Содержание

Стихи про русалку | Стихи

Русалки сладко пели,
Орешник им кивал
В зеленой колыбели
Я Деву обнимал
Отдав заре принцессу,
Покинул утром плен
И вышел вон из леса,
Полураздет и нем
Сыграет месяц в трубы,
К оврагу вновь приду
Ласкать хмельные губы,
Сжигать дотла звезду…
Расскажи мне, расскажи
Про русалочьи поляны
Покажи мне, покажи
Родниковые фонтаны…

*****

На русалке горит ожерелье
И рубины греховно-красны,
Это странно-печальные сны
Мирового, больного похмелья.
На русалке горит ожерелье
И рубины греховно-красны.
У русалки мерцающий взгляд,
Умирающий взгляд полуночи,
Он блестит, то длинней, то короче,
Когда ветры морские кричат.
У русалки чарующий взгляд,
У русалки печальные очи.
Я люблю ее, деву-ундину,
Озаренную тайной ночной,
Я люблю ее взгляд заревой
И горящие негой рубины…
Потому что я сам из пучины,
Из бездонной пучины морской.

Николай Гумилев

*****

Лежит корабль в пучине моря,
В песок уткнув дырявый нос.
Покрылся плесенью от горя

И весь кораллами оброс.
На нем морских ежей орава.
И рыбки шустрые снуют —
То влево юркают, то вправо
Внутри заброшенных кают.
Большой штурвал — как будто прялка
Тихонько крутится вперед.
За ним прекрасная русалка
Печально песенку поет.

Дядина Галина

---

Русалка плыла по реке голубой,
Озаряема полной луной;
И старалась она доплеснуть до луны
Серебристую пену волны.
И шумя и крутясь, колебала река
Отраженные в ней облака;
И пела русалка — и звук ее слов
Долетал до крутых берегов.
И пела русалка: «На дне у меня
Играет мерцание дня;
Там рыбок златые гуляют стада;
Там хрустальные есть города;
И там на подушке из ярких песков
Под тенью густых тростников
Спит витязь, добыча ревнивой волны,
Спит витязь чужой стороны.
Расчесывать кольца шелковых кудрей
Мы любим во мраке ночей,
И в чело и в уста мы в полуденный час
Целовали красавца не раз.
Но к страстным лобзаньям, не зная зачем,
Остается он хладен и нем;
Он спит — и, склонившись на перси ко мне,
Он не дышит, не шепчет во сне!»

Так пела русалка над синей рекой,
Полна непонятной тоской;
И, шумно катясь, колебала река
Отраженные в ней облака.

Михаил Лермонтов

---

Мостки есть в саду, на пруду, в камышах.
Там, под вечер, как-то, гуляя,
Я видел русалку. Сидит на мостках, —
Вся нежная, робкая, злая.

Я ближе подкрался. Но хрустнул сучок —
Она обернулась несмело,
В комочек вся съежилась, сжалась, — прыжок —
И пеной растаяла белой.

Хожу на мостки я к ней каждую ночь.
Русалка со мною смелее:
Молчит — но сидит, не кидается прочь,
Сидит, на тумане белея.

Привык я с ней, белой, молчать напролёт
Все долгие, бледные ночи.
Глядеть в тишину холодеющих вод
И в яркие, робкие очи.

И радость меж нею и мной родилась,
Безмерна, светла, как бездонность;
Со сладко-горячею грустью сплелась,
И стало ей имя — влюблённость.

Я — зверь для русалки, я с тленьем в крови.
И мне она кажется зверем…
Тем жгучей влюбленность: мы силу любви
Одной невозможностью мерим.

О, слишком — увы — много плоти на мне!
На ней — может быть — слишком мало…

И вот, мы горим в непонятном огне
Любви, никогда не бывалой.

Порой, над водой, чуть шуршат камыши,
Лепечут о счастье страданья…
И пламенно-чисты в полночной тиши, —
Таинственно-чисты, — свиданья.

Я радость мою не отдам никому;
Мы — вечно друг другу желанны,
И вечно любить нам дано, — потому,
Что здесь мы, любя, — неслиянны!

Зинаида Гиппиус

*****

Как приятна тишина,
Плеск воды и запах моря.
Где морская глубина,
Нет ни боли и ни горя.

Я хочу быть только с ним,
Разделять и жизнь, и счастье;
Но в бездонности глубин
Одинока. И опять я

Буду звать немой прибой,
Шелест трав и пенье ветра,
Потому что я покой
Обрету лишь с ним, наверно…

Нет. Точно знаю, что любить
Предначертано мне свыше,
И до дна мне не доплыть.
Но я верю, верю… Слышишь?

Мелиссова Алла

*****

Довела меня тропинка,
На закате, до реки…
Там забавная картинка,
Рыбу ловят мужики…
Расставляют дружно сети,
И беседуют всерьез…
Написали в интернете,
Что нашли русалий хвост…

Говорили без умолку,
Как русалочку поймать…

Отвести на барахолку,
И повыгодней продать…
Рюмку выпили — другую,
И уже серьезный спор…
Кто русалку молодую,
Понесет к себе во двор…

Я разделась за кустами,
Русы косы расплела…
А потом пред мужиками,
Из глубоких вод всплыла…
А на берегу не в шутку,
В ход пустили кулаки…
Только за одну минутку —
Онемели мужики…

Рты открыли в изумлении,
И упомянули » мать»…
Но уже на удивленье,
Не хотят меня поймать…
Побросали свои сети,
И пустились наутек…
Позабыв об интернете,
Мчались к дому — кто как мог…

Я им в след кричу: Постойте!
-Как же светлая мечта!
Оплачу вам неустойку!
А в ответ лишь тишина…
Хохотала как шальная,
Будет, что им вспоминать…
Угодила в сеть, нагая,
Не русалка — её мать…

Есаулова Елена

---

На самом дне среди кораллов,
Где никогда никто не плавал,
В подводном царстве Нептуна,
Жила русалочка одна.

Она любила в полнолунье,
Нырять с дельфинами в лагуне,
Отборный жемчуг собирать,
С крутыми волнами играть.

Однажды море заштормило,
И юнгу забор волной смыло,
Русалочка его спасла,

И на песчаный пляж снесла.

С тех пор на берег все выходит,
И с грустью под Луною бродит.
Все ищет первую любовь,
И просит помощи богов.

Юный и прекрасный,
Принц из моей сказки,
Помнишь ли простую,
Русалку молодую?
Я ищу тебя…

*****

Над озером, в глухих дубровах,
Спасался некогда монах,
Всегда в занятиях суровых,
В посте, молитве и трудах.
Уже лопаткою смиренной
Себе могилу старец рыл —
И лишь о смерти вожделенной
Святых угодников молил.
Однажды летом у порогу
Поникшей хижины своей
Анахорет молился богу.
Дубравы делались черней;
Туман над озером дымился,
И красный месяц в облаках
Тихонько по небу катился.
На воды стал глядеть монах.
Глядит, невольно страха полный;
Не может сам себя понять…
И видит: закипели волны
И присмирели вдруг опять…
И вдруг… легка, как тень ночная,
Бела, как ранний снег холмов,
Выходит женщина нагая
И молча села у брегов.
Глядит на старого монаха
И чешет влажные власы.
Святой монах дрожит со страха
И смотрит на ее красы.
Она манит его рукою,
Кивает быстро головой…
И вдруг — падучею звездою —

Под сонной скрылася волной.
Всю ночь не спал старик угрюмый
И не молился целый день —
Перед собой с невольной думой
Все видел чудной девы тень.
Дубравы вновь оделись тьмою;
Пошла по облакам луна,
И снова дева над водою
Сидит, прелестна и бледна.
Глядит, кивает головою,
Целует издали шутя,
Играет, плещется волною,
Хохочет, плачет, как дитя,
Зовет монаха, нежно стонет…
«Монах, монах! Ко мне, ко мне!..»
И вдруг в волнах прозрачных тонет;
И все в глубокой тишине.
На третий день отшельник страстный
Близ очарованных брегов
Сидел и девы ждал прекрасной,
А тень ложилась средь дубров…
Заря прогнала тьму ночную:
Монаха не нашли нигде,
И только бороду седую
Мальчишки видели в воде.

Александр Пушкин

*****

Однажды я, как назло,
Чуть в речке не завязла!

Я, как по острым стеклам,
Вскарабкалась на берег,
Кричу, что я утопла,
А мне никто не верит.

С меня потоки льются,
А девочки смеются.

Я в тине, как в зеленке,
Себя мне стало жалко,
И я одной девчонке
Шепнула: — Я русалка.

Девчонка поглядела:
— Тогда другое дело!

Агния Барто

*****

На маленькой речке
Есть омут волшебный,
Живет там Русалка одна.
И ноченькой летней
Кувшинки вплетает
Ей в косы подруга Луна.

Милли-Адель

*****

Лорелея

Не знаю, что стало со мною
Печалью душа смущена,
Мне все не дает покоя
Старинная сказка одна.
Прохладен воздух. Темнеет,
И Рейн уснул во мгле.
Последним лучом пламенеет
Закат на прибрежной скале.
Там девушка, песнь распевая,
Сидит на вершине крутой.
Одежда на ней золотая,
И гребень в руках золотой.
И кос ее золото вьется,
И чешет их гребнем она,
И песня волшебная льется,
Неведомой силы полна.
Охвачен безумной тоскою,
Гребец не глядит на волну,
Не видит скалы пред собою —
Он смотрит туда, в вышину.
Я знаю, река свирепея,
Навеки сомкнется над ним.
И это все Лорелея
Сделала пеньем своим.

Генрих Гейне
(Перевод Левика)

*****

Прекрасная песня среди океана,
Одиноко скала возникает средь вод.
Песнь прорывает преграды, туманы
На этой скале русалка живёт.

Прекрасна, как чудо! Красива, как солнце!
Но кто попадёт к ней, никогда не вернётся.

Завлекает и топит чудесная дева
Моряков — одиноких, серьёзных мужчин.
И тут не спасёт даже веточка древа,
И выхода нет, остаёшься один.

Храбрый моряк бороздил океан,
Но тут ведь скала, а значит обман.
Русалка запела призывную песню.
В ней пелось, что очень хочет быть вместе.

Несчастный моряк откликнулся ей.
И бросился в воды, очарованный песней,
Но в ней уже слышались капельки мести.
Вода холодна и трудно дышать.
Взмахи руками… Опять и опять…
Спирает дыханье и трудно грести…
Утонул… Моряка уже не спасти.

*****

Волны летят, разбиваясь о скалы,
Плещутся рыбы в пучине морской.
Плавают в море Дельфин и Русалка,
В танце их кружит безмолвном прибой.
Ветер над морем свистит, не смолкая.
Звёздочки светят в небе ночном.
Дельфин и Русалка, в воде растворяясь,
Танцуют свой танец Любви под луной.
Любовный шёпот их чуть еле слышен
В мерцаньи звёзд, в полночной тишине
Русалка лишь Дельфином только дышит.
Нет никого счастливей на земле.
Пусть кто-то скажет, что они не пара,
Но танец их так манит волшебством.
Дельфин к себе Русалку прижимает,

И между ними властвует любовь!

Delfik и Ariell

Стих про русалку для детей — стихи про русалочку

  • Список стихотворений про русалок
  • Рейтинг стихотворений про русалок

    Стихотворения русских поэтов про русалок

    На родине. Сонет 106. Русалка (Владимир Александрович Шуф)
    — «Приди ко мне! Восходит месяц ранний, Кувшинки спят, чуть движется камыш, И стелет нам серебряные ткани Речная зыбь… Ты медлишь, ты молчишь?» — — «Не верю я!» — «Но слез моих, рыданий Ужели ты не слышишь, не щадишь?» — — «Смеешься ты!» — «То лжет ночная тишь… Я плачу!» — «Нет, то смех звенит в тумане!» — — «Приди ко мне! Светлеют небеса, В траве речной запуталась коса!» — — «Изменишь ты!» — «Люблю, томясь, тоскуя…» — — «Ты холодна!» — «То жемчугом роса На грудь упала…» — «Руку дай, тону я!» — — «О, милый мой! О, счастье поцелуя!».
    Песнь русалки (Алексей Васильевич Кольцов)
    Давайте, подруги, Веселой толпой Мы выйдем сегодня На берег крутой И песнию громкой Луга огласим, Леса молчаливы И даль усыпим. Нарвем мы цветочков, Венки мы сплетем, Любимую песню Царицы споем; А с утром, подруги, Одна за другой Сокроемся в волны Падучей звездой.
    1829
    Русалка под Новый год (Сергей Александрович Есенин)

    Ты не любишь меня, милый голубь, Не со мной ты воркуешь, с другою. Ах, пойду я к реке под горою, Кинусь с берега в черную прорубь. Не отыщет никто мои кости Я русалкой вернуся весною. Приведешь ты коня к водопою, И коня напою я из горсти. Запою я тебе втихомолку, Как живу я царевной, тоскую, Заману я тебя, заколдую, Уведу коня в струи за холку! Ой, как терем стоит под водою — Там играют русалочки в жмурки,- Изо льда он, а окна-конурки В сизых рамах горят под слюдою. На постель я травы натаскаю, Положу я тебя с собой рядом. Буду тешить тебя своим взглядом, Зацелую тебя, заласкаю!
    <1915>
    Русалка (Константин Дмитриевич Бальмонт)
    Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми. Ты один мне понравился между людьми. До тебя я была холодна и бледна. Я — с глубокого, тихого, темного дна. Нет, помедли. Сейчас загорится для нас Молодая луна. Вот — ты видишь? Зажглась! Дышит мрак голубой. Ну, целуй же! Ты мой? Здесь. И здесь. Так. И здесь… Ах, как сладко с тобой!
    Русалка (Арсений Александрович Тарковский)
    Западный ветер погнал облака. Забеспокоилась Клязьма-река. С первого августа дочке неможется. Вон как скукожилась черная кожица. Слушать не хочет ершен да плотвиц, Губ не синит и не красит ресниц. — Мама-река моя, я не упрямая, Что ж это с гребнем не сладит рука моя? Глянула в зеркало — я уж не та, Канула в омут моя красота. Замуж не вышла, детей не качала я, Так почему ж я такая усталая? Клонит ко сну меня, тянет ко дну, Вот я прилягу, вот я усну. — Свет мой, икринка, лягушечья спинушка, Спи до весны, не кручинься, Иринушка!
    1956
    Русалка (Федор Сологуб)
    Луна скользит меж легких туч, И дремлет серебристый луч Над спящею землею. Русалке любо выплывать И тихо косами играть Над темною рекою. В воде любуяся собой, Поет русалка под луной. Несутся грустно звуки Томления и муки. Поет русалка, смотрит в даль, Кого-то ждет, кого-то жаль, О ком-то всё тоскует, Кого-то зачарует.
    Русалка (Лев Александрович Мей)
    Софье Григорьевне Мей Мечется и плачет, как дитя больное В неспокойной люльке, озеро лесное. Тучей потемнело, брызжет мелкой зернью — Так и отливает серебром и чернью… Ветер по дубраве серым волком рыщет; Молния на землю жгучим ливнем прыщет; И на голос бури, побросавши прялки, Вынырнули со дна резвые русалки… Любо некрещеным в бурю-непогоду Кипятить и пенить жаркой грудью воду, Любо им за вихрем перелетным гнаться, Громким, звучным смехом с громом окликаться!.. Волны им щекочут плечи наливные, Чешут белым гребнем косы рассыпные; Ласточки быстрее, легче пены зыбкой, Руки их мелькают белобокой рыбкой; Огоньком под пеплом щеки половеют; Ярким изумрудом очи зеленеют. Плещутся русалки, мчатся вперегонку, Да одна отстала, отплыла в сторонку… К берегу доплыла, на берег выходит, Бледными руками ивняки разводит; Притаилась в листве на прибрежье черном, Словно белый лебедь в тростнике озерном… Вот уж понемногу непогодь стихает; Ветер с листьев воду веником сметает; Тучки разлетелись, словно птицы в гнезды; Бисером перловым высыпали звезды; Месяц двоерогий с неба голубого Засветил отломком перстня золотого… Чу! переливаясь меж густой осокой, По воде несется благовест далекой — Благовест далекий по воде несется И волною звучной прямо в душу льется: Видится храм божий, песнь слышна святая, И сама собою крест творит десная… И в душе русалки всенощные звуки Пробудили много и тоски и муки, Много шевельнули страсти пережитой, Воскресили много были позабытой… Вот в селе родимом крайняя избушка; А в избушке с дочкой нянчится старушка: Бережет и холит, по головке гладит, Тешит лентой алой, в пестрый ситец рядит… Да и вышла ж девка при таком уходе: Нет ее красивей в целом хороводе… Вот и бор соседний — там грибов да ягод За одну неделю наберешься на год; А начнут под осень грызть орехи белки — Сыпь орех в лукошки: близко посиделки. Тут-то погуляют парни удалые, Тут-то насмеются девки молодые!.. Дочь в гостях за прялкой песни распевает А старуха дома ждет да поджидает: Огоньку добыла — на дворе уж ночка — Долго засиделась у соседей дочка… Оттого и долго: парень приглянулся И лихой бедою к девке подвернулся; А с бедою рядом ходит грех незваной… Полюбился парень девке бесталанной. Так ей полюбился, словно душу вынул, Да и насмеялся — разлюбил и кинул, Позабыл голубку сизокрылый голубь — И остались бедной смех мирской да прорубь… Вспомнила русалка — белы руки гложет; Рада б зарыдала — и того не может; Сотворить молитву забытую хочет — Нет для ней молитвы — и она хохочет… Только, пробираясь на село в побывку, Мужичок проснулся и стегает сивку, Лоб и грудь и плечи крестно знаменует Да с сердцов на хохот окаянный плюет.
    1850, 25 августа 1856
    Русалка (Николай Степанович Гумилев)
    Посв. А. А. Горенко На русалке горит ожерелье И рубины греховно-красны, Это странно-печальные сны Мирового, больного похмелья. На русалке горит ожерелье И рубины греховно-красны. У русалки мерцающий взгляд, Умирающий взгляд полуночи, Он блестит, то длинней, то короче, Когда ветры морские кричат. У русалки чарующий взгляд, У русалки печальные очи. Я люблю ее, деву-ундину, Озаренную тайной ночной, Я люблю ее взгляд заревой И горящие негой рубины… Потому что я сам из пучины, Из бездонной пучины морской.
    Русалка (Владимир Владимирович Набоков)
    Пахнуло с восходом огромной луны сладчайшею свежестью в плечи весны. Колеблясь, колдуя в лазури ночной, прозрачное чудо висит над рекой. Все тихо и хрупко. Лишь дышит камыш; над влагой мелькает летучая мышь. Волшебно-возможного полночь полна. Река предо мною зеркально-черна. Гляжу я — и тина горит серебром, и капают звезды в тумане сыром. Гляжу — и, сияя в извилистой мгле, русалка плывет на сосновом стволе. Ладони простерла и ловит луну: качнется, качнется и канет ко дну. Я вздрогнул, я крикнул: взгляни, подплыви! Вздохнули, как струны, речные струи. Остался лишь тонкий сверкающий круг, да в воздухе тает таинственный звук…
    13 июля 1919
    Русалка (Михаил Юрьевич Лермонтов)
    Русалка плыла по реке голубой, Озаряема полной луной; И старалась она доплеснуть до луны Серебристую пену волны. И шумя и крутясь, колебала река Отраженные в ней облака; И пела русалка — и звук ее слов Долетал до крутых берегов. И пела русалка: «На дне у меня Играет мерцание дня; Там рыбок златые гуляют стада; Там хрустальные есть города; И там на подушке из ярких песков Под тенью густых тростников Спит витязь, добыча ревнивой волны, Спит витязь чужой стороны. Расчесывать кольца шелковых кудрей Мы любим во мраке ночей, И в чело и в уста мы в полуденный час Целовали красавца не раз. Но к страстным лобзаньям, не зная зачем, Остается он хладен и нем; Он спит — и, склонившись на перси ко мне, Он не дышит, не шепчет во сне!» Так пела русалка над синей рекой, Полна непонятной тоской; И, шумно катясь, колебала река Отраженные в ней облака.
    1832
    Русалки (Александр Фомич Вельтман)
    Картина Ночь. Месяц отражается в Днепре. Над рекой мрачное ущелье. Русалки выносят из воды девушку-утопленницу, разоблачают ее и расчесывают ей косу. Вод лазоревых жилица, Пробудись, краса моя, Наша новая сестрица, Наша светлая струя! К жизни чувствами воскресни, Плавай с нами и резвись, Пой пленительные песни, В пену белую рядись! Наслаждайся негой праздной, — Омут краше всех хором: Обнесен стеной алмазной И унизан жемчугом. Всех, кто жизни шлет проклятья, Пылко, страстно полюби, Замани в свои объятья И в пучине утопи!
    Русалки (Константин Дмитриевич Бальмонт)
    Мы знаем страсть, но страсти не подвластны. Красою наших душ и наших тел нагих Мы только будим страсть в других, А сами холодно-бесстрастны. Любя любовь, бессильны мы любить. Мы дразним и зовем, мы вводим в заблужденье, Чтобы напиток охлажденья За знойной вспышкой жадно пить. Наш взгляд глубок и чист, как у ребенка. Мы ищем Красоты и мир для нас красив, Когда, безумца погубив, Смеемся весело и звонко. И как светла изменчивая даль, Когда любовь и смерть мы заключим в объятье, Как сладок этот стон проклятья, Любви предсмертная печаль!
    Русалочья заводь (Аполлон Аполлонович Коринфский)
    (Из волжских преданий) Под суглинистым обрывом, над зеленым крутояром День и ночь на темный берег плещут волны в гневе яром… Не пройти и не проехать к той пещере, что под кручей Обозначилась из груды мелкой осыпи ползучей… Выбивают прямо со дна, и зимой не замерзая, Семь ключей — семь водометов и гремят не умолкая… Закружит любую лодку в пене их молочно-белой, И погибнет, и потонет в ней любой безумец смелый. Далеко потом, далёко — на просторе на гульливом — Тело мертвое на берег Волга выбросит приливом… Было время… Старожилы речь ведут, и не облыжно, Что стояла эта заводь, как болото, неподвижно; В камышах, огородивших омут чащею зеленой, Семь русалок выплывали из речной воды студеной, — Выплывали и прохожих звали песнями своими Порезвиться в хороводе под луною вместе с ними. И, бывало, кто поддается приворотному призыву Да сойдет к речному логу косогором по обрыву — На него все семь русалок и накинутся толпою, Перекатным звонким смехом заливаясь над водою. Защекотят сестры насмерть гостя белыми руками И глаза ему замечут разноцветными песками; А потом, потом зароют в той пещере, в той могиле, Где других гостей без счету — без числа нахоронили… Клич русалочий приманный услыхал один прохожий, Вещей силой наделенный, прозорливый старец божий, — Услыхал и проклял заводь нерушимым гневным словом, И на берег, и на волны пал туман густым покровом… В тот же миг стал осыпаться по обрыву щебень серый И повис щитом надежным над осевшею пещерой; А русалки так и сгибли в расходившейся пучине, — Семь гремячих водометов выбивают там доныне… Вешней ночью в этом плеске слышны тихие призывы, Внятны робкие моленья, слез и смеха переливы; А под утро над ключами, перед зорькой раным-рано, Семь теней дрожат и вьются в дымном облаке тумана… Конный мимо них несется, не жалея конской силы; Пеший усталь забывает близ русалочьей могилы… И поют ключи, и плачут — слезно плачут в гневе яром, Точно правят панихиды над зеленым крутояром…

    Всего стихотворений: 13

    Количество обращений к теме стихотворений: 3695

  • Тема: Стихи и песни про русалок


    Русалочка
    Мне не важно, что скажут другие.
    Я живу своим сердцем, умом.
    Пусть пророчат завистники злые,
    Что не быть нам с тобою вдвоем.
    Если любишь, то чудо свершится:
    Будет в ноги мой хвост превращен.
    Как смогла я, русалка, влюбиться
    В человека, что в мире земном?
    Просто в море порой одиноко,
    И коралловый холоден сад.
    И когда же мне грустно немного,
    Приплываю смотреть на закат.
    Не узнали меня еще люди,
    Лишь с тобой хочу видеть огни.
    И я верю: мой хвост все же будет
    Превращен в две земные ноги.
    Алла Мелиссова
    29 апреля 2002
    Там, где покой и счастье
    Как приятна тишина,
    Плеск воды и запах моря.
    Где морская глубина,
    Нет ни боли и ни горя.
    Я хочу быть только с ним,
    Разделять и жизнь, и счастье;
    Но в бездонности глубин
    Одинока. И опять я
    Буду звать немой прибой,
    Шелест трав и пенье ветра,
    Потому что я покой
    Обрету лишь с ним, наверно…
    Нет. Точно знаю, что любить
    Предначертано мне свыше,
    И до дна мне не доплыть.
    Но я верю, верю… Слышишь?
    Алла Мелиссова
    23 апреля 2002
    Заколдованная дева
    Будто всходы страшного посева
    Поднялись утесы над водой.
    Здесь ты, заколдованная дева,
    Стережешь обманчивый покой.
    Расплетая золотые косы,
    Ты чаруешь пением своим.
    Налетают прямо на утесы
    Лодки обезумивших мужчин.
    Не щадишь ни молодых, ни старых.
    Новых жертв пучина моря ждет…
    Где же тот, который снимет чары
    И тебя с утеса уведет!?
    Вера Грибникова
    Русалка
    Красавицу вмиг полюбив,
    Опасности все позабыв,
    Гребцы продолжают свой путь
    На них умоляя взглянуть.
    Не слышит Русалка молитв,
    Коварство огнём в ней горит:
    “Ценю лишь свою красоту,
    Все лодки отправлю ко дну.
    Погибнуть, знать, ваша судьба.
    Исполнится ж прихоть моя!
    Уж коль не могу полюбить,
    Топила – и буду топить!”
    И тонут влюбленные вновь,
    Неведома деве любовь!
    Ирина Крутова
    Русалка
    У кого на сердце свалка,
    У кого наоборот,
    А в моей душе русалка
    Поселилась и живет.
    То ли оказала милость,
    То ли выместила злость,
    То ли просто так случилось —
    Поселилась, где пришлось,
    И относится ко мне, как
    К окружающей среде:
    Взбаламутила, что реку,
    Завертев хвостом в воде.
    Ухватив меня за шею,
    Тянет, чувствую, ко дну.
    Утону в своей душе я,
    Видя там ее одну.
    Виктор Шнейдер
    2 марта 1999
    Русалочьи поляны
    Русалки сладко пели,
    Орешник им кивал
    В зеленой колыбели
    Я Деву обнимал
    Отдав заре принцессу,
    Покинул утром плен
    И вышел вон из леса,
    Полураздет и нем
    Сыграет месяц в трубы,
    К оврагу вновь приду
    Ласкать хмельные губы,
    Сжигать дотла звезду…
    Расскажи мне, расскажи
    Про русалочьи поляны
    Покажи мне, покажи
    Родниковые фонтаны…
    Гайворонский Федор
    Русалка
    Мы шли уж третий день подряд
    С утра я выступил в наряд
    И раздувая паруса
    Нам помогали небеса.
    К обеду солнце припекло
    На сон меня разобрало
    И как уж не старался
    Всё же задремался.
    И толь во сне, толь наяву
    Со мной случилось рандеву —
    Услышал я в пучине волн
    Русалок радостный трезвон.
    Открыв глаза, я не поверил им
    Со сна наверно был чумным,
    Ударил поразивший блеск
    Из сотни голых арабеск.
    Вы не поверите друзья
    Русалка смотрит на меня,
    Да так красива, чертовщина
    Похожа прям на херувима.
    Пропала вся моя сноровка,
    Так завлекла меня плутовка.
    Обворожённый красотой,
    Её наивной простотой
    Стоял, боясь пошевельнуться
    И с головою окунуться
    В её прекрасные глаза,
    Объять стан тонкий, как лоза,
    Прижать к груди своей горячей,
    Глотнуть любви животворящей.
    Стоял в мечтах своих витая,
    А время шло неумолимо утекая.
    Вот солнце уж к закату катит
    И сон очарование утратит,
    И запах голубой сирени
    Исчезнет словно тени.
    Оксана Макеева
    Русалка и Дракон
    По синим волнам,что в дали сливаются с небом,
    Встречая рассвет и как свечи солнце гася,
    Меж волн бархатистых плыла белокурая дева
    Печаль и разлуку в пучину и мрак унося.
    Она одинокие волны хвостом рассекала
    И в небо глядела сквозь тучи с надеждой в глазах
    Она так ждала,так любила и просто мечтала
    И вся ее боль отражалась в жемчужных слезах.
    Он в небе парил,разрезая огромные тучи
    И крылья его уносили в кромешный туман
    А горы вокруг становились все выше и круче
    И солнце звало и манило в смертельный капкан.
    Дракон и Русалка,огонь и вода,все смешалось
    Ее уносил океан,его ветер позвал
    Вот только любовь между ними как птица металась
    А рок лишь смеялся и нить между ними не рвал.
    Он долго кружил,она тихо на небо смотрела,
    Он крыльями ветер хлестал и боролся с судьбой
    Вдруг в море упал,подхватив ее нежное тело,
    И к солнцу летя,уносил ее вместе с собой.
    И вот этот миг,миг надежды и счастья свершился
    Они были вместе и вместе летели к мечте
    Волшебный,сказочный мир,словно дверь им открылся
    И слившись с друг другом,они покорились судьбе.
    Он в высь улетал,приблежаясь к палящему солнцу,
    Забыв что она дева моря и там рождена,
    По имени звал он и ждал,что она отзавется,
    Но слышел лишь ветер-русалка давно умерла.
    Огромные крылья от боли его содрогнулись,
    Он вниз устремился ее унося в океан.
    Гигантские волны,как тучи над ними сомкнулись,
    В подводное царство Нептун двух влюбленных забрал
    Дракон и Русалка,огонь и вода-две стихии
    На боль и разлуку любовь их на век обрекла,
    Не быть им счастливыми в нашем изменчивом мире
    Возможность быть вместе,им только лишь смерть принесла….
    Romantika
    Русалки
    Две русалки – он, она
    В фиолетовой пучине
    Достигали моря дна
    По всего одной причине.
    Слишком сильно их сжигала
    Их любовь – язык огня!
    Дно своей прохладой звало,
    Песней призрачной маня.
    И спустились две русалки –
    Он, она – туда, где холод
    На подводные полянки
    Утолить любовный голод.
    Всё прошло, когда стемнело,
    Всё прошло и навсегда;
    Остудила бездна тело,
    Кровь разбавила вода.
    И вернулись две русалки,
    Но уже совсем иными;
    Мне их было очень жалко,
    А они смеялись злыми…
    Мне навеял на стене
    Календарик их портрет;
    Расставание в цене
    Больше, чем любимый свет…
    Анастасия Пракапович
    Русалка
    Ночь тишиною опустилась,
    Под сень дерев сгустилась тьма.
    Сияньем нежным озарилась
    Краса — волшебница луна
    Волшебный свет летит на землю
    Тревожа сон, даря покой.
    Мир отдан чуду в подчиненье
    Благословляющей рукой.
    Луна взглянула в гладь речную,
    Украсив след свой серебром,
    И вод прохладных дочь младую
    Зовет покинуть сонный трон.
    Вздох легкий был лучам приветом;
    Душа прервала сна полет,
    И, облачившись лунным светом,
    Русалка на берег идет.
    Ее встречает песнь цикады,
    И шелест нимф лесных зовет
    Прекрасную дитя наяды,
    Войти к ним в дружный хоровод.
    Но рок печали был ее судьбою,
    Веселью места не дает,
    Неясным призраком с собою
    К уединению ведет.
    И путник, чей удел от бога,
    Шел, привлекаемый бедой,
    Пересеклась его дорога
    С дорогой девы молодой.
    Любовный плен мечты отрада,
    Как воплотившиеся сны,
    Не дремлющим сердцам награда
    На время торжества луны.
    С приходом утренней зарницы
    Поднялся над рекой туман,
    Ослабив волшебства десницы,
    Серебряных лучей обман.
    Русалка в дымке растворилась,
    Сокрывшися в речной воде;
    С любимым с горечью простилась,
    Взяв часть души его себе.
    И вновь забудет свои слезы
    Во власти тягостного сна;
    Любовь останется как грезы,
    Которые так ждет она.
    неизв. автор
    ***
    У лесного ручья вода
    Серебристым огнем запылала:
    Прокатилась по небу звезда
    И на дно его ночью упала.
    Но к ручью меж деревьев и скал,
    С виду старый, невзрачный и жалкий
    Шел волшебник. Звезду подобрал,
    Вставил в перстень и отдал русалке.
    А русалка его по любви
    Подарила кому-то навечно
    И сказала: «Со мною не рви,
    Даже нечисть в любви человечна.
    Если ты позабудешь меня,
    То звезду в тот же миг потеряешь.
    Будешь счастлив до смертного дня,
    Обо мне ж ничего не узнаешь.»
    Пролетают и дни, и года,
    Люди любят, не зная печали,
    И сверкает на небе звезда,
    И ручей словно плачет ночами.

    Русалка плыла по реке голубой,
    Озаряема полной луной;
    И старалась она доплеснуть до луны
    Серебристую пену волны.
    И шумя и крутясь, колебала река
    Отраженные в ней облака;
    И пела русалка — и звук ее слов
    Долетал до крутых берегов.
    И пела русалка: «На дне у меня
    Играет мерцание дня;
    Там рыбок златые гуляют стада;
    Там хрустальные есть города;
    И там на подушке из ярких песков
    Под тенью густых тростников
    Спит витязь, добыча ревнивой волны,
    Спит витязь чужой стороны.
    Расчесывать кольца шелковых кудрей
    Мы любим во мраке ночей,
    И в чело и в уста мы в полуденный час
    Целовали красавца не раз.
    Но к страстным лобзаньям, не зная зачем,
    Остается он хладен и нем;
    Он спит — и, склонившись на перси ко мне,
    Он не дышит, не шепчет во сне!»
    Так пела русалка над синей рекой,
    Полна непонятной тоской;
    И, шумно катясь, колебала река
    Отраженные в ней облака.

    Михаил Лермонтов

    *****

    Русалки сладко пели,
    Орешник им кивал
    В зеленой колыбели
    Я Деву обнимал
    Отдав заре принцессу,
    Покинул утром плен
    И вышел вон из леса,
    Полураздет и нем
    Сыграет месяц в трубы,
    К оврагу вновь приду
    Ласкать хмельные губы,
    Сжигать дотла звезду…
    Расскажи мне, расскажи
    Про русалочьи поляны
    Покажи мне, покажи
    Родниковые фонтаны…

    *****

    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны,
    Это странно-печальные сны
    Мирового, больного похмелья.
    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны.
    У русалки мерцающий взгляд,
    Умирающий взгляд полуночи,
    Он блестит, то длинней, то короче,
    Когда ветры морские кричат.
    У русалки чарующий взгляд,
    У русалки печальные очи.
    Я люблю ее, деву-ундину,
    Озаренную тайной ночной,
    Я люблю ее взгляд заревой
    И горящие негой рубины…
    Потому что я сам из пучины,
    Из бездонной пучины морской.

    Николай Гумилев

    *****

    Лежит корабль в пучине моря,
    В песок уткнув дырявый нос.
    Покрылся плесенью от горя
    И весь кораллами оброс.
    На нем морских ежей орава.
    И рыбки шустрые снуют —
    То влево юркают, то вправо
    Внутри заброшенных кают.
    Большой штурвал — как будто прялка
    Тихонько крутится вперед.
    За ним прекрасная русалка
    Печально песенку поет.

    Дядина Галина

    *****

    Вынырнула русалка
    Ночью на берег-ложе,
    Мокрыми волосами —
    По раскалённой коже.
    Чарами полнолунья
    Правила безоглядно,
    Выкрала поцелуи —
    И уплыла обратно.

    *****

    Мне больше ног моих не надо,
    Пусть превратятся в рыбий хвост!
    Плыву, и радостна прохлада,
    Белеет тускло дальний мост.

    Не надо мне души покорной,
    Пусть станет дымом, лёгок дым,
    Взлетев над набережной черной,
    Он будет нежно-голубым.

    Смотри, как глубоко ныряю,
    Держусь за водоросль рукой,
    Ничьих я слов не повторяю
    И не пленюсь ничьей тоской…

    А ты, мой дальний, неужели
    Стал бледен и печально-нем?
    Что слышу? Целых три недели
    Все шепчешь: «Бедная, зачем?!»

    Анна Ахматова

    *****

    А раньше жили русалки
    В укромных лесных озёрах
    Под сводом воды хрустальной,
    То — синей, то — чёрной-чёрной,

    С глазами холодной стали
    И лисьими волосами,
    С коралловыми устами
    И дивными голосами…

    Скакали на белоснежных
    Лошадках — единорогах,
    Одеждами из омелы
    Смущая друидов строгих…

    Венки из цветов кувшинок
    Плели на Иван Купалу,
    Скрывали в лесных лощинах
    Агат, бирюзу, опалы…

    *****

    Мостки есть в саду, на пруду, в камышах.
    Там, под вечер, как-то, гуляя,
    Я видел русалку. Сидит на мостках, —
    Вся нежная, робкая, злая.

    Я ближе подкрался. Но хрустнул сучок —
    Она обернулась несмело,
    В комочек вся съежилась, сжалась, — прыжок —
    И пеной растаяла белой.

    Хожу на мостки я к ней каждую ночь.
    Русалка со мною смелее:
    Молчит — но сидит, не кидается прочь,
    Сидит, на тумане белея.

    Привык я с ней, белой, молчать напролёт
    Все долгие, бледные ночи.
    Глядеть в тишину холодеющих вод
    И в яркие, робкие очи.

    И радость меж нею и мной родилась,
    Безмерна, светла, как бездонность;
    Со сладко-горячею грустью сплелась,
    И стало ей имя — влюблённость.

    Я — зверь для русалки, я с тленьем в крови.
    И мне она кажется зверем…
    Тем жгучей влюбленность: мы силу любви
    Одной невозможностью мерим.

    О, слишком — увы — много плоти на мне!
    На ней — может быть — слишком мало…
    И вот, мы горим в непонятном огне
    Любви, никогда не бывалой.

    Порой, над водой, чуть шуршат камыши,
    Лепечут о счастье страданья…
    И пламенно-чисты в полночной тиши, —
    Таинственно-чисты, — свиданья.

    Я радость мою не отдам никому;
    Мы — вечно друг другу желанны,
    И вечно любить нам дано, — потому,
    Что здесь мы, любя, — неслиянны!

    Зинаида Гиппиус

    *****

    Как приятна тишина,
    Плеск воды и запах моря.
    Где морская глубина,
    Нет ни боли и ни горя.

    Я хочу быть только с ним,
    Разделять и жизнь, и счастье;
    Но в бездонности глубин
    Одинока. И опять я

    Буду звать немой прибой,
    Шелест трав и пенье ветра,
    Потому что я покой
    Обрету лишь с ним, наверно…

    Нет. Точно знаю, что любить
    Предначертано мне свыше,
    И до дна мне не доплыть.
    Но я верю, верю… Слышишь?

    Мелиссова Алла

    *****

    Довела меня тропинка,
    На закате, до реки…
    Там забавная картинка,
    Рыбу ловят мужики…
    Расставляют дружно сети,
    И беседуют всерьез…
    Написали в интернете,
    Что нашли русалий хвост…

    Говорили без умолку,
    Как русалочку поймать…
    Отвести на барахолку,
    И повыгодней продать…
    Рюмку выпили — другую,
    И уже серьезный спор…
    Кто русалку молодую,
    Понесет к себе во двор…

    Я разделась за кустами,
    Русы косы расплела…
    А потом пред мужиками,
    Из глубоких вод всплыла…
    А на берегу не в шутку,
    В ход пустили кулаки…
    Только за одну минутку —
    Онемели мужики…

    Рты открыли в изумлении,
    И упомянули » мать»…
    Но уже на удивленье,
    Не хотят меня поймать…
    Побросали свои сети,
    И пустились наутек…
    Позабыв об интернете,
    Мчались к дому — кто как мог…

    Я им в след кричу: Постойте!
    -Как же светлая мечта!
    Оплачу вам неустойку!
    А в ответ лишь тишина…
    Хохотала как шальная,
    Будет, что им вспоминать…
    Угодила в сеть, нагая,
    Не русалка — её мать…

    Есаулова Елена

    *****

    Волны летят, разбиваясь о скалы,
    Плещутся рыбы в пучине морской.
    Плавают в море Дельфин и Русалка,
    В танце их кружит безмолвном прибой.
    Ветер над морем свистит, не смолкая.
    Звёздочки светят в небе ночном.
    Дельфин и Русалка, в воде растворяясь,
    Танцуют свой танец Любви под луной.
    Любовный шёпот их чуть еле слышен
    В мерцаньи звёзд, в полночной тишине
    Русалка лишь Дельфином только дышит.
    Нет никого счастливей на земле.
    Пусть кто-то скажет, что они не пара,
    Но танец их так манит волшебством.
    Дельфин к себе Русалку прижимает,
    И между ними властвует любовь!

    Delfik и Ariell

    *****

    Русалка под новый год

    Ты не любишь меня, милый голубь,
    Не со мной ты воркуешь, с другою.
    Ах, пойду я к реке под горою,
    Кинусь с берега в черную прорубь.

    Не отыщет никто мои кости
    Я русалкой вернусь весною.
    Приведешь ты коня к водопою,
    И коня напою я из горсти.

    Запою я тебе втихомолку,
    Как живу я царевной, тоскую,
    Заманю я тебя, заколдую,
    Уведу коня в струи за холку!

    Ой, как терем стоит под водою —
    Там играют русалочки в жмурки, —
    Изо льда он, а окна-конурки
    В сизых рамах горят под слюдою.

    На постель я травы натаскаю,
    Положу я тебя с собой рядом.
    Буду тешить тебя своим взглядом,
    Зацелую тебя, заласкаю!

    Сергей Есенин

    *****

    Две русалки — он, она
    В фиолетовой пучине
    Достигали моря дна
    По всего одной причине.

    Слишком сильно их сжигала
    Их любовь — язык огня!
    Дно своей прохладой звало,
    Песней призрачной маня.

    И спустились две русалки —
    Он, она — туда, где холод
    На подводные полянки
    Утолить любовный голод.

    Всё прошло, когда стемнело,
    Всё прошло и навсегда;
    Остудила бездна тело,
    Кровь разбавила вода.

    И вернулись две русалки,
    Но уже совсем иными;
    Мне их было очень жалко,
    А они смеялись злыми…

    Мне навеял на стене
    Календарик их портрет;
    Расставание в цене
    Больше, чем любимый свет…

    Пракапович Анастасия

    *****

    На самом дне среди кораллов,
    Где никогда никто не плавал,
    В подводном царстве Нептуна,
    Жила русалочка одна.

    Она любила в полнолунье,
    Нырять с дельфинами в лагуне,
    Отборный жемчуг собирать,
    С крутыми волнами играть.

    Однажды море заштормило,
    И юнгу забор волной смыло,
    Русалочка его спасла,
    И на песчаный пляж снесла.

    С тех пор на берег все выходит,
    И с грустью под Луною бродит.
    Все ищет первую любовь,
    И просит помощи богов.

    Юный и прекрасный,
    Принц из моей сказки,
    Помнишь ли простую,
    Русалку молодую?
    Я ищу тебя…

    *****

    Над озером, в глухих дубровах,
    Спасался некогда монах,
    Всегда в занятиях суровых,
    В посте, молитве и трудах.
    Уже лопаткою смиренной
    Себе могилу старец рыл —
    И лишь о смерти вожделенной
    Святых угодников молил.
    Однажды летом у порогу
    Поникшей хижины своей
    Анахорет молился богу.
    Дубравы делались черней;
    Туман над озером дымился,
    И красный месяц в облаках
    Тихонько по небу катился.
    На воды стал глядеть монах.
    Глядит, невольно страха полный;
    Не может сам себя понять…
    И видит: закипели волны
    И присмирели вдруг опять…
    И вдруг… легка, как тень ночная,
    Бела, как ранний снег холмов,
    Выходит женщина нагая
    И молча села у брегов.
    Глядит на старого монаха
    И чешет влажные власы.
    Святой монах дрожит со страха
    И смотрит на ее красы.
    Она манит его рукою,
    Кивает быстро головой…
    И вдруг — падучею звездою —
    Под сонной скрылася волной.
    Всю ночь не спал старик угрюмый
    И не молился целый день —
    Перед собой с невольной думой
    Все видел чудной девы тень.
    Дубравы вновь оделись тьмою;
    Пошла по облакам луна,
    И снова дева над водою
    Сидит, прелестна и бледна.
    Глядит, кивает головою,
    Целует издали шутя,
    Играет, плещется волною,
    Хохочет, плачет, как дитя,
    Зовет монаха, нежно стонет…
    «Монах, монах! Ко мне, ко мне!..»
    И вдруг в волнах прозрачных тонет;
    И все в глубокой тишине.
    На третий день отшельник страстный
    Близ очарованных брегов
    Сидел и девы ждал прекрасной,
    А тень ложилась средь дубров…
    Заря прогнала тьму ночную:
    Монаха не нашли нигде,
    И только бороду седую
    Мальчишки видели в воде.

    Александр Пушкин

    *****

    Однажды я, как назло,
    Чуть в речке не завязла!

    Я, как по острым стеклам,
    Вскарабкалась на берег,
    Кричу, что я утопла,
    А мне никто не верит.

    С меня потоки льются,
    А девочки смеются.

    Я в тине, как в зеленке,
    Себя мне стало жалко,
    И я одной девчонке
    Шепнула: — Я русалка.

    Девчонка поглядела:
    — Тогда другое дело!

    Агния Барто

    *****

    На маленькой речке
    Есть омут волшебный,
    Живет там Русалка одна.
    И ноченькой летней
    Кувшинки вплетает
    Ей в косы подруга Луна.

    Милли-Адель

    *****

    Лорелея

    Не знаю, что стало со мною
    Печалью душа смущена,
    Мне все не дает покоя
    Старинная сказка одна.
    Прохладен воздух. Темнеет,
    И Рейн уснул во мгле.
    Последним лучом пламенеет
    Закат на прибрежной скале.
    Там девушка, песнь распевая,
    Сидит на вершине крутой.
    Одежда на ней золотая,
    И гребень в руках золотой.
    И кос ее золото вьется,
    И чешет их гребнем она,
    И песня волшебная льется,
    Неведомой силы полна.
    Охвачен безумной тоскою,
    Гребец не глядит на волну,
    Не видит скалы пред собою —
    Он смотрит туда, в вышину.
    Я знаю, река свирепея,
    Навеки сомкнется над ним.
    И это все Лорелея
    Сделала пеньем своим.

    Генрих Гейне
    (Перевод Левика)

    *****

    Прекрасная песня среди океана,
    Одиноко скала возникает средь вод.
    Песнь прорывает преграды, туманы
    На этой скале русалка живёт.

    Прекрасна, как чудо! Красива, как солнце!
    Но кто попадёт к ней, никогда не вернётся.
    Завлекает и топит чудесная дева
    Моряков — одиноких, серьёзных мужчин.
    И тут не спасёт даже веточка древа,
    И выхода нет, остаёшься один.

    Храбрый моряк бороздил океан,
    Но тут ведь скала, а значит обман.
    Русалка запела призывную песню.
    В ней пелось, что очень хочет быть вместе.

    Несчастный моряк откликнулся ей.
    И бросился в воды, очарованный песней,
    Но в ней уже слышались капельки мести.
    Вода холодна и трудно дышать.
    Взмахи руками… Опять и опять…
    Спирает дыханье и трудно грести…
    Утонул… Моряка уже не спасти.

    *****

    Я бежал по траве жаркой, летней порой
    и заметил Русалку в реке, под горой.
    Восхищался лицом, любовался косой,
    золотистой змеей вился локон крутой.

    Затуманился синий, волнующий взгляд,
    губы, как лепестки, ярче ягод горят.
    Я смотрел в неземные глаза-зеркала
    и земля из под ног у меня уплыла.

    Мне бы мимо пройти, мне бы дальше бежать!
    Я же в реку вошел, стал ее целовать.
    Шаловливый Амур меня ранил стрелой,
    в тот же вечер принес я Русалку домой.

    Никого я нежнее ее не встречал,
    я лелеял ее, я ее ублажал.
    Светит в небе луна, мне не хочется спать,
    я готов до утра с ней в бассейне нырять.

    Словно шелк за Русалкой струится коса,
    как у кошки сверкают загадкой глаза.
    Приоделась в восточный, прозрачный наряд.
    И, кокетливо щурясь, зовет меня в сад.

    Старый сад и цветы окружают мой дом,
    я растаял от ласк, я забыл обо всем.
    Танец вечный в постели нам мне с ней танцевать,
    но откуда взялась? Не могу я понять.

    Артемьева Ирэна

    *****

    Волны ласково что-то шепчут,
    Как мне в детстве когда-то пели,
    Обнимают меня за плечи
    И качают, как в колыбели…

    Мне бы броситься ввысь, как чайка,
    Утонуть в океане неба,
    Чтоб тебя не искать отчаянно
    Среди волн бесконечных… Мне бы…

    На щеках солёные капли,
    Может, брызги, а может, слёзы…
    Тонет сердце моё — кораблик,
    Рваными парусами — грёзы…

    …Ночь раскинула звёздные сети,
    Ловит души… Бери, не жалко!
    Пусть никто не узнает на свете,
    Как печальна любовь русалки…

    Усачёва Светлана

    *****

    Белый ландыш под сенью тенистой,
    Так пленяет, неслышимый, звон…
    Перезвон, серебристо-душистый,
    Навевает, несбывшийся сон…

    На душе почему-то тревожно,
    Потерял, что то я, не не найти…
    Не дошёл, но дойти ещё можно…
    Только вот… Я не знаю пути.

    И пленяя, плывёт, неизвестность,
    Удушающе-сладкий дурман…
    Пеленой укрывает окрестность…
    Изумрудно-зелёный туман…

    Где-то солнце, в выси, за листвою,
    Скачут зайчики, день то какой!
    Очарован мечтой колдовскою!
    Очарован, русалка, тобой!

    полёт дракона

    *****

    Красавицу вмиг полюбив,
    Опасности все позабыв,
    Гребцы продолжают свой путь
    На них умоляя взглянуть.
    Не слышит Русалка молитв,
    Коварство огнём в ней горит:
    «Ценю лишь свою красоту,
    Все лодки отправлю ко дну.
    Погибнуть, знать, ваша судьба.
    Исполнится ж прихоть моя!
    Уж коль не могу полюбить,
    Топила — и буду топить!»
    И тонут влюбленные вновь,
    Неведома деве любовь!

    *****

    Солёные-солёные
    Глаза твои зелёные,
    Выплескиваясь морем
    На щеки-берега
    Волной блестящих рыбок,
    Пленительных улыбок,
    И стайками резвящихся
    На зависть рыбака.

    Спущусь на дно морское я,
    Усыпанное сказками,
    Натешусь вдоволь играми
    В русалочьем плену:
    Заманчивыми песнями,
    Смертельными их ласками,
    Опутаю интригами
    И украду одну.

    Зелёные-зелёные
    Глаза её влюблённые,
    В сетях моих запуталась,
    Сверкая чешуёй,
    И превратилась в статую
    Русалка удивлённая,
    Но даже в камне чувствую
    Я огонёк живой.

    С травой переплетается
    Волна волос игривая,
    В глазах застывших зарево
    И моря бирюза.
    Не зря, клянусь я рифами,
    Что на неё позарился.
    Чарующее тАинство —
    Зелёные глаза…

    Ольга Росс

    *****

    Мне не важно, что скажут другие.
    Я живу своим сердцем, умом.
    Пусть пророчат завистники злые,
    Что не быть нам с тобою вдвоём.

    Если любишь, то чудо свершится:
    Будет в ноги мой хвост превращён.
    Как смогла я, русалка, влюбиться
    В человека, что в мире земном?

    Просто в море порой одиноко,
    И коралловый холоден сад.
    И когда же мне грустно немного,
    Приплываю смотреть на закат.

    Не узнали меня ещё люди,
    Лишь с тобой хочу видеть огни.
    И я верю: мой хвост всё же будет
    Превращён в две земные ноги.

    Мелиссова Алла

    *****

    У кого на сердце свалка,
    У кого наоборот,
    А в моей душе русалка
    Поселилась и живет.

    То ли оказала милость,
    То ли выместила злость,
    То ли просто так случилось —
    Поселилась, где пришлось,

    И относится ко мне, как
    К окружающей среде:
    Взбаламутила, что реку,
    Завертев хвостом в воде.

    Ухватив меня за шею,
    Тянет, чувствую, ко дну.
    Утону в своей душе я,
    Видя там ее одну.

    Шнейдер Виктор

    *****

    Она, свои скрывая груди
    И лоно зыбким тростником,
    На мир, где колдовали люди,
    Смотрела из реки тайком.
    Ей был понятен их веселий
    И их забот вседневный строй
    Призыв пастушеской свирели,
    Костер рыбачий под горой.
    Она любила хороводы
    И песни дев издалека,
    Когда ложилась мгла на воды
    И стыла темная река.
    А в день весенних водосвятий,
    Из-под воды едва видна,
    Как речь таинственных заклятий,
    Молитвы слушала она.
    Когда же рой детей, купаясь,
    Шнырял по вспугнутой реке,
    Она звала их, откликаясь
    На непонятном языке.
    Но, видя проходящих парней,
    Вечеровой порой, в тиши,
    Еще нежней, еще коварней
    Смеялась, зыбля камыши.

    Валерий Брюсов

    *****

    Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.
    Ты один мне понравился между людьми.
    До тебя я была холодна и бледна.
    Я — с глубокого, тихого, темного дна.

    Нет, помедли. Сейчас загорится для нас
    Молодая луна. Вот — ты видишь? Зажглась!
    Дышит мрак голубой. Ну, целуй же! Ты мой?
    Здесь. И здесь. Так. И здесь… Ах, как сладко
    с тобой!

    Константин Бальмонт

    *****

    Под хрупкой плоскостью зеркальности озёр,
    За гранью влажного таинственного плена
    Живёт, способная разжечь страстей костёр,
    Наяда нежная… опасная сирена.

    С лицом прекраснее, чем бледный лунный лик,
    С очами жгучими, манящими сильнее,
    Чем звёзды нА небе… но вкрадчив дивный миг
    Пленительной улыбки юной Феи.

    Так строен стан её, и так прозрачно-бел,
    И разметались волосы волнами…
    И нитки жемчуга в них Бог Озёр продел,
    И пальцы тонкие украсил перстенями.

    Блеснёт её наряд, обманчиво-игрив,
    Меж бледных красок изумрудом чистым,
    Как неожиданно-утОнченный мотив
    Вдруг сложенный из жемчугов лучистых.

    Под зыбью синих волн, в полночной тишине,
    Средь раковин и трав, меж серебристых рыб,
    Средь таинств новых лун, меж призрачных огней
    Рождается напев… который не погиб…

    Бездонна ночи тьма… неведомо-маняща…
    Что затаила гладь озёрного стекла?
    И пленник, ищущий былое в настоящем,
    Вновь верит в Фею, что его звала.

    Так в этой влажной светлой глубине,
    Где травы призрачны… растут, в узор сплетаясь,
    Русалка бледная играет на лютне,
    Своим мечтам и мыслям улыбаясь.

    *****

    Пред тобою, мой принц, я немая русалка,
    Никогда я тебе не скажу о любви,
    И тебе никогда меня будет не жалко
    От того, что изранились ступни в крови,

    От того, что платить буду страшной ценою
    За твою нелюбовь, за вспененную смерть,
    И за то, что корабль за лентой прибоя
    Наконец обретет жалом якоря твердь.

    Ты меня не узнал, и ошиблась удача,
    И судьба не твоя обручилась кольцом,
    Я на свадьбе стою одиноко и плачу,
    И гляжу побледнело в чужое лицо.

    Я рассыпалась пеной в Венерином храме,
    Афродита пришла, чтобы жребий принять.
    День любви был один, целой жизни он равен,
    И тебе удалось мою душу распять.

    Я тебя не корю, не молю о пощаде,
    Хоть у сказки моей и печальный конец,
    Я на муки пошла лишь тебя только ради,
    Ты надел мне не мой, а терновый венец.

    Пред тобою, мой принц, я немая русалка,
    Я от сказки лишь тень, я преданье времён,
    Твои дети заплачут, им будет так жалко,
    То, что я им не мать, ход судьбы изменён.

    Горюнова Ирина

    *****

    У лесного ручья вода
    Серебристым огнем запылала:
    Прокатилась по небу звезда
    И на дно его ночью упала.

    Но к ручью меж деревьев и скал,
    С виду старый, невзрачный и жалкий
    Шел волшебник. Звезду подобрал,
    Вставил в перстень и отдал русалке.

    А русалка его по любви
    Подарила кому-то навечно
    И сказала: «Со мною не рви,
    Даже нечисть в любви человечна.

    Если ты позабудешь меня,
    То звезду в тот же миг потеряешь.
    Будешь счастлив до смертного дня,
    Обо мне ж ничего не узнаешь.»

    Пролетают и дни, и года,
    Люди любят, не зная печали,
    И сверкает на небе звезда,
    И ручей словно плачет ночами.

    *****

    Я не искал нигде, я сам написал
    Русые локоны, нежным, южным ветром трепало
    Солнце, падая в море, золотом их украшало
    От лучей хитро щурясь, задорно губки кусала
    В теплом море нежась, Русалка, волнами играла

    Хрустальными брызгами, волны нежно ласкали
    Разбиваясь, об пальчики, шепча на брег убегали
    Размывая белый, мягкий песок оставляли свой след
    Стирая Русалки слова, не давая хоть какой-то ответ

    Веточкой ивы, Русалка, желание свое загадала,
    Написав на песке, что бы море с волнами узнало
    Солнце скрылось в пучине, окрасив небо в багрянец
    На щеках у Русалки, оставив манящий румянец

    Море стихало, рыбки устроили задорные танцы
    Чайки смолкли, вечерние птахи запели романсы
    Русалка с грустью в глазах, смотрела вслед солнцу
    Бог Ра подарил, румянец на щечках, на плечиках бронзу

    Желание Русалки, вода, как рукой, волной приняла
    Не надо Русалке, ни злата, брильянтов, зачем жемчуга
    Три слова заветных «Любовь, нежность и верность»
    Посейдона просила в подарок, превратить в бесконечность

    Желание, Бог моря, узнав, позвал Купидона с Амуром
    «Ступайте к Русалке, дайте, что просит» — сказал он им хмуро
    Боги Любви, лук и стрелы собрали, помчались тот час
    На берег, к Русалке, желание исполнить и Посейдона приказ

    Русалка сидела на холодном песке, глядя на звездное небо
    Мечтала о том, любовь сейчас с нею, рядышком где-то
    Купидон и Амур, покружив над её головой, белокурой
    Полетели искать, исчезая вдали чуть заметной фигурой

    Через синее море, на том берегу, нашли они, то, что искали
    Стрелой любви, Купидон и Амур, в одинокое сердце попали
    Великая сила любви, путь проложила им навстречу друг другу
    Так и встретили золотистый рассвет, крепко взявшись за руку.

    *****

    Песни русалок
    (из драмы «Святая кровь»)

    — 1 —

    Мы белые дочери
    озера светлого,
    от чистоты и прохлады мы родились.
    Пена, и тина, и травы нас нежат,
    легкий, пустой камыш ласкает;
    зимой подо льдом, как под теплым стеклом,
    мы спим, и нам снится лето.
    Всё благо: и жизнь! и явь! и сон!

    Мы солнца смертельно-горячего
    не знаем, не видели;
    но мы знаем его отражение, —
    мы тихую знаем луну.
    Влажная, кроткая, милая, чистая,
    ночью серебряной вся золотистая,
    она — как русалка — добрая…
    Всё благо: и жизнь! и мы! и луна!
    но мы знаем его отражение, —
    мы тихую знаем луну.
    Влажная, кроткая, милая, чистая,
    ночью серебряной вся золотистая,
    она — как русалка — добрая…
    Всё благо: и жизнь! и мы! и луна!
    У берега, меж камышами,
    скользит и тает бледный туман.
    Мы ведаем: лето сменится зимою,
    зима — весною много раз,
    и час наступит сокровенный,
    как все часы — благословенный,
    когда мы в белый туман растаем,
    и белый туман растает.
    И новые будут русалки,
    и будет луна им светить, —
    и так же с туманом они растают.
    Всё благо: и жизнь! и мы! и свет! и смерть!

    — 2 —

    Вода в камышах колыхается.
    В небе загорелись зеленые звезды.
    Над лесом луна подымается.
    Смотрите, сестрицы, гаснут звезды!
    Туман, как живой, извивается…
    Туман — это наша душа водяная.
    Он редеет и, тая, скрывается…
    Туман — наша жизнь и наша смерть водяная.
    В эту ночь все мы живы да радостны,
    веселье наше — как лунный свет.
    Давайте ж, перекликнемся,
    все друг дружке голос подадим!

    Мы, озерные, речные, лесные,
    долинные, пустынные,
    подземные и наземные,
    великие и малые
    мохнатые и голые,
    все друг дружке о себе знать дадим!
    О-йе! О-йе!
    Отвечайте, братцы!
    Отвечайте, сестрицы!

    Зинаида Гиппиус, 1901 год

    *****

    Русалка на камне прибрежном сидела,
    И волосы русые с плеч ниспадали,
    Морская волна ей тихонечко пела,
    Ей ветры морские лицо обдували.
    Бела её кожа, блестящи чешуйки,
    Глаза голубые и сочные губы,
    Текут по плечам волос длинные струйки,
    В улыбке открыты красивые зубы.
    Не вызовут в сердце желания пламень
    У этой русалки ни пахарь, ни воин,
    А если случится, что влюбится на день,
    На утро поймёт, что никто не достоин
    Её белой кожи и блеска чешуек,
    Груди, и волос, и хвоста с позолотой.
    И слушает песню, рождённую в шуме —
    Сидит за своею извечной работой.
    И годы текут, как морские теченья:
    Русалка недвижна на камне холодном.
    В душе её нет ни любви, ни сомненья,
    Как нет ничего в океане свободном.

    В рыбацком посёлке, среди многих прочих,
    Был парень красивый, хоть бедно одетый,
    И многим девицам дурманил он очи,
    Но жил он, лишь матерью старой согретый.
    Его не будили украдкою взгляды
    И сладкие губы прелестных красавиц,
    Влюблён он был в гор голубые громады,
    И море не мог он надолго оставить.
    Не знал он любви и не ведал мучений,
    Ничьими глазами не был очарован,
    И годы текли, как морские теченья,
    К которым навеки был парень прикован.
    Он утром обычным отправился в море,
    А волны плескались о борт его лодки.
    Плыла она, с встречным течением споря.
    Над ней стая чаек драла свои глотки.
    Кричали они, что летит шторм навстречу,
    Огромные волны несутся стеною.
    Плыл парень, не зная, что мать в этот вечер
    Напрасно, быть может, встречать выйдет к морю.

    В глубинах морских, куда взгляд не достанет,
    Две рыбы сошлись в поединке смертельном,
    Метались стремительно по полю брани
    И подняли волны над местом сраженья.
    Дрались не для драки — за приз драгоценный:
    Русалка женой победителю станет.
    Мечи наточили и вышли на сцену,
    Никто не уступит, никто не устанет.
    Один был из южных морей-океанов,
    Неведомых стран властелин безраздельный.
    Другой был владельцем озёрных туманов,
    Болот, родников и ручьёв князь удельный.
    Дрались они крепко, подняли шторм-бурю
    И сонями волны о берег швыряют.
    Когда на дне моря дерётся дурь с дурью,
    Тогда рыбаки в утлых лодках страдают.

    Русалке ж никто из двоих не был нужен,
    В её взгляде не был заметен чувств лучик.
    И пусть кто-то станет из них её мужем,
    Но к сердцу он доступ вовек не получит.
    Не стала она наблюдать за сраженьем,
    Уплыла на берег, на камень холодный.
    Она забавлялась прибоя гуденьем
    И так просидела бы сколько угодно.
    Но видит вдруг, лодка летит меж волнами,
    И днище пробито, и румпель сломался,
    Со штормом разорванными парусами,
    А в лодке рыбак плотно к банке прижался.
    Вдруг видит русалка — то парень красивый,
    Рыбак по рождению, рыцарь душою.
    Ему может море сейчас стать могилой,
    Коль лодку сломает могучей волною.
    И сердце русалки вдруг сильно забилось,
    Она задрожала, в глазах помутнело.
    А море вздымалось, шаталось, резвилось,
    Швырялось волнами, моталось, ревело.
    И треснула лодка, разбита волною,
    И парня накрыли тяжёлые воды,
    И перед русалкой прошли чередою
    Тоскливые дни, одинокие годы.
    Она за любовью своею метнулась,
    В мгновение ока была уже рядом,
    И только лишь к парню она прикоснулась,
    Уже не могла отвести больше взгляда.
    Он стал для русалки всех в мире дороже,
    Судьбу её вмиг изменила стихия.
    Но может русалка разбить свою ношу
    У берега моря о скалы крутые.
    У моря она с мольбой в голосе просит:
    «Прибой, усмирись и утихните, волны!
    Когда влюблена, как любимого бросить?
    Хочу, чтобы жизнью глаза были полны!»
    И море, русалкину просьбу услыша,
    Затихло и стало спокойно, как звёзды.
    Она же, хвост скинув свой, на берег вышла,
    Боясь, что для парня уже будет поздно.
    Но воздух живительный дал ему силы,
    Очнувшись, он тихо спросил неизвестность:
    «Каким же я чудом избегнул могилы
    И кто мне помог избежать неизбежность?
    Всё помню отлично: как я вышел в море,
    Как шторм вдруг начался, как волны хлестали…
    Что ж дальше случилось?.. Не помню я боле…
    О, кто мне помог переплыть эти скалы?
    И сон мне какой-то чудесный приснился:
    Плыла буд-то девушка рядом со мною
    И шторм буд-то об эти скалы не бился…
    Иль то был не сон?.. Кто мне правду откроет?» —
    «Я!» — громко русалка сказала, вставая,
    За камнем она притаилась сначала.
    «Но кто ты, девица, тебя я не знаю?» —
    «И я тебя так же, рыбак мой, не знала,
    Когда увидала в бушующих волнах
    Тебя в утлой лодке, плывущем на гибель.
    И приняло б мягко песчаное лоно,
    Уют и покой обнаружил на дне бы.
    Но я подоспела к тебе, мой спаситель!» —
    «Но кто ты?» — «Русалка.» — «Русалка?! О боже!» —
    «На дне океанском русалок обитель,
    Пора мне…» — «Постой!» — «Мы увидимся позже!..»

    Зовёт грозный царь морской дочь свою к трону:
    «О дочь моя, выбор теперь за тобою:
    Две рыбы дрались по морскому закону —
    Которого ты выбираешь душою?
    Две рыбы дрались, но победы не стало,
    Сильны они оба, богаты и властны.
    Позвал я тебя, что бы ты мне сказала,
    Которого стать ты женою согласна.
    Ответь мне скорее, ответь без обмана,
    Ответь мне в согласии со своим сердцем,
    В мужья ты возмёшь ли озёрного хана,
    На край ли морей уплывёшь с иноземцем?» —
    «Отец, выбор сделала я, как умела,
    И выбор с душой не имеет раздора —
    Себе рыбака я в мужья присмотрела
    И мне не нужны ни моря, ни озёра!» —
    «В мужья — человека?!!» — воскликнул царь бездны.
    «Мы любим друг друга, над сердцем не властны!» —
    «Не стать рыбаку мужем морской царевны,
    Из моря уйти никогда не удастся!
    Не будешь ты жить с человеком счастливо,
    Как бриз настроенья людей переменны.
    А ты, дочь моя, молода и красива…
    Заприте её, слуги, в крепкие стены!»
    Но стража сберечь не сумела в темнице
    Русалку, влекомую страстью на сушу.
    Летела по морю она быстрой птицей,
    Любовь всё сильнее сжигала ей душу.
    Вот встретилась с парнем: «Молчи, мой любимый!
    Послушай: отец мой меня запирает,
    И ты станешь морем отныне гонимый…
    Пусть прошлое в волнах навеки растает!
    Я стану ль женою твоею, рыбак мой?
    С тобою ль земные мои дни прибудут?
    Введёшь ли меня ты хозяйкою в дом свой?
    Забуду я море, меня там забудут…» —
    «Конечно, любимая, вместе с тобою
    Мы жизни свои проведём вечно рядом.
    Глаза твои, милая, полны любовью,
    А больше уже ничего мне не надо.
    Конечно, отныне покинешь ты море
    И царскою дочкой не будешь ты боле,
    Ведь там ты — русалка — в неволе на воле,
    Со мною же будешь на воле в неволе.»
    Они в поцелуе слились воедино,
    Их губы к губам, сердце к сердцу прижаты.
    И звёзды над ними плетут паутину,
    И песни поёт нежно ветер крылатый.

    Наполнена церковь различным народом:
    На свадьбе присутствовать люди желают.
    Какие-то двое теряют свободу,
    Священник и небо любовь их венчают.
    Рыбак и русалка у алтаря вместе,
    И чаша пред ними с водою святою.
    Выходит из вод к жениху и невесте
    Морской император с седой бородою.
    Он смотрит на дочь и печально, и жёстко:
    «Вернись в океан вслед за мною обратно!
    Подумай, опомнись — вернуться не поздно,
    А жизни на суше не будешь ты рада!» —
    «Отец, я решила, и пусть так и будет,
    Сейчас рыбаку я женой верной стану,
    Его я люблю, он меня тоже любит.
    Прощай! И прощай передай океану!» —
    «Ну, раз не указ для тебя моё слово,
    Тебя проклинаю отцовскою волей:
    Пусть будет к тебе твоя жизнь так сурова,
    Чтоб горько рыдала ты над своей долей!»
    Ответили «Да» и рыбак, и русалка,
    И небо их брачный союэ утвердило.
    Но как же жену молодую мне жалко:
    Она для любимого море забыла…

    Минули года. Потускнел блеск счастливый.
    Рыбак стал сердит на жену дорогую.
    Но был, как и прежде, высокий, красивый
    И обнял однажды он тайно другую.
    В семье, вроде, тихо и мирно всё было,
    Русалка была и нежна, и прекрасна
    И мужа она очень сильно любила,
    Но плечи чужие он гладил бесстрастно.
    Глаза затуманились, чувства забылись,
    Измена змеёй заползла в царство счастья.
    И тучи на небе опять заклубились,
    И снова на море бушует ненастье.
    И тут же русалка упала от боли,
    А мужа дождавшись, ему так сказала:
    «Любимый, меня погубил ты невольно.
    Ах, боли сильнее ещё я не знала!
    Проклятье отца надо мною висело…
    Хоть небо и было всегда голубое,
    Хоть солнце так долго любовь нашу грело,
    Пора мне теперь расплатиться с судьбою.
    Прощай, не увидимся мы с тобой боле,
    Меня не ищи, не найдёшь никогда ты!
    Тебя не виню я в своей страшной доле,
    Но наша любовь подкатилась к закату…»
    Сказав так, покрылась она чешуёю,
    В морское чудовище вмиг превратилась,
    Потом подползла в углу к бочке с водою,
    Нырнула и там навсегда растворилась.

    Сидела русалка на камне прибрежном,
    И волосы русые с плеч ниспадали,
    Её ветерок по груди гладил нежно
    И волны ей песнь о любви напевали…

    Марковцев Евгений

    Остров Русалочек - стихотворения, тексты песен, рассказы о русалках


  • Легенды
  • Стихотворения
  • Тексты песен
  • Рассказы

    Легенды
  • С VI века существует предание о любви шотландского монаха и водяной девы. Она молила о душе, а монах молился Богу, чтобы дал ей силы оставить море. Однако море не отпустило. Горькие слезы русалки превратились в гальку, которую шотландцы так и называют - "слезы русалки".
  • И в Шотландии есть рассказ о мужчине, полюбившем морскую нимфу. Они жили счастливой семьей до тех пор, пока сын не нашел материнскую кожу. Мать тут же надела ее и уплыла в море. Навсегда.
  • Как реальная история описывается случай, произошедший в 1403 году в Западной Фрисландии (Нидерланды). После шторма там нашли запутавшуюся в водорослях русалку. Люди взяли ее к себе, одели, научили прясть пряжу и вставать на колени перед распятием. Но языка человечьего она не освоила, сильно скучала и, прожив в неволе 14 лет, умерла.
  • В валлийской легенде нимфа озера Ллин-и-Фан-Фах вышла замуж за смертного и, родив ему сына, исчезла. Затем явились три мудреца и научили ее сына всему, что знали.
  • Слепой Морис Коннор, лучший волынщик в Мюн-стере, последовал за русалкой в море. Согласно преданию, его пение до сих пор еще временами слышно из-под воды.

    Стихотворения
         Русалочка

    Мне не важно, что скажут другие.
    Я живу своим сердцем, умом.
    Пусть пророчат завистники злые,
    Что не быть нам с тобою вдвоем.

    Если любишь, то чудо свершится:
    Будет в ноги мой хвост превращен.
    Как смогла я, русалка, влюбиться
    В человека, что в мире земном?

    Просто в море порой одиноко,
    И коралловый холоден сад.
    И когда же мне грустно немного,
    Приплываю смотреть на закат.

    Не узнали меня еще люди,
    Лишь с тобой хочу видеть огни.
    И я верю: мой хвост все же будет
    Превращен в две земные ноги.

    Алла Мелиссова
    29 апреля 2002

         Там, где покой и счастье

    Как приятна тишина,
    Плеск воды и запах моря.
    Где морская глубина,
    Нет ни боли и ни горя.

    Я хочу быть только с ним,
    Разделять и жизнь, и счастье;
    Но в бездонности глубин
    Одинока. И опять я

    Буду звать немой прибой,
    Шелест трав и пенье ветра,
    Потому что я покой
    Обрету лишь с ним, наверно…

    Нет. Точно знаю, что любить
    Предначертано мне свыше,
    И до дна мне не доплыть.
    Но я верю, верю… Слышишь?

    Алла Мелиссова
    23 апреля 2002

         Заколдованная дева
    Будто всходы страшного посева
    Поднялись утесы над водой.
    Здесь ты, заколдованная дева,
    Стережешь обманчивый покой.
    Расплетая золотые косы,
    Ты чаруешь пением своим.
    Налетают прямо на утесы
    Лодки обезумивших мужчин.
    Не щадишь ни молодых, ни старых.
    Новых жертв пучина моря ждет…
    Где же тот, который снимет чары
    И тебя с утеса уведет!?

    Вера Грибникова

         Русалка

    Красавицу вмиг полюбив,
    Опасности все позабыв,
    Гребцы продолжают свой путь
    На них умоляя взглянуть.
    Не слышит Русалка молитв,
    Коварство огнём в ней горит:
    “Ценю лишь свою красоту,
    Все лодки отправлю ко дну.
    Погибнуть, знать, ваша судьба.
    Исполнится ж прихоть моя!
    Уж коль не могу полюбить,
    Топила – и буду топить!”
    И тонут влюбленные вновь,
    Неведома деве любовь!

    Ирина Крутова

         Русалка

    У кого на сердце свалка,
    У кого наоборот,
    А в моей душе русалка
    Поселилась и живет.

    То ли оказала милость,
    То ли выместила злость,
    То ли просто так случилось -
    Поселилась, где пришлось,

    И относится ко мне, как
    К окружающей среде:
    Взбаламутила, что реку,
    Завертев хвостом в воде.

    Ухватив меня за шею,
    Тянет, чувствую, ко дну.
    Утону в своей душе я,
    Видя там ее одну.

    Виктор Шнейдер
    2 марта 1999

         Русалочьи поляны

    Русалки сладко пели,
    Орешник им кивал
    В зеленой колыбели
    Я Деву обнимал
    Отдав заре принцессу,
    Покинул утром плен
    И вышел вон из леса,
    Полураздет и нем
    Сыграет месяц в трубы,
    К оврагу вновь приду
    Ласкать хмельные губы,
    Сжигать дотла звезду...

    Расскажи мне, расскажи
    Про русалочьи поляны
    Покажи мне, покажи
    Родниковые фонтаны...

    Гайворонский Федор

         Русалка

    Мы шли уж третий день подряд
    С утра я выступил в наряд
    И раздувая паруса
    Нам помогали небеса.
    К обеду солнце припекло
    На сон меня разобрало
    И как уж не старался
    Всё же задремался.
    И толь во сне, толь наяву
    Со мной случилось рандеву -
    Услышал я в пучине волн
    Русалок радостный трезвон.
    Открыв глаза, я не поверил им
    Со сна наверно был чумным,
    Ударил поразивший блеск
    Из сотни голых арабеск.
    Вы не поверите друзья
    Русалка смотрит на меня,
    Да так красива, чертовщина
    Похожа прям на херувима.
    Пропала вся моя сноровка,
    Так завлекла меня плутовка.
    Обворожённый красотой,
    Её наивной простотой
    Стоял, боясь пошевельнуться
    И с головою окунуться
    В её прекрасные глаза,
    Объять стан тонкий, как лоза,
    Прижать к груди своей горячей,
    Глотнуть любви животворящей.
    Стоял в мечтах своих витая,
    А время шло неумолимо утекая.
    Вот солнце уж к закату катит
    И сон очарование утратит,
    И запах голубой сирени
    Исчезнет словно тени.

    Оксана Макеева

         Русалка и Дракон

    По синим волнам,что в дали сливаются с небом,
    Встречая рассвет и как свечи солнце гася,
    Меж волн бархатистых плыла белокурая дева
    Печаль и разлуку в пучину и мрак унося.

    Она одинокие волны хвостом рассекала
    И в небо глядела сквозь тучи с надеждой в глазах
    Она так ждала,так любила и просто мечтала
    И вся ее боль отражалась в жемчужных слезах.

    Он в небе парил,разрезая огромные тучи
    И крылья его уносили в кромешный туман
    А горы вокруг становились все выше и круче
    И солнце звало и манило в смертельный капкан.

    Дракон и Русалка,огонь и вода,все смешалось
    Ее уносил океан,его ветер позвал
    Вот только любовь между ними как птица металась
    А рок лишь смеялся и нить между ними не рвал.

    Он долго кружил,она тихо на небо смотрела,
    Он крыльями ветер хлестал и боролся с судьбой
    Вдруг в море упал,подхватив ее нежное тело,
    И к солнцу летя,уносил ее вместе с собой.

    И вот этот миг,миг надежды и счастья свершился
    Они были вместе и вместе летели к мечте
    Волшебный,сказочный мир,словно дверь им открылся
    И слившись с друг другом,они покорились судьбе.

    Он в высь улетал,приблежаясь к палящему солнцу,
    Забыв что она дева моря и там рождена,
    По имени звал он и ждал,что она отзавется,
    Но слышел лишь ветер-русалка давно умерла.

    Огромные крылья от боли его содрогнулись,
    Он вниз устремился ее унося в океан.
    Гигантские волны,как тучи над ними сомкнулись,
    В подводное царство Нептун двух влюбленных забрал

    Дракон и Русалка,огонь и вода-две стихии
    На боль и разлуку любовь их на век обрекла,
    Не быть им счастливыми в нашем изменчивом мире
    Возможность быть вместе,им только лишь смерть принесла....

    Romantika

         Русалки

    Две русалки – он, она
    В фиолетовой пучине
    Достигали моря дна
    По всего одной причине.

    Слишком сильно их сжигала
    Их любовь – язык огня!
    Дно своей прохладой звало,
    Песней призрачной маня.

    И спустились две русалки –
    Он, она – туда, где холод
    На подводные полянки
    Утолить любовный голод.

    Всё прошло, когда стемнело,
    Всё прошло и навсегда;
    Остудила бездна тело,
    Кровь разбавила вода.

    И вернулись две русалки,
    Но уже совсем иными;
    Мне их было очень жалко,
    А они смеялись злыми…

    Мне навеял на стене
    Календарик их портрет;

    Расставание в цене
    Больше, чем любимый свет…

    Анастасия Пракапович

         Русалка

    Ночь тишиною опустилась,
    Под сень дерев сгустилась тьма.
    Сияньем нежным озарилась
    Краса - волшебница луна

    Волшебный свет летит на землю
    Тревожа сон, даря покой.
    Мир отдан чуду в подчиненье
    Благословляющей рукой.

    Луна взглянула в гладь речную,
    Украсив след свой серебром,
    И вод прохладных дочь младую
    Зовет покинуть сонный трон.

    Вздох легкий был лучам приветом;
    Душа прервала сна полет,
    И, облачившись лунным светом,
    Русалка на берег идет.

    Ее встречает песнь цикады,
    И шелест нимф лесных зовет
    Прекрасную дитя наяды,
    Войти к ним в дружный хоровод.

    Но рок печали был ее судьбою,
    Веселью места не дает,
    Неясным призраком с собою
    К уединению ведет.

    И путник, чей удел от бога,
    Шел, привлекаемый бедой,
    Пересеклась его дорога
    С дорогой девы молодой.

    Любовный плен мечты отрада,
    Как воплотившиеся сны,
    Не дремлющим сердцам награда
    На время торжества луны.

    С приходом утренней зарницы
    Поднялся над рекой туман,
    Ослабив волшебства десницы,
    Серебряных лучей обман.

    Русалка в дымке растворилась,
    Сокрывшися в речной воде;
    С любимым с горечью простилась,
    Взяв часть души его себе.

    И вновь забудет свои слезы
    Во власти тягостного сна;
    Любовь останется как грезы,
    Которые так ждет она.

    неизв. автор

         ***

    У лесного ручья вода
    Серебристым огнем запылала:
    Прокатилась по небу звезда
    И на дно его ночью упала.

    Но к ручью меж деревьев и скал,
    С виду старый, невзрачный и жалкий
    Шел волшебник. Звезду подобрал,
    Вставил в перстень и отдал русалке.

    А русалка его по любви
    Подарила кому-то навечно
    И сказала: "Со мною не рви,
    Даже нечисть в любви человечна.

    Если ты позабудешь меня,
    То звезду в тот же миг потеряешь.
    Будешь счастлив до смертного дня,
    Обо мне ж ничего не узнаешь."

    Пролетают и дни, и года,
    Люди любят, не зная печали,
    И сверкает на небе звезда,
    И ручей словно плачет ночами.

    неизв. автор

         Легенда о сердце русалки Альвины

    Альвина могла любоваться часами,
    Как бьется прибой о прибрежные камни,
    И слушать, как бьется сердечко немое,
    Завидев корабль в божественном море.

    Пусть светит заря и играются волны,
    Но сердце Альвины надеждою полно:
    Что будет все так, как мечтает и грезит,
    Что мышка-любовь в ее сердце залезет,

    И пустит Амур свои меткие стрелы
    В прекрасного принца, о ком она пела.
    Но ей все равно, что из мира земного
    Избранник ее. Выбор сделан судьбою –

    А значит теперь будет биться сердечко
    Ее для него в этом мире навечно.
    Но солнце заходит, волна не спокойна,
    Прощаться с Альвиной природе всей больно

    Лишь на ночь. А утром опять, как и прежде
    Взаимной любви ждет сердечко в надежде.
    И день ото дня, от рассветы к рассвету
    Прекрасная песня вновь льется по свету.

    Алла Мелиссова
    15 июля 2002

         Пусть все останется мечтой

    Мечтала о большом, высоком:
    О доле рыб в водах морских,
    О доле птиц в краю далеком
    И о свершениях земных.

    Русалкою морской мечтала
    Я быть, чтобы всегда в воде
    Свободу чувствовать. Как надо мало
    Для счастья полного тебе и мне.

    О, как хочу я быть свободной
    И ощущать свободу там,
    Где нет земли, где в сфере водной
    Потомкам будет жизнь дана.

    Но вижу я: не суждено мне
    Царицей, вод владыкой стать.
    Ведь океан такой огромный –
    Не каждому дано блистать.

    Моя мечта сне жить поможет,
    И буду я самой собой.
    Рожденный ползать летать не может –
    Пусть все останется мечтой.

    Алла Мелиссова
    25 августа 2002

         Русалка

    Прекрасно море в синей мгле
    И небо в блестках без лазури;
    Но верь мне: дева на скале
    Прекрасней волн, небес и бури.

    А.С. Пушкин

    Русалка

    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны,
    Это странно-печальные сны
    Мирового, больного похмелья.
    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны.

    У русалки мерцающий взгляд,
    Умирающий взгляд полуночи,
    Он блестит, то длинней, то короче,
    Когда ветры морские кричат.
    У русалки чарующий взгляд,
    У русалки печальные очи.

    Я люблю ее, деву-ундину,
    Озаренную тайной ночной,
    Я люблю ее взгляд заревой
    И горящие негой рубины…
    Потому что я сам из пучины,
    Из бездонной пучины морской.

    Николай Гумилев

         Легенда о Русалочке

    Цикл Записки палео-психолога"
    По мотивам этнографического сбора.
    Причет-плачь "Легенда о Русалочке".
    Ритм речи взят из подлинного "сказывания" бабушек.

    В тихой зАводи рыба плЕщется
    В тихой зАводи Чур мерЕщется
    В тихой зАводи черти вОдятся
    С ВодянЫм по дну хоровОдятся...

    К тихой зАводи я пойдУ гулять,
    В тихой зАводи на венОк гадать
    Коль пойдЁт кольцом - быть мне пОд венцом
    Коль уйдЁт на дно - мне за нИм дано...

    ОбернУсь вокруг трижды Округом,
    Ножкой тОпну я, крикну Окриком:
    "Свет-подрУженьки, сёстры рОдные!
    Дайте пЕснь допеть корогОдную!

    РасскажУ я вам про любОвь мою
    Долю дЕвичью, слёзу гОрькую
    Как повЕрила слову мОлодца,
    ПоясОк сняла за окОлицей..."

    Свет-РусАлочкой обернУся я
    отойдЁт в тот миг в девках жИзнь моя.
    Не ходИть в траве белым нОженькам,
    Да плескАть хвостом по порОженькам...

    Что серЕдь реки мостечкОм лежат
    Рвут волнЫ гребЕнь, каменькОм стучат...
    В тихой зАводи расступИсь, вода!...
    Лишь кругИ пошли чередОй чреда...

    Рось

         Русалка

    Отчего мои волосы тонки, отчего холодны мои руки?
    Отчего в моей песне бездонной горькой болью исполнено счастье?
    Отчего я смеюсь беззаботно, а глаза умирают от муки?
    Не жалей, не гадай, не влюбляйся, мой поэт. Я русалочьей масти.

    Не зови, не мечтай, не безумствуй, мой поэт: я русалочьей крови.
    Мне луна золотая – сестрица, звездным жемчугом звезды застыли.
    В горьком сердце рыдают свирели, и убита душа нелюбовью,
    И ее воскресить, мой любимы, ты бессилен, бессилен, бессилен…

    Илин Лант

         Русалка под Новый год.

    Ты не любишь меня, милый голубь,
    Не со мной ты воркуешь, с другою,
    Ах, пойду я к реке под горою,
    Кинусь с берега в чёрную прорубь.

    Не отыщет никто мои кости.
    Я русалкой вернуся весною.
    Приведёшь ты коня к водопою,
    И коня напою я из горсти.

    Запою я тебе втихомолку,
    Как живу я царевной, тоскую,
    Заманю я тебя, заколдую,
    Уведу коня в струи за холку.

    Ой, как терем стоит под водою –
    Там играют русалочки в жмурки,-
    Изо льда он, а окна-конурки
    В сизых рамах горят под слюдою.

    На постель я травы натаскаю,
    Положу я тебя с собой рядом.
    Буду тешить тебя своим взглядом,
    Зацелую тебя, заласкаю!

    С.Есенин
    (1915г)

         Русалка

    Я видел русалку в зернице песка
    И огненный блеск её тела
    И страх —
                 моё сердце —
                               пленяет —
                                                тоска
    На волю! На волю хотела…
    А сверху река, тонкой грустью полна,
    Потоками берег ласкала
    Ещё —
                 лишь момент —
                               пролетает —
                                                волна
    И вот уж песчинки не стало
    Когда вдоль реки прохожу по весне
    У берега небо течёт без помех
    И брызги —
                 разносят —
                               повсюду —
                                                ко мне
    Весёлый русалочий смех
    Ужели богами заведено:
    На чудо надеемся мы, а пока —
    Не видим —
                 проходим —
                               теряем —
                                                оно
    Сокрыто порою в зернице песка

    Неизв. автор
    9.11.04

         Русалка

    Русалка гребень заколов,
    С букетом лилий песню пела.
    Меня увлечь она сумела
    В ночь полнолуния...
    Полёт из сладких снов.
    Увлёкся сказкой я,
    Забыв свою любовь.
    Меня русалка в бездну зазывала,
    Я солнца свет увижу вряд ли вновь.
    Но мысль о тайном моё сердце сокрушала.
    Казалось бы: мне думать о земном.
    Неужто счастья было с милой мало?
    Но мысль съедает душу об ином.
    Любовь с русалкой в сердце мне запала.
    Познал я новый мир,
    Нет места жизни прежней.
    Я ночь провёл, как сир,
    В истоме безмятежной.
    Не стоит узнавать
    То, что нам не подвластно.
    Будешь всю жизнь страдать –
    И всё это напрасно.

    Ираида Мордвинова

         Лорелея

    Не знаю, что стало со мною
    Печалью душа смущена,
    Мне все не дает покоя
    Старинная сказка одна.
    Прохладен воздух. Темнеет,
    И Рейн уснул во мгле.
    Последним лучом пламенеет
    Закат на прибрежной скале.
    Там девушка, песнь распевая,
    Сидит на вершине крутой.
    Одежда на ней золотая,
    И гребень в руках золотой.
    И кос ее золото вьется,
    И чешет их гребнем она,
    И песня волшебная льется,
    Неведомой силы полна.
    Охвачен безумной тоскою,
    Гребец не глядит на волну,
    Не видит скалы пред собою –
    Он смотрит туда, в вышину.
    Я знаю, река свирепея,
    Навеки сомкнется над ним.
    И это все Лорелея
    Сделала пеньем своим.

    Генрих Гейне
    (перевод Левика)

         ***

    Бурлящие воды стихают, немея,
    Струятся, восторга слепого полны,
    Когда из речной черноты Лорелея
    Выходит в сиянье луны.
    Распустит зелёные влажные косы,
    Из лунных лучей серебра зачерпнёт
    И будет ронять изумрудные слёзы
    Над омутом ночь напролёт.
    И снова, тоскливо журча, к перекату
    Её отраженье уносит волна,
    А дева рыдает — о том, что когда-то
    Она не скучала одна.
    Пусть много героев, могучих и стройных,
    Спускалось с тех пор к ней на мягкое дно —
    Уста их холодные вечно спокойны,
    Им смерть и любовь — всё равно.
    Заря занялась, на востоке алея,
    Затих над рекой горький девичий стон…
    А может, любовь — это жизнь, Лорелея?
    А ночь и река — только сон?..

    М.Белоус

         ***

    В холода я душой болею.
    Вижу в зыбкой, сквозящей мгле
    Белокурую Лорелею
    На открытой ветрам скале.
    Не чета песнопеньям прежним,
    В нашей гулкой зимой глуши
    Кружит, кружит над полем снежным
    Плач погибшей ее души...
    Небо снова светло под вечер,
    И всполохами бродит в нем
    Недоступная смертным вечность
    Леденящим цветным огнем.

    Тексты песен      перейти к рассказам
         Навстречу луне

    Как найти счастье мне,
    Мое сердце где-то на земле,
    А я – русалка в море.

    Где ты, принц? Жду тебя.
    Видела тебя всего лишь раз,
    Мне не найти покоя.

    Волны бьются о камни –
    О тебе я скучаю.
    Снова вижу твои глаза
    Снова, как и тогда…

    Припев:
    Плыву навстречу луне
    Тебя увидеть сквозь волны плена;
    Любовь дана мне,
    Чтоб стала морскою пеной.

    Вижу я то же сон:
    Вместе на земле с тобой вдвоем
    Рассвет встречаем новый.

    Это сон, а пока
    Вижу в небесах я облака –
    И я скучаю снова

    По тебе мой любимый.
    Если б только смогли мы
    Преступить эту грань с тобой,
    Но мир земной
    Далеко.

    припев

    Алла Мелиссова
    11 августа 2002

         Русалочка (детская песенка)

    Если в море вода соленая, значит, кто-то там слезы льет, -
    То Русалочка сидит у берега и прекрасного принца ждет.

    Припев:
    У Русалочки рыбий хвостик,
    А на сердце тоска и лед,
    Мне позвать бы ее к нам в гости,
    Только как же она придет.

    Опускаются слезы дивные жемчугами к морскому дну.
    Так не хочется ей, но придется вновь вернуть на глубину.

    Акваланг я достану маленький и спущусь к ней в подводный дом,
    Посидим, как подружки, рядышком, и поплачем вовсю вдвоем.

    Неизв. автор

         «Ундина/Русалочка»
    (исполняет группа «Гости из будущего»)

    Отучи меня думать о тебе
    Убежать по морю белой пеной по волне
    Только голос мой эхом прозвучит
    О тебе меня думать отучи

    Припев 1:
    Замолчала в сердце половина
    Половине холодно одной
    Просто ты не знаешь, что Ундина
    В море унесла его с собой
    Замолчала в сердце половина
    Половине холодно одной
    Просто ты не знаешь, что Ундина
    В море унесла его с собой

    Приручить к себе рыбку поспешил
    Позабыть ее волны научил
    По земле чужой трудно ей ходить
    Поспешил к себе рыбку приучить

    Припев 1.

    Припев 2:
    Капли на щеках солонее моря
    Как смешно звучит - у русалки горе
    И пускай заря в пену превратит
    Но любовь моя в небо улетит
    Капли на щеках солонее моря
    Как смешно звучит - у русалки горе
    И пускай заря в пену превратит
    Но любовь моя к небу улетит

    Капли на щеках
    У русалки горе
    Капли на щеках
    У русалки горе

         «Русалочка»

    муз. Л. Величковский, сл. Л.Бальян, С.Бойко
    (исполняет Каролина — Татьяна Корнева (она же Ревунова, она же Тишинская) альбом Авангаранга (1998 г.)

    1.В подводном царстве Нептуна, вдали от грешной земли
    Всю ночь русалочка поет, встречая там корабли.
    И в голосе далеком ее печаль слышна.
    Как будто бы любовь зовет она.

    Припев:
    Русалочка, тебе нельзя любить,
    Должна, как море, ты холодной быть.
    Русалочка, забудь свои мечты,
    Иначе, белой пеной станешь ты.

    2.Она любила наблюдать издалека корабли
    Ей так хотелось все узнать о людях и о любви
    Она не забывала, что говорили ей-
    Стараться быть подальше от людей.

    Припев- 2 раза.

    3.Однажды с ветром долетел с плывущего корабля,-
    Тот голос, что о страсти пел и о любви умолял.
    И ни о чем не помня, на голос тот поплыв,
    Русалочка погибла, полюбив 🙁

    Припев-2 раза.

         «Русалочка»

    муз. Л. Величковский, сл. Л.Бальян, С.Бойко
    (исполняет Любовь Гусева-Орлова (экс-Каролина)
    сольный альбом "Снова с тобой", 1992г.)

    В подводном царстве Нептуна среди его дочерей
    Прекрасней всех была одна и всех была веселей,
    И юная Русалка, качаясь на волнах
    Любила песню петь о парусах.

    Припев:
    Русалочка, тебе нельзя любить,
    Должна, как море, ты холодной быть.
    Русалочка, забудь свои мечты,
    Иначе, белой пеной станешь ты.

    Проигрыш.

    2.Она любила наблюдать издалека корабли
    Ей так хотелось все узнать о людях и о любви
    Она не забывала, что говорили ей-
    Стараться быть подальше от людей.

    Припев- 2 раза.
    проигрыш.

    3.Однажды с ветром долелтел с плывущего корабля,-
    Тот голос, что о страсти пел и о любви умолял.
    И ни о чем не помня, на голос тот поплыв
    Русалочка погибла, полюбив 🙁

    Припев-2 раза.

         «Русалочка»
    (исполняет Натали)

    Ты мой первый ласковый любви герой
    Мое счастье и, как видно, горе
    Забыл про встречи под луной
    Про дождь весенний проливной
    Про то, как мы любили море
    Не со мною ты гуляешь, а с другой
    Не со мною, мальчик мой любимый.
    Я стану лучше той, другой
    Не на земле, а под водой
    Русалкой стану я красивой

    Припев:
    Но русалочкам нельзя людей любить
    И земного мальчика надо мне позабыть
    Но русалочкам нельзя людей любить
    И земного мальчика надо мне позабыть
    Под водою терем есть из хрусталя
    В нем живу я по тебе тоскуя
    Ты поздно вспомнил про меня
    Я не земная, не твоя
    Хотя по-прежнему люблю я

    Припев.

    Рассказы
         Плач русалки (стихи в прозе).

         Есть в море странные приюты. У скал, словно берег реки, собирают гостей валютных - золото слез (душевной тоски)...
         Упала стоном капля в море… и бегут, бегут круги по воде. Спасеньем от бед, от всякой неволи, затягивая лункой, плачут:
         - О тебе.
         Такой небывалой печалью трепещет вольная птица в тесных силках. И плещет в волнах, и плещет о солнце, полетах:
         - Твоя тоска...
         В безмерную бесконечность, глубже моря и неба всего, сожмет и отпустит здесь сердце - Вечность, словно щупает, ищет
         - Свое...
         И кажется жизнь вдруг такой ненужной, маленьким пустяком. Когда все внутри так и рвется наружу, (ты и не знал, не мечтал о таком!) Меж жизнью и смертью стерлись границы, льется в тебя всего - Весна! (Не приведи, господь, кому приснится, плывущему в море она.)
         Неужели и впрямь, наказанье, такое страшное дано? Не находя тому названия, по невидимой нитке спешить на дно. А может, просто глубин не знаем, и не выкрикиваем боль, что так же, вот так, без названия, безумно хотим сплести все с землей.
         С тобою, мое солнышко, любимый мой, с тобой!
         Невыплаканной песней , грустью через слезы Твои - в небеса!
         В одном едином полете - пульсе научиться б в друг друге тонуть ...
         Без конца!..

    Неизв.автор
    20.05.2006

    «Тайна русалки»

         Был ранний июнь. Она решила именно в этот день расставить все по местам. Она давно готовилась к этому моменту, когда, наконец, скажет ему о своих чувствах.
         Погода была превосходная. Легкий ветерок, теплое солнце греет своими лучами усталые глаза. Море сегодня особенно прекрасно: плавно раскачиваясь, волны неторопливо спешат обогнать друг друга.
         К тому же, ей было радостно, что на ней снова ее любимое платье и шляпа, которую она недавно купила, и которая так ей идет.
         Накануне она в мыслях проговорила свой монолог, те слова, которые должны были долететь до его сердца. Она догадывалась, что, возможно, она ему хоть капельку нравится, но он никогда не решится признаться в этом. К тому же она скрывала от него великую тайну, узнав которую, он не смог бы к ней относиться по-прежнему. Она скрывала, что была русалкой. Ровно 7 дней в месяц она была русалкой, жила в пучине морских вод, плавала с дивными рыбами, смеялась и плакала там … - на дне морском. А в остальное время она снова становилась земной девушкой. Жила в городке на морском побережье, гуляла, работала и училась вместе со всеми. Ей нравилось танцевать, изучать историю танца. Поэтому она любила посещать разные танцевальные занятия и вечера. Именно там она встретила его.
         И теперь она ждала его возле здания, куда они обычно ходили на танцы. Она знала, что он рано не приходит, поэтому хотела сказать ему еще до занятия, что видит он ее, возможно, в последний раз, что после ее слов он не сможет больше быть ей другом, а ей будет стыдно смотреть ему в глаза. Поэтому о самом главном она скажет по дороге обратно.
         Но стрелки неумолимо продвигались вперед. А он так и не появлялся. Она могла предположить, что он уже давно пришел туда, но интуиция подсказывала обратное. Она даже думала, что он вообще не придет, и, видимо, Бог не хочет, чтобы она сообщала ему такую сногсшибательную новость.
         Тем не менее, время шло, и она пошла к зданию. Входить в него явно не хотелось. Она вообще вела себя непривычно для себя самой. Молчалива. Грустит. Опять начинает появляться заниженная самооценка. И к тому же она вызывает лифт и … неожиданно идет пешком. Все давно привыкли, что она ездит исключительно на лифте. И данный отказ мог даже быть записан в Книгу рекордов Гиннеса…
         Но в том момент, когда были преодолены первые ступени, она поняла, что в здание входит Он…
         Она остановилась. Он стал вызывать лифт и … заметил ее. Его ласковое «привет» растопила лед ее мыслей, и улыбка так невольно появилась на ее лице. «Привет. Я вызвала лифт и решила пойти пешком» – произнесла она машинально. Куда делась ее меланхолия? Куда исчезла тревога? - Да просто она увидела его глаза, такие добрые и открытые, … такие же, как в первый раз их встречи. «Может, ты все-таки поедешь?» – спросил он. Она согласилась и вошла в лифт.
         Он спросил, почему она молчит. Она знала, что кого-кого, а его ей не обмануть. И хотя при виде его тревога стала проходить, грусть в глазах все же осталась. Ей было страшно смотреть ему в глаза. Она понимала, что он смотрит на нее по-особому, что она сейчас прекрасна, как никогда…
         Но думать о счастливых минутах она не могла: предстояли нелегкие слова. Она прислонилась в стене лифта и произнесла: «Мне так тяжело…» Он не стал вдаваться в расспросы. Он знал, что она расскажет обо всем, когда сама захочет. Двери раскрылись. Она вышла. Он, чтобы разрядить обстановку, заметил, что они довольно-таки опаздывают. Но она сказала, что так не считает вовсе, и это нельзя считать опозданием.
         Далее все шло, как обычно. Привет. Как дела? Сегодня будет много новой музыки. Идите к нам. Ну, что? Время? Тогда давайте, начнем.
         Жаль, что не было ее подруги. Когда та была рядом, ей было спокойней. Во время занятий грустные мысли постепенно уходили куда-то далеко, хотя пару раз она чуть не заплакала. У нее даже получилось заинтересоваться происходящим. Ах, как она чудесно танцевала. Ни одна земная девушка не могла сравниться по грации и пластике с ней. Живя в воде, она научилась так совершенно владеть своим телом, что на земле ей все давалось очень легко.
         В перерыв она подошла к нему, и они поговорили на отвлеченные темы. Если бы он знал, как сейчас колотится ее сердце, что же конкретно она хочет ему сказать… Но он не знал этого, не видел, даже не чувствовал. Затем прошла вторая половина занятий.
         На обратном пути она сказала ему, что ей просто необходимо с ним поговорить. Он с готовностью откликнулся (впрочем, как всегда – и за это качество она его любила). Она предложила пройтись до соседней улицы, чтобы ей было ближе идти домой (но в действительности, приближалась полночь, когда она должна была вновь стать русалкой, и ей было просто необходимо быть ближе к морю).
         Как ей тяжело было соединять мысли в слова. Приготовленный заранее монолог распался на обрывки фраз. Она молчала. Он спросил, что ее беспокоит. Наконец, она произнесла заветную строку: «Возможно…, ты видишь меня в последний раз». Теперь настала его пауза. «Прости, ты можешь повторить еще раз» . «Ты правильно понял, не переспрашивай» – она начинала нервничать сильней. Еще пауза. «А что случилось?» «Я должна рассказать тебе кое-что, но после моих слов ты не сможешь быть мне другом, а мне будет стыдно смотреть тебе в глаза». Похоже, его удивила такая позиция, к тому же, он понял какую-то мрачную сторону ее слов. «Я знаю тебя недолго, но могу сказать, что я буду относиться к тебе хорошо, независимо от того, что ты скажешь. Я сужу не по прошлым, а по настоящим поступкам»
         Она знала, что он поймет ее слова как намек на какую-то подлость с ее стороны. Но рассказать она хотела вовсе не о плохом, а скорее о самом прекрасном, что есть в жизни…
         Ей было очень трудно сказать что-либо. «Зря я пошла пешком. Я не рассчитывала на долгий разговор. Ведь после моих слов я не смогу взглянуть тебе в глаза». Он понял и предложил тогда поговорить о чем-то нейтральном. Он завел разговор о звездах, о чудесной погоде.
         Боже!.. как же легко с ним. Он понимает тебя с полуслова, нет, даже без слов. Он был самым близким ей человеком, самым близким. Ей так не хотелось терять эти отношения, но в то же время душа рвалась найти взаимные чувства. Она так мечтала о взаимной любви.
         Они успели поговорить на разные темы. И полночь была уже совсем рядом, впрочем, как и море.
         Ей надо было уходить прямо сейчас, чтобы успеть до заветных минут.
         Сердце бешено застучало, губы стали говорить что-то непонятное. Она понимала, что сейчас должна сказать успеть все, что накопилось тяжким грузом. Она подняла на него глаза, и тихие слова мягко полились из ее губ.
         «Я…я…так тяжело говорить…я не знаю, как я допустила такое….наверное, я не умею себя контролировать….то есть…Но я не могу ничего с собой поделать. Я …. влюбилась… я полюбила, полюбила ТЕБЯ…».
         В это момент она поворачивается и убегает, чтобы спрятаться за скалами. Она убегает, не оборачиваясь, и лишь оказавшись в безопасном месте, где ее никто не видит, бросается в море.
         Свет проникает в каждую ее клеточку тела, она слышит песнь волн и шум прибоя, слышит прекрасную музыку оттуда, из глубины моря, слышит зов других русалок. Она чувствует, как ее ноги соединяются в хвост, как становится легче дышать и двигаться… Она превратилась в русалку.
         …Она понимает, что вот, свершилось, она сказала. Она чувствует, что тревога пропала, что вполне спокойно себя ощущает. Она даже не может представить себе, что действительно все это произошло наяву.
         Подплывая к своему дому, она сказала себе: «Ты безумна, ты безумна…Ты совсем потеряла рассудок... Но разве я первая совершаю безумства?..»
         Она надеялась, что он сейчас, обдумав ее слова, хочет сказать ей что-то, но не решается. Возможно, он еще даст о себе знать. Все-таки он так не похож на других. И данный шаг с его стороны очень даже логичен.
         Она думала, что раскрыв свои чувства ему, она получит надежду на взаимность… то, что она так долго искала и ждала.
         Но он не объявился ни через неделю, ни через две, ни через месяц. И она поняла, что потеряла самое хрупкое и светлое, что у нее было – их дружбу…Она поняла, что слова ее пророческие – она не сможет смотреть ему в глаза, а это значит, что они больше не увидятся…

    Алла Мелиссова
    7.04.2005

         ЛОРЕЛЕЯ (Немецкая легенда)
         Неподалеку от города Бахараха на берегу Рейна нависла над водой высокая, крутая скала. Со всех сторон она неприступна. Ни трещины, ни выступа. Если нет крыльев, не достичь ее вершины.
         Говорят, под скалой, на дне омута, в зеленой глубине живет старый бог Рейна. Построил он себе там прозрачных дворец из хрусталя. Рыбы вплывают в бесчисленные окна дворца. Водоросли коврами устилают мраморные полы. От жизни в глубоком, темном омуте сумрачным и злобным стал седобородый бог Рейна.
         У самой воды раскинулась рыбачья деревушка.
         А на краю деревушки в ветхой хижине с почерневшей от дождей соломенной крышей живет бедный рыбак с дочерью Лорой.
         Кто не знает красавицы Лоры? Лишь распустит она свои длинные волосы цвета чистого золота, и скроют они ее убогую одежду: кажется, сама королева поселилась в нищем доме рыбака.
         Далеко разнеслась весть о красоте Лоры.
         Юноши со всей округи собираются под ее окном. Издалека приходят, лишь бы увидеть, как огнем теплятся золотые волосы в глубине темной хижины, услышать, как поет Лора. Много прекрасных песен знает девушка. Все детство провела Лора на берегу Рейна. Потому и слышатся в ее песнях радость Рейна, игра и плеск его волн.
         Но вот однажды на берегу под скалой Рейна увидела Лора молодого незнакомого рыцаря. Рыцарь заблудился в лесу и вышел к реке на шум волн. Увидел Лору и застыл на месте. Не мог он понять, кто перед ним: водяная дева или лесная фея. С первого взгляда полюбил рыцарь золотоволосую Лору, а она полюбила его.
         В тот день напрасно ждал Лору старый отец. Девушка не вернулась домой. Рыцарь увез ее в свой замок Штальэк. Пять раз опоясывала дорога высокую гору, подымаясь к замку рыцаря. На самой вершине горы высились башни замка.
         Стоит перед зеркалом Лора, смотрится в него и не может себя узнать. То на плечо склонит голову, то в шутку нахмурится, то погрозит себе пальцем, и красавица в зеркале, одетая в шелк и бархат, повторит каждое ее движение.
         Полюбились рыцарю песни Лоры. Часто просит он:
         - Спой мне песню, Лора.
         Рука об руку гуляют они в тенистом лесу. Так ярко сверкают золотом волосы Лоры, что на черных вековых соснах как свечи загораются капли смолы. Олени рогами раздвигают листву. Поближе подходят олени, чтобы послушать ее песни.
         Смеется рыцарь и сжимает рукоять меча: уж он-то сможет защитить свою любимую и от разбойника, и от хищного зверя.
         А старая мать рыцаря не находила себе покоя в своей мрачной башне. Зябнет, дрожит, не может отогреться даже у раскаленного очага. Слуги разгребают горячие угли и горой наваливают дрова в очаг. Стреляют искрами сухие поленья, но не может согреться старая графиня. Зябнет она от злобы, ненависти к бедной дочери рыбака. Золотом сияют волосы Лоры, но не такое золото любит старая владелица замка. Если уж золото, то в монетах и слитках. И что за приданое – песни?
         - Нечего сказать, славное дело задумал ты, мой сын. Кого ты привел в мой дом? – говорит графиня рыцарю. – От стыда потускнел наш гордый герб. Видно, забыл ты, что мы в родстве с самим королем. Позором хочешь ты покрыть наш знатный род. Разве нет у тебя невесты? Прекрасна она лицом, богата и к тому же дочь знатного рыцаря. Ну что же, воля твоя. Женись на дочери рыбака. Но пусть мое проклятье будет вам свадебным даром.
         Опустив глаза, слушает рыцарь суровые речи старой графини. Любит он прекрасную Лору, но и матери ослушаться не смеет. Во всем покорен ее воле. Испугался материнского проклятья.
         А старая графиня греется у огня, больше не зябнет. Сделала недоброе дело, теперь ей тепло у очага.
         Сказал молодой граф Лоре, что выследили охотники в лесу матерого волка. Уехал со своими рыцарями и оруженосцами. В красном свете факелов чужим и страшным показалось Лоре лицо любимого. Всадники выехали со двора со смехом и свистом.
         Смотрит Лора из окна башни. Не видит она всадников, но видит огни их факелов. Не в лес, а в другую сторону по крутой горной дороге поскакал рыцарь со своей свитой.
         Тоскует Лора, от недоброго предчувствия сжимается сердце.
         Тяжело отворилась высокая дверь, и вошла старая владелица замка. Движение руки – исчезли слуги.
         Старая графиня медленно подошла к Лоре:
         - Мой сын обманывает тебя. Не на охоту поехал он. Торопится с друзьями к своей невесте. Повез ей свадебные дары – уже не за горами их свадьба. Нечего больше тебе делать в замке. Впрочем, хочешь посмотреть на свадьбу моего сына – оставайся. Поможешь служанкам на кухне. Много будет у них дел, а твои руки привыкли к черной работе.
         Все поплыло перед глазами Лоры. Свечи, старая графиня, темная дверь в глубине зала…
         Рванула Лора ожерелье – вокруг нее по полу запрыгал круглый жемчуг. Сорвала с пальцев кольца, с рук – запястья, все бросила к ногам старой графини и убежала из замка.
         Всю ночь бежала она по черному лесу. Ухали филины во мраке и тяжело летали над ее головой. Выли дикие звери. Но только одного боялась Лора – повстречать молодого графа. Увидеть, как переполненный радостью и счастьем, возвращается он от своей невесты.
         Только на рассвете добралась она до родной деревни.
         Отец встретил ее на пороге дома. Но не ласково, а грозно взглянул он на Лору, и она опустила голову. Опозоренной дочери нет места под его кровом. Ушла она куда глаза глядят, прочь от родного дома.
         А у всех ворот соседки. Показывают на нее пальцем, смеются:
         - Что, недолго побыла ты графиней?
         - Где твои парчовые платья? Где золотые серьги?
         - Что ж ты не идешь к венцу с молодым графом?
         Целый день бродила Лора по лесу, а к вечеру вышла на берег Рейна, туда, где в первый раз увидела она рыцаря. На страшное дело решилась Лора: утопиться в глубоком омуте.
         Луна висит над Рейном, тиха и неподвижна гладь омута. Но вдруг взволновали волны, запенились.
         Из самой глубины омута медленно поднялся старый бог Рейна.
         Вот он какой, старый бог Рейна! Высунул из воды голову и плечи. В лунном свете горит хрустальная корона. Длинными зелеными прядями с головы свисают водоросли и речные травы. Ракушки облепили плечи. В бороде играет стая серебряных рыбок. Без страха смотрит на него Лора. Чего ей теперь бояться? Все самое страшное с ней уже случилось.
         И тогда сказал старый бог Рейна:
         - Знаю, люди жестоко обидели тебя. Но моя обида не меньше твоей. Слушай, девушка. Когда-то я царил над всей здешней страной. Низко кланяясь, приходили ко мне люди. С песнями бросали в воду драгоценности, золотые и серебряные монеты. Молили, чтобы я наполнил их сети рыбой и пощадил их утлые лодчонки. Но прошло время, и люди забыли меня. Все отняли у меня: и славу, и мощь. Если ты согласишься, вместе мы можем славно отомстить людям. Дам я волшебную силу твоим песням. Но знай, Лора, в твое сердце не должна проникнуть жалость. Если ты прольешь хоть одну слезу, ты погибнешь.
         И, не помня себя от горя, сказала Лора:
         - Да, я согласна.
         Шевельнул плечами старый бог Рейна, поднялась огромная волна, подхватила Лору и, не обрызгав платья, не намочив ее башмаков, подняла на самую вершину неприступной скалы.
         Схлынула вода. Погрузился в омут старый бог Рейна. А под скалой запенился, забурлил гибельный водоворот.
         По всей стране прошел слух: злой волшебницей стала дочь рыбака Лора. На закате, убранная речными жемчугами, появляется она высоко-высоко на скале и чешет золотым гребнем свои золотые волосы. Пламенем горят они в лучах заката. Стали звать эту скалу «Лоре – лей» - «скала Лоры». Лорелеей прозвали и саму волшебницу.
         Горе тому, кто услышит песню Лорелеи.
         Бог Рейна дал чудесную силу ее песням, а ей самой дал забвение. Окаменело ее сердце, незрячим взором смотрит она с крутизны. Никто не может противиться власти ее песен.
         Нищему о королевском богатстве поет Лорелея. Рыцарю обещает победу и славу. Покой – усталому. Любовь – влюбленному. Каждый слышит в ее песнях то, чего жаждет его душа.
         Гибель несут песни Лорелеи. Околдует ее голос, а потом поведет за собой, заманит в страшный водоворот. Прочь отсюда, рыбак! Берегись, пловец! Если настигнет тебя ее песня – ты погиб!
         Рыбак бросил весла, и его лодку сносит течением. Забыв обо всем, околдованный песней, смотрит он вверх на Лорелею. Водоворот цепко схватил, закружил лодку. Нет спасенья!

         А рыцарь возвратился домой от своей знатной невесты и, не найдя в замке своей любимой, затосковал смертной тоской.
         Опостылели ему пиры и охоты. Теперь ему ненавистно даже имя его знатной невесты.
         Не умолкая, звучит в ушах рыцаря голос его любимой.
         Рыцарь бродит по темным залам. Вспоминает: у этого окна стояла она, в этой зеркало смотрелась, а на этой крутой лестнице споткнулась она, и он успел подхватить ее на руки.
         - Зачем вы прогнали ее, матушка? – говорит он старой графине, которая дрожит в мехах и бархате у раскаленного очага и уже больше никогда не согреется.

         В далекие южные страны в крестовый поход отправился молодой граф. Долгие годы длились его странствия. Но больше, чем полученные раны, жжет и гложет его тоска.
         Рыцарь вернулся домой.
         Старая мать умерла, не дождавшись встречи с сыном.
         Все в замке потускнело, обветшало, истлел флаг на башне, и неразличим герб над воротами. Травы подползли к дверям, пробились между плитами.
         Далеко по Рейну плывет недобрая молва о золотовласой колдунье на скале. Странствующие рыцари, захожие путники разносят эту молву по всем дорогам. Об этом шепчутся слуги в замке.
         Отчаяние и ярость охватывают рыцаря. От горя и тоски мутится разум. Его Лора!.. С мечом бросается на каждого, кто осмелится сказать при нем, что Лора – колдунья.
         От страха сжался за дверью верный паж. Один заперся рыцарь в своих покоях. Доносятся оттуда грохот и лязг. Мечом в щепу изрубил рыцарь тяжелый стол, смял золотую утварь, сплющил кубки.
         Нет, больше его никто не удержит. Ничьих советов не послушается он. Даже если тень матери встанет из могилы, ей не остановить сына. Граф приказал седлать коня.
         Быстро скачет конь по крутой дороге. Тут бы попридержать коня, а рыцарь еще сильнее вонзает шпоры в покрытые пеной бока.
         Красным закатным огнем горят вершины гор. Рыцарь выехал на берег Рейна. Но никто из рыбаков не соглашается вести его к скале Лорелеи. Граф обещал им все свои богатства, все, чем он владеет, но жизнь им дороже.
         Бросив рыбакам кошель денег, рыцарь прыгнул в лодку и сам взялся за весла. Издали услышал он знакомый голос. Слабо, с перерывами доносит его ветер. Скорей, скорей увидеть любимую. Рыцарь в нетерпении изо всех сил налегает на весла.
         Все громче звучит песня Лорелеи. Слышится рыцарю: к себе зовет его Лорелея, торопит. Все простила она. Счастье ближе, ближе с каждым ударом весел!..
         Кажется рыцарю: по воздуху плывет лодка. Нет, это не волны – голос Лорелеи плещется вокруг него, переливается за борт. Это не воздух, не ветер – это голос Лорелеи. Слепят глаза золотые волосы…
         - Лора! – крикнул рыцарь.
         Миг – и водоворот волчком завертел лодку, столбом поднимая брызги вокруг бешенных весел, и ударил ее о скалу.
         И вдруг умолкла Лорелея. На полуслове оборвалась песня. Будто разбудил ее голос рыцаря. В ужасе глядит Лорелея: тонет рыцарь. Вот мелькнули его голова и руки среди бушующей пены. Водоворот затягивает его. Слезы обожгли глаза Лорелеи. Видит она: рыцарь не борется с волнами, не хватается за обломки лодки.
         Об одном лишь думая – спасти любимого, протянула руки Лорелея. Ниже, ниже наклонялась она и вдруг сорвалась со скалы и упала. Длинные ее волосы поплыли по воде золотым кругом, намокая, темнея. Вместе скрылись в волнах Лорелея и рыцарь.
         И тогда донесся со дна отдаленный глухой удар. Говорят, это рухнул хрустальный дворец старого бога Рейна. С тех пор никто больше не видел старого бога. Окрестные жители давно забыли его.
         А Лорелею помнят. Живы еще рассказы о ее золотых волосах, дивных песнях и злосчастной судьбе.
         Говорят, и теперь еще иногда в часы заката является Лорелея на скале и чешет гребнем свои длинные золотые волосы. Стало совсем призрачным ее тело, еле слышным стал голос.

    Сайт Sirenos.narod.ru признает за авторами материалов их авторские права.

         

    Прикольные стихи про русалку

    ***

    Красавицу вмиг полюбив,
    Опасности все позабыв,
    Гребцы продолжают свой путь
    На них умоляя взглянуть.
    Не слышит Русалка молитв,
    Коварство огнём в ней горит:
    «Ценю лишь свою красоту,
    Все лодки отправлю ко дну.
    Погибнуть, знать, ваша судьба.
    Исполнится ж прихоть моя!
    Уж коль не могу полюбить,
    Топила — и буду топить!»
    И тонут влюбленные вновь,
    Неведома деве любовь!

    ***

    Белый ландыш под сенью тенистой,
    Так пленяет, неслышимый, звон…
    Перезвон, серебристо-душистый,
    Навевает, несбывшийся сон…
    На душе почему-то тревожно,
    Потерял, что то я, не не найти…
    Не дошёл, но дойти ещё можно…
    Только вот… Я не знаю пути.
    И пленяя, плывёт, неизвестность,
    Удушающе-сладкий дурман…
    Пеленой укрывает окрестность…
    Изумрудно-зелёный туман…
    Где-то солнце, в выси, за листвою,
    Скачут зайчики, день то какой!
    Очарован мечтой колдовскою!
    Очарован, русалка, тобой!
    полёт дракона

    ***

    Мне больше ног моих не надо,
    Пусть превратятся в рыбий хвост!
    Плыву, и радостна прохлада,
    Белеет тускло дальний мост.
    Не надо мне души покорной,
    Пусть станет дымом, лёгок дым,
    Взлетев над набережной черной,
    Он будет нежно-голубым.
    Смотри, как глубоко ныряю,
    Держусь за водоросль рукой,
    Ничьих я слов не повторяю
    И не пленюсь ничьей тоской…
    А ты, мой дальний, неужели
    Стал бледен и печально-нем?
    Что слышу? Целых три недели
    Все шепчешь: «Бедная, зачем?!»
    Анна Ахматова

    ***

    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны,
    Это странно-печальные сны
    Мирового, больного похмелья.
    На русалке горит ожерелье
    И рубины греховно-красны.
    У русалки мерцающий взгляд,
    Умирающий взгляд полуночи,
    Он блестит, то длинней, то короче,
    Когда ветры морские кричат.
    У русалки чарующий взгляд,
    У русалки печальные очи.
    Я люблю ее, деву-ундину,
    Озаренную тайной ночной,
    Я люблю ее взгляд заревой
    И горящие негой рубины…
    Потому что я сам из пучины,
    Из бездонной пучины морской.
    Николай Гумилев

    ***

    Лежит корабль в пучине моря,
    В песок уткнув дырявый нос.
    Покрылся плесенью от горя
    И весь кораллами оброс.
    На нем морских ежей орава.
    И рыбки шустрые снуют —
    То влево юркают, то вправо
    Внутри заброшенных кают.
    Большой штурвал — как будто прялка
    Тихонько крутится вперед.
    За ним прекрасная русалка
    Печально песенку поет.
    Дядина Галина

    ***

    Волны летят, разбиваясь о скалы,
    Плещутся рыбы в пучине морской.
    Плавают в море Дельфин и Русалка,
    В танце их кружит безмолвном прибой.
    Ветер над морем свистит, не смолкая.
    Звёздочки светят в небе ночном.
    Дельфин и Русалка, в воде растворяясь,
    Танцуют свой танец Любви под луной.
    Любовный шёпот их чуть еле слышен
    В мерцаньи звёзд, в полночной тишине
    Русалка лишь Дельфином только дышит.
    Нет никого счастливей на земле.
    Пусть кто-то скажет, что они не пара,
    Но танец их так манит волшебством.
    Дельфин к себе Русалку прижимает,
    И между ними властвует любовь!
    Delfik и Ariell

    ***

    На праздники: Поздравления | Конкурсы | Сценарии | Статусы | История

    ***

    Голосовые поздравления с праздником

    лучшие цитаты, высказывания и афоризмы

    Предание о жертвенной любви

    У морского царя пять дочерей и каждая по-своему особенная. У самой младшей Мэлоди - тонкий голос, похожий на журчание родника, у средней Беатин - чешуя переливается подобно бриллианту. У третьей сестры, названной Аквамарин - сияющие зелёные глаза невиданной красоты. Четвертая, Найда, родилась с тонкой талией и бархатной кожей. А самая старшая, Бриэль, в отличие от своих сестёр, выросла не красивой, а мудрой.
    Еще с детства её волновали вопросы океанского бытия: «Что первично: икра или рыба?», «Есть ли жизнь вне моря?» и «Почему то, что сделало нас сильнее - не убило? Ведь был же шанс!». Морскому царю такой ход дел не нравился, он упрекал старшенькую в излишней серьезности, что по меркам подводного мира приравнивалось к юродству.
    - Что ж ты доченька пишешь писульки свои? - обычно сердился царь, заставая дочь за конспектированием мыслей.
    - Отстаньте, папенька, - хвостом отмахивалась Бриэль, - я сочиняю философский трактат «Миф о подводной пещере». Посвящен чувственности океанической души. Хотите, прочту?
    - Лучше б ты корабли топила с сёстрами или моряков соблазняла! Всё в своих науках колупаешься, а замуж до сих пор не вышла.
    - Успею, папенька, не наседайте на меня как коралловые полипы на камни.
    Отец часто досаждал Бриэли, требуя от неё потомства, но что ни говори, всё карасю под хвост - бесполезно. И не только потому что она мудрая. Вот обычно Бриэль разляжется на двуспальной ракушке, раскинется морской звездой и спит, беды не зная. А выйдет замуж и прощай мирные грёзы - муж то локтём в глаз ткнёт, то хвостом по морде ляпнет или еще хуже - будет громко булькать во сне, пуская пузыри. И зачем свою жизнь превращать в аквариум?
    Тут за дурным примером далеко плыть не надо. Младшенькая выскочила замуж за короля Северного Ледовитого океана, холодного безразличного тирана. Тот всё ей запрещал и через пару лет сестра сбежала домой, к папеньке. Беатин попался ревнивец Кракен, частенько её поколачивал и опутывал вечным контролем. Зеленоглазая Аквамарин обрачевалась с иностранцем, правителем Индийского океана и целых три года приноравливалась к дикарским традициям чужой страны. В итоге не выдержала и развелась. Найду постигла та же печальная участь, брак с хозяином Атлантического океана: изменщиком, и транжирой, не сложился.
    И все сестры жалели бедненькую одинокую Бриэль, которая до сих пор не нашла настоящего рыбьего счастья.
    - Ты такая несчастная! - пищала Мэлоди, стирая фальшивые пресные слёзы с глаз. - Совсем радостей любви не знала.
    - А это так прекрасно - приносить себя в жертву чувствам, - подхватывала Беатин.
    - И кому ты на старости лет нужна будешь? - блестела печальными глазами Аквамарин.
    - Останешься одинокой старой девой с сорока морскими котиками! - обрисовывала перспективы Найда, готовясь забирать из рыбьего сада двадцать головастиков от первого брака.
    В общем, жила Бриэль под вечным гнётом неоправданных надежд. Мол, самая старшая в семье, а икры до сих пор не наметала и даже в порочных связях с рыбой-прилипалой замечена не была. Русалки, они вообще существа романтичные и трепетные, обожают лить слёзы и горевать, перечитывая любовные предания.
    Как вы поняли, наша Бриэль подобным не страдала, даже можно сказать, тихонечко презирала. Когда сестры, сбившись стайкой, увлеченно просматривали пузырьковые оперы: «Хвостатые тоже плачут», «Просто Серена» и «Рыбиня Изаура», ей хотелось разбить якорем полированную поверхность теле-раковины и огреть сестёр крабьими клешнями.
    Морской царь часто рассказывал нелепую семейную легенду. Шестиюродная тётка по линии матери прожила короткую, но захватывающую жизнь: полюбила человека, обзавелась ногами и глупо померла, став морской пеной. Русалочке эта легенда казалась нелогичной, а поведение тётки - безответственным.
    «Как ты можешь так говорить! - возмущались сёстры. - Любовь, пусть болезненная, пусть даже самая безрассудная, стоит жертв. Ради таких чувств можно отдать голос, хвост и жизнь! Ведь это древние русалочьи традиции, жертвенная любовь у нас в крови».
    И вот однажды в Тихом океане случился громкий праздник - День Нептуна, на котором восславляли морского бога и веселились с ночи до утра. Бриэль решила уединиться, пока во дворце бушевало торжество, а океан плясал в неистовстве шторма.
    - Вот все они требуют, чтобы я нашла возлюбленного, - рассуждала Бриэль, лежа на камне с кварцевой статуэткой из затонувшего корабля. - А ведь истина - это мой возлюбленный. И вообще, сколько же есть вещей, без которых можно жить! Например - любовь. Лучше уж глотнуть цикуты, чем этого горького настоя. Ведь я живу, чтобы наслаждаться познанием, а все русалки наслаждаются жизнью, дабы умереть в неведении.
    Монолог Бриэль был нарушен. Широкая тень накрыла сад, русалочка подняла голову и увидела нечто продолговатое, нависшее над поверхностью океана. Захваченная любопытством, она подплыла ближе и высунула голову из воды.
    Большой корабль подкидывало на волнах, словно монетку над ладонью. Остроконечный нос кормы нагибался до самой воды, заставляя бочки с хлюпаньем падать за борт. Казалось, рейки парусов, сделанные из гибких бамбуковых тростин, разойдутся, обрушив конструкцию в жадную глотку моря. Ветер свистел, собирая волны в огромные гребни и проклятием насылая на шхуну. Пытаясь сохранить равновесие, при этом спотыкаясь и скользя по воде, залившей палубу, храбрый мужчина дополз до носа корабля, воздел руки к небу и прокричал:
    - В подводном мире празднуют Нептунов день. Мы все умрём, но будем с почестями приняты морскими духами.
    Бриэль вздрогнула от храбрости мужчины и приблизилась, но волны предательски застилали обзор.
    - Во всяком деле самое главное - это начало. И смерть - песчинка в череде бесконечности. Братья мои, так давайте же возрадуемся! - кричал человек.
    И вот, корабль неистово качнуло и перевернуло. Людей швырнуло в воду как оловянных солдатиков и медленно потянуло ко дну. Русалочка бросилась на помощь, а потом… потом всё как в тумане и вот она уже исполняет басовитые песни над бессознательным мужским телом…
    ***
    «ИПОТЕЧНАЯ ТЁТИ АНЕМОНЫ. ТРИСТА ЛЕТ НА РЫНКЕ ДВИЖИМОСТИ» - гласила вывеска над входом в пещеру, усеянную акульими зубами. Песок здесь черный, похожий на золу, а рядом никакой живности. Лишь ядовитые корнеротые медузы трясут тельцами-колоколами, делая пируэты в воде.
    Бриэль пробилась сквозь завесу и попала в сумрачную пещерку, освещаемую планктоном-светильником.
    В кресле из скелетов морского конька сидела тучная русалка с осьминожьими щупальцами. На её плотной талии повязан фартук из водорослей, а курчавые черные волосы убраны под затейливую косыночку.
    - Двэри сильнее захлопывай, сквозит же. Ей богу, как из улиточного панциря вылупилась, - зарокотал мощный голос тёти Анемоны.
    - День добрый, - замялась Бриэль и присела на неудобный стул. В хвост врезались острые китовые позвонки.
    - Шо это мы пришли к тёте Анемоне? Как у тети Анемоны аменины - так у вас головная боль и повышенная занятость. А как у вас проблэмы - так тетя Анемона нужнее фаршмака на столе, - она одарила колючим взглядом черных глаз и расхохоталась.
    - Тут в океане толкуют, что вы, госпожа Анемона… немножко морская ведьма…
    - Вот это таки обидно. Почему немножко? На меня ни одна жаба дурного слова не сказала. А если и сказала, то задушила себя от зависти.
    - Я влюбилась, - набрав воды в жабры, проговорила Бриэль.
    - Это всё полный фаршмак, тётя Анемона дурного не булькнет. Водные приливы так действуют, - ведьма сгребла со стола жемчужины и спрятала под скатертью из тины. - Вот мой совет забесплатно: сходи в муреновый стрип-бар, - заговорчески подмигнула и добавила, - полегчает.
    - Нет, я по-настоящему влюбилась. В ЧЕЛОВЕКА! - раскраснелась Бриэль.
    - Ой, знавала я одного мужчинку, - булькнула ведьма, - грудь моряка, спина грузчика, голова юрыста, а руки - музыканта. Словом, красавец. Вдобавок у него есть голова на плечах. Для того, чтобы ей жрать… И что? И сделал он счастливой тётю Анемону? Таки да! Когда после измены тётя Анемона сделала ему спину юрыста, голову грузчика, грудь музыкантши, а другие части тела нафиг поотрывала, шобы он не делал мне нервы этими отростками!
    - Мне нужны ноги! - настойчиво потребовала Бриэль.
    - И на шо тебе эти две поганые палки? На них даже от хромой черепахи не уплывешь.
    - Я хочу выйти на сушу и найти ЕГО. Он такой… такой умный… знает всё на свете, не то что наши скучные русалы - груда мускулов с рыбьими мозгами.
    - Ну, допустим, а шо ты можешь тёте Анемоне интересного предложить? У меня ноги качественные, класса «люкс». Да с моими ногами можно прынца окрутить, не только твоего головастого, - ведьма принялась нахваливать товар и подсунула брошюрку с моделями ног. - Вот эти ноги - длинные, для хождения по подиуму, а это ноги танцовщицы, сами в пляс несутся, только музыку услышишь. Есть у меня конечности спортсменки - деру так дашь, ни один истребитель не догонит. Стоимость - от четырех тысяч жемчужин.
    - Так дорого! - открыла рот Бриэль. - Может подешевле?
    - С тётей Анемоной сам морской дьявол торговаться не решается. Но возможен бартер, - морская ведьма внимательно присмотрелась к русалочке. - Так, грудь не очень, нос тоже, пальцы не подходят.
    - Я готова отдать свой голос! Уверена, что С НИМ мы поймём друг друга даже без слов.
    - А ты спой, рыбка, спой.
    Бриэль расправила плечи, открыла рот и начала исполнять песню про моллюсков, отчего у тёти Анемоны помутнели глаза и рассудок. Ведь обладала она низким басом, от громыхания которого даже статуи известняка крошились. Размашистым жестом морская колдунья прервала пение на втором куплете и уставилась на русалочку.
    - И откуда это у нас такие тембры?
    - Я голосом пошла в папу, а хвостом в маму!
    - А мозгами в соседа ската… гхм…Жалко мне тебя дуру, сама же не знаешь на что подписываешься. Человеческий мужик, он же тебя в сети и на сковороду, пожарит немного и бросит. Глупенькая.
    - В концептуальном плане мои действия лишены логики и по абсурдности напоминают сюжет пузырьковой оперы, но я этого хочу!
    - Ну раз так, оформим гешефт. Значит, даю тебе в пользование ноги, сроком на один месяц, характеристика ног - согласно спецификации, приложенной к договору. Если твой избранник не полюбит тебя за это время, ты умрёшь.
    - А умру в каком контексте? - на всякий случай уточнила русалочка. - Как целостная личность, как человеческая особь или как представитель ихтио-сапиенсов?
    - Во всех контекстах! - брякнула тётя Анемона. - Станешь морской пеной. Любовь, она знаешь, жертв требует.
    ***
    Ноги вышли не очень: правая чуть короче левой и обе кривоваты. Но русалочка не отчаивалась, она была полна энтузиазма и решимости.
    Незнакомец нашелся спустя пару дней на прибрежном пляже - смотрел на прибой. Бриэль прихрамывая, подошла к нему и начала вертеться (так обычно делали косатки во время брачных игр).
    - Ты, я смотрю, тоже с причудами, - незнакомец оценил её кокетство. - Меня зовут Аристо. Как насчет партии в шахматы?
    - Меня зовут Бриэль. Как насчет вечной всепоглощающей любви, сводящей на нет доводы разума и склоняющей к воспроизведению себе подобных? - перепугано выдала Бриэль.
    Они нашли общий язык с первого слова - жажда познания объединила умы в прочный интеллектуальный союз. Она представилась провинциалкой, сбежавшей из-под отцовского надзора. Боясь показаться странной и вызвать испуг возлюбленного, русалочка скрывала истинное происхождение.
    - Я же мыслитель! Мне тяжело в этом мире без похожей души и так сложно найти женщину для любви, - жаловался он. - Ты понимаешь меня как никто другой!
    Бриэль понимала. И ждала, когда он её поцелует, полюбит или сделает хоть что-нибудь для взаимного сближения. Она брала инициативу в свои руки, обнажала плечико и стреляла глазками. Сводила разговоры на похабные темы, пытаясь зажечь страсть в его глазах, поддерживала размышления и показывала широкий спектр знаний.
    Аристо не подпускал её дальше зоны, отведенной для дружбы, что безусловно злило русалочку. Зато сальным взглядом он посматривал на других девиц и интересовался: «А как думаешь, может с ней попробовать отношения?». Бриэль намекала и говорила прямо, мол зачем тебе другие варианты, вот она я, вооот. Готовенькая, попавшая в твои сети, бери да люби в добре и здравии. Но объект обожания игнорировал её притязания, продолжая таскаться за каждой мелькающей юбкой.
    И настал день скорби. Через двадцать пять дней он нашел себе невесту - легкомысленную, не обремененную заботами и… чертовски красивую. Бриэль плакала, плакала и снова плакала, посматривая на свои кривые ноги. Лучше бы её как кильку в банке закатали, чем заставили испытать подобное разочарование.
    Свадьбу праздновали на корабле. Русалочка грустно смотрела на закатное солнце, утопающее в багряной глади моря, и готовилась красиво умереть с рассветными его лучами. Ведь согласно контракту с морской ведьмой, если возлюбленный женится на другой, её сердце разорвется и на рассвете следующего дня русалочка превратится в пену. И кто придумал эти патетичные выходки? Неужели нельзя просто исчезнуть или сгнить на дне морском? Обязательно нужно превращаться во что-нибудь сопливо романтичное.
    - Сестра наша, Бриэль, - из воды высунулась голова Мэлоди. - Ты погибнешь от любви, но это всё равно самое лучшее, что могло произойти с русалкой!
    - Ты станешь настоящей семейной легендой, как шестиюродная тётушка, - всплакнула Беатин.
    - Ты - честь и гордость русалочьего рода. Прощай! - проговорила Найда и сёстры скрылись в воде.
    Бриэль осталась в одиночестве. И как она могла подписаться на эту глупую авантюру? Знала бы, не стала Аристо спасать. А тут самой придётся склеить плавники. Хотя, в преданиях говорится, что если убить возлюбленного, то можно сохранить жизнь…
    - Ты наверное грустишь потому что я выбрал не тебя? - из-за спины раздался пьяный голос Аристо. Он подошел и стал рядом с ней. - Понимаешь ли, мужчины любят глазами, а не умом. Ты слишком сообразительна, а с такой тяжело строить семью. Ты меня поддерживаешь, истерик не утраиваешь. Скучно и обычно. А моя невеста, пусть глуповата, зато красива. Самое то для умного мужчины.
    Он говорил и с каждым словом становился отвратительным. Острый ум и чеканная речь больше не приносили русалочке эстетического удовольствия. Объект обожания в один миг стал уродливее рыбы-капли.
    «Жертвенная любовь - это конечно хорошо, но жить хочется больше» - подумала русалочка и толкнула возлюбленного за борт корабля.
    Аристо сделал глубокий вздох, собираясь закричать, но цепкие ручки сестёр утащили его под воду. Тело всплыло только на рассвете.
    - Никаких больше любовей. Я подвязала, - решила для себя русалочка, глядя, как вдалеке маячит вздувшийся труп Аристо.
    Прошли годы, русалочка завела себе сорок учёных степеней и жила счастливо. Не зря среди дочерей морского царя Бриэль оказалась самой мудрой. И не потому что замуж не вышла. А еще оттого, что сумела сделать свою жизнь интересной, не возводя другого человека в культ! Ведь ни одна любовь не стоит жертв. Особенно, если твой избранник тупой!

    С Есенин "Русалка под Новый Год" + анализ – Блог Stihirus24

    В 1915 году Сергей Есенин пишет стихотворение «Русалка под Новый Год», в котором переплетается романтическая лирика и символизм. Время написания стихов можно назвать золотым для поэта, в 1915 году Есенина ещё не терзают муки «новой жизни», от него ещё не начали отворачиваться как от проказы и Сергей ещё видит ориентиры и полон мечтаний.

    О чём стихотворение

    Поверхностный смысл стихотворения прост. Автор грустит, потому что голубь воркует не с ним, а с другою, поэтому:

    Ах, пойду я к реке под горою,

    Кинусь с берега в черную прорубь.

    В этих строках уже чувствуется переход Есенина от нежной лирики к разочарованию жизнью, что хорошо просматривается в творчестве после 1919 года.

    Дорога к проруби

    Вместе с тем поэт не подразумевает пока ещё прорубь под полным концом и забвением, она нужна ему только для того чтобы стать русалкой и снова увидеть вблизи девушку, когда та приведёт на водопой коня. Просто увидеть мало:

    Заманю я тебя, заколдую,

    Уведу коня в струи за холку!

    Прорубь в этих стихах символизируется как средство для победы над девушкой, как инструмент для заманивания её в свои сети. Стихотворение отличает простота, свойственная раннему творчеству поэта и романтизм, который позволяет стать русалкой для выигрыша в любовной битве.

    До первого сборника ещё год, 4 года до вступления в ряды имажинистов и целых 10 лет до трагической гибели.

    Текст


    Ты не любишь меня, милый голубь,
    Не со мной ты воркуешь, с другою.
    Ах, пойду я к реке под горою,
    Кинусь с берега в черную прорубь.

    Не отыщет никто мои кости
    Я русалкой вернусь весною.
    Приведешь ты коня к водопою,
    И коня напою я из горсти.

    Запою я тебе втихомолку,
    Как живу я царевной, тоскую,
    Заманю я тебя, заколдую,
    Уведу коня в струи за холку!

    Ой, как терем стоит под водою -
    Там играют русалочки в жмурки,-
    Изо льда он, а окна-конурки
    В сизых рамах горят под слюдою.

    На постель я травы натаскаю,
    Положу я тебя с собой рядом.
    Буду тешить тебя своим взглядом,
    Зацелую тебя, заласкаю!

    1915 год

    Песня на стихи

    Песня на стихи Есенина в исполнении Дмитрия Лунёва.

     

    Анализ стихотворения Лермонтова Русалка сочинения и текст

    

    Анализ стихотворения Лермонтова «Русалка»

    Анализ стихотворения Лермонтова «Русалка»

    В отличие от Пушкина, Михаил Лермонтов никогда не увлекался народным творчеством и не пытался перекладывать на современный язык сказки, легенды и предания, сохранившиеся с незапамятных времен. Тем не менее, в его литературном наследии достаточно много произведений, которые основаны на фольклорных сюжетах. Одним из них является существующий миф о том, что человек, опустившийся на дно реки, становится жертвой прекрасных девушек-русалок, которые только и ждут того момента, чтобы заполучить в свое царство красивого юношу, который, возможно, согласиться взять одну из них в жены.

    В стихотворении «Русалка», написанном в 1836 году, Михаил Лермонтов хоть и опирается на древний миф, однако все же пытается его опровергнуть. По его мнению, заполучив очередную жертву, русалки испытывают ни с чем не сравнимую тоску, так как понимают, что их мечта о замужестве стоит жизни очередному молодому человеку, спасти которого даже им не под силу. И именно этим щемящим чувством наполнено все стихотворение, первая часть которого построена, как рассказ от третьего лица.

    Сперва Лермонтов задает нужный настрой, повествуя о том, как на поверхности реки появилась русалка, которая хочет «доплеснуть до луны серебристую пену волны». Подобный сюжет автор рисует умышленно, так как уже с первых строчек хочет раскрыть перед читателями всю тщетность замыслов царицы речных глубин, которая не понимает, что ее мечтам не суждено сбыться. Это касается не только попыток дотянуться до небесного светила, которое со дна водоема кажется таким близким и желанным, но и стремления обрести счастье с земным мужчиной, заманив его всеми правдами и неправдами в свое подводное царство.

    Вторая часть стихотворения построена в виде песни русалки, которая жалуется на свою горькую судьбу и рассказывает о то, что красивый витязь — «жертва ревнивой волны» — не может вновь вернутся к жизни даже благодаря поцелуям главной герои и ее многочисленных подруг, которые безумно в него влюблены. Свой подводный мир русалка описывает с нежностью и волнением, рассказывая о том, на дне реки существуют «хрустальные города», которые населяют стаи золотых рыбок. И именно там покоится «витязь чужой стороны», который, несмотря на все попытки его оживить, остается «хладен и нем». При этом юная русалка сетует на то, что ей неведом секрет пробуждения таинственного витязя, который остается равнодушен к «страстным лобзаньям» прекрасных жительниц подводного мира. Он «не дышит, не шепчет во сне», что вызывает у русалки недоумение, смешанное с разочарованием и обидой.

    Песня-жалоба владычицы речных глубин адресована далеким облакам, которые проплывают по небу, безучастно взирая на ту, которая хотела уподобиться людям и познать радость любви. Однако ее молитвы никогда не будут услышаны, потому что для того, чтобы обращаться к Богу, необходимо иметь душу. Мораль, которую Лермонтов заложил в это стихотворение, имеет конкретного адресата, которым является его бывшая возлюбленная Екатерина Сушкова.

    Именно между ней и бездушной русалкой проводит поэт очень тонкую параллель, намекая на то, что этой женщине никогда не удастся вымолить у него прощение за все те низкие поступки и насмешки, которые Лермонтову довелось стерпеть от этой надменной красавицы. Впрочем, еще до того, как было написано это стихотворение, поэт сумел жестоко отомстить той, которая без малого 10 лет владела его сердцем. В очередной свой приезд в Москву он сделал все возможное, чтобы Екатерина Сушкова не только в него влюбилась, но и стала всерьез рассматривать кандидатуру поэта, являющегося богатым наследником, в качестве возможного супруга.

    Вот тогда-то Лермонтов публично разрушил ее надежды и заявил, что никогда не свяжет свою судьбу с женщиной, которая его недостойна.

    Сочинения по темам:
    1. Анализ стихотворения Лермонтова «Смерть поэта» Стихотворение «Смерть поэта» написано в 1837 году. Это стихотворение связано со смертью А. С. Пушкина. Когда Пушкин умирал, Лермонтов был.
    2. Анализ стихотворения Лермонтова «Я не для ангелов и рая» Михаил Лермонтов с самого детства чувствовал себя одиноким среди шумной толпы, но нисколько этому не смущался. Он понимал, что рожден.
    3. Анализ стихотворения Лермонтова «Памяти Одоевского» Александр Иванович Одоевский — участник декабрьского восстания — был приговорен к 12 годам каторги, которые отбывал в Читинском остроге. В.
    4. Анализ стихотворения Лермонтова «Стансы (Взгляни, как мой спокоен взор)» С подросткового возраста Михаил Лермонтов был горячо и безответно влюблен в Екатерину Сушкову, которая прямом смысле слова играла с поэтом.
    5. Анализ стихотворения Лермонтова «Морская царевна» Ранняя любовная лирика Лермонтова имела конкретных адресатов. Точнее, она в подавляющем большинстве случаев была посвящена одной и той же особе.
    6. Анализ стихотворения Лермонтова «Она не гордой красотою» В жизни Михаила Лермонтова было несколько женщин, к которым он испытывал очень нежные и трепетные чувства. Одной из них являлась.
    7. Анализ стихотворения Лермонтова «Небо и звезды» С детства Лермонтов отличался не только мечтательностью, но и замкнутостью. Его внутренний мир был настолько богатым и разнообразным, что будущий.

    Вы сейчас читаете сочинение Анализ стихотворения Лермонтова «Русалка»

    Русалка *
    Русалка плыла по реке голубой,
    Озаряема полной луной;
    И старалась она доплеснуть до луны
    Серебристую пену волны.

    И шумя и крутясь, колебала река
    Отраженные в ней облака;
    И пела русалка – и звук ее слов
    Долетал до крутых берегов.

    И пела русалка: "На дне у меня
    Играет мерцание дня;
    Там рыбок златые гуляют стада;
    Там хрустальные есть города;

    И там на подушке из ярких песков
    Под тенью густых тростников
    Спит витязь, добыча ревнивой волны,
    Спит витязь чужой стороны.

    Расчесывать кольца шелковых кудрей
    Мы любим во мраке ночей,
    И в чело и в уста мы в полуденный час
    Целовали красавца не раз.

    Но к страстным лобзаньям, не зная зачем,
    Остается он хладен и нем;
    Он спит – и, склонившись на перси ко мне,
    Он не дышит, не шепчет во сне!"

    Так пела русалка над синей рекой,
    Полна непонятной тоской;
    И, шумно катясь, колебала река
    Отраженные в ней облака.

    М.Ю.Лермонтов в ментике лейб-гвардии Гусарского полка. Портрет работы П.Е.Заболотского. 1837.

    * Стихтворение "Русалка" датируется 1832 годом по нахождению автографа в казанской тетради и впервые напечатано в журнале "Отечественные записки", 1839, том III, № 4, отд. III, с. 131–132. (В "Стихотворениях М. Лермонтова" 1840 года датировано 1836 годом). Лермонтов при составлении первого и единственного сборника своих произведений, выпущенного в свет в 1840 году, включил в него всего двадцать шесть стихотворений и две поэмы. Из трехсот с лишним стихотворений, написанных до 1836 года, Лермонтов поместил в этот сборник только одно ("Русалка").

    Белинский в своей статье "Стихотворения М. Лермонтова" (1841) относил "Русалку" к числу "чисто художественных стихотворений Лермонтова, в которых личность поэта исчезает за роскошными видениями явлений жизни". По мнению критика, "эта пьеса покрыта фантастическим колоритом, и по роскоши картин, богатству поэтических образов, художественности отделки составляет собою один из драгоценнейших перлов русской поэзии" (Белинский, 1903, т. 6, стр. 51).

    Русалка (рус. шутиха, купалка, водяница, лоскотуха) – мифологическое и фольклорное человекоподобное существо, преимущественно женского пола (или дух), связанное с водоёмами, ржаными полями и лесом.

    анализ стихотворения м. ю. лермонотова "русалка". ю. лермонотова "русалка"

    БЕСПАРДОННЫЙ Высший разум (969003) 4 года назад

    Читая и перечитывая хрестоматийное стихотворение Лермонтова «Русалка» (1832), то и дело натыкаешься на противоречия. Начало этих стихов вроде противоречий не предвещает – оно умиротворенно и красиво. Его необычный ритм словно бы повторяет движение волны – накат – откат:

    Русалка плыла по реке голубой,
    Озаряема полной луной;
    И старалась она доплеснуть до луны
    Серебристую пену волны.

    Уже в первой строфе задана одна из повторяющихся тем лермонтовского творчества – не находящая разрешения тяга к иному миру или стихии. Русалка, жительница вод, старается доплеснуть пену волны до ночного небесного светила. Глагол «старалась» без лишней конкретизации говорит о безрезультатности попытки.

    Вторая строфа стихотворения начинается неожиданно – пейзаж с голубой рекой и спокойно плывущей по ней при свете луны русалкой сменяется новой картиной:

    И шумя, и крутясь, колебала река
    Отраженные в ней облака….

    Осмелюсь сказать, что этот новый пейзаж противоречит предыдущему. Во второй строфе река явно неспокойная, шумная, порожистая, да и на смену лунному свету приходят облака. При ярком лунном свете облака обычно и на небе-то не видны, а тут – они отражаются в воде. Иное дело – днем. В стихотворном пейзаже Лермонтова, как мне кажется, запечатлены приметы не одного какого-то временного момента, а некоего ВРЕМЕНИ, вмещающего в себя и спокойную, и бурную реку, и луну, и облака.

    В конце второй строфы возникает новый мотив, также повторяющийся в лермонтовской поэзии, – пение:

    И пела русалка – и звук ее слов
    Долетал до крутых берегов.

    В связи с поющей русалкой нельзя не вспомнить поющего ангела из одноименного стихотворения Лермонтова («Ангел». 1831). Русалка пела для себя, но ее могли слышать обитатели земли, жившие по берегам реки. Ангел пел для обитателей небесных сфер, этой песне, хотя она была тихой, внимало все вокруг – и месяц, и звезды, и тучи; но случилось услышать ее и душе, которую ангел нес на землю, «для мира печали и слез». Звук ангельской песни запечатлелся в еще не воплотившейся душе, подобно материнской колыбельной, услышанной Лермонтовым-ребенком, и остался в ней «без слов, но живой». Обратим внимание, что и русалку, и ангела слышат те, кому недоступно содержание песни, так как они принадлежат к иному миру, иной стихии, но, как мы знаем из стихов того же Лермонтова, эмоционально, на каком-то другом уровне понимания можно понять даже «темные речи». Они оба поют о своем мире, воздавая ему хвалу. Ангел поет о таких же, как он, ангелах, обитателях рая, и о его владыке – Боге. Русалка поет о водной стихии – стадах рыбок, хрустальных городах на дне. Опять подчеркну некоторую противоречивость: в песне русалки сказано, что на дне «играет мерцание дня». в то время как русалка плывет по реке ночью. И снова можно говорить, что в стихах Лермонтова передан не один какой-то момент, а некое ВРЕМЯ.

    Еще замечу, что «хрустальные города» на дне больше ассоциируются с морями и океанами, чем с рекой. Видимо, речь здесь идет не о конкретной реке, а о стихии воды.

    Песня русалки занимает большую часть стихотворения – четыре строфы из семи. В трех строфах рассказывается о главной диковине речного дна – витязе, ставшем «добычей ревнивой волны». Интересно, что о нем сказано: «витязь чужой стороны». Возникает вопрос: какая сторона для русалки будет чужой? В более позднем стихотворении «Дары Терека» (1839) река Терек запальчиво говорит старику Каспию, что «в забаву» его сынам «разорил родной Дарьял». Дарьял, Дарьяльское ущелье, для Терека «родные». так как он протекает по этим местам. Он предлагает в дар престарелому Каспию убитого кабардинца и «труп казачки молодой» – и кабардинцы, и казаки (терские) проживали по берегам Терека.

    Шынар Байгенжиева Знаток (297) 1 неделю назад

    анализ стиха бальмонт русалка

    Анализ стихотворения Михаила Лермонтова «Русалка»

    15 февраля 2016

    М.Ю.Лермонтов больше в своем творчестве выплескивал свои переживания.

    Произведение «Русалка» отличается от других стихотворений поэта. Автор представил свою интерпретацию сказки о русалке. Этот стиль написание больше присущ А.С.Пушкину. Сюжет произведения основан на народном творчестве, русских сказках.

    Поэт раскрывает характер главной героини стихотворения. Русалка предстает не просто как жестокое мифическое создание, девушка испытывает безграничную тоску, в связи с очередной загубленной жизнью. Ведь героиня так и не может выйти замуж. Она рассматривает спящего вечным сном богатыря, угадывает черты его характера, тоскует о его кончине.

    В первой половине произведения повествование проходит от третьего лица. Автор описывает реку и русалку, которая хочет доплыть до луны. Поэт раскрывает безнадежные мечты царицы. Она мечтает о невозможном событии, о счастье, которое ей сможет подарить земной мужчина. Поэтому мужчин и заманивают под воду, желание быть счастливой любой ценой овладевает владычицами морских глубин.

    Во второй части произведения излита исповедь русалки. Ее тоска и жалость к рыцарю безгранична. Она перекладывает всю вину на волны, которые погубили богатыря. Она уверена, что поцелуи еще могут вернуть к жизни утопленника.

    Русалка представляется как одержимое создание, она не понимает чего стоит ее стремление к счастью. Она сожалеет лишь о том, что очередная жертва не приблизила ее мечту. Рассказ царицы глубин обращен к силам природы. Она хочет познать истинную человеческую любовь. Она обращается к Богу, но у нее нет души. Все ее просьбы остаются не услышанными.

    Несмотря на фантастический сюжет стихотворения, поэт вложил в строки глубокий философский смысл. Прототипом русалки стала бывшая возлюбленная автора госпожа Сушкова. М.Ю.Лермонтов длительное время страдал от издевательств этой красавицы. Ее бездушие и стало основой характера главной героини произведения.

    После писатель все же отомстил женщине. За короткий период он, будучи известным поэтом и богатым наследником, влюбил красавицу в себя. После публично отказался от нее, заверив, что никогда не свяжет с ней свою судьбу.

    «Русалка» М.Лермонтов

    «Русалка» Михаил Лермонтов

    Анализ стихотворения Лермонтова «Русалка»

    В отличие от Пушкина, Михаил Лермонтов никогда не увлекался народным творчеством и не пытался перекладывать на современный язык сказки, легенды и предания, сохранившиеся с незапамятных времен. Тем не менее, в его литературном наследии достаточно много произведений, которые основаны на фольклорных сюжетах. Одним из них является существующий миф о том, что человек, опустившийся на дно реки, становится жертвой прекрасных девушек-русалок, которые только и ждут того момента, чтобы заполучить в свое царство красивого юношу, который, возможно, согласиться взять одну из них в жены.

    В стихотворении «Русалка», написанном в 1836 году, Михаил Лермонтов хоть и опирается на древний миф, однако все же пытается его опровергнуть. По его мнению, заполучив очередную жертву, русалки испытывают ни с чем не сравнимую тоску, так как понимают, что их мечта о замужестве стоит жизни очередному молодому человеку, спасти которого даже им не под силу. И именно этим щемящим чувством наполнено все стихотворение. первая часть которого построена, как рассказ от третьего лица. Сперва Лермонтов задает нужный настрой, повествуя о том, как на поверхности реки появилась русалка, которая хочет «доплеснуть до луны серебристую пену волны». Подобный сюжет автор рисует умышленно, так как уже с первых строчек хочет раскрыть перед читателями всю тщетность замыслов царицы речных глубин, которая не понимает, что ее мечтам не суждено сбыться. Это касается не только попыток дотянуться до небесного светила, которое со дна водоема кажется таким близким и желанным, но и стремления обрести счастье с земным мужчиной, заманив его всеми правдами и неправдами в свое подводное царство.

    Вторая часть стихотворения построена в виде песни русалки, которая жалуется на свою горькую судьбу и рассказывает о то, что красивый витязь – «жертва ревнивой волны» — не может вновь вернутся к жизни даже благодаря поцелуям главной герои и ее многочисленных подруг, которые безумно в него влюблены. Свой подводный мир русалка описывает с нежностью и волнением. рассказывая о том, на дне реки существуют «хрустальные города», которые населяют стаи золотых рыбок. И именно там покоится «витязь чужой стороны», который, несмотря на все попытки его оживить, остается «хладен и нем». При этом юная русалка сетует на то, что ей неведом секрет пробуждения таинственного витязя, который остается равнодушен к «страстным лобзаньям» прекрасных жительниц подводного мира. Он «не дышит, не шепчет во сне», что вызывает у русалки недоумение, смешанное с разочарованием и обидой.

    Песня-жалоба владычицы речных глубин адресована далеким облакам, которые проплывают по небу, безучастно взирая на ту, которая хотела уподобиться людям и познать радость любви. Однако ее молитвы никогда не будут услышаны, потому что для того, чтобы обращаться к Богу, необходимо иметь душу. Мораль, которую Лермонтов заложил в это стихотворение, имеет конкретного адресата, которым является его бывшая возлюбленная Екатерина Сушкова. Именно между ней и бездушной русалкой проводит поэт очень тонкую параллель, намекая на то, что этой женщине никогда не удастся вымолить у него прощение за все те низкие поступки и насмешки, которые Лермонтову довелось стерпеть от этой надменной красавицы. Впрочем, еще до того, как было написано это стихотворение, поэт сумел жестоко отомстить той, которая без малого 10 лет владела его сердцем. В очередной свой приезд в Москву он сделал все возможное, чтобы Екатерина Сушкова не только в него влюбилась, но и стала всерьез рассматривать кандидатуру поэта, являющегося богатым наследником, в качестве возможного супруга. Вот тогда-то Лермонтов публично разрушил ее надежды и заявил, что никогда не свяжет свою судьбу с женщиной, которая его недостойна.

    Послушайте стихотворение Лермонтова Русалка

    Темы соседних сочинений

    Картинка к сочинению анализ стихотворения Русалка

    знаменитых стихотворений о русалках | Примеры известной поэзии русалки

    Это примеры известных стихотворений о русалках, написанных некоторыми из величайших и наиболее известных поэтов современности и классики. PoetrySoup - отличный образовательный ресурс со знаменитыми стихами о русалках. Эти примеры иллюстрируют, как выглядит знаменитое стихотворение о русалке, а также его форму, схему или стиль (где это уместно).

    См. Также:


    Пушкин, Александр
     Дети, забегающие в избушку,
    Звонок отцу, в капле пота:
    «Папа, папа! Иди - есть
    Мертвец попал в нашу сеть."
    "Причудливые, причудливые выдумки ..."
    Ворчал их усталый Па,
    "Имейте воображение у этих бесов!
    Мертвеца, правда! ага-ха-ха ...
    
    "Ну ... ... Подробнее 

    Теннисон, Альфред Лорд
     I
    
    Кто бы был
    Ярмарка русалок,
    Пение в одиночестве,
    Расчесывать волосы
    Под водой,
    В золотом локоне
    С гребешком из жемчуга,
    На троне?
    
    II
    
    Я был бы ярмаркой русалок;
    Я бы спел себе ... Подробнее 

    Пушкин, Александр
     В лиственных рощах на берегу озера, монах
    Избавился от всех забот; там он прошел
    Его летние дни в постоянной молитве,
    Глубокие учебы и вечный пост.Уже скромной лопатой
    Старец выкопал себе могилу ... Подробнее 

    Китс, Джон
     Канун Святой Агнесы - Ах, это был горький холод!
     Сова, несмотря на все его перья, замерзла;
     Заяц хромал по замерзшей траве,
     И молчала стая в ... Подробнее 

    Грейвз, Роберт
     В детстве ходили слухи
     Из мира за нашей дверью -
    Ужасы в жизни человека
     Это шоссе держало в запасе.
    
    Печальной игры русалок
     В глубокой воде I...Подробнее 

    Лоуэлл, Роберт
     Это был город омаров в штате Мэн.
    каждое утро лодка с руками
    оттолкнулся за гранит
    карьеры на островах,
    
    и оставили десятки мрачных
    белые каркасные дома застряли
    как раковины устриц
    на холме ... Подробнее 

    Рич, Адриенн
     Впервые прочитав книгу мифов,
    и загрузил камеру,
    и проверил лезвие ножа,
    я положил на
    бронежилет из черной резины
    абсурдные ласты
    серьезная и неуклюжая маска.Я ... Подробнее 

    Йейтс, Уильям Батлер
     Русалка нашла плавающего парня,
    Выбрала его себе,
    Прижал ее тело к своему телу,
    Рассмеялся; и погружение
    Забыл в жестоком счастье
    Что тонут даже влюбленные .... Подробнее 

    фон Гете, Иоганн Вольфганг
     Вода хлынула, вода поднялась,
    
    Рыбак сидел рядом,
    В то время как на его линии в спокойном отдыхе
    
    Он бросил свой терпеливый взгляд.
    И когда он сидел и слушал там,
    
    Потоп был рассечён...Подробнее 

    Китс, Джон
     Душ погибших и ушедших поэтов,
    Что вы знали Элизиум,
    Счастливое поле или мшистая пещера,
    Лучше, чем таверна «Русалка»?
    Есть ли у вас пить больше хорошего?
    Чем мое домашнее канарейское вино?
    Или фрукты ... Подробнее 

    Цветаева, Марина
     Дети - так устрашающие глаза глядят,
    Озорные ножки на деревянном полу,
    Дети - солнышко в мрачных мотивах,
    Гипотезы счастливого мира наук.Вечный беспорядок ... Подробнее 

    Автор: Джон, Дэвид Ст.
     Это было в старину,
    Когда она тусовалась в каком-то месте
    Называется Клуб Зомби,
    Черное кабаре, которое понравилось полиции
    Время от времени совершать набеги. Как она
    Прошел через ... Подробнее 

    Айкен, Конрад
     I
    
    Девушка в комнате внизу
    Перед сном
    Играет на мандолине
    Она знает три простых мелодии.
    Насколько они неадекватны, чтобы рассказать, как ее сердце ...Подробнее 

    Йейтс, Уильям Батлер
     Подойди, мой милый панк,
    И держи меня в танце
    Что я могу оставаться трезвым человеком
    Хотя я напиваюсь досыта.
    Трезвость - жемчужина
    Это я очень обожаю;
    И поэтому держите ... Подробнее 

    Линдси, Вачел
     Однажды любил фею,
    Королева Маб это была. Ее голос
    Был похож на маленький фонтан
    Это заставляет птиц радоваться.
    Лицо ее было мудрым и торжественным,
    Ее волосы ... Подробнее 

    Не забудьте посмотреть наши замечательные стихи о Русалках.

    стихотворений «Русалочка» - Hello Poetry

    Это было в двадцатые годы, когда молодые люди были умными и веселыми,
    Флаппер покинул Саутгемптон на крейсере, направлявшемся в Бомбей.
    Ее жених был младшим офицером в Индии, в кавалерии.
    И она перебралась туда, намереваясь, чтобы он женился.

    Она делила каюту с девушкой, потому что денег было довольно мало,
    И хотя они познакомились как незнакомцы, у них все было хорошо.
    Флаппер встретил хороших людей, и все шло хорошо.
    Пока они не достигли экватора, и им пришлось «пересечь черту».

    Люди, которые раньше, никогда не пересекали экватор,
    Шествовали в маскарадных костюмах, а некоторых бросали в бассейн.
    Экипаж был одет как пираты, а один как король Нептун,
    И некоторые из пассажиров «пошли по доске», все это было сделано в шутку.

    Во время судебного разбирательства были выпиты коктейли и шампанское,
    И пираты, много пассажиров, в бассейн макнули.
    Выбранный для хлопушки костюм был костюм русалки,
    И, заложив ноги в хвост, она прыгала на параде.

    Из-за ограничивающего костюма ее не бросили в бассейн.
    Вот и приближалось время, воздух становился прохладным.
    Она подумала, что посмотрит на кильватер корабля, поэтому прыгнула на задний борт,
    И стояла там, попивая «Пунш Плантатора», балансируя на хвосте.

    Стоя там, под звездами, она смотрела на море,
    И увидела, что что-то выпрыгивает из воды, и гадала, что это могло быть.
    Затем, наклонившись дальше, чтобы попытаться выбраться,
    Она потеряла равновесие и упала за борт, не было времени даже кричать.

    Она рухнула на воду спереди и не могла ясно думать.
    Она была запыхавшейся и довольно пьяной из-за всей выпивки.
    Она изо всех сил пыталась удержаться на плаву, ее руки были все в цепях.
    И какое-то время ей помогал воздух, застрявший в хвосте.

    Вернувшись на борт корабля, ее помощница по каюте была пьяна,
    И не думала, что сможет вернуться на свою койку.
    Она пошла в салон и растянулась на софе.
    Потом закрыла глаза и заснула, пьяный маленький бездельник.

    Утром она проснулась и, пошатываясь, пошла к своей койке,
    С ужасной головной болью, уже не полной веселья.
    Она выпила немного «Алки Зельцер» в стакане воды.
    Потом снова заснула, не пропустив заслонки, хотя ей следовало бы.

    В море барахталась и думала, что утонет.
    Корабль не подавал никаких признаков поворота и неуклонно продолжал свой путь.
    Ее хвост медленно терял воздух и наполнялся морем.
    Ее последними мыслями, когда она начала тонуть, были: «Почему это происходит со мной?»

    Прошлая жизнь промелькнула перед ее глазами, это не заняло много времени.
    Она действительно вела спокойную жизнь и не сделала ничего плохого.
    «Это я исправлю, - думала она, - если когда-нибудь вернусь».
    Затем воздух вырвался из ее легких, и все стало черным.

    «Я на небесах?» были ее первые мысли, если предположить, что она мертва.
    Когда она услышала тихий голос, который ей сказал:
    «Я думал, что ты русалка, теперь я думаю, что ты смертный.
    Если бы я знал, я бы никогда не провел тебя через свой портал».

    Хлопушка изо всех сил пыталась сесть прямо, потому что ее ноги все еще были в хвосте.
    Она открыла глаза, попыталась разглядеть во мраке, а потом заплакала.
    «Скажите, пожалуйста, где я, что это за место?»
    Потом она изо всех сил старалась не кричать, когда перед ее глазами вырисовывалось лицо.

    В темноте он, казалось, светился фосфоресцентным светом,
    И это было причиной того, что он так ужасно испугался.
    Затем, когда она внимательно его изучила, она подумала, что это действительно мило.
    Итак, спросила: «Почему вы думали, что я русалка? Ты сошел с ума?"

    Лицо отодвинулось и посмотрело на нее, а затем она сказала:
    «Тебе совсем не любопытно узнать, что ты не мертв?
    К счастью для вас, я был на поверхности и смотрел на ