37.Природа и население Восточного Средиземноморья в древности. Источники.

Страны Восточного Средиземноморья: Сирия, Финикия, Палестина. Период: 3-1 тыс. до н. э.

ПРИРОДА.

Восточное Средиземноморье – регион, находящийся в полосе субтропического, умеренного, влажного климата. Климат благоприятен для торговли, мореплавания, кораблестроения. «Ханаан» - название из Ветхого завета. В Средние века европейцы называли эту территорию «Левантида».

Рельеф: невысокие горные массивы, которые расположены с севера на юг. Западная часть более развита, нежели восточная.

Реки: Иордан – самая большая река Палестины. Уровень ирригации (орошения земель) невысок, поэтому почвы не очень плодородны. В Сирии самая крупная река – Оронт. Мелкие речки и ручьи наполнялись водой лишь в период дождей, и урожаи на полях были небольшими и неустойчивыми.

Мертвое море – бывшая часть Красного моря.

Горные хребты: Ливан, Антиливан делили Восточное Средиземноморье на несколько районов, что также способствовало разобщению и изоляции. Степные и пустынные области были местом обитания скотоводческих племен, то и дело вторгавшихся в оазисы. Все это объясняло сравнительно замедленные темпы исторического развития региона.

Залежи полезных ископаемых: в регионе есть все металлы, кроме золота: железо, олово, серебро, медь. Также присутствуют залежи поваренной соли, огромное количество строительного камня (известняк, алебастр, гипс, цемент). В западной части региона есть строительный (корабельный) лес. Вместе с тем в Восточном Средиземноморье рос ливанский кедр. Указанные преимущества стали привлекать внимание могущественных государств Месопотамии и Египта.

Влияние других цивилизаций: в Восточное Средиземноморье направлялись торговые и военные экспедиции. Отголоски преданий о походах за ливанским кедром сохранились в «Эпосе о Гильгамеше». В результате Восточное Средиземноморье начинает испытывать все возрастающее влияние двух великих цивилизаций Древнего Востока — древнеегипетской и месопотамской, что заметно сказывается на развитии местных культур.

Регион Восточного Средиземноморья всегда привлекал завоевателей своими богатствами. В Древности регион отличался пестротой этнического состава и разнообразными формами государственного устройства.

НАСЕЛЕНИЕ.

Древнейшее название региона – Ханаан. Название населения – ханаанеи. Относятся к западносибирской группе племен, их язык был родственен древнееврейскому.

Упоминания о ханаанеях относятся к концу 3 – началу 2 тысячелетий до н.э. В то время племена расселялись к северу от гор Тары (Луковичных гор) – граница Турции и Сирии. На юге занимали территорию Синайского полуостров. Запад – берег Средиземного моря (Кипр). Восток – река Евфрат, Сирийская и Аравийская пустыни.

Государственность впервые возникла на севере региона – в Сирии – в 23 веке до н.э. в государстве Ибла. Гос-во было завоевано Аккадским царством и присоединено к своему царству. Открытие этого гос-ва состоялось в 1972 году.

Историческая судьба ханаанеев сложилась по-разному. Например, в Палестине они были завоеваны двумя пришедшими туда народами, одним из которых были евреи. Последним завоеванным городом был Иерусалим, до 10 века оставался ханаанейским городом. Другим враждебным народом были филистимляне (от названия этого города происходит Палестина). Пришли с запада, не были кочевниками. За эту землю бились с 13 по 10 века до нашей эры ханаанеи, филистимляне и евреи.

В другой части региона финикийцы сохранились. Финикия была под протекторатом Древнего Египта, но окончательно никто не смог покорить эту землю.

11 век до н. э. – важный период в истории Восточного Средиземноморья. В это время кочевые племена, известные под названием «аранеи», пришли в эти земли. Постепенно они захватили Сирию. Происходит смешивание крови ханаанеев и аранев. Народ вошел в историю под названием «древние сирийцы». Разговаривали на арамейском языке, он заменил такие языки, как латынь и интерлингва.

С начала 12 века до н. э. часть финикийцев активно колонизировала на западный берег Средиземного моря – Эурэ (Европа). Основными колониями, построенными финикийцами, были Карфаген (северо-запад Африки), Киренаика, Ливия, Тунис. Сложился новый народ – пуны.

ИСТОЧНИКИ.

Древнюю историю племен и народов Восточного Средиземноморья освещают как источники соседних стран (например, данные Телль-Амарнского архива в Египте, хеттские документы, ассирийская административная переписка), так и местные источники, среди которых особенно важны письменные документы. Особое место занимает Библия.

Большое значение имеют документы из Рас-Шамры (древнего Угарита), где были открыты древние тексты экономического, политического и религиозного содержания, в том числе написанные местной системой письма, получившей название угаритской.

С территории Восточного Средиземноморья происходит значительное число древних надписей. Из новых находок следует отметить открытие в 70-е годы итальянскими археологами архива древнего города Эбла (на территории Сирии), насчитывающего несколько тысяч клинописных табличек, написанных знаками, заимствованными у северошумерской письменности, на одном из древнесемитских языков. Содержание архива: дипломатические, административные, хозяйственные, литературные, религиозные и школьные тексты. Датируется царский архив второй половиной III тысячелетия до н. э.

Сохранилось много памятников материальной культуры Восточного Средиземноморья. Особое внимание ученых приковывают раскопки в Иерихоне, начатые немецкими археологами в 1907 г. и продолженные в 30—50-х годах английской экспедицией во главе с К. Кенион.

Весьма плодотворными были раскопки в Мегиддо (особенно показательны вещи, свидетельствующие о сильном египетском влиянии во II тысячелетии до н. э.), в Гезере, Лахише.

Следует отметить также многочисленные находки археологов в Финикии и Сирии — в Библе, Тире, Сидоне (совр. Сайде) и близ Дамаска. Интересны открытые в 70-х годах близ города Акко погребения «торговцев-воинов», датируемые XIV—XIII веками до н. э. и содержащие много вещей из Египта, Закавказья, Месопотамии, с острова Кипра.

Важнейшими источниками по истории и культуре стран Восточного Средиземноморья служат памятники древнееврейской литературы, входящие в состав Библии. Само слово «Библия» в переводе с греческого значит «книги», признаваемые в иудаизме и в христианстве. Иудейская Библия почти целиком совпадает с первой частью христианской Библии, с так называемым Ветхим заветом. Вторая часть последней — Новый завет — представляет собою христианские книги, повествующие о жизни Иисуса Христа и деятельности его апостолов. Ветхозаветный канон окончательно оформился к началу новой эры. Он традиционно делится на три раздела: Закон, или Учение (Тора), Пророки и Писания, каждый из них включает различные по содержанию и времени составления тексты.

Наибольшим религиозным авторитетом обладают первые пять книг Библии (т. е. Закон), приписываемые Моисею. Именно в этом «Пятикнижии Моисея» рассказываются известные мифы о сотворении мира и человека, об изгнании Адама и Евы из рая, о потопе, а также легенды о предках (патриархах) и о самом Моисее, который вывел евреев из Египта, освободив их от гнета фараона. Значительную часть «Пятикнижия» составляют жреческие установления и религиозно-моральные предписания (в частности, «десять заповедей»: не убий, не укради и другие). «Пятикнижие» окончательно сложилось в середине I тысячелетия до н. э., но отдельные его фрагменты существовали значительно ранее или являлись записью древнейших устных преданий.

Во вторую категорию ветхозаветных сочинений входят книги пророков, действовавших в Израиле и в Иудее в VIII—VI вв. до н. э. К ним примыкают по концепциям и времени составления так называемые «исторические книги», повествующие о войнах, которые еврейские племена вели со своими соседями в Палестине, о первых царях Сауле, Давиде, Соломоне и их преемниках. Наиболее ранние периоды освещаются в этих книгах на основе старинных эпических песен, в позднейших эпизодах используются царские летописи. Истории в Библии нередко придается весьма тенденциозное освещение. Изложение политических событий подчиняется общей идее об особой связи бога Яхве с избранным им народом.

Последний раздел — Писания— представляет собою пестрое собрание различных по жанру и времени литературных памятников. Сюда входят свадебная лирика («Песнь песней») и философские размышления («Экклезиаст», «Книга Иова»), старинные гимны-псалмы и жреческие хроники, освещающие как царский, так и период освобождения от плена. Большая часть Писаний принадлежит второй половине I тысячелетия до н. э.

Чтобы изучать Библию, необходимо было избавиться в первую очередь от наивной веры в то, что все истории являются правдой. Первый шаг к научному разбору Библии сделал в XVII в. Б. Спиноза, обнаруживший в ней целый ряд противоречий и указавший на компилятивный характер отдельных ее частей. Таким образом, Библия стала рассматриваться уже не в качестве божественного откровения, а как литературный памятник, отразивший эпоху своего возникновения. Библейская критика в XVIII и XIX вв. сделала большие успехи в выделении различных слоев произведений, вошедших в Ветхий завет, в определении их относительной и абсолютной хронологии.

Особое внимание уделялосьнаиболее авторитетной части — Пятикнижию Моисея. Самый тщательный анализ текста Библии служил образцом источниковедческого исследования древних литературных памятников. В то же время наука впоследствии должна была отказаться от излишне критического подхода к сохранившемуся библейскому тексту. Находки в последниедесятилетия так называемых кумранских рукописей показали, что уже в начале новой эры ветхозаветные сочинения существовали примерно в той же форме, чтои ныне.

В конце XIX в. библеисты могли опираться не только на тонкий филологический анализ, но и на результаты раскопок в «библейских странах» Ближнего Востока. Ученые уделяли особое внимание доказательству (или опровержению) достоверности библейских, повествований. Находки древнейших памятников культуры в Месопотамии и в Египте привели и к постановке другой, общей проблемы — о месте древнееврейской литературы в истории Ближнего Востока. Были найдены прямые заимствования в Библии идей и сюжетов, возникших у других народов. Однако первоначальное увлечение проблемой влияний в настоящее время прошло, уступив место трезвой оценке степени самостоятельности древнееврейской культуры.

studfiles.net

Восточное Средиземноморье. История Древнего Востока

Восточное Средиземноморье

Регион, прилегающий с востока к Средиземному морю, весьма разнообразен по природным условиям. Узкая приморская полоса отличается теплым и влажным климатом. За ней тянутся горы, знаменитые ливанским кедром. Тучи, гонимые ветром с моря, встретив это препятствие, проливаются дождем. Восточнее простираются сухие, пустынные и полупустынные районы, где лишь изредка встречаются оазисы (самый крупный из них – в районе Дамаска). Основная часть населения Восточного Средиземноморья в древности говорила на разных языках и диалектах семитской группы. Внутренней потребности к прочному объединению всего региона никогда не возникало: мешали как различия в хозяйственном и социальном укладе, так и противодействие соседних держав.

Издавна через территорию Восточного Средиземноморья шли торговые пути, соединявшие Египет, Месопотамию, Малую Азию и Закавказье. Караваны ослов, тяжелые повозки везли драгоценное дерево, шерсть и металлы. Из портовых городов корабли направлялись на Кипр и острова Эгейского моря. С развитием морского флота Восточное Средиземноморье стало играть ключевую роль в связях Ближнего Востока с Европой и Северной Африкой.

Традиционно установившиеся в древности контакты определяли особые отношения каждого крупного города с той или иной великой державой. Так, финикийский Библ уже в III тысячелетии до н. э. ориентировался на Египет: в городе найдено немало предметов, вывезенных из долины Нила, а также египетские надписи. Находящийся севернее г. Эбла (недавно раскопан итальянскими археологами) развивался под месопотамским влиянием. В Эбле пользовались клинописью, и документы составлялись по шумерским образцам. Город этот погиб во время очередного нашествия царя Нарамсина – завоевателя из династии Саргонидов (XXIII в. до н. э.).

Эти и некоторые другие центры представляли собой древнейшие очаги развитой городской культуры. А между ними по просторам сирийских степей кочевали племена со стадами скота. Живую картину жизни азиатов, «бродящих по пескам», рисует египетский «Рассказ Синухе», относящийся к самому началу II тысячелетия до н. э. Судя по этому источнику, жили скотоводы в шатрах, возле колодцев, за которые, как и за стада скота, они вели бесконечные распри с соседними племенами. В условиях полупустыни скотоводы носили грубые одежды на грязном теле, а покойников хоронили, завернув их в бараньи шкуры.

Еврейские предания о родоначальниках племен рисуют сходные картины архаичного быта. В Ветхом Завете мы читаем о больших семьях, во главе которых стоит патриарх, окруженный женами, наложницами и многочисленными детьми, в том числе от рабынь. Поскольку все подчиняются старшему, вопросу о первородстве придается важнейшее значение (библейский сюжет об Исаве, продавшем первородство своему брату Иакову за чечевичную похлебку). Семья нуждается в наследнике-мужчине, и, если жена бездетна, она сама дает мужу рабыню, чтобы та родила ему сына. Но горе той рабыне, которая, родив ребенка, осмелится равнять себя с госпожою!

В первой трети II тысячелетия до н. э., в эпоху бронзового века, происходит рост таких городских центров, как Халпа (совр. Халеб, или Алеппо) и Кадеш. Создаются крупные военно-политические объединения, готовые к внешней экспансии. Семитские (а, может быть, и хурритские) племена из этого региона мощной волной захлестнули Египет во время нашествия гиксосов. Лишь в начале XVI в. до н. э. фараоны XVIII династии сумели восстановить независимость и могущество своей страны. И тогда уже Восточное Средиземноморье сначала вошло в состав Египетской державы, а затем стало объектом соперничества Египта с Хеттским царством. После мира, заключенного между

Рамсесом II и Хаттусили III в 1270 г. до н. э., регион был поделен между этими великими державами.

Во II тысячелетии до н. э. завоевания малых стран редко заканчивались полным их уничтожением. Обычно они превращались в зависимые территории, находящиеся под управлением тех представителей местной элиты, которые были лояльны к победителям.

Богатейший материал по истории этой эпохи дали раскопки одного из северных сиро-финикийских городов, который в древности назывался Угарит (совр. Рас-Шамра). Угаритский архив хозяйственных документов напоминает месопотамские. Он позволяет судить о социальной структуре города: это царь и «люди города Угарита» (свободные полноправные граждане), «царские люди» (т. е. те, кто состоял на царской службе и получал жалованье, не принадлежа к членам гражданской общины) и, наконец, рабы.

С конца II тысячелетия до н. э. в регионе складывается совершенно новая международная обстановка. Обе великие державы – Хеттская и Египетская, еще недавно ожесточенно соперничавшие в борьбе за Восточное Средиземноморье, перестали существовать, и к началу XI в. до н. э. Сирия, Финикия и Палестина получили возможность для самостоятельного политического развития. К тому же сама эпоха благоприятствовала установлению широких торговых связей, развитию городов и профессиональных ремесел. И тогда пробил час финикийцев! Они славились как искусные мастера – ювелиры и резчики по слоновой кости, изготовители крашеного стекла и пурпурной ткани. Занимаясь мореплаванием, финикийцы не гнушались пиратством и работорговлей. Рубеж II–I тысячелетий до н. э. – это время расцвета финикийских городов, прежде всего Тира и Сидона.

Своеобразным был политический строй этих небольших городов-государств. В них действовали органы самоуправления: советы старейшин и собрания граждан; выборные городские магистраты ведали повседневными делами. В некоторых финикийских городах существовала царская власть, но цари отнюдь не были похожи на восточных деспотов, какой бы роскошью они себя ни окружали. Представители политической элиты, преумножавшие свои капиталы, в частности, на международной торговле и пиратстве, имели возможность поставить на престол человека, угодного именно им. Наиболее известным из финикийских правителей считается Хирам Тирский – современник и союзник древнееврейского царя Соломона (X в. до н. э.).

Самостоятельность финикийских городов, однако, была относительно недолгой – до появления нового крупного хищника (а богатые финикийцы были лакомой добычей). В VIII–VII вв. до н. э. Восточное Средиземноморье оказалось под контролем Ассирийской державы.

В истории многих древних государств бывали периоды, когда возникало избыточное население (главным образом вследствие ускоренной имущественной дифференциации, приводившей к появлению «лишних людей» и ожесточенной социально-политической борьбе). Результатом относительного перенаселения становились миграции и основание колоний. Это был замечательный способ решения политических конфликтов: потерпевшая поражение «партия» не провоцировала мятежи и гражданские войны, а просто уезжала и основывала собственный город, где имела возможность устроить все так, как считала нужным. Более того, отношения с метрополией не портились, ведь жители того и другого города имели общее происхождение, общих богов и общие интересы. В политическом же отношении колония обычно была независима.

Поскольку финикийцы – народ мореходов, то их колонии вырастали вдоль морского побережья. Они преследовали торговые цели. Заморский торговый форпост – эмпорий – разрастался в город, а потом, заселяя сельскую округу и покоряя местное население, горожане-колонисты создавали небольшое государство. Такие очаги финикийской культуры возникали главным образом в западной части Средиземноморья: в Северной Африке, на острове Сардиния, на Пиренейском полуострове.

Самым крупным городом, который создали puni (так римляне называли финикийцев), был Карфаген, основанный в конце IX в. до н. э. выходцами из г. Тира. По-финикийски его название звучит как Карт-хадашт и означает буквально «новый город» (в отличие от метрополии – Тира), по-нашему – Новгород. К III в. до н. э. Карфаген объединил вокруг себя большинство финикийских колоний, стремясь к полной гегемонии над западной частью Средиземноморья. Здесь он столкнулся с Римской республикой: более 100 лет велись кровопролитные Пунические войны, закончившиеся разгромом и полным уничтожением Карфагена. Для римлян борьба была смертельно опасна, но победа над Карфагеном стала прологом создания великой средиземноморской державы – Римской империи.

Финикийская колонизация

Финикийская культура прежде всего интересна как тип западносемитской культуры, но, к сожалению, известна она лишь фрагментарно – по редким надписям и изображениям, по смутным преданиям, сохранившимся у античных писателей. В каждом финикийском городе поклонялись божеству-покровителю. Все они имели одну особенность – у них были не настоящие имена собственные, а, скорее, обозначения единого безымянного бога: Ваал, Молох, или Мелек, т. е. «владыка», «царь», «господь» (например, богом г. Тира был Мелькарт – букв. «царь города»). Божественной супругой его считалась та или иная разновидность Астарты, которая соответствовала восточносемитской богине любви и плодородия Иштар.

Боги западносемитских племен кажутся неумолимо жестокими. В особо драматических ситуациях отец семейства приносил им в жертву самое дорогое, что имел: он должен был зарезать сына-первенца как жертвенную овцу. Многие черты религиозных представлений (и даже конкретные мифологические сюжеты) сближают угаритскую, финикийскую и другие западносемитские культуры с той, которая изучена лучше всего, – с древнееврейской.

Из крупнейших достижений финикийцев следует назвать изобретение в последней трети II тысячелетия до н. э. алфавитного письма. Эволюция письменности на Ближнем Востоке шла последовательно от словесно-слоговой системы к чисто слоговой. Финикийский алфавит состоял из 24 символов, обозначавших только согласные звуки. В этом смысле он был «почти алфавитом», поскольку гласные как бы домысливались (ученые говорят о знаках согласных с «нулевым», т. е. произвольным, гласным). Таким образом, финикийский алфавит сохранял наследие слоговых систем письма. Но значение его появления представляется огромным.

Еще через несколько веков, к VIII в. до н. э., греки (а может быть, фригийцы), заимствовав финикийский алфавит, добавили несколько знаков для гласных – так было изобретено чисто фонетическое письмо. Оно имело огромные преимущества перед другими системами прежде всего из-за своей простоты и демократичности. Благодаря изобретению алфавита широкие массы смогли освоить грамотность и перейти к совершенно новому типу письменной культуры, радикально менявшему сознание людей.

Все алфавитные системы мира – от Столпов Мелькарта (Гибралтара) до Южной Индии – восходят в конечном счете к финикийскому алфавиту. Исключение составляют лишь несколько очень поздних, искусственно созданных систем (грузинский, армянский, корейский алфавиты), на изобретателей которых финикийский алфавит или его наследники оказали большое, но косвенное воздействие.

Особого внимания заслуживает история южной части Восточного Средиземноморья – Палестины (Ханаана). Здесь совершались события, имевшие важнейшее значение для истории мировой культуры.

Ветхозаветные предания повествуют о странствиях еврейских патриархов с их обширными семьями и стадами скота по всему пространству между Уром Халдейским, г. Харраном в верховьях Евфрата и границей Египта. В этих по преимуществу степных и полупустынных районах с глубокой древности обитали носители западносемитских диалектов. Очевидно, среди них были и предки евреев. Сказочное по форме повествование о том, что евреи долгое время пребывали в рабстве у фараона, также кажется правдоподобным: оно может быть увязано с египетскими завоеваниями эпохи Нового царства. Кульминацией истории служит рассказ об исходе, т. е. выходе евреев из Египта.

Моисей, тот человек, который освободил евреев, естественно, должен был иметь биографию, полную чудес (таких же, какие окружают рождение и жизнь самых великих правителей). Сама египетская царевна, спустившись со служанками к Нилу, нашла младенца в камышах. Это и был Моисей. Он получил воспитание при дворе фараона, а когда возмужал, то, увидев унижение своего народа, решил вывести его из Египта. С Божьей помощью он осуществил свое намерение. Колесницы фараона, посланные догнать беглецов, не смогли этого сделать: перед евреями расступилось Красное море, и, как сказано в Ветхом Завете, «пошли сыны Израилевы среди моря по суше» (Исход, 14:22).

На горе Синай Моисей от самого Яхве – бога-покровителя еврейских племен – получил каменные скрижали. Господь сказал ему слова закона и заповедей: «Почитай отца твоего и мать твою. Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства…», а также: «Не делай себе кумира» и «Помни день субботний, чтоб святить его». Этнические обычаи, близкие к тем, что мы находим и у других западносемитских народностей, получали божественную санкцию. Яхве заключил договор (Завет) со своим народом, обещая привести его в такую землю, где «течет молоко и мед». Сорок лет затем водил Моисей евреев по пустыне Синая, пока Бог не привел их в «Землю обетованную».

Исход – основополагающее событие священной истории Ветхого Завета. Если же обратиться к документальным свидетельствам, то первое упоминание о племенном союзе евреев встречается в надписи одного из египетских фараонов XIII в. до н. э.: среди других семитоязычных полукочевых народностей, обитавших тогда на северо-восточных границах Египта, значится и «Исраил» (Израиль).

«Земля обетованная» уже была заселена, и евреям пришлось вести долгую и нелегкую борьбу с жителями Ханаана. В конце концов укрепления ханаанеян были захвачены или разрушены. Последующая культурная ассимиляция местного населения евреями, очевидно, облегчалась тем, что это были родственные семитские народности.

Между тем у евреев появился грозный противник – филистимляне, принадлежавшие к так называемым народам моря. Они вторглись в Ханаан в конце II тысячелетия до н. э., основали на побережье свои города и покорили живших здесь евреев и другие семитские народности. От этнического имени филистимлян – пелестим «Земля обетованная» получила название «Палестина».

Евреи в то время находились на стадии развития, непосредственно предшествующей государственности. У них не было единой власти, во главе родо-племенных коллективов стояли старейшины и «судьи». Внешняя угроза, как это обычно бывает, ускорила консолидацию и становление государственности. Главой военной коалиции израильтян, противостоящей филистимлянам, был Саул.

Зять Саула Давид стал истинным основателем древнееврейского царства, объединившим все «колена» (родо-племенные объединения). Давид отстроил и укрепил столицу – г. Иерусалим и заложил основы государственной администрации. Его сын Соломон (965–928 гг. до н. э.) продолжил политику отца, оставив по себе славу как о великом и мудром государе. Он воздвиг себе пышный дворец, который строили знаменитые финикийские мастера, присланные Хирамом Тирским. Вместе с царем Тира Соломон организовал морскую экспедицию в далекую южную страну Офир. Завязались связи и с Южной Аравией, откуда к Соломону прибыла правительница Сабы (совр. Йемен) – библейская «царица Савская».

Антропоморфный филистимский саркофаг [Конец II тысячелетия до н. э. ]

Главная проблема древнееврейского (Израильско-Иудейского) царства времен Соломона состояла в том, что знать, опиравшаяся на многочисленных клиентов и соплеменников, вовсе не была заинтересована в усилении монархической власти.

Владыка Ассирии принимает дань от царя Израиля [Рельеф из дворца в Кальху. IX в. до н. э. ]

Борьба разворачивалась и в религиозной сфере. Усилению царской власти должна была способствовать централизация культа. Соломон построил в Иерусалиме храм, где поместил святыни Яхве. Местные святилища начали отступать на второй план, а храм Соломонов становился главным, а затем и единственным местом богослужения. Исчезали и статуи родовых божеств (упоминавшиеся еще при Давиде): религия Яхве не только не требовала поклонения изображениям, но и прямо запрещала таковое.

Единство разных «колен» – северных (Израиль) и южных (Иудея) областей расселения евреев – оказалось непрочным. Вскоре после смерти Соломона государство распалось на северное царство со столицей в г. Самарии и южное – со столицей в Иерусалиме. Многие десятилетия продолжались распри между ними, в которые с охотой вмешивались соседние царства – то Дамасское, то Египетское. Войны вели к ослаблению обоих противников.

Социальные процессы, характерные для большинства стран Ближнего Востока в первой половине I тысячелетия до н. э., в полной мере затронули и еврейское общество. Имущественное расслоение приводило к концентрации земель в руках немногих.

Традиции общинной и родственной взаимопомощи предавались забвению. Развивались задолженность и закабаление бедняков. В это время сформировалось мощное идеологическое движение так называемых пророков. Входя в состояние экстаза, или религиозного исступления, они обличали современников в преступлениях против ближних – в корыстолюбии и отсутствии милосердия, ибо все это грех и «мерзость пред Господом».

Внешнеполитическое положение Израиля и Иудеи было необыкновенно сложным: эти мелкие государственные образования не имели сил противостоять крупным державам. Они могли лишь ориентироваться на одну из них, но всегда оставался риск сделать ставку на того, кому суждены поражение и бесславная гибель. И здесь пророки выступали в качестве политических ораторов, предлагая советы царям.

В 722 г. до н. э. ассирийцы уничтожили Израильское царство и разрушили его столицу – Самарию. Иудея осталась одна, без брата-соперника. И пророческое движение вспыхнуло с новой силой. Иудейские пророки усматривали причины катастрофы, постигшей израильтян, в их отклонении от заветов Господа, заветов, которые они сами и формулировали в духе религиозного мировоззрения, складывавшегося в их среде.

Цари не были последовательны: они нередко искали помощи у чужеземных богов, тем самым изменяя Господу. Бог, по толкованию пророков, наказывая избранный им народ, тем самым проявляет свою любовь к нему и стремится вывести его на верный путь строгого монотеизма.

Кроме того, Богу не так угодны жертвы и воскурения, как соблюдение его завета о милосердии к ближнему своему. Пророки, таким образом, были провозвестниками не формально-обрядовой, а этической религии. Между человеком и Богом устанавливалась личная связь.

В конце VII в. до н. э. иудейские цари находились под влиянием пророческого движения. В 621 г. до н. э., во время ремонта храма Соломона, была якобы найдена старинная рукопись, содержавшая «Закон», очень близкий к тому, о чем говорили пророки. В духе этого «Закона» были проведены реформы, облегчавшие положение бедного люда. Но страшная катастрофа не миновала Иудею. В 587 г. до н. э. вавилонские войска Навуходоносора II уничтожили это царство, а значительную часть населения увели в «плен вавилонский», продолжавшийся почти полвека.

Пленные не были обращены в рабов, точно так же, как это бывало во времена ассирийской политики переселения народов. В вавилонском плену с новой силой разгорается пророческое движение, но оно приобретает более радикальные черты. Храм Соломона, единственное место культа, был разрушен вавилонянами. И пророки мечтают о «возрождении Сиона». Сион – холм, где стоял этот храм, – становится символом иудаизма. Вся история древнееврейской государственности пересматривается в духе пророческих идей, ибо цари привели народ к краю гибели. У иудеев рождается вывод, что основным грехом народа было само установление царской власти, «наподобие других народов».

Избранный народ терпит страшные муки, наложенные на него Господом ради того, чтобы очистить его от греха и дать ему спасение. Евреи напряженно ожидают прихода Спасителя (Мессии). Возрождение народа Израиля уже не мыслится как восстановление государства: во главе его должны стоять не цари, а те, чьим голосом говорит сам Бог.

Через полвека вавилонского пленения, с падением самого Вавилона, иудеи получили возможность вернуться на родину. Но освободившие их персы не дали им политической независимости. В Иерусалиме на месте храма Соломона был отстроен Второй храм. И народ превратился в общину, сплотившуюся вокруг храма и управляемую первосвященниками.

Накануне плена и в плену сформировалось основное ядро Танаха – еврейской части Библии, которую христиане называют Ветхим Заветом. В эпоху Второго храма священная книга иудаизма была отредактирована и приобрела окончательный, канонический вид.

Наиболее авторитетная часть Ветхого Завета – «Пятикнижие» («Закон»). Эти первые пять книг Библии, приписываемые Моисею, содержат древние мифы, предания о предках (патриархах) и об исходе из Египта, а также религиозное законодательство. Во вторую часть Ветхого Завета входят пророческие книги (трех «великих пророков» – Исайи, Иеремии, Иезекииля и двенадцати «малых пророков»), а также хроники еврейских царств, записанные и переработанные в духе пророческой идеологии.

Самой пестрой по составу является третья часть – «Писания». Некоторые разделы ее имеют довольно позднее происхождение, и у позднейших толкователей священных книг были сомнения, относить ли их к каноническим. Сюда входит обрядовая свадебная лирика (знаменитая «Песнь Песней» Соломона), псалмы, приписываемые царю Давиду («Псалтирь»), мудрые изречения, якобы вышедшие из уст царя Соломона («Книга притчей Соломоновых»).

Позднее, уже под эллинистическим влиянием, оформилась книга в жанре восточной афористики – «Экклезиаст». Ряд более древних новеллистических повествований также вошел в число «Писаний»: «Книга Руфь», «Книга Эсфирь», «Книга Иова» и др.

Танах превратился в собрание литературного наследия евреев, освященное высшим авторитетом. В составе этого канона сохранились до нашего времени сюжеты и образы давно погибших цивилизаций Ближнего Востока. А еврейский монотеизм стал той основой, на которой сложились позднее две мировые религии – христианство и ислам.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Древнейший период истории Восточного Средиземноморья

В район Восточного Средиземноморья, простирающегося от предгорий Тавра и среднего течения Евфрата до Египта, входили Сирия, включая приморскую полосу, получившую у греков название Финикия, и Палестина. В древности значительная часть этой территории называлась Ханаан.

Крупных речных артерий здесь не было, и наиболее значительными по местному масштабу реками являются Иордан в Палестине, Оронт в Сирии и Финикии. Мелкие речки и ручьи наполнялись водой лишь в период дождей, и урожаи на полях были небольшими и неустойчивыми. Примитивные ирригационные сооружения имели лишь местное значение и не могли способствовать объединению различных областей в единый хозяйственный организм. Горные хребты (Ливан, Антиливан и др.) делили Восточное Средиземноморье на несколько районов, что также способствовало разобщению и изоляции. Степные и пустынные области были издревле местом обитания скотоводческих племен, то и дело вторгавшихся в оазисы. Все это объясняло сравнительно замедленные темпы исторического развития региона.

Вместе с тем Восточное Средиземноморье располагало ценными сырьевыми ресурсами: залежами медной и железной руды, обширными лесами, в том числе зарослями знаменитого ливанского кедра. Все это рано стало привлекать внимание могущественных государств Месопотамии и Египта. В Восточное Средиземноморье направляются торговые и военные экспедиции. Отголоски преданий о походах за ливанским кедром сохранились в «Эпосе о Гильгамеше». В результате Восточное Средиземноморье начинает испытывать все возрастающее влияние этих двух великих цивилизаций Древнего Востока — древнеегипетской и месопотамской, что заметно сказывается на развитии местных культур. Источники и историография. Древнюю историю племен и народов Восточного Средиземноморья освещают как источники соседних стран (например, данные Телль-Амарнского архива в Египте, хеттские документы, ассирийская административная переписка), так и местные источники, среди которых особенно важны письменные документы и местная традиция, сохранившаяся в таком сложном литературно-религиозном памятнике, как Библия. Большое значение имеют документы из Рас-Шамры (древнего Угарита), где были открыты древние тексты экономического, политического и религиозного содержания, в том числе написанные местной системой письма, получившей название угаритской. С территории Восточного Средиземноморья происходит значительное число древних надписей. Из новых находок следует отметить открытие в 70-е годы итальянскими археологами архива древнего города Эбла (на территории Сирии), насчитывающего несколько тысяч клинописных табличек, написанных знаками, заимствованными у северошумерской письменности, и на одном из древнесемитских языков. Содержание архива — дипломатические, административные, хозяйственные, литературные, религиозные и школьные тексты. Датируется царский архив второй половиной III тысячелетия до н. э.

Сохранилось много памятников материальной культуры Восточного Средиземноморья, часто образующих целые комплексы, открытые археологами. Наиболее грандиозными являются раскопки в Иерихоне, начатые немецкими археологами в 1907 г. и продолженные в 30—50-х годах английской экспедицией во главе с К. Кенион.

Весьма плодотворными были раскопки в Мегиддо (особенно показательны вещи, свидетельствующие о сильном египетском влиянии во II тысячелетии до н. э.), в Гезере, Лахише.

Следует отметить также многочисленные находки археологов в Финикии и Сирии — в Библе, Тире, Сидоне (совр. Сайде) и близ Дамаска. Интересны открытые в 70-х годах близ города Акко погребения «торговцев-воинов», датируемые XIV—XIII веками до н. э. и содержащие много вещей, происходящих из различных областей эгейского и древневосточного мира: изделия из Египта, Закавказья, Месопотамии, с острова Кипра.

Важнейшими источниками по истории и культуре стран Восточного Средиземноморья служат памятники древнееврейской литературы, входящие в состав Библии. Само слово «библия» в переводе с греческого значит «книги», в данном случае — собрание книг канонизированных, т. е. признаваемых священными в иудаизме и в христианстве. Иудейская Библия почти целиком совпадает с первой частью христианской Библии, с так называемым Ветхим заветом. Вторая часть последней — Новый завет — представляет собою собственно христианские книги, повествующие о жизни Иисуса Христа и деятельности его учеников (апостолов). Ветхозаветный канон окончательно оформился к началу новой эры. Он традиционно делится на три раздела — Закон, или Учение (Тора), Пророки и Писания, каждый из них включает различные по содержанию и времени составления тексты.

Области Восточного Средиземноморья с древнейших времен были освоены палеолитическими охотниками и собирателями. Истребление диких животных относительно густым населением вело к голоду, и местные племена переходили на растительную пищу. Уже в IX—VIII тысячелетиях до н. э. племена мезолитической натуфийской культуры, обитавшие в пещерах и стойбищах по берегам рек и озер, систематически собирали дикорастущие злаки и употребляли их в пищу. Обширные заросли диких сортов пшеницы и ячменя благоприятствовали раннему переходу к земледелию.

В VIII—VII тысячелетиях до н. э. в Восточном Средиземноморье складывается одна из древнейших в мире культур оседлых земледельцев и скотоводов, названная по наиболее изученному поселению культурой Иерихона. Племена этой культуры возделывали ячмень и два сорта пшеницы, разводили коз; с целью сохранения зерновых запасов, подвергавшихся угрозе разорения со стороны грызунов, они приручили кошку. Население обитало в небольших поселках, состоящих из глинобитных домов. Некоторые из них, в частности Иерихон, окружали стены из бутового камня, ибо накопление богатств земледельческими общинами и беспокойное соседство воинственных степняков требовали надежной обороны.

В VI—IV тысячелетиях до н. э. происходит дальнейшее развитие оседло-земледельческой культуры, правда, еще бедной и маловыразительной. Остатки небольших деревень земледельцев и скотоводов этого времени обнаружены во многих местах, в том числе в нижних слоях Библа и Угарита, ставших впоследствии важными городскими центрами. Наряду с пшеницей и ячменем теперь возделывается и чечевица, одомашниваются овца, свинья и крупный рогатый скот. Для приготовления пищи используются глиняные сосуды, порой украшенные несложными узорами, нанесенными краской.

Уже в этот ранний период Восточное Средиземноморье начинает испытывать влияние со стороны высокоразвитых соседей. Так, в Северной Сирии в V тысячелетии до н. э. появляется нарядная расписная посуда халафского типа, В IV тысячелетии до н. э. халафское влияние сменяется воздействием убейдской культуры, основные центры которой находились в Южном Двуречье. Важным нововведением явилось широкое внедрение медных изделий.

Сходные изменения происходят и в Палестине, где широко осваивается земледельцами долина реки Иордан. Особенно характерны памятники, представленные небольшими поселками, состоящими из землянок и глинобитных домов, внутренние стены которых нередко покрывались росписью, воспроизводившей геометрические орнаменты, фигуры людей и животных. Распространяется металлургия. Отдельные поселения специализируются на выплавке меди и изготовлении из нее различных изделий — топоров, булав, игл, проколок. Находка целого клада, состоящего из 630 медных предметов, и среди них своеобразные скипетры с головами козлов (видимо, атрибуты вождей племен или старейшин общин) свидетельствуют о накоплении богатств некоторыми членами общины.

vladhistory.com

Раздел IV. Страны Восточного Средиземноморья в древности.

На восточном берегу Средиземного моря на перекрестке дорог из Египта в Переднюю и Малую Азию, где находились великие державы Древнего Востока, расположились страны Восточного Средиземноморья Сирия, Финикия и Палестина. Здесь не было великих рек, земледелием и животноводством занимались в оазисах и там, где выпадало достаточно осадков. Но тут было множество природных богатств, без которых не могли обойтись великие державы. Именно поэтому Восточное Средиземноморье и притягивало иноземных купцов и завоевателей: первые стремились к богатству, вторые -- к могуществу.

Древняя Сирия.

По сравнению с современной Сирией, древняя страна занимала меньшую территорию между Средиземным морем и р. Евфрат, горами Тавра и севером Палестины. История Древней Сирии простирается от появления первых оседлых поселений до завоевавшего ее Александра Македонского. С древних времен эта страна оказалась на главных торговых путях и военно-стратегических направлениях, по которым шли караваны и армии завоевателей. Такое положение способствовало активным экономическим и культурным взаимодействиям между Сирией и другими странами Древнего Востока, а постоянные контакты местного населения с пришельцами способствовали распространению культуры Древнего Востока среди народов Средиземноморья.

Об истории Древней Сирии известно еще из Библии, а также месопотамских, египетских и малоазийских письменных источников. О существовании сирийских письменных памятников стало известно только в 30-х гг. нашего века.

Представления о Сирии III тыс. до н. э. существенно расширились после открытия в 1974 г. Эблы, которая была самым значительным сирийским городом-государством с XXV по XVII вв. до н. э. Территория города делилась на две части: центральную с дворцом правителя и периферийную. Вокруг города жили кочевники-амореи.

Правитель города имел двух советников и несколько начальников. Перед его дворцом была небольшая площадь с постаментом для трона. Здесь, очевидно, принимались зарубежные посольства.

Эбла была крупным центром международной торговли: здесь был большой базар, а во дворце найдено много необработанного лазурита из Афганистана, алебастровые вазы фараонов Древнего Египта. Основная масса товаров прибывала сюда с помощью близких и отдаленных посредников.

Город неоднократно подвергался нападениям. Известно, что здесь были войска аккадских царей Саргона и Нарам-Суэна, после нашествия которых город на время прекратил свое существование, но возродился к началу II тыс. до н. э. Окончательно город был разрушен в XV в. до н. э. войсками хеттского царя Хаттусириса I.

Кроме Эблы в Древней Сирии II тыс. до н. э. было еще несколько городов-государств, крупнейшими из которых были Халаб (Алеппо), Алалах и Угарит.

Раскопки Угарита начались в 30-х годах нашего века. Самой ценной находкой явился клинописный архив местных царей, относящийся к середине II тыс. до н. э. Из этих записей известно, что положение в угаритском обществе определялось отношением к царю. Государственные служащие назывались "рабами царя", свободные жители -- "сынами царя", были также "рабы рабов царя" -- рабы государственных служащих, и купленные частные рабы.

В XIV - XIII вв. до н. э. в Сирии началась борьба за сферы влияния между хеттами и египтянами и территория стала переходить из рук в руки правителей великих держав.

Древняя Финикия.

На самом берегу Средиземного моря, где кончались сухопутные караванные пути, еще в III тыс. до н. э. существовали города, ведшие морскую торговлю: Сидон, название которого означает "место для рыбной ловли", Тир "скала", размещенный на скале и прибрежном острове и являвшийся поэтому почти неприступным для врага, и Библ. Чуть позже появился и четвертый крупный торговый город — Арвад. Это и была Древняя Финикия.

Основным занятием финикийцев была морская торговля. В мореплавании и кораблестроительстве финикийцам не было равных в древнем мире. Конечно, корабли их были небольшими и небольшими и не приспособленными для длительного плавания в открытом море. Все морские пути пролегали вдоль берега, куда моряки высаживались, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия. В местах, где это делать было наиболее удобно, финикийцы основывали колонии. Благодаря колониям финикийские корабли к началу I тыс. до н. э. могли достичь любой точки средиземноморского побережья и даже Западной Африки. После того, как Финикия была завоевана ассирийцами, самым богатым независимым финикийским городом стал Карфаген — колония на северо-западном берегу Африки.

Самым ценным и доходным грузом финикийских кораблей были ливанский кедр, бывший главным природным богатством Восточного Средиземноморья. Из Африки, Испании, Кипра везли золото, серебро, слоновую кость, медь, а позднее и железо, из Египта — пшеницу, льняные ткани, папирус, благовония. Особые статьи доходов составляли морская работорговля и пиратство.

Но мореплавание не сводилось у финикийцев только к средиземноморской торговле. Некоторые из них совершали путешествия вокруг Африки, ходили за оловом, свинцом и янтарем в Северную Европу, за золотом, красным деревом и драгоценными камнями — в Индию.

Развитым были и ремесла. Только здесь в то время делали прозрачное и цветное стекло и изделия из них. Из морских раковин финикийцы получали жидкость, которая красила одежду из купленной почти задаром у кочевников овечьей или козьей шерсти в пурпурный цвет. Чтобы покрасить один плащ надо было собрать на морском дне тысячи раковин. Такое одеяние было доступно только царям и самым знатным вельможам. Широко известны были и финикийские ювелиры.

Еще одним выдающимся достижением финикийцев было создание первого в истории человечества алфавита. Его составляли 22 буквы, переделанные из иероглифов и клинописных знаков. Само слово "алфавит" является сочетанием двух первых букв и означает алеф — "бык", бет — "дом". Но в этом алфавите не было гласных, а писались только согласные. Поэтому многие народы древности, заимствовав финикийский алфавит, дополняли его, согласно потребностям своего языка. Большинство алфавитов мира, в том числе и кириллица, которую используем мы, происходят от финикийского.

Древняя Палестина.

На юг от Сирии и Финикии располагается Палестина. Это небольшая горная страна, не богатая природными ресурсами, теплым и мягким климатом и урожайными землями. На Восток и на Юг от нее простираются пустыни, единственной сравнительно крупной рекой является Иордан, впадающий в соленое Мертвое море. В Библии эта страна называется "Землей обетованной". В древности местное население занималось, в основном, разведением мелкого рогатого скота и постоянно кочевало с места на место. Здесь жили разные небольшие народы, говорившие на семитских языках, наиболее известными из которых были древние евреи.

Главным источником по истории Древней Палестины является Библия. Слово "библия" по-гречески означает "книги" и происходит от "библус" — части папируса, из которого делали страницы для письма. Самой древней частью Библии является "Ветхий Завет". Его самая древняя часть — Пятикнижие Моисеево, или первые пять книг (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие).

Ветхий Завет, описывает многие реальные события в основном, древних евреев. Библейская история древних евреев начинается со II тыс. до н. э. Сначала они жили в Междуречье и поблизости от него, но со временем переместились ближе к берегам Средиземного моря. Вскоре после этого случился голод, и часть евреев вынуждена была переселиться в богатый Египет. Однако египтяне довольно жестоко обходились с ними — заставляли работать на самых тяжелых работах на при строительстве. Именно евреи построили города-крепости в болотистой дельте Нила. И вот, в конце концов, евреи решили бежать от фараона и вообще из Египта. Это дело возглавил воспитанник царского дворца Моисей.

Библия говорит, что евреи сорок лет блуждали по пустыне и только потом достигли родной Палестины. Тогда се они разделялись на 12 племен, которые называли себя Израиль.

Тогда Палестина была густо заселена, было много городов и обработанных земель. Евреи начали отвоевывать страну у местного населения. Их самым сильным и опасным врагом были филистимляне. Они сами не так давно прибыли в Палестину с островов Средиземного моря и завоевали ее южную часть. От названия этого народа произошло название “Палестина” (Филистина).

В отличие от евреев у филистимлян было много редкого в то время железного оружия, которое помогало им побеждать соседей. Филистимляне нанесли евреям несколько поражений. После этого евреи решили избрать царя, но, тем не менее, они считали, что царская власть не является благом для народа.

При втором царе — Давиде — евреям удалось нанести филистимлянам поражение и завоевать Иерусалим, который и стал столицей их государства — Древнего Израиля. Расцвет его пришелся на правление царя Соломона, при котором не было войн, зато был построен храм, ставший главной святыней евреев. В это время Древний Израиль вел успешную торговлю с финикийским Тиром и далекой Аравией.

После Соломона государство вскоре ослабло и распалось на две части — Израиль и Иудею. Они постоянно попадали в зависимость от соседних народов, жителей угоняли в плен, и во второй половине I тыс. до н. э. евреи стали жить в разных частях Передней Азии. Но и находясь среди других народов, они никогда не забывали своей родины и веры.

Древние евреи — первые в мире монотеисты (единобожники). Они поклонялись одному богу Яхве и верили, что он создал все и может все. Евреи верили, что бог заключил с ними договор. Если его выполнять, то бог будет помогать им больше, чем всем другим народам и отдаст навеки Палестину. Военные поражения и нашествия древние евреи воспринимали как кару бога за нарушение договора.

Условия договора содержатся в десяти заповедях. Полагали, что сам бог их высек на двух каменных плитах и вручил Моисею. Вот главные из них: поклоняться только богу Яхве, не изготовлять его изображений и не молиться перед ними, уважать родителей, не убивать, не красть, не предавать, не говорить ложных свидетельств.

Плиты с десятью заповедями были священной реликвией, которую во время скитаний переносили в особом ящике — “ковчеге”. При стоянках над ним воздвигали священный шатер. После возведения храма в Иерусалиме ковчег поместили в алтарной части в особом отсеке, который назывался “святая святых”.

Таким образом, в Восточном Средиземноморье в древности существовали развитые и самобытные государства, оставившие заметный вклад в мировую культуру.

studfiles.net

Глава 19. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ И АРАВИЯ СИРИЯ, ФИНИКИЯ И ПАЛЕСТИНА В ДРЕВНОСТИ

1. Природные условия. Источники. Обзор исторической литературы. Древнейший период истории Восточного Средиземноморья

Природа и население.

В район Восточного Средиземноморья, простирающегося от предгорий Тавра и среднего течения Евфрата до Египта, входили Сирия, включая приморскую полосу, получившую у греков название Финикия, и Палестина. В древности значительная часть этой территории называлась Ханаан.

Крупных речных артерий здесь не было, и наиболее значительными по местному масштабу реками являются Иордан в Палестине, Оронт в Сирии и Финикии. Мелкие речки и ручьи наполнялись водой лишь в период дождей, и урожаи на полях были небольшими и неустойчивыми. Примитивные ирригационные сооружения имели лишь местное значение и не могли способствовать объединению различных областей в единый хозяйственный организм. Горные хребты (Ливан, Антиливан и др.) делили Восточное Средиземноморье на несколько районов, что также способствовало разобщению и изоляции. Степные и пустынные области были издревле местом обитания скотоводческих племен, то и дело вторгавшихся в оазисы. Все это объясняло сравнительно замедленные темпы исторического развития региона.

Вместе с тем Восточное Средиземноморье располагало ценными сырьевыми ресурсами: залежами медной и железной руды, обширными лесами, в том числе зарослями знаменитого ливанского кедра. Все это рано стало привлекать внимание могущественных государств Месопотамии и Египта. В Восточное Средиземноморье направляются торговые и военные экспедиции. Отголоски преданий о походах за ливанским кедром сохранились в «Эпосе о Гильгамеше». В результате Восточное Средиземноморье начинает испытывать все возрастающее влияние этих двух великих цивилизаций Древнего Востока — древнеегипетской и месопотамской, что заметно сказывается на развитии местных культур. Население Восточного Средиземноморья первоначально составляли племена — потомки носителей местного мезолита (они же заселили Северную Аравию). С конца IV тысячелетия до н. э. в регион одна за другой вторгаются волны семитских племен, расселившихся еще ранее в Аравии, куда они прибыли, по-видимому,из Восточной Сахары через Эфиопское нагорье иБаб-эль-Мандеб.Исследователи различают несколько семитоязычных этносов Восточного Средиземноморья (ханаанеев, эблаитов,сутиев-амореев,особую ветвь последних — «ибри» или древнееврейские племена, арамеев и, возможно, других). В середине III и второй четверти II тысячелетия в Сирии — Палестине расселялись также хурритские племена. Наконец, группаэгейско-анатолийских«народов моря» мигрировала в Палестину в начале XII в. до н.

э.,

217

но была вскоре ассимилирована местным населением.

Источники и историография.

Древнюю историю племен и народов Восточного Средиземноморья освещают как источники соседних стран (например, данныеТелль-Амарнскогоархива в Египте, хеттские документы, ассирийская административная переписка), так и местные источники, среди которых особенно важны письменные документы и местная традиция, сохранившаяся в таком сложномлитературно-религиозномпамятнике, как Библия. Большое значение имеют документы изРас-Шамры(древнего Угарита), где были открыты древние тексты экономического, политического и религиозного содержания, в том числе написанные местной системой письма, получившей название угаритской. С территории Восточного Средиземноморья происходит значительное число древних надписей. Из новых находок следует отметить открытие в70-егоды итальянскими археологами архива древнего города Эбла (на территории Сирии), насчитывающего несколько тысяч клинописных табличек, написанных знаками, заимствованными у северошумерской письменности, и на одном из древнесемитских языков. Содержание архива — дипломатические, административные, хозяйственные, литературные, религиозные и школьные тексты. Датируется царский архив второй половиной III тысячелетия до н. э.

Сохранилось много памятников материальной культуры Восточного Средиземноморья, часто образующих целые комплексы, открытые археологами. Наиболее грандиозными являются раскопки в Иерихоне, начатые немецкими археологами в 1907 г. и продолженные в 30—50-хгодах английской экспедицией во главе с К. Кенион.

Весьма плодотворными были раскопки в Мегиддо (особенно показательны вещи, свидетельствующие о сильном египетском влиянии во II тысячелетии до н. э.), в Гезере, Лахише.

Следует отметить также многочисленные находки археологов в Финикии и Сирии — в Библе, Тире, Сидоне (совр. Сайде) и близ Дамаска. Интересны открытые в 70-хгодах близ города Акко погребения «торговцеввоинов», датируемыеXIV—XIIIвеками до н. э. и содержащие много вещей,

происходящих из различных областей эгейского и древневосточного мира: изделия из Египта, Закавказья, Месопотамии, с острова Кипр.

Важнейшими источниками по истории и культуре стран Восточного Средиземноморья служат памятники древнееврейской литературы, входящие в состав Библии.

Для становления библеистики необходимо было прежде всего освободиться от наивной веры в ветхозаветные предания. Первый шаг к научному разбору Библии сделал в XVII в. Б. Спиноза, обнаруживший в ней целый ряд противоречий и указавший на компилятивный характер отдельных ее частей. Таким образом, Библия стала рассматриваться уже не в качестве божественного откровения, а как литературный памятник, отразивший эпоху своего возникновения. Библейская критика в XVIII и XIX вв. сделала большие успехи в выделении различных слоев произведений, вошедших в Ветхий Завет, в определении их относительной и абсолютной хронологии.

Особое внимание уделялось, естественно, наиболее авторитетной его части — пятикнижию Моисея. Самый тщательный анализ текста Библии служил образцом источниковедческого исследования древних литературных памятников. Наиболее принципиальные выводы, сделанные на рубеже XIX—XXвв. (например, в работах Ю. Велльгаузена), до сих пор сохраняют свое значение. В то же время наука впоследствии должна была отказаться от излишне критического подхода к сохранившемуся библейскому тексту. Находки в последние десятилетия так называемых кумранских рукописей показали, что уже в начале новой эры ветхозаветные сочинения существовали примерно в той же форме, что и ныне.

В конце XIX в. библеисты могли опираться не только на тонкий филологический анализ, но и на результаты раскопок в «библейских странах» Ближнего Востока. Известно, что и сама активность археологов в этом районе в значительной мере определялась его ролью в так называемой священной истории. Ученые уделяли особое внимание доказательству (или опровержению) достоверности библейских повествований. Находки древнейших памятников культуры в Месопотамии и в Египте привели и к постановке другой, общей проблемы — о месте древнееврейской литературы в истории

218

Ближнего Востока. Были найдены прямые заимствования в Библии идей и сюжетов, возникших у других народов. Однако первоначальное увлечение проблемой влияний в настоящее время прошло, уступив место трезвой оценке степени самостоятельности древнееврейской культуры.

Путешествия европейцев в «святую землю» совершались издавна, но серьезное археологическое изучение Восточного Средиземноморья началось сравнительно поздно, немногим более 100 лет назад (здесь прежде всего необходимо назвать работы замечательного французского семитолога Э. Ренана). Наиболее крупные открытия сделаны за последние полвека — раскопки в Библе велись с 20-хгодов, в конце20-х— в30-егоды найден был древнийсиро-финикийскийгород Угарит, к30—40-мгодам относится исследование Алалаха. Сенсационные результаты принесла в60—70-егоды итальянская экспедиция в Эбле. Тщательное исследование археологических и письменных памятников в настоящее время позволяет изучать историю этого региона с древнейших времен. Огромное значение имеют раскопки и для изучения Библии, с одной сторон, позволяя рассматривать ее в контексте наиболее близких семитских культур, с другой стороны, давая основу для анализа экономики и общественных отношений в различных государствах Восточного Средиземноморья. Именно к этим проблемам привлечено внимание отечественных ученых.

Культура Иерихона. Земледельцы и скотоводы (VIII—IVтысячелетия до н. э.).

Области Восточного Средиземноморья с древнейших времен были освоены палеолитическими охотниками и собирателями. Истребление диких животных относительно густым населением вело к голоду, и местные племена переходили на растительную пищу. Уже в IX—VIIIтысячелетиях до н. э. племена мезолитической натуфийской культуры, обитавшие в пещерах и стойбищах по берегам рек и озер, систематически собирали дикорастущие злаки и употребляли их в пищу. Обширные заросли диких сортов пшеницы и ячменя благоприятствовали раннему переходу к земледелию.

ВVIII—VIIтысячелетиях до н. э. в Восточном Средиземноморье складывается одна из древнейших в мире культур оседлых земледельцев и скотоводов, названная по

наиболее изученному поселению культурой Иерихона. Племена этой культуры возделывали ячмень и два сорта пшеницы, разводили коз; с целью сохранения зерновых запасов, подвергавшихся угрозе разорения со стороны грызунов, они приручили кошку. Население обитало в небольших поселках, состоящих из глинобитных домов. Некоторые из них, в частности Иерихон, окружали стены из бутового камня, ибо накопление богатств земледельческими общинами и беспокойное соседство воинственных степняков требовали надежной обороны.

ВVI—IVтысячелетиях до н. э. происходит дальнейшее развитиеоседло-земледельческойкультуры, правда, еще бедной и маловыразительной. Остатки небольших деревень земледельцев и скотоводов этого времени обнаружены во многих местах, в том числе в нижних слоях Библа и Угарита, ставших впоследствии важными городскими центрами. Наряду с пшеницей и ячменем теперь возделывается и чечевица, одомашниваются овца, свинья и крупный рогатый скот. Для приготовления пищи используются глиняные сосуды, порой украшенные несложными узорами, нанесенными краской.

Уже в этот ранний период Восточное Средиземноморье начинает испытывать влияние со стороны высокоразвитых соседей. Так, в Северной Сирии в V тысячелетии до н. э. появляется нарядная расписная посуда халафского типа. В IV тысячелетии до н. э. халафское влияние сменяется воздействием убейдской и урукской культур, основные центры которых находились в Южном Двуречье. Важным нововведением явилось широкое внедрение медных изделий.

Сходные изменения происходят и в Палестине, где широко осваивается земледельцами долина реки Иордан. Особенно характерны памятники, представленные небольшими поселками, состоящими из землянок и глинобитных домов, внутренние стены которых нередко покрывались росписью, воспроизводившей геометрические орнаменты, фигуры людей и животных. Распространяется металлургия. Отдельные поселения специализируются на выплавке меди и изготовлении из нее различных изделий — топоров, булав, игл, проколок. Находка целого клада, состоящего из 630

219

медных предметов, и среди них своеобразные скипетры с головами козлов (видимо, атрибуты вождей племен или старейшин общин) свидетельствуют о накоплении богатств некоторыми членами общины.

2.Ранние государственные образования в III—IIтысячелетиях до н. э.

Развитие ремесел и сложение городов-государств.Эбла, Библ и Алалах.

Вконце IV тысячелетия до н. э. племенной семитский мир Северной Аравии приходит в движение. Восточные семиты (будущие аккадцы) проникают на Средний Евфрат, акакая-тодругая группа семитских племен (видимо, ханаанеев) расселяется в Сирии. С их появлением в регионе становится заметен резкий прогресс в ремесленном производстве, прежде всего металлургии, и с этого времени начинается так называемый Раннебронзовый период в истории Восточного Средиземноморья. Металл идет не только на изготовление орудий и оружия, но также на выделку сосудов и литье небольших статуэток. Определенные изменения происходят и в земледелии, где возделываются не только зерновые культуры, но также оливковое дерево и виноград. В III тысячелетии до н. э.кое-гдепоявляется террасное земледелие: поля располагаются по склонам гор террасами, поддерживаемыми каменными стенками. Возможно, стала употребляться и соха. Развивается сухопутная торговля с Месопотамией и морская — с Египтом, шедшая главным образом через Библ.

Прогресс земледелия и ремесел, развитие торговли привели к появлению в конце IV тысячелетия до н. э. первых протогородских центров. Одним из них становится протогород на месте Библа (археологический слой Библ IV).

Вначале III тысячелетия до н. э. в Восточном Средиземноморье происходят важные изменения. Ханаанеи расселяются из Сирии в Палестину и переходят к оседлости и урбанизованному образу жизни на всем протяжении своего ареала. Именно в это время они возводят на средиземноморском побережье основные города будущей Финикии (финикийцами называли именно прибрежных ханаанеев) — собственно Библ (археологический Библ VI), Тир и др. (ок. XXIX—XXVIIIвв. до н. э.).По-видимому,

одновременно в Северной Сирии аналогичный процесс происходит с другим семитским народом, «эблаитами» (назваными так современными учеными по Эбле, их крупнейшему центру в Сирии. В Шумере их, по-видимому,называли «марту» — не исключено, что по среднеевфратскому Мари, частично заселенному ими).

Библ III тысячелетия до н. э. представлял собой благоустроенное поселение, обнесенное каменной стеной, с улицами, вымощенными булыжником, достаточно широкими для проезда повозок. В Библе появляются монументальные постройки — храмы на каменном фундаменте. В храме местной богини найдены вазы с египетскими надписями. Как и для других городов Финикийского побережья, для Библа характерно значительное развитие торговли с Египтом. Библ снабжал египтян кедровым лесом и смолой, использовавшейся для мумификации. Видимо, вывозились также вино и оливковое масло. Глиняная тара от этих товаров обнаружена при раскопках некоторых египетских памятников. Из Египта в Библ привозились изделия художественного ремесла — бусы, алебастровые и диоритовые сосуды, драгоценные ларцы, декоративное оружие из золота и серебра.

Вприбрежных городах интенсивно шла социальная дифференциация и складывались классы. Например, крупные жилые строения (так называемые дома купцов) по размерам и богатству отделки явно принадлежали городской верхушке. Началом II тысячелетия до н. э. датируются богатые гробницы, скорее всего правителей города. Можно предположить, что к этому времени здесь уже сложилось политическое образование — городгосударство, подобный ранним государствам Южной Месопотамии. Египетское влияние в Библе все время было очень велико.

Аналогичные процессы формирования городских центров, превращающихся в города-государства,и сложения классового общества происходят и в глубине страны. Таков, например, городок Алалах в Северной Сирии. Его центром уже в конце IV — первой трети III тысячелетия до н. э. был храм, располагавшийся на высокой платформе. ВXXVIII—XXIVвв. до н. э. рядом с храмом появляется дворец с парадной колоннадой, постепенно заметно увеличивающийся в размерах, что свидетельствует

220

о возрастании могущества алалахского царька. Появляются печати с клинописными надписями, а в XVIII в. до н. э.— клинописные глиняные таблички из царского архива. В Северной Сирии уже в конце IV тысячелетия возникло протогородское поселение Эблы. К середине III тысячелетия до н. э. оно превращается в крупный городской центр, занимающий площадь в 56 га с населением ориентировочно оцениваемым в 20—30тыс. человек. Расположенная в стороне от крупных водных источников Эбла была обязана своим подъемом в большей мере развитию ремесленной и торговой деятельности, чем поливному земледелию.

ВXXV—XXIV вв. до н. э. Эбла была центром крупного государства, охватывавшего всю Сирию вместе с предгорьями малоазиатского Тавра и соперничавшего с Мари на Среднем Евфрате — столицей другого раннего государства, заселенного аккадцами и, видимо, другой ветвью эблаитов. В Эбле этого времени существую дворцовые комплексы, в которых сосредоточиваются архивы, хранятся запасы сырья, ценных привозных изделий. Здесь имеются египетские алебастровые сосуды с именами фараонов, найдено около 32 кг лазурита. Сюго-востокапоступали различные ткани, в широких масштабах велась обработка шерсти, получаемой в местных скотоводческих хозяйствах. Торговый обмен совершался в больших масштабах, причем значительную роль в нем играли и чужеземные купцы. Вскоре Эбла попала в орбиту притязаний аккадских правителей, начавших осуществлять широкую завоевательную программу. Она упоминается уже в числе городов, будто бы подчиненных Саргоном. Около 2225 г. до н. э. один из преемников СаргонаНарам-Суэнзахватывает Эблу и причиненные разрушения заметно сказались на развитии города. Однако к 2000 г. до н. э. наблюдается новый подъем, городская территория окружается мощной глинобитной стеной двадцатиметровой высоты и шириной до 40 м в основании. Заново отстраивается дворец, поблизости от которого располагаются царские гробницы, содержащие богатые приношения (в том числе привозные египетские вещи и художественные изделия из слоновой кости).

Всоциальном плане Эбла представляла собой типичный город-государствос развитой административной системой управления. Во главе государства стоял царь, возможно, осуществлявший также некоторые сакральные обязанности. При нем имелись советники, ведавшие различными отраслями хозяйства, все сведения

одеятельности которых сосредоточивались в специальных архивах. Так, в одном архиве хранились документы, содержащие перечни полей, учетные данные о продуктах земледелия и поставках скота. В другом архиве сосредоточивались данные о распределении пищевых продуктов и тканей согласно определенным рационам — в этом отношении государственное земледельческое хозяйство напоминало традиции Древнего Шумера. Имеются в документах различные термины для обозначения подневольных работников, трудившихся в таких хозяйствах, среди них упоминаются и собственно рабы. Вероятно, нередко это были военнопленные. Во всяком случае среди найденных изображений имеется фигура пленника с завязанными за спиной руками — образ, типичный для искусства городов-государств,непрерывно ведших захватнические войны.

Весьма интересна Эбла и в культурном плане. Развиваясь на основе местных традиций, восходящих еще к поре ранних земледельцев, культура Эблы в период развития государства и классового общества широко использовала уже готовые нормы и эталоны шумерской цивилизации. Имелись даже специальные шумероэблаитские словари для облегчения понимания текстов, почти на 90 % состоящих из шумерских идеограмм. Отчетливо проступают связи с Месопотамией в архитектуре и в мозаичных фризах, украшавших стены дворцов.

Небольшие городки Палестины в III тысячелетии до н. э. обносятся стенами, укрепленными овальными или прямоугольными башнями (Мегидцо, Иерусалим, Лахиш и др.). Крепостные стены, так же как и значительное количество оружия, находимого при раскопках, свидетельствуют о напряженной обстановке в стране, куда уже начинают совершать первые походы египетские фараоны. В городах наряду со святилищами появляются резиденции местных правителей. В конце III — первой половине II тысячелетия до н. э. эти процессы получают дальнейшее развитие. Крупнейший центр в долине Иордана — Хацор занимает

studfiles.net

Страны Восточного Средиземноморья. История Востока. Том 2

Страны Восточного Средиземноморья

В этом регионе четыре арабские страны – Сирия, Ливан, Иордания, Ирак (проблема Палестины будет рассматриваться особо). Две из них, Сирия и Ирак, – сравнительно крупные, сильные, даже агрессивные государства, если иметь в виду господствующие в них политические режимы; две другие – государства небольшие и слабые, особенно это касается Ливана.

Сирия с ее 15 млн. населения после неудачной попытки объединения с Египтом в 1963 г. оказалась под властью лидеров ПАСВ (БААС), партии арабского социалистического возрождения. По духу своему это была партия национального единства арабов, и в ней было немало сторонников восстановления унии с Египтом и даже прибавления к этой унии Ирака. Однако в ПАСВ достаточно быстро верх одержала националистическая фракция с ориентацией на тоталитарный социализм, во многом близкий к классической советской марксистской модели (национализация предприятий и ресурсов страны, акцент на общественную собственность, правда, с признанием роли мелкой частной собственности и предпринимательской инициативы). Вскоре социалистический акцент в экономике был смягчен, но за этим последовал военный переворот 1966 г., вновь приведший к руководству страной радикалов. Курс на укрепление роли государственного сектора в экономике был продолжен.

Конституция 1969 г. определила Сирию как демократическую, народную и социалистическую республику с плановой экономикой, с ограниченной рамками закона частной собственностью. В 1972 г. во главе республики стал президент X. Асад, а по конституции 1973 г., одобренной всеобщим референдумом, к формуле о плановой экономике был добавлен тезис о ликвидации «всех форм эксплуатации». Явный светский социалистический уклон политики нового руководства был уравновешен реверансами в адрес ислама. Арабо-израильские войны 1967 и 1973 гг. способствовали увеличению роли Сирии в общем противостоянии арабов Израилю, что также говорило в пользу признания заслуг сирийского руководства в. борьбе за ценности ислама. На волне этого признания Сирия попыталась было в конце 70-х годов улучшить свои взаимоотношения с арабскими соседями, Иорданией и Ираком, но в силу ряда причин, включая и вмешательство Сирии в дела раздираемого внутриполитическими и религиозными конфликтами Ливана, этого не удалось достичь. Зато постепенно становилось все более очевидным сближение Сирии с экстремистски настроенным лидером Ливии Каддафи.

Несмотря на ряд мер, предпринятых в 1974 и 1979 гг. и направленных на либерализацию экономики, руководство Сирии не изменило своего курса, более того, постепенно радикализировало его. Эта радикализация проявлялась не только в дружбе с Ливией, но и в противостоянии умеренной политике Египта, и в той позиции, которую руководство страны заняло в ирано-иракском конфликте 1980–1988 гг., когда Ливия и Сирия оказались союзниками радикального, даже экстремистски настроенного правительства Ирана, но не Ирака, правитель которого, к слову, в то время еще не был символом радикализма и экстремизма на Ближнем Востоке. Кроме того, Сирия все эти годы была одним из ближайших, если не самым близким союзником СССР на Ближнем Востоке.

Политика и позиция Сирии в Ливане, исторически связанном с нею многими корнями, требует особого разговора. Вкратце можно сказать, что долгие годы это вмешательство выглядело более негативным, нежели позитивным, даже имея в виду совместное всеарабское противостояние Израилю. Но в начале 90-х годов оно неожиданно оказалось залогом оздоровления ситуации в Ливане. Едва ли это заслуга Сирии, скорее так сложились обстоятельства. Но факт остается фактом, как фактом остается и резкое противостояние Сирии и Ирака, что на первый взгляд может показаться удивительным хотя бы потому, что обе страны держатся почти одинакового курса во внешней, внутренней и экономической политике, имеют сходные режимы (буквально режимы-близнецы) и в обеих у власти стоит одна и та же партия ПАСВ, точнее, ответвления одной и той же первоначально единой партии. Видимо, здесь следует говорить уже не столько о близости режимов и политических курсов или партий, сколько о национальных интересах, которые Сирию и Ирак в основном и разделяют, прежде всего потому, что в рамках арабского Ближнего Востока обе страны объективно выступают как два сильных соперника.

В заключение существенно заметить, что социальные эксперименты, проводимые правительством Сирии в экономике, не могли привести эту страну к процветанию, скорее наоборот. И если неэффективное национализированное хозяйство не привело страну к экономическому кризису, то это не столько потому, что частный сектор в определенных пропорциях всегда продолжал существовать, хотя это весьма существенно, сколько из-за того, что Сирии, на чьи плечи падает весомая доля в борьбе с Израилем, активно помогают нефтедобывающие арабские страны (не стоит забывать и о немалой советской помощи, причем не только оружием).

Ирак с его 17 млн. населения – вторая крупная арабская страна ближневосточной и восточносредиземноморской зоны. После революции 1958 г. эта страна, занимающая территорию древнего Двуречья, перестала быть монархией. В 1963 г. на передний план в Иране, как и в соседней на западе Сирии, вышла партия ПАСВ, хотя она и не сразу укрепилась в позиции правящей партии, ибо между претендентами на руководство страной шла ожесточенная борьба. 1969–1971 годы были отмечены реформами, направленными на усиление государственного сектора в экономике и кооперацию в сельском хозяйстве-. В 1974 г. на долю государственной экономики приходилось около 3/4 промышленной продукции, чему способствовало и заметно усилившееся сотрудничество с СССР.

Политическая власть в стране не была стабильной, перевороты следовали один за другим, острая внутриполитическая ситуация то и дело осложнялась национальными конфликтами с иракскими курдами на севере страны. Рискованные социальные и экономические эксперименты не приносили и не могли принести успеха. Положение спасла национализация нефтяной промышленности страны с полной ликвидацией здесь позиций иностранных компаний. Резкое увеличение доходов от нефти в 70-х годах, когда цены на нефть были весьма высокими, позволило Ираку компенсировать все экономические неудачи и еще остаться в выигрыше, несмотря на большие расходы, связанные с закупкой оружия. Ежегодный доход от нефти составлял 21–26 млрд. долл. Это усиление потока нефтедолларов могло бы сыграть важную позитивную роль в судьбах Ирака, если бы не война с Ираном, стоившая огромных жертв и материальных затрат и завершившаяся безрезультатно.

Приход в 1979 г. к власти в партии ПАСВ и в государстве С. Хусейна явился важной вехой в истории страны. Жестокий и беспринципный политик, коварно уничтоживший всех своих потенциальных соперников и умело установивший в стране режим тоталитарной диктатуры, Хусейн достаточно быстро сориентировался в обстановке и принял ряд мер, которые должны были способствовать росту его популярности. Прежде всего, он либерализовал экономическую политику, признав роль и место частной собственности и перестав рассуждать на каждом углу о социализме, чем обычно грешили его предшественники. Затем он стал играть на чувствительных струнах национального достоинства, выдвинув на передний план образ врага, против которого всем надлежало сплотиться. Хусейн был бы рад найти этого врага в Израиле, что принесло бы ему, бесспорно, много больше очков. Но Израиль оказался вне сферы его возможностей; кроме того, с ним уже успешно вела политику жесткого противостояния Сирия, соперничество Ирака с которой все время обострялось. Оставался один возможный враг – Иран. Была и причина вражды – спорные территории в районе Персидского залива. Именно с приходом Хусейна к власти в 1979 г. то и дело возникали в районе этих территорий конфликты и вооруженные столкновения, которые в 1980 г. переросли в широкомасштабную войну.

Война затянулась почти на десятилетие. Хотя она не принесла успеха ни одной из сторон и дорого обошлась каждой, победителем в ней оказался С. Хусейн. Это с особой силой выявилось на рубеже 80–90-х годов, когда в глазах населения Ирака Хусейн стал почти обожествленным национальным вождем, подлинным харизматическим лидером, которому верят и за которым готовы идти если не все, то очень многие. И вот здесь-то Хусейн решил играть ва-банк, пойдя на авантюру, которая могла в случае удачи сделать его лидером всего арабского, может быть даже арабо-исламского мира. Речь идет об аннексии Кувейта с дальним прицелом: в случае войны держав против агрессора обрушить всю накопленную страной военную мощь, включая оружие массового уничтожения, на Израиль и тем расколоть мир на враждующие лагеря и спасти свое положение. Как известно, авантюра провалилась. Кувейт был почти бескровно для войск коалиции, куда вошли и многие арабские страны, освобожден, а Израиль не дал спровоцировать себя, несмотря на регулярные ракетные обстрелы. Но показательно, что даже эта неудача не выбила Хусейна из седла, как того многие ожидали. Напрашивается вывод, что агрессивная тоталитарная структура пока не отторгается Ираком, а харизма всесильного лидера, несмотря на неуспех двух его войн, еще не изжила себя.

Иордания, расположенная к югу от Сирии и к западу от Ирака, – наиболее отсталая из стран восточносредиземноморской зоны. Слабонаселенная (ок. 3 млн.), она по многим параметрам тяготеет к странам аравийской зоны арабского мира. Правда, после объединения западноиорданских земель Палестины с Трансиорданией в рамках Хашимитского королевства (1950) ситуация в этом смысле несколько изменилась: вновь присоединенные районы были относительно развитыми и многонаселенными. Правящий страной с 1953 г. король Хусейн установил режим умеренной конституционной монархии с парламентом и многопартийной системой. Отторжение западноиорданских территорий после арабо-израильской войны 1967 г. нанесло удар по экономике страны и привело к обострению внутриполитической обстановки, ибо отступившие на восток палестинцы стали представлять серьезную угрозу власти короля. В 1971 г. Хусейн добился вывода палестинских отрядов с территории Иордании, хотя он при этом вплоть до 1988 г. поддерживал население оккупированного Израилем Западного Иордана, выплачивая жалованье чиновникам, предоставляя социальную поддержку нуждающимся, чему израильские власти не препятствовали. Следует заметить, что Иордания, как и Сирия, не имеет нефтяных запасов. Неразвитость же экономики, особенно после потери западноиорданских территорий, привела к тому, что Иордания, как и Сирия, стала получать регулярную помощь от богатых нефтью аравийских монархий. В 1988 г. в связи с решением признать территорию Палестины (в том числе западноиорданские земли) подвластной арабскому государству в лице Организации освобождения Палестины (ООП) Хусейн отказался от остатков своего суверенитета над Западным Иорданом, включая и упомянутые выплаты.

Соседство с Израилем и постоянная вовлеченность в дела палестинцов позволяют Иордании рассчитывать на поддержку богатых нефтедолларами соседей, что сильно помогает этой бедной стране с неразвитой экономикой сводить концы с концами. Тем более удивительной выглядела позиция короля Хусейна в дни кувейтского кризиса, когда Иордания, пусть с колебаниями, но встала на сторону агрессора, своего могучего соседа Ирака (как это сделали и тесно связанные с ней едиными судьбами палестинцы во главе с Я. Арафатом) и тем самым как бы бросила вызов аравийским монархиям, оказывавшим ей помощь.

Ливан – тоже небольшая страна восточносредиземноморской зоны с населением св. 3 млн. чел. В отличие от Иордании, она всегда была едва ли не наиболее развитой частью арабского мира, а левантийская буржуазия издревле заправляла делами на рынках Магриба, как и в Египте, и в неарабском Средиземноморье. Став независимой республикой с 1943 г., Ливан с его сложным этнорелигиозным составом населения (христиане, мусульмане-сунниты, мусульмане-шииты, друзы; арабы, арабы-палестинцы из числа беженцев с юга, армяне, курды и пр.) два-три десятилетия с трудом поддерживал внутриполитический баланс, основанный на Национальном пакте, который предусматривал строгую систему распределения высших должностей в республике в зависимости от принадлежности к той или иной общине. В 50-х годах при президенте К. Шамуне Ливан в экономическом плане был процветающей страной, выступая в качестве богатого посредника между Западом и арабским рынком. На рубеже 60-х годов Ливан оказался вовлеченным во внутриарабские конфликты, прежде всего в противостояние арабов Израилю. Июньская же шестидневная война 1967 г. и перемещение едва ли не главного центра деятельности антиизраильских политических организаций в Ливан, где обосновалось до 400 тыс. изгнанных или уехавших из Палестины, а затем и из Иордании арабов, усугубили это противостояние и к тому же сильно осложнили и без того напряженную внутриполитическую ситуацию в стране. 70-е годы принесли с собой дальнейший рост напряженности, которая в 1975 г. переросла в острый кризис власти, сопровождавшийся постоянными междоусобными войнами между различными общинами страны.

Некогда процветавшая экономика Ливана за последовавшие затем полтора десятилетия была подорвана практически не прекращавшимися войнами между христианами и мусульманами, шиитами и суннитами, ливанцами и палестинцами и всеми ими вместе – с израильтянами. Южная полоса Ливана, граничащая с Израилем, была фактически оккупирована союзной с израильтянами ливанскохристианской армией, создавшей в этой полосе нечто вроде буфера, который предохранял Израиль от террористических актов со стороны базирующихся в Ливане боевых отрядов Организации освобождения Палестины (ООП). Итог был плачевным: правительство Ливана оказалось в состоянии паралича, боевые отряды ливанских общин действовали на свой риск и страх, а некогда цветущий Бейрут был превращен в разделенную на части груду развалин.

Вмешательство Сирии в ливанские дела долгое время было лишь усложняющим ситуацию моментом, пока в начале 90-х годов оно не стало способствовать консолидации страны и примирению враждующих сторон, чему способствовали принятие в 1989 г. и ратификация членами парламента 1972 г. (после этого выборов в стране больше не было) новой Хартии национального согласия. Есть надежда, что Ливан в 90-х годах встанет на путь политического выздоровления.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Глава 19. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ И АРАВИЯ СИРИЯ, ФИНИКИЯ И ПАЛЕСТИНА В ДРЕВНОСТИ

1. Природные условия. Источники. Обзор исторической литературы. Древнейший период истории Восточного Средиземноморья

Природа и население.

В район Восточного Средиземноморья, простирающегося от предгорий Тавра и среднего течения Евфрата до Египта, входили Сирия, включая приморскую полосу, получившую у греков название Финикия, и Палестина. В древности значительная часть этой территории называлась Ханаан.

Крупных речных артерий здесь не было, и наиболее значительными по местному масштабу реками являются Иордан в Палестине, Оронт в Сирии и Финикии. Мелкие речки и ручьи наполнялись водой лишь в период дождей, и урожаи на полях были небольшими и неустойчивыми. Примитивные ирригационные сооружения имели лишь местное значение и не могли способствовать объединению различных областей в единый хозяйственный организм. Горные хребты (Ливан, Антиливан и др.) делили Восточное Средиземноморье на несколько районов, что также способствовало разобщению и изоляции. Степные и пустынные области были издревле местом обитания скотоводческих племен, то и дело вторгавшихся в оазисы. Все это объясняло сравнительно замедленные темпы исторического развития региона.

Вместе с тем Восточное Средиземноморье располагало ценными сырьевыми ресурсами: залежами медной и железной руды, обширными лесами, в том числе зарослями знаменитого ливанского кедра. Все это рано стало привлекать внимание могущественных государств Месопотамии и Египта. В Восточное Средиземноморье направляются торговые и военные экспедиции. Отголоски преданий о походах за ливанским кедром сохранились в «Эпосе о Гильгамеше». В результате Восточное Средиземноморье начинает испытывать все возрастающее влияние этих двух великих цивилизаций Древнего Востока — древнеегипетской и месопотамской, что заметно сказывается на развитии местных культур. Население Восточного Средиземноморья первоначально составляли племена — потомки носителей местного мезолита (они же заселили Северную Аравию). С конца IV тысячелетия до н. э. в регион одна за другой вторгаются волны семитских племен, расселившихся еще ранее в Аравии, куда они прибыли, по-видимому, из Восточной Сахары через Эфиопское нагорье и Баб-эль-Мандеб. Исследователи различают несколько семитоязычных этносов Восточного Средиземноморья (ханаанеев, эблаитов, сутиев-амореев, особую ветвь последних — «ибри» или древнееврейские племена, арамеев и, возможно, других). В середине III и второй четверти II тысячелетия в Сирии — Палестине расселялись также хурритские племена. Наконец, группа эгейско-анатолийских «народов моря» мигрировала в Палестину в начале XII в. до н.

э.,

217

но была вскоре ассимилирована местным населением.

Источники и историография.

Древнюю историю племен и народов Восточного Средиземноморья освещают как источники соседних стран (например, данные Телль-Амарнского архива в Египте, хеттские документы, ассирийская административная переписка), так и местные источники, среди которых особенно важны письменные документы и местная традиция, сохранившаяся в таком сложном литературно-религиозном памятнике, как Библия. Большое значение имеют документы из Рас-Шамры (древнего Угарита), где были открыты древние тексты экономического, политического и религиозного содержания, в том числе написанные местной системой письма, получившей название угаритской. С территории Восточного Средиземноморья происходит значительное число древних надписей. Из новых находок следует отметить открытие в 70-е годы итальянскими археологами архива древнего города Эбла (на территории Сирии), насчитывающего несколько тысяч клинописных табличек, написанных знаками, заимствованными у северошумерской письменности, и на одном из древнесемитских языков. Содержание архива — дипломатические, административные, хозяйственные, литературные, религиозные и школьные тексты. Датируется царский архив второй половиной III тысячелетия до н. э.

Сохранилось много памятников материальной культуры Восточного Средиземноморья, часто образующих целые комплексы, открытые археологами. Наиболее грандиозными являются раскопки в Иерихоне, начатые немецкими археологами в 1907 г. и продолженные в 30—50-х годах английской экспедицией во главе с К. Кенион.

Весьма плодотворными были раскопки в Мегиддо (особенно показательны вещи, свидетельствующие о сильном египетском влиянии во II тысячелетии до н. э.), в Гезере, Лахише.

Следует отметить также многочисленные находки археологов в Финикии и Сирии — в Библе, Тире, Сидоне (совр. Сайде) и близ Дамаска. Интересны открытые в 70-х годах близ города Акко погребения «торговцеввоинов», датируемые XIV—XIII веками до н. э. и содержащие много вещей,

происходящих из различных областей эгейского и древневосточного мира: изделия из Египта, Закавказья, Месопотамии, с острова Кипр.

Важнейшими источниками по истории и культуре стран Восточного Средиземноморья служат памятники древнееврейской литературы, входящие в состав Библии.

Для становления библеистики необходимо было прежде всего освободиться от наивной веры в ветхозаветные предания. Первый шаг к научному разбору Библии сделал в XVII в. Б. Спиноза, обнаруживший в ней целый ряд противоречий и указавший на компилятивный характер отдельных ее частей. Таким образом, Библия стала рассматриваться уже не в качестве божественного откровения, а как литературный памятник, отразивший эпоху своего возникновения. Библейская критика в XVIII и XIX вв. сделала большие успехи в выделении различных слоев произведений, вошедших в Ветхий Завет, в определении их относительной и абсолютной хронологии.

Особое внимание уделялось, естественно, наиболее авторитетной его части — пятикнижию Моисея. Самый тщательный анализ текста Библии служил образцом источниковедческого исследования древних литературных памятников. Наиболее принципиальные выводы, сделанные на рубеже XIX—XX вв. (например, в работах Ю. Велльгаузена), до сих пор сохраняют свое значение. В то же время наука впоследствии должна была отказаться от излишне критического подхода к сохранившемуся библейскому тексту. Находки в последние десятилетия так называемых кумранских рукописей показали, что уже в начале новой эры ветхозаветные сочинения существовали примерно в той же форме, что и ныне.

В конце XIX в. библеисты могли опираться не только на тонкий филологический анализ, но и на результаты раскопок в «библейских странах» Ближнего Востока. Известно, что и сама активность археологов в этом районе в значительной мере определялась его ролью в так называемой священной истории. Ученые уделяли особое внимание доказательству (или опровержению) достоверности библейских повествований. Находки древнейших памятников культуры в Месопотамии и в Египте привели и к постановке другой, общей проблемы — о месте древнееврейской литературы в истории

218

Ближнего Востока. Были найдены прямые заимствования в Библии идей и сюжетов, возникших у других народов. Однако первоначальное увлечение проблемой влияний в настоящее время прошло, уступив место трезвой оценке степени самостоятельности древнееврейской культуры.

Путешествия европейцев в «святую землю» совершались издавна, но серьезное археологическое изучение Восточного Средиземноморья началось сравнительно поздно, немногим более 100 лет назад (здесь прежде всего необходимо назвать работы замечательного французского семитолога Э. Ренана). Наиболее крупные открытия сделаны за последние полвека — раскопки в Библе велись с 20-х годов, в конце 20-х — в 30-е годы найден был древний сиро-финикийский город Угарит, к 30—40-м годам относится исследование Алалаха. Сенсационные результаты принесла в 60—70-е годы итальянская экспедиция в Эбле. Тщательное исследование археологических и письменных памятников в настоящее время позволяет изучать историю этого региона с древнейших времен. Огромное значение имеют раскопки и для изучения Библии, с одной сторон, позволяя рассматривать ее в контексте наиболее близких семитских культур, с другой стороны, давая основу для анализа экономики и общественных отношений в различных государствах Восточного Средиземноморья. Именно к этим проблемам привлечено внимание отечественных ученых.

Культура Иерихона. Земледельцы и скотоводы (VIII—IV тысячелетия до н. э.).

Области Восточного Средиземноморья с древнейших времен были освоены палеолитическими охотниками и собирателями. Истребление диких животных относительно густым населением вело к голоду, и местные племена переходили на растительную пищу. Уже в IX—VIII тысячелетиях до н. э. племена мезолитической натуфийской культуры, обитавшие в пещерах и стойбищах по берегам рек и озер, систематически собирали дикорастущие злаки и употребляли их в пищу. Обширные заросли диких сортов пшеницы и ячменя благоприятствовали раннему переходу к земледелию.

ВVIII—VII тысячелетиях до н. э. в Восточном Средиземноморье складывается одна из древнейших в мире культур оседлых земледельцев и скотоводов, названная по

наиболее изученному поселению культурой Иерихона. Племена этой культуры возделывали ячмень и два сорта пшеницы, разводили коз; с целью сохранения зерновых запасов, подвергавшихся угрозе разорения со стороны грызунов, они приручили кошку. Население обитало в небольших поселках, состоящих из глинобитных домов. Некоторые из них, в частности Иерихон, окружали стены из бутового камня, ибо накопление богатств земледельческими общинами и беспокойное соседство воинственных степняков требовали надежной обороны.

ВVI—IV тысячелетиях до н. э. происходит дальнейшее развитие оседло-земледельческой культуры, правда, еще бедной и маловыразительной. Остатки небольших деревень земледельцев и скотоводов этого времени обнаружены во многих местах, в том числе в нижних слоях Библа и Угарита, ставших впоследствии важными городскими центрами. Наряду с пшеницей и ячменем теперь возделывается и чечевица, одомашниваются овца, свинья и крупный рогатый скот. Для приготовления пищи используются глиняные сосуды, порой украшенные несложными узорами, нанесенными краской.

Уже в этот ранний период Восточное Средиземноморье начинает испытывать влияние со стороны высокоразвитых соседей. Так, в Северной Сирии в V тысячелетии до н. э. появляется нарядная расписная посуда халафского типа. В IV тысячелетии до н. э. халафское влияние сменяется воздействием убейдской и урукской культур, основные центры которых находились в Южном Двуречье. Важным нововведением явилось широкое внедрение медных изделий.

Сходные изменения происходят и в Палестине, где широко осваивается земледельцами долина реки Иордан. Особенно характерны памятники, представленные небольшими поселками, состоящими из землянок и глинобитных домов, внутренние стены которых нередко покрывались росписью, воспроизводившей геометрические орнаменты, фигуры людей и животных. Распространяется металлургия. Отдельные поселения специализируются на выплавке меди и изготовлении из нее различных изделий — топоров, булав, игл, проколок. Находка целого клада, состоящего из 630

219

медных предметов, и среди них своеобразные скипетры с головами козлов (видимо, атрибуты вождей племен или старейшин общин) свидетельствуют о накоплении богатств некоторыми членами общины.

2.Ранние государственные образования в III—II тысячелетиях до н. э.

Развитие ремесел и сложение городов-государств. Эбла, Библ и Алалах.

Вконце IV тысячелетия до н. э. племенной семитский мир Северной Аравии приходит в движение. Восточные семиты (будущие аккадцы) проникают на Средний Евфрат, а какая-то другая группа семитских племен (видимо, ханаанеев) расселяется в Сирии. С их появлением в регионе становится заметен резкий прогресс в ремесленном производстве, прежде всего металлургии, и с этого времени начинается так называемый Раннебронзовый период в истории Восточного Средиземноморья. Металл идет не только на изготовление орудий и оружия, но также на выделку сосудов и литье небольших статуэток. Определенные изменения происходят и в земледелии, где возделываются не только зерновые культуры, но также оливковое дерево и виноград. В III тысячелетии до н. э. кое-где появляется террасное земледелие: поля располагаются по склонам гор террасами, поддерживаемыми каменными стенками. Возможно, стала употребляться и соха. Развивается сухопутная торговля с Месопотамией и морская — с Египтом, шедшая главным образом через Библ.

Прогресс земледелия и ремесел, развитие торговли привели к появлению в конце IV тысячелетия до н. э. первых протогородских центров. Одним из них становится протогород на месте Библа (археологический слой Библ IV).

Вначале III тысячелетия до н. э. в Восточном Средиземноморье происходят важные изменения. Ханаанеи расселяются из Сирии в Палестину и переходят к оседлости и урбанизованному образу жизни на всем протяжении своего ареала. Именно в это время они возводят на средиземноморском побережье основные города будущей Финикии (финикийцами называли именно прибрежных ханаанеев) — собственно Библ (археологический Библ VI), Тир и др. (ок. XXIX—XXVIII вв. до н. э.). По-видимому,

одновременно в Северной Сирии аналогичный процесс происходит с другим семитским народом, «эблаитами» (назваными так современными учеными по Эбле, их крупнейшему центру в Сирии. В Шумере их, по-видимому, называли «марту» — не исключено, что по среднеевфратскому Мари, частично заселенному ими).

Библ III тысячелетия до н. э. представлял собой благоустроенное поселение, обнесенное каменной стеной, с улицами, вымощенными булыжником, достаточно широкими для проезда повозок. В Библе появляются монументальные постройки — храмы на каменном фундаменте. В храме местной богини найдены вазы с египетскими надписями. Как и для других городов Финикийского побережья, для Библа характерно значительное развитие торговли с Египтом. Библ снабжал египтян кедровым лесом и смолой, использовавшейся для мумификации. Видимо, вывозились также вино и оливковое масло. Глиняная тара от этих товаров обнаружена при раскопках некоторых египетских памятников. Из Египта в Библ привозились изделия художественного ремесла — бусы, алебастровые и диоритовые сосуды, драгоценные ларцы, декоративное оружие из золота и серебра.

Вприбрежных городах интенсивно шла социальная дифференциация и складывались классы. Например, крупные жилые строения (так называемые дома купцов) по размерам и богатству отделки явно принадлежали городской верхушке. Началом II тысячелетия до н. э. датируются богатые гробницы, скорее всего правителей города. Можно предположить, что к этому времени здесь уже сложилось политическое образование — городгосударство, подобный ранним государствам Южной Месопотамии. Египетское влияние в Библе все время было очень велико.

Аналогичные процессы формирования городских центров, превращающихся в города-государства, и сложения классового общества происходят и в глубине страны. Таков, например, городок Алалах в Северной Сирии. Его центром уже в конце IV — первой трети III тысячелетия до н. э. был храм, располагавшийся на высокой платформе. В XXVIII—XXIV вв. до н. э. рядом с храмом появляется дворец с парадной колоннадой, постепенно заметно увеличивающийся в размерах, что свидетельствует

220

о возрастании могущества алалахского царька. Появляются печати с клинописными надписями, а в XVIII в. до н. э.— клинописные глиняные таблички из царского архива. В Северной Сирии уже в конце IV тысячелетия возникло протогородское поселение Эблы. К середине III тысячелетия до н. э. оно превращается в крупный городской центр, занимающий площадь в 56 га с населением ориентировочно оцениваемым в 20—30 тыс. человек. Расположенная в стороне от крупных водных источников Эбла была обязана своим подъемом в большей мере развитию ремесленной и торговой деятельности, чем поливному земледелию.

ВXXV—XXIV вв. до н. э. Эбла была центром крупного государства, охватывавшего всю Сирию вместе с предгорьями малоазиатского Тавра и соперничавшего с Мари на Среднем Евфрате — столицей другого раннего государства, заселенного аккадцами и, видимо, другой ветвью эблаитов. В Эбле этого времени существую дворцовые комплексы, в которых сосредоточиваются архивы, хранятся запасы сырья, ценных привозных изделий. Здесь имеются египетские алебастровые сосуды с именами фараонов, найдено около 32 кг лазурита. С юго-востока поступали различные ткани, в широких масштабах велась обработка шерсти, получаемой в местных скотоводческих хозяйствах. Торговый обмен совершался в больших масштабах, причем значительную роль в нем играли и чужеземные купцы. Вскоре Эбла попала в орбиту притязаний аккадских правителей, начавших осуществлять широкую завоевательную программу. Она упоминается уже в числе городов, будто бы подчиненных Саргоном. Около 2225 г. до н. э. один из преемников Саргона Нарам-Суэн захватывает Эблу и причиненные разрушения заметно сказались на развитии города. Однако к 2000 г. до н. э. наблюдается новый подъем, городская территория окружается мощной глинобитной стеной двадцатиметровой высоты и шириной до 40 м в основании. Заново отстраивается дворец, поблизости от которого располагаются царские гробницы, содержащие богатые приношения (в том числе привозные египетские вещи и художественные изделия из слоновой кости).

Всоциальном плане Эбла представляла собой типичный город-государство с развитой административной системой управления. Во главе государства стоял царь, возможно, осуществлявший также некоторые сакральные обязанности. При нем имелись советники, ведавшие различными отраслями хозяйства, все сведения

одеятельности которых сосредоточивались в специальных архивах. Так, в одном архиве хранились документы, содержащие перечни полей, учетные данные о продуктах земледелия и поставках скота. В другом архиве сосредоточивались данные о распределении пищевых продуктов и тканей согласно определенным рационам — в этом отношении государственное земледельческое хозяйство напоминало традиции Древнего Шумера. Имеются в документах различные термины для обозначения подневольных работников, трудившихся в таких хозяйствах, среди них упоминаются и собственно рабы. Вероятно, нередко это были военнопленные. Во всяком случае среди найденных изображений имеется фигура пленника с завязанными за спиной руками — образ, типичный для искусства городов-государств, непрерывно ведших захватнические войны.

Весьма интересна Эбла и в культурном плане. Развиваясь на основе местных традиций, восходящих еще к поре ранних земледельцев, культура Эблы в период развития государства и классового общества широко использовала уже готовые нормы и эталоны шумерской цивилизации. Имелись даже специальные шумероэблаитские словари для облегчения понимания текстов, почти на 90 % состоящих из шумерских идеограмм. Отчетливо проступают связи с Месопотамией в архитектуре и в мозаичных фризах, украшавших стены дворцов.

Небольшие городки Палестины в III тысячелетии до н. э. обносятся стенами, укрепленными овальными или прямоугольными башнями (Мегидцо, Иерусалим, Лахиш и др.). Крепостные стены, так же как и значительное количество оружия, находимого при раскопках, свидетельствуют о напряженной обстановке в стране, куда уже начинают совершать первые походы египетские фараоны. В городах наряду со святилищами появляются резиденции местных правителей. В конце III — первой половине II тысячелетия до н. э. эти процессы получают дальнейшее развитие. Крупнейший центр в долине Иордана — Хацор занимает

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *