладьи» (из записной книжки Гоголя). ⁠ , блинами, лепёшками со всякими припёками: припёкой с лучком, припёкой с маком, припёкой с творогом, припёкой со сняточками Снеток — мелкая озёрная рыба. ⁠ », Коробочка напоминает безусловно милую автору Пульхерию Ивановну из «Старосветских помещиков» с её коржиками с салом, солёными рыжиками, разными сушёными рыбками, варениками с ягодами и пирожками — с маком, с сыром или с капустою и гречневою кашею («это те, которые Афанасий Иванович очень любит»). Да и вообще она хорошая хозяйка, заботится о крестьянах, ночному подозрительному гостю радушно стелит перины и предлагает почесать пятки.

Собакевич, который в один присест уминает бараний бок или целого осетра, зато лягушку или устрицу (еду «немцев да французов») в рот не возьмёт, «хоть сахаром облепи», напоминает в этот момент былинного русского богатыря вроде Добрыни Никитича, выпивавшего разом «чару зелена вина в полтора ведра», — недаром его покойный батюшка один на медведя хаживал; русский медведь — совсем не пейоративное определение в гоголевском мире.

Ноздрёв был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели

Николай Гоголь

Манилов, выстроивший себе «храм уединённого размышления» и говорящий кучеру «Вы», предлагает Чичикову «просто, по русскому обычаю, щи, но от чистого сердца» — атрибут сельской идиллии среди счастливых поселян. Маниловка и её обитатели — пародия на литературу сентиментализма. В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь пишет: «Подражатели Карамзина послужили жалкой карикатурой на него самого и довели как слог, так и мысли до сахарной приторности», — Манилов, как мы помним, был не лишён приятности, однако «в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару». Обед в Маниловке, против обыкновения, не описан подробно — зато мы знаем, что Манилов с супругой то и дело приносили друг другу «или кусочек яблочка, или конфетку, или орешек и говорил трогательно-нежным голосом, выражавшим совершенную любовь: «Разинь, душенька, свой ротик, я тебе положу этот кусочек», тем самым показывая хоть и гротескный, но единственный пример супружеской любви во всей поэме.

Только от Ноздрёва Чичиков уезжает голодным — блюда у него пригорелые или недоваренные, сделанные поваром из чего попало: «стоял ли возле него перец — он сыпал перец, капуста ли попалась — совал капусту, пичкал молоко, ветчину, горох, словом, катай-валяй»; зато Ноздрёв много пьёт — и тоже какую-то несусветную дрянь: мадеру, которую купцы «заправляли беспощадно ромом, а иной раз вливали туда и царской водки», какой-то «бургоньон и шампаньон вместе», рябиновку, в которой «слышна была сивушища во всей своей силе».

Наконец, Плюшкин — единственная в «Мёртвых душах» не комическая, а трагическая фигура, чью историю трансформации рассказывает нам автор, тем самым неизбежно вызывая сочувствие, — не ест и не пьёт совсем. Его угощение — тщательно сберегаемый сухарь из пасхального кулича, привезённого дочерью, — довольно прозрачная метафора будущего воскресения. В «Выбранных местах» Гоголь писал: «Воззови… к прекрасному, но дремлющему человеку. …Чтобы спасал свою бедную душу… нечувствительно облекается он плотью и стал уже весь плоть, и уже почти нет в нём души. <…> О, если б ты мог сказать ему то, что должен сказать мой Плюшкин, если доберусь до третьего тома «Мёртвых душ»!»

Описать это возрождение Гоголю уже не пришлось: есть трагический парадокс в том, что в последние дни Гоголь жестоко постился, как считается, уморив себя голодом, отрекшись от еды и от смеха, — то есть сам обернувшись Плюшкиным в каком-то духовном смысле.

В помощь школьнику. 9 класс. «Мёртвые души»

Ольга Разумихина — выпускница Литературного института им. А. М. Горького, книжный обозреватель и корректор, а также репетитор по русскому языку и литературе. Каждую неделю она комментирует произведения, которые проходят учащиеся 9—11 классов.

Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII—XX вв.

Текст: Ольга Разумихина

Главный герой поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души» — Павел Иванович Чичиков, типичный «середнячок», в облике которого нет ничего примечательного: он «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод». Чин Чичикова в «Табели о рангах» также находится примерно посередине: в те времена — а действие произведения разворачивается в 1830-х годах — существовало 14 классов, главный герой «Мёртвых душ» принадлежит к шестому. Но вот преступный замысел, к которому пришёл Чичиков, можно назвать уникальным.

Преступная схема

Многие школьники, читая поэму впервые, не совсем понимают, что такое мёртвые души и как на них можно было заработать. Всё дело в том, что до 1861 года дворяне имели в подчинении крепостных крестьян, которых и называли «душами». Фраза «у помещика пятьсот душ» означала, что на него работают пятьсот крестьян мужского пола: женщины в списке «душ» не учитывались. Помещик взимал с крепостных барщину, то есть продукты ручного труда (например, молоко, мясо, шерсть и т. д.) либо оброк — деньги, но и сам платил налог, и чем больше душ было у помещика, тем больший взнос полагалось делать в пользу государства.

Вот только перепись населения проходила не каждый год, и за это время энное количество крестьян умирало. Но по спискам они всё ещё считались живыми, и за них также нужно было платить. Этим и решил воспользоваться ушлый Чичиков: он предлагал помещикам деньги за крестьян, которые были уже покойниками, чтобы освободить дворян от взносов. Однако делал он это не из добрых побуждений: купленных «крестьян» он собирался заложить, как в ломбард. Для этого не требовалось приводить их куда-либо: достаточно было показать бумагу, подтверждающую факт покупки. Вот наш герой и отправился в губернский город NN на «промысел».

Почему же Чичиков не хотел зарабатывать деньги честным способом? Во многом потому, что покойный отец дал ему наставление:

Смотри же, Павлуша, учись, не дури и не повесничай, а больше всего угождай учителям и начальникам. <...> С товарищами не водись, они тебя добру не научат; а если уж пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали, а больше всего береги и копи копейку.

Эти слова произвели большое впечатление на мальчика, и уже в школе он подлизывался к учителям, чтобы они ставили ему хорошие оценки. Затем он поступил на таможенную службу и сколотил капитал, помогая провозить контрабанду. Однако тайное стало явным, и Чичикова уволили, а весь «заработок» пошёл на то, чтобы откупиться от судей. Возможно, чичиковская схема на таможне бы не раскрылась, если бы не ссора с сообщником. Так главный герой лишний раз убедился, что отец был прав: от товарищей одни неприятности. А раз так, то новую преступную схему он должен реализовать в одиночку.

Манилов

Первый помещик, которого Чичиков удостаивает визитом, — это человек средних лет по фамилии Манилов. Как и Чичиков, он не представляет собой ничего особенного, однако это касается не столько внешности героя и его положения в обществе, а характера, привычек и устремлений.

Один бог разве мог сказать, какой был характер Манилова. <...> На взгляд он был человек видный; черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару. <...> В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: какой приятный и добрый человек! В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: чорт знает, что такое! и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную.

Помещик живёт с супругой и двумя сыновьями: Алкидом и Фемистоклюсом. Имена эти взяты из «мёртвого» древнегреческого языка и указывают на то, что человек, назвавший так детей, безнадёжно «застрял» в каком-то одном времени. Чем больше мы изучаем интерьер поместья Манилова, тем больше мы в этом убеждаемся. Так, в кабинете уже много лет лежит книга, заложенная на 14-й странице, а в мебельном гарнитуре, приобретённом сразу после свадьбы, недостаёт двух стульев.

Так чем же занимается Манилов, если не уделяет внимания хозяйству? Может, он хороший семьянин? На первый взгляд кажется, что так, тем более что они с супругой «совершенно довольны друг другом». Однако и это общение пустое, поверхностное: муж и жена принимают гостей и иногда «напечатлевают друг другу поцелуй», но в основном бездельничают. Свободное время Манилов проводит в мечтаниях, и когда приезжает Чичиков, он с радостью уступает ему мёртвые души задаром, а затем воображает, как славно было бы, если бы Павел Иванович поселился по соседству.

Коробочка

После Манилова Чичиков посещает помещицу по фамилии Коробочка. Она предлагает Чичикову купить у неё пеньки, ржаной муки или крупы, но главный герой отклоняет все эти предложения. Павел Иванович настаивает на том, что ему нужны «мёртвые души», и только. Дворянка пугается и думает, что Чичиков предлагает откапывать их из земли, но затем сразу же начинает торговаться.

Коробочка жутко боится продешевить, и вскоре читатель понимает, что всё её время занято мелкой торговлей и накоплением денег. Зачем они ей нужны — неясно: крепостные обеспечивают хозяйку всем необходимым, предметы роскоши старушку не интересуют, а оставлять наследство некому (детей у неё не уродилось). Однако Коробочка настолько бережлива, что предусмотрела разные мешочки для монет разного номинала:

В один мешочек отбирают всё целковики, в другой полтиннички, в третий четвертачки, хотя с виду и кажется, будто бы в комоде ничего нет, кроме белья, да ночных кофточек, да нитяных моточков, да распоротого салопа, имеющего потом обратиться в платье, если старое как-нибудь прогорит во время печения праздничных лепешек со всякими пряженцами или поизотрется само собою. Но не сгорит платье и не изотрется само собою; <...> салопу суждено пролежать долго в распоротом виде, а потом достаться по духовному завещанию племяннице внучатной сестры вместе со всяким другим хламом.

Именно Коробочка впоследствии, сама того не желая, раскроет замысел Чичикова: она поедет в город и станет выведывать цену на мёртвые души, желая убедиться, что не продешевила. Также в обличении Павла Ивановича сыграет значительную роль следующий помещик.

Ноздрёв

Дворянин с забавной фамилией Ноздрёв — полная противоположность прилежного семьянина Манилова. Он — кутила и озорник, страстный охотник и карточный шулер. А ещё он, кажется, страдает синдромом Мюнхгаузена, то есть не отличает в собственном воображении правды от вымысла.

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. <...> Или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. <...> Или нарежется в буфете таким образом, что только смеется, или проврется самым жестоким образом, так что наконец самому сделается совестно. И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти.

Чичиков и не собирался ехать к Ноздрёву, но встретил его в трактире, и тот чуть не силой увёз Павла Ивановича к себе в поместье. Естественно, новый приятель вскоре устраивает безобразный скандал. Чичиков и у него пытается выторговать мёртвых душ, но тот не согласен продавать: он убеждает Павла Ивановича выиграть у него в шашки и начинает откровенно жульничать. Главный герой объявляет, что не согласен играть на таких условиях, и Ноздрёв называет того подлецом и бросается в драку. Чичикова спасает только то, что в тот же миг в дверь стучится капитан-исправник и объявляет, что Ноздрёв взят под суд «по случаю нанесения помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде».

Собакевич

Отличительная черта следующего помещика, Собакевича, — не излишняя маниловская «слащавость», не скупость и не буйный характер, а неприкрытое презрение, которое он испытывает ко всем подряд. Когда Чичиков пытается начать светскую беседу и упомянуть кого-либо из встреченных в городе NN лиц, Собакевич всех их называет дураками и разбойниками, а затем подытоживает:

Я их знаю всех: это всё мошенники; весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор, да и тот, если сказать правду, свинья.

Грубость характера буквально написана на лице Собакевича: Чичикову он поначалу кажется похожим «на средней величины медведя». Помещик почти не двигает шеей и постоянно наступает гостям на ноги,  а имение его обставлено безобразной тяжёлой мебелью, которая как будто хочет сказать: «И я тоже Собакевич!» Итак, такта и вкуса у дворянина нет, зато житейской смекалки — сколько угодно. Услышав от Чичикова, что тому нужны мёртвые души, Собакевич не задаёт ни одного «лишнего» вопроса, но назначает такую цену, что Павел Иванович не верит собственным ушам. Впрочем, два мошенника всё-таки заключают сделку, и только потом главный герой поэмы обнаруживает, что Михайло Семёныч схитрил и внёс в список девицу (за женщин деньги, как уже было сказано, не полагались).

Плюшкин

Последний помещик, с которым знакомится Чичиков, — старик по фамилии Плюшкин. В отличие от вышеперечисленных персонажей, его жизнь скорее трагична, нежели комична. Некогда имение Плюшкина было богатейшим, и он жил в нём с обожаемой супругой и тремя детьми.

Но добрая хозяйка умерла. <...> [Старшая дочь] Александра Степановна скоро убежала с штабс-ротмистром, <...> зная, что отец не любит офицеров по странному предубеждению, будто бы все военные картежники и мотишки. <...> Сын, будучи отправлен в губернский город с тем, чтобы узнать в палате, по мнению отца, службу существенную, определился вместо того в полк. <...> Наконец последняя дочь, остававшаяся с ним в доме, умерла, и старик очутился один сторожем, хранителем и владетелем своих богатств.

Человек, больше всего на свете ценивший свою семью, остался совсем один. Теперь он целые дни проводит в поисках всякого сора, такого как старая подмётка или клочок бумаги, который складывает в углу одной из комнат. В доме не осталось еды, которую можно было бы предложить гостям, кроме засохшего кулича; а Чичиков, впервые увидев Плюшкина, принял его за старуху-ключницу. Имение пришло в запустение, и крепостные теперь «мрут как мухи» либо убегают.

Круги ада

Почему же Чичиков посещает помещиков именно в такой последовательности? Большинство литературоведов считает, что при создании «Мёртвых душ» Н. В. Гоголь опирался на сюжет «Божественной комедии» средневекового итальянского поэта Данте Алигьери. Главный герой этого произведения путешествует по кругам ада, и чем ниже он спускается, тем тяжелее грехи людей, которых он встречает. Очевидно, что Манилов не делает в своей жизни ничего хорошего, но и вреда никому не приносит. А вот Плюшкин, не позволив детям самостоятельно выбрать жизненный путь, разрушил свою семью, а также оказался виноват в гибели сотен крестьян, которые в его имении оказались буквально запертыми в ловушке.

Однако современный литературовед Д. Л. Быков считает, что структура «Мёртвых душ» скорее напоминает сюжет «Одиссеи» — книги, написанной древнегреческим поэтом Гомером.  В этом произведении главный герой — Одиссей — проходит множество испытаний, чтобы после Троянской войны вернуться домой, к супруге Пенелопе. Разница лишь в том, что Чичикову некуда возвращаться: родители умерли, друзей не было и нет, жены и детей тоже. Именно поэтому, предполагает Быков, Гоголь посчитал второй том «Мёртвых душ» недостаточно убедительным и сжёг.

Своеобразие сатиры и критицизма Гоголя в коротких рассказах и повестях (к вопросу изучения творчества Гоголя в школе).

Художник Маргарита Журавлева.

В статье Бахтина «Рабле и Гоголь» («Искусство слова и народная смеховая культура») затрагиваются связи творчества Гоголя с народной смеховой культурой украинского и русского народов [1. С. 484 - 494]. Писатель, как справедливо отмечал М. Бахтин, опирался на достижения народной смеховой культуры и активно использовал их в своём творчестве (особенно в «Вечерах на хуторе близ Диканьки»). «Украинская народно-праздничная и ярмарочная жизнь, отлично знакомая Гоголю, организует большинство рассказов в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» – «Сорочинскую ярмарку», «Майскую ночь», «Ночь перед рождеством», «Вечер накануне Ивана Купалы». Тематика самого праздника и вольно-весёлая праздничная атмосфера определяют сюжет, образы и тон этих рассказов. Праздник, связанные с ним поверья, его особая атмосфера вольности и веселья выводят жизнь из её обычной колеи и делают невозможное возможным…» [1. С.485]. Полемизируя с М. Бахтиным и дополняя его, Д. Николаев в работе «Сатира Гоголя» уточняет термин «народная смеховая культура» и его значение у Гоголя. Исследователь убежден, что у Гоголя смеховая культура не исчерпывается «народно-праздничным» смехом (М. Бахтин), а включает в себя и «обычный», «будничный» смех «повседневной жизни» [5. С. 12]. Кроме того, Д. Николаев видит ещё один немаловажный источник смеха в русской национальной культуре, не упомянутый М. Бахтиным, но отразившийся в произведениях Гоголя – это «сказки, песни, присказки, байки, анекдоты, пословицы и поговорки» [5. С. 12]. По глубокому убеждению исследователя, М. Бахтин «перенес» на Гоголя ту концепцию, которую развивал ранее применительно к творчеству Рабле» [5. С. 13], чего делать не следовало.

 В. Кожинов считал, что Гоголя нельзя изучать вне отрыва от России, её литературных и духовных традиций. Писателя с раннего детства занимали предания, бытующие между простым народом Малороссии, интересовали «повести, рассказываемые простолюдинами», о чём он неоднократно пишет матери, просит подробнее разузнать о некоторых хороводных играх, прислать описание платьев, которые носят крестьянские девушки и мужики. В письме (12.01.1829) к матери Гоголь сообщает: «Прошу вас, маминька, если только у вас будет свободное время, доставлять мне сведения о поверьях, обычаях малороссиян, сказках, преданьях, находящихся в простонародьи» [5. С. 55].

Таким образом, с самого детства и начала своего творчества Гоголь собирал, слушал, записывал поверья и предания, сказания простого народа России и Малороссии, впитывая национальные основы родной культуры. «Возможно, что молодой писатель, – пишет Д. Николаев, – рассматривал устное народное творчество прежде всего как «арсенал» сюжетов, образов, деталей, которые можно будет использовать в задуманных им повестях» [5. С.55-56]. Гоголь попытался воссоздать мировосприятия и мироощущения «простолюдинов», передать их неиссякаемый оптимизм, раскрыть их чувства, в том числе и чувство юмора. Вот как описывает Гоголь народную ярмарку, сравнивая её с шумом «валящегося отдаленного водопада». «Шум, брань, мычание, блеяние, рёв – всё сливается в один нестройный говор. Волы, мешки, сено, цыганы, горшки, бабы, пряники, шапки – всё ярко, пестро, нестройно; мечется кучами и суется перед глазами. Разноголосные речи потопляют друг друга, и не одно слово не выхватится, не спасется от этого потопа, не один крик не выговориться ясно» [2. Т. 1. С. 70]. В этой картинке образ ярмарки персонифицируется, и она живет своей широкой «разгульной жизнью», это описание юмористично, и в то же время Гоголь любуется широтой и раздольем народного веселья.

Народный характер повествования отразился и в том, что ранние повести написаны от лица вымышленного героя Пасичника Рудого Панька, 3 рассказа от лица дьячка Фомы Григорьевича. Название Диканьки было реальным и символичным для Гоголя. Из воспоминаний его сестры О.В. Гоголь – Головни можно узнать, что туда, в церковь Святого Николая, ездила мать Гоголя перед его рождением: «Рассказывали, что у матери первый сын родился не живой и второй тоже, так она за третьим ездила в Диканьку к Николаю Чудотворцу, отслужила молебен; она обещала – если родиться сын, дать имя Николай…» [5. С. 59].

Образы Рудого Панька и Диканьки возникли под воздействием той действительности, которая окружала Гоголя с детства в его родной Васильевке. Предисловия, написанные от лица пасечника, знаменовали собой вторжение в художественную литературу живой, простонародной речи. Истоки речи, насыщенной народной лексикой, следует искать не в сходстве с «раблезианским карнавалом», а в домашней семейной атмосфере, где бывали настоящие «вечера на хуторе», где, по воспоминаниям современников, Гоголь видал неистовых балагуров, подобных деду Паньку.

Предисловия, в которых речь Панька пересыпана шутками-прибаутками, построены в том юмористично-ироническом настроении, которое в нас вызывает чудаковатый старик-рассказчик. Но его речь – это часть народной речи и народного духа: «… нигде, может быть, не было рассказываемо столько диковин, как на вечерах у пасичника Рудого Панька <…>.Бывало, соберутся накануне праздничного дня добрые люди в гости, в пасичникову лачужку, усядутся за стол, – и тогда прошу только слушать» [2. Т. 1. С. 60]. Уже здесь оформляются особые черты юмористического стиля Гоголя – использование «чужой» прямой речи, комическое «незнание» своего возраста, упоминание своей «старухи», старческое сосредоточение на мелочах, имитация старческой забывчивости и т. п. Старческое сознание, как и сознание ребёнка, выступает символом искренности, естественности, безыскусственности, чистоты. Если Гофман в своих произведениях вводил молодого героя-рассказчика, наивного вследствие ещё незрелого ума, то у Гоголя рассказчиком является простой пасечник, чудаковатый старик, но в его чудачествах прослеживается народная мудрость. Гоголь, подобно Гофману, противопоставляет своего героя «свету», но не как замкнувшегося в себе и в своих фантазиях одинокого мечтателя, а как носителя народного сознания, в отличие от сознания «большого света», где процветает «высшее лакейство», проводятся «балы» и строятся «хоромы». Это и есть противопоставление здорового народного духа лжи и лицемерию.

В «Предисловиях» звучит не только шутливая, но и ироничная интонация по отношению к «большому свету». Однако ирония Гоголя в корне отличается от романтической философской западной иронии, суть которой в отрицании всего и вся, нигилизм по отношению и к миру, и к себе, разрушение идеалов и развенчание ценностей. У Гоголя даже через иронию звучит народный смех – искренний, заразительный, радостный, свидетельствующий о моральном здоровье, а не раздвоенности и балаганности. Это чистый родник народного юмора, а не саркастическая усмешка философствующего интеллектуализма.

В изображении зла Гоголь использует в «Вечерах» сатирический приём – «обратное сравнение». Чёрт уподобляется представителям власти, а представители власти нечистой силе. И в том, и в другом случае фигуры нарисованы в духе народной сатиры, с давних пор выставлявшей на всеобщее осмеяние человеческие недостатки – слепую веру в нечистую силу и рядом с этим – веру в торжество победы над ней крестного знамения.

«Внутреннее полемическое начало в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» последовательно проявляет себя, – пишет во вступительной статье В. Щербина, – через взаимодействие отчётливо выраженных противостоящих друг другу двух рядов повествования. Один из них содержит в себе изображение лиц и событий в духе их обычного, общепринятого, точнее, официального восприятия. Второй ряд повествования раскрывает подлинную внутреннюю сущность изображённых явлений, даёт их оценку с точки зрения простых людей, которую разделяет и всячески поддерживает сам автор» [2. Т.1. С.7]. Достигается эта переоценка различными приёмами: двусмысленная реплика автора или героя, иносказание, как простодушное суждение, неожиданный смысловой поворот и пр., и через всё это прослеживается проницательная трезвость народного взгляда. Царица для запорожцев, несмотря на всё величие, «небольшого росту женщина, несколько даже дородная».

Этот приём снижения употреблён для критики обычных официальных представлений, для раскрытия внутренней сущности явлений и образов, их подлинной ценности. Примечательно, что эта подлинная сущность всегда видна простоватому на вид, но мудрому народной смекалкой русскому мужику. Для общего повествовательного тона «Вечеров на хуторе близ Диканьки» характерна мгновенная смена настроений, переход из одной тональности в другую.

Для изображения нечистой силы, вторгающейся в жизнь людей, Гоголь широко использует приемы фантастики и волшебства. Но гоголевская фантастика, в отличие от философской мистической фантастики Гофмана, имеет народно-сказочные, фольклорные корни. Что же касается самого автора, то, изображая те или иные фантастические явления, он раскрывает закоулки народных поверий с большой долей здорового юмора и смеётся вместе со своими героями над их разоблачением. Это касается, например, «странного происшествия» на Сорочинской ярмарке, когда «старухе, продававшей булки, почудился сатана в образине свиньи…» [2. Т.1. С.79]. Поведение сатаны, «который беспрестанно наклонялся над возами, как будто искал чего» [2. Т.1. С.79], уподобляется поведению простого мужика, и этот нарочито сниженный образ нечистой силы как бы отгоняет её, ставя её силу вровень с человеческой, подтверждая тем самым возможность её одоления.

Сходное отношение к нечистой силе прослеживается у Фуке в рассказе «Адский житель» и у того же Гофмана в «Угловом окне». Вынужденно прикованный к инвалидному креслу, главный герой живёт наблюдением жизни из своего углового окна. Перед ним, как на сцене, проходит гулкая жизнь; он видит из окна торговые ряды, следит за продавцами и переживает увиденное в своём воображении, а впечатлениями делится с братом. «А презабавная мысль пришла мне вдруг в голову! Как раз в эту минуту я представил себе совсем маленького, злорадного чертёнка, который, подобно своему собрату, что на рисунке Хогарта сидит под стулом монахини, заполз под стул нашей торговки, и, позавидовав её счастью, коварно подпиливает ножки. Бац! – она падает на свой фарфор и хрусталь, – и вот всей торговле конец» [3. С.731].

Однако данное комическое изображение нечистой силы скорее не правило, а исключение и в творчестве Гофмана, и у немецких романтиков. Один из собеседников «Серапионовых братьев» Гофмана, Отмар, скорбит о постепенной утрате комической традиции «глупого чёрта»: теперь чёрт является «глупым шутом». В целом с нечистой силой у Гофмана связано философское понимание зла, которое отражается в черных замыслах, действующих в душе человека.

В 1830-е гг. Гоголь сближается с Пушкиным, и его влияние сказывается во всем, что бы ни создавал далее Гоголь. Вспоминая впоследствии об этом влиянии, Гоголь признавался: «Я увидел, что в сочинениях моих смеюсь даром, напрасно, сам не зная зачем. Если смеяться, так уже лучше смеяться сильно и над тем, что действительно достойно осмеяния всеобщего». [5. С. 126]. Таким образом, общение с Пушкиным во многом способствовало развитию критической струи поэтики Гоголя, его творческому созреванию.

В 1833-34 гг. Гоголь работает над сборниками «Миргород» и «Арабески» (каждый в двух томах), вышедшими в 1835 г. Сборники довольно пестры по составу, в «Арабески» вошли и статьи Гоголя, посвящённые истории, искусству, литературе, в том числе и статья «Несколько слов о Пушкине» (1832 г.). В ней Гоголь, высоко оценивая вклад Пушкина в русскую литературу, называет его «явлением чрезвычайным и, может быть, единственным явлением русского духа; это русский человек в его развитии <…>. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой же очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла» [2. Т. 7. С. 58]. Жизнь Пушкина писатель называет «совершенно русской», поскольку в ней «тот же разгул и раздолье, к которому иногда, позабывшись стремится русский…» [2. Т. 7. С. 58]. Пушкин, по мнению Гоголя, «при самом в начале своем уже был национален, потому что истинная национальность состоит…» в описании «духа народа». Здесь же, говоря о Пушкине, Гоголь размышляет и о собственном методе преображать явления и мир так, чтобы «глядеть на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа <…>, чувствовать и говорить так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами» [2. Т. 7. С. 60].

В 30-е годы появляется ряд повестей «петербургского цикла», часть из которых вошли в сборники «Арабески». По своей структуре это произведения неоднородные. В «Невском проспекте» – сочетание романтических традиций (сюжетная линия, связанная с художником Пискаревым) и реалистических (описание Невского проспекта, линия поручика Пирогова).

«Записки сумасшедшего» и «Нос» носят открыто сатирический характер и гротескны по своей структуре.

«Портрет» наиболее близок художественным традициям западных романтиков, но продолжает в своей контекстной основе традиции русской литературы.

Работа над «Невским проспектом» была закончена в середине 1834г. В ней появляется образ художника Пискарева, который будет всесторонне раскрыт в «Портрете». В.Г. Белинский в статье «О русской повести и повестях Гоголя» (1835) писал о «Невском проспекте»: «Шиллер, Пискарев, Пирогов – разве все эти собственные имена теперь уже не нарицательные? <...> да это целая каста, целый народ, целая нация <…>» [2. Т. 3. С. 319].

Действительно, употребив фамилии известных немецких писателей Шиллера и Гофмана в заниженно сатирическом плане, Гоголь тем самым высказал свое отношение к ним. Он также высмеял попытку подражания всему иностранному, в особенности увлечению немецким, сделав Шиллера «жестяных дел мастером», а Гофмана – «сапожником», сопроводив их образы комическими описаниями некоторых наиболее ярких черт немецкого характера. Он начинает так: «Шиллер был совершенный немец, в полном смысле этого слова». Далее Гоголь иронически и юмористически раскрывает типичные черты немецкого характера: точность, рассудительность, умение найти своё место в жизни, удобно устроиться, приспособиться. «С двадцатилетнего возраста, с того счастливого времени, которое русский живёт на фу-фу, уже Шиллер размерил всю свою жизнь и никакого, ни в каком случае, не делал исключения. Он положил себе вставать в семь часов, обедать в два, быть точным во всём и быть пьяным каждое воскресенье. Он положил себе в течение десяти лет составить капитал из пятидесяти тысяч, и уже это было так верно и неотразимо, как судьба <…> Аккуратность его простиралась до того, что он положил целовать жену свою в сутки не более двух раз <…> он как немец, он пил всегда вдохновенно, или с сапожником Гофманом <…>» [2. Т.3. С. 35]. Таков он был, «благородный» немец, носивший известную литературную фамилию.

 Своё отношение к Западу, его образу мыслей Гоголь высказывал не раз. Но наиболее полно он выразился в «Выбранных местах из переписки с друзьями» (1847) в разделах: «Несколько слов о нашей церкви и духовенстве» и «Христианин идёт вперёд», где писатель гневно говорит о «нападках на нашу (православную) церковь» крикунов из Европы, противопоставляя две системы мировоззрения, два образа поведения, русского и западного человека. О западной литературе Гоголь пишет там же, в статье «Об «Одиссее», переводимой Жуковским: «Греческое многобожие не соблазнит нашего народа. Народ наш умён: он растолкует, не ломая головы, даже то, что приводит в тупик умников. Он здесь увидит только доказательство того, как трудно человеку самому, без пророков и без откровения свыше, дойти до того, чтобы узнать бога в истинном виде, и в каких нелепых видах станет он представлять себе лик его, раздробивши единство и единосилие на множество образов и сил» (выделено мною – Г.К.) [2. Т. 7. С. 204].

В повести «Невский проспект» Петербург предстаёт в одной из важнейших своих ипостасей – как город гуляний. Однако это не, те по-настоящему искромётные, полные радости и веселья гуляния, в которых принимали участие герои «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Это гуляние «напоказ», гуляния нужные, регламентированные, в которых каждый демонстрирует себя, свою внешность, своё благосостояние. Если «нарочито невеликий» Миргород является как бы олицетворением провинциального, поместного существования, то «блестящий» Невский проспект стал аналогичным образом-символом, воплотившим столичное чиновное существовательство.

Образ Невского проспекта – это идейно-художественный центр всего петербургского цикла. Именно здесь, в той или иной момент своей жизни окажутся почти все основные персонажи произведений, составляющих данный цикл. Описание Невского проспекта фантастично, сатирично, но и фантастика, и сатира вполне реальны. Ни один из обитателей Невского не очеловечен. Здесь подавляются человеческие качества и доминируют вещи или чисто внешние данные, тем самым полнейшая бездуховность, обесчеловеченность «прогуливающихся» становится очевидной: «Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером, никакою кистью не изобразимые; усы, которым посвящена лучшая половина жизни <…>. Здесь вы встретите такие талии, какие даже вам не снились никогда: тоненькие, узенькие талии, никак не толще бутылочной шейки <…>. Здесь вы встретите улыбку единственную, улыбку верх искусства, иногда такую, что можно растаять от удовольствия <…>. Тут вы встретите тысячу неподражаемых характеров и явлений» [2. Т.3. С.8 – 9].

Метонимия, метафора, олицетворение, сравнение – обилие тропов углубляет общее впечатление и завершает художественный образ – символ столицы. Нечто подобное можно встретить у Гофмана в повести «Крошка Цахес». Но Гофман для критики современной Германии создает вымышленное, фантастическое государство, Гоголь же не отходит от реального. «Окруженная горными хребтами, эта маленькая страна, с её земными, благоухающими рощами, цветущими лугами, шумливыми потоками <…> уподоблялась – а особливо потому, что в ней вовсе не было городов, а лишь приветливые деревеньки да кое-где одинокие замки, – дивному, прекрасному саду, обитатели коего словно прогуливались в нем для собственной утехи, не ведая о тягостном бремени жизни <…> Лица, любящие полную свободу во всех своих начинаниях, красивую местность и мягкий климат, не могли бы избрать себе лучшего жительства, чем в этом княжестве, и потому случилось, что, в числе других, там поселились и прекрасные феи доброго племени, которые, как известно, выше всего ставят тепло и свободу» [3. С. 561]. В описании и повествовании Гофман использует приём парадокса, как бы выворачивая наизнанку ту иллюзию свободы, которая создаётся внешней идиллией местности, он нарочито снижает сказочность и красоту волшебства, чтобы показать дух мещанства, лжи, притворства, царящий в филистерской среде этого прекрасного на вид княжества.

Гоголевский Пискарев, как и многие герои Гофмана, художник. Его постигает та же участь, что и гофмановских героев – разочаровавшись в действительности, он погибает. Но Пискарев, в отличие от гофмановского художника, живёт в реальности, а не в своём музыкально-иллюзиорном мире. Его губит бездуховность действительности и собственная недальновидность. Пискарев устремляется вслед за девушкой, но оказывается, что эта неземная, божественная красавица, напоминавшая ему перуджинову Бианку – обитательница приюта разврата. «…Пискарев, застенчивый, робкий, но в душе своей носивший искры чувства, готовые при удобном случае превратиться в пламя», «с тайным трепетом спешил он за своим предметом так сильно его поразившим, и, казалось, дивился сам своей дерзости» [2. Т. 3. С. 13]. «Боже, какие божественные черты! Ослепительной белизны прелестнейший лоб осенен был прекрасными, как агат, волосами <…>. Уста были замкнуты целым роем прелестнейших грез. Все, что остается от воспоминания о детстве, что даёт мечтание и тихое вдохновение при святящейся лампаде, – все это, казалось, совокупилось, слилось и отразилось в её гармонических устах. Она взглянула на Пискарева, и при этом взгляде затрепетало его сердце…» [2. Т. 3. С. 13]. Но это всего лишь видимость, которую любят демонстрировать обитатели Невского проспекта. Но вот «красавица <…> заговорила, и тут же раскрылись её бездуховность, глупость и пошлость: «О, лучше бы она была нема и лишена вовсе языка, чем произносить такие речи!» [2. Т.3. С. 26]. Пискарев погнался за красотой, чистотой, благородством, а столкнулся с глупостью, пошлостью, развратом, и столкновение оказалось для него роковым. Романтическая душа художника Пискарева не выдерживает такого испытания. Данный сюжет подчинен основной задаче Гоголя в повести – разоблачить мнимое и кажущееся, раскрыть его подлинную сущность, то есть за этим сюжетом стоит не только критика бездуховности человека, но изображение обратной стороны показной роскоши.

Сходные чувства испытывает студент Натанаэль в новелле Гофмана «Песочный человек», влюбляясь в куклу Олимпию. Но гофмановский герой, находясь в мире грез, поддается мистической злой силе, под воздействием которой из двух прекрасных девушек он выбирает бездушный автомат. Натанаэль, в отличие от Пискарева, проходит мимо любви живого человека, предпочитая ему игрушку, в которой он не разглядел то, что сумел увидеть Пискарев, отсутствие души. Натанаэль, как обиженный ребенок, плачет от того, что сломали его любимую куклу. Пискарев же в ужасе от другого – от того, что он красивую игрушку принял за человека. Пискарев попытался во сне восстановить статус девушки, то есть помочь ей обрести почву под ногами, представляя её независимой и чистой. Но повторное посещение приюта и его предложение женитьбы она воспринимает как издевательство, насмешку. Тогда Пискарев осознал, что ее устраивает такое положение вещей, она сама довольна подобной жизнью. Этого он уже не может вынести и умирает.

 

Вторая сюжетная линия развивается в повести вроде бы так же, как и первая. Пирогов тоже устремляется за приглянувшейся ему незнакомкой. И тоже встречает на пути препятствие: равнодушие со стороны блондинки, жены Шиллера. Более того, его с позором выставляют. Казалось, что Пирогов состоял из одних талантов. Однако «похвальное слово» ему Гоголь строит таким образом, что становиться ясно: никаких подлинных талантов у него не было, а главным и единственным «достоинством» поручика Пирогова становится его чин: поручик «имел множество талантов, собственно ему принадлежавших. Он превосходно декламировал стихи из «Дмитрия Донского» и «Горя от ума», имел особенное искусство пускать из трубки дым кольцами так удачно <…>. Умел очень приятно рассказывать анекдот <…>, он любил поговорить об актрисе и танцовщице <…> Он был очень доволен своим чином <…>, его очень льстило это новое достоинство», о котором он часто «старался намекнуть обиняком» [2. Т. 3. С. 29].

Подобный стиль использует Гофман, рассказывая о том, какой переворот произвели в обществе 3 золотых волоска Цахеса («Крошка Цахес»). Но гофмановский герой знает (поскольку также принадлежит к категории «музыкантов», а «филистерам» не дано это знание), что золотые волоски затмили человеческий разум, замутили взор, и люди стали приписывать Цахесу чужие достоинства: «Циннобер ничего не знал, ровным счётом ничего, вместо ответа он сипел и квакал и нёс какую-то невнятную околесицу, которую никто не мог разобрать, и так как при этом он непрестанно корячился и дрыгал ногами, то несколько раз падал с высокого стула <…>, «советник обнял малыша и сказал, обращаясь к нему: «Чудеснейший человек! Какие познания! Какой ум! ...» [3. С. 590].

Гоголевский герой является прежде всего носителем чина, а уж затем носителем всех остальных качеств. Герой Гофмана – марионетка в руках мистических сил и общественного мнения. Он изначально глуп и ничтожен, что даёт возможность Гофману сатирически изобразить окружение Цахеса. У поручика Пирогова чин затмил все лучшие качества души, заставив поверить в своё величие. В действительности же он оказывается человеком без гордости и без достоинства, отстоять которое ему не под силу.

Повесть «Нос» (1835 г.) довольно близка гротескной манере Гофмана и способам построения образа Цахеса в повести «Крошка Цахес». Мотив носа Гоголь развивает и в других своих произведениях. В «Майской ночи» пьяный Каленик прохаживается по поводу носа сельского головы, утверждая, что тот высоко «поднял нос» (т.е. возгордился). Здесь использован фразеологический оборот в стилистических целях. В повести «Заколдованное место» Гоголь иронически изображает как бы два носа – нос деда, который «собрался понюхать табаку», и чей-то ещё мистический нос, который уже сделал всё за деда и чихнул. Таким образом, нос как бы отчуждается от деда, раздваивается. Данный мотив романтической иронии западных писателей, использующих «отчуждающие» её свойства, т.е. способность видеть объект и непосредственно изнутри, и со стороны, близок и Гоголю.

Дед высказывает предположение, что нос принадлежит черту (т.е. нечистой силе), поддерживая романтическую атмосферу загадочности. В «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» мотив носа используется в комическом, шутливом тоне. Автор говорит, что нос Ивана Никифоровича был «похож на сливу», а нос Агафьи Федосеевны сравнивается с «кадушкой», «от того и талию её отыскать было так же трудно, как увидеть без зеркала свой нос». В «Невском проспекте» появляется уже мотив «отрезанного носа», за который «держал Гофман своего приятеля Шиллера и вертел, желая этот нос отрезать лезвием своего сапожничьего ножа», поскольку тот стал потреблять слишком много табаку. Здесь мотив направлен на сатирическое изображение немецкого характера Шиллера. Мотив носа присутствует и в «Записках сумасшедшего». По версии Поприщева, на Луне «живут одни только носы». Все эти разрозненные мотивы объединены в единое целое в повести «Нос», в основе которой лежит стилистический прием гротеска.

Ю. Манн пишет, что в повести «достижения романтической фантастики были Гоголем преобразованы, но не отменены. Снимая носителя фантастики, он оставлял фантастичность; пародируя романтическую тайну, он сохранял таинственность; делая предметом иронической игры «форму слухов», он укреплял достоверность самого «происшествия» [4. С. 94].

У Гоголя, как и у Гофмана, и у Шамиссо подчёркивается огромное значение потери «Без тени ой как скверно», – говорят персонажи его повести Шамиссо «Необычайные приключения Петера Шлемиля». Поскольку утраченное является символическим знаком чего-то, то значение потери намного превышает ее фактическую стоимость. В гоголевской повести автор обыгрывает многозначность и неопределенность утраты. С одной стороны, потеря носа – это знак того, что человека обманули, одурачили, с другой стороны, нос – это признак достоинства, с третьей – это признак респектабельности, общественного преуспевания, олицетворенного г. Носом (отсюда возможность комической подмены «носа» и «человека», а также перестановки, при которой одежда, части тела, лица становятся принадлежностью носа). Основным смысловым моментом является полная отменяемость происшествия к концу повести, возвращающейся к исходной ситуации, восстанавливающей порядок вещей. Самоочевидная комичность «потери» носа создаёт возможность для юмористического восприятия. Но есть в повести ещё и огромный философский план – подмена истинных ценностей мнимыми.

Обнаружив потерю, майор Ковалев ведёт себя так, как будто произошла обыкновенная пропажа. Хотя он и изумлен, но не выбит из своей обычной колеи. Значение пропажи усугубляется по мере осознания Ковалевым факта общественного мнения. Ковалев мчится, чтобы заявить о пропаже носа в полицию. Но вдруг на Невском проспекте видит свой нос в мундире, шитом золотом, при шпаге, тут он испытывает странное потрясение. Это зрелище для него необыкновенно до такой степени, что он «чуть не сошёл с ума». Острая сатира присутствует в беседе Ковалева со своим собственным носом. «Сначала Ковалев униженно заискивает перед собственным носом, –характеризует поведение главного персонажа Д. Николаев, –неоднократно называя его «милостивый государь»; потом, «собравшись с духом», пытается «урезонить» его; получивши отпор, не знает, «что делать и что даже подумать» [5. С.244].

Наконец, преисполнившись отваги, Ковалёв собрался «напрямик сказать господину в мундире, что он только прикинулся статским советником, что он плут и подлец и что он больше ничего, как только его собственный нос …» [5. С.244]. Таким образом, Гоголь раскрывает двойственную природу чиновника: покорность, раболепие перед вышестоящими и хамство, наглость по отношению к нижестоящим, то есть то, что У. Теккерей называл тщеславием. Ковалёва больше волнует видимость чего-либо, а не сущность. Он готов смириться с любым изъяном, если его можно спрятать.

Поначалу «необыкновенно странное происшествие» мотивировалось сном майора Ковалёва. Но потом Гоголь отказался от подобной мотивировки и снял её, желая подчеркнуть реальную возможность данной фантастической ситуации. По справедливому замечанию Д. Николаева, «доводя до нелепости, до абсурда определённые тенденции, проявляющиеся в реальной действительности, Гоголь, тем самым с особой художественной силой и выразительностью демонстрировал их вопиющую противоестественность» [5. С.248]. В повестях «Нос» и «Записки сумасшедшего» нашёл отражение приём гротеска как принцип сатирического исследования действительности и человека (гротеск как соединение фантастического и реального, прекрасного и безобразного, трагического и комического, правдоподобия и карикатуры в одном образе).

Таким образом, что, несмотря на определённые сходства в творческой манере Гоголя и Гофмана, писатели представляют разные, национально-самобытные культуры, что и определяет вклад каждого в мировой литературный художественный процесс.

2011

 

Литература

 

1.     Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики / М. Бахтин. – М., 1975.

2.     Гоголь Н.В. Собрание сочинений. В 8 т. / Н.В. Гоголь. – М., 1984.

3.     Гофман Э.Т.А. Житейские воззрения кота Мурра вкупе с фрагментами биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера, случайно уцелевшими в макулатурных листах. Повести и рассказы / Э.Т.А. Гофман. – М., 1967.

4.     Дунаев М. Вера в горниле сомнений / М. Дунаев. – М., 2002.

Николаев Д. Сатира Гоголя / Д. Николаев. – М., 1984.

Сочинение на тему: “Сатирическая комедия Н. В. Гоголя как особый жанр русской литературы” 👍

Середина 19 века стала для России временем тяжелейшей реакции и репрессий после поражения восстания декабристов. Многие передовые люди той эпохи на себе испытали гонения со стороны властей. Усиление монархического гнета нашло свое отражение и в литературе того времени, в русской литературе тоже доминировали консерваторские настроения. Это привело к тому, что поддержкой правящих кругов пользовались бездарные писатели, которые создавали пустые произведения, искажающие действительность.

На таком вот сером и унылом фоне внезапно вспыхнул

ярчайший талант нового молодого писателя – Николая Васильевича Гоголя.
Творческий путь великого сатирика начинался с описания быта, нравов и обычаев его родной Украины, лишь постепенно он начал писать и о жизни всей России. Зоркость и наблюдательность писателя были поистине невероятны, ничто не ускальзывало от его внимательного взгляда. Все замечал писатель: пошлость и тунеядство помещиков, подлость и ничтожество обывателей.

Позже эти наблюдения стали основой для создания оригинальных сатирических произведений. Гоголь один из первых русских писателей посвящал свои произведения отрицательным

явлениям жизни. Белинский считал Гоголя основателем новой реалистической школы. Критик считал, что “совершенная истина в повестях Гоголя тесно соединяется с простотой вымысла.

Он не льстит жизни, но клевещет на нее: он рад выставить наружу все, что есть в ней прекрасного, человеческого, и в то же время не скрывает и ее безобразия”.
Перед писателем-сатириком стоит крайне трудная задача, он постоянно обращается к “тени мелочей, к “холодным, раздробленным, повседневным характерам” и обязан владеть тонким чувством меры, художественным тактом и страстным стремлением к правде. Гоголь прекрасно сознавал, насколько сурово и неблагодарно поприще писателя-сатирика, но это не заставило его отказаться от выбранного пути.
После смерти Н. В. Гоголя в 1852 году Некрасов пишет замечательное произведение, которое могло бы стать эпиграфом ко всему творчеству сатирика:
Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой,
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.
Эти строки как нельзя лучше определяют сатиру Н. В. Гоголя, его сатира – это злое, саркастическое высмеивание не просто общечеловеческих недостатков, но и социальных пороков. Смех был оружием Гоголя, тем самым острым, боевым оружием, которое помогало писателю бороться с “мерзостями русской действительности”.

КОНЦЕПЦИЯ АНГСТА В «НОСЕ» НИКОЛАЯ ГОГОЛЯ | АБДАЛХАДИ НИМЕР АБДАЛКАДЕР АБУ ДЖВИД, АРБАЯА АЛИ ТЕРМИЗИ, РУЗБЕХ БАБАЕ

КОНЦЕПЦИЯ АНГСТА В "НОСЕ" НИКОЛАЯ ГОГОЛЯ

ABDALHADI NIMER ABDALQADER ABU JWEID * , ARBAAYAH ALI TERMIZI ** , RUZBEH BABAEE ***

Сводка

Эта статья исследует идеи, которые философия может дать административным и бюрократическим критика, сосредоточив внимание на произведении Николая Гоголя «Нос».Он исследует способы, которыми "Нос" Гоголя представляет концепцию тоски, чтобы высмеять социальный и религиозный статус россиян. Эта статья гласит: «Нос». как текст основательно своего времени. Он переходит в фантастические темы и привлекает проект восстановления социальной истории становится ключевым примером продуктивного слияние общества и религии в начале девятнадцатого века обеспокоенность. Сатира Гоголя на общество предвещает многие последующие социально-религиозные анализирует, представляя суровое обвинение общества как жесткое и безличное государственная машина, порождающая бессмысленность, абсурд и трагедию.Они включают институциональный уровень и фундаментальные разрывы в обществе, вызванные переизбытком религия изображена в «Носе». На более философском уровне "Нос" исследует влияние общества на человека, изображая отчуждение, тщетную деятельность и подобострастие, вызванные на более низком уровне чиновников из-за проблем, таких как потеря идентичности, отсутствие значимых существование и отсутствие интеграции между общественной и частной жизнью.

Ключевые слова: Абсурд, тревога, существование, общество, Николай Гоголь.

Введение

Реалистичное письмо Николая Гоголя отражает сатирический взгляд на время. Это позволяет переосмыслить и критиковать религиозная и общественная мысль современных «мыслителей». Он читал сочинения отцов церкви и русских религиозных мыслителей, таких как Стефан Яворский. художественная литература - это совет принять существующий общественный порядок, но жить как христиане. Гоголь был не в ладу с общественным настроением, беспокойный под анахроничная политическая и социальная структура и привлекаемая к социализму или к романтика славянофильства.Религиозная вера Гоголя видно из его самых ранних писем.

«Нос» (1994), хотя и ясно информирован о популярных российских социально-радикальных прочтениях фэнтези, в равной степени демонстрирует влияние религиозно-исторического дискурса христианства. Это трехчастный рассказ о носе майора Ковалева, который сходит с лица Петербурга и ведет личную жизнь. Цирюльник Иван Яковлевич с удивлением обнаруживает в своем завтраке нос. После того, как его бросили в Неву, за нос ловит милиционер.Майор Ковалев просыпается без носа. Он бродит по улицам и видит Казанский собор.

нос утверждает, что он человек. Майор Ковалев идет домой, чтобы найти нос с офицером, но тот отказывается возвращаться в лицо. У майора Ковалёва нос застрял в лице просыпается на следующее утро и рад показать свое лицо людям.

«Нос» действует как экзистенциалист. текст, разрабатывая ряд тем, обычно связанных с философией, и рассказывая историю, которая одновременно подчеркивает абсурдность человеческого существования и глубокий смысл пафоса по отношению к нему.Повествование устанавливается как представление социальной жизни, но также, возможно, содержало скрытую информацию ценно для христианства. Майор Ковалев, несомненно, один из самых оригинальных персонажей Гоголя, представляет собой высшую фигуру разделенной личности. Главный аспект болезни майора Ковалева и гоголевского исследования экзистенциальной тоски в «Носе» - это кризис общественной жизни, вызванный частым ношением масок. Абсурдность существования подчеркивается в тщательном анализе майором Ковалевым самого себя и его отношения к своему миру.

Социально-религиозная сатира в «Носе»

В данной статье исследуется, каким образом в "Носе" Николая Гоголя представлена ​​концепция страха с целью высмеивания социального и религиозного статуса россиян. Эта статья гласит: «Нос». как текст основательно своего времени. Он переходит в фантастические темы и привлекает проект восстановления социальной истории становится ключевым примером продуктивного слияние общества и религии в начале девятнадцатого века обеспокоенность.

В начале «Носа» описание Цирюльника Ивана Яковлевича олицетворяет светскую жизнь русских. Им движет внутренний импульс к изменениям и взаимодействию с другими людьми. В этом смысле социальный индивид претерпевает переходное изменение в другую социальную жизнь. Здесь Иван Яковлевич просыпается утром, привлеченный не своей обычной работой, а запахом хлеба:

В то утро Цирюльник Иван Яковлевич, житель Вознесенского проспекта (фамилия утеряна - уже не фигуры на вывеске с портретом джентльмена с намыленной щекой, и слова: «И кровь пускай сюда») - в то утро Цирюльник Иван Яковлевич проснулся рано и почувствовал запах свежеиспеченного хлеба (1).

Изменения в социальной жизни людей происходят из-за инстинктов, которые создают присутствие тревоги. Этот Эта идея отражена в книге Зейна Ридлинга « Философия тогда и сейчас» (2001) . Ридлинг утверждает, что внутренняя «активность» человека имеет решающее значение в формировании изменение человека в новое существо, которое является результатом беспокойства: "Это попытаться ответить на вопрос, что такое человек и кем он может стать; и это деятельность, совершенно непохожая на науку, - это просто мысль, через «внутренность», которую человек осознает на самых глубоких уровнях Бытие »(125).

Аналогично, Случай Ивана Яковлевича - его необычное восприятие запаха хлеба в утром он обычно идет на работу и отвлекается на другие дела. Интересно, что запах хлеба привлекает его внимание к чему-то новому в вокруг него.

Индивидуальные изменения подвергаются некоторым социальным эффектам, которые являются мотивирующими факторами для таких изменений. В «Носе» размышления Яковлевича о личности носа в своей лавке обнаруживают его физическую реакцию на его место: «Но Иван Яковлевич не был ни живым, ни мертвым.Он понял, что носом был не кто иной, как коллежский асессор Ковалев, которого брили каждую среду и воскресенье »(1). Иван Яковлевич недоумение осуществляет его психологический статус, т.е. найти живой нос в его магазин без лица еще больше сбивает его с толку. Эта путаница ставит его между жизнью и смертью. Следовательно, чувство тревоги вырастает из «внутренней» психики (психики Ивана Яковлевича) в результате его изумления.

Сорен Кьеркегор в своей книге The Concept of Anxiety (1980) утверждает, что тревога одно из формирующих отношений между внутренними побуждениями беспокойства и физическое проявление этих влечений.Таким образом, беспокойство может быть физическим реакция психики индивида: "Это беспокойство проявляется в стержневой. Человек - это синтез психического и физического; однако синтез немыслим, если два не объединены в третье. Эта третья - «дух» (43). Таким образом, Кьеркегор считает, что «дух - враждебная и дружественная сила одновременно. время »(44). Точно так же прижизненная смерть Ивана Яковлевича переживания объясняются тревогой, вызванной его внутренним ожиданием и его духовная тревога.

Кроме того, общество оказывает различные воздействия на отношения между человеком и другими людьми. Загадки утверждает, что индивидуальное «сознание» становится более гармоничным при встрече с другими людьми: "Однако проект остается проектом конкретный индивид уникального сознания - но сознания что пытается стать суммированным; то есть, чтобы вступать в отношения с другими так, чтобы составлять с другими людьми группы, которые становятся все более обширными »(401).

Эта индивидуальность проявляется в артикуляции особый вид «всеобъемлющего» сознания в Нос ". Один особенно показательный пример сплоченности между общественное и частное сознание обеспечивается тем, что Майор не решается выйти на улицу без носа: «К счастью, в ресторане не было посетителей - просто подметали официанты из комнат и переставляя стулья, и прочие, сонные ребята, выставляли на подносах горячую выпечку.На стулья и столы были разбросаны вчерашними газетами, в пятнах от кофе " (5). Взаимодействие майора Ковалева с другими людьми затруднен, поскольку он страдает от недостатка своего «сознания», благодаря чему люди становятся незнакомыми с его внешностью. Теперь ему повезло, потому что он не находит людей в ресторане.

сверхъестественные персонажи сталкиваются с трудностями в обществе из-за «эпистемическое» сознание. Конкретное воплощение знания - это чувство тоски.К тому же это чувство вызывает неприятности и сбои. среди социальных отношений. В «Абсурде» (1985) Т. Нагель утверждает что "эпистемическое" сознание - это то, что движет людьми в их социальное окружение: "Эпистемическая тревога, которая подтверждается аргументами таким образом, касается очень специфической лакуны в нашем эпистемическом положении " (49).

