Дайте пожалуйста краткое содержание робинзона крузо на английском

Robinson Crusoe

Robinson Crusoe, is a novel by Daniel Defoe that was first published in 1719. The book is a fictional autobiography of the title character—a castaway who spends 28 years on a remote tropical island near Venezuela, encountering Native Americans, captives, and mutineers before being rescued.


Plot summary

Crusoe (the family name corrupted from the German name "Kreutznaer" or "Kreutznär") sets sail from the Queen's Dock in Hull on a sea voyage in September 1651, against the wishes of his parents, who want him to stay home and pursue a career, possibly in law. After a tumultuous journey that sees his ship wrecked by a vicious storm, his lust for the sea remains so strong that he sets out to sea again. This journey too ends in disaster as the ship is taken over by Salé pirates, and Crusoe becomes the slave of a Moor. After two years of slavery, he manages to escape in a boat and a boy named Xury; later, Crusoe is rescued and befriended by the Captain of a Portuguese ship off the western coast of Africa. The ship is en route to Brazil. There, with the help of the captain, Crusoe becomes owner of a plantation.

Years later, he joins an expedition to bring slaves from Africa, but he is shipwrecked in a storm about forty miles out to sea on an island (which he calls the Island of Despair) near the mouth of the Orinoco river on September 30, 1659. His companions all die. Having overcome his despair, he fetches arms, tools, and other supplies from the ship before it breaks apart and sinks. He proceeds to build a fenced-in habitation near a cave which he excavates himself. He keeps a calendar by making marks in a wooden cross built by himself, hunts, grows corn and rice, dries grapes to make raisins for the winter months, learns to make pottery, raises goats, etc., using tools created from stone and wood which he harvests on the island, and adopts a small parrot. He reads the Bible and becomes religious, thanking God for his fate in which nothing is missing but human society.

Years later, he discovers native cannibals who occasionally visit the island to kill and eat prisoners. At first he plans to kill them for committing an abomination, but later realizes that he has no right to do so as the cannibals do not knowingly commit a crime. He dreams of obtaining one or two servants by freeing some prisoners; and indeed, when a prisoner manages to escape, Crusoe helps him, naming his new companion "Friday" after the day of the week he appeared. Crusoe then teaches him English and converts him to Christianity.

After another party of natives arrives to partake in a cannibal feast, Crusoe and Friday manage to kill most of the natives and save two of the prisoners. One is Friday's father and the other is a Spaniard, who informs Crusoe that there are other Spaniards shipwrecked on the mainland. A plan is devised wherein the Spaniard would return with Friday's father to the mainland and bring back the others, build a ship, and sail to a Spanish port.

Before the Spaniards return, an English ship appears; mutineers have taken control of the ship and intend to maroon their former captain on the island. Crusoe and the ship's captain strike a deal, in which he helps the captain and the loyalist sailors retake the ship from the mutineers, whereupon they intend to leave the worst of the mutineers on the island. Before they leave for England, Crusoe shows the former mutineers how he lived on the island, and states that there will be more men coming. Crusoe leaves the island December 19, 1686, and arrives back in England June 11, 1687.

otvet.mail.ru

Английский язык с Робинзоном Крузо

(в пересказе для детей)

Robinson Crusoe Written Anew for Children by James Baldwin

I WISH TO BE A SAILOR (я хочу быть моряком)

MY name is Robinson Crusoe (мое имя = меня зовут Робинзон Крузо). I was born in the old city of York (я родился: «был рожден» в старом городе Йорке), where there is a broad river (где есть широкая река; there is/are — имеется), with ships coming and going (с кораблями приходящими и уходящими).

When I was a little boy (когда я был маленьким мальчиком), I spent much of my time (я проводил много своего времени; to spend — проводить /время/) looking at the river (глядя на реку).

How pleasant was the quiet stream (каким красивым был тихий поток; pleasant — приятный; радостный; милый, симпатичный), flowing, always flowing (текущий, постоянно текущий; to flow — течь; always — всегда, неизменно), toward the far-away sea (по направлению к далекому морю; far-away — далекий, дальний; far — далеко; away — прочь)!

I liked to watch the ships (мне нравилось смотреть на корабли) as they came in (когда они приходили) with their white sails (с белыми парусами) spread to the wind (распростертыми на ветру; to spread — развертывать/ся/; раскидывать/ся/; простирать/ся/; расстилать/ся/).

I liked to think of the strange lands (мне нравилось думать о чуждых землях) which they must have visited (которые они, должно быть, посетили: «должны были посетить»), and of the many wonderful things (и о многих прекрасных вещах/событиях) they must have passed (которые они, должно быть, увидели/с которыми столкнулись).

I wished to be a sailor (я хотел быть моряком). I thought how grand it must be to sail and sail (я думал: как прекрасно, должно быть: «это должно быть» плавать под парусами; sail — парус; to sail — плавать на яхте, ходить на яхте, идти под парусами) on the wide blue sea (по широкому синему морю), with the sky above (с небом наверху) and the waves beneath (и волнами внизу). Nothing could be pleasanter (ничто не могло быть приятнее).

My father wanted me to learn a trade (мой отец хотел, чтобы я научился ремеслу). But I could not bear the thought of it (но я не мог вынести мысли об этом). I could not bear the thought of working every day in a dusty shop (я не мог вынести мысли о работе каждый день в пыльном магазине; dust — пыль).

I did not wish to stay in York all my life (я не желал оставаться в Йорке все жизнь). I wanted to see the world (я хотел увидеть мир). I would be a sailor and nothing else (я хотел быть моряком и никем другим).

My mother was very sad when I told her (моя мать была печальна, когда я сказал ей; to tell — говорить; рассказывать).

A sailor's life, she said, was a hard life (жизнь моряка, сказала она, это тяжелая жизнь). There were many storms at sea (на море бывает много штормов/бурь), and ships were often wrecked (и корабли часто терпят крушение; wreck — крушение).

She told me, too, that there were great fishes in the sea (она также сказала мне, что есть = встречаются в море огромные рыбы), and that they would eat me up if I fell into the water (и что онисъедят меня, если я упаду в воду).

Then she gave me a cake (затем она дала мне пирог), and kissed me (и поцеловала меня). "How much safer it is to be at home (как много = насколько безопаснее быть = оставаться дома)!" she said.

But I would not listen to her (но я не слушал ее). My mind was made up (мое решение было принято; to make up one’s mind — принять решение: «настроить свой разум»; mind — разум; умственные способности; ум; настроение, расположение духа), and a sailor I would be (и /все же именно/ моряком я хотел стать).

When I was eighteen years old (когда мне было восемнадцать лет), I left my pleasant home and went to sea (покинул мой милый дом и отправился в море).

pleasant [pleznt], quiet ['kwaIqt], toward [tq'wO:d], spread [spred], visit ['vIzIt], beneath [bI'nJT], world [wq:ld]

I WISH TO BE A SAILOR

MY name is Robinson Crusoe. I was born in the old city of York, where there is a broad river, with ships coming and going.

When I was a little boy, I spent much of my time looking at the river.

How pleasant was the quiet stream, flowing, always flowing, toward the far-away sea! I liked to watch the ships as they came in with their white sails spread to the wind.

I liked to think of the strange lands which they must have visited, and of the many wonderful things they must have passed.

I wished to be a sailor. I thought how grand it must be to sail and sail on the wide blue sea, with the sky above and the waves beneath. Nothing could be pleasanter.

My father wanted me to learn a trade. But I could not bear the thought of it. I could not bear the thought of working every day in a dusty shop.

I did not wish to stay in York all my life. I wanted to see the world. I would be a sailor and nothing else.

My mother was very sad when I told her.

A sailor's life, she said, was a hard life. There were many storms at sea, and ships were often wrecked.

She told me, too, that there were great fishes in the sea, and that they would eat me up if I fell into the water.

Then she gave me a cake, and kissed me. "How much safer it is to be at home!" she said.

But I would not listen to her. My mind was made up, and a sailor I would be.

When I was eighteen years old, I left my pleasant home and went to sea.

I MAKE MY FIRST VOYAGE (я совершаю мое первое путешествие)

I SOON found that my mother's words were true (я вскоре нашел = понял, что слова матери были правдой; to find — находить). A sailor's life is indeed a hard life (жизнь моряка /и/ в самом деле тяжелая жизнь; hard — жесткий; трудный, тяжелый).

There was no time for play on board of our ship (не было времени для игр на борту нашего корабля). Even in the fairest weather (даже при самой хорошей погоде) there was much work to be done (было много работы, которую нужно было сделать: «которая должна была быть сделана»).

On the very first night the wind began to blow (в самую первую ночь начал дуть ветер). The waves rolled high (волны катились высоко). The ship was tossed this way and that (корабль бросало туда и суда; to toss — бросать, кидать, швырять). Never had I seen such a storm (никогда я не видел такого шторма; to see — видеть).

All night long the wind blew (всю ночь напролет дул ветер; to blow — дуть). I was so badly frightened (я был так сильно напуган; badly — скверно, дурно, плохо; крайне, очень сильно /придает эмоционально-усилительный оттенок/) that I did not know what to do (что не знал, что делать). I thought the ship would surely go to the bottom (я подумал, что что корабль наверняка пойдет на дно; surely — конечно, непременно).

Then I remembered my pleasant home and the words of my kind mother (тогда я вспомнил мой милый дом и слова моей доброй матери).

"If I live to reach dry land (если я доживу /того, что/ доберусь до суши: «достигну сухой земли»)," I said to myself, "I will give up this thought of being a sailor (я откажусь от мысли быть моряком; to give up — оставить, отказаться; бросить /напр.мысль, привычку/). I will go home and stay with my father and mother (я отправлюсь домой и буду жить: «оставаться/пребывать» с моими отцом и матерью). I will never set my foot in another ship (я никогда не поставлю мою ногу на другой корабль = нога моя не ступит ни на какой корабль)."

Day came (день пришел = настал день). The storm was worse than before (штром был хуже, чем прежде). I felt sure that we were lost (я почувствовал точно = был уверен, что мы были потеряны = что мы пропали; to feel — чувствовать; sure — уверенный; убедившийся; to lose — терять, утрачивать). But toward evening (но /ближе/ к вечеру) the sky began to clear (небо начало проясняться; to begin — начинать/ся/). The wind died away (ветер стих; to die — умирать; затихать /о ветре, звуке/). The waves went down (волны успокоились: «опустились»). The storm was over (закончился; to be over — заканчиваться; over — по ту сторону, за, через).

The next morning the sun rose bright (на следующее утро солнце встало ярким; to rise — вставать, подниматься) and warm upon a smooth sea (и теплым над ровным морем; smooth — гладкий). It was a beautiful sight (это был прекрасный вид).

As I stood looking out over the wide water (пока я стоял, смотря вдаль на широкую воду; to stand — стоять; out — наружу), the first mate came up (подошел первый помощник капитана; mate — товарищ; напарник; подручный, помощник; /мор./ помощник капитана /в торговом флоте/; to come up — подходить). He was a kind man (он был добрым человеком), and always friendly to me (и всегда дружелюбным по отношению ко мне).

"Well (ну), Bob," he said, "how do you like it (как тебе это нравится)? Were you frightened by that little gale (/не/ был /ли/ ты напуган этим ветерком; gale — шторм; буря; ветер от 7 до 10 баллов /порыв, движущийся со скоростью от 51 до 100 километров в час/; /поэт./ ветерок, зефир)?"

"I hope you don't call it a little gal (надеюсь, вы не называете = не станете же вы называть это ветерком)," I said. "Indeed it was a terrible storm (на самом деле это был ужасный шторм)."

The mate laughed (помощник капитана засмеялся).

"Do you call that a storm (ты называешь это штормом)?" he asked (спросил он). "Why, it was nothing at all (да ну, это было ничто вообще = был сущий пустяк; why — почему?; междометие, выражающее самые разнообразные эмоции в зависимости от контекста: удивление, согласие или несогласие, нетерпение и т. п.). You are only a fresh-water sailor (ты всего лишь пресноводный моряк; fresh water — пресная вода; fresh — свежий), Bob. Wait till we have a real storm (подожди, пока у нас будет настоящий шторм)."

And so I soon forgot my fears (и так я вскоре забыл свои страхи; to forget — забывать).

Little by little (мало-помалу), I gave up all thoughts of going home again (я бросил мысли снова отправиться = вернуться домой). "A sailor's life for me (жизнь моряка /это/ для меня)," I said.

My first voyage was not a long one (мое первое путешествие не было долгим).

I visited no new lands (я не посетил новых земель/стран), for the ship went only to London (так как корабль сходил только в Лондон). But the things which I saw in that great city (но вещи, которые я увидел в великом городе) seemed very wonderful to me (казались мне весьма удивительными).

Nothing would satisfy me but to make a long voyage (ничто не могло бы удовлетворить меня, кроме /как/ совершить длинное путешествие). I wished to see the whole world (я желал увидеть весь мир).

indeed [In'di:d], board [bO:d], weather ['weDq], done [dAn], began [bI'gxn], frighten ['fraIt(q)n], surely ['SuqlI], worse [wq:s], smooth [smHD], beautiful ['bjHtqfql], friendly ['frendlI], terrible ['terqbl], laugh [lRf], forgot [fq'gOt], fear ['fIq], voyage ['vOIIG], wonderful ['wAndqfql], satisfy ['sxtIsfaI], whole [hqul]

I MAKE MY FIRST VOYAGE

I SOON found that my mother's words were true. A sailor's life is indeed a hard life. There was no time for play on board of our ship. Even in the fairest weather there was much work to be done.

On the very first night the wind began to blow. The waves rolled high. The ship was tossed this way and that. Never had I seen such a storm.

All night long the wind blew. I was so badly frightened that I did not know what to do. I thought the ship would surely go to the bottom.

Then I remembered my pleasant home and the words of my kind mother.

"If I live to reach dry land," I said to myself, "I will give up this thought of being a sailor. I will go home and stay with my father and mother. I will never set my foot in another ship."

Day came. The storm was worse than before. I felt sure that we were lost. But toward evening the sky began to clear. The wind died away. The waves went down. The storm was over.

The next morning the sun rose bright and warm upon a smooth sea. It was a beautiful sight.

As I stood looking out over the wide water, the first mate came up. He was a kind man, and always friendly to me.

"Well, Bob," he said, "how do you like it? Were you frightened by that little gale?"

"I hope you don't call it a little gale," I said. "Indeed it was a terrible storm."

The mate laughed.

"Do you call that a storm?" he asked. "Why, it was nothing at all. You are only a fresh-water sailor, Bob. Wait till we have a real storm."

And so I soon forgot my fears.

Little by little, I gave up all thoughts of going home again. "A sailor's life for me," I said.

My first voyage was not a long one.

I visited no new lands, for the ship went only to London. But the things which I saw in that great city seemed very wonderful to me.

Nothing would satisfy me but to make a long voyage. I wished to see the whole world.

I SEE MUCH OF THE WORLD (я вижу мир)

IT was easy to find a ship to my liking (было легко найти корабль по моему вкусу); for all kinds of trading vessels (так как все виды торговых судов; vessel — сосуд /для жидкости/; корабль, судно) go out from London to every country that is known (выходят из Лондона в каждую страну, которая известна).

One day I met an old sea captain (однажды я встретил старого морского капитана; to meet — встречать) who had been often to the coast of Africa (который часто был на побережье Африки). He was pleased with my talk (ему понравился мой разговор = то, что я ему говорил).

"If you want to see the world (если ты хочешь увидеть мир)," he said, "you must sail with me (ты должен/тебе нужно выйти в море со мной)." And then he told me that he was going again to Africa (а затем он сказал мне, что собирается опять вАфрику), to trade with the black people there (торговать там с черными людьми; to trade — торговать; обменивать/ся/). He would carry out a load of cheap trinkets (он собирается повезти /туда/ груз дешевых безделушек; to carry — везти, перевозить) to exchange for gold dust and feathers (чтобы обменять на золотую пыль = на золотой песок и перья) and other rare and curious things (и на другие редкие и любопытные вещи).

I was very glad to go with him (был очень рад отправиться с ним). I would see strange lands (я увижу чужие страны; strange — чужой; чуждый; незнакомый, неизвестный; странный, необыкновенный; удивительный) and savage people (и диких людей). I would have many a stirring adventure (у меня будут = меня ждут многие интереснейшие приключения; stirring — волнующий, возбуждающий, вдохновляющий; to stir — шевелить; волновать, возбуждать).

Before ten days had passed (прежде чем десять дней прошли = не прошло и десяти дней), we were out on the great ocean (/как/ мы были в великом океане = в открытом море/океане). Our ship was headed toward the south (наш корабль был направлен = направлялся к югу).

The captain was very kind to me (капитан был очень добр ко мне). He taught me much that every sailor ought to know (он научил меня тому, что должен знать каждый моряк; to teach — учить). He showed me how to steer (он показал мне, как править /рулем/) and manage the vessel (и управляться с судном). He told me about the tides (он рассказал мне о приливах и отливах; tide — прилив и отлив: a tide comes in — вода приливает a tide ebbs/goes out — вода убывает, спадает) and the compass (и компасе) and how to reckon the ship's course (и как вычислять курс корабля).

The voyage was a pleasant one (путешествие было приятным), and I saw more wonderful things (и я видел больше прекрасных вещей) than I can name (чем могу назвать).

When, at last, we sailed back to London (когда, наконец, мы отправились обратно в Лондон), we had gold enough (у нас было достаточно золота) to make a poor man rich (чтобы сделать бедного человека богатым).

I had nearly six pounds of the yellow dust (у меня было почти шесть фунтов желтой пыли = желтого песка) for my own share (в качестве моей собственной доли).

I had learned to be a trader (я научился быть торговцем) as well as a sailor (равно как и моряком).

It would take too long (заняло бы слишком долго = много времени) to tell you of all my voyages (рассказывать вам обо всех моих путешествиях). Some of them were happy and successful (некоторые из них были счастливыми и успешными; success — успех); but the most were unpleasant and full of disappointment (но большинство были неприятными и полными разочарований; to disappoint — разочаровывать).

Sometimes I went to Africa (иногда я отправлялся в Африку), sometimes to the new land of South America (иногда — в новые земли Южной Америки). But wherever I sailed I found the life of a sailor by no means easy (но куда бы я ни плавал, я находил жизнь моряка вовсе не легкой; means — средства; by no means — никоим образом не; ни в коем случае не; нисколько не, отнюдь не).

I did not care so much now (не заботился столь много теперь = не особенно стремился) to see strange sights (увидеть странные = необычные виды) and visit unknown shores (и посетить неизвестные берега).

I cared more for the money or goods (я больше заботился = думал о деньгах или товарах) that I would get by trading (которые я получу торговлей = в результате торговли).

At last a sudden end was put to all my sailing (в конце концов неожиданный конец был положен всем моим морским путешествиям; to sail — путешествовать морем; sail — парус). And it is of this that I will now tell you (и об этом я и расскажу вам сейчас).

easy ['i:zI], find ['faInd], vessel [vesl], country ['kAntrI], captain ['kxptIn], pleased [pli:zd], trinket ['trINkIt], exchange [Iks'tSeInG], feather ['feDq], rare ['req], curious ['kjuqrIqs], savage ['sxvIG], adventure [qd'ventSq], pass [pRs], great ['greIt], ocean ['quS(q)n], head [hed], ought [Lt], steer ['stIq], manage ['mxnIG], compass ['kAmpqs], reckon ['rek(q)n], course ['kO:s], enough [I'nAf], poor ['puq], successful [s(q)k'sesful], disappointment ["dIsq'pOIntmqnt]

I SEE MUCH OF THE WORLD

IT was easy to find a ship to my liking; for all kinds of trading vessels go out from London to every country that is known.

One day I met an old sea captain who had been often to the coast of Africa. He was pleased with my talk.

"If you want to see the world," he said, "you must sail with me." And then he told me that he was going again to Africa, to trade with the black people there. He would carry out a load of cheap trinkets to exchange for gold dust and feathers and other rare and curious things.

I was very glad to go with him. I would see strange lands and savage people. I would have many a stirring adventure.

Before ten days had passed, we were out on the great ocean. Our ship was headed toward the south.

The captain was very kind to me. He taught me much that every sailor ought to know. He showed me how to steer and manage the vessel. He told me about the tides and the compass and how to reckon the ship's course.

The voyage was a pleasant one, and I saw more wonderful things than I can name.

When, at last, we sailed back to London, we had gold enough to make a poor man rich.

I had nearly six pounds of the yellow dust for my own share.

I had learned to be a trader as well as a sailor.

It would take too long to tell you of all my voyages. Some of them were happy and successful; but the most were unpleasant and full of disappointment.

Sometimes I went to Africa, sometimes to the new land of South America. But wherever I sailed I found the life of a sailor by no means easy.

I did not care so much now to see strange sights and visit unknown shores.

I cared more for the money or goods that I would get by trading.

At last a sudden end was put to all my sailing. And it is of this that I will now tell you.

I UNDERTAKE A NEW VENTURE (я предпринимаю новое рискованное начинание; venture — рискованное предприятие, рискованное начинание)

I HAD grown very tired of being a sailor (я стал очень уставшим от /того, что/ был моряком = мне весьма надоело…; to grow — расти; становиться). I was so tired of it that I made up my mind to try something else (я настолько устал от этого, что принял решение попытать что-то другое; to try — пробовать, испытывать).

It happened that I was then in Brazil (случилось, что я был тогда в Бразилии). I bought some land there (я купил там сколько-то = некоторое количество земли; to buy — покупать) and began to open a plantation (и начал открывать = основывать плантацию). The ground was rich (земля/почва была богатой), and it would be easy to raise tobacco and sugar cane (и было бы легко выращивать табак и сахарный тростник).

But I needed many things (но мне нужно было много вещей). I must have plows and hoes and a sugar mill (я должен иметь = у меня должны быть плуги, и мотыги, и сахарную мельницу = сахарный завод). Above all (и прежде всего: «выше всего») I must have men (у меня должны быть люди) to do the work on the plantation (чтобы делать работу = чтобы работать на плантации).

But neither men nor tools could I get in Brazil (но ни людей, ни инструментов я не мог достать в Бразилии).

I sent to London for the tools (я послал в Лондон за инструментами; to send — посылать). I tried to buy some slaves of the planters near me (я попытался купить рабов у плантаторов около меня), but they had not enough for themselves (но у них не было достаточно для самих себя).

"We will tell you what to do (мы скажем тебе, что делать)," they said. "We will fit out a trading vessel for Africa (мы снарядим торговое судно в Африку). We will put aboard of it everything that you need (мы доставим на борт все, в чем нуждаешься = что будет тебе нужно; to put — помещать, класть, ставить; aboard — на борту; на борт). As for your part (что касается твоей части), you shall be the manager of the business (ты будешь управляющим этого дела/предприятия); and you shall do the trading for us (и будешь заниматься торговлей за нас). You need not put in a penny of your own (тебе не нужно вкладывать ни пенни своих /денег/)."

"But how is that going to help me (но как это поможет мне)?" I asked (спросил я).

"Listen, and we will tell you (послушай, и мы скажем тебе)," they said. "With the goods which we send (с товарами, которые мы посылаем), you will buy as many black slaves as the ship will hold (ты купишь столько черных рабов, сколько выдержит корабль; to hold — держать). You will bring them here (ты привезешь их сюда), and we will divide them equally (и мы разделим их поровну; equal — равный, одинаковый). You shall share with us (ты поделишься с нами), just as though you had paid the money (как если бы ты заплатил деньги; just — точно, как раз, именно, поистине /о месте, времени, образе совершения действия/; to pay — платить)."

The plan pleased me very much (этот план мне очень понравился). I figured that each one of us would have thirty or forty slaves (я рассчитал, что каждый из нас получит тридцать или сорок рабов).

It was very foolish of me to go to sea again (было весьма глупо с моей стороны вновь отправиться в море); but the offer was so good (но предложение было столь хорошим = выгодным) that I could not say No (не мог сказать «нет»).

The ship was soon fitted out for the voyage (корабль был вскоре подготовлен для путешествия/поездки; to fit — быть впору, быть в самый раз, подходить /к чему-л./; /также to fit out/ снаряжать, оснащать). Her load was not very heavy (груз не был очень тяжелым). But there were plenty of goods (но было много товаров) such as were most fit for trade (таких, которые были наиболее подходящими для торговли).

There were boxes of red and blue beads (ящики красного и синего бисера), of bits of glass (кусочков стекла), and of other trinkets (и других безделушек). There were also knives and hatchets (были также ножи и топорики) and little looking-glasses (и маленькие зеркала). We reckoned that each one of these would buy a slave (мы подсчитали, что каждый /предмет/ из этих купит = позволит купить раба).

The ship was to carry fourteen men (корабль должен был везти четырнадцать человек) besides the captain and myself (помимо капитана и меня). She (он /корабль в англ. языке — женского рода/) was as fine a little vessel (был таким прекрасным маленьким судном = суденышком) as ever sailed from the coast of Brazil (которое когда-либо отходило в море от берега Бразилии).

tired ['taIqd], bought ['bO:t], plantation [plxn'teIS(q)n], tobacco [tq'bxkqu], sugar ['Sugq], plow ['plau], hoe ['hqu], could [kud], aboard [q'bO:d], business ['bIznqs], divide [dI'vaId], equally ['i:kwqlI], figure ['fIgq], again [q'ge(I)n], load ['lqud], heavy ['hevI], hatchet ['hxtSIt], buy ['baI], carry ['kxrI], coast ['kqust], Brazil [brq'zIl]

I UNDERTAKE A NEW VENTURE

I HAD grown very tired of being a sailor. I was so tired of it that I made up my mind to try something else. It happened that I was then in Brazil. I bought some land there and began to open a plantation. The ground was rich, and it would be easy to raise tobacco and sugar cane. But I needed many things. I must have plows and hoes and a sugar mill. Above all I must have men to do the work on the plantation.

But neither men nor tools could I get in Brazil.

I sent to London for the tools. I tried to buy some slaves of the planters near me, but they had not enough for themselves.

"We will tell you what to do," they said. "We will fit out a trading vessel for Africa. We will put aboard of it everything that you need. As for your part, you shall be the manager of the business; and you shall do the trading for us. You need not put in a penny of your own."

"But how is that going to help me?" I asked.

"Listen, and we will tell you," they said. "With the goods which we send, you will buy as man black slaves as the ship will hold. You will bring them here, and we will divide them equally. You shall share with us, just as though you had paid the money."

The plan pleased me very much. I figured that each one of us would have thirty or forty slaves.

It was very foolish of me to go to sea again; but the offer was so good that I could not say No.

The ship was soon fitted out for the voyage. Her load was not very heavy. But there were plenty of goods such as were most fit for trade.

There were boxes of red and blue beads, of bits of glass, and of other trinkets. There were also knives and hatchets and little looking-glasses. We reckoned that each one of these would buy a slave.

The ship was to carry fourteen men besides the captain and myself. She was as fine a little vessel as ever sailed from the coast of Brazil.

I AM SHIPWRECKED (я потерпел кораблекрушение; to be shipwrecked — потерпеть кораблекрушение)

AT length all things were ready for the voyage (наконец все вещи были готовы к путешествию; length — длина; продолжительность), and I went on board the ship (и я вступил на борт корабля).

It was just eight years to the day (было как раз восемь лет ото дня: «ко дню») since I had left my father and mother (с тех пор, как я покинул отца и мать; to leave — оставлять, покидать) and my pleasant home in good old York (и мой милый дом в добром старом Йорке).

I felt that I was doing a foolish thing (я чувствовал, что делаю глупую вещь; to feel — чувствовать); but I did not dare to say so (не осмеливался сказать это: « сказать так»; to dare to do smth. — осмелиться сделать что-л.).

The wind was fair (ветер был попутный; fair — красивый, прекрасный /уст., обычно о женщинах/; /мор./ попутный /о ветре/). The sails were spread (паруса были распущены; to spread — развертывать). Soon we were out to sea (вскоре мы были в открытом море).

For several days the weather was fine (в течение нескольких дней погода была хорошей). The ship sped swiftly on her way (корабль шел быстро по своему курсу; to speed — двигаться поспешно; мчаться; торопиться), and every one was happy and hopeful (и каждый был счастлив и полон надежд).

Then a great storm came up from the southeast (затем большой шторм пришел с юго-востока). I had seen many fierce storms (я видел много жутких штормов), but never one so terrible as this (но никогда столь ужасного, как этот).

We could do nothing (мы не могли сделать ничего) but let the ship drive before the wind (кроме как позволить кораблю идти по ветру: «перед ветром»). Day after day we were tossed by the waves (день за днем нас бросали волны: «мы были бросаемы волнами»); and day after day we expected the ship to go down (и день за днем ожидали, /что/ корабль потонет: «пойдет вниз»).

The storm grew fiercer and fiercer (шторм становился /все/ свирепее и свирепее; to grow — расти; становиться; fierce — жестокий, лютый, свирепый). The men gave themselves up for lost (люди /команда/ считали себе погибшими; to give smb. up for lost — считать кого-л. погибшим; lost — потерянный, пропавший; to lose — терять).

But on the twelfth day the wind went down (однако на двенадцатый день ветер стих). The waves were not so strong (волны не были такими сильными). We began to hope for our lives (мы начали надеяться на жизнь: «на наши жизни»).

Early the next morning a sailor cried out (рано следующим утром моряк выкрикнул), "Land (земля)! land!"

I ran out of the cabin to look (я выбежал из кабины посмотреть; to run — бежать). But at that very moment the ship struck upon a great bank of sand (но в тот же самый момент корабль наткнулся на большую песчаную отмель; very — самый; to strike — ударять; bank — вал, насыпь; банка, отмель) over which the fierce sea was rolling (над которой перекатывалось свирепое море; to roll — катиться).

She stopped short (корабль резко остановился сразу; short — короткий; резко, круто). She could not move (он не мог двинуться). The great waves dashed over her deck (большие волны заливали палубу: «перехлестывали через палубу»; to dash — /о массе жидкости/ разбиваться /обычно с силой и грохотом,/ хлестать; брызгать, плескать). All of us would have been washed overboard (все мы были бы смыты за борт) if we had not hurried back to the cabin (если бы не поспешили обратно в каюту).

"What shall we do (что на делать)?" cried the men (кричали люди = матросы).

"We can do nothing (мы ничего не можем сделать)," said the captain. "Our voyage is at an end (наше путешествие подошло к концу: «есть при конце»), and there is no longer any hope for our lives (и больше нет какой-либо = ни малейшей надежды нам остаться в живых). We can only wait for the ship to break in pieces (можем только ждать, пока корабль не разломится на куски)."

"Yes, there is one chance for our lives (да = и все же есть один шанс на спасение: «для наших жизней»)!" cried the mate (воскликнул помощник). "Follow me (следуйте за мной)!"

In the lull of the storm (во временном затишье шторма; lull — временное затишье; временное успокоение; перерыв) we rushed again to the deck (мы снова ринулись на палубу). One of our boats was still there (одна из наших лодок все еще была там).

We slung her over the ship's side (мы спустили через борт корабля; to sling — бросать, швырять; спускать на ремнях). We jumped aboard of her (мы прыгнули на борт = запрыгнули на нее). We cut her loose (мы отрезали канаты/освободили ее; to cut — резать; loose — свободный, непривязанный), and floated away upon the wild sea (и отплыли по дикому = бурному морю; to float — плыть /неуправляемо, удерживаться на плаву/).

No boat could live in such a sea as that (никакая лодка не могла выжить в таком море, как то). But we saw land ahead of us (мы видели землю впереди нас); and perhaps some of us might be cast alive upon the beach (и, возможно, некоторые из нас смогут быть выброшены живыми на берег; to cast — бросать, кидать, швырять; выбрасывать /о море, волнах/; beach — береговая полоса; пляж).

This was our only hope (это была единственная надежда).

The raging waves (неистовые волны; to rage — беситься, злиться; бушевать, свирепствовать /о буре, эпидемии, страстях и т. п./; rage — ярость, гнев, бешенство) carried us nearer and nearer to the shore (тащили нас ближе и ближе к побережью; to carry — везти; нести).

We could see the breakers (волны прибоя: «ломатели») dashing upon the great rocks (бьющие о большие скалы). The land looked more frightful than the sea (земля выглядела более устрашающей, чем море; fright — сильный внезапный испуг; страх).

Then all at once (затем, совершенно неожиданно; at once — сразу, немедленно), a huge wave overset the boat (огромная волна перевернула лодку). We had no time to speak or think (мы не имели времени поговорить или подумать). We were thrown out into the raging sea (были выброшены в неистовствующее море; to throw — бросать). We were swallowed up by the waves (мы были проглочены волнами).

dare ['deq], several ['sevrql], fierce ['fIqs], before [bI'fL], expect [Ik'spekt], grew [gru:], roll ['rqul], move [mu:v], hurry ['hArI], cabin ['kxbIn], break ['breIk], piece [pi:s], chance [tSQ:ns], follow ['fOlqu], lull [lAl], rush [rAS], boat ['bqut], slung ['slAN], cut [kAt], loose [lu:s], float ['flqut], upon [q'pOn], ahead [q'hed], cast [kQ:st], alive [q'laIv], beach [bi:tS], rage ['reIG]

I AM SHIPWRECKED

AT length all things were ready for the voyage, and I went on board the ship.

It was just eight years to the day since I had left my father and mother and my pleasant home in good old York.

I felt that I was doing a foolish thing; but I did not dare to say so.

The wind was fair. The sails were spread. Soon we were out to sea.

For several days the weather was fine. The ship sped swiftly on her way, and every one was happy and hopeful.

Then a great storm came up from the southeast. I had seen many a fierce storm, but never one so terrible as this.

We could do nothing but let the ship drive before the wind. Day after day we were tossed by the waves; and day after day we expected the ship to go down.

The storm grew fiercer and fiercer. The men gave themselves up as lost.

But on the twelfth day the wind went down. The waves were not so strong. We began to hope for our lives.

Early the next morning a sailor cried out, "Land! land!"

I ran out of the cabin to look. But at that very moment the ship struck upon a great bank of sand over which the fierce sea was rolling.

She stopped short. She could not move. The great waves dashed over her deck. All of us would have been washed overboard if we had not hurried back to the cabin.

"What shall we do?" cried the men.

"We can do nothing," said the captain. "Our voyage is at an end, and there is no longer any hope for our lives. We can only wait for the ship to break in pieces."

"Yes, there is one chance for our lives!" cried the mate. "Follow me!"

In the lull of the storm we rushed again to the deck. One of our boats was still there.

We slung her over the ship's side. We jumped aboard of her. We cut her loose, and floated away upon the wild sea.

No boat could live in such a sea as that. But we saw land ahead of us; and perhaps some of us might be cast alive upon the beach.

This was our only hope.

The raging waves carried us nearer and nearer to the shore.

We could see the breakers dashing upon the great rocks. The land looked more frightful than the sea.

Then all at once, a huge wave overset the boat. We had no time to speak or think. We were thrown out into the raging sea. We were swallowed up by the waves.

www.envoc.ru

Краткое содержание Дефо Робинзон Крузо за 2 минуты пересказ сюжета

Робинзон Крузо родился в семье среднего достатка. Его отец мечтал, что сын станет его помощником. Но Робинзон был авантюристом. Дальние страны манили его. Несколько его морских путешествий прошли удачно, пока однажды их корабль не захватили пираты. Пришлось Робинзону прислуживать капитану пиратской шхуны. Со временем капитан стал ему доверять и даже отпускал на рыбалку. Воспользовавшись моментом, Робинзон уплыл в открытое море. Его подобрал португальский корабль. По просьбе Робинзона капитан высадил его в Бразилии. Здесь было много богатых земель, на которых выращивали табак и сахарный тростник. Робинзон Крузо решил стать плантатором, и это у него неплохо получалось. С соседями он жил дружно, они уважали его за предприимчивость.

Обрабатывать землю самому было трудно. Тогда Робинзон вместе с соседями решил приобрести рабов. Везти их из Африки было дорого, договорились плыть в Гвинею. Распоряжаться покупкой поручили Робинзону Крузо. Перед отплытием он документально оформил аренду своей земли на доверенное лицо.

По дороге в Гвинею разыгрался шторм. Корабль был разбит. Из всей команды выжил только Робинзон. Когда он пришёл в себя, сразу понял: ждать помощи не от кого. Из разбитого судна он на плоту перевёз всё, что осталось целым на корабле и могло пригодиться. Обследовав остров, он понял, что на нём он один. Робинзон построил себе хижину недалеко от моря, окружил его частоколом. Он научился охотиться, приручил диких коз. Когда его одежда износилась, он начал шить её из шкур животных. Найдя в старом мешке горсть зерна, решил её посадить. Через несколько лет у него было уже целое поле пшеницы. Из ствола дерева Робинзон выдолбил лодку, но дотащить её до воды не смог из-за её веса.

Прошло десять лет. Робинзон продолжал надеяться, что настанет день, и его спасёт проплывающий мимо острова корабль. Однажды на остров, где жил Робинзон, приплыли на лодках дикари и привезли с собой двух связанных людей. Одного из них Робинзону удалось спасти, второго они убили. Спасённого туземца Робинзон Крузо назвал Пятницей. Теперь у него был объект для общения и заботы. Он учил его говорить на английском языке, пытался познакомить со своей религией.

Вскоре дикари появились на острове с новыми жертвами. Это были отец Пятницы и пленный испанец. Намерения дикарей были понятны. Робинзон вместе с Пятницей сумел выручить этих людей из беды. Теперь их было четверо, и надо было думать о том, как прокормить новых поселенцев острова. Пока все дружно пополняли запасы, к острову подошёл корабль. На берег высадилась часть команды, за собой они тащили связанного капитана. По их разговору островитяне поняли, что на корабле бунт. Робинзон со своими друзьями спасли капитана, а матросов разоружили. Ярых бунтовщиков оставили на острове, а Робинзона и его спутников капитан забрал с собой.

Робинзон Крузо вернулся в Англию, проведя на острове четырнадцать трудных лет. За аренду земли, которую он приобрёл в Бразилии, Робинзон получил большие деньги за все годы своего отсутствия. Несмотря на свои шестьдесят с небольшим лет, Робинзон Крузо женился. Жена родила ему троих детей.

Роман учит добиваться своей цели, в любых жизненных ситуациях оставаться человеком и не отчаиваться.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Дефо - Робинзон Крузо. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Дубов

    Свое творчество автор начал в драматургии. Поставленная в 1948 году пьеса «У порога» удостоилась награды.

  • Платон

    Еще с малых лет Платон удивлял всех своими талантами написания стихов и глубокими познаниями в различных науках. Вскоре он встретился с Сократом, эта встреча почти полностью изменила его взгляды на свое творчество

  • Краткое содержание Андреев Кусака кратко и по главам

    Рассказ про собаку. У нее не было имени, не было и хозяина. Никто не знал, где она жила и чем питалась в эту долгую морозную зиму. Она не могла приютиться у теплых деревенских изб, поскольку оттуда ее прогоняли дворовые собаки и уличные мальчишки.

  • Краткое содержание Глуховский Сумерки

    В первой части «Сумерек» описывается переезд девушки к отцу в другой, чужой для неё город, так как мама Беллы решает заняться своей личной жизнью. Школа, новые знакомства и он…

  • Краткое содержание Туманность Андромеды Ефремов

    Фантастический роман-утопию «Туманность Андромеды» создал советский писатель Иван Антонович Ефремов. Автор передал мир далёкого будущего, где человечество продолжает покорять космические просторы, а на Земле уже развиты технологии.

2minutki.ru

Робинзон Крузо — Robinson Crusoe — Читать на английском и переводить текст

Transcribed from the 1919 Seeley, Service & Co. edition by David Price, email [email protected]

By
Daniel Defoe

With Illustrations by H. M. Brock

London
Seeley, Service & Co. Limited
38 Great Russell Street

CHAPTER I—START IN LIFE

I was born in the year 1632, in the city of York, of a good family, though not of that country, my father being a foreigner of Bremen, who settled first at Hull.  He got a good estate by merchandise, and leaving off his trade, lived afterwards at York, from whence he had married my mother, whose relations were named Robinson, a very good family in that country, and from whom I was called Robinson Kreutznaer; but, by the usual corruption of words in England, we are now called—nay we call ourselves and write our name—Crusoe; and so my companions always called me.

I had two elder brothers, one of whom was lieutenant-colonel to an English regiment of foot in Flanders, formerly commanded by the famous Colonel Lockhart, and was killed at the battle near Dunkirk against the Spaniards.  What became of my second brother I never knew, any more than my father or mother knew what became of me.

Being the third son of the family and not bred to any trade, my head began to be filled very early with rambling thoughts.  My father, who was very ancient, had given me a competent share of learning, as far as house-education and a country free school generally go, and designed me for the law; but I would be satisfied with nothing but going to sea; and my inclination to this led me so strongly against the will, nay, the commands of my father, and against all the entreaties and persuasions of my mother and other friends, that there seemed to be something fatal in that propensity of nature, tending directly to the life of misery which was to befall me.

My father, a wise and grave man, gave me serious and excellent counsel against what he foresaw was my design.  He called me one morning into his chamber, where he was confined by the gout, and expostulated very warmly with me upon this subject.  He asked me what reasons, more than a mere wandering inclination, I had for leaving father’s house and my native country, where I might be well introduced, and had a prospect of raising my fortune by application and industry, with a life of ease and pleasure. 

liteka.ru

Скажите краткое содержание "Робинзона Крузо"

Робинзон с детских лет мечтал о морских путешествиях. Он был младшим ребенком в семье, и ему не нужна была рациональность. Отец, человек степенный и размеренный, уговаривал своего сына одуматься и начать вести обычное скромное существование. Но увещевания отца и матери не помогают, и в сентябре 1651 года герой отплывает в Лондон.С самого начала морского путешествия корабль попадает в несколько штормов. Корабль тонет, а команду подбирает шлюпка. Такие испытания не останавливают Робинзона. В Лондоне он знакомится с опытным капитаном, который берет его в путешествие в Гвинею и даже учит морскому мастерству. Вернувшись в Англию, Робинзон решается на самостоятельное путешествие в Гвинею. Но эта экспедиция была очень неудачной. Судно захватывают разбойники. Робинзон два года был слугой у капитана пиратского судна. Герой решается на побег, вместе с мальчиком Ксури они похищают лодку.Во время плавания их подбирает португальский корабль. Капитан судна соглашается отвезти Робинзона в Бразилию. Там герой останавливается основательно, он даже приобретает плантацию для выращивания табака. Но потом такое спокойное существование, начинает напоминать ему родительский дом. Стремление к новым путешествиям заставляет Робинзона нарушить этот уклад.Повод для новой экспедиции приходит сам, плантаторы хотят получить рабов для работы. Но из Африки везти их очень дорого. Поэтому снаряжается корабль в Гвинею. Робинзон отплывает на нем в качестве судового приказчика. Корабль попадает в жесточайший шторм, вся команда гибнет. Лишь Робинзона выкидывает на берег необитаемого острова.Первую ночь он спит на дереве. На второй день он находит плот, на котором пыталась спастись команда и ценой угрозы собственной жизни доставляет его на остров. Герой также обнаруживает недалеко от берега свой разбитый корабль, он плавает туда 12 раз за самыми полезными вещами – инструментами, порохом, едой, одеждой. Ночью новая буря не оставляет от корабля ничего.Главной заботой Робинзона в первое время становится сооружение жилья. Он находит поляну, там сооружает палатку. Герой пытается выжить всеми доступными способами. Он осваивает земледелие. Ведет охоту на коз, а потом превращает их в домашних животных. Так как Робинзон фактически потерян во времени, он делает своеобразный календарь из столба, на котором ставит отметку о каждом прожитом им дне. Затем Робинзон болеет лихорадкой, он чтобы выжить даже читает покаянную молитву.После землетрясения герой переносит свой шалаш на побережье, все еще надеясь на спасение от случайного корабля. Затем Робинзон решает строить лодку, чтобы доплыть до большой земли. Он несколько месяцев делает из большого дерева пирогу, но спустить на воду ее не удается. Он шьет себе меховой костюм, даже делает себе зонтик от дождя и солнца.Однажды на песке Робинзон обнаруживает человеческий след. Эта находка очень пугает его. Он подозревает, что это могут быть дикари, которые разрушат его дом и припасы или съедят его. Робинзон два года живет в страхе, с осторожностью смотрит на море, именно оттуда приплывают дикари.Как-то дикари-каннибалы приезжают на остров, чтобы справить свою людоедскую тризну, но их пленник сбегает. Его преследователей Робинзон убивает. Спасенный становится для Робинзона настоящим товарищем. Герой называет его Пятницей. Робинзон учит его говорить на английском языке. По рассказам Пятницы, на материке у его соплеменников живут испанцы с затонувшего корабля. Товарищи даже замышляют их освободить. Планы нарушаются, когда дикари для расправы доставляют на остров отца Пятницы и испанца. Робинзон и Пятница их освобождают.Новые визитеры посещают остров через неделю. Моряки английского корабля решает убить на острове своего капитана. Робинзон освобождает их, убивая негодяев. Капитан соглашается доставить Робинзона в Англию. 28 –летнее путешествие подходит к завершению. Родители героя давно умерли. Он становится состоятельным человеком благодаря доходам от плантации в Бразилии. Герой удачно женится, у него рождается сын и дочь.

Оцени ответ

nebotan.com

Робинзон Крузо краткий пересказ

   Робинзон с детских лет мечтал о морских путешествиях. Он был младшим ребенком в семье, и ему не нужна была рациональность. Отец, человек степенный и размеренный, уговаривал своего сына одуматься и начать вести обычное скромное существование. Но увещевания отца и матери не помогают, и в сентябре 1651 года герой отплывает в Лондон.   С самого начала морского путешествия корабль попадает в несколько штормов. Корабль тонет, а команду подбирает шлюпка. Такие испытания не останавливают Робинзона. В Лондоне он знакомится с опытным капитаном, который берет его в путешествие в Гвинею и даже учит морскому мастерству. Вернувшись в Англию, Робинзон решается на самостоятельное путешествие в Гвинею. Но эта экспедиция была очень неудачной. Судно захватывают разбойники. Робинзон два года был слугой у капитана пиратского судна. Герой решается на побег, вместе с мальчиком Ксури они похищают лодку.   Во время плавания их подбирает португальский корабль. Капитан судна соглашается отвезти Робинзона в Бразилию. Там герой останавливается основательно, он даже приобретает плантацию для выращивания табака. Но потом такое спокойное существование, начинает напоминать ему родительский дом. Стремление к новым путешествиям заставляет Робинзона нарушить этот уклад.   Повод для новой экспедиции приходит сам, плантаторы хотят получить рабов для работы. Но из Африки везти их очень дорого. Поэтому снаряжается корабль в Гвинею. Робинзон отплывает на нем в качестве судового приказчика. Корабль попадает в жесточайший шторм, вся команда гибнет. Лишь Робинзона выкидывает на берег необитаемого острова.   Первую ночь он спит на дереве. На второй день он находит плот, на котором пыталась спастись команда и ценой угрозы собственной жизни доставляет его на остров. Герой также обнаруживает недалеко от берега свой разбитый корабль, он плавает туда 12 раз за самыми полезными вещами – инструментами, порохом, едой, одеждой. Ночью новая буря не оставляет от корабля ничего.   Главной заботой Робинзона в первое время становится сооружение жилья. Он находит поляну, там сооружает палатку. Герой пытается выжить всеми доступными способами. Он осваивает земледелие. Ведет охоту на коз, а потом превращает их в домашних животных. Так как Робинзон фактически потерян во времени, он делает своеобразный календарь из столба, на котором ставит отметку о каждом прожитом им дне. Затем Робинзон болеет лихорадкой, он чтобы выжить даже читает покаянную молитву.   После землетрясения герой переносит свой шалаш на побережье, все еще надеясь на спасение от случайного корабля. Затем Робинзон решает строить лодку, чтобы доплыть до большой земли. Он несколько месяцев делает из большого дерева пирогу, но спустить на воду ее не удается. Он шьет себе меховой костюм, даже делает себе зонтик от дождя и солнца.   Однажды на песке Робинзон обнаруживает человеческий след. Эта находка очень пугает его. Он подозревает, что это могут быть дикари, которые разрушат его дом и припасы или съедят его. Робинзон два года живет в страхе, с осторожностью смотрит на море, именно оттуда приплывают дикари.   Как-то дикари-каннибалы приезжают на остров, чтобы справить свою людоедскую тризну, но их пленник сбегает. Его преследователей Робинзон убивает. Спасенный становится для Робинзона настоящим товарищем. Герой называет его Пятницей. Робинзон учит его говорить на английском языке. По рассказам Пятницы, на материке у его соплеменников живут испанцы с затонувшего корабля. Товарищи даже замышляют их освободить. Планы нарушаются, когда дикари для расправы доставляют на остров отца Пятницы и испанца. Робинзон и Пятница их освобождают.     Новые визитеры посещают остров через неделю. Моряки английского корабля решает убить на острове своего капитана. Робинзон освобождает их, убивая негодяев. Капитан соглашается доставить Робинзона в Англию. 28 –летнее путешествие подходит к завершению. Родители героя давно умерли. Он становится состоятельным человеком благодаря доходам от плантации в Бразилии. Герой удачно женится, у него рождается сын и дочь.

shpora.org

Английский язык с Робинзоном Крузо

(в пересказе для детей)

Robinson Crusoe Written Anew for Children by James Baldwin

Адаптировал Илья Франк

Метод чтения Ильи Франка

I WISH TO BE A SAILOR (я хочу быть моряком)

MY name is Robinson Crusoe (мое имя = меня зовут Робинзон Крузо). I was born in the old city of York (я родился: «был рожден» в старом городе Йорке), where there is a broad river (где есть широкая река; there is/are — имеется), with ships coming and going (с кораблями приходящими и уходящими).

When I was a little boy (когда я был маленьким мальчиком), I spent much of my time (я проводил много своего времени; to spend — проводить /время/) looking at the river (глядя на реку).

How pleasant was the quiet stream (каким красивым был тихий поток; pleasant — приятный; радостный; милый, симпатичный), flowing, always flowing (текущий, постоянно текущий; to flow — течь; always — всегда, неизменно), toward the far-away sea (по направлению к далекому морю; far-away — далекий, дальний; far — далеко; away — прочь)!

I liked to watch the ships (мне нравилось смотреть на корабли) as they came in (когда они приходили) with their white sails (с белыми парусами) spread to the wind (распростертыми на ветру; to spread — развертывать/ся/; раскидывать/ся/; простирать/ся/; расстилать/ся/).

I liked to think of the strange lands (мне нравилось думать о чуждых землях) which they must have visited (которые они, должно быть, посетили: «должны были посетить»), and of the many wonderful things (и о многих прекрасных вещах/событиях) they must have passed (которые они, должно быть, увидели/с которыми столкнулись).

I wished to be a sailor (я хотел быть моряком). I thought how grand it must be to sail and sail (я думал: как прекрасно, должно быть: «это должно быть» плавать под парусами; sail — парус; to sail — плавать на яхте, ходить на яхте, идти под парусами) on the wide blue sea (по широкому синему морю), with the sky above (с небом наверху) and the waves beneath (и волнами внизу). Nothing could be pleasanter (ничто не могло быть приятнее).

My father wanted me to learn a trade (мой отец хотел, чтобы я научился ремеслу). But I could not bear the thought of it (но я не мог вынести мысли об этом). I could not bear the thought of working every day in a dusty shop (я не мог вынести мысли о работе каждый день в пыльном магазине; dust — пыль).

I did not wish to stay in York all my life (я не желал оставаться в Йорке все жизнь). I wanted to see the world (я хотел увидеть мир). I would be a sailor and nothing else (я хотел быть моряком и никем другим).

My mother was very sad when I told her (моя мать была печальна, когда я сказал ей; to tell — говорить; рассказывать).

A sailor's life, she said, was a hard life (жизнь моряка, сказала она, это тяжелая жизнь). There were many storms at sea (на море бывает много штормов/бурь), and ships were often wrecked (и корабли часто терпят крушение; wreck — крушение).

She told me, too, that there were great fishes in the sea (она также сказала мне, что есть = встречаются в море огромные рыбы), and that they would eat me up if I fell into the water (и что онисъедят меня, если я упаду в воду).

Then she gave me a cake (затем она дала мне пирог), and kissed me (и поцеловала меня). "How much safer it is to be at home (как много = насколько безопаснее быть = оставаться дома)!" she said.

But I would not listen to her (но я не слушал ее). My mind was made up (мое решение было принято; to make up ones mind — принять решение: «настроить свой разум»; mind — разум; умственные способности; ум; настроение, расположение духа), and a sailor I would be (и /все же именно/ моряком я хотел стать).

When I was eighteen years old (когда мне было восемнадцать лет), I left my pleasant home and went to sea (покинул мой милый дом и отправился в море).

pleasant [pleznt], quiet ['kwaIqt], toward [tq'wO:d], spread [spred], visit ['vIzIt], beneath [bI'nJT], world [wq:ld]

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о