Содержание

Тест по обществознанию на тему «Общество и Природа»

Тест «Общество и природа»

1 вариант

1. Примером влияния природных факторов на развитие общества является:

1)  возникновение первых очагов цивилизации в долинах крупных рек;

2)  создание древнейшего памятника писаного права – законов Хаммурапи;

3)  строительство пирамид в Древнем Египте;

4)  распад империи Карла Великого.

2. Отношения общества и природы характеризуются тем, что:

1)  общество оказывает преимущественно отрицательное влияние на природу;

2)  природа полностью определяет развитие общества;

3)  общество не оказывает существенного влияния на природу;

4)  природа и общество воздействуют друг на друга.

3. Верны ли следующие суждения о взаимодействии общества и природы?

А. Исторически общество «старше» природы.

Б. Общество выступает творцом культуры, своего рода «второй природы», как бы надстроенной над природой естественной.

1)  Верно только А; 2)  верно только Б;

3)  верны оба суждения; 4)  оба суждения неверны.

4. Верны ли следующие суждения?

А. Природная среда оказывает значительное воздействие на современное общественное развитие.

Б. Общество влияет на естественную среду обитания человека.

Получить полный текст

1)  Верно только А; 2)  верно только Б;

3)  верны оба суждения; 4)  оба суждения неверны.

5. Соотнесите понятия и их характерные признаки.

Признаки

Понятия

1) подчиняется только объективным законам развития;

А) общество;

2) является формой совместной жизнедеятельности людей;

Б) природа.

3) является естественной средой обитания людей;

4) является первичной по времени возникновения частью материального мира.

6. Как соотносятся между собой природа и общество:

1)  и в природе, и в обществе действуют объективные законы развития;

2)  общество на современном этапе полностью подчинило себе природу;

3)  общество и человек совершенно беспомощны перед природными силами;

4)  общество развивается, а природа неизменна, статична.

7. Примером взаимодействия общества и природы является:

1)  глобальное потепление климата в современных условиях;

2)  изменение демографической структуры населения в связи с миграцией;

3)  развитие сферы образовательных услуг;

4)  рост городов в результате отделения ремесла от сельского хозяйства.

Тест «Общество и природа»

2 вариант

1. Примером влияния природных факторов на развитие общества является:

1)  создание памятника древнерусского права – «Русской правды»;

2)  совпадение территории расселения различных восточнославянских племен с бассейнами крупных рек;

3)  введение «уроков» и «погостов» княгиней Ольгой;

4)  деление дружины на старшую и младшую.

2. Отношения общества и природы характеризуются:

1)  полным доминированием общества над природой;

2)  неизменностью степени влияния общества на природу в процессе истории;

3)  зависимостью общественных процессов от природной среды;

4)  поглощением природой общественных отношений.

3.  Верны ли следующие суждения о взаимодействии общества и природы?

А. Развитие ресурсосберегающих технологий уменьшает вредные выбросы в атмосферу.

Б. Ежегодные разливы Нила способствовали образованию илистых плодородных почв.

1)  Верно только А; 2)  верно только Б;

3)  верны оба суждения; 4)  оба суждения неверны.

4. Верны ли следующие суждения?

А. История различных стран и народов показывает, что общество активно влияет на естественную среду обитания, преобразовывает ее.

Б. История различных стран и народов показывает, что природные факторы оказывают на общественное развитие значительное влияние.

1)  Верно только А; 2)  верно только Б;

3)  верны оба суждения; 4)  оба суждения неверны.

5. Выберите позиции, характеризующие отношения между природой и обществом:

1)  общество, обособившись от природы, утратило зависимость от нее;

2)  природа и общество оказывают воздействие друг на друга;

3)  в процессе своего развития человеческое общество преобразует часть природы, ставя ее на службу себе;

4)  природные катаклизмы в современном мире серьезно угрожают человечеству;

5)  общество в своем развитии создает угрозу окружающей среде;

6)  общество и природа никак не связаны между собой.

6. Общество, в отличие от природы:

1)  является развивающейся системой;

2)  подчиняется объективным законам развития;

3)  обладает способностью к самопознанию;

4)  выступает в качестве естественной среды обитания людей.

7. Какой из приведенных примеров отражает взаимосвязь общества и природы:

1)  изменение климата под воздействием вулканической деятельности;

2)  влияние солнечной активности на физическое состояние человека;

3)  рост производительности труда в результате усовершенствования средств производства;

4)  улучшение агротехнических приемов возделывания почвы.

Глава II. «Материя» — Департамент философии

Содержание главы второй раздела второго:

• Понятие материи
• Современная наука о строении материи
• Движение
• Пространство и время

Бытие, как предельно общая абстракция, объединяет по признаку существования самые различные явления, предметы и процессы: природные объекты, их свойства, связи и отношения, человеческие коллективы и отдельных людей, социальные институты и социальные ценности, состояния человеческого сознания и т. д. Оно включает в себя все существующее, — бытие и есть мир, к которому мы принадлежим.

Выделив главные сферы бытия (природу, общество, сознание), мы неявно полагаем, что многообразие явлений, событий, процессов, входящих в эти сферы, объединено некоторой общей основой. Вместе с тем возникает вопрос: имеется ли нечто объединяющее между собой сами эти сферы; иначе говоря, можно ли говорить о единстве всего бесконечного разнообразия мира?

Идея такого единства приводит к представлению об общей основе всего существующего, для обозначения которой в философии была выработана категория субстанции (от лат. substantia — то, что лежит в основе). Субстанция обозначает внутреннее единство многообразия конкретных вещей, событий, явлений и процессов, посредством которых и через которые она и существует.

Учения, объяснявшие единство мира исходя из одной субстанции, относятся к философии монизма. Но само понимание субстанции при этом может быть принципиально различным: в качестве субстанции можно мыслить как материальное начало, так и идеальное (например, абсолютная идея у Гегеля и др.

), а с середины — конца XIX века на роль такой субстанциальной основы мира все чаще стали выдвигать различные иррациональные динамические силы и реальности («жизненный порыв» А. Бергсона, «воля к власти» Ф. Ницше и др.). Монизму противостоят различные дуалистические и плюралистические концепции, с примерами которых мы познакомились раньше (дуализм Р. Декарта, монадологический плюрализм Г. В. Лейбница, плюралистическая концепция прагматизма У. Джеймса и др.).

Все философские концепции, признающие важность онтологической проблематики (проблематики бытия) и разрабатывающие ее с опорой на естественные науки, рассматривают многообразие бытия под углом зрения его материального единства. С этой точки зрения мир, в котором мы живем и частью которого являемся, — это материальный мир. Он состоит из различных предметов и процессов, которые превращаются друг в друга, возникают и исчезают, отражаются в нашем сознании, существуя независимо от него. Хотя ни один из этих предметов, взятый сам по себе, не может быть отождествлен с материей, но все их многообразие, включая их связи, составляет материальную действительность.

Сознание же при таком подходе понимается как особое свойство материи, присущее не всем телам во Вселенной, а только высшим формам ее организации. Структурность, движение, пространство и время предстают как неотъемлемые характеристики материи, то есть такие ее свойства, без которых материя не существует. Вместе с тем сами эти свойства не могут быть отделены от материи. Таким образом все многообразие материалистических концепций явно тяготеет к монистическому взгляду на мир, а в качестве субстанции, то есть основы мира, в них выступает понятие материи.

1. Понятие материи

В многовековой истории развития материалистического мировоззрения можно выделить два основных, хотя и взаимосвязанных, но все-таки достаточно четко различающихся между собой подхода к определению понятия материи. Один из них, получивший широкое распространение уже в Новое время, идет по линии определения понятия материи в контексте того, как оно относится к сознанию. Французские материалисты эпохи Просвещения (П.

Гольбах, К. А. Гельвеций и др.) выработали понимание материи как всего многообразия предметов, которые, существуя независимо от человека, доступны ему с помощью органов чувств. Как писал П. Гольбах, материя «есть все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства».

Другая традиция в подходе к определению материи, также получившая развернутое выражение у философов-материалистов эпохи Просвещения (но своими корнями уходящая значительно глубже — в эпоху формирования первых атомистических концепций античности), — это понимание материи именно как субстанции, основы всего существующего в мире. Такое понимание материи как субстанции не противоречит ее пониманию как реальности, доступной человеку через ощущения. Эти два внешне различных подхода к определению понятия материи на самом деле есть как бы два угла зрения на одну и ту же реальность, выделяемые с целью решения определенных мировоззренческих (материя основа всего) и гносеологических (материя постигается через ее проявления) проблем. Чтобы установить, какую методологическую роль способно играть понятие материи в развитии науки, научного познания природы, общества, человека, сознания, культуры, важно определить, каким конкретным содержанием может быть наполнено понимание материи в качестве субстанции. И здесь опять-таки следует выделить две, но теперь уже существенно различающиеся между собой традиции. Одна из них, наиболее древняя, склонна трактовать субстанциальность материи (роль материи как субстанции) в качестве именно исходного «субстрата», «материала», из которого как бы «построены» все другие тела во Вселенной. Классическим выражением такого понимания материи явился атомизм таких античных мыслителей, как Левкипп и Демокрит. С их точки зрения, все тела во Вселенной состоят как бы из «первокирпичиков», никем не создаваемых и неуничтожимых «атомов». Эта идея атомистического строения всех тел во Вселенной была затем воспринята наукой Нового времени и сыграла выдающуюся роль в ее развитии. Другая традиция в понимании субстанциальности материи (ярким представителем которой в эпоху Просвещения был Д. Дидро) ориентирована на понимание ее как бесконечно развивающегося многообразия мира в его единстве. С этой точки зрения материя как субстанция существует не «до» и не «наряду» с другими телами, явлениями, процессами и т.д., а только в самом этом многообразии конкретных явлений и только через них. И если в задачу конкретных наук входит исследование свойств конкретных же объектов мира (от элементарных частиц до метагалактики в целом), то в задачу философии — исследование всеобщих свойств материи, обеспечивающих единство объектов мира и, главное, делающих возможным их качественное многообразие вплоть до появления таких высших форм организации, как жизнь, разум, общество, культура, дух, ценности.

2. Современная наука о строении материи
Содержание:
• Уровни организации неживой природы
• Строение материи на биологическом и социальном уровнях

В основе современных научных представлений о строении материи лежит идея ее сложной системной организации. Любой объект материального мира может быть рассмотрен в качестве системы, то есть особой целостности, которая характеризуется наличием элементов и связей между ними.

Например, макротело можно рассматривать как определенную организацию молекул. Любая молекула тоже является системой, которая состоит из атомов и определенной связи между ними: ядра атомов, входящие в состав молекулы как одноименные (положительные) заряды, подчиняются силам электростатического отталкивания, но вокруг них образуются общие электронные оболочки, которые как бы стягивают эти ядра, не давая им разлететься в пространстве. Атом также представляет собой системное целое — состоит из ядра и электронных оболочек, расположенных на определенных расстояниях от ядра. Ядро каждого атома, в свою очередь, имеет внутреннюю структуру. В простейшем случае — у атома водорода — ядро состоит из одной частицы — протона. Ядра более сложных атомов образованы путем взаимодействия протонов и нейтронов, которые внутри ядра постоянно превращаются друг в друга и образуют особые целостности — нуклоны, частицы, которые часть времени пребывают в протонном, а часть — в нейтронном состоянии. Наконец, и протон, и нейтрон — сложные образования. В них можно выделить специфические элементы — кварки, которые взаимодействуют, обмениваясь другими частицами — глюонами (от лат. gluten — клей), как бы «склеивающими» кварки. Протоны, нейтроны и другие частицы, которые физика объединяет в группу адронов (тяжелых частиц), существуют благодаря кварк-глюонным взаимодействиям.

Изучая живую природу, мы также сталкиваемся с системной организацией материи. Сложными системами являются как клетка, так и построенные из клеток организмы; целостную систему представляет собой вся сфера жизни на Земле — биосфера, существующая благодаря взаимодействию своих частей: микроорганизмов, растительного, животного мира, человека с его преобразующей деятельностью. Биосферу можно рассматривать как целостный объект (как и атом, молекулу и т.д.), где есть определенные элементы и связи между ними.

Материальные системы всегда взаимодействуют с внешним окружением. Некоторые свойства, отношения и связи элементов в этом взаимодействии меняются, но основные связи могут сохраняться, и это является условием существования системы как целого. Сохраняющиеся связи выступают как инвариант, то есть устойчивые, не изменяющиеся при вариациях системы. Эти устойчивые связи и отношения между элементами системы образуют ее структуру. Иными словами, система — это элементы и их структура.

Любой объект материального мира уникален и нетождествен другому. Но при всей уникальности и непохожести объектов определенные их группы в своем строении обладают общими признаками. Например, существует очень большое разнообразие атомов, но все они устроены по одному типу — в атоме должно быть ядро и электронная оболочка. Огромное многообразие молекул — от простейшей молекулы водорода до сложных молекул белков — имеет общие структурные признаки: ядра атомов, образующих молекулу, стянуты общими электронными оболочками. Можно обнаружить общие признаки строения у различных макротел, у клеток, из которых построены живые организмы, и т.д. Наличие общих признаков организации позволяет объединить различные объекты в классы материальных систем. Эти классы часто называют уровнями организации материи или видами материи.

Уровни организации неживой природы. Все виды материи связаны между собой генетически, то есть каждый из них развивается из другого. Строение материи можно представить как определенную иерархию этих уровней.

Согласно современным научным взглядам, глубинные структуры материального мира представлены объектами элементарного уровня. Это прежде всего элементарные частицы. За исключением электрона, исследования которого начались еще в XIX веке, все остальные были обнаружены в XX столетии. Их свойства оказались весьма необычными, резко отличающимися от свойств макротел, с которыми мы сталкиваемся в повседневном опыте. Все элементарные частицы обладают одновременно и корпускулярными, и волновыми свойствами, а закономерности их движения, изучаемые квантовой физикой, отличаются от закономерностей движения макротел, описанных в классической физике.

До открытия элементарных частиц и их взаимодействий наука разграничивала два вида материи — вещество и поле.

Еще в конце XIX-начале XX века поле определяли как непрерывную материальную среду, а вещество — как прерывное, состоящее из дискретных частиц. Однако развитие квантовой физики выявило относительность разграничительных линий между веществом и полем. Только на макроуровне, когда можно не принимать во внимание квантовые свойства полей, их можно считать непрерывными средами. Но на микроуровне поля предстают как состоящие из квантов, которые можно рассматривать в качестве частиц, обладающих одновременно и корпускулярными, и волновыми характеристиками. Например, электромагнитное поле можно представить как систему фотонов, а гравитационное поле — как систему гравитонов — гипотетических частиц, которые предсказывает квантовая теория. В то же время и частицы вещества — электроны и позитроны, мезоны и другие — уже в целом ряде задач физика рассматривает как кванты соответствующих полей (электронно-позитронного, мезонного и т.п.).

Элементарные частицы участвуют в четырех типах взаимодействия — сильном, слабом, электромагнитном и гравитационном. Только два последних типа взаимодействий проявляют себя на любых сколь угодно больших расстояниях, и поэтому им подчинены процессы не только микромира, но и макротел, планет, звезд и галактик (макро- и мегамир). Что же касается сильных и слабых взаимодействий, то они характерны только для процессов микромира. Одним из самых удивительных открытий последней трети XX века было обнаружение того, что электромагнитные и слабые взаимодействия представляют собой стороны, различные проявления единой сущности — электрослабого взаимодействия.

Элементарные частицы можно классифицировать по типам взаимодействия. Адроны (тяжелые частицы — протоны, нейтроны, мезоны и др.) участвуют во всех взаимодействиях. Лептоны (от греч. leptos — легкий; например, электрон, нейтрино и др.) не участвуют в сильных взаимодействиях, а только в электрослабых и гравитационных. Гипотетические гравитоны выступают носителями только гравитационных сил. В сильных взаимодействиях многие адроны неразличимы, они как бы на одно лицо. Например, неотличимы друг от друга нуклоны — нейтроны и протоны, все П-мезоны (Пи-мезоны) выступают как одна частица. Но когда включаются электромагнитные силы, то нуклоны расщепляются на две составляющие, а П-мезоны на три (П°, П+, П-). Подобное расщепление позволяет рассматривать частицы как проявления некоторой глубинной структуры. Поиск таких структур составляет главную цель современной физики. На этом пути наука стремится обнаружить те глубинные свойства и состояния материи, которые в конечном счете определяют эволюцию Вселенной, особенности взаимодействия и развития ее объектов.

Первым большим успехом на этом пути было открытие кварковой структуры адронов. Кварки оказались весьма экзотическими объектами не только потому, что у них дробный электрический заряд (1/3 или 2/3 от заряда электрона, принимаемого за 1). Само взаимодействие кварков, осуществляемое благодаря обмену глюонами, таково, что увеличение расстояния между кварками внутри адронов приводит к резкому возрастанию связывающих их сил. Поэтому в отличие от ранее известных элементарных частиц (протонов, нейтронов, электронов и др.) кварки пока не обнаружены в свободном состоянии. Они оказываются как бы запертыми внутри адронов. Но в эксперименте их можно прозондировать: при столкновении частиц больших энергий внутри адронов обнаруживается несколько своеобразных центров, на которых происходит рассеяние частиц и которые физика отождествляет с кварками.

Кварки и лептоны выступают в качестве базисных объектов в системе элементарных частиц. Они являются главным строительным материалом для вещества нашего мира, поскольку ядра атомов существуют благодаря взаимодействию кварков, а формирование электронных оболочек вокруг ядра приводит к образованию атомов.

Современная физика пока еще не создала единой теории элементарных частиц, на пути к ней сделаны лишь первые, но существенные шаги. Выявление общих глубинных структур частиц, участвующих в сильных взаимодеиствиях, и установление единства слабого и электромагнитного взаимодействий стимулировали разработку идеи объединения сильных, электрослабых и гравитационных взаимодействий в рамках единой теории. Иными словами, речь уже идет об исследовании субэлементарного уровня организации материи, о выяснении единой природы всех элементарных частиц. По-видимому, именно в закономерностях этого уровня скрыты основные тайны нашей Вселенной, предопределившие особенности ее эволюции. Вообще для современной науки характерно, что чем глубже она проникает в микромир, тем больше возможностей открывается для понимания крупномасштабной структуры Вселенной. Последняя не является вечной и неизменной, а представляет собой результат развития материи, своеобразную реализацию тех потенциальных возможностей, которые были заложены в глубинах микромира.

Элементарный уровень организации материи включает наряду с элементарными частицами еще и такой необычный физический объект, как вакуум. Физический вакуум — не пустота, а особое состояние материи. В вакуум погружены все частицы и все физические тела. В нем постоянно происходят сложные процессы, связанные с непрерывным появлением и исчезновением так называемых «виртуальных частиц».

Виртуальные частицы — это своеобразные потенции соответствующих типов элементарных частиц, их «вакуумные корни», частицы, готовые к рождению, но не рождающиеся, возникающие и исчезающие в очень короткие промежутки времени. При определенных условиях они могут вырваться из вакуума, превращаясь в «нормальные» элементарные частицы, которые живут относительно независимо от породившей их среды и могут взаимодействовать с ней.

Первые шаги по пути исследования субэлементарного уровня материи привели к принципиально новым идеям о качественном многообразии вакуума. Выяснилось, что физический вакуум способен скачком перестраивать свою структуру. Такие переходы из одного состояния к другому, связанные с резким изменением характеристик системы, в физике называют фазовыми (известным их примером служат переходы воды в пар и лед). Физический вакуум тоже оказался способным к фазовым скачкам.

Эти новые идеи современной физики микромира послужили опорой необычных представлений о развитии нашей астрономической Вселенной, о ее возникновении путем взрыва, связанного с массовым рождением элементарных частиц в результате одного из фазовых переходов вакуума. Взаимодействие объектов субэлементарного уровня и возникающих на их основе элементарных частиц служит фундаментом для образования более сложных материальных систем. Из элементарных частиц строятся атомы, которые являются качественно специфическим видом материи.

Элементарные частицы, ядра атомов, ионы (атомы, потерявшие часть электронов на электронных оболочках) могут образовать особое состояние материи, подобие газа, которое называется плазмой. Огромные плазменные тела, стянутые электромагнитными, гравитационными полями, образуют звезды, представляющие особый уровень организации материи. В их недрах протекают ядерные реакции, в ходе которых одни частицы превращаются в другие, и за счет этого звезды постоянно излучают энергию.

Звезды выступают как своеобразные кузницы атомов. Благодаря протекающим в них превращениям элементарных частиц образуются ядра атомов, на периферии же и в окрестностях звезд при понижении температуры, а также вследствие выбросов вещества из звезд при их взрывах возникают атомы. В результате взаимодействия атомов формируется следующий уровень организации материи — молекулы. За молекулами следует уровень макротел (жидких, твердых, газообразных). Особый тип макротел, который можно считать специфическим видом материи, образуют планеты — тела со сложной внутренней структурой, имеющие ядро, литосферу, а в ряде случаев атмосферу и гидросферу. Звезды и планеты составляют планетные системы.

Огромные скопления звезд, планетных систем, межзвездной пыли и газа, взаимодействующих между собой, образуют особые объекты, которые называют галактиками. Земля принадлежит к одной из таких галактик, которая представляет собой гигантскую эллипсовидную спиралеобразную систему. Основная масса звезд, относящихся к нашей галактике, сосредоточена в диске размером 100 тыс. световых лет по диаметру и толщиной в 1500 световых лет (напомним, что скорость света около 300 тыс. км/с). Наше Солнце находится на окраине галактики и вращается вокруг ее ядра, делая полный оборот за 200 млн лет (так называемый галактический год).

Ядро галактики, состоящее из очень плотного скопления звезд, разогретого межзвездного газа и пыли, а возможно, и включающее гипотетические сверхплотные тела, мы непосредственно наблюдать не можем. Солнце движется в настоящее время в той части галактического пространства, где ядро закрыто от Земли обширной пылевой туманностью. Через несколько миллионов лет Земля выйдет из-за этого «экрана», и тогда она будет подвержена излучениям, идущим от ядра. Сейчас ядро нашей галактики спокойное; оно излучает постоянный поток энергии. Но в принципе ядра галактик могут быть и активными, способными к выбросам за короткий промежуток времени (за несколько месяцев и даже недель) чрезвычайно больших количеств энергии. Не исключено, что ядро нашей галактики через определенные (хотя и весьма длительные) промежутки времени тоже может проявлять взрывную активность. Возможно, что если бы в периоды взрывных процессов Земля не была экранирована пылевыми туманностями, а была открыта, то излучения ядра влияли бы на состояние и развитие жизни на ней. Важно осознавать, что и земная жизнь, и человечество как ее часть зависят от организации космоса. Поэтому знание принципов его организации необходимо для понимания и происхождения земной жизни и наших взаимодействий с природой.

Галактики разных типов образуют скопления — системы галактик, которые представляют собой особые объекты, обладающие свойствами целостности. Если, несмотря на огромные расстояния между галактиками (в десятки, сотни миллионов и более световых лет), провести аналогию между молекулами макротела и галактиками в скоплениях, то оказывается: такие скопления можно уподобить весьма вязкой среде.

Наконец, кроме скопления галактик есть еще более высокий уровень организации материи — Метагалактика, представляющая собой систему взаимодействующих скоплений галактик. При этом они взаимодействуют так, что удаляются друг от друга с очень большими скоростями. И чем дальше отстоят они друг от друга, тем больше скорость их взаимного разбегания. Этот процесс называется расширением Метагалактики и представляет ее особое системное свойство, определяющее ее бытие. Расширение Метагалактики началось с момента ее возникновения. Согласно представлениям современной космологии, Метагалактика возникла примерно 20 млрд лет назад в результате Большого Взрыва. Сам этот взрыв наука связывает с перестройками структуры физического вакуума, с его фазовыми переходами от одного состояния к другому, которые сопровождались выделением огромных энергий. Так что рождение нашей Вселенной (Метагалактики) — не акт ее творения из ничего (как это пытаются трактовать современные теологи), а результат развития, качественных преобразований одного состояния материи в другое.

Современная наука допускает возможность возникновения и сосуществования множества миров, подобных нашей Метагалактике и называемых внеметагалактаческими объектами. Их сложные взаимоотношения образуют многоярусную Большую Вселенную — материальный мир с бесконечным разнообразием форм и видов материи. Причем не во всех этих мирах возможно то многообразие видов материи, которое возникает в истории нашей Метагалактики.

Строение материи на биологическом и социальном уровнях. На определенном этапе развития Метагалактики, в рамках некоторых планетных систем, создаются условия для формирования из молекул неживой природы материальных носителей жизни. Как и неживая природа, жизнь имеет ряд уровней своей материальной организации. Можно выделить: системы доклеточного уровня — нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК) и белки; клетки как особый уровень биоорганизации, самостоятельно существующей в виде одноклеточных организмов; многоклеточные организмы (растения, животные). Особые уровни организации живой материи образуют надорганизменные структуры. К ним относятся прежде всего популяции — сообщества особей одного вида, которые связаны между собой общим генофондом, скрещиваются и воспроизводят себя в потомстве.

Любая популяция представляет собой особую системную целостность. Стая волков в лесу, стая рыб в озере, муравейник, группы размножающихся растений одного вида (например, разрастающийся кустарник) — все это популяции. Целостность популяции регулирует поведение и размножение отдельных входящих в нее организмов. Когда, скажем, биомасса стаи саранчи превышает определенный предел, учащаются соприкосновения отдельных особей в стае и включаются механизмы, тормозящие программы их размножения. При увеличении числа пчел в улье популяция начинает делиться (роение пчел). У популяций многих животных существуют сложные системы сигналов, которые определяют поведение одной особи по отношению к другой, включают определенные программы этого поведения и тем самым регулируют отношения особей в рамках соответствующего сообщества. Это могут быть звуковые сигналы, запахи, позы и т.д.

Кроме популяций к надорганизменным уровням организации живой материи относятся виды и биоценозы. Последние образуются в результате взаимодействия некоторого множества популяций между собой и с окружающей средой. В целостной системе биоценоза эти популяции связаны так, что продукты жизнедеятельности одних становятся условиями жизни других. Так, лес — это биоценоз, в котором популяции живущих в нем животных, а также растений, грибов, лишайников, микроорганизмов взаимодействуют между собой, образуя целостную систему. Благодаря такому взаимодействию, сложным обменным процессам между продуктами жизнедеятельности разных популяций создаются условия для их совместного существования. Многие популяции могут жить только в рамках определенного биоценоза.

Наконец, взаимодействие биоценозов образует глобальную систему жизни — биосферу. В этой целостной системе различные биоценозы взаимодействуют не только между собой, но и с воздушной оболочкой, через которую идет теплообмен Земли с космическим пространством, с водной средой, с горными породами. При нарушении этих взаимодействий меняется вся сфера жизни на Земле. Для того чтобы поддерживалось ее динамическое равновесие, необходимо не только воспроизводство определенных условий обитания различных организмов, популяций, биоценозов, но и некоторый уровень их разнообразия. При уменьшении этого разнообразия ниже определенного уровня вся биосфера начинает вырождаться.

Люди являются частью сферы жизни на Земле. Благодаря постоянно увеличивающемуся производственному воздействию на окружающую среду они могут внести и (чем дальше, тем больше) вносят возмущения в динамику биосферы. На современном этапе эти возмущения становятся столь существенными, что начинают грозить необратимым вырождением биосферы. Знание ее законов, понимание своего места в ее динамике является ныне одним из условий самого человеческого существования и поэтому обретает огромную мировоззренческую ценность.

Развитие биосферы, связанное с появлением в ней все новых уровней организации, является результатом ее функционирования и эволюции как целого в рамках еще более широкой целостности — развивающейся Вселенной (Метагалактики). И подобно тому как в неживой природе формирование каждого нового уровня материальных систем обусловлено целым Метагалактики, так и дифференциация биосферы на качественно специфические уровни организации живой материи обусловлена ее развитием как сложной развивающейся системы. На определенном этапе развития в биосфере возникают особые популяции живых существ, которые благодаря развивающейся орудийной деятельности трансформируют биологические формы своего существования в социальную жизнь. В рамках биосферы начинает развиваться особый тип материальной системы — человеческое общество. Здесь тоже возникают особые подструктуры — семья, классы, нация и другие, причем многие из этих подструктур исторически изменчивы, существуют только на определенных этапах человеческой истории и преобразуются в новые подструктуры усложняющегося разнообразия человеческой общественной жизни.

Как особый уровень организации материи, человеческое общество существует благодаря деятельности людей и включает в качестве обязательного условия своего функционирования и развития их духовную жизнь. Взаимодействие с окружающей природой, осуществляемое человеком в его практике, представляет собой не просто потребление вещества природы, которое преобразуется человеческой деятельностью. Само это преобразование опирается на законы развития мира и может быть представлено как реализация маловероятных для естественной природной среды линий ее развития.

Большинство предметов и процессов искусственно созданной человеком «второй природы» не могут самопроизвольно возникать в нашей Метагалактике. Природа не создала ни колеса, ни автомобиля, ни ЭВМ, хотя какие-то, иногда отдаленные, их аналоги можно обнаружить среди объектов естественной природной среды. Самосборка автомобиля или счетной машины на полупроводниках в самой природе без человека неосуществима, но как воплощение в материал природы человеческих целей, как опредмечивание человеческого духа эти объекты обретают реальное бытие. Эволюция создаваемой человеком искусственной природной среды есть особая линия развития материи, возможная только в рамках человеческого общества.

В человеческой жизнедеятельности как бы сталкиваются различные линии саморазвития материи: с одной стороны, естественная эволюция неживой и живой природы, с другой — искусственная, только в обществе реализуемая эволюция материи. Причем вторая, возникающая благодаря человеческой деятельности линия эволюции материи реализуется не только в формах развивающейся предметной среды, которую создает человек в процессе производства, но и в форме развития самого человека, который развертывает свои природные возможности, строит новые разнообразные формы общения и социальных отношений и в этом процессе изменяет самого себя.

Понимание истории человечества как особого этапа грандиозного развития материи ставит интереснейшие мировоззренческие проблемы возможности существования иных цивилизаций, путей их развития, космического будущего человечества. Эти проблемы имеют общекультурный смысл и обсуждаются в философии. Научное мировоззрение современной эпохи расширяет масштабы понимания человеческого бытия, а развитие научной картины мира дает новый и подчас неожиданный материал для философских размышлений над вечными мировоззренческими вопросами о месте человека в мире и о будущем человечества.

3. Движение
Содержание:
• Понятие движения.
Связь движения и материи
• Основные типы движения
• Формы движения материи. Их качественная специфика и взаимосвязь

 

Понятие движения. Связь движения и материи. Существование любого материального объекта возможно только благодаря взаимодействию образующих его элементов. Так, атом существует лишь постольку, поскольку осуществляется определенное взаимодействие между ядром и электронами, образующими оболочку атома; живые организмы существуют только благодаря определенному взаимодействию составляющих их молекул, клеток и органов; общество существует благодаря обмену деятельностью между людьми, взаимодействию различных подсистем социального организма.

Кроме внутреннего взаимодействия между элементами и частями происходит и взаимодействие объектов с внешним окружением. Они могут включаться в более сложные системы, становиться их элементами. Например, ядра и электроны, входящие в атом, могут стать составными частями молекул, из молекул могут строиться макротела и т. д.

Итак, структурность материи, существование в ней определенного типа материальных систем предполагает взаимодействие как внутреннее, так и внешнее по отношению к каждому выделенному объекту. Взаимодействие приводит к изменению его свойств, отношений, состояний. Все эти изменения, рассмотренные в самом общем плане, представляют собой неотъемлемую характеристику бытия материального мира. Изменение в философии обозначается понятием движения. Под движением материи нужно понимать не только механическое перемещение тел в пространстве, но и любые взаимодействия, а также изменения состояний объектов, которые вызываются этими взаимодействиями. Движение — это и взаимное превращение элементарных частиц, и расширение Метагалактики, и обмен веществ в клетках организма, и обмен деятельностью между людьми в процессе их социальной жизни.

Материя не может существовать вне движения. Любой ее объект существует лишь благодаря тому, что в нем воспроизводятся определенные типы движения. При их уничтожении объект прекращает свое существование, переходит в другие объекты, которые, в свою очередь, характеризуются определенным набором типов и форм движения. Иначе говоря, движение внутренне присуще материи. Оно так же абсолютно, как абсолютна сама материя.

В обыденной жизни движение часто отождествляется с перемещением тел в пространстве. А так как одни тела могут перемещаться относительно поверхности Земли, а другие покоиться, то обыденное сознание противопоставляет эти два состояния — покой и движение, считая их как бы равноправными.

Однако всем, кто знаком хотя бы с общими принципами механики, ясно, что говорить о покое можно только по отношению к некоторой системе отсчета. Наш дом покоится относительно поверхности Земли, но он вращается вместе с Землей вокруг ее оси, перемещается вместе с Землей в пространстве относительно Солнца. Вместе с Землей и Солнцем он вращается вокруг центра нашей галактики, совершая движение относительно ее ядра со скоростью примерно 250 км/с. Наконец, вследствие расширения Вселенной вместе с нашей галактикой он может удаляться от других галактик. Таким образом, те предметы, которые мы называем покоящимися, на самом деле находятся в состоянии движения.

Далее, когда говорится о состоянии покоя какого-либо наблюдаемого предмета, то неявно предполагается, что предмет имеет определенную пространственную конфигурацию, сохраняет свою структуру, воспроизводит определенную организацию своих элементов. Но если посмотреть на прочно стоящий кирпичный дом в электронный микроскоп, то обнаружится, что у него нет жестких пространственных границ, что на уровне того слоя молекул кирпича, который граничит с воздухом, осуществляется постоянная диффузия, проникновение молекул воздуха в пограничный слой молекул кирпича и наоборот. Более того, как свидетельствует современная физика, между этими молекулами должен происходить обмен электронами, а в самих молекулах — движение электронов, взаимопревращение протонов в нейтроны внутри ядер и т. д. Выходит, что наблюдаемый нами дом находится в состоянии какого-то бурлящего движения, где одни частицы постоянно переходят в другие. И это можно сказать о любом объекте окружающего мира, в том числе и о нас самих, поскольку постоянно меняются не только состояния нашего духа (возникают новые ощущения, переживания, мысли), но и непрерывно происходят изменения нашего тела: через определенный промежуток времени вследствие обмена веществ молекулы нашего тела меняют свой состав.

Американский философ С. Чейз как-то сказал: когда я вижу корову, гуляющую на лугу, то это вовсе не корова, а бешеная пляска электронов. В этой метафоре заключена некоторая правильная мысль, только надо помнить, что та структура и динамика электронов, которая образует клетки, в любом живом организме воспроизводится во времени. Благодаря этому «повторению во времени» способов и видов движения, образующих предмет, он существует как качественно специфический объект, отличный от других объектов. Таким образом, понятие покоя представляет собой обозначение тех состояний движения, которые обеспечивают стабильность предмета, сохранение его качества. Поэтому покой относителен, а движение абсолютно, оно есть неотъемлемое свойство, атрибут материи.

 

Основные типы движения. Правомерно говорить о двух основных типах движения. Первый — это движение, связанное с сохранением устойчивости предмета, его качества. В предмете всегда происходят некоторые изменения, и он никогда не бывает тождествен самому себе во времени. Но можно ли говорить об устойчивости предметов, их тождественности себе, если предметы изменчивы? Это очень древняя философская проблема. Известно изречение Гераклита: в одну и ту же реку нельзя войти дважды, ибо на входящего каждый раз текут новые воды.

Другой философ античности, Кратил, довел этот тезис до крайней степени относительности, утверждая, что и один раз нельзя войти в одну и ту же реку вследствие ее постоянной изменчивости. Кратил полагал, что текучесть вещей не позволяет их даже назвать, поскольку они в момент наименования уже становятся другими. Поэтому, считал он, выделить вещь можно, только указывая на нее пальцем. Идеи относительности в понимании существования вещей не раз воспроизводились в истории философской мысли. В философии XX века они были основополагающим принципом в так называемой общей семантике. Одним из ее представителей и был упомянутый американский философ Чейз. Его рассуждения о предметах как «бешеной пляске электронов» поясняли так называемый принцип нетождественности, согласно которому любой предмет никогда не равен самому себе. И значит, обозначение словом индивидуальных объектов невозможно.

В подобных рассуждениях мы сталкиваемся с противопоставлением вещи и процесса, устойчивости и изменчивости.

Обыденное человеческое мышление, как правило, расчленяет действительность на устойчивые вещи с жестко фиксированными границами и на процессы, которые рассматриваются как взаимодействие устойчивых вещей. Но философский анализ, опирающийся на научные данные, убеждает нас в том, что любая вещь есть тоже процесс. Когда даже о таких простых предметах, как стол, стул, дом, говорится, что они сохраняют свое качество, тождественны себе, то это не значит, что в них не происходят многообразные изменения. Ни положение электронов относительно ядер в молекулах древесины, из которой сделан стол, ни состояния протонов и нейтронов в ядрах не являются одними и теми же. Даже тогда, когда стол освещают солнечные лучи, в нем происходят изменения: фотоны, падающие на поверхность стола, выбивают электроны (так называемое явление фотоэффекта). Однако при всех подобных изменениях сохраняется, воспроизводится некоторый набор признаков, который позволяет говорить о столе как об определенном предмете, отличном от других предметов.

Итак, первый тип движения — это движение, когда сохраняется качество предмета. Но кроме него существует еще один тип движения, связанный с переходом от одного качества к другому, с изменением качественного состояния предмета. Это может быть разрушение предмета, распад его на составляющие элементы, которые представляют собой особые качества, возникающие в результате преобразования исходного предмета. Но может быть и более сложный процесс, когда благодаря взаимодействию объекты образуют новый объект.

В практике мы постоянно сталкиваемся с этими процессами. В ходе развития производства человечество научается синтезировать из материалов природы все более и более сложные системы. Сквозь призму наших практических взаимодействий с миром можно рассматривать и процессы, происходящие независимо от нас в самой природе. Здесь имеются процессы, связанные с такими качественными преобразованиями, когда происходит усложнение предметов, появление более сложных состояний объекта из более простых. Процессы, связанные с преобразованием качества предметов, с появлением новых качественных состояний, которые как бы развертывают потенциальные возможности, скрытые и неразвернутые в предшествующих качественных состояниях, характеризуются как развитие. Процесс развития — это всегда переход одного качества в другое, направленное формирование новых систем, новых типов организации, которые рождаются из предшествующих им систем. При этом можно выделить две разновидности процессов развития. Первая разновидность — это процессы качественных превращений, не выходящие за рамки соответствующего вида материи, определенного уровня ее организации. Вторая — процессы перехода от одного уровня к другому. В неживой природе ярким примером первой разновидности развития может служить эволюция звезд.

С точки зрения данных современной физики и астрофизики любая звезда, в том числе и наше Солнце, проходит несколько стадий своей эволюции. Характер этих стадий зависит от начальной массы звезд. Солнце — это рядовая звезда, принадлежащая к спектральному классу желтых звезд с температурой около 6 тыс. градусов по Цельсию. В недрах Солнца температура достигает нескольких миллионов градусов, а давление — миллионов атмосфер. В этих условиях протекают процессы термоядерного синтеза, в ходе которого водород превращается в гелий. Излучаемая из недр Солнца энергия — результат такого синтеза. На этом «горючем» Солнце существует уже более 5 млрд лет и будет существовать примерно еще 10 млрд лет. За это время в его центре будет постепенно выгорать водород и накапливаться ядра атома гелия. Затем наступит момент, когда начнется сжатие центральной области Солнца, резко возрастут давление и температура, в результате чего станет возможным новый тип ядерных реакций — превращение гелия в углерод. В этот момент значительно возросшее излучение из недр Солнца станет как бы распирать его оболочку, и, распухая, Солнце превратится в красный гигант с температурой поверхностных слоев около 3-4 тыс. градусов и размерами, превышающими расстояние от Солнца до Земли. Далее, со временем произойдет сброс и остывание водородной оболочки, возникнет газовопылевая туманность, в центре которой окажется небольшая плотная звезда — белый карлик — с температурой поверхности в десятки тысяч градусов. Постепенно остывая, она превратится в красный карлик, а затем в «черный» карлик — мертвую холодную звезду с очень большой плотностью, в миллионы раз превышающей плотность воды, и размерами меньшими, чем размеры земного шара.

Большинство звезд проходит эту цепь превращений. Причем, если начальная масса звезды значительно больше солнечной, она может закончить свою эволюцию взрывом сверхновой и образованием остатка, в котором большая плотность вещества приведет к резкому возрастанию поля тяготения. При массе остатка, сравнимой с солнечной, возможно такое возрастание плотности под действием поля тяготения, при котором электроны будут вдавлены в протоны и возникнет очень маленькая звезда, всего в несколько десятков километров в диаметре, состоящая из нейтронов. Плотность вещества нейтронной звезды будет сравнима с плотностью атомного ядра. Такие звезды уже обнаружены (это так называемые пульсары). Если же в процессе взрывных сбрасываний вещества и исчерпания термоядерного горючего масса остатка звезды окажется более 2,5 солнечной массы, то ее дальнейшее уплотнение и возрастание вследствие этого поля тяготения могут привести к гравитационному коллапсированию звезды и образованию так называемой черной дыры. Вещество такой звезды будет падать к центру с возрастающей скоростью, но не превышающей скорость света. При околосветовых скоростях падения согласно теории относительности происходит замедление времени. Поэтому для внешнего наблюдателя время падения вещества к центру черной дыры будет постоянно увеличиваться по мере возрастания скорости падения, что обеспечивает стабильность черных дыр. Все эти экзотические превращения звезд являются примером развития в рамках уже сформировавшегося уровня организации материи в неживой природе.

В рамках биологической материи также можно обнаружить рассматриваемый тип. Пример тому — формирование новых видов животных и растительных организмов, последовательные стадии развития отдельных организмов и т.д. В общественной жизни в качестве образца этой разновидности развития выступает смена различных ступеней развития общества.

Наряду с данной разновидностью развития материи можно выделить вторую разновидность, связанную с переходом от качественных состояний, характерных для одного уровня организации материи, к качественному состоянию другого уровня ее организации. Формирование из элементарных частиц атомов и молекул, переход от неорганической природы к биологическим уровням организации, становление человека и его общественной жизни — все это примеры развития, сопровождающиеся усложнением уровней организации материи, появлением новых уровней организации, новых видов материи.

Формы движения материи. Их качественная специфика и взаимосвязь. Соответственно иерархии форм материи существуют качественно разнообразные формы ее движения. Открывая новые уровни организации материи, наука соответственно обнаруживает и новые формы движения.

Прежде всего формы движения можно разбить на три блока соответственно трем важнейшим этапам развития материи и трем возникшим в этом развитии сферам материального мира: неживой природе, живой природе, обществу. Неживую природу характеризует взаимосвязь физической и химической форм движения, живую — биологическая, а общество — социальная форма движения. Наиболее значительные изменения в связи с развитием науки были выявлены в соотношении механической, физической и химической форм движения. Наука XX века открыла новые формы физического движения, неизвестные в XIX столетии: процессы микромира, связанные с превращениями элементарных частиц и взаимодействиями субэлементарного уровня; процессы мега-мира — галактические взаимодействия и расширение Метагалактики. По-новому поставлена и проблема взаимоотношения физической и химической форм движения: химическая форма движения, с одной стороны, возникает из взаимодействий микромира, а с другой — является условием появления таких форм, как молекулярно-физическое движение. Она как бы обеспечивает переход от физики микромира к макрофизическим процессам.

В новом свете предстала также проблема соотношения механического и физического движения. Раньше механические процессы рассматривались как генетическая основа физической формы движения. Наука XX века изменила эти представления. Она не только отказалась от концепции мирового эфира как механической среды, свойствами которой объясняются электромагнитные взаимодействия, но и вообще перестала рассматривать механическое движение как фундамент всех физических процессов. Скорее наоборот, механическое движение тел обусловливается глубинными процессами взаимопревращения элементарных частиц, сложными переплетениями сильных, слабых, электромагнитных и гравитационных взаимодействий. Механическое движение не связано с каким-либо отдельно взятым структурным уровнем организации материи. Это скорее аспект, некоторый срез, характеризующий взаимодействие нескольких таких уровней. Причем надо различать квантовомеханическое движение, характеризующее взаимодействие элементарных частиц и атомов, и макромеханическое движение макротел.

Современная наука внесла много нового и в понимание природы биологического движения. Были уточнены представления о ее первичных материальных носителях (кроме белковых молекул в качестве молекулярного носителя жизни были выделены ДНК и РНК). Сложилось представление о целостности биосферы как условии дифференциации и развертывания всех уровней организации живой материи и соответственно формирования различных подвидов биологической формы движения.

Будущий прогресс науки приведет, бесспорно, к открытию новых форм как материи, так и движения, уточнит и разовьет современные представления. Но уже сейчас можно прийти к выводу, что высшие формы движения материи нельзя свести, редуцировать целиком и полностью к низшим формам, скажем, нельзя описать биологические процессы, исходя только из физико-химических свойств, не учитывая качественную особенность биологического уровня организации, игнорируя процессы биоэволюции, естественного отбора и т.д. Точно так же развитие человеческого общества невозможно понять, опираясь только на биологические закономерности, не принимая во внимание особенности социального развития.

Сведение сложных форм движения к простейшим называется механицизмом. Последний может выступать не только в форме сведения социальных, биологических, химических процессов к механическому движению и его законам, но и в более тонких формах. Попытки объяснить биологические процессы только из закономерностей физико-химического взаимодействия, а социальные процессы только из особенностей биологического развития человека — тоже разновидности механицизма.

Но, критикуя механицизм и его различные проявления, нельзя забывать и об органической связи между различными уровнями организации материи, о том, что каждая высшая форма рождается из низшей и поэтому ее нельзя понять, если игнорировать эти ее генетические связи с низшей формой. Игнорирование генетических связей между качественно различными формами движения может привести к серьезному искажению истины при научном исследовании тех или иных объектов материальной действительности. Например, противопоставление сторонниками т.д. Лысенко биологического исследования методам физико-химического анализа явлений жизни, одностороннее преувеличение специфики биологического движения послужило одним из оснований для запретов на исследования в области генетики и нанесло в свое время большой ущерб биологической науке. Те же методологические изъяны характерны для концепций, резко противопоставляющих биологические и социальные стороны человеческого бытия.

Прослеживание связей между различными формами движения материи на основе данных современной науки позволяет создать целостную картину их развития во Вселенной (Метагалактике). На его разных этапах возникают все новые уровни организации материи и соответствующие им формы движения, причем появление каждой новой формы движения связано с состоянием развивающейся Вселенной как целого. Например, сразу после Большого Взрыва 20 млрд лет назад не было ни молекул, ни атомов, а значит, и форм движения, присущих этим уровням организации материи. Химическая и молекулярно-физическая формы движения возникли на определенном этапе эволюции Вселенной. Точно так же на определенном этапе космической эволюции, когда сформировались планеты, планетные системы, когда возникли условия для образования сложных молекул — носителей жизни, сложились предпосылки для возникновения биологической формы движения. В этом смысле жизнь надо рассматривать не как планетарное, а как космическое явление. Она возникает только на определенной стадии развития Метагалактики, в определенном и довольно узком временном диапазоне. В свою очередь, только пройдя длительный этап эволюции, живая природа смогла породить социально организованную форму жизни, и тогда на базе биологической формы движения возникла социальная. Временной диапазон для возникновения разума во Вселенной еще более узок, чем отрезок времени, в котором развивается жизнь.

Современная наука показывает, что наша астрономическая Вселенная, мир, в котором мы живем, по-видимому, является только одним из возможных миров. Причем оказывается, что уже в особенностях взаимодействия элементарных частиц заложены определенные предпосылки, возможности для развертывания более сложных форм движения. Существуют физические величины, так называемые мировые константы, которые определяют характер действия законов тяготения, электромагнетизма, сильных и слабых взаимодействий, управляющих превращениями элементарных частиц и образованием из них более сложных материальных систем. Эти константы удивительным образом «подогнаны» друг к другу так, что они позволяют сформироваться сложным формам движения материи из более простых. Возможно, будущая наука обнаружит корреляции между мировыми константами, рассмотрит их как систему, где один элемент обусловливает другой, но пока они считаются независимыми друг от друга. От их значения зависит характер объектов, которые могут возникнуть в процессе эволюции Вселенной. Например, константа электромагнитного взаимодействия, так называемая «постоянная тонкой структуры», — это величина, численное значение которой 1/137. Если бы она была иной (допустим, несколько меньше или несколько больше), то электроны не могли бы образовывать оболочки вокруг ядра атома. Они либо падали бы на ядро и сливались с протонами, образуя нейтроны, как бы вдавливаясь в ядра атомов, либо вообще не удерживались бы на электронных оболочках. Это значит, что в таком мире, где указанная константа имела бы другое численное значение, не было бы атомов и молекул. В таком мире невозможны ни жизнь, ни человек. Точно так же если константа, которая определяет сильное взаимодействие, так называемый барионный заряд, была бы меньше известного значения, то протоны, из которых состоят ядра атомов, распадались бы за сравнительно короткое время. Тогда бы не было ядер атомов, а значит, и самих атомов, сложных молекул, жизни и человека. Оказывается, значения всех мировых констант таковы, что они в принципе позволяют в нашей Вселенной появиться химическим взаимодействиям, возникнуть жизни и человеческому обществу.

В современной космологии описанные идеи входят в содержание так называемого антропного принципа, согласно которому наш мир устроен таким образом, что он в принципе допускает возможность появления человека как закономерного итога эволюции материи. Но возможны и другие миры, с другими значениями фундаментальных мировых констант, характеризующих базисные физические взаимодействия. Современная космология допускает существование и таких миров, которые бедны, пусты, в которых есть только примитивные формы движения материи и нет высших ее форм. В этом смысле человек и человеческое общество предстают как такая организация материи и такая форма движения, которые обусловлены свойствами целого нашей Вселенной, свойствами всей Метагалактики, фундаментальными характеристиками космоса. Таким образом, социальная форма движения является космическим феноменом. И сейчас, когда большинство стран встало на путь ускорения научно-технического прогресса, когда человечество вышло в космос, оно начинает осознавать себя не просто как нечто внеположенное, противостоящее враждебному космосу, а как его органичный элемент. Возникает понимание уникальности человеческой жизни и вместе с тем — ощущение сопричастности ее всему развитию природы.

4. Пространство и время
Содержание:
• Понятие пространства и времени
• Реляционная и субстанциальная концепции пространства и времени
• Взаимосвязь пространства-времени и движущейся материи
• Проблема размерности пространства-времени и его бесконечности
• Качественное многообразие форм пространства-времени в неживой природе
• Особенности биологического пространства-времени
• Социальное пространство и время

 

Понятие пространства и времени. Для обыденно-житейских представлений пространство и время — нечто привычное, известное и даже в какой-то мере очевидное. Но если задуматься над тем, что же все-таки такое пространство и время, то возникают сложные вопросы, напряженно обсуждавшиеся в истории философии и естествознания. В настоящее время нельзя решать их без опоры на достижения современной науки, причем не только достижения естествознания, но и тех данных социальных, гуманитарных дисциплин, которые раскрывают различные аспекты пространственно-временных представлений, их роли, места в человеческой жизни и деятельности.

Зададимся вопросом, каков смысл категорий «пространство» и «время». В своей деятельности мы обнаруживаем такие особенности структурной организации мира, что части и элементы, из которых построены материальные объекты, определенным образом расположены друг относительно друга, образуют некоторые устойчивые конфигурации, что задает границы объекта по отношению к окружающей среде. Можно сказать, что каждый объект характеризуется своеобразной «упаковкой» входящих в него элементов, их расположенностью относительно друг друга, и это делает любые объекты протяженными. Кроме того, каждый объект занимает какое-то место среди других объектов, граничит с ними.

Все это предельно общие свойства, выражающие структурную организацию материального мира, — свойства объектов быть протяженными, занимать место среди других, граничить с другими объектами — выступают как первые, наиболее общие характеристики пространства. Если их абстрагировать из действительности, отделить от самих материальных объектов, то мы получим представление о пространстве как таковом. Именно так и складываются представление о пространстве и понятие пространства, возникающие как результат активного взаимодействия человека с внешним миром, в ходе которого выявляются перечисленные выше предельно общие особенности его структурной организации.

Понятие пространства имеет смысл лишь постольку, поскольку сама материя дифференцированна, структурированна. Если бы мир не имел сложной структуры, если бы он не расчленялся на предметы, а эти предметы, в свою очередь, не членились на элементы, связанные между собой, то понятие пространства не имело бы смысла.

Попытаемся выявить таким же образом содержание понятия времени. Материальный мир состоит не только из структурно расчлененных объектов. Эти объекты находятся в движении и развитии, они представляют собой процессы, которые развертываются по определенным этапам. В них можно выявить некоторые качественные состояния, некоторые стадии, сменяющие одна другую. Смена этих стадий может характеризоваться определенной повторяемостью. Одна стадия по сравнению с другой стадией может наступать быстрее или позже. Такие особенности процессов характеризуются понятием длительности. Сравнение различных длительностей может стать основой для количественных мер, выражающих скорость развертывания процессов, их ритм и темп. Если эти характеристики абстрагировать от самих процессов и рассмотреть отношения длительностей как некоторые самостоятельные признаки процессов, то мы получаем представление о времени как таковом. Представление о времени и понятие времени имеют смысл лишь постольку, поскольку мир находится в состоянии движения и развития; если бы материя была вне движения, понятие времени не имело бы смысла.

В обыденной жизни и в практической деятельности понятие времени образуется благодаря сравнению, сопоставлению различных процессов движения. Например, мы говорим: лекция длится полтора часа. Это значит, что сложные, развертывающиеся один за другим качественно специфические процессы (текст, который излагает лектор, запись и усвоение этого текста слушателями и т.д.), взятые как единое целое, сравниваются, сопоставляются с другим процессом — колебаниями маятника часов и вызванным этими колебаниями движением часовой и минутной стрелок.

Для того чтобы произвести отсчет времени, мы всегда находим какой-то квазипериодический, то есть повторяющийся в некоторых основных чертах, процесс, который рассматриваем как эталон и с ним сопоставляем непериодические, более сложные процессы. Периодический процесс вращения Земли вокруг своей оси делит время на сутки. Движение Земли вокруг Солнца отмеряет годы. В принципе можно ввести и более крупные единицы времени. Например, говорить о таких больших промежутках, как галактический год, — 200 млн лет, за которые Земля обращается вместе с Солнцем вокруг центра галактики. Но такая единица имеет смысл только при рассмотрении очень длительных процессов, скажем развития жизни на Земле от ее возникновения до нашего времени. Такая единица, как галактический год, может установить определенные состояния развития жизни на Земле в зависимости от положения Земли относительно ядра галактики. Важно, однако, что во всех рассмотренных случаях отсчета времени мы поступаем одним и тем же образом: сравниваем между собой качественно различные процессы движения.

Человеку свойственно и интуитивное чувство времени, не всегда им осмысливаемое. Его можно зафиксировать экспериментально. Так, в период подготовки космонавтов к полету, когда они проходят испытания в сурдокамерах (особых изолированных помещениях), проводили эксперименты по ориентации во времени без часов. Большинство испытуемых довольно точно определяли продолжительность часа (с ошибкой в 1-3 мин) и суток (с ошибкой, не превышающей получаса).

На чем же основано интуитивное чувство времени? В нашем организме существует множество периодических процессов, которые выступают в функции часов. По ним как бы измеряется длительность внешних процессов. Оказывается, что все организмы имеют как бы встроенные внутрь себя биологические часы, в функции которых выступают различные жизненные ритмы — периодически возникающая и затухающая активность клеток и отдельных органов.

Например, известно, что в разное время суток печень, почки, легкие, сердце работают с разной интенсивностью. У них есть свои ритмы. Медики отмечают где-то между двумя и четырьмя часами ночи наибольшую активность печени, очищающей организм от всяких ядовитых отходов, а в четыре часа ночи ритмы организма таковы, что активность всех органов снижается. Кстати, это самые неприятные часы для больного организма; не случайно в это время наблюдается наибольшее число смертей.

Мозг человека также обладает определенными ритмами активности. Существуют так называемые альфа-ритмы, которые характеризуют активность мозга, — это тоже своеобразные биологические часы. Творец кибернетики Норберт Винер высказывал гипотезу, что именно «тиканье» этих часов составляет основу интуиции времени. Пока точно неизвестно, какие именно типы часов играют главную роль в интуиции времени. Высказывается гипотеза, что у высших животных и человека мозг объединяет в единый сложный часовой механизм самые разные ритмы работы органов.

Весьма интересна и другая гипотеза, которая связывает чувство времени с состоянием обмена веществ. Высказывается предположение, что, поскольку в связи со старением интенсивность обмена веществ уменьшается, замедляется ход нашего внутреннего биологического «часового механизма». В молодости он «тикает» быстрее, чем в старости, а значит, с возрастом наши внутренние «секунды» как бы растягиваются. А поскольку с ними сопоставляются все внешние события, то возникает ощущение ускорения внешнего времени.

«Биологические часы», то есть периодические ритмические циклы, есть у любого организма. Они есть и у животных, и у растений. С их помощью организм приспосабливается к внешней среде, к ее ритмам: смене дня и ночи, времен года. Чувство времени развивается в процессе этого приспособления. Важно, однако, что в основе этого чувства лежит примерно тот же принцип, какой лежит и в основе образования понятия времени, — это сравнение, сопоставление различных процессов движения: одного, функционирующего как эталон, и другого, сравниваемого с этим эталоном.

Реляционная и субстанциальная концепции пространства и времени. Категории пространства и времени выступают как предельно общие абстракции, в которых схватывается структурная организованность и изменчивость бытия. Пространство и время — это формы бытия материи.

Форма является внутренней организацией содержания, и если в качестве содержания выступает материальный субстрат, то пространство и время будут формами, которые его организуют. Вне этих форм материя не существует. Но сами пространство и время также не существуют в отрыве от материи. Только в абстракции мы можем отделить их от материального мира.

В истории философии существовали различные концепции пространства и времени. Их можно разбить на два больших класса: концепции субстанциальные и реляционные. Субстанциальная концепция рассматривает пространство и время как особые сущности, которые существуют сами по себе, независимо от материальных объектов. Они как бы арена, на которой находятся объекты и развертываются процессы. Подобно тому как арена может существовать и без того, что на ней размещены определенные предметы, движутся актеры, разыгрывается какое-то представление, так и пространство и время могут существовать независимо от материальных объектов и процессов. Подобную точку зрения отстаивал, например, И. Ньютон. Встречалась она и в древней философии. Так представление древнегреческих философов-атомистов (Демокрита, Эпикура) о пустоте неявно предполагало концепцию субстанциальности пространства. В противовес субстанциальному подходу в истории философии развивалась реляционная концепция пространства и времени. Одним из наиболее ярких представителей ее был Г. В. Лейбниц, полемизировавший с И. Ньютоном по вопросам о сущности пространства и времени. Лейбниц настаивал на том, что пространство и время — это особые отношения между объектами и процессами и вне их не существуют.

Взаимосвязь пространства-времени и движущейся материи. Достижения современной науки свидетельствуют о предпочтительности реляционного подхода к пониманию пространства и времени. В этом плане в первую очередь надо выделить достижения физики XX века. Создание теории относительности было тем значительным шагом в понимании природы пространства и времени, который позволяет углубить, уточнить, конкретизировать философские представления о пространстве и времени.

В чем же состоят основные выводы теории относительности по данному вопросу? Специальная теория относительности, построение которой было завершено А. Эйнштейном в 1905 году, доказала, что в реальном физическом мире пространственные и временные интервалы меняются при переходе от одной системы отсчета к другой. Система отсчета в физике — это образ реальной физической лаборатории, снабженной часами и линейками, то есть инструментарием, с помощью которого можно измерять пространственные и временные характеристики тел. Старая физика считала, что если системы отсчета движутся равномерно и прямолинейно относительно друг друга (такое движение называется инерциальным), то пространственные интервалы (расстояние между двумя близлежащими точками) и временные интервалы (длительность между двумя событиями) не меняются.

Теория относительности эти представления опровергла, вернее, показала их ограниченную применимость. Оказалось, что только тогда, когда скорости движения малы по отношению к скорости света, можно приблизительно считать, что размеры тел и ход времени остаются одними и теми же, но когда речь идет о движениях со скоростями, близкими к скорости света, то изменение пространственных и временных интервалов становится заметным. При увеличении относительной скорости движения системы отсчета пространственные интервалы сокращаются, а временные растягиваются.

Это совершенно неожиданный для здравого смысла вывод. Получается, что ракета, которая имела на старте некоторую фиксированную длину, при движении со скоростью, близкой к скорости света, должна стать короче. Вместе с тем в этой же ракете замедлились бы и ход часов, и пульс космонавта, и его мозговые ритмы, обмен веществ в клетках его тела, то есть время в такой ракете протекало бы медленнее, чем время у наблюдателя, оставшегося на месте старта. Это, конечно, противоречит нашим обыденным представлениям, которые формировались в опыте относительно малых скоростей и поэтому недостаточны для понимания процессов, которые развертываются с околосветовыми скоростями.

Теория относительности обнаружила еще одну существенную сторону пространственно-временных отношений материального мира. Она выявила глубокую связь между пространством и временем, показав, что в природе существует единое пространство-время, а отдельно пространство и отдельно время выступают как его своеобразные проекции, на которые оно по-разному расщепляется в зависимости от характера движения тел.

Абстрагирующая способность человеческого мышления разделяет пространство и время, полагая их отдельно друг от друга. Но для описания и понимания мира необходима их совместность, что легко установить, анализируя даже ситуации повседневной жизни. В самом деле, чтобы описать какое-либо событие, недостаточно определить только место, где оно происходило, важно еще указать время, когда оно происходило.

До создания теории относительности считалось, что объективность пространственно-временного описания гарантируется только тогда, когда при переходе от одной системы отсчета к другой сохраняются отдельно пространственные и отдельно временные интервалы. Теория относительности обобщила это положение. В зависимости от характера движения систем отсчета друг относительно друга происходят различные расщепления единого пространства-времени на отдельно пространственный и отдельно временной интервалы, но происходят таким образом, что изменение одного как бы компенсирует изменение другого. Если, например, сократился пространственный интервал, то настолько же увеличился временной, и наоборот.

Получается, что расщепление на пространство и время, которое происходит по-разному при различных скоростях движения, осуществляется так, что пространственно-временной интервал, то есть совместное пространство-время (расстояние между двумя близлежащими точками пространства и времени), всегда сохраняется, или, выражаясь научным языком, остается инвариантом. Объективность пространственно-временного события не зависит от того, из какой системы отсчета и с какой скоростью двигаясь наблюдатель его характеризует. Пространственные и временные свойства объектов порознь оказываются изменчивыми при изменении скорости движения объектов, но пространственно-временные интервалы остаются инвариантными. Тем самым специальная теория относительности раскрыла внутреннюю связь между собой пространства и времени как форм бытия материи. С другой стороны, поскольку само изменение пространственных и временных интервалов зависит от характера движения тела, то выяснилось, что пространство и время определяются состояниями движущейся материи. Они таковы, какова движущаяся материя.

Таким образом, философские выводы из специальной теории относительности свидетельствуют в пользу реляционного рассмотрения пространства и времени: хотя пространство и время объективны, их свойства зависят от характера движения материи, связаны с движущейся материей.

Идеи специальной теории относительности получили дальнейшее развитие и конкретизацию в общей теории относительности, которая была создана Эйнштейном в 1916 году. В этой теории было показано, что геометрия пространства-времени определяется характером поля тяготения, которое, в свою очередь, определено взаимным расположением тяготеющих масс. Вблизи больших тяготеющих масс происходит искривление пространства (его отклонение от евклидовой метрики) и замедление хода времени. Если мы зададим геометрию пространства-времени, то тем самым автоматически задается характер поля тяготения, и наоборот: если задан определенный характер поля тяготения, расположения тяготеющих масс относительно друг друга, то автоматически задается характер пространства-времени. Здесь пространство, время, материя и движение оказываются органично сплавленными между собой.

Проблема размерности пространства-времени и его бесконечности. Пространство-время нашего мира имеет четыре измерения: три из них характеризуют пространство и одно — время. Чтобы задать положение тела в пространстве, достаточно трех координат, а временная характеристика события определяется одной координатой. Иначе говоря, пространство имеет размерность 3, а время — 1.

В истории философии и естествознания эти свойства пространства и времени не раз пытались объяснить и обосновать. Например, средневековые схоласты, опираясь на учение пифагорейцев и Аристотеля, стремились объяснить трехмерность пространства соображениями о совершенстве мира. К линии, образующей длину, может быть присоединена ширина, и тогда образуется поверхность; путем присоединения высоты получается тело, но наглядно представить переход к другим измерениям невозможно, а поэтому утверждалось, что трехмерность дает совершенство и целостность. К этому добавлялись рассуждения о священном статусе числа 3, поскольку все в мире имеет начало, середину и конец.

Г. Галилей, критически рассматривая эти «доводы», саркастически замечал, что если число 3 признать совершеннее, чем 4 или 2, то тогда трудно понять, почему, например, у животных и человека нет трех ног. Утверждения же о невозможности мыслить пространство больше, чем в трех измерениях, Галилей справедливо считал простым обобщением опыта. Тем самым было зафиксировано, что трехмерность пространства и одномерность времени должны быть поняты прежде всего как опытный факт.

Новый подход к проблеме трехмерности пространства был намечен И. Кантом, который пытался связать размерность пространства с фундаментальными особенностями движения тел. Идея Канта опережала свой век, поскольку тогда естествознание не располагало достаточными возможностями для конкретизации и развития этой идеи. Такие возможности появились только в науке XX века. Первый шаг был сделан в 20-е годы в работах австрийского физика П. Эренфеста, показавшего, что трехмерность пространства является условием существования устойчивых связанных систем, состоящих из двух тел. В пространстве более трех измерений такие системы невозможны, в нем не существовало бы замкнутых орбит планет и не могли бы образовываться планетные системы. Впоследствии этот вывод был обобщен применительно к атомам и молекулам. Было показано, что только в трехмерном пространстве возможно образование электронных оболочек вокруг ядра, существование атомов, молекул и макротел. Таким образом, выясняется, что многообразие видов материи в нашей Метагалактике тесно связано с такой фундаментальной характеристикой пространства-времени, как его размерность 3 + 1.

Учитывая современные концепции возникновения Метагалактики и гипотезы о существовании внеметагалактических объектов — других миров, возникающих в результате фазовых переходов физического вакуума, есть основание поставить вопрос: возможно ли объективное существование пространства и времени других размерностей?

Проблема многомерности пространства, правда в несколько иной постановке, имеет давнюю историю. Она активно обсуждалась еще в науке XIX века в связи с разработкой идеи многомерных пространств в математике и с применением геометрических образов многомерного пространства при решении различных научных задач. Идея многомерных пространств породила множество спекуляций. Различные мистические учения связывали бытие духов и ада с четвертым и пятым измерениями. Наука справедливо критиковала такие трактовки. Она подчеркивала, что многомерные пространства математики являются абстракцией, которая фиксирует «пространственно-подобные» отношения между реально существующими свойствами и характеристиками материальных объектов, но сами эти объекты существуют только в трехмерном пространстве.

Точка зрения, согласно которой пространства, имеющие более трех измерений, являются абстракциями, но не реально существующим пространством природы, получила довольно широкое распространение. Однако сейчас она требует корректировки. При этом, конечно, остается справедливой критика в адрес мистических концепций пространства, поскольку из того факта, что в реальном материальном мире возможно пространство-время с более высокими, чем 3+1, размерностями, вовсе не следует, что в этом мире должны обитать духи, существовать ад или рай.

В современных концепциях супергравитации, где сильные, электрослабые и гравитационные взаимодействия связываются между собой и рассматриваются как своеобразные расщепления глубинного взаимодействия, в котором они первоначально неразличимы, вводится представление о десятимерном пространстве-времени. В этой модели мира размерность 3+1, свойственная пространству-времени Метагалактики, рассматривается как результат развития данного пространства и времени из предшествующих ему пространственно-временных структур, характеризующих состояние физического вакуума. Эти представления о развитии Вселенной допускают предположение, что при рождении нашей Метагалактики только четыре из десяти измерений пространства-времени обрели макроскопический статус, а остальные оказались как бы свернутыми (компактифицированными) в глубинах микромира, в областях 10 (в -33 степени) см. Их можно обнаружить, только проникнув в эти области, но там мы столкнемся с какими-то принципиально иными мирами. Не исключено, что развитие материи порождает наряду с нашей Метагалактикой множество различных миров, которые характеризуются другими размерностями пространства-времени. В этих мирах могут принципиально отсутствовать условия для возникновения известных нам форм материи, но, возможно, возникают и неизвестные нашей Метагалактике материальные структуры.

Новейшие представления о развитии материи необходимо учитывать при рассмотрении и такой важнейшей философской проблемы, как проблема бесконечности мира в пространстве и времени.

Часто бесконечность пространства и времени рассматривается как чисто количественная характеристика. Древнегреческий философ Архит приводил следующий наглядный образ такого понимания бесконечности. Если бросить копье по прямой, затем подойти к месту, где оно воткнулось, снова бросить копье и повторять эту операцию, все дальше удаляясь от места первого броска, то мы нигде не натолкнемся на границу, которая не позволила бы нам вновь бросать копье. Бесконечно удаляясь от места первого броска, мы никогда не вернемся в исходную точку. Понимание бесконечности пространства как беспредельного прибавления все новых единиц расстояния дополняется трактовкой бесконечности времени как беспредельного прибавления единиц длительности. Математическим образом такой бесконечности служит бесконечный натуральный ряд чисел, когда можно неограниченно прибавлять все новые и новые единицы, получая сколь угодно большие числа и нигде не имея предельного числа.

Гегель называл такую чисто количественную бесконечность «дурной» бесконечностью, поскольку она абстрагируется от качественных скачков. Бесконечность материи в пространстве и времени нужно понимать не в чисто количественном, а в качественном смысле. Это значит, что на разных уровнях организации материи можно столкнуться с качественно различными структурами пространства и времени.

Современные космологические представления допускают, что Большая Вселенная состоит из множества миров, аналогичных нашей Метагалактике. В этих мирах могут быть принципиально иные формы пространства и времени. Происхождение же нашей Метагалактики не означало творения времени и пространства как таковых, а лишь возникновение характерных для нашего мира специфических пространственно-временных структур. Причем эти структуры, в свою очередь, развивались по мере появления все новых уровней организации материи.

Качественное многообразие форм пространства-времени в неживой природе. Идея качественного многообразия пространственно-временных структур — важный компонент концепции пространства и времени. Утверждая неразрывную связь пространства-времени с движущейся материей, эта концепция предполагает, что развитие материи и появление новых форм ее движения должно сопровождаться становлением качественно специфических форм пространства и времени. Современная наука дает большой материал для разработки и конкретизации этой идеи.

Три основные сферы материального мира — неживая природа, жизнь, общество — характеризуются специфическими пространственно-временными структурами. В свою очередь, в неживой природе, представленной возникшими в нашей Метагалактике уровнями организации материи, существуют особенности пространства-времени в мега-, макро и микромире.

В локальных областях макромира, когда можно абстрагироваться от искривления пространства-времени вблизи больших тяготеющих масс, пространство-время характеризуется евклидовой геометрией. В масштабах галактик и Метагалактики существенную роль начинает играть кривизна пространства-времени (его отклонение от евклидовой метрики), связанная с взаимодействием тяготеющих масс. Характер кривизны пространства Метагалактики зависит от средней плотности в ней вещества и полей. Если эта плотность больше критической (10 (в -29 степени) г/см3), то пространство будет замкнутым, а время будет иметь несколько особых точек, в которых Метагалактика может сжиматься до сверхплотного состояния, когда ее размеры для внешнего наблюдателя становятся даже меньше размеров элементарных частиц. Наличие нескольких таких временных точек означает, что Метагалактика пульсирует, переходя от стадии расширения к стадии сжатия. Если же плотность меньше критической, то кривизна пространства будет соответствовать незамкнутой Вселенной, имеющей только одну особую временную точку, в которой происходит Большой Взрыв и далее начинается стадия неограниченного расширения.

Согласно современным научным данным, для нашей Метагалактики, скорее всего, характерен второй сценарий эволюции. Но современная космология допускает существование и других миров, внеметагалактических объектов, которые могут пульсировать, переходя от стадии расширения к стадии сжатия, сжимаясь до практически точечных размеров для внешнего наблюдателя.

Расширение нашей Метагалактики выражает особые свойства ее пространственно-временной организации. В процессе разбегания галактик их скорости возрастают по мере удаления друг от друга. При скоростях, сопоставимых со скоростью света, возникают эффекты заметного различия в характере расщепления пространства-времени на пространственную и временную составляющие.

Существует так называемый метагалактический горизонт, на котором скорости разбегания становятся равными скорости света. На горизонте время как бы останавливается. Но сам горизонт относителен. Если представить себе наблюдателя, находящегося на горизонте, то по отношению к нему Земля вместе с галактикой удаляется от него со скоростью света. Этот наблюдатель с полным правом полагал бы нас находящимися на метагалактическом горизонте, и для него наше время как бы останавливалось.

В самом начале расширения, когда плотность вещества была огромной, пространство-время имело особые свойства. В этом зародышевом состоянии наша Метагалактика была подобна микрообъекту и характеризовалась теми пространственно-временными структурами, которые присущи глубинам микромира.

Современная физика сформулировала ряд перспективных гипотез, касающихся природы этих структур. Квантовые эффекты, единство непрерывного и дискретного она распространяет и на пространство-время. По-видимому, в областях 10 (в -33 степени) см и 10 (в -43 степени) сек (сфера действия кванта) пространство и время становятся дискретными и дальнейшее их деление на части невозможно. Становление Метагалактики означало формирование пространства-времени макро- и мегамира из пространственно-временных структур микромира. Точно так же, как в процессе развития появляются новые виды материи и формы ее движения, возникают и соответствующие им типы пространственно-временных структур.

Особенности биологического пространства-времени. Появление живой природы также было связано с формированием специфического типа ее пространственно-временной организации. Возникает особое, биологическое пространство-время, как бы вписанное во внешнее по отношению к нему пространство-время неживой природы. Особенности биологических пространственно-временных структур проявляются на разных уровнях организации живого. Пространственную организацию живых молекул характеризует асимметрия «левого» и «правого» в группировках атомов. Большинство органических молекул может существовать в двух формах, отличающихся пространственной ориентацией одних и тех же группировок атомов, причем форме с «правосторонней» группировкой соответствует зеркальная ей «левосторонняя» форма. Что же касается живых систем, то в составляющих их молекулах имеются только «левосторонние» формы.

Хотя эта особенность пространственных характеристик живых систем известна уже давно, она не получила пока общепринятого объяснения. Еще Л. Пастер считал, что асимметрия является результатом действия каких-то внешних природных факторов, к которым приспосабливалась жизнь. Неравенство правизны и левизны проявляется не только на молекулярном уровне, но и на уровне организмов, выражаясь в их строении и динамике. Существует не только симметрия, но и асимметрия в строении органов, в композиции частей тела сложных организмов. Такое сочетание симметрии и асимметрии обеспечивает активно-приспособительные реакции организмов, разнообразие движений и функций, необходимое для их выживания.

В. И. Вернадский, отмечая эту особенность пространственной организации живого, подчеркивал принципиально неевклидовый характер пространственной асимметрии, свойственной живым организмам. Для трехмерного Евклидова пространства макромира, в которое вписывается живой организм, «правое» и «левое» тождественны. Отсутствие этой тождественности, резкое проявление левизны в организации живого Вернадский оценивал как свидетельство особенностей биологического пространства [См.: Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. С. 270-271.]. Он выдвигал гипотезу, согласно которой биосферу следует рассматривать как сложную композицию различных неевклидовых пространств организмов и локальных Евклидовых пространств неорганических объектов, с которыми взаимодействуют эти организмы.

Живая материя имеет специфику не только пространственной, но и временной организации. Приспособительная активность организмов во многом связана с формированием в процессе эволюции внутри них своеобразных моделей временной организации внешних процессов. Такие модели являются уже известными нам биологическими часами. «Тиканье» таких часов означает запуск и отключение внутри организма цепей химических реакций, которые обеспечивают его приспособление к определенному ритмическому чередованию факторов внешней среды, связанному со сменой дня и ночи, времен года и т. д. Система таких химических реакций предвосхищает наступление определенных состояний внешней среды, обеспечивает готовность организма к целесообразному функционированию в условиях, которые должны с определенной вероятностью наступить в будущем. Во внутреннем времени организма, в ритмах его биологических часов внешнее время как бы сжимается, а затем происходит активный перенос на будущее этих «спрессованных» ритмов протекшего внешнего времени. Живой организм путем иерархической организации системы биологических часов (от клетки до работы отдельных органов и системы органов) запускает такие реакции, которые обеспечат его приспособление к будущим событиям. Он как бы обгоняет время. Спрессовывая прошлое в своей внутренней пространственно-временной организации, он живет и настоящим и будущим одновременно.

Социальное пространство и время. Пространственные структуры, характеризующие общественную жизнь, не сводятся ни к пространству неживой природы, ни к биологическому пространству. Здесь возникает и исторически развивается особый тип пространственных отношений, в котором воспроизводится и развивается человек как общественное существо. Социальное пространство, вписанное в пространство биосферы и космоса, обладает особым человеческим смыслом. Оно функционально расчленено на ряд подпространств, характер которых и их взаимосвязь исторически меняются по мере развития общества.

Уже на ранних стадиях человеческой истории формируются особые пространственные сферы жизнедеятельности, значимые для человека. Функционально выделены из окружающей среды пространство непосредственного обитания (жилище и поселение), территория вокруг него, включающая особые зоны хозяйственных циклов. У племен, ведущих охотничье-собирательский образ жизни, эти зоны создаются в зависимости от циклов восстановления полезных растений и животных в той экосистеме, в которую включено племя. С возникновением древних земледельческих обществ особое значение приобретают зоны плодоносных земель. Например, для жителей Древнего Египта зона по берегам Нила была особым пространством, имевшим решающее значение для судеб этой цивилизации.

Освоенное человеком, «очеловеченное», и неосвоенное пространство природы с точки зрения природных свойств не различаются. Но в социальном плане их различие существенно. Оно определено отношениями человека к миру, исторически складывающимися особенностями воспроизводства способов человеческой деятельности и поведения.

Специфические черты и характеристики социального пространства отражаются, хотя и не всегда адекватно, в мировоззрении человека соответствующей исторической эпохи. Например, в древних мифах ясно прослеживается представление о качественном различии частей пространства, противопоставление упорядоченного пространства человеческого бытия остальному пространству, в котором действуют недобрые и непонятные человеку силы. В этих представлениях в фантастической форме отражалось реальное различие между «очеловеченным» пространством и пространством природы, остающимся вне сферы человеческой деятельности.

Так, в космологии древних египтян различаются, с одной стороны, пространство, заполненное водами Хаоса, а с другой — созданное богом Солнца упорядоченное пространство Земли. Началом его считался первобытный холмик суши, который бог Солнца создал в водах Хаоса и на котором он мог стоять. Все эти образы корнями уходили в общественную практику древнеегипетской цивилизации. Участки суши, пригодные для земледелия, были расположены по берегам Нила. Они каждый раз уходили под воду во время наводнения, а когда вода спадала, обнажались сначала в виде небольших холмиков, оплодотворенные речным илом. Такое ежегодное «рождение» оплодотворенных участков земли — основы жизни всей древней земледельческой цивилизации — воспринималось как своеобразное таинство мира, что нашло свое выражение в мировоззренческих образах пространства. Все, что было значимо и свято для древнего египтянина (места храмов, усыпальницы фараонов), ассоциировалось с пространством первичного холма суши и рассматривалось как особые места, единосущие этому первому холму.

В представлениях древнего египтянина освоенное им пространство по берегам Нила было центром Вселенной, а течение Нила с юга на север задавало главное направление в пространстве. Египетское слово «идти на север» означало то же, что «идти по течению». Когда египтянин встречал другую реку, например Евфрат, которая течет на юг, он говорил: «Это перевернутая вода, которая течет вниз по течению, двигаясь вверх по течению» [См.: Франкфорт Г., Франкфорт Г. А., Уилсон Дж., Якобсон Т. В преддверии философии. М., 1984. С. 50.].

Понятия и представления о пространстве, свойственные различным историческим эпохам, выражают различные исторически развивающиеся смыслы важнейшей мировоззренческой категории. В ней находят отражение прежде всего характеристики и свойства социального пространства, сквозь призму которых человек рассматривает остальное пространство мироздания.

Привычные нашему здравому смыслу представления о пространстве, где все точки и направления одинаковы (физика эти свойства определяет как однородность и изотропность пространства), возникли в качестве доминирующих мировоззренческих образов на относительно поздних этапах человеческой истории. Их становление в качестве мировоззренческих ориентиров в европейской культуре происходило в эпоху формирования ранних буржуазных отношений и было связано с ломкой мировоззренческих ориентаций, возникших в эпоху средневековья. Средневековому мышлению было свойственно рассматривать пространство как некоторую систему разнокачественных мест. Каждое из них наделялось определенным символическим значением. Различался земной греховный мир и мир небесный — мир «чистых сущностей». В земном мире выделялись святые места и особые направления (направления паломничества к святым местам, особые места в храмах, дающие исцеление и искупление грехов, и т.д.).

Основанием этих смыслов категории пространства выступала реальная система отношений людей и способов их деятельности, свойственная феодальному обществу европейского средневековья. Прикрепленный к земле крестьянин, всей своей жизнедеятельностью сращенный с определенным участком земли, воспринимавший тяжелый труд на ней как наказание и искупление грехов, подсознательно выделял место своей жизни как особенное. Но и его сюзерен, владелец земли, личностно переживал сопричастность к своему родовому имению, которое для него было не только источником доходов, но и символом его сословных привилегий, позволявшим включаться в социальные связи, принадлежать к определенной социально привилегированной корпорации.

Важно учитывать, что мировоззренческие категории, в том числе и категории пространства, не просто отражают общественное бытие, но и активно воздействуют на общественную жизнь. Они функционируют в качестве своеобразной матрицы, в соответствии с которой в определенные эпохи воспроизводится свойственный им образ жизни людей. Действуя в соответствии с этой матрицей, усвоив содержащееся в ней понимание пространства, человек своей реальной деятельностью воспроизводит определенные типы отношений социального пространства, включающие не только отношения предметов, но и их связи с человеком.

Чтобы понять особую природу социального пространства как объективно существующего, важно выработать представление о целостной системе общественной жизни. Эта система включает в качестве своих компонентов предметный мир, который человек создает и обновляет в своей деятельности, самого человека и его отношения к другим людям, состояния человеческого сознания, регулирующие его деятельность. Все это единое системное целое существует только благодаря взаимодействию составляющих его частей — мира вещей «второй природы», мира идей и мира человеческих отношений. Организация этого целого усложняется и меняется в процессе исторического развития. Оно имеет свою особую пространственную архитектонику, которая не сводится только к отношениям материальных вещей, а включает их отношение к человеку, его социальные связи и те смыслы, которые фиксируются в системе общественно значимых идей. Мир вещей «второй природы», окружающих человека, их пространственная организация обладает надприродными, социально значимыми характеристиками. Пространственные формы технических устройств, упорядоченное пространство полей, садов, орошаемых земель, искусственно созданных водоемов, архитектура городов — все это социальные пространственные структуры. Они не возникают сами по себе в природе, а формируются только благодаря деятельности людей и несут на себе печать социальных отношений, характерных для определенной исторической эпохи, выступая как культурно-значимые пространственные формы.

Например, в пространстве городской архитектуры выражены особенности производственной жизни и быта людей того или иного этапа истории общества, специфика их социальных связей (города античной эпохи непохожи в своей пространственной композиции ни на города средневековья, ни на современные), особенности этнических и национальных традиций (одна и та же эпоха дает множество образцов городской архитектуры разных народов: неповторимы Лондон или Париж; китайские и индийские города несут на себе печать национально уникальных черт). Историческое развитие меняет городскую пространственную среду, и новые пространственные формы как бы наслаиваются на прежние, видоизменяя их.

Специфика социального пространства тесно связана со спецификой социального времени, которое является внутренним временем общественной жизни и как бы вписано во внешнее по отношению к нему время природных процессов.

Социальное время является мерой изменчивости общественных процессов, исторически возникающих преобразований в жизни людей. На разных стадиях общественного развития ритмы социальных процессов были замедленными. Родоплеменные общества и пришедшие им на смену первые цивилизации древнего мира воспроизводили на протяжении многих столетий существующие социальные отношения. Социальное время в этих обществах носило квазициклический характер. Ориентиром общественной практики было повторение уже накопленного опыта, воспроизводство действий и поступков прошлого, которые выступали в форме священных традиций. Отсюда особая ценность прошлого времени в жизнедеятельности традиционных обществ. Человек древнейших цивилизаций жил, как бы оглядываясь в прошлое, которое представлялось ему золотым веком. Не случайно в традиционных обществах понятия «древний» и «хороший», «добрый» были почти синонимами.

Идея направленности времени и ориентация на будущее возникли в культуре значительно позднее. Линейно направленное историческое время проявляется наиболее отчетливо в обществе эпохи формирования капиталистических отношений. Капиталистическая система производства по сравнению с предшествующими ей формациями привела к резкому ускорению развития производительных сил и всей системы социальных процессов. Еще в большей мере это ускорение свойственно современной эпохе с ее бурно развертывающимся научно-техническим прогрессом.

Таким образом, социально-историческое время течет неравномерно. Оно как бы уплотняется и ускоряется по мере общественного прогресса. В переломную неспокойную эпоху разное спрессовывание исторического времени, его насыщение порой неоднозначными событиями происходит в значительно большей степени, чем в периоды относительно спокойного развития.

Социальное время, как и социальное пространство, имеет сложную структуру. Оно возникает как наложение друг на друга различных временных структур. Здесь можно выделить также и время индивидуального бытия человека, которое определяется протеканием различных социально и индивидуально значимых для него событий.

Проблема полиструктурности социального пространства-времени, его изменения на различных этапах человеческой истории является предметом дискуссий и обсуждений в философской литературе. Особую важность приобретает анализ пространственно-временной структуры на разных этапах истории общества, изучение механизма ее изменения и развития.

Занятие №1 — Основы здорового образа жизни

Здоровье – состояние полного физического, психического духовного и социального благополучия.

Виды здоровья:

Соматическое (я могу)- это текущее состоян6ие органов и систем органов в организме человека. Основу его составляет генетическая программа индивидуального развития. Оно зависит от того, как функционирует организм от его морфологических и функциональных показателей.

Физическое здоровье – уровень роста и развития органов и систем организма. Основой его являются резервы организма. Физическое здоровье характеризуют по совокупности антропометрических, физиологических и биохимических показателей, которые изменяются в соответствии с природно-климатическими условиями, возрастом, полом, средой обитания и обучения. Человеку необходимо знать, как должны функционировать органы, чтобы понять, здоров он или в его организме что-то не так.

Психическое здоровье (я хочу) – это состояние психической сферы. Его основу составляет общий душевный комфорт, обеспечивающий адекватные поведенческие реакции, характер, тип высшей нервной деятельности. Психическое здоровье зависит от того, насколько хорошо мы разбираемся в своих чувствах, умеем делиться ими с другими людьми. Важно, чтобы человек понимал, какие чувства являются нормальными :добро, любовь, красота, сопережевание.

Нравственное здоровье (я должен) – это система мотивационных ценностей, установок, норм поведения индивидуума в обществе. Нравственное здоровье зависит от того, что мы относим к жизненным ценностям, что для нас имеет наибольшее значение. Оно является стержнем нашего образа жизни.

Индивидуальное здоровье зависит от того, как мы воспринимаем себя как личность, в каком направлении ее в себе развиваем, чего надеемся достичь в личной и общественной жизни( в семье, профессиональной деятельности).

Популяционное здоровье – это здоровье населения какого-либо региона, республики. Оно определяется по ряду демографических показателей (рождаемость, смертность, средняя продолжительность жизни) и социально-медицинских(общая, инфекционная онкологическая заболеваемость, частота заболеваемости).

Репродуктивное здоровье – это функциональное состояние репродуктивных органов.

Здоровье – состояние, имеющее границы.

Количество здоровья определяется уровнем функционального состояния систем организма и суммой их резерва.

Резервы здоровья – максимальное количество физиологических возможностей органов и систем органов.

Признаки здоровья:

  • Устойчивая иммунная система
  • Рост и развитие организма
  • Резервы здоровья – максимальные возможности организма
  • Отсутствие заболеваний
  • Уровень морально-волевых и ценностно-мотивационных установок

Промежуточное (или третье) состояние человека — это состояние между здоровьем и болезнью. Поэтому оно сочетает признаки здоровья и болезни. Третье состояние характеризуется следующими симптомами: неврастенией, потерей аппетита, головными болями, общей слабостью, сухостою кожи. По мнению некоторых исследователей, в третьем состоянии находится 75-80% населения.

Группы людей, находящихся в третьем состоянии:

Люди, регулярно потребляющие наркогенные вещества (алкоголь, наркотики, никотин), отнимающие у них здоровье и творческий потенциал.

Люди с ограниченной двигательной активностью (работники умственного труда).

Лица, работающие на химических производствах (нефтехимических, шинных, лакокрасочных, свинцово-цинковых, алюминиевых, кислотных).

Группа людей третьего состояния, формирующаяся в результате неправильного питания (углеводно-жирового, голодания, авитаминоза).

Факторы обеспечения здоровья

Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 80-х годах 20-го века определили ориентировочное соотношение различных факторов, которые оказывают определенное влияние на здоровье современного человека, выделив в качестве основных четыре производные. Какие же это факторы?

Образ жизни-50-55% Рациональная организация жизнедеятельности, оседлый образ жизни, адекватная двигательная активность, социальный и психологический комфорт, полноценное и рациональное питание, отсутствие вредных привычек.

Окружающая среда 20-25% Хорошие бытовые и производственные условия, благоприятные климатические и природные условия, экологически благоприятная среда обитания.

Наследственность (генетика) -15-20% Здоровая наследственность, отсутствие факторов возникновения заболеваний

Медицинское обеспечение -10-15% Медицинский скрининг, высокий уровень профилактических мероприятий, своевременная и полноценная медицинская помощь.

Образ жизни и его компоненты

Образ жизни— это сознательно совершаемые человеком действия, составляющие привычный уклад его повседневного поведения.

Формирование образа жизни

Экономическая категория или уровень жизни — понятие, характеризующее размер и структуру материальных и духовных потребностей людей, т. е. количественную, поддающуюся измерению, сторону условий жизни.

Показатели уровня жизни:

  • размер внутреннего валового продукта
  • размеры реальных доходов населения и их потребление
  • обеспеченность жильем
  • доступность медицинской помощи
  • продолжительность свободного и рабочего времени,
  • структура доходов и расходов
  • показатели здоровья населения и демографических процессов и др.

Социологическая категория или качество жизни — понятие, характеризующее качественную сторону жизни.

Показатели качества жизни:

  • уровень комфорта,
  • удовлетворенность работой,
  • качество образования,
  • качество медицинского обслуживания,
  • качество жилищных условий,
  • качество питания и др.

Социально — психологическая категория или стиль жизни -это относительно устойчивый стереотип поведения, привычек, межличностных отношений индивида, формирующийся в процессе его социализации и свойственный социальной группе, к которой он принадлежит.

Показатели стиля жизни:

  • ценностные ориентации,
  • отношения с окружающими,
  • привычки
  • мотивации

Социально -экономическая категория или уклад жизни — понятие, характеризующее порядок общественной жизни, быта, культуры, в рамках которой происходит жизнедеятельность людей.

Показатели уклада жизни:

  • семейные традиции
  • культурные традиции
  • национальные традиции

В своей повседневной жизни человеку приходится выполнять значительную часть обязанностей и действий, направленных на решение целого ряда задач:

  1. Обеспечение жизнедеятельности, для чего необходимо дышать, питаться, спать, поддерживать температуру своего тела.
  2. Выполнение профессиональных обязанностей требует соблюдения целого ряда условий в организации учебы, работы, отдыха.
  3. Поддержание социально-культурного статуса, множественных межличностных контактов, духовное развитие.
  4. Выполнение своих семейно-бытовых функций по обеспечению жизни семьи и воспитанию детей.
  5. Забота о своем здоровье, в том числе необходимая двигательная активность, выполнение гигиенических требований, отказ от вредных привычек.

Исходя из необходимости решать в повседневной жизни указанные задачи, можно выделить следующие основные компоненты образа жизни:

1.Двигательная активность. Движение является основным условием обеспечения жизни. Организм устроен таким образом, что деятельность всех его систем подчиняется двигательной деятельности. Это касается не только мышечной системы (которая при регулярных занятиях физкультурой оказывается хорошо развитой и придает внешнюю привлекательность, но и сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной, нервной и всех других систем. Кроме того, достаточная двигательная активность обеспечивает поддержание на высоком уровне иммунитета, что позволяет человеку успешно противостоять инфекционным заболеваниям. При высоком уровне физической подготовленности у человека выше не только физическая, но и умственная работоспособность, поэтому при выполнении интеллектуальной работы утомление у него наступает позднее.

2.Обеспечение психического здоровья. Современному человеку приходится выдерживать большие психологические нагрузки. Они связаны со многими обстоятельствами: с учебой, с взаимоотношениями с другими людьми, с необходимостью выполнять определенные обязанности в семье и обществе, со стрессовыми обстоятельствами, с необходимостью реагировать на неприятные или неожиданные ситуации. Неумение адекватно вести себя в этих ситуациях нарушает психическое состояние человека. Поэтому так важно владеть теми приемами, которые помогают каждому человеку разумно вести себя в ситуации, провоцирующей психическое напряжение.

3.Рациональное питание. Питание позволяет человеку получать вещества, необходимые для построения клеток его тела, для поддержания жизненных функций и выполнения повседневных дел.

4.Закаливание и тренировка иммунитета.

5.Четкий режим жизни. Любая нагрузка (включая мышечные, психические, умственные и даже прием пищи) должна чередоваться с последующим периодом отдыха, обеспечивающим необходимое восстановление резервов организма. В режиме человека должны быть все стороны его жизнедеятельности : учеба, сон, занятие своим здоровьем и досуг, выполнение своих обязанностей в семье и свободное время, время на самоподготовку(выполнение домашних заданий) и встречи с друзьями. Только при выполнении этих условий жизнь человека будет насыщенной интересными и важными делами, в ней найдется место для регулярных занятий своим здоровьем, и он не будет испытывать постоянное чувство недостатка времени.

6.Психосексуальная жизнь. Является неотъемлемой частью жизнедеятельности человека. Значение этого фактора образа жизни, восприятие его и отношение к нему в различные возрастные периоды меняется, тем не менее сказывается на всем протяжении жизни. В связи с этим умение весим рациональную психосексуальную жизнь( и речь идет не только о непосредственно о половом акте, а о всем многообразии взаимоотношений женщины и мужчины) играет важную роль в обеспечении здоровья человека.

7.Отказ от вредных привычек.

8.Выполнение гигиенических требований. Для обеспечения хорошего здоровья человеку необходимо поддерживать чистоту своего тела. Это касается кожи, волос, полости рта, дыхательного аппарата, половых органов, то есть всех тех частей тела, которые контактируют с внешней средой. Следует обеспечивать и определенные требования к условиям своей жизни: быта, одежды, питания.

9.Умение предупреждать опасные ситуации и правильно вести себя при их возникновении. Находясь в постоянном контакте с окружающей средой и с другими людьми, человек порой оказывается в таких ситуациях, которые грозят не только его здоровью, но и жизни. В быту, на улице, в транспорте, на природе, в отношениях с опасными людьми, животными мы испытываем на себе множество неблагоприятных воздействий. Поэтому очень важно каждому человеку знать, как предупредить их возникновение и каким образом вести себя в самой опасной ситуации.

Природа в образе женщины

Природа в образе женщины

Природа подобна женщине, которая наслаждается маскируется, и чьи разные маскировки, обнажая теперь одну часть ее объявления теперь другое, позвольте тем, кто изучает ее и прилежно надеяться что однажды они смогут узнать всю ее личность (Дидро)

 

Почему это интересная тема?

Часто видел упоминания о природе с N и звучало как имя собственное иногда.

Связь между природой и женская форма.

Соедините романтический период с зарождением феминизма и новые стратегии и подходы теоретиков, философов и писателей беру сейчас.

 

4 Возможно Теории соединения женщин с природой

1) Происхождение от предшественника языки, такие как англосаксонский (древнеанглийский), итальянский, испанский, латинский, греческий и Французский.

 

2) На основании качества обычно связаны с женщины и различия между гендерными ролями

 

3) Соединение между Женщина и природа и жизненный цикл

 

4) Библейский ссылки

 

1) Языки с родовыми существительными

Старый английский: gecynd

Латинское: la natura

Итальянский: la natura

Французский: природа

Испанский: la naturaleza

Греческий: ÆÍ÷

 

Все имеют женский пол.Может быть первопричиной того, почему мы склонны считать природу женщиной.

 

2) Гендерная роль женщины

— Природа женственна, потому что она рассматривается как обладающая те же качества, что и у женщин в то время, когда большая часть романтических произведений произведено

 

— Женщины считались домашними, благочестивыми, нравственными, чистыми, нежная, добрая, грациозная, простая и красивая; это было в соответствии с природой отдельных сфер: мужчины и женщины принципиально различались по их характеристики как мужчин считались трудолюбивыми, трудолюбивыми, рациональными, напористый, независимый и гордый; ни один из которых не связан с природой

 

— Поэтому природа рассматривалась как воплощение всего качества, которыми обладают женщины, и об этом часто упоминается в литература, особенно поэзия

 

напр. Постоянное вращение громоздкого колеса

То, на чем ездит природа, поддерживает ее здоровье,

Ее красота, ее плодовитость

(Каупер, Задача , Книга 1: Диван , 359-61

 

Но вдвойне жалко Природа любит душ

Согреет его израненное сердце своей целительной силой

Кто бредет по холмам и долинам по своей заброшенной дороге

(Вордсворт, Описательные эскизы , 13-15

Здесь природа видит свои прекраснейшие формы еще прекраснее;

Владеет ими как своими, но признает себя превосходным

Из того, что сама произвела

(Гилпин, «О живописной красоте» 1794)

Природа всегда великолепна в дизайне.Она также замечательный колорист,

и гармонизирует оттенки с бесконечным разнообразием и красотой.

(Гилпин, Наблюдения за рекой Уай 1789)

 

— Природа также феминизирована из-за патриархальности общество; Многие авторы романтических путешествий были мужчинами, поэтому писать о путешествиях было довольно специфичны по полу, и мужчины, скорее всего, даровали женственность. качества на природе

 

напр.То живописный сохранил предположения о поле, данные ему его

основателей, придумавших мужское искусство увидев, что смог исправить и дополнить

что таил в себе феминизированный пейзаж.

(Джеймс Базард: Проторенный путь: европейский туризм, литература и пути

к Культура, 1800-1918 , 1993, стр.16)

 

-Женщины как источник вдохновения для мужчин: женщинам приходится гораздо труднее заявляя о романтическом вдохновении, потому что, согласно литературной традиции, вдохновение исходит от музы-женщины к поэту-мужчине (11 февраля).

 

— Величие связано с качествами мужчин, но было до сих пор в основном ассоциируется с присутствием Природы, воспринимаемой как женственность и материнский, благотворный, а также разрушительный (Фея 13). Высокие романтики используют[d] природу как доступ к мужскому возвышенному (13).

 

— [T] возвышенное — это конкретно мужское достижение, полученное с по женщин как женские объекты или через женскую природу, и поэтому закрыт для женщин-писателей (14).

 

— Это ведет к эссе Малви. о мужчинах как наблюдателях и женщинах как субъектах.

Тогда женщина выступает в патриархальной культуре как означающее для мужской другой, связанный символическим порядком, в котором человек может воплощать в жизнь свои фантазии и навязчивые идеи с помощью языковой команды, накладывая их на безмолвный образ женщины, все еще привязанной к своему месту носительницы смысл, а не создатель смысла. (586)

В мире, упорядоченном сексуальным дисбалансом, удовольствие от взгляда был разделен на активный/мужской и пассивный/женский.(589)

 

-Когда мужчины путешествовали, их отделяли от женщин и использовали их форма в поэзии, чтобы создать близость с женской формой.

 

 

— Для мужского эго женщины и природа стали инструментами для самоопределения и феминизации природы предполагает романтику путешествия и восприятие

 

[В]восприятие характеризуется блуждание глаз и поиск чего-то нового и интересного, который возбуждает, а не удовлетворяет желание. (176)

 

Феминизация объекта предполагает романтику восприятии, а может быть, и путешествия в целом — те объекты, которые внимание, которые выделяются или кажутся единичными сами по себе, появляются суждено задним числом принести что-то личное значение. (176)

 

— Из-за того, что путешественники-мужчины не встречали много самок во время их путешествий, феминизация природы также может свидетельствовать сексуальное желание путешественника-мужчины

 

— Следовательно, процесс созерцания природы идет параллельно с процесс просмотра женщин и выбора возможного партнера; это видно в как путевые тексты, так и стихи

 

3) Связь между женщиной и природой: жизненный цикл

— Когда в поэзии обсуждается природа, обычно женский род касается таких вопросов жизненного цикла, как плодородие, щедрость и репродукция

напр.Так на ее тарифах, а до границы доходит

Из Эдем, где вкусный рай,

Теперь ближе, короны с ее зеленым корпусом

 

Прекраснейших деревьев, усыпанных прекраснейшими плодами,

Цветы и плоды сразу золотистого оттенка

(Милтон, Потерянный рай , Книга 4, строки 131-3, 147-8)

 

— Ссылки на воспроизводство и плодовитость могут символизировать непрерывность природы; преемственность и смена сезонов указывают на то, что Земля продолжает сбалансированный цикл, аналогичный жизненному циклу человека

 

— Потому что женщины несут ответственность за преемственность жизненный цикл, они часто связаны с сезонами, например возрождение земля весной

 

— Концепция соединения женщин с природой восходит к времена древней классической мифологии, с несколькими богинями, сильно соединенный с землей, т. Персефона и мать Деметра

 

 

 

Раннеклассические мифологические связи между богинями и природой

 

 

— Ассоциация с матерью-землей: потому что так много аспектов природа рождается из земли, это можно уподобить открытию утроба для производства жизни; есть несколько литературных упоминаний о репродуктивных такие термины, как матка и лоно, например.рай Потерян

 

напр. Дорогая природа самая добрая мама еще

Хотя всегда меняется, в ее образе мягкий

Из ее голой груди позволь мне наполниться

Ее никогда не отнимали от груди, хотя и не ее любимый ребенок

О! Она самая справедливая в ее диких чертах

Где ничего не полируется осмеливается загрязнить ее путь

(Байрон, Чайльд Гарольд, Песнь 2-1812, 325-30)

 

 

 

Радость бежала, как кровь в живом рама,

Когда хоть и вышел из ее лона, как туча

Славы, восстань дух острой радости

(Перси Биши Шелли, Прометиус Свободный 1818, 156-8)

 

Примеры: Природа имеет обеспечивала всех своих детей (Гёте 173)

Долина, предназначенная Природой для всеобщего плодородия (278)

 

 

4) Библейская Ева

Хотя об этом не так много литературы, я думаю, что можно составить случай для женщины как природы в свете бедствий, таких как землетрясения (Земля открытие) и цунами.

-В бедствиях часто винят Мать-Природу; ураганы названы после женщин

-конечно, Ева — причина греха.

-Возможно растяжение; но женщина как природа, дерево как природа, яблоко на дереве, Ева съела яблоко, созданное женщиной.

Пример: В конце концов, что мы видели, кроме безнадежной борьбы людей с насилием природы (Гёте 302).

 

Далее следует по телефону:

 

— Взгляд на женщин как на олицетворение природы таков. связано с тем, что когда мы видим природу, мы автоматически должны ассоциировать их с природой и наоборот

(www.wsu.edu:8080/~amerstu/ce/summer97/Gender.html)

 

Новые подходы, феминизм и как женщины пытались уйти из представления о том, что на природу можно смотреть только с женскими коннотациями.

Запрос: Дороти Вордсворт (сестра Уильямса)

Снайдер пишет о вере Дороти в природу: Природа — это скорее визуальный опыт, чем что-либо еще; она постоянно занимается освещения и текстуры и намеренно, [он] думает, упускает из виду возможности для материнского символизма или олицетворения, обычно относящегося к Природе с безличным местоимением это, а не с ней или с ней, как это делал ее брат (Снайдер 147).

— Сможем ли мы когда-нибудь избежать гендерного разделения природы, такого долгого осуществил традицию в литературе и культуре, и будет ли когда-нибудь гендерное нейтралитет?

— Также по мере изменения общества и роли мужчин и женщин станут менее жесткими и определенными, повлияет ли это на восприятие природы как строго и исключительно женский?

 


Работы цитируются

 

Боттичелли. Примавера. С сайта А.М. Ганн. Гендерная природа в языке и искусстве: исследование женщины = уравнение природы . (8 февраля 2005 г.).

Базард, Джеймс. Проторенный путь: европейский туризм, литература и способы Культура, 1800-1918 . С веб-сайта Миалла, Дэвида. Романтические путешествия. Курс Главная Страница. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

Байрон, Лорд. Чайлд Гарольд . С веб-сайта Миалла, Дэвида. Романтические путешествия. Курс Главная Страница. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

.

Купер. Задание , Книга 1: Диван. С веб-сайта Миалла, Дэйвид. Романтические путешествия. Домашняя страница курса. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

Крэнстон, Морис. Романтическое движение . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл, 1994.

.

Фэй, Элизабет А. Феминистское введение в романтизм. Молден, Массачусетс: Блэквелл, 1998.

Гилпин, Уильям. Наблюдение за рекой Уай . С веб-сайта Миалла, Дэйвид. Романтические путешествия. Домашняя страница курса. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

< http://www.ualberta.ca/~dmiall/Travel/Space.htm>

Гилпин, Уильям. На Живописная красота. С веб-сайта Миалла, Дэвида. Романтические путешествия. Курс Главная Страница. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

< http://www.ualberta.ca/~dmiall/Travel/Space.htm>

Гёте, Джоанн Вольфганг. Путешествие по Италии . Транс. У. Х. Оден и Элизабет Майер. Торонто, Онтарио: Книги пингвинов, 1970.

Хог, Александр. Обнаженная Мать-Земля .1938. . С сайта А. М. Ганн. Гендерная природа в языке и искусстве: Изучение женщины = природы Уравнение . (8 февраля 2005 г.).

Джембер, Грегори К. gecynd. Англо-староанглийский, староангло-английский словарь . ред. Грегори К. Джембер и Джон К. Каррелл и др. Боулдер, Колорадо, Вествью Пресс, 1975.

Левин, Эдвин Б. натра. Follet по всему миру латинский словарь; Латино-английский, английский-латиница .Чикаго: Фолле, 1967.

Милтон, Джон. Рай Потерянный . Майор Работа . ред. Стефан Оргель и Джонатон Голдберг. Оксфорд: Оксфордский университет. Пресс, 2003.

Малви, Лора. Визуальное удовольствие и повествовательное кино. Теория литературы: Антология. Ред. Ривкин, Джули и Майкл Райан. Мальден, Массачусетс: Издательство Блэквелл, 1998. 585–595.

натур. Cassells Итальянский словарь: итальянско-английский, англо-итальянский .2002.

натуральный. Американское наследие Larousse Spanish словарь: испанский/английский, английский/испанский . 1986.

Эрлеманс, Онно. Романтизм и Материальность Природы . Торонто, Онтарио: Университет Торонто Пресс, 2002.

Шелли, Перси Биши. Прометий Несвязанный . С веб-сайта Миалла, Дэйвид. Романтические путешествия. Домашняя страница курса. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

 

Снайдер, Уильям К. Мать-Природа Другое Натуры: пейзаж в женском письме, 1770-1830 гг. Женские исследования . Май, 1992. Том 21, выпуск 2, 143-62. Университет Альберты. Эдмонтон, Альберта. 1 февраля 2005 г.

Талбот, Джулиан. ÆÍ÷. Pocket Oxford Греческий словарь: греко-английский, англо-греческий. 2 и Изд. 2000.

Вордсворт, Уильям. Описательные зарисовки . От Веб-сайт сайта Миалла, Дэйвид. Романтические путешествия. Домашняя страница курса. Январь 2005 г. — май 2005 г. Кафедра английского языка, Университет Альберты. 9 февраля 2005 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глоссарий терминов по философии окружающей среды — Сайты преподавателей/сотрудников

Вот важные термины для размышлений о мире природы и нашем отношении к нему.

Антропоцентризм: С антропоцентрической точки зрения основное внимание уделяется в первую очередь или исключительно людям, а мир природы игнорируется или остается лишь фоном. (Большинство областей обучения, например, психология или философия, в этом смысле являются антропоцентрическими.) Ценность придается в первую очередь людям, а мир природы имеет меньшую или (обычно) только инструментальную ценность. С этой точки зрения люди обычно рассматриваются как отдельные и даже трансцендентные по отношению к миру природы, с природой как объектом изучения и использования.Существуют различные типы и степени антропоцентризма, от крайних до более модифицированных типов, в которых природа действительно имеет некоторую внутреннюю ценность. {См. Биоцентризм и экоцентризм.}

Биоцентризм и экоцентризм: И биоцентризм, и экоцентризм противостоят антропоцентрическим взглядам. Оба сосредоточены на естественном мире (с людьми, рассматриваемыми как неотъемлемая его часть или как неестественные и разрушительные мошенники) и придают ему высокую степень внутренней ценности. Термин биоцентризм иногда используется для обозначения взглядов, в которых основное внимание и ценность придаются живым организмам (животным и, возможно, растениям), в то время как экоцентрические взгляды, как правило, включают абиотические факторы, такие как реки и системы, включающие абиотические элементы, такие как экосистемы и водоразделы.Биоцентрические мыслители часто подчеркивают ценность отдельных организмов, в то время как экоцентрические мыслители, как правило, характеризуются более целостным подходом, придавая ценность видам, экосистемам или земле в целом. Тем не менее, «биоцентризм» иногда используется в широком смысле, включая экоцентризм, особенно если считается, что реки и экосистемы обладают «жизнью». {См. Антропоцентризм.}

Биорегионализм : современное экосоциальное движение, подчеркивающее важность локальной географической области (биорегиона), а не абстрактных представлений о природе или нации.На личном уровне движение поощряет глубокое знание и отождествление с биорегионом, чтобы мы «заселили» свое место. На социальном уровне движение делает упор на децентрализованную экономику, сельское хозяйство и политику, которые отражают уникальность биорегиона, в то время как социальные структуры имеют тенденцию быть простыми и эгалитарными. {Увидеть природу и священное.}

Консервационизм: Консервационизм в техническом смысле относится к антропоцентрическому взгляду на природу как на ресурс для нашего использования.Однако он выступает против простой эксплуатации природных ресурсов для краткосрочной выгоды, которая истощает или приводит к их деградации. Экономическое процветание и моральные обязательства перед будущими поколениями требуют тщательного управления ресурсами для обеспечения устойчивости. На самом деле рациональное управление ресурсами может сделать природу более эффективной и продуктивной, а значит, и более ценной. Первым великим сторонником этой точки зрения был Гиффорд Пинчот (1865–1946), первый главный лесничий страны в 1898–1910 годах. {См. Сохранение}

Глубинная экология : Современная радикальная школа экологической философии, которая является экоцентричной. Он фокусируется на внутренней ценности природы и использует целостный подход, в котором особое внимание уделяется экосистемам, видам и планете в целом. Он утверждает, что основной причиной проблемы является антропоцентризм, которому он противостоит, утверждая, что люди являются полностью частью мира природы и имеют равную ценность со всеми другими видами. Личный идеал — это Самореализация, в которой человек осознает свое отождествление со всей природой. Нетронутая человеком дикая природа имеет особую ценность, равно как и общества охотников-собирателей, живущие в гармонии с природой.{См. экофеминизм.}

Экокритика: Экокритика — это литературная «критика, возникающая из и ориентированная на озабоченность человеческими и нечеловеческими взаимодействиями и взаимоотношениями» (Патрик Д. Мерфи). Это «изучение написания природы с помощью любого научного подхода или, наоборот, тщательное изучение экологических последствий и отношений между человеком и природой в любом литературном тексте» (Скотт Словик). Как и многие современные критики, это форма культурной критики. , междисциплинарный по своим инструментам и своим намерениям (Майкл П.Коэн). {См. характер письма.}

Экофеминизм : Современная радикальная школа экологической философии. Он подчеркивает сходные способы осмысления, обесценивания и угнетения природы и женщин. Он также утверждает тесную взаимосвязь между экологическими и социальными проблемами. Андроцентризм (ориентация на мужчину, маскулинизм) является фундаментальной проблемой, которую необходимо решить, если мы хотим покончить с порабощением природы и женщин. Идеал предполагает признание ценности личности как части сообщества, в котором большое значение придается разнообразию, равенству и взаимосвязанности.Самость рассматривается как встроенная в сообщество, место и тело. Культурный экофеминизм ценит особые, существенные отношения между женщинами и природой. Радикальный экофеминизм отвергает любую эссенциалистскую связь между женщиной и природой как социальной конструкцией. Вместо этого он деконструирует любой трансцендентальный дуализм, в котором один пол, раса или класс считаются наиболее близкими к природе и имеющими высшую ценность. {См. глубинную экологию.}

Просвещение, механизм, гуманизм : Просвещение было движением в Европе, начавшимся в 18 веке в ответ на «мрак» средневековой религии.Он считал разум и науку самыми надежными средствами познания и действия. Этот подход считался объективным и абстрактным и, таким образом, обеспечивал универсальные истины. Он был разработан в отличие от знания и действия, основанных на субъективных эмоциях и религиях, которые имели тенденцию оправдывать иррациональные действия, нетерпимость, суеверия и насильственные претензии одной группы по отношению к другой. Это был гуманистический подход, сосредоточенный на людях и их благополучии в этой жизни, а не просто на преданности Богу или заботе о загробной жизни.Это также было прогрессивное общественное движение, стремившееся улучшить материальное благосостояние, свободу и равенство всех людей. Он имел тенденцию десакрализации материальной вселенной, рассматривая ее как инертную материю, лишенную духовной жизненной силы или внутренней ценности. Это было связано с механизмом, вовлеченным в научную революцию, в которой природа считалась упорядоченной, понятной и управляемой для пользы человека, космос и даже животные считались машиноподобными. Природу можно было найти дикой или «на свободе», «по ошибке» (необычные события), но в идеале она была поставлена ​​в «рабство» людьми, чтобы вырвать у нее тайны.Все это легло в основу современного антропоцентризма и веры в то, что «прогресс» — это хорошо и даже неизбежно. {См. идеология прогресса, романтизма.}

Пограничный дух. Дух фронтира — это американская идеология, которая сформировала и поддержала расширение европейского поселения на Великих равнинах и на Западе. Он основан на качествах, необходимых для освоения новой земли, таких как мужество и настойчивость, но, что более важно, он основан на взглядах на человеческое общество и природу. Фронтирный дух способствует крайнему индивидуализму, сопротивляющемуся ограничениям, налагаемым сообществом (и, следовательно, правительством). Он также твердо придерживается антропоцентрического взгляда на природу как на простой ресурс, который нужно контролировать, манипулировать и эксплуатировать. Кроме того, предполагается, что природа — это бесконечный запас ресурсов, поэтому их сохранение необязательно. Обычно это связано с этноцентрическим представлением о том, что коренные народы (коренные американцы) представляют собой препятствие без прав на землю. Идеология пограничного духа связана с другими идеологиями, в том числе с идеологией «явной судьбы» и «прогресса».Это продолжается и сегодня, особенно на Западе, в сильном чувстве индивидуализма, сопротивлении обществу, устанавливающему кодексы общественного поведения, недоверии к общинным организациям (например, кооперативам и союзам), недоверии к общественной земле и общественному достоянию, безоговорочной ценности. поставить в частную собственность, при этом владельцы собственности имеют право эксплуатировать свою землю так, как они считают нужным.

Идеология прогресса: Способ мышления, поддерживающий распространение западной цивилизации (преимущественно в городах и национальных государствах).Это особенно связано с эпохой Просвещения, которая выразила оптимизм по поводу способности людей с помощью разума, науки, техники и свободы преодолеть религиозные войны и суеверия, принести материальное благополучие бедным, принести равенство и свободу угнетенным. . Такой прогресс считался непререкаемым правом, моральным долгом и неотъемлемым направлением истории. В США идеология прогресса приняла форму Manifest Destiny, в которой говорилось, что американцы европейского происхождения имеют право и даже обязанность «завоевать Запад» — по сути, это их историческая судьба.Сегодня в рассуждениях усматривается, что экспансия городского индустриального общества по своей сути является благом и неизбежным «развитием» и «прогрессом». Критики указывают на связь этой идеологии с колониализмом, геноцидом коренных американцев, разрушением семейных ферм и деградацией окружающей среды.

Индивидуализм против холизма: Индивидуализм рассматривает мир как состоящий из отдельных личностей, и именно они имеют ценность. Холизм рассматривает мир как интегрированное целое и придает большую или всю ценность целым, таким как виды, экосистемы или планета.Возможны взаимоисключающие крайние формы индивидуализма (атомизм) и холизма (монизм, фашизм), а также воззрения, ценящие как индивидов, так и целое (например, коммунализм).

Инструментальная ценность: Что-то имеет инструментальную ценность, если оно ценно для чего-то другого. Олень, например, может иметь инструментальное значение как объект спортивной охоты или источник пищи. Точно так же можно считать, что лес имеет ценность только как ресурс для производства пиломатериалов и бумаги (два примера антропоцентрической инструментальной ценности).Или отдельному организму можно придавать ценность только постольку, поскольку он способствует здоровью вида или жизнеспособности экосистемы (экоцентрическая или целостная инструментальная ценность). Антропоцентризм обычно рассматривает природу как инструментальную ценность. {См. внутреннюю стоимость.}

Внутренняя (неотъемлемая) ценность : Что-то имеет внутреннюю ценность, если его ценность «для себя» и не зависит от его ценности для чего-то другого. Например, можно считать, что олень имеет ценность сам по себе, независимо от того, имеет ли он ценность для людей, видов или экосистем.Биоцентризм и экоцентризм рассматривают природу как имеющую внутреннюю ценность. Однако могут быть разногласия. Один философ-биоцентрист, Томас Риган, утверждает, что только отдельные организмы имеют внутреннюю ценность; виды или экосистемы не имеют ценности сами по себе. И он утверждает, что только взрослые млекопитающие обладают моральной значимостью; другие животные не являются «субъектами жизни» в философском смысле. Для некоторых экоцентричных мыслителей первичную внутреннюю ценность имеют виды или экосистемы; Отдельный олень не так важен, как здоровье вида или экосистемы, в которой он обитает. {См. инструментальное значение.}

Естествознание: информация о природном мире (например, геологическая структура местности, хищнические привычки ястребов или последовательность лесов), которая (1) помещается в интерпретационную структуру, которая дает смысл, выходящий за рамки простых фактов и ( 2) представлен в литературном стиле для широкой публики – в отличие от научных трактатов или полевых путеводителей. Обратите внимание, что «история» не обязательно является важным фактором в «естественной истории». {См. письмо природы.}

Природа: Существует два основных определения природы. Первый — дуалистический, в котором природа ограничена тем, что не является человеческим или культурным, или не нарушается человечеством и обществом. Таким образом, пластик не является частью природы. Быть естественным значит быть свободным от человеческого отпечатка. Второй — всеобъемлющий, используемый естественными науками, в которых природа включает в себя все в феноменальном мире. Только сверхъестественное исключено из естественного. В данном случае пластик является частью природы.В каждом случае природа может рассматриваться как имеющая только инструментальную ценность или имеющая внутреннюю (моральную, эстетическую, духовную) ценность. {Увидеть природу и священную, дикую, пустыню.}

Природа и священное: Природа представлена ​​как священная несколькими способами в описаниях природы. В некоторых произведениях природа является «священным другим». В данном случае природа священна, потому что она необыкновенна и первозданна. Это места не для жизни, а для путешествий и обратно. Таким образом, это связано с традициями паломничества и пустыни.В других произведениях именно природа, с которой человек близок и предан ей, является священной. Идеал — это глубокое чувство «места» и «дома» на земле. Биорегионализм является выражением этой точки зрения. Третьи сочинения монистичны и инклюзивны: священно везде, даже в экологически деградированных районах. Некоторые писатели объединяют более одного понятия священной природы. В письмах о духовной природе распространен ряд тем. Природа часто рассматривается как характеризующаяся взаимосвязанностью, витализмом, непрерывным творением, необъятностью и тайной.Духовное осознание природы часто характеризуется сфокусированным вниманием и энергией, открытой восприимчивостью, потерей различия между субъектом и объектом, прямым восприятием и фокусом на настоящем. Кроме того, духовность природы часто имеет социальное и политическое измерение. {См. биорегионализм, природа, дикая природа и дикая природа.}

Природа как хаотическая «пустыня»: Один из самых негативных западных взглядов на мир природы. Это связано, в частности, с ранним периодом пуританства.Он сочетает в себе трансцендентальный дуализм платонизма с библейским смыслом грехопадения из Эдемского сада. Изгнание Адама и Евы было не просто их личным грехопадением; все Творение пало вместе с ними. С этой точки зрения природа представляет собой опасную и даже демоническую пустошь, противоположную тому, что является собственно человеческим и духовным. Американский пилигрим Уильям Брэдфорд не видел ничего, «кроме отвратительной и пустынной пустыни, полной диких зверей и диких людей», а пуританин Джон Коттон говорил о природе как о «диком поле, где живут и кормятся всевозможные нечистые и дикие звери.Эта дикая местность дика в том смысле, что в ней нет порядка, стабильности или контроля. Это также непостижимо, потому что мы не можем понять ни структуры, ни шаблона, ни замысла. Учитывая этот взгляд на природу как на пустыню, идеалом стал сад. Пустыню нужно было завоевать и превратить в созданное человеком и упорядоченное царство природы, в новый Эдем. Такой сад будет иметь как рациональный, так и духовный порядок, и, следовательно, его можно понять, контролировать и он имеет религиозную ценность. {Видеть природу, природу и священную, дикую, пустыню.}

Написание природы . Проще говоря, написание природы — это любая письменная работа, которая в значительной степени посвящена природе и отношениям между человеком и природой. Обычно он сочетает в себе научное внимание к природе, эстетическую чувствительность, духовное чувство и литературную привлекательность. Есть семь основных элементов письма о природе: рассказы о природе, личный опыт природы, философия природы, экологическая психология, социальный опыт природы, экосоциальная политика и духовность. Некоторые тексты могут быть сосредоточены на одном или двух из этих элементов; сложные тексты могут включать большинство или все эти элементы.Документальные личные эссе были наиболее распространенной формой, но поэзия, художественная литература, письма и даже показания перед Конгрессом могут считаться написанием природы. {См. экокритицизм, естественная история.}

Непохожесть : Термин, обозначающий то, как люди склонны рассматривать других (людей или природу), которые отличаются друг от друга и отделены друг от друга. В некоторых случаях этот термин используется в общем и нейтральном смысле для обозначения того, что принципиально отличается. В других случаях это подразумевает сложную систему девальвации. В этом смысле представление чего-либо другого как «Другого» предполагает объективацию, неспособность увидеть свое сходство с ними, неспособность распознать их отличительные черты, неспособность распознать их сложность и способность изменяться, допущение, что Другой пассивен, невидимость Другого, отказ признать их голос, абстрактное понимание Другого и всеми этими способами обесценивание их.

Патриархат: Идеологическая система, обесценивающая женщин и женственность по мужскому принципу. Он основан на трансцендентальном дуализме и логике господства: трансцендентальная реальность над миром природы, люди над животными и растениями, культура над природой, разум над телом, разум над эмоциями, мужчина над женщиной. Считается, что якобы объективное и универсальное знание разума и науки имеет высший авторитет, в то время как эмоции и тело вызывают подозрения как источники знания и препятствия для разума, а рассмотрение собственной субъективной ситуации приводит к пристрастным и предвзятым взглядам. Цель — это единая всеобъемлющая перспектива; вера в обоснованность множества точек зрения может только подорвать истину и согласие. Люди считаются по существу индивидуумами, дискретными и независимыми существами. Идеалом является автономия, тогда как членство в группе и зависимость от других угрожают нашей целостности. Этика начинается с утверждения нашей автономии и стремится рационально определить справедливость. Правительства должны иметь иерархическую и авторитарную власть над людьми и другими странами, чтобы донести до них единую истинную перспективу, которая служит оправданию Идеологии Прогресса.{См. экофеминизм, просвещение, идеология прогресса.}

Сохранение: Сохранение относится к биоцентрическому взгляду, согласно которому природа, имеющая внутреннюю ценность, должна сохраняться, а не рассматриваться как ресурс. Первоначально эту точку зрения отстаивал Джон Мьюир (1838–1914), «горный человек», писатель-эколог и основатель клуба «Сьерра». Сохранность оказала особое влияние на движение за сохранение дикой природы и его целью было ограничение или исключение воздействия человека на природу. Цель состоит не просто в устойчивости ресурсов, а в сохранении целостности природы ради нее самой. Сохранение недавно подверглось критике со стороны некоторых экологических мыслителей (в том числе радикальных) за то, что они рассматривали природу как статичную (и, следовательно, способную к «сохранению») и рассматривали людей как отдельные от природы. {См. охрану природы.}

Puritans: Несогласное движение внутри британского протестантизма, возникшее в конце 1500-х годов. Пуритане поселились в районе Новой Англии в начале 1600-х годов.Характеризуется строгой ориентацией на Библию и авторитет Бога как в личном, так и в социальном отношении, резкой сдержанностью в поведении, трудолюбием. Ранние американские пуритане рассматривали природу как «ужасную и пустынную дикую местность», которую нужно отгородить стеной или контролировать и приручать. Более поздние пуритане, такие как Джонатан Эдвардс, начали видеть красоту в природе как проявление Бога.

Романтизм: Движение, зародившееся около 1750 года и до сих пор имеющее большое значение. Отчасти это было реакцией на рационализм и механицизм Просвещения.Природа и человек тесно связаны, и природа рассматривается как имеющая высокую ценность либо как прямое проявление духовной реальности, либо как имеющая свою собственную духовную ценность. Причина сомнительна; вместо этого ценятся интуиция, воображение, эмоции и созерцание природы. Города, индустриализация и технологии также вызывают подозрение: социальный идеал обнаруживается не в городах, а в более простом пастушеском образе жизни, близком к природе, а политический идеал сосредоточен на личной свободе. Эстетически ценится «Возвышенное», внушающее благоговейный трепет величие природы, которое предполагает духовное измерение и нашу малость по сравнению с ним.{См. Просвещение, механизм, гуманизм.}

Священное место: Особое место, которое считается обладающим особой священной силой, возникающей из-за того, что это место имеет «историю» с человеческим значением. Подразумевается, что пространство не является непрерывным — некоторые места священны, а другие нет — но даже обычные места могут считаться священными, и этот опыт может быть уникальным для одного человека или общим для всей религии. Это качество самого места, и люди не могут создать его сознательно, и его присутствие осознается, когда мы пассивно открываемся ему, а не когда пытаемся сознательно искать его.

Трансцендентализм : Американская философская школа начала XIX века, возглавляемая Ральфом Уолдо Эмерсоном. Он увидел существенное единство всего творения и глубокую преемственность между природой и людьми. Природа — это эмблема духовной реальности, через которую можно получить доступ к трансцендентной истине, имеющей наивысшую ценность. Чтобы понять духовные истины, вам необходимо развить чувствительность к природе и общение с ней. Это была освободительная философия, которая выступала за освобождение от традиций и условностей и была связана с прогрессивными социальными движениями, такими как отмена рабства и новые формы образования.

Дикий: Качество или состояние. Нечто дикое спонтанно самопорождается, саморегулируется и свободно живет в соответствии со своей внутренней природой и направлено на ее естественное осуществление, неподконтрольное внешней силе, такой как человеческая воля. Дикие области по определению являются дикими, но дикую природу можно найти где угодно, например, в городах или на человеческом теле. У людей есть потенциал быть дикими, если они действуют не по своей рациональной воле, а по своей истинной внутренней природе. Традиционно дикая природа считалась беспорядочной и хаотичной по своей сути, потому что в ней отсутствует какой-либо внешний контроль или дизайн.С этой точки зрения дикое нужно приручать и контролировать. Но для многих писателей-натуралистов, поскольку дикая природа существует в соответствии со своей внутренней природой, она демонстрирует спонтанный, эмерджентный порядок. Как таковой он имеет внутреннюю ценность. {см. природа, природа и священное, дикая природа}

Дикая местность: Особое место, отдельное от людей и не затронутое ими. Как таковой он обычно включает дуалистический взгляд на природу. Это места, которые вы посещаете (без помощи человеческой техники), а не место, где вы живете как дома.Пуритане считали дикую природу хаотичной и опасной пустошью, которую нужно было отгородить стеной или превратить в созданный людьми сад. В писаниях о природе, философии окружающей среды и законодательстве об охране окружающей среды дикая природа обычно считается обладающей внутренней эстетической, моральной и духовной ценностью, которую следует сохранять. {Увидеть природу, природу и священное, дикое.}

Человеческая природа (Стэнфордская философская энциклопедия)

1. «Люди», лозунги и традиционная упаковка

1.1 «Люди»

Прежде чем мы приступим к распаковке, следует отметить, что прилагательное «человек» многозначен, и этот факт часто остается незамеченным в обсуждения человеческой природы, но имеет большое значение как для методологическая податливость и истинность утверждений, использующих выражение. Может показаться естественным предположение, что мы говоря об экземплярах биологического вида Homo sapiens , то есть организмы, принадлежащие к таксону, разделившемуся от остальной части линии гоминидов примерно 150 000 лет назад.Тем не менее, некоторые утверждения, по-видимому, лучше всего понимать как по крайней мере потенциально относящиеся к организмам, принадлежащим к различным более старым видам внутри подтрибы Homo , с которой экземпляры Homo sapiens имеют общие свойства, которые часто считались важными (Стеральный 2018: 114).

С другой стороны, «природа», которая часто представляет интерес по-видимому, это организмы, принадлежащие к более узкой группе. Возможно, существовал значительный временной лаг между видообразованием анатомически современные люди ( Homo sapiens ) и эволюция поведенческих современных людей, т.е.е., человеческие популяции, жизнь которых формы, связанные с использованием символов, изготовлением сложных инструментов, скоординированной охотой и расширенный географический диапазон. Поведенческая современность Часто считается, что разработка была завершена только к 50 000 много лет назад. Если, как иногда утверждают, поведенческая современность требует психологические способности к планированию, абстрактному мышлению, инновационность и символизм (McBrearty & Brooks 2000: 492), и если они еще не были широко или достаточно представлены в течение нескольких десятков тысячи лет после видообразования, то вполне может быть поведенчески, а не анатомически современные люди, чьи «природа» представляет интерес для многих теорий. Возможно, ограничение может быть еще более жестким, чтобы включать только современные людей, то есть тех представителей вида, которые с момента введение земледелия около 12 000 лет назад привело к развитию навыки и способности, необходимые для жизни в больших оседлых, безличные и иерархические группы (Каппелер, Фихтель и ван Шайк 2019: 68).

В конце концов, это был грек, живший менее двух с половиной тысячелетий назад. назад в таком оседлом, иерархически организованном населении структуры, которые не могли иметь представления о предыстории существа, которых он назвал антропои , чьи мысли об их «природа» сыграла решающую роль в истории философское размышление о предмете.Весьма вероятно, что, без влияния Аристотеля дискуссии о «человеческом природа» не были бы структурированы до сегодняшнего дня.

1.2 Распаковка традиционной упаковки

Мы можем с пользой выделить четыре типа утверждений, которые были традиционно производится с использованием выражения «человеческая природа». Так как в результате особой черты философии Аристотеля, к которому мы вскоре вернемся, эти четыре утверждения связаны с пять различных значений выражения.Использование первого типа кажется берут свое начало у Платона; использования второго, третьего и четвертого типа являются аристотелевскими; и, хотя использование пятого типа исторически ассоциировался с Аристотелем, эта ассоциация кажется вытекают из неправильного прочтения в контексте религиозно мотивированного Средневековая рецепция его философии.

первый , тонкое, контрастное использование выражения «человек природы» обеспечивается применением тонкого родового представления о природе для человека.В этом минимальном варианте природа понимается в чисто противоположных или отрицательных терминах. Фузис противопоставляется у Платона и Аристотеля technē , где последний является продуктом намерения и соответствующего вмешательства агентство. Если весь космос считать продуктом божественного действие, тогда, как утверждал Платон (Nadaf 2005: 1ff. ), космоса как естественного в этом смысле ошибочны. Отсутствие божественного агентство, типы агентов, чьи намерения имеют отношение к статус чего-либо как естественного являются человеческими агентами.Применительно к людям, затем эта концепция природы выделяет человеческие черты, которые не являются результаты преднамеренных действий человека. Понимаемая таким образом, человеческая природа набор человеческих черт или процессов, которые остаются после вычитания из тех, что выделяются понятиями неестественного, такими понятиями, как «культура», «воспитание» или «социализация».

Второй компонент в упаковке обеспечивает тонкую концепцию с существенным содержанием, которое придает ему объяснительную силу. По Аристотелю, естественные сущности – это те, которые содержат в себе себе принцип собственного производства или развития, в способ, которым желуди содержат план для их собственной реализации как дубы ( Физика 192b; Метафизика 1014b).То «природа» природных объектов, концептуализированная таким образом, есть подмножество признаков, составляющих их природу в первом смысле. Человеческая спецификация этого объяснительного понятия природы направлена ​​на то, чтобы выбирать человеческие черты, которые так же функционируют как чертежи для что-то вроде полностью реализованной формы. По Аристотелю, для всех животных, что светокопия — это «душа», т. е. комплексные функциональные возможности, которые характеризуют полностью развитую организация. План реализуется, когда материя, т.е.д., тело имеет достигнут уровень организации, необходимый для создания экземпляра жизненные функции животного (Charles 2000: 320ff.; Lennox 2009: 356).

Терминологическая сложность вводится здесь тем, что полностью развитая форма сущности сама по себе также часто обозначается как его «природа» (Аристотель, , Физика, , 193b; Политика 1252b). В телеологическом смысле Аристотеля метафизике, это конец сущности, «что ради которой является вещь» ( Метафизика 1050а; Чарльз 2000: 259).Таким образом, «природа» человека, как и любого другим существом, могут быть либо те черты, в силу которых оно склонны развиваться до известной зрелой формы или, в-третьих, форме, к которой он склонен развиваться.

Важно отметить, что особое внимание уделяется идее полностью развитая форма в рассуждениях Аристотеля о людях происходит от его двойная роль. Это не только форма, к реализации которой человеческие новорожденные утилизируются; это также форма, в которой зрелые члены из видов должны реализоваться ( Политика 1253а).Эта нормативная спецификация является четвертым компонентом стандарта стандарта . традиционный пакет. Второе, третье и четвертое использование «природа» все в оригинальной упаковке прочно закреплена в телеологической метафизике. Один вопрос для систематических претензий о человеческой природе заключается в том, остается ли какой-либо из этих компонентов правдоподобным если мы отвергнем телеологию, прочно укоренившуюся в теологии (Sedley 2010: 5 и далее).

Пятый и последний компонент пакета , который традиционно считалось, что оно было передано из древности. классификационный.Здесь свойство или набор свойств, названный выражение «природа человека» есть то свойство или совокупность свойств в силу обладания какими именно организмами принадлежит конкретный биологический таксон: то, что мы теперь идентифицируем как видовой таксон Человек разумный . Это человеческая природа типологически понял.

Итак, это традиционная упаковка:

.
Компонент Вариант человеческой природы
TP1 контрастный
TP2 пояснительный чертеж
TP3 объяснительно-телеологический
TP4 нормативно-телеологический
TP5 классификационная или таксономическая

1.3 эссенциализма

Свойства, которые традиционно использовались для поддержки классификационная практика, имеющая отношение к TP5, является неотъемлемой частью рассматриваемых отдельных организмов. Более того, они были приняты за в состоянии выполнять эту роль в силу своей необходимости и достаточно для принадлежности организма к виду, т. е. «существенный» в одном значении этого термина. Этот взгляд на видовая принадлежность и связанное с ней представление о самих видах получили влиятельное название «типологическое мышление» (Майр 1959 [1976: 27f. ]; ср. Mayr 1982: 260) и «эссенциализм». (Hull 1965: 314ff.; ср. Mayr 1968 [1976: 428f.]). Первый характеристика предполагает эпистемологический акцент на классификационная процедура, последняя — метафизический фокус на выделенные таким образом свойства. Эрнст Майр утверждал, что Классификационный подход берет свое начало в теории форм Платона. и, как следствие, предполагает дальнейшее предположение о том, что свойства неизменны. По словам Дэвида Халла, его основной причиной является попытка приспособить онтологию таксонов видов к аристотелевской теории определение.

Теория определения, развитая в логических трудах Аристотеля. относит объекты к роду и отличает их от других членов рода, т. е. от других «видов», по их дифференциации ( Темы 103b). Процедура происходит от «метод деления» Платона, который дает грубую Пример применительно к людям, когда у него есть Элейский незнакомец в Statesman характеризуют их как бесперых двуногих (266e). Халл и многие ученые вслед за ним (Dupré 2001: 102f. ) имеют утверждал, что эта простая схема выделения существенных условий видовая принадлежность оказала серьезное пагубное влияние на биологическая таксономия до Дарвина (см. Winsor 2006).

Однако в настоящее время широко распространено мнение, что Аристотель не был таксономический эссенциалист (Balme 1980: 5ff.; Mayr 1982: 150ff.; Balme 1987: 72 и далее; Эрешевский 2001: 20ф; Ричардс 2010: 21 и далее; Уилкинс 2018: 9 и далее). Во-первых, различие между родом и дифференцией было Аристотеля по отношению к поставленной задаче, так что «виды», выбранные таким образом, могли считаться род для дальнейшей дифференциации.Во-вторых, латинский термин «вид», перевод греческого эйдос , был логическая категория, не имеющая привилегированного отношения к биологическим сущности; ярким примером в темах является вид справедливость, выделенная внутри рода добродетели (143а). В-третьих, в ключе методический отрывок, Части животных , I.2–3 (642b–644b), Аристотель прямо отвергает метод «дихотомическое деление», которое относит объекты к роду а затем ищет единственную дифференциацию, как несоответствующую индивидуализация видов животных. Вместо этого, утверждает он, множественность следует обратить внимание на дифференциацию. Он подчеркивает этот момент в отношение к людям (644а).

Согласно Пьеру Пеллегрену и Давиду Бальме, Аристотель не искал установить таксономическую систему в своих биологических работах (Пеллегрин 1982 [1986: 113 и далее]; Бальме 1987, 72). Скорее, он просто принял повседневное разделение животного мира на части здравым смыслом (Pellegrin 1982 [1986: 120]; Ричардс 2010: 24; но ср. Чарльз 2000: 343 и далее). Если это правильно, Аристотель даже не спросил об условиях для принадлежащий к виду Homo sapiens .Так он не был предлагая какой-либо конкретный ответ, а конкретно не «эссенциалистский» ответ, выдвинутый TP5. Насколько такой ответ был использован в биологической таксономии (см. Winsor 2003), его корни, кажется, лежат в неоплатонических, католических неверных интерпретациях Аристотель (Ричардс 2010: 34 и далее; Уилкинс 2018: 22 и далее). Будь таким, как есть май, пятое использование «человеческой природы», перенесенное традиции — выделить существенные условия для принадлежность организма к виду – имеет выдающееся интерес. Систематическая забота Майра и Халла исторические утверждения заключаются в том, что учетные записи формы TP5 несовместимы с эволюционной теорией.Мы рассмотрим эту проблему в раздел 2 этой записи.

Поскольку термин «эссенциализм» повторяется с разными значения в дискуссиях о человеческой природе и потому, что некоторые из Таким образом, теоретические утверждения считаются аристотелевскими в происхождения, здесь стоит потратить немного времени, чтобы указать, какие заявления могут выделяться выражением. первый , чисто Только что рассмотренную классификационную концепцию следует отличать от второе представление , которое также часто помечают «эссенциалистский» и восходит к Локку. понятие «реальной сущности» (1689: III, III, 15).Согласно для эссенциализма, понимаемого таким образом, сущность есть внутреннее свойство или особенности объекта, который выполняет или выполняет двойную роль: во-первых, быть тем, в силу чего нечто принадлежит к роду и, во-вторых, объяснить, почему вещи такого рода обычно имеют определенный набор наблюдаемых признаков. Так задумано, «сущность» имеет как классификационную, так и объяснительную функции и является ядром очень влиятельной, «эссенциалистская» теория природных видов, разработанная в после теорий референции Крипке и Патнэма.

Эссенциалистский в этом смысле взгляд на человеческую природу был бы принять природу человеческого естественного вида как совокупность микроструктурные свойства, которые играют две роли: во-первых, они составляют принадлежность организма к виду Homo sapiens . Во-вторых, они причинно ответственны за проявления организма морфологические и поведенческие признаки, типичные для представителей вида. Парадигмы сущностей с такой природой или сущностью являются химическими. элементы. Примером может служить элемент с атомным номером 79, микроструктурная особенность, объясняющая поверхностные свойства золота например желтизна.Применительно к организмам кажется, что соответствующие объяснительные отношения будут эволюционными, микроструктуры предоставление чего-то вроде плана свойств зрелого индивидуальный. Крипке предположил, что некий такой план является «внутренняя структура», отвечающая за типичное развитие тигров как полосатых хищных четвероногих (Kripke 1972 [1980: 120f.]).

Как показывает первая, псевдоаристотелевская версия эссенциализма, классификационные и объяснительные компоненты того, что мы могли бы назвать Крипкеанский эссенциализм можно разобрать.Таким образом, «человеческая природа» также может быть понята исключительно пояснительные термины, т. как совокупность микроструктурных свойств отвечающие за типичные для человека морфологические и поведенческие особенности. В таком случае способность выбирать соответствующие организмы просто предполагается. Как мы увидим в раздел 4 этой записи, аккаунты такого рода были популярны в современные дебаты. Вычитание классификационной функции свойства этих концепций в целом казались оправданными. лишая их ярлыка «эссенциалистов».Однако, потому что некоторые авторы до сих пор считают этот термин применимым (Dupre 2001: 162), мы могли бы думать о таких отчетах как составляющий третий , слабый или дефляционный вариант эссенциализм.

Такие чисто пояснительные объяснения являются потомками второго употребления «природа человека» в традиционной упаковке, отличие в том, что они обычно не предполагают какого-либо представления о полностью развитая человеческая форма. Однако там, где такое предположение сделано, есть веские основания говорить о «эссенциалистский» счет.Эллиот Собер утверждал, что Ключом к эссенциализму является не классификация с точки зрения необходимого и достаточными условиями, но постулирование неких «привилегированных состояние», к реализации которого склонны особи вида, пока никакие внешние факторы не «мешают» (Sober 1980: 358 и далее). Такая диспозиционно-телеологическая концепция, диссоциированная из классификационных амбиций, была бы четвертая форма эссенциализм. Собер справедливо связывает такое описание с Аристотелем. цитируя утверждения Аристотеля в его зоологических трудах о том, что мешающие силы ответственны за отклонения, т.е.д., морфологический различия как внутри видов, так и между ними. Современный аккаунт человеческой природы с этой структурой будет обсуждаться в раздел 4.

пятая и последняя форма эссенциализма еще яснее. аристотелевский. Здесь явно нормативный статус присваивается совокупность свойств, к развитию которых стремятся человеческие организмы. Для нормативного эссенциализма «человеческая сущность» или «человеческая природа» является нормативным стандартом для оценки организмов, принадлежащих к виду.Где первый, третий и четвертое использование выражения, как правило, делается с критическим намерение (защитные исключения см. Charles 2000: 348ff.; Walsh 2006 г.; Девитт 2008; Boulter 2012), это пятое использование чаще самоприписывание (например, Nussbaum 1992). Он призван подчеркнуть метаэтические утверждения определенного типа. Согласно таким утверждениям, принадлежность организма к человеческому виду влечет за собой или каким-то образом предполагает применимость к организму нравственных норм, обосновывающих в значении полностью развитой человеческой формы. Согласно одному версии этой мысли, люди должны быть или должны иметь возможность быть рациональным, потому что рациональность является ключевой чертой полностью развитая человеческая форма. Такие нормативно-телеологические описания человеческого природа будет в центре внимания раздел 5.2.

Мы можем обобщить варианты эссенциализма и их взаимосвязь. к компонентам традиционной упаковки следующим образом:

Тип эссенциализма Отношение к традиционной упаковке
чисто классификационное эквивалент TP5
чисто пояснительный неспецифическая версия ТП2
пояснительно-классификационная сочетает в себе TP5 с неспецифической версией TP2
объяснительно-телеологический эквивалентно TP3
нормативно телеологически эквивалент TP4

Раздел 2 а также раздел 5 этой статьи имеют дело с чисто классификационными и нормативными телеологические представления о человеческой природе соответственно и с сопутствующие виды эссенциализма. Раздел 3 обсуждает попытки понизить уровень TP5, переходя от основного к простому характерные свойства. Раздел 4 фокусируется на объяснениях объяснительной человеческой природы, как на попытках предоставить модернизированную версию телеологической модели проекта (§4.1) и на объяснительных концепциях с дефляционным намерением по отношению к претензии TP2 и TP3 (§4.2 а также §4.3).

1.4 О статусе

Традиционный лозунг

Традиционный пакет определяет набор условий, некоторые или все из которых какие существенные утверждения о «человеческой природе» предполагаются встречаться.Прежде чем мы обратимся к систематическим аргументам, центральным современные дебаты о том, могут ли такие условия быть выполнены, это будет полезно провести момент, рассматривая одну очень влиятельную существенная претензия. В сочинениях Аристотеля заметно два такие претензии, которые были переданы в форме лозунга. Первый что человек (точнее: «человек») является животным в каком-то важном смысле социальный («zoon politikon», История животных 487b; Политика 1253a; Никомахова этика 1169b). Согласно второму, «он» — разумное животное ( Политика 1523а, где Аристотель на самом деле не использует традиционно приписываемое лозунг «zoon logon echon»).

Аристотель делает оба утверждения в очень разных теоретических контекстах. с одной стороны, в его зоологических сочинениях, а с другой — в его этические и политические произведения. Этот факт вместе с тем, что Философия природы Аристотеля и его практическая философия. объединены телеологической метафизикой, может показаться очевидным что лозунги являются биологическими утверждениями, которые обеспечивают основу для нормативные требования в этике и политике.Лозунги действительно функционируют как фонды в Политике и Никомахова этика соответственно (о последнем см. раздел 5 этой записи). Однако неясно, будут ли они понимаются как биологические требования. Остановимся на лозунге, который традиционно доминировали в дискуссиях о человеческой природе в западных философии, что люди являются «разумными животными».

Во-первых, если Пеллегрин и Бальм правы в том, что аристотелевская зоология незаинтересованность в классификации видов, а затем приписывание способности «рациональность» не может иметь функцию именования биологический признак, отличающий человека от других животных.Это поддерживается двумя дополнительными наборами соображений. Начать с, Явное утверждение Аристотеля о том, что ряд 90 753 дифференциала 90 754 потребуются, чтобы «определить» человека. ( Части животных 644a) обналичивается в длинном списке особенности, которые он считает их отличительными признаками, такие как речь, наличие волос на обоих веках, моргание, наличие рук, прямохождение, грудь впереди, самый большой и влажный мозг, мясистые ноги и ягодицы (Lloyd 1983: 29ff.). Кроме того, у Аристотеля нет способность к разуму, которая одновременно исключительна и универсальна среди человек .Одна часть или вид причины, «практическая интеллект» ( phronesis ), есть, как утверждает Аристотель, обнаруженный как у людей, так и у других животных, просто превосходя первое ( Части животных , 687a). Теперь есть и другие формы рассуждения о которых это неверно, формы, наличие которых достаточно для того, чтобы быть человеком: люди — единственные животные, способные обдумывание ( History of Animals 488b) и рассуждение ( to noein ), поскольку это распространяется на математику и в первую очередь философия.Тем не менее, эти формы рассуждений не нужны: рабы, которых Аристотель относит к людям ( Политика 1255а), говорят, что у них нет совещательной способности (от до bouleutikon ) в все ( Politics 1260a; ср. Richter 2011: 42ff.). Предположительно, они также будут без мощностей, необходимых для первого философия.

Во-вторых, эти аристотелевские утверждения поднимают вопрос о том, приписывание рациональности даже задумано как приписывание индивида в той мере, в какой он или она принадлежит к биологическому роду.То ответ может показаться заведомо утвердительным. Аристотель использует утверждают, что для человека характерен более высокий уровень разума телеологически объяснить другие морфологические признаки, в частности прямохождение и строение рук ( Части Животные 686а, 687а). Тем не менее, причина, о которой здесь идет речь, практический интеллект, общий для людей и животных, а не способность к математике и метафизике, которая у животных осуществляется исключительно людьми.Насколько люди способны использовать эту последнюю способность в созерцании, Аристотель утверждает, что они «причастны божественному» ( Части животных 656а), утверждение, которое он широко использует при обосновании своего этика в человеческой рациональности ( Никомахова этика 1177б–1178б). Когда в отрывке, который нарисовал Джеймс Леннокс внимания (Lennox 1999), Аристотель заявляет, что рациональная часть душа не может быть объектом естествознания ( Части Животные 645а), видимо это созерцательная часть души которое таким образом исключается из биологического исследования, именно особенность, которая названа во влиятельном лозунге.Если это «нечто божественное… присутствующее в» людях, то есть решительно отличающиеся от своего вида, кажется неясным, соответствующий вид является биологическим.

Целью этой статьи не является решение вопросов Аристотеля. интерпретация. Важно то, что отношение вопрос о «природе человека» к биологии относится, начиная с начало карьеры концепта, не столь однозначное, как часто предполагается (например, Hull 1986: 7; Richards 2010: 217f.). Это особенно верно для лозунга, согласно которому люди рациональны животные.В истории философии этот лозунг неоднократно отстранен от любых попыток предоставить критерии биологического Классификация или характеристика. Когда Аквинский подхватывает лозунг, он старается подчеркнуть, что человеческая природа включает в себя материю, телесный аспект. Однако этот аспект не рассматривается в биологические термины. Люди решительно «рациональны вещества», т. е. лица. Как таковые, они также принадлежат к виду членами которого также являются ангелы и Бог (трижды) (Eberl 2004).Точно так же Кант в первую очередь, даже почти исключительно, интересуется человек как пример «разумной природы», «человеческая природа» является лишь одним из способов, которым разумная природа могут быть конкретизированы (Кант 1785, 64, 76, 85). По этой причине Кант обычно говорит о «разумных существах», а не о «разумные животные» (1785, 45, 95).

Таким образом, существует точка зрения на людей, которая правдоподобно присутствует в Аристотель сильнее у Аквината и доминирует у Канта, и это включает в себя рассматривая их как экземпляры иного рода, чем «человеческие добрый», т.э., рассматривая человека-животное «как разумное бытие» (Кант 1785 [1996: 45]). Согласно этому мнению, «природа» человека, наиболее достойная философского интерес есть тот, которым они обладают не постольку, поскольку они люди, а насколько они рациональны. Если это уместное использование понятие о природе человека, являющегося представителем биологического вида. ненужным для обладания соответствующим свойством. Образцы другие виды, а также небиологические объекты также могут принадлежать соответствующий вид.Этого также недостаточно, так как не все люди будут обладают свойствами, необходимыми для принадлежности к этому виду.

Будучи и биологом, и специалистом по этике, Аристотель одновременно является отстраненным ученый и участник форм межличностного и политического взаимодействие, доступное только современным людям, живущим в больших, малоподвижные субпопуляции. Представляется вероятным, что участник перспектива, возможно, предложила другой взгляд на то, что это должно быть человеческий, возможно, даже иной взгляд на то, в каком смысле люди могут быть разумными животными, к животным биологической науки.Мы будем вернуться к этой разнице в раздел 5 входа.

2. Природа эволюционной единицы

Человек разумный и его экземпляры

Детализация признаков, в силу которых организм является образцом вид Homo sapiens является чисто биологической задачей. Будь то такая спецификация достижима, и если да, то как, является спорным. Это является спорным по тем же причинам, по которым он является спорным какие условия должны быть соблюдены, чтобы организм был образцом какого-либо разновидность.Эти причины вытекают из теории эволюции.

Первый шаг к пониманию этих причин включает в себя двусмысленность в использовании выражения «человеческая природа», на этот раз двусмысленность, характерная для таксономии. Термин может использоваться для выбрать набор свойств в качестве ответа на два разных вопроса. Первый касается свойств какого-то организма , которые делают Дело в том, что принадлежит к виду Homo сапиенс . Второй касается свойств, в силу которых популяция или метапопуляция это вид Homo сапиенс .Соответственно, «человеческая природа» может выделить либо свойства организмов, составляющие их участие в вид Homo sapiens или свойства некоторых сущности более высокого уровня, которые составляют его как этот вид. Человеческая природа тогда может быть либо природа вида, либо природа экземпляры вида как экземпляры вида.

Именно эволюция придает этому различию особую форму. и важность. Различия между признаками организма, без которых не было бы никакой эволюции, имеет свои решающие последствия на уровне населения.Это группы организмов, которые каким-то образом связаны друг с другом. время, несмотря на изменение признаков среди компонентов организмы. Это группы на уровне популяций, таксоны, а не организмы, которые эволюционируют, и именно таксоны, такие как виды, обеспечивают организмы которые принадлежат им с генетическими ресурсами (Ghiselin 1987: 141). То вид Homo sapiens , по-видимому, представляет собой метапопуляцию, сцепляется, по крайней мере частично, из-за потока генов между его составные организмы, возникшие в результате скрещивания (ср.Эрешевский 1991: 96 и далее). Следовательно, согласно эволюционной теории, Homo sapiens , вероятно, является сущностью более высокого уровня — единицей эволюция, состоящая из сущностей более низкого уровня, которые отдельные человеческие существа. Два вопроса, сформулированные в терминах Таким образом, «человеческая природа» относится к условиям индивидуализация сущности популяционного уровня и условия, при которых какие организмы являются компонентами этого объекта.

2.1 Природа вида Таксон

Теория эволюции трансформирует то, как мы должны понимать отношения между человеческими организмами и видами, к которым они принадлежать.Таксономическое предположение TP5 заключалось в том, что виды индивидуализированы посредством внутренних свойств, которые индивидуально создаются некоторыми организмами. Создание экземпляров этих свойств считаются необходимыми и достаточными для того, чтобы эти организмы относились к виды. Эволюционная теория ясно показывает, что виды, как сущности популяционного уровня, не могут быть индивидуализированы посредством свойства нижестоящих составляющих, в нашем случае отдельных человеческие организмы (Sober 1980: 355).

Исключение этой возможности обосновывает решающее отличие от как естественные виды стандартно интерпретируются вслед за Локком и Крипке.Вспомним, что в этом истолковании Крипке куски материи являются примерами химических видов из-за их удовлетворения внутренние необходимые и достаточные условия, т. их атомы обладающий определенным числом протонов. Такие же условия и выделяют сами химические виды. Таким образом, химические виды пространственно-временно неограниченные множества. Это означает, что нет метафизические барьеры для случайного появления представителей рода, независимо от того, инстанцируется ли тип в каком-либо смежном время или место.Азот мог появиться благодаря метафизическим Случайность, если элемент с атомным номером 14 каким-то образом появится даже в мире, в котором до сих пор не было азота. существовали (Халл 1978: 349; 1984: 22).

Напротив, вид может существовать только во время \(t_n\), если либо он, либо родительский вид существовал в \(t_{n-1}\) и было некоторое отношение пространственной смежности между составляющими индивидуумами виды в \(t_n\) и особи, принадлежащие либо тот же вид или родительский вид в \(t_{n-1}\).Это из-за существенную роль причинной связи наследственности. Наследственность создает как согласованность среди населения, необходимое для существование вида и изменчивость преобладающих признаков внутри популяции, без которых вид не мог бы развиваться.

По этой причине вид Homo sapiens , как и любой другой видовой таксон должен соответствовать историческому или генеалогическому условию. (Для плюралистические возражения даже против этого условия см. Kitcher 1984: 320ff.; Dupré 1993: 49f.) Это условие лучше всего выражается как сегмент филогенетического дерева популяционного уровня, где такие деревья представляют серию предков-потомков (Hull 1978: 349; de Queiroz 1999: 50л.; 2005). Виды, как часто говорят, исторически сложились. сущности, а не виды или классы (Hull 1978: 338ff.; 1984: 19). Тот факт, что виды не только во времени, но и в пространстве ограниченный также привел к более сильному утверждению, что они особи (Ghiselin 1974; 1997: 14ff.; Hull 1978: 338).Если это правильно, тогда организмы не члены, а части вида таксоны. Независимо от того, верно ли это утверждение для всех биологических вида, Homo sapiens — хороший кандидат на вид, который относится к категории отдельных . Это потому, что видов характеризуется не только пространственно-временной непрерывностью, но и также причинными процессами, которые объясняют согласованность между его Компоненты. Эти процессы, вероятно, включают не только межпородное скрещивание, но также признание конспецификов и особые формы коммуникации (Ричардс 2010: 158ff., 218).

Важно отметить, что генеалогическое условие является лишь необходимым условием, поскольку генеалогия объединяет все сегменты одной линии. Сегмент филогенетическое дерево, представляющее таксон некоторых видов, начинается с узел, который представляет событие расщепления линии или видообразования. Определение этого узла требует внимания к общей теории видообразования, которая предложила различные конкурирующие критерии (Dupré 1993: 48ф.; Окаша 2002: 201; Койн и Орр, 2004). В случае Homo sapiens требует внимания к специфике человеческого случае, которые также являются спорными (см. Crow 2003; Cela-Conde & Аяла 2017: 11 и далее.). Конечная точка сегмента отмечается либо какое-либо дальнейшее событие видообразования или, что может показаться вероятным в случае Homo sapiens , путем уничтожения метапопуляции. Только когда временные границы сегмента стали определенными можно ли привести достаточные условия существования такого исторического образования. Следовательно, если «человеческая природа» уметь выделять необходимые и достаточные условия, выделяют видовой таксон Homo sapiens , его содержание не только противоречивы, но и эпистемически недоступны для нас.

2.2 Природа видовых образцов как видовых образцов

Если мы примем такой взгляд на условия индивидуации вида Homo sapiens , каковы последствия для вопроса о какие организмы относятся к этому виду? Может показаться, что он уходит открыть возможность того, что видообразование привело к некоторым внутренним свойство или совокупность свойств, устанавливающих связь, специфичную для таксона и что такие свойства считаются необходимыми и достаточными за принадлежность к нему (см.Девитт 2008: 17 и далее). Этот вид был бы обманчивый. Начнем с того, что никакое внутреннее свойство не может быть необходимым. из-за абсолютной эмпирической невероятности того, что все виды экземпляры, сгруппированные вместе по соответствующему сегменту родословной, создают экземпляры любое такое имущество-кандидат. Например, есть лица, которые отсутствуют ноги, внутренние органы или способность говорить, но кто остаются биологически человеческими (Hull 1986: 5). Эволюционная теория поясняет, почему это так: изменчивость, обеспечиваемая такими механизмами, как мутация и рекомбинация, является ключом к эволюции, поэтому какое-то качественное свойство оказывается универсальным среди всех существующих особи вида сразу после завершения видообразования, т. нет гарантии, что так будет на протяжении всей жизни таксона (Hull 1984: 35; Ereshefsky 2008: 101).Общая мысль что должно быть хотя бы какое-то генетическое свойство, общее для всех людей. организмов также неверно (R. Wilson 1999a: 190; Sterelny & Гриффитс 1999: 7; Okasha 2002: 196f.): фенотипические свойства, которые являются общими для популяции, часто возникают совместно в результате сложного взаимодействия различных генно-регуляторных сетей. И наоборот, одна и та же сеть при разных обстоятельствах может привести к разные фенотипические последствия (Walsh 2006: 437ff.). Даже если это должно оказаться, что каждый человеческий организм реализовал какое-то свойство, это было бы условным, а не необходимым фактом (Sober 1980: 354; Халл 1986: 3).

Более того, шансы любого такого универсального свойства также низки. достаточные исчезающе малы, так как совместное использование свойств между экземпляры других видов могут возникать в результате различных механизмов, в особенно от наследования общих генов у родственных видов и из параллельной эволюции. Это не означает, что может быть нет внутренних свойств, достаточных для принадлежности к виду. Есть неплохие кандидаты на такие свойства, если сравнивать человека с другими наземными организмами.Использование языка и самопонимание как моральные агенты приходят на ум. Однако, будь то внеземные объекты могут обладать такими свойствами, является открытым вопрос. И решительно, они явно безнадежны по необходимости условиях (см. Samuels 2012: 9).

Это оставляет только возможность того, что условия принадлежности к виды, как индивидуализирующие условия для видов таксон, относительный. Линейная индивидуализация таксона зависит от входящие в его состав организмы, пространственно и во времени расположенные в таким образом, чтобы причинные процессы, необходимые для наследования черты могут иметь место.В случае человека ключевыми процессами являются те полового размножения. Следовательно, будучи организмом, принадлежащим вид Homo sapiens зависит от связи репродуктивно к организмам, расположенным однозначно на соответствующих родовой сегмент. Другими словами, ключевым необходимым условием является наличие размножались половым путем особями этого вида (Кронфельднер 2018: 100). Халл предполагает, что причинное условие может быть дизъюнктивным, поскольку он также может быть выполнен синтетической сущностью созданный учеными, который производит потомство с людьми, у которых есть был сгенерирован стандартным образом (Hull 1978: 349).При условии, что вид не находится в муках видообразования, такого прямого происхождения или интеграция в репродуктивное сообщество, т. е. участие в «сложная сеть […] спаривания и репродукции» (Hull 1986: 4), также будет достаточно.

2.3 Ответ на эволюционный вердикт классификационным сущностям

Отсутствие «человеческой сущности» в смысле внутренней необходимые и достаточные условия принадлежности к видовому таксону Homo sapiens , побудил ряд философов отрицать, что не существует такой вещи, как человеческая природа (Hull 1984: 19; 1986; Ghiselin 1997: 1; де Соуза 2000).Поскольку это отрицательное утверждение касается свойств присущее как соответствующим организмам, так и таксону, оно в равной степени направленный на «природу» организмов как видов особей, так и самого таксона вида. Альтернатива состоит в отказе от условия, согласно которому классификационная сущность должен быть внутренним, ход, который позволяет говорить об историческом или реляционная сущность и соответствующая реляционная концепция таксономическая природа человека (Окаша 2002: 202).

Какой из этих способов ответа на вызов эволюционного теория кажется наилучшей, вероятно, зависит от того, как считать, что классификационные вопросы относятся к другим вопросам, рассматриваемым в оригинальный пакет человеческой природы.Они касаются объяснительных и нормативные вопросы, поднятые TP1–TP4. Мы обращаемся к ним в после трех разделов этой статьи.

Исключительно генеалогическое понимание человеческой природы явно не имеет хорошие возможности для выполнения объяснительной роли, сопоставимой с той, которую предполагалось в традиционной упаковке. Что может иметь объяснительную функцию являются свойствами объектов, из которых состоит таксон или его экземпляры происходят. Генеалогически понятая человеческая природа, может служить проводником для объяснений в терминах таких свойств, но сам по себе ничего не объяснит.После всего, интеграция в сеть полового размножения будет частично окончательные образцы всех половых видов, в то время как то, что быть объясненным, будет сильно варьироваться в зависимости от таксона.

Это несоответствие между классификационной и объяснительной ролями ставит нас перед рядом дальнейших теоретических возможностей. Для например, можно рассматривать эту несовместимость как усиление опасения таких элиминативистов, как Гизелин и Халл: даже если вычитание внутреннеприсущего само по себе было недостаточным, чтобы оправдать отказ от разговоров о человеческой природе, ее связи с недостатком объяснительной силы, можно подумать, безусловно, есть (Дюпре 2003: 109ф.; Льюенс 2012: 473). Или можно возразить, что это классификационные амбиции, связанные с разговорами о человеческой природе, которые следует отказаться. Как только это будет сделано, можно надеяться, что определенные наборы внутренних свойств можно выделить, что фигура решительно в объяснениях, и что все еще можно с полным основанием назвать «человеческая природа» (Roughley 2011: 15; Godfrey-Smith 2014: 140).

Принятие этой второй линии, в свою очередь, поднимает два вопроса: во-первых, в чем смысл — это свойства, выбранные таким образом специально «человеческие», если они не являются ни универсальными среди, ни уникальными к видовым образцам? Во-вторых, в каком смысле свойства «естественный»? Естественность как независимость от воздействия преднамеренное действие человека является ключевой особенностью исходного пакета (ТР1).Может ли некоторая такая концепция последовательно применяться к людей является проблемой для любого неклассификационного счета.

3. Характерные человеческие свойства

3.1 Предоставление привилегий свойствам

Ответ, данный TP2 на первый вопрос, касался полностью развитая человеческая форма, где «форма» не относится исключительно к наблюдаемым физическим или поведенческим характеристикам, но также включает в себя психологические особенности. Этот ответ влечет за собой два утверждения: во-первых, что существует одна-единственная такая «форма», т.е.е., свойство или набор свойств, которые фигурируют в объяснениях в диапазоне через отдельные организмы человека. Это также влечет за собой наличие точку в развитии человека, которая считается «полной», т. как цель развития или «телос». Эти претензии идут рука об руку с предположением о том, что различие должно быть между нормальными и аномальными взрослыми особями этого вида. Здравый смысл подсказывает нам, что есть смысл, в котором нормальные взрослые люди иметь две ноги, два глаза, одно сердце и две почки на определенных места в теле; они также имеют различные диспозиции, для например, чувствовать боль и испытывать эмоции, а также набор способностей, например, для восприятия и для рассуждения.И эти, кажется, могут быть отсутствующими или недоразвитыми или чрезмерно развитыми у аномальных образцов.

Собер влиятельно описал учетные записи, которые работают с такими телеологические допущения как приверженцы аристотелевской «естественной Модель государства» (Sober 1980: 353ff.). Такие счета работают с различие, которому нет места в эволюционной биологии, согласно какая изменчивость свойств в разных популяциях является ключом к эволюция. Следовательно, никакие конкретные конечные состояния организмов не являются привилегированными. как «естественный» или «нормальный» (Hull 1986: 7ff.). Так любая учетная запись, которая отдает предпочтение определенным морфологическим, поведенческим или психологические особенности человека должны обеспечивать веские причины, которые одновременно неэволюционны и, тем не менее, совместимы с эволюционным объяснением разновидность. Из-за того, что понятие нормального часто используемые для исключения и угнетения, эти причины должны быть особенно хорошо (Silvers 1998; Dupré 2003: 119ff.; Richter 2011: 43 и далее; Кронфельднер 2018: 15 и далее).

Виды причин, которые могут быть выдвинуты, могут быть либо внутренними, либо или независимо от биологических наук.Если первое, то различные теоретические варианты могут показаться жизнеспособными. первые площадки в утверждают, что, хотя виды не являются естественными видами и, таким образом, непригодные для отражения в законах природы (Hull 1987: 171), они поддерживают описания со значительной степенью общности, некоторые из что может быть важно (Hull 1984: 19). Теория человеческой природы разработанные на этой основе, должны объяснить вид важности на на основе которых выделяются те или иные свойства. То второй теоретический вариант плюрализма о метафизике видов: несмотря на довольно широкий консенсус в отношении того, что виды определяемые как единицы эволюции, плюралист может отрицать примат эволюционной динамики, утверждая, что другие эпистемологические цели позволяют эколог, систематик или этолог работать с одинаково законная концепция вида, которая не является или не является исключительно генеалогический (см.Халл 1984: 36; Китчер 1986: 320 и далее; Халл 1987: 178–81; Дюпре 1993: 43 и далее). третий вариант предполагает ослабление понятия естественных видов, так что оно не больше влечет за собой конкретизацию внутренних, необходимых, достаточных и пространственно-временные неограниченные свойства, но, тем не менее, способен для поддержки причинных объяснений. Такие отчеты направлены на воссоединение таксономических и объяснительные критерии, что позволяет таксонам видов считаться в конце концов, естественные виды (Boyd 1999a; R. Wilson, Barker, & Brigandt 2007: 196 и далее.). Где, , наконец, , причины, выдвинутые для отдавая предпочтение определенным свойствам, не зависят от биологии, они имеют тенденцию касаться особенностей человеческого — «нашего» — самопонимания как участниками, а не наблюдателями определенной формы жизни. Скорее всего, они связаны с нормативными соображениями. Здесь опять же, кажется, что потребуется специальное объяснение, почему эти привилегированные свойства должны быть сгруппированы под рубрикой «человеческая природа».

Счета, которые будут описаны в следующем подраздел (3.2) этой записи являются примерами первой стратегии. Раздел 4 включает обсуждение стратегии расслабленных естественных видов. Раздел 5 фокусируется на рассказах о человеческой природе, разработанных участником точки зрения, а также отмечает поддержку плюралистического метафизического стратегия может быть принята для обеспечения.

3.2 Статистическая нормальность или устойчивая причинность

Итак, начните с идеи о том, что для описания «человеческого природе» состоит в том, чтобы ограничить набор обобщений, касающихся люди.Подход такого рода рассматривает свойства, классифицированные таким образом как конкретно «человеческие» в той мере, в какой они распространены среди видовые экземпляры. Таким образом, привилегия, предоставляемая этим свойствам, равна чисто статистически, а «нормальный» означает статистически обычный. Заметим, что взяв набор статистически нормальных свойств человека как нетелеологическую замену полностью развитому человеческому форма сохраняет от оригинальной упаковки возможность маркировки как «природа человека» либо сами эти свойства (TP3), либо причина их развития (TP2).Любой подход позволяет избежать классификационные заботы, рассматриваемые в раздел 2: предполагается, что те организмы, свойства которых имеют значение, являются уже выделяются как такие экземпляры. Что нужно объяснить, так это то, то, каковы люди в целом, хотя и не повсеместно. А также среди этих способов есть способы, которыми они могут делиться с большинством представителей некоторых другие виды, в частности те, которые относятся к тому же отряду (приматы) и того же класса (млекопитающие).

Следует уяснить, что следует из такой интерпретации «человек».Организмы, среди которых статистическая частота искомый диапазон по сравнению с теми, которые образовались после видообразования, около 150 000 лет назад к тем, которые будут существовать непосредственно перед Вымирание видов. С одной стороны, из-за изменчивости присущие видам, мы находимся в неведении относительно свойств, которые могут или не может характеризовать те организмы, которые окажутся последний таксон. С другой стороны, временной лаг около 100 000 лет между первыми анатомически современными людьми и общим начало поведенческой современности примерно в начале Верхнего Палеолит означает, что, вероятно, было много широко распространенных психологические свойства современного человека, которые не были которым обладало большинство особей вида в течение двух трети истории вида.Это верно, даже если практики, рассматриваемые как признаки поведенческой современности (см. §1.1) развивались спорадически, исчезали и вновь появлялись в отдаленных точки времени и пространства за десятки тысяч лет до 50 000 ка (McBrearty & Brooks 2000; Стерельный 2011).

По мнению ряда авторов (Machery 2008; 2018; Samuels 2012; Ramsey 2013) следует использовать выражение «человеческая природа». групповые свойства, которые находятся в центре внимания многих текущих поведенческих, психологические и социальные науки.Однако, как познавательный и психологические науки обычно интересуются современными людьми, существует несоответствие между научной направленностью и критерием группировки который принимает все свойства, обычно или обычно реализуемые экземплярами всего таксона. По этой причине выражение «человеческая природа», скорее всего, относится к свойствам даже более ограниченный во времени набор организмов, принадлежащих к виду. Это ограничение можно рассматривать в индексальных терминах, т. е. как ограничения для современного человека.Однако некоторые авторы утверждают ясно, что их отчеты подразумевают, что человеческая природа может измениться (Рэмси 2013: 992; Мачери 2018: 20). Тогда человеческая природа была бы объект индексированных во времени исследований, как, например, вес отдельных людей в повседневных контекстах. (без временного спецификация, нет однозначного ответа на такой вопрос, как «Сколько весил Дэвид Хьюм?») Пример У Мачери темный цвет кожи. Эта характеристика, утверждает он, перестал быть чертой человеческой природы, таким образом понятой 7000 лет назад, если это было, когда пигментация кожи стала полиморфной.То пример показывает, что временной диапазон может быть чрезвычайно узким от эволюционная точка зрения.

Такие объяснения совместимы как с эволюционной теорией, так и с последовательный. Однако, поскольку они представляют собой просто резюме или список концепций, неясно, какова может быть их эпистемологическая ценность. Они будет стремиться согласовываться с повседневным здравым смыслом, для которого «человеческое природа» может в довольно сдержанном смысле быть просто свойствами что (современные) люди обычно склонны проявлять (Roughley 2011: 16).Они также будут соответствовать одному уровню использования выражения в «Трактате о человеческой природе» Юма (1739–1740), который в попытке дать человеческую «ментальную географию» (1748 [1970: 13]), перечисляет целый ряд признаков, таких как предрассудки (1739–40, I,iii,13), эгоизм (III,ii,5), склонность к временное дисконтирование (III,ii,7) и зависимость от общих правил (III,ii,9).

Аккаунты такого типа считались похожими по содержанию на поля. проводники для других животных (Machery 2008: 323; Godfrey-Smith 2014: 139).Как указывает Халл, в рамках ограниченного экологического контекста и короткого период эволюционного времени, приписывание легко наблюдаемых морфологические или поведенческие характеристики видовых особей простое и беспроблемное предприятие (Hull 1987: 175). Однако аналогия довольно бесполезна, поскольку основная функция утверждений в полевых руководствах является эвристикой для любителей классификация. Напротив, списочная концепция статистически нормальные свойства современного человека предполагают выявление рассматриваемые организмы как люди.Более того, такие счета наверняка не влекут за собой легкий эпистемологический доступ к рассматриваемым свойствам, которые могут быть обнаружены только экспериментально. Тем не менее там остается что-то правильное в аналогии, поскольку такие описания совокупность утверждений, связанных только тем, что они касаются той же группы организмов (Стеральный 2018: 123).

Более сложные документальные фильмы о природе могут резюмировать причинно-следственные связи жизни животных, принадлежащих к определенным видам. аналогичный также была предложена концепция человеческой природы, согласно которой человеческая природа представляет собой набор всепроникающих и прочных причинно-следственных связей между люди.Список, который выбирает этот набор, будет определять причинно-следственные связи. связи между предшествующими свойствами, такими как выставление к бензолу или подвергался жестокому обращению в детстве, и вытекающие из этого свойства, таких как развитие рака или агрессивность по отношению к своим дети (Рэмси 2013: 988ff.). Понимаемая таким образом человеческая природа иметь пояснительный компонент, компонент, внутренний для каждого элемента на список. Однако сама человеческая природа была бы не объяснительной, а скорее ярлык для списка очень разнообразных причинных связей.

Альтернативный способ интеграции пояснительного компонента в учет статистической нормальности включает в себя выбор этого набора статистически общие свойства, имеющие чисто эволюционное объяснение (Мачери 2008; 2018). Это переосмысление понятия естественности, представленной в оригинальной упаковке (TP1), включает в себя отличие от социального обучения. Процессы, сгруппированные под этим последние описания считаются альтернативными объяснениями тем, предоставлено эволюцией.Однако обучение играет центральную роль, а не только в развитии отдельных людей, но и в повторяющихся взаимодействие целых популяций с окружающей средой структурировано и реструктурируется посредством такого взаимодействия (Stotz 2010: 488ff.; Стерельный 2012: 23 и далее). Следовательно, предложение поднимает серьезные эпистемологические вопросы. как именно провести различие и введен в действие. (Для обсуждения см. Prinz 2012; Lewens 2012: 464ff.; Рэмси 2013: 985; Мачеры 2018: 15 и далее; Стерельный 2018: 116; Кронфельднер 2018: 147 и далее.).

4. Объяснительные свойства человека

Замена понятия полностью развитой формы на статистическое понятие дает дефляционное объяснение человеческой природы с, самое большее, ограниченный объяснительный смысл. коррелятивное, объяснительное понятие в оригинальной упаковке, полностью разработанное план формы (TP2), некоторым авторам показался стоящим переосмысление в терминах стало возможным благодаря достижениям современной биологии, особенно в генетике.

Ясно, что должны быть объяснения того, почему люди обычно ходят по две ноги, говорят и планируют многие свои действия заранее.Генеалогический, или то, что называют «конечным» (Майр) или «исторические» (Китчер) объяснения могут указывать на накопление согласованности между укоренившимися, стабильными свойствами вдоль происхождение. Они вполне могли быть результатом общего давления отбора. соответствующими организмами (см. Wimsatt 2003; Lewens 2009). Факт что есть исключения из любых обобщений, касающихся современных людей не означает, что нет необходимости в объяснения таких допускающих исключения обобщений.Правдоподобно, эти общие, хотя и не универсальные истины будут иметь «структурную объяснения», то есть объяснения с точки зрения лежащего в их основе структуры или механизмы (Китчер 1986: 320; Девитт 2008: 353). Эти структуры, по-видимому, могут быть в значительной степени вписаны в ДНК человека.

Точные детали быстро развивающейся эмпирической науки будут улучшить наше понимание того, в какой степени существует установить взаимосвязь между геномом современного человека и их физические, психологические и поведенческие свойства.Есть, однако маловероятно, что метафора чертежа может быть применимо к тому, как ДНК транскрибируется, транслируется и взаимодействует с его клеточным окружением. Такое взаимодействие само по себе влияние внешней среды на организм, в том числе его социальная среда (Dupré 2001: 29ff.; 2003: 111ff.; Griffiths). 2011: 326; Принц 2012: 17 и далее; Гриффитс и Табери 2013: 71 и далее; Griffiths & Stotz 2013: 98 и далее, 143 и далее). Например, функция современной человеческой жизни, для которой, по Аристотелю, необходимо быть своего рода чертежом, т.рациональной деятельности, есть, как у Стерельного утверждается, так сильно зависит от социальных лесов, что любые претензии на эффект, что человеческая рациональность каким-то образом генетически запрограммирована игнорирует причинный вклад явно необходимых экологические факторы (Стеральный 2018: 120).

4.1 Генетическая психологическая адаптация?

Тем не менее, люди обычно развивают определенный набор физиологические особенности, такие как два легких, один желудок, одна поджелудочная железа и два глаза.Более того, обладая такой телесной архитектурой, по данным генетики, в значительной степени результат программ развития, основанных на регуляции генов сети (GRN). Это участки некодирующей ДНК, которые регулируют транскрипция генов. GRN являются модульными, более или менее прочно укоренившимися структуры. Наиболее консервативными из них, как правило, являются филогенетически наиболее архаичными (Carroll 2000; Walsh 2006: 436ff.; Уиллмор 2012: 227 и далее). GRN, отвечающие за основные физиологические черты могут быть приняты, в довольно безобидном смысле, как принадлежащие развитая человеческая природа.

Важно отметить, что чисто морфологические признаки, как правило, не объяснение отчетов, попавших под рубрику «человеческие природа». Что часто мотивировало объяснения помечен как поиск базовых структур, ответственных за в целом разделял психологических черт. «Эволюционный Психологи» построили исследовательскую программу вокруг утверждения что люди разделяют психологическую архитектуру, аналогичную архитектуре их физиология. По их мнению, это состоит из структурированного набора психологические «органы» или модули (Tooby & Cosmides 1990: 29ф.; 1992: 38, 113). Эта архитектура, как они утверждают, в свою очередь продукт программ развития, вписанных в ДНК человека (1992: 45). Такие общераспределенные программы развития они ярлык «человеческая природа» (1990: 23).

Эта концепция поднимает вопрос о том, насколько аналогичны характерные физические и психологические «архитектуры» являются. Во-первых, физические свойства, которые проявляются в такие списки гораздо более детализированы, чем кандидаты на общие психологические свойства (Д.Wilson 1994: 224ff.): утверждение не просто люди склонны к перцептивным, желательным, доксастическим и эмоциональные способности, но психические состояния, реализующие эти способности, как правило, имеют содержимое определенных типов. Возможно, архитектура первого типа — формальной психологии — правдоподобный, хотя и относительно неинтересный кандидат на роль ментальной стороны что должна объяснять развитая человеческая природа. Так или иначе, любой такой концепция должна привести критерии для индивидуации таких «психические органы» (Д.Уилсон 1994: 233). Соответственно, если наиболее прочно укоренившиеся программы развития являются наиболее архаичны, отсюда следует, что, хотя они и будут видотипичными, они не будет видоспецифичным. Программы развития тела части были идентифицированы для более высоких таксонов, а не для разновидность.

Еще одна проблема, которая преследует любые подобные попытки объяснить «человеческое» измерение человеческой природы с точки зрения программы развития, заложенные в ДНК человека, касаются эволюционных Утверждение психологов, что программы одинаковы в каждого экземпляра вида.Это утверждение идет рука об руку с утверждение, что то, что объясняется такими программами, является глубоким психологическая структура, общая почти для всех людей и лежит в основе поверхностного разнообразия поведенческих и психологических явления (Tooby & Cosmides 1990: 23f.). Для эволюционного Психологи, (почти) универсальность обоих программы и глубокая психологическая структура имеет окончательную объяснение в эволюционных процессах, которые маркируют их продукты как естественным в смысле TP1.Оба, как они утверждают, являются адаптациями. Эти являются функциями, которые были выбраны, потому что их наличие в прошлое давало преимущество в фитнесе их обладателям. эволюционный Психологи считают, что это преимущество связано с выполнением какой-то конкретной функции. Они суммируют выбор для этой функции как «дизайн», который, по их мнению, в равной степени воздействовал на экземпляры всех видов с плейстоцена. Этот ход вновь вводит телеологическая идея полностью развитой формы за пределами простого статистическая нормальность (TP3).

Этот шаг подвергся широкой критике. Во-первых, давление отбора действуют на уровне групп и, следовательно, не обязательно должны приводить к одному и тому же структуры у всех членов группы (D. Wilson 1994: 227ff.; Гриффитс 2011: 325; Стерельный 2018: 120). Во-вторых, другие эволюционные механизмы, чем естественный отбор, могут иметь решающее значение для объяснения. Генетический дрейф или мутация и рекомбинация могут, например, также придают «естественность» в смысле эволюционного генезиса (Буллер 2000: 436). В-третьих, поскольку у нас есть все основания полагать, что эволюция человеческой психологии продолжается, эволюционная биология мало поддерживает утверждение о том, что конкретные программы и связанные черты превратились в постоянство в плейстоцене (Buller 2000: 477 и далее.; Даунс 2010).

Возможно, однако, могут оказаться сети контроля над генами. которые обычно структурируют определенные черты психологического развитие современного человека (Walsh 2006: 440ff.). Поиски такие GNR могут, таким образом, считаться поиском объяснительной природы современных людей, где искомая объяснительная функция оторваны от какой-либо классификационной роли.

4.2 Отказ от внутренней сущности

Однако в общей философии науки произошел сдвиг, который, если это приемлемо, изменило бы отношения между таксономическими и объяснительные признаки видов.Этот шаг оказал влияние по инициативе Ричарда Бойда (1999a). Он начинается с утверждения, что попытка определить естественные виды с точки зрения пространственно-временного неограниченные, внутренние, необходимые и достаточные условия похмелье от эмпиризма, от которого должен отказаться реалист метафизика. Вместо этого под естественными видами следует понимать виды, которые поддерживать индукцию и объяснение, когда обобщения работают в такие процессы не обязательно должны быть без исключений. Понимаемые таким образом сущности природные виды, т.е., их «природа» не обязательно должна быть ни присуще и не может принадлежать всем и только членам рода. Вместо этого сущности состоят из кластеров свойств, объединенных стабилизирующие механизмы («кластеры гомеостатических свойств», HPC). Это сети причинно-следственных связей, такие, что присутствие одни свойства имеют тенденцию порождать или поддерживать другие и работа основных механизмов способствует тому же эффекту. Бойд называет бури, галактики и капитализм в качестве правдоподобных примеров (Бойд 1999б: 82 и далее.). Тем не менее, он считает виды парадигматическими HPC. виды. Согласно этой точке зрения, генеалогический характер природа вида не подрывает его причинной роли. Скорее, это помогает объяснить специфический способ, которым связываются свойства, которые составляют сущность таксона. Кроме того, к ним можно отнести внешние свойства, например, свойства построенных ниш (Boyd 1991: 142, 1999a: 164ff.; Griffiths 1999: 219ff.; R. Wilson et al. др. 2007: 202 и далее).

Может ли такой подход действительно адекватно объяснить таксономические Практика для видовых таксонов — вопрос, который здесь можно оставить открытым. (см. Ereshefsky & Matthen 2005: 16ff.). Своим собственным светом счет не определяет условия принадлежности к такому виду, как как Homo sapiens (Samuels 2012: 25f.). Дает ли это возможность выявление факторов, играющих объяснительную роль в том, что можно было бы предположить, что термин «человеческая природа» пожалуй самый интересный вопрос. Два способа учета человеческая природа могла бы развиться из такой отправной точки. набросал.

Согласно предложению Ричарда Сэмюэлса, человеческая природа должна быть понимаются как эмпирически обнаруживаемые проксимальные механизмы отвечает за психологическое развитие и за проявление психологические способности.К ним относятся физиологические механизмы, такие как развитие нервной трубки, а также экологически построенные процедуры обучения; они также будут включать в себя различные модульные системы, выделяемые когнитивной наукой, такие как визуальные системы обработки и памяти (Сэмюэлс 2012: 22ff.). Как простой список представления (см. §3.2), такая версия имеет прецедент у Юма, для которого человеческая природа также включает каузальные «принципы», которые структурируют операции человеческий разум (1739-40, Intro.), например, механизмы симпатия (III,iii,1; II,ii,6). Юм, однако, думал о соответствующих причинные принципы как внутренние.

Второе предложение, выдвинутое Полом Гриффитсом и Каролой Стоц, явно предлагает выбрать explanandum и explanans различными употреблениями выражения «человеческая природа». В обоих случаях речь идет о «природе» таксона, а не отдельных организмов. Прежнее использование просто относится к тому, «что люди похожи», где «люди» означает все видовые экземпляры.Важно отметить, что эта характеристика не направлена по общим характеристикам, но открыт для полиморфизмов как через популяции и на разных стадиях жизни отдельных организмов. причинный представление о человеческой природе, чем объясняется этот спектр сходства и разница в жизненных историях приравнивается Гриффитсом и Стоцем с системой организм-среда, поддерживающей развитие человека. Таким образом, он включает в себя все генетические, эпигенетические и экологические ресурсы, ответственные за различные жизненные циклы человека (Griffiths 2011: 319; Стоц и Гриффитс 2018, 66f.). Отсюда следует, что объяснительная человеческая природа в один момент времени может радикально отличаться от человеческой природы в какой-то другой момент времени.

Гриффитсу и Стотцу ​​ясно, что эта версия значительно расходится. из традиционных представлений, поскольку он отвергает предположения о том, что человек развитие имеет цель, что человеческая природа обладает всеми и только экземпляров вида и состоит из внутренних свойств. Они видят в этих предположениях особенности народной биологии человека. природа настолько же актуальна с научной точки зрения, как и народные представления о тепла для его научного понимания (Stotz 2010: 488; Griffiths 2011: 319 и далее.; Stotz & Griffiths 2018: 60 и далее). Это повышает вопрос о том, не должна ли такая учетная запись систем развития просто выступать за отказ от термина, как предлагает Стерельный (2018) на основе тесно связанных соображений. Причина для не делать этого может заключаться в том факте, что, говоря о «человеческом природа» часто практикуется с нормативными намерениями или, по крайней мере, с нормативными последствиями (Stotz & Griffiths 2018: 71f.), использование термин для выделения реальных, сложных объясняющих факторов в действии может помочь противостоять тем нормативным использованиям, которые используют ложные, народные биологические предположения.

4.3 Вторичная альтернативность как способ изменить правила игры

Объяснительные отчеты, которые подчеркивают пластичность развития в продукты ДНК человека, в нейронной архитектуре мозга и в человеческий разум склонен отвергать предположение, что объяснения того, что люди, как должны сосредоточиться на внутренних чертах. Должно, однако следует отметить, что такие учетные записи могут быть истолкованы как присвоение особенность повышенной пластичности ключевую роль в таких объяснениях (ср. Монтегю 1956: 79).Учетные записи, которые делают пластичность причинно-следственной также поднимают вопрос о том, не существуют ли биологические особенности, которые, в свою очередь, объясняют это и, следовательно, должны быть назначены занимает более центральное место в теории объяснения человеческой природы.

Главным кандидатом на эту роль является зоолог Адольф Портманн. назвал человеческую «вторичную альтрициальность», уникальное совокупность особенностей человеческого новорожденного по сравнению с другими приматы: человеческие новорожденные в своей беспомощности и обладании относительно неразвитый мозг, неврологически и поведенчески altricial, то есть нуждающийся в уходе.Однако они также рождаются с открытые и полностью функционирующие органы чувств, иначе признак преждевременного видов, у которых новорожденные способны постоять за себя (Портманн 1951: 44 и далее). Факты того, что человеческий мозг новорожденного составляет менее 30% размер мозга взрослого человека и развитие мозга после рождения продолжается со скоростью плода в течение первого года (Walker & Ruff 1993, 227) побудил антрополога Эшли Монтегю говорить о «экстерогестация» (Montagu 1961: 156). С этими функциями Имея в виду, Портманн охарактеризовал структуры ухода, необходимые длительная младенческая беспомощность как «социальная матка» (Портманн 1967: 330).Наконец, тот факт, что бурное развитие младенческого мозга происходит в то время, когда младенческий органы чувств открыты и функционируют, что делает адаптивную надбавку обучение, не имеющее аналогов среди живых организмов (Gould 1977: 401; ср. Стоц и Гриффитс 2018: 70).

Конечно, эти признаки сами по себе являются случайными продуктами эволюция, которую вид может пережить. Гулд рассматривает их как компоненты общей задержки развития, характеризует эволюцию человека (Gould 1977: 365ff.), куда «человек» следует рассматривать как относящийся к кладе — все потомки общего предка, а не вида. По оценкам антропологов, вторичная альтрициальность характеризовала линия от Homo erectus 1,5 миллиона лет назад (Розенберг и Треватан 1995: 167). Таким образом, мы имеем дело с комплексом глубоко укоренившиеся функции, функции, которые существовали задолго до поведенческая современность.

Можно предположить, что появление вторичной альтрициальности было ключевым трансформация в порождении радикальной пластичности человека развитие началось с ранних гоминидов.Однако, как указывает Стерельный нет, есть серьезные трудности с выделением какой-либо конкретной игры чейнджер. Вторичная альтернативность, или пластичность, которая может быть отчасти объясняемые им, таким образом, казалось бы, пали жертвой того же вердикта, что и изменения игры, названные традиционными лозунгами человеческой природы. Однако, может быть, более правдоподобно думать в терминах матрицы черты: возможно, изменяющее игру созвездие свойств, присутствующих в можно показать, что популяция после отделения от и имеет порожденные формы конструкции ниши, которые возвращались и модифицировали исходные черты.Эти модификации, в свою очередь, могли иметь дальнейшее психологические и поведенческие последствия в шагах, которые правдоподобно принесли селективные преимущества (Стеральный 2018: 115).

5. Человеческая природа, точка зрения участника и мораль

5.1. Человеческая природа с точки зрения участника

В таком совместном эволюционном описании культуры и разума может быть место для референтов некоторых традиционных философских лозунгов предназначенный для определения «человеческой сущности» или «человеческого природа» — разум, языковая способность ( « говорящее животное», Herder 1772 [2008: 97]), более общий символическая емкость ( animal symbolicum , Cassirer 1944: 44), свобода воли (Пико делла Мирандола 1486 [1965: 5]; Сартр 1946 [2007: 29, 47]), специфическая, «политическая» форма социальность, или уникальный тип моральной мотивации (Hutcheson 1730: §15).Вероятно, в лучшем случае это будут (все еще развивающиеся) продукты в современных людях процессов, приводимых в движение чертой созвездие, которое включает прото-версии (некоторых) этих емкости. Такое представление может быть также совместимо с описанием «каков современный человек», который абстрагируется от эволюционную временную шкалу эонов и вместо этого сосредотачивается на настоящем (ср. Dupré 1993: 43), не просто каталогизируя распределенные признаки (§3.2) ни попытки объяснения с точки зрения генома человека (§4.1). Традиционные лозунги представляют собой попытки суммировать некоторые из таких учетные записи. Однако представляется очевидным, что их цели значительно отличаются от биологических или иных научных ориентировочные позиции до сих пор исследованы.

Следует подчеркнуть две особенности таких счетов, обе из которых мы уже встречались в вкладе Аристотеля в первоначальный упаковка. Первый связан с изменением точки зрения по сравнению с научного наблюдателя к участнику в современная человеческая форма жизни.В то время как человек или нечеловека — биолог может спросить, на что похожи современные люди, точно так же, как они могут спросить, на что похожи бонобо, вопрос, который традиционный философские объяснения человеческой природы правдоподобно пытаются ответ — каково это — жить своей жизнью как современник человек. Этот вопрос может спровоцировать встречный вопрос о том, есть ли что-то, на что похоже жить просто как современного человека, а не как человек в конкретном историко-культурном контексте (Habermas 1958: 32; Гирц 1973: 52f.; Дюпре 2003: 110f.). Для традиционных лозунги, ответ однозначно утвердительный. Вторая особенность таких счетов, заключается в том, что они склонны воспринимать это как ссылку на возможности, названные в традиционных лозунгах, в некотором смысле нормативно , в частности, этически значимый .

Таким образом, первое утверждение таких счетов состоит в том, что существует некоторое свойство современного человека, который в некотором роде описательно или каузально главное участие в их форме жизни.Во-вторых, это такое участие предполагает подчинение нормативным стандартам, укоренившимся во владении каким-либо таким имуществом. Главное, есть шаг от первой ко второй форме значимости и обоснования шаг требует аргумента. Даже с точки зрения участника, нет автоматического перехода от объяснительного к нормативному значимость.

Согласно «внутреннему», участнику аккаунта человека природа, определенные способности современного, может быть, современного человека неизбежно структура то, как они (мы) живут их (наши) жизни.Разговор о «структурировании» относится к трем видам вклады в матрицу способностей и предрасположенностей, которые оба позволяют и ограничивают то, как люди живут своей жизнью. Эти вклады, во-первых, в специфическую форму других черт человека жизнь и, во-вторых, то, как другие подобные черты связаны друг с другом (Midgley 2000: 56ff.; Roughley 2011: 16ff.). Соответственно, они также делают возможный совершенно новый набор практик. Все три отношения объяснительные, хотя их объяснительная роль проявляется не обязательно соответствовать роли соответствующих функций или более ранних версий особенностей, возможно, сыграли роль в эволюционной генеалогии современная психология человека.Наличие языковых способностей является основным кандидат на роль такого структурного свойства: человеческий восприятие, эмоции, планирование действий и мышление — все это правдоподобно преобразованы в языковых существах, как и связи между восприятие и убеждение, а также множество взаимосвязей между мыслями и поведение, связи, которые использовались и углублялись в богатом наборе практики, недоступные неязыковым животным. Подобные вещи могли претендовать на другие свойства, названные традиционными лозунгами.

В отличие от способов, которыми такие способности часто упоминается в моде лозунга, особенно пафоса, который сопутствовали ему, кажется крайне неправдоподобным, чтобы кто-либо из таких собственность будет стоять отдельно как структурно значимая. Это больше скорее всего, нам следует выбирать совокупность свойств, созвездие, которое вполне может включать в себя варианты свойств, которые одержимые другими животными. Другие свойства, в том числе мощности то, что может быть характерно для современных людей, например, юмор, может быть менее вероятные кандидаты на структурную роль.

Обратите внимание, что тот факт, что такие аккаунты нацелены на ответ на заданный вопрос с точки зрения участника не исключает, что особенности вопрос может быть освещен в их роли для человека самопонимание по данным эмпирической науки. Наоборот, это кажется весьма вероятным, что такие дисциплины, как развитие и сравнительная психология и неврология внесут значительный вклад к пониманию возможностей и ограничений, присущих соответствующих способностей и способов их взаимодействия.

5.2. Человеческая природа и человек

ergon

Парадигматическая стратегия получения этических следствий из утверждения о структурных особенностях человеческой формы жизни Платонический и аристотелевский ergon или аргумент функции. То первая посылка версии Аристотеля ( Никомахова Ethics 1097b–1098a) соединяет функцию и добро: если характеристической функцией объекта типа X является φ, тогда хорошая сущность типа X — это та, которая хорошо φ.Аристотель придает правдоподобие утверждению, используя такие примеры, как социальные роли и органы тела. Если функция глаза как примера его вид должен позволять видеть, тогда хороший глаз тот, который позволяет его носитель хорошо видеть. Второй посылкой аргумента является утверждение, что мы встречается в раздел 1.4 этой записи, утверждение, которое мы теперь можем рассматривать как утверждение структурного свойство человеческой жизни, осуществление разума. Согласно этому утверждение, функция или цель отдельных людей как людей, в зависимости от интерпретации (Nussbaum 1995: 113ff.), либо упражнение разума или жизнь согласно разуму. Если это правильно, то Отсюда следует, что хороший человек — это тот, чья жизнь в основном связана с осуществление или жизнь в соответствии с разумом.

В свете обсуждения до сих пор должно быть ясно, что, поскольку стоит, вторая посылка этого аргумента несовместима с эволюционная биология видов. Он утверждает, что осуществление разум является не только ключевым структурным свойством человеческой жизни, но и реализация полностью развитой человеческой формы.Никакого смысла не может быть сделано из этого последнего понятия в эволюционных терминах. Тем не менее, серия выдающихся современных специалистов по этике — Аласдер Макинтайр (1999), Розалинд Херстхаус (1999), Филиппа Фут (2001) и Марта Nussbaum (2006 г.) — все сделали варианты ergon . Главный аргумент их этических теорий. Как и каждый из этих авторов выдвинуть какую-либо версию второй посылки, поучительно изучить способы, которыми они стремятся избежать вызова со стороны эволюционная биология.

Прежде чем сделать это, стоит отметить, что любая этическая теория или Теория стоимости занимается предприятием, которое не имеет четкого места в эволюционный анализ.Если мы хотим знать, что такое добро или что «хороший» означает, что эволюционная теория не самое очевидное место смотреть. Это особенно ясно в связи с тем, что эволюционная теория работает на уровне популяций (Sober 1980: 370; Walsh 2006: 434), в то время как этическая теория действует, по крайней мере, в первую очередь на уровне отдельных агентов. Тем не менее, конкретные конфликт между эволюционной биологией и неоаристотелевской этикой вытекает из конструктивного использования последней концепции видов и, в частности, телеологической концепции полностью развитая форма отдельных представителей вида « qua представителей вида» (MacIntyre 1999: 64, 71; ср.Томпсон 2008: 29; Фут 2001: 27). Характеристика достижение этой формы как выполнение «функции», которая помогает аналогия с телесными органами и социальными ролями, часто заменены в современных дискуссиях разговорами о «процветание» ( eudaimonia Аристотеля ). Такие разговоры более естественно наводят на сравнения с жизнью других организмов (хотя сам Аристотель исключает других животных из эвдемония ; ср. Никомахова этика 1009b). То Концепция процветания, в свою очередь, выбирает биологические — этимологически: ботанические — процессы, но опять же не из тех, что играют роль в эволюционной теории.Это также кажется в первую очередь относится к отдельным организмам. Это может сыграть роль в экология; тем не менее, он наиболее явно чувствует себя дома на практике применения биологических знаний, например, в садоводстве. В этом отношении, оно сравнимо с понятием здоровья.

Неоаристотелисты утверждают, что для описания организма, будь то растение или нечеловеческое или человеческое животное, поскольку процветание означает его измерение против стандарта, специфичного для вида, к которому он принадлежит. Сделать это — значит оценить его как более или менее хороший «образец своего вида (или подвида)» (Hursthouse 1999: 198).Таким образом, ключевой шаг состоит в том, чтобы заявить, что моральная оценка «вполне серьезно» (Foot 2001: 16), оценка того же сортировать: точно так же, как исправное животное или растение служит примером процветания в жизненной форме соответствующего вида, кто-то, кто морально хороший тот, кто олицетворяет человеческое процветание, т. е. полностью развитая форма вида. Это метаэтическое требование спровоцировало беспокоиться о том, действительно ли такое приписывание другим организмам нечто большее, чем классификации или, самое большее, оценки «растянутые и сдутые» типы, в которых отсутствует ключ характеристика авторитета, необходимая нам для подлинной нормативности (Ленман 2005: 46 и далее.).

5.2.1. Обход дарвиновского вызова?

Независимо от вопросов, касающихся их теории ценности, этические Неоаристотелистам необходимо ответить на вопрос о том, как ссылка на полностью развитая форма вида может пережить вызов от эволюционная теория. Три вида ответа могут показаться многообещающими.

первый рекламирует множество форм биологических науки, утверждая, что существуют науки о жизни, такие как физиология, ботаника, зоология и этология, в контексте которых такие оценки иметь место (Hursthouse 1999: 202; 2012: 172; MacIntyre 1999: 65).И если этология может правомерно приписывать не только характеристику черты, но и дефекты или процветание видов, несмотря на видов, не являющихся естественными видами, то мало причин, по которым этика тоже не должна этого делать. Эта стратегия может основываться на одном из движения, нарисованные в раздел 3.1 этой записи. Можно возразить вместе с Китчером и Дюпре, что такие атрибуции законны в других областях биологии. науке, потому что существует множество видовых понятий, даже виды видов, если они связаны с эпистемологическими интересами.Или утверждение может просто основываться на различии в том, что считается релевантные временные рамки, где временная релевантность индексируется относительно настоящее. Можно сказать, что в этике мы заинтересованы в люди такими, какие они есть «в настоящий момент и несколько тысячелетий назад». и, возможно, ненадолго в будущем» (Hursthouse 2012: 171).

Этот шаг равносилен уступке, которую говорят о «человеческом виды» не следует понимать буквально. Будь то уступка подрывает этические теории, использующие этот термин. возможно непонятно.Это оставляет открытой возможность того, что человеческая природа может существенно измениться, могут произойти значительные изменения в том, что средства для человеческого процветания и, следовательно, в том, что этически требуется. Это можно рассматривать как добродетель, а не порок Посмотреть.

Ответ секунд на вызов эволюционной биологии стремится извлечь метафизические следствия из эпистемических или семантических претензии. Майкл Томпсон утверждал, что то, что он называет альтернативно «человеческая форма жизни» и «человеческий вид». является априорной категорией.Томпсон обосновывает это утверждение изучение форм дискурса, затронутых в раздел 3.2, формы дискурса, которые обычно считаются чисто эвристическими значение для любительской практики идентификации, а именно. полевые гиды или документальные фильмы о животных. Такие заявления, как «Домашняя кошка имеет четыре ноги, два глаза, два уха и кишки в животе», есть, утверждения Томпсона, примеры важного вида предикации, т. ни напряженной, ни количественной. Он называет их «естественными исторических описаний» или «аристотелевской категориальные» (Thompson 2008: 64ff.). Такие общие утверждения он утверждает, что не становится ложным там, где сказанное меньше, чем универсальны или даже статистически редки. Решительно, по мнению Томпсон, наш доступ к понятию формы человеческой жизни неэмпирический. Он утверждает, что это предпосылка понимания себя от первого лица, как дышать, есть или чувство боли (Thompson 2004: 66ff.). Понимаемое таким образом понятие не зависит от биологии и поэтому, если он последователен, невосприимчив к проблемам вызван дарвиновским вызовом.

Как и Фут и Херстхаус, Томпсон считает, что его аристотелевская категориальные позволяют делать выводы о конкретных суждениях, которые члены виды дефектны (Thompson 2004: 54ff.; 2008: 80). Он признает, что такие суждения в случае человеческой формы жизни, вероятно, сопряжено с трудностями, но тем не менее считает, что суждения (не)дефектная реализация формы жизни является моделью этического оценка (Thompson 2004: 30, 81f.). Может показаться неясным, как это может иметь место ввиду того факта, что доступ к человеческой жизни форма должна быть дана как предпосылка использования понятия из «Я».Еще одна проблема заключается в том, что повседневное понимание на котором рисует Томпсон, может быть не чем иным, как ответвлением народного творчества. биология. Народная тенденция приписывать телеологические сущности видов, что касается «рас» и полов, это не указывает на реальность таких сущностей (Lewens 2012: 469f.; Stotz & Гриффитс 2018: 60 и далее; ср. Pellegrin 1982 [1986: 16ff., 120] и Charles 2000: 343ff., 368, о собственной ориентации Аристотеля на употребление слова «народ»).

Окончательный ответ на опасения биологов-эволюционистов стремится в равной степени отличать неоаристотелевское объяснение человеческого природа от науки.Однако делает это не по вводя особую метафизику «жизненных форм», но путем явное построение этической концепции человеческой природы. Марта Нуссбаум утверждает, что понятие человеческой природы в игре того, что она называет «аристотелевским эссенциализмом», по ее словам, «внутренний и оценочный». Это герменевтический продукт «человеческое» самопонимание, построенное изнутри нашего лучшее этическое мировоззрение: «этическая теория человеческой природы», она утверждает,

должны заставить нас отвечать за самих себя, на основе наших собственных этическое суждение, вопрос о том, какие существа являются полностью человеческими.(Nussbaum 1995: 121f.; ср. Nussbaum 1992: 212ff.; 2006: 181ff.; Макдауэлл, 1980 [1998: 18 и далее]; Херстхаус 1999: 229; 2012: 174ф.)

Здесь не может быть и речи о переходе от биологического «есть» к этическому «должен»; скорее, какой черты считаются принадлежащими человеческой природе, сама рассматривается как результат этического размышления. Такая концепция поддерживает утверждение что ключевым этическим стандартом является человеческое процветание. Однако, ясно, что то, что считается процветанием, может быть определено только на основе этического рассуждения, понимаемого как стремление к рефлективное равновесие (Nussbaum 2006: 352ff.). Ввиду такого методическое предложение, возникает серьезный вопрос о том, какую работу как раз и делается концепцией человеческой природы.

5.2.2. Человеческое процветание

Неоаристотелианцы различаются по степени конкретизации представление о видоспецифичном расцвете. Нуссбаум составляет всеобъемлющий открытый каталог того, что она называет центральные способности человека». Они частично выбраны, потому что их уязвимости перед подрывом или поддержкой со стороны политических меры.Они включают в себя как основные телесные потребности, так и более конкретно человеческие способности, такие как чувство юмора, игра, самостоятельность и практичность. причина (Nussbaum 1992: 216ff.; 2006: 76ff.). Такой каталог позволяет установка трех порогов, ниже которых человеческий организм вообще не считается прожитой человеческой жизнью (анэнцефалический детей, например), как живущих полностью человеческой жизнью или как жить хорошей человеческой жизнью (Nussbaum 2006: 181). Нуссбаум прямо утверждает, что быть человеческими родителями недостаточно для преодоление первого, оценочно установленного порога.Ее концепция отчасти предназначен для предоставления руководящих указаний относительно того, как общества должны зачать инвалидность и когда уместно принимать политические меры для того, чтобы агенты с нестандартными физическими или психическими условия пересечения второго и третьего порогов.

Нуссбаум тщательно настаивал на том, чтобы предоставление независимости, а не чем оказание помощи, должно быть главной целью. Тем не менее, структура счета, которая настаивает на «норме вида», ниже которого люди, лишенные определенных способностей, считаются менее чем полностью процветания, вызвало обвинения в нелиберальности.Согласно с жалоба, она нарушает право членов, например, сообщества глухих, чтобы установить стандарты для своих форм жизни (Глакин 2016: 320 и далее).

Другие отчеты о видовом процветании значительно расширились. более абстрактно. Согласно Херстхаусу, растения процветают, когда их части и операции хорошо подходят для целей отдельных выживания и продолжения рода. У социальных животных, процветание также имеет тенденцию включать в себя характерное удовольствие и свободу от боли и вклад в надлежащее функционирование соответствующих социальные группы (Hursthouse 1999: 197ff.). Добро человеческого характера черты, способствующие преследованию этих четырех целей, трансформируются, Херстхаус утверждает, добавляя «рациональность». Как В результате люди процветают, когда делают то, что правильно принимают. иметь основания для этого — при условии, что они тем самым не прекращайте способствовать четырем целям, установленным для других социальных животных (Hursthouse 1999: 222ff.). Безличная благосклонность заключается в том, что Например, из-за этого ограничения вряд ли можно считать достоинством. В таком этическое мировоззрение, то, что конкретные агенты имеют основания делать, так это первичный эталон; это просто, кажется, применяется в определенных ограничения.Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, соответствует ли содержание этого первичный эталон действительно определяется понятием видовое цветение.

Где учетная запись Hursthouse создает и пытается предоставить «естественная» основа для традиционного аристотелевского ergon разума, Макинтайр строит свою точку зрения на утверждают, что процветание, характерное для человеческого «вида», по существу, вопрос превращения в «независимую практическую рассуждающий» (MacIntyre 1999: 67ff.). Это из-за центральной важность рассуждений о том, что, хотя человеческое процветание разделяет определенные предпосылки с расцветом, скажем, дельфинов, это также уязвимы в определенных отношениях.Макинтайр утверждает, что конкретно виды социальных практик способствуют развитию человеческого мышления способностей и что, поскольку независимое практическое мышление как это ни парадоксально, в своей основе совместно разработанные и структурированные, общая цель человеческого процветания достигается участием в сети в местных сообществах (MacIntyre 1999: 108). «Независимые практические мыслители» являются «зависимыми разумные животные». Таким образом, учетная запись Макинтайра освобождает место для объяснительный уровень для эволюционного понимания, что люди могут только стать рациональным в социокультурном контексте, который обеспечивает поддержку для развития и проявления рациональности (§4).Однако нормативно этот пункт подчинен утверждению о том, что с точки зрения участия в современной жизни человека форма, расцвет соответствует традиционному лозунгу.

5.3. Разум как уникальное структурное свойство

Макинтайр, Херстхаус и Нуссбаум (Nussbaum 2006: 159f.) стремятся помещать человеческую способность рассуждать в рамки, которые охватывает других животных. Каждый утверждает, что, хотя возможности признавать причины причинами и для размышлений на их основе преобразовать потребности и способности, которые люди разделяют с другими животными, рассматриваемые причины остаются в некотором роде зависимыми от человека. воплощенная и социальная форма жизни.Этот акцент призван отличать аристотелевский подход от других подходов, для которых способность оценивать причины действия как причины и дистанцироваться себя от своих желаний также является «главным отличием» между людьми и другими животными (Korsgaard 2006: 104; 2018: 38ff.; ср. Макинтайр 1999: 71 и далее). Согласно кантианскому методу Корсгаарда интерпретация аргумента Аристотеля ergon , люди не могут действовать, не заняв нормативной позиции в отношении того, соответствуют ли их желания дать им повод действовать.Это она считает ключом структурная особенность их жизни, которая приносит с собой «целое новый способ функционирования хорошо или плохо» (Korsgaard 2018: 48; ср. 1996: 93). В таком понимании «человеческая природа» монистически понимается как эта одна структурная черта, которая так преобразующим, что концепция жизни применима к организмам, которые экземпляр, это больше не применимо к организмам, которые не надо. Только «люди» проживают своих жизней, потому что только они обладают типом преднамеренного контроля над своими телесные движения, которые основываются на оценке их действий и самооценка как агентов (Korsgaard 2006: 118; 2008: 141ff.; ср. Plessner 1928 [1975: 309f.]).

Мы пришли к интерпретации традиционного лозунга о том, что отсекает его от метафизики, претендующей на «натуралистический». Сейчас утверждается, что структурная влияние способности к рассуждению трансформирует те черты людей, которых они делят с другими животными настолько основательно, что те черты бледнеют. В чем «естественность» способность к рассуждению для человека здесь есть его неизбежность для современные представители вида, по крайней мере, для тех, кто не серьезные психические отклонения.Подобные утверждения также склонны переходить в нормативные требования, которые игнорируют нормативный статус «животные» потребности ввиду нормативного авторитета человека рассуждения (ср. McDowell 1996 [1998: 172f.]).

Наиболее радикальная версия этой мысли приводит к утверждению встретились ближе к концу раздел 1.4: что разговоры о «человеческой природе» не связаны с существенным ссылка вообще на вид Homo sapiens или на род гоминидов. Согласно этой точке зрения, вид, к которому современные люди принадлежат к виду, к которому сущности могли бы также принадлежат тем, кто не имеет генеалогического отношения к людям.Это вид виды сущностей, которые действуют и верят в соответствии с причины, которые, по их мнению, у них есть. Инопланетяне, созданные синтетическим путем агенты и ангелы являются еще одними кандидатами на членство в этом роде, которые, в отличие от биологических таксонов, не имели бы пространственно-временных ограничений. Традиционный термин для вида, используемый Фомой Аквинским и Кантом, — «человек» (ср. Hull 1986: 9).

Роджер Скратон недавно занял эту позицию, утверждая, что люди могут быть адекватно понятым только с точки зрения паутины понятий неприменимы к другим животным, концепции, применимость которых основывается на существенное моральное измерение формы личной жизни.Понятия выделять компоненты формы жизни, пронизанной отношениями ответственности, выражающейся в реактивных установках, таких как возмущения, вины и благодарности. Такие эмоции, по его мнению, связаны с требовать подотчетности и, как таковой, быть исключительно личным форму жизни, а не варианты животных эмоций (Scruton 2017: 52). Как В результате, утверждает он, они помещают своих носителей в некотором смысле «вне естественного порядка» (Scruton 2017: 26). Согласно к такому подходу мы должны принять методологический дуализм с по отношению к людям: как и животные, они подвержены тем же видам биологические объяснения, как и все другие организмы, но как личности они подлежат объяснениям, которые радикально различаются по своему характеру.Это объяснения с точки зрения причин и смыслов, т. упражнения в «Verstehen», применимость которых Скратон считается независимым от каузального объяснения (Scruton 2017: 30ff., 46).

Такая версия с поразительной ясностью демонстрирует, что нет необходимая связь между теорией «человеческой природы» и метафизический натурализм. Это также подтверждает тот факт, подчеркнуто на протяжении всей этой записи, что обсуждение «человеческой природы» требуют как серьезной концептуальной подготовительной работы, так и явного обоснования использования какого-либо одного такого понятия, а не другого.

Экологическая справедливость и биосферный эгалитаризм: размышления о нормативно-философском взгляде на отношения человека и природы | Earth Perspectives

Экологическая справедливость (EJ) относится к справедливому распределению экологических благ среди населения, а также между видами (Rhodes 2003; Hornborg 2011). ЭП часто рассматривается как состояние, при котором представители обездоленных, этнических групп, меньшинств или других групп несоразмерно страдают на местном, региональном или национальном уровнях от экологических рисков или опасностей.EJ также вызывается в связи с нарушениями основных прав человека в результате факторов окружающей среды. ЭД становится особенно заметным, учитывая нехватку природных ресурсов, или когда групповая идентичность связана с экологическим бременем или выгодами, или когда растет осознание опасностей, которые деятельность человека представляет для природной среды (Clayton 2000: 460).

Дэвид Шлосберг (2007) избегает априорной иерархии претендентов на правосудие; вместо этого он рассматривает различные модели политического обсуждения среди множества сторон, включая нелюдей.Согласно Schlosberg (2007), теория и практика EJ обязательно включают распределительные концепции справедливости, но также должны охватывать понятия справедливости, основанные на признании, возможностях, участии и отношениях между человеческими сообществами и нечеловеческой природой. Шлосберг утверждает, что отдельные организмы и природные системы имеют право на справедливую долю основных благ, на признание в качестве части расширенного сообщества, на развитие и пользование способностями к тому, что он называет «процветанием», и на некоторую степень включения в политическую жизнь. процессы.Шлосберг считает экозащитников, которые будут представлять нелюдей на демократических собраниях.

Критики, однако, отмечают, что Шлосберг недостаточно осознает возможность серьезного конфликта между различными аспектами экологической справедливости и претендентами на нее (например, Cannavó 2008). Эта статья написана в поддержку тезиса Шлосберга, а также для того, чтобы доказать, что признание конфликта необходимо для продвижения как социальных, так и экологических программ.

Эта статья направлена ​​на изучение нормативно-философских и практических последствий включения прав нечеловеческих видов в EJ.Следующие разделы будут посвящены типам EJ и свяжут их с вопросами неолиберализма и альтруизма. Затем мы сосредоточимся на роли экологической справедливости и обсудим последствия расширения моральных границ EJ, включив в него нечеловеческие виды.

Виды экологической справедливости

Понятие ЭП классифицируется как четырехчастное (Копнина 2010). Первая концепция относится к несправедливому распределению экологического бремени, такого как опасные и загрязняющие производства, среди уязвимых групп, таких как этнические меньшинства или экономически неблагополучное население (например,грамм. Картер 2007). Вторая концепция касается неравной подверженности развитых и развивающихся стран экологическим рискам и выгодам, таким как последствия изменения климата. Это в значительной степени связано с тем, что самые бедные люди, как правило, живут в наиболее загрязненной окружающей среде, поскольку в сельских районах развивающегося мира они были вытеснены в маргинальные районы в результате процесса ограждения, что привело к обезлесению, эрозии почвы. и неудачи в сельском хозяйстве (Singer and Evans 2013).Родственной концепцией является экологический расизм, который обычно включает в себя размещение экономически неблагополучных сообществ или меньшинств в непосредственной близости от экологически деградировавшей среды (Melosi 1995). Экологический расизм включает в себя любую политику или практику, которые негативно влияют на среду обитания малообеспеченных или этнически маргинализированных сообществ в большей степени, чем богатые сообщества (Holifield 2001).

Третьим аспектом EJ является межпоколенческая справедливость, обычно понимаемая как справедливость между нынешним и будущими поколениями людей.Временные концепции EJ a отражают опасения за будущие поколения людей, поскольку их судьба может быть неопределенной из-за нынешних моделей роста и потребления. Эта концепция в значительной степени основана на знаменитой формулировке доклада Брундланда об устойчивом развитии как «развитии, которое удовлетворяет потребности нынешних поколений, не ставя под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» (WCED 1987). Все три типа ЭД влекут за собой справедливое пространственное и временное распределение бремени и выгод для разных наций или социальных групп (например,грамм. Эллиот 2004).

В-четвертых, EJ включает в себя так называемый биосферный эгалитаризм, который касается других видов, независимо от их инструментальной ценности для людей, и относится к справедливости между человеческими и нечеловеческими видами (Baxter 2005).

Социальная и экологическая справедливость и вопрос неолиберализма

Различные типы ЭП не всегда дополняют друг друга. Уэст и Кэрриер (2004) критикуют «захватывающие пейзажи», превращенные в элитные туристические направления за счет средств к существованию местного населения.С этой точки зрения сохранение — это неоколониальная крепость, в которой западный энвайронментализм навязывается традиционным обществам. Benjamenson et al (2006) заявили, что сохранение биоразнообразия за счет обеспечения средств к существованию и сокращения масштабов нищеты является «этически проблематичным».

Другие ученые утверждают, что сами социологи находятся под влиянием господствующей неолиберальной идеологии антропоцентризма (Catton and Dunlap 1978; Callicott 1999; Копнина 2012c, d; Crist 2012).Кроме того, хотя первоначальная вина за экологические проблемы может быть возложена на западную неолиберальную экономику, сохранение этих проблем нельзя отделить от глобального роста населения и потребления как в «развитых», так и в «развивающихся» странах (Кафаро и Крист, 2012). Что еще «этически проблематично», так это то, что, говоря об экономическом развитии, правозащитники подражают неолиберальной идеологии доминирующих политических элит.

Неолиберализм в широком смысле определяется как теория политической экономической практики, которая предполагает, что человеческое благополучие может быть наилучшим образом обеспечено за счет максимизации предпринимательских свобод в рамках институциональной структуры, характеризующейся правами частной собственности, личной свободой, свободными рынками и свободной торговлей (Harvey 2005:2) Неолиберальные идеи также имеют тенденцию помещать экологические проблемы в логику экономического развития посредством процесса накопления навыков, технологий и рынков, нацеленных на максимизацию прибыли.

Критически настроенные ученые спорят о том, адекватны ли неолиберальные и девелоперские предприятия для решения социальных и экологических проблем. Херш и Хендерсон (2011) считают, что доминирование неолиберализма частично связано с тем фактом, что правящие элиты получают выгоду от гомогенизирующей политики, пропагандирующей логику экономического роста.

Капиталистическое промышленное развитие вынудило земледельцев, ведущих натуральное хозяйство, жить в городах, еще больше удаляя их от природы. Мерчант (2006) определяет Просвещение как период, когда наука начала атомизировать, объективировать и анализировать природу, предсказывая ее возможное представление как инертной.По мере того, как все больше и больше культур скатывается к повышенному уровню антропоцентризма под влиянием сложных постиндустриальных условий, «с животными у нас на коленях и с нашими механизированными бойнями мы все меньше уверены в том, кто они и, следовательно, кто мы». Шепард 1993:289). В настоящее время власть корпоративных элит в неолиберальных государствах может влиять на решения правительства, а также на поведение и даже мышление сообществ. Как утверждают Касагранде и Петерс (2013), правящая элита дискурсивно манипулирует культурными моделями и когнитивным диссонансом, чтобы сохранить власть.

Неолиберальные мыслители часто приписывают взгляду на окружающую среду «поверхностную экологию» (Naess 2001), где справедливость в распределении природных ресурсов имеет приоритет над заботой о выживании тех, кто составляет эти «ресурсы» (Bakker 2010). Таким образом, антропологи-экологи подчеркивают важность признания коренных и неевропейских традиций в оценке природы (Шорман-Уимет и Копнина, 2011).

Незападные взгляды

Принципы экологической справедливости от Первой конференции лидеров цветного населения, Декларация ООН о правах коренных народов, Экологическая сеть коренных народов, Боливийская инициатива «Права Матери-Природы», а также многочисленные другие заявления коренных народов по вопросам окружающей среды и изменения климата — все это примеры представления незападных взглядов на EJ.

Антропологи заметили, что представление о людях как о части природы имеет первостепенное значение для традиционного восприятия взаимоотношений человека и природы. С этой точки зрения понимание отношений, которые связывают вместе все формы жизни, имеет основополагающее значение для способности коренных народов жить в духовной и физической гармонии с землей, передаваемой из поколения в поколение. Есть несколько переплетенных нитей, которые являются общими для взглядов коренных народов: природа имеет такой же моральный статус, как и люди, что природа имеет права, что виды находятся в родственных отношениях с людьми и что вся жизнь священна (т.грамм. Шива 1993; Уивер 1996; Макгрегор 2009; Фигероа 2011; Гроссман и Паркер, 2012 г.; Мальдонадо и др., 2013 г.; Копнина и Шорман-Уимет, 2011; Копнина 2013a2013b2013c2012e2014).

Престон Хардисон (2014) отметил, что многие коренные народы активно борются с вымиранием как в силу морального императива по защите и выполнению своих обязательств перед своими нечеловеческими братьями и сестрами, так и потому, что это нанесет ущерб их собственной идентичности и человеческой целостности, связанной с эти отношения. В то время как образ хозяина/раба может характеризовать отношение индустриального общества к окружающей среде, коренные народы характеризуют отношения между людьми и не-людьми в нарративе, который связывает взаимные обязательства, в которых другие виды добровольно жертвуют собой ради людей, если с ними обращаются хорошо и с уважением. должное уважение.Их роль состоит в том, чтобы обеспечивать людей, но обычно считается, что это зависит от обращения с ними.

Чаудхури (2012) утверждал, что таким образом повествование о человеческой деструктивности уравновешивается повествованием, в котором люди могут играть исцеляющую роль. Это может быть ключом к восстановлению баланса справедливости, обеспечиваемого точками зрения коренных народов или меньшинств, к установлению справедливости между всеми, людьми и нечеловеческими жителями планеты.

Изучая несколько уровней значения, которые информируют туземную астрономию и космологию, Кажете (1994–2000), индейский антрополог, занимающийся изучением коренных народов, отметил, что во многих традиционных обществах передача знаний об окружающей среде осуществляется из поколения в поколение.Каэте отмечает, что, в отличие от западного научного метода, туземное мышление воспринимает элементы природы как реляционные.

Вопросы и конфликты

Однако существует и критика этого взгляда на традиционные общины, живущие в гармонии с природой. Подобно представлению коренных общин в фильме «Аватар», незападное население часто изображается как «благородные дикари». Этот идеал уступил место осознанию того, что у местных жителей есть человеческие пороки, как и у нас (Wagley 1976), и признанию того, что «коренные народы» «редко изолированы от глобальных рыночных сил» (Pountney 2012: 215).Мы должны спросить: не оказывают ли эти коренные, незападные, небелые взгляды все большее влияние глобального неолиберального видения мира? Не погружаются ли они в господствующие точки зрения? Достаточно ли сильны эти незападные взгляды и образ жизни? Принимая во внимание мировую гегемонию власти и ежедневный рост населения, в случае конфликта между интересами человека и окружающей среды, не будут ли этические соображения автоматически перевешивать людей? Как традиционные ценности накладываются на глобальные модели потребления, конкуренцию за ресурсы, растущую культурную однородность, коммерциализацию торговли и, прежде всего, распространение неолиберального капитализма?

Также очевиден потенциальный конфликт между человеческими и нечеловеческими интересами в незападных странах.Иногда местные сообщества и нечеловеческие интересы совпадают, и местные сообщества защищают «свои» леса и земли от хищнических действий лесозаготовительных или горнодобывающих компаний; в других случаях они охотно «продают» те же самые «природные ресурсы» для получения прибыли.

Давайте рассмотрим дело камбоджийского активиста по борьбе с вырубкой лесов Чута Вутти, директора Группы защиты природных ресурсов (NRPG), который был застрелен полицией, когда сообщал журналисту о незаконных лесозаготовках и конфискации земли.Вутти потратил годы на то, чтобы разоблачить, как коррумпированная политическая и бизнес-элита Камбоджи накопила огромные состояния, продавая землю и леса страны для личной выгоды (The Global Witness 2013).

В Камбодже обычным явлением является захват земель для развития сельского хозяйства и лесозаготовок частными фирмами, например экономические концессии на землю (ELC), принадлежащие агропромышленным компаниям частными фирмами (Vrieze and Naren 2012). Conservation International хранит молчание по этому поводу, отказываясь даже признать существование лесозаготовок.

В данном случае примечательным является самоуспокоенность ряда организаций, в том числе местных властей, а также крупных природоохранных организаций, в деле, связанном с незаконными коммерческими рубками, против любых форм протеста. Милн (2012) отметил, что трагический инцидент выявил не только вину государственных чиновников, злоупотребляющих своими полномочиями для получения прибыли от лесозаготовок, но и лицемерие таких НПО, как Conservation International, с целью сохранения фасада эффективности, наряду с их правительством и донорские отношения.

Другой случай с трагическими последствиями произошел в январе 2013 года, когда более тысячи дельфинов были убиты местными жителями на Соломоновых островах в ходе спора с природоохранной организацией «Институт острова Земля». Счета спора различаются. В 2012 году Соломоновы острова запретили вывоз живых дельфинов. До этого страна была поставщиком живых дельфинов, продаваемых аквариумам в Китае и Дубае, в результате чего природоохранные группы выплачивали компенсацию за сохранение дельфинов (Bennett 2013).Островитяне говорят, что природоохранная группа из Беркли не заплатила им, как договаривались, за прекращение традиционной охоты. Институт острова Земли утверждает, что резня была делом рук «группы ренегатов», пытавшейся саботировать природоохранные работы, и что лидеры сообщества присвоили уплаченные за них деньги (Goldenberg 2013).

Ясно, однако, что недопонимание между жителями деревни и островом Земля привело к одному из худших случаев резни дельфинов на Соломоновых островах за некоторое время и нанесло огромный ущерб усилиям по сохранению в мире «горячей воды». место» для торговли дельфинами.Некоторые критики обвиняют защитников природы в том, что они недостаточно платят местным общинам и вызывают бойню.

Обобщение от дел к этике

Ученые, защищающие экономические права местных сообществ от усилий защитников природы (например, Peluso 1993; Wenzel 2009; McElroy 2013), часто не обращают внимания на эффективность сохранения и ценность нечеловеческих жизней. Например, такие антропологи, как Эйнарссон (1993) и Калланд (2009), выразили поддержку «традиционных методов» китобоев, игнорируя тот факт, что большинство китобоев больше не занимаются традиционными методами, а занимаются «коммерческим промыслом».В том же духе, обращаясь к двум вышеприведенным случаям, один из моих коллег-антропологов назвал смерть Чатта Вутти трагедией, а бойню дельфинов — несчастным случаем.

Некоторые ученые утверждают, что есть много способов, которыми нечеловеческие виды получили более высокий уровень морального статуса в постиндустриальных неолиберальных обществах, чем это было раньше. Рост этического вегетарианства на Западе, государственная политика, защищающая права животных, и исследования, демонстрирующие большее сходство между людьми и нечеловеческими животными в когнитивных и аффективных процессах, — все это предполагает уменьшение объективации животных среди критических сегментов общества (Клейтон и Брук). 2005).Западные, развитые страны проявляют повышенное внимание к важности зеленых насаждений, благополучию растений и животных. В своей этнографии дорожно-транспортных происшествий на американских дорогах Джейн Десмонд (2013) отмечает, что некоторые люди сильно относятся к субъективности «сопутствующего ущерба» дорожно-транспортных происшествий.

В то время как есть много свидетельств озабоченности граждан отдельными животными или растениями, нет последовательного обсуждения масштаба инструментального использования других видов и пропорционально незначительного политического представительства защитников прав нелюдей.Масштабы использования человеком животных или растений экспоненциально увеличивались с ростом населения и увеличением потребления (Crist 2013). В то время как судьба одного спасенного дельфина может привлечь внимание общественности через средства массовой информации, нет постоянного обсуждения миллионов видов, «вылавливаемых» для употребления в пищу или используемых для медицинских экспериментов. Несмотря на чувство вины у некоторых людей, культурные приоритеты транспортной и энергетической политики ставят «мобильность» и «современность» выше защиты животных (Desmond 2013).

Социологи-экологи Данлэп и Кэттон (1983) утверждали, что существует фундаментальная проблема с восприятием социальной наукой места человека в мире природы. Авторы описали человеческую парадигму эксемпционализма (HEP), утверждая, что независимо от конкретной теоретической ориентации социологов (марксистская, функционалистская, символическая интеракционистская и т. д.) господствующая социология оставалась антропоцентрической. В HEP наши действия по отношению к животным оцениваются на основе того, как они влияют только на людей, а не на то, как они влияют на другие виды (Nibert 2002).Взгляд на животных как на объекты, значимые в культурном, социальном или экономическом отношении, рассматривает нечеловеческих животных как помощников технического прогресса (например, медицинские эксперименты или генетические манипуляции с растениями), как атрибут культурной практики (например, охоты или китобойного промысла) или как объекты экономической деятельности. интерес (например, торговля животными), или символический ритуал (например, жертвоприношение животных), или побочный ущерб (например, убийство на дороге или вырубка леса). Учитывая тот факт, что защита биоразнообразия не всегда связана с экономическими интересами, и поскольку люди могут материально поддерживаться монокультурами (Crist 2003: 65), антропоцентрический взгляд на не-людей приводит к отказу от видов, которые не считаются полезными для человечества. .

В основе ряда этических проблем в отношении «природы» или других видов лежат вопросы, связанные с альтруизмом.

Вопрос об альтруизме

Обыденные изображения EJ, с которыми мы все знакомы, часто изображают бедных африканских фермеров или голодающих индийских детей. В то время как любой тип межчеловеческой дискриминации (с точки зрения подверженности экологическим рискам и выгодам) признается в центре дебатов EJ, дискриминация в отношении отдельных лиц внутри других видов или всего вида не признается.Многие исследователи EJ односторонне сосредотачиваются на человеческих последствиях несправедливости в отношении окружающей среды, игнорируя вопросы справедливости, возникающие из наших отношений с нечеловеческими видами. Этические соображения часто автоматически отдают предпочтение обездоленным людям, а не неблагополучным нечеловеческим видам. Этот ориентированный на человека взгляд коренится не только в социальном альтруизме, но и в «человеческом превосходстве, которое закрепляет образ жизни без ограничений, включая отсутствие ограничений на размножение, потребление и экономический рост» (Crist 2013: 47). .

Психологи-экологи отметили, что хотя между гуманистическим и биосферным альтруизмом можно провести логическое различие, не все исследования показывают, что люди проводят это различие (Dietz et al 2005). Люди часто относятся к окружающей среде и экологическому альтруизму как к разновидности обобщенного альтруизма, а не как к двум различным ценностям (Stern et al 1999). Таким образом, предполагается, что те, кто заботится об окружающей среде, также заботятся и о других людях. Тем не менее, большинство исследований показывают, что существует значительная разница между заботами человека и окружающей среды (Dietz et al 2005:358).Исследования показали, что люди с экоцентрической ориентацией с большей вероятностью будут действовать в соответствии со своими ценностями, чтобы защитить окружающую среду, и что подход, ориентированный на биосферный альтруизм, ведет к жертвам, а не к решениям экологических проблем с точки зрения качества жизни (Stern et al 1999; Dietz et al. и др., 2005 г.).

Однако глобальный социальный альтруизм нов. Исторически и межкультурно мы можем найти много примеров (некоторые из западных обществ всего несколько десятилетий назад) того, как по крайней мере или человеческих жизней считались менее важными или достойными жертвы.Практика многих коренных народов, от человеческих жертвоприношений до детоубийства младенцев и контроля над населением, теперь объявлена ​​незаконной. Овеществление всей человеческой жизни является неотъемлемой частью современной политики развития, находящей отголоски в западных философских и религиозных традициях просвещения и индивидуализма, закрепляющих антропоцентризм (Taylor 2010). Таким образом, непреодолимая этическая забота о всех людях, пропагандируемая как наиболее разумная моральная основа постиндустриальных обществ, кажется беспрецедентной в истории человечества.С этим беспрецедентным вниманием к ценности человеческой жизни, включая жизни нерожденных детей, связана повышенная забота о ресурсах , а не о живых существах. Беспрецедентная забота о том, чтобы «накормить» все человечество, находит отражение в декларациях Организации Объединенных Наций, а также в западных СМИ и публичном дискурсе. Является ли это признаком того, что мы продвинулись вперед в своем нравственном развитии? Если да, то не могло ли следующей ступенью нашего нравственного развития стать признание прав нелюдей? Эта широко распространенная забота о здоровье, благополучии, правах человека и т.из семи миллиардов людей, по-видимому, растет обратно пропорционально растущему пренебрежению к миллиардам видов растений и животных, ежедневно нуждающихся в для удовлетворения человеческих потребностей. Многие социологи, похоже, считали «благородными» права человека, права коренных народов, борьбу с бедностью, профилактику болезней и т. д. Решение социальных и экономических «задач, стоящих перед нашим обществом» — очень важная часть этой нормативной неолиберальной точки зрения. С этой точки зрения права животных в лучшем случае маргинальны, это одна из многих точек зрения.

Тем, кто не может участвовать в наших академических дискуссиях, кажется, что некоторые животные намного более равны, чем другие. Члены движения за освобождение животных и радикальные защитники окружающей среды постулируют, что эксплуатация животных ничем не отличается от истребления евреев во время Холокоста или рабства (Guither 1998; Liddick 2006). Как это часто бывает с революциями, которые приводят к смене моральных режимов, иная концепция справедливости часто вводится не угнетенными классами (поскольку они могут быть слишком угнетенными, чтобы быть в состоянии бороться), а членами элит.Как подчеркивал Зингер (1989:148), наша дискриминация животных аналогична социальной дискриминации, требующей такой же ментальной и этической адаптации, как и те, которые связаны с освободительными движениями человека:

Если мы хотим избежать причисления к угнетателям, мы должны быть готовы переосмыслить даже наши самые фундаментальные взгляды. Нам нужно рассматривать их с точки зрения тех, кто в наибольшей степени страдает из-за наших установок и практик, вытекающих из этих установок. Если мы сможем сделать этот непривычный ментальный переключатель, мы можем обнаружить закономерность в наших установках и действиях, которая последовательно действует так, чтобы приносить пользу одной группе — обычно той, к которой мы сами принадлежим, — за счет другой.Таким образом, мы можем прийти к выводу, что есть основания для нового освободительного движения. Моя цель состоит в том, чтобы убедить нас в том, что мы делаем этот ментальный переключатель в отношении нашего отношения и практики по отношению к очень большой группе существ: представителям видов, отличных от нашего собственного, или, как мы обычно, хотя и ошибочно называем их, животным. Другими словами, я призываю распространить на другие виды базовый принцип равенства, который большинство из нас признает и который следует распространить на всех представителей нашего собственного вида.

Такие защитники человечества, как Арно Нэсс (2001) и Питер Сингер (1989), предложили моральную основу для сохранения нечеловеческих видов, другие, такие как Робин Экерсли (1995; 2004) и Брайан Бакстер (2005), связали эти права на дебаты о справедливости.

Бакстер (In A Theory of Ecological Justice 2005) связывает экологию со стандартными либеральными теориями справедливости, такими как теории Ролза и Барри, и защищает утверждение о том, что все организмы имеют право на справедливость относительно справедливого доля природных ресурсов планеты. Цитируя ответ сэра Аттенборо на вопрос о том, имело ли значение вымирание одного небольшого вида улиток из-за деятельности человека, тем более что никакого другого экологического ущерба не было нанесено: беднее, чем тот, который мы унаследовали?» (BBC 2000; цитируется по Baxter 2005:9), Бакстер сомневается в моральной обоснованности этой широко распространенной аргументации.Бакстер утверждает, что в настоящее время заботы о будущих поколениях людей склонны недооценивать любые аргументы об ущербе, причиненном улиткам или любым другим видам: этот вид вообще не упоминается… По-видимому, учитываются только возможные потери для настоящих и будущих людей, будь то эстетические, культурные, научные, медицинские, экономические, рекреационные и т. д. (Baxter 2005:1).

Бакстер утверждает, что отправной точкой аргументов справедливости в пользу природы должна быть сама природа. Он выдвигает аргумент в пользу признания того, что с моральной точки зрения учитываются все организмы, а не только те, которые нравятся людям или находят их полезными.

Экологические дебаты

Биосферный альтруизм имеет другую онтологию, чем онтология истории ЭП как движения, которое возникло частично как ответ (или против) сосредоточения основных экологических организаций на проблемах сохранения дикой природы и дикой природы, когда противники природоохранных проектов заявляют, что коренным общинам отказывают в справедливой защите от серьезных экологических рисков.Аргумент о том, что EJ или экологическая этика в более широком смысле должны учитывать ценность нечеловеческих организмов и систем, стал предметом дебатов по экологической этике с 1970-х годов. Экологическая этика включала в себя идеи о том, что ценность не зависит от разума и существует на нескольких различных уровнях, в том числе на уровне «высших» животных, организмов, видов и экосистем (Джеймисон, 1997).

Этот подход с 1980-х годов подвергался убедительной критике со стороны ряда специалистов по этике окружающей среды, ставящих под сомнение утверждение о том, что современная человеческая популяция является механизмом, стоящим за деградацией окружающей среды и пренебрежением к нечеловеческим организмам, или что существует некоторая причинно-следственная связь между эти (Нортон 1984).Недавняя волна специалистов по экологической этике подвергла критике предполагаемое разделение между морально ограниченным или полностью интегрированным эгалитаризмом и наметила множество других вариантов (Light 2010). Эти варианты включали более четкое понимание справедливости с точки зрения обязательств перед другими моральными агентами, требование согласия, критику защитников нечеловеческих видов как создателей аргумента соломенного человека, сведение ориентированного на человека взгляда к слабой пародии на то, что может повлечь за собой гортанный крик о человеческой справедливости.

Ученый-экомарксист Шнайберг (1980) выступает против того, что он называет мальтузианским детерминизмом, на том основании, что в более крупных капиталистических экономиках человеческая деградация привела к организационно вызванной деградации капиталистической политической экономики и что в этом нет вины глобального роста населения. Шнайберг привел пример организованной деградации тропических лесов, когда влиятельные элиты вытесняют людей с земли до того, как она будет деградирована организационными средствами. Шнайберг утверждал, что ущерб окружающей среде, вызванный капиталистической экспансией, поддерживаемой государством и рабочей силой, может привести к сокращению как государственного финансирования, так и средств к существованию рабочих, что потребует экологически доброжелательных действий государства, означающих поворот к экологической модернизации (Mol and Sonnenfeld 2000).

Технологическое развитие было предложено как ключ к достижению устойчивости. Таким образом, считалось, что просвещенный личный интерес, экономика и экология могут выгодно сочетаться и что большее богатство приведет к развитию постматериалистических ценностей (Inglehart 1971). Теория постматериалистических ценностей предполагает, что более богатые общества могут «позволить себе» заботиться об окружающей среде, а развивающиеся страны — нет.

Однако эмпирические данные об ускорении изменения климата, разрушении среды обитания и вымирании видов свидетельствуют о том, что объединенные силы роста населения и потребления, как правило, перевешивают любые положительные результаты, обещанные научно-техническим прогрессом (Cafaro and Crist 2012).Как показывают публикации Международного исследовательского центра развития , пути развития промышленно развитого Севера нежизнеспособны, несмотря на технологические и социальные изменения. Богатый Север не в состоянии решить серьезные экологические проблемы, а также интенсивную эксплуатацию животных для увеличения потребления человеком, как в случае интенсивного земледелия CAFO. Технологический прогресс никак не влияет на импульсы капиталистического экономического способа производства, которые неизбежно ведут к ухудшению состояния окружающей среды (Foster, 2002) и ухудшению благосостояния животных, особенно если оставить все как есть (York and Rosa, 2003).

В этой статье не будут обсуждаться различия в экологической этике, освобождении животных, биосферном эгалитаризме и связанных с ними перспективах a . Несмотря на обилие дебатов по этике окружающей среды, большинство авторов, сторонников биоцентризма, экоцентризма или прав животных, соглашаются с тем, что безотлагательность проблемы — быстрое разрушение мест обитания, вымирание видов, промышленное земледелие — точкой схождения является распространение моральных соображений на животных или среды обитания.Золотая жаба (ныне вымершая) и суматранский тигр (находящийся под угрозой исчезновения) не получают выгоды от так называемой множественности перспектив, которая отдает предпочтение только одному виду. С практической точки зрения Калликотт (1988) выступал за общее дело против общего врага — деструктивных сил, разоряющих нечеловеческий мир, — а не «продолжать ссориться между собой». Джеймисон (1997) также утверждал, что сторонники освобождения животных и специалисты по этике окружающей среды имеют много общих взглядов, признавая серьезные угрозы как для отдельных животных, так и для окружающей среды; потому что сторонники освобождения животных могут ценить природу как дом для разумных существ; и потому, что сторонники освобождения животных могут воспринимать экологические ценности так же сильно, как и сторонники экологической этики.

На пленарном заседании 17-го Всемирного конгресса Международного союза антропологических и этнологических наук в Манчестере в августе 2013 года обсуждалось предложение «Справедливость для людей должна превалировать над справедливостью для окружающей среды» (http://www. iuaes2013.org/Plenaries.html). Подводя итог, можно сказать, что основной аргумент в пользу движения был сосредоточен вокруг идеи о том, что защитники природы в основном представляют собой западную элиту и что их действия нарушают культурные обычаи и экономическое развитие местных сообществ.Поддерживая это движение, Амита Бавискар и Дон Нонини утверждали, что антропологи обязаны защищать права человека и права коренных народов против западных защитников окружающей среды.

Оппоненты Хелен Копнина и Вероника Стрэнг утверждали, что защита окружающей среды — это не западное, а универсальное явление, и что любовь к природе разделяется многими традиционными обществами. Они согласились со сторонниками предложения в том, что ответственность за экологические проблемы в значительной степени лежит на корпоративных и политических элитах, которые увековечивают неолиберальную индустриальную экономику и коммодификацию природы.Они указали, что «культурные практики» большинства обществ теперь уступили место глобализированному потребительству. Если экологическая справедливость будет признана, от этого выиграют и природа, и люди, поскольку люди и окружающая среда тесно взаимосвязаны.

Veronica Strang (2013) отражено:

В мире, где самые могущественные группы живут в совершенно неустойчивом изобилии, очень трудно предположить, что кому-то следует помешать пользоваться немедленными материальными благами, которые позволяют эти практики… Однако есть остается сложным вопрос о том, имеет ли кто-либо, благополучный или обездоленный, право расставлять приоритеты в своих собственных интересах в той мере, в какой интересы не-человека считаются расходным материалом.Рассуждения о справедливости для людей часто подразумевают, что наиболее обездоленные группы должны иметь особые права на устранение долгосрочных диспропорций… Однако, если результатом является лишь краткосрочная выгода за счет долгосрочных затрат нечеловеческого, это сам по себе не является устойчивым процессом для поддержания социальной или экологической справедливости.

После прений и выступлений участникам пленарного заседания было предложено проголосовать за или против предложения. Значительное большинство из 90 проголосовало против предложения.Таким образом, большинство участников были убеждены в том, что экологическую справедливость необходимо рассматривать как часть ЭЮ. Было признано, что обучение с незападной точки зрения, признание заботы, ответственности и взаимосвязи может привести к лучшему управлению и опеке над миром в долгосрочной перспективе (например, Hardison 2014).

Значение для дебатов о справедливости

В статье 1972 года под названием «Должны ли деревья стоять?» Кристофер Д. Стоун предположил, что если корпорациям передаются права, то и природным объектам, таким как деревья, должны даваться права.Книга стала объединяющим фактором для зарождавшегося в то время экологического движения, положив начало всемирной дискуссии об основной природе законных прав, которая дошла до Верховного суда США. Стоун (2010) исследовал влияние его идей на американские суды, академию и общество в целом. В основе книги убедительный аргумент, почему деревья и окружающая среда в целом должны быть наделены законными правами, чтобы безгласные элементы в природе были защищены от угроз роста населения и увеличения потребления.

Возможно, самая большая проблема для всех теоретиков экологической справедливости заключается в том, что они не прорабатывают тонкие моменты дискуссии, по которым они в основном согласны (как большинство утверждало бы в отношении той или иной формы прав животных или биосферы и признания некоторой степени внутренней ценности все существа, человеческие и нечеловеческие), а скорее разработать общую стратегию, позволяющую тем, кто «у власти» (международные институты, политики, потребители и т. д.), признать важность этих основных общих ценностей.

Хотя существуют определенные разногласия относительно того, следует ли ценить только особей внутри вида, целые виды или целые среды обитания и в какой степени, решающим моментом является то, что как для глубинных экологов, так и для защитников прав животных экологическая справедливость должна выйти за пределы антропоцентризма, который заставляет другие виды подчиняться правам и привилегиям человека. Проблема здесь заключается в текущем дисбалансе между ценностью человеческой жизни по отношению к другим жизням (например, опасения по поводу возможности «спасать жизни» с помощью испытаний на животных или опасения по поводу «накормить планету», имея в виду только людей).В то время как права человека широко признаются в неолиберальной риторике, такого признания не делается в отношении прав животных в отношении миллионов голов крупного рогатого скота или цыплят, забиваемых каждый день, чтобы прокормить растущее население, или миллиардов мышей, используемых для научных экспериментов, или тысяч акров земли. лес, расчищенный для постоянно расширяющегося сельскохозяйственного развития.

Примирение

Сострадание, проистекающее из эмоционального отождествления с природой, побуждает человека защищать любимые объекты, которые подвергаются насилию, характерно для всех культур (Munro 2001).И здесь, можно утверждать, кроется возможность для примирения. Возвращаясь к камбоджийскому случаю, маловероятно, что основные природоохранные организации когда-либо выполнят ту роль, которую Чут Вутти как его жизненная сила и подход как лидера и эковоина были действительно уникальными, и это должно уважаться и поддерживаться камбоджийским народом. (Милн, 2012).

В сообщении в блоге Vegans of Color (http://vegansofcolor.wordpress.com/tag/animal-rights/) звучит общий призыв:

При переходе от автомобильной культуры к возобновляемым источникам энергии и к компостированию и рециркуляция воды являются частью зеленого движения, которое может дать нам больше времени в мире, каким мы его знаем, чем веганство — веганство, осознающее человеческие и земные элементы освобождения своей актуализации — также должно быть частью того же движения.И это должно касаться как можно большего числа людей.

Поскольку мы преследуем те вещи, которые в материальном и ином отношении приносят нам наибольшую пользу, как и все другие существа, то веганство, взывающее к нашему долголетию и выравниванию баланса сил в человеческом обществе, теоретически должно найти массовое признание. Веганство в явном сочетании с правами человека или веганство плюс человеческое освобождение можно понимать как освободительное веганство. Освободительное веганство… имеет свои очевидные этические элементы, экологические аргументы и основы социальной справедливости, но как освободительное движение оно может и должно включать в себя весь социальный капитал успешных тенденций: пропаганду, рецепты, присущие нашим культурам, которые веганизируют вкусы и умы от широких масс, а также революционные собрания, митинги и обеды, которые находят способы смешивать всевозможные вопросы прав человека и освобождения с тем, как мы едим.Более широкое применение этой «пищи для размышлений» — идея справедливости — и несправедливости по отношению к более слабой стороне, будь то местное обедневшее население или поваленные деревья.

Помимо антропологии, общая проблема в литературе по EJ заключается в том, что цветные люди, люди из развивающихся стран и ученые коренных народов часто не упоминаются в литературе по EJ. Тем не менее, возможно, мы могли бы научиться у незападных сообществ распознавать недальновидность, а также моральную неполноценность отдавать приоритет социальной или экономической справедливости за счет не-людей.Эти незападные взгляды учат нас тому, что мы не можем иметь справедливости для людей до справедливости для окружающей среды, потому что их разделение не приведет ни к чему. Нам нужно рассматривать справедливость более широко, как нечто, зависящее от одновременного поддержания общего блага человека и не-человека (Strang 2013).

Позитивное действие

Без признания и артикуляции того, как некоторые конфликты — особенно между людьми и не-людьми — могут стать вопросом выживания, любая совещательная, плюралистическая политика может столкнуться с серьезными ограничениями (Cannavo 2008).Принимая во внимание тот факт, что для представления не-людей (которые никогда не будут говорить сами за себя) необходимы непрерывная защита и представительство, нам нужно вывести дебаты о справедливости за пределы академических составов. Для этого может потребоваться гораздо больше «позитивных действий». Как заметил известный антрополог Юджин Андерсон (2014): «Сегодня, когда мировая экосистема рушится вокруг нас, нам придется отстаивать свою позицию». Если бы жизнь животных была поставлена ​​на экзистенциальный уровень с жизнью человека — или животные были бы признаны субъектами их жизни — тогда их эксплуатация и эксплуатация их родины была бы морально невыполнимой (Crist 2013).

Только после того, как широкая общественность убедится в том, что нормативно-философские основания, на которых основываются разрушение среды обитания, вымирание видов, плохое обращение с животными и многие другие практики, являются морально ошибочными, мы можем ожидать каких-либо позитивных изменений. Это изменение будет глубоким, поскольку оно затронет всех нечеловеческих видов: тех, от которых мы напрямую зависим (например, потребление), использования для общения, отдыха и развлечений (например, домашних животных, животных зоопарка, комнатных растений, парков и т. д.).) потенциально зависят (например, биоразнообразие, например, некоторые лекарственные растения для фармацевтической промышленности) и те, от которых мы не зависим («остаточное» биоразнообразие). Такое изменение будет означать, что множество вопросов, от защиты биоразнообразия до прав животных, необходимо будет интегрировать в национальное законодательство, подобно тому, как другие формы прав человека и меры по недискриминации в настоящее время интегрированы в национальные правовые системы.

Это подразумевает необходимость развития пострасового, постгендерного, постклассового, недифференцированного человечества, чтобы мы могли развить ответственность за другие виды.Это также означает, что структура EJ может обеспечить решение экологических конфликтов (Müller 2012). Если социальному альтруизму можно научиться, это имеет серьезные последствия для роли образования в воспитании биосферного эгалитаризма (Копнина, 2012а, б). Возвращаясь к Baxter (2005) и Schlosberg (2007), при проработке конфликтов из-за справедливости необходимо дополнительно рассмотреть различные модели политического обсуждения между множеством сторон, включая нелюдей. Опираясь на размышления обоих авторов о совещательной демократии и плюрализме, практические перспективы его подхода к правосудию нуждаются в дальнейшем изучении.

Характеристики человеческого общества — Видео и стенограмма урока

Однородность и неоднородность

Однородность , то есть сходство групп, может быть легко применено к обществу. Подобно старому клише «одного рыбака слетаются в стаю», люди, обладающие схожими физическими качествами, убеждениями, установками и точками зрения, поступают так же.

Наоборот, человеческое общество также нуждается в неоднородности , как и в людях, мыслящих по-разному, разнообразных по своим силам, умениям и способностям.Как иначе добиться инноваций и дальновидности? Если мы действительно однородны во всем, что делаем, маловероятно, что общество сможет расти и адаптироваться, а чтобы общество было успешным, оно должно быть способно меняться и прогрессировать по мере необходимости.

Взаимность и взаимозависимость

Другой характеристикой человеческого общества является взаимность , которая представляет собой взаимный обмен или обмен, который может проявляться во многих формах. Взаимность может носить экономический характер: «Я дам тебе свое шерстяное одеяло в обмен на твой железный котел», или носить более социальный характер, например: «Я соглашусь помочь тебе с твоим заданием по математике, если ты поможешь мне с моим». Урок английской грамматики.

Взаимность можно также наблюдать в том, как мы разделяем труд между людьми с разным набором навыков, которые в обмен на свою работу получают какое-то вознаграждение. Взаимность в современных человеческих обществах также может включать для многих рыночный обмен, когда люди объединяются для обмена денег на товары на основе спроса и предложения с теми, кто имеет товары и стремится получить какую-то прибыль.

В человеческом обществе люди взаимозависимы и должны сотрудничать на благо всех.Это включает в себя принятие решений о том, что лучше для тех, кто живет в обществе, а также законы и правила, регулирующие взаимодействие между членами общества. Взаимозависимость может включать институты, которые поддерживают важные социальные функции, такие как распределение ресурсов, отправление правосудия, обеспечение правопорядка и поддержание инфраструктуры.

Множественные сложные отношения

Отношения между семейным уровнем (родство) и уровнем сообщества (отсутствие родства) характеризуют общество и его способность функционировать.Почти каждый день люди должны ориентироваться в жизни дома и вне дома и взаимодействовать с различными сегментами общества.

Например, вы можете начать утро с завтрака со своими детьми. Позже вы общаетесь с коллегами по проекту, обедаете с друзьями и разговариваете с сотрудником правоохранительных органов, который выписал вам штраф за превышение скорости после работы. По дороге домой вы можете остановиться, чтобы купить продукты на местном рынке, где продаются только продукты, выращенные сезонно и в этом районе.Придя домой и вернувшись с семьей, вы готовите ужин, а затем смотрите телевизор или играете в игры, выполняете работу по дому, читаете сказки на ночь и так далее.

Дополнительные точки зрения

Многие человеческие общества можно охарактеризовать социальной иерархией , в которой одни люди обладают большим авторитетом, богатством и престижем, чем другие. Это позволяет некоторым людям иметь больше власти в распределении ресурсов и, как упоминалось ранее, в разделении труда. Социальные иерархии можно найти в самых маленьких деревнях, крупнейших городах и нациях.Общая форма общения — письменная, устная и символическая — также жизненно важна для обеспечения того, чтобы все соблюдали и понимали одни и те же правила и нормы.

Резюме урока

Хорошо, давайте на минутку подведем итоги. Не все общества одинаковы, когда дело доходит до деталей, но многие общества, независимо от их убеждений, имеют определенные общие характеристики. Обществам, чтобы преуспеть, необходим некоторый уровень однородности в том смысле, что население похоже по своим системам верований, внешнему виду и взглядам.Однако в них должны быть в той или иной степени неоднородности , люди, мыслящие иначе, обладающие разнообразными навыками и способностями.

Для общества важно иметь взаимность между его гражданами, своего рода взаимный обмен, обмен товарами и услугами. Еще одна ключевая черта — способность людей сотрудничать друг с другом и создавать законы, правила и общественные институты, которые приносят пользу всем.

В наши дни общества имеют тенденцию быть сложными и включать в себя родственные группы и людей, не являющихся родственниками, которые ежедневно взаимодействуют друг с другом.Важно, чтобы все, кто взаимодействует друг с другом, могли участвовать в общении, используя систему, понятную каждому. Коммуникация важна для того, чтобы все члены общества могли понять правила и нормы. Общества также, как правило, имеют своего рода социальную иерархию , в которой некоторые люди имеют больше власти, престижа и богатства. Разделение труда также является ключевой характеристикой человеческого общества.

Природа и происхождение угнетения

По
Мортон Дойч

Первоначально опубликовано в марте 2005 г. Текущие последствия добавлены Хайди Берджесс в июле 2020 г.
 

 

Текущие последствия

В этом эссе, написанном одним из первых и наиболее выдающихся ученых в области разрешения конфликтов, объясняется историческое происхождение угнетения.

Интересно, хотя и не удивительно, насколько угнетение, характеризовавшее человеческое общество на протяжении веков , до сих пор поражает современный мир. Ясно, что это чрезвычайно сложная проблема, которую нам еще предстоит решить. Более…

Что такое угнетение?

Угнетение — это повторяющаяся, широко распространенная систематическая несправедливость. Он не должен быть экстремальным и включать в себя правовую систему (как в случае рабства, апартеида или отсутствия права голоса) или насилие (как в тиранических обществах). Харви использовал термин «цивилизованное угнетение» для характеристики повседневных процессов угнетения в нормальной жизни.[1] Цивилизованное угнетение «укоренено в неоспоримых нормах, привычках и символах, в предположениях, лежащих в основе институтов и правил, и в коллективных последствиях следования этим правилам.Это относится к обширной и глубокой несправедливости, от которой страдают некоторые группы в результате часто неосознанных предположений и реакций действующих из лучших побуждений людей в обычных взаимодействиях, которые поддерживаются СМИ и культурными стереотипами, а также структурными особенностями бюрократических иерархий и рыночных механизмов. .»[2]

Мы не можем устранить это структурное угнетение, избавившись от правителей или приняв какие-то новые законы, потому что угнетение систематически воспроизводится в основных экономических, политических и культурных учреждениях.Хотя определенные привилегированные группы получают выгоду от угнетения других групп и, таким образом, заинтересованы в сохранении статус-кво, они обычно не считают себя агентами угнетения.

Каковы истоки угнетения?

До развития земледелия охотничье-собирательско-рыболовные общества были в основном эгалитарными и кооперативными. Поскольку эти очень ранние кочевые общества обычно не накапливали и не сохраняли пищу, все физически способные члены таких обществ должны были участвовать в обеспечении предметов первой необходимости.Какие бы разделения ни происходили внутри этих групп, они в основном основывались на поле, возрасте, индивидуальных физических и социальных способностях. Распределение продуктов питания, продуктов труда и услуг, как правило, было эгалитарным, за исключением случаев крайнего дефицита, когда для выживания группы требовалось отдавать приоритет тем, кто мог внести наибольший вклад в ее выживание. Пожилые и немощные часто имели бы низкий приоритет.

Уровень конфликтов и угнетения в таких обществах оказался низким. Конфликты с другими подобными обществами в основном происходили в результате вторжения одной группы на территорию другой группы.Такой конфликт возник из-за необходимости расширить свою территорию в результате роста населения или потому, что территория больше не производила пищу и другие ресурсы, необходимые для выживания группы.

Простые технологии охотничье-собирательско-рыболовных обществ не позволяли им накапливать излишки пищи. Поскольку в таких группах наблюдался рост населения, баланс между ними и окружающей их средой нарушался. Чтобы преодолеть угрозу своему выживанию, около 12 000 лет назад некоторые из этих обществ развили сельское хозяйство и животноводство.

Это развитие привело к двум революционным последствиям, которые способствовали социальному неравенству и угнетению: дифференциация внутри обществ и война между обществами.[3] Накопление излишков продовольствия привело к возникновению новых профессий — торговцев, торговцев, администраторов, ремесленников, воинов, правителей; не все члены общества должны были заниматься производством продуктов питания. Можно предположить, что социальная иерархия развивалась по мере того, как одни производители продуктов питания были более успешными, чем другие, благодаря навыкам или удаче.Чтобы добывать пищу, неудачливые крестьяне становились зависимыми от преуспевающих и должны были предлагать свою землю и услуги — часто в качестве рабочего, священника или солдата — более удачливым. Для успешных результатом было увеличение богатства, увеличение благочестия, поддержка со стороны священников и усиление поддержки со стороны солдат, что в результате привело к способности присваивать землю и контролировать услуги тех, кто был слабее. Соревнования между сильными увеличили бы возможности победителей эксплуатировать тех, кто был слабее, как и союзы между более сильными.

Другим способом увеличения могущества была успешная война против более слабых обществ. Успех привел бы к экспроприации большей части богатства более слабого общества, а также к порабощению части его населения.

Таким образом, можно предположить, что потребность относительно эгалитарных обществ охотников-собирателей-рыболовов в стабильных источниках пищи привела к развитию земледелия и животноводства. Небольшое неравенство в удаче или навыках среди крестьян в сельскохозяйственном обществе или между обществами могло привести к социальному неравенству и разнице во власти, что, в свою очередь, могло привести к увеличению власти, социальному неравенству и угнетению слабых сильными.

Примечание: изначально это была одна длинная статья о притеснении, которую мы разбили, чтобы опубликовать на За пределами неподатливости . Следующая статья в серии: Формы угнетения.

Текущие последствия

В этом эссе, написанном одним из первых и наиболее выдающихся ученых в области разрешения конфликтов, объясняется историческое происхождение угнетения.

Интересно, хотя и не удивительно, насколько угнетение, характеризовавшее человеческое общество на протяжении веков , до сих пор поражает современный мир.Ясно, что это чрезвычайно сложная проблема, которую нам еще предстоит решить.

Летом 2020 года, после распространения видеозаписи очередного убийства безоружного чернокожего мужчиной полицией, притеснение снова оказалось в центре внимания общественности. Протесты и последовавший за ними нарратив подчеркнули, что это не было разовым событием. Скорее, это случается часто и является частью гораздо большей истории. Черных систематически угнетали с тех пор, как закончилось рабство. (Конечно, во время рабства они подвергались еще большему угнетению, но я считаю, что угнетение не прекратилось, когда рабы были освобождены, и не прекращалось с тех пор, несмотря на предпринятые юридическими усилиями добиться этого (такие как Закон о гражданских правах 1964 г.). ).(См. недавно добавленную и очень полезную историю BI о том, что пошло не так в «Эру реконструкции», чтобы закрепить это угнетение.)

Действительно, как говорит Дойч, «бессознательные предположения и реакции действующих из лучших побуждений людей в обычных ситуациях, которые поддерживаются средствами массовой информации и культурными стереотипами, а также структурными особенностями бюрократических иерархий и рыночных механизмов», привели к тому, что негры широко распространенная неспособность присоединиться к среднему классу. Например, в феврале 2020 года Brookings сообщила, что в 2016 году (последний год, за который у них были данные) собственный капитал типичной белой семьи составлял 171 000 долларов США, а типичный чернокожий – 17 150 долларов США.[4] Согласно Википедии, чернокожие получают более низкие оценки в школе, чем белые, больше бросают учебу и меньше поступают в колледжи или оканчивают их, [5] а это означает, что доступная им работа не так хороша, как работа, доступная для средний белый юноша или молодой взрослый. Кроме того, несопоставимое обращение в системе правосудия (от работы полиции до вынесения приговора и обращения в тюрьме) отдает предпочтение белым, а не черным, что приводит к крайне непропорционально большому числу чернокожих заключенных, что наносит непоправимый ущерб их собственным жизненным шансам, а также шансам их семьи.И хотя летом 2020 года основное внимание уделяется чернокожим, то же самое верно и для многих других цветных людей, религиозных меньшинств и других групп меньшинств.

Вернуться к началу эссе


[1] Харви, Дж. (1999). Цивилизованное угнетение. Ланхэм, Мэриленд: Rowman and Littlefield Publishers, Inc.

[2] Янг, М.И. (1990). Справедливость и политика различий . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, с. 41.

[3] Гил, Д.Г. (1998). Противостояние несправедливости и угнетению . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

[4] Макинтош, Кристон, Эмили Мосс, Райан Нанн и Ян Шамбо. «Изучение разрыва в богатстве черно-белых». Брукингс впереди. , 27 февраля 2020 г. https://www.brookings.edu/blog/up-front/2020/02/27/examining-the-black-white-wealth-gap/. По состоянию на 2 июля 2020 г.

[5] «Разрыв в расовых достижениях в США» Википедия. https://en.wikipedia.org/wiki/Racial_achievement_gap_in_the_United_States.По состоянию на 2 июля 2020 г.

 


Для цитирования этой статьи используйте следующий код:
Deutsch, Morton. «Природа и происхождение угнетения». За гранью неподатливости . ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум информации о конфликтах, Университет Колорадо, Боулдер. Опубликовано: март 2005 г. .


Как природоохранные мероприятия влияют на благосостояние человека: протокол систематической карты | Environmental Evidence

Всемирная стратегия охраны природы, опубликованная Международным союзом охраны природы (МСОП), Программой Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП) и Всемирным фондом дикой природы (WWF) в 1980 г. [1], была первой ключевой международной политической программой, укреплять связи между охраной природы и развитием человека [2].На протяжении 1980-х и 1990-х годов природоохранные организации продвигали и реализовывали большое количество инициатив, направленных на увеличение выгод от сохранения природы для населения как в местном, так и в более широком масштабе. Они приняли форму комплексных проектов по сохранению и развитию, общинному управлению природными ресурсами, сохранению общин и так далее. В 1980-е годы в природоохранном движении также стало уделяться больше внимания правам человека, особенно правам коренных народов и перемещению населения из охраняемых районов.Еще в 1975 г. Генеральная ассамблея МСОП приняла Рекомендацию о том, что права коренных народов должны учитываться в национальных парках и других охраняемых районах, и это было подтверждено на Всемирном конгрессе парков 1982 г. и на последующих заседаниях МСОП [3].

Это внимание к человеческому аспекту сохранения значительно возросло с начала нового тысячелетия. В целом ряде докладов, таких как «Оценка экосистем на пороге тысячелетия» [4] и «Экономика экосистем и биоразнообразия» [5], предпринимались попытки обобщить знания о связях между природой и благополучием человека, в то время как международные политические инициативы, такие как Конвенция о биологическом Разнообразие [6], Конференция ООН по устойчивому развитию Рио + 20 [7], Цели развития тысячелетия и их преемники [8] подчеркнули, как устойчивое развитие природных экосистем связано с пользой для благополучия человека.Эти связи включают основные экосистемные услуги, такие как очистка воды, рыболовство и опыление, которые лежат в основе здоровья человека, способствуют продовольственной безопасности и поддерживают средства к существованию.

Параллельно с изменениями в политике несколько крупных международных природоохранных организаций, в том числе Birdlife International, Conservation International, The Nature Conservancy и Fauna & Flora International, все чаще и чаще ссылаются на людей в своих заявлениях о миссии и видении и стремятся достичь общественно полезных результатов от их сохранения. усилий [9, 10].Conservation International (CI) специально пересмотрела свою миссию в 2007 году, чтобы поддержать благосостояние людей путем восстановления и защиты экосистем, которые обеспечивают основные товары и услуги. Недавно было разработано руководство по достижению социальных результатов и целей и результатов в области благосостояния людей в природоохранных проектах (например, [11–13]).

Эта эволюция в сторону большего акцента на человеческом измерении природоохранных мероприятий произошла по ряду причин. На протяжении многих лет природоохрана изображалась как беспроигрышное решение для борьбы с бедностью и устойчивого развития, а также как ограничение экономического роста [14].В то время как несколько природоохранных проектов достигли как целей сохранения, так и целей развития [15–17], также были отмечены конфликты и негативные отношения между сохранением и благополучием человека [18], включая потерю прав доступа [19], конфликт между человеком и дикой природой [18]. 20] и, что наиболее спорно, выселения с охраняемых территорий [21]. Таким образом, на природоохранную политику вдвойне повлияла необходимость продемонстрировать вклад в достижение более широких целей развития (например, Политика USAID в области биоразнообразия, 2014 г., [22]), а также искреннее желание защитить и обеспечить долговечность природных экосистем, от которых зависят уязвимые группы населения. [23].

В основе этого растущего внимания к человеческим аспектам сохранения существует несколько преобладающих гипотез о явном влиянии природоохранных вмешательств как на материальные (например, экономическое и материальное благосостояние, физическое и психологическое здоровье), так и на нематериальные (например, социальная сплоченность, культура). , справедливость и надлежащее управление) в областях человеческого благополучия (рис. 1). Эти области человеческого благополучия часто взаимозависимы и взаимно усиливают друг друга. Например, наличие ощутимых преимуществ для благополучия, таких как гарантированная работа и хорошее физическое здоровье, может влиять на благополучие домохозяйства и сообщества, в то время как эффективное управление может привести к безопасности и доступу к средствам к существованию, что, в свою очередь, повышает экономическое благосостояние [24, 25].

Рисунок 1

Концептуальная модель, иллюстрирующая прямую и косвенную взаимосвязь между природоохранными мероприятиями и показателями благосостояния человека.

Хотя для документирования или измерения различных областей человеческого благополучия при природоохранных мероприятиях было разработано множество индексов [9, 23, 26], они не были связаны с подходами или инструментами для критической оценки силы этих взаимосвязей или последствий эти выводы по управленческим решениям.При все большем внимании к человеческому аспекту сохранения необходимы решения о том, какие вмешательства эффективны для достижения социальных и биофизических целей, какие индикаторы являются правильными для измерения прогресса, как и когда ожидаются изменения и какие доказательства доступны для поддержать эти решения. Тем не менее, состояние текущих доказательств или информации из соответствующих и тщательных исследований, документирующих воздействие охраны природы на благополучие человека, неясно.Например, несмотря на то, что как в литературе, так и в новой политике широко признано, что экосистемные услуги являются жизненно важным компонентом обеспечения благосостояния человека окружающей средой (рис. 1), по-прежнему остается много вопросов, связанных с конкретной ролью, которую они играют, и причинно-следственными связями между услугами. и результаты [27]. Как показано, например, для схем прямых платежей (Рисунок 2), природоохранные мероприятия могут повлиять на благосостояние людей за счет прямого предоставления дохода от платежей, которые затем способствуют улучшению средств к существованию, а также через экосистемные услуги.Например, платежи могут способствовать пропаганде сохранения природных экосистем, которые приносят пользу для благосостояния людей, например, за счет поддержания диких источников пищи и средств к существованию, основанных на природе. Негативные, непреднамеренные последствия могут также возникнуть из-за притока новых источников дохода в сообщества, а также из-за проблем справедливости.

Рисунок 2

Подробная концептуальная модель, иллюстрирующая теорию изменений, связывающую прямые платежи за природоохранную деятельность с предполагаемыми результатами для благосостояния людей посредством множества причинно-следственных связей.

Несколько вопросов влияют на способность природоохранного сектора адекватно оценивать вклад в благосостояние людей. Во-первых, взаимодействия и зависимости между природными и социальными системами еще предстоит в достаточной мере интегрировать в существующие системы оценки, которые в основном ориентированы либо на экологические, либо на социально-экономические выгоды. Во-вторых, эмпирические данные, демонстрирующие связь между здоровыми экосистемами и благополучием человека, по-прежнему отсутствуют, а отчетность и оценка результатов сохранения ограничены и непоследовательны.Следовательно, в отсутствие согласованной базы данных о том, что работает, а что нет, природоохранные организации и их партнеры продолжают осуществлять вмешательства, исходя из предположений о возможных последствиях. Эта неопределенность сопряжена со значительным риском, поскольку инвестиции могут не достичь одной или обеих экологических и социальных целей, привести к растрате скудных доступных ресурсов и подорвать доверие к природоохранным усилиям со стороны доноров, лиц, принимающих решения, и других заинтересованных сторон.

Недавние исследования начали характеризовать данные об отношениях между природой и людьми.Эти усилия были связаны с конкретными типами природоохранных вмешательств (например, охраняемые районы [28]; общинное управление лесами [29]), альтернативные схемы жизнеобеспечения [30], платежи за экосистемные услуги [31]; и экосертификация [32]; и специфические компоненты биоразнообразия [33]. Также была проделана работа по формулированию основ для анализа воздействия и причинно-следственных путей конкретных природоохранных проектов как на природные, так и на социальные результаты [34, 35]. Недавние достижения обнадеживают, однако существующие исследования сфокусированы на изучении взаимосвязей между сохранением и благополучием человека, рассматривая один конкретный тип вмешательства с конкретным типом результата, что ограничивает понимание взаимозависимых контекстов и результатов [27, 36]. и более широкий ландшафт, на котором разыгрываются результаты сохранения.Напротив, наше исследование направлено на изучение влияния различных типов вмешательств на широкий спектр возможных результатов и причинно-следственных связей. Таким образом, преимущества более крупного обзора включают: 1) избежание предположений об эффектах широко применяемых вмешательств; 2) включение нетрадиционных или менее известных вмешательств и аспектов благополучия; и 3) обобщаемость для принятия решений по всему сектору.

Чтобы ответить на этот вопрос, мы используем систематическое картирование в качестве инструмента для описания широты и текущего состояния доказательной базы с целью охарактеризовать и визуально представить причинно-следственные связи, поддерживаемые этой доказательной базой.Систематическое картирование, также известное как картирование пробелов в доказательствах [37], является полезным методом для тематического синтеза и характеристики или «картирования» коллекций доказательств, особенно для обеспечения основы для принятия политических решений [38]. Этот метод позволяет выявить слабые или отсутствующие данные о ключевых взаимосвязях, которые могут способствовать принятию политических решений на основе имеющихся знаний для наиболее эффективного направления ресурсов. Результаты такого картирования включают структурированные матрицы, отражающие распределение и частоту исследований, а также кодирование дизайна исследования или типа механизма по целому ряду вмешательств и переменных результатов.Помимо характеристики существующей доказательной базы, мы будем применять методы концептуального моделирования теории изменений [39, 40] для определения категорий для организации данных (например, промежуточных и долгосрочных результатов) и для интерпретации преобладающих прямых и косвенных причинно-следственных связей между природоохранными вмешательствами. и последствия для благополучия человека.

Цели и задачи систематической карты

В ходе этого картирования будут определены исследования, документирующие и/или измеряющие воздействие природоохранных мероприятий на благополучие человека в локальном и региональном масштабах.Акцент будет сделан на прямом воздействии на отдельные группы населения, бенефициаров или целевых заинтересованных сторон с упором на домохозяйства, общины или отдельных лиц в развивающихся странах, поскольку эти группы населения, вероятно, в наибольшей степени зависят от природы и/или наиболее чувствительны к позитивным или негативным факторам. воздействия консервации.

Основной вопрос исследования:

Каковы последствия природоохранных мероприятий в различных областях человеческого благополучия в развивающихся странах?

Систематическая карта будет синтезировать указатель литературы и отображать данные, иллюстрирующие широту причинно-следственных связей между положительными и отрицательными последствиями сохранения природы и благополучия человека (таблица 1).Основная цель систематической карты состоит в том, чтобы оценить и охарактеризовать текущее состояние и распределение существующей доказательной базы. Карта сосредоточена на фактических данных, связанных с последствиями сохранения природы, которые включают вмешательства, в первую очередь направленные на обеспечение защиты и управления природными экосистемами in-situ , и в целом исключают вмешательства ex-situ , такие как банки семян в неволе и меры по регулированию окружающей среды, таких как борьба с загрязнением воздуха, управление отходами, очистка воды или производство энергии.Для наших целей человеческое благополучие — это многомерное понятие, охватывающее как материальные, так и нематериальные эффекты [41], и определяемое в наиболее широком смысле как «удовлетворение потребностей человека в достижении состояния благополучия (т. е. здорового, счастливого благополучным), как физически, так и умственно» [42]. Доказательная база будет изучена и охарактеризована с использованием стратегии целевого извлечения данных, чтобы ответить на ряд вторичных исследовательских вопросов:

Таблица 1 Ключевые элементы исследования Вопрос исследования
  •  Каково текущее состояние и распределение улик?

  •  Какие виды воздействия природоохранных мероприятий на благосостояние людей измеряются?

  •  Какие типы экосистемных услуг явно связаны с воздействием природоохранных мероприятий на благосостояние человека?

  •  Какие группы населения подлежат сохранению и/или изучению?

  •  Как доказательная база согласуется с основными приоритетами и инвестициями учреждений-исполнителей?

Это будет включать определение ряда природоохранных вмешательств, связанных с различными сферами человеческого благополучия, а также географического положения, продолжительности вмешательств и типов природоохранных целей, определенных исследованиями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.