Когда Майор Ковалев выходит из ресторана на улицу, он встречает других людей. Теперь он знает свою внешность и расстраивается по этому поводу.Более того, это осознание содержит много тревожного знания о самооценка. Очевидный случай в этом отношении - индивидуальное «эпистемическое» признание других. в цитата ниже, майор Ковалев полностью обеспокоен, потому что не может чувствовать себя социально «независимым». Соответственно, он стремится вернуть себе нос до того, как станет изолированным от другие люди:

Бедный Ковалев чувствовал себя почти безумным. Это поразительное событие оставило его в полном недоумении.На сколько мог бы нос, который был на его лице еще вчера, и не мог бы тогда ни водить или ходить самостоятельно, теперь бегаете в униформе? - Он начал в погоне за экипажем, который, к счастью, не ушел далеко и вскоре остановился перед Гостиным двором (5).

Энтони Удеджи - еще один критик, обсуждающий концепцию страха. В Ужас у Хайдеггера и Kierkegaard (2012), он борется с тревогой в «человеческих условиях». Человек, говорит Удэджи, может решить свою свободу через страх переживания: "беспокойство и такие понятия, как тоска, страх и страх, указывают на человеческое состояние, проистекающее из свободы.мужчина признает свою свободу; он осознает тот факт, что он может делать сознательный выбор в жизни и что его судьба находится в его руках »(3).

Имени майора Ковалева признание своего состояния среди других, он пытается найти решения, пока не ловит нос. Его страдания - вызванные его кровотечение из носа - не принимается во внимание, потому что он знает о своих более болезненных социальное состояние. Он, следовательно, пытается прикрыть лицо, чтобы другие люди не видели его: "Не повезло, что утро, что на всей улице не было видно такси; так, закутавшись в плащ и закрыв лицо платком (чтобы сделать вид, будто у него идет кровь из носа), ему пришлось двинуться дальше. стопа »(4).

Отныне майор Ковалев возвращается к еде, а не каким-либо транспортом, чтобы избежать людей. Здесь очевидно, что страх майора Ковалева и страдания формируют его беспокойство. Кроме того, это условие заставляет его больше сознательный и самосознательный. Чтобы избавиться от забот, теперь он может идти своим путем в одиночку. Хотя это действие для него необычно, но он находится под сознательные условия, чтобы избежать любых других внешних страданий со стороны окружающих среда.Даже его лично беспокоит нос, но есть и другие решающие условия, которые могут контролировать его сознательное поведение, как и его общество.

Кроме того, Мартин Хайдеггер обсуждает концепцию страха. В «Бытие и время » (1962) он утверждает, что человеческое «существо» феноменологически релевантно для беспокойство. Таким образом, человеческий характер сочетается с другими перифериями: "как же так, что в тревоге Dasein предстает перед собой через свое собственное Бытие, так что мы можем феноменологически определить характер сущности, раскрытой в беспокойство и определите его как таковое в его Бытии или сделайте соответствующие приготовления для делать так? »(228).

В «Нос», признание майора Ковалёва его состояние показывает его реакцию на непрерывную «сущность» общество. Когда он переходит в ресторан, он готовится к тому, чтобы вернуть себе нос. Дело в том, что когда он реагирует физически и эмоционально, чтобы избавиться от страха и беспокойства: "Он с досадой закусил губы и поспешил из ресторана. Нет; поскольку он пошел, он не должен ни на кого смотреть и никому не улыбаться. Затем он остановился, как хоть и прикован к земле.Перед дверями особняк, который он видел, произошло явление, которому просто не было объяснения возможно »(5). Движение майора Ковалёва к ресторан является дополнительным признаком надвигающейся тревоги. Более важно, однако, что такое действие постоянно выдвигает на первый план феноменологические проявление в образе майора Ковалева. Когда он осознает свое состояние и его отношение к другим людям, он действует физически, чтобы избежать его беспокойства. В этом смысле проецируемое чувство на окружающая среда - это тревожная тревожная реакция на личность.

Энтони Кенни обращается к «духовному» подтексту тревоги в A Brief. История западной философии (1998). В своем обсуждении Кьеркегора концепции тоски, Кенни утверждает, что «индивидуальная» личная и духовная сущность растворяется в «эстетическая сфера», если она одобряет свою новую эмоциональную или «анонимные» особенности; Кенни пишет:

Кьеркегор зарисовывает для нас духовная карьера, завершающаяся аскетизмом; но каждая восходящая фаза карьера, далеко не уменьшение или отказ от индивидуальности, это этап в утверждении собственной уникальной личности ... личность не больше, чем анонимный член толпы; безоговорочно принимая мнения, настроения и цели толпы.Первый этап навстречу самореализация - это вход в эстетическую сферу (327).

Когда Майор Ковалев попадает в ресторан, прикрывает его окровавленное лицо. При этом он скрывает свою личность, но на самом деле это остается анонимным для других людей. Когда он говорит с мужчиной, он спотыкается и кажется сбитым с толку. Мужчина замечает это замешательство и говорит майору Ковалеву, что речь все-таки получилась. Мужчина говорит, что Майор Ковалев ошибается: «Дорогой сэр, вы ошибаетесь, - отвечает майор Ковалев. - Я просто я - я в отдельности.И в любом случае никогда не могло быть близких отношений между нами, потому что, судя по пуговицам на вашей раздевалке, ваша служба выполняется не в моем собственном отделении »(6). ситуацию, следовательно, майор Ковалев пытается заставить его речь яснее с мужчиной.

В От Платона до Ницше (1957) Э. Аллен подчеркивает социальный престиж, который приходит после переживания тоски. Он утверждает, что если в обществе есть «элита», тогда не было бы всех других социальных превосходств.Тем не менее человек становится частью «массового» общества, поскольку чувство тревога мешает отношениям между людьми и коллективным миром: "Обществу нужна элита, которая установит образец и ограничит легкомыслие массы. Главной особенностью того времени было отказ от аристократических принципов, «бунт масс» ... человек не мог вынести упрека высших способностей »(169).

тот же подтекст может быть отражен в словах майора Ковалева. серьезные шаги вперед с другими людьми.Теперь он знакомится с офицерской дамой. Таким образом потеря носа побуждает его взаимодействовать с обычаями других людей. Узнав офицерскую даму, он тщательно решает, как достать нос. через нее. Таким образом, личность майора Ковалева подвергается другим людям и обычаям, частью которых является его индивидуальность:

Затем майор строил свои планы. Либо он подаст в суд на даму штабного офицера в законной форме, либо заплатит ей неожиданный визит, и поймать ее в ловушку.Тогда предыдущие размышления были прервано проблеском сквозь щель двери - знак того, что Иван только что зажег свечу в зале: и тут явился сам Иван, нес свечу перед собой и бросая комнату в такой ясный сияние, которое Ковалев спешно схватил снова платком и еще раз прикрыть то место, где раньше был нос, но вчера, чтобы этого глупого парня не довести до чудовищность на чертах его хозяина (13).

Аналогично, Стивен Кроуэлл в своей книге «Экзистенциализм» (2010) подчеркивает важность коллективной сущности в обществе, но он соединяет общество с религией. Кроуэлл утверждает, что человек отношения с другими людьми подразумевают чувство тревоги. Человеческая личность необходимо взаимодействовать с другими членами общества, но в «христианстве» вся материя отрицается, так как человек может стать частью других через религия. В этом смысле нет беспокойства; Комментарии Crowell:

Толпа, грубо говоря, публичная мнение в самом широком смысле - идеи, которые в данном возрасте воспринимаются как должное; то обычный и приемлемый способ ведения дел; самодовольное отношение, которое приходит от соответствия, необходимого для социальной жизни, - и того, что обрекает ее на "неправда" ... собственное чувство человека того, кто она есть, освобождая ее от бремя быть собой: если каждый христианин, во мне нет нужды «стать» одним (6).

В «Нос», когда майор Ковалев находит свое носом, он созерцает свое новое состояние. Он говорит, что человек без носа похож на дьявол. Человек может почувствовать благословение Бога, если он будет полным без каких-либо физических дефектов. В этом смысле человек может ладить с людьми, получать подкрепился, и стал идеальным социальным «гражданином». В цитате внизу - облегчение майора Ковалёва, когда он говорит о бесполезности побега носа с лица:

Боже мой, Боже мой! Зачем это несчастье постигло меня? Даже потеря рук или ног была бы лучше, черт знает что для человека без носа - птица, а не птица, гражданин, а не гражданин, вещь, которую просто выбросят из окна.Это тоже было бы лучше, если бы мне отрезали нос в бою или в дуэль, или мой собственный поступок: а вот нос пропал, и нечего показать за это - без толку - ни на крупную прибыль! - Нет, хотя, - добавил он после размышлений, - маловероятно, что нос ушло навсегда: вряд ли (13).

Заключение

В этой статье мы попытались раскрыть значение тревоги, особенно с социальной и культурной точки зрения в «Носе» Николая Гоголя."Врожденное чувство социальная сатира российского общества, которая представляет собой совокупность религиозных, социальных и культурных убеждений. С точки зрения Кьеркегора, тревога может быть конструктивно жил человеком, потому что он уводит нас от человеческого существа к осознанию человечества через возможность покаяния, которое может вернуть нас к абсолютному Богу.

As в этом кратком отчете Николая Гоголя говорится об одной устойчивой характеристике экзистенциальный поворот - это склонность тревожного человека.Хотя на эту склонность смотрели неблагоприятно в то время теми, кто оценивал литературные тексты с религиозной основы, отмечая широкое использование устойчивых социально-религиозных непреодолимая одержимость сатирическими замечаниями Гоголя, которые помогают нам увидеть его и высокие экзистенциальные писатели как более этически вовлеченные, чем их недоброжелатели иногда признаю. Это далеко не просто пример религиозного социальная эгоцентричность чувствительности, крайне отвлекающие повествования и этическую работу, которую они могут поощрять, предполагать, что новые концепции формы несут с ними новые способы решения реальных проблем.Из поступка так фундаментальным, как признание майором Ковалевым человечности своей рутинной жизни такому глубокому, как Иван Яковлевич регистрация существования целых субкультур политически бесправных человеческих встреч, существование может помочь читателям, привыкшим к определенным литературные структуры отмечают, что художественные произведения - политические и исторические повествования - упорядочены таким образом, чтобы выгодно некоторым людям при подчинении другие.

Гоголя История особенно показательна в этом отношении, поскольку она представляет собой отвлекающие полеты вообразите, попросите читателей изменить способы, которыми они придают значение и значение в их собственной жизни.Таким образом, он закрепляет за собой место среди российских социально-религиозных критиков.

Библиография

Аллен, Э. От Платона до Ницше . Лондон: англичане Universities Press Ltd, 1957.

Коуэн, К. Гоголь Н. В., Хоукс К. Нос Николая Гоголя . Новый Йорк: Lothrop, Lee & Shepard, 1994.

.

Кроуэлл С. Экзистенциализм. Стэнфордская энциклопедия Философия 1.1 (2010): 1-57.

Хайдеггер, М. Бытие и Время . Нью-Йорк: Харпер, 1962.

.

Кенни А. Краткая история западной философии . Malden, Mass: Blackwell Pub, 1998.

.

Кьеркегор, С., Томте, Р., и Андерсон А. Понятие тревоги: простое Психологически ориентированное обсуждение догматической проблемы наследственного греха . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1980. Печать.

Нагель Т. «Абсурд." Journal of Aesthetics and Art Criticism 44. 2 (1985): 32-91.

Ридлинг, З. Философия тогда и сейчас . Нью-Йорк: Рутледж, 2001.

Удэджи, А. Страх у Хайдеггера и Кьеркегора . Копенгаген: Издательство Копенгагенского университета, 2012.

Уокер, Ф. Религиозный конфликт между Гоголем и Белинский. Чикаго: Чикагский университет Press, 1962. (68-73).

Метод обучения эстетическому реализму и «Нос» Гоголя - сатира на снобизм

Эта статья о сатире - и любви к миру против презрения - была частью открытого семинара по методу обучения эстетическому реализму

Как объясняет эстетический реализм, успешное обучение зависит от того, нравится ли ученику мир, действительно видя его через предметы, которые он изучает.Тем не менее, к тому времени, когда ученики приходят в школу, они часто видят много вещей, из-за которых сложно понять, что мир может нравиться им: беспокойство и гнев дома, людей, спящих в дверных проемах или картонных коробках, людей, причиняющих боль друг другу. Это чудо, что некоторые студенты вообще достигают этого. Есть вещи, которые несправедливы, и мы должны противостоять им.

Эстетический реализм является новым в объяснении того, что есть два способа противостоять вещам, и наша жизнь зависит от нашей способности различать их.Мы можем четко критиковать несправедливость, с которой сталкиваемся, в надежде, что она изменится, и, насколько это возможно, сделать что-то, чтобы это изменить; это ради любви к миру. Или мы можем использовать то, что видим, чтобы принизить мир, считать его бесполезным, а себя - высшим. «В каждом человеке есть предрасположенность, - заявил Эли Сигель, - чтобы думать, что мы будем для себя, делая меньше внешнего мира». Это презрение, и это самая пагубная вещь в человеке; это причина того, что люди эксплуатируют друг друга с целью получения прибыли; расовых предрассудков; о том, как дети смеются друг над другом.

Я благодарен за возможность изучать со студентами моих классов английского, что эстетический реализм говорит по этому могущественному и новому предмету: любовь к миру - это критический вопрос, критическая необходимость, и это единственное. это может победить презрение. Пункт 4 «Манифеста эстетического реализма об образовании» объясняет:

Единственный способ полюбить мир - мир, в котором есть войны, экономическая несправедливость и родители, которые сбивают нас с толку, - это видеть, что мир имеет эстетическую структуру: это единство противоположностей, таких как различие и тождество, свобода и порядок, движение и покой, множественность и единство.Кроме того, эти противоположности постоянно присутствуют в нас, и мы пытаемся разобраться в них, увидеть их как одно целое.

Я расскажу о том, что мы с учениками узнали об одном аспекте литературы, который ясно показывает, как желание любить мир противостоит презрению - сатира. Мы увидели, что разница между презрением в обычном понимании и сатирой - это разница между тем, чтобы быть противником мира и быть за него, между насмешкой над миром и искренней симпатией к нему.

Разница между презрительным издевательством и искусством сатиры

Когда я впервые встретился с ними, ученики 10-го класса, которые я преподавал, проявили желание познать мир, что очень повлияло на меня.Тем не менее, многие из этих студентов, как и многие другие, были доведены до насмешек. Оскорбления, часто состоящие из четырехбуквенных слов, летали по комнате, когда они входили; за несколько минут до позднего звонка небольшие группы студентов вместе смеялись в дальнем конце комнаты, часто над другими студентами. Ощущение, что все неискренни и достойны презрения, особенно люди, которые явно отличаются в чем-то - например, по возрасту или этническому происхождению, - возможно, сильнее в старшей школе, чем в любое другое время; это делает человека жестоким.Люди, которые совершили преступления на почве ненависти и были осуждены за них, за которыми мои студенты следили в новостях, яростно демонстрируют то презрение к различиям, то холодное отношение к жизням и чувствам других людей, которое продолжается постоянно. Однажды это произошло во мне.

На консультации по эстетическому реализму, когда я был всего на несколько лет старше этих студентов, меня спросили: «Как вы думаете, проходят ли полчаса, в которых вы не издеваетесь над людьми? Чувствовали ли вы, что вы больше всего уверены в себе, когда можете поиздеваться? " Я имел; - Я основывал свою личность на том, что тихо насмехался над миром и людьми, включая моих родителей, учителей и мужчин.Но я ненавидел себя; Я ходил с тяжелым чувством и всепроникающим чувством, что моя жизнь не изменится. К тому же мне было ужасно одиноко.

Мне нужно было знать, что я позже узнал из эстетического реализма: что мы издеваемся на свой страх и риск. Хотя мы думаем, что строим себя, насмехаясь над людьми, на самом деле мы разрушаем наши отношения с миром. Когда я начал изучать эстетический реализм и мое презрение подверглось критике, я впервые почувствовал, что могу гордиться своим отношением к людям.Я более благодарен, чем могу сказать, что теперь, вместо того, чтобы безгранично презирать людей, как когда-то, я чувствую, что я больше хочу укреплять людей, быть средством их познания и любви к миру и самим себе. . Вот почему я стал учителем.

К тому времени, когда я преподавал эти уроки в мае, мои ученики многому научились, и насмешки утихли. Они были внимательнее и глубоко рассказывали о романах и рассказах, которые мы читаем. Они видели борьбу между презрением и уважением во многих разных персонажах; они начали узнавать и то, и другое в себе.Мы видели, что писатели в своих работах выражают такую ​​же критику людей, как и мы. Разница в том, что они выражают это с помощью формы - они делают из этого искусство. Это определенно верно в отношении сатиры. Хотя сатира определяется по-разному, определенные элементы присутствуют всегда. В A Handbook to Literature Тралл и Хиббард дают следующее определение:

.

Литературная манера, сочетающая критическое отношение с юмором и остроумием с целью улучшения человеческих институтов.

Сатира - это критика, даже издевательство, но у нее прекрасная цель.Эли Сигель объяснил в классе 1948 года:

Цель настоящей сатиры - взять уродливую вещь и представить ее изящно и с юмором, чтобы уродство было видно. Когда сатира показывает дешевое и уродливое, она на стороне красоты, потому что, по сути, основана на желании сделать реальность более красивой.

Это, как мы видели, отличается от цели, которую преследует большинство из нас, когда мы видим вещи в людях, которых критикуем. Студенты упомянули некоторые из этих вещей.«Их отношение», - сказал Лерой Гудвин. Джамал Джексон сказал, что ему не нравится, когда люди лицемерны, критикуют других за то, что они делают сами - «особенно взрослых», - добавил Дэвид Рэндалл. "Как вы показываете, что против этого?" Я спросил. Дэвид сказал: «Иногда я злюсь и думаю:« Ну, посмотри на себя »». «Так ты издеваешься над людьми?» Я спросил. «Да», - сказал он.

Хотя это кажется таким обычным, таким повседневным, это имеет катастрофические последствия для вас самих - вредит уму и способности учиться, - и для других.Скука и депрессия, царящие в наших школах, происходят из-за этого презрения. Благодаря эстетическому реализму я узнал, что, когда человек насмехается над одним предметом за другим, делая их бессмысленными - либо внешне, либо в своем сознании, - он охватывает весь мир.

Противоположности, центральные как в презрении, так и в сатире: за и против . Я спросил: «Когда вы презираете человека, разве вы против него, против мира или неточно для себя?» «Да», - ответил Дэвид.Настоящая сатира - это единство противоположностей. Сатирик тоже высмеивает вещи в людях, но он не против мира; он против того, что в человеке вредно, и к лучшему. Цель сатирика - сделать мир таким, чтобы он нравился: он делает юмор из своей критики, чтобы люди это увидели и изменились.

Образец истинной сатиры

Начали читать рассказ русского писателя Николая Гоголя (1809-1852): «Нос». Я любил эту историю, когда учился в старшей школе, и когда я посмотрел на нее снова, со знанием эстетического реализма, я понял, почему.В этой классической истории, которую переводчик Дэвид Магаршак описывает как «резкое разоблачение снобизма, самоуспокоенности и глупости… высших классов» в царской России, Гоголь использует нос, чтобы представить два аспекта презрения, которые я испытывал, - снобизм и превосходство.

Это дикая история, и то, что в ней происходит, совершенно невероятно, но то, что мы можем извлечь из нее, очень важно. Действие «Носа» происходит в Санкт-Петербурге в начале 19 века. Главный герой, коллежский асессор Ковалев, чиновник 8-го ранга.Он использует свой не такой высокий ранг, чтобы преувеличить свою важность. Я заметил, что есть много фраз, показывающих превосходство и презрение, которые имеют отношение к носу. Студенты привели примеры: смотреть на людей свысока; нос в воздухе; быть высокомерным или сопливым; снобизм. Ковалев действительно смотрит на людей свысока. Однако однажды утром он просыпается и обнаруживает, что это не так-то просто. Гоголь пишет:

Ковалев потянулся и попросил зеркало, стоящее на столе.Ему хотелось взглянуть на прыщик, появившийся у него на носу накануне вечером, но, к своему великому удивлению, вместо носа он увидел совершенно пустое, плоское место! Испугавшись, Ковалев попросил воды и протер глаза полотенцем: не было носа!

Я спросил: «Как вы думаете, что критикует Гоголь?» Ковалев был слишком впечатлен собой, они видели, а он презирал. Вы не можете смотреть на людей свысока, если у вас его нет. Ковалев представлен как нелепый, бегающий по всему городу - к полицейскому комиссару, в редакцию газеты, чтобы разместить объявление, - пытаясь найти свой нос, что свидетельствует о его предполагаемом превосходстве.Но когда мы смеемся над ним, мы делаем это ради того, чтобы полюбить мир, потому что Гоголь хочет, чтобы мы распознали в себе эту тенденцию и, рассматривая ее как смехотворную, изменились.

Прием, используемый в сатире, является карикатурой - преувеличением или искажением определенных качеств для создания юмористического эффекта. Презрение тоже преувеличивает, делая одни вещи больше, а другие - меньше, чтобы удовлетворить свое эго. Когда сатирик преувеличивает, он придает нечто большее, чтобы мы действительно могли это увидеть. Гоголь использует карикатуру, делая что-то маленькое - нос - непропорционально большим, преувеличивая это, давая ему собственную жизнь.Он делает это с таким стилем и такой убежденностью, что какое-то время мы почти в это верим. Гоголь пишет:

Вдруг [Ковалев] замер как вкопанный;… на его глазах произошло самое необъяснимое: карета подъехала к подъезду, дверь кареты открылась, и из нее выскочил господин в форме… Представьте себе ужас и, в то же время изумление Ковалева, когда он узнал, что это его собственный нос! ... На нем была вышитая золотом форма с большим воротником-стойкой, штаны из замшевой кожи и сабля на боку.По его шляпе с пером можно было заключить, что он был статским советником, государственным служащим пятого ранга.

Студенты смеялись, когда читали это. Это смешно. Это тоже критично. Мы говорили о том, что нос, который только накануне был на лице Ковалева, не только ходит, но и занимает более высокое положение в правительстве, чем он сам. Он использовал свой нос, чтобы превосходить других людей, а теперь его нос превосходит его. «Думаю, он проявляет снобизм во всех», - сказала Ана Колон.

Ковалев подходит к носу, который в церкви молится:

Мне кажется странным, сэр, я… я считаю, что вы должны знать свое надлежащее место… Конечно… вы должны признать, что человеку моего ранга не следует ходить без носа. То есть… торговка, торгующая очищенными апельсинами на Воскресенском мосту, может сидеть без носа; но для человека вроде меня, который рассчитывает получить пост губернатора ... Судите сами, сэр ...

«Я ничего не понимаю, сэр», - ответил нос.«Пожалуйста, объяснись более четко».

«Сэр, - сказал Ковалев с сознанием собственного достоинства, -… Мне кажется, все это совершенно очевидно… Я имею в виду, что вы мой собственный нос, сэр!»

Носик посмотрел на майора и слегка нахмурился.

«Вы ошибаетесь, сэр. Я сам. К тому же ни о каких интимных отношениях между нами не может быть и речи. Я вижу, сэр, по пуговицам вашей формы, что вы служите в другом отделе.

Мы увидели, что в этом невероятном диалоге Гоголь высмеивает чувство, что человек, отличный от нас, автоматически является неполноценным.Он показывает, насколько жесток такой взгляд на людей, когда Ковалев говорит, что женщина, торгующая апельсинами, не настолько важна, чтобы ей нужен был нос; Гоголь также показывает, что это смешно - отрицать какое-либо отношение к Ковалеву, потому что он служит в другом ведомстве. Но, как я сказал, иначе, чем большинство людей реагируют, когда видят в ком-то снобизм - презирая себя, - он обучает людей. Гоголь говорит: «Взгляните на эту уродливую цель. Я сделаю так, чтобы это выглядело настолько абсурдным, настолько нелепым, что, когда люди увидят это, они захотят измениться.«Человеческий ум дошел до того, что он мог выражать критику таким образом, чтобы мир нравился людям, а не презирал их.

Ковалев возвращается домой удрученный. Внезапно в дверь стучится полицейский и спрашивает: «Вы потеряли нос, сэр?» Нос нашли, и Ковалев очень рад, что он снова у него. Однако есть еще одна проблема: он не может заставить нос прижаться. «Почему бы и нет?» - спросил я класс. «Как вы думаете, он достаточно усвоил из этого опыта?» «Нет!» - сказали они.«Он все еще сноб». Это, к сожалению, правда, даже когда Ковалев просыпается однажды утром и обнаруживает нос именно там, где он должен быть, на своем лице. Студенты увидели, что он недостаточно благодарен, продолжая чувствовать себя важным, будучи снобом.

Все это очень маловероятно, говорит нам Гоголь, но говорит: «все-таки, вдумчиво, в этом действительно что-то есть». Это «что-то», как объясняет эстетический реализм, представляет собой критику, которую представляет искусство - в данном случае искусство сатиры. Мои студенты и я видели, что сатира противостоит человеческому желанию презрения и является средством полюбить мир, потому что она объединяет противоположности: это вместо и против красиво и для той же цели; он делает меньше чего-то уродливого, чтобы сделать добро больше.

Как изменились мои ученики

Понимание разницы между обидным презрением и честной критикой может положить конец некоторым великим мучениям и жестокости среди молодых людей. То, что эти ученики узнали в одном классе, могло буквально помешать любому из них принять ужасное решение отомстить миру, причиняя вред другому человеку или оставив его из-за депрессии или наркотиков. Каждый семестр я вижу, насколько глубоко эстетический реализм Эли Сигеля как метода обучения соответствует тому, на что надеются студенты; это позволяет им лучше учиться и оказывает глубокое и продолжительное влияние на всю их жизнь.В конце семестра мои студенты подробно писали о том, как они изменились. Они не только больше заботились о литературе, но и относились к людям иначе: они были добрее. «Вместо того чтобы презирать людей, - писал Кевин Стэнли, - я останавливаюсь и думаю об этом. Интересно, сделает ли это меня лучше? Триша Уоррен написала: «Метод обучения, который вы использовали, очень помог мне в жизни вне школы. Я больше не слишком тороплюсь судить людей. Эли Сигель сказал, что если вы лучше понимаете мир, вам он может понравиться больше.”

Те, кто руководят нашими школами, должны спросить этих учеников, почему они говорят то, что делают. Каждый ученик нью-йоркской школы должен уметь научиться тому, чему научилась Триша Уоррен - как быть красивым и добрым критиком мира и самого себя, как средство уважать и то, и другое - с того дня, как он или она поступает в детский сад, и это действительно так. мне невыносимо, что они этого не делают. Когда эстетический реализм Эли Сигеля как метод обучения станет основой образования в Нью-Йорке и других местах, в наших школах наконец-то наступит глубокий, истинный успех.

Подробнее о том, как эстетический реализм объясняет сатиру:

Отчет писателя Шелдона Кранца об уроке 1948 года Эли Сигель о сатире

Хаим Коппельман, гравер, о сатире в искусстве Оноре Домье и Дуэйн Хансон

Разговорный английский перевод оживляет комические сказки Гоголя

Полное собрание рассказов Николая Гоголя, редакция с введением и примечаниями Леонарда Дж.Кент. Чикаго и Лондон: Чикагский университет. 2 тома: 259 с., 351 с. (Библиография). 9,95 долларов США каждый (бумажный). Самым странным и тревожным случаем гениальности среди классических русских писателей XIX века был Николай Гоголь (1809-52). То, что у него был гений, не подлежит сомнению. Единственный законченный роман Гоголя `` Мертвые души '' (1842 г.) о коварном землевладельце, который выкупает права собственности на умерших крепостных, намереваясь заложить свое воображаемое `` имение '', - это один из нетленных комических произведений в мире. шедевр совокупной изобретательности.Его самая знаменитая пьеса, `` Ревизор '' (1836 г.), превращает фарсовый случай ошибочной идентификации - невзрачный государственный служащий считается государственным инспектором - в сатиру как на бюрократическое тщеславие, так и на невежество маленького городка. это зарекомендовало себя одним из самых сценических удовольствий в современном репертуаре.

Но короткая жизнь Гоголя была ограничена крайностями незащищенности и растерянности, которые превзошли даже гротескные излишества его художественных черт. Он родился и вырос на Украине.Еще молодым человеком он уехал в Петербург, охваченный мечтами о литературном успехе. Он боролся как безвестный клерк, хотя и недолго - менее чем за 10 лет Гоголю удалось создать сказки, которые принесли ему широкое признание как необычный и важный писатель.

Затем, в более странном повороте, чем все, что он когда-либо изобретал, `` сгорая от религиозной лихорадки и поглощенный мессианским комплексом '', он отказался от своих художественных успехов, поклялся в своей приверженности христианским принципам и наставительной литературе - и попытался превратить `` Мертвые души '' в монотонную трилогию по образцу `` Божественной комедии '' Данте.Несмотря на то, что он умер жестоко молодым, мало кто сомневается в том, что все значительные литературные произведения Гоголя остались позади.

Рассказы Гоголя теперь снова доступны в этом привлекательном переиздании сборника, впервые опубликованного в 1964 году (первоначально в него входили его пьесы; они здесь исключены), основанного на переводах Констанс Гарнетт, сделанных в 1920-х годах. Редактор Леонард Кент пересмотрел и обновил версии Гарнетта, и в результате получился живой разговорный английский, который довольно успешно передает цвет, энергичность и насыщенность комических деталей, которыми славится Гоголь.

Самые ранние рассказы, большинство из которых вышло в двух томах под названием `` Вечера на хуторе близ Диканьки '' (1831 и 1832), посвящены украинскому крестьянскому быту и изобилуют легендами, фольклором и (часто вынужденными) сверхъестественное. `` Сорочинская ярмарка '' - это очаровательно хриплый рассказ о юной любви против пессимизма и лицемерия средних лет, с его якобы счастливым концом, омраченным типично гоголевской квалификацией. `` Св. Канун Джона '' и `` Ужасная месть '' - энергичные мелодрамы, движимые яркой демонологией, как и более поздний `` Вий '', граничащий с смехотворным излишеством.Еще одна история этого общего типа - исторический романс `` Тарас Бульба '', феерия, о которой, пожалуй, лучше всего забыть.

Переходный рассказ `` Иван Федорович Шпонька и его тетя '' (о старом молодом человеке, который боится женщин и позволяет своей властной `` тете '' устраивать свою жизнь), указывает путь к реалистическому (или, по крайней мере, антиромантические) рассказы, действие которых происходит в провинциальном селе Миргород. Лучшие из них - `` Старосветские помещики '', блестящее изображение блаженно самодовольной супружеской пары, которую Гоголь одновременно восхваляет и высмеивает; и `` Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем '', остроумная трагикомедия, в которой незначительный спор вызывает нескончаемую тяжбу и создает атмосферу горечи, охватывающую весь город.

Наконец, есть гоголевские `` Петербургские сказки '' - рассказы о простодушных и некомпетентных людях, плывущих по течению в шумно работоспособном городе, который, кажется, весело безразличен к их потребностям и мечтам. `` Невский проспект '' - это рассказ о двух романах, которые заканчиваются разрушенными иллюзиями. В `` Дневнике сумасшедшего '' прослеживается ухудшение состояния бедного клерка-копировщика, обезумевшего от несправедливости, от которой он страдает (и воображает). `` Нос '', фантазия, возникшая из параноидальных страхов другого государственного служащего, представляет собой комический кошмар, пронизанный причудливыми образами, которые, несомненно, оправдывают фрейдистские выводы, которые многие из них сделали.

Но величайшая из этих историй - самая простая. В шедевре Гоголя `` Шинель '' (1841 г.) подробно описывается испытание бедного писаря Акакия Акакиевича, у которого отняли великолепное новое пальто, ради которого он спас и принес в жертву, и который после своей жалкой смерти становится призрак, который бродит по улицам Петербурга, отнимая у перепуганных прохожих их шинели.

Влияние сказки легендарно, и ее называют ранним примером реалистичной истории, вызывающей озабоченность у общества.Фактически, это квинтэссенция причудливых картин Гоголя о выживших и неспособных выжить `` маленьких '' людях в мирах, к которым, как они знают, они не принадлежат. Такие истории помогают объяснить предположение редактора Кента о том, что Гоголь `` возможно, самый подлинно оригинальный из писателей ''. Чем больше мы его читаем, тем вероятнее это кажется.

Брюс Аллен является постоянным обозревателем Monitor.

Dead Souls by Николай Гоголь

Для обзора книги Фернандо Песоа «Книга беспокойства» я попросил вас представить, что кто-то подарил вам красивые старые часы, подарок с уловкой, которая, к сожалению, не работает, нет, как-то целиком.Вы бы в этой ситуации почувствовали себя обиженным, потому что часы - это еще не все, чем они могли бы быть? Или вы счастливы иметь все как есть, полагая, что вы что-то приобрели, а не потеряли, потому что вы не можете потерять то, чего никогда не было (часы никогда и не могли работать)?

Я подумал, что ответ на этот вопрос не только расскажет вам о вашем подходе к часам, но и отразит, как вы относитесь к незаконченным романам. Я часто вижу, блуждая по Интернету, обзоры и статьи, оплакивающие неполное, не полностью нереализованное.Такие книги, как «Замок», например, или «Человек без качеств», или «Боевой солдат Швейк», или «Мертвые души» Николая Гоголя. Для определенного типа читателей эти книги разочаровывают, неприемлемо ошибочны; некоторые даже заявляют, что их следует избегать вообще. Очевидно, я не разделяю этого мнения. Возвращаясь к моей аналогии с часами, я принадлежу ко второму типу; Я счастлив иметь эти романы в их несовершенном состоянии, принимать их за чистую монету. Красивые часы остаются красивыми часами, даже если они не умеют определять время.В самом деле, я склонен находить эти неполные, иногда неотредактированные рассказы очаровательными, как красивая девушка, которая шепелявит.

Что касается Dead Souls, то у нас есть один полный том и несколько фрагментов второго тома. Говорят, что Гоголь намеревался написать всего три тома, но сжег большую часть того, что он написал после публикации первого, а затем увеличил и умер, прежде чем он смог собрать что-нибудь, что его удовлетворило. Тем не менее, что необычно в рассматриваемой здесь книге, так это то, что первый том был закончен и может существовать отдельно, так что, если бы вы прочитали его, не зная о намерении составить следующие тома, вы не почувствовали бы себя был недооценен.На самом деле, я не уверен, зачем издатели вообще включили второй том. На мой взгляд, это очень сильно повлияло на репутацию книги не потому, что она плохая сама по себе, на самом деле мне она нравится больше, чем большинству, а потому, что кажется, что к ней приставляют. Более того, что, возможно, более важно, автор стал благочестивым, аскетом, и, как следствие, его работа становилась все более догматичной и назидательной; и так много забавной игривости и обаяния [которые Гоголь считал греховными] было высосано из повествования.Прежде чем мы продолжим, я должен отметить, что этот обзор в основном касается только первого тома.


[Гоголь сжигает рукопись второй части мертвых душ Ильи Репина]

В начале книги в город въезжает британка, несущая в себе незнакомца Павла Ивановича Чичикова и двух его лакеев. Гоголь старается подчеркнуть заурядность Чичикова; он, пишет он, ни толстый, ни худой, ни привлекательный, ни уродливый. Таким образом, на первый взгляд он является средним человеком, который, кроме того, не имеет собственной заметной личности.Например, когда он обедает с помещиком Маниловым, который эмоциональный и чрезмерно дружелюбный, Чичиков пытается сойтись с ним, имитируя его поведение и отношения. Конечно, этот заискивающий подход можно было бы истолковать как желание понравиться, но быстро становится очевидным, что у нашего героя другая цель. Эта цель, этот план - вот что дает роману вызывающее воспоминания название (и какое это, между прочим, название!), Поскольку Чичиков намеревается скупить или сделать подарок всем мертвым душам города или крепостным. .

Только в конце первого тома выясняется, почему он хочет, или что он собирается делать с правами на умерших крепостных. Он говорит Ноздреву, другому помещику, что желает их, чтобы произвести впечатление богатства и таким образом поднять свой статус в обществе, но в своих мыслях указывает, что это было ложью. В любом случае, нет сомнений в том, что он замышляет ничего хорошего [вариации восклицания «что за дьявол» часто произносятся по всему тексту, что явно важно, поскольку только дьявол должен торговать душами] и что Чичиков далеко не обычный человек, а настоящий манипулятор, который презирает людей, с которыми пытается иметь дело.В свете этого может возникнуть соблазн рассматривать «Мертвые души» как своего рода моральную сказку, в которой кучу несчастных обманывают, лишив их собственности, или как предупреждение в духе: «Будьте осторожны, добрые люди, с незнакомцами». ! И все же это было бы довольно упрощенное или поверхностное толкование, потому что никто из помещиков или горожан не вызывает особой симпатии [кроме, возможно, Манилова]; действительно, они гораздо менее сочувствуют, чем сам Чичиков.

Чем больше персонажей вводится, тем яснее становится, что Гоголь подшучивает над разными русскими типами и слоями общества.Каждый из людей, с которыми Чичиков сталкивается в своем стремлении скупить мертвые души, представляет собой одномерный сатирический портрет; например, Плюшкин - скряга, Манилов - сентиментальный дурак, Ноздрев - гедонист и скупердяй, женщины - сплетницы и так далее. Однако, если это все, что может предложить книга, это, конечно, было бы забавно, но не было бы великим шедевром, каким я считаю. Что придает «Мертвым душам» глубину, а сатиру - больше укола, так это то, как она занимается вопросами и проблемами, касающимися господ и рабов, бедности и богатства, власти и коррупции.Чтобы разобраться во всем этом, нужно вернуться к афере Чичикова: он скупает души у богатых помещиков; они, конечно, мертвы, но обе стороны все же занимаются своего рода работорговлей. В России в то время мужики, умершие или нет, были доступны для покупки и переселения; поэтому души или крепостные были в рабстве, они не были свободны. Если вы несвободны, вы в каком-то смысле перестали быть человеком или, по крайней мере, с вами не обращаются как с таковым.

Я сам не могу сказать, было ли это так, но я читал, что Гоголь не обязательно был против крепостничества, и, конечно, второй том [в котором говорится об ответственности перед своими крепостными], похоже, подтверждает это; и поэтому нужно быть осторожным, чтобы не объявлять Мертвые души как общее осуждение, но бесспорный, что ее автор сочувствовал бедным.Например, в романе есть важный, почти трогательный отрывок, когда Чичиков изучает имена людей, которых он приобрел, и впервые задается вопросом, кто они такие, как жили и как умерли; они в этот момент очеловечены.

«Когда он смотрел на эти листы бумаги, на мужиков, которые когда-то были мужиками, которые работали, пахали, напивались, водили повозки, обманывали своих хозяев, а может быть, просто были хорошими мужиками, он был одержим. странным чувством, которого он сам не понимал.

Еще есть история капитана Копейкина, раненого военного, который просит пенсию у правительства, но ему постоянно отказывают, несмотря на его тяжелое положение и заслуги, которые он оказал своей стране. Нам также рассказывают истории или анекдоты о сокрытиях и упоминают взятки среди должностных лиц. Справедливо отметить, что бедняки не остаются полностью одни, не полностью избегают критического взгляда автора, поскольку они пьют и иногда прибегают к насилию, но все это происходит почти мимоходом; Большая часть романа посвящена жадности и идиотизму землевладельцев, чиновников и вообще тех, у кого есть деньги и влиятельные должности.

Вы также можете подумать о том, что переговоры Чичикова говорят о капитализме, или, в частности, о принципе, что у всего есть цена, что что-то стоит того, что определенный человек готов за это заплатить. Не раз герой обнаруживает, что торгуется, даже спорит, с землевладельцами, которые не хотят расставаться со своими мертвыми душами (хотя и стоят им денег), потому что считают, что если он хочет их, то они должны чего-то стоить. Например, когда Чичиков говорит Собакевичу, что мертвая душа - это то, что никому не нужно, он отвечает, что, наоборот, они вам нужны! И так пытается выжать из него как можно больше денег.В зависимости от вашего чувства юмора, переговоры будут либо веселыми, либо однообразными и утомительными. Я один из первых. Для меня есть что-то чрезвычайно забавное в том, что человек пытается купить явно бесполезный предмет, который даже не существует на самом деле [или существует только на бумаге]; его разочарование, когда он столкнулся с неспособностью продавца понять, что он не только дает им деньги, но и избавляет их от финансового бремени [налог должен быть уплачен за души до завершения следующей переписи], особенно интересно.

«Манилов был доволен этими заключительными словами, но он все еще не мог разобраться в самой сделке и, не получив ответа, стал так сильно сосать свою глиняную трубку, что она начала хрипеть, как фагот. Казалось, он пытался извлечь из него мнение об этом беспрецедентном деле; а глиняная трубка только хрипела и ничего не говорила ».

Хотя идея, лежащая в основе работы, остроумна и удовлетворительна, и можно сделать многое из социально-политических элементов, наиболее привлекательным аспектом «Мертвых душ» является стиль, в котором Гоголь все это выполняет.То, что все русские романы рассказываются идиотскими, слегка сумасшедшими, почти лихорадочными людьми, стало своего рода клише. Это, конечно, неправда, но яркие примеры такого рода есть у Федора Достоевского [Записки из подполья, Бесы], Андрея Белого [Петербург] и других. В любом случае можно сказать, что Николай Гоголь изобрел этот архетип, или, даже если он этого не сделал, он, безусловно, был одним из первых и самых известных, кто использовал его, и можно утверждать, что он сделал это лучше, чем кто-нибудь еще.

Его авторский голос легкомысленный, нервный, непредсказуемый и часто абсурдный. Он часто разговаривает со своим читателем, подмигивает ему, играет с ним, напоминая своего рода циркового манежа, который выпил на одну-две водки слишком много. Повествование Гоголя, как беглая британка, постоянно отклоняется в неожиданных направлениях. Он будет обсуждать, скажем, попытки Чичикова купить души у Ноздрева, сравнит позицию Ноздрева с определенным типом военного, а затем проведет несколько хороших абзацев, описывающих личность и поведение этого воображаемого военного, далеко выходящее за рамки обычного. исходная точка сравнения; или Гоголь опишет определенный тип лица, а затем предоставит некую предысторию людям, у которых есть этот тип лица.То, как он это делает, действительно волшебно; это придает книге еще более впечатляющую глубину, создает ощущение, что она изобилует личностями. Более того, его образность, его метафоры - одни из лучших во всей литературе, даже в переводе. Тараканов называют черносливом; ряд чашек подобен ряду птиц на берегу; и, один из моих любимых, некоторые люди, как говорят, не являются самими объектами, а похожи на пятнышки на объектах.

Стоит отметить, что роман имеет подзаголовок «Поэма», и на первый взгляд это может показаться ложной рекламой, поскольку он, безусловно, написан прозой.Однако в ней, несомненно, есть поэтические элементы, настолько, что книга напомнила мне больше всего Гомера или «Божественную комедию» Данте. Есть […]

[ Здесь обрывается обзор ]

Шинель Николая Гоголя: Резюме и анализ - Видео и стенограмма урока

Анализируем «Шинель»

Теперь, когда мы рассмотрели сюжет «Шинели», давайте проведем некоторый анализ.

Многие школы по всей стране (да и во всем мире) ввели формальный дресс-код для своих учеников.Один из основных аргументов, которые многие из этих учебных заведений используют в своем решении, заключается в том, что стандартизованная одежда ставит всех в равное положение, что не позволяет студентам использовать свою одежду в качестве символа статуса или способа стать «лучше» других. Пальто в гоголевской «Шинели» действительно выступает в роли такого статусного символа и как таковое демонстрирует истинное социальное неравенство Акакия.

Многие критики и аналитики «Шинели» предполагали, что автор делает акцент на имени Акаки в первых абзацах рассказа.Гоголь подчеркивает, что «другое имя (для его главного героя) было немыслимо». Некоторые предполагают, что автор-юморист имел в виду, что это ссылка на фекалии, в то время как другие полагают, что это намек на жизнь конкретного святого. Еще одна точка зрения, которую мы могли бы рассмотреть, заключается в том, что в русском языке «а», что означает «не» или «не-», в сочетании с «как», что означает «как» или «подобное», может преобразовать нечто вроде 'или' неравный '. Это сделало бы Акакий титул «неравный», сыном неравного.'

Причина, по которой никакое другое имя не могло реально подойти Акакию, заключается в том, что он точно описывает жизнь в очень социально расслоенной имперской России середины XIX века. Индикаторы, которые Гоголь использует для обозначения классов и рангов, ничтожны и бессмысленны. Например, автор отмечает, что между разными служащими разных отделов нет реальной разницы - все они являются членами братства бюрократов, которые бесконечно трудятся над одними и теми же черными задачами.Этот момент подчеркивается, когда Акаки, ​​наконец, доведенный до предела из-за того, что ему мешают в работе, отвечает своим преследователям: «Оставьте меня в покое». Почему ты так со мной поступаешь?' Один молодой служащий тронут жалкой мольбой Акаки и интерпретирует ее так: «Я твой брат».

Несмотря на узы братства, связывающие их, многие из этих людей - особенно «важные персонажи» - злоупотребляют своим высшим положением, чтобы утвердить свое предполагаемое господство над теми, кто ниже их.Конечно, одежда (в частности, пальто) - главный показатель статуса в «Шинели», а оригинальное рваное пальто Акаки делает его объектом постоянных офисных шуток. Акаки мало сопротивляется или опровергает эти жестокие замечания и на самом деле кажется довольно неспособным к социальному взаимодействию. Фактически, до того, как он получит свое новое пальто, Акаки, ​​похоже, в целом несколько меньше, чем человек, не обладающий ни амбициями, ни посторонними интересами, ни даже либидо, о котором можно было бы говорить. Однако, как только он обретает новую одежду, он начинает все больше рассматривать себя как другого человека.

Тот факт, что никто, даже сам Акакий, не видел в протагонисте реального человека, подтверждается его поведением на вечеринке в офисе и по дороге домой. Акаки подобен ребенку, впервые научившемуся быть человеком; на вечеринке он понятия не имел, как себя вести, а потом, по дороге домой, его почти одолело внезапное желание игриво преследовать женщину, которая проходит мимо него на улице. Акаки явно воодушевлен своей новообретенной человечностью, но он обнаруживает, как быстро это также может быть забрано в обществе, ориентированном на статус, когда его пальто украдено, и он возвращается к той маленькой жизни, которую он оставил как никто, равный всем остальным.

Краткое содержание урока

«Шинель» - это рассказ, написанный Николаем Гоголем в 1842 году. Он рассказывает о главном герое Акакии Акакиевиче Башмачкине, который борется с последствиями изношенного и рваного пальто. Не имея возможности отремонтировать его, он должен был заставить своего соседа, портного Петровича, сделать из него нового ценой большой личной жертвы для Акакия. Это помогает Акакию приспособиться к своим коллегам, но по дороге домой с вечеринки у него забирают пальто, и вскоре после этого он умирает.Вскоре после этого появились сообщения о призраке в городе, который срывает с плеч людей куртки, по всей видимости, в поисках украденного у него. Однажды вечером «важный персонаж» встречает этого призрака и после этого становится более сострадательным.

Многие размышляли о значении имени Акакия, относящегося ко всему, от фекалий до святых. Однако по его имени и различным пальто и их влиянию на людей мы можем видеть, что Акакий и эти одежды символизируют жесткое социальное расслоение царской России середины XIX века.Перед тем, как надеть новое пальто, Акаки воспринимается не как человек, но его социальное присутствие меняется с его новой одеждой.

Шинель Николая Гоголя Обзор

Акакий и его новое пальто
Заголовок, термины и характер Пояснения
«Шинель» рассказ, написанный русским писателем Николаем Гоголем в 1842 году
Башмачкин Акакий Акакиевич главный герой «Шинели»
Участок Акакий хочет новое побережье взамен его изношенного
Анализ пальто служит символом статуса, демонстрирующим истинное социальное неравенство Акакия

Результаты обучения

После того, как вы запомнили ключевые моменты, может быть интересно продемонстрировать свою способность:

  • Распознать рассказ русского писателя Николая Гоголя
  • Опишите сюжет «Шинели»
  • Проанализировать действия и открытия главного героя

Вопросы для эссе «Шинель» | GradeSaver

  • 1

    Какие приемы характеризации использует Гоголь для конструирования своего главного героя?

    Гоголь по-разному конструирует образ Акакия.Гоголь первоначально описывает Акакия через его внешность, и это первый способ, которым мы начинаем понимать, насколько Акакий несчастен, жалок и двусмысленен. Он описан как не имеющий каких-либо конкретных черт, только «несколько рыжеволосый», «несколько близорукий» и «слегка лысый». Другой способ, которым Гоголь конструирует образ Акакия, - его нелепая речь. Примерно так же, как этот его внешний вид ничего особенного не передает, Гоголь описывает содержание речи Акакия как по существу бессмысленное, построенное из частей речи, которые, как предполагается, соединяют значимые фразы, но которые на самом деле ничего не передают сами: «Это на самом деле, это вообще что-то вроде… »Наконец, имя Акакия само по себе содержит слои значения, снова предлагая безнадежность Акакия, но также и определенную внутреннюю чистоту.

  • 2

    Что означает, что «Шинель» рефлексивна?

    «Шинель» рефлексивна в том смысле, что постоянно декларирует осознание себя как произведения искусства. Рассказчик часто упоминает письмо, писателей и литературные условности, часто чтобы высмеять или опровергнуть их. Хотя история по большей части рассказывается в общепринятом стиле всеведущего третьего лица - рассказчика на небесах, который, кажется, знает все, включая внутренние состояния персонажей и вещи, которых они сами не знают, - Гоголь часто прерывает ее, привлечение внимания к статусу рассказчика как конкретного человека с ограниченными знаниями и интересами.Рассказчик, например, упомянет, что он не помнит конкретной детали, или поразмышляет о том, что чувствует Акакий (как в момент, когда Акакий посмеивается над рекламой на улице), признавая при этом, что невозможно точно знать, что происходит. в сознании другого человека.

  • 3

    Что означает пальто как символ?

    Пальто в широком смысле символизирует возможность того, что Акакий вытащит из его уединенного внутреннего мира и принесет в мир в целом.Во-первых, еще до того, как прибывают пальто, стремление сэкономить на нем дает Акаки ощущение цели в жизни, которое он никогда не испытывал за пределами своей копировальной работы. Акаки сначала поражен тем, сколько будет стоить пальто, но вскоре он с головой ушел в проект с чувством жизненной силы, которого никогда раньше не демонстрировал. В это время возможность надеть пальто становится для Акаки символическим утешением, заставляя его чувствовать, что у него есть спутник на жизненном пути. Когда приходит новое пальто, Акаки по-другому относится к своим сослуживцам: они обращают на него внимание, которое ему неудобно, но которое он соблюдает до такой степени, что выходит на вечеринку в дом к другу-клерку.Пальто, кажется, меняет Акакия: на этот раз он не работает после обеда, а отдыхает. Он также начинает замечать женщин и у него растет понимание сексуальности. Однако пальто также приносит трагедию, возможно, сигнализируя о том, что для Акакия было бы лучше спокойно жить в своем уединенном мире.

  • 4

    Почему «Шинель» принимает сверхъестественный оборот?

    Одна из причин, по которой «Шинель» принимает сверхъестественный оборот, заключается в том, что она способствует удовлетворительному окончанию в остальном грустной и трагической жизни.Вернувшись в виде призрака, Акаки может отомстить важному человеку, который отверг его просьбу о помощи, заставляя читателя почувствовать удовлетворение, что форма справедливости была достигнута. Однако сверхъестественный поворот также показывает интерес Гоголя к игре с жанрами и литературными условностями. В «Шинели» есть элементы, которые отождествлялись с социальным реализмом - например, в ней изображены трудности бедной жизни Акакия, - но сверхъестественный финал не выходит за рамки гротескных и сюрреалистических тенденций и юмора.Тем не менее, критики, такие как Саймон Карлински, утверждают, что, хотя история, кажется, принимает сверхъестественный поворот, вор, который крадет пальто у определенного важного человека, на самом деле является одним из тех же воров, которые украли пальто Акакия ранее в истории (141).

  • 5

    На что направлена ​​сатира Гоголя в «Шинели»?

    Сатира Гоголя в «Шинели» обширна, объектом ее является почти все. «Шинель» кусается в своей сатире одержимости статусом и рангом, ясно выражая свое мнение о том, что озабоченность социальным статусом развращает людей, которые в остальном добры и благонамеренны.Наиболее ярким примером этого является «некий важный человек», который просто потому, что его недавно повысили по службе, обнаруживает, что не может вести себя естественно или гуманно по отношению к подчиненным. Это также может способствовать формированию более буквальной коррупции, как в случае с полицейским, который закрывает глаза на ограбление Акакия на темной площади поздно ночью. Другой объект сатиры в «Шинели» - писатели и литературная условность. В ряде случаев рассказчик высмеивает то, что писатели обычно делают или должны делать, например, когда рассказчик насмешливо неохотно дает характерные особенности прошлого Петровича.Однако, пожалуй, наиболее постоянным объектом насмешек является бедный Акакий Акакиевич, который, кажется, не может ничего сделать правильно и вообще не может быть удачливым. Тем не менее, Гоголю удается заставить нас сочувствовать Акакию, действительно, возможно, предполагая, что, хотя Акакий явно жалок, никто не заслуживает бесчеловечного обращения.

  • «НОС» - НЕВЕРОЯТНЫЙ, ТРАГИЧЕСКИЙ, КОМИКС

    «Нос» был в высшей степени экспериментальным для своего времени; он вырос из бурной и напряженной культурной атмосферы послереволюционной России 1920-х годов.После премьеры в Малом театре в Ленинграде 18 января 1930 года «Нос» прошел 16 спектаклей и был признан массовым успехом. Но культурный климат в Советском Союзе внезапно изменился, поскольку Сталин утвердил свой контроль над всеми сферами жизни. В одном из типичных рецензий оперу осуждали как «ручную гранату анархиста», «подражание западноевропейским образцам» и детскую попытку «ошеломить публику».

    Захватывающее (и нереалистичное) революционное искусство 1920-х годов больше не было приемлемым, и «Нос» исчез с советской сцены после одного сезона.

    Он вернулся только спустя долгое время после смерти Сталина в остроумной постановке, поставленной в 1974 году Музыкальным камерным театром в Москве. Шостакович, участвовавший в репетициях, умер через год.

    Оперные труппы за пределами России ранее заново открыли для себя «Нос». Многие европейские компании, особенно в Германии, выполнили это за последние 20 лет. Опера Санта-Фе дала американскую премьеру в 1965 году, а Английская национальная опера с сыном Шостаковича Максимом, дирижером, провела крупное возрождение (постановки, первоначально поставленной труппой New Opera) в 1979 году.

    Джон Кросби, президент Манхэттенской школы и генеральный директор Оперы Санта-Фе, принимал участие в постановке Санта-Фе. Он предложил поставить «Нос» в Манхэттенской школе Лу Галтерио несколько лет назад, но мистер Галтерио колебался из-за огромных требований к вокалу. Только в этом году он почувствовал, что студенты, которые прошли прослушивание, смогут справиться с ними. Только в этом году Нью-Йоркская опера выпустила «Нос», о постановке которого давно думала.Опера будет исполнена в английском переводе - также используемом в Санта-Фе - Мерле и Диной Паффер.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *