Содержание

Причины удельной раздробленности Руси

Любое историческое общество и государство проходят развитие по определенной системе. Сперва разрозненные элементы образуют единое целое, которое затем снова распадаются на отдельные части. Повторится ли дальше этот процесс, или государство исчезнет, зависит только от самого общества, от того, хватит ли у него сил образовать новое целое или оно сойдет с исторической сцены. В истории нашей страны было уже несколько таких витков спирали, и каждый раз русскому обществу хватало сил разобраться в сложившейся ситуации и создать новое целое.

Распад единого Русского государства – это естественный исторический процесс развития страны. Определить однозначно понимаемую дату распада невозможно, да ее и не было как таковой. Начало распада было положено в ходе распределения земель для управления между сыновьями Мудрого Ярослава.

Обычная и стандартная практика того времени, причем не только в России. В 1054 году Мудрый умирает, каждый из его сыновей старается играть главную роль в русской истории.

Следствием такой игры становится возникновение новых, отличных от Киева, центров власти.

Для разрешения имеющихся проблем в 1097 году в городе Любеч состоялся съезд русских князей, на котором была достигнута договоренность о признании номинального главенства Киевского князя; удельные князья получали огромную автономию от Киева и занимались устройством только своей земли. С течением времени процесс обособления только усилился. Каждое княжество стало представлять из себя фактически самостоятельное государство.

Замечание 1

Окончательный распад связывают со смертью в 1132 г. Мстислава Великого. После его смерти удельные князья фактически перестали считаться с ролью и весом Киевского князя.

В отечественной истории этот период получил название феодальной или удельной раздробленности. Период продлился почти 400 лет, в ходе которых страна претерпела сильные изменения. Эти изменения затронули все части жизни общества начиная от языка и заканчивая формами управления.

Любое историческое явление имеет свои причины, которые оставляют отпечаток на процессах, происходящих в обществе и государстве.

В чем же заключались причины, которые привели к распаду Древнерусского государства? Существует несколько таких причин.

Причины распада

Политическая причина.

Истоки распада кроются в системе наследования земель установленной Ярославом Мудрым, согласно которой наследование передавалось не старшему сыну Великого князя, – то есть прямому наследнику – а старшему в роду, остальные близкие родственники получали в пользование удел – некоторую часть государства. Система получило название «лествичного восхождения». Естественно она была далека от совершенства и порождала постоянные распри между родственниками. Результатами такой распри стало появление сперва 14, а потом 50 княжеств, ослабление княжеств, постоянные усобицы и слабость в защите от внешних угроз.

Экономическая причина.

Для жизни государства необходима экономическая кооперация отдельных частей, составляющих единое целое, само это государство. При разделении на отдельные уделы, внутри каждого из них стало складываться натуральное хозяйство, то есть все необходимое для жизни княжества производилось самостоятельно. В результате стали ослабевать экономические взаимоотношения между частями страны. Фактически в стране прекратился товарный обмен.

Социально-политические причина.

Обретение определенной самостоятельности привело к тому, что в каждом княжестве стала формироваться своя элита в лице представителей правящей власти (бояр) и военной аристократии (дружинники). Эти люди стали превращаться в удельных землевладельцев. Проявилась зависимость: чем больше землевладение, тем больше власти и желания не подчиняться никому.

Развитие социальной структуры общества и обретение им экономической и военной мощи приводил к постоянным междоусобицам в результате которых страдала экономическая сфера княжеств и людские ресурсы.

Внешнеполитические причина.

В первой половине XIII века усилилось внешнее воздействие на удельные княжества. С запада угроза исходила от крестоносцев и Папского престола. На востоке появились новые участники исторического процесса – монголо-татары. Нежелание договариваться между собой, объединяться для отражения внешних угроз привели к тому, что русские княжества потерпели ряд чувствительных поражений от монголов. Фактически верховная власть киевского князя была заменена на власть монгольского хана. Княжества потеряли политическую самостоятельность.

Последствия распада

Причинно-следственная связь проявляется везде и всегда. Какие же последствия имела феодальная раздробленность? Выделяют две группы последствий:

  • положительные последствия;
  • отрицательные последствия.

Положительные последствия.

Окраины бывшей Древней Руси стали превращаться в самостоятельные государства, в которых шел самостоятельней экономический и социальный рост, вне зависимости от единого центра или соседних княжеств. В результате разнонаправленного развития отдельные княжества по уровню хозяйственного, социально-политического и культурного развития превосходят Киевскую Русь.

Для поддержания экономики и обороноспособности княжеств необходимы люди. Все князья различными способами стремились заполучать новых поселенцев, которых он отправлял на новые ранее незаселённые места. В результате происходит равномерное заселение страны. Если к моменту распада Киевской Руси северные районы были практически пустынны, то к концу XV века это были уже самые заселенные районы.

Отрицательные последствия.

Происходил процесс дробления земель, в конце ХIII в. насчитывалось уже порядка 250 уделов, в результате сами удельные князья, подстрекаемые боярами, становились зачинщиками междоусобиц. Желание продвинуться по старшинству, занять более лучший и старший стол приводило к возникновению конфликтов, которые часто разрешались путем войны, победители выжигали и грабили села и города, а самое главное – захватывали многочисленные полоны, обращали пленников в рабов, переселяли на свои земли.

Замечание 2

Рассмотренный период был закономерным этапом эволюции государства. Совокупность негативных факторов совпала с нашествием Батыя, что повлекло за собой политическую зависимость от хана. Однако, наша страна преодолела этот этап и продолжила свое развитие.

Причины раздробленности Древнерусского государства — elkameneva123

Время с начала XII в. до конца ХV в. называют периодом феодальной раздробленности или удельным периодом. На основе Киевской Руси к середине XII в. сложилось примерно 15 земель и княжеств, к началу XIII в. — 50, в XIV в. — 250. В каждом из княжеств правила своя династия Рюриковичей.

Причины феодальной раздробленности. Современные исследователи понимают под феодальной раздробленностью период XII — XV вв. в истории нашей страны, когда на территории Киевской Руси образовалось и функционировало от нескольких десятков до нескольких сотен крупных государств. Феодальная раздробленность явилась закономерным итогом предыдущего политического и экономического развития общества, так называемого периода раннефеодальной монархии.  

Выделяют четыре наиболее значимых причины феодальной раздробленности Древнерусского государства.

Главной причиной стала политическая. Огромные пространства Восточно-Европейской равнины, многочисленные славянские племена, находящиеся на разной стадии развития — все это способствовало децентрализации государства. С течением времени удельные князья, а также местная феодальная знать в лице боярства, своими самостоятельными сепаратистскими действиями начали подрывать основу под государственным зданием. Только сильная власть, сосредоточенная в руках одного человека, князя, могла удержать государственный организм от распада. А великий киевский князь уже не мог полностью контролировать из центра политику местных князей, все больше князей уходили из — под его власти, и в 30-е гг. XII в. он контролировал только территорию вокруг Киева. Удельные князья, почувствовав слабость центра, теперь не желали делиться своими доходами с центром, а местные бояре активно поддерживали их в этом. Кроме того, местному боярству были нужны сильные и самостоятельные князья на местах, что также способствовало созданию собственной государственной структуры и отмиранию института центральной власти. Таким образом, действуя в корыстных интересах, местная знать пренебрегла единством и могуществом Руси. 

Следующей причиной феодальной раздробленности стала социальная. К началу XII в. усложнилась социальная структура древнерусского общества: появились крупное боярство, духовенство, торговцы, ремесленники, городские низы. Это были новые, активно развивающиеся слои населения. К тому же зарождалось дворянство, служившее князю в обмен на земельное пожалование. Его социальная активность была очень высока. В каждом центре за удельными князьями стояла внушительная сила в лице бояр со своими вассалами, богатая верхушка городов, церковные иерархи. Усложняющаяся социальная структура общества также способствовала обособленности земель. 


Существенную роль в распаде государства сыграла и экономическая причина. В рамках единого государства за три века сложились самостоятельные экономические районы, выросли новые города, зародились крупные вотчинные владения боярства, монастырей и церкви. Натуральный характер хозяйства предоставлял правителям каждого региона возможность отделиться от центра и существовать в качестве самостоятельной земли или княжества. Во многом это происходило благодаря быстрому обогащению некоторой части населения, которая управляла данной землей. Ее стремление улучшить свое благосостояние также вело к феодальной раздробленности.


В XII в. способствовала феодальной раздробленности и внешнеполитическая обстановка. Русь в этот период не имела серьезных противников, так как великие князья киевские сделали многое, чтобы обеспечить безопасность своих границ. Пройдет чуть меньше века, и Русь столкнется с грозным противником в лице монголо — татар, но процесс распада Руси к этому времени зайдет уже слишком далеко, организовывать сопротивление русских земель будет некому.  


Необходимо отметить важную особенность периода феодальной раздробленности на Руси. Период феодальной раздробленности переживали все крупные западноевропейские государства, но в Западной Европе двигателем раздробленности была экономика. На Руси в процессе феодальной раздробленности политическая составляющая была главенствующей. Для того, чтобы получить материальную выгоду, местной знати — князьям и боярству — нужно было обрести политическую самостоятельность и укрепиться в своем уделе, добиться суверенитета. Главной силой разъединительного процесса на Руси стало боярство. 


Вначале феодальная раздробленность способствовала подъёму земледелия во всех русских землях, расцвету ремесла, росту городов, бурному развитию торговли. Но со временем постоянные усобицы между князьями стали истощать силы русских земель, ослаблять их обороноспособность перед лицом внешней опасности. Разобщенность и постоянная вражда друг с другом привели к исчезновению многих княжеств, но главное, — стали причиной необычайных тягот для народа в период монголо-татарского нашествия.

        


Урок 16. политическая раздробленность руси — Россия в мире — 10 класс

Конспект урока № 16

по предмету «Россия в мире» для «10» класса

Тема: Политическая раздробленность Руси

Вопросы по теме:

  1. Причины политической раздробленности Древнерусского государства.
  2. Экономические и политические последствия раздробленности Руси.
  3. Особенности политического развития Владимиро-Суздальского княжества и Новгородской земли.
  4. Культура Руси в XII – начале XIII в.

Тезаурус:

Политическая раздробленность – это закономерный процесс экономического усиления и политического обособления феодальных владений на Руси.

Княжеская междоусобица – это борьба русских князей между собой за власть и территории.

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

Древнерусское государство выполнило свою историческую роль – сплотило восточнославянские племена, содействовало его переходу от родоплеменного быта к централизованному государству. С середины XII века в истории нашей страны начинается новый этап развития – политическая раздробленность. Русь раскололась на 15 княжеств, а к началу XIII века – на 50. Что же помогло самостоятельным русским княжествам сохранять культурно-историческое единство? Каковы же причины политической раздробленности Руси?

Прежде всего, это усиливавшаяся экономическая мощь русских княжеств. Большую часть доходов удельных князей и бояр-вотчинников к этому времени составляло не участие в сборе великокняжеских налогов, а в эксплуатации зависимых крестьян. Все больше внимания бояре уделяли своему хозяйству и местным интересам, поддерживая удельного князя, в противовес киевскому. Горожане хотели иметь собственную верховную власть, которая бы, не дожидаясь великокняжеского решения, своевременно оказывала помощь и обеспечивала защиту. Наличие княжеского двора привлекало в город ремесленников, обслуживающих княжескую семью и дружину. Сюда же везли урожай на продажу и крестьяне из близлежащих деревень.

Таким образом, экономическое и политическое развитие делало княжества все более независимыми от Киева. Хотя вначале княжеские усобицы за стольный град были очень сильны. В этот период Киев постепенно теряет значение «матери городов русских», а наиболее значительными из вновь образовавшихся русских независимых княжеств становятся Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, а также Новгородская земля. Рассмотрим на их примере особенности политического управления русских княжеств.

Галицко-Волынское княжество располагалось на юго-западе русских земель и занимало земли от Карпат до Полесья, возникло в результате объединения сильных Галицкого и Волынского княжеств. На территории этого княжества построили крупные города: Галич, Владимир-Волынский, Берестье (Брест), Львов, Перемышль и др. Бояре здесь опирались на многочисленных дружинников и со временем стали соперничать с местными князьями. Большой мощи добилось Галицкое княжество при Ярославе Осмомысле (1160–1180 гг.), который всеми силами боролся со своевольными боярами.

Объединение Галицкого и Волынского княжеств произошло в 1199 г. при волынском князе Романе Мстиславиче (1199–1205 гг.), а своего расцвета достигло в годы правления князя Даниила Галицкого (1238–1264 гг.).

Господин Великий Новгород, как его называли современники, рано обособился от Киева. Новгородская земля занимала огромную территорию от Ледовитого океана до верховьев Волги, от Прибалтики до Урала. Она избежала участи разорения от набегов кочевников. Значительное развитие получили охота, рыболовство, солеварение, производство железа. Новгород находился на перекрестке торговых путей, связывающих Западную Европу с Русью, а через неё – с Востоком и Византией. Особенностью социально-политического строя Новгорода было то, что княжеской династии здесь не было. В Новгороде сложился особый политический строй – аристократическая республика, потому что все реальные рычаги управления находились в руках аристократии. Высшим государственным органом Новгородской республики было вече, за спиной которого стояли бояре, богатые купцы, Церковь.

На вече избирались городские власти: посадник – глава города, тысяцкий – руководитель ополчения. Вече также выдвигало кандидатуру на должность архиепископа – главы Церкви и приглашало князя, которому отводилась функция полководца.

Владимиро-Суздальское княжество стало независимым от Киева во время правления сына Владимира Мономаха – Юрия Долгорукого (1132–1157 гг.), при котором столицей княжества был город Суздаль. С его именем связано и первое упоминание в летописи города Москвы, датированное 1147 годом. Княжество занимало удобное географическое положение. Оно было удалено от степных районов, которые постоянно подвергались набегам кочевников. По территории княжества проходил Волжский торговый путь. Это способствовало притоку переселенцев из южных княжеств и быстрому экономическому развитию. Особенностью политического управления Владимиро-Суздальского княжества являлась сильная княжеская власть.

Преемник Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский (1157–1174 гг.) энергично укреплял свое княжество. В 1169 г. Боголюбский захватил Киев, но ни дня не правил в Киеве, перенеся столицу во Владимир. Во время его правления было построено чудо русской архитектуры – храм Покрова-на-Нерли. Князь был убит во время боярского заговора. После его смерти Владимиро-Суздальское княжество возглавил Всеволод Большое Гнездо (1176–1212 гг.), прозванного так за многочисленность семейства. Время его правления – это период наивысшего расцвета Владимиро-Суздальской земли. По его приказу во Владимире возвели богато украшенный каменной резьбой Дмитриевский собор.

Эпоха политической раздробленности в истории России длилась 300 лет – с XII до конца XV вв. и была закономерным этапом в развитии государственности. Аналогичный период наблюдался практически во всех странах Европы (Англии, Франции, Испании, Италии, Германии). Политическая раздробленность Руси наряду с очевидными отрицательными имела и положительные последствия. Самостоятельные княжества по уровню хозяйственного, политического и культурного развития превосходили Древнерусское государство.

Ряд историков считают удельную Русь своеобразной федерацией земель и княжеств, так как общая вера, язык, культура, родственные отношения князей Рюриковичей продолжали объединять ее.

Теоретический материал для углубленного изучения:

«В течение двенадцати лет почтовым адресом Новгородской экспедиции Академии наук СССР и Московского университета было: «Новгород, Дмитриевская улица, археологические раскопки…». Сейчас это место легко найти…»

В.Л. Янин «Я послал тебе бересту». Источник:

http://history-fiction.ru/books/all_1/section_1_6/region_110_4/book_4103/

«Когда на Руси возникла крупная частная собственность на землю? Какие факторы способствовали ее появлению? Что она собой представляла на ранних этапах своего существования? Имелась ли какая-нибудь связь между княжескими и боярскими, а также между княжескими и церковно-монастырскими земельными владениями в раннее средневековье на Руси? Чем была вызвана мобильность русских князей? В результате каких причин крупнейшее государство Европы – Русь – распалось на многие полу самостоятельные и полностью самостоятельные в политическом отношении территориально-административные единицы? Все эти вопросы связаны с проблемой становления и развития древнерусского феодального общества. Не раскрыв их, не понять тех сложных процессов, которые действовали на Руси на протяжении столетий. Данная книга представляет собой попытку ответить на эти вопросы».

О. М. Рапов «Княжеские владения на Руси в X – первой половине XIII в.»

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=246231&p=1

Тренировочные задания:

1. Выберите правильный ответ.

Какого князя автор «Слова о полку Игореве» воспел как великого, который может «Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать»?

Правильный ответ:

Всеволод Большое Гнездо

Разбор задания:

Для успешного выполнения данного задания необходимо представлять географическую карту Руси периода политической раздробленности. Территория Владимиро-Суздальского княжества была достаточно обширной и располагалось в междуречье Волги и Оки. Наивысшего расцвета княжество достигло в период правления Владимира Большое Гнездо.

2. Расположите имена князей в хронологическом порядке.

  • Андрей Боголюбский
  • Даниил Галицкий
  • Всеволод Большое Гнездо
  • Юрий Долгорукий

Правильный ответ:

  1. Юрий Долгорукий
  2. Андрей Боголюбский
  3. Всеволод Большое Гнездо
  4. Даниил Галицкий

Разбор задания:

Для установления верной хронологической последовательности нужно помнить, что время правления перечисленных князей относится к эпохе политической раздробленности Руси. Трое из них, сменяя друг друга, правили Владимиро-Суздальским княжеством: Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо. Под властью Даниила Галицкого оказалось Галицко-Волынское княжество, время его правления относится к первой половине XIII века.

Подсказка: обратитесь к хронологии истории Руси периода политической раздробленности.

Основная литература по теме урока:

1. История. Россия и мир. 10 класс. Базовый уровень. Волобуев О.В., Клоков В.А. и др. (2013, 400с.), Дрофа, 2013.

2. Россия и мир. Древность. Средневековье. Новое время. 10 класс. Данилов А.А., Косулина Л.Г., Брандт М.Ю. (2007, 352с.) Просвещение, 2007.

Дополнительная литература по теме урока:

1. Добанова Е.Н., Максимов Ю.И. ЕГЭ. Репетитор. История. Эффективная методика. — М.: Издательство «Экзамен», 2005. — 320с.

2. Уткина Э.В. История России. Единый государственный экзамен. Анализ исторического источника (задания типа С). — М.: Айрис-пресс, 2006. — 176с.

3. История. Универсальный справочник. Издательство «ЭКСМО», 2010.

Интернет — ресурсы:

1. http://fcior.edu.ru/ Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов.

2. http://school-collection.edu.ru/ Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов.

3. http://museum.ru/ Портал «Музеи России».

§ 12-13. Причины раздробленности Киевской Руси. Развитие Киевского, Переяславского и Чернигово-Северского, Галицкого и Волынского княжеств

§ 12-13. Причины раздробленности Киевской Руси. РазвитиеКиевского, Переяславского и Чернигово-Северского, Галицкого и Волынскогокняжеств

Обработав эти параграфы, вы узнаете:

·        ни были причиныраздробленности Руси;

·        каким был политический исоциально-экономическое развитие Киевского, Переяславского иЧернигово-Северского княжеств;

·        почему князья вели ожесточеннуюборьбу за Киев;

·        что означают понятия «политическаяраздробленность »,« удельные княжества »,« междоусобица ».

 

Задание наповторение

1.   Как Владимиру Мономаху и МстиславуВеликому удалось укрепить великокняжескую власть?

2.   В чем заключается особенность похода русскихдружин против половцев 1111?

3.   Чему учил Владимир Мономах в своем«Поучении детям»?

4.   Почему сын Владимира Мономаха Мстислав получилпрозвищу Великий?

 

1.   Причиныраздробленности Киевской Руси. КонецXI — середина XIII в. вошли в историю Киевской Руси как период политическойраздробленности. Отдельные земли стремились к самостоятельному развитию. Уже в XII в.на территории Руси появляются отдельные самостоятельные княжества и земли: Галицкое,Волынское, Киевское, Муромское, Переяславское, Полоцко-Минское,Ростово-Суздальское, Смоленское, Тмутараканское, Турово-Пинское,Чернигово-Северское княжества и Новгородская и Псковская земли. Характернойчертой раздробленности был ее прогрессирующий характер. Так, если в XII в.образовалось 12 княжеств (земель), то их количество в начале XIII в.составляла 50, а в XIV в .- 250 княжеств.

Раздробление получило в науке название«Феодального», поскольку его определяющими причинами были утверждения идальнейшее развитие землевладения, выделения отдельных земель и появление значительныхполитических центров, их стремление к самостоятельности и независимости отглавного государственного центра — Киева.

Однако политическую раздробленностьКиевского государства вызвали несколько факторов.

 

А. Васнецов. Двор удельного князя.

 

Во-первых, большие пространства государства,отсутствие разветвленного эффективного аппарата управления.

К началу XII в. Русь занималаплощадь почти 800 тыс. км2, Что в зависимости от обстоятельств, могло быть либосвидетельством государственного могущества, или же источником слабости. Великий князь в этовремя не обладал достаточно крепким, составленным и разветвленным аппаратом власти,фактически не имел развитой сети дорог, быстрых видов транспорта или средствсвязи для эффективного осуществления своих властных полномочий на такойогромной территории. Поэтому во внедрении своей политики великим князьямприходилось полагаться на удельных властителей, которых, как правило, тяготила такаяпревосходство. К тому же, они сами были не прочь занять великокняжескийпрестол.

Во-вторых, этническая неоднородностьнаселения.

Не способствовало прочности государства и то, чтов Киевской Руси наряду со славянами, которые составляли большинство населения,проживало более 20 других народов: на севере и северо-востоке — чудь, весь,меря, мурома, мордва, на юге — печенеги, половцы, турки, каракалпаки, насеверо-западе — литья и ятвяги. Большинство этих народов силой попали подвласть киевских князей или были враждебны им.

В-третьих, рост крупногоземлевладения.

По мере развития хозяйства ифеодальных отношений укреплялось и крупное землевладение. Основываясь нанатуральном хозяйстве, оно усилило власть местных князей и бояр, которые, всвою очередь, стремились экономической самостоятельности и политической обособленности.

 

Княжеская междоусобица. Рисунок из летописи.

 

Крупное землевладение образовалосьразличными путями: захватом земель сельской общины, освоением новых земель иих покупкой. В конце XI — в XII в. получает распространение практика раздачиземель боярам и дружинникам в наследственное владение (вотчину) в награду заслужбу князю. По подсчетам специалистов, вотчинных владений всех рангов вКиевской Руси было более трех тысяч. Сначала это способствовало укреплениюцентральной власти, ведь почти каждый из новых землевладельцев, утверждаясь всобственной вотчине, как правило, опирался на авторитет великого князя. Но вполнеовладев подвластные земли, создав свой аппарат управления, жену, местнаяверхушка все больше ощущает ее тяга к экономической самостоятельности иполитической обособленности земель.

В-четвертых, отсутствие четкогонеизменного механизма преемственности княжеской власти.

Сначала на Руси доминировал«Горизонтальный» принцип преемственности княжеской власти (от старшего кмладшего, а после смерти представителей старшего поколения — от сына старшегобрата к сыну следующего по возрасту). Заметное увеличение количества потомковВладимира Святославовича и Ярослава Мудрого обусловило тот факт, что ужеконце XI в. некоторые из них, исходя из собственных интересов, начали энергичновыступать за «вотчинный», или «вертикальный», принцип (от родителей к сыну).Параллельное существование, смещение и наложение этих двух принципов, неопределенностьи неурегулированность вопроса престолонаследия довольно существенно раскачивалоКиевское государство, составляло основное содержание войн. В центре междоусобногопротивостояния, как правило, находился Киев, который в то время был не толькосимволом, но и средством власти.

Раздробленность Руси.

 

В-пятых, изменилась ситуация вторговли. Так, в конце XI в. половецкие кочевья фактически перерезалиторговые пути к Черному и Каспийскому морям. Кроме того, серьезный ударпо транзитной торговли Киевской Руси был нанесен двумя событиями мировогозначение: во-первых, слабеющий, Византия в 1082 г. за помощь в войне с Сицилиейдала разрешение Венеции торговать без пошлины и иметь свои порты на территорииВизантийской империи, во-вторых, крестовые походы открыли для итальянских,французских и немецких городов морской путь на Восток, непосредственно соединилиЗападную Европу с Малой Азией, Византией. К тому же в 1204 г. Константинополь,который был ключевым пунктом торгового пути «из варяг в греки», сталжертвой четвертого крестового похода. Вследствие этого Киев остался безосновными торговыми путями. Такое положение вещей обусловило некоторый упадок Киевакак центра торговли. Появляются новые центры торговли и новые торговые пути.Все серьезнее о себе начинают заявлять Чернигов, Галич,Владимир на Клязьме, Новгород, Смоленск, Полоцк. Следует подчеркнуть, чторастущие на торговле города в это время становились источником финансовых доходов,опорой политического влияния местных князей.

В-шестых, постоянные нападения кочевникови вмешательство соседних государств во внутренние дела Руси.

Только половцы, по свидетельствулетописцев, осуществили в 1055-1236 гг 12 крупных походов на русские земли, хотя,как считают исследователи, в действительности их было намного больше. К тому же половцы более30 раз участвовали в мижкнязивських междоусобицах.

Кроме того, неоднократно в междоусобнойборьбе участвовали правители соседних государств: Польши, Венгрии, Литвы и т.п.,которые были не прочь прихватить и часть земель Руси.

Периодполитической раздробленности в истории Киевского государства является закономерным этапом,отражает не особенности развития русского общества, а общеевропейскиетенденции.

Впериод политической раздробленности на территории Украины существовали Киевское,Черниговское, Новгород-Северское (выделилось из Черниговского), Переяславское,Волынское и Галицкое княжества (последние два в 1199 г. были объединены вединственное).

Особенностьюмеждоусобной борьбы князей было то, что она не сводилась к выдвижениютерриториальных претензий, границы княжеств-земель были, как правило, незыблемы.Изменение границ происходило только в случае перехода удела от одного князя кдругое.

 

2.   Киевское княжество. Серед земель Южной Руси-Украиныважное место занимало Киевское княжество, где располагалась столицаДвижении. Собственно Киевское княжество охватывало территорию, включавшую бывшихземли полян, древлян, дреговичей и уличей. Киевщина принадлежала к наиболееразвитых в экономическом отношении земель Руси, в летописях упоминаются 79 еегородов. Главный город — Киев, население которого тогда составляло около 50 тыс.жителей. Города, как правило, были центрами ремесла и торговли. Через Киевскоекняжество проходил Греческий, Соляной и Залозний торговые пути. Основухозяйства княжества составляло пашенное земледелие.

Киевоставался религиозным центром Руси, куда стремились попасть паломники со всехуголков страны.

Киевскаяземля была давним политическим и территориальным центром Киевской Руси, непревратилась в отличие от других земель, в наследственную вотчину какой изкняжеских линий. За XII — первой половины XIII в. к ней относились какк собственности великокняжеского киевского престола и даже как к общейнаследия древнерусского княжеского рода. Киевское княжество делилось наряд удельных княжеств: Вышгородское, Белгородское, Васильковское, Брягинське,Торческ, Пороской (Михайловское), Трипольский, Каневское.

Борьбаза Киев всегда приобретала общегосударственного масштаба. Только за один век(1146-1246 гг) киевский престол 46 раз переходил от одного князя к другому.

В40-х гг XII в. развернулась жестокая борьба за киевский престол между родамиМономаховичей и Ольговичей, а затем между разными ветвями Мономаховичей. В этойборьбе князья взяли себе союзников половцев, поляков, литовцев и венгров.Междоусобица в основном велась между Изяславом Мстиславичем и Юрием Долгоруким.

 

Интересные факты

Изяслав,который на некоторое время смог укрепить свою власть в Киеве, в 1147 г. сделал попыткудобиться независимости Русской Церкви от константинопольского патриарха. Попомощью черниговского епископа Онуфрия, который после отъезда митрополита кКонстантинополь выполнял роль главы Церкви, был созван собор епископов. Насобор приехало семь из десяти епископов. Голосов пяти был избран митрополитомкиевским Клима Смолятича, который, по словам летописца, был «книжником ифилософом таким, каким же в Русской земле не было …». Но после смерти в 1154г. Изяслава Юрий Долгорукий, стал киевским князем, не признал митрополичьихполномочий Клима. Новым митрополитом стал присланный константинопольскимпатриархом грек Константин, который повел решительную борьбу против сторонников Климаи Онуфрия.

 

Втакой княжеской потасовки фактическими хозяевами Киева стали бояре. Они выгонялиили травили нежелательных князей, приглашали на престол того князя, который имнравился.

Так,частности, произошло с Владимиро-Суздальским князем Юрием Долгоруким, который триждызахватывал Киев, но в 1157 г. был отравлен во время застолья, а его дружинникиизбиты и ограблены.

ОдновременноКиев страдал от княжеской борьбы. В историю вошел страшный погром,причиненный городу в 1169 г. князем Андреем Боголюбским (сын Юрия Долгорукого),который пытался уничтожить Киев как столицу-соперницу, вместо подняв роль своегокняжества.

 

Разорение Киева князем АндреемБоголюбским.

 

Документы рассказывают

Летописьо погроме Киева женой Андрея Боголюбского (1169 г.)

«Играбили они два дня весь город — Подолья, и Гору, и монастыри, и Софию, иДесятинную Богородицу. И не было помилования никому и ниоткуда: церкви горели,христиан убивали, а других вязали, женщин уводили в плен, насильно розлучуючы смужами своими. Дети рыдали, глядя на матерей своих. И взяли имущества безсчета, и церкви оголили от икон, и книг, и риз, и колокола поснимали … и всесвятыни были забраны. Зажжен был даже монастырь Печерский … И был в КиевеСреди всех стон, и тоска, и скорбь невтишима, и слезы непрестанные ».

Вопросы к документу

1.    С какой целью был осуществлен такой погромгорода?

2.    Почему в церквях было забрано иконы, книги,ризы, колокола, святыни?

 

Однакогород вскоре возобновилось. А повторная попытка Андрея разорить город в 1174 г.была неудачной.

Наконецкиевские бояре придумали хитрую систему одновременного соправление двух князей сразличных княжеских родов. Эта система в последней четверти XII в. обеспечила городуотносительное спокойствие и развитие. Такими соправителями стали СвятославВсеволодович (принадлежал к роду Ольговичей) (1177-1194 гг) и Рюрик Ростиславич(Принадлежал к роду смоленских Ростиславичей) (1180-1202 гг.) В этом дуумвиратепервенство имел Святослав. Именно он организовал удачные походы против половцев 1183,1185, 1187, которые заставили их откатывать до низовья Северского Донца. По ихсмерти Киевское княжество вновь захватил водоворот междоусобной борьбы.

Послегибели в битве с монголами на реке Калке в 1223 г. князя МстиславаРомановича политическая роль Киева упадок. Киевские князья уже не влияли наход событий. Последним киевским князем был Михаил Всеволодович (1235-1239гг), который, узнав о приближении монголов, бежал из города в Венгрию.Накануне страшной нашествия город остался без князя.

 

3.   Чернигово-Северское княжество. Чернигивське княжество вместе сКиевским и Переяславским составляли государственное и территориальное ядро Руси, котороесформировалось в IX в. Формирование Черниговского княжества завершилось в XIвека, когда Ярослав Мудрый, отдав Чернигову бывшие земли радимичей, вятичей,а также Муромскую волость и Тмутаракань (современная Тамань), посадил тамнаместником своего сына Святослава. Черниговское княжество принадлежало кэкономически развитых. Однако в хозяйственном развитии княжество былонеоднородным. Наиболее развитыми были земли вокруг Чернигова. Большая частькняжества была покрыта лесами. Экономических связей между отдельными районами почтине существовало. Среди городов выделялся Чернигов — второй после Киева центр Руси.Всего в княжестве насчитывалось более 40 городов. Княжество делилось на 16уделов (крупнейший — Новгород-Северское княжество).

 

Борисоглебский собор (Чернигов).

 

Впериод своего расцвета в середине XII в. княжество оказывало большое влияние насоседние земли и даже претендовали на роль объединителя земель Руси. Ольговичибыли одной из самых влиятельных княжеских родов. Некоторое время они владели и Киевом.Именно тогда в Киеве было построено Кирилловская церковь, которая стала усыпальницейчерниговских князей. Однако в течение XII — первой половины XIII в. княжествоне знало покоя. Частые изменения князей, осады, землетрясения, пожары стали привычнымидля Чернигова. Но вопреки этому именно в это время город быстро рос ибогатело.

 

Интересные факты

Самым известнымчерниговским князем был Михаил Всеволодович (1224-1234 гг.) Он пыталсявступить в борьбу за киевский престол. Но в 1234 г. Михаил был вынужденбежать из Чернигова, который был взят в осаду войсками Данилы Галицкого. Однако на следующийгода он отомстил, став галицким князем, а потом последним передмонгольским нашествием — киевским. В 1246 г. Михаил был казнен в ЗолотойОрде за отказ поклоняться языческим идолам. Впоследствии он был канонизированправославной церковью, как и одна из его дочерей Феодулии (Евстафия Суздальская).Другая его дочь Мария составила жизнеописание своего отца.

 

4.   «Слово о полку Игореве». Успешная антиполовецька борьбакиевского, волынского, галицкого, переяславского и смоленского князей наглаве со Святославом Всеволодовичем вызывала зависть новгород-северскогокнязя Игоря Святославича, который все время уклонялся от совместных походов.Узнав об очередной победе Святослава, он обратился к своим вассалам спризывом осуществить самостоятельный поход: «Пойдем в поход и себе славу добудем!Но поход 1185 обернулся трагедией. Войско Игоря погибли в битве наберегах реки Каялы, а сам он попал в плен. Эта трагедия, как пишетлетописец, открыла «ворота на Русскую землю». Половцы стали опустошать землиПереяславщины, Черниговщины, Киевщины. Лишь благодаря значительным усилиям удалосьотразить врага.

Именноэтом неудачном похода Игоря Святославича и посвящен произведение неизвестного автора «Слово о полку Игореве». «Слово …» написанояркой поэтическим языком. Необычно выразительным и лирическим является «плач Ярославны», которыйпронизан народной поэзией. Любимым образом автора является сокол. В произведении авторрезко осудил княжеские распри и призвал к единству.

 

Бой Игоря споловцами (1185 г.).

 

Перестали князья неверных воевать,
Стали друг другу говорить:
«Это мое, а это тоже мое. Брат!
Стали они дела мелкие
Считать большие,
На себя самих поднимать распри, —
А неверные со всех сторон приходили с победами
Землю Русскую преодолевали.

(Перевод Максима Рыльского)

 

М. Васнецов.После побоища

 

Интересные факты

И ксегодня остается невыясненным вопрос авторства «Слова о полку Игореве».Историки выдвигают множество гипотез относительно того, кто написал это произведение. Некоторыедаже утверждают, что это подделка. Известно лишь, что в конце XVIII ст. рукопись в списке нашел А. Мусин-Пушкин,а именно «Слово …» было напечатано 1800

 

5.   Переяславское княжество. Переяславське княжество как один из трехцентров формирования Руси сложилось еще с его распределения между сыновьями ЯрославаМудрого. В отличие от других княжеств, в XII — первой половине XIII в.Переяславское княжество не имело политической самостоятельности и было вполнезависимым от Киева, а позже — от Суздаля и Чернигова. В нем, как правило,сидели князья, имевшие занять киевский престол, или те, кто получал это княжествов качестве компенсации за отказ от претензий на Киев. Территория княжества быласравнительно небольшой: на западе граница Переяславщины проходила по Днепру: насевера — по верховьям Удая, Сулы, Хорола и Псла, на востоке и югепереяславские земли граничили со Степью. Здесь располагались опорные пунктыобороны от кочевников: крепости Воинь, Лубны, Полтава. Кроме стольногоПереяслав, других крупных городов земля не имела.

Несмотряопасное соседство со степью, хозяйство княжества было развитым: наплодородных землях собирались большие урожаи, паслись многочисленные стада скота. Однаковпоследствии частые набеги кочевников обусловили упадок хозяйства. Княжество сталополучать продовольственную помощь от киевских князей.

 

Фигура в истории

Виднейшимс переяславских князей был Владимир Глебович — внук Юрия Долгорукого,правил в 1169-1187 гг Его главной заботой была борьба с половецкимиханами Кобяком и Кончаком. После неудачного похода 1185 новгород-северскогокнязя Игоря против половцев Переяславское княжество оказалось в крайне тяжеломположении. В 1186 г. половцы окружили город. В таком трудном положенииВладимир смог разгромить половцев под стенами города, а в следующем году вместе сдругими князьями отогнать половцев далеко от Руси. Однако во время похода 1187он простудился и вскоре умер. Именно в повествовании о смерти этого князялетописец употребил относительно земель Южной Руси название «Украина»: «И плакали понем все переяславцы … За ним же Украина много постогнала ». Это древнейшаяупоминание названия «Украина» в письменных источниках. Вторую память Украина это желетописец подает под 1213 г., рассказывая, что князь Даниил [Галицкий]«Принял Верест, и Угровеск, и Верещин, и Столпье, Комов, и всю Украину».

 

6.   Галицкоекняжество. Ярослав Осмомысл. Галичинабыла расположена в восточных предгорьях Карпат, в верховьях рек Днестр иПрут. В Х в. при правлении Владимира Великого земли Галиции, заселенные белымихорватами, частично тиверцами и уличами, вошли в состав Киевской Руси.Они имели удачное расположение, будучи недосягаемыми для нападений кочевников состепи. Эти земли были густонаселенные и хозяйственно развитые, а их городастояли на важных торговых путях с запада. Кроме того, в Галициисодержались значительные месторождения соли — важного товара, которым обеспечивалась всяКиевская Русь и соседние государства.

Еще до вхождения в состав Руси вГалиции существовали начала государственной жизни, сформировалась собственная властнаяверхушка, которая стала основой для будущего богатого и могущественного боярства.

Формирование Галицкого княжестваначалось во второй половине XI в. После смерти Ярослава Мудрого в Галичинеформировалась собственная династия, родоначальником которой стал внук Ярослава -Тмутараканский князь Ростислав Владимирович. Его сыновья Рюрик, Володарь иВасилек в 1084 г., действуя совместно и опираясь на поддержку местных бояр,самовольно провозгласили себя князьями в этих землях. Ими были основаны триудельных княжества. В Перемышльском княжестве (земли над Саном и верховьямДнестра) занял старший брат Рюрик, в Теребовлянском (земли Подолья, Буковиныи Восточной части Украинских Карпат) — Василько, а в Звенигородском, что былосевернее Теребовлянского, правил Обладатель. Попытки великого киевскогокнязя изгнать их оттуда не имели успеха, и тогда на Любецком съезде было признаноих право на эти земли как на вотчину. Однако еще в следующие пятьдесят лет имприходилось подтверждать свое право в борьбе с венграми, поляками икиевскими князьями.

После смерти братьев в 1124 г. (Рюрикумер раньше — 1094 г.) между их потомками вспыхнула междоусобная война,победу в которой одержал Владимир Володарович по прозвищу Владимирко(1124-1152 гг.) Он в 1141 г. объединил галицкие земли в одно княжество сцентром в Галиче. Будучи мудрым политиком, который любой ценой готов идти допоставленной цели, Владимирко нашел общий язык с местными боярами,заручился поддержкой Юрия Долгорукого и в войне 1149-1152 гг смог отстоятьсвою независимость от Киева. Однако в последнем бою он погиб.

Наибольшего могущества Галицкоекняжество достигло во времена правления сына Владимирка Ярослава (1152-1187гг). Ему сразу, как и отцу, пришлось отстаивать свое право на княжениев борьбе с киевским князем (впоследствии Волынским) Изяславом Мстиславичем. Вбитве при Теребовле молодой Ярослав одержал победу. Вторично ему пришлосьбороться за право на княжение со своим двоюродным братом Иваном Берладником -князем без владения, который на протяжении многих лет тщетно пытался снискать себеудел. Берладника поддерживал киевский князь и часть бояр, однако, недобившись своего, он был вынужден бежать в Византию, где и умер.

Имея большой талант государственногодеятеля, Ярослав, умело применяя и дипломатию и силу, добивался своего. Повремена его правления в Галицкого княжества были присоединены земли до низовьяДуная, открывало новые торговые пути по Днестру и Дунаю и способствовалоразвития городов княжества. Ярослав установил дружеские отношения с Польшей иВенгрией, а чтобы предотвратить их возможным нападениям, сблизился со СвященнойРимской империей. Галицкие воины принимали участие даже в одном из крестовыхпоходов. Ярослав вел борьбу с половцами, строил укрепленные города на границахГалицкой земли. К середине 80-х гг XII в. Ярослав, прозванныйОсмомыслом (т.е. багатодумним), стал влиятельным князем на Руси.

Ярослав Осмомысл

 

Документы рассказывают

О Ярослава Осмомысла (Из «Слова о полку Игореве »)

ГалицкийОсмомысл Ярослав!
Высоко сидишь ты
На своем златокованом престоле
Подперев горы венгерские
Своими железными войсками,
Заступив королю путь,
Закрыв ворота на Дунае,
За облаков камни бросая,
Суд по Дунаю рядячы.
Грозы твои по землям текут.
Отворяешь ворота Киеву,
Стреляешь с отчего стола золотого
На султанов в далеких землях.

(ПереводМаксима Рыльского)

 

Самой сложной проблемой для князябыла постоянная борьба с боярством, которое не хотело согласиться с потерей своегопреобладающего влияния. В этой борьбе Ярослав так и не достиг желаемого успеха.

 

Интересные факты

В 1171 г. бояре сожгли на кострелюбовницу князя боярыню Настуську из половецкого рода Чагров, объявив ееведьмой, и вернули в Галич законную жену князя Ольгу, которая с частью боярскрывалась в Польше. Хотя князь смирился с ситуацией, мир в семье так и ненаступил. Ольга снова уехала в Польшу. Умирая, Ярослав завещал, чтобы еговнебрачный сын Олег, более способный к государственному делу, унаследовал власть вГаличе, а Ольжиного сына отправил в удел в Перемышль.

 

7.   Волынскоекняжество. К северо-востоку от Галиции была расположена Волынь сраскидистыми и лесистыми долинами. Эти земли были густо заселены и экономическиразвитыми. Еще до вхождения их в состав Руси здесь существовал мощный Дулибскийсоюз племен.

В составе Руси Волынская земля имелатрадиционные прочные связи с Киевом. Со времен Ярославичей киевские князья считалиее своей вотчиной и не желали отдавать в наследственное владение любойкняжеской линии. Вследствие этого к середине XII в. Волынь не имела собственнойдинастии князей: он либо непосредственно управлялась из Киева, или же волынскийпрестол занимали киевские ставленники. Отдельное княжескую династию на Волыниосновал внук Владимира Мономаха Изяслав Мстиславич, княживший вВладимире течение 1136-1142, 1146-1154 гг Изяслав, который всю свою жизньборолся за киевский престол, не ожидал, что он надолго задержится вКиеве, и 1170 г. вместе с семьей переехал во Владимир-Волынского,превратив княжество на свою вотчину.

За объединение и укреплениеВолынского княжества боролись его сын Мстислав Изяславич (1154-1170 гг), атакже его преемник Роман Мстиславич (1170-1205 гг), которому пришлось сыгратьрешающую роль в дальнейшей судьбе Волынского и Галицкого княжеств и всейЮго-Западной Руси.

Роман Мстиславич принимает папских послов

 

Выводы. Таким образом, во второй половине XII — начале XIII в.произошел окончательный распад Руси на отдельные княжества, которые, в свою очередь,делились на уделы. На южнорусских землях появились Киевское,Чернигово-Северское, Переяславское, Волынское и Галицкое княжества. Все ониимели определенные различия в своем развитии и различную дальнейшую историческую судьбу.Некоторое время хранился авторитет Киева как политического центра Руси. Но постояннаяборьба за него между князьями привела к его упадку и, соответственно, заставилаукрепление региональных центров. В каждом утвердилась собственная княжеская династия,но все происходили из Рюрика, то есть были родственниками. Это была одна из особенностейраздробленности Руси по сравнению с другими европейскими странамипорождала призрачную идею о будущей единство бывшей Киевской Руси.Раздробленность свидетельствовала новый закономерный этап развития земель Руси.

 

Запомните даты

1141 -объединения Галицких земель в единое княжество Владимиром Володаревичем.

1152-1187 гг -укрепление Галицкого княжества при правлении Ярослава Осмомысла.

1169 г. -разорения Киева Андреем Боголюбским.

1170 — началокняжения Романа Мстиславича на Волыни.

1185 — неудачныйпоход Игоря Святославича против половцев, воспетый в «Слове о полку Игореве».

1187 — перваяупоминание в летописях названия «Украина».

 

Вопросы и задания

Проверьте себя

1.    Каковы причины раздробленностиДвижении?

2.    Какова причина жестокоймеждоусобной борьбы между князьями?

3.    Назовите имена могущественныхкнязей второй половины XII — первой половины XIII в.

4.    Какое событие произошло 1169?

5.    Какие события легли в основу «Слова о полку Игореве ». Какова главная мысль произведения?

6.    Какой княжеский род утвердился вЧерниговском княжестве?

7.    Под каким годом в историческихисточниках впервые упоминается название «Украина»?

8.    Как образовалось Галицкоекняжество?

Подумайте и ответьте

1.    Привела появление самостоятельных княжествк прекращению существования Русского государства? Свой ответ обоснуйте.

2.    Почему во второй половине XII — вначале XIII в. велась ожесточенная борьба между князьями за Киев?

3.    С какой цельювладимиро-суздальский князь Андрей Боголюбский разграбил и сжег Киев?

4.    Почему боярство Галицкой землисформировалось в прочный состояние?

5.    Какую роль сыграло боярство встановлении независимого Галицкого княжества?

6.    Охарактеризуйте политикугалицких князей Владимирка и Ярослава Осмомысла.

7.    Объясните, почему Волынскоекняжество образовалось позже других княжества на украинских землях.

Выполните задание

1.    Выясните положительные и отрицательныестороны раздробленности Руси.

2.    Укажите ключевые моменты историиКиевского, Чернигово-Северского и Переяславского, Галицкого и Волынскогокняжеств.

3.    Определите основные черты развитияКиевского, Чернигово-Северского и Переяславского княжеств. Ответоформите в виде таблицы.

Вопросы для сравнения

Киевское княжество

Чернигово-Северское княжество

Переяславское княжество

Территория, расположение

 

 

 

Хозяйственное развитие

 

 

 

Особенности политической жизни

 

 

 

 

Для любознательных

Или закономерной была раздробленность Руси? Каковы ее особенности по сравнениюсо странами Западной Европы?

 

Феодальная раздробленность на ЕГЭ: Новгород, Киев, Владимир

ШАГ ДЕВЯТЫЙ: Феодальная раздробленности

Феодальная раздробленность (на Руси) – это период ослабления центральной власти Киева и возвышения отдельных крупных княжеств в 1135 — 1521 годах.

ПРИЧИНЫ РАСПАДА ГОСУДАРСТВА

🔺Развитие натурального хозяйства
Теперь все, что нам нужно, растет у нас на огороде, зачем нам что-то из Киева? Импортозамещение в XII веке.

🔺Развитие ремесла и торговли в отдельных городах
Мы умеем лепить классную посуду, да так много, что можно еще и продать. А вот налоги Киеву платить не очень хочется. Нужно обособляться, срочно!

🔺Амбиции удельных князей
Закон истории №23: Все всегда борются за власть и деньги.

🔺Междоусобицы

🔺Упадок пути «из варяг в греки»
Византия уже не такое крутое государство, как было раньше. Да и на Днепре половцы бегают, достают всех. Надо развивать новые торговые пути, независимые от Киева.

🔺Отсутствие внешней угрозы.
Владимир Мономах разрешил все вопросы с половцами, нас больше никто не достает!
Спойлер: Батый.

 

В результате ослабления роли Киева у нас образовалось 3 крупнейших центра:

• Владимиро-Суздальское княжество
• Новгородская республика
• Галицко-Волынское княжество

 

ОСОБЕННОСТИ НОВГОРОДСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Когда в других землях все еще господствовала княжеская власть, Новгород отличился.

Власть в Новгороде имели следующую структуру:
• Князь — не правил, военный предводитель, приглашался вечем
• Вече — совещательный орган, состоявший из глав лучших семейств. Вопросы войны и мира, назначение «администрации»
• Совет бояр («300 золотых поясов») — элита, «решает решения веча»
• Посадник — городской управленец, суд
• Тысяцкий — руководил ополчением, ведал налогами
• Архиепископ — глава церкви, хранитель казны, осуществлял внешнюю политику

 

Территория: климат для земледелия не подходили, зато княжество находилось далеко от степи и не сталкивалась с набегами кочевников.

Экономика: приближенность к Балтийскому морю определила основные занятия, в число которых вошли: рыбная ловля и торговля со странами Европы.

 

ОСОБЕННОСТИ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО КНЯЖЕСТВА

Территория: неплодородные почвы. Зато много леса, который защищает (в некоторых случаях) от набегов кочевников.

Экономика: высокий уровень развития ремесла. На досуге – охота и рыболовство.

Управление: высшая власть принадлежит князю 🤴

 

ОСОБЕННОСТИ ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОГО КНЯЖЕСТВА

Территория: приятный климат, черноземные земли (очень плодородные) 🌿

Экономика: земледелие – наше все.

Управление: постоянный спор между боярством и князем.

 

 

 

ШАГ ДЕСЯТЫЙ: Княжества Удельной Руси

 

Феодальная раздробленность на Руси — явление весьма динамичное. Процесс дробления княжеств начался после смерти Ярослава Мудрого, а съезд в Любече фактически документально закрепил раздробленность. Кратко пробежимся по основным княжествам и их особенностям.

 

📌КИЕВСКАЯ ЗЕМЛЯ

Несмотря на то, что Поднепровье приходит постепенно в упадок, Киев все-таки сохранял свою значимость, хоть уже и номинально. После смерти Мстислава Владимировича в 1132 году город ненадолго стал собственностью черниговских Рюриковичей. Это не устраивало других представителей династии. Из-за последовавших войн Киев сначала перестал контролировать Переяславское, Туровское и Владимиро-Волынское княжества, а затем (в 1169 году) и вовсе был разграблен армией Андрея Боголюбского и окончательно потерял свое политическое значение.

📌ЧЕРНИГОВ

Принадлежал потомкам Святослава Ярославича. Постепенно от него отделялись Новгород-Северское, Брянское, Курское и другие княжества.

📌ПОЛОЦК

Здесь правили потомки Изяслава Владимировича. Полоцк также постепенно раскололся на множество княжеств. Однако самыми главными противниками для него оставались литовцы. В 1307 году Полоцк окончательно стал частью набиравшей силу Литовской державы.

📌ВОЛЫНЬ

Два крупных центра: Владимир-Волынский и Галич. В конце XII века Роман Мстиславович объединил два города. Его княжество получило название Галицко-Волынского. У Романа был талантливый сын Даниил, его правление считается пиком развития данных территорий, после они приходят в упадок.

📌СМОЛЕНСКИЕ ЗЕМЛИ

Апогей развития данных территорий приходится на правление Мстислава Романовича. Смоленские земли меньше всего затронуло ордынское нашествие, тем не менее дань они выплачивали.

📌НОВГОРОД

Новгород имел свой особый политический строй, который значительно отличал его от остальных территорий. Здесь установилась аристократическая республика с сильным влиянием всенародного вече. Князья были выборными военачальниками.

📌СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ

Суздаль и Владимир — два главных центра. Здесь правили потомки Мономаха и его младшего сына, Юрия Долгорукого. Преемники отца Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо укрепили авторитет Владимирского княжества, сделав его крупнейшим и сильнейшим в раздробленной Руси. Во время ордынского владычества ханы признавали князей данных территорий главными. Впоследствии здесь образуются новые центры: Москва и Тверь, которые начинают вести ожесточенную борьбу за возвышение между собой.

 

Найди все княжества на карте:

 

Еще больше информации в следующих шагах.

Феодальная раздробленность на Руси в 12-13 вв, удельные княжества, причины и последствия (Таблица)

Феодальной раздробленностью Руси называют исторический период в истории Руси, который характеризуется тем, что, формально находясь в составе Киевской Руси, удельные княжества постепенно обособляются от Киева

Основные причины феодальной раздробленности Руси

    1. Сохранение значительной племенной разобщенности в условиях господства натурального хозяйства

    2. Развитие феодальной собственности на землю и рост удельного, княжеско-боярского землевладения

    3. Борьба за власть между князьями и феодальные междоусобицы

    4. Постоянные набеги кочевников и отток населения на северо-восток Руси

    5. Упадок торговли по Днепру вследствие половецкой опасности и утраты Византией главенствующей роли в международной торговле     

    6. Рост городов как центров удельных земель

Последствия феодальной раздробленности Руси

Положительные последствия

Отрицательные последствия

• Расцвет городов в удельных землях

• Складывание новых торговых путей

• Постоянные княжеские усобицы

• Дробление княжеств между наследниками

• Ослабление обороноспособности и политического единства страны

Основные удельные княжества Руси

Крупнейшие удельные княжества Руси и их особенности

Особенности

Владимиро- Суздальского княжества

Галицко- Волынского княжества

Новгородская боярская республика

Территориальные

Территория: Северо-Восточная Русь, междуречье Оки и Волги

Территория Юго-Запада Руси, между реками Днепр и Прут, Карпаты

Плодородные земли, мягкий климат. Уязвимость для набегов кочевников

Климат и почвы мало пригодны для земледелия. Форпост от западной агрессии

Экономические

Основная отрасль хозяйства — земледелие вследствие обилия плодородных земель, пригодных для растениеводства

С притоком населения с южнорусских земель (XI-XII вв.) усиливается освоение новых земель, появляются новые города

Нахождение княжества на пересечении торговых путей (по рекам Ока и Волга)

Старинный центр русского пашенного земледелия вследствие обилия плодородных земель

Развитие добычи каменной соли и снабжение ею территории Южной Руси

Давний ценгр торговли с Юго-Восточной и Центральной Европой, восточными странами

Ведущие отрасли хозяйства — торговля и ремесло

Широкое развитие промыслов: солеварение, производство железа, рыболовство, охота и пр.

Активная торговля с Волжской Булгарией, Прибалтикой, Северонемецкими городами, Скандинавией

Социально-политические

Постоянный приток населения в поисках защиты от набегов кочевников и нормальных условий для ведения хозяйства

Быстрый рост городов старые: Владимир, Суздаль, Ростов,

Ярославль; новые: Москва, Кострома, Переяславль-Залесский

В новых городах и землях слабые вечевые традиции и слабое боярство, что обусловило сильную княжескую власть

Неограниченный характер власти князя и совещательные полномочия вече

Борьба за главенство на Руси и овладение Киевом

Рано сложилось могущественное боярство, оспаривавшее власть князей

Слабая княжеская власть. Сильное боярство и купечество, которым принадлежала реальная политическая власть

Особое государственно-управленческое устройство Новгорода (смотрите схему ниже)

Особое государственно-управленческое устройство Новгорода (схема)



Удельный порядок на Руси – кратко

Все русские князья принадлежали к одному роду Рюрика и сообща владели всей русской землей, как собственностью их семьи. Каждый князь при этом считал себя вправе получить отдельную волость – удел – с правом суда в ней и получения дани, а старший князь в роде назывался великим, был «в отца место» [вместо отца] удельным князьям и владел стольным городом Киевом. (Одно только полоцкое княжество образовало отдельную и независимую от прочих княжеств область, управляемую потомками святого Владимира и Рогнеды). Так по завещанию Ярослава Мудрого старший из его сыновей, Изяслав, получил киевское княжение и был «в отца место» своим младшим братьям Святославу, Всеволоду, Вячеславу и Игорю, из которых каждый получил особый удел.

Удельная раздробленность Руси в XI веке

 

Ни великий князь, ни удельные не владели постоянно своими уделами и не передавали их детям. После смерти великого князя киевский стол переходил к следующему за ним брату, а не к сыну: так Изяславу должен был бы наследовать Святослав, потом Всеволод и т. д. После смерти всех братьев великим князем делался старший племянник: так после смерти всех сыновей Ярослава великим князем был старший из его внуков Святополк II Изяславич. Вообще великокняжеский престол должен был наследовать по родовым обычаям старший в княжеском роде, причем другие князья тоже передвигались по старшинству из худшей волости в лучшую. В этом и состояла суть русского удельного порядка.

Сыновья князей, умерших ранее достижения ими великого княжения, не имели права на старшинство и даже иногда не получали вовсе уделов, и таких князей называли изгоями; первым князем-изгоем был Ростислав Владимирович, внук Ярослава Мудрого.

Надо заметить, однако, что такой порядок престолонаследия не всегда соблюдался: очень часто великокняжеский престол доставался не старшему в роде, а сильнейшему, – сильные князья сами назначали себе преемников на великом княжении, – иногда горожане приглашали к себе князей помимо старшинства; так было и в других городах, как в Киеве. Понятно, что удельный период был ознаменован постоянными усобицами князей, причинами которых были борьба за старшинство, неопределенность отношений удельных князей к великому и стремление князей-изгоев получить себе какую-либо волость.

 

фрагментированных сетей и предпринимательства в России поздней империи на JSTOR

Краткий обзор

Страны с формирующейся рыночной экономикой страдают от неразвитой рыночной инфраструктуры и недостаточности государственных учреждений для обеспечения соблюдения договорных обязательств и прав собственности. Неформальные механизмы, основанные на репутации, могут заменить правительственное принуждение, но для них требуются сплоченные сети, обеспечивающие мониторинг. Экономическое развитие также требует доступа к капиталу, информации и другим ресурсам, который обеспечивается широкими и разнообразными сетями, а не закрытием.Как возможно предпринимательство с учетом этих противоречивых требований? В этой статье авторы исследуют, как партнерские сети и репутация направляют мобилизацию капитала для новых предприятий, используя количественную информацию о 4 172 корпоративных партнерствах в период индустриализации поздней имперской России (1869–1913). Они считают, что репутация эффективна локально в небольших и однородных сетевых компонентах. Напротив, учредители крупнейших компонентов, образующих ядро ​​сети, привлекают больше капитала от инвесторов, но меньше получают выгоду от репутации и больше от брокерских возможностей и связей, которые достигают различных сообществ.

Информация о журнале

Текущие выпуски теперь размещены на веб-сайте Chicago Journals. Прочтите последний выпуск. Основанный в 1895 году как первый в США научный журнал в этой области, American Journal of Социология (AJS) представляет собой новаторскую работу из всех областей социологии с упором на построение теории и инновационные методы. AJS стремится обращаться к широкому кругу читателей-социологов и открыт для вкладов представителей различных социальных наук — политологии, экономики, истории, антропологии и статистики в дополнение к социологии, — которые серьезно привлекают социологическую литературу к созданию новых способов понимания социальной сферы. .AJS предлагает обширный раздел рецензий на книги, в котором указаны наиболее выдающиеся работы как начинающих, так и устойчивых ученых в области социальных наук. Время от времени появляются заказные обзорные эссе, предлагающие читателям сравнительное углубленное изучение известных названий.

Информация об издателе

С момента своего основания в 1890 году в качестве одного из трех основных подразделений Чикагского университета, University of Chicago Press взяла на себя обязательство распространять стипендии высочайшего стандарта и публиковать серьезные работы, способствующие образованию, содействию развитию общественное понимание и обогащение культурной жизни.Сегодня Отдел журналов издает более 70 журналов и сериалов в твердом переплете по широкому кругу академических дисциплин, включая социальные науки, гуманитарные науки, образование, биологические и медицинские науки, а также физические науки.

Мировой порядок в тени коронавируса: Китай, Россия и Запад

Отношение Китая и России к мировому порядку занимает центральное место в дебатах о природе и направлении международной политики.Готовы ли Пекин и Москва действовать в рамках системы, основанной на правилах, и если да, то на каких условиях? Или их программы по сути деструктивны и несовместимы с западными интересами и ценностями? Какое влияние коронавирус окажет на их подходы к управлению?

Китай и мировой порядок

По умолчанию в Вашингтоне установлено, что Китай стремится к свержению либерального порядка и вытеснению Соединенных Штатов в качестве глобального лидера.Последние версии Стратегии национальной безопасности США (2017 г.) и Стратегии национальной обороны (2018 г.) изображают манихейскую борьбу между свободным миром во главе с Америкой и авторитарной осью, представленной Китаем и Россией. Некоторые из языков напоминают о разгар холодной войны; Соединенные Штаты подтверждают свое обязательство быть «маяком свободы и возможностей во всем мире» [15] в противовес «репрессивным представлениям о мировом порядке» [16].

Однако реальность намного сложнее, что отражено в отчете Европейской комиссии от 2019 года.В нем Китай описывается как «одновременно… партнер по сотрудничеству, с которым у ЕС тесно связаны цели, партнер по переговорам, с которым ЕС должен найти баланс интересов, экономического конкурента в стремлении к технологическому лидерству и системного соперника, продвигающего альтернативу. модели управления »[17]. Сочетание сотрудничества и конкуренции характеризует не только отношения Китая с ЕС, но и его внешнюю политику в целом. Это также лежит в основе неоднозначного отношения Пекина к мировому порядку — как структуре, которую необходимо поддерживать, но также «реформировать» в соответствии с растущим влиянием Китая.

Ни одна страна не получила больше выгоды, чем Китай от порядка после окончания холодной войны. За последние три десятилетия Китай превратился из региональной заводи во вторую державу мира. Его ВВП увеличился более чем в 30 раз. Уровень жизни его граждан повысился до неузнаваемости. Ничего из этого не произошло бы без глобализации китайской экономики, которая извлекла огромную выгоду из притока западных инвестиций и технологий, а также открытого доступа к международной торговой системе.Вступление Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2001 году стало поворотным моментом в его становлении в качестве глобальной силы.

Ши Гуаншен, министр внешней торговли и экономического сотрудничества Китая, подписывает Протокол
Китая о присоединении к ВТО на 4-й Министерской конференции в Дохе в ноябре 2001 года.
Фото любезно предоставлено ВТО, присоединение, Китай.

Важно отметить, что Пекин по-прежнему ценит стабильный порядок и экономическую глобализацию. Надежный доступ к международным общественным благам, природным ресурсам и экспортным рынкам имеет решающее значение для национального роста и для Коммунистической партии Китая (КПК), легитимность которой зависит от ее способности приносить измеримые выгоды населению.Коронавирус подчеркнул эти реальности. Китаю больше, чем любой другой стране, необходима безопасная внешняя среда для процветания. Это включает в себя сохранение структуры международных институтов — не только Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, где он имеет право вето, но и организаций, в которых доминирует Запад, таких как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк и ВТО.

В то же время Китай мыслит и действует как традиционная великая держава. Его приверженность глобальному порядку полностью эгоистична, несмотря на заявления о «беспроигрышных» результатах.Его участие также зависит от соблюдения льготных условий. Идеальный порядок — это такой порядок, который поддерживает легитимность правления партии, способствует непрерывному экономическому росту Китая (через глобальную свободную торговлю) и помогает партии не допускать « вредного » иностранного влияния, такого как либеральные идеи демократии, верховенства закона и права человека. [18]

На протяжении большей части последних трех десятилетий международная система обеспечивала благоприятную среду, которая способствовала продолжающемуся и в значительной степени беспрепятственному росту Китая.В течение этого периода Китай неуклонно укреплял свои позиции в международных институтах и ​​принятии решений. Она также расширила свое стратегическое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Евразии и использовала свои сравнительные сильные стороны — прежде всего экономическую мощь — для продвижения себя как хорошего международного гражданина на своих собственных условиях. Пекин также не счел слишком обременительным принять превосходство США. Стабильный мировой порядок зависел от заинтересованной и предсказуемой Америки. А Китай был далеко не готов взять на себя бремя лидерства.

Обычно Пекин мог бы довольствоваться работой или «игрой» в международной системе в обозримом будущем. Но в последние годы три кардинальных события изменили этот инкременталистский расчет: приход Си Цзиньпина к верховному лидеру Китая в 2012 году; Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США в 2016 году; и пандемия коронавируса.

Фактор Кси :

Си изменил внешнюю политику Китая, хотя и не так, как обычно понимают на Западе.Несмотря на частые сравнения с Мао Цзэдуном, он не является революционером, стремящимся перевернуть глобальный порядок и навязать ему китайский дивный новый мир. Он является ревизионистом в том смысле, что стремится максимизировать влияние и статус Китая. Но, как и его предшественники Ху Цзиньтао, Цзян Цзэминь и Дэн Сяопин, он стремится сделать это в рамках существующей международной системы.

В этой связи Инициатива Си Си «Один пояс, один путь» (BRI) не является предвестником альтернативного мирового порядка.Его программа взаимодействия более прозаична: улучшить доступ Китая к природным ресурсам; открывать новые рынки для производимых товаров и услуг; расширить экономическое влияние Пекина на всю Евразию; и обеспечить дружелюбный и безопасный район. Даже в этих более ограниченных целях BRI не был достигнут. [19] Точно так же действия Китая в Западной части Тихого океана не направлены на содействие синоцентрической гегемонии, а отражают давние цели: проекция власти; получение контроля над ресурсами; решающее слово в вопросах региональной безопасности; уменьшение или сдерживание американского влияния; и утверждение власти над Тайванем.Такой подход вряд ли утешителен, но он не нов и не радикален [20].

Выступление Путина на международном форуме «Один пояс, один путь», 14 мая 2017 года.
Фото предоставлено Администрацией Президента России.

Реальная разница, которую сделал Си, заключается в энергии и ясности, которые он привнес в преследование этих целей. В то время как предыдущие лидеры подчеркивали ограниченность Китая и его стремление стать «умеренно развитой страной», сегодня такого стратегического раздражения или притворства нет.Пекин больше не хочет подчиняться Соединенным Штатам или потакать чувствительности Запада. [21] Он гораздо смелее продвигает «ключевые интересы» Китая в Южно-Китайском море и воссоединение Тайваня с материком. Си открыто говорит о китайской модели развития и «общем будущем человечества», в котором Китай играет ведущую роль. Между тем, внутренние репрессии заметно усилились, поскольку Пекин гневно отвергает критику Запада его обращения с уйгурами в Синьцзяне и нового закона о национальной безопасности Гонконга.

Общий посыл заключается в том, что Китай растет, и миру пора к этому привыкнуть. Этот сдвиг во взглядах стал шоком для западных лидеров, привыкших к курсу Дэн Сяопина, заключающемуся в сокрытии своих способностей, сохранении сдержанности и никогда не претендующих на лидерство [22]. Плащ смирения, который долгое время маскировал внешнеполитические цели Китая, уступил место откровенной дипломатии «воина-волка». Обострение китайской риторики было подкреплено значительным расширением военных, экономических, технологических возможностей и возможностей мягкой силы, а также большей готовностью использовать их.Напористый подход Си сигнализирует о том, что Китай не довольствуется тем, что просто принимает правила, но требует значительного участия в формировании и реализации глобального порядка двадцать первого века.

При этом реальная политика, а не мессианизм или иконоборчество, остается основой внешней политики Китая. Пекин далек от демонстрации желания, а тем более способности построить международную систему по своему собственному образу. Одно дело Си говорить о «сообществе общей судьбы» и глобальной руководящей роли.[23] Совсем другое дело — переводить такие абстракции в твердые обязательства. [24] Вопреки опасениям Запада, Пекин не стремится заселить мир версиями ленинского партийного государства Mini-Me. Для этого важно то, что другие страны — демократические или авторитарные — поддерживают интересы и политические позиции Китая [25]. Преобразование их в «китайские ценности» невозможно и не нужно.

Фактор Козыря :

В нескольких отношениях президентство Трампа было «хорошим» для Китая.Его отвращение к либеральному интернационализму, безразличие к демократизации и правам человека, вера в дипломатию великих держав и предпочтение личных сделок между лидерами перекликается с подходом Си. Действия Трампа и его личная продажность подорвали трансатлантическое единство и моральный авторитет Запада, а также ослабили способность западных правительств противостоять действиям Китая в различных областях политики, включая права человека, торговлю, интеллектуальную собственность и региональную безопасность.

Президенты Трамп и Си встретятся в Китае перед встречей лидеров АТЭС в 2017 году 8 ноября 2017 года.
Фото: Flickr / Official White House Фото Шеалы Крейгхед

Тем не менее, в остальном Трамп оказался сложной задачей. Он разрушил стратегическую уверенность — и утешение, — которые Китай считал само собой разумеющимся. [26] Он готов пожертвовать хорошими отношениями ради личной выгоды. Он не выказывает угрызений совести в нарушении соглашений. Он темпераментно нестабилен. И, похоже, у него мало ограничений для эскалации напряженности до конфронтации.Короче говоря, он представляет собой набор политических задач, с которыми ни одному китайскому (или любому другому) лидеру никогда не приходилось сталкиваться из Вашингтона.

Ответ Си на загадку Трампа был смесью оппортунистического и интуитивного. Он использовал отвлекающие факторы администрации Трампа и разногласий на Западе, чтобы более агрессивно отстаивать интересы Китая в Южно-Китайском море и на Тайване. Он подчеркнул недостатки глобального лидерства США — не для того, чтобы Китай мог вытеснить Соединенные Штаты, а для того, чтобы претендовать на моральное превосходство в легитимации своих собственных действий.Это особенно важно в отношении BRI, где Пекин сравнивает бескорыстный («беспроигрышный») Китай с эгоистичной и безрассудной Америкой.

С другой стороны, резкое ухудшение отношений между США и Китаем во время президентства Трампа усугубило неуверенность руководства КПК. Исторические подозрения Запада в том, что он всегда стремился «подавить Китай», стали более опасными. В лихорадочной атмосфере, когда примирение и компромисс считаются неблагодарными, Пекин как никогда склонен к упреждающим действиям, чтобы продемонстрировать силу и решимость.Этот образ мышления «бей или беги» подкрепляется верой в то, что Китай будет рассматриваться как главный враг независимо от того, что он делает, просто в силу того, что он является державой номер два в мире [27].

Коронавирус :

Пандемия повысила ставки. Вдали от Китая и Соединенных Штатов, объединивших свои силы для борьбы с этой общей угрозой, шла отчаянная борьба за легитимность. Пекин стремился уйти от ответственности за первоначальную вспышку и ее раннее отсутствие прозрачности, подчеркивая свой последующий успех в борьбе с пандемией, в отличие от бесхозяйственности и рекордного числа погибших в Соединенных Штатах.И наоборот, администрация Трампа атаковала Пекин за то, что он вызвал пандемию, а затем скрыл ее.

Интенсивность поиска виноватых отражает неуверенность, которую испытывают оба лидера. Хотя Си никогда не грозила потеря контроля, легитимность его высоко персонализированного правления связана с его способностью решать национальные проблемы. Для Трампа это экзистенциальный вызов. Коронавирус погрузил ранее процветающую экономику США в худшую депрессию со времен Великой катастрофы 1929 года и привел к крупнейшей чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения со времен пандемии гриппа 1918 года.Его шансы на переизбрание на второй срок в ноябре 2020 года минимальны, если он не сможет изменить ситуацию. Это означает, прежде всего, одно: наносить серьезные и частые удары по Китаю и гарантировать, что Пекин несет ответственность за страдания американского народа.

Подводя итог, можно сказать, что расчет Пекина по отношению к мировому порядку в последние годы изменился. Но непонятно насколько. Внешняя политика Китая ранее описывалась как сочетание «уверенности в себе» и «собственной неполноценности» [28], и это во многом верно.Си и КПК считают, что Китай как великая держава и цивилизация имеет право играть ведущую роль в мире. Однако они также признают, что его долгосрочное процветание зависит от благоприятной международной обстановки. [29] Заглядывая в будущее, перед Пекином стоит серьезная задача — найти баланс между растущими амбициями и постоянным стремлением к безопасности.

Россия и мировой порядок

Если Китай был самым большим бенефициаром порядка после холодной войны, то Россия считает себя своей главной жертвой.В течение последних 15 лет Москва считала, что западные правительства во главе с США цинично воспользовались распадом Советского Союза. Они относились к России как к побежденной державе, грубо нарушающей свои геополитические интересы, расширяя Организацию Североатлантического договора (НАТО) до границ России. Они разрушили его экономику, выполнив необоснованные рецепты. И они вмешивались в его внутреннюю политику, на каждом шагу подрывая ее суверенитет.

Путинская элита рассматривает международный порядок, основанный на правилах, как корыстное предприятие, чье неуважение к универсальным нормам и ценностям придает тонкую моральную оболочку преследованию западных интересов.В отличие от Пекина Москва считает этот приказ необратимым. Не только либерализм устарел [30], но и понятие унитарного Запада распалось. В этих обстоятельствах логическим курсом является ускорение упадка либерального порядка и его замена многополярной или «полицентричной» системой, отражающей реалии двадцать первого века. Это означает уменьшение роли когда-то гегемонистских Соединенных Штатов и значительное усиление влияния других ведущих держав, в первую очередь Китая и России.

Продвижение Путиным глобальной России согласуется со стратегической культурой, уходящей корнями в прошлое.Со времен Петра Великого (1682–1725) эволюция Российского государства — и империи — предрасполагала его к тому, что оно стало одной из ведущих держав мира. Екатерина Великая была доминирующей силой в Европе во второй половине восемнадцатого века. Александр I принял капитуляцию Парижа в 1814 году. Советская армия захватила Берлин в конце Второй мировой войны. А во время холодной войны СССР был одной из двух ядерных сверхдержав. Запад может рассматривать Россию как оппортунистический и не более чем спойлер, но большинство россиян рассматривают свою страну как великую державу по исторической судьбе.[31]

На самом деле Путин меньше заинтересован в новом мировом порядке, чем в возрождении традиционных механизмов великодержавных отношений. Один формат — это обновленная версия Европейского концерта после наполеоновских войн. Хотя состав будет другим, основные принципы останутся теми же: великие державы совместно управляют миром; они уважают сферы влияния и жизненные интересы друг друга; и они не вмешиваются во внутренние дела друг друга. Не было бы места наднациональным конструкциям, таким как универсальные ценности.Государственные субъекты, и особенно великие державы, будут править.

Еще более эксклюзивным вариантом будет «Ялта 2.0» — идея, на которую время от времени намекает Путин. Это отражает распространенное в Москве мнение о том, что сегодня существует только три независимых центра мировой силы: США, Китай и Россия. Путин цитирует Ялтинское соглашение 1945 года между Франклином Д. Рузвельтом, Иосифом Сталиным и Уинстоном Черчиллем как образец сотрудничества великих держав [32]. «Ялта 2.0» будет компактнее, чем «Концерт», и будет формироваться на основе личных договоренностей между лидерами.Это сыграет на руку Путину, поскольку у него хорошие отношения как с Си, так и с Трампом. И в некоторых случаях это может позиционировать Россию как балансирующую или колеблющуюся державу между США и Китаем [33].

Кремль, однако, понимает, что такой сценарий маловероятен, пока отношения России (и Китая) с США остаются напряженными. Трамп может быть самым дружелюбным к Кремлю президентом в истории Америки, но это вряд ли улучшило общую динамику между США и Россией.Таким образом, Кремль поверил в китайско-российское партнерство. Здесь не предполагается создание военно-политического альянса против Соединенных Штатов, поскольку это ограничит возможности Москвы и в любом случае не найдет поддержки в Пекине. Скорее, это укрепление международных позиций России; партнерство с Китаем рассматривается как умножитель силы.

Тем не менее, Кремль по-прежнему опасается чрезмерной зависимости России от Китая, особенно в свете растущих амбиций внешней политики Пекина и неравенства китайско-российских отношений.Следовательно, он обращается к другим крупным игрокам, таким как Франция и Германия, одновременно диверсифицируя связи России по всей Азии и сохраняя определенный уровень стабильного взаимодействия с Соединенными Штатами. Если Россия сможет наладить хорошие или, по крайней мере, функциональные отношения с обеими сторонами на разграничении между Западом и Китаем, она будет оказывать большее международное влияние, чем когда-либо после распада Советского Союза.

Пандемия коронавируса ничего не исключила. Неправильное отношение Путина к чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения в России привело к его самым низким рейтингам за 20 лет.А сочетание блокировки и обвала мировых цен на нефть нанесло экономике серьезный ущерб [34]. Но коронавирус не оказал заметного влияния на внешнюю политику России, за исключением усиления ее основных принципов. Как и прежде, ключевым моментом является стратегическая гибкость. Партнерство с Китаем остается краеугольным камнем международных отношений России, но Путин оставил свои варианты открытыми. Он заявил о своей заинтересованности в улучшении взаимодействия с Вашингтоном, например, путем перехода к переговорам по контролю над вооружениями с целью продления СНВ (Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений).[35]

Когда внимание мира сосредоточено на пандемии и конфронтации между США и Китаем, Россия выиграла от более низкого статуса. Его оппозиция международному порядку, основанному на правилах, не изменилась. Но в нынешних условиях некоторые западные лидеры, в частности Трамп и президент Франции Эммануэль Макрон, считают Путина прагматичным игроком, за которым стоит ухаживать [36]. Призывы к компромиссу, чтобы отвлечь Россию от Китая, говорят о том, что он в некоторой степени подвергается санитарной обработке. Если это окажется долгосрочной тенденцией, это увеличит пространство для маневра Путина во многих сферах внешнеполитической деятельности — Украине, Ближнем Востоке, отношениях с США и Европой, а также партнерстве с Китаем.

Схождение и расхождение

Пекин и Москва имеют разные взгляды и подходы к мировому порядку. Однако эти противоречия не повредили их отношениям. Китайско-российское партнерство набирает обороты, что привело некоторых наблюдателей к выводу, что это союз во всем, кроме названия [37]. Эта оценка, хотя и правдоподобна, ошибочна.

Китай и Россия — стратегически автономные игроки. Они сотрудничают не потому, что являются членами авторитарного интернационала, а потому, что считают, что это лучше всего служит их политическим, экономическим и стратегическим интересам.Это партнерство, по большей части свободное от идеологического и эмоционального багажа, резко контрастирует с китайско-советской «нерушимой дружбой» 1950-х годов. Также помогает то, что это не альянс. [38] Обе стороны сохраняют гибкость для развития других отношений и занимают расходящиеся позиции с ограниченными последствиями для их партнерства.

Пекин и Москва во многом согласны. Они стремятся ограничить использование американской власти. Они стремятся подавить или исключить либеральное влияние дома.Они придерживаются реалистического постулата о том, что великие державы обладают определенными естественными правами, включая региональные сферы влияния и невмешательство других в их внутренние дела. Их взгляды часто совпадают и по более конкретным вопросам. Они верят в «суверенный» Интернет. Они выступают против размещения американских систем противоракетной обороны в Восточной Европе и Северо-Восточной Азии. И они считают политику администрации Трампа в отношении Северной Кореи и Ирана дестабилизирующей.

Несмотря на эти совпадения, главное обоснование китайско-российского партнерства не в том, чтобы бросить вызов глобальному превосходству Соединенных Штатов.[39] Пекин и Москва не согласовывают общую стратегию, и нет никакого заговора с целью свержения либерального порядка, что неудивительно, учитывая их разные взгляды на него. Скорее, обе стороны стремятся создать международную среду, которая поддерживает легитимность и стабильность их режимов. С этой целью они обращаются друг к другу за политической и психологической поддержкой. Этот мутуализм — единственный наиболее важный двигатель их сотрудничества сегодня, и он был усилен восприятием безудержных и враждебных Соединенных Штатов.

Однако у такого мутуализма есть свои пределы. Это не заставляет Китай и Россию предпринимать действия, которые в противном случае они бы не предприняли. Все более напористое поведение Пекина в Западной части Тихого океана отражает давние цели Китая, подпитываемые личным авторитетом Си. Это не следствие китайско-российского сотрудничества, тем более координации. И наоборот, хотя критика Москвы в отношении операций США по свободе судоходства в западной части Тихого океана, развертывания противоракетной обороны в Южной Корее и политики в отношении Северной Кореи может рассматриваться на Западе как бесполезная, она является следствием ее отношений с Вашингтоном, а не с Пекином.Россия стремится продвигать в регионе свои собственные интересы, а не интересы какой-то фиктивной объединенной организации.

Путин подписывает документацию на заседании Евразийского экономического совета по соглашению между Экономическим поясом
Шелкового пути и Евразийским экономическим союзом, 8 мая 2015 г.
Фото любезно предоставлено Администрацией Президента России.

Москва сыграла небольшую роль в расширении BRI по Евразии. Действительно, здесь китайцы рассматривают Россию в основном как потенциальное препятствие, с которым нужно умело вести переговоры.Соглашение, подписанное в мае 2015 года между Экономическим поясом Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийским экономическим союзом Путина (ЕАЭС), было разработано, чтобы развеять опасения России по поводу стратегического вытеснения [40]. С тех пор Пекин подыгрывает кремлевскому построению Большой Евразии, потому что важно, чтобы Москва была на стороне. То же самое и в Арктике, где Пекину пришлось действовать осторожно, учитывая чувствительность России по поводу суверенитета. В конце концов, китайские энергетические (и судоходные) компании получили доступ благодаря случайным обстоятельствам.России нужны были существенные инвестиции и технологии, чтобы заполнить дыру, образовавшуюся в результате ухода западных компаний после введения пост-крымских санкций в 2014 году, и Китай был единственной страной, готовой и способной сделать это.

Моральная поддержка Китая не имела никакого отношения к решениям Путина о вторжении в Украину, вмешательстве в Сирию или вмешательстве в президентские выборы в США. Фактически, китайцы в частном порядке критиковали действия России [41]. Пекин и Москва держатся подальше от самых спорных вопросов друг друга.Китайцы заняли нейтральную позицию в отношении Украины, воспользовавшись возможностью стать крупнейшим внешним инвестором в стране после ЕС. И Россия сделала то же самое в отношении территориальности Южно-Китайского моря, не в последнюю очередь потому, что она привержена развитию сотрудничества с Вьетнамом в области энергетики в водах, оспариваемых Пекином. [42] Москва особенно озабочена тем, чтобы избежать сопутствующего ущерба в результате эскалации напряженности между США и Китаем [43].

Действительно, с 2014 года российско-китайское оборонное сотрудничество значительно выросло.Прежнее нежелание Москвы продавать Пекину элитную военную технику уступило место крупным сделкам на многоцелевой истребитель Су-35 и зенитно-ракетный комплекс С-400. Военные учения стали более частыми и масштабными, примером чего является участие Народно-освободительной армии (НОАК) в Восток-2018 (крупнейшие в России учения после окончания холодной войны), ежегодные военно-морские маневры и неоднозначное совместное воздушное патрулирование над островами Токто / Такэсима в июле. 2019. [44] Россия также помогает НОАК модернизировать ее системы раннего предупреждения о ракетном нападении.Обмен мнениями на высшем уровне в сфере обороны стал обычным делом, и в конце этого года ожидается подписание нового рамочного соглашения об оборонном сотрудничестве.

Но нужна некоторая перспектива. Хотя у двух вооруженных сил есть тесные рабочие отношения, оперативная совместимость остается минимальной [45]. Китайское участие в российских учениях ограничено и второстепенно [46]. Совместное воздушное патрулирование в 2019 году, похоже, было несколько причудливой попыткой подать политический сигнал, а не качественным сдвигом в сотрудничестве. (Пока это не повторилось.) Россия продает Индии больше топового вооружения, чем Китаю, и расширила экспорт оружия по всей Азии от Турции до Вьетнама. [47] А улучшенные системы раннего предупреждения о ракетном нападении в Китае не только не угрожают региональной безопасности, но и должны повысить предсказуемость и способствовать стратегической стабильности в Восточной Азии [48].

Поворот коронавируса? :

Основное влияние коронавируса на российско-китайское партнерство может быть на его внутренней динамике. С годами Пекин взял верх в отношениях.В частности, аннексия Крыма Москвой стала переломным моментом. В результате почти распад между Россией и Западом привел к усилению зависимости от Китая, склоняя двустороннее партнерство к политическим предпочтениям Пекина.

Коронавирус, возможно, привел к частичному развороту судьбы. Хотя это усилило экономическую зависимость России от Китая [49], в политическом плане это совсем другая история. Китай, а не Россия, подвергается всеобщему осуждению и нуждается в друзьях. Белый дом и Елисейский дворец преследуют Путина, а не Си.В мировом масштабе Китай остается гораздо более влиятельным, чем Россия. Но уже не так очевидно, что Россия нуждается в Китае больше, чем наоборот. Это дает Путину некоторую свободу действий, по крайней мере, в тактическом плане, и предполагает, что Си будет продолжать влиять на чувствительность Кремля.

Пора переосмыслить стратегию ЕС в отношении России — CEPS

Антиправительственные протесты в Беларуси и отравление Алексея Навального довели отношения между ЕС и Россией до самого низкого уровня со времен украинского кризиса 2013–2014 годов.Поездка Высокого представителя Хосепа Боррелла в Москву в прошлом месяце, направленная на восстановление общих позиций, вместо этого привела к высылке трех европейских дипломатов и совместной пресс-конференции, на которой ЕС был обвинен в том, что он «ненадежный партнер».

Боррелл пришел к выводу, что Россия больше не заинтересована в конструктивном диалоге с ЕС. Даже более миролюбивые государства-члены теперь столкнутся с давлением с целью занять более жесткую позицию по отношению к России. Однако при разработке более жесткого подхода государства-члены должны помнить о хрупкости континентальной безопасности в Европе.

Пять руководящих принципов: между прочностью и сцеплением

Совет по иностранным делам (FAC) 22 февраля обсудил, как отношения ЕС с Россией могут развиваться в контексте пяти «руководящих принципов», изложенных предшественницей Боррелла Федерикой Могерини. После украинского кризиса, который ознаменовал провал видения Лиссабона и Владивостока «Большой Европы», эти принципы были направлены на достижение нового равновесия между жесткостью и взаимодействием с Россией.Теперь это равновесие, похоже, рухнуло. Несмотря на то, что они не будут отвергнуты, меняющиеся обстоятельства указывают на необходимость ослабить акцент на одних принципах и укрепить другие.

Два принципа — требование полного выполнения Минских соглашений в качестве предварительного условия отмены санкций и выборочное сотрудничество с Россией там, где интересы совпадают, — очевидно, коренятся в наименьшем общем знаменателе среди государств-членов, которые выступали за взаимодействие, и тех, кто предпочитал более агрессивную позицию. .Недавние призывы Боррелла к европейскому «языку власти» не смогли преодолеть этот редукционистский подход, поскольку этот термин может удовлетворить как тех, кто интерпретирует его как стремление к большей автономии от США, так и тех, кто видит в нем призыв к более твердому подходу. в сторону России.

Эти разногласия внутри ЕС нанесли ущерб делу стратегической автономии Европы. Минские соглашения, германский газопровод «Северный поток — 2» и предложенная Эммануэлем Макроном перезагрузка России укрепили присоединение многих небольших государств-членов к НАТО.В результате образуется порочный круг: Москва по-прежнему считает, что ЕС фактически передал свою безопасность Вашингтону на аутсорсинг и, следовательно, ставит во главу угла динамику своего соперничества с США, что, в свою очередь, пагубно сказывается на отношениях между ЕС и Россией. Эта тенденция также усилила иллюзию того, что Москва может поддерживать отношения сотрудничества с отдельными государствами-членами, не вступая в основанную на правилах структуру, связывающую эти государства вместе.

Становится все труднее согласовывать три других принципа — стремление к более тесным отношениям с постсоветскими соседями России, повышение устойчивости ЕС к российским угрозам и усиление поддержки российского гражданского общества — с избирательным участием.По мере того, как отношения между великими державами ухудшаются, а Россия скатывается к авторитаризму, отношения между Брюсселем и Москвой могут стать полностью враждебными, наравне с отношениями между США и Россией. Длительная конфронтация, нежелательная с точки зрения сохранения стабильного порядка европейской безопасности, теперь, возможно, неизбежна. Имея мало перспектив (или аппетита) для значимого стратегического взаимодействия с Москвой в обозримом будущем, государства-члены должны пересмотреть свой коллективный подход к России таким образом, чтобы уравновесить жесткость и сдержанность.

На пути к новому подходу: баланс прочности и сдержанности

Впервые министры на недавнем заседании КВС согласились использовать Глобальный режим прав человека ЕС для введения ограничительных мер в отношении лиц, ответственных за преследование Навального и подавление протестов, последовавших за его арестом. (США предприняли собственные меры.) Этот шаг позволяет Брюсселю претендовать на победу без введения более широких санкций, которые могли бы вызвать более серьезные репрессалии со стороны Кремля.И все же, хотя продвижение прав человека останется частью ДНК ЕС, рефлексивное прибегание к санкциям стало плохим средством решения проблемы отклонения России от европейских норм.

В условиях кризиса либерального международного порядка Россия стала рассматривать гуманитарные меры и заявления Запада не как выражение универсальных ценностей, а как оружие, направленное на дестабилизацию ее режима. Более того, опрос, опубликованный немецкой базой данных Statista в прошлом месяце, показывает, что Владимир Путин остается самым авторитетным публичным лицом для 29% населения России по сравнению с 5% для Навального.Хотя поддержка Путина снизилась с посткрымского пика в 2014 году, режим остается устойчивым, и наследие беспорядочных 1990-х годов еще не исчезло из общественной памяти. Нацеленность на то, что Москва считает своими внутренними делами, только убедит российские власти в том, что они мало что теряют, продолжая расправляться с протестующими и предполагаемыми оппонентами. Это также рискует обострить дилемму региональной безопасности в сочетании с евроатлантическим порядком безопасности под руководством США, который Москва считает изолированным и угрожающим.

Более того, требование ЕС о выполнении Минских соглашений в качестве предварительного условия для восстановления «нормального ведения дел» усиливает ошибочное представление о том, что статус-кво до 2014 года был радужным. Отношения между ЕС и Россией на протяжении всего периода после холодной войны страдали от фундаментальной асимметрии целей: Брюссель намеревался сблизиться на основе общих ценностей, а Москва подчеркивала свое желание, чтобы с ними обращались как с «равными». Последняя олицетворяет многовековую тенденцию российской внешней политики, и ее не следует высмеивать как простую черту путинской «системы», которая в любом случае проводила относительно либеральную внешнюю политику в начале 2000-х годов.Первоначальное желание России присоединиться к Западу после распада Советского Союза было скорее отражением короткого поворота в европейской и глобальной истории, чем перманентным сдвигом в том, как Россия интерпретирует свои интересы. Короче говоря, конфликт из-за Украины — это симптом, а не причина нынешнего недомогания системы европейской безопасности.

При более стратегическом подходе основное внимание уделяется поддержке двух других принципов, не связанных с вовлечением. Работа с Вашингтоном для повышения устойчивости к внешним вызовам — очевидный интерес, который ЕС разделяет с администрацией Байдена.Тем не менее, с учетом Брексита и Дональда Трампа в зеркале заднего вида ухудшающиеся отношения ЕС с Россией станут еще более важным фактором европейской стратегической автономии в ближайшие четыре года. Это угрожает углубить существующие линии разлома между трансатлантическим альянсом и китайско-российским соглашением, что подорвет усилия ЕС по укреплению основанных на правилах основ межгосударственных отношений.

Государства-члены должны поэтому продемонстрировать, что более устойчивый подход ЕС к России уравновесит трансатлантическое сотрудничество с сильным автономным компонентом.С этой целью предстоящее заседание Совета ЕС должно запустить процесс, направленный на изучение форм дифференцированной интеграции для Украины, Грузии и Молдовы, которые будут включать некоторые преимущества членства. Такой шаг добавил бы политическое и стратегическое измерение к цели Комиссии, сформулированной в прошлом месяце Обзор торговой политики , по поддержке большего согласования этих трех стран с моделью регулирования ЕС. Если не предвидится никакого решения конфликта в Донбассе, это также может дать Евросоюзу возможность усилить свои обязательства перед Украиной, одновременно уменьшив украиноцентризм своей политики в отношении России.

Сосредоточение внимания на соседстве, а не на развитии внутри России, пошло бы сбалансированный сигнал для Москвы. Обеспечивая больший стимул для стран-участниц Соглашения об ассоциации к более глубокому согласованию с политическими и правовыми критериями ЕС, государства-члены подтвердили бы, что регулирующий порядок ЕС является установленным фактом архитектуры безопасности Европы и не должен высмеиваться как простой экономический рычаг НАТО . В то же время это дало бы Москве понять, что дверь остается открытой для сотрудничества в областях, представляющих общий интерес.Если Россия станет рассматривать ЕС как более суверенного игрока, тогда это может открыть пространство не только для более серьезных неприятностей, но и для более эффективного разрешения споров.

Стратегическое бездействие — это не вариант. Москва, вероятно, останется в состоянии поддерживать высокие геополитические амбиции на протяжении десятилетий, несмотря на свои экономические и демографические проблемы. Альтернативные источники сжиженного природного газа и постепенное озеленение экономики Европы угрожают устранить одну из немногих оставшихся областей взаимодополняемости в отношениях между ЕС и Россией — импорт нефти и газа, — оставляя военное сдерживание и принуждение в качестве основных средств для Москвы отстаивать свои интересы. в Европе.Просто ждать, пока Кремль расколется, — не рецепт обеспечения безопасности ЕС.

После украинского кризиса ЕС и Россия, похоже, довольствовались тем, что бесконечно жили с реальностью фрагментированного европейского порядка безопасности. Москва считает, что либеральный международный порядок переживает экзистенциальный кризис, в то время как Запад считает, что Россия находится в необратимом упадке, и ни одна из сторон не будет склонна к компромиссу. Было наивно предполагать, что такая ситуация может продолжаться бесконечно без резкого разрыва отношений.Спустя семь лет после аннексии Крыма продолжать путаться уже невозможно.

Глобальное управление кибербезопасностью фрагментировано — преодолейте это

Во время 14-й ежегодной встречи Форума по управлению Интернетом (IGF) в ноябре 2019 года Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш опубликовал поощрительный «твит»: «Доступ к свободному и открытому Интернету находится под угрозой. Мы не работаем вместе, преодолевая разрозненные социальные, экономические и политические разногласия.Но это может измениться »(Guterres 2019). Этим Гутерриш подвел итоги центральных дебатов в современной кибербезопасности. Усилия по внедрению существенных глобальных норм и правил в области кибербезопасности пока не имели большого успеха. Однако Гутерриш и многие другие по-прежнему надеются, что возможно более согласованное глобальное киберуправление. В этом эссе будет обсуждаться фрагментация глобального управления кибербезопасностью.

С этой целью я сначала размышляю о природе глобального управления в целом.Со ссылкой на Яна Херда (2017) я утверждаю, что традиционное глобальное управление, помимо соображений кибербезопасности, не является синонимом единства. Фактически, есть свидетельства фрагментации глобального управления помимо кибербезопасности. Затем я быстро исследую определение терминов «кибербезопасность» и «киберуправление», подчеркивая, насколько эти концепции имеют в высшей степени политический характер. Двигаясь дальше, я размышляю о текущих тенденциях в глобальном управлении кибербезопасностью и обнаруживаю, что тенденции фрагментации в глобальном управлении действительно распространяются на кибербезопасность.Я выделяю свидетельства активизации совместных усилий между государствами с устоявшимися традициями сотрудничества, в то время как между противоборствующими сторонами вопрос более сложен. Выявив фрагментацию, я спрашиваю, как лучше всего с ней бороться. Сначала я рассматриваю основанные на ценностях подходы к объединению управления кибербезопасностью, используя работы Михра (2014) и Флигауфа (2016). Обнаружив, что эти подходы не учитывают более широкую динамику безопасности, я обращаюсь к Brechbühl et al. (2010), чтобы предположить, что управление кибербезопасностью основано на сети сотрудничества, а это означает, что даже местные или региональные усилия сотрудничества могут потенциально способствовать глобальной стабильности.В заключение я указываю на меры по укреплению доверия и ответственность за устранение неполадок (R2T) как на примеры низкопороговых инициатив, которые могут стабилизировать ландшафт кибербезопасности, не полагаясь на нереалистичные ожидания единого глобального подхода. В этом эссе я утверждаю, что фрагментация глобального управления в целом и кибербезопасности в частности является нормальным и действительно неизбежным. Вместо того, чтобы стремиться к единому глобальному управлению кибербезопасностью, следует сосредоточить внимание на поиске средств увеличения и обеспечения стабильности в киберпространстве.

Прежде чем исследовать потенциал глобального управления кибербезопасностью, необходимо задуматься о природе глобального управления в целом. Глобальное управление относится к системе, с помощью которой суверенные государства, соответствующие негосударственные субъекты и гражданское общество регулируют и организуют международные дела (Dodds 2016, 98). Действительно, даже традиционные концепции глобального управления в определенной степени фрагментированы. Практика различается в зависимости от региона, и государства связаны международными законами только в той степени, в которой они прямо или молчаливо согласились с ними (там же.99). Без всеобъемлющего глобального авторитета глобальное управление лучше всего понимать как сеть структур, а не как единое целое. Имея это в виду, Ян Херд (2017) пытается противостоять скептицизму относительно полезности структур глобального управления. Херд предлагает отказаться от традиционных ожиданий, основанных на внутреннем управлении, чтобы полностью оценить полезность структур глобального управления с особым упором на закон. Внутри страны Херд считает, что закон должен регулироваться определенными правилами, которые применяются одинаково и беспристрастно ко всем.По его мнению, этого нельзя ожидать от международного права. По самой своей природе международное право по-разному применяется к разным субъектам в зависимости от ратифицированных ими договоров. Ситуация еще более усложняется из-за обращения к негосударственным субъектам (там же 26–28). Кроме того, ожидание соблюдения международного права полностью игнорировало бы политическую динамику, которая мотивирует или препятствует государствам действовать в соответствии с международными правовыми структурами. Важно отметить, что это не означает, что международное право и другие институты, регулирующие поведение субъектов на международном уровне, не имеют ценности.Скорее, Херд призывает своих читателей отказаться от ожиданий строгого соблюдения международных институтов (там же, 44). Непродуктивно предполагать, что глобальное управление — это внутреннее управление в более широком масштабе. Любые конструктивные дебаты о глобальном управлении должны прежде всего оценить его масштабы и признать его ограничения в отношении управления суверенными государствами. Наблюдателям следует отказаться от ожиданий полного соответствия и единства как показателя успешного глобального управления, поскольку эти предубеждения будут препятствовать детальному анализу достоинств существующих структур.Теперь в эссе будут рассмотрены термины «кибербезопасность» и «киберуправление».

По словам Греймана, «киберпространство включает в себя Интернет, но не одновременно с ним» (Greiman 2018, 149). Киберпространство часто называют безграничным (Mihr 2014, 24), но это предположение не следует принимать без критического рассмотрения. В этом эссе вскоре будет доказано, что, хотя киберпространство не разделено традиционными границами, оно занято субъектами с особыми интересами и мотивами. Этот трюизм лежит в основе соображений кибербезопасности.Кибербезопасность и интересы в киберпространстве отражают и производят интересы безопасности в более широком смысле. Глобальное киберуправление в контексте этого эссе, понимаемое как синоним управления Интернетом, касается разработки и управления технологиями, от которых зависит Интернет, а также выработки политики, необходимой для регулирования киберпространства (DeNardis 2014, 6 ). Структуры, управляющие киберпространством, все еще находятся в стадии разработки, но ясно, что киберуправление в целом и управление кибербезопасностью в частности — это многогранные вопросы, которые включают технические, административные, правовые и политические соображения (Orji 2015, 107).Вслед за ДеНардисом и Орджи, управление киберпространством включает политическую и техническую составляющие. Возвращаясь к Херду, наблюдатели не должны иметь тех же ожиданий в отношении глобального управления кибербезопасностью, что и традиционный внутренний контекст. Из-за структуры киберпространства, которая все еще развивается, масштабы и характер структур управления неизбежно будут отличаться от традиционных концептуализаций управления.

Важно отметить, что политика киберпространства зависит от сотрудничества между различными заинтересованными сторонами.Вместо того, чтобы полагаться на строго ориентированный на государство подход, следует рассмотреть возможность оказания помощи государственным и негосударственным субъектам в развитии структур управления (DeNardis 2014, 14). Эта идея многостороннего участия нашла отражение в дискуссиях на Всемирном саммите по информационному обществу (ВВУИО) в 2003 и 2005 годах. Спонсируемый Организацией Объединенных Наций саммит, состоящий из двух частей, дал четкое определение управления Интернетом: «Управление Интернетом — это развитие и применение правительствами, частным сектором и гражданским обществом в их соответствующих ролях общих принципов, норм, правил, процедур принятия решений и программ, которые определяют развитие и использование Интернета »(WGIG 2005, 4).Этому свойственна вышеупомянутая многосторонность с признанием того, что ответственность киберуправления простирается за пределы суверенного государства. Карр (2015) обнаружил, что этот подход имеет много преимуществ: он признает неравномерность участников в киберпространстве и поощряет участие множества субъектов в разработке политики и обеспечении соблюдения (Carr 2015, 549). Однако, как указывает Карр, у этого подхода есть существенные недостатки. Многосторонний подход в его нынешнем виде рискует усилить и воспроизвести существующую динамику власти, в которой США и их западные союзники доминируют на игровом поле (Carr 2015, 658).Cattaruzza et al. (2016) расширяют это, указывая на динамику, в которой Соединенные Штаты и их союзники приветствуют управление с участием многих заинтересованных сторон, а другие, в первую очередь Россия и Китай, защищают «киберсуверенитет» с помощью подхода, ориентированного на государство (там же 7). Это важное соображение, которое вскоре будет обсуждаться дополнительно: идея о том, что основные принципы нынешнего понимания управления Интернетом сами по себе являются проявлением более широкой динамики власти. Принятие этого означало бы, что фрагментация фактически неизбежна в текущем подходе к глобальному управлению кибербезопасностью.

С глубоким пониманием того, что такое глобальное управление кибербезопасностью, это эссе теперь переходит к изучению текущих тенденций в управлении кибербезопасностью. В эссе, в частности, будут указаны доказательства фрагментации современного глобального управления кибербезопасностью. Анализируя десять национальных стратегий кибербезопасности, а также подходы, принятые множеством международных организаций, Sabillon et al. (2016) обнаружили, что, хотя многие страны разработали национальные стратегии кибербезопасности, мало усилий затрачивается на международную стандартизацию политики кибербезопасности.В национальных стратегиях кибербезопасности тема международного рассмотрения в значительной степени игнорируется. В статье, написанной в разгар борьбы с Исламским государством, предполагается, что способность, продемонстрированная государствами к сотрудничеству в этом случае, может быть перенесена на борьбу с киберпреступностью. Авторы также подчеркивают усилия — в основном США, Великобритании и Нидерландов — по расширению международного сотрудничества по вопросам кибербезопасности (там же, 79). Здесь важно помнить, что статья была написана в 2016 году и с тех пор произошло много важных изменений.Используя ЕС, чтобы проиллюстрировать этот момент, в мае 2018 года Союз внедрил стандартизированный европейский регламент по защите данных (Laybats and Davies 2018, 81). Также за последнее десятилетие повышенное внимание уделялось разработке национальных стратегий кибербезопасности в ЕС в целом с упором на обмен знаниями и сотрудничество (ENISA 2020). Похоже, что у государств с устоявшимися политическими и экономическими отношениями есть тенденция к совместной работе по координации практики кибербезопасности.Тем не менее, тенденции по-прежнему указывают на чрезмерный упор на национальные соображения в области, которая часто считается «безграничной». Более того, вопрос становится еще более сложным при рассмотрении государств с более слабыми традициями сотрудничества, как ранее обсуждалось со ссылкой на то, чем западный и американский подходы к управлению кибербезопасностью отличаются от китайских и российских стратегий.

До сих пор в эссе изучались текущие тенденции в глобальном управлении кибербезопасностью, чтобы обнаружить, что действительно существует значительная фрагментация, и что фрагментацию можно проследить до самого базового понимания того, что такое киберуправление.Признавая, что фрагментация присутствует в глобальном управлении кибербезопасностью, следует подумать о том, как лучше всего управлять фрагментацией, чтобы избежать серьезных сбоев. Как должно выглядеть глобальное управление кибербезопасностью? Неужели фрагментация — это так плохо? Выявив фрагментацию глобального управления кибербезопасностью, некоторые ученые предлагают решения, основанные на ценностях. Аня Михр (2014) призывает к большему единству в киберуправлении и выступает за подход, основанный на правах человека. Она утверждает, что необходимы большая подотчетность, прозрачность и участие заинтересованных сторон, и рассматривает универсальные нормы в области прав человека в качестве ориентира для установления норм в киберпространстве, создавая тем самым основу для эффективного управления киберпространством (там же.25). В том же ключе Марк Флигауф (2016) призывает международное сообщество установить нормы и общие кодексы поведения в киберпространстве, чтобы избежать нисходящей спирали милитаризации и недоверия, которая в конечном итоге ставит под угрозу фундаментальную целостность киберпространства. Он подчеркивает противоречивое поведение государств, работающих над защитой национальных инфраструктур и одновременно стремящихся использовать уязвимости за рубежом (там же 79). Флигауф признает, что создание глобальных структур киберуправления будет трудным и даже доходит до того, что называет эту задачу «титанической» (там же.80). Однако он подчеркивает, что успех проекта будет зависеть от убедительной приверженности всех соответствующих сторон, и предлагает, чтобы проект находился под контролем «умного американского руководства» (там же 81), утверждая, что США уже играют ведущую роль. указав на их усилия в Группе правительственных экспертов ООН (ГПЭ).

Для Михра и Флигауфа отсутствие согласованных ценностей является препятствием для киберуправления. Они считают, что более согласованные ценности, таким образом, приведут к большему единству в глобальном киберуправлении.Безусловно, существует множество примеров институтов и стран, которые клянутся управлять киберпространством с учетом определенных ценностей. Например, Национальная киберстратегия США 2018 г. «основана на непреходящих американских ценностях, таких как вера в силу личной свободы, свободное выражение мнения, свободные рынки и конфиденциальность» (Белый дом, 2018 г., стр. 12). Однако идея о том, что фрагментацию глобального киберуправления можно исправить за счет общего следования определенным нормам и ценностям, не учитывает, как более широкая динамика власти отражается на соображениях кибербезопасности.Это можно проиллюстрировать со ссылкой на GGE, которое Флигауф интересно выделил как яркий пример хорошего американского лидерства в киберуправлении. GGE — это группа правительственных экспертов, созданная Генеральным секретарем ООН для изучения безопасности и кибертехнологий (Henriksen 2018, 2). Определение применения международного права к кибербезопасности определяет законный объем государственной деятельности в киберпространстве. Следовательно, эти дебаты имеют стратегическое значение. В 2017 году, через год после публикации статьи Флигауфа, переговоры во время пятой сессии ГПЭ были прерваны.Дискуссии прекратились, когда представители Кубы, России и Китая возразили против применения международного гуманитарного права к кибербезопасности из-за фундаментальных различий в идеологии и политических интересах (там же 3). В частности, для Китая термин «киберсуверенитет» является ключевым и часто используется в отличие от западной ориентации на свободный и открытый Интернет (Cuihong 2018, 65). Основная проблема Китая была сосредоточена вокруг возможности компрометации национального киберсуверенитета в целях защиты целостности международного гуманитарного права в киберпространстве.Григсби контекстуализирует эту дискуссию, указывая на то, что Россия и Китай, с одной стороны, и США, с другой, принципиально по-разному понимают киберконфликт. В то время как США понимают кибербезопасность как «защиту битов», то есть программного и аппаратного обеспечения, от несанкционированного доступа, Китай и Россия уделяют особое внимание информационной безопасности с упором на государственный контроль и суверенитет (Grigsby 2017, 114). Фрагментация управления кибербезопасностью основана на различиях в глубоко укоренившихся политических убеждениях и практиках.Следовательно, гипотетический успех основанного на ценностях подхода к глобальному киберуправлению обязательно будет зависеть от фундаментальных идеологических сдвигов в международной политике в целом. В обозримом будущем это вряд ли произойдет.

Нереально ожидать, что подход, основанный на ценностях, успешно устранит фрагментацию в глобальном управлении кибербезопасностью, поскольку он не учитывает роль более широкой динамики власти в соображениях кибербезопасности. Однако, как обсуждалось с Хёрдом, глобальное управление не обязательно следует понимать как синоним глобального единства.Другими словами, фрагментация не обязательно означает, что любая попытка глобального управления кибербезопасностью будет мертвой по прибытии. Brechbühl et al. (2010) настаивают на том, что продуктивная кибербезопасность зависит от сети сотрудничества. Следовательно, разработка местной или региональной политики не исключает международных усилий по разработке политики кибербезопасности. Авторы считают, что надежный глобальный подход к кибербезопасности будет зависеть от сети совместной ответственности между всеми соответствующими заинтересованными сторонами.Сложно распределить обязанности и права внутри разнообразной и постоянно развивающейся группы заинтересованных сторон, что снова усложняет разработку государственной политики по данному вопросу (там же 84). Чтобы противодействовать этому, авторы предполагают, что заинтересованные стороны должны общаться друг с другом относительно общих обязанностей и интересов, таким образом формируя сети связей, из которых может возникнуть структура управления (там же 85). Кибербезопасность — это не индивидуальные усилия, а основывается на чувстве коллективной ответственности (там же.87). В этом смысле кажущиеся фрагментированными подходы к организации киберпространства действительно могут способствовать созданию сети глобального управления.

Отойдя от ценностных стремлений к единству в управлении кибербезопасностью, полезно вкратце рассмотреть альтернативные стратегии с низким порогом, которые поощряют сотрудничество между соответствующими участниками. Раймонд признает, что «даже самые оптимистичные прогнозы зарождающегося комплекса кибер-режима должны учитывать, что в обозримом будущем большая часть управления останется децентрализованной» (Raymond 2016, 124).Реймонд фактически разделяет мнение Михра и Флигауфа о том, что основным препятствием на пути к единой киберполитике является разница в ценностях и интересах. Однако важно то, что он обращается к прагматике, чтобы решить эту проблему, с Обязанностью по устранению неполадок (R2T) в качестве альтернативы или дополнения к более существенным международным правовым нормам в области кибербезопасности. Раймонд отмечает, что негативные последствия киберактивности редко бывают преднамеренными, и определить намерение часто бывает сложно. Кроме того, разнообразие участников киберпространства еще больше усложняет ситуацию с безопасностью (там же.134). Имея это в виду, R2T, вдохновленный Обязанностью по защите (R2P), будет нести ответственность перед соответствующими участниками за устранение неполадок, когда что-то идет не так, чтобы уменьшить нежелательные нарушения в киберпространстве. Это, по мнению Раймонда, скорее получит широкую поддержку, чем более существенные законы или нормы. Точно так же Григсби (2017) также призывает своих читателей отойти от ожиданий унифицированного управления кибербезопасностью. Вместо международных норм Григсби обращается к мерам укрепления доверия (МД).Хотя он не полностью исключает установление более широких норм, он рассматривает меры доверия как возможное временное решение, которое могло бы помочь установить определенный уровень доверия между участниками киберпространства. Более тщательная оценка подходов Раймонда и Григсби или более широкое исследование альтернативных предложений выходит за рамки данного эссе. Однако они служат полезной иллюстрацией того, что иное мышление о том, чего можно реально ожидать от глобального управления кибербезопасностью, открывает потенциал для более доступных совместных усилий с низким порогом.Вместо того, чтобы рассматривать фрагментацию как показатель того, что усилия по глобальному управлению кибербезопасностью бесполезны, альтернативные подходы могут быть сосредоточены на обеспечении большей стабильности в киберпространстве.

В этом эссе я утверждал, что фрагментация глобального управления в целом и кибербезопасности в частности является нормальным и действительно неизбежным. Вместо того, чтобы стремиться к единому глобальному управлению кибербезопасностью, следует сосредоточить внимание на поиске средств увеличения и обеспечения стабильности в киберпространстве.Поддерживая этот аргумент, я начал с изучения традиционных концепций глобального управления, прежде чем исследовать сферу киберуправления. Затем я перешел к обсуждению текущих тенденций в глобальном управлении кибербезопасностью, обнаружив, что действительно есть свидетельства фрагментации по традиционным стратегическим направлениям. Двигаясь дальше, я кратко рассмотрел основанные на ценностях подходы к устранению вышеупомянутой фрагментации, сосредоточив внимание на вкладе Михра и Флигауфа. Я обнаружил, что эти подходы не в полной мере осознают, как интересы кибербезопасности вписываются в более широкие политические и стратегические интересы.Оставив позади подходы, основанные на ценностях, я утверждал, что от глобального киберуправления не следует ожидать проявления единого, последовательного подхода. Действительно, отказ от этого ожидания позволяет использовать полезные прагматические подходы с низким порогом, которые могут внести полезный вклад в более стабильный ландшафт кибербезопасности в целом. Следует ожидать фрагментации глобального управления в целом и глобального управления кибербезопасностью в частности. Поэтому и ученые, и политики, и юристы должны «преодолеть это», а затем «продолжить».’

Список литературы

Брехбюль, Х., Брюс, Р., Дайнс, С., Джонсон, М. (2010) «Защита критически важной информационной инфраструктуры: разработка политики кибербезопасности», в Информационные технологии для развития , том 16 (1), стр. .83-91.

Карр, М. (2015) «Власть в глобальном управлении Интернетом», в Millennium Journal of International Studies , Vol. 43 (2), 640-659.

Каттаруцца, А., Данет, Д., Тайя, С., Лаудрейн, А., (2016) «Суверенитет в киберпространстве: балканизация или демократизация», в Международной конференции по кибер-конфликтам (CyCon U.S.) , стр. 1–9.

Цуйхонг, К. (2018) «Глобальное киберуправление: вклад и подход Китая», в China Quarterly of International Strategic Studies , Vol. 4 (1), 55-76.

ДеНардис, Л. (2014) Глобальная война за управление Интернетом . Коннектикут: издательство Йельского университета.

Доддс, К. (2016) «Глобальное управление», в Преподавание географии , Vol.41 (3), 98-102.

Агентство Европейского Союза по кибербезопасности (ENISA) (2020), Национальные стратегии кибербезопасности, доступно по адресу: https://www.enisa.europa.eu/topics/national-cyber-security-strategies (дата обращения 15.12.2020) .

Флигауф, М., (2016) «Кибер (управление), которому мы доверяем», в Global Policy, Vol 7 (1), pp 78-81.

Грейман В. (2018) «Размышление о киберуправлении для нового мирового порядка: онтологический подход», в Academic Conferences International Limited European Conference on Research Methodology for Business and Management Studies , pp.148-155.

Григсби А., (2017), «Конец кибер-норм», в Survival (Лондон) , том 59 (6), стр.109-122.

Гутеррес Антонио (@antonioguterres) (2019): «Доступ к бесплатному и открытому Интернету находится под угрозой. Мы не работаем вместе, преодолевая разрозненные социальные, экономические и политические разногласия. Но это может измениться. # IGF2019 показывает, как мы можем разделить цифровое будущее, которое лучше работает для всех нас и защищает его ». 26 ноября 2019 г., 14: 28. Твитнуть.

Хенриксен А. (2018), «Конец пути для процесса ГПЭ ООН: будущее регулирование киберпространства», в журнале Journal of Cybersecurity, стр.1-9.

Hurd, I. (2017), How to do Things with International Law, New Jersey: Princeton University Press.

Laybats C, Davies J. (2018) «GDPR: реализация нормативных требований», в Business Information Review , vol. 35 (2), стр. 81-83.

Михр, А. (2014) «Надлежащее киберуправление: права человека и подход с участием многих заинтересованных сторон», в Джорджтаунский журнал международных отношений, международное взаимодействие по Cyber ​​IV , стр. 24–34.

Орджи, Ю (2015) «Многосторонние правовые меры по обеспечению кибербезопасности в Африке: есть ли надежда на эффективное международное сотрудничество?» in 7th International Conference on Cyber ​​Conflict: Architectures in Cyberspace (CyCon) , pp 105-118.

Раймонд, М. (2016) «Управление децентрализованным киберуправлением: ответственность за устранение неполадок», в Strategic Studies Quarterly, Vol. 10 (4), стр. 123-149.

Сабийон, Р., Каваллер, В., Кано, Дж., (2016) «Стратегии национальной кибербезопасности: глобальные тенденции в киберпространстве», в International Journal of Computer Science and Software Engineering , Vol.5 (5), с. 67-81.

Белый дом (2018 г.), Национальная киберстратегия Соединенных Штатов Америки, сентябрь 2018 г., стр. 1-40. Доступно по адресу: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2018/09/National-Cyber-Strategy.pdf (дата обращения 10.12.2020). Рабочая группа по управлению Интернетом (WGIG) (2005) Отчет Рабочей группы по управлению Интернетом, Château de Bossey , доступен по адресу: http://www.wgig.org/docs/WGIGREPORT.pdf (дата обращения 15.12.20) .


Написано в Королевском колледже Лондона
Написано для: Департамент военных исследований
Дата написания: декабрь 2020 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Положение женщин в российском обществе | Отчет конференции

Прочтите этот отчет на русском языке здесь.

Введение
21–23 июля выдающаяся группа российских, европейских и североамериканских ученых и практиков собралась для живого виртуального обсуждения статуса женщин в российском обществе. Беседы были сосредоточены на современной динамике, вызовах и возможностях, связанных с шестью ключевыми темами: феминизм, права человека и активизм, женщины в политике и государственном управлении, женщины на рынке труда и на рынке труда, семья и материнство, а также проблема материнства. гендерное насилие и меры по борьбе с ним.

Конференцию посетили более 70 человек, около 60 процентов из которых проживают в России, и каждый из шести виртуальных круглых столов собрал от 35 до 45 участников. Четыре стартовых докладчика, один западный эксперт и трое российских ученых и практиков начинали каждую дискуссию с вступительных замечаний, прежде чем открыть слово для мыслей, наблюдений и вопросов. Эта структура позволила участникам представить личный опыт, изучить разрыв между исследованиями и практикой, сравнить российские и западные академические взгляды и установить новые контакты между исследователями женских проблем и людьми, занимающимися данной темой на местах.Соблюдение правила Чатем-хауса обеспечивало откровенный разговор без цензуры, а чат и комнаты для обсуждения Zoom создавали возможность для менее формального обмена мнениями.

В этом отчете резюмируются обсуждения и перечислены основные моменты трех дней конференции. Он также описывает, как обсуждение этих важных тем может продолжаться в форме мероприятий и публикаций в Институте Кеннана и за его пределами. Из-за правила Chatham House мы опускаем имена выступающих и комментаторов.

Круглый стол 1: Феминизм в России
Первый круглый стол был посвящен эволюции феминизма и феминистской повестки дня в России. Обзор исторической справки предложил контекст для последующих дискуссий. Один из выступавших обозначил сходства и различия между развитием феминизма в России и на Западе в девятнадцатом веке, подчеркнув более выраженные различия. В то время как женщины в Российской империи были лишены права голоса, некоторые мужчины также сталкивались с ограничениями в голосовании, а женщины в России сохраняли права собственности, в отличие от многих западных обществ того времени.Тем не менее, не имея опыта коллективных действий и в значительной степени не осведомленные о своих правах, многие женщины поддержали большевиков, которые пообещали им равенство и выполнили это обещание.

История феминистского и женского движения в Советском Союзе интересна и сложна. По совпадению конференция приурочена к сороковой годовщине изгнания группы ленинградских феминисток из СССР за издание самиздатского журнала Альманах: Женщина и Россия .Эта годовщина служит своевременным напоминанием о том, что феминизм в России — это не феномен, который возник в 1990-х годах как импортированный с Запада, а имеет гораздо более давнюю историю.

В современной России феминистский активизм варьируется в зависимости от типа организации и того, как разные организации используют технологии для достижения своих целей. Новые формы активизма более адаптируемы и в полной мере используют социальные сети, в то время как некоторые из давно существующих организаций исчезают в результате консервативного поворота страны и потери международного финансирования.Тенденция к менее формальным феминистским организациям, по крайней мере, частично является результатом сокращения общественного пространства для политического участия, но многие организации приняли творческие подходы к сбору средств и информационно-пропагандистской работе, которые помогли заложить основу для культурных изменений и более широкого принятия феминистских идей.

В публичных выступлениях, направленных на разрушение стереотипов, ораторы-феминистки часто обнаруживают, что сами женщины склонны уклоняться от использования слова «феминизм» и разговоров о дискриминации.Домашнее насилие заняло видное место в общественной повестке дня, но теперь феминистки склонны сосредотачиваться на этой проблеме, игнорируя другие социальные вопросы. Среди других критических замечаний, дискурс заметно гетероцентричен, хотя сообщество ЛГБТК + сталкивается с аналогичными проблемами, связанными со злоупотреблениями в отношениях. Кроме того, борьба с так называемым «законом о гей-пропаганде» 2013 года, криминализирующим «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних, что фактически криминализирует публичное продвижение прав ЛГБТК + в России, остается вне феминистской повестки дня.Некоторые участники конференции заявили о необходимости интерсекциональности, хотя другой участник позже возражал, утверждая, что это размывает феминистскую повестку дня.

В ходе дискуссии участники размышляли о корнях феминизма в сегодняшней России, рассматривая формы активности, возникшие после революции 1917 года, и проблемную роль советского государства, при котором женщины, возможно, меньше страдали от бесправия, чем от бесправия. невозможность их реализовать. Участники конференции также размышляли о постсоветской трансформации, когда российские женщины переоценили свои социальные роли и приняли некоторые ранее недоступные варианты, такие как роль домохозяйки.Академические участники отметили отсутствие «истории» и исключение гендерной истории из академического дискурса и выразили сожаление по поводу патриархального состояния российской академической среды в целом. Признавая существующую стигму, связанную с пропагандой феминистских принципов и практик, а также фрагментацию феминистской повестки дня, они приветствовали новые формы активности и новый интерес к этому кругу вопросов, продемонстрированный молодым поколением студентов.

Круглый стол 2: Женщины в правах человека и активизме
На этом круглом столе был рассмотрен широкий круг вопросов, от различных форм российского правозащитного активизма, вовлекающего женщин в роль гендера в вооруженном конфликте и на протяжении всего последующего процесса миростроительства.

Один из выступавших, опираясь на свой обширный практический опыт защиты прав человека, пришел к выводу, что это, к сожалению, небезопасное занятие в некоторых частях России, особенно в Чечне. Тем не менее она призвала активистов не отказываться от своих усилий, особенно там, где российское правительство безразлично к местным страданиям. Она привела примеры, чтобы разрушить стереотипы о том, что женщины всегда являются союзниками других женщин и защитников прав человека и что мужчины всегда являются виновниками насилия.Скорее, пояснила она, она встречалась с матерями, которые были готовы следовать религиозным нормам или социальным ожиданиям за счет благополучия своих дочерей, в то время как отцы и братья были готовы бросить вызов давлению семьи и общества, чтобы защитить своих дочерей и сестер. В России у гражданского общества может быть «женское лицо», а у власти — «мужское лицо», но защита женщин — это работа для всех, и обеспечение численного гендерного равенства не устраняет немедленно нарушения прав человека.

Еще одна острая проблема в области прав человека — это пенитенциарная система России. Неудивительно, что тюремный опыт — их собственный или их близких — часто подталкивает женщин к активным действиям. Можно представить себе ситуацию, в которой человек, живущий в России, сталкивается с социальной несправедливостью, но российское правительство — федеральное, региональное или местное — не предпринимает шагов для исправления ситуации. Понимание того, что реформ нет из-за отсутствия политической воли, превращает разочарование в повседневных обидах, таких как бедность или несправедливость, в мотивацию для гражданской активности, которая, в свою очередь, часто трансформируется в политическую активность.Тюремный опыт может стать мощным катализатором этой трансформации.

Связывая первые два обсуждения, исследователь гендерных исследований обозначила три основных стратегии женского активизма в России, начиная с 1990-х годов: гендерно-нейтральный активизм, который не рассматривает права женщин как отдельную категорию от прав человека; феминистский активизм, который рассматривает права женщин отдельно; и работа «социально ориентированных» организаций, которая не увязывает конкретно миссию этих организаций с феминизмом, а вместо этого фокусируется на помощи женщинам.Интересно, что за последние 20 лет наблюдались две противоположные тенденции. Один — это конвергенция трех типов активизма и сдвиг в сторону большей гендерной чувствительности, другой — тенденция к обеспечению демократизации и гражданских прав на предпосылке, что феминистская повестка дня является органической частью гражданских прав.

Гендерные роли меняются во время частного и общественного насилия, а война и мир — это гендерные процессы, которые необходимо учитывать при разрешении конфликтов и миростроительстве.Один из выступавших обрисовал структуру, предложенную Институтом мира США, которая применяет три подхода к различным конфликтам, в том числе в России: женщины в условиях мира и безопасности (вовлечение женщин в вопросы безопасности и миростроительство), мирные мужественности (изменение мировоззрения и изучение новых норм и моделей поведения) и пересекающиеся идентичности (бросая вызов бинарным представлениям).

Размышляя о постсоветском опыте активизма, участники призвали к солидарности российских женщин и солидарности российских организаций гражданского общества, которые выходят за рамки женского или феминистского движения.Принудительная ориентация политического режима России и усилия консервативных (антигендерных) сил создают контекст, в котором такая солидарность абсолютно необходима.

Круглый стол 3: Женщины в политике и государственном управлении
Этот круглый стол высветил концептуальные разногласия между практиками и учеными, то есть между политиками и политическими консультантами, с одной стороны, и теми, кто их изучает, с другой.

Один из выступающих представил исследование, в котором проанализировано представительство женщин в российских политических органах на разных уровнях.Спикер описал количественные различия между регионами и муниципалитетами и показал положительный эффект смешанной избирательной системы, в которой места заполняются как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Затем она объяснила качественное исследование, основанное на 25 интервью, которое выявило постфеминистское сочетание автономии, при котором люди разрабатывают личные стратегии для достижения благополучия, и эксплуатации патриархата, в результате чего женщины-чиновники считают более выгодным использование существующей системы. чем проявить солидарность с женской повесткой дня.

Активистам и должностным лицам часто легко обсуждать поддающиеся количественной оценке вещи, такие как квоты и разница в заработной плате, даже несмотря на то, что многие менее ощутимые социальные проблемы требуют действий. Нарушенные механизмы социальной поддержки, бремя ухода (которое в основном ложится на женщин), чрезмерный общественный контроль над материнством и влияние воспитания детей на снижение финансового благополучия женщины — все это проблемы с эмоциональной окраской. Один из выступавших отметил, что в некотором роде женщины все еще ждут, чтобы «женская версия Алексея Навального» сформулировала все требования и консолидировала критическую массу.

Другой оратор, политик, не согласился с академической точкой зрения, утверждая, что ученые сосредотачиваются на органах принятия решений, которые имеют декоративный характер («сделанные из папье-маше») и что формализованный подход к изучению политики упускает из виду реальную динамику. Большая часть российской политики и экономики носит неформальный характер, и важные решения часто принимаются за пределами официальных институтов, в местах, исключающих женщин, например, в мужских туалетах и ​​саунах, во время охоты и рыбалки.

В то время как женщины не участвуют в политике строго для того, чтобы преследовать феминистскую повестку дня, социальные вопросы предлагают достаточную мотивацию для некоторых женщин баллотироваться на посты.Мужчины не обязательно создают искусственные препятствия для женщин, но политика на низовом уровне полна проблем, от сбора средств до сбора подписей. В российских муниципальных советах действительно высока доля женщин, но для этого не было необходимости в квотах; Достаточно того, что эта работа не очень высока для мужчин. По иронии судьбы, иногда быть женщиной в российской «реальной политике» менее опасно, чем быть мужчиной, поскольку (например) оппозиционная женщина с меньшей вероятностью окажется под арестом из-за положений закона, запрещающих административный арест беременных. женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до четырнадцати лет.

Постсоветский сдвиг в подходах стал ответной реакцией на советское видение равенства, и сегодняшняя тенденция является ответом на то, что воспринимается как западная модель. Теперь все основные политические партии демонстрируют различные версии консерватизма, а женщины в российской политике сознательно или бессознательно избегают феминистских тем, чтобы избежать насмешек. Проблема российской политической системы не только в отсутствии гендерного представительства, но и в возрастном дисбалансе. Таким образом, России нужны «концентрические круги» женщин и молодых людей обоего пола, баллотирующиеся на посты, чтобы создать новую политическую культуру.Ему также нужны феминистки как союзники в стремлении к социальным изменениям.

Круглый стол 4: Женщины на рынке труда
Советский Союз был пионером в интеграции женщин на рынке труда, но советское государство не позволяло женщинам оспаривать два элемента гендерного подчинения [1]: неравенство распределения или гендерное разделение труда и связанное с ним статусное неравенство или обесценивание труда, рассматриваемого как «женское». Ключевой вывод из советского опыта состоит в том, что для обеспечения равенства занятость должна сочетаться с идеологией, учитывающей гендерные аспекты.

В сегодняшней России занятость женщин остается высокой, но существует сильная горизонтальная сегрегация занятости, когда мужчины и женщины, как правило, концентрируются на разных работах и ​​отраслях (например, строительство или уход за детьми), а также сильная вертикальная сегрегация, где женщины имеют ограниченные возможности для карьерного роста в своих организациях или секторах, что приводит к разрыву в оплате труда. В России также есть список профессий, запрещенных законом для женщин в отраслях, которые считаются более рискованными или интенсивными, включая некоторые рабочие места в химической, горнодобывающей и судостроительной отраслях.Семейные роли мужчин вознаграждаются на государственном и частном уровнях, в то время как женщины фактически подвергаются наказанию из-за удвоенной нагрузки по дому и в карьере, а также сталкиваются с дискриминацией при приеме на работу и ограниченными карьерными перспективами. Тенденция к ретрадиционализации и ремаскулинизации повлияла на возможности трудоустройства женщин, но опросы общественного мнения дают основания для осторожного оптимизма в отношении того, что российское общество не поддерживает полное возвращение к традиционализму в рабочей силе.

Новые формы лишения труда не связаны с безработицей и обнищанием, а связаны с отсутствием жизни и перспектив карьерного роста.Миллионы мужчин и женщин в России работают на нестандартной работе по нестандартным контрактам. Многие ценят такие контракты за присущую им автономию, но в случае женщин нестандартная работа часто является результатом их бремени по уходу и того факта, что наличие детей делает их нежелательными работниками.

У российских исследователей и академических кругов есть своя интересная динамика. Доля женщин в науке, которая увеличивалась в постсоветское время из-за утечки мужских мозгов и ухода из них, сейчас снова снижается.Наблюдается также углубление гендерного разрыва в различных областях науки, а также недопредставленность женщин с уровня доктора философии и выше, ситуация, которую часто называют «дырявым трубопроводом», подчеркивающим постепенное исчезновение женщин из академических кругов на каждом этапе карьерной лестницы. , особенно в областях STEM. Эти тенденции влияют на средства к существованию и перспективы женщин-исследователей и ученых, но гендерный дисбаланс также вредит самой науке, в то время как гендерное разнообразие стимулирует инновации. Международный опыт предлагает множество способов улучшить гендерное представительство в российской науке: от слепых обзоров до остановки отсчета сроков предоставления грантов, когда женщины-ученые берут отпуск по беременности и родам.

Гендерный дисбаланс не ограничивается структурой заработной платы и перспективами карьерного роста. По словам одного из выступающих, в российской общественной экспертизе доминирует мужская призма, которая имеет тенденцию предлагать искаженное представление о реальности, так что «общее благо» часто подразумевает патриархальные ценности. В то же время достижения женщин отсутствуют в общественных местах, и многие женщины-профессионалы находятся в постоянном поиске легитимации и известности. Следовательно, важно «деколонизировать» дискурс и создать платформы, такие как проект Фонда Генриха Бёлля «Она — эксперт», чтобы помочь достичь истинного гендерного паритета, которое касается не политической корректности, а качества работы и опыта и видимость оного.

В России широко распространено восприятие неравенства как нормы, настолько, что работающие женщины могут даже не замечать дискриминации. Те, кто замечают и отказываются играть предписанные роли, часто расплачиваются за это, сталкиваясь с дополнительным давлением на работе, поскольку коллеги-мужчины начинают видеть в них плохих командных игроков и нарушителей спокойствия, но международный опыт показывает, что солидарность женщин на руководящих должностях и тех, кто более низкий уровень помогает предотвратить дискриминацию и преследования как в академических кругах, так и в других сферах.

Круглый стол 5: Семья, репродуктивные права и материнское здоровье
Этот круглый стол проходил на фоне символической годовщины: 100 лет с тех пор, как Советский Союз стал первой страной, легализовавшей аборты как способ продемонстрировать социалистическое равенство и дать возможность женщинам присоединиться к рабочей силе. Запрещенный в 1936 году, аборт был снова декриминализован в 1955 году, на этот раз для предотвращения смерти женщин от второстепенных абортов, а не ради женской автономии, и долгое время он оставался основной формой контроля над рождаемостью для советских женщин.В результате это стало символом отсутствия выбора, поэтому в ранней постсоветской риторике лозунг «Против абортов» на самом деле означал «Против обычных абортов», поскольку активисты поддерживали противозачаточные средства и поддерживали запланированные и запланированные беременности.

Проблема воспроизводства является центральной для политического восстановления постсоциалистических стран, и враждебные столкновения по поводу законности абортов отражают культурные опасения последних 30 лет. Как и политики в других странах, российские политики видят в обращении внимание на репродуктивную функцию способом выразить озабоченность по поводу будущего нации и иллюстрацию заботы о чем-то, выходящем за рамки их непосредственных интересов, но их внимание сосредоточено на «здоровье матери и ребенка», в то время как фактические репродуктивные права отсутствуют в дискурсе правительства и недопредставлены в российском феминистском дискурсе.

Советская и постсоветская Россия испытали огромные демографические потери, поэтому неудивительно, что в 1990-е годы моральная паника возникла из-за так называемого «русского креста» — демографической тенденции, названной так из-за пересечения снижающейся рождаемости. и рост смертности на графике. Лидеры связывают демографию с геополитической силой, а националисты опасаются вымирания этнических русских, поэтому церковные и политические лидеры объединили усилия, чтобы противодействовать тому, что они считают чуждыми идеями феминизма и идеологией бездетности, навязанной Западом.

В 1990-х годах экспертам и активистам удалось улучшить здравоохранение, обучить врачей и просвещать общественность, сумев снизить рискованное сексуальное поведение и улучшить медицинское обслуживание женщин, добившись 30-процентного снижения количества абортов в пользу противозачаточных средств. Ситуация изменилась, когда в России произошел консервативный поворот, закончилось финансирование НПО и был принят ряд законодательных и административных мер, ограничивающих репродуктивный выбор. Теперь российские женщины сталкиваются с давлением «традиционных ценностей» и должны решать целый ряд проблем, от медицинских рисков (повышение материнской и перинатальной смертности в отдаленных районах, более широкое использование кесарева сечения, ограниченный доступ к медикаментозному аборту) до проблемы с правами человека (нарушение прав беременных заключенных) и бедность (огромная задолженность по алиментам и недостаточная государственная поддержка матерей-одиночек).

Обсуждения учреждений показывают различия в гендерной чувствительности в зависимости от возраста, класса и национальности. Те, кто находится в лучшем социальном и экономическом положении или расположены в географических центрах, как правило, менее чувствительны к растущему гендерному неравенству, поскольку это выходит за рамки их сферы интересов, игнорируя ситуации, когда формальные права существуют, но их трудно реализовать даже в их стране проживания. домициль. Беседы с российскими и иностранными студентами показывают, что некоторые понимают, что право на индивидуальный выбор не компенсирует неравные возможности, осознают несправедливый потенциал семьи как экономической единицы и рассматривают личный опыт как источник освободительных альтернатив.

Круглый стол 6: Гендерное насилие и ответные меры правительства
Гендерное насилие — это слишком широкая тема, чтобы всесторонне охватить ее за одним круглым столом, поэтому участники сосредоточились только на нескольких аспектах. Подчеркивая необходимость сочетания международной гласности и давления на российских законодателей с взаимной поддержкой в ​​российских регионах, они отметили, что активистам необходимо представлять «монолитную» позицию в публичном пространстве и проецировать альтернативный сигнал, чтобы бросить вызов образу «идеальной женщины» и консервативным взглядам. риторика, транслируемая российскими СМИ.

В России есть несколько центров, которые предлагают помощь жертвам гендерного насилия, и есть проекты, такие как Nasiliu.net, которые сосредоточены на просвещении общественности и распространении информации о предотвращении насилия. Истинный масштаб проблемы остается неясным, поскольку, по словам активистов, нет достоверной статистики, информация о домашнем насилии занижена, а определение Уголовного кодекса слишком узкое.

Были предприняты многочисленные попытки принять закон о домашнем насилии, используя структурные возможности, такие как выборы или всеобщая реформа, и в то же время в полной мере используя неформальную политику.Вскоре после того, как в 2013 году представилась структурная возможность, возникла консервативная реакция и ухудшение отношений России с Западом, что повлияло на дискурс о семье и ценностях и привело к декриминализации домашнего насилия. Несколько громких случаев злоупотреблений привлекли внимание к законопроекту, и защитники надеются, что новый парламент 2021 года, наконец, примет закон.

Домашнее насилие — обычная проблема для всей страны, но регионы Северного Кавказа России являются особым очагом гендерного насилия некоторых очень специфических видов.Например, исследования показывают, что сотни девочек подвергаются калечащим операциям на женских половых органах в Дагестане и Ингушетии, в то время как власти, похоже, не желают возбуждать уголовное дело по этим делам, а исследования убийств чести в Чечне, Дагестане и Ингушетии и анализ судебных приговоров указывают на то, что жертвы обвиняются и использование «смягчающих обстоятельств» для оправдания минимальных приговоров.

Московский офис Фонда Генриха Бёлля имеет специальную программу в России, которая нацелена на виновных в насилии и исследует возможности ненасильственного общения, обсуждает цену патриархата и токсичной мужественности для самих мужчин и ищет способы, которыми мужчины могут стать посредниками культурных изменений на Северном Кавказе.Однако в целом таких программ, ориентированных на мужчин, немного. В то же время, хотя они, как правило, небольшие по размеру, нельзя недооценивать их волновой эффект.

В России более 150 кризисных центров, но лишь немногие из них действительно активны и известны. Женоненавистничество, обвинение жертв и отсутствие солидарности внутри и между сообществами активистов и феминисток создают разделительные линии. Локализация коронавируса, усугубляя проблему домашнего насилия, также подтолкнула российских активистов к объединению своих усилий и объединению своих скудных ресурсов.Давление со стороны консервативных сил и угрозы, с которыми сталкиваются активисты, особенно на Северном Кавказе, также требуют большей солидарности, в том числе между правозащитниками и активистками-феминистками.

Итоги конференции
Обсуждения за круглым столом были сосредоточены на сложных и разнообразных темах, но некоторые ключевые темы повторялись на протяжении всей конференции.

Обсуждения на конференции подчеркнули важность вовлечения ученых и практиков в обсуждение женских проблем в России и других странах.Практики в различных областях нередко критикуют ученых за то, что они не в курсе того, что происходит на местах. В случае с Россией независимые политики поднимают вопрос о неформальной политике, при которой решения принимаются вне определенных институтов, поскольку это имеет тенденцию ускользать от внимания ученых. Здесь устранение разрыва между исследованиями и практикой означало бы, что ученые будут изучать нетрадиционные аспекты российской политической системы, а политики будут заимствовать некоторые академические призмы и терминологию, чтобы лучше понять и описать реальность, в которой они действуют.

Помимо участия ученых и практиков, важно объединить разные поколения феминисток и активисток. На разных этапах советской и постсоветской истории существовали видные феминистские и феминистские группы, и сегодняшние ученые и активисты — не первое поколение, которое изучает и продвигает идеи феминизма в России, но новому поколению активистов, похоже, не хватает некоторых из них. знания о предыдущих успехах и проблемах. Отчасти этот пробел можно объяснить тем, что многие постсоветские центры гендерных исследований не пережили консервативный поворот в России.И советский, и ранний постсоветский опыт нуждаются в обработке, и существует очевидная необходимость задуматься над историей России и оглянуться назад на первые феминистские организации и людей, заложивших основу для сегодняшних ученых и активистов.

Межпоколенческий диалог между ветеранами российского женского движения и новыми деятелями и мыслителями может и должен быть дополнен транснациональным диалогом между российскими, европейскими и американскими учеными и практиками. Несмотря на различия между обществами и политическими системами двух стран, Россия и Соединенные Штаты сталкиваются с одними и теми же проблемами, когда дело касается женской повестки дня, и могут учиться на опыте друг друга.

В случае с Россией также важно не ограничиваться Москвой и Санкт-Петербургом и задействовать широкий спектр регионального опыта и взглядов на женские проблемы со всей страны. Конференция Института Кеннана включала участников из Иваново, Махачкалы, Нижнего Новгорода, Самары, Смоленска, Томска и Твери, но более широкое географическое представительство обогатило бы беседу. Кроме того, как отметил один из участников, было бы также полезно извлечь уроки из работы по изучению Холокоста и дополнить картинку голосами непосредственных участников и свидетелей, таких как клиенты кризисных центров или бывшие заключенные, которые стали активистами.

Невозможно создать исчерпывающую картину женских проблем без соответствующего национального и исторического контекста. В случае с Россией это означает прослеживание истории до российской революции, а также понимание советских и постсоветских событий, сложной этнической и религиозной структуры сегодняшнего российского общества, а также тонкостей современной политической системы и режима. Эволюция русского феминизма за последние тридцать лет и трансформация феминизма в нефеминизм и постфеминизм так же интересны, как и более глубокие исторические корни сегодняшней повестки дня.

Многие проблемы, поднятые на конференции, носят системный характер и выходят за рамки женских проблем; их решение потребует культурного сдвига и политической трансформации. Реакция российских консерваторов переключает внимание с экономического спада в стране и растущего неравенства на озабоченность статусом и подрывает как традиционные, так и межсекторальные феминистские программы. Некоторые феминистские и женские правозащитные организации, которые раньше считались нормальной частью гражданского общества, теперь подвергаются остракизму со стороны широкой общественности.Хотя отстаивание прав женщин не должно сводиться к борьбе с конкретной государственной политикой и законодательными инициативами, Россия представляет собой интересный случай для изучения мотивов и стратегий активизма и социальных изменений в авторитарном режиме.

В свете широкого круга обсуждений и заинтересованности участников в работе друг друга, существует очевидная потребность в постоянном разговоре и более глубоком изучении конкретных тем на небольших онлайн- и офлайн-встречах.Одна из идей, озвученных во время заключительного заседания, заключалась в создании частного онлайн-пространства, чтобы эта группа ученых, активистов и практиков могла поддерживать регулярные контакты, обмениваться информацией и изучать возможность совместных проектов.

Еще одна идея, кратко обсуждаемая на конференции, — это книжный проект, посвященный истории советского и российского женского движения. Чтобы учесть уроки, извлеченные на этой конференции, проект должен предложить исторический обзор, осмыслить работу первых советских феминисток, которые были маргинализованы даже другими диссидентами, восстановить то, что осталось от архивов и библиотек феминистских организаций и центры гендерных исследований и интервью с живущими позднесоветскими и ранними постсоветскими мыслителями и активистами, заложившими фундамент.Также потребуется привлечь молодых ученых и активистов в качестве соавторов, чтобы преодолеть разрыв между поколениями и обеспечить непрерывность движения российских женщин.

Из-за нехватки времени в обсуждениях на конференции пришлось опустить множество проблем, существующих в рамках феминизма и активизма, но затронуть сложные отношения между ними. Не секрет, что, несмотря на недавний всплеск интереса к феминизму, само это слово имеет в России негативную коннотацию, и женщины-активистки часто избегают этого ярлыка, даже если их практическая деятельность отражает феминистские идеи.Тем не менее, как подчеркивали многие участники конференции, ключ к успеху лежит в солидарности, включая солидарность, несмотря на гендерные различия и идеологические линии. Можно утверждать, что женщинам-активисткам пора принять феминизм, мужчинам — стать настоящими союзниками в борьбе за права женщин, а феминисткам — присоединиться к борьбе за более широкие социальные перемены.


[1] Согласно условиям, определенным доктором Нэнси Фрейзер (2007).

Монгольская империя | Безграничная всемирная история

Обзор Монгольской империи

Монгольская империя расширилась за счет жестоких набегов и вторжений, но также установила торговые и технологические маршруты между Востоком и Западом.

Цели обучения

Определите значение Pax Mongolica

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Монгольская империя существовала в XIII и XIV веках и была крупнейшей сухопутной империей в истории.
  • Империя объединила кочевые монгольские и тюркские племена исторической Монголии.
  • Империя посылала вторжения во всех направлениях, в конечном итоге соединив Восток с Западом с помощью Pax Mongolica , или Монгольского мира, который позволил торговле, технологиям, товарам и идеологиям распространяться и обмениваться через Евразию.
  • Набеги и вторжения монголов были одними из самых смертоносных и ужасающих конфликтов в истории человечества.
  • В конце концов, империя начала распадаться; он распался в 1368 году, после чего власть взяла на себя китайская династия Мин Хань.
Ключевые термины
  • подчиненные государства : Досовременные государства, подчиненные более могущественному государству.
  • Pax Mongolica : Это соглашение, также известное как Монгольский мир, позволяло распространять и обмениваться торговлей, технологиями, товарами и идеологиями по всей Евразии.
  • Высокое средневековье : время между 10 и 12 веками, когда были четко определены основные культурные и социальные характеристики средневековья.

Расцвет Монгольской империи

Монгольская империя: год Расширение Монгольской империи с 1206 по 1294 год нашей эры.

В период высокого средневековья в Европе начала возникать Монгольская империя, крупнейшая непрерывная сухопутная империя в истории. Монгольская империя зародилась в среднеазиатских степях и просуществовала на протяжении XIII и XIV веков.В наибольшей степени он включал всю современную Монголию, Китай, части Бирмы, Румынию, Пакистан, Сибирь, Украину, Беларусь, Киликию, Анатолию, Грузию, Армению, Персию, Ирак, Среднюю Азию и большую часть или всю Россию. . Многие другие страны стали данниками Монгольской империи.

Империя объединила кочевые монгольские и тюркские племена исторической Монголии под предводительством Чингисхана, который был провозглашен правителем всех монголов в 1206 году. Империя быстро росла под его властью, а затем под его потомками, которые вторгались во все стороны.Огромная трансконтинентальная империя соединила восток с западом с помощью принудительного Pax Mongolica , или Монгольского мира, позволяющего распространять и обмениваться торговлей, технологиями, товарами и идеологиями по всей Евразии.

Монгольские нашествия и завоевания продолжались в течение следующего столетия, до 1300 года, когда огромная империя охватила большую часть Азии и Восточной Европы. Историки считают набеги и вторжения монголов одними из самых смертоносных и ужасающих конфликтов в истории человечества.Монголы сеяли панику впереди и вызвали беспрецедентное перемещение населения.

Удар


Pax Mongolica

Pax Mongolica относится к относительной стабилизации регионов под контролем монголов во время расцвета империи в 13 и 14 веках. Монгольские правители поддерживали мир и относительную стабильность в таких разнообразных регионах, потому что они не принуждали подданных принимать религиозные или культурные традиции. Тем не менее, они по-прежнему применяли правовой кодекс, известный как Ясса (Великий закон), который прекратил феодальные разногласия на местном уровне и сделал прямое неповиновение сомнительной перспективой.Это также обеспечивало легкость создания армии в короткие сроки и давало ханам доступ к дочерям местных лидеров.

The Silk Road: На своем пике эти торговые пути простирались между Европой, Персией и Китаем. Они связали идеи, материалы и людей новыми увлекательными способами, которые позволили внедрять инновации.

Постоянное присутствие войск по всей империи также обеспечивало соблюдение людьми указов Яссы и поддерживало достаточную стабильность для товаров и людей, чтобы путешествовать по этим маршрутам на большие расстояния.В этой среде крупнейшая из когда-либо существовавших империй помогла процветанию одного из самых влиятельных торговых путей в мире, известного как Шелковый путь. Этот маршрут позволял таким товарам, как шелк, перец, корица, драгоценные камни, лен и изделия из кожи, перемещаться между Европой, Степью, Индией и Китаем.

Марко Поло в татарском костюме : Этот стиль одежды с меховой шапкой, длинным пальто и саблей был бы популярен в регионах России, Евразии и Турции.

Идеи также распространялись по торговому пути, включая важные открытия и инновации в математике, астрономии, производстве бумаги и банковских системах из различных частей мира. Известные исследователи, такие как Марко Поло, также наслаждались свободой и стабильностью, которую обеспечивал Pax Mongolica, и могли принести ценную информацию о Востоке и Монгольской империи в Европу.

Империя начинается с фрагментов

Набеги татар и монголов на российские государства продолжались и в конце 1200-х годов.В других странах территориальные завоевания монголов в Китае сохранялись до 14 века при династии Юань, а в Персии — до 15 века при династии Тимуридов. В Индии завоевания монголов сохранились до XIX века как Империя Великих Моголов.

Однако битва при Айн Джалут в 1260 году стала поворотным моментом. Это был первый раз, когда наступление монголов было отброшено в прямом бою на поле битвы, и это ознаменовало начало фрагментации империи из-за войн за престолонаследие.Внуки Чингисхана спорили, должна ли королевская линия следовать от его сына и первоначального наследника Угедея или от одного из его других сыновей. После долгого соперничества и гражданской войны Хубилай-хан пришел к власти в 1271 году, когда он основал династию Юань, но снова последовала гражданская война, поскольку он безуспешно пытался восстановить контроль над последователями других потомков Чингисхана.

Ко времени смерти Хубилая в 1294 году Монгольская империя распалась на четыре отдельные империи или ханства.Эта слабость позволила китайской династии Мин взять под свой контроль в 1368 году, в то время как русские князья также постепенно обретали независимость в течение 14-15 веков, и Монгольская империя окончательно распалась.

Новый метод фрагментации ДНК для секвенирования нового поколения

Расщепление гДНК методом FTP

Мы сравнили два ферментативных метода фрагментации дцДНК для построения библиотеки NGS: расщепление фрагментазой от New England Biolabs и FTP.Метод FTP состоит из двух ферментативных реакций: случайного разрезания ДНК и удлинения путем замещения цепи 3 ’концов разорванной ДНК. В результате образуются множественные двухцепочечные фрагменты ДНК с перекрывающимися последовательностями на концах. Общий обзор метода FTP представлен на рис. 1.

Мы проводили FTP в однотрубном формате, как описано выше. К реакционной смеси, содержащей гДНК E , добавляли мезофильную ДНКазу I и термофильную ДНК-полимеразу SD. coli штамм BL21 (DE3). Реакционную смесь инкубировали при 30 ° C в течение 20 минут плюс еще 20 минут при 70 ° C. DNase I имеет оптимальную рабочую температуру от 30 ° C до 40 ° C. На первом этапе инкубации при 30 ° C ДНКаза I вносила в дцДНК зарубки. Чтобы оптимально получить фрагменты среднего размера, мы протестировали различные концентрации ДНКазы I и время инкубации (S1, рис.). На втором этапе ДНКаза I была инактивирована нагреванием, а SD-полимераза активирована путем повышения температуры реакции до 70 ° C.Полимераза SD представляет собой мутант ДНК-полимеразы Taq, который обладает сильным смещением 5’-3 ’цепи и 5’-3’ полимеразной активностью [7]. Он не обладает 5’ – 3 ’и 3’ – 5’ экзонуклеазной активностью. В отличие от природных ферментов с сильной активностью замещения цепи, таких как Phi29 или Bst-полимераза, которые стабильны и активны при температуре ниже 70 ° C, SD-полимераза стабильна до 93 ° C и имеет оптимальный уровень ферментативной активности при 70–75 ° C. Кроме того, фермент имеет 3’-A-выступы, которые делают продукт его полимеризации подходящим для лигирования с адаптерами ДНК с Т-образным хвостом.Эти свойства ДНК-полимеразы SD делают ее очень подходящей для метода FTP.

Таким образом, ДНКаза I генерировала 3’-концы, разрезая дцДНК при 30 ° C, а затем SD-полимераза, используя эти концы для полимеризации ДНК смещения цепи при 70 ° C, что приводило к разобщенным фрагментам дцДНК (рис. 1). В результате из интактной гДНК были получены фрагменты дцДНК с А-хвостом с перекрывающимися последовательностями и со средним размером около 500 п.н. (в диапазоне от 150 до 1500 п.н.). Электрофорез гДНК, фрагментированной FTP, в агарозном геле показан на рис.Как видно на этом рисунке, и ДНКаза I, и SD-полимераза необходимы для фрагментации ДНК и полного разделения фрагментов (рис. 2, дорожки 4 и 5).

Рис. 2. Электрофорез в агарозном геле гДНК, фрагментированной методом FTP.

гДНК из E . coli BL21 инкубировали, как описано в разделе «Материалы и методы»: без ферментов (дорожка 1), с SD-полимеразой (дорожка 2), с ДНКазой I (дорожка 3) и как с ДНКазой I, так и с SD-полимеразой (дорожки 4 и 5). . M1: лестница ДНК 1 т.п.н .; M2: ДНК-лестница 100 п.н.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210374.g002

Фрагментаза и другие методы фрагментации, за исключением мечения Nextera от Illumina, генерируют фрагменты ДНК, вводя зарубки и встречные зарубки в цепях ДНК, которые отсоединяются на 8 –12 нуклеотидов ниже или выше ник-сайта. Таким образом, сгенерированные фрагменты нуждаются в репарации концов ДНК для последующего построения библиотеки NGS [1, 2]. В отличие от других методов, в FTP фрагменты ДНК разделяются путем полимеризации ДНК со смещением цепи, а не с помощью встречных разрывов.SD-полимераза также выполняет A-хвосты на концах. В результате FTP фрагменты двухцепочечной ДНК имеют концы, подходящие для прямого конструирования библиотеки NGS, и дополнительная стадия репарации концов ДНК больше не требуется.

Конструкции библиотеки NGS из гДНК, расщепленной фрагментазой и FTP

Два метода — FTP и стандартная фрагментаза — были использованы для переваривания гДНК E . coli штамм BL21 (DE3). Затем фрагментированные образцы ДНК использовали для создания библиотек NGS с помощью набора для подготовки библиотеки ДНК NEBNext Ultra II от New England Biolabs.Четыре библиотеки были приготовлены из образцов ДНК, переваренных фрагментазой по стандартному протоколу, который включал стадию репарации концов ДНК.

Еще четыре библиотеки были приготовлены с использованием того же набора NEBNext, но образцы ДНК для этих библиотек были созданы с помощью метода FTP без стадии репарации концов ДНК. Стоит отметить, что когда фрагменты ДНК получены путем физической фрагментации или методом фрагментации, восстановление концов ДНК необходимо для построения библиотеки [1, 2].Метод FTP не требует этого шага; следовательно, процедура подготовки библиотеки NGS проще. Как упоминалось выше, FTP генерирует фрагменты ДНК с A-хвостом, которые подходят для прямого лигирования с адаптерами с T-хвостом. В результате время подготовки к созданию библиотеки NGS сократилось на 70 минут — со 180 минут (подготовка с этапом окончательного ремонта) до 110 минут (без этапа окончательного ремонта).

Количество ДНК в каждой библиотеке определяли количественно с помощью набора для анализа дцДНК Quant-iT PicoGreen и Agilent 2200 TapeStation.Все библиотеки NGS, созданные с помощью как фрагментазы, так и метода FTP, содержали аналогичные количества ds ДНК (800 ± 50 нг) и имели аналогичные средние размеры вставок библиотек в диапазоне от 400 до 500 п.н. Этот результат показывает, что выход библиотек NGS, созданных с помощью метода FTP, сопоставим с выходом, полученным с помощью метода фрагментазы.

Оценка библиотек NGS, созданных из фрагментазы и гДНК, расщепленной FTP

Библиотеки NGS из E .ГДНК coli BL21 (DE3) секвенировали с 48-кратной глубиной с помощью прибора Illumina MiSeq. Необработанные данные (около 220 МБ для каждого образца ДНК), полученные в этом исследовании, были депонированы в архиве чтения последовательностей Национального центра биотехнологической информации (NCBI) под регистрационным номером BioProject PRJNA509202 (https: //www.ncbi.nlm.nih. gov / sra / PRJNA509202).

Различные протоколы фрагментации и подготовки библиотеки NGS могут потенциально повлиять на качество чтения. Поэтому мы оценили качество чтения, как описано в [2] для сравнения различных методов фрагментации.Показатели качества PHRED для каждой базы обеспечивают оценку ошибки секвенирования и являются хорошим инструментом для оценки качества последовательностей и сравнения надежности различных прогонов секвенирования на одном и том же приборе [16]. Мы не обнаружили каких-либо значительных различий в показателях качества, полученных из библиотек Fragmentase и FTP NGS (S2 Рис).

Рандомизация расщепления ДНК для обоих методов фрагментации сравнивалась с помощью графиков нуклеотидного состава, которые показывают средний состав оснований для каждого цикла считывания NGS и указывают — в начале считываний — качество случайной фрагментации (рис. 3А).Разница между средним базовым составом для каждого цикла считывания и средним базовым составом в считывании оценивалась с использованием критерия хи-квадрат (рис. 3В).

Рис. 3. Сравнение средних нуклеотидных составов при чтении библиотек NGS, генерируемых FTP и фрагментазой.

(A) Графики смещения, показывающие средний (по репликации) процент наблюдаемых оснований в каждой позиции считывания для методов фрагментации (сплошные линии) и FTP (пунктирные линии). (B) χ 2 значений наблюдаемых оснований в каждой позиции считывания (вычислено с помощью теста Пирсона χ 2 для заданных вероятностей) для методов фрагментазы (красный) и FTP (синий).Приведенные вероятности представляют собой средние вероятности для каждого нуклеотида от положения 11 до положения 149. Меньшие значения χ 2 показывают, что наблюдаемая вероятность оснований в данном положении ближе к средним вероятностям в области отсутствия смещения и наблюдается меньшее смещение.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210374.g003

Отклонения графиков от среднего базового состава в первых трех позициях прочтений (рис. 3А) и увеличенное значение хи-квадрат на Первые позиции считываний (рис. 3B) указывают на то, что участки фрагментации ДНК для обоих ферментативных методов частично связаны с содержимым последовательности ДНК.Это неудивительно, потому что все методы фрагментации частично зависят от последовательности [2, 6, 10, 11]. Мы ожидали более низкой рандомизации переваривания ДНК FTP по сравнению с фрагментазой, поскольку ДНКаза I, используемая в FTP, является ферментом, зависимым от последовательности [8, 9]. Однако метод FTP обеспечивает лучшую рандомизацию сайтов фрагментации, чем Fragmentase (рис. 3). Возможно, создание перекрывающихся последовательностей на концах фрагментов FTP (рис.1) уравновешивает зависимое от последовательности разрезание ДНК ДНКазой I.

Для эффективного и полного извлечения информации из анализа NGS необходимо полное и единообразное представление всей последовательности генома в библиотеке NGS. Среди других факторов это сильно зависит от уровня рандомизации на этапе фрагментации при подготовке библиотеки. Чтобы оценить представление последовательностей в библиотеках FTP и фрагментазы, мы визуализировали равномерность покрытия чтения по геному (рис. 4A) и систематическую ошибку покрытия GC (рис. 4B) для обоих методов.В качестве эталонной последовательности E . Использовали последовательность генома coli BL21 (DE3) (NCBI Ref Seq: NC_012971.2).

Рис. 4. Оценка равномерности покрытия.

Совокупное покрытие считыванием было визуализировано в виде кривых Лоренца (A), а смещение охвата GC оценивалось как нормализованное покрытие по содержанию GC для обоих методов фрагментазы (красные кривые) и FTP (синие кривые). (A) Кривые Лоренца показывают кумулятивную долю генома как функцию кумулятивной доли считываний.Идеально равномерное покрытие приведет к диагональной линии (черная). Методы фрагментации и FTP демонстрируют одинаковые отклонения от диагонали в результате смещения покрытия. (B) Графики смещения GC показывают нормализованное покрытие как функцию содержания GC. Черная горизонтальная линия (нормализованное покрытие = 1) представляет идеально однородное покрытие, и любое отклонение от него указывает либо на избыточную последовательность (нормализованное покрытие> 1), либо на недопредставленность (нормализованное покрытие <1) последовательностей конкретного содержимого GC.Оба метода обеспечивают одинаковую однородность, в то время как FTP обеспечивает лучший охват последовательностей с охватом GC (содержание GC> 55%).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210374.g004

Для оценки равномерности охвата считыванием по всему геному использовали кривые Лоренца. Кривая Лоренца показывает кумулятивную долю считываний как функцию кумулятивной доли генома. Построенные кривые (рис. 4A) демонстрируют, что методы фрагментазы и FTP демонстрируют одинаковую однородность.

Графики смещения покрытия

GC позволяют оценить покрытие чтения в зависимости от содержимого GC. Нормализованное (относительное) покрытие на графиках — это относительная мера покрытия последовательности чтениями для конкретного содержимого GC. График визуализирует нормализованное покрытие по всему спектру GC, группируя все 100-базовые скользящие окна по геному по их GC-содержанию и сообщая о среднем нормализованном покрытии для каждого процента содержания GC. Нормализованное покрытие, равное 1, означает, что конкретная база покрывается с ожидаемой средней скоростью.Относительное покрытие выше 1 указывает на более высокое, чем ожидалось, а ниже 1 указывает на более низкое, чем ожидалось. Полученные графики смещения GC (рис. 4B) демонстрируют одинаковое равномерное покрытие в зависимости от содержания GC, в то время как FTP обеспечивает лучшее равномерное покрытие для последовательностей охвата GC.

Существует несколько ключевых характеристик NGS, которые зависят от качества библиотеки: охват генома, идентичность с эталонной последовательностью, частота ошибок и количество неотображаемых последовательностей. Эти характеристики были оценены для разной глубины секвенирования библиотек NGS.Для моделирования разной глубины были сгенерированы случайные выборки чтений NGS. Чтобы сравнить покрытие генома (общее количество выровненных оснований в эталоне, деленное на размер генома), мы использовали последовательность генома NCBI Ref Seq: NC_012971.2 в качестве эталона с предположением, что это представляет 100% покрытие. Для вычисления покрытия генома основание в эталонном геноме считается выровненным, если есть хотя бы один контиг с хотя бы одним выравниванием по этому основанию. Контиги из повторяющихся регионов могут отображаться в нескольких местах и, таким образом, могут учитываться несколько раз в этом количестве.Неотображаемые последовательности рассчитывались как количество некорректируемых чтений. Большая часть этих считываний снизит эффективность и очевидный охват секвенирования генома. Частота инделений оценивалась как среднее количество вставок или делеций одиночных нуклеотидов на 100000 выровненных оснований, а частота несоответствий оценивалась как среднее количество несовпадений на 100000 выровненных оснований. Полученные средние данные анализа NGS показаны в таблице 1. Статистические данные для библиотек Fragmentase и FTP NGS были рассчитаны на основе данных четырех независимых библиотек для каждого метода фрагментации.Подробные данные для каждой библиотеки NGS показаны во вспомогательной информации (таблица S1). Полученные характеристики идентичны или очень похожи для собранных последовательностей из библиотек, созданных разными методами (таблица 1). Метод FTP дает большую долю несопоставимых чтений по сравнению с Fragmentase, но разница составляет менее 1% от всех чтений в библиотеке. Это можно объяснить предположением, что FTP генерирует дополнительные неспецифические последовательности на стадии полимеризации фрагментации.Потенциально FTP может увеличить уровень несоответствий, потому что SD-полимераза не выполняет корректуру. На практике мы не увидели существенной разницы между методами. Доли несовпадений FTP / фрагментазы равны 1 для глубокого секвенирования и 1,08 для неглубокого (3 × глубина) секвенирования.

Для оценки сборки генома de novo библиотек фрагментазы и FTP мы использовали программу QUAST (инструмент оценки качества сборки генома) [15]. Мы сравнили следующие показатели сборки:

  • Количество контигов: общее количество контигов в сборке.
  • Самый большой контиг: длина самого большого контига в сборке.
  • Общая длина: общее количество баз в сборке.
  • N50 и N75: длина контига такая, что использование контигов равной или большей длины дает по меньшей мере 50% и 75% (соответственно) оснований длины сборки [15, 17, 18].
  • NG50 и NG75: длина контига такая, что использование контигов равной или большей длины дает не менее 50% и 75% (соответственно) длины эталонного генома, а не 50% и 75% длины сборки [15, 17 , 18].

Метрики сборки были рассчитаны для разной глубины секвенирования библиотек, полученных с помощью методов Fragmentase и FTP. Средние статистические данные, рассчитанные на основе данных четырех независимых библиотек для каждого метода фрагментации, показаны в таблице 2. Показатели для каждой библиотеки NGS показаны во вспомогательной информации (таблица S2). Наши результаты показывают, что характеристики сборки генома библиотек, полученных с помощью нового метода FTP, аналогичны характеристикам, полученным с помощью метода фрагментазы (таблица 2).Фрагментаза дает несколько лучшие показатели N50 и N75 для 3-кратной и 8-кратной глубины секвенирования, чем FTP, но разница несущественна, поскольку пропорции N50, NG50, N75, NG75 при 3-кратной глубине секвенирования между фрагментазой и FTP равны 1,07–1,09. (близко к 1). Для глубокого секвенирования NGS (глубины 16 и 32) FTP дает такие же или немного лучшие показатели N50 и N75 по сравнению с Fragmentase.

Таким образом, метод фрагментации посредством полимеризации — это новый, надежный и простой метод фрагментации ДНК, который подходит для NGS.По сравнению с Fragmentase, он обеспечивает очень похожие характеристики для библиотек NGS. Потенциальные недостатки FTP связаны с ошибками ферментов, используемых в методе, такими как неслучайная фрагментация ДНК и ошибки несоответствия. Эти характеристики FTP сравнивались с методом фрагментации. Экспериментальные данные демонстрируют, что FTP дает более качественные случайные фрагменты (рис. 3) и лучший охват содержания GC (рис. 4B), чем фрагментаза. Уровни ошибок несовпадения одинаковы для обоих методов.FTP генерирует большее количество несопоставимых чтений, чем Fragmentase, но разница составляет менее 1% от всех чтений в библиотеке.

Основное преимущество метода FTP заключается в упрощении подготовки библиотеки NGS за счет исключения из протокола стадии репарации концов ДНК и A-хвоста. В результате время работы процедуры может быть уменьшено с 180 минут до 110 минут (этап ремонта / A-tailing по инструкции занимает 70 минут). Кроме того, это может снизить стоимость подготовки библиотеки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.