Содержание

Отношение Штольца и Обломова к семье и родителям – сочинение по роману Гончарова

Введение

Роман «Обломов» Гончарова не теряет своей актуальности и в наши дни, являясь гениальным социально-психологическим произведением в русской литературе 19 века. В книге автор затрагивает ряд вечных тем и вопросов, при этом не давая однозначных ответов, предлагая читателю самостоятельно найти решения описанных коллизий. Одной из ведущих вечных тем в романе является тема семьи, раскрытая на примере жизнеописания главных героев произведения – Ильи Ильича Обломова и Андрея Ивановича Штольца. По сюжету романа отношение Обломова к семье и родителям, с одной стороны, похоже, а с другой, кардинально отличается от отношения к семье у Штольца. Андрей Иванович и Илья Ильич, хотя и являются выходцами из одного социального строя, переняли разные семейные ценности и получили совершенно разное воспитание, которое в дальнейшем наложило отпечаток на их судьбу и становление в жизни.

Семья Обломова

С описанием семьи Обломова в романе «Обломов» читатель сталкивается в заключительной главе первой части произведения – «Сне Обломова».

Илье Ильичу снятся прекрасные пейзажи родной Обломовки, его спокойное детство, родители и слуги. Семья Обломова жила по своим собственным нормам и правилам, а основными их ценностями были культ еды и отдых. Каждый день они всей семьей решали, какие блюда нужно готовить, а после обеда вся деревня погружалась в сонное, ленное безделье. В Обломовке не было принято разговаривать о чем-то высоком, спорить, обсуждать серьезные вопросы – беседы между членами семьи представляли собой бессмысленные перебрасывания словами, не требующие дополнительной энергии и эмоций.

Именно в такой успокаивающей и по-своему угнетающей атмосфере рос Илья Ильич. Герой был очень любопытным, всем интересующимся и активным ребенком, однако чрезмерная забота родителей, отношение к нему как к тепличному растению привели к тому, что его постепенно поглотило болото «обломовщины». Более того, образование, наука, грамотность и всестороннее развитие в семье Обломова считались скорее капризом, излишеством, модной тенденцией, без которой прекрасно можно обойтись. Именно поэтому, даже отправив сына на обучение, родители Ильи Ильича сами находили множество причин, чтобы тот мог прогулять уроки, оставшись дома и предаваясь праздному времяпровождению.

Несмотря на чрезмерную опеку со стороны обломовского окружения, отношение Обломова к семье и родителям было самым благоприятным, он на самом деле любил их той спокойной любовью, которой было принято любить в Обломовке. И даже мечтая о том, как наладит свое семейное счастье, Илья Ильич представлял свои будущие отношения с женой именно такими, какие они были между его отцом и матерью – полные заботы и спокойствия, представляющие собой принятие второй половинки такой, какая она есть. Пожалуй, именно поэтому любовь Обломова и Ольги была обречена на расставание – Ильинская только на первый взгляд была похожа на идеал его мечтаний, на самом же деле она не была готова посвятить свою жизнь обычным бытовым радостям, которые для Ильи Ильича представляли основу семейного счастья.

Семья Штольца

Андрей Штольц в романе является лучшим другом Обломова, с которым они познакомились еще в школьные годы. Андрей Иванович рос в семье русской дворянки и немецкого бюргера, что не могло наложить отпечаток на и так восприимчивого к окружающему миру, активного и целеустремленного мальчика. Мать учила Андрея искусствам, воспитывала у него прекрасный вкус к музыке, живописи и литературе, мечтала, как ее сын станет видной светской личностью. Родители Обломова и Штольца были знакомы, поэтому нередко Андрея отправляли в гости к Обломовым, где всегда царило то помещичье спокойствие и тепло, которые были приемлемы и понятны его матери. Отец же растил из Штольца такую же практичную и деловую личность, какой был сам. Он, несомненно, был самым главным авторитетом для Андрея, о чем свидетельствуют моменты, когда юноша мог на несколько дней уйти из дому, но при этом выполнить все заданные отцом задания.

Казалось бы, чувственное материнское и рациональное отцовское воспитание должны были способствовать становлению Штольца как всесторонне развитой, гармоничной и счастливой личности. Однако этого не случилось по причине ранней смерти его матери. Андрей, несмотря на свой волевой характер, очень сильно любил мать, поэтому ее кончина стала для героя настоящей трагедией, дополнением которой стал эпизод прощения с отцом, когда тот, отправляя его в Петербург в самостоятельную жизнь, не смог найти даже слов ободрения для собственного сына. Пожалуй, именно поэтому отношение к собственной семье Обломова и Штольца отличались – Андрей Иванович редко вспоминал о своих родителях, неосознанно видя идеал семейной жизни в «обломовских», душевных взаимоотношениях.

Как повлияло воспитание на дальнейшую жизнь героев?

Несмотря на различное воспитание, отношение к родителям Обломова и Штольца более похоже, чем различно: оба героя уважают и любят своих родителей, стремятся быть похожими на них и ценят то, что они им дали. Однако если для Андрея Ивановича воспитание стало трамплином для достижения карьерных высот, становления в обществе и помогло выработать волю и практичность, умение достигать любых целей, то и так мечтательного от природы Обломова «тепличное» воспитание сделало еще более интровертным и апатичным. Первая же неудача Ильи Ильича на службе приводит к его полному разочарованию в карьере, а необходимость работать он быстро сменяет на непрерывное лежание на диване и псевдопереживание реальной жизни в мечтах и несбыточных иллюзиях о возможном будущем Обломовки. Примечательно, что оба героя видят идеал будущей жены в женщине, похожей на мать: для Ильи Ильича ею становится хозяйственная, кроткая, тихая, во всем согласная с мужем Агафья, тогда как Штольц, сначала увидев в Ольге образ, похожий на его мать, спустя годы жизни понимает, что это не совсем так, ведь ему нужно постоянно развиваться, чтобы оставаться авторитетом для своей требовательной, эгоистичной жены.

Тема семьи в «Обломове» является одной из наиболее важных, так именно через уяснение особенностей воспитания и становления героев читатель начинает понимать их жизненные цели и мотивы. Возможно, если бы Илья Ильич рос в семье прогрессивных буржуа либо мать Штольца не умерла так рано, их судьбы сложились по-другому, однако автор, точно изображая социальные реалии того времени, подводит читателя к вечным вопросам и темам.

Изобразив в романе два разных типа личности, два противоположных пути, Гончаров предоставил читателям обширное поле для размышлений над вопросами семьи и воспитания, актуальными и в наше время.

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Светлана Толкишевская

    19/19

  • Дильдора Уктамова

    19/19

  • Боря Виноградов

    17/19

  • Кирилл Лысов

    19/19

  • Fotima Botirova

    18/19

  • Наталья Максимова

    17/19

  • Алексей Максимов

    17/19

  • Александр Матвеев

    16/19

  • Света Чумакова

    19/19

  • Дарья Михайлова

    19/19

Отношение Обломова и Штольца к семье и родителям


Ольга Ильинская. Ее простота и таланты

Возлюбленная Ильи Ильича Обломова Ольга Ильинская принадлежала к знатному дворянскому роду. Молодая двадцатилетняя барышня жила с тетей. Богатые родители давно умерли. В наследство девушке досталось огромное поместье.

«Имеет деревню, сад, и дом, совершенно готовый для житья».

Увлекается пением и игрой на фортепиано. Любит читать книги, изредка вышивает.

Происхождение и талант не сделали ее гордой и заносчивой. Девушка всегда открыта для общения с людьми. В имение Ильинских часто приходят гости.

«Она шла легким путем жизни и по здравому, не перехитренному воспитанию, не уклонялась от естественного проявления чувства, воли, мысли».

Андрей Иванович Штольц рассказывал Обломову, что в ней все просто до «едва заметного движения глаз, рук или губ. Нет жеманства, кокетства, лжи, никакой мишуры, ни умысла!». Не часто встретишь подобные черты у барыни.

Взаимоотношения Обломова и Ольги в романе И. А. Гончарова «Обломов»

Роман «Обломов» является самым ярким произведением И. А. Гончарова. Автор работал над ним более 10 лет. Основная сюжетная линия произведения «Обломов» — это история любви Ильи Ильича к Ольге Ильинской. Про таких людей часто говорят, что они сделаны из разного теста. Тем не менее, часто случается, что жизнь сталкивает между собой полностью противоположных людей. Попробуем понять, каковы эти два персонажа, и проанализируем, почему именно так сложились взаимоотношения Обломова и Ольги.

Внешность. Влюбленность Ольги

«Ольгу нельзя было назвать красавицей, то есть отсутствовала белизна кожи в ней, яркий колорит губ, и щек, глаза не горели внутренним огнем, без кораллов на губах, нет жемчуга во рту».

Ее интеллигентность и воспитанность как будто дополняли те черты внешности, которые могли бы сделать ее еще привлекательней.

Считать ее слишком мудрой невозможно, скорее, в силу юного возраста. Слишком умные и серьезные кавалеры обходили ее стороной. На первой встрече Илья Ильич тоже относится к девушке с опаскою. Он считает, что она может играть чужими чувствами.

Уже на первой встрече с Обломовым она начнет проявлять к нему интерес. Ольга целый вечер не сводит с него глаз. А когда барин признается ей в любви, это повергнет ее в смущение. Данный факт говорит о порядочности, искренности, чистоте помыслов молодой дворянки.

Вскоре у нее с Обломовым начнется роман. Девушка отдается чувству с головой. Она с трепетом ждет встречи с любимым, ее заботит его здоровье, настроение. Когда мужчина не может приехать на свидание, барыня готова сама мчаться на встречу в любое другое место. Она полна стремлений и планов на будущее. Столкнувшись с тем, что Илья Ильич не смог оправдать ее надежд, разрывает отношения, продолжая любить его.

Каким бы положительным не казался характер Оли, она не смогла измениться ради возвышенных чувств. Девушка возвела определенные рамки. Илья не вписывался в них.

«Хотелось бы тебе узнать, пожертвовала бы я собственным спокойствием, пошла бы с тобой по пути? Никогда, ни за что!».

Тема лишних людей в творчестве Тургенева

“Быстро изменяющаяся физиономия русских людей культурного слоя” – главный предмет художественного изображения у этого писателя. Тургенева привлекают “русские Гамлеты” – тип дворянина-интеллектуала, захваченного культом философского знания 1830-х – начала 1840-х годов, прошедшего этап идеологического самоопределения в философских кружках. То было время становления личности самого писателя, поэтому обращение к героям “философской” эпохи диктовалось стремлением не только объективно оценить прошлое, но и разобраться в самом себе, заново осмыслить факты своей идейной биографии.

Среди своих задач Тургенев выделил две наиболее важных. Первая – создать “образ времени”, что достигалось внимательным анализом убеждений и психологии центральных персонажей, воплощавших тургеневское понимание “героев времени”.

Подробнее…

Знакомство с вдовой Пшеницыной. Скромность и работоспособность женщины

Полной противоположностью Ольги является вдова Агафья Матвеевна Пшеницына, в доме которой поселится Обломов. Она была супругой покойного чиновника, жила вместе с детьми Ваней и Машей. В характере вдовы отсутствовала гордость и заносчивость. Женщина очень работящая. Разводит птицу, продает яйца, ходит сама на рынок. Считает, что в этом нет ничего постыдного, ведь необходимо кормить семью.

«У нас много кур; мы яйца продаем и цыплят. С графского дома все у нас берут».

Пшеницына постоянно пребывает в заботах по дому.

«У нее все закипает в руках! Летает с утра и до вечера, хозяйство ее идет бодро, весело, с оригинальным оттенком. Руки белые, но с выступающими наружу крупными узлами жил. Она прятала их под шаль».

Это говорит о том, что Агафья стыдится своей простоты, трудолюбия. А подобными человеческими качествами нужно гордиться. Становится понятно, что барышня обладает излишней скромностью.

«Цветаева и Ахматова» сочинение

Анна Ахматова и Марина Цветаева — два ярких имени в русской поэзии. Им довелось не только жить в одно и то же время — время крушения старого мира, но и быть поэтическим голосом своей сложной эпохи.
Обе поэтессы начали рано писать стихи. Марина — в шесть лет, а Анна — в одиннадцать, но каждой из них выпала своя трагическая судьба, каждая искала в поэзии свой собственный путь. Цветаева познакомилась с творчеством Ахматовой в 1915 году и сразу же написала стихотворение, обращенное к ней. Цветаева долгое время сохраняла к Ахматовой восторженное отношение, о чем свидетельствуют письма и дневники Марины Ивановны. Она посвятила Анне Андреевне небольшой цикл стихов, в котором выразила свое преклонение перед ней:

Подробнее…

Неприхотливость Агафьи. Любовь к Обломову

В одежде не придерживается определенных правил. Рада тому, что есть возможность набросить на плечи хоть что-то.

«Платье по отношению к шикарной шали казалось старо и поношенно».

Когда продаст и эти вещи, то будет ходить в ситцевых одеждах и со старым платком на шее. Новые наряды обменяет на деньги, чтобы купить Обломову вкусностей.

Она полюбит его всем сердцем, бескорыстно. У нее нет желания что-либо в нем менять, как планировала Ольга. Женщина говорит, что до тридцати лет не испытывала подобных чувств. Сравнивает любовь, поселившуюся в ее сердце, с внезапной лихорадкой. Проявляет чрезмерную опеку над Ильей Ильичем. «За другими жены так не смотрят – ей богу! Она все увидит, ни одного нештопанного чулка нет – все сама».

После смерти Обломова часто ходит на кладбище, не может смириться с тяжелой утратой. Ради блага их сыночка отдает его на воспитание Штольцам.

История создания романа Достоевского «Преступление и наказание»

Замысел романа «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевский вынашивал в продолжение шести лет: в октябре 1859 года он пишет брату: «В декабре начну роман. помнишь ли, я тебе говорил про одну исповедь — роман, который я хотел писать после всех, говоря, что еще самому надо пережить. На днях я совершенно решил писать его немедля. Все сердце мое с кровью положится в этот роман. Я задумал его в каторге, лежа на нарах, в тяжелую минуту. » — судя по письмам и тетрадям писателя, речь идет именно о задумках «Преступления и наказания» — роман изначально существовал в форме исповеди Раскольникова. В черновых тетрадях Достоевского встречается такая запись: «Алеко убил. Сознание, что он сам недостоин своего идеала, который мучает его душу. Вот преступление и наказание» (речь идет о пушкинских «Цыганах»).

Подробнее…

Образ матери Ильи Обломова

В главе Сон Обломова читатель знакомится с матерью маленького Ильи. Она являлась дворянкой. Жила, придерживаясь принципа, что необходимо радоваться тому, что имеешь. Стремления к лучшему отсутствовали в ее характере. Как и множество домочадцев имения Обломова была ленива, любила поспать, поговорить.

Считала себя хорошей матерью. Чрезмерно опекала сына, выполняла все его детские и юношеские требования.

«Мать положит голову Илюши на колени, и расчесывает ему волосы, любуясь их мягкостью. И разговаривает с ними о будущем сыночка, делает его героем созданной ею эпопеи».

Часто позволяла ребенку оставаться дома, в моменты, когда он должен пребывать в пансионе. Это поспособствовало тому, что из него вырос ленивый и слабохарактерный мужчина.

Родители Обломова (цитаты). Роль семьи в жизни Обломовых, характеристика семьи, описание

В романе И. С. Гончарова «Обломов» мы знакомимся с ленивым и апатичным героем, вся жизнь которого проходит в праздности и лежании на диване. Но все мы прекрасно знаем, что на наш характер, образ жизни и все наши привычки оказывает влияние семья, в которой мы росли. Так было и с Ильей Ильичом Обломовым.

Образ Обломовки мы можем увидеть во время сна Обломова: «…все дышало тою же первобытною ленью, простотою нравов, тишиною и неподвижностью…», «…Они сносили труд как наказание, наложенное еще на праотцев наших, но любить не могли, и где был случай, всегда от него избавлялись, находя это возможным и должным…», «…Они никогда не смущали себя никакими туманными умственными или нравственными вопросами: оттого всегда и цвели здоровьем и весельем, оттого там жили долго…». Обломовцы больше всего на свете любили сытно поесть. После еды весь дом погружался в сон. Больше целей в жизни у них не было. Словно вся Обломовка жила во сне. Там даже не было важных и интересных событий. Всеми жителями владела скука и нежелание работать.

Родители Обломова – обедневшие дворяне. Когда-то богатая семья, Обломовы стали заметно беднеть, но «…для поддержания полноты и блеска старинной фамилии…» старались обустроить свой дом по модели состоятельных дворян – нанимали слуг и нянек для сына Илюши. Родители Илюши были так же ленивы, как и вся Обломовка. У них не было дел, все, чем они занимались – это прозябание и жизнь без цели и смысла.

Отец Обломова, Илья Иванович – человек добрый и искренний, но очень ленивый и праздный. «…Сам Обломов – старик тоже не без занятий. Он целое утро сидит у окна и неукоснительно наблюдает за всем, что делается на дворе…». Отец его был наивен, доверчив, не имел в жизни целей и стремлений. Он любил откладывать дела на потом и пофилософствовать, поэтому в быту был не практичен.

Пословицы о трудолюбии русского народа (4 класс)

Мама Ильи Ильича давно умерла. Но во сне он снова видит её. «…Мать осыпала его страстными поцелуями, потом осмотрела его жадными, заботливыми глазами, не мутны ли глазки, спросила, не болит ли что-нибудь…», «…И жена его сильно занята: она часа три толкует с Аверкой, портным, как из мужниной фуфайки перешить Илюше курточку…». Мама Обломова тоже обладала ленью и праздно проводила свою жизнь, как и все обломовцы.

Кроме родителей, в доме Обломовых жили слуги и няня Илюши. Все они тщательно следили за барчонком. Захар, слуга Обломова-младшего, помнит его ещё «проворным и лукавым парнем». В детстве маленький Илья стремился познавать мир, но его никуда не пускали, всюду смотрели за тем, чтобы мальчик никуда не шел, чтобы не упал, не поранился. В итоге Обломов вошел в ритм жизни родителей и домочадцев и стал таким же ленивым.

Образ жизни всех жителей Обломовки наложил тяжелый отпечаток на судьбу Ильи Ильича – у него был природный шанс стать другим человеком. Но родители загубили в нем стремление жить активно. Поэтому он и стал таким – ленивым лежебокой, который ни к чему не стремится. Этот образ жизни привел героя к бессмысленной жизни и духовной гибели.

Воспитание Обломова

Черты характера человека, его повадки или привычки — все это идет из семьи и, соответственно, зависит от воспитания. Илья Ильич Обломов, живущий на Гороховой улице, практически не выходит из дома. Он еще довольно молод — ему всего 32 года, однако Илья Ильич страдает от своей пассивности и апатии. Ему ничего не интересно.

Образование герой получил в Обломовке (своей деревне), поэтому отношение Обломова к образованию следующее: он считал, что оно бесполезно. Мыслительная деятельность, заучивание чего-либо только утомляло и клонило в сон бедного Илюшу. Родители Обломова позволяли ему делать все: спать сколько угодно, есть от души, лениться и бездельничать. Илья Ильич уехал из Обломовки, родители умерли, но его взгляды остались прежними.

Можно вспомнить одну деталь, которая говорит о многом — это неизменность халата Обломова. Он всегда ходит в халате и под конец жизни, когда герой болеет, а Штольц и Ольга приезжают навестить его, первое, что они замечают — это Агафью Пшеницыну, которая чинит халат Обломова.

Отметим также, что Обломов — это результат дворянского образования.

Судьба Штольца и Обломова

В жизни Обломова в какой-то момент насупило просветление. Это появление в его жизни Ольги. Какое-то время Обломова было не узнать! Однако после того как Обломов не захотел идти на свидание с Ольгой, потому как «мосточки были шаткие», читатель понимает, что работа Ольги над характером Ильи Ильича — это пустая трата времени.

Обломов селится в доме Агафьи Пшеницыной, у них рождается ребенок. Обломов умирает, а его жизнь так и остается ничем не примечательной и тусклой.

У Штольца совершенно другая жизнь. Он женится на Ольге, они забирают на воспитание Андрюшу, сына Обломова, много путешествуют.

Таким образом, читатель видит, как воспитание и образование Штольца и Обломова повлияло на их дальнейшую жизнь. Обломов так и остался если не физически, то в мечтах в своей любимой деревне Обломовке, а Штольц начал строить новую, собственную жизнь.

Урок 9. испытание обломова любовью. женские образы в романе - Литература - 10 класс

Литература

10 класс

Урок № 9

Испытание Обломова любовью. Женские образы в романе

Перечень вопросов, рассматриваемых по теме

  1. Пункты-завязки в развитии кульминации романа;
  2. Значение образа Ольги Ильинской в романе;
  3. Женские образы в романе «Обломов».

Тезаурус

Антитеза — оборот поэтической речи, в котором для выразительности резко противопоставлены прямо противоположные понятия, мысли, черты характера действующих лиц.

Кульминация — эпизод литературного произведения, в котором конфликт достигает критической точки своего развития.

Образ — художественное изображение в литературном произведении человека, природы или отдельных явлений.

Портрет — изображение в художественном произведении внешности персонажа.

Список литературы

Основная литература:

1. Лебедев Ю. В. Русский язык и литература. Литература. 10 класс. Учебник для общеобразовательных организаций. Базовый уровень. В 2 ч. Ч. 1. М.: Просвещение, 2016. — 367 с.

Дополнительная литература:

1. Русская литература XIX века. 10 класс: Учебник для школ и классов гуманитарного профиля.: В 2 ч. Ч 1. М.: Московский лицей, 2007. — с 185-278.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Главная сюжетная линия романа «Обломов» построена вокруг описания судьбы мечтательного дворянина Ильи Ильича Обломова. Он апатичен и ведёт размеренный образ жизни. Любовь к Ольге Ильинской заставляет консервативного героя взглянуть на мир по-новому. Сильное чувство становится для него испытанием.

Через эти взаимоотношения писатель отражает характер Ильи Ильича, его неспособность к действию. Яркая и целеустремленная девушка старается сделать Обломова деятельным и энергичным человеком. Критик Добролюбов пишет: «Ольга... представляет высший идеал, какой может теперь русский художник вызвать из теперешней русской жизни... В ней-то более, нежели в Штольце, можно видеть намёк на новую русскую жизнь; от неё можно ожидать слова, которое сожжёт и развеет обломовщину».

Илья Ильич мечтает о спокойной и тихой жизни в Обломовке, его пугает ответственность за другого человека. Гончаров очень тонко показывает развитие отношений героев, описывая тревожащие их моменты, сокрытие чувств от других, беседы о различных путях достижения счастья.

Ольга, однако, увлечена спасением Обломова и воспринимает любовь к нему как долг. Она говорит: «Для меня любовь эта — всё равно что… жизнь. Жизнь — долг, обязанность, следовательно, любовь — тоже долг: мне как будто Бог послал её и велел любить». Для Ильи Ильича девушка становится путеводной звездой. Он стремится догнать её и видит, что «Она, как ангел, восходит на небеса, идёт на гору. Он за ней, но она едва касается травы и в самом деле как будто улетает».

Будучи влюблённым, Обломов идеализирует Ольгу, представляет её прекрасной музой, живущей с ним в его маленьком раю. Однако сказки далеки от реальности, и непонимание между героями приводит к разрыву. Охлаждение отношений Гончаров символически подчёркивает внезапным снегопадом в Петербурге.

Столь сильные чувства, вспыхнувшие между героями, навсегда останутся ярким и светлым воспоминанием. Но Ольга понимает, что не может справиться с Обломовым. Она с трудом выговаривает суровый приговор: «Я думала, что оживлю тебя, что ты можешь ещё жить для меня, а ты уже давно умер». Девушка задаёт горький вопрос: «Кто проклял тебя, Илья? Что ты сделал? Что сгубило тебя? Нет имени этому злу...».

Подумывая о семейной жизни, молодой человек хочет, чтобы Ольга лелеяла его покой в любимой Обломовке. На это она отвечает жениху: «Я любила будущего Обломова! Ты кроток, честен, Илья, ты нежен... как голубь, ты прячешь голову под крыло — и ничего не хочешь больше, ты готов всю жизнь проворковать под кровлей... да, я не такая: мне мало этого, мне нужно чего-то ещё, а чего — не знаю!».

В конце концов герой находит свое счастье в браке с Агафьей Пшеницыной. Его любовь к ней основана на барских привычках. Добрая, скромная, домашняя, она готова потакать всем его капризам. Вместе с тем, её обожание, основанное на традиционных ценностях и обывательском мировоззрении, подрывает любые порывы к деятельности.

Виссарион Григорьевич Белинский отмечает, что к талантам Гончарова следует отнести его «необыкновенное мастерство рисовать женские характеры». Оно проявляется в описании Ольги Ильинской и Агафьи Пшеницыной. Героини олицетворяют собой разные представления Обломова о любви.

Ольга представляет тип русской женщины того времени, которая тяготеет к эмансипации и делает попытки самостоятельно решать свою судьбу. «Одни считали её простой, недальней, неглубокой, потому что не сыпались с языка её ни мудрые сентенции о жизни, о любви, ни быстрые, неожиданные и смелые реплики, ни вычитанные или подслушанные суждения о музыке и литературе: говорила она мало, и то своё, неважное — и её обходили умные и бойкие «кавалеры», небойкие, напротив, считали её слишком мудрёной и немного боялись».

Агафья Пшеницына, наоборот, — крайне приземлённая особа. Девушка поглощена будничными заботами о муже и семье, воплощает собой «непоколебимый покой»: «Она только молила Бога, чтоб он продлил веку Илье Ильичу и чтоб избавил его от всякой скорби, гнева и нужды, а себя, детей своих и весь дом предавала на волю Божию». Противопоставление женских образов в романе не случайно. Гончаров старается показать разные пути развития отношений и разную любовь. Ольга провоцирует героя на всплеск эмоций, познание себя и изменения. Безусловная любовь Агафьи и размеренная жизнь без стремлений и ожиданий в итоге приводит к гибели Обломова как личности и человека.

Примеры и разборы решения заданий тренировочного модуля

1. Единичный выбор

Завершите фразу: испытания любовью Обломов не выдержал, так как считал…

К сближению с женщинами ведут большие хлопоты;

Любовь — это вообще ерунда;

Главное в любви — это материальная составляющая;

Он не должен опускаться до любви к женщине;

Правильный вариант / варианты:

К сближению с женщинами ведут большие хлопоты.

Подсказка: Обломов совершает открытие, что «в любви нет покоя, и она всё меняется, всё движется куда-то вперёд, вперёд… как вся жизнь…».

Подумывая о семейной жизни, молодой человек хочет, чтобы Ольга лелеяла его покой в любимой Обломовке. На это она отвечает жениху: «Я любила будущего Обломова! Ты кроток, честен, Илья, ты нежен... как голубь, ты прячешь голову под крыло — и ничего не хочешь больше, ты готов всю жизнь проворковать под кровлей... да, я не такая: мне мало этого, мне нужно чего-то ещё, а чего — не знаю!».

2. Подчёркивание элементов

Что ценил Обломов в Агафье Пшеницыной? Подчеркните верный ответ.

Весёлый нрав;

Умение вести себя в обществе;

Ощущение покоя и защищенности;

Резкость, деловитость.

Правильный вариант / варианты:

Ощущение покоя и защищенности.

Подсказка: «Есть в доме вечно ходящее… и промышляющее око и непокладные руки, которые… обошьют, накормят, напоят, оденут и обуют и спать положат, а при смерти… закроют… глаза…».

Агафья Пшеницына — крайне приземлённая особа. Девушка поглощена будничными заботами о муже и семье, воплощает собой «непоколебимый покой»: «Она только молила Бога, чтоб он продлил веку Илье Ильичу и чтоб избавил его от всякой скорби, гнева и нужды, а себя, детей своих и весь дом предавала на волю Божию».

Тема семьи в романе «Обломов» ❤️| Гончаров Иван

Тема семьи, наверное, вечная тема. На мой взгляд, семья – это место, где обретаешь себя, становишься свободным, где чувствуешь себя защищенным и любимым, где тебя всегда понимают и ждут.

Во многих произведениях русской литературы XIX века затрагивается эта тема, и везде семья представлена в разных обличиях. Рассмотрим тип семьи, которую обрел Илья Ильич Обломов в романе И.А. Гончарова «Обломов».

В образе Ильи Ильича писатель показывает нам, насколько не совершенен может быть человек, но насколько он может быть при этом любим.

Казалось

бы, кому нужен такой человек, кому он может принести счастье? Оказывается, что может, но только не всем. Например, Ольгу Ильинскую он бы сделал несчастной, потому герой и оставил попытки быть к ней ближе, стремиться к ее идеалам.

Ольга любила высокое искусство и сама прекрасно пела. Она мечтала создать семью с человеком деятельным, прогрессивным, образованным. Что же касается Обломова, то он тоже понимал и любил высокое искусство, но его нельзя было назвать человеком деятельным и прогрессивным.

Гончаров потому и принадлежит к великим писателям XIX века, что он раскрыл причину несовершенства

Обломова, ответил на вопрос, почему умный человек может прожить жизнь пустую, исполненную лени: «Обломовщина – это порождение крепостного права, при котором триста захаров позволяли их хозяевам много есть и мало работать, даже совсем не работать».

В эту трясину и попал образованный, добрый, тонкий Илья Ильич. Поэтому он и предпочел Ольге Ильинской чиновницу-вдову Агафью Матвеевну Пшеницыну – женщину очень хозяйственную, любящую детей и считающую образцовое ведение домашних дел своим призванием. Она действительно великая хозяйка и трудится потому, что Бог труды любит.

Однако любовь Агафьи Матвеевны к Обломову почти безмолвная, тихая, неловкая, порой становится высокой и жертвенной. Когда ее брат решил обмануть Обломова и оставил его без денег, Пшеницына тихонько, незаметно начала продавать свои ценные вещи: жемчуг, серебро, наконец, салоп и шаль. Сделала она это, чтобы содержать дом в прежнем состоянии ради любимого человека.

Живя с Ильей Ильичом, Агафья Матвеевна преобразилась. Простой, тупой и необразованной бабой называет ее друг детства Обломова Штольц. А для Агафьи Матвеевны смыслом жизни стал Обломов. Она начала молиться о нем Богу дома и в церкви, молилась на коленях и долго, припав головой к полу. Когда Обломов тяжело болел, она все ночи до зари сидела у его изголовья, и потом даже не заводила разговора об этом.

Илья Ильич, наконец-то, обрел полный покой, ничто его больше не тревожило. У него не было стремления к подвигам, терзаний о том, что уходит время, что он празден, что он не живет, а прозябает. Да, он стыдился своей бездеятельности перед Андреем Штольцем. Однако ему не потребовалось меняться, чтобы стать любимым. Его любовь к Ольге напоминала ему оспу, корь или горячку, в то время как чувство к Агафье Матвеевне напоминало приближение к огню, от которого становится все теплее и теплее.

Когда же Обломов умер, он оставил после себя глубокий след в душах людей, любивших его. Его жена, ее дети, их общий сын и даже слуга Захар оплакивали и никогда не забывали его.

Необыкновенная доброта (а ведь он мог быть и плохим хозяином для Захара!), чувство справедливости и способность отстоять ее (пощечина за осквернение памяти Ольги), поэтический склад души – все это было свойственно ему в большей степени, нем деятельным, энергичным и прогрессивным людям, окружавшим его. Не случайно Штольц сравнивает сердце Обломова с глубоким колодцем, с природным золотом, которое герой пронес через всю жизнь и не растратил.

Жена Обломова на всю жизнь сохранила в своей душе светлые воспоминания о нем, главное же – она подарила ему будущее. Агафья Матвеевна родила ему сына, которого отдала на воспитание в семью Штольца, ужасно переживая, но зная, что так будет лучше для мальчика. И эта любовь к мужу перейдет к ее внукам и правнукам: Обломов как муж и отец будет жить в их сердцах вечно, как и в сердцах многих поколений читателей.

Итак, у каждого человека свои представления о семье. В данном случае семья, на мой взгляд, идеальная. Жена хорошо прочувствовала настрой души своего мужа и умело подстроилась под него, чем сделала и его, и себя счастливыми. Кто-то не сочтет эту семью идеальной, однако, самое главное не то, какая это семья какие в ней люди, а наличие гармонии отношений в семье. Взаимопонимание и забота друг о друге – вот главный залог счастья и мирной жизни в семье.

Если семья – то маленькое, укромное местечко, где можно переждать самую страшную «бурю», где ты всегда встретишь заботу, понимание и поддержку, то можно сказать, что в этой жизни тебе не страшны никакие препятствия и сложности!

Детство Обломова в романе Обломов Гончарова сочинение

Среди бескрайних полей, холмов, редких оврагов и перелесков затерялась небольшая деревенька, получившая название Обломовка. В старом помещичьем доме родился Илья Ильич Обломов. Его отец, мать, всё домашнее окружение жило по законам и привычкам, установленным десятки, сотни лет назад: в поместье солили рыбу и овощи, варили варенье, пекли пироги, в свободное от завтраков, обедов и ужинов время прогуливались в саду. После обеда вся семья и прислуга ложились отдыхать. Вот в такой обстановке прошло детство Ильи Ильича.

Мальчик рос весёлым, любознательным. Он внимательно слушал и наблюдал окружающую жизнь. Когда няня засыпала, мальчик отправлялся в путешествие: бродил по саду, заглядывал в овраг, в людскую. Его глаза горели любопытством. Из него, наверное, вырос бы неплохой человек, если б ни воспитание. Все берегли и холили мальчика. Представьте себе сцену: няня или слуга будит семилетнего Илюшу, одевает ему курточку, чулки, а он болтает ногами и хохочет.

Если ребёнок не в духе, он может ударить слугу ногой в лицо. И всё это считается в порядке вещей – слуги для того и существуют, чтобы угождать господам. А для матери с отцом главное было, чтобы ребёнок был здоров, хорошо кушал, чтобы глазки его были ясными и весёлыми. Конечно, родители мечтали и о том, чтобы он стал «большим» человеком, может, даже губернатором. Но чтобы это произошло само по себе, без усилий с их стороны и со стороны Илюши и без больших денежных затрат.

Няня часто рассказывала ему сказки о волшебниках, которые дарили доброму молодцу богатство, красавицу жену, долгую и счастливую жизнь. И избалованный ребёнок считал, что такая судьба ждёт и его.

Самым важным событием в жизни Ильи Обломова была встреча в пансионе с Андреем Штольцем. Вместе они учились, мечтали, увлекались поэзией, клялись в вечной дружбе, которую они сумели пронести через всю жизнь.

Детство Обломова в романе Обломов Гончарова сочинение

О детстве Ильи Ильича подробно рассказано в «Сне Обломова».  В этой главе раскрываются секреты становления Обломова как личности, причины его лености, безделья и нежелания менять образ жизни.

Главный герой рос в родовом имении Обломовке, живописном и тишайшем крае. Вся природа там жила будто по расписанию, а люди верили в приметы, народные предания и злых духов.

Илюша был единственным и страстно любимым ребёнком в семье. Каждый день в доме повторял предыдущий, и утром, после молитвы, все женщины собирались хвалить мальчика. Ему пророчили блестящее будущее, им восхищались. Далее шли завтрак и пышный обед. Каждый приём пищи был событием и самым большим делом для Обломовых. После обеда весь дом спал. Даже няня, которой было поручено стеречь Илюшу, невольно закрывала глаза. В такие минуты мальчик был абсолютно свободен.

Он рос любопытным и непоседливым ребёнком. Он любил выбегать из дома, ходить по галерее, грозившей обвалиться, доходить до берёзовой рощи и даже оврага. Туда мальчик боялся спускаться, ведь овраг считался самым опасным местом в округе, там обитали лешие и прочая нечисть. Однако мама Илюшу берегла чрезмерно, не разрешала выходить на солнышко и убегать со двора. Когда он интересовался законами природы, ему отвечали сказками и поверьями.

Так Илюша и приучался к размеренной жизни Обломовки. Он наблюдал за взрослыми, за их праздными делами и пустыми разговорами, запоминал, копировал и учился. Детская пылкость и восторженность его пропали.

В тринадцать лет юношу отдали на обучение Штольцу, в село Верхлёво. Никто из Обломовых не понимал значения образования, все ждали лишь получения диплома. Родителям, особенно матери, было жаль Илюшу, и они всеми силами старались удержать его дома. Вместо хорошего образования Обломов по полгода сидел дома, не смея выйти. Он хотел бы поиграть с дворовыми мальчишками, мог бы сам одеться, но всё было запрещено.

Единственным другом Ильи Ильича стал сын его учителя. Андрей с детства был самостоятелен, ответственен, твёрд, он олицетворял собой все противоположные Обломову качества, и потому был его образцом уже в пансионе. Штольц старался привести друга в движение, планировал будущее, заставлял учиться. Но порядки родного дома были притягательнее, и жизнь друзей сложилась по-разному, хотя они сохранили тёплые отношения.

Разгадка характера и привычек Обломова, как и любого человека, кроется в его детстве. Все стремления и порывы мальчика не были приняты, любая попытка действовать пресекалась. Вот почему и во взрослой жизни он следовал многовековому укладу обломовщины, был бездеятельным и нерешительным.

Детство Обломова в романе Обломов Гончарова Сейчас читают:
  • Характеристика героев Собачьего сердца сочинение

    Знаменитое и многими любимое произведение великого русского писателя Булгакова Михаила многим полюбилось благодаря тому, что оно наполнено яркими, красочными и запоминающимися героями, каждый из которых способен проникнуть в душу читателей.

  • Гениальность сочинение ЕГЭ 11 класс

    Каждый человек на нашей планете имеет определенное сходство с окружающими его людьми. Природа создала нас в чем-либо похожими между собой. Но каждый по-своему остается уникальным. У некоторых эта неповторимость может проявляться в особом складе ума,

  • Сочинение на тему Дом моей мечты 5 класс

    Каждый человек хочет жить в доме, где комфортно и тепло. Дом – это место куда человек возвращается каждый день. Это личное пространство. Конечно, у каждого свой образ дома мечты. Ведь у каждого разные желания и увлечения.

  • Сочинение-рассуждение Время перемен

    Насколько сильно человек нуждается в переменах в течение всей своей жизни? Ответ однозначный – конечно, изменения необходимы, так как сам по себе человек есть существо постоянно обновляющееся,

  • Сочинение по рассказу Не стреляйте в белых лебедей

    Ежедневно человек взаимодействует с природой. Кто-то наслаждается ею, стремится не навредить и даже помочь, а кто-то, наоборот, видит в ней источник дохода и относится к ней равнодушно.

  • Сочинение-описание по картине Васнецова Царевна-несмеяна

    Известный художник Васнецов написал очень много разных картин и одна из них называется «Царевна-несмеяна». Поскольку она является очень интересной, то и рассматривать можно ее очень долго.

И. А. Гончаров «Обломов». ⭐ Бесплатные PDF на Cdnpdf.com ✔️

Презентация по слайдам:


Слайд #1

Материалы к урокам И. А. Гончаров «Обломов»

Слайд #2

История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее истории целого народа. М. Ю. Лермонтов

Слайд #3

Прочитайте 1 главу и ответьте на вопрос: Кто такой Обломов? портрет квартира, интерьер проблемы героя, которые вывели его из равновесия

Слайд #4

Прочитайте 2 – 4 главы и ответьте на вопросы. Расскажите о гостях Обломова по плану: -кто они -род занятий -отношения с Обломовым -оценка Обломовым их жизнедеятельности

Слайд #5

2. Какую роль для понимания Обломова и окружающей его жизни играют его встречи и диалоги с гостями? 3. Почему писатель иронизирует над ним в этих сценах?

Слайд #6

Прочитайте главы 5 – 6 и расскажите об Обломове по плану: Жизнь в Петербурге Образование Обломова Его отношение к учебе, науке. Отношение Обломова к имению, хозяйственным вопросам.

Слайд #7

Анализ эпизода «Сон Обломова» (глава 9) 1.В какой благословенный уголок земли перенес нас сон Обломова? 2.Зачитайте описание утра, приснившегося Обломову? 3.Каков полдень, вечер Обломова? 4.С какой целью автор использует пейзаж? 5. Каким предстает перед нами мальчик Илюша? 6. Какими предстают Обломовка и ее жители? 7. С какими героями знакомит нас автор?

Слайд #8

Слайд #9

Обломовщина как тип жизни 1. Этот тип жизни определяет неподвижность (покой). Мотивы сна, застоя, духоты. 2. Интересы обломовцев сосредоточены на физиологических потребностях, жизнь соответствует природному циклу смены времен года, это определяет заботы мужиков и господ. 3. Обломовцы ведут привычное состояние. Нет непредсказуемых событий; обломовцы спокойны и равнодушны к остальному миру. 4. Условия крепостного быта наложили свой отпечаток: обломовцы не умеют быть хозяевами, они непрактичны, не любят трудиться, не умеют преодолевать возникшие трудности. 5. Обломовцы смотрят на труд как на наказание.

Слайд #10

Андрей Штольц (часть2, главы 1 – 5) А. П. Чехов: «Штольц не внушает мне никакого доверия. Автор говорит, что это великолепный малый, а я не верю. Это продувная бестия, думающая о себе очень хорошо и собою довольная…» 1. Характеристика Штольца 2. Деятельность Штольца 3. Отношение автора к Штольцу 4. Штольц – антипод Обломова или его двойник? 5. Выделите привлекательные черты и слабости этого героя.

Слайд #11

Портрет как средство создания образа Что такое портрет? Докажите, что портретное описание героя является элементом создания его образа. Проследите, как портрет отражает характеры. Какие детали описаны автором наиболее подробно? Заполните таблицу Обломов Штольц Возраст Портрет Костюм Интерьер

Слайд #12

Выявите сходства и различия между Обломовым и Штольцем и заполните таблицу Обломов Штольц Образ жизни Отношение к семье и родителям Отношение к образованию Поведение в обществе и на службе Восприятие любви Отношение к дружбе и друзьям

Слайд #13

Ольга Ильинская 1.Каков характер? 2. Каковы идеалы? 3. Почему Ольга полюбила Обломова? 4. Является ли Ольга положительной героиней?

Слайд #14

Ольга Ильинская и Илья Обломов. История любви 1. Знакомство, пение Ольги, восторг Обломова (часть 2, глава 5) 2. признание в любви (часть 2, глава 5) 3. Встречи в парке. Ветка сирени. Повторное признание в любви и прощение Ольги (часть 2, главы 6 – 8). 4. Свидание на горе (часть2, глава 9) 5. Письмо (часть2, глава 10) 6. Свидание в Летнем саду (часть 3, глава 5) 7. Разлив Невы, снятые мосты – препятствие, чтобы отложить визиты к Ольге) (часть 3, глава 6) 8. Приезд Ольги на квартиру к Обломову (часть 3, глава 7) 9. Разрыв Обломова и Ольги (часть 3, глава 11)

Слайд #15

Заполните таблицу цитатами из романа Зарождениелюбви Неоправдавшиеся надежды

Слайд #16

Семейное счастье Обломова

Слайд #17

Найдите отличия!

Слайд #18

Источники: http://obo-vsem.3dn.ru/index/oblomov_goncharov_i_a/0-63 http://www.liveinternet.ru/users/3370050/post109992872/ http://gvozdikova.ucoz.ru/load/literatura/konspekty_urokov/uroki_po_romanu_i_a_goncharova_quot_oblomov_quot/9-1-0-71 http://www.uokm.ru/goncharov5.php http://fotomag.com.ua/Ivan_Goncharov-_Oblomov-opinion.html http://www.labirint.ru/screenshot/goods/66628/1/ http://lib.rus.ec/b/137736/read http://www.uokm.ru/goncharov5.php http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/88894/Annenskiii_-_Goncharov_i_ego_Oblomov.html http://www.goncharov.spb.ru/taburin005/ http://oblomov.omsk.edu/win/galereja/OblZahSht2.html http://oblomov.omsk.edu/koi/galereja/Oblomov3.html http://oblomov.omsk.edu/koi/galereja/OblOlg3.html http://oblomov.omsk.edu/koi/galereja/Oblomov2.html http://switzerland-estate.ru/index.php?key=Oblomov_%D0%9E%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B2&page=1  http://www.futuristika.org/konu/enteresan/page/10/

Обломов и Штольц – на чьей стороне правда? 📕

Два обстоятельства творческой истории романа “Обломов” нужно иметь в виду, чтобы правильно понять, о чем это произведение. Первым опубликованным фрагментом романа в 1849 году стал “Сон Обломова”

И. А. Гончаров работал над романом “Обломов” в течение десяти лет. В этом произведении автор выразил свои убеждения и надежды; отобразил те проблемы современной ему жизни, которые волновали и глубоко задевали его, вскрыл причины этих проблем. Поэтому образ Ильи Ильича Обломова и Андрея Ивановича Штольца приобрели типичные черты,

а само слово “обломовщина” стало выражать вполне определенное, почти философское понятие.

Нельзя исключать и образ Ольги Сергеевны Ильинской, без которого характеры мужчин не были бы полно освещены.

Чтобы понять характер человека, мотивы его поступков, нужно обратиться к истокам формирования личности: детству, воспитанию, окружению, наконец, к полученному образованию.

В Илюше сконцентрировалась, кажется, сила всех поколений его предков; в нем чувствовались задатки человека нового времени, способного на плодотворную деятельность. Но стремления Ильи самостоятельно познавать мир пресекались

не спускавшей с него глаз нянькой, из-под надзора которой он вырывался лишь во время послеобеденного сна, когда все живое в доме, кроме Ильи, засыпало. “Это был какой-то всепоглощающий, ничем непобедимый сон, истинное подобие смерти”.

Внимательный ребенок наблюдает за всем, что делается в доме, “напитывает мягкий ум живыми примерами и бессознательно чертит программу своей жизни по жизни, его окружающей”, “главная жизненная забота” которой есть хорошая еда, а потом – крепкий сон.

Тихое течение бытия нарушалось лишь иногда “болезнями, убытками, ссорами и, между прочим, трудом”. Труд был главным врагом обитателей Обломовки, наказанием, наложенным “еще на праотцев наших”. В Обломовке всегда при удобном случае избавлялись от работы, “находя это возможным и должным”.

Такое отношение к труду воспитывалось в Илье Ильиче, принявшим готовую норму жизни, передаваемую из поколения в поколение без изменений. Идеал бездействия подкреплялся в воображении ребенка нянькиными сказками о “Емеле-дурачке”, получающем от волшебной щуки разные дары, причем незаслуженные. Сказки глубоко проникают в сознание Ильи, и он, будучи уже взрослым, “бессознательно грустит подчас, зачем сказка не жизнь, а жизнь не сказка”.

В Обломове загублены живой ум, чистота, доброта, правдивость, кротость, гуманность к нижестоящим, склонность к самоанализу и самокритике, чувство справедливости. Он погряз в эгоизме, который сметает все эти качества. Обломов не испытывает необходимости развивать их в себе.

Об этом свидетельствует его “мысленный” план реформ в Обломовке, выражающий инфантильность, архаичность и консерватизм его взглядов на жизнь.

Ясно, что Обломов зависит от Захара больше, чем Захар от него.

В то же время идеалы Обломова помогают ему видеть отрицательные стороны нового буржуазного уклада. В отличие от Штольца, движимого стремлением к личному преуспеянию путем труда, Обломов, уже имеющий все благодаря происхождению и положению, настойчиво требует указать ему смысл труда, смысл и стимулы для затрат способностей и энергии. Он не подвергает сомнению свое право на эту критику и безделье, ибо считает идеал Обломовки незыблемой нормой.

Стремление к самостоятельности, молодая энергия останавливались дружными криками родителей: “А слуги на что?” Вскоре Илья сам понял, что приказывать спокойнее и удобнее. Ловкий, подвижный ребенок постоянно останавливается родителями и нянькой из боязни, что мальчик “упадет, расшибется” или простудится, его лелеяли, как оранжерейный цветок. “Ищущие проявления силы обращались внутрь и никли, увядая”.

В таких условиях сложилась апатичная, ленивая, трудная на подъем натура Ильи Ильича. Он был окружен чрезмерными заботами матери, следящей за тем, чтобы ребенок хорошо поел, не перетрудился на обучении у Штольца, и готовой под любым, даже самым незначительным предлогом не отпускать Илюшеньку к немцу. Она считала, что образование не такая уж важная вещь, ради которой нужно худеть, терять румянец и пропускать праздники.

Но все же родители Обломова понимали необходимость образования, однако видели в нем только средство для продвижения по службе: чины, награды начали получать в то время “не иначе, как только путем ученья”. Родителям хотелось преподнести Илюше все блага “как-нибудь подешевле, с разными хитростями”.

Заботы матери пагубно сказались на Илье: он не приучился к систематическим занятиям, никогда не хотел узнать больше, чем задавал учитель.

Ровесник и друг Обломова, Андрей Иванович Штольц, любил Илью, пытался расшевелить его, привить интерес к самообразованию, настроить на деятельность, какой был увлечен сам, к которой был расположен, потому что воспитывался совершенно в других условиях.

Отец Андрея – немец дал ему то воспитание, которое получил от своего отца, то есть обучил всем практическим наукам, рано заставил работать и отослал от себя закончившего университет сына, как с ним поступил в свое время его отец. Но грубое бюргерское воспитание отца постоянно соприкасалось с нежной, ласковой любовью матери, русской дворянки, которая не противоречила мужу, а тихо воспитывала сына по-своему: “…учила его прислушиваться к задумчивым звукам Герца, пела ему о цветах, о поэзии жизни, шептала о блестящем призвании то воина, то писателя…” Соседство Обломовки с ее “первобытною ленью, простотою нравов, тишиною и неподвижностью” и княжеского “с широким раздольем барской жизни” также помешали сделать Ивану Богдановичу Штольцу из сына такого же бюргера, каким он был сам. Дыхание русской жизни “отводило Андрея от прямой, начертанной отцом колеи”.

Но все же Андрей перенял от отца серьезный взгляд на жизнь и прагматичность, которые он пытался уравновесить “с тонкими потребностями духа”.

Все эмоции, поступки и действия Штольц содержал под “никогда не дремлющим контролем” разума и расходовал строго “по бюджету”. Причиной всех своих несчастий и страданий он считал самого себя, вину и ответственность “не вешал, как кафтан, на чужой гвоздь”, в отличие от Обломова, который не находил сил признать себя виновным в своих бедах, в никчемности своей бесплодной жизни: “…жгучие упреки совести язвили его, и он со всеми силами старался найти виноватого вне себя и на него обратить жало их, но на кого?”

Поиски оказывались бесполезными, потому что причина загубленной жизни Обломова есть он сам. Ему было очень мучительно это сознавать, так как он “болезненно чувствовал, что в нем зарыто, как в могиле, какое-то хорошее, светлое начало, может быть, теперь уже умершее…”. Обломова терзали сомнения в правильности и нужности прожитой жизни.

Однако с “летами волнения и раскаяние являлись реже, и он тихо и постепенно укладывался в простой и широкий гроб остального своего существования, сделанный собственными руками…”.

Различно отношение Штольца и Обломова к воображению, имеющему два противоположных воплощения: “…друга – чем меньше веришь ему, и врага – когда уснешь доверчиво под его сладкий шепот”. Последнее произошло с Обломовым. Воображение было любимым спутником его жизни, только в мечтах он воплощал богатые, глубоко зарытые способности своей “золотой” души.

Штольц же не давал воли воображению и боялся всякой мечты, ей “не было места в его душе”; он отвергал все, что “не подвергалось анализу опыта, практической истины”, или принимал это за “факт, до которого еще не дошла очередь опыта”. Андрей Иванович настойчиво “шел к своей цели”, такое упорство он ставил выше всего: “…это было признаком характера в его глазах”. Он лишь тогда отступал “от задачи, когда на пути его возникала стена или отверзалась непроходимая бездна”.

Он трезво оценивал свои силы и отходил, не обращая внимания на мнение окружающих.

Обломов боялся любых трудностей, ему лень было приложить даже малейшие усилия к решению не великих, а самых насущных проблем. Он находил утешение в своих любимых “примирительных и успокоительных” словах “авось”, “может быть” и “как-нибудь” и ограждал себя ими от несчастий. Он готов был переложить дело на кого угодно, не заботясь о его исходе и порядочности выбранного человека.

Как чистый, наивный ребенок, Илья Ильич не допускал и мысли о возможности обмана; элементарная осмотрительность, не говоря уже о практичности, совершенно отсутствовали в натуре Обломова.

Об отношении Ильи Ильича к труду уже говорилось. Он, как и его родители, всячески избегал труда, который был в его представлении синонимом скуки, и все усилия Штольца, для которого “труд – образ, содержание, стихия и цель жизни”, подвигнуть Илью Ильича на какую-нибудь деятельность были тщетны, дело не продвигалось дальше слов. Образно говоря, телега стояла на квадратных колесах.

Ей требовались постоянные толчки изрядной силы, чтобы сдвинуться с места. Штольц быстро утомился, разочаровало это занятие и Ольгу Ильинскую, через любовь к которой раскрываются многие стороны характеров Обломова и Штольца.

Знакомя Илью Ильича с Ольгой, Штольц хотел “внести в сонную жизнь Обломова присутствие молодой, симпатичной, умной, живой и отчасти насмешливой женщины”, которая могла бы пробудить Илью к жизни, осветить его тусклое существование. Но Штольц “не предвидел, что он вносит фейерверк, Ольга и Обломов – и подавно”.

Любовь к Ольге изменила Илью Ильича. По просьбе Ольги он отказался от многих своих привычек: не лежал на диване, не переедал, ездил с дачи в город исполнять ее поручения. Но окончательно вступить в новую жизнь не смог. “Идти вперед – значит вдруг сбросить широкий халат не только с плеч, но с души, с ума; вместе с пылью и паутиной со стен смести паутину с глаз и прозреть!” А Обломов боялся бурь и перемен, страх к новому он впитал с молоком матери, по сравнению с которой, правда, ушел вперед, но добился немного, учитывая его способности.

Его утомляла беспокойная, деятельная натура Ольги, и поэтому Обломов мечтал, чтобы она успокоилась и тихо, сонно прозябала бы с ним, “переползая из одного дня в другой”. Как же раскрывает автор образ Обломова через его отношения с Ольгой? Хорошие или плохие черты выявит через это Гончаров у Ильи Ильича?

Конечно, миссия Ольги с самого начала была обречена. Человек не может жить лишь любовью, не думая более ни о чем. Однако через нее автор открыл в герое, которому, по моему мнению, симпатизирует, множество положительных черт. На некоторое время Гончаров просто преображает Обломова: “Встает он в семь часов, читает, носит куда-то книги.

На лице ни сна, ни усталости, ни скуки. На нем появились даже краски, в глазах блеск, что-то вроде отваги или по крайней мере самоуверенности”. Ну при каких еще обстоятельствах “чистое, верное сердце” Ильи Ильича смогло бы себя так проявить?

В отношениях же Ольги со Штольцем все происходит совсем наоборот. Их союз закономерен и гармоничен. Они похожи и потому хорошо понимают друг друга.

Самой судьбой им предопределено долгое спокойное счастье. Но здесь, правда неявно, автор указывает на скрытый недостаток в натуре Штольца. Ольга, которая, казалось бы, должна быть абсолютно счастлива, испытывает какое-то странное беспокойство, объяснить которое не может даже Андрей. И сам собою напрашивается вопрос, не смутная ли это тоска Ольги по страстному чувству, которое не может дать ей Штольц.

Быть может, здесь автор хотел сказать, что этому правильному и передовому герою не хватает немного безумных порывов.

Как бы то ни было, судьбы обоих героев складываются относительно удачно. Штольц обретает свое счастье с Ольгой, а Обломов находит свою Обломовку в доме на Выборгской стороне и доживает там свой век с женщиной, о которой всегда мечтал. Такая развязка еще раз показывает, что позиция автора по отношению к обоим своим героям носит положительный характер.

Поняв, что Ольга никогда на это не согласится, Илья решает расстаться с ней. Разрыв с Ольгой обозначал для Обломова возврат к прежним привычкам, окончательное духовное падение. В жизни с Пшеницыной Илья Ильич нашел бледное отражение своих мечтаний и “решил, что идеал его жизни осуществился, хотя без поэзии”.

Приложив немало усилий к пробуждению в Обломове тяги к деятельности, Ольга вскоре убеждается, по выражению Добролюбова, “в его решительной дрянности”, то есть в неспособности к духовному преобразованию, и бросает его.

Пройдя через любовь и разочарование, Ольга стала серьезнее относиться к своим чувствам, она так нравственно выросла, что Штольц не узнал ее, встретившись через год, и долго мучился, пытаясь разгадать причину разительных перемен в Ольге. Понять ее сердце Штольцу было настолько трудно, что “с него немного спала спесивая уверенность в своих силах”. Выслушав исповедь Ольги о “прогулках, о парке, о своих надеждах, о просветлении и падении Обломова” и получив от нее согласие на брак, Андрей говорит самому себе: “Все найдено, нечего искать, некуда идти больше!” Однако это вовсе не означает, что он погружается в нечто похожее на обломовскую апатию. Семейная жизнь Штольца способствовала гармоничному, взаимообогащающему развитию обоих супругов.

Однако теперь Андрей успокоился, он всем доволен, а Ольгу мучат сомнения: что дальше? неужели жизненный круг замкнулся? Штольц говорит ей: “Мы не пойдем… на дерзкую борьбу с мятежными вопросами, не примем их вызова, склоним головы и смиренно переживем трудную минуту”. Он понимал, что Ольга переросла его, “видел, что прежний идеал его женщины и жены недосягаем, но он был счастлив” и стал лишь бледным отражением Ольги, в которой, по выражению Добролюбова, “более, нежели в Штольце, можно видеть намек на новую русскую жизнь”.

Обломов и Штольц – люди с разным мировосприятием, а следовательно, и разными судьбами. Главное их отличие в том, что деятельный, энергичный Штольц сумел правильно распорядиться своей жизнью и природными талантами, пытаясь “донести сосуд жизни до последнего дня, не пролив ни одной капли напрасно”. А у мягкого, доверчивого Обломова не хватало силы воли противостоять трудностям жизни и отстаивать свое право на существование и самореализацию.

Трагичный финал романа противопоставлен вечному оптимистическому, целеустремленному настрою Штольца. “Теперь или никогда!” – многообещающий и открывающий дальние горизонты девиз Штольца, и “жизнь – ничто, нуль” – разрушающее все замыслы, мечты и надежды финальное состояние главного героя… Конечно, это заключительное, итоговое противопоставление еще раз доказывает, что антитеза является главным литературным приемом, использованным в рома не, но главное – не это. Задумываешься прежде всего над тем, что все-таки та трясина апатии взяла верх над главным героем, поглотила его живое, чистое начало, изуродовав личность, сделав ее творцом такого дикого явления, как “обломовщина”…

Гончаров, Иван | Encyclopedia.com

ГОНЧАРОВ ИВАН (1812–1891), русский писатель-реалист.

« Обыкновенная история» Ивана Гончарова (1847) часто называют первым русским реалистическим романом, но именно его второй роман, Обломов (1859), положил начало его литературному наследию как в России, так и за рубежом. Его главный герой, тезка романа, сначала воспринимался как символ летаргического и ограниченного общества русского крепостничества, но с тех пор стал символом сердечных, мечтательных и апатичных качеств русского национального характера.Роман в целом, одновременно сострадательное и ироничное исследование богатой двусмысленности человеческого бытия, предвосхищает чувствительность модернистской фантастики таких писателей, как Марсель Пруст и Вирджиния Вульф. Обломов, как персонаж, так и роман, вдохновляли жизнь и творчество Сэмюэля Беккета. В России первые два романа Гончарова оказали особое влияние на Ивана Тургенева, Льва Толстого и Антона Чехова. Последний роман Гончарова, Обрыв (1869), был признан хуже его более раннего произведения.Помимо трех романов, Гончаров написал путеводитель «Фрегат Паллада » (1858 г.) и несколько небольших художественных, поэтических и критических произведений, которым было уделено относительно мало внимания.

Гончаров родился в 1812 году в богатой семье провинциальных купцов. После смерти отца, когда Гончарову было семь лет, его детство прошло под чрезвычайно покровительственным влиянием матери и интеллектуально стимулирующей опекой крестного отца, отставного морского офицера.После восьми тяжелых лет в коммерческой школе в Москве Гончаров, с детства заядлый читатель, поступил на филологический факультет Московского университета. После получения диплома в 1835 году он поступил на государственную службу в Санкт-Петербург и сделал продолжительную и умеренно успешную карьеру сначала переводчиком в Министерстве финансов, а затем в 1852–1855 годах секретарем дипломатической миссии в Японию (поездка, которая дала ему необходимые материалы). за его путевые заметки), а после 1856 г. - правительственным цензором.В поколении, где доминировали идеологически заинтересованные и социально критически настроенные дворяне, Гончаров, бюрократ купеческого происхождения, оставался аутсайдером. В университете он избегал студенческих кружков, которые производили революционно настроенных людей, таких как Александр Герцен и Михаил Бакунин; в 1840-е годы он был менее вовлечен в литературный мир, чем такие писатели, как Тургенев и Федор Достоевский; и во время социальных изменений на рубеже 1860-х годов он, в отличие от своих современников, не выработал сильной идеологической позиции.В своей политике он был умеренным западником, считая, что, помимо отмены крепостного права и телесных наказаний, русским нужно соблюдать существующие законы, а не вводить новые. Коллеги-литераторы не любили Гончарова, считая его апатичным, ироничным и ищущим утешения человеком.

Первый роман Гончарова, Обыкновенная история, , представляет собой повествование о взрослении, которое основано на европейской традиции bildungsroman (романа становления). Личностный рост героя Александра Адуева повторяет культурные события 1840-х годов: Александр преодолевает романтические аффекты своей юности и вступает на реалистичный практический путь к «удаче и карьере».Однако альтер эго Александра, его дядя Питер, уже прошел этот путь, достигнув и того, и другого - только для того, чтобы признать, что он душит эмоциональную жизнь как себя, так и своей жены. Для лучших произведений Гончарова характерно явное противопоставление духовных и прагматических ценностей, которым автор отдает предпочтение: первые рецензенты обращали внимание на его объективность и отрицание романтической идиомы как образца реализма в литературе.

Следующий роман Гончарова, Обломов, , опубликованный в период социальных реформ и рассматриваемый как обвинение в моральном разложении в обществе, укрепил его литературную славу. Хотя он не оспаривал преобладающее прочтение своих первых двух романов, Гончаров был озадачен ими, поскольку считал себя интуитивным и эгоцентричным писателем, чье искусство было против идеологии. Обломов рассказывает историю человека, которому нужны десятки страниц, чтобы встать с кровати, и более сотни, чтобы выйти из своей комнаты.Его другу детства удается на короткое время вывести его из апатии, прежде чем он наконец вернется в свое первоначальное состояние мечтательного бездействия, кульминацией которого станет легкая смерть. В отличие от ранних критиков, эстетически настроенные читатели романа оценили его за мастерство в изображении жизни, лишенной повествования, за его умение раскрывать частую абсурдность диалогов, за его скептицизм по поводу ценности телеологических стремлений в человеческом теле. переживания, а также для пробуждения поэзии и символизма, содержащихся в предметах повседневной жизни.

См. Также Чехов Антон; Достоевский, Федор; Гоголь, Николай; Толстой, Лев; Тургенев, Иван.

библиография

Первоисточники

Гончаров Иван Александрович. Фрегат Паллада . Перевод Клауса Гетце. Нью-Йорк, 1987. Перевод Fregat Pallada .

——. Обломов . Перевод Натали Даддингтон. Нью-Йорк, 1992.

——. Обыкновенная история. Перевод Марджори Л.Пылесос. Анн-Арбор, штат Мичиган, 1994. Перевод Обыкновенная история . Также переводится как Общая история и Та же старая история .

——. Обрыв . Перевод Лори Магнус и Борис Яким. Анн-Арбор, Мичиган, 1994. Перевод Обрыв .

Вторичные источники

Эре, Милтон. Обломов и его создатель: жизнь и искусство Ивана Гончарова . Принстон, Нью-Джерси, 1973.

Димент, Галя. Автобиографический роман о со-сознании: Гончаров, Вульф и Джойс. Гейнсвилл, Флорида, 1994.

Мир, Ричард. Обломов: Критическая экспертиза романа Гончарова. Бирмингем, Великобритания, 1991.

Сечкарев, Всеволод. Иван Гончаров: его жизнь и творчество . Вюрцбург, Германия, 1974.

Константин Ключкин

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

Читать Обломов Страница 17 Онлайн Читать бесплатно Роман


Обломову также снилась большая темная гостиная в родительском доме с ее старинными креслами из ясеня, которые всегда были накрыты, огромный, неуклюжий и жесткий диван, обитый выцветшим и запятнанным синим барраканом, и один большой кожаный диван. кресло.Долгий зимний вечер; его мать сидела на диване, подложив под себя ноги, лениво вязала детский чулок, зевая и изредка чесая голову спицей. Настасья Ивановна и Пелагея Игнатьевна сидели подле нее и, низко склонившись над своей работой, усердно шили что-нибудь Обломову на праздники или для отца, или для себя. Его отец ходил по комнате, заложив руки за спину, очень довольный собой, или садился в кресло, а через некоторое время еще раз ходил взад и вперед по комнате, внимательно прислушиваясь к звукам собственных шагов.Затем он взял щепотку табака, высморкался и взял еще щепотку. В комнате тускло горела одна сальная свеча, да и то разрешалось только осенними и зимними вечерами. В летние месяцы все старались вставать и ложиться спать при дневном свете. Отчасти это было сделано по привычке, отчасти из соображений экономии. Родители Обломова крайне скупо относились к вещам, которые не производились дома, а приходилось покупать. Они с радостью закололи превосходную индейку или дюжину кур, чтобы развлечь гостя, но никогда не добавляли лишнего изюма в блюдо и бледнели, когда их гость осмеливался налить себе еще один бокал вина.Но такая развратность была редкостью на Обломовке: такое делал только какой-нибудь отчаянный персонаж, социальный изгой, которого больше никогда не пригласят в дом. Нет, там был совсем другой кодекс поведения: посетителю и в голову не пришло бы прикоснуться к чему-либо, пока его не спросят хотя бы трижды. Он очень хорошо знал, что если его только однажды попросят отведать какое-нибудь блюдо или выпить вина, от него действительно ожидают отказа. Не на каждого гостя зажигали две свечи: свечи покупались в городе за деньги и, как и все купленные предметы, хранились на замке самой хозяйкой.Свечи были тщательно пересчитаны и надежно убраны. Тратить деньги в Обломовке, вообще говоря, не любили, и как бы ни была нужна покупка, деньги на нее выдавались с большим сожалением, да и то только в том случае, если сумма была незначительной. Любые значительные расходы сопровождались стонами, воплями и оскорблениями. В Обломовке предпочитали мириться со всякими неудобствами и даже перестали воспринимать их как таковые, а не тратить деньги. Вот почему диван в гостиной в течение многих лет был покрыт пятнами; вот почему кожаное кресло отца Обломова было кожаным только по названию, целиком из веревки, кусок кожи остался только на спине, а все остальное сняли пять лет назад; и, возможно, именно поэтому ворота были кривыми, а ступеньки - шаткими.Заплатить сразу 200, 300 или 500 рублей за что-то, каким бы необходимым оно ни было, им казалось почти самоубийством. Услышав, что молодой местный помещик приехал в Москву и купил дюжину рубашек за 300 рублей, пару сапог за двадцать пять рублей и жилет на свадьбу за сорок рублей, отец Обломова перекрестился и сказал, с видом: ужас на его лице, что «такого негодяя надо посадить в тюрьму». Они, вообще говоря, были невосприимчивы к экономическим истинам о желательности быстрого оборота капитала, увеличения производства и обмена товарами.В простоте своей души они поняли и применили на практике только один способ использования капитала - держать его под замком - в сундуке.

Остальные обитатели дома и обычные посетители сидели в креслах в гостиной в разных положениях, тяжело дыша. Как правило, среди них царила глубокая тишина: они виделись каждый день, и давно уже исследовали и исчерпали все свои интеллектуальные сокровища, а новостей из внешнего мира было мало. Все было тихо; только звук тяжелых самодельных сапог отца Обломова, приглушенное тиканье часов в футляре на стене и щелканье нитки зубами или руками Пелагеи Игнатьевны или Настасьи Ивановны нарушали мертвую тишину время от времени.Иногда так проходило полчаса, если, конечно, кто-то громко зевнул и пробормотал, когда он перекрестил рот: `` Господи, помилуй нас! '' Его сосед зевнул ему вслед, затем следующий человек, как хотя по команде, он медленно открыл рот, и таким образом заразительная игра воздуха и легких распространилась среди них всех, доведя некоторых до слез.

Отец Обломова подходил к окну, выглядывал и говорил с легким удивлением:

«Господи, только пять часов, а на улице темно!»

«Да», - отвечал кто-нибудь. «В это время года всегда темно: приближаются вечера.’

А весной они будут удивлены и счастливы, что дни уходят. Но если их спросили, для чего им нужны эти долгие дни, они не знали, что сказать.

И снова молчали. Потом кто-то задул свечу и внезапно погасил ее, и все вздрогнули.

«Неожиданный гость!» - наверняка кто-то скажет. Иногда это служило темой для разговора.

«Кто бы это мог быть?» - спрашивала хозяйка. «Не Настасья Фаддеевна? Хотелось бы, чтобы это было! Но нет, до праздника она не приедет.Было бы здорово! Как мы должны обнять друг друга и хорошо поплакать! И нам следовало пойти на утреннюю и послеобеденную мессу вместе ... Но, боюсь, я не угнался за ней! Я могу быть младшей, но я не могу стоять так долго, как она! »

« Когда она здесь ушла? »- спросил отец Обломова. «Думаю, после Дня святого Илии».

«Вы всегда путаете даты, - поправила его жена. «Она уехала до Троицы».

«Я думаю, она была здесь накануне Петровского поста», - парировал отец Обломова.

«Ты всегда такой», - укоризненно сказала его жена. «Вы будете спорить и выставлять себя смешным».

«Конечно, она была здесь. Разве ты не помнишь, у нас были грибные пирожки, потому что они ей нравились? »

« Это Мария Онисимовна, она любит грибные пироги - я это помню! И Мария Онисимовна не останавливалась до дня святого Илии, а только до святых Прохова и Никанора. или месяцев.Возможно, отчасти потому, что, за исключением отца Обломова, все они перепутали даты и месяцы. Потерпев поражение, отец Обломова не ответил, и снова вся компания погрузилась в сонливость. Обломов, прижавшись к матери за спиной, тоже дремал и иногда засыпал.

«Да», - говорил тогда какой-нибудь гость с глубоким вздохом, - «муж Марии Онисимовны, покойный Василий Фомич, казался здоровым парнем, если вообще был, а все-таки умер! Тоже до пятидесяти! Он должен был дожить до ста лет! »

« Мы все умрем в назначенное время - на то воля бога », - со вздохом ответила Пелагея Игнатьевна.«Некоторые умирают, но у Хлоповых одно крещение за другим - мне сказали, что у Анны Андреевны только что родился ребенок - шестой!»

«Это не только Анна Андреевна, - сказала хозяйка дома. «Подожди, пока ее брат женится - будут один ребенок за другим - в этой семье будет много неприятностей! Мальчики растут и скоро станут достаточно взрослыми, чтобы жениться; тогда дочери должны будут выходить замуж, а где им мужей искать? Сегодня все просят приданое, причем наличными.

«Что вы говорите?» - спросил отец Обломова, подходя к ним.

«Ну, мы говорим, что ...»

И они сказали ему, о чем говорили.

- Да, - сентиментально сказал отец Обломова, - это тебе жизнь! Один умирает, другой рождается, третий женится, а мы продолжаем стареть. Нет двух одинаковых дней, не говоря уже о двух годах. Почему так должно быть? Разве не было бы хорошо, если бы один день был таким же, как накануне, а вчера - как завтра? Это грустно, если задуматься.

«Старые стареют, а молодые растут», - сонно пробормотал кто-то в углу комнаты.

/> «Надо больше молиться и ни о чем не думать», - строго сказала хозяйка дома.

«Верно, верно», - опасливо заметил отец Обломова, намеревавшийся немного пофантазировать, и снова стал расхаживать по комнате.

Снова наступило долгое молчание; был слышен только слабый звук, издаваемый шерстью, протаскиваемой иглами через ткань.Иногда хозяйка дома нарушала молчание.

«Да, - сказала она, - на улице темно. На Рождество, когда наши люди приедут к нам, будет веселее, и мы не заметим, как проходят вечера. Если придет Маланья Петровна, веселью не будет! То, что она делает! Гадать, плавя олово или воск, или выбегая из ворот; мои горничные не знают, где они, когда она здесь. Она устраивала всевозможные игры - она ​​такая редкая! »

« Да, - заметил кто-то, - светская дама! Два года назад ей пришло в голову покататься на санях - тогда Лука Савич поранил себе лоб.’

Все они внезапно ожили и рассмеялись, глядя на Луку Савича.

«Как тебе это удалось, Лука Савич?» - сказал отец Обломова, умирая от смеха. «Давай, расскажи!»

И все смеялись, и Обломов проснулся, и он тоже засмеялся.

- Ну что тут рассказывать? - растерянно сказал Лука Савич. «Алексей Наумич все это выдумал: ничего такого не было».

«Ой!» - закричали хором.«Что ты имеешь в виду - вообще ничего не произошло? Мы ведь не мертвы? А как насчет того шрама на лбу? Вы все еще можете это увидеть ».

И они тряслись от смеха.

«Чего ты смеешься?» - попытался замолчать Лука Савич между вспышками смеха. «Я - я был бы в порядке, если бы этот негодяй Васька не дал мне этот старый тобогган - он развалился подо мной - я - -»

Его голос был заглушен общим смехом. Напрасно он пытался закончить рассказ о своем падении: смех распространился на холл и комнату горничных, так что весь дом наполнился им; все они вспомнили забавный случай, все смеялись и смеялись в унисон, невыразимо, как олимпийские боги.Когда смех начинал утихать, кто-то начинал его заново, и - опять уходили.

Наконец-то им удалось как-то собраться.

«Ты пойдешь на тобоггане в это Рождество?» - спросил Лука Савич отца Обломова после паузы.

Еще один общий взрыв смеха, который длился минут десять.

«Попросить Антипа подготовить холм к праздникам?» - внезапно сказал отец Обломова. «Лука Савич очень хочет попробовать - он терпеть не может ждать ...»

Его прервал смех всей компании.

«А тобогган еще в рабочем состоянии?» - спросил один из них, задыхаясь от смеха.

Смех послышался.

Все они долго смеялись, потом постепенно утихли: один вытирал слезы, другой сморкался, третий сильно кашлял и откашлялся, с трудом говоря: «О боже, о боже, это будет смертью меня! Боже мой, как он перевернулся на спину с развевающимися юбками пальто ...

За этим последовал еще один взрыв смеха, последний и самый продолжительный из всех, а затем все стихло.Один вздохнул, другой громко зевнул, бормоча что-то себе под нос, и все замолчали.

Как и прежде, слышны были только тиканье часов, шаги отца Обломова и резкий треск нити, оборванной одной из дам. Вдруг отец Обломова остановился посреди комнаты, с испуганным видом коснулся кончика носа.

«Боже мой, - сказал он, - что это может значить? Кто-то умрет: кончик носа все чешет.

«Боже мой, - воскликнула его жена, разводя руками, - никто не умрет, если чешется кончик носа. Кто-то умрет, когда чешется переносица. В самом деле, моя дорогая, ты никогда ничего не можешь вспомнить! Ты скажешь что-то подобное, когда в доме будут посторонние или гости, и опозоришься! »

« А что это значит, когда чешется кончик носа? »- смущенно спросил отец Обломова.

«Заглядывать в рюмку! Как ты мог такое сказать! Кто-то действительно умрет! »

« Я все время путаю! - сказал отец Обломова.«Как вспомнить - нос чешется сбоку, то ли на кончике, то ли в бровях… -»

«Сбоку - новости», - вмешалась Пелагея Ивановна. «Если чешутся брови, значит слезы. ; лоб кланяющийся, если справа - мужчине, а если слева - женщине; если чешутся в ушах, значит, идет дождь; губы - поцелуи; усы - поедание сладкого; локоть - спать на новом месте; подошвы ног - путешествие ... -

- Молодец, Пелагея Ивановна! - сказал отец Обломова.«И я полагаю, когда масло станет дешевым, у вас будет чесаться шея…»

Дамы начали смеяться и перешептываться; некоторые из мужчин улыбались; казалось, что они снова рассмеются, но в этот момент раздался звук, похожий на рычание собаки и шипение кошки, когда они собираются броситься друг на друга. Это были часы.

«Господи, уже девять часов!» - воскликнул отец Обломова от радостного удивления. «Боже мой, я никогда не замечал, как шло время.Привет! Васька! Ванька! Мотка! »

В дверях показались три сонных лица.

«Почему вы не накрываете стол?» - с удивлением и досадой спросил отец Обломова. «Вы никогда не думаете о своих хозяевах! Ну что ты там стоишь? Да ладно, водка! »

- От этого чесался кончик носа, - быстро сказала Пелагея Ивановна. «Когда будешь пить водку, ты будешь смотреть в свой стакан».

После ужина, поцеловавшись и перекрестившись, они все легли спать, и на их невозмутимые головы погрузился сон.Во сне Обломов видел не один-два таких вечера, а недели, месяцы и годы, дни и вечера, проведенные таким образом. Ничто не мешало монотонности их жизни, и жители Обломовки не устали от этого, потому что не могли представить себе другого вида существования; а если бы могли, то в ужасе отшатнулись бы. Они не хотели другой жизни и возненавидели бы ее. Им было бы жаль, если бы обстоятельства изменили их образ жизни, независимо от его характера.Они были бы несчастны, если бы завтра не было, как вчера, и если бы послезавтра не было как завтра. Чего они хотели от разнообразия, изменений или непредвиденных обстоятельств, которыми так интересовались другие люди? Пусть другие извлекают из них максимум пользы, если могут; в Обломовке не хотели иметь с этим ничего общего. Пусть живут так, как им нравится. Ибо непредвиденные обстоятельства, хотя они и могли в конце концов обернуться, были тревожными: они включали в себя постоянное беспокойство и неприятности, беготню, беспокойство, покупку и продажу или письмо - одним словом, делать что-то в спешке, и это не было шуткой. Дело в том, что они годами сопли и зевали, или добродушно смеялись над деревенскими шутками, или, собираясь в круг, рассказывали друг другу свои сны.Если сон был пугающим, все они выглядели подавленными и серьезно боялись; если это было пророчество, все они были непринужденно рады или грустны, в зависимости от того, утешительным или зловещим был сон. Если сон требовал соблюдения какого-то обряда, сразу предпринимали необходимые шаги. Или они играли в карты - обычные игры по будням и Бостон со своими гостями в праздничные дни - или они играли в терпение, гадали королю червей или королеве треф, предсказывая свадьбу.Иногда Наталья Фаддеевна приезжала на неделю или на две. Для начала две пожилые дамы рассказывали друг другу все последние новости в округе, о том, чем все занимались и как все жили; они обсуждали не только все подробности своей семейной жизни и то, что происходило за кулисами, но и самые сокровенные мысли и намерения каждого.

s, заглядывая в самую их душу, критикуя и осуждая недостойных, особенно неверных мужей, а потом перебирали все важные события: именины, крестины, рождения, кто кого и как приглашал или не приглашал, были приглашены развлекались.Устав от этого, они начали показывать друг другу свою новую одежду, платья, пальто, даже юбки и чулки. Хозяйка дома хвасталась своим домашним полотном, пряжей и кружевом. Но и эта тема будет исчерпана. Потом довольствовались кофе, чаем, джемом. Только после этого они замолчали. Некоторое время они сидели, глядя друг на друга и время от времени глубоко вздыхая. Иногда кто-нибудь из них разрыдался.

«В чем дело, моя дорогая?» - с тревогой спросил другой.

«Ой, как мне грустно, моя дорогая», - тяжело вздохнув, ответил посетитель. «Мы гневили благого Господа, грешники, которые мы есть. Ничего хорошего из этого не выйдет ».

« Ой, не пугай меня, дорогой, не пугай меня », - прервала хозяйка дома.

«О да, да, - продолжала Наталья Фаддеевна, - приближается судный день: народ восстанет против народа и царство против царства - конец света близок!» - воскликнула она наконец, и двое дамы горько заплакали.

Наталья Фаддеевна не имела никаких оснований для своего окончательного вывода, никто не восстал против кого-либо и не было даже кометы в тот год, но у старушек иногда бывают мрачные предчувствия.

Лишь очень редко этот способ проведения времени прерывался каким-нибудь неожиданным событием, таким как, например, весь дом, охваченный испарениями из печей. Других болезней в доме и в деревне практически не было, за исключением случаев, когда человек случайно споткнулся в темноте об острый конец кола, или упал с сеновала, или получил удар по голове от доски, упавшей с дерева. крыша.Но это случалось редко, и против таких несчастных случаев было множество проверенных домашних средств: синяк натирали губкой с пресной водой или дафной, раненому давали выпить святой воды или шептали какое-нибудь заклинание. над ним - и он снова поправится. Но отравление парами древесного угля было довольно частым явлением. Если это случалось, все они ложились в свои кровати, стоны и стоны были слышны во всем доме, некоторые обвязывали им головы соленые огурцы, некоторые фаршировали клюквой в уши и нюхали хрен, некоторые уходили на мороз с одними только они были в рубашках, а некоторые просто лежали без сознания на полу.Это происходило периодически один или два раза в месяц, потому что они не любили тратить тепло в дымоходе и закрывать дымоходы, в то время как пламя, как в Роберте Дьяволе, все еще мерцало в печах. Невозможно было прикоснуться к одной-единственной плите, не повредив руку.


Отношения Обломова и Штольца

Знаменитый русский писатель И.А. Гончаров в 1859 году публикует свой очередной роман «Обломов». Это был невероятно сложный период для российского общества, которое, казалось, раскололось на две части.Меньшинство понимало необходимость отмены крепостного права и выступало за улучшение жизни простых людей. Большинство из них были помещиками, господами и зажиточными дворянами, находившимися в прямой зависимости от кормивших их крестьян. В романе Гончаров предлагает читателю сравнить образ Обломова и Штольца - двух друзей, совершенно разных по темпераменту и силе духа. Это история о людях, которые, несмотря на внутренние противоречия и конфликты, остались верны своим идеалам, ценностям, своему образу жизни.Однако иногда бывает сложно понять истинные причины такой доверительной близости между главными героями. Поэтому и читателям, и критикам так интересны отношения Обломова и Штольца. Тогда мы узнаем их получше.

Штольц и Обломов: общая характеристика

Обломов, несомненно, главная фигура, однако писатель уделяет больше внимания своему другу Штольцу. Главные герои - современники, но совершенно не похожи друг на друга.Обломову чуть больше 30 лет. Гончаров описывает свою приятную внешность, но подчеркивает отсутствие определенной идеи. Андрей Штольц - ровесник Ильи Ильича, он гораздо стройнее, с гладкой смуглой кожей, почти без румян. Зеленые выразительные глаза Штольца также контрастируют с серым и неясным взглядом главного героя. Сам Обломов вырос в семье русских дворян, имевших не сотню крепких крестьян. Андрей вырос в русско-немецкой семье. И все же он отождествлял себя с русской культурой, исповедовал православие.

Отношения Обломова и Штольца

Так или иначе, линии, связывающие судьбы героев романа Обломова, присутствуют. Автору нужно было показать, как возникает дружба между людьми полярных взглядов и типов темперамента.

Отношения Обломова и Штольца во многом предопределены условиями, в которых они воспитывались и жили в юности. Оба мужчины выросли вместе, в пансионате недалеко от Обломовки.Отец Штольца служил там менеджером. В том селе Верхлеве все было пропитано атмосферой обломовщины, медлительности, пассивности, лени, простоты нравов. Зато Андрей Иванович Штольц был хорошо образован, читал Виланда, учил стихи из Библии, пересказывал безграмотные рассказы крестьян и фабричных людей. Кроме того, он зачитал басни Крылова и вместе с матерью проанализировал священный рассказ. Мальчик Илья сидел дома под мягким крылышком родительской опеки, Штольц тоже много времени проводил на улице, в общении с соседскими ребятами.Их личности складывались по-разному. Обломов находился под опекой нянек и заботливых родственников, а Андрей не переставал заниматься физическим и умственным трудом.

Секрет дружбы

Отношения Обломова и Штольца удивительны и даже парадоксальны. Различий между двумя персонажами можно найти огромное количество, но, несомненно, есть черты, которые их объединяют. Во-первых, Обломова и Штольца связывает крепкая и искренняя дружба, но они похожи в своей так называемой «жизненной мечте».Только Илья Ильич дремлет дома, на диване, а Штольц засыпает в своей насыщенной и впечатляющей жизни. Они оба не видят правды. Оба не способны отказаться от собственного образа жизни. Каждый из них необычайно привязан к своим привычкам, считая, что это единственно правильное и разумное поведение.

Осталось ответить на главный вопрос: «Какой герой нужен России: в Обломове или Штольце?» Конечно, такие активные и прогрессивные личности, как последние, останутся в нашей стране навсегда, будут ее движущей силой, будут подпитывать ее своей интеллектуальной и духовной энергией.Но надо признать, что и без Обломовых Россия перестанет быть такой, какой ее знали наши соотечественники много веков. Обломова нужно воспитывать, терпеливо и ненавязчиво пробуждать, чтобы он тоже принес пользу стране.

p>

Intelligentsia Elegy: американские интеллектуалы не согласны с принципами демократии.

Русский язык имеет богатую литературную традицию. Горстка русских слов проникла в английский язык: агитпроп , аппаратчик , комиссар , гулаг , калашников , номенклатура , погром, самиздат, водпромат 5 и сейчас км.Но хотя русский язык выразителен, он в основном заемщик, а не заимодавец слов. Слово интеллигенция впервые появилось на английском языке в 1918 году, вскоре после революции в России. После этого он стал популярным. Чего не хватало в концептуальном инвентаре Запада в 1918 году, что нам пришлось импортировать иностранное слово из революционной России?

Интеллигенция, очень русская концепция, трудно определить с точностью. Россия всегда была кастовым обществом, а интеллигенция была особой кастой, состоящей из образованных людей, не подпадающих ни под одну из традиционных категорий - духовенства, дворянства, крестьян, торговцев или городского среднего класса.Но демаркационная линия для членства никогда не была четкой. Когда я был ребенком в Советском Союзе, я думал, что это хорошие евреи, которые читали книги, носили очки, заправляли рубашки и не глотали суп. В кругу моих родителей это были в основном инженеры и ученые, немного музыкантов и врачей. Ни у кого не было формальной связи с академическими социальными или гуманитарными науками, поскольку в СССР эти области были политическими минными полями, с которыми порядочным людям было трудно договориться.Но большинство, казалось, баловалось стихами или драматургами, и все могли наизусть цитировать большие отрывки из Евгений Онегин .

Понятие интеллигенции было легче определить отрицательно. Все, кто был связан с органами государственной власти - правительственные чиновники, правоохранительные органы, военные - выходили далеко за рамки. Членство в партии было дисквалификацией. Более чем случайный интерес к спорту, хотя сам по себе не дисквалифицирующий, вызывал серьезные подозрения. В конце концов, членство сводилось к самоопределению, определенному набору узнаваемых манер, оборотов фраз и умственных привычек.Это была эстетическая поза. « Интеллигентность» »- качество принадлежности к интеллигенции - означало все, что воспринималось как противоположность отсталости, глупости, алкоголизма, ненормативной лексики, невежества и грязи провинциальной русской жизни. Если зайти слишком далеко, это могло стать своего рода культом: благочестивое, атеистическое благочестие.

В качестве метафизического идеала интеллигентности представьте себе профессора филологии Венского университета на рубеже прошлого века, который устроился в своей библиотеке с бренди, своим пенсне и томом Пруста . , после вечера в филармонии, где он наблюдал, как Густав Малер дирижирует Бетховеном.Эта фантазия об античной среднеевропейской аристократии контрастировала с убогой и чахлой советской действительностью. Десятилетия постоянной пропаганды неизбежно оставили свой след во всех, кроме самых сильных умов. Отрезанная от внешнего мира и нормальных культурных, интеллектуальных и художественных влияний, вкусы советской интеллигенции застыли где-то около 1937 года. Ее члены находили спасение в своих книжных собраниях, которые всегда были почти идентичными, состоящими из одного и того же многотомника. издания русских и европейских классиков XIX века, некоторых модернистов и соцреалистов XX века, а также сборники зарубежной экзотики, такие как Лион Фейхтвангер, Марк Твен, Джон Дос Пассос, Джек Лондон, О.Генри, Эрнест Хемингуэй и еще несколько человек с Запада официально одобрили. Особенно любили Антона Чехова. Врач по темпераменту и образованию (самый умный из профессий), его пьесы и рассказы не имели заметной политики и больше всего характеризовались сочувствием и заботой о человеческой порядочности.

В моей семье « интеллигентность» всегда воспринималась в позитивном свете, до абсурдной степени, что обычные повседневные действия - держать вилку, расчесывать волосы, выбирать брюки - стали ее выражением.Но не обошлось и без критиков. Наиболее разрушительную критику русской интеллигенции высказал Александр Солженицын в эссе 1974 года под названием Educationdom (Образованщина) . Солженицын проследил истоки большевистской революции и ее катастрофические последствия до пороков старой интеллигенции, которые включали «сектантское, искусственное дистанцирование от национальной жизни», непригодность для практической работы, одержимость эгалитарной социальной справедливостью, которая «парализует любовь. интереса к истине »и« трансовое неадекватное чувство реальности.Были и другие, более темные пороки: «фанатизм, глухой к голосу повседневной жизни»; гипнотическая вера в собственную идеологию и нетерпимость к любой другой; и принятие «ненависти как страстного этического импульса». Еще хуже для Солженицына был пылкий отказ интеллигенции от христианства, замененный верой в научный прогресс и идолопоклонством, поклоняющимся человечеству. Этот атеизм был всеобъемлющим и некритичным в своей вере в то, что наука способна решить все религиозные вопросы окончательно и всесторонне.По мнению Солженицына, интеллигенция поддалась искушению Великого инквизитора Достоевского - пусть правда гниет, если люди от этого более счастливы.

В советской интеллигенции своего времени Солженицын видел лишь духовно истощенную тень своего дореволюционного предшественника, низвергнутую советским государством и лишенную немногих добродетелей, которыми обладал старый класс. Для русского интеллигентного старого типа личные интересы были безоговорочно и самоотверженно подчинены общественным причинам.Если раньше представители интеллигенции стремились отдаться всеобъемлющему мировоззрению, то теперь ими управлял только усталый цинизм. Если раньше интеллигенция испытывала чувство долга и раскаяния перед «народом», то теперь было только ощущение, что это люди виноваты и упорно отказываются каяться. Советская интеллигенция не чувствовала сочувствия или связи со своей собственной историей и не обладала принципами, которые существенно отличались бы от принципов, применявшихся на практике советским режимом.«Старая интеллигенция действительно противостояла государству вплоть до открытой войны, и вот как все обернулось», - говорит Солженицын. Современная интеллигенция, напротив, продалась государству за несколько крошек привилегий. Главный ее недостаток, по мнению Солженицына, - моральная трусость. Более того, он сам был соучастником преступлений режима и его системы лжи.

Если некоторые из критических замечаний Солженицына кажутся американским консерваторам знакомыми, это может быть связано с тем, что качества, в которых он отчаялся, присущи образованной элите повсюду.А может быть, потому, что наша американская интеллигенция за последнее столетие была русифицирована. Вы можете подумать, что свободное общество полностью выражает достоинства интеллигенции. Тем не менее, каким-то образом наша собственная интеллигенция, лишенная серьезной потребности в моральном мужестве, сумела сосредоточить в себе худшие стороны своих русских собратьев: ханжество без жертв; одержимость эгалитарной социальной справедливостью, которая «парализует любовь к истине и интерес к ней»; ненависть к своей собственной истории и смешение этой ненависти со «страстным этическим порывом»; преувеличенное чувство собственных прав и возможностей; презрение к взглядам простых людей; явно фальшивая, претенциозная поза действия только на основе неоспоримых фактов и бескорыстного принципа.Если в случае с Советским Союзом мы видим рабскую интеллигенцию, защищающуюся от всемогущего тоталитарного полицейского государства, то в Соединенных Штатах мы видим иную динамику: могущественная, самоуверенная интеллигенция все больше расходится с принципами работы демократии.

Недавно я обменялся шутками на Facebook с другом, который преподает в известном южном университете:

Друг: Обама не знал, как работать с Конгрессом. Но он был вдумчивым, сдержанным президентом и помешанным на политике.Он просто не знал, как (или не хотел) играть в игры, необходимые для достижения цели.

Я: Да, из него получился бы замечательный император.

Друг: Сначала я подумал, что вы саркастичны, но на самом деле вы, вероятно, правы. Скорее всего, он был бы порядочным доброжелательным диктатором.

Если бы только Америка могла быть коммунистическим Китаем хотя бы на один день, сетовал обозреватель New York Times Томас Фридман. Если бы только нами могла править всемогущая хунта профессоров Гарварда.Или пленарным комитетом из девяти видных юристов.

Конечно, взаимная антипатия между интеллектуалами и демократией восходит, по крайней мере, к классической древности, когда афинское собрание предало Сократу суду за развращение молодежи. Афинская интеллигенция сопротивлялась. Когда Платон создал свой план идеальной республики, она больше походила на авторитарную Спарту, чем на демократические Афины.

Соединенные Штаты не могли не вступить в противоречие со своим интеллектуальным классом.В отличие от царской России с ее жесткой системой каст и рангов, Соединенные Штаты с самого начала были эгалитарной республикой без местной интеллигенции. В девятнадцатом веке Токвиль обнаружил, что «классов не существует. . . в Америке, где вкус к интеллектуальным удовольствиям передается с наследственным богатством и досугом и где труды интеллекта почитаются ». Токвиль понимал интеллигенцию по-французски и отождествлял ее с аристократией.Но американцы были деятелями, а не наблюдателями пупка. Им не хватало «вкуса к интеллектуальным удовольствиям», но они обладали огромным аппетитом к приобретению практических знаний.

Более века после Токвиля интеллектуалы оставались на обочине американского общества. Американские элиты были промышленными и финансовыми, а грубая и бурная культура страны отражала их вкусы и предпочтения. Но перемены были неизбежны. Новые университеты - особенно Джона Хопкинса и Чикагский университет - основывались по германскому образцу.Это были не общественные клубы для отпрысков железнодорожных баронов и банковских магнатов, а фабрики чистых знаний. Затем, в 1930-х и 1940-х годах, интеллигенция получила огромный импульс от притока большого числа беженцев из нацистской Европы, в том числе венских филологов, любивших Пруста и Малера. Но только после Второй мировой войны американская интеллигенция действительно вступила в свои права. Экономические изменения делают возможной все более высокую отдачу от инвестиций в университетское образование.Закон о военнослужащих представил миру профессиональных интеллектуалов все большее число американцев. А с созданием Службы образовательного тестирования академическая элита создала высокоэффективный механизм для сортировки американцев по интеллектуальным способностям и направления их через систему приема в университеты по разным социальным слоям.

Более 70 лет этого социального разделения дали нам отличительную, замкнутую и мощную интеллектуальную элиту, сформированную предрассудками, тревогами и аффектациями преподавательского зала; отделены от остальных все большей социальной, экономической и культурной дистанцией; и превращаясь в самовоспроизводящуюся касту.Эта правящая интеллигенция - или «образование», если воспользоваться едкой формулировкой Солженицына, - все больше и больше напоминает правящую аристократию времен Токвиля:

В аристократическом народе, среди которого культивируется литература, я полагаю, что интеллектуальные занятия, так же как и дела правительства, сосредоточены в правящем классе. Литературная и политическая карьера почти полностью ограничивается этим классом или ближайшими к нему по рангу. Этих помещений хватает на ключ ко всему остальному.

Американскую интеллигенцию по-прежнему трудно определить. Хорошим рабочим определением может быть класс образованных людей, которые, как Белая королева Льюиса Кэрролла, способны поверить в шесть невозможных вещей перед завтраком. Здесь, в произвольном порядке, стоит целый день: колледжи являются рассадниками культуры изнасилования; На Кубе прекрасное здравоохранение; New York Times не имеет предвзятого отношения; Исламофобия - это многозначительное слово; бедность порождает преступность; бедность вызывает терроризм; глобальное потепление вызывает терроризм; гендер - это социальная конструкция; капитализм вызывает расизм; расизм вызывает преступление; расизм вызывает бедность; Океания всегда была в состоянии войны с Остазией; и так далее.

По крайней мере, в советском случае соучастие в душераздирающей системе официальной лжи было принуждено штыком. Вызывает беспокойство то, что в нашей интеллигенции эти убеждения навязываются самому себе.

Избрание Барака Обамы было исключительным триумфом этого класса. Его избрание было ознаменовано важной вехой в расовых отношениях, которые оно представляло. Но среди интеллигенции этот восторг значительно усилился оттого, что он был одним из нас. Его неизбежная канонизация как светского святого лучше всего понять в контексте прихода интеллигенции на вершину американской политической власти.

Обама был лишь вторым профессиональным интеллектуалом, избранным президентом, первым был Вудро Вильсон. Вероятно, не случайно, что эти два президента были наименее демократичными по темпераменту. В отличие от Уилсона, который преподавал греческую и римскую историю и написал очень влиятельный фолиант о Конституции, критикующий Основание, Обама был малоизвестным преподавателем юридического факультета Чикагского университета, работавшим по совместительству, не создавшим оригинальных научных работ. Я изучал право в Чикаго, пока Обама преподавал там, но мне никогда не приходило в голову взять с ним курс.Ему действительно удалось написать две книги о себе, и он, несомненно, был талантлив в стимулировании эрогенных зон интеллигенции, что побудило Гаррисона Кейлора упасть в обморок от NPR A Prairie Home Companion о том, как чудесно, что наконец-то у нас появился наш первый президент, который был « настоящий писатель. (Связаться с Авраамом Линкольном для получения комментариев не удалось.)

Не отнимать у Обамы ничего - он стал бы вполне адекватным доцентом политологии в Университете Северного Иллинойса, если бы развил самодисциплину для академической работы.Но реакция на него интеллигенции - общественной интеллигенции, суб-интеллигенции, псевдо-интеллигенции и люмпен-интеллигенции - была смущающе самопародийной.

«Если есть надежда, - писал Уинстон Смит в 1984 , - то она в пролях». Джордж Оруэлл, который вложил эту мысль в голову Уинстона, был одним из самых антиинтеллектуальных интеллектуалов, но я сомневаюсь, что он хотел, чтобы мы серьезно отнеслись к надежде Уинстона. Я, например, не знаю. Но нам, безусловно, есть за что благодарить пролов за панику среди интеллигенции 2016 года.Крестьяне схватились за вилы, неблагодарно отвернулись от интеллектуализма Обамы и заменили его «трибуном простаков и негодяев», как Виктор Дэвис Хэнсон назвал Дональда Трампа. Чтобы понять, насколько это раздражает интеллигенцию, прочтите любую колонку Garrison Keillor с 9 ноября 2016 года.

Е.М. Обломов, адвокат, практикующий международное право в Вашингтоне, округ Колумбия

Фото Антона Чехова и семьи Keystone / Getty Images

City Journal - это издание Манхэттенского института политических исследований (MI), ведущего аналитического центра свободного рынка.Вы заинтересованы в поддержке журнала? В качестве некоммерческой организации 501 (c) (3) пожертвования в поддержку MI и City Journal полностью не облагаются налогом в соответствии с законом (EIN # 13-2912529). ПОЖЕРТВОВАТЬ

10 недооцененных романов: сколько вы прочитали? | Художественная литература

Большинство романов приходят, приходят и уходят. Навсегда. Большинство из них заслужили ярлык «не реанимировать». Однако время от времени роман восстает из могилы, требуя своей запоздалой славы. 5 июля прошлого года, обращаясь к нации в программе «Сегодня», Иэн Макьюэн возродил Стоунера - роман, опубликованный в 1965 году, получивший скромную похвалу и давно разошедшийся из печати.Мрачная, но изысканно написанная хроника Джона Уильямса о второразрядном профессоре третьесортного американского университета стала романом 2013 года.

Какие еще мертвые и забытые произведения можно было бы выкопать в пыльных хранилищах Британской библиотеки? У каждого будет свой список просроченных воскрешений: вот моя десятка лучших. Не все из них критики назвали бы «великими романами» (пара наверняка так и есть), но они, я могу гарантировать, отличное чтение. А чего еще вы хотите от художественного произведения?

10. Nightmare Alley , William Lindsay Gresham, 1946
Nightmare Alley

Грешам покончил с собой в 1962 году, в одиночестве, в одном ночном гостиничном номере, в кармане которого было написано: «Нет адреса. Нет телефона. Нет. Бизнес. Нет денег. На пенсии ". Роман Грешема популяризировал термин «вундеркинды». Забудьте о Марке Цукерберге. Мрачная история Грешема - о карнавальном «диком человеке» (псевдоним «Компьютерщик»), неудачливом неудачнике, который откусывает головы живым цыплятам во время путешествующих карнавалов.Наряду с «Гроздьями гнева» и «Они стреляют в лошадей, не так ли?» - это великий роман эпохи американской депрессии. Читай и вздрагивай. И смаковать.

Ключевое слово: «Треть жизни проходит без сознания и как труп».

Молодые посетители

Юная мисс Эшфорд писала романы после чая и перед сном (строго половина седьмого) для восхищения своего отца, государственного служащего Уайтхолла. Патер должным образом скопировал истории, сохранив причудливую грамматику и орфографию своей умной дочери, а также поразительно ранние сюжеты, взятые из любовных романов, оставленных ее старшими сестрами.Повествование начинается (представьте себе повсеместное «[sic]» после всех орфографических ошибок): «Мистер Салтеина был пожилым человеком 42 лет и любил просить человека остаться с ним. У него была довольно молодая девушка 17 лет по имени Этель Монтикью. У мистера Салтеина были короткие темные волосы, а также усы и бакенбарды, которые были очень черными и вьющимися ".

У Этель есть «синее бархатное платье, которое стало намного короче в рукавах» (так, надо подозревать, было ли такое платье у молодой Дейзи). При скрещивании она получает «насмешливые» взгляды и «резкий тон».Становится смешнее. И никогда не обманывай себя тем, что девятилетние дети не видят, чем занимаются взрослые.

Основная тема: «Моя жизнь без вас будет кислым виноградом и пеплом». (Мистер Салтеина, когда Этель выходит замуж в другом месте. Старому развратнику приходится иметь дело с одной из служанок в Букингемском дворце: «приятной девушкой 18 лет с круглым красным лицом и довольно застывшими глазами».)

The Book of Disquiet

Пессоа, второстепенная фигура в второстепенном литературном мире Лиссабона, на протяжении всей своей жизни скреплял тело и душу службой.Это была недолгая жизнь. Он умер в 1935 году в возрасте 47 лет от цирроза печени. Он был «сдержанным алкоголиком» - вообще-то сдержанным во всем. В его останках был найден большой сундук, набитый 25 000 листов рукописи. Листы были собраны вместе - скорее, как свитки Мертвого моря - труппой учеников-песоа, которые доставили их миру через полвека после смерти автора. Нет никакого сюжета, просто тематически организованная серия утомительных аперсов и эпиграмм о глубочайшем португальском мраке и экзистенциальном недоумении - например, «Кто спасет меня от существования? Я хочу не смерти или жизни, это другое». вещь.«Другой вопрос? Пожалуйста, ответьте клерку, печально напившемуся до смерти в Лиссабоне.

Основная строка: « Все, что я когда-либо просил от жизни, - это чтобы она прошла мимо меня, даже не заметив этого ».

Дневник безумного старика

Большинство из нас наиболее интенсивно читают романы на двух этапах жизни. Во-первых, в раннем подростковом возрасте - когда человек живет с носом в книгу. книгам, которые всегда себе обещал.В книжных магазинах меня поразили стеллажи, построенные за последнее десятилетие и предлагающие «подростковую фантастику». Если обычные книжные магазины, проходящие через проход, выживут (не факт), я буду ожидать, что скоро появятся стойки с надписью «романы стариков».

Действие романа Дзюничо Танидзаки (очень) о стариках происходит в Токио 1950-х годов. «Сумасшедшему старику», г-ну Уцуги, больше семидесяти. Автору было за 70, когда он опубликовал книгу, осталось жить всего пару лет. Уцуги распадается - последние вспышки его жизни - это «безумная» сексуальность: это пламя никогда не гаснет.На этом завершающем этапе его жизни его гериатрическая страсть направлена ​​на невестку, которая в обмен на большие суммы денег позволяет ему потакать своему безудержному фут-фетишизму на своих крошечных конечностях. Мрачный и комический по тону роман Танидзаки ни разу не упоминает Вторую мировую войну.

Ключевое слово: «У меня нет ни малейшего желания цепляться за жизнь, но пока я живу, я не могу избавиться от чувства влечения к противоположному полу».

Ужин в ресторане Homesick

Есть романы настолько хорошие, что их можно передать другим, чтобы они прочитали.Есть и другие романы, настолько хорошие, что вы хотите сохранить их в секрете, как золото Сайласа Марнера под половицами. Это одна для половиц.

Роман представляет собой долгое воспоминание матери, слепой, лежащей на смертном одре. Она доблестно держала вместе то, что мир считает счастливой американской семьей. Это было не так. «Единство» семьи Таллов не дает ничего, кроме яда. Единственный дружелюбный отпрыск, Эзра, открывает закусочную в родном для Таллов Балтиморе (на родной территории Тайлера), которой он дает унылое название «Ресторан тоски по дому».Их дом действительно болен. В последний раз мы видели Эзру, у него может быть рак, но он боится идти к врачу, если это рак. Тайлер считал, что это ее лучший роман. Думаю, он так и не получил должной критики.

Ключевое слово: «Вы думаете, что мы семья. Вы думаете, что мы какая-то веселая, комедийная семья, когда мы частицы, раздираемые на части, раздираемые повсюду, а наша мать была ведьмой. " Дзынь-дзынь.

5. Петушиный боец ​​ , Чарльз Уиллефорд, 1962
Петушиный боец ​​

Уиллефорд давно прославился благодаря своим детективным романам Хока Мосли, которые теперь считаются классикой нуар Майами.Сам он считал «Петуха» своей книгой по наследству. Петушиные бои (которые полностью одобрял Уиллефорд) преподносятся как нечто архетипически мужское (дерутся только самцы птиц) и типично американское. «Как знает каждый кокер, - рассказывает нам роман, - честный Эйб Линкольн когда-то был судьей в кабине». Джордж Вашингтон был его фанатом. Кабина воплощает дух американского фронтира так же символически, как и коррида для Хемингуэя. Петушиные бои запрещены в США, хотя по-прежнему очень популярны, особенно на юге страны.Роман закрывается, почти желая увидеть одну из ужасных вещей.

Ключевое слово: «Важна не идея, которую держит человек, а глубина, на которой он ее держит». Эзра Паунд ". (Эпиграф Кокфигтера) .

Ледяной дом

Этот роман должен содержать предупреждение о вреде для здоровья для читателей-мужчин. «Читайте, когда вам неудобно, мужчины». Собственное, как правило, едкое резюме Бодена из трех слов было «прелюбодеяние в Ислингтоне» - шутка о презираемой школе художественной литературы «оргазм в Хэмпстеде».Основная линия сюжета расшита побочными сюжетами, склонными к одному и тому же предвзятому взгляду на брак и внутреннее отвращение, которое женщины (все они, как мы понимаем) испытывают к мужчинам. В романе для читателей-мужчин болезненно затянувшееся внимание уделяется неэстетичным свойствам обнаженных (но волосатых) мужских ягодиц, некрасивым животам и общей вонючей. Плоть от их плоти? Не для хозяйки. А «ледяной дом»? Образ холодной тюрьмы, которую брак с мужчиной представляет для каждой женщины.Боуден превращает женское презрение в форму искусства.

Основная строка: «Он родился второсортным». (Все они.)

Сон в красной палате

Этот роман рекомендован как «лучшая отправная точка для любого понимания китайской психологии, культуры и общества». Мао приказал прочитать его пять раз. Он вдвое длиннее «Войны и мира», поэтому его трудно прочитать (перевод «Классики пингвинов» разделен на пять томов под названием «История камня»).Западным читателям тоже нелегко повесить голову. Он начинается на небесах с камня, вежливо просящего о переходе на землю от даосского священника и буддийского монаха. Ребенок рождается с кусочком нефрита во рту. Роман, который следует за этим, имеет обширное всеобъемлющее повествование и бурлящую массу эпизодов, посвященных примерно 600 персонажам - населению небольшого городка - и хронике взлетов и падений двух великих кланов. Странное и увлекательное чтение. Однако вам понадобится пять отпусков, если это ваша пляжная книга.

Основная тема: «Лучший китайский роман, о котором вы никогда не слышали». (Джон Минфорд, профессор китайской литературы)

Elective Affinities

Этот роман, на первый взгляд, не имеет большого значения для читабельности. Что означает название, может быть одним из самых сложных вопросов на University Challenge. Немецкий язык еще более сложен: Wahlverwandschaften. Однако есть приятный сюрприз для всех, кто карабкается через титульную колючую проволоку.Далее следует кристально чистая новелла, которая задает дразнящий повседневный вопрос: почему мы влюбляемся в одних людей, а в других - нет? Какая «химия» создает сексуальные симпатии и антипатии, которые формируют нашу жизнь? Сюжет каждого романа Mills & Boon сформулирован в этом романе с геометрической точностью. Томас Манн пять раз прочитал «Избирательное родство», прежде чем приступить к извращенным смесям педофильской любви, о которых он рассказывает в «Смерти в Венеции». Одно прочтение убедит вас, насколько хорош этот роман.

Основная цитата: «Человек - настоящий Нарцисс; ему нравится видеть свой образ повсюду; и он простирается под вселенной, как амальгама за стеклом».

1. Обломов , Иван Гончаров, 1859
Обломов

За мои деньги (шесть шиллингов, когда я впервые купил Penguin Classic в 1957 году) самый приятный и самый грустный роман из когда-либо написанных. В конце 1940-х годов - в особенно бурный период британской жизни - критик VS Притчетт написал остроумную статью, посвященную парадоксу того, что он назвал «русским днем».«Должно быть, это было больше, чем наши 24 часа по Гринвичу», - предположил Притчетт. Казалось, что у русских высших классов - если верить Толстому, Достоевскому, Чехову и Тургеневу - так много обременительного времени. Часы двигались медленнее; недели тянулись; месяцы ползли под бескрайним русским небом и по бескрайним степям. Жизнь для Сашей, Пьеров и Мышкиных казалась навсегда приостановленной.

Действие романа Гончарова происходит незадолго до освобождения крепостных крестьян - периоде, когда, как и на довоенном американском юге («Очисти виноград, Беула»), крепостное право подорвало всю силу воли в классе крепостников. .Гончаров однозначно называет российскую болезнь «Обломовит». Обломов - «джентльмен по происхождению и коллежский секретарь по званию», которого точнее можно было бы назвать бездельником из высших слоев общества. Врать - это, по сути, его главное занятие в жизни. Он едва ли может встать с постели (где он обнаруживается, когда начинается история), если только он не бредет к своему дивану и проводит там день в халате, ничего не делая, кроме как ждать, пока придет время отхода ко сну. Он живет на доходы от поместья в тысяче миль от Санкт-Петербурга.Поместье кишит паразитами, более энергичными, чем ему кажется. Обломову все равно. Нет домовладельца более отсутствующего.

Роман очень подробно описывает обломовские дни. Он жадно ест и безжалостно пилит своего неудачливого крепостного Захара, который имеет «безграничную преданность» хозяину, которого, тем не менее (как и все), он обманывает, когда может. Звонят друзья. Обломов никогда не перезванивает.

Этот «возвышенный ленивец», как его называет Притчетт, презрен, но мил, и даже - в извращенной манере - достоин восхищения.Он олицетворяет «поэзию прокрастинации». В кульминации (чтобы неправильно называть это) повествования Гончарова - после того, как ничего не происходило, кроме переедания, бездельничанья, препирательства, того, что он не работал и не женился (его друг получает девушку, Ольгу), - Обломов найден годами спустя, теперь живущим в урезанном доме. обстоятельства в стране, все еще ленившись, все еще насмехаясь, все еще безмятежно пребывая в мире со своим миром. Сейчас его чучела более домашняя пища, чем в Санкт-Петербурге, его экономка Агафья, которая обращается с ним скорее так, как французские крестьяне могут относиться к особенно ценимому страсбургскому гуся.У Обломова инсульт, и он парализован (было ли у него что-нибудь еще?), И пять лет спустя он умирает, не дожидаясь установленных законом трех баллов и десяти; хотя, несомненно, его продолжительность жизни казалась ему метуселеанской. Скука делает жизнь длиннее.

Уход Обломова происходит за кулисами. «Событием» это не назовешь. В каком-то смысле вряд ли можно сказать, что это произойдет. Его жизнь в последние годы жизни настолько оцепенела, что неотличима от трупного окоченения. Он уходит из жизни по мере того, как погружался в нее, и сквозь нее, не оставляя после себя ничего, кроме слова «Обломовитис».Его памятник.

Роман можно читать как притчу о России в предреволюционном упадке. Или это может быть прочитано как высокая комедия (именно так Спайк Миллиган пародировал ее в своей давно работающей сценической версии 1960-х годов). Или можно прочитать Обломова как глубокую аллегорию человеческого бытия. «Обломов? C'est moi».

Ключевое слово: В.С. Притчетт улавливает очарование этого романа и многодневной беллетристики Гончарова и ему подобных. Он может служить ключевой строкой романа: «Во всех этих русских романах мы, кажется, слышим голос, говорящий:« Смысл жизни? Когда-нибудь все это откроется нам - вероятно, в четверг ».'"

Как быть начитанным: Путеводитель по 500 великим романам и горстке литературных диковинок , Джон Сазерленд, будет опубликован Random House 8 мая по цене 20 фунтов стерлингов. Большинство названий упоминаются эту статью также можно заказать через guardianbookshop.co.uk

Иван Александрович Гончаров - Студенты | Britannica Kids

Агентство печати «Новости»

(1812–91). Высокочтимые романы русского писателя XIX века Ивана Александровича Гончарова содержат некоторых из самых ярких и запоминающихся персонажей русской литературы.В каждом из своих романов Гончаров противопоставляет легкомысленного мечтателя противоположному персонажу, олицетворяющему деловую деловитость. Этот контраст отражает социальные условия в России в то время, когда растущий капитализм и индустриализм нелегко сосуществовали с аристократическими традициями старой России.

Гончаров родился в богатой купеческой семье в Симбирске (ныне Ульяновск), Россия, 18 июня (6 июня по тогдашнему календарю) 1812 года. После окончания Московского университета в 1834 году он проработал почти 30 лет в должности. чиновник сначала в Министерстве финансов, а затем в Министерстве цензуры.Особняком в его жизни, которая в остальном не происходила, было путешествие в Японию, совершенное в 1852–1855 годах в качестве секретаря российского адмирала. Он описал эту поездку в книге «Фрегат Паллада » (1858 г.).

Самым заметным достижением Гончарова является его художественная литература. Его первый роман, Общая история (1847), сразу же заработал себе репутацию, когда его высоко оценил влиятельный критик Виссарион Белинский. Обломов (1859), более зрелое произведение, которое принято считать одним из важнейших русских романов, резко контрастирует между аристократическими и капиталистическими классами в России и нападает на образ жизни, основанный на крепостном праве.Его герой, Обломов, - щедрый, но нерешительный молодой дворянин, неспособный приспособиться к новой эпохе, теряет любимую женщину в пользу прагматичного друга. От этого персонажа произошел русский термин обломовщина , олицетворяющий отсталость, инертность и бесполезность российского общества XIX века. Третий роман Гончарова, Пропасть (1869), хоть и замечательная книга, но уступает Обломову .

Из второстепенных произведений Гончарова наиболее влиятельным оказался очерк по пьесе Александра Грибоедова « Горе от ума» .Гончаров умер 27 сентября 1891 года в Санкт-Петербурге, Россия.

Вася Обломов - биография, личная жизнь, фото, дискография, слухи и последние новости

Семейное положение: женат

Вася Обломов: биография

Василий Гончаров, более известный под псевдонимом «Вася Обломов», российский музыкант, поэт и композитор, основатель и лидер группы «Кабаса». Прославился в середине 2010 года, когда написал сатирическую песню «Еду в Магадан», ставшую его визитной карточкой.

Василий родился и вырос в Ростове-на-Дону в интеллигентной семье. Его отец - кандидат технических наук, позже основал собственное довольно прибыльное предприятие. Мама - филолог. Именно она помогла сыну в его первых поэтических экспериментах. Родители стремились дать Бобу хорошее воспитание и образование, поэтому мальчика взяли в среднюю школу с углубленным изучением английского языка, а также в музыкальную школу по классу фортепиано. Однако в 15 лет молодой человек умел играть не только на клавишных, но и на гитаре, барабанах и некоторых духовых инструментах.

В 9 классе Гончаров создает свой первый музыкальный коллектив «Cabasa». Вместе с одноклассниками он исполняет сентиментальные песни в стиле британской поп-музыки и пользуется популярностью на школьных танцах.

После зачисления Василий Гончаров, давно мечтавший стать известным певцом, поступает на… исторический факультет Ростовского государственного университета. Совершенно неожиданный выбор, так как он, молодой человек и его родители понимают, что эта профессия не станет его жизненным путем.Еще более удивительно то, что Боб получает второе высшее образование в совершенно другой области - почти одновременно с мировой историей он изучал право.

И только получив два диплома о высшем образовании, гончары уезжают в Петербург и начинают делать то, что душа его лежала с самого начала.

Музыка

В Петербурге он познакомился с земляком, который помогает ему проникнуть в плотные ряды работников шоу-бизнеса. Василий Гончаров продюсирует новый альбом «Модель для сборки» легендарного рок-музыканта Вячеслава Бутусова, а через год - песню «Все пусто», которую Виктор Резник написал специально для Михаила Боярского.Боб сотрудничал с другими артистами, причем в разных качествах. Например, он принимал участие в съемках клипа «Такое чувство» группы «Каста», а также написал музыку для актера Михаила Ефремова, который в одной из серий «Гражданина поэт» я прочитал ее РЭП.

В том же году Василий принимает псевдоним Вася Обломов, принесший в конце концов ему грандиозные загрузки. Новое имя закономерно, так как самый известный персонаж русского писателя Иван Гончаров - тезка музыканта, назовем его Отелом.Первый концертный опыт имел определенный успех. Песня-пародия на «Васильки» была, по сути, перезаписью известного хита «Stan» рэпера Эминема.

Но в мае 2010 года успех был ошеломляющим.Песня «еду в Магадан» появилась в Интернете в виде рисовального видео и представляла собой довольно жесткую пародию на современный русский шансон. Песня стала настолько известной, что по телевидению показали рассказ о ней и об авторе. Кроме того, победивший в музыкальной программе «Видеобайт» «Магадан» стал саундтреком к комедии Тимура Бекмамбетова «Елка» и включен в «20 лучших песен года» по версии Первого канала.

Скоро появятся новые композиции в исполнении Васи Обломова «Кто хочет быть милиционером?», «Откуда начинается Родина» и «От души».Последнюю песню, выпущенную чуть позже «Правда», Боб поет вместе с Сергеем Шнуровым, фронтменом группы «Ленинград». Что касается «Магадана», эти хиты снова высмеяли вкусы граждан страны.

В 2011 году Обломов наконец представляет полноценный альбом «Романы и рассказы». После него поклонникам не придется долго ждать новых творений: с тех пор поклонники Боба довольны еще одним рекордным годом.

Стоит отметить важность творчества Васи Обломова для современного кино.Помимо упомянутых выше картин «Дерева», несколько создателей фильма взяли работы музыканта в свои проекты. В экранизациях романов Сергея Минаева, с которым, кстати, дружит Василий, прозвучали песни «Чемпионы» и «Memento Mori». Обломов и написал заглавную песню к новому фильму Александра Войтинского «Призрак» в исполнении Федора Бондарчука и Семена Трескунова, сыгравших главных героев.

Несмотря на несколько нестандартный жанр своего творчества, Вася Обломов неоднократно удостаивался почетных наград.Например, журнал «Максим» присудил ему приз «Золотой Джокер» как лучшему музыканту, а в 2013 году Боб был удостоен премии «Сделано в России», впереди в этой категории не кто-то, а сама Земфира.

Личная жизнь

Первое прекрасное чувство, которое вы испытали еще в старшей школе. Его возлюбленную звали Катя Березина, она училась в параллельном классе. Вы, ребята, встречались несколько лет, но когда она уехала учиться у актрисы в другой город, их отношения закончились.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *