Содержание

Этапы эволюции человека

Ученые утверждают, что современный человек произошел не от современных человекообразных обезьян, для которых характерна узкая специализация (приспособление к строго определенному образу жизни в тропических лесах), а от вымерших несколько миллионов лет тому назад высокоорганизованных животных — дриопитеков. Процесс эволюции человека очень длительный, основные его этапы представлены в схеме.

Основные этапы антропогенеза (эволюция предков человека)

По данным палеонтологических находок (ископаемых остатков), около 30 млн. лет назад на Земле появились древние приматы парапитеки, жившие на открытых пространствах и на деревьях. Их челюсти и зубы были подобны челюстям и зубам человекообразных обезьян. Парапитеки дали начало современным гиббонам и орангутангам, а также вымершей ветви дриопитеков. Последние в своем развитии разделились на три линии: одна из них привела к современной горилле, другая — к шимпанзе, а третья — к австралопитеку, а от него — к человеку.

Родство дриопитека с человеком установлено на основе изучения строения его челюсти и зубов, обнаруженных в 1856 г. во Франции.

Важнейшим этапом на пути превращения обезьяноподобных животных в древнейших людей было появление прямохождения. В связи с изменением климата и изреживанием лесов наступил переход от древесного к наземному образу жизни; чтобы лучше обозревать местность, где у предков человека было много врагов, им приходилось вставать на задние конечности. В дальнейшем естественный отбор развил и закрепил прямохождение, и, как следствие этого, руки освободились от функций опоры и передвижения. Так возникли австралопитеки — род, к которому относятся гоминиды (семейство людей).

Австралопитеки

Австралопитеки — высокоразвитые двуногие приматы, использовавшие предметы естественного происхождения в качестве орудий (следовательно, австралопитеков еще нельзя считать людьми). Костные остатки австралопитеков впервые обнаружены в 1924 г. в Южной Африке. Они были ростом с шимпанзе и массой около 50 кг, объем мозга достигал 500 см

3 — по этому признаку австралопитек стоит ближе к человеку, чем любая из ископаемых и современных обезьян.

Строение тазовых костей и положение головы было сходно с таковыми человека, что свидетельствует о выпрямленном положении тела. Они жили около 9 млн. лет тому назад в открытых степях и питались растительной и животной пищей. Орудиями их труда были камни, кости, палки, челюсти без следов искусственной обработки.

Человек умелый

Не обладая узкой специализацией общего строения, австралопитеки дали начало более прогрессивной форме, получившей название Homo habilis — человек умелый. Костные остатки его были обнаружены в 1959 г. в Танзании. Возраст их определен примерно в 2 млн. лет. Рост этого существа достигал 150 см. объем головного мозга был на 100 см3 больше, чем у австралопитеков, зубы человеческого типа, фаланги пальцев как у человека, сплющены.

Хотя в нем сочетались признаки, как обезьян, так и человека, переход этого существа к изготовлению галечных орудий (хорошо выделанных каменных) свидетельствует о появлении у него трудовой деятельности. Они могли ловить животных, бросать камни и совершать другие действия. Кучи костей, находящиеся вместе с ископаемыми остатками человека умелого, свидетельству ют о том, что мясо стало постоянной частью их диеты. Эти гоминиды пользовались грубыми каменными орудиями труда.

Человек прямоходящий

Homo erectus — человек прямоходящий. вид, от которого, как полагают, произошел современный человек. Его возраст 1,5 млн. лет. Его челюсти, зубы и надбровные дуги все еще оставались массивными, но объем головного мозга у некоторых индивидуумов был таким же, как у современного человека.

Некоторые кости Homo erectus найдены в пещерах, что позволяет предполагать о его постоянном жилище. Кроме костей животных и довольно хорошо выделанных каменных орудий, в некоторых пещерах обнаружены кучи древесного угля и обгоревшие кости, так что, по-видимому, в это время австралопитеки уже научились добывать огонь.

Эта стадия эволюции гоминид совпадает с заселением выходцами из Африки других более холодных областей. Выдержать холодные зимы, не выработав сложных видов поведения или технических навыков, было бы невозможно. Ученые предполагают, что дочеловеческий мозг Homo erectus был способен находить социальные и технические решения (огонь, одежда, запас нищи и совместное проживание в пещерах) проблем, связанных с необходимостью выжить в зимнюю стужу.

Таким образом, все ископаемые гоминиды, особенно австралопитеки, рассматриваются как предшественники человека.

Эволюция физических особенностей первых людей, включая современного человека, охватывает три этапа: древнейшие люди, или архантропы; древние люди, или палеоантропы; современные люди, или неоантропы.

Архантропы

Первый представитель архантропов — питекантроп (японский человек) — обезьяночеловек, прямоходящий. Его кости обнаружены на о. Ява (Индонезия) в 1891 г. Первоначально его возраст определяли равным 1 млн. лет, но, согласно более точной современной оценке, ему немногим больше 400 тыс. лет. Рост питекантропа составлял около 170 см, объем черепной коробки — 900 см

3.

Несколько позже существовал синантроп (китайский человек). Многочисленные его остатки найдены в периоде 1927 по 1963 гг. в пещере близ Пекина. Это существо использовало огонь и изготовляло каменные орудия. К этой группе древнейших людей относят еще и гейдельбергского человека.

Палеоантропы

Палеоантропы — неандертальцы появились на смену архантропам. 250-100 тыс. лет тому назад они были широко расселены на территории Европы. Африки. Передней и Южной Азии. Неандертальцы изготовляли разнообразные каменные орудия: ручные рубила, скребла, остроконечники; пользовались огнем, грубой одеждой. Объем их мозга выросло 1400 см3.

Особенности строения нижней челюсти показывают, что у них была зачаточная речь. Они жили группами по 50-100 особей и во время наступления ледников использовали пещеры, выгоняя из них диких зверей.

Неоантропы и человек разумный

Неандертальцев сменили люди современного типа — кроманьонцы — или неоантропы. Они появились около 50 тыс. лет тому назад (костные остатки их найдены в 1868 г. во Франции). Кроманьонцы образуют единственный род н вид Homo Sapiens – человек разумный. У них полностью сгладились обезьяньи черты, на нижней челюсти имелся характерный подбородочный выступ, указывающий на их способность к членораздельной речи, а по искусству изготовления разнообразных орудий из камня, кости и рога кроманьонцы ушли далеко вперед по сравнению с неандертальцами.

Они приручили животных и начали осваивать земледелие, что позволило избавиться от голода и добывать разнообразную пищу. В отличие от предшественников эволюция кроманьонцев проходила под большим влиянием социальных факторов (сплочение коллектива, взаимная поддержка, совершенствование трудовой деятельности, более высокий уровень мышления).

Возникновение кроманьонцев — завершающий этап формирования человека современного типа. На смену первобытному человеческому стаду пришел первый родовой строй, завершивший становление человеческого общества, дальнейший прогресс которого стал определяться социально-экономическими законами.

Человеческие рассы

Ныне живущее человечество распадается на ряд групп, называемых расами.
Человеческие расы
— это исторически сложившиеся территориальные общности людей, обладающие единством происхождения и сходством морфологических признаков, а также наследственными физическими признаками: строением лица, пропорциями тела, цветом кожи, формой и цветом волос.

По этим признакам современное человечество делится на три основные расы: европеоидную, негроидную и монголоидную. Каждая из них имеет свои морфологические особенности, но все это внешние, второстепенные признаки.

Особенности, составляющие человеческую сущность, такие, как сознание, трудовая деятельность, речь, способность познавать и подчинять природу, едины у всех рас, что опровергает утверждения идеологов-расистов о «высших» нациях и расах.

Дети негров, воспитанные вместе с европейцами, не уступали им по уму и одаренности. Известно, что центры цивилизации 3-2 тыс. лет до нашей эры были в Азии и Африке, а Европа в это время пребывала в состоянии варварства. Следовательно, уровень культуры зависит не от биологических особенностей, а от общественно-экономических условий, в которых живут народы.

Таким образом, утверждения реакционных ученых о превосходстве одних рас и неполноценности других беспочвенны и лженаучны. Они созданы для оправдания захватнических войн, грабежа колоний н расовой дискриминации.

Расы человека нельзя смешивать с такими социальными объединениями, как народность и нация, которые образовались не по биологическому принципу, а на основе устойчивости обшей речи, территории, экономической и культурной жизни, образовавшихся исторически.

Человек в истории своего развития вышел из подчинения биологическим законам естественного отбора, его приспособление к жизни в разных условиях происходит путем активной их переделки. Однако эти условия в какой-то мере все же оказывают определенное влияние на организм человека.

Результаты такого влияния видны на ряде примеров: в особенностях пищеварительных процессов у оленеводов Заполярья, потребляющих много мяса, у жителей Юго-Восточной Азии, пищевой рацион которых состоит в основном из риса; в увеличенном количестве эритроцитов в крови горцев по сравнению с кровью обитателей равнин; в пигментации кожи жителей тропиков, отличающих их от белизны покровов северян и т. д.

После завершения формирования современного человека действие естественного отбора не прекратилось полностью. В результате этого в ряде регионов земного шара у человека выработалась устойчивость к некоторым заболеваниям. Так, у европейцев корь протекает намного легче, чем у народов Полинезии, которые столкнулись с этой инфекцией только после колонизации их островов переселенцами из Европы.

В Центральной Азии у человека редко встречается группа крови 0, но выше частотность группы В. Выяснилось, что это связано с эпидемией чумы, имевшей место в прошлом. Все эти факты доказывают, что в человеческом обществе существует биологический отбор, на основе чего сформировались человеческие расы, народности, нации. Но все возрастающая независимость человека от окружающей среды почти приостановила биологическую эволюцию.


Будущее человека: эволюция и неестественный отбор

Группа американских ученых из Гарварда и Массачусетса заявила, что разработала искусственную кожу. Так что в скором будущем, говорят они, если у вас появились морщины или мешки под глазами, или прочие изъяны, вы можете решить эту проблему и радикально омолодиться.

Правда, при ближайшем рассмотрении проблемы оказалось, что решение скорее косметическое, чем биологическое, хотя оно и может иметь положительный эффект для здоровья.

Но мы решили воспользоваться этим случаем, чтобы взглянуть на проблему шире, с точки зрения дальнейшей человеческой эволюции. Куда мы движемся как Homo sapiens, и во что мы превратимся? Что будет с человеком через полвека, век, или, скажем, сто тысяч лет?

Ведущий программы «Пятый этаж» Александр Баранов беседует с зав. кафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ Александром Марковым и доцентом кафедры антропологии биологического факультета МГУ, научным редактором портала антропогенез.ру Станиславом Дробышевским.

Александр Баранов: Прежде чем понять, во что мы превратимся, хотелось бы выяснить, превращаемся ли мы вообще в кого-то, или нет. Я мало что понимаю в эволюции, как и большинство, но мне интересно было узнать, что ученые расходятся даже в вопросе о том, эволюционируем ли мы сейчас. Например, американский антрополог Ян Таттерсолл говорит, что об эволюции человека можно забыть, поскольку человечество стало слишком мобильным.

Мы знаем, что виду нужно находиться в определенной изоляции, чтобы мутации стали нормой. Это, как известно, выяснил еще Чарльз Дарвин на Галапагосских островах. В случае с человечеством сейчас такое невозможно, говорит Таттерсолл. Если следовать его логике, то глобализация по сути дела остановила эволюцию человека. Александр Марков, скажите, как вы относитесь к этой теории? Действительно ли эволюция человека остановилась?

Александр Марков: Это сложный вопрос, потому что все зависит от того, что мы понимаем под словом «эволюция».

А.Б.: Эволюция путем естественного отбора в ее классическом варианте.

А.М.: Естественный отбор – это избирательное выживание или избирательное размножение особей. Сейчас естественный отбор человеческой популяции, конечно же, продолжается. И чтобы он полностью остановился, нужна такая фантастическая ситуация, когда среднее количество потомства, оставляемого родителями с разными генотипами, было бы абсолютно одинаковым. То есть, чтобы процесс размножения людей полностью перестал зависеть от их наследственных различий.

А.Б.: Я осмелюсь вам возразить с позиций антрополога Яна Таттерсолла. Он говорит, что дело не в том, что мутации не появляются, дело в том, что нужно несколько поколений, чтобы они закрепились и стали нормой. Сейчас у людей появляются разные генетические мутации, но поскольку человечество постоянно перемешивается, браки становятся не изолированными, то просто нет времени на то, чтобы мутации закрепились, поэтому человек эволюционировать не может.

А.М.: В данном случае вы считаете, что только если мутация закрепилась, это можно считать эволюцией. Действительно, сейчас в такой большой популяции, которую представляет человечество, а это больше семи миллиардов, для того, чтобы новая возникшая мутация закрепилась, то есть присутствовала у всех особей популяции, нужно огромное количество времени.

То есть, в самом деле фиксироваться современные мутации практически не могут, или это требует огромного количества времени, но тем не менее частоты, с которыми встречаются разные генотипы в разных популяциях, они продолжают потихоньку меняться. Но, конечно, это процесс медленный, то есть некоторые аспекты этого процесса сильно замедляются в силу того, что человечество очень сильно выросло количественно, и из-за того, что усилилась миграция и смешение генофондов — много межнациональных браков, люди переезжают из страны в страну, и все это замедляет процесс фиксации каких-то генотипов.

А.Б.: Станислав Дробышевский, а как вы относитесь к этой идее?

Станислав Дробышевский: Тут есть несколько моментов. Во-первых, то, что сейчас все перемешиваются. Это некоторое преувеличение, потому что это взгляд человека большого города. А как известно подавляющая часть воспроизведения идет не в мегаполисах, а в маленьких поселениях. Мегаполисы скорее съедают генофонд. А в небольших деревнях, раскиданных там и сям, естественный отбор по полной программе идет. И нашу «зацивилизованность» преувеличивать не надо. Ну а то, что идет смешение, на самом деле не уменьшает никоим образом отбор.

То есть да, гены перемешиваются, но когда они не перемешивались? Люди всегда бродили по планете взад-вперед, и всегда у них возникали какие-то сложности, другое дело, что сейчас есть новые факторы отбора. Если раньше люди в основном отбирались по способности голодать, переносить холод или жару или что-то такое, то сейчас может идти отбор на способность сидеть в офисе с утра до вечера, переносить большое количество информации и общаться сразу с большим числом людей. Такие факторы, которых раньше не было, все время появляются, и по ним тоже может идти естественный отбор.

А.Б.: Но основная эволюция человечества, оказывается, происходит в деревне?

С.Д.: Да, действительно, большая часть воспроизводства популяции происходит в сельской местности, это демографический факт.

А.Б.: Я посмотрел, как ученые рисуют себе будущего человека, и картина эта не внушает большого оптимизма. Хотя, может быть, критерии прекрасного в будущем изменятся, но сейчас человека рисуют с большой головой, крупным мозгом, большим животом и мягким местом тоже большим, атрофированными мышцами, маленьким половым органом и красными глазами.

Я удивился – почему красные глаза, но оказалось, что многим придется работать по ночам. Потому что в глобализованном мире придется ориентироваться на основные производственные зоны, а это будет Китай и Индия, а бедные европейцы будут работать по ночам и ходить с красными глазами, так же, как и американцы. Насколько точен такой прогноз?

С.Д.: Я считаю, что это художественное преувеличение, потому что для того, чтобы человек стал таким, нужен очень длительный отбор в эту сторону. У нас в процессе эволюции за последние много миллионов лет действительно увеличиваются мозги, вся эволюция приматов — это увеличение мозга. Но с другой стороны, последние 25 тысяч лет мозги даже немного уменьшаются.

У развития мозга есть пределы. Для того, чтобы он рос такими же темпами, как у тех же Homo erectus, должен быть настолько же мощный отбор. А современная цивилизация создает скорее обратный отбор, то есть мы функции своего мозга перекладываем на калькуляторы, компьютеры, и не факт, что нам такой гигантский мозг вообще-то нужен.

Кроме того, чтобы он поддерживался в рабочем состоянии, нужна очень мощная пищеварительная система и все прочие органы. Поэтому таких уж запредельных изменений вряд ли стоит ожидать, по крайней мере в ближайшие несколько тысяч лет. А предсказывать, что у нас такая технологичная цивилизация, что она с упором на интеллект будет развиваться миллионы лет, это как-то слишком смело.

А.Б.: Да, я тоже встречал мнение, что даже память наша станет хуже, потому что мы всегда сможем найти нужную информацию. Она всегда будет под рукой, и нам не надо будет ничего запоминать.

С.Д.: Другое дело, что для того, чтобы поддерживать такой высокотехнологичный уровень, нужны все-таки интеллектуальные люди. То есть, может создаться ситуация, когда высокие технологии позволят поглупеть, и из-за этого сами высокие технологии не смогут поддерживаться. И тогда придется снова умнеть. Это будет такая синусоида с увеличением и уменьшением мозга, которая в принципе может колебаться сколько угодно, пока не кончится ресурс.

А.Б.: У меня по этому поводу есть собственная доморощенная теория. Может быть, это будет не синусоида во времени, а радикальное разделение человечества, очень маленькую группу людей с большим мозгом, которая будет заниматься интеллектуальной деятельностью, и огромное количество людей с маленьким мозгом, которые либо будут выполнять самые простые работы, либо вообще ничего делать не будут, потому что за них будут работать машины. Довольно грустная картина, но возможно ли такое?

А.М.: Думаю что нет. Во-первых, для того, чтобы происходили какие-то направленные изменения, допустим, увеличивался мозг, должен происходить отбор по этому признаку. То есть особи с большим мозгом должны оставлять существенно больше детей, чем особи с маленьким мозгом, чего в современном человечестве мы практически не наблюдаем.

Нет такого отбора сейчас, поэтому нет вообще никаких оснований говорить о том, что мозг будет увеличен. Скорее намечается обратная тенденция в постиндустриальном обществе. Кроме того, может ли человечество разделиться на два четко различающихся вида? Для того, чтобы вид разделился надвое, между этими двумя новыми видами должна возникнуть репродуктивная изоляция.

Но пока у нас существует свободное скрещивание, никакого разделения ни на какие разновидности быть не может. То есть, если кто-то захотел бы вывести две такие породы людей с большими и маленькими головами, в первую очередь нужно было бы установить репродуктивный барьер, то есть запретить скрещивание. Это обязательное условие, без него никакого разделения не будет.

А.Б.: Но это, скорее, материал для фантастического романа.

А.М.: Ну почему же, я стараюсь дать чисто научное объяснение.

А.Б.: Но вот вещь более прозаическая и предсказуемая: моноэтничность человечества. Предсказывают, что различия в расах будут стираться, что все люди будут в будущем примерно одинаковые. Насколько такой прогноз оправдан?

А.М.: А вот это как раз вполне правдоподобный вариант. С развитием транспорта, со снятием каких-то запретительных барьеров, люди все больше путешествуют, все больше межрасовых браков и так далее. Если это экстраполировать на будущее, мы увидим размывание границ между кластерами морфологическими, культурными. Глобализация, которая идет на уровне культуры, она будет происходить и на уровне генофондов, которые постепенно смешиваются. Это все и сейчас уже происходит.

А.Б.: Станислав Дробышевский, вот мы выяснили, что все это практически неизбежно. Вы как антрополог можете сказать, как такой человек будущего будет выглядеть?

С.Д.: Скорее всего, исходя из общих соображений по частоте признаков у современных людей, он будет с темными волосами и темными глазами, потому что таково подавляющее большинство людей на планете сейчас, и это доминантные признаки. Черты его лица, скорее всего, будут похожи на современных латиноамериканцев или полинезийцев. Фактически это модель будущей абстрактной расы.

Но я лично считаю, что вряд ли так уж все смешается, поскольку для этого должны совсем отсутствовать барьеры. А сейчас просто география играет роль этого барьера. Я уже не говорю про политические и прочие факторы, но расстояние имеет значение, и вероятность девушки с Чукотки выйти замуж за австралийского аборигена, строго говоря, стремится к нулю.

А.Б.: Ну это она сейчас стремится к нулю, а лет через 50 или 100 проблем для их встречи где-нибудь на Филиппинах, по-моему, не будет.

С.Д.: Хотелось бы верить…

А.Б.: Я читал, что сейчас Бразилия является моделью расового слияния.

С.Д.: Фактически да. Только практика показывает, что сплошь и рядом смешение двух групп приводит не к тому, что они напрочь усредняются и становятся одним целым, а то, что две предыдущие группы сохраняются, но возникает еще третья группа с промежуточными вариантами. И смешение групп может приводить не к уменьшению разнообразия, а к увеличению. Хотя в целом, если сравнить современное человечество с Верхним палеолитом, то сейчас разнообразие меньше. То есть за последние 20 тысяч лет разнообразие немного уменьшилось.

А.Б.: То есть, в Верхнем палеолите люди выглядели более разнообразно, чем сейчас?

С.Д.: Да, это было множество маленьких группок, в каждой из которых возникали свои черты. А сейчас эти группы слились и более-менее усреднились.

А.Б.: Я хотел бы перейти к еще одному аспекту этой проблемы – самоэволюции. Это технологические возможности, которые открывают новые горизонты в нашей эволюции. Скажем, самосовершенствование нашего организма с помощью бионических органов. И второй аспект – это выбор родителями нужных генов для ребенка. Это, как говорят ученые, может дать стремительный толчок к изменениям в человеке.

С.Д.: Станислав Лем написал замечательную книгу «Эдем», где он описал последствия таких экспериментов. То есть для того, чтобы сделать это грамотно, надо представлять, какие гены за что отвечают, чего сейчас, строго говоря, нет. Хочется верить, что в ближайшее время генетики и эмбриологи с этим разберутся, и вот тогда действительно можно будет менять все что угодно.

Выращивать дополнительные органы, улучшать те, что есть. Мне представляется, что процесс пойдет по такому пути, что вначале будут исправлять грубые нарушения, типа синдрома Дауна, катаракты, а потом будут косметические вещи типа поправки формы ушей или носа. А потом уже пойдет по полной программе, когда научатся понимать, как взаимосвязаны генетика и эмбриология, и можно будет делать что угодно. Другое дело, насколько это будет полезно, потому что мы не можем предсказать все последствия.

А.Б.: А не получится ли так, что богатые первыми смогут это делать, а бедные – нет, и мы получим не просто богатых, которые становятся богаче, и бедных, которые беднеют, но и богатых, которые будут здоровее, лучше, совершеннее как особи, и бедных, которые будут становиться хуже.

С.Д.: Только с некоторой вероятностью. Другое дело, что богатые, которые будут менять себя, в условиях неотработанной методики окажутся в группе риска, и выживаемость у них в итоге будет ниже. Потому что на данный момент такого рода эксперименты связаны с повышенным риском рака, например. И никто эту проблему пока не решил.

А.Б.: Ну что ж, дадим им возможность быть первопроходцами. Александр Марков, я хотел спросить у вас, как вы думаете, когда в МГУ откроется кафедра биотехнической эволюции путем неестественного отбора?

А.М.: В МГУ уже есть факультет генной инженерии и информатики, есть кафедра биотехнологий, процесс идет в эту сторону. В принципе генная инженерия неизбежно будет играть все более важную роль в дальнейшем развитии человечества. Но прежде всего, это будет не генная инженерия человека, а сельскохозяйственная генная инженерия. Ну а также, конечно, генная терапия, генная медицина, потому что вредные мутации накапливаются.

Благодаря развитию цивилизации, медицины, решении проблемы голода мутанты с испорченными генами, которые раньше погибали, теперь выживают, эти гены сохраняются, копятся в генофонде. Соответственно, нам придется развивать биотехнологии и искусственным путем исправлять ошибки. Как верно сказал Станислав, начнется все с исправления самых грубых и зримых нарушений генома, мутаций с ярко выраженным негативным эффектом. Технологии такого рода уже есть или сейчас разрабатываются.

А.Б.: Есть такая философия трансгуманизма, насколько я знаю, она проповедует электронное бессмертие, в частности, что человек превратится в некого бессмертного киборга. Последователи этой философии говорят, что это будет эволюция путем неестественного отбора. Или это все та же эволюция, просто она приобретает новые формы. Как вы на это смотрите?

А.М.: Естественный отбор, который существует в природе, это вещь довольно неприятная для цивилизованного существа. Принципы биологической эволюции в применении к человечеству – вещь безжалостная, это никому не понравится. Поэтому мне кажется, что путь, который лежит перед человечеством, это путь сознательного управления нашей эволюцией. Но для этого, конечно, надо быстро и качественно развивать науку.

А.Б.: И общество тоже надо развивать. Ученые говорят, что будущее общество станет намного более совершенным и справедливым , оно будет отличаться от нашего общества так же, как мы отличаемся от средних веков, и это даст возможность нравственной регуляции всех этих процессов. Но есть и другие вещи, которые предсказывают, и они довольно жестокие.

К примеру, футурологи в США подготовили отчет о том, что уже к 2040 году человек как вид будет испытывать такую огромную конкуренцию с машинами, что ему придется себя совершенствовать, причем совершенствовать биотехническим путем. Вставлять бионические имплантаты в руки, процессоры в мозг, чтобы он быстрее работал. Предсказывают, что люди, которые пойдут на риск и так себя усовершенствуют, станут зарабатывать намного больше, чем все остальные.

А.М.: Подобные предсказания крайне редко сбываются. Когда мы читаем, что предсказывали футурологи прошлого, обычно это вызывает смех. Всем известны примеры, когда предсказывали, что в XX веке главной проблемой будут горы лошадиного навоза на улицах.

Так что я думаю, что современные предсказания того, что будет через 50 лет, не лучше по качеству. Пока таких технологий, как вживление процессоров в мозг, нет и в помине. Скорее будут развиваться какие-то медикаментозные средства для улучшения памяти и повышения сообразительности.

А.Б.: Не только медикаментозные, но и гормональные, как говорят, человек будущего станет зависеть от дополнительных гормонов.

А.М.: Я включаю это понятие. В общем, это какая-то фармакология и биохимия.

А.Б.: С другой стороны, все эти чипы, ведь это все понемножку начинается. Вживлять, скажем, чип в палец, чтобы не тратить время на набор паролей. Палец приложил – вошел в систему быстрее машины. С этого начнем, а потом и не заметим, как и в мозг себе что-нибудь вкрутим.

А.М.: Может быть, но мне не кажется, что мы к этому быстро идем. Зачем нам конкурировать с машиной. Машины будут брать на себя наименее интересные виды деятельности. Какие виды человеческой деятельности нужно в первую очередь заменить машинами? Всякую скучную, однообразную деятельность.

А.Б.: В самом деле, если зайти на сайт Русской службы Би-би-си, там можно послушать, как машина озвучивает репортажи. Звучит совсем неплохо, по крайней мере все понятно, вот вам и пример того, как машина заменяет человека. Правда, машина сама пока не пишет текст, но ведь все происходит понемножку…

Впрочем, я смотрю на это с долей скептицизма. Я помню статью в журнале «Наука и жизнь», которую я прочитал еще в 80-е годы. Это была такая околонаучная статья, которая объясняла, почему в начале XX века мы все будем работать максимум три дня в неделю, и то по полдня, потому что умные машины нас заменят, и наша жизнь станет легче. На самом деле этого не происходит, а случается часто прямо противоположное. Машины приводят к интенсификации нашего труда.

А.М.: Конечно, в том-то и дело, просто у нас произошла величайшая технологическая революция, появились компьютеры и интернет. Казалось бы, футурологи прошлого должны были представить, что умные машины вытеснят людей с рабочих мест и наступила безработица. Но на самом деле ничего подобного не произошло.

Развитие всей этой технологии дало огромное количество новых рабочих мест, программистов, веб-дизайнеров, системных администраторов, разработчиков нового программного обеспечения. Получилась огромная новая индустрия, и фактически появились новые рабочие места, а не замещение людей.

А.Б.: Да, для того, чтобы машина отобрала у меня мое рабочее место, нужны еще два человека, чтобы они эту машину обслуживали.

А.М.: Вот именно, машины не только отбирают, но и создают работу. Опираясь на то, что создано машинами, люди будут находить себе новые виды занятий.

____________________________________________________________

Загрузить подкаст программы «Пятый этаж» можно здесь.

Павлины, секс, чизкейк и Дарвин — как все они связаны с музыкой. Рассказ о том, какую роль музыка играет в эволюции человека и играет ли вообще

Если я говорю языками
человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я — медь
звенящая или кимвал звучащий.

Первое послание к коринфянам, 13:1

Если я говорю языками
человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я — медь
звенящая или кимвал звучащий.

Первое послание к коринфянам, 13:1

Все люди любят музыку. По крайней мере, большинство из них не остаются равнодушными, когда слышат приятный или отвратительный, на их взгляд, мотивчик. Некоторым людям не та волна, установленная на радио в такси, может испортить настроение. Почему же музыка так важна? Почему она вообще существует и как преодолела путь в сотни тысяч лет через колею естественного отбора вместе с человеком? Этому вопросу уже много лет, и ответить на него ученые пока не смогли. Хотя несколько возможных ответов на него существуют.

H. Jensen/University of Tübingen

На фотографии выше виден, предположительно, некий древний духовой инструмент. Эту «флейту» нашли в Юго-Западной Германии, а радиоуглеродный анализ показал, что кости, из которой она вырезана, не меньше 35 000 лет. То есть люди сделали ее примерно тогда же, когда пришли в Европу. Благодаря этой находке можно сделать вывод, что у человека не просто были музыкальные способности, он уже в палеолите знал, как сделать какой-никакой музыкальный инструмент.

Вопросом о том, для чего с эволюционной точки зрения человеку музыка, задавался еще Чарльз Дарвин. Добросовестный ученый не боялся признавать своего поражения в решении некоторых неразрешимых научных проблем, поэтому написал в «Происхождении человека и половом отборе», в главе, посвященной вторичным половым признакам человека, следующее:

«Но если даже зададут вопрос, почему музыкальные тоны, следующие известному порядку и ритму, доставляют удовольствие человеку и другим животным, то на это мы точно так же не можем дать ответа, как и на вопрос о причине, почему приятны известные вкусы и запахи. <…> Так как ни наслаждение, ни способность производить музыкальные тоны не представляют качеств, сколько-нибудь полезных человеку для его повседневной жизни, то их следует причислить к самым таинственным из его способностей».

Проблема в том, что музыка вызывает наслаждение, как и написал Дарвин. Когда мы делаем что-то, полезное для выживания, например едим, пьем, занимаемся сексом, наша система вознаграждения выдает награду в виде нейромедиаторов. Работает она, и когда мы слышим приятную музыку. Зачем нужны еда, питье или секс, понятно, а вот какая польза в музыке — не очень. Вряд ли наши предки с помощью чистой квинты убивали пещерных медведей или разводили огонь точным попаданием в унисон.

Вопрос о происхождении и смысле музыки не был снят, и ученые до сих пор пытаются на него ответить. На сегодняшний день на этот счет есть две противоборствующие гипотезы. Можно условно назвать их экзаптационной и адаптационной.

Первая гипотеза: бесполезное изливание звуков

Экзаптация — это приспособление, которое в ходе эволюции возникло для какой-либо цели, а затем приобрело другие функции. Экзаптационная гипотеза представляет музыку как побочный продукт развития речи. Если речь помогла человеку выжить, то музыка никак не влияет на уровень приспособленности человека. Стивен Пинкер, канадо-американский психолог и популяризатор науки, в своей книге «Как работает мозг» сравнивает музыку с чизкейком:

«Подозреваю, что музыка — это что-то вроде чизкейка для слуха: изысканное кондитерское изделие, созданное для того, чтобы пощекотать чувствительные точки […] наших умственных способностей».

По мнению Пинкера, музыка — это просто способ получить удовольствие, не более того. Писатель считает, что секрет пользы от музыки в том, что никакой пользы и нет — человек слушает музыку так же, как крыса жмет на рычаг в пресловутом эксперименте. Почему же нам вообще нравятся определенные звуки? Причин может быть несколько.

Первая: музыка, то есть упорядоченное звучание гармонических колебаний, дает человеку какое-то твердое основание для того, чтобы оценивать окружающий мир. Человек не любит неопределенность вокруг себя — ему нужно знать, где припасы, где друзья, где враги, где укрытие от врагов. Музыка приятно стимулирует человеческое чувство понятного и знакомого окружения. В то же самое время шум, диссонанс и хаос путают и смущают своей неопределенностью. Неслучайно состояние психического дискомфорта от противоречивой информации называется именно когнитивным диссонансом.

Кроме того, исследования показали, что из-за диссонирующих звуков возбуждается больше нейронов, чем из-за консонантных. Мозг воспринимает это как раздражение: во время экспериментов выяснилось, что при прослушивании диссонирующих созвучий в нем возбуждаются зоны, которые обычно связывают со страхом и стремлением избежать опасности. Для нервной системы диссонанс — это просто перегрузка.

Другая причина заключается в том, что мы воспринимаем звуки музыки через призму нашей способности к речи и слышим эмоции в нотах потому, что умеем определять их в речи друг друга. В пользу этого говорит исследование канадских ученых, опубликованное в Frontiers in Psychology. В нем авторы сравнивали между собой эффекты, которые музыка и человеческая речь оказывают на эмоции. Оказалось, что мажорные («счастливые») и минорные («грустные») созвучия влияют примерно так же, как веселая или грустная речь. Кроме этого, для того, как человек воспринимает музыку, важны высота тона и темп — фрагменты, написанные в мажорных тональностях, в среднем на 30% выше и быстрее, чем в минорных. То же самое относится к звукам речи, которые испытуемые отметили как веселые или счастливые.

Кадр из фильма «Звуки музыки» (1965). к/ф «Звуки музыки»

Итак, речь вызывает эмоции, музыка в этом похожа на речь, а эмоции непосредственно связаны с работой системы вознаграждения. Тут все понятно.

Если попробовать провести параллель с более простыми и понятными моделями поведения, то можно сказать, что речь и музыка — это как секс и мастурбация. Природа миллионы лет использовала систему вознаграждения, чтобы заставлять животных размножаться, но хитроумный человек обманул ее — эмоции есть, а обмена информацией нет. Музыка — это эмоции из ничего.

Вторая гипотеза: павлины и олени

Несмотря  на то что Дарвин не смог постичь секрет происхождения музыки, некоторые предположения он все-таки сделал.

«Удовольствие, доставляемое животным звуками, обнаруживается из того, что эти звуки производятся в пору ухаживанья многими насекомыми, пауками, рыбами, амфибиями и птицами. Действительно, если только самки не способны к оценке таких звуков, к возбуждению и очарованию ими, то настойчивыя усилия самцов и сложныя строения, часто им одним свойственныя, были бы безполезны; но это невозможно допустить», — сказал великий ученый (в цитате сохранена орфография издания 1927 года — прим. «Чердака»).

Никак нельзя было допустить, чтобы люди просто так пели или музицировали, безо всякой пользы. Дарвин осторожно предположил, что музыка играет роль в выборе партнера, как, например, стрекот кузнечиков и пение птиц помогают самцам привлечь самок.

Именно на этом предположении основана вторая гипотеза, адаптационная. Некоторым ученым не понравилась мысль, что музыка — всего лишь побочный продукт развития речи. Дэниел Левитин, американский музыкант, когнитивный психолог и популяризатор науки, написал книгу This is Your Brain on Music, в которой отдельно прошелся и по сравнению музыки с чизкейком. Левитин разделяет представление о музыке как о полезной адаптации, играющей роль в половом отборе.

Музыка, считает Левитин, похожа на павлиний хвост. Само по себе цветастое опахало птице ни к чему, и, более того, оно даже вредно. Ведь с таким грузом непросто даже шагом передвигаться, не говоря уже о чем-то большем. Тем не менее хозяин хвоста показывает паве, что он настолько силен и бесстрашен, что может запросто выживать даже с такой обузой из перьев на хвосте.

В пример музыкант привел гитариста The Rolling Stones Кита Ричардса. Он не выглядит привлекательно в общепринятом смысле, но, тем не менее, недостатка в женщинах у рок-музыканта нет. Значит, музыка в роли павлиньего хвоста прекрасно работает.

»

Кроме того, отмечает Левитин, способности к музыке и танцам показывают физическое и психическое здоровье исполнителя — например, с болезнью Паркинсона невозможно танцевать, а шизофрения нарушает восприятие музыки.

Точка зрения Левитина основана не только на теоретизировании, но и на экспериментальных данных. В последние годы накопились материалы исследований, которые могут подтверждать гипотезу о музыке как о полезной адаптации, играющей роль в половом отборе.

Например, исследование 2014 года, которое было посвящено менструальному циклу и музыке. Авторы решили выяснить, какое внимание женщина при выборе партнера уделяет музыке. Проведя аналогию с другими млекопитающими, они предположили, что если музыка и привлекает самок, то, скорее всего, во время брачного периода. У человека брачного периода нет, так что вместо него ученые ориентировались на овуляцию.

Исследователи проследили, чтобы среди 1500 участниц эксперимента не было беременных, кормящих грудью матерей или женщин, принимающих гормональные контрацептивы. Испытуемым давали прослушать четыре музыкальных отрывка, по два за раз, которые отличались друг от друга возрастающей сложностью (количеством аккордов и наличием или отсутствием синкопы). Мелодии написали сами ученые, использовав музыкальный редактор, но участницам об этом, конечно, не сказали.

После каждой пары треков исследователи спрашивали, автора какого из них участница предпочла бы в качестве кратковременного полового партнера. Во второй части эксперимента все было так же, но женщина должна была выбрать партнера для долговременных отношений.

Перед экспериментом участницы заполнили анкеты, в которых был и вопрос о дате последних месячных, что позволило ученым рассчитать приблизительное время овуляции. Обработав результаты, они увидели, что чем сложнее был музыкальный отрывок, тем привлекательнее был его «автор» как партнер для секса. Но это было характерно только для тех женщин, у которых на тот момент, предположительно, была овуляция.

Других корреляций ученые не нашли — музыка не повышала популярность ее автора как постоянного партнера, а вне фазы овуляции не работала и для непостоянного.

Christian Bertrand / Shutterstock

Другая команда ученых провела эксперимент, пытаясь выяснить, связана ли привлекательность музыканта с тем, насколько хорошо он владеет инструментом. Испытуемым (студентам обоих полов) дали послушать фрагменты, исполненные музыкантами с разным уровнем мастерства, от новичков и до исполнителей со стажем в 20 лет. Оказалось, что в целом как мужчины, так и женщины отдают предпочтение тем, кто играет лучше. Но на женщин умелая игра производит все-таки больший эффект: гипотетический музыкант кажется им и умнее, и состоятельнее, и привлекательнее, и здоровее, и даже лучшим родителем, чем не такой хороший исполнитель.

Ученые замечают, что, хотя исследование говорит в пользу гипотезы о музыке как о полезной адаптации, его результаты не противоречат и конкурирующей точке зрения. Да, владение музыкальным инструментом что-то говорит о человеке, но, как пишут авторы статьи, точно такую же роль могло бы сыграть, к примеру, умение собирать кубик Рубика, модная одежда или количество подписчиков в твиттере. В общем, любые характеристики, которые показывают уровень интеллекта, социальное положение или адаптированность в обществе.

***

Как и полтора века назад, ничего определенного о происхождении музыки сказать нельзя. Возможно, это и правда полезная адаптация, которая призвана показывать нашу высокую приспособленность. С другой стороны, музыка может быть и просто аудиальным наркотиком, побочным продуктом развития речи. Но может быть и тем и другим.

 Максим Абдулаев

«Идея происхождения человека от обезьяны довольно примитивна»

Более половины американцев верят в эволюцию людей, но при этом большая часть из них допускают, что процесс человеческого развития происходил под божественным контролем. Четыре из десяти опрошенных уверены, что человечество было создано богом. Таковы результаты исследования института Gallup.

42% американцев придерживаются позиции, что человека создал бог примерно 10 тыс. лет назад в том виде, в каком он существует сейчас. Еще треть опрошенных верят в принципы дарвинизма, но при этом не исключают божественного вмешательства в процесс эволюции. 19% верят в научную теорию Дарвина. Вера — эмоциональное восприятие, поэтому нет ничего удивительного в том, что человек придерживается тех взглядов, которые для него наиболее комфортны, считает профессор кафедры антропологии биологического факультета МГУ Варвара Бахолдина.

«Род человеческий появился где-то около 2 млн лет назад. Все находки говорят о том, что да, человек менялся. Почему это не готовы принять, это сфера такого специального научного знания, по большому счету она имеет мало отношения к нашей обыденной жизни. Идея происхождения человека от обезьяны не очень приятна большому кругу людей. Хотя она довольно примитивна, потому что обезьяны в их нынешнем виде тогда тоже не существовали. Звучит неприятно для нашего слуха. Если комфортнее верить, что человек имеет божественное происхождение, пускай верят», — рассуждает Бахолдина.

Чарльз Дарвин изначально хотел подтвердить своими исследованиями религиозные догматы. Однако со временем его вера в библейскую историю сотворения мира ослабла. В свою очередь христианская церковь также много лет отрицала теорию Дарвина. Существовала концепция, которая пыталась совместить эти две теории, отметил руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко.

«Был французский католический философ Тейяр де Шарден, который пытался теорию эволюции и теорию сотворения мира соединить в одно целое. Католическая церковь его не то чтобы осудила, но часть его теории она поправила твердо и основательно. Теория эволюции ни в коей мере не противоречит теории сотворения мира. Просто сначала мир был сотворен, а внутри него начались процессы эволюции. Но эволюция не имеет отношения к происхождению человека. Только идиоты могут полагать, что человек произошел от обезьяны», — рассуждает Шевченко.

Тем не менее, в 2009 году Ватикан заявил о том, что эволюционная теория не противоречит библейской догме сотворения мира и может существовать как одна из гипотез. Русская православная церковь по-прежнему придерживается традиционного негативного отношения к теории Дарвина. Если у человека нет крепкой веры, то он допускает для себя много версий, которые даже могут противоречить друг другу, при этом с возрастом его убеждения меняются, считает руководитель «Психологического центра на Волхонке» Анна Карташова.

«Есть люди, которые действительно верят в бога. Есть люди, которые действительно верят в теорию Дарвина. А достаточно большая часть людей не знают и допускают для себя, что может быть так, а может — эдак. Если бы был вопрос: «А может быть это инопланетяне?». Да, мы бы увидели ответ, что допускаем теорию Дарвина, божественное происхождение и теорию инопланетного разума», — предполагает Карташова.

Несколько лет назад Pew Forum on Religion and Public Life выяснил, что американские католики, протестанты, православные христиане, евреи, буддисты и индуисты в целом принимают теорию эволюции и считают ее одной из лучших гипотез, объясняющих происхождение жизни на земле. При этом наиболее ярые противники научной концепции — свидетели Иеговы, мормоны и евангелисты. Среди американских мусульман соотношение тех, кто поддерживает теорию, и тех, кто не принимает ее, примерно одинаковое.

Человечество – геологическая сила

Технический прогресс, обеспечивший процветание человека как биологического вида, привел к тому, что мы больше не вписываемся в дарвиновскую концепцию эволюции. Человек стал важным геологическим фактором, способным замедлить наступление ледникового периода и вызвать очередное массовое вымирание в ближайшие 300-600 лет. Можно ли это предотвратить? Безусловно, это непросто, однако историк Дипеш Чакрабарти считает, что еще не все потеряно.

Дипеш Чакрабарти отвечает на вопросы Шираз Сидхвы

Вы упомянули, что объяснение климатических изменений антропогенным воздействием подразумевает, что больше нельзя отделять историю человечества от естественной истории, как это долго было принято. Поясните, пожалуйста.

До недавнего времени под историей человечества понималась исключительно история, подкрепленная документальными свидетельствами, – то есть, последние несколько тысяч лет. Если включить в нее доисторический период, нужно добавить еще несколько тысячелетий. Однако изменение климата заставило нас задуматься о том, какое место человеческий род занял в истории Земли с момента своего возникновения. Нам требовалось понять механизмы функционирования планеты, которой удалось не только обеспечить благоприятные для жизни климатические условия, но и поддерживать долю кислорода в атмосфере на уровне 21% на протяжении почти шестисот миллионов лет.

Чем больше я читал научную литературу на тему изменения климата, геологии и биологии, тем больше понимал, что человек появился в истории эволюции очень поздно. И это неслучайно, ведь настолько сложные организмы могут возникнуть только на поздних стадиях развития. Условия на планете постепенно менялись и со временем стали достаточно благоприятными для зарождения жизни и появления сложных многоклеточных организмов. Осознание этого факта побудило меня как специалиста по новой истории выйти за рамки привычной мне Южной Азии эпохи Нового времени и колониального периода. И если раньше меня преимущественно интересовал отрезок длительностью не более 500 лет, новость об изменении климата заставила меня смотреть шире.

Как и для многих историков, мир казался мне лишь сценой, на которой главную роль играет человек. Постулат, служащий опорой для деятельности многих ученых, − что в истории человечества значимо только то, что люди делают друг с другом, − выглядел если не неверным, то совершенно точно ограниченным.

По большому счету, история повествует нам всего о двух событиях: о том, как люди вырвались из тисков ограничений, заложенных в них природой и обусловленных естественными причинами; и о том, как они решили вырваться из-под гнета других людей.

Я понял, что история эволюции имеет огромное значение даже в более короткие периоды. Например, люди никогда не смогли бы изготовить и использовать многие предметы, если бы у них не было противопоставленного большого пальца. Эта важнейшая особенность человека, о которой мы даже не задумываемся, является результатом чрезвычайно медленного эволюционного процесса. Мы говорим о мечах Великих Моголов или о том, какие ножи использовались в Багдаде, и делаем это так, словно рука, способная держать этот меч или нож, существовала всегда. Однако у нее очень долгая история – и она является частью истории эволюции.

Что вы имеете в виду, говоря, что сегодня человек стал геологической силой?

Человеческая деятельность приводит к изменениям климата на всем земном шаре. Нынешние возможности человечества могут позволить нам изменить обычный цикл ледниковых и межледниковых периодов, продолжительность которого составляет, скажем, 130 000 лет. Благодаря нашим техническим достижениям, росту населения и способности перемещаться по всей планете мы превратились в самую настоящую геологическую силу.

До настоящего времени мы считали людей биологическими агентами, потому что они оказывают воздействие на окружающую среду и на самих себя, являются переносчиками заболеваний и т. д. Однако нам необходимо расширить свое видение человека, поскольку мы уже сейчас меняем облик планеты. Причем не только на суше: морское рыболовство, глубоководная добыча полезных ископаемых и другие подобные виды деятельности привели к значительным изменениям в прибрежных участках морского дня, где следы вмешательства человека будут сохраняться еще очень долго. Биологическое воздействие человека больше не может рассматриваться отдельно от его геологического воздействия.

Ряд историков, занимающихся изучением длительных периодов, выдвинули предположение, что благодаря большому головному мозгу и освоению технологий скорость развития человечества намного превысила естественные темпы эволюции. Например, если бы мы осваивали глубоководную рыбалку в обычном ритме, свойственном эволюционным процессам, рыба постепенно научилась бы избегать попадания в сети. Однако мы развивались так быстро, что наша экосистема не успевала адаптироваться. Разве не удивительно, как один биологический вид может совершить такой скачок и вырваться далеко за рамки дарвиновской модели эволюции? При этом человеческая деятельность настолько сильно влияет на жизнь на планете, что, по мнению многих биологов, в ближайшие 300-600 лет может вызвать шестую волну массового вымирания видов.

Могли бы вы пояснить вашу идею о том, что историю капитала следует рассматривать в тесной взаимосвязи с историей человеческого вида?

Ученые, изучающие капитализм, не изучают эволюционную биологию. Однако если бы они это делали, они открыли бы для себя интересный биологический вид под названием Homo sapiens, который однажды смог построить индустриальное общество или капитализм − как вам больше нравится − и превратил его в инструмент завоевания планеты и контроля жизни на ней.

Распространение людей по всей планете стало возможным только в последние несколько тысячелетий. Возраст капитализма намного меньше, чем возраст человечества, но если взглянуть на то, что случилось с появлением крупных парусных кораблей и, позднее, пароходов, мы увидим, что весь мир заполнили собой выходцы из Европы. Ведь на основе этого можно предположить, что капитализм был изобретен с целью захвата планеты одним биологическим видом! Конечно, необходимо помнить о разделении людей на бедных и богатых, однако и те, и другие принадлежат к одному и тому же виду.

Ваше утверждение о том, что «бедные участвуют в общей истории человеческой эволюции в той же степени, что и богатые», подверглось критике со стороны ряда ваших коллег. Что вы об этом думаете?

Признаюсь, реакция Андреаса Малма на мои предположения, которые, на мой взгляд, были довольно очевидны, озадачила меня не меньше, чем его – моя позиция. Я думаю, что в своей статье он немного неверно толкует фразу, которую Вы процитировали. Из его слов кажется, будто я утверждал, что бедные и богатые одинаково причастны к выбросам углекислого газа.

Я же имел в виду не это: прекрасно известно, что бедные страны выбрасывают в атмосферу меньше парниковых газов, чем богатые, а ответственность за основную часть антропогенных выбросов вообще лежит на небольшой группе стран. Что я хотел сказать, так это что доводы Индии и Китая в защиту использования угля и других видов ископаемого топлива (хотя ситуация немного меняется в связи со снижением цен на возобновляемые источники энергии) в целях борьбы с нищетой приобретают особый вес ввиду того, что эти страны являются самыми населенными, и доля бедных в них просто огромна.

Я выдвинул предположение, что история населения Земли тесно связана с двумя другими областями: с одной стороны, это история модернизации, здравоохранения, современной медицины, включая антибиотики (в производстве которых ископаемое топливо играет не последнюю роль), искоренения пандемий, эпидемий, голода и т. д., с другой стороны – история человеческого рода. Как можно отрицать, что бедные люди тоже относятся к виду Homo sapiens? Неужели у них нет противопоставленного большого пальца? Разве они не являются частью нашей общей истории?

Человек стал первым биологическим видом на Земле, который смог заполнить собой всю планету (это произошло несколько тысячелетий назад, задолго до массовой нищеты) и подняться на вершину пищевой сети в такой короткий с точки зрения эволюции отрезок времени. Если нам удастся улучшить условия проживания семи – а в будущем, возможно, и девяти – миллиардов человек, нагрузка на биосферу только возрастет. Однако это вовсе не причина не повышать условия жизни бедного населения.

В своей работе я попытался продемонстрировать возможные последствия, которыми чревато стремление большинства к дальнейшему развитию промышленности и модернизации. Вот смотрите, Джавахарлал Неру в Индии, Гамаль Абдель Насер в Египте, Джулиус Ньерере в Танзании и другие лидеры третьего мира 1950-х и 60-х годов хотели модернизировать свою страну, и двигало ими не простое восхищение технологиями, а этические соображения. Джавахарлал Неру хотел строить плотины в основном для того, чтобы расширить возможности орошения, выращивать больше продовольственных культур и таким образом спасти людей от голодной смерти.

Начиная с 1970-х годов политические умы стали занимать вопросы уважения прав и обеспечения процветания каждого человека в мире. Изменения климата и связанные с ними научные гипотезы пришлись на тот момент, когда мы в полной мере наслаждались нашим образом жизни, который, по мнению ученых-климатологов, может однажды поставить наше существование под угрозу.

Насколько в этом виновата глобализация?

Глобализация, которая продолжается на протяжении последних 30-40 лет, стала возможной благодаря развитию коммуникационных технологий. Они подарили нам возможность каждый день общаться с близкими людьми, в какой бы точке земного шара они не находились, и всего за несколько часов перелетать с одного континента на другой, путешествуя по делу, с целью туризма или посещения друзей и родственников.

Глобализация свидетельствует о том, что нам стало очень дорого то, что может привести к геологическому концу человечества, − наша способность оказывать на планету широкомасштабное воздействие. При этом мы считаем такую способность важным фактором нашего благополучия.

Нас отличает врожденная инертность, обусловленная исторической привязанностью к общественным институтам, семейным структурам, глобализации. К тому же, мы способны думать только о своем ближайшем будущем – максимум 70-80 лет вперед, то есть три или четыре поколения. По этим причинам нам крайне сложно объединить усилия и вести согласованную борьбу с изменением климата. Мы видели, с каким трудом проходили переговоры в рамках Конвенции ООН об изменении климата (РКИК ООН). Ситуация усугубляется еще и тем, что все страны также заняты решением своих внутренних проблем.

Что же нам делать теперь, когда мы знаем, что мы не господа и хозяева природы?

Я думаю, что прежде всего стоит прекратить рассказывать сказки о человеческом превосходстве. Прошло то время, когда мы могли воображать себя владыками природы. Мы должны сказать себе, что нам очень повезло, что на нашей планете смогли появиться сложные формы жизни, включая нас. Теперь мы знаем о существовании глобальной климатической системы, знаем, что планетарные процессы, в том числе геобиологический и химический, чрезвычайно важны для нашего выживания и выживания сложных организмов в целом. Так, при разрушении почвы планете требуются миллионы лет, чтобы ее восстановить.

В связи с этим нам следует быть менее расточительными, жить там, где мы живем, но изменить свой образ жизни, сделать его более рациональным и разумным, и перестать потреблять в таких количествах. Нам также нужно найти разумные, демократичные и ненасильственные пути сокращения численности населения Земли, не ущемляющие интересы бедных слоев общества.

Остается решить вопрос, как этого добиться. В современных условиях очень сложно убедить людей не путешествовать и не пользоваться новыми технологиями, например, смартфонами и другими подобными устройствами, изготовление которых приводит к истощению запасов редкоземельных элементов. Нам необходимо признать существование противоречий между нашими сиюминутными желаниями и знаниями об изменении климата.

Нам следует построить общество на новой основе – мы просто не сможем поддерживать нынешнюю форму капитализма еще 100 или 200 лет. Нужно перестать поощрять потребительство и научиться контролировать свои желания. И основы для этого должны закладываться еще в школах и университетах.

Вы упомянули, что кризис побуждает к творческому поиску.

Чем больше проблем поднимает кризис, тем более творческими становятся их решения. Я уверен, что найдутся харизматические лидеры, которые излечат нас от потребительской лихорадки и вдохновят своим примером, как сделал когда-то Махатма Ганди.

Фото:

Гидеон Мендель

«Мифы об эволюции человека» Александра Соколова – Архив

Миф №13

Главная идея Чарлза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны»

Именно за это Дарвина клеймили больше всего: выводили в образе обезьяны на злобных карикатурах, предавали анафеме в религиозных журнальчиках. Однако идея об обезьяньих предках человека принадлежит не Дарвину. Об этом почти ничего не говорится в его главной работе — книге «Происхождение видов путем естественного отбора», и вовсе не в этом заслуга великого натуралиста.

Мысль о том, что предком человека является древняя обезьяна, за полвека до Дарвина высказал другой отец биологии — Жан Батист Ламарк, автор первой законченной теории эволюции. В своей книге «Философия зоологии» в 1809 году (год рождения Дарвина!) Ламарк пишет:

Допустим, в самом деле, что какая-нибудь порода четвероруких — вернее всего, совершеннейшая из них — отвыкла в силу тех или других внешних условий или по какой-нибудь иной причине лазать по деревьям и цепляться за ветви задними конечностями наряду с передними; допустим далее, что особям такой предполагаемой породы приходилось в течение целого ряда поколений пользоваться задними конечностями только для ходьбы, не употребляя на это передних. Несомненно, в этом случае — согласно с приведенными наблюдениями в предшествующей главе — наши четверорукие обратятся в конце концов в двуруких и большие пальцы на их задних конечностях перестанут противопоставляться остальным, так как эти конечности стали служить им только для ходьбы.

Допустим далее, что данные особи, побуждаемые потребностью господствовать и видеть вдаль и вширь, употребят усилия стоять на одних задних конечностях и будут неуклонно придерживаться этой привычки из поколения в поколение; несомненно, их задние конечности мало-помалу примут строение, необходимое для поддержания тела в приподнятом положении, и получат икры; тогда одновременное пользование при ходьбе задними и передними конечностями будет для наших особей очень затруднено.

Впрочем, на поразительное сходство человека и человекообразных обезьян обращали внимание еще античные мыслители — например, Аристотель, писавший в IV веке до н. э.: «Некоторые животные обладают свойствами человека и четвероногих, как, например, пификос, кебос и кинокефалос…». Пификос, или питекос, — бесхвостая обезьяна, кебос — мартышка, кинокефалос — псоглавец — возможно, павиан.

Дарвин же впервые предложил внятный и обоснованный механизм эволюционных изменений. В книге «Происхождение видов» эволюция объясняется просто и убедительно. Виды изменчивы, каждая особь чем-то отличается от других представителей вида. Ресурсов — пищи и половых партнеров — на всех не хватает. Возникает естественный отбор: более удачные экземпляры выживают и размножаются, неудачные — отбраковываются, вымываются из популяции хищниками, болезнями, конкурентами за пищу. Таким образом, вид меняется; возникают новые формы.

Как уже говорилось выше, в «Происхождении видов» автор не касается темы происхождения человека. Дипломатичный и осторожный Дарвин прекрасно понимал, что подступил вплотную к очень щекотливой теме. Хватит уже того, что он покусился на идею творения всего живого. Если бы Дарвин сразу «рубанул с плеча», современники могли поступить с его теорией так же, как в свое время с идеями Ламарка, — счесть очередным сумасбродством, предать анафеме или просто проигнорировать.

Дарвин, представьте себе, щадил религиозные чувства людей своей эпохи! Потому говорил об эволюции на примере голубей, вьюрков, черепах, медведей, пчел и цветковых растений… Но деликатно умолчал о венце творения — человеке.

Резюме

Миф Главная идея Чарлза Дарвина — что «человек произошел от обезьяны».

Опровержение Эта идея была высказана до Дарвина другими мыслителями. Главная заслуга Дарвина — в формулировании базовых механизмов эволюции всех живых существ.

Отсутствие в наиболее известной книге Дарвина высказываний о человеческой природе послужило почвой для следующего мифа.

Миф №14

Чарлз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!

«Дарвин был, между прочим, человеком глубоко верующим, получил духовное образование, и даже в «Происхождении видов» есть абзац, восславляющий Творца. А крамольную мысль об обезьяночеловеках ему приписали злобные атеисты».

Как часто бывает в «городских легендах», в предыдущем высказывании правда переплелась с вымыслом. Давайте отделим одно от другого. Чарлз Дарвин действительно закончил духовное учебное заведение — колледж Христа в Кембриджском университете. Но, увлекшись естествознанием, предпочел накатанной дороге служителя церкви тернистый путь исследователя-первопроходца. И, разумеется, эволюционные взгляды не снизошли на Дарвина внезапно, в результате откровения, а формировались в течение многих лет наблюдений за явлениями природы, опытов, сомнений.

В своем знаменитом «Путешествии на корабле «Бигль» (в первом издании 1839 года) Дарвин еще позволял себе высказывания о «животных, каждое из которых получило при сотворении особого рода организацию» (курсив мой. — Авт.). Дневники Дарвина дают отчетливую картину эволюции его взглядов и убеждений. Впрочем, в наши цели не входит анализ биографии Дарвина. Принципиально здесь следующее: да, «Происхождение видов» — не об истоках человеческого рода. Этому вопросу Дарвин целиком посвятил другую книгу, которая так и озаглавлена: «Происхождение человека и половой отбор». В этой книге, вышедшей в 1871 году, автор пишет прямым текстом:

Если допустить, что человекообразные обезьяны образуют естественную подгруппу, то, зная, что человек сходен с ними не только во всех тех признаках, которые общи ему с целою группою узконосых, но и в других особенных признаках, каково отсутствие хвоста и седалищных мозолей, а также вообще по внешности, — зная это, мы можем заключить, что человечеству было дано начало некоторым древним членом человекообразной подгруппы. Мало вероятия, чтобы один член какой-либо из других низших подгрупп мог посредством аналогичных изменений дать начало человекообразному существу, сходному в столь многих отношениях с человекообразными обезьянами. Нет сомнения, человек пережил громадное количество видоизменений, сравнительно с большинством своих родичей, как видно из значительного развития его мозга и вертикального положения. Тем не менее мы должны помнить, что он представляет лишь одну из нескольких исключительных форм «приматов». […]

В классе млекопитающих нетрудно представить себе ступени, ведущие от древних птицезверей к древним сумчатым и от этих — к древним предкам живородящих млекопитающих. Мы можем подняться таким образом до лемурных, а от последних уже невелик промежуток до обезьян. Обезьяны разделились с течением времени на две большие ветви: обезьян Нового и Старого Света. От последних же произошел в отдаленный период времени человек, чудо и слава мира.

Видимо, после триумфа «Происхождения видов» автор счел, что время пришло. И опять оказался прав, обозначив и ближайшего родственника человека — шимпанзе, и наиболее вероятную нашу прародину — Африканский континент.

Впрочем, к этому моменту о происхождении человека от обезьяны уже открыто говорили и писали другие ученые. Например, более решительный соратник Дарвина Томас Гексли издал в 1863 году книгу «Место человека в природе», целиком посвященную нашему родству с человекообразными обезьянами. Годом ранее, готовясь к циклу просветительских лекций, Гексли писал жене о своих слушателях: «К пятнице каждый из них вполне проникнется сознанием того, что он обезьяна».

Резюме 

Миф Чарлз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»!

Опровержение В книге «Происхождение человека и половой отбор» Дарвин прямо пишет о наших обезьяньих предках.

Миф №15

Главная идея Дарвина — что Бога нет…

Религиозные консерваторы часто представляют Дарвина (наряду с Ницше, Фрейдом и прочими «еретиками») этаким идолом атеизма, пропагандистом вседозволенности и принципа «кто сильнее — тот и прав». Дескать, «масон и безбожник» Дарвин написал свою книгу в противовес Библии, стремясь низвергнуть христианские ценности, заставить людей «забыть о Всевышнем Отце и сделать своим прародителем мерзкую обезьяну».

Однако при знакомстве с трудами и биографией великого натуралиста вырисовывается другая картина. Приступая к работе над книгой, Дарвин меньше всего хотел покушаться на религию. Впрочем, и позже он не собирался вступать в борьбу с Церковью. Чарлз Дарвин был не философом, а естествоиспытателем, а по характеру — осторожным и деликатным человеком, к тому же женатым на весьма набожной женщине. В книгах он избегал метафизики и отвлеченных рассуждений, справедливо понимая, что в научном труде место — фактам и их интерпретациям, а не фантазиям. А в конец второго издания «Происхождения видов» действительно вставил панегирик мудрости Творца, первоначально вдохнувшего жизнь «в одну или ограниченное число форм»…

Только в своей автобиографии, написанной незадолго до смерти, Дарвин откровенно рассказал о своих взглядах на религию.

Чарлз Дарвин, пытливый наблюдатель и экспериментатор, собрал огромное количество фактов, которые надо было как-то объяснить. И он дал свое объяснение, которое свело множество данных воедино и придало им новый, неожиданный смысл. Стремление проникнуть в тайны природы, выявить ранее сокрытые от человеческого разума закономерности, а отнюдь не желание сокрушить авторитеты и традиции двигало Дарвином в течение всего его жизненного пути. Во многом из боязни, что современники не поймут его идей, воспримут их неправильно, долгие годы он медлил с изданием главной работы своей жизни (от написания первой версии до выхода книги в свет прошло 17 лет).

Интересно, что некоторые представители Церкви сразу же после выхода «Происхождения видов» стали искать пути примирения новой теории и религиозной картины мира. Ищут и по сей день… XX век ознаменовался рядом громких «обезьяньих процессов» — и Россия отметилась в этом сомнительном списке в 2008-м. Итак, на одном полюсе — судебные разбирательства об «оскорблении чувств» (заметим, далеко не всегда инспирированные Церковью; в народе и без того хватает «энтузиастов»). На другом — заявление папы римского Пия XII о том, что между теорией эволюции и религиозной верой нет никакого противоречия. Сказано в 1950 году. Существование теистического эволюционизма как респектабельного направления в религиозной философии — свидетельство того, что можно быть верующим человеком и при этом спокойно принимать идеи Дарвина.

Впрочем, мифотворцы от религии, которые желают быть святее папы римского, воюют с дарвинизмом уже полтора века и, вероятно, не уймутся еще лет 200.

Резюме

Миф Главная идея Дарвина — что Бога нет…

Опровержение В своих научных трудах Дарвин не касается религии и не высказывает богоборческих идей; наоборот, делает дипломатические реверансы в сторону поборников веры. Идеи Дарвина при желании вполне совместимы с религиозным мировоззрением.

Миф №16

Чарлз Дарвин в конце жизни «отрекся от своей теории»

Это распространенная разновидность городской легенды — история о раскаянии «еретика». Не избежал чаши сей и Чарлз Дарвин.

И опять во власти мифов оказываются даже почтенные ученые мужи.

«…во 2-м издании [«Происхождения видов»] Дарвин добавил слово «Творец»; в конце жизни разочаровался в эволюционной идее, зато прославился как психофизиолог, ботаник и провозвестник экологии», — пишет в статье о Дарвине историк науки Ю.В.Чайковский (курсив мой. — Авт.)

Так вот. Если ваш собеседник во время спора о том, «происходил человек или не происходил», заявит, что-де сам Дарвин в конце жизни усомнился и уверовал, спросите его об источнике таких сведений. Скорее всего, внятного ответа вы не получите.

Давайте же внесем ясность. Рассказ об отречении Дарвина впервые всплыл через 33 года после смерти ученого. Эту нраво­учительную историю «духовного преображения великого скептика» опубликовала в американском баптистском издании Watchman-Examiner от 15 августа 1915 года проповедница Элизабет Хоуп. Якобы она посетила тяжело больного Дарвина незадолго до смерти и застала его сидящим на кровати с Библией в руках. В возвышенной беседе ученый посетовал на то, что, будучи молодым и незрелым, породил некие идеи, подхваченные обществом и распространившиеся как пожар. А затем… Но оцените слог сами.

Тогда он сделал паузу и после нескольких предложений о «святости Бога» и «великолепии этой книги», не отводя взора от Библии, которую он держал нежно все время, внезапно сказал:

— У меня есть летний домик в саду; он вмещает примерно тридцать человек. Это там, — указал он на открытое окно. — Я очень хочу, чтобы вы говорили там. Я знаю, что вы читаете Библию в деревнях. Я хотел бы, чтобы завтра днем слуги, арендаторы и несколько соседей собрались там. Вы будете говорить с ними?

— О чем я буду говорить? — спросила я.

— Об Иисусе Христе! — ответил он ясным, решительным голосом…

На последнем предложении читатели уже с трудом сдерживают слезы умиления… Однако никакими фактами эта душеспасительная история не подтверждается. Ни в автобиографии Дарвина, написанной им незадолго до смерти, ни в воспоминаниях его близких нет никаких намеков на то, что великий натуралист в конце жизни испытывал какие-то колебания по поводу своих взглядов. Более того, дети Чарлза Дарвина (сын Фрэнсис Дарвин и дочь Хенриетта Личфилд) заявили, что их отец в последний период своей жизни не был замечен за чтением Библии, а леди Хоуп никогда не встречалась с ним. В 1922 году Хенриетта Личфилд писала: «Я была рядом с отцом, когда он лежал на смертном одре. Леди Хоуп не посещала его во время последней болезни или любой другой болезни… Он никогда не отрекался ни от одного из своих научных взглядов, ни тогда, ни ранее».

Резюме

Скорее всего, «история Хоуп» — чистый вымысел, состряпанный проповедницей уже после приезда в США.

Миф Чарлз Дарвин в конце жизни «отрекся от своей теории».

Опровержение Единственное «доказательство» этого утверждения — рассказ проповедницы Хоуп, опубликованный через 33 года после смерти Дарвина. Судя по всему, история отречения Дарвина не основана на реальных событиях.

Эволюция человека 👍 | Школьные сочинения

Вопрос 1. Что является источником информации для исследования антропогенеза?

Основным источником информации для исследования антропогенеза являются ископаемые останки. В последнее время появилась возможность в ходе их анализа применять не только морфо-анатомические, но и молекулярно-генетические методы (оценка степени сходства ДНК предковых форм и ДНК современного человека).

Вопрос 2. От какой группы млекопитающих произошел отряд приматов?

В конце мезозойской эры возникли первые плацентарные млекопитающие. Позднее, около 35

млн лет назад, от примитивных насекомоядных отделилась группа животных, которая впоследствии дала начало отряду приматов. Самая примитивная группа обезьян, так называемые тупайи, сохранила ряд черт насекомоядных (когти на пальцах, удлиненная мордочка).

Вопрос 3. Как черты строения и образ жизни обезьяноподобных предков предопределили развитие признаков вида Человек разумный?

Наши далекие предки парапитеки (30 млн лет назад) питались насекомыми и растениями, их зубы и челюсти были такие же, как у человекообразных обезьян. У дриопитеков, живших на деревьях (20 млн лет назад), возникла необходимость развития

подвижных конечностей и кисти, способной к точному захвату ветвей. Наличие ключицы обеспечило высокую подвижность плечевого сустава и дало возможность разводить руки в стороны. Для эффективного перемещения по деревьям с большой скоростью было необходимо совершенствование двигательных отделов головного мозга.

Развитое бинокулярное зрение требовалось для оценки расстояния при прыжках. Жизнь на деревьях способствовала уменьшению плодовитости, параллельно развивалась забота о потомстве.

После того как часть дриопитеков переселилась в саванны, для ориентировки на местности важным стало умение подниматься на задние конечности. Отсутствие развитых клыков и когтей предопределило особое значение стайного образа жизни. В результате преимущественно выживали те обезьяны, которые объединяли свои силы, распределяя обязанности внутри стаи, а также использовали руки для манипуляций с предметами, добывания пищи, защиты и нападения, ухода за детенышами. Так произошел переход к австралопитекам – более крупным видам с хорошо выраженным прямохождением и развитой кистью руки.

Для их дальнейшей эволюции характерно использование простейших орудий труда, а также использование значительного количества мясной пищи. Последний фактор, интенсифицируя обмен веществ, по-видимому, способствовал росту уровня активности центральной нервной системы.

Вопрос 4. Охарактеризуйте прогрессивные черты в развитии древнейших людей.

Объем мозга древнейших людей (архантропов) составлял 800-1100 см3, что вполне достаточно для развития речи. Они изготавливали каменные орудия, использовали огонь, строили шалаши и обустраивали пещеры. Судя по строению подбородка, у них уже существовала членораздельная речь.

Останки питекантропов были найдены на о. Ява. Кроме этого, древнейшие люди обитали в Европе (гейдельбергский человек) и Китае (синантроп). Возраст этих находок составляет 400-600 тыс. лет.

Вопрос 5. Какое значение в эволюции человека имело овладение членораздельной речью?

Овладение членораздельной речью позволило обмениваться информацией как в пределах одного поколения, так и между поколениями. Развитие речи способствовало появлению совместной трудовой деятельности, коллективной охоты, накоплению и передаче опыта. В результате преимущество получали те группы (племена), которые поддерживали не только физически сильных особей, но и стариков, как носителей знаний.

Иными словами, естественный отбор, направляющий эволюцию человека, стал учитывать новый фактор – социальную значимость особи для племени.

Вопрос 6. Когда появились современные люди (неоантропы)?

Современные люди (кроманьонцы) возникли около 40-50 тыс. лет назад. Некоторое время они сосуществовали с неандертальцами, но затем вытеснили их (результат борьбы за существование). С появлением неоантропов эволюция человека вышла из-под ведущего контроля биологических факторов и приобрела черты социального процесса.

Происхождение человека — Краткая история эволюции человека

Краткая история эволюции человека

Кассандра М. Тюркотт

Центр перспективных исследований эволюции человека

Кассандра М. Тюркотт
Центр перспективных исследований эволюции человека
Университет Джорджа Вашингтона

Вопрос о том, как появились люди, был одним из самых давних затруднений, известных человеку, и впервые был задан задолго до появления современной науки.Согласно популярному мифу древнегреческого мира, например, люди возникли из грязи благодаря вмешательству титана Прометея. Однако с тех пор исследователи пришли к более подробному и основанному на фактах пониманию происхождения человека. Благодаря достижениям в эволюционной теории за последние несколько столетий, люди теперь помещены вместе с другими человекообразными обезьянами на Древе Жизни. В частности, шимпанзе имеют самую близкую генетическую связь среди всех обезьян с людьми, и это предполагает, что вопрос о происхождении человека действительно состоит из трех подвопросов.Иными словами, исследователи должны ответить, как и почему разошлись родословные человека и шимпанзе и какие морфологические, генетические и поведенческие изменения произошли во время эволюции человека, что привело к появлению современного человечества.

Такой широкий вопрос требует нескольких доказательств. Например, проблема, связанная с расхождением человека и шимпанзе, решалась как с помощью генетического, так и морфологического анализа. Используя генетический материал, исследователи могут оценить общие черты в ядерном и митохондриальном геномах как меру взаимосвязанности и на сегодняшний день время расхождения (Steiper and Young, 2006; Wood, 2005).На рисунке 1 реконструированная филогения отряда приматов, включая высокие и низкие оценки дат дивергенции, показывает общее группирование орангутанов; гориллы; шимпанзе и люди попадают в надсемейство Hominoidea. Более того, он отражает родство рода человека и шимпанзе и помещает их разделение примерно 6-7 миллионов лет назад (Steiper and Young, 2006). Детали этого расхождения, включая то, как выглядел общий предок человека и шимпанзе, зависят от дополнительных морфологических данных.

Рис. 1 : Реконструированная филогения отряда приматов, показывающая даты высокой и низкой дивергенции для каждого узла (из Steiper and Young, 2006).

Традиционно этот последний общий предок (LCA) реконструировался особым образом, чтобы подчеркнуть его примитивность и сходство с шимпанзе, хотя шимпанзе временно удалены от LCA, как и люди. Одним из основных вопросов реконструкции является опорно-двигательный режим.Обычно исследователи рассматривают этого предка как участвующего в ходьбе на костяшках пальцев — локомоторном поведении шимпанзе и горилл (Lovejoy et al., 2009; Lovejoy et al., 2009b). Особенности ходьбы на костяшках пальцев состоят из удлиненных ладоней, согнутых пальцев и жестких запястий для стабилизации руки, когда она выдерживает вес. Поэтому всегда было источником путаницы, что современные люди, а также ископаемые австралопиты не демонстрируют тех остатков предков, ходящих на костяшках пальцев, которых исследователи ожидали бы, если бы человеческое происхождение действительно происходило от предков, ходящих на костяшках пальцев (Лавджой и др., 2009b; Харкорт-Смит, 2010). На самом деле реконструкции LCA гипотетичны и спекулятивны.

Карта стоянок ранних гомининов

Отчасти причина умозрительного характера этих реконструкций кроется в нехватке окаменелостей за рассматриваемый период времени. В настоящее время известно, что только фрагменты окаменелостей, о которых идет речь, представляют человеческую родословную примерно 4 млн лет назад и старше. Ископаемые останки, датируемые датами ранее 700 тыс. Лет назад, не обнаружены (Wood, 2005).Это могло быть связано либо с избирательным сохранением во время окаменелости ранних людей, занимающих различные экологические ниши, либо с предвзятостью исследователей, идентифицирующих окаменелости как часть человеческой, а не линии шимпанзе (Wood, 2005). Однако, несмотря на более чем столетнюю охоту за окаменелостями, первые годы человеческого происхождения остаются в значительной степени неизвестным периодом.

«Благодаря достижениям последних нескольких столетий в эволюционной теории, люди теперь помещены вместе с другими человекообразными обезьянами на Древе Жизни».Нынешних претендентов на заветный титул древнейшего предка человека всего три. Самый старый из группы возрастом 7 млн ​​лет, вид Sahelanthropus tchadensis, происходит из Торос-Меналла в Чаде и состоит только из одного искаженного черепа и двух нижних челюстей (Brunet et al., 2002). Особенности этой окаменелости включают мозг размером с шимпанзе, изящный надбровный дуг, крепкую нижнюю челюсть и человеческий износ зубов, о чем Brunet et al. (2002) описывают как мозаику примитивных и производных символов, которые помещают окаменелость в основу человеческой ветви.Те, кто скептически относятся к этой интерпретации, тем не менее, указывают на общую устойчивость и географию окаменелости, чтобы утверждать, что это может быть неизвестная до сих пор ископаемая обезьяна (Wood, 2005).

Sahelanthropus tchadensis

Картина не становится более ясной с введением 6 Ma Orrorin tugenensis, который включает набор коренных зубов и фрагмент бедренной кости с холмов Туген на севере Кении (Senut et al., 2001). Senut et al. (2001) утверждали, что эти фрагменты принадлежат к человеческой линии из-за толстой эмали, покрывающей коренные и премолярные зубы, и внутренней морфологии шейки бедренной кости.Предположительно, локомоторный режим оставляет характерные закономерности дифференциального распределения кортикальной кости в шейке бедренной кости, с обычными двуногими, демонстрирующими утолщение такой кости в верхней и нижней части шеи. Было бы опрометчиво предполагать, что толстая зубная эмаль предназначена исключительно для людей и, что более важно, технология компьютерной томографии на самом деле не смогла получить достаточно четкое изображение шейки бедренной кости, чтобы прокомментировать морфологию кортикальной кости (Wood, 2005). . Неполнота этих окаменелостей — главный фактор в их сопротивлении классификации, но это не единственная причина.

Отлитый скелет
Australopithecus afarensis

Коллекция окаменелостей, приписываемых третьему ископаемому виду, Ardipithecus ramidus, например, более полная, чем у Sahelanthropus или Orrorin, но его статус еще более сильно оспаривается. Споры вокруг Ardipithecus ramidus в основном связаны с его предполагаемыми двуногими локомоторными способностями, одной из особенностей, часто используемых для отличия ранних людей от ранних шимпанзе. Ardipithecus ramidus имеет интересную мозаику особенностей, которые его авторы интерпретируют как свидетельство того, что четвероногие пальмоногие переходят в факультативное двуногие.Согласно Lovejoy et al. (2009b) четвероногие пальмоногие наблюдались только на деревьях; на земле, как они утверждают, ардипитеки занимались факультативным двуногием. В поддержку пальмиграды Лавджой и др. (2009b) среди других признаков упоминается пястная голова Ardipithecus [Рис. 2] в качестве доказательства. На тыльной стороне головок пястных костей имеются симметричные бороздки, к которым при жизни прикреплялись бы коллатеральные связки, и увеличенное тыльное сгибание, достаточное для пальмиграды (Lovejoy et al., 2009; 2009b).Предполагается, что в дополнение к проявлению морфологических признаков, связанных с четвероногием ладонями, Ardipithecus ramidus также имеет признаки двуногости, такие как большее отверстие, обращенное вперед; жесткие, фиброзные стопы; и бедро, более похожее на человеческое (Lovejoy et al., 2009b; 2009c). Однако более убедительные доказательства двуногой ходьбы не обнаруживаются в летописи окаменелостей до появления Australopithecus afarensis.

Рис. 2 (справа): виды на животе и на спине левой руки Ardipithecus ramidus, иллюстрирующие примитивные черты характера, которые не проявляются у более специализированных обезьян, таких как шимпанзе. A .) Короткие пястные кости; B .) Отсутствие ходовых канавок кулака; C .) Расширенная суставная поверхность на передней и задней части суставной поверхности пятого пальца; D .) Прочный большой палец; Е . Вставка для сухожилия длинного сгибателя; F .) Хамат, позволяющий ладоням сгибаться; G .) Простые лучезапястные суставы; H .) Согните голову, способствуя сгибанию ладони. Врезка: вид сбоку Пан, Ardipithecus ramidus и человеческих капитатов слева направо (Lovejoy et al.2009 г.).

Наряду с лучше сохранившимся и более многочисленным скелетным материалом и более четко выраженной двуногой морфологией в тазу и нижних конечностях, A. afarensis — первый гоминин, связанный с окаменелыми следами. Эти следы или следы датируются 3,6 млн лет и происходят из хорошо сохранившегося слоя вулканического пепла в Лаэтоли, Танзания (Wood, 2005). Следы современных людей демонстрируют заимствованную архитектуру изогнутой ступни и походку с твердыми ногами, как показано на окаменелых следах неугодных современных людей на рисунке 3.Фотографии, стереофотографии и слепки следов Лаэтоли демонстрируют мозаику локомоторных характеристик, таких как более выраженное уменьшение галлюкального отведения и укорочение боковых пальцев стопы наряду с базальными чертами, похожими на шимпанзе, такими как плоский гибкий средний отдел стопы (Meldrum et al., 2011). ). Вместе с анатомическими свидетельствами эти следы стали первым прямым доказательством двуногости в человеческой родословной.

Рисунок 3 : Сравнительная серия (слева направо), изображающая следы шимпанзе, гоминина Лаэтоли, обычно не одетого гавайского пешехода и обычно обутого в обувь современного человека (Meldrum et al., 2011).

Следующей вехой, которую достигла человеческая родословная после вертикальной ходьбы, будет конечное производство и использование инструментов, а также связанное с этим потребление мяса. Первое свидетельство употребления мяса — это следы надрезов на костях животных, обнаруженные в связи с 2,5 млн человекообразных австралопитеков в Эфиопии, надрезы, которые можно было сделать только с помощью инструмента с острыми краями. Однако каменных орудий в этом комплексе не обнаружено, возможно, из-за предполагаемой низкой частоты их производства (Wood, 2005).Ранее из долины Афар в Эфиопии поступали сообщения о 2,6 млн каменных орудий олдованского типа в сочетании с вырезанными костями животных, но это сообщение еще не подтверждено (Semaw et al., 2003). В любом случае, ко времени появления Homo ergaster уменьшение размеров зубов и челюстей указывает на то, что диета архаичных и переходных людей или методы, используемые для обработки пищи, изменились. Это говорит о том, что Homo ergaster был, возможно, первым предком человека, который регулярно готовил себе пищу, что облегчало употребление жестких продуктов.Фактически, самые ранние свидетельства обожженной земли в сочетании с каменными орудиями датируются 1-2 млн. Лет назад, что примерно совпадает с хронологией Homo ergaster, хотя исследователи не могут исключить возможность естественного огня, являющегося причиной ожогов (Wood, 2005). ). Важность использования инструментов, мясоедения и производства огня объясняется предположением, что эти особенности связаны с увеличением когнитивных способностей и сложности на данном этапе эволюции человека.

«Несмотря на большой интерес и исследования, детали эволюции человека остаются неясными».В абсолютном выражении размер мозга увеличился в объеме от последнего общего предка, который, как предполагается, был в среднем у шимпанзе ~ 350 куб. См, до ~ 1350 куб. См у Homo sapiens. Это наблюдение имеет значение для развития уникальных человеческих качеств, таких как культура, язык и даже развитие двигательных функций, которые вносят свой вклад в феномен современного человечества. Однако, как мягкие ткани, древний мозг не может быть изучен напрямую. Таким образом, исследователи должны использовать косвенные методы для изучения эволюции мозга и, как следствие, эволюции языка.Такие подходы включают вышеупомянутый анализ каменных орудий, скелетного материала, такого как эндокасты, и генетики. Равномерность руки, или бимануальная латерализация, была задействована как возможное свидетельство эволюции языка, поскольку эти две черты предположительно имеют общее анатомическое происхождение (Cashmore, 2009). В настоящее время изучение эволюции мозга все еще находится в зачаточном состоянии. Однако наступление современности можно представить и по-другому.

Схема черепов гомининов

Один из способов — через модели рассредоточения.Африка считается родиной людей-предков, потому что окаменелости этой линии находят там исключительно до появления рода Homo и, более конкретно, до колонизации азиатских и индонезийских регионов Homo erectus 1,3–1,8 млн лет (Wood 2005). Более поздние формы, получившие название Homo heidelbergensis, сумели проникнуть в Европу и к 250 тыс. Лет назад превратились в форму, известную как Homo neanderthalensis, или неандертальцы. Однако анатомически современные люди начинают появляться в Африке примерно к 190 тысячам лет.Этот вид распространился в Азию и Европу только около 50-80 тыс. Лет назад (Jobling, Hurles and Tyler-Smith, 2004). Таким образом, примерно 30 тысяч лет неандертальцы и современные люди существовали в одном временном и географическом пространстве, по-видимому, отвергая традиционные представления о том, что неандертальцы представляли собой прямых предков современных людей. Существуют две модели, объясняющие происхождение нашей генетической современности, расселение населения и характер наших отношений с более ранними предками.

Модель из Африки — межрегиональная гипотеза

Модель Out of Africa утверждает, что переход к современной анатомии человека произошел в Африке около 200 тыс. Лет назад, во время так называемой Митохрондриальной Евы.Это связано с тем, что африканское генетическое разнообразие больше, чем где-либо еще в мире, а неафриканское разнообразие представляет собой лишь часть того, что существует в Африке. Это ясно видно при анализе линий митохондриальной ДНК, где гаплогруппы L1 и L2 представляют исключительно африканские типы. Гаплогруппа L3 также является африканским типом, но также встречается за пределами континента вместе с гаплогруппами-потомками M и N, которые, помимо своих собственных групп потомков, включают все неафриканское генетическое разнообразие (Gonder et al., 2007; Джоблинг, Херлз и Тайлер-Смит, 2004 г.). Митохрондриальная ДНК уникальна по нескольким причинам, включая тот факт, что она мутирует с большей скоростью, чем ядерная ДНК, она не перетасовывается между хромосомами во время деления клетки, у нее нет врожденных механизмов репарации ДНК, обнаруженных в ядре и его мутации в значительной степени или полностью проходят нейтральный отбор. Это означает, что любая из множества мутаций в мтДНК, которые накопились между двумя выборками популяций, представляют собой функцию того, как давно эти две популяции претерпевали независимую эволюцию (Wood, 2005; Jobling, Hurles and Tyler-Smith 2004).Исследователи откалибровали точку расхождения гаплогруппы L1 и остальных до 200 тыс. Лет и назвали первую женщину с современной митохондриальной ДНК человека митохондриальной Евой.

Используя митохрондриальную ДНК из различных африканских популяций и глобальный эталон мтДНК, Gonder et al. (2007) смогли приписать дату расхождения гаплогрупп L3, M и N 94,3 +/- 9,9 тыс. Лет, что составляет почти половину времени, в течение которого существовали современные люди. Это еще одно свидетельство в пользу модели Out of Africa, показывающее, что современные люди провели некоторое время в Африке, прежде чем расселись в других регионах (Gonder et al., 2007). Это связано с представлением о том, что современные люди заменили существовавших ранее людей, живущих в Евразии и Индонезии, таких как Homo erectus, когда они покинули африканский континент через 100 тыс. Лет после появления Homo sapiens 200 тыс. Лет назад (Wood, 2005). Сильные версии гипотезы Out of Africa также не требуют генетической примеси или спаривания с Homo erectus или Homo neanderthalensis, уже имеющимся в регионах, которые исследует Homo sapiens (Hurles, Jobling and Tyler-Smith, 2004). Сторонники межпородного скрещивания, однако, оспаривают проблемы контаминации, сохранения и возможности того, что генетический дрейф уничтожил вклад неандертальцев в современный геном человека (Serre, 2004).Эти принципы замещения и отсутствия значительной примеси составляют основу модели «Из Африки», в отличие от того, что известно как мультирегиональная гипотеза.

С другой стороны, мультирегиональная гипотеза описывает переход к современному человеку как процесс, происходящий на африканском, азиатском и европейском континентах. Эта модель требует широко распространенного потока генов и предполагает генетически взаимосвязанную сеть человеческих популяций на огромных расстояниях. Из-за последнего пункта модель предполагает, что генетическое разнообразие должно быть одинаковым во всех регионах, что эффективно фальсифицирует исключительный уровень африканского митохондриального разнообразия (Wood, 2005).Многорегиональная гипотеза диктует, что каждая региональная вариация предкового Homo дает начало одному и тому же региональному варианту последующих видов. То есть, например, неандертальцы Западной Европы эволюционировали в Homo современные люди там, но все равно будут теми же видами, что и современные люди в других местах из-за межпородного скрещивания. Анализ митохондриальной ДНК неандертальцев показал, что она отличается от ДНК современного человека? с низким уровнем разнообразия по сравнению с обезьянами, и что он не больше похож на европейцев, чем на любую другую группу современных людей (Hurles, Jobling and Tyler-Smith, 2004).По этой причине исследователи пришли к выводу, что модель Out of Africa лучше соответствует имеющимся данным, хотя все еще существуют расхождения в данных, которые необходимо устранить, прежде чем делать окончательные выводы.

Таким образом, несмотря на большой интерес и исследования, детали эволюции человека остаются неясными. Как и во многих других палеонтологических дисциплинах, окончательным выводам мешает отсутствие доказательств. Это особенно верно в отношении ранней эволюции гомининов, скелетные свидетельства которой состоят всего из нескольких фрагментов.Неоднозначный и неоднозначный характер этой записи затрудняет установление того, что окаменелость может быть окончательно включена в родословную гомининов. Первым однозначным предком человека является Australopithecus afarensis с его двуногими характеристиками скелета и связью с двуногими путями в Лаэтоли. Постепенно возникают и другие отчетливо человеческие черты, начиная от использования каменных орудий и заканчивая энцефализацией. Даже генетические данные помогают проследить как расселение гоминидов, так и модели предполагаемого межпородного скрещивания, типичные для Out of Africa v.Межрегиональное обсуждение гипотез. Конечно, пробелы в нашем понимании эволюции человека все еще существуют, и требуется больше данных, как физических, так и генетических, прежде чем исследователи смогут их заполнить.

Библиография

Брюне, Мишель; Гай, Франк; Пилбим, Дэвид; Маккай, Хассане Тайссо; Ликиус, Андосса; Ахунта, Джимдубалбай; Бовилэн, Ален; Блондель, Сесиль; Бохеренс, Эрве; Буассери, Жан-Рено; де Бонис, Луи; Коппенс, Ив; Деякс, Жан; Денис, Кристиана; Дюйнер, Филипп; Эйзенманн, Вера; Fanone, Gongdibe; Фронти, Пьер; Гераадс, Денис; Леманн, Томас; Лихоро, Фабрис; Лушар, Антуан; Махамат, Адум; Мерсерон, Гильдас; Мучлен, Гай; Отеро, Ольга; Пелаэс Кампоманес, Пабло; Понсе де Леон, Марсия; Ярость, Жан-Клод; Сапанет, Мишель; Шустер, Матье; Судр, Жан Тасси, Паскаль; Валентин, Ксавье; Винно, Патрик; Вирио, Лоран; Зазцо, Антуан и Кристоф Цолликофер (2002) Новый гоминид из верхнего миоцена Чада.Nature 418: 145-151.
Кэшмор, Лаура (2009) Можно ли точно оценить «ручность» Hominin? Анналы биологии человека 36: 624-641.
Кобб, Сэмюэл Н. (2008) Скелет лица последнего общего предка шимпанзе-человека. Журнал анатомии 212: 469-485.
Гондер, Мэри Кэтрин; Мортенсен, Холли М; Рид, Флойд А; де Соуза Александра и Сара Тишкофф (2007) Анализ последовательности генома цельной мтДНК древних африканских линий. Молекулярная биология и эволюция 24.3: 757-768.
Харкорт-Смит, Уильям Х.Э. (2010) Первые гоминины и истоки двуногости.Программа эволюционного образования 3: 333-340. Каппельман, Джон (1996) Эволюция массы тела и относительного размера мозга у ископаемых гоминидов. Журнал эволюции человека 30: 243-276.
Лавджой, К. Оуэн; Симпсон, Скотт У .; Белый, Тим Д .; Асфау, Берхане и Ген Сува (2009). Осторожное лазание в миоцене: передние конечности Ardipithecus ramidus и человека примитивны. Наука 326: 70-70e8.
Лавджой, К. Оуэн; Сува, Ген; Симпсон, Скотт У .; Маттернес, Джей Х. и Тим Д. Уайт (2009b) The Great Divides: Ardipithecus ramidus раскрывает посткрании нашего последнего общего предка с африканскими обезьянами.Наука 326: 73, 100-106.
Лавджой, К. Оуэн; Сува, Ген; Сперлок, Линда; Асфау, Берхан и Тим Д. Уайт (2009c) Таз и бедро Ardipithecus ramidus: появление вертикальной ходьбы. Наука 326: 71-71e6.
Мелдрам, диджей; Локли, Мартин Джи; Лукас, Спенсер Дж. И Чарльз Мусиба (2011) Ихнотаксономия путей Лаэтоли: самые ранние следы гомининов. Журнал африканских наук о Земле 60: 1-12.
Семав, Силеши; Роджерс, Майкл Дж; Куэйд, Джей; Renne, Paul R; Батлер, Роберт Ф; Домингес-Родриго, Мануэль; Стаут, Дитрих; Харт, Уильям S; Пикеринг, Трэвис и Скотт Симпсон (2003) 2.Каменные орудия возрастом 6 миллионов лет и связанные с ними кости из OGS-6 и OGS-7, Гона, Афар, Эфиопия. Журнал эволюции человека 45.2: 169-177.
Senut, Brigitte; Пикфорд, Мартин; Гоммери, Доминик; Майн, Пьер; Кипталам, Чебой и Ив Коппенс (2001) Премьер-гоминид дю Миоцен (формирование де Люкейно, Кения). Comptes Rendus de l’Académie des Sciences 332.2: 137-144.
Серр, Дэвид; Ланганей, Андре; Чех, Марио; Тешлер-Никола, Мария; Паунович, Майя; Меннесье, Филипп; Хофрайтер, Майкл; Посснерт, Горан и Сванте Паабо (2004) Нет доказательств вклада неандертальцев в мтДНК раннего современного человека.PLOS Biology 2.3: 313-318.
Steiper, Майкл Э. и Натан М. Янг (2006) Даты молекулярной дивергенции приматов. Молекулярная филогенетика и эволюция приматов 41: 384-394.
Вуд, Бернард (2005) Эволюция человека: очень краткое введение. Издательство Оксфордского университета, Оксфорд.

Поставьте нам лайк на Facebook и следуйте за нами в Twitter, чтобы получать новости и обновления :

Указатель архива Origins

История о нас: новый взгляд на эволюцию человека: 9780190883201: Ньюсон, Лесли, Ричерсон, Питер: Книги

Пришло время рассказать о человеческой эволюции, которая выходит за рамки описания «обезьянолюдей» и рассказывает о том, чем занимались женщины и дети.

За несколько десятилетий поток новых данных и идей об эволюции человека позволил ученым составить более подробное представление о том, что происходило тысячи и даже миллионы лет назад. Теперь мы знаем гораздо больше о проблемах, с которыми сталкивались наши предки, решениях, которые они нашли, и
компромиссах, которые они сделали. Драма их переживаний привела к тому, что мы стали людьми, которыми мы являемся сегодня: животным, живущим в сложной культуре. Мы — вид, который может — и делает — быстро находить культурные решения по мере того, как мы сталкиваемся с новыми проблемами, но сложности наших культур означают, что это часто создает новые проблемы.

Уникальная способность нашего вида к культивированию начала развиваться миллионы лет назад, но по-настоящему она выросла только в последние несколько сотен тысяч лет. Эта способность позволила нашим предкам выжить и растить своих трудных детей во времена экстремального климатического хаоса. Понимание того, как это произошло, может помочь нам понять культурные изменения и разнообразие, которые мы переживаем сегодня.

Лесли Ньюсон и Питер Ричерсон, мужья и жена из Калифорнийского университета в Дэвисе, начали свою карьеру с обучения в области биологии.Эти двое провели годы — вместе и по отдельности — исследуя и сотрудничая с учеными из самых разных дисциплин, чтобы создать глубокую историю человечества. В A Story of Us они представляют это богатое повествование и объясняют, как эволюция наших генов связана с эволюцией наших культур. Ньюсон и Ричерсон проводят читателей через семь стадий эволюции человека, которые начались семь миллионов лет назад с обезьян, которые были
предками людей и сегодняшних шимпанзе и бонобо.История заканчивается сегодняшним днем ​​и дает возможность заглянуть в будущее.

Нерассказанная история эволюции | Evolution

Человеческая эволюция должна быть величайшей историей, о которой никогда не рассказывали. Он начинается в неизвестном прошлом и продолжается таинственным образом следующие пять или шесть миллионов лет. Это триллер, эпос или комедия ошибок? Ни суперобложки, ни титульного листа, ни посвящения, ни благодарностей. Практически весь текст отсутствует, за исключением случайных фраз, предложений или абзацев, которые, казалось бы, были оторваны наугад от великого повествования, длившегося шесть миллионов лет.Если история человечества представляет собой единый том, то выживает только последняя страница.

Время от времени ученые находят еще один окаменевший фрагмент пропавшего повествования, появляется новый персонаж, и сюжет принимает новый поворот. Некоторые вещи ясны: история началась в Африке, между 5 и 7 миллионами лет назад, с последнего общего предка двух видов шимпанзе и Homo sapiens sapiens . Чарльз Дарвин рассчитал это, когда начал рассказывать историю в «Происхождении человека» (1871).«Таким образом, мы узнаем, что человек произошел от волосатого, хвостатого четвероногого животного, вероятно, древесного по своим привычкам, и обитателя Старого Света», — писал он.

Антропологи сходятся во мнении о связи человека и обезьяны. Согласие присутствует в названиях книг, опубликованных за последние 40 лет: «Водная обезьяна», «Обнаженная обезьяна», «Третий шимпанзе», «Говорящая обезьяна», «Наша внутренняя обезьяна», «Думающая обезьяна», «Обезьяна в зеркале», «Охота на обезьян», Говорящая обезьяна и искусственная обезьяна.

Все эти книги — попытки двигаться в обратном направлении, от того, что мы есть сейчас, к тому, чем мы могли бы быть.Тот факт, что зоологи, антропологи и палеонтологи могут написать так много книг со словом «обезьяна» в названии, говорит нам о двух вещах. Во-первых, доказательства настолько скудны, что люди могут свободно сформулировать свою любимую гипотезу о том, что сделало людей разными. Во-вторых, связь человека и шимпанзе настолько очевидна, что начинать больше некуда.

Во-первых, семейное сходство: шимпанзе борются за статус, озвучивают, общаются, играют в политику, используют уловки, проявляют агрессию, отвергают посторонних, ухаживают и поддерживают друг друга, предают друг друга и прибегают к насилию или сексуальному подкупу, чтобы добиться своего.Шимпанзе демонстрируют осведомленность о себе, способность рассуждать и понимание чисел. Шимпанзе — оппортунистические всеядные животные, которые также создают и используют орудия труда для наживы, а группы шимпанзе в дикой природе имеют разные традиции, обычаи и способы делать вещи, которые они передают из поколения в поколение. То есть у шимпанзе есть культура. У шимпанзе и человека генетическое родство настолько близко, что у них почти 99% ДНК.

Викторианцы называли их «человекоподобными обезьянами». Ученые и наблюдатели двадцатого века начали называть людей голыми обезьянами.В начале 21 века некоторые систематики и защитники природы начали кампанию по изменению рода шимпанзе с Pan на Homo , настолько близки параллели между видами.

Но африканские шимпанзе — вид, находящийся под угрозой исчезновения, возможно, их количество сократилось до 150 000, в то время как человеческая популяция приближается к семи миллиардам. Подразумевается, что давным-давно самые ранние предки человека также жили небольшими социальными группами, сотрудничали и конкурировали за ресурсы лесов и саванн.Почему люди стали такими разными: двуногими, прямыми, безволосыми, с ограниченной силой, слабыми челюстями, больными спинами, смущающе большими головами и мозгами с корой головного мозга в четыре раза больше, чем у шимпанзе?

В течение десятилетий обычная эволюционная линия была простой: неуклюжая обезьяна встает вертикально, превращается в двуногого волосатого зверя, затем сутулого волосатого зверя с ручным топором и, наконец, в безволосого человека с BlackBerry. Это лестничная теория эволюции человека. Его давно выгнали.Открытия в Африке — бедренная кость здесь, фрагмент черепа там, таз, время от времени частичный скелет, набор следов, окаменевших в древней вулканической грязи — раскрывают картину больше путаницы, чем направления: цветение существ более или менее обезьяноподобные или человекоподобные, некоторые из них, возможно, прямые предки, некоторые из них, вероятно, двоюродные братья по параллельной линии, все они пытались зарабатывать себе на жизнь, живя в совершенно другой Африке миллионы лет назад. Окаменелости обнаруживаются в Южной Африке, Восточной Африке, Эфиопии и даже в Сахеле.У них есть общие названия, такие как Sahelanthropus , Ardipithecus , Orrorin , Australopithecus , Paranthropus и Kenyanthropus , и их останки были раскопаны на 4 м, камнях и осадках. 5 млн лет назад.

Два миллиона лет назад существа, носящие родовое имя Homo , начали появляться в летописи окаменелостей: Homo habilis , Homo ergaster , Homo erectus , а вместе с ними появляются обработанные каменные инструменты, ручные топоры и т. Д. вещи для скалывания и резки.Вряд ли какие-либо из этих ранних человеческих реликвий являются законченными. Палеоантропологи когда-то любили говорить, что всю летопись окаменелостей человека можно положить на один стол или упаковать в соответствующий набор багажа Gucci, но теперь это неверно. Что правда, так это то, что еще 2 миллиона лет назад человеческое происхождение начало походить на куст, с видами, разрастающимися во всех направлениях.

И тут история начинает усложняться. В какой-то момент ранние люди встают и начинают двигаться. Они распространяются.Они пакуют свои ручные топоры, покидают Африку и начинают колонизировать Ближний Восток, Европу и Южную Азию. И происходит не одна миграция из Африки: сначала Homo erectus или что-то еще более примитивное, а затем, намного позже, Homo sapiens . И они продолжают дифференцироваться в новые виды. В какой-то момент истории человечества, около 40 000 лет назад, современные люди должны были делили планету по крайней мере с четырьмя другими человеческими двоюродными братьями: Homo erectus , неандертальцами, странным человеком с маленьким мозгом, найденным только на острове Флорес в США. Индонезия, ласково известная как Хоббит; и самый последний из них, вид X: отдельная генетическая линия человека, идентифицированная в 2010 году только по ДНК, извлеченной из кости пальца, найденной в сибирской пещере.

Что заставляло первых людей двигаться вперед? Почему у людей развился большой мозг и длинные ноги? Следует ли относить первых мобильных людей к категории лиц, ищущих убежища, изгнанных с родных земель из-за изменения климата? Или они были экономическими мигрантами, искавшими лучшие возможности в широко открытой Европе и Азии?

Мозг — это то, что биологи называют дорогостоящими предметами: человеческий мозг в состоянии покоя потребляет 20% суточной калорийности. Другими словами, мозги надо кормить. Таким образом, большой жадный мозг становится ценным только в том случае, если он помогает доставлять еще больше еды и обеспечивать большую безопасность.Так был ли более крупный мозг генетической мутацией, которая все в большей степени обеспечивала избирательное преимущество в борьбе за выживание? И как люди перешли от размышлений о стратегиях сбора еды к размышлениям о таксономии, уходе от налогов и Twitter?

Большая история мозга могла начаться на деревьях. Древесные приматы, которые ищут пищу в пологе на обширных территориях, похоже, знают, что для них хорошо: они часто игнорируют легкие припасы и ищут особую пищу. Похоже, у них есть представление о сбалансированной диете — листья, богатые белком, высококалорийные фрукты и не слишком много клетчатки — и наблюдали, как они сознательно выбирают растения с лечебными свойствами.Все это требует рабочей памяти, мысленной карты, куда идти и что искать. Согласно по крайней мере одному исследованию, приматы, которые охотятся все чаще и чаще за качественной пищей, как правило, имеют больший мозг, чем те, которые этого не делают.

Тогда человеческая история начинается в какой-то момент с изменения климата: на более прохладном и засушливом континенте некогда древесным созданиям пришлось начать эксплуатировать леса и саванны. Очевидно, было бы преимуществом встать и ходить на двух ногах, чтобы видеть дальше, иметь свободную руку, чтобы нести младенца.Связь в паре — любовь и брак для небиологов — уже является эволюционной чертой, и двуногий самец может пойти дальше, чтобы найти пищу для своей семьи и унести ее обратно.

«Дарвин утверждал, что двуногие развязали руки», — говорит Крис Стрингер, руководитель отдела изучения происхождения человека в Музее естественной истории. «Он утверждал, что 150 лет назад, и это все еще существует. Но есть еще одна точка зрения, которую стоит рассмотреть: это могло начаться в деревьях. Орангутаны, например, ходят на двух ногах». Чтобы добраться до вкуснейшего корма, орангутаны ходят по веткам, держась за еще более высокие ветки.Таким образом, мог быть долгий период, когда первые члены еще не принадлежащего к человечеству семейства ходили по земле и жили на деревьях.

И к этому времени размер мозга начал увеличиваться. Есть новые проблемы, новые возможности, новые продукты, которые нужно попробовать, и новые трудности, которые нужно преодолеть. За последние три десятилетия исследователи выдвинули ряд идей о том, как могла развиться человеческая история. У гоминидов начался рост мозга из-за того, что они потеряли большую часть волос на теле? Безволосый человек, обладающий способностью выделять пот, будет подвергаться меньшему риску перегрева; более длинные ноги улучшат соотношение поверхности к объему и сохранят прохладу мозга; и в качестве бонуса клещам, вшам и прочим паразитам негде будет спрятаться.

Или гоминиды получили возможность развить больший мозг, потому что их челюстные мышцы начали сокращаться, позволяя черепу расширяться? Неужели первые люди начали развивать еще больший мозг, потому что они стали все более эффективными бегунами на выносливость, которые могли добраться до туши раньше гиен и стервятников и избавиться от питательной еды из мяса, жира и костного мозга? Неужели люди начали стоять в вертикальном положении, приняв воду — и подпитывать большие мозги продуктами с высоким содержанием белка из рыбы и моллюсков?

Открыли ли люди использование огня миллионы лет назад, задолго до колонизации Европы? Приготовление пищи сделает растения более питательными и более легкими для переваривания; он избавлялся от инфекций и патогенов в мясе и доставлял больше энергии на каждый глоток.Зубы, челюсти и пищеварительный тракт могут уменьшиться, а мозг — больше. У людей выросли мозги, потому что для понимания требований социальной и совместной жизни потребовались дополнительные нейронные схемы?

«Я думаю, что большая часть нашего мозга на самом деле составляет карту отношений и читает мысли наших друзей и врагов: что они делают? Для того, чтобы делать это хорошо, вам нужна большая вычислительная мощность», — говорит Стрингер. «Если вы начинаете охотиться на животных, вы должны перехитрить их, и это стимулирует рост вычислительной мощности и объема памяти.Так что я думаю, что социальный мозг и мясоедение были ключом к этому ».

Каким-то образом из этого миллионолетнего смешения еды, страха и товарищества охотников-собирателей в Африке возник сложный язык. Предложение «Подожди за той скалой в конце оврага, и я погоню к тебе оленя» продемонстрировало понимание причинно-следственной связи, географии, зоологии, стратегии, сотрудничества для взаимной выгоды в будущем. Где-то в таком предложении есть зародыш первой пьесы для двух актеров, первой компьютерной игры и первой приключенческой истории.

Но нет никаких интересных историй о первом отбытии с африканской родины. Опять же, свидетельства фрагментарны, иногда дразняще неоднозначны и капризно редки. Но этого достаточно, чтобы подтвердить присутствие ранних человеческих видов в Грузии, в Испании, Португалии, Германии и Великобритании еще 800000 лет назад, а также на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Первые мигранты могли быть вытеснены из страны изменением климата, конкуренцией за ресурсы или стремлением к чему-то новому.Они могли бы совершить прямой переход по воде от Африканского Рога до территории, где сейчас находится Йемен, или они могли бы пройти вверх по долине Нила и через то, что сейчас является сектором Газа, в Европу и на Ближний Восток. Возможно, эта сказочная одиссея не была задумана, возможно, она просто произошла. Охотники-собиратели следят за игрой, а когда игра исчезает, они уходят. Все, что нужно было сделать этим первым мигрантам, — это обнять побережье: сначала вверх по западному берегу Красного моря, а затем вниз по побережью Аравии.

«Они только что простирались в этой ленте побережья, за пределами Африки, вокруг Аравии, вокруг южного азиатского побережья: при низком уровне моря они могли бы добраться до Явы прямо на побережье. Тогда им просто нужно по пути изобретайте лодки, и они смогут добраться до Австралии », — говорит Стрингер. «Одна миля в год, и вы прошли весь путь до Явы за 10 000 лет».

И в ходе этого великого приключения мигранты меняются. Появляются новые виды, а вместе с ними и новое поведение. Неандертальцы становятся первыми, кто официально хоронит своих мертвецов.

И спустя много времени появляются современные люди. И снова история начинается где-то в Африке, где точно никто не знает, и снова, по крайней мере, 60 000 лет назад — и, возможно, на недавних загадочных свидетельствах каменных орудий в Аравии, еще 125 000 лет назад — появился новый человеческий вид. начинает покидать Африку и распространяться по планете, по всей Европе и Азии, а затем, наконец, по засушливым ледяным равнинам, которые со временем превратятся в Берингов пролив, до Аляски, а затем и всей Америки.Современные люди все еще являются охотниками-собирателями, но около 30 000 лет назад появились свидетельства использования сложных технологий, основанных на камнях, костях и панцирях. Они используют иглы, украшают охрой, создают удивительные произведения искусства, надевают украшения и демонстрируют религиозное чувство — свидетельства всего этого лежат рядом с человеческими окаменелостями. В Европе эти пришельцы живут бок о бок с неандертальцами, охотятся на одних и тех же животных, собирают одни и те же семена и плоды. Недавно появились свидетельства того, что — где-то в европейской главе этой истории — современные люди и неандертальцы должны были скреститься, но во всем остальном неандертальцы кажутся другим видом.

Задолго до конца последнего ледникового периода неандертальцы и все другие человеческие виды, прошедшие тот же путь, полностью исчезают, оставляя пришельцев в одиночестве и бесспорно владеющих планетой.

Географические мемуары Тима Рэдфорда «Адресная книга: наше место в схеме вещей» издаются Fourth Estate 28 апреля по цене 16,99 фунтов стерлингов. Чтобы заказать копию за 13,59 фунтов стерлингов с бесплатным p & p, позвоните по телефону 0330 333 6846 begin_of_the_skype_highlighting 0330 333 6846 end_of_the_skype_highlighting или посетите theguardian.com / bookshop

История человечества: откуда мы пришли и как мы развивались

Об этой книге

История человечества — это путеводитель по предкам человека, от самых ранних гоминидов, таких как Sahelanthropus , возраст которых составляет 6-7 миллионов лет, до нашего собственного вида, Homo sapiens.За последние двадцать лет произошел взрыв названий видов в истории эволюции человека, как из-за новых открытий, так и из-за растущего понимания разнообразия, существовавшего в прошлом.

Опираясь на эту новую информацию, а также на свой значительный опыт и практический опыт, Чарльз Локвуд ясным и понятным языком объясняет, что представляет собой каждый из ключевых видов и как они вносят вклад в наши знания об эволюции человека. Он описывает основные места, отдельные окаменелости, людей и истории, связанные с ключевыми открытиями, и основные факты о каждом виде — как он выглядел, как и когда жил и чем питался, а также объясняет, откуда мы все это знаем. .Повсюду есть рисунки, фотографии, карты и диаграммы, чтобы проиллюстрировать и улучшить текст и помочь демистифицировать увлекательный состав персонажей, хранящих секрет происхождения человека.

Содержание

Введение

Глава 1 Древнейшие Hominds: Sahelanthropus tchadensis , Orrorin tugenensis , Ardipithecus ramidus и Ardipithecus kadabba
Глава 2 Australopithecus : австралопитек анамский , Australopithecus афарский , Австралопитек Бахр-Эль-Газальский , Kenyanthropus platyops , Australopithecus africanus , Australopithecus garhi
Глава 3 Paranthropus — «Крепкие австралопитеки»: Paranthropus robustus arantropus a Homo habilis , Homo rudolfensis , Homo erectus , Homo ergaster
Глава 5 Позже Homo или архаические люди: Homo heidelbergensis , Homo antecessor rho is , Homo neanderthalensis , Homo floresiensis , Homo sapiens

Дополнительная литература
Глоссарий
Указатель

Отзывы клиентов

Биография

Чарльз Локвуд — преподаватель эволюции человека на факультете антропологии Университетского колледжа Лондона.Он является экспертом по ранней таксономии гоминидов и эволюционным отношениям. Работая на кафедре антропологии в Университете штата Аризона и на различных участках ископаемых останков в Южной Африке и Эфиопии, в настоящее время он руководит полевым проектом на северо-востоке Эфиопии.

Эволюция человека: новая поразительная история происхождения нашего вида

Забудьте простую идею о том, как эволюционировали люди, пришедшие из Африки.Огромное количество окаменелостей и исследований генома полностью переписали историю того, как мы возникли.

Люди 1 апреля 2020 г.

Грэм Лоутон

До недавнего времени считалось, что череп Джебель Ирхуда принадлежал неандертальцу

Музей естественной истории / Алами

ДЖЕБЕЛЬ ИРХУД, Марокко, 1961 год.В бариевой шахте в предгорьях Атласских гор шахтер делает ужасное открытие: почти полностью покрытый отложения человеческий череп. Вызванные археологи обнаружили, что череп старый, но не такой уж старый. Это спрятано и по большей части забыто.

Хинкстон, Великобритания, 2019 г. Роберт Фоули, палеоантрополог из Кембриджского университета, произносит вступительную речь на трехдневной конференции по эволюции человека. «В чем я почти уверен, так это в том, что к концу первого дня примерно 20 процентов того, что я говорю, будет неправильным», — говорит он холлу.«К концу второго дня примерно 50 процентов будут неправильными, и в конце конференции я надеюсь, что то, что я сказал в начале, все еще остается верным».

До недавнего времени считалось, что история нашего происхождения окончена: Homo sapiens развились в Восточной Африке около 150 000 лет назад, стали способны к современному поведению около 60 000 лет назад, а затем покинули Африку, чтобы колонизировать мир, полностью заменив любых архаичных людей, с которыми они столкнулись.Но новые окаменелости, инструменты и анализ древних и современных геномов разрывают эту интересную историю. Череп Джебель Ирхуда оказался ключом к новой, постепенно формирующейся парадигме. Сейчас, когда пыль еще не улеглась полностью, вопрос теперь в том, сколько из наших старых предположений, если таковые имеются, все еще верны. «Должны ли мы…

Как ученые открыли ошеломляющую сложность эволюции человека

В 1859 году, через 14 лет после основания этого журнала, Чарльз Дарвин опубликовал самую важную научную книгу из когда-либо написанных. О происхождении видов произвел революцию в понимании обществом мира природы. Оспаривая викторианскую догму, Дарвин утверждал, что виды не неизменны, каждый из них был специально создан Богом. Скорее, жизнь на Земле во всем ее великолепном разнообразии эволюционировала путем происхождения от общего предка с модификациями посредством естественного отбора. Но несмотря на все блестящие открытия Дарвина о происхождении муравьев и броненосцев, летучих мышей и ракушек, в великой книге явно не уделяется внимания одному виду: его собственному.О Homo sapiens Дарвин лишь вскользь упомянул на предпоследней странице фолианта, застенчиво отметив, что «будет пролен свет на происхождение человека и его историю». Вот и все. Это все, что он написал о зарождении самого важного вида на планете.

Это произошло не потому, что Дарвин считал, что люди каким-то образом освобождены от эволюции. Двенадцать лет спустя он опубликовал книгу, посвященную этой теме, The Descent of Man . В нем он объяснил, что обсуждение людей в его более раннем трактате послужило бы только дополнительным предубеждениям читателей против его радикальной идеи.Однако даже в этой более поздней работе он мало что сказал о происхождении человека как таковом, вместо этого сосредоточившись на сравнительной анатомии, эмбриологии и поведении, которые, как и все виды, эволюционировали люди. Проблема заключалась в том, что в то время почти не существовало никаких окаменелостей, свидетельствующих о более ранних стадиях человеческого существования. В то время «единственное, что вы знали, это то, что вы можете рассуждать», — говорит палеоантрополог Бернард Вуд из Университета Джорджа Вашингтона.

К его чести, Дарвин сделал проницательные наблюдения о нашем сороде и предсказал наше древнее прошлое, основываясь на доступной ему информации.Он утверждал, что все живые люди принадлежат к одному виду и что все его «расы» произошли от одного предка. И, указывая на анатомическое сходство между людьми и африканскими обезьянами, он пришел к выводу, что шимпанзе и гориллы были ближайшими живыми родственниками людей. Он полагал, что с учетом этих отношений ранние предки человека, вероятно, жили в Африке.

С тех пор, как говорит Вуд, «появились доказательства». За последние полтора столетия наука подтвердила предсказание Дарвина и составила подробный отчет о нашем происхождении.Палеоантропологи обнаружили ископаемых гомининов (группа, состоящая из H. sapiens и его вымерших родственников) за последние семь миллионов лет. Этот необычный отчет показывает, что гоминины действительно зародились в Африке, где они эволюционировали из четвероногих обезьян в прямоходящих, подвижных, с большим мозгом существ, которыми мы являемся сегодня.

А археологические данные о творениях гомининов, которые охватывают примерно половину этого времени, отображают их культурную эволюцию — от ранних экспериментов с простыми каменными инструментами до изобретения символов, песен и историй — и наносят на карту распространение наших предков по всему миру.Окаменелости и артефакты демонстрируют, что большую часть периода развития нашей родословной по Земле ходили многочисленные виды гомининов. Исследования современной и древней ДНК привели к поразительному пониманию того, что произошло, когда они встретились друг с другом.

Неандертальцы были первым вымершим видом гомининов, обнаруженным в летописи окаменелостей, и первыми, кто обнаружил древнюю ДНК. Кредит: Хавьер Труба Science Source

Человеческая сага, как мы теперь понимаем, намного сложнее, чем предполагали ученые прошлого.Аккуратные образы нашей предыстории рухнули под тяжестью свидетельств: нет ни единого недостающего звена, соединяющего обезьяны и человечество, ни барабанного марша прогресса к намеченной цели. Наша история сложна, запутана и случайна. Тем не менее, это все еще можно приспособить к теории эволюции Дарвина и фактически еще больше подтверждает эту основу.

Нельзя сказать, что ученые все это выяснили. Остается много вопросов. Но в то время как происхождение людей когда-то было неудобной спекуляцией в великой идее Дарвина, теперь это один из наиболее задокументированных примеров преобразующей силы эволюции.

Мы, люди, — странные существа. Мы ходим прямо на двух ногах и обладаем огромным мозгом, мы изобретаем инструменты для удовлетворения всех наших потребностей и выражаем себя с помощью символов, и мы покорили каждый уголок планеты. На протяжении веков ученые пытались объяснить, как мы появились, наше место в мире природы.

Этот квест часто искажался расистскими идеологиями. Рассмотрим эпоху, предшествовавшую рождению теории Дарвина о разорвавшейся бомбе. В 1830-х годах, когда молодой Дарвин совершал свое знаменательное путешествие на борту лайнера Beagle , шло движение по продвижению идеи о том, что различные современные человеческие группы по всему земному шару — расы — имеют разные корни.Чтобы обосновать полигенизм, как известна эта теория, такие ученые, как Сэмюэл Мортон из Филадельфии, собрали черепа людей со всего мира и измерили их размеры и форму, ошибочно полагая, что эти атрибуты являются показателями интеллекта. Когда они ранжировали образцы от высшего к низшему, европейцы могли оказаться на первом месте, а африканцы — на последнем. «Было желание предоставить научное обоснование политических и властных структур», — говорит антропологический генетик Дженнифер Рафф из Канзасского университета.«Это была наука на службе рабства и колониализма».

Хотя работа Дарвина твердо стояла на стороне моногенизма — идеи о том, что все люди имеют общего предка, — тем не менее, ее использовали для поддержки представлений о расовом превосходстве. Социальный дарвинизм, например, неправильно применил идеи Дарвина о борьбе за существование в результате естественного отбора в человеческом обществе, предоставив псевдонаучное обоснование социальной несправедливости и угнетения. Сам Дарвин не разделял таких взглядов.По словам его биографов Адриана Десмонда и Джеймса Мура, его противодействие рабству могло быть движущей силой в его исследовательской программе.

К тому времени, когда Дарвин опубликовал The Descent of Man в 1871 году, идея о том, что люди произошли от общего предка с обезьянами, уже набирала популярность в научном сообществе благодаря книгам, опубликованным в 1860-х годах английским биологом Томасом Генри Хаксли и Шотландский геолог Чарльз Лайель. Тем не менее, ископаемых свидетельств, подтверждающих это утверждение, было мало.Единственные окаменелости гомининов, известные науке, — это горстка останков возрастом в несколько десятков тысяч лет, которые были обнаружены в местах в Европе. Некоторые были H. sapiens; других в конечном итоге будут признаны отдельным, но очень близким видом, Homo neanderthalensis . Подразумевалось, что окаменелости более обезьяноподобных предков человека были где-то в мире, ожидая открытия. Но предложение Дарвина, как и Хаксли до него, о том, что эти предки будут найдены в Африке, встретило сопротивление ученых, которые считали Азию более цивилизованной родиной человечества и подчеркивали сходство между людьми и азиатскими гиббонами.

Возможно, поэтому неудивительно, что когда были обнаружены первые окаменелости гомининов, значительно более древние и примитивные, чем из Европы, они пришли не из Африки, а из Азии. В 1891 году голландский анатом Эжен Дюбуа обнаружил останки на индонезийском острове Ява, которые, по его мнению, принадлежали давно искомому недостающему звену между обезьянами и людьми. Находка, которую он назвал Pithecanthropus erectus , стимулировала дальнейшие усилия по укоренению человечества в Азии. (Теперь мы знаем, что окаменелости Дюбуа было от 700000 до одного миллиона лет, и она принадлежала гоминину, который был гораздо более похож на человека, чем на обезьяну, Homo erectus.)

Два десятилетия спустя поиски переместились в Европу. В 1912 году археолог-любитель Чарльз Доусон сообщил, что он нашел череп с человеческим черепом и обезьяньей челюстью в древнем гравийном карьере недалеко от города Пилтдаун в Восточном Суссексе, Англия. Пилтдаунский человек, как прозвали этот экземпляр, был главным претендентом на недостающее звено, пока в 1953 году он не был обнаружен как мошенническое соединение современного человеческого черепа с нижней челюстью орангутана.

Пилтдаун настолько соблазнил ученых перспективой превратить Европу в место происхождения человека, что они почти проигнорировали настоящего древнего гоминина, который появился в Африке, еще более древнего и обезьяноподобного, чем тот, который обнаружил Дюбуа.В 1925 году, через 43 года после смерти Дарвина, анатом Рэймонд Дарт опубликовал статью с описанием окаменелости из Таунга, Южная Африка, с обезьяноподобной черепной коробкой и человеческими зубами. Дарт назвал эту окаменелость — череп молодого человека возрастом около 2,8 миллиона лет — Australopithecus africanus , «южная обезьяна из Африки». Но научному истеблишменту потребуется почти 20 лет, чтобы принять аргумент Дарта о том, что так называемый ребенок Таунг имел огромное значение: окаменелость связала людей с африканскими обезьянами.

С тех пор накапливались доказательства африканского происхождения человечества. Все следы гомининов старше 2,1 миллиона лет — а сейчас их довольно много — происходят с этого континента.

Даже когда открытия окаменелостей доказали правоту Дарвина относительно места рождения человечества, модель нашего появления оставалась неуловимой. Сам Дарвин изображал эволюцию как ветвящийся процесс, в котором предковые виды делятся на два или более видов-потомков. Но давняя традиция иерархической организации природы, восходящая к Платону и Аристотелевской Великой Цепочке Бытия, продолжала господствовать, породив представление о том, что наша эволюция развивалась линейным образом от простого к сложному, от примитивного к современному.Популярные образы отражали и подкрепляли эту идею, от карикатуры в Punch’s Almanack за 1882 год, показывающей путь от дождевого червя к Дарвину, до культовой иллюстрации от обезьяны к человеку, которая появилась в книге Time-Life 1965 года Early Man и стала известный как Марш прогресса.

Однако теперь палеоантропологи могут реконструировать время и схему эволюции человека, используя богатый ассортимент окаменелостей и артефактов, найденных по всему миру в прошлом веке.Находки ясно показывают, что эта однофайловая схема больше не работает. Эволюция не идет уверенным шагом к заранее определенным целям. И многие экземпляры гомининов принадлежат не к нашей прямой линии предков, а к побочным ветвям человечества — эволюционным экспериментам, закончившимся вымиранием.

С самого начала наши определяющие черты развивались не синхронно, а по частям. Возьмем, к примеру, наш способ передвижения. H. sapiens — это то, что антропологи называют облигатным двуногим животным — наши тела созданы для ходьбы на двух ногах по земле.Мы можем лазить по деревьям, если нам нужно, но мы потеряли физическую адаптацию, которая есть у других приматов к древесной жизни. Фрагментарные окаменелости самых старых известных гомининов — Sahelanthropus tchadensis из Чада, Orrorin tugenensis из Кении и Ardipithecus kadabba из Эфиопии — показывают, что наши самые ранние предки появились примерно от семи до 5,5 миллионов лет назад. Хотя они во многих отношениях похожи на обезьян, все они демонстрируют характеристики, связанные с ходьбой на двух ногах вместо четырех.У Sahelanthropus , например, отверстие в основании черепа, через которое проходит спинной мозг, имеет переднее положение, наводящее на мысль о вертикальном положении. Таким образом, двуногая походка, возможно, была одной из самых первых черт, отличавших гомининов от предковых обезьян.

Тем не менее, наши предки, похоже, сохранили черты, необходимые для древесного передвижения, в течение миллионов лет после того, как они впервые развили способность ходить на двух ногах. Australopithecus afarensis , который обитал в Восточной Африке с 3.От 85 до 2,95 миллиона лет назад, известный скелет Люси, обнаруженный в 1974 году, был способным двуногим. Но у него были длинные сильные руки и изогнутые пальцы — черты, связанные с лазанием по деревьям. Пройдет еще миллион лет, прежде чем современные пропорции конечностей эволюционируют и заставят гомининов жить на земле, начиная с начала H. erectus в Африке (иногда называемого Homo ergaster ).

Мозг развивался по совершенно иному графику.В ходе эволюции человека размер мозга увеличился более чем в три раза. Однако сравнение мозга A. afarensis с мозгом гораздо более старого Sahelanthropus показывает, что почти такой рост не происходил в первые несколько миллионов лет эволюции человека. Фактически, большая часть расширения произошла за последние два миллиона лет, возможно, благодаря петле обратной связи, в которой достижения в области технологий — каменные орудия и тому подобное — дали гомининам доступ к более питательной пище, такой как мясо, которое могло бы подпитывать большее количество людей. и, следовательно, более требовательный к энергии мозг, который, в свою очередь, мог бы придумать даже лучшую технологию, и так далее.Изменения в форме и структуре мозга сопровождали эти достижения: больше пространства было выделено регионам, участвующим в языковом и долгосрочном планировании, среди других продвинутых когнитивных функций.

Этот мозаичный образец эволюции гомининов, в котором разные части тела развивались с разной скоростью, породил удивительных существ. Например, Australopithecus sediba из Южной Африки, датируемый 1,98 миллиона лет назад, имел человеческую руку, прикрепленную к обезьяноподобной руке, большой родовой канал, но маленький мозг, и развитую лодыжку, соединенную с примитивной пяточной костью.

Иногда эволюция даже удваивалась. Когда кто-то изучает окаменелость гоминина, может быть трудно различить, сохранил ли вид примитивную черту, такую ​​как небольшой размер мозга от более раннего предка, или он потерял эту характеристику, а затем повторно развил ее. Но странный случай Homo floresiensis вполне может быть примером последнего. Этот член человеческой семьи жил на острове Флорес в Индонезии всего 50 000 лет назад, но во многом напоминал некоторых из основателей нашего рода, живших более двух миллионов лет назад.У H. floresiensis было не только маленькое тело, но и удивительно крошечный мозг для Homo , размером с шимпанзе. Ученые предполагают, что этот вид произошел от более мускулистых и сложных видов Homo , которые остались на Флоресе и развили свои крошечные размеры в результате адаптации к ограниченным пищевым ресурсам, доступным на его островном доме. Поступив таким образом, H. floresiensis , кажется, полностью изменил то, что исследователи когда-то считали определяющей тенденцией эволюции Homo ‘: неумолимое расширение мозга.Тем не менее, несмотря на свой маленький мозг, H. floresiensis все же умел изготавливать каменные орудия труда, охотиться на животных для получения пищи и готовить пищу на костре.

В дополнение к сложности нашей истории теперь становится ясно, что большую часть времени, в течение которого люди эволюционировали, по Земле ходили многочисленные виды гомининов. Например, между 3,6 и 3,3 миллионами лет назад в Африке жили по крайней мере четыре разновидности гомининов. Палеоантрополог Йоханнес Хайле-Селассие из Института происхождения человека Университета штата Аризона и его коллеги обнаружили останки двух из них, A.afarensis и Australopithecus deyiremeda , а также возможное третье существо, известное только по отличительной ископаемой ступне, в районе под названием Woranso-Mille в регионе Афар в Эфиопии. То, как им удалось поделиться ландшафтом, является предметом текущего расследования. «Конкурирующие виды могли бы сосуществовать, если бы было много ресурсов или если бы они эксплуатировали разные части экосистемы», — говорит Хайле-Селассие.

Позже, примерно от 2,7 до 1,2 миллиона лет назад, представители нашего рода Homo — обладатели большого мозга, изящных челюстей и зубов — делили луга южной и восточной Африки с совершенно другой ветвью человечества.Представители рода Paranthropus , эти гоминины обладали массивными зубами и челюстями, выступающими скулами и гребнями на головах, которые удерживали мощные жевательные мышцы. Здесь сосуществование несколько лучше понимается: в то время как Homo , по-видимому, эволюционировал для использования в пищу самых разных растений и животных, Paranthropus специализировался на переработке жесткой, волокнистой растительной пищи.

H. sapiens частично совпал с другими видами людей.Когда наш вид развивался в Африке 300 000 лет назад, по планете бродили и несколько других видов гомининов. Некоторые из них, например коренастые неандертальцы в Евразии, были очень близкими родственниками. Другие, в том числе Homo naledi в Южной Африке и H. erectus в Индонезии, принадлежали к линиям, которые в далеком прошлом расходились с нашей. Еще 50000 лет назад разнообразие гомининов было правилом, с неандертальцами, таинственными денисовцами из Азии, крошечными H.floresiensis и еще один маленький гоминин — недавно обнаруженный Homo luzonensis из Филиппин — все на свободе.

Такие открытия создают гораздо более интересную картину эволюции человека, чем линейное представление, которое доминировало в нашем взгляде на жизнь. Но они поднимают назойливый вопрос: как H. sapiens оказались единственной уцелевшей веткой на том, что когда-то было пышным эволюционным кустом?

Вот факты по делу. Из окаменелостей, найденных на месте Джебель-Ирхуда в Марокко, мы знаем, что наш вид возник в Африке по крайней мере 315 000 лет назад.Примерно 200 000 лет назад он начал совершать набеги из Африки, а 40 000 лет назад он утвердился по всей Евразии. Некоторые из мест колоний H. sapiens были заняты другими видами гомининов. В конце концов все остальные исчезли. Примерно 30 000–15 000 лет назад, с исчезновением неандертальцев в Европе и денисовцев в Азии, H. sapiens были единственными в мире.

Исследователи часто приписывают успех нашего вида превосходному познанию.Хотя на самом деле у неандертальцев мозг был немного больше, чем у нас, археологические находки, казалось, указывали на то, что только H. sapiens создавали специальные инструменты и использовали символы, предполагающие способность к языку. Возможно, рассуждали, H. sapiens победили благодаря более точному предвидению, лучшим технологиям, более гибким стратегиям сбора пищи и большим социальным сетям для поддержки в тяжелые времена. В качестве альтернативы некоторые исследователи предложили, может быть, H.sapiens вёл войну со своими соперниками, истребляя их напрямую.

Но недавние открытия поставили под сомнение эти сценарии. Как выяснили археологи, технологии неандертальцев были гораздо более разнообразными и сложными, чем считалось ранее. Неандертальцы тоже изготавливали украшения и предметы искусства, создавали подвески из ракушек и зубов животных и рисовали абстрактные символы на стенах пещер. Более того, они, возможно, не были нашими единственными просвещенными родственниками: выгравированная ракушка с Явы возрастом 500000 лет предполагает, что H.erectus также обладал символической мыслью. Если архаические гоминины обладали многими из тех же умственных способностей, что и H. sapiens , почему последние преобладали?

Условия, при которых появился H. sapiens , могли сыграть свою роль. Окаменелости и археологические данные показывают, что наш вид в основном оставался в Африке в течение первых нескольких сотен тысяч лет своего существования. Некоторые эксперты утверждают, что здесь она развивалась как популяция взаимосвязанных подгрупп, разбросанных по континенту, которые снова и снова разделялись и воссоединялись на протяжении тысячелетий, что позволяло периоды эволюции в изоляции, за которыми следовали возможности для скрещивания и культурного обмена.Это эволюционное воспитание могло превратить H. sapiens в особо адаптируемого гоминина. Но это еще не все, как мы теперь знаем из генетики.

Анализ ДНК произвел революцию в изучении эволюции человека. Сравнение генома человека с геномами современных человекообразных обезьян убедительно показало, что мы наиболее тесно связаны с шимпанзе и бонобо, разделяя почти 99 процентов их ДНК. А крупномасштабные исследования ДНК современных человеческих популяций по всему миру пролили свет на истоки современных человеческих вариаций, опровергнув многовековое представление о том, что расы — это биологически дискретные группы с отдельным происхождением.«Никогда не было чистых популяций или рас», — говорит Рафф. Современные человеческие вариации непрерывны, и большинство вариаций на самом деле существует внутри популяций, а не между ними — продукт нашей демографической истории как вида, который произошел в Африке с популяциями, которые непрерывно смешивались, мигрируя по миру.

Совсем недавно исследования древней ДНК пролили новый свет на мир ранних H. sapiens , как это было тогда, когда другие виды гомининов еще существовали.В конце 1990-х годов генетики начали извлекать небольшие количества ДНК из окаменелостей неандертальцев и ранних H. sapiens. В конце концов им удалось получить полные геномы не только неандертальцев и ранних H. sapiens , но и денисовцев, которые известны лишь по нескольким фрагментарным окаменелостям из Сибири и Тибета. Сравнивая эти древние геномы с современными, исследователи обнаружили доказательства того, что наш собственный вид скрещивался с этими другими видами. Сегодня люди несут ДНК неандертальцев и денисовцев в результате этих давних встреч.Другие исследования обнаружили доказательства скрещивания между H. sapiens и неизвестными вымершими гомининами из Африки и Азии, от которых у нас нет окаменелостей, но чья отличительная ДНК сохраняется.

Спаривание с другими видами человека могло способствовать успеху H. sapiens . Исследования организмов, от зябликов до дубов, показали, что гибридизация с местными видами может помочь колонизирующим видам процветать в новых условиях, давая им полезные гены. Хотя ученым еще предстоит выяснить функции большинства генов, которые люди сегодня передают от вымерших гомининов, они определили некоторые из них, и результаты интригуют.Например, неандертальцы дали генов иммунитета H. sapiens, , которые, возможно, помогли нашему виду отразить новые патогены, с которыми он столкнулся в Евразии, а денисовцы внесли ген, который помог людям адаптироваться к большим высотам. H. sapiens может быть последним выжившим гоминином, но он получил поддержку от своих вымерших собратьев.

У ученых гораздо больше кусочков головоломки о происхождении человека, чем когда-то, но теперь головоломка намного больше, чем предполагалось ранее.Остается много пробелов, и некоторые из них, возможно, никогда не исчезнут. Возьмите вопрос, почему мы развили такой массивный мозг. При весе около 1400 граммов современный человеческий мозг значительно больше, чем ожидалось для приматов нашего размера. «Необычность в том, почему это интересно и почему невозможно дать научный ответ», — замечает Вуд. Некоторые эксперты предположили, что мозг гомининов раздулся по мере того, как они адаптировались к колебаниям климата между влажными и сухими условиями, среди других объяснений. Но проблема с попыткой ответить на вопросы «почему» об эволюции наших уникальных черт, по словам Вуда, заключается в том, что невозможно эмпирически оценить предлагаемые объяснения.«Нет никакого контрафакта. Мы не можем вернуться к трем миллионам лет назад и не изменить климат ».

Однако другие загадки могут подлежать дальнейшему исследованию. Например, мы еще не знаем, как выглядел последний общий предок человека и рода Pan , в который входят шимпанзе и бонобо. Геномные данные и данные окаменелостей предполагают, что эти две линии разошлись между 8 и 10 миллионами лет назад — за три миллиона лет до того, как самые старые известные гоминины ходили по Земле — что означает, что палеоантропологи могут упустить значительную часть нашей предыстории.И у них вообще почти нет окаменелостей Pan , который эволюционировал своим собственным путем так же долго, как и мы. Понимание может быть получено из проекта, который в настоящее время реализуется в центральном Мозамбике, где Сусана Карвалью и Рене Бобе из Оксфордского университета и их коллеги охотятся на ископаемых приматов, включая гомининов, в отложениях более древних, чем те, в которых было обнаружено Sahelanthropus, Orrorin и . Ардипитек .

Более поздние этапы человеческой истории тоже пронизаны неизвестным.Если H. sapiens скрещивался с другими видами гомининов, с которыми он столкнулся, как мы теперь знаем, эти группы также обменивались культурой? Мог ли H. sapiens познакомить неандертальцев с новыми технологиями охоты и художественными традициями — или наоборот? Новые методы извлечения древней ДНК и белков из неидентифицируемых окаменелостей и даже пещерных отложений помогают исследователям определить, какие виды гомининов были активны и когда находились на ключевых археологических объектах.

Интересно, куда нас приведет следующее открытие в поисках понимания, кто мы и откуда пришли. Возможно, мы нашли свое место в природе, поместили свою веточку на куст, но мы все еще ищем себя. В конце концов, мы всего лишь люди.

Предоставлено: Мориц Стефанер и Кристиан Лэссер. Для получения дополнительной информации см. « Визуализация 175 лет слов в Scientific American»

Развивающаяся история эволюции человека

Мы, люди, — странная группа.У нас есть самосознание, но мы часто действуем по импульсам, которые остаются скрытыми. Мы были созданы в невзгодах, но живем в мире изобилия. Кто мы? Что будет с нами? Для решения этих извечных вопросов наука в последние годы предоставила мощные инструменты и массивы данных.

Мы знаем, например, что три миллиона лет назад группа приматов, известных как австралопитеки, умело ходила на двух ногах — чтобы лучше ориентироваться в африканской саванне — и все же имела длинные руки, пригодные для жизни на деревьях.В поисках ключей к разгадке того, какое давление отбора привело к этому переходу, палеонтологи обнаружили окаменелость возрастом 3,3 миллиона лет — «младенец Люси», подтверждающую, что знаменитый скелет «Люси» Australopithecus afarensis действительно содержит мозаику черт, связанных с обоими. ходьба и скалолазание ( стр. 4 ). Другие палеонтологи обнаружили останки ранее неизвестного вида человека в Южной Африке ( стр. 12 ).

Когда мы спустились из-за деревьев, мы потеряли волосы.Почему? Это может показаться глупым вопросом из глубины классной комнаты, но ученые задали его и обнаружили, что отсутствие волос на теле необходимо для сохранения прохлады наших первобытных тел (, стр. 22, ).

Genetics открывает большое окно в нашу человеческую родословную. Если мы разделяем почти 99 процентов нашей ДНК с шимпанзе, почему мы, а не они, живем в пригороде и водим машины? Как небольшое количество ДНК имеет такое большое значение? Чтобы выяснить это, биостатист Кэтрин С. Поллард и другие выясняют, что это за 1 процент ДНК и что он делает — ее отчет находится в этом выпуске ( стр. 30, ).Мы также смотрим, как ученые изучают крохотные кусочки ДНК, которые различаются от одного человека к другому, в поисках ключей к разгадке нашего происхождения и эволюции (, стр. 60, ).

Эволюция человека и культура часто переплетаются. Например, когда люди стали жить дольше, бабушки и дедушки стали играть роль в семейной жизни, что, в свою очередь, сделало возможным более сложное социальное поведение (, стр. 38, ).

Чем больше мы узнаем о собственной эволюции, тем сложнее становится история.Новые открытия отодвинули дату, когда охотники-собиратели колонизировали Америку ( стр. 68 ). А открытие «хоббитов» — человеческого вида небольшого роста — перевернуло науку о происхождении человека с ног на голову ( стр. 84 ).

Куда ведет нас эволюция? Мы представляем две точки зрения. Джонатан К. Притчард, профессор генетики человека в Чикагском университете, утверждает, что давление отбора обычно действует в течение десятков тысяч лет ( стр. 98 ), а это означает, что мы, вероятно, не будем сильно развиваться в ближайшее время.Но застой — это только одно возможное будущее, говорит астробиолог Вашингтонского университета Питер Уорд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.