Содержание

Слова-маркеры и указатели Future Perfect Continuous

Одно из самых сложных для русскоговорящего человека времен в английском — это Future Perfect Continuous Tense. Это обусловлено тем, что аналога будущему совершенному длительному в русском попросту нет. В Future Perfect Continuous речь всегда идет о двух действиях в будущем, одно из которых начнется раньше, но будет продолжаться в момент наступления другого. В русскому языке этому времени соответствуют фразы вроде: «Я буду работать уже три часа над этим проектом к тому времени, как вернется мой коллега» или «Ночью я буду уже два часа спать, когда приземлится твой самолет». Конечно же, русский человек иногда мыслит подобным образом, но в целом нам не очень свойственно сопоставлять два действия в будущем. Впрочем, и носители английского языка не слишком часто обращаются к этому времени.

На самом деле, подружиться с Future Perfect Continuous совсем не сложно. Ведь случаев употребления этого времени в английском совсем немного.

Вам остается лишь запомнить схему построения предложений с будущим совершенным длительным. А указатели времени Future Perfect Continuous, которые достаточно легко узнаваемы и зачастую интуитивно понятны, помогут с безошибочностью определить, что речь идет именно об этом tense.

В каких случаях употребляется Future Perfect Continuous?

Как мы уже говорили, ситуаций, в которых мы обращаемся к Future Perfect Continuous, совсем немного, а если быть точными, то всего две:

  1. Если речь идет о продолжительных действиях, длительность которых указана на определенный момент в будущем. Например, By the time of his birthday they have been dating for 5 years.  — К его дню рождения они будут встречаться уже на протяжении 5 лет.
  2. Если начавшееся ранее длительное действие в будущем послужит причиной последующего действия. Например, She will be tired when she gets home because she will have been travelling for over 24 hours. — Она будет уставшей, когда вернется домой, потому что к тому моменту она проведет в дороге уже более 24 часов.

Здесь важно также усвоить, что если в придаточном предложении в высказывании с Future Perfect Continuous стоит союз when (когда), то мы обращаемся не к Future Simple, а к Present Simple:

When I finish (а не I’ll finish) my work she will have been sleeping for over an hour. — Когда я завершу свою работу, она будет спать уже больше часа.

Как строятся предложения в будущем совершенном длительном времени?

Future Perfect Continuous с точки зрения грамматики — это сплав трех времен: будущего простого (Future Simple), совершенного (Perfect) и простого длительного (Continuous). Поэтому в образовании этой временной конструкции будут участвовать элементы всех трех вышеозначенных английских времен. От будущего Future Perfect Continuous берет вспомогательный глагол will, от совершенного — have been, а от длительного — ing-овую форму смыслового глагола. Можно также сказать, что будущее совершенное продолженное время мы получаем путем прибавления вспомогательного глагола to be в форме Future Perfect (will have been) к смысловому глаголу с окончанием ing.

Отсюда мы и выводим простую формулу для построения утвердительного предложения в Future Perfect Continuous:

Подлежащее + will have been + смысловой глагол с окончанием ing.

Johnny will have been studying for 3 hours by the time she arrives. — Джонни будет учиться уже 3 часа к тому моменту, как она приедет.

By the end of the year Jane will have been teaching us for 5 years. — К концу года Джейн будет учить нас уже на протяжении 5 лет.

By the time she gets here, we will have been working for 12 hours. — К тому времени, как она прибудет сюда, мы будем работать уже 12 часов.

При этом, в Future Perfect Continuous слова-указатели чаще всего выступают в роли обстоятельств времени и ставятся как в начале, так и в конце предложения.

Вопрос строится путем перестановки подлежащего и вспомогательного глагола will:

Вопросительное слово (при наличии) + will + подлежащее + have been + Ving?

Will they have been eating cake for 15 minutes by the time you bring them coffee? — Будут ли они есть торт уже 15 минут к тому моменту, как вы принесете им кофе?

Will I have been feeling better by the time the exams start? — Буду ли я чувствовать себя лучше к моменту начала экзаменов?

Will I have been working for 5 hours when he finds us? — Я буду работать уже 5 часов, когда он найдет нас?

Для того же, чтобы выразить какую-либо отрицательную мысль, вам понадобится поместить между will и have been отрицательную частицу not (в сокращенном варианте won’t):

Подлежащее + will + not + have been + Ving.

By the end of the year Kate will not have been studying Spanish for 3 years. — К концу этого года Кейт не будет учить испанский язык на протяжении трех лет.

By the time you bring them coffee they will not have been eating cake for 15 minutes. — К тому моменту, как ты принесешь им кофе, они не будут есть торт на протяжении 15 минут.

We won’t have been living here for 5 years by next June. — Мы еще не проживем здесь 5 лет к следующему июню.

Future Perfect Continuous: маркеры

У Future Perfect Continuous маркеры — это чаще всего целые словосочетания, то есть достаточно громоздкие конструкции, хотя есть и отдельные слова. Запомнить указатели будущего совершенного длительного времени несложно. По сути, в список маркеров этого времени входят пара слов и несколько однотипных конструкций.

Указатели времени Future Perfect Continuous. Список
  •    Till и until (пока не). I will have been watching TV until you come. — Я буду смотреть телевизор, пока ты не придешь.
  •    for 2 (3, 4, 5…) hours (в течение/уже 2, 3, 4, 5… часов). When you arrive, Julia will have been working for 5 hours. — Когда ты прибудешь, Юлия будет работать уже 5 часов.
  •       for 2 (3, 4, 5…) weeks (в течение/уже 2, 3, 4, 5… недель). By the end of the summer the workers will have been constructing this swimming pool for 3 weeks. — К концу лета рабочие будут строить бассейн уже 3 недели.
  •    for a year (2, 3, 4… years) — в течение года (2, 3, 4 лет). By the end of the year they will not have been dating for 2 years. К концу года они не будут встречаться уже 2 года.
  •       by the end of the hour (к концу часа). By the end of the hour she will have been waiting for him for 30 minutes. — К концу часа она будет ждать его на протяжении 30 минут.
  •       by the end of the morning/evening (к концу утра/вечера). By the end of the morning I will have been waiting for more than 3 hours. — К концу утра я буду ждать уже более 3 часов.
  •       by the end of the day (к концу дня). By the end of the day my mother will have been cooking for 5 hours. — К концу дня моя мама будет готовить на протяжении 5 часов.
  •       by the end of the month (к концу месяца). By the end of the month I will have been studying English for 10 days. — К концу месяца я буду учить английский на протяжении 10 дней.
  •       by the end of the year (к концу года). By the end of the year John will have been working there for 10 month. — К концу года Джон будет работать там уже 10 месяцев.

Получается, что опознать Future Perfect Continuous помогают слова-указатели till/until и словосочетания, начинающиеся с предлогов for и by. То есть, если в высказывании идет речь о том, что к концу какого-то периода или/и на протяжении некоего временного интервала будут происходить действия, то, вероятнее всего, речь идет о будущем совершенном продолженном времени.

Примеры с Future Perfect Continuous

Для того, чтобы привыкнуть к особенностям этого времени, рекомендуется как можно больше читать и самостоятельно составлять предложения. За образец для начала можно брать готовые примеры, адаптируя их под свои жизненные ситуации. При построении Future Perfect Continuous слова-указатели крайне важны. Без них предложение будущего совершенного продолженного будет неполным. К этому времени мы можем обращаться для описания как рядовых ситуаций, связанных с работой, учебой, досугом, так и для прогнозирования каких-то важных событий из мира науки и искусства, которые случатся в будущем. Вот еще несколько примеров предложений с Future Perfect Continuous:

  1. Betsy won’t have been living in London for five years next summer. — К следующему лету Бетси еще не будет жить в Лондоне в течение пяти лет.
  2. By 10 o’clock Jacky will have been writing the article for 3 hours non-stop. — К 10 часам Джеки будет писать статью уже три часа без остановки.
  3. They won’t have been waiting for more than 3 hours when their train finally arrives. — Они не будут ждать более 3 часов, когда их поезд, наконец, придет.
  4. By the end of the month my aunt will have been living with her husband for 10 years. — К концу месяца моя тетя будет жить со своим мужем уже на протяжении 10 лет.
  5. Next week this American scientist will have been studying the human brain for 5 years. — На следующей неделе исполнится 5 лет с тех пор, как этот американский ученый изучает человеческий мозг.
  6. For how many years will James have been taking part in the Film Festival in Moscow by that time? — Сколько лет к тому времени Джеймс будет принимать участие в фестивале кино в Москве?
  7. When my parents come home my brother will have been talking to his friend for 3 hours. — Когда мои родители придут домой, мой брат будет разговаривать со своим другом на протяжении 3 часов.
  8. How long will you have been talking to your friend when the film starts? — Как долго вы будете разговаривать с другом, когда начнется фильм?
  9. She won’t have been listening to music for 2 hours when you come.
    — Она не будет слушать музыку на протяжении 2 часов, когда ты придешь.
  10. By the end of the year people will not have been living on the moon for a year. — К концу года люди не будут жить на луне в течение года.
  11. By July I will have been studying English for five months. — К июлю я буду изучать английский на протяжении пяти месяцев.
  12. He will have been working at that company for 5 years when it finally closes. — Он будет работать в этой компании на протяжении 5 лет, когда она, наконец, закроется.

Помимо вышеозначенных маркеров времени, начинающихся со слов by the end, предлога for, а также союза when (когда), в представленных примерах можно также заметить такие указатели времени Future Perfect Continuous, как, например, прилагательное next, в целом характерное для будущего.

Важно понимать, что некоторые предложения в Future Perfect Continuous при дословном переводе на русский язык могут звучать нелепо. Русскоязычный человек вряд ли скажет, что к концу этого месяца его тетя будет замужем за дядей уже 10 лет. Ведь эту же мысль можно сформулировать гораздо проще, сообщив, что в конце месяца у родственников годовщина свадьбы. Именно поэтому перевод фраз с Future Perfect Continuous иногда может вызывать некоторые затруднения. Чтобы этого избежать, важно понять, в каких случаях употребляется это время.

‘Полакомиться творожком’. В язык россиян возвращаются слова-маркеры бедности



Фото: РИА Новости. Прислуга семейства Толстых в усадьбе «Ясная Поляна»

Сегодняшний язык россиян говорит нам, что люди стали жить плохо, пишет в своей колонке журналист и филолог Анастасия Миронова. В русский язык незаметно вернулись слова бедности. Слова голода, страха и безысходности. Необязательно прямо спрашивать людей, хорошо ли им живется — достаточно послушать, какими словами они описывают свою новую жизнь.

Возьмем для начала слово «лакомиться». Его употребляют люди, ограничивающие себя в тратах на еду. Слово «лакомиться» всегда звучит в интервью бедных пенсионерок, которые рассказывают о своем рационе. «С пенсии покупаю себе курицу полакомиться». Это точный маркер бедности и даже нищеты, так как в XXI в. рацион и достаток человека среднего почти исключает какие-либо продуктовые лишения. Люди редко покупают икру, трюфели или хорошее вино. Но только бедняки называют эти покупки лакомством, выдавая тем самым свою неудовлетворенность ежедневным питанием. Если вы пришли на свидание с вполне успешным с виду человеком и вдруг он предлагает полакомиться шоколадом, насторожитесь: перед вами абсолютно точно бедняк, играющий в чужую игру. К сожалению, людей, которые любят «лакомиться», в России стало больше. Слово это почти исчезло из массового употребления лет на десять. И вот оно вернулось. Как вернулись «лакомки» и «лакомства». Это ужасно. Еще ужаснее то, что теперь россияне считают лакомством: творог, мясо, фрукты, рыбу, конфеты…


Анастасия Миронова

Другое слово из этого ряда — «баловать». «Иногда балую себя творожком» — рассказывает журналистам провинциальная учительница, еле сводящая концы с концами. «Яблочки покупаю только с получки — побаловать детей» — делится другая учительница. Иная скажет «Детей фруктами радую редко — только с зарплаты». Казалось бы, положение у обеих одинаково, но нет — вторая не чувствует себя недоедающей.

Еще один маркер — те самые «творожок» и «яблочко». Уменьшительные формы, применяемые к продуктам, выдают подобострастное к ним отношение. А подобострастие к творогу или яблокам возникает только у людей недоедающих, причем, недоедающих здесь и сейчас. И недоедающих не по вине стихии, катастрофы или войны, а по причине своей нищеты, своего социального неблагополучия. Недоедающие хронически. Ни в какой блокадной или военной мемуаристике вы не встретите повального употребления уменьшительных форм слов «хлеб», «молоко», «каша». Ели «хлебушек», пили «молочко» и жарили «рыбку» русские крестьяне, голодавшие сотни лет и при царях, и после них, тогда как дворяне с купцами все это время потребляли хлеб, молоко и рыбу. А вот половые в трактирах предлагали им «икорочку», «балычок» и «стерлядочку». В общем, помните: если вас в чьем-то доме угощают красной «рыбкой», вероятно, она была куплена в ущерб другим потребностям — например, вместо «курочки» детям. Пройдите по рынку, постойте у молочного отдела магазина. Прислушайтесь — все больше людей называют продукты питания с особенным придыханием: «мяско», «рыбка», «молочко». Они недоедают!

Есть люди, которые на вопрос о своем рационе оптимистично отвечают: «Питаемся мы хорошо». Не верьте! Эти люди также недоедают. Голода у них, наверное, нет, но позволить себе разнообразные продукты они не могут. Покупать еду ради удовольствия им не по карману. Они не едят — они питаются, наполняют себя энергией, едят ровно столько, сколько нужно для поддержания жизни. Все, что выходит за рамки питания, считается лакомством. Питание — горькое советское слово, обозначающее потребление продуктов в рамках жизненно необходимых норм.

Из другого. Страшное по своей разоблачающей силе слово «отдыхать», оно же «отдых». Знайте: люди, которые летят на отдых в Египет, скорее всего тяжело работают за небольшие деньги. Даже те, кто «отдыхает» в Мексике или Китае. Слово «отдых» выдает в них усталость от работы, которой они, вероятно, посвящают много времени и которую вряд ли любят, ведь от любимой работы устать сложно. Усталость, судя по всему, настолько сильная, что две недели путешествия по сравнению с ней кажутся отдыхом. А ведь путешествие — это тяжелый труд, отправляться в путешествие нужно хорошо отдохнувшим. А отдыхать лучше дома. Заметьте, как мало у нас путешественников и как много «отдыхающих», которых в последнее время в лучшем случае стали называть туристами. Слово «путешественник» до сих пор ассоциируется с высоким достатком и беззаботностью. Все отдыхающие мечтают стать путешественниками. Путешественники как класс из русского языка за последний год почти исчезли. Кстати, еще чудовищней слово «отдых» звучит применительно к воскресным пикникам с шашлыком и водкой или к пятничным походам в бар. Как же эти люди работают, если нажраться до полусмерти для них — отдых? В общем, если ваш поклонник сулит вам золотые горы, а сам зовет отдохнуть в той же Мексике, знайте, что перед вами уставший наемный работник, который вряд ли выберется из своей колеи — язык выдает в нем безысходность.

И уж совсем безысходен тот жених, что работу свою называет «работкой». Понаблюдайте за своими знакомыми. Послушайте разговоры случайных прохожих. Заметьте, как говорят о работе ваши онлайн-френды. Вы будете удивлены, но именно люди, работающие по найму и за низкую зарплату, называют свою работу работкой. Это — напускная пренебрежительность, через которую неудачники выплескивают свое недовольство и которая стала встречаться в языке все чаще. Люди, ходящие «на работку», делают вид, будто живут легко, но жизнь их на самом деле трудна, а финансовое положение бесперспективно. На работке работают неблагополучные люди.

А еще они работают за получку. Услышали слово «получка» — знайте, что перед вами бедный неудачник, жертва системы. Он не самостоятелен, не амбициозен, он не зарабатывает деньги, а получает, в его уме нет твердого представления о связи своего дохода и своих навыков, деньги, получаемые на работе, он воспринимает как нечто должное, неизменное, не зависящее от него.

Неблагополучие и неудачи могут проскользнуть и в других «трудовых» словах. Главным образом в наименовании начальства. Если человек называет своего начальника работодателем, это значит, что больше всего он ценит в нем именно сам факт предоставление рабочего места. Работодатель — он как спаситель. Он приютил, пригрел, он дает работу, а вместе с ней еду, возможность платить за квартиру и покупать бензин. Человек, который называет своего начальника работодателем, очень боится оказаться на улице. Это правило. А вот тот, кто зовет начальника руководителем, боится самостоятельности. Это тоже правило. Вспомните трудовые договоры, вспомните риторику деловых журналов: разнообразные бизнесмены и беспощадные акулы HR называют начальника руководителем. И пусть они рассуждают о развитии кадровых ресурсов, мы-то видим, что мечтают они, руководители, о несамостоятельных исполнителях. Вспомните, кстати, скандал с должностной инструкцией, которую Евгения Васильева составляла для своей прислуги — в ней она именовала себя «руководителем».

Начальник — самое нейтральное слово для обозначения вышестоящего коллеги. В крайнем случае подойдут «шеф», «босс». Еще лучше, если начальника называют по должности или имени. Человек, которому звонит «глава отдела» или «коммерческий директор», или, наконец, «Иван Петрович», знает себе цену, он в себе уверен, у него есть профессиональное достоинство. В отличие от тех, кто говорит вам мимоходом: «Извини, руководство вызывает».

Страшнее только человек, который владельца бизнеса, где он работает, называет хозяином. Примечательно, что слово это часто можно услышать от разнообразных охранников, телохранителей и просто вахтеров. «Хозяин едет», «хозяин не велел». Мало того, что у вахтеров этих при слове «хозяин» всплывает крепостной, а затем мелколавочный анамнез (предки точно «в людях» жили), так они еще и ощущение себя цепной собакой в человеке выдают.

Еще года два назад наши люди летали не «отдыхать», а «на море», работать ходили не «на работку», а в офис. Слова «работодатель» и «руководитель» были редки, ими оперировали лишь сами «работодатели». Теперь все изменилось. Российский народ беднеет, слабеет, становится все более беспомощным. И он много работает. К нам из конца 90-х вернулись лакомящиеся творожком старушки и балованные мяском дети — люди снова недоедают. Этот факт можно пытаться скрыть одеждой, можно прятать его в салоне купленного в кредит Ford Focus, забыть о нем в баре на курорте. Но язык беспомощности спрятать нельзя.

Слова-маркеры Субхунтива — Учим испанский язык

Detalles
Categoría: Словарь по темам

Достаточно полный список слов и выражений, требующих после себя Субхунтиво или Индикативо.

Esperar que

subjuntivo

Querer que

Subjuntivo

Desear que

Subjuntivo

Es mejor que

Subjuntivo

Es buena idea que

Subjuntivo

Preferir que

Subjuntivo

Aconsejar que

Subjuntivo

Recomendar que

Subjuntivo

Negar que

subjuntivo

No negar que

Indicativo

Sugerir que

Subjuntivo

Ojalá (que)

Subjuntivo

No hay nadie que

Subjuntivo

No hay nada que

Subjuntivo

¿Conoces a una persona que. ..?

Subjuntivo

Busco una persona que…

Subjuntivo

¿Hay alguien que…?

Subjuntivo

Tengo un amigo que…

Indicativo

Tengo un novio que…

Indicativo

Conocer…que…

Indicativo

Hay…que…

Indicativo

Pensar que

Indicativo

No pensar que

subjuntivo

Creer que

Indicativo

No creer que

subjuntivo

Saber que

Indicativo

No saber que

subjuntivo

Me gusta que

Subjuntivo

Me alegra que

Subjuntivo

Me molesta que

Subjuntivo

Me frustra que

Subjuntivo

Me preocupa que

Subjuntivo

Me sorprende que

subjuntivo

Me molesta que

subjuntivo

Me choca que

subjuntivo

Temer que

subjuntivo

Me irrita que

Subjuntivo

Sentir que

Subjuntivo

Insistir que

Subjuntivo

Necesitar que

Subjuntivo

Proponer que

subjuntivo

Hace falta que

subjuntivo

Decir que

subjuntivo

Pedir que

subjuntivo

Exigir que

subjuntivo

 

 

quizá

indicativo en presente // + subjuntivo en futuro

 

a lo mejor

indicativo

 

Claro que

indicativo

Es cierto que

indicativo

No es cierto que

Subjuntivo

Es evidente que

indicativo

Es obvio que

indicativo

Está claro que

indicativo

No está claro que

subjuntivo

Es verdad que

Indicativo

No es verdad que

subjuntivo

Me/te/le/nos/os/les parece que

indicativo

Me parece bien que

subjuntivo

Me parece mal que

subjuntivo

Estar seguro(a) de que

Indicativo

No estar seguro(a) de que

subjuntivo

Estar de acuerdo que

Indicativo

No estar de acuerdo que

subjuntivo

Estar convencido(a) de que

indicativo

Estar seguro(a) de que

indicativo

No cabe duda (de) que

indicativo

Dudar que

subjuntivo

Es dudoso que

subjuntivo

Es increíble que

subjuntivo

Es imposible que

subjuntivo

No (poder) creer que

subjuntivo

Parece mentira que

subjuntivo

Todo el mundo sabe que

indicativo

Por supuesto que

indicativo

Sin duda alguna

indicativo

Es lógico que

subjuntivo

Es normal que

subjuntivo

Es curioso que

subjuntivo

Es natural que

subjuntivo

Es horrible que

subjuntivo

Es terrible que

subjuntivo

Es bueno que

subjuntivo

Es maravilloso que

subjuntivo

Es fantástico que

subjuntivo

Es genial que

subjuntivo

Es triste que

subjuntivo

Es una lástima que

subjuntivo

Es una pena que

subjuntivo

Es necesario que

subjuntivo

Es importante que

subjuntivo

Conozco a una persona que

indicativo

 

 

 

Слова-маркеры канцелярита | Записки литературного редактора

Мы живём в мире, где печатное слово настолько распространено и вездесуще, что человек часто даже не замечает, как в его текстах (не говоря уже о речи) заводятся слова и выражения, которым там не место. Особенно это касается художественных произведений, так как литературный стиль более требователен к соблюдению языковых норм. Ну, на самом деле, кто же тогда будет соблюдать нормы родного языка, если это не делают даже писатели?

Канцеляризмы в текстах

Так вот, одними из самых распространённых «нарушителей» чистоты литературного языка считаются слова из делового стиля. Использование их в художественной литературе и даже в публицистических текстах считается стилистической ошибкой. Сами по себе такие слова и словосочетания вполне уместны в инструкциях и приказах, в объяснительных и отчётах, в докладах и сводках. Здесь они на своём месте и не рассматриваются как ошибка. Но если вы пишете художественное произведение, то канцеляризмы нужно безжалостно вымарывать из текста. А они там будут. Эта зараза, как плесень, заводится сама по себе.

Слово «канцелярит» ввёл Корней Чуковский, который известен не только детскими стихами и сказками, но и прекрасными работами по искусству художественного перевода. Сам термин родился у Чуковского по аналогии с названиями болезней: «дифтерит», «бронхит», «ларингит», «колит» и т. д. И не случайно. Канцелярит — болезнь языка, причём заразная. И сегодня я остановлюсь на самых распространённых канцеляризмах – славах-маркерах этой болезни.

Скрипторий. Раскрашенная средневековая миниатюра

Скрипторий. Раскрашенная средневековая миниатюра

Они как репьи к собаке цепляются к нам из многочисленных деловых документов, сводок, постановлений, отчётов и т. д. Частично эти слова используются и в научной литературе, так что чтение учебников, пособий, методичек и монографий тоже вносит свой вклад в «канцеляризацию» нашего языка. И всё это, увы, выплывает в художественных текстах, портя их, делая тяжёлыми для чтения и восприятия. Да и вообще, кому понравится возникающая ассоциация с должностными инструкциями?

Те слова, которые я здесь приведу не только самые распространённые, но и самые незаметные, хитрые. Поэтому не удивляйтесь — это и есть канцеляризмы.

Слова-маркеры

Итак, канцеляризмы вполне уютно чувствуют себя в деловых бумагах, там им самое место. Но оттуда они пробираются в нашу повседневную речь, а потом и в тексты, в том числе художественные. И по количеству этих слов в тексте можно определить уровень его канцеляризма.

Является

Являться может ангел, призванный демон, привидение или «гений чистой красоты». И всё. Во всех остальных случаях без этого слова можно обойтись. Даже не нужно думать, чем его заменить, чаще всего достаточно просто убрать. Например:

Канцелярит: «Его отец является самым известным в городе банкиром».
Норма: «Его отец самый известный в городе банкир».
Канцелярит: «Это приключение являлось лучшим моим воспоминанием».
Норма: «Это приключение — лучшее моё воспоминание».
«Сельский писарь». Художник Альберт Анкер.

«Сельский писарь». Художник Альберт Анкер.

Ввиду

Вот вроде бы простой предлог, а как сразу перекрашивает предложение, буквально наполняя его канцелярским духом. Сразу кажется, что автор объяснительную пишет.

«Ввиду моего отсутствия в городе…»
«Ввиду недоверия к королю…»
«Ввиду начавшегося шторма капитан…»

Чувствуете, как сразу вспомнились квартальные отчёты и директивы начальства? Какое уж тут удовольствие от текста. А ведь всё исправляется очень просто — достаточно заменить «ввиду» на другой предлог: «из-за».

В настоящее время

Мы так часто сейчас слышим фразу: «В настоящее время абонент недоступен…», что она засела в наших мозгах и выскакивает к месту и не к месту. Вот в художественном тексте она не приветствуется. Почему бы её не заменить на «сегодня», «сейчас»? Например:

«В настоящее время я не могла с ним встретиться»
«Сегодня я не могла с ним встретиться».

А ещё в тексте можно встретить и более канцелярскую фразу: «на текущий момент». Это уж совсем не к месту.

Данный

Да, и это слово завелось в художественных текстах из делового и научного стилей, и прочно осело на страницах не только электронных, но и бумажных изданий. И авторы цепляются за него, считая, что оно придаёт тексту солидности.

Но несмотря на это, слово «данный» в художественном произведении неуместно, да и публицистическую статью оно тоже не красит. И, главное, заменяется легко и естественно на «этот», «тот, «такой». А ещё лучше на подходящее «данному объекту» определение.

«Данный город поразил меня красотой» — «этот город», «город, в который мы приехали», «старинный город», «цветущий город» и т. д.

Иллюстрация из журнала Weird Fiction Review

Иллюстрация из журнала Weird Fiction Review

Имеет место быть

Ну, это вообще ни в какие ворота не лезет и раздражает, по-моему, даже самых нетребовательных читателей. Но тоже часто встречается в текстах. Даже если убрать наиболее раздражающее здесь слово «быть», то и без него «имеет место» лучше услышать в научном докладе или в квартальном отчёте, чем в художественном произведении.

Проживает

Такое слово в литературе допускается только в значении: «проживает батюшкино наследство» или «проживает последние деньги». А во всех остальных случаях литературные персонажи не проживают, а живут. Если, конечно, вы пишете не заявление в полицию.

Приняли решение

Вот это словосочетание явно используется в тексте для солидности. И почему это канцеляризм, спросите вы? Как можно обойтись без слов «решение» или «приняли»? По отдельности эти слова вполне безобидны, и им находится место в разных предложениях литературного стиля. Но вместе они составляют типичную канцелярскую фразу. Почему? Да потому что бессмысленно утяжеляют текст. «Мы с подругой приняли решение пойти в парк». У меня,например, сразу возникли ассоциации со съездами КПСС. Уберите отсюда это «канцелярский дуэт» и будет намного лучше: «Мы с подругой решили пойти в парк».

Канцелярских слов, внедряющихся в тексты, словно вражеские агенты, намного больше. Но на мой взгляд, эти самые хитрые. Они мимикрируют, притворяясь важными, нужными, значимыми. Автору кажется, что текст с такими словами становится солиднее, весомее. Весомее, да… как чугунная гиря или налипшая на ботинки глина. А уж чего стоят ассоциации со всякими деловыми бумагами!

Да, конечно, такие словечки можно использовать в речи персонажей, они хорошо иллюстрируют определенные черты характера. Для создания комического эффекта тоже не возбраняется. Но в этом случае речь идёт о специальном литературном приеме, который связан с сознательными целями автора. А когда канцеляризмы вылезают сами собой в авторской речи, это портит стиль.

Так что избавляйтесь от канцелярита. И почитайте книгу редактора, переводчика и литературоведа Норы Галь «Слово живое и мёртвое», § 1. «Берегись канцелярита».

И загляните еще вот в эти статьи:

«Винегрет стилей: почему это не съедобно»

«Страдательный залог: что от него страдает»

Слова-маркеры. Как распознать тайные желания клиента

Слова маркеры

Слова маркеры – это встречающиеся в речи человека слова или фразы, по которым можно понять — на какие потребности ориентирован клиент. Слова маркеры очень важны при выявлении потребностей клиента и построении презентации по потребностям.

Дело в том, что задача продавца при выявлении потребностей понять основной мотив клиента, это порой сделать не так просто. Клиент не говорит напрямую, что он хочет, тем более он сам порой не знает чего он хочет. Но основные движущие им мотивы можно понять, услышав от клиента определённые слова.

Основные потребности клиентов.

У клиента в широком смысле нет потребности в товаре или услуге. Клиенту необходима выгода, которую ваш товар несёт. Выгода всегда опирается на определенную потребность или потребности. Человеческие потребности с одной стороны у всех одинаковые, но они зависят от множества факторов – финансовое состояние, пол, возраст, эмоциональное состояние, тенденции общества и т.п. Есть множество учений пытающихся объяснить человеческие потребности, наиболее известна теория потребностей Маслоу. В этих учениях потребности выстраиваются в иерархию, и ищется зависимость от внешних факторов. Но не все эти учения помогают понять и объяснить поведение клиента.

Покупая товар, клиентом могут двигать одна или несколько базовых потребностей человека:

Безопасность — это своеобразные консерваторы, уважают старые проверенные годами вещи. При выборе товара склонны ориентироваться на свой опыт, если его нет, читают отзывы и спрашивают мнение у знакомых. Для них важна надежность и они готовы пожертвовать функционалом, в пользу проверенных технологий. Любимая поговорка – скупой платит дважды. Люди ориентированные на избежание проблем.

Экономия – для данных людей имеет значение цена товара или услуги. Ради экономии готовы ехать на другой конец города. Причем, как правило, эти покупатели далеко не бедные.

Новизна – люди готовы менять вещи постоянно, лишь бы быть в тренде. Это они покупают iPhone первыми. Получают удовольствие от самого факта обладание новой вещью. Квартира захламлена не нужными вещами.

Комфорт – основная ценность это личное время. Всё делают для того чтобы заняться любимым делом. Они не склонны к переменам и часто их называют привязанными. Если в потребности безопасность человек избегает перемен, так как бриться всего нового, то человек комфорта просто не хочет запариваться. Таких людей интересует, прежде всего, сам процесс эксплуатации. Продавать можно просто, красочно описывая как классно пользоваться вашим продуктом.

Престиж – люди престижа хотят хорошо выглядеть в глазах окружающих. Им интересен бренд и узнаваемость. Когда они не знают что является престижном в данной категории просто берут самое дорогое.

Задача продавца, при выявлении потребностей, понять на какую из этих потребностей ориентирован клиент. Понять это помогают слова маркеры в речи клиента.

Как распознать слова маркеры в разговоре с клиентом.

Клиент говорит достаточно много слов и чтобы услышать в них нужную информацию и отсеять всё лишнее необходимо обладать опытом продаж, а главное уметь правильно задавать вопросы на выявление потребностей. Услышать слова маркеры проще всего в ответах клиента на открытые вопросы, в которых вы даёте клиенту возможность высказаться о тех качествах, которые для клиента наиболее важны. Например: расскажите: что Вам нравится в товаре, которым Вы сейчас пользуетесь? Почему Вы выбрали именно эту компанию? Если клиент, к примеру, начинает говорить про цену, значит, он ориентирован на экономию и так далее. Соответственно презентовать товар нужно, прежде всего, с точки зрения экономии.

Какие потребности наиболее распространены.

Основная ошибка продавцов – это презентовать не по потребностям клиента, а по своим. К примеру, продавец считает, что его продукт хорош за счет удобства эксплуатации и это основная его выгода. Соответственно продавец и презентует, прежде всего, эту выгоду не прислушиваясь, к тому чего хочет клиент. Но клиенту может быть это и не нужно.

Так же среди продавцов есть распространенное мнение, что наибольшее значение имеет цена и что именно экономия, наиболее часто встречающаяся потребность. Могу сказать однозначно, что есть сегменты продаж, в которых экономия имеет крайне низкое значение. И есть люди, которые вообще не смотрят на цену при выборе товара, таким клиентам просто не интересно слышать, сколько денег он сэкономит, приобретая товар у вас.

К самым распространенным потребностям можно отнести: безопасность, комфорт и экономию.

Как определить потребность клиента, используя слова маркеры.

В приведенной ниже таблице можно увидеть слова маркеры для основных потребностей. Для тех, кто хочет написать скрипты продаж для продажи своего продукта данную таблицу нужно переработать под конкретный продукт.

Примеры слов-маркеров в речи абонента и о чём они говорят.

Безопасность/надежность

— хорошая репутация;

— посоветовали друзья;

— все знакомые пользуются, не жаловались;

— давно на рынке,

— для меня важна бесперебойная работа;

— важно чтобы характеристики соответствовали заявленным;

— не так как обещали;

— не дозвониться в службу поддержки;

— хотелось бы улучшить качество

— мой оператор уже 20 лет

— а что если не подключат/все сломается/мне не понравится?

— я спрошу у соседей/друзей – как у них

Экономия

— были скидки/акции,

— соотношение доступной цены и качества

— было бесплатно,

— зачем платить больше?

— хотелось бы платить меньше

-а вы бесплатно сделать это и это?

-а скидки есть?

— первый вопрос: «И сколько это стоит?»

— все дорожает

— оплачиваю по абонементу/купону и т.п. Выходит дешевле.

Новизна

— слежу за тенденциями рынка

— использую только новое оборудование

— я читал в таком то журнале про эту технологию

— хотелось что-то поменять

— надоело

-стало скучно

— а вы про новую технологию ХХХХ?

— пробовал разные компании

-у всех уже такая технология (предмет, услуга)

-а что у вас нового?

-еще ни у кого не было, а я уже пользовался

Комфорт/ Привязанность

-Обещали сделать быстро,

— оперативное сделали

— работа качественная,

— важно чтобы было удобно, так как времени свободного нет;

— в любой момент времени решить вопрос, если появились неполадки,

-готова была доплатить, лишь бы сделали как удобно

-лень идти что то делать

— я как-то не задумывался, уже несколько лет пользуюсь

— не хочу ничего менять, мне ничего не надо

— работает – и ладно

— я ни в чем не разбираюсь («не хочу и не буду»)

Престиж

— Это крутой фирма, бренд, товар,

— самые лучшие технологии

— это самый модный товар

— это самый лучший вариант

— я знаю, что они лучшие

— мне не важно, сколько плачу 1000 или 2000

— да, выбрал потому что самый дорогой.

#Vacation

Дискурсивные маркеры (так, верно, ладно) — English Grammar Today

Дискурсивные маркеры — это слова или фразы, подобные , так или иначе, ладно, ладно, как я уже сказал, начнем с . Мы используем их для связи, организации и управления тем, что мы говорим или пишем, или для выражения отношения:

[друзья разговаривают]

A:

Итак, , Я решил, что пойду в банк и попросить автокредит .

B:

Звучит неплохо .

A:

В любом случае , Мне интересно, может кто-нибудь из вас научит меня водить .

Дискурсивные маркеры в этом отрывке имеют несколько применений: , поэтому отмечает начало новой части разговора.

хорошо знаменует изменение в фокусе (от получения автокредита к необходимости автомобиля).

право помечает ответ (B соглашается с C).

в любом случае означает смену темы (от покупки новой машины к урокам вождения).

Мы используем разные дискурсивные маркеры в устной и письменной речи. Выступая, следующие дискурсовые маркеры очень частоты:

в письменном виде , распространены следующие дискурсивные маркеры: 9 0005

Вы знаете

Fine

2

7

SO

Я имею в виду

OH

ALL

, как я говорю

7

для старта

, во-первых

в дополнение

, кроме того

с другой стороны

вторых

в вывод

на одной руке

начать с

в сумме

5

Дискус. маркеры не всегда имеют значения, которые вы найдете в своем словаре.Однако у них есть определенные функции, и некоторые дискурсивные маркеры, такие как или , могут иметь ряд функций.

Некоторые дискурсивные маркеры используются для начала и завершения разговора. Некоторые из них используются, чтобы начать новые темы или изменить темы.

A:

Правильно , давайте начнем. Нам нужно погрузить чемоданы в машину .

Б:

Хорошо . Я сделаю это. Кэти, ты поможешь мне?

[в начале радиоинтервью]

Итак, сегодня с нами в студии кто-то, кого вы все знаете по телевидению.Джон Райс, добро пожаловать на шоу.

[Мать (А) и дочь (Б) разговаривают по телефону]

А:

Итак, , увидимся в воскресенье, Лиз .

A:

Хорошо , увидимся, любимый .

Б:

До свидания, мама. Спасибо за звонок .

[В конце встречи]

Ответ:

В любом случае , это все? У кого-нибудь есть вопросы?

Б:

№Я думаю, мы закончили .

A:

Верно , отлично, спасибо всем, что пришли. Завтра мы разошлем документы и сделаем несколько дополнительных звонков по проекту .

A:

Поехали в город купить обои в тон ковру .

B:

Вы пробовали Keanes? У них есть продажа .

A:

Мы искали там, но Джим сказал, что он считает это слишком дорогим, и ему не нравится ни один из их дизайнов .

A:

Ему нравятся геометрические формы. Он ненавидит цветы . Так или иначе , в конце концов мы нашли то, что понравилось нам обоим, и когда мы пошли платить за него, мы поняли, что ни один из нас не принес денег . ( В любом случае знаменует возвращение к основной теме покупки обоев. )

Мы также используем дискурсивные маркеры, чтобы упорядочивать или упорядочивать то, что мы говорим.Некоторые из общих слов и фраз, которые мы используем для этого:

5 9004

и

в целом

2

Второй

для суммирования

а затем

* вторых

Что более

Первый (всех )

последняя всего

так

хорошо

* , во-первых

следующая

, наконец

а … б

для начала

На вершине этого

Третье (LY )

Во-первых, и вторых, вторых, более формальны, чем первые и секунды .

Ответ:

Я думаю, что у Шейлы сейчас финансовые проблемы .

Б:

Я так не думаю, Кэролайн . Для начала , у нее есть все деньги, которые ей дала тетя. Более того, у нее хорошая работа и, кажется, она ведет хороший образ жизни .

Во-первых, мы рассмотрим, как написать эссе. Во-вторых, мы рассмотрим, что делает эссе хорошим, а что — плохим.Наконец, мы собираемся выполнить некоторые письменные задания.

Мы можем использовать буквы алфавита ( a, b и c ), чтобы перечислить причины или аргументы в пользу чего-либо:

Есть две причины, по которым я думаю, что это плохая идея, это будет стоить слишком много денег, и b потому что это займет так много времени.

Когда мы говорим, мы контролируем (или слушаем), что мы говорим и как наш слушатель реагирует на то, что он слышит. Мы часто перефразируем или изменяем то, что говорим, в зависимости от того, как реагирует наш слушатель. Мы используем такие слова и фразы, как ну, я имею в виду, другими словами, дело в том, вы знаете, вы знаете, что я имею в виду, понимаете, я имею в виду .

Иногда, когда мы говорим, мы добавляем фразы, чтобы показать нашему слушателю, что мы собираемся перефразировать, повторить или изменить то, что мы говорим. Эти дискурсивные маркеры помогают сделать то, что мы говорим, более понятным для слушателя:

Мне просто нужно было уйти пораньше. Я имею в виду, что я ненавидел шоу. Это просто было не смешно.

Вы регулярно занимаетесь спортом, хорошо питаетесь и не испытываете слишком много стресса.Другими словами, я думаю, вам не о чем беспокоиться. Ваше здоровье кажется очень хорошим.

Кажется, я нашел дом, который хотел бы купить. Вернее, квартира. Это идеально для меня.

Когда мы говорим, мы думаем о том, сколько знаний мы делимся с нашим слушателем. Мы часто помечаем то, что мы считаем старым, общедоступным или ожидаемым знанием, с помощью , вы знаете , и мы помечаем новое знание, которое, как мы видим, не было передано слушателю фразами вроде , видите ли, дело в том, что :

Знаешь, нанять машину было отличной идеей. (Говорящий и слушатель знают об аренде машины.)

Ответ:

Почему бы тебе не остаться со мной, когда ты будешь в Лиссабоне?

Б:

Это будет сложно. Я должен вернуться в Дублин к пятнице . Вы видите , моя сестра выходит замуж в субботу, так что у меня не будет времени посетить . (В предполагает, что А не знает о свадьбе своей сестры. Это новая информация)

Когда мы слушаем, что кто-то говорит, мы обычно выражаем свою реакцию на то, что слышим, либо жестом (кивком головы), либо короткой реакцией ( Мм, да, правда, обидно ).Это показывает, что мы слушаем и заинтересованы в том, что нам говорят. Мы называем эти короткие ответы «токенами ответов».

маркеры общего ответа включают:

абсолютно

штраф

нормально

вау

(все ) Право

1

Great

да

определенно

Я вижу

уверен, не

точно

нет

замечательно

это здорово/интересно/удивительно/ужасно и т. д.

Мы используем жетоны ответа для ряда функций:

A:

И он вошел очень тихо, не разбудив ее .

А:

Он открыл ее сумку и…

А:

Мы решили поехать в Африку на месяц в следующем году .

A:

Он не сможет играть в футбол как минимум шесть месяцев.Он сломал ногу .

Некоторые выражения используются для обозначения отношения или точки зрения в устной или письменной речи.

Общие выражения отношения:

7

откровенно

1

6

7

7

6

на самом деле

7

Я думаю

(I) Извините

по общему признанию

, мы надеемся,

буквально

удивительно

удивительно

честно

естественно

Без сомнения

Быть честным

CE RTAINLY

Если вы спросите меня

, чтобы сказать вам правду

четко

7

Боюсь

конечно

понятно

доверительно

Я должен признать,

предсказуемо

несомненно

Определенно

по существу

К сожалению

1

Если вы спросите меня, Нейл делает большую ошибку, оставив свою работу отправиться в путешествие со своими друзьями.

Очевидно, нам придется заплатить за ущерб, нанесенный окну.

Вся проблема, я думаю, была вызвана тем, что в часы пик на дорогах было слишком много машин.

К сожалению, Хильда решила не идти с нами.

Мы осторожны, когда говорим, чтобы не звучать слишком прямо или сильно. Мы используем такие слова и фразы, как , например, что-то вроде , чтобы смягчить то, что мы говорим (хеджирует).

Мы часто пользуемся этими словами и выражениями, как Hedges:

7

7

Возможно

, пожалуй

Я думаю

Может быть

, вероятно,

* Срок чаще встречается в британском английском языке; вид чаще встречается в американском английском.

Могу я задать вам вопрос?

Наверное, мы можем добавить в соус еще немного воды.

Возможно, это один из ваших первых опытов вождения автомобиля?

Сравнить

В городе открылся новый ресторан. Вероятно, мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление подстраховано или смягчено, чтобы не звучать слишком сильно или убедительно.

В городе новый ресторан. Мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление не хеджируется и звучит более прямо и убедительно.

Мы можем использовать um , чтобы осторожно представить новую тему:

Эм, могу я задать вам личный вопрос?

Хм, есть еще кое-что, о чем нам нужно поговорить.

Мы можем использовать эмм , когда делаем паузу перед тем, как что-то сказать, особенно когда не уверены, что сказать:

Он… эмм, боюсь, он не очень доволен вашей работой.

Ее последняя книга называлась… эмм, что это было? Я не могу вспомнить имя.

Междометие — это восклицание из одного слова, такое как ура, упс, ай , которое показывает положительную или отрицательную эмоциональную реакцию:

A:

Встреча отменена .

A:

Я только что уронил коробку с яйцами .

A:

Я не думаю, что этот десерт выглядит очень свежим .

Дискурсивные маркеры (так, ладно, ладно) — English Grammar Today

Дискурсивные маркеры — это слова или фразы, подобные , так или иначе, ладно, ладно, как я уже сказал, начнем с . Мы используем их для связи, организации и управления тем, что мы говорим или пишем, или для выражения отношения:

[друзья разговаривают]

A:

Итак, , Я решил, что пойду в банк и попросить автокредит .

B:

Звучит неплохо .

A:

В любом случае , Мне интересно, может кто-нибудь из вас научит меня водить .

Дискурсивные маркеры в этом отрывке имеют несколько применений: , поэтому отмечает начало новой части разговора.

хорошо знаменует изменение в фокусе (от получения автокредита к необходимости автомобиля).

право помечает ответ (B соглашается с C).

в любом случае означает смену темы (от покупки новой машины к урокам вождения).

Мы используем разные дискурсивные маркеры в устной и письменной речи. Выступая, следующие дискурсовые маркеры очень частоты:

в письменном виде , распространены следующие дискурсивные маркеры: 9 0005

Вы знаете

Fine

2

7

SO

Я имею в виду

OH

ALL

, как я говорю

7

для старта

, во-первых

в дополнение

, кроме того

с другой стороны

вторых

в вывод

на одной руке

начать с

в сумме

5

Дискус. маркеры не всегда имеют значения, которые вы найдете в своем словаре.Однако у них есть определенные функции, и некоторые дискурсивные маркеры, такие как или , могут иметь ряд функций.

Некоторые дискурсивные маркеры используются для начала и завершения разговора. Некоторые из них используются, чтобы начать новые темы или изменить темы.

A:

Правильно , давайте начнем. Нам нужно погрузить чемоданы в машину .

Б:

Хорошо . Я сделаю это. Кэти, ты поможешь мне?

[в начале радиоинтервью]

Итак, сегодня с нами в студии кто-то, кого вы все знаете по телевидению.Джон Райс, добро пожаловать на шоу.

[Мать (А) и дочь (Б) разговаривают по телефону]

А:

Итак, , увидимся в воскресенье, Лиз .

A:

Хорошо , увидимся, любимый .

Б:

До свидания, мама. Спасибо за звонок .

[В конце встречи]

Ответ:

В любом случае , это все? У кого-нибудь есть вопросы?

Б:

№Я думаю, мы закончили .

A:

Верно , отлично, спасибо всем, что пришли. Завтра мы разошлем документы и сделаем несколько дополнительных звонков по проекту .

A:

Поехали в город купить обои в тон ковру .

B:

Вы пробовали Keanes? У них есть продажа .

A:

Мы искали там, но Джим сказал, что он считает это слишком дорогим, и ему не нравится ни один из их дизайнов .

A:

Ему нравятся геометрические формы. Он ненавидит цветы . Так или иначе , в конце концов мы нашли то, что понравилось нам обоим, и когда мы пошли платить за него, мы поняли, что ни один из нас не принес денег . ( В любом случае знаменует возвращение к основной теме покупки обоев. )

Мы также используем дискурсивные маркеры, чтобы упорядочивать или упорядочивать то, что мы говорим.Некоторые из общих слов и фраз, которые мы используем для этого:

5 9004

и

в целом

2

Второй

для суммирования

а затем

* вторых

Что более

Первый (всех )

последняя всего

так

хорошо

* , во-первых

следующая

, наконец

а … б

для начала

На вершине этого

Третье (LY )

Во-первых, и вторых, вторых, более формальны, чем первые и секунды .

Ответ:

Я думаю, что у Шейлы сейчас финансовые проблемы .

Б:

Я так не думаю, Кэролайн . Для начала , у нее есть все деньги, которые ей дала тетя. Более того, у нее хорошая работа и, кажется, она ведет хороший образ жизни .

Во-первых, мы рассмотрим, как написать эссе. Во-вторых, мы рассмотрим, что делает эссе хорошим, а что — плохим.Наконец, мы собираемся выполнить некоторые письменные задания.

Мы можем использовать буквы алфавита ( a, b и c ), чтобы перечислить причины или аргументы в пользу чего-либо:

Есть две причины, по которым я думаю, что это плохая идея, это будет стоить слишком много денег, и b потому что это займет так много времени.

Когда мы говорим, мы контролируем (или слушаем), что мы говорим и как наш слушатель реагирует на то, что он слышит. Мы часто перефразируем или изменяем то, что говорим, в зависимости от того, как реагирует наш слушатель. Мы используем такие слова и фразы, как ну, я имею в виду, другими словами, дело в том, вы знаете, вы знаете, что я имею в виду, понимаете, я имею в виду .

Иногда, когда мы говорим, мы добавляем фразы, чтобы показать нашему слушателю, что мы собираемся перефразировать, повторить или изменить то, что мы говорим. Эти дискурсивные маркеры помогают сделать то, что мы говорим, более понятным для слушателя:

Мне просто нужно было уйти пораньше. Я имею в виду, что я ненавидел шоу. Это просто было не смешно.

Вы регулярно занимаетесь спортом, хорошо питаетесь и не испытываете слишком много стресса.Другими словами, я думаю, вам не о чем беспокоиться. Ваше здоровье кажется очень хорошим.

Кажется, я нашел дом, который хотел бы купить. Вернее, квартира. Это идеально для меня.

Когда мы говорим, мы думаем о том, сколько знаний мы делимся с нашим слушателем. Мы часто помечаем то, что мы считаем старым, общедоступным или ожидаемым знанием, с помощью , вы знаете , и мы помечаем новое знание, которое, как мы видим, не было передано слушателю фразами вроде , видите ли, дело в том, что :

Знаешь, нанять машину было отличной идеей. (Говорящий и слушатель знают об аренде машины.)

Ответ:

Почему бы тебе не остаться со мной, когда ты будешь в Лиссабоне?

Б:

Это будет сложно. Я должен вернуться в Дублин к пятнице . Вы видите , моя сестра выходит замуж в субботу, так что у меня не будет времени посетить . (В предполагает, что А не знает о свадьбе своей сестры. Это новая информация)

Когда мы слушаем, что кто-то говорит, мы обычно выражаем свою реакцию на то, что слышим, либо жестом (кивком головы), либо короткой реакцией ( Мм, да, правда, обидно ).Это показывает, что мы слушаем и заинтересованы в том, что нам говорят. Мы называем эти короткие ответы «токенами ответов».

маркеры общего ответа включают:

абсолютно

штраф

нормально

вау

(все ) Право

1

Great

да

определенно

Я вижу

уверен, не

точно

нет

замечательно

это здорово/интересно/удивительно/ужасно и т. д.

Мы используем жетоны ответа для ряда функций:

A:

И он вошел очень тихо, не разбудив ее .

А:

Он открыл ее сумку и…

А:

Мы решили поехать в Африку на месяц в следующем году .

A:

Он не сможет играть в футбол как минимум шесть месяцев.Он сломал ногу .

Некоторые выражения используются для обозначения отношения или точки зрения в устной или письменной речи.

Общие выражения отношения:

7

откровенно

1

6

7

7

6

на самом деле

7

Я думаю

(I) Извините

по общему признанию

, мы надеемся,

буквально

удивительно

удивительно

честно

естественно

Без сомнения

Быть честным

CE RTAINLY

Если вы спросите меня

, чтобы сказать вам правду

четко

7

Боюсь

конечно

понятно

доверительно

Я должен признать,

предсказуемо

несомненно

Определенно

по существу

К сожалению

1

Если вы спросите меня, Нейл делает большую ошибку, оставив свою работу отправиться в путешествие со своими друзьями.

Очевидно, нам придется заплатить за ущерб, нанесенный окну.

Вся проблема, я думаю, была вызвана тем, что в часы пик на дорогах было слишком много машин.

К сожалению, Хильда решила не идти с нами.

Мы осторожны, когда говорим, чтобы не звучать слишком прямо или сильно. Мы используем такие слова и фразы, как , например, что-то вроде , чтобы смягчить то, что мы говорим (хеджирует).

Мы часто пользуемся этими словами и выражениями, как Hedges:

7

7

Возможно

, пожалуй

Я думаю

Может быть

, вероятно,

* Срок чаще встречается в британском английском языке; вид чаще встречается в американском английском.

Могу я задать вам вопрос?

Наверное, мы можем добавить в соус еще немного воды.

Возможно, это один из ваших первых опытов вождения автомобиля?

Сравнить

В городе открылся новый ресторан. Вероятно, мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление подстраховано или смягчено, чтобы не звучать слишком сильно или убедительно.

В городе новый ресторан. Мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление не хеджируется и звучит более прямо и убедительно.

Мы можем использовать um , чтобы осторожно представить новую тему:

Эм, могу я задать вам личный вопрос?

Хм, есть еще кое-что, о чем нам нужно поговорить.

Мы можем использовать эмм , когда делаем паузу перед тем, как что-то сказать, особенно когда не уверены, что сказать:

Он… эмм, боюсь, он не очень доволен вашей работой.

Ее последняя книга называлась… эмм, что это было? Я не могу вспомнить имя.

Междометие — это восклицание из одного слова, такое как ура, упс, ай , которое показывает положительную или отрицательную эмоциональную реакцию:

A:

Встреча отменена .

A:

Я только что уронил коробку с яйцами .

A:

Я не думаю, что этот десерт выглядит очень свежим .

Дискурсивные маркеры (так, ладно, ладно) — English Grammar Today

Дискурсивные маркеры — это слова или фразы, подобные , так или иначе, ладно, ладно, как я уже сказал, начнем с . Мы используем их для связи, организации и управления тем, что мы говорим или пишем, или для выражения отношения:

[друзья разговаривают]

A:

Итак, , Я решил, что пойду в банк и попросить автокредит .

B:

Звучит неплохо .

A:

В любом случае , Мне интересно, может кто-нибудь из вас научит меня водить .

Дискурсивные маркеры в этом отрывке имеют несколько применений: , поэтому отмечает начало новой части разговора.

хорошо знаменует изменение в фокусе (от получения автокредита к необходимости автомобиля).

право помечает ответ (B соглашается с C).

в любом случае означает смену темы (от покупки новой машины к урокам вождения).

Мы используем разные дискурсивные маркеры в устной и письменной речи. Выступая, следующие дискурсовые маркеры очень частоты:

в письменном виде , распространены следующие дискурсивные маркеры: 9 0005

Вы знаете

Fine

2

7

SO

Я имею в виду

OH

ALL

, как я говорю

7

для старта

, во-первых

в дополнение

, кроме того

с другой стороны

вторых

в вывод

на одной руке

начать с

в сумме

5

Дискус. маркеры не всегда имеют значения, которые вы найдете в своем словаре.Однако у них есть определенные функции, и некоторые дискурсивные маркеры, такие как или , могут иметь ряд функций.

Некоторые дискурсивные маркеры используются для начала и завершения разговора. Некоторые из них используются, чтобы начать новые темы или изменить темы.

A:

Правильно , давайте начнем. Нам нужно погрузить чемоданы в машину .

Б:

Хорошо . Я сделаю это. Кэти, ты поможешь мне?

[в начале радиоинтервью]

Итак, сегодня с нами в студии кто-то, кого вы все знаете по телевидению.Джон Райс, добро пожаловать на шоу.

[Мать (А) и дочь (Б) разговаривают по телефону]

А:

Итак, , увидимся в воскресенье, Лиз .

A:

Хорошо , увидимся, любимый .

Б:

До свидания, мама. Спасибо за звонок .

[В конце встречи]

Ответ:

В любом случае , это все? У кого-нибудь есть вопросы?

Б:

№Я думаю, мы закончили .

A:

Верно , отлично, спасибо всем, что пришли. Завтра мы разошлем документы и сделаем несколько дополнительных звонков по проекту .

A:

Поехали в город купить обои в тон ковру .

B:

Вы пробовали Keanes? У них есть продажа .

A:

Мы искали там, но Джим сказал, что он считает это слишком дорогим, и ему не нравится ни один из их дизайнов .

A:

Ему нравятся геометрические формы. Он ненавидит цветы . Так или иначе , в конце концов мы нашли то, что понравилось нам обоим, и когда мы пошли платить за него, мы поняли, что ни один из нас не принес денег . ( В любом случае знаменует возвращение к основной теме покупки обоев. )

Мы также используем дискурсивные маркеры, чтобы упорядочивать или упорядочивать то, что мы говорим.Некоторые из общих слов и фраз, которые мы используем для этого:

5 9004

и

в целом

2

Второй

для суммирования

а затем

* вторых

Что более

Первый (всех )

последняя всего

так

хорошо

* , во-первых

следующая

, наконец

а … б

для начала

На вершине этого

Третье (LY )

Во-первых, и вторых, вторых, более формальны, чем первые и секунды .

Ответ:

Я думаю, что у Шейлы сейчас финансовые проблемы .

Б:

Я так не думаю, Кэролайн . Для начала , у нее есть все деньги, которые ей дала тетя. Более того, у нее хорошая работа и, кажется, она ведет хороший образ жизни .

Во-первых, мы рассмотрим, как написать эссе. Во-вторых, мы рассмотрим, что делает эссе хорошим, а что — плохим.Наконец, мы собираемся выполнить некоторые письменные задания.

Мы можем использовать буквы алфавита ( a, b и c ), чтобы перечислить причины или аргументы в пользу чего-либо:

Есть две причины, по которым я думаю, что это плохая идея, это будет стоить слишком много денег, и b потому что это займет так много времени.

Когда мы говорим, мы контролируем (или слушаем), что мы говорим и как наш слушатель реагирует на то, что он слышит. Мы часто перефразируем или изменяем то, что говорим, в зависимости от того, как реагирует наш слушатель. Мы используем такие слова и фразы, как ну, я имею в виду, другими словами, дело в том, вы знаете, вы знаете, что я имею в виду, понимаете, я имею в виду .

Иногда, когда мы говорим, мы добавляем фразы, чтобы показать нашему слушателю, что мы собираемся перефразировать, повторить или изменить то, что мы говорим. Эти дискурсивные маркеры помогают сделать то, что мы говорим, более понятным для слушателя:

Мне просто нужно было уйти пораньше. Я имею в виду, что я ненавидел шоу. Это просто было не смешно.

Вы регулярно занимаетесь спортом, хорошо питаетесь и не испытываете слишком много стресса.Другими словами, я думаю, вам не о чем беспокоиться. Ваше здоровье кажется очень хорошим.

Кажется, я нашел дом, который хотел бы купить. Вернее, квартира. Это идеально для меня.

Когда мы говорим, мы думаем о том, сколько знаний мы делимся с нашим слушателем. Мы часто помечаем то, что мы считаем старым, общедоступным или ожидаемым знанием, с помощью , вы знаете , и мы помечаем новое знание, которое, как мы видим, не было передано слушателю фразами вроде , видите ли, дело в том, что :

Знаешь, нанять машину было отличной идеей. (Говорящий и слушатель знают об аренде машины.)

Ответ:

Почему бы тебе не остаться со мной, когда ты будешь в Лиссабоне?

Б:

Это будет сложно. Я должен вернуться в Дублин к пятнице . Вы видите , моя сестра выходит замуж в субботу, так что у меня не будет времени посетить . (В предполагает, что А не знает о свадьбе своей сестры. Это новая информация)

Когда мы слушаем, что кто-то говорит, мы обычно выражаем свою реакцию на то, что слышим, либо жестом (кивком головы), либо короткой реакцией ( Мм, да, правда, обидно ).Это показывает, что мы слушаем и заинтересованы в том, что нам говорят. Мы называем эти короткие ответы «токенами ответов».

маркеры общего ответа включают:

абсолютно

штраф

нормально

вау

(все ) Право

1

Great

да

определенно

Я вижу

уверен, не

точно

нет

замечательно

это здорово/интересно/удивительно/ужасно и т. д.

Мы используем жетоны ответа для ряда функций:

A:

И он вошел очень тихо, не разбудив ее .

А:

Он открыл ее сумку и…

А:

Мы решили поехать в Африку на месяц в следующем году .

A:

Он не сможет играть в футбол как минимум шесть месяцев.Он сломал ногу .

Некоторые выражения используются для обозначения отношения или точки зрения в устной или письменной речи.

Общие выражения отношения:

7

откровенно

1

6

7

7

6

на самом деле

7

Я думаю

(I) Извините

по общему признанию

, мы надеемся,

буквально

удивительно

удивительно

честно

естественно

Без сомнения

Быть честным

CE RTAINLY

Если вы спросите меня

, чтобы сказать вам правду

четко

7

Боюсь

конечно

понятно

доверительно

Я должен признать,

предсказуемо

несомненно

Определенно

по существу

К сожалению

1

Если вы спросите меня, Нейл делает большую ошибку, оставив свою работу отправиться в путешествие со своими друзьями.

Очевидно, нам придется заплатить за ущерб, нанесенный окну.

Вся проблема, я думаю, была вызвана тем, что в часы пик на дорогах было слишком много машин.

К сожалению, Хильда решила не идти с нами.

Мы осторожны, когда говорим, чтобы не звучать слишком прямо или сильно. Мы используем такие слова и фразы, как , например, что-то вроде , чтобы смягчить то, что мы говорим (хеджирует).

Мы часто пользуемся этими словами и выражениями, как Hedges:

7

7

Возможно

, пожалуй

Я думаю

Может быть

, вероятно,

* Срок чаще встречается в британском английском языке; вид чаще встречается в американском английском.

Могу я задать вам вопрос?

Наверное, мы можем добавить в соус еще немного воды.

Возможно, это один из ваших первых опытов вождения автомобиля?

Сравнить

В городе открылся новый ресторан. Вероятно, мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление подстраховано или смягчено, чтобы не звучать слишком сильно или убедительно.

В городе новый ресторан. Мы должны попробовать это в следующие выходные.

Заявление не хеджируется и звучит более прямо и убедительно.

Мы можем использовать um , чтобы осторожно представить новую тему:

Эм, могу я задать вам личный вопрос?

Хм, есть еще кое-что, о чем нам нужно поговорить.

Мы можем использовать эмм , когда делаем паузу перед тем, как что-то сказать, особенно когда не уверены, что сказать:

Он… эмм, боюсь, он не очень доволен вашей работой.

Ее последняя книга называлась… эмм, что это было? Я не могу вспомнить имя.

Междометие — это восклицание из одного слова, такое как ура, упс, ай , которое показывает положительную или отрицательную эмоциональную реакцию:

A:

Встреча отменена .

A:

Я только что уронил коробку с яйцами .

A:

Я не думаю, что этот десерт выглядит очень свежим .

Границы | Отличие синтаксических маркеров от морфологических маркеров. Межъязыковое сравнение

Определение «синтаксических маркеров»

Синтаксические маркеры представляют собой последовательные графические элементы, указывающие на синтаксические признаки. Эти функции создают согласованность внутри фраз и между словами или группами слов на уровне предложения. Таким образом, синтаксические признаки не связаны со словами, а связывают более крупные части предложения. Во многих языках синтаксические признаки идентичны аффиксам словоизменения.Примером этого является спряжение: в английском языке 3-е лицо единственного числа обозначается синтаксически, различая (я/вы/мы…) sing и (s/he) sings . Во французском языке спряжение более сильно различает маркеры лица. Однако фонологически прозрачными являются только 1-е и 2-е лицо множественного числа. Все остальные лица различаются по написанию, но не фонологически (ср. Глагол петь в 1-м и 2-м лицах множественного числа по сравнению со всеми другими грамматическими лицами: [ʃɑ̃te], [ʃɑ̃tɔ̃], [ʃɑ̃t]).

Другим примером является номинальное множественное число в английском языке: Произносится [s], как в кошки [kεts], маркер фонологически прозрачен. Однако может возникнуть путаница между окончанием (одноморфемного) слова fox [fɔks] и (двухморфемного) слова socks [sɔks]. Кроме того, множественное число может произноситься как [s] или [z], в зависимости от ранее артикулированных фонем (Kemp and Bryant, 2003).

Ни все синтаксические особенности, ни все маркеры не указывают на флексию.Некоторые отмечают определенный класс слов. Например, написание в lib выделяет вопросительное местоимение в парадигме what, when и т. д. и, следовательно, является синтаксическим маркером. Омофон погода , напротив, не включает никаких синтаксических признаков. Точно так же в немецком языке все существительные и синтаксические существительные пишутся с заглавной буквы, которая выделяет этот класс слов в отличие от глаголов и прилагательных.

Хотя многие синтаксические маркеры состоят из графемы и представляют собой морфему, например во множественном числе в английском языке, они могут состоять из графемы, не связанной с отделяемой морфемой, такой как в вопросительных местоимениях.В некоторых случаях даже трудно определить графемный статус синтаксического маркера, например, при написании существительных с заглавной буквы в немецком языке (Kohrt, 1985). Сложный графематический статус также обнаруживается с апострофом, различающим притяжательный < ′ > или <'s> (падеж) и множественное число (многочисленный), как в cat’s -cats’ -cats [kεts] ( Бунчич, 2004).

Пунктуация не включена в определение синтаксических маркеров и, следовательно, не является частью этой статьи.Проще говоря, пунктуация относится к глобальной структуре предложения, тогда как синтаксические маркеры относятся к локальным контекстам ниже уровня предложения, например, словосочетаниям с существительными.

Синтаксическое правописание относится не только к правильному написанию синтаксического маркера, но и к его правильному применению в данном синтаксическом контексте. Это было замечено как очень требовательное в нескольких языках, таких как английский (Kemp et al., 2017), французский (Fayol et al., 2006), голландский (Sandra et al., 1999; Bosman, 2005; Sandra and Van Abbenyen, 2009), немецком (Betzel, 2015) и греческом (Protopapas et al., 2013). Только фонологически недоступные синтаксические маркеры кажутся особенно сложными для написания.

Таким образом, в этой статье предлагается определять «синтаксические маркеры» как графематические элементы, появление которых систематически связано с наличием синтаксических признаков. Поскольку написание синтаксических маркеров особенно сложно, когда эти маркеры не поддаются фонологическому выводу, следующие соображения сосредоточены на этих синтаксических маркерах. Будут приведены примеры на английском, французском, голландском и немецком языках.

Синтаксические маркеры в разных орфографиях

В английском и французском языках, а также во многих других языках синтаксические маркеры представляют собой суффиксы изменения, которые указывают на соглашение или правительство на уровне фразы или предложения. Однако синтаксические особенности различаются между языками, и в некоторых случаях, например в немецком, синтаксические маркеры не относятся ни к флексии, ни к какой-либо другой конкретной морфеме. Следующие примеры синтаксических маркеров указывают на синтаксические отношения и имеют общую черту, заключающуюся в том, что их нельзя вывести из фонологической структуры.

Синтаксический маркер, известный своей склонностью к орфографическим ошибкам в английском языке , является маркером прошедшего времени правильных глаголов , таких как kissed (Nunes et al., 1997b). Маркер четко указывает на форму глагола в отличие от существительных или прилагательных. Фонологическая форма слова варьируется, в зависимости от фонологического контекста, между [t] или [d]. Возможна путаница в написании между окончанием (одноморфемного) существительного, такого как bird [bǝrd] или belt [bεlt], и (двухморфемным) глаголом , называемым [kɒld] или одетым [drεsd].В то время как прошедшее время каждого правильного глагола пишется , формы неправильных глаголов фонологически более прозрачны, если удалить безмолвный , например, found [faʊnd] и feel [fεlt].

В устной речи Французский единственное и множественное число звучат одинаково, за исключением артикля: Le grand chat noir mange [lǝ gʁɑ̃ ʃa mɑ̃ʒ] vs. большая кошка/и черная еда/и»). Маркер множественного числа имеет две формы: для прилагательных и существительных и для глаголов (3-е лицо множественного числа).Форма единственного числа не обозначена орфографически. Важно отметить, что множественное число передается всеми элементами именной группы и согласования между подлежащим и глаголом (Dubois, 1965). Другими синтаксическими маркерами, которые чрезвычайно трудно различить в правописании, являются формы . Каждый маркер передает точную информацию о лице и/или числе существительных и прилагательных или различных спряжениях глаголов и причастий. Все маркеры одинаково произносятся как [e] (Brissaud and Chevrot, 2011).

Хотя омофония по умолчанию используется во французском словоизменении, оно касается лишь небольшой части глагольного словоизменения в нидерландском . Настоящее и прошедшее время имеют правильную форму склонения с основой + суффикс. В настоящем времени 1-е лицо единственного числа сохраняет форму основы, 2-е и 3-е лицо единственного числа добавляет суффикс . В большинстве случаев обе формы глагола фонологически прозрачны. Они становятся гомофонными, когда основа оканчивается на , т. е. vinden («найти»), vind (1S), vindt (3S), оба произносятся как [vɪnt].В прошедшем времени суффиксы используются для единственного числа (или ), для множественного числа (или ). Хотя в большинстве случаев написание фонологически прозрачно и различает основу в первом и суффикс во втором слоге ( belde ([bεl.dǝ], «названный»), основы оканчиваются на (или ) маскируют эту структуру слога, поскольку представлены как (или ) от лексической основы, так и суффикса (ср. meldde [mεl.dǝ], «информировать»).Доминирование омофонов на лексическом и подлексическом уровне увеличивает количество ошибок конгруэнтности в низкочастотной форме (Сандра и Ван Аббеньен, 2009).

В то время как в английском, французском и голландском языках суффиксы словоизменения являются синтаксическими маркерами, Немецкий синтаксические маркеры не обязательно указывают на словоизменение и не всегда относятся к морфеме. Один синтаксический маркер обозначает класс слов «существительное» или, точнее, начало именного словосочетания (НП) с помощью начальной прописной буквы. Действительно, почти каждое слово может стать существительным без какой-либо морфологической модификации, хотя в основном это относится к прилагательным и глаголам.Примером сравнения глагола с номинальным глаголом является Ich hörte sein Singen («Я слышал его пение») и Ich hörte ihn singen («Я слышал, как он поет»).

В то время как лексико-семантические характеристики существительного не являются четкими, а лежат в континууме между прототипом и его периферией, синтаксический контекст именной группы остается стабильным: в этой перспективе написание заглавной буквы относится к голове NP . Является ли слово главой NP, показывает, склоняются ли прилагательные, которыми может быть расширен NP.Такое прилагательное, как schön («хороший»), может использоваться в этой неизменяемой форме в нескольких позициях предложения, например, Ich hörte ihn schön singen («Я слышал, как он поет красиво »). Однако оно должно склоняться внутри именной группы, например, Ich hörte sein schönes Singen («Я слышал его приятное пение») (Funke, 2020). В то время как существительное закрывает NP-единицу, заглавная буква визуально подчеркивает это разграничение (Maas, 1992).

Эти неполные примеры на французском, голландском и немецком языках иллюстрируют определение синтаксических маркеров. Общая схема французского соглашения раскрывает относительный аспект этих маркеров, поскольку они должны избыточно размещаться на каждом слове синтаксической единицы (фразе или предложении). Низкая встречаемость голландских примеров свидетельствует об эффекте «доминирования омофонов» (Sandra and Van Abbenyen, 2009, p. 243; ср. Largy et al., 1996). Немецкие примеры показывают, что синтаксический маркер не может быть классифицирован как морфема или графема (Kohrt, 1985), тем не менее, заглавная буква существительного является визуальным индексом синтаксической единицы.

Синтаксическая орфография

Все существующие модели правописания ориентированы на орфографическое слово. Это последовательно, так как все орфографические закономерности основаны на словах. Ранние модели правописания описывали усвоение правописания как линейный процесс, в котором учащиеся сначала обнаруживают отношения между графемами и фонемами, а затем усваивают орфографические и морфологические структуры, представленные в соответствующей системе письма (см. Frith, 1985). Более современные подходы к орфографии, такие как теория тройных словоформ (Garcia et al., 2010; Bahr et al., 2012) показали, что учащиеся не усваивают лингвистические уровни, закодированные в системе письма, линейно. Напротив, развитие правописания представляет собой длительный процесс, в ходе которого учащиеся должны научиться координировать различные уровни системы письма (Sprenger-Charolles et al. , 2003; Bahr et al., 2012). Существующие модели правописания различают фонологическое, орфографическое и морфологическое правописание.

Так называемые «морфологические орфографии» (Pacton and Deacon, 2008; Bahr et al., 2012) относятся к морфологически сложным словам с основой (например, sing ) и одним или несколькими аффиксами и заключают в себе деривационную (например, певца ) и флективную (например, sings ) морфологию. Предполагается, что флексия может быть проще, поскольку маленькие дети обычно сосредотачиваются на флексии (Carlisle, 1996; Kirby et al., 2011) и поскольку правила для суффиксов флексии, как правило, очень просты (например, 3-е лицо единственного числа < с> на английском). Поэтому авторы скорее указывают на ошибки словоизменения младших школьников, когда те демонстрируют чрезмерное обобщение обычного написания, например * snowmans вместо snowmen .

Удивительно, но синтаксическая орфография относится к правильным формам и основана на довольно простом абстрактном общем правиле. Хотя молодые орфографисты уже идентифицируют и могут правильно воспроизводить синтаксические маркеры (Totereau et al., 1997; Turnbull et al., 2011), многие исследования показали, что трудности учащихся с синтаксическими маркерами могут сохраняться на протяжении всей школы (Bryant et al., 2000; Totereau et al., 2013; Betzel, 2015). Даже грамотные взрослые могут допускать синтаксические орфографические ошибки, наблюдаемые в экспериментах (Largy et al., 1996) и в ситуациях естественного письма (Суркин и др., 2019). Действительно, правильное обнаружение или создание синтаксического маркера является результатом не лексической идентификации слова, а структурных отношений внутри группы слов (Bock and Ferreira, 2014). Относительные характеристики синтаксических маркеров и трудности их обработки становятся очевидными в исследованиях, анализирующих синтаксическую обработку при правописании и чтении.

Известными источниками синтаксических или, точнее, конгруэнтных ошибок являются влияние частотности и аналогии, особенно на написание гомофонных словоформ, и влияние слов, находящихся рядом с целевым словом. В результате экспериментов с французским и голландским языками рабочая память, по-видимому, является важным фактором, вызывающим появление ошибок конгруэнтности в омофонах (Fayol et al., 1994; Largy et al., 1996; Sandra and Van Abbenyen, 2009). Сандра и Ван Аббеньен (2009) дополнительно предполагают важность процесса лексического доступа в долговременной памяти, предполагая сохранение данной формы склоняемого глагола, а также частоту появления. Это согласуется с наблюдением, что младшие учащиеся, по-видимому, сохраняют некоторые флективные слова в орфографическом лексиконе, поскольку они встречают их чаще, чем другие (Largy et al., 2007; Жоффр и Бриссо, 2012 г.).

Более конкретно, эксперименты на французском языке показали, что ошибки согласования подлежащего и глагола возникают, когда согласование между подлежащим и глаголом является скрытым. Типичными примерами являются предложения с подлежащим, содержащие два словосочетания существительных, не совпадающие по числу ( пункт [ NP–Sg [Девушка] PP [из NP–Pl [соседи]] поют]). В то время как первый NP является субъектным NP, второй NP является модификатором субъектного NP.Если второе задание требует внимания, даже грамотные взрослые не всегда обращают внимание на синтаксическое отношение при написании, а имеют тенденцию автоматически создавать синтаксические маркеры между NP, примыкающими к глаголу ( пункт [ NP–Sg [Девушка] PP [из NP–Pl [соседей]] *поют]). Файоль и его коллеги интерпретировали эти ошибки притяжения (Бок и Миллер, 1991) как побочный продукт автоматизации синтаксического правописания (Файоль и др., 1994). Учащимся может быть достаточно сохранить в памяти записываемое предложение, чтобы нарушить контроль согласия (Fayol et al., 1999).

Другие эксперименты были связаны с ошибками конгруэнтности при написании словесных флексий с омофонными существительными и глаголами с разной частотностью. Омофоны возникали в синтаксическом двусмысленном (Largy et al., 1996) и однозначном контекстах (Sandra and Van Abbenyen, 2009). В обоих экспериментах количество ошибок конгруэнтности увеличивается у взрослых и молодых учащихся, когда существительное встречается чаще, чем глагол. Тот же эффект был показан на подлексическом уровне при одновременном написании конечного слова (Сандра и Ван Аббеньен, 2009).Эффект доминирования омофонов возникает в цейтноте или при условии выполнения второстепенной задачи. Наблюдения за развитием многочисленных альтернативных форм омофонического окончания слова [е] подтверждают причинно-следственную связь долговременной и рабочей памяти. Развитие влечет за собой сначала приобретение самих маркеров и их сверхобобщение, затем увеличение правильного согласия, а начиная со средней школы — уменьшение ошибок согласия (Brissaud and Chevrot, 2011). Авторы также подтверждают, что опытные писатели также могут возвращаться к наиболее часто встречающимся словоформам в условиях нехватки времени или в сложных условиях письма.

Синтаксическое чтение

Эксперименты по обнаружению языковых несоответствий при чтении усиливают результаты по орфографии. На основе времени реакции в исследовании отрицательного прайминга наблюдаемые эффекты показывают исполнительные затраты на активацию стратегии, согласно которой французская NP требует перегиба после множественного детерминанта (Lanoë et al., 2016). Авторы предполагают актуальность подавления высокоавтоматизированной, но в данном контексте вводящей в заблуждение стратегии, которая добавляется к необходимой активации правильного маркера перегиба.Обратите внимание, что в таком предложении, как Je mange les bonbons по сравнению с Je mange les *bonbon («Я ем сладости»), всем тестируемым возрастным группам, 6-классникам, 9-классникам и взрослым потребовалось больше времени, чтобы определить правильное склонение существительного во множественном числе, когда предложению предшествовало местоимение les (3-е лицо множественного числа), омофонное артиклю множественного числа les (т. е. Je les mange «Я их ем»).

Исследования по корректуре омофонов голландских глаголов подростками также вызывают торможение чрезмерно заученной модели правописания (Verhaert, 2016; Verhaert et al. , 2016). Они заметили, что частота ошибок при конгруэнтности омофонов равна частоте употребления глагола, что предполагает, как и в случае правописания, эффект доминирования омофонов. В связи со схожими результатами доминирования омофонов при правописании и корректуре, а также ссылаясь на сохранение ошибок в синтаксическом правописании, авторы указывают на двойную ловушку для орфографов, сначала при правописании, а затем при повторном чтении (Verhaert et al., 2016).

Представленные здесь исследования сосредоточены на обнаружении орфографических маркеров в заданном синтаксическом контексте при чтении.Однако большинство синтаксических особенностей, с которыми читатели сталкиваются в текстах, встроены в семантику и контекст. В неверном примере * дом друзей отсутствие апострофа не мешает пониманию, так как конструкция может быть понята только как притяжательная. Это было бы иначе, если бы слово после друзья могло быть именной или глагольной формой, как в друзья пьют против пьют друзья . При первом прочтении читатель будет анализировать синтаксическую структуру, встроенную в семантический контекст, не обязательно идентифицируя ее.Синтаксическое чтение имеет место в случаях сомнения или всякий раз, когда информация не может быть извлечена из семантического контекста. В этих случаях читатели используют вероятностные подсказки к грамматической категории в начале и конце слова (Arciuli and Monaghan, 2009). На этой основе читатели принимают лексическое решение при построении предложений и суждениях (Kemp et al., 2009). Примером задания на синтаксическое чтение являются предложения с параллельным построением, где синтаксический маркер является решающим для понимания. В исследовании Функе и Зигера (2012) учащимся, в совершенстве владеющим написанием существительных с заглавной буквы, предлагалось читать предложения, а затем выбирать правильное окончание предложения в зависимости от того, является ли ключевое слово существительным (т.э., с заглавной буквы) или глагол. Каждому предложению предшествовало контекстуальное предложение. Пример задачи: (Funke and Sieger, 2012, стр. 1774):

Дерек говорит: «Сегодня так много людей разводятся всего через несколько лет брака. Самая любовь

……кто-то еще через некоторое время.

…… конец печальный.’

Ключевое слово в этом примере — love , используемое как глагол (решение а) или как существительное (решение б).В немецком языке эта разница отображается в орфографии, поскольку существительное пишется с большой буквы. Хотя участники были высококвалифицированными орфографами, только 30,7% из них достигли критерия не менее 15 (из 20) правильных решений в этом задании. Более конкретный анализ показал, что ученики, тем не менее, рассматривали использование заглавных букв при чтении.

Представленное исследование синтаксического правописания, а также синтаксического чтения указывает на то, что синтаксическое правописание и корректура могут быть похожими процессами (Verhaert et al., 2016). Оба становятся сознательными, следовательно, неавтоматическими и медленными, когда орфографы или (корректоры) читатели подавляют конкурирующие словоформы, связанные с лингвистическим контекстом (Bock and Levelt, 1994). Эти процессы сильно отличаются от предполагаемого автоматического и быстрого визуального распознавания слов.

Обучение синтаксическому правописанию в типичной образовательной среде

Синтаксические маркеры относятся к области орфографии, поскольку они привязаны к словам, но указывают реляционную информацию на уровне фразы и предложения.Обучение этим маркерам кажется сложным, поскольку обработка синтаксических маркеров, по-видимому, не является предварительным условием для выполнения задач чтения и письма с первого прохода. Однако, с одной стороны, продуктивные читатели используют синтаксические маркеры для чтения (Kemp et al., 2009; Funke and Sieger, 2012). С другой стороны, синтаксическая орфография сложна для всех писателей и корректоров.

Что касается обучения, некоторые исследования показывают, что дети обнаруживают синтаксические ограничения на правописание, по крайней мере, в некоторой степени, без специального обучения (Nunes et al., 1997а; Функе и др. , 2013). Однако входной материал и учебная задача имеют решающее значение для потенциального открытия синтаксической структуры учащимся (Funke et al., 2013). В нескольких интервенционных исследованиях был обучен узко определенный синтаксический маркер. Следующие интервенционные исследования привлекли особое внимание к синтаксическим маркерам и сообщили о влиянии обучения на правописание.

Сообщается об эффектах обучения для написания прошедшего времени в английском языке (Nunes et al., 1997a) и апострофа (Bryant et al., 1997), для французских маркеров множественного числа (Thévenin et al., 1999; Bîlici et al., 2018) и для немецких (Bîlici et al., 2020). Тренинг, который был сосредоточен на словосочетаниях существительных в предложении, оказал влияние на написание существительных с заглавной буквы, даже если его контролировали с группой, которая сосредоточилась на существительном лексической категории (Brucher et al., 2020).

Обсуждение: Моделирование обработки синтаксических маркеров

В этом обзоре представлены новые взгляды на категорию орфографических маркеров, относящихся к синтаксису. Синтаксические маркеры — это интерфейс между орфографией и синтаксисом.Ясно, что синтаксический маркер является частью орфографического слова и может храниться как часть флективной словоформы или как суффикс в орфографическом лексиконе. Однако это относится к структурной информации на уровне фраз и предложений.

Интересно, что все представленные синтаксические маркеры основаны на очень простых правилах, таких как «если именное множественное число добавить » или «если существительное использовать заглавную букву». Эти правила входят в учебную программу с начала начальной школы. Процесс изучения синтаксических маркеров на первый взгляд кажется запутанным: в то время как юные орфографы уже идентифицируют и могут правильно произносить синтаксические маркеры, даже очень грамотные взрослые совершают орфографические ошибки в определенных орфографических задачах.Это может быть связано с тем, что синтаксические маркеры в большинстве случаев дублируют фонологию, семантику или контекст. В этих случаях не имеет значения, замечает ли читатель или писатель, правильно интерпретирует или создает синтаксическую связь форма-функция. Однако в неоднозначных синтаксических контекстах синтаксическое правописание и чтение требуют больших усилий и приводят к редким, но систематическим ошибкам даже у взрослых.

Несколько из цитируемых здесь авторов предложили модель, описывающую обработку синтаксических маркеров.Авторы согласны с тем, что изучение синтаксических маркеров зависит от усвоения правил декларативного правописания и активации правильного словоизменения. Они также согласны с тем, что ошибки опытных писателей могут быть побочным продуктом автоматизации этих правил.

Sandra and Van Abbenyen (2009) предполагают полное представление флективных словоформ в голландском языке, а также две системы памяти, которые могут быть причинно вовлечены в ошибки синтаксических маркеров: данная форма глагола и частота ее появления в долгосрочной перспективе. память, а также осознанное правило применения омофонов глаголов в рабочей памяти. Ограничения оперативной памяти в условиях цейтнота или второстепенной задачи приводят к эффекту доминирования омофонов. В то время как в голландском языке применение синтаксических правил для словоизменения глаголов применимо только в меньшинстве случаев, кажется, что это также оправдано во французском языке, где омофонное словоизменение является правилом, а не исключением (Largy et al., 1996). На основе предварительных исследований по обнаружению французских маркеров множественного числа Lanoë и коллеги (2016) подчеркивают способность подавлять стратегию чрезмерного обучения, чтобы выбрать синтаксический маркер, связанный с языковым контекстом, среди одновременных форм омофонов.Во всех описаниях подчеркивается, что особая трудность заключается в выборе правильной словоформы среди нескольких конкурирующих словоформ. Это еще сложнее, если синтаксический контекст является скрытым, например, NP1+NP2+V-предложения (Bock and Miller, 1991).

На основе рецензируемого исследования в этой статье подчеркивается, что синтаксические маркеры и обработка должны быть четко отделены от морфологического правописания. Кроме того, предлагается ограничить категорию «синтаксических маркеров» элементами, которые передают структурно-реляционные, но не лексические признаки, и которые либо не связаны с фонологией, либо не могут быть четко перекодированы.Это эвристическое ограничение служит для выявления трудностей систематической обработки синтаксических маркеров, поскольку они являются одновременно синтаксическими и не поддерживаются фонологически. Это имеет решающее значение для улучшения нашего понимания причин трудностей правописания, связанных с синтаксическими маркерами, а также отношения между орфографической формой и синтаксической функцией в разных языках.

Вклад авторов

CW был единственным автором и отвечал за все разделы рукописи.

Финансирование

Этот документ был поддержан проектом GRASP, финансируемым Люксембургским национальным исследовательским фондом (FNR, программа CORE), грант №: C18/SC/12675187/GRASP/Weth.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я в долгу перед Рейнольдом Функе за его идеи и обсуждения, а также хочу поблагодарить двух рецензентов за их проницательные комментарии.

Ссылки

Арчиули, Дж., и Монаган, П. (2009). Вероятностные признаки грамматической категории в английской орфографии и их влияние на чтение. Науч. Стад. Читать. 13, 73–93. дои: 10.1080/10888430802633508

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бахр, Р. Х., Силлиман, Э. Р., Бернингер, В. В., и Доу, М. (2012). Типично развивающиеся писатели в 1-9 классах. J. Язык речи. Слышать. Рез. 55, 1587–1599. doi: 10.1044/1092-4388(2012/10-0335)b

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бетцель, Д.(2015). Zum Weiterführenden Erwerb der Satzinternen Großschreibung. Eine Leistungsdifferenzierte Längsschnittsstudie in der Sekundarstufe I [О расширенном освоении капитализации существительных]. Baltmannsweiler: Schneider Verlag.

Академия Google

Биличи, Н., Уген, С., Файоль, М., и Вет, К. (2018). Влияние морфосинтаксического обучения на орфографию многоязычных пятиклассников на французском языке. Заяв. Психология. 39, 1319–1343. дои: 10.1017/S0142716418000346

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биличи, Н., Уген, С., и Вет, К. (2020). Влияние синтаксического тренинга на модели правописания пятиклассников-многоязычных существительных с заглавной буквы в немецком языке. Письм. Сист. Рез. doi: 10.1080/17586801.2020.1728011. [Epub перед печатью].

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бок, К., и Феррейра, В. (2014). «Синтаксически говоря», в The Oxford Handbook of Language Production , редакторы М. Голдрик, В. Феррейра и М. Миоццо (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 21–46.

Академия Google

Бок, К., и Левелт, В.Дж.М. (1994). «Языковое производство: грамматическое кодирование», в Справочнике по психолингвистике , изд. М. А. Гернсбахер (Лондон: Academic Press), 945–984.

Академия Google

Босман, AMT (2005). Развитие правописания глаголов на основе правил у голландских студентов. Письм. Ланг. Грамотность 8, 1–18. doi: 10.1075/wll.8.1.01bos

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бриссо, К.и Шевро, Ж.-П. (2011). Позднее приобретение главной трудности французской флективной орфографии: омофонических глагольных окончаний /E/. Письм. Сист. Рез. 3, 129–144. дои: 10.1093/wsr/wsr003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брухер, Л., Уген, С., и Вет, К. (2020). Влияние двух синтаксических и лексических упражнений на правописание пятиклассников с заглавными буквами в немецком языке. L1 Учеб. Стад. Ланг. Литература 20, 1–23. дои: 10.17239/L1ESLL-2020.20.01.01

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брайант П., Нуньес Т. и Биндман М. (1997). «Понимание детьми связи между грамматикой и орфографией», в «Основы овладения чтением и дислексией: значение для раннего вмешательства» , изд. Б. Блахман (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 219–240.

Академия Google

Брайант П., Нуньес Т. и Биндман М. (2000). Отношения между языковым сознанием детей и правописанием: случай апострофа. Читать. Письм. 12, 253–276. дои: 10.1023/A:1008152501105

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бунчич, Д. (2004). Апостроф: забытое и неправильно понятое вспомогательное средство для чтения. Письм. Ланг. Грамотность 7, 185–204. doi: 10.1075/wll.7.2.04bun

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Карлайл, Дж. Ф. (1996). Поисковое исследование морфологических ошибок в детских письменных рассказах. Читать. Письм. 8, 61–72. дои: 10.1007/BF00423925

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дюбуа, Дж.(1965). Grammaire Structurale du Français. [Структурная грамматика французского языка]. Париж: Ларусс.

Академия Google

Fayol, M. , Hupet, M., and Largy, P. (1999). Приобретение согласия субъекта и глагола в письменном французском языке: от новичков до ошибок экспертов. Читать. Письм. 11, 153–174. doi: 10.1023/a:1008038127807

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Fayol, M., Largy, P., and Lemaire, P. (1994). Когнитивная перегрузка и орфографические ошибки: когда когнитивная перегрузка усиливает ошибки согласования подлежащего и глагола.Исследование французского письменного языка. QJ Exp. Психол. сек. А 47, 437–464. дои: 10.1080/1464074

01119

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Файоль, М., Тотеро, К., и Барруйе, П. (2006). Распутывание влияния семантических и формальных факторов на приобретение числовых склонений: согласование существительного, прилагательного и глагола в письменном французском языке. Читать. Письм. 19, 717–736. doi: 10.1007/s11145-005-1371-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фрит, Ю. (1985). «Под поверхностью дислексии развития», в Surface Dyslexia. Нейропсихологические и когнитивные исследования фонологического чтения , редакторы К. Паттерсон, Дж. К. Маршал и М. Колтхарт (Лондон: L. Erlbaum Associates), 301–330. дои: 10.4324/9781315108346-18

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Функе, Р. (2020). «Syntaktisches Schreiben an Übergängen. Die Großschreibung von Nomen [Синтаксическое правописание при переходах. Написание существительных заглавными буквами]», в Orthographie im Übergang [Орфография на переходах] , под редакцией S.Сахель и Х. Хлебек (Берлин: De Gruyter).

Академия Google

Функе, Р., и Зигер, Дж. (2012). Постоянный доступ к синтаксической информации при чтении. Читать. Письм. 25, 1769–1794. doi: 10.1007/s11145-011-9341-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Функе Р., Виланд Р., Шёненберг С. и Мельцер Ф. (2013). Изучение синтаксических структур в обучении иностранному языку: влияние на достижения, связанные с грамотностью. L1 Учеб. Стад.Ланг. Литература 13, 1–24.

Академия Google

Гарсия, Н. П., Эбботт, Р. Д., и Бернингер, В. В. (2010). Прогнозирование плохих, средних и высоких показателей правописания в классах с 1 по 6 по фонологическим, орфографическим и морфологическим, орфографическим или читательским композициям. Письм. Ланг. Грамотность 13, 61–98. doi: 10.1075/wll.13.1.03gar

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Жоффр, Т., и Бриссо, К. (2012). L’accord sujet-verbe: acquis en fin d’école primaire, vraiment? [Согласие между подлежащим и глаголом: действительно ли приобретено в конце начальной школы?]. Веб-конференция SHS. 1, 287–306. doi: 10.1051/shsconf/20120100196

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кемп, Н., Митчелл, П., и Брайант, П. (2017). Простые морфологические правила правописания используются не всегда: индивидуальные различия у детей и взрослых. Заяв. Психология. 38, 1071–1094. дои: 10.1017/S0142716417000042

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кемп, Н., Нильссон, Дж., и Арчиули, Дж. (2009). Существительное или глагол? Чувствительность взрослых читателей к орфографическим подсказкам к грамматической категории в окончаниях слов. Читать. Письм. 22, 661–685. doi: 10.1007/s11145-008-9140-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кирби, Дж. Р., Дикон, С. Х., Бауэрс, П. Н., Изенберг, Л., Уэйд-Вулли, Л., и Паррила, Р. (2011). Детская морфологическая осведомленность и способность к чтению. Читать. Письм. 25, 389–410. doi: 10.1007/s11145-010-9276-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Корт, М. (1985). Problemgeschichte Des Graphembegriffs und Des Frühen Phonembegriffs.[Вопросы истории понятий графемы и ранней фонемы]. Тюбинген: Нимейер.

Академия Google

Ланоэ, К., Видаль, Дж., Любин, А., и Худе, О. (2016). Ингибирующий контроль необходим для преодоления ошибок письменного словоизменения глагола: данные исследования отрицательного прайминга развития. Познан. Дев. 37, 18–27. doi: 10.1016/j.cogdev.2015.10.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ларги П., Кузен М.-П., Брайант П. и Файоль М.(2007). Когда заученные экземпляры конкурируют с правилами: случай согласования числа и существительного в письменном французском языке. Дж. Чайлд Ланг. 34, 425–437. дои: 10.1017/S0305000

7914

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ларги, П., Файоль, М., и Лемер, П. (1996). Эффект омофона в письменном французском: случай ошибок перегиба глагола и существительного. Ланг. Познан. Процесс. 11, 217–255. дои: 10.1080/016

6387178

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маас, Ю.(1992). Grundzüge Der Deutschen Orthographie [Принципы немецкой орфографии]. Тюбинген: Нимейер.

Академия Google

Нунес Т., Брайант П. и Биндман М. (1997a). Обучение правописанию правильных и неправильных глаголов. Читать. Письм. 9, 427–449. дои: 10.1007/978-94-017-3054-9_7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нуньес Т., Брайант П. и Биндман М. (1997b). «Правописание и грамматика: необходимый шаг», в Learning to Spell , под редакцией C.А. Перфетти, Л. Рибен и М. Файоль (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 151–170.

Академия Google

Пактон, С., и Дикон, С.Х. (2008). Сроки и механизмы использования детьми морфологической информации в правописании: обзор данных из английского и французского языков. Познан. Дев. 23, 339–359. doi: 10.1016/j.cogdev.2007.09.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Протопапас, А., Факу, А., Дракопулу, С., Скалумбакас, К., и Музаки, А. (2013).О чем нам говорят орфографические ошибки? Классификация и анализ ошибок греческих школьников с дислексией и без нее. Читать. Письм. 26, 615–646. doi: 10.1007/s11145-012-9378-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сандра Д. , Фриссон С. и Дэмс Ф. (1999). Почему простые формы глаголов могут быть такими сложными для написания: влияние частоты омофонов и расстояния в голландском языке. Брэйн Ланг. 68, 277–283. doi: 10.1006/брлн.1999.2108

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сандра, Д.и Ван Аббеньен, Л. (2009). Частотные и аналоговые эффекты в правописании полных и подлексических омофонических моделей детьми 12 лет. Мент. Лексикон 4, 239–275. дои: 10.1075/мл.4.2.04сан

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Sprenger-Charolles, L., Siegel, L.S., Béchennec, D., and Serniclaes, W. (2003). Развитие фонологической и орфографической обработки при чтении вслух, при чтении про себя и при орфографии: четырехлетнее продольное исследование. Дж. Экспл. Детская психология. 84, 194–217. doi: 10.1016/s0022-0965(03)00024-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Суркин, Х., Вандекеркхов, Р. , и Сандра, Д. (2019). «Ошибки вне лаборатории: взаимодействие психолингвистической и социолингвистической переменных в возникновении ошибок правописания глаголов в неформальной компьютерной коммуникации», в Трудах 7-й конференции по CMC и корпорациям социальных сетей для гуманитарных наук (cmccorpora19) , ред. С.Мариника и Дж. Лонги (Бангалор: HAL), 59–62.

Академия Google

Тевенин, М.-Г., Тотеро, К., Файоль, М., и Жарус, Ж.-П. (1999). L’apprentissage / enseignement de la morphologie écrite du nombre en français [Изучение/обучение морфологии письменных чисел на французском языке]. Rev. Franç. Педагогика 126, 39–52. doi: 10.3406/rfp.1999.1093

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тотеро, К., Бриссо, К., Рейлак, К., и Боссе, М. (2013).L’orthographe grammaticale au collège: une approche socialdifférenciée [Грамматическая орфография в колледже: социодифференцированный подход]. Подход к нейропсихологии. Apprentissages de l’enfant 123, 164–171.

Академия Google

Totereau, C., Thevenin, M.-G., and Fayol, M. (1997). «Развитие понимания числовой морфологии в письменном французском языке», в Learning to Spell: Research Theory and Practice Across Languages ​​, eds C.A. Perfetti, L.Рибен и М. Файоль (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 97–114.

Академия Google

Тернбулл, К., Дикон, С. Х., и Кей-Рейнинг Бёрд, Э. (2011). Освоение флективных суффиксов: продольное исследование правописания начинающих писателей. Дж. Чайлд Ланг. 38, 533–553. дои: 10.1017/S0305000022X

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Верхарт, Н. (2016). Правила или закономерности? Эффект доминирования омофонов в правописании и чтении правильных форм голландских глаголов. Антверпен: Антверпенский университет.

Академия Google

Верхарт, Н., Данкерт, Э., и Сандра, Д. (2016). Двойственная роль доминирования омофонов. Почему омофонные вторжения в правильные формы глаголов так часто остаются незамеченными. Мент. Лексикон 11, 1–25. doi: 10.1075/ml.11.1.01ver

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лингвистические маркеры аутизма у девочек: свидетельство «смешанного фенотипа» при рассказывании историй | Молекулярный аутизм

  • Американская психиатрическая ассоциация.Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е издание: DSM-5 (5-е издание). Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство; 2013.

    Книга Google Scholar

  • Asperger H. Die «Autistischen Psychopathen» im Kindesalter. Archiv für Psychiatrie und Nervenkrankheiten. 1944; 117(1):76–136. https://doi.org/10.1007/BF01837709.

    Артикул Google Scholar

  • Байшаули И., Коломер С., Розелло Б., Миранда А.Рассказы детей с высокофункциональным расстройством аутистического спектра: метаанализ. Res Дев Disabil. 2016;59:234–54. https://doi.org/10.1016/j.ridd.2016.09.007.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Байшаули-Фортеа И., Миранда Касас А., Беренгер-Форнер С., Коломер-Диаго С., Розелло-Миранда Б. Прагматическая компетентность детей с расстройствами аутистического спектра. Влияние теории разума, вербальной рабочей памяти, симптомов СДВГ и структурного языка.Приложение «Нейропсихология ребенка». 2017: 1–12. https://doi.org/10.1080/21622965.2017.13

    .

  • Банг Дж., Бернс Дж., Надиг А. Краткий отчет: передача субъективного опыта в разговоре: создание терминов психического состояния и личных рассказов у ​​людей с высокофункциональным аутизмом. J Аутизм Dev Disord. 2013;43(7):1732–40. https://doi.org/10.1007/s10803-012-1716-4.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Бэнни Р.М., Харпер-Хилл К. , Арнотт В.Л.График наблюдения за диагностикой аутизма и оценка повествования: доказательства специфических нарушений повествования при расстройствах аутистического спектра. Int J Speech Lang Pathol. 2015;17(2):159–71.

    Артикул Google Scholar

  • Бара Б.Г., Боско Ф.М., Буччарелли М. Прагматика развития у нормальных и ненормальных детей. Брейн Ланг. 1999;68(3):507–28. https://doi.org/10.1006/brln.1999.2125.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • Барнс Дж.Л., Барон-Коэн С.Общая картина: способность рассказывать истории у взрослых с расстройствами аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2012;42(8):1557–65. https://doi.org/10.1007/s10803-011-1388-5.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Барон-Коэн С., Лесли А.М., Фрит У. Есть ли у аутичного ребенка «теория разума». Познание. 1985; 21: 37–46.

    КАС Статья Google Scholar

  • Бомонт Р., Ньюкомб П.Теория сознания и центральной когерентности у взрослых с высокофункциональным аутизмом или синдромом Аспергера. Аутизм. 2006;10(4):365–82. https://doi.org/10.1177/1362361306064416.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Берд Х., Франклин С., Ховард Д. Рейтинги возраста приобретения и изобразительности для большого набора слов, включая глаголы и служебные слова. Behav Res Methods Instrum Comput. 2001;33(1):73–9. https://doi.org/10.3758/BF03195349.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • Боханек Дж. Г., Фивуш Р. Личные нарративы, благополучие и пол в подростковом возрасте. Когн Дев. 2010;25(4):368–79. https://doi.org/10.1016/j.cogdev.2010.08.003.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Браун Б.Т., Моррис Г., Нида Р.Э., Бейкер-Уорд Л. Краткий отчет: превращение опыта в личный: язык внутренних состояний в рассказах памяти детей с синдромом Аспергера и без него. J Аутизм Dev Disord. 2012;42(3):441–6. https://doi.org/10.1007/s10803-011-1246-5.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Браун, Л.(2011). Идентичность-первый язык. Получено 26 июля 2018 г. с http://autisticadvocacy.org/about-asan/identity-first-language/.

  • Бак Б., Людвиг К., Пенн Д.Л. Использование нарративной выборки в оценке социального познания: задача повествования об эмоциях (NET). Психиатрия рез. 2014;217(3):233–9. https://doi.org/10.1016/j.psychres.2014.03.014.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Бакнер Дж. П., Фивуш Р.Гендер и Я в детских автобиографических рассказах. Appl Cogn Psychol. 1998;12(4):407–29.

    Артикул Google Scholar

  • Кейн К., Окхилл Дж., Брайант П. Способность к пониманию прочитанного у детей: одновременное предсказание по рабочей памяти, вербальным способностям и составным навыкам. J Educ Psychol. 2004;96(1):31–42. https://doi.org/10.1037/0022-0663.96.1.31.

    Артикул Google Scholar

  • Кэнфилд А.Р., Эйгсти И.М., де Марчена А., Фейн Д.Хорошая история у подростков с расстройством аутистического спектра (РАС) и в оптимальных исходах от РАС. J Speech Lang Hear Res. 2016;59(3):533–45. https://doi. org/10.1044/2015_JSLHR-L-15-0022.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Cannizzaro MS, Coelho CA. Анализ структуры нарративного дискурса как экологически значимой меры исполнительной функции у взрослых. J Психолингвист Res. 2013;42(6):527–49.https://doi.org/10.1007/s10936-012-9231-5.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Каппс Л., Лош М., Тербер С. «Лягушка съела жука, и его рот стал грустным»: повествовательная компетентность у детей с аутизмом. J Abnorm Child Psychol. 2000;28(2):193–204.

    КАС Статья Google Scholar

  • Чарман Т., Бэрд Г., Симонов Э., Лукас Т., Чандлер С., Мелдрам Д. и др.Эффективность трех инструментов скрининга при выявлении расстройств аутистического спектра. Br J Psychiatry J Ment Sci. 2007; 191: 554–9. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.107.040196.

    Артикул Google Scholar

  • Чарман Т., Раффман Т., Клементс В. Существуют ли гендерные различия в развитии ложных убеждений? Соц Дев. 2002;11(1):1–10. https://doi.org/10.1111/1467-9507.00183.

    Артикул Google Scholar

  • Чаварска К., Макари С., Пауэлл К., ДиНикола Л., Шик Ф.Повышенное социальное внимание у братьев и сестер женского пола, подверженных риску аутизма. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2016;55(3):188–195.e1. https://doi.org/10.1016/j.jaac.2015.11.016.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Чеслак-Постава К., Джордан-Янг РМ. Расстройства аутистического спектра: к гендерной модели воплощения. соц. мед. 2012;74(11):1667–74. https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2011.06.013.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Колле Л., Барон-Коэн С., Уилрайт С., ван дер Лели Х.К.Дж. Нарративный дискурс у взрослых с высокофункциональным аутизмом или синдромом Аспергера. J Аутизм Dev Disord. 2008;38(1):28–40. https://doi.org/10.1007/s10803-007-0357-5.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Колоццо П., Моррис Х., Миренда П.Нарративное производство у детей с расстройствами аутистического спектра и специфическими языковыми нарушениями. Can J Speech-Lang Pathol Audiol. 2015;39(4):316-32.

  • Константино Й.Н. SRS-2 (шкала социальной реактивности, второе издание): Western Psychological Services; 2012. Получено с http://www4.parinc.com/Products/Product.aspx?ProductID=SRS-2.

  • Константино Дж. Н., Дэвис С. А., Тодд Р. Д., Шиндлер М. К., Гросс М. М., Брофи С. Л. и др. Валидация краткого количественного показателя аутичных черт: сравнение шкалы социальной реактивности с диагностическим опросом по аутизму (пересмотрено).J Аутизм Dev Disord. 2003;33(4):427–33.

    Артикул Google Scholar

  • Кокс, С. (без даты). Меры размера эффекта для моделей нелинейной регрессии подсчета, 3.

  • де Марчена А., Эйгсти И.М. Разговорные жесты при расстройствах аутистического спектра: асинхронность, но не снижение частоты. Аутизм рез. 2010;3(6):311–22. https://doi.org/10.1002/aur.159.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Де Марчена А, Эйгсти И-М.Искусство находить общий язык: появление сложного прагматичного языкового навыка у подростков с расстройствами аутистического спектра. Джей Чайлд Ланг. 2016;43(01):43–80. https://doi.org/10.1017/S03050000070.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Дин М., Адамс Г.Ф., Касари С. Как трудности повествования приводят к неприятию сверстников: дискурсивный анализ девочки с аутизмом и ее сверстниц. Дискурс Стад. 2013;15(2):147–66.

    Артикул Google Scholar

  • Дин М., Харвуд Р., Касари С.Искусство маскировки: гендерные различия в социальном поведении девочек и мальчиков с расстройствами аутистического спектра. Аутизм. 2017;21(6):678–89. https://doi.org/10.1177/1362361316671845.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Дил Дж.Дж., Беннетто Л., Янг Э.К. Воспоминание историй и связность повествования о высокофункциональных детях с расстройствами аутистического спектра. J Abnorm Child Psychol. 2006;34(1):83–98. https://doi.org/10.1007/s10802-005-9003-x.

    Артикул Google Scholar

  • Данн Д.С., Эндрюс Э.Е. Язык, ориентированный на человека и идентичность: развитие культурной компетентности психологов с использованием языка инвалидности. Я психол. 2015;70(3):255–64. https://doi.org/10.1037/a0038636.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Дворжински К., Рональд А., Болтон П., Хаппе Ф. Насколько различаются девочки и мальчики выше и ниже диагностического порога расстройств аутистического спектра? J Am Acad Детская подростковая психиатрия.2012;51(8):788–97.

    Артикул Google Scholar

  • Eaton JH, Collis GM, Lewis VA. Оценочные пояснения в детских рассказах видеоряда без диалога. Джей Чайлд Ланг. 1999;26(3):699–720.

    КАС Статья Google Scholar

  • CD Эллиота. Шкалы дифференциальной способности®-II — DAS-II. Сан-Антонио: Оценка Харкорта; 2007. Получено с http://www.pearsonclinical.com/education/products/100000468/дифференциальная способность-масштабы-ii-das-ii.html

    Google Scholar

  • Энгберг-Педерсен Э., Кристенсен Р.В. Психические состояния и действия в датских нарративах: дети с аутизмом и дети с языковыми нарушениями. Джей Чайлд Ланг. 2017;44(05):1192–217. https://doi.org/10.1017/S03050000507.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Ferretti F, Adornetti I, Chiera A, Nicchiarelli S, Valeri G, Magni R, et al.Время и повествование: исследование способностей к рассказыванию историй у детей с расстройством аутистического спектра. Фронт Псих. 2018;9 https://doi.org/10.3389/fpsyg.2018.00944.

  • Фивуш Р., Бротман М.А., Бакнер Дж.П., Гудман С. Гендерные различия в рассказах об эмоциях родителей и детей. Половые роли. 2000; 42: 233–53. https://doi.org/10.1023/A:10070068.

    Артикул Google Scholar

  • Гиллам С.Л., Харцхейм Д., Студенка Б., Симонсмайер В., Гиллам Р.Нарративное вмешательство для детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). J Speech Lang Hear Res. 2015;58(3):920. https://doi.org/10.1044/2015_JSLHR-L-14-0295.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Goddard L, Dritschel B, Howlin P. Предварительное исследование гендерных различий в автобиографической памяти у детей с расстройством аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2014;44(9):2087–95. https://doi.org/10.1007/s10803-014-2109-7.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Goldman S. Мнение: пол, пол и диагностика аутизма — биосоциальный взгляд на преобладание мужчин. Res расстройство спектра аутизма. 2013;7(6):675–9. https://doi.org/10.1016/j.rasd.2013.02.006.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Горман К., Олсон Л., Хилл А.П., Лансфорд Р., Химан П.А., ван Сантен Дж.П.Х.«Э» и «эм» у детей с расстройствами аутистического спектра или нарушениями речи. Аутизм Резн/а-н/а. 2016; https://doi.org/10.1002/aur.1578.

  • Хобсон РП. Аутизм, буквальный язык и конкретное мышление: некоторые аспекты развития. Метафорический символ. 2012;27(1):4–21. https://doi.org/10.1080/108.2012.638814.

    Артикул Google Scholar

  • Халл Л., Петридес К.В., Эллисон С., Смит П., Барон-Коэн С., Лай М.-С. и др.«Надеваю свою лучшую норму»: социальная маскировка у взрослых с состояниями аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2017;47(8):2519–34. https://doi.org/10.1007/s10803-017-3166-5.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Hus V, Gotham K, Lord C. Стандартизация оценок предметной области ADOS: разделение серьезности социального аффекта и ограниченного и повторяющегося поведения. J Аутизм Dev Disord. 2014;44(10):2400–12. https://дои.орг/10.1007/s10803-012-1719-1.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Ирвайн К.А., Эйгсти И.М., Фейн Д.А. Э-э-э, и аутизм: нехватка наполнителей как прагматические маркеры у подростков с оптимальным исходом расстройства аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2016;46(3):1061–70. https://doi.org/10.1007/s10803-015-2651-y.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Айверсон Дж.М., Нортрап Дж.Б., Лизенбаум Н.Б., Парладе М.В., Котерба Е.А., Вест КЛ.Раннее развитие жестов и словарного запаса у младенцев, братьев и сестер детей с расстройством аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2018;48(1):55–71. https://doi.org/10.1007/s10803-017-3297-8.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Каннер Л. Аутистические нарушения аффективного контакта. Нервный ребенок. 1943; 2 (3): 217–50.

    Google Scholar

  • Каннер Л.Нерелевантный и метафорический язык при раннем детском аутизме. Am J Psychiatr. 1946; 103 (2): 242–6.

    КАС Статья Google Scholar

  • Каушке С., Ван дер Бек Б., Камп-Беккер И. Рассказы девочек и мальчиков с расстройствами аутистического спектра: гендерные различия в повествовательной компетенции и внутреннем государственном языке. J Аутизм Dev Disord. 2016;46(3):840–52. https://doi.org/10.1007/s10803-015-2620-5.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Келли Э., Нейглз Л., Фейн Д.Углубленное обследование оптимального исхода у детей с расстройствами аутистического спектра в анамнезе. Res расстройство спектра аутизма. 2010;4(3):526–38. https://doi.org/10.1016/j.rasd.2009.12.001.

    Артикул Google Scholar

  • Кинг Д., Докрелл Дж. Э., Стюарт М. Рассказы о событиях у детей 11-14 лет с расстройствами аутистического спектра: рассказы о событиях у детей 11-14 лет с РАС. Int J Lang Commun Disord. 2013;48(5):522–33. https://doi.org/10.1111/1460-6984.12025.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Кинг Д., Докрелл Дж., Стюарт М. Создание вымышленных историй: исследование рассказов детей с расстройствами аутистического спектра. Res Дев Disabil. 2014;35(10):2438–49. https://doi.org/10.1016/j.ridd.2014.06.015.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Клин А. Приписывание социального значения неоднозначным визуальным стимулам при высокофункциональном аутизме и синдроме Аспергера: задача социальной атрибуции.J Child Psychol Psychiatry Allied Discip. 2000;41(7):831–46.

    КАС Статья Google Scholar

  • Клин А., Джонс В., Шульц Р., Фолькмар Ф., Коэн Д. Паттерны зрительной фиксации при просмотре естественных социальных ситуаций как предикторы социальной компетентности у людей с аутизмом. Арх генерал психиатрия. 2002;59(9):809. https://doi.org/10.1001/archpsyc.59.9.809.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Кениг К., Цацанис К.Д.Первазивные нарушения развития у девочек. В: Bell DJ, Foster SL, Mash EJ, редакторы. Справочник по поведенческим и эмоциональным проблемам у девочек. Бостон: Springer США; 2005. с. 211–37. https://doi.org/10.1007/0-306-48674-1_6.

    Глава Google Scholar

  • Kuijper SJM, Hartman CA, Bogaerds-Hazenberg STM, Hendriks P. Повествование у детей с расстройством аутистического спектра (РАС) и детей с синдромом дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ): сходства и различия.J Abnorm Psychol. 2017;126(1):63–75. https://doi.org/10.1037/abn0000231.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Lai M-C, Baron-Cohen S. Идентификация потерянного поколения взрослых с расстройствами спектра аутизма. Ланцет Психиатрия. 2015;2(11):1013–27. https://doi.org/10.1016/S2215-0366(15)00277-1.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Lai M-C, Lombardo MV, Ruigrok AN, Chakrabarti B, Auyeung B, Szatmari P, et al.Количественная оценка и изучение маскировки у мужчин и женщин с аутизмом. Аутизм. 2017;21(6):690–702.

    Артикул Google Scholar

  • Лейк Дж. К., Хамфрис К. Р., Карди С. Аспекты речи, ориентированные на слушателя и говорящего: изучение нарушений речи у людей с расстройствами аутистического спектра. Psychon Bull Rev. 2011;18(1):135–40. https://doi.org/10.3758/s13423-010-0037-x.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Ли М., Мартин Г.Е., Хоган А., Хано Д., Гордон П.С., Лош М.В чем дело? Вычислительный анализ нарративной компетенции при аутизме. Аутизм. 2017; https://doi.org/10.1177/1362361316677957.

  • Либби М.Н., Овен Э. Гендерные различия в повествовательной фантазии дошкольников. Psychol Women Q. 1989; 13 (3): 293–306. https://doi.org/10.1111/j.1471-6402.1989.tb01003.x.

    Артикул Google Scholar

  • Loomes R, Hull L, Mandy WPL. Каково соотношение мужчин и женщин при расстройствах аутистического спектра? Систематический обзор и метаанализ.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2017;56(6):466–74. https://doi.org/10.1016/j.jaac.2017.03.013.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Лорд С., Раттер М., ДиЛаворе П.С., Риси С., Готэм К., Бишоп С.Л. График наблюдения за диагностикой аутизма, второе издание (ADOS-2). Торранс: Западные психологические службы; 2012.

    Google Scholar

  • Лош М., Каппс Л.Нарративные способности у высокофункциональных детей с аутизмом или синдромом Аспергера. J Аутизм Dev Disord. 2003;33(3):239–51.

    Артикул Google Scholar

  • Лош М., Гордон П.С. Количественная повествовательная способность при расстройствах аутистического спектра: вычислительный лингвистический анализ связности повествования. J Аутизм Dev Disord. 2014;44(12):3016–25. https://doi.org/10.1007/s10803-014-2158-y.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Мякинен Л., Лукуса С., Лейнонен Э., Мойланен И., Эбелинг Х., Куннари С.Характеристики повествовательного языка при расстройствах аутистического спектра: данные из Финляндии. Res расстройство спектра аутизма. 2014;8(8):987–96. https://doi.org/10.1016/j.rasd.2014.05.001.

    Артикул Google Scholar

  • Манолици М., Боттинг Н. Речевые способности у детей с аутизмом и языковыми нарушениями: использование повествования в качестве дополнительного источника клинической информации. Чайлд Ланг Научи Тер. 2011;27(1):39–55. https://doi.org/10.1177/02656569991.

    Артикул Google Scholar

  • Маккейб А., Хиллиер А., Шапиро К. Краткий отчет: структура личных рассказов взрослых с расстройствами аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2013;43(3):733–8. https://doi.org/10.1007/s10803-012-1585-x.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Мессингер Д.С., Янг Г.С., Уэбб С.Дж., Озонофф С., Брайсон С.Е., Картер А. и др.Ранние половые различия не являются специфическими для аутизма: исследование консорциума по изучению детей, братьев и сестер (BSRC). Мол Аутизм. 2015;6(1) https://doi.org/10.1186/s13229-015-0027-y.

  • Мозли Р.Л., Хитчинер Р., Киркби Дж.А. Половые различия, о которых сообщают сами высокофункциональные взрослые с аутизмом: метаанализ. Мол Аутизм. 2018;9 https://doi.org/10.1186/s13229-018-0216-6.

  • Niedźwieńska A. Гендерные различия в ярких воспоминаниях. Половые роли. 2003;49(7–8):321–31. https://doi.org/10.1023/А:1025156019547.

    Артикул Google Scholar

  • Норбери CF, епископ DVM. Рассказательные способности детей с коммуникативными нарушениями. Int J Lang Commun Disord. 2003;38(3):287–313. https://doi.org/10.1080/136820310000108133.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Norbury CF, Gemmell T, Paul R. Прагматические способности в повествовательном производстве: сравнение разных расстройств.Джей Чайлд Ланг. 2014;41(03):485–510. https://doi.org/10.1017/S0305000

    007X.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Пэриш-Моррис Дж., Сиери С., Либерман М., Бейтман Л., Фергюсон Э., Шульц Р.Т. Создание языковых ресурсов для изучения расстройств аутистического спектра. В: Материалы конференции языковых ресурсов и оценки 2016 ; 2016а.

    Google Scholar

  • Пэриш-Моррис Дж., Либерман М., Райант Н., Сиери С., Бейтман Л., Фергюсон Э., Шульц Р.Т.Изучение расстройств аутистического спектра с помощью HLT. В: Труды 3-го семинара по вычислительной лингвистике и клинической психологии: от лингвистического сигнала к клинической реальности, Vol. 3. Сан-Диего: Ассоциация компьютерной лингвистики; 2016б. п. 74–84. Получено с http://languagelog.ldc.upenn.edu/myl/CLPsych3016_FINAL1.pdf.

  • Пэриш-Моррис Дж., Либерман М.Ю., Сиери С., Херрингтон Дж.Д., Йерис Б.Е., Бейтман Л. и др. Языковой камуфляж у девочек с расстройствами аутистического спектра.Мол Аутизм. 2017;8(1) https://doi.org/10.1186/s13229-017-0164-6.

  • Перистери Э., Андреу М., Цимпли И.М. Синтаксическая сложность и сложность структуры повествования в повествованиях детей с высоким и низким уровнем языковых способностей с расстройством аутистического спектра. Фронт Псих. 2017;8 https://doi.org/10.3389/fpsyg.2017.02027.

  • Петерсен Д.Б., Браун К.Л., Украинац Т.А., Уайз С., Спенсер Т.Д., Зебре Дж. Систематическое индивидуализированное языковое вмешательство в личные рассказы детей с аутизмом.Lang Speech Hear Serv Sch. 2014;45(1):67–86. https://doi.org/10.1044/2013_LSHSS-12-0099.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Петерсон С. Кто, когда и где из ранних рассказов. Джей Чайлд Ланг. 1990;17(2):433–55.

    КАС Статья Google Scholar

  • R Основная команда и участники по всему миру. (2018). Пакет R «статистика». Получено с https://www.r-project.org/.

  • Ratto AB, Kenworthy L, Yerys BE, Bascom J, Wieckowski AT, White SW, et al. Что насчет девушек? Половые различия в аутичных чертах и ​​адаптивных навыках. J Аутизм Dev Disord. 2017; https://doi.org/10.1007/s10803-017-3413-9.

  • Рикс Д.М., Винг Л. Язык, общение и использование символов у нормальных детей и детей с аутизмом. J Детский аутизм Шизофр. 1975; 5 (3): 191–221. https://doi.org/10.1007/BF01538152.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • Ринкер Т.(2018). R-пакет «qdap»: преодоление разрыва между качественными данными и количественным анализом. КРАН.

  • Ройд ГХ. Шкалы интеллекта Стэнфорда-Бине, пятое издание, Руководство экзаменатора, Итаска, Иллинойс: Riverside Publishing. 2003.

  • Rumpf A-L, Kamp-Becker I, Becker K, Kauschke C. Нарративная компетентность и внутренний государственный язык детей с синдромом Аспергера и СДВГ. Res Дев Disabil. 2012;33(5):1395–407. https://doi.org/10.1016/j.ridd.2012.03.007.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Рундблад Г., Анназ Д.Атипичное развитие понимания метафоры и метонимии у детей с аутизмом. Аутизм. 2010;14(1):29–46. https://doi.org/10.1177/13623613067.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Rutherford HJV, Wareham JD, Vrouva I, Mayes LC, Fonagy P, Potenza MN. Половые различия смягчают связь между подростковым языком и ментализацией. Теория личного расстройства Res Treat. 2012;3(4):393–405. https://дои.орг/10.1037/a0028938.

    Артикул Google Scholar

  • Раттер М., Бейли А., Лорд К. SCQ: опросник по социальной коммуникации. Лос-Анджелес: Западные психологические службы; 2003. Получено с https://www.wpspublish.com/store/Images/Downloads/Product/SCQ_Manual_Chapter_1.pdf.

    Google Scholar

  • Рынкевич А., Шуллер Б., Марчи Э., Пьяна С., Камурри А., Лассаль А. и др.Исследование «эффекта женского камуфляжа» при аутизме с использованием компьютеризированного теста ADOS-2 и теста половых/гендерных различий. Молекулярный аутизм. 2016;7(1) https://doi.org/10.1186/s13229-016-0073-0.

  • Сах В.Х., Торнг П.К. Производство терминов психического состояния в рассказах говорящих на китайском языке детей с расстройствами аутистического спектра. Клин Лингвист Phon. 2017;31(2):174–91. https://doi.org/10.1080/02699206.2016.1219920.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Шулькинд М., Шоппель К., Шайдерер Э.Гендерные различия в автобиографических нарративах: он стреляет и забивает; она оценивает и интерпретирует. Помн. 2012;40(6):958–65. https://doi.org/10.3758/s13421-012-0197-1.

    Артикул Google Scholar

  • Силлер М., Суонсон М.Р., Серлин Г., Тичуорт А.Г. Язык внутреннего состояния в рассказах детей с расстройством аутистического спектра и без него: исследование связи с теорией умственных способностей. Res расстройство спектра аутизма.2014;8(5):589–96. https://doi.org/10.1016/j.rasd.2014.02.002.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Snow CE, Burns MS, Griffin P, редакторы. Профилактика трудностей чтения у детей раннего возраста. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии; 1998.

    Google Scholar

  • Suh J, Eigsti I-M, Naigles L, Barton M, Kelley E, Fein D. Рассказ об оптимальном исходе для детей и подростков с расстройством аутистического спектра (РАС) в анамнезе.J Аутизм Dev Disord. 2014;44(7):1681–94. https://doi.org/10.1007/s10803-014-2042-9.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Тагер-Флусберг Х. «Однажды на зайчике»: истории, рассказанные аутичными детьми. Бр Дж Дев Психол. 1995;13(1):45–59. https://doi.org/10.1111/j.2044-835X.1995.tb00663.x.

    Артикул Google Scholar

  • Тагер-Флусберг Х., Салливан К.Приписывание психических состояний персонажам рассказов: сравнение рассказов, созданных аутичными и умственно отсталыми людьми. Прил Психолингвист. 1995;16(3):241–56. https://doi.org/10.1017/S0142716400007281.

    Артикул Google Scholar

  • Таушчик Ю.Р., Пеннебейкер Дж.В. Психологическое значение слов: LIWC и методы компьютерного анализа текста. J Lang Soc Psychol. 2010;29(1):24–54. https://doi.org/10.1177/0261927X076.

    Артикул Google Scholar

  • Volden J, Dodd E, Engel K, Smith IM, Szatmari P, Fombonne E, et al. Помимо предложений: использование инструмента выражения, восприятия и припоминания нарративов для оценки общения у детей школьного возраста с расстройствами аутистического спектра. J Speech Lang Hear Res. 2017;60(8):2228. https://doi.org/10.1044/2017_JSLHR-L-16-0168.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Волден Дж., Мэджилл-Эванс Дж., Гулден К., Кларк М.Изменение языкового регистра в соответствии с потребностями слушателя у говорящих с расстройством аутистического спектра. J Аутизм Dev Disord. 2007;37(6):1139–54. https://doi.org/10.1007/s10803-006-0256-1.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Wechsler Д. Векслер, сокращенная шкала интеллекта®, второе издание (WASI®-II). Сан-Антонио: Клиника Пирсона; 2011.

    Google Scholar

  • Векслер Д.Шкала интеллекта Векслера для детей®-пятое издание (WISC®-V). Сан-Антонио: Клиника Пирсона; 2014.

    Google Scholar

  • Вилинг М., Грив Дж., Боума Г., Фрювальд Дж., Коулман Дж., Либерман М. Вариации и изменения в использовании маркеров колебания в германских языках. Изменение динамики Ланга. 2016;6(2):199–234.

    Артикул Google Scholar

  • Wiig EH, Semel E, Secord WA.Клиническая оценка языковых основ®-пятое издание (CELF®-5). Сан-Антонио: Клиника Пирсона; 2013.

    Google Scholar

  • Уильямсон П., Карнахан К.Р., Бирри Н., Свобода К. Улучшение понимания повествования с помощью карт событий персонажей для старшеклассников с расстройствами аутистического спектра. J Spec Educ. 2015;49(1):28–38. https://doi.org/10.1177/00224661301.

    Артикул Google Scholar

  • Всемирная организация здравоохранения.Информационный бюллетень по гендерным вопросам: основные факты, влияние на здоровье, гендерное равенство в отношении здоровья и ответные меры ВОЗ; 2015. Получено 26 июля 2018 г. с http://www.euro.who.int/en/health-topics/healthdeterminants/gender/gender-definitions.

    Google Scholar

  • Общие сведения о маркерах Показать все в Word

    Вот основные метки, которые Microsoft Word отображает при включенном параметре «Показать все». Есть общие, такие как Знак абзаца , Tab и Пробел и менее известные, такие как необязательный дефис и скрытый текст .Команда «Показать все» также отобразит семь различных типов разрывов в Word .

    Para graph Mark , символ называется Pilcrow. Это символ, используемый для кнопки «Показать все» на вкладке «Главная».

    Разрыв строки , наклонная стрелка, указывающая влево.

    Вкладка , стрелка вправо

    Пробел , точка в середине строки

    Скрытый текст , точки под текстом.Скрытый текст, изображения и объекты в Word

    Необязательный дефис , линия с изгибом на конце. Дефисы и переносы, все параметры в Word

    Волшебное форматирование с помощью Word

    Узнайте, как эксперты улучшают и делают документы Word более профессиональными. Word 365/2019/2016 редакция

    Шрифтовые эффекты, абзацы, вкладки, рамки, списки, нумерация, таблицы, текстовые поля, стили и множество специальных приемов форматирования на все случаи жизни.

    Семь разных разрывов в Word

    Различные типы разрывов в Word помечаются, кроме разрыва Обтекание текстом .

    Разрыв столбца и Разрыв страницы

    Разрыв страницы

    Будь то ручная настройка абзаца или настройка стиля, разрыв страницы отображается в виде тонкой пунктирной линии, когда включен параметр «Показать все».

    Нет текста, объясняющего, что пунктирная линия – это разрыв страницы, не говоря уже о том, что вызывает разрыв страницы. Вам нужно проверить прямой абзац или стиль, чтобы найти причину.

    Разрывы разделов

    Разрывы разделов — это скрытые разделы между частями документа.Они могут быть непрерывными или заставлять новую страницу, новую страницу с четным номером или новую страницу с нечетным номером.

     

    Разрыв столбца

    Разрыв столбца переводит следующий текст в новый столбец в разделах, состоящих из нескольких столбцов.

    Обычно вы видите разрыв раздела (непрерывный) до и после части документа, состоящей из нескольких столбцов. Разрыв раздела сообщает Word, где начинать и заканчивать настройку столбца.

    См. «Уменьшение на одну страницу» или «Уменьшение до размера» в Microsoft Word

    Лучшие способы уменьшить размер одной страницы в Microsoft Word 

    Удалить пустую или пустую страницу в Microsoft Word

    Маркеры синонимы, Маркеры антонимы — FreeThesaurus.ком

    Макдональд, снова взглянув на свою руку, поставил тысячу маркерами. Кернс, долго споривший о своей руке, наконец «увидел». Затем французскому Луи стоило девятьсот долларов, чтобы остаться в игре, которую он внес после аналогичных дебатов.

    «Я за ту самую даму», сопровождал маркеры Макдональдса на две тысячи и на дополнительную тысячу долларов повышения.

    В банке уже было одиннадцать тысяч долларов, а маркеры беспорядочно свалились в центре стола.

    «Я больше не буду ставить маркеры», жалобно заметил Кернс.

    Дневной свет перевел его ему, твердыми пальцами разделяя и складывая маркеры и долговые расписки, и с ясным умом подсчитывая сумму.

    Маркер представлял собой плоскую продолговатую составную фишку стоимостью, наверное, цента.

    Маркер, домоправительница, недавно была там, убирала, около четверти часа, говорит.

    На столе, за которым князю было предложено сесть, лежало несколько книг; в одной из них стоял том «Истории» Соловьева, где читатель остановился. «Миссис Маркер, — сказал Том, читая, — «Рассел-плейс, Рассел-сквер; предлагает восемнадцать гиней; чай и сахар найдены. Разве он не стрелял в капитана Маркера? Разве он не грабил молодого лорда Давдейла в Какао-дереве? [Отчет 170 страниц] Отчет об исследовании рынка маркеров Fiducial классифицирует мировой рынок по продуктам (маркеры на полимерной основе, маркеры на металлической основе, маркеры из чистого золота, маркеры на жидкой основе) , По модальности (КТ/КЛКТ, Cyberknife, Linac, магнитно-резонансная томография, протонная терапия, томотерапия), по локализации заболевания (голова и шея, грудь, легкие, брюшная полость, простата, почка), по конечному пользователю (больницы, онкологические научно-исследовательские институты) , Центры лучевой терапии), по регионам.МОИ частые зарубежные поездки в крупные города в последнее время заставили меня увлечься историческими маркерами. Это побудило меня прочитать об этом (ссылка: en.m.wikipedia.org). Персонализированные лекарства включают применение маркеров молекулярной массы для изучения генома, генов и болезней человека.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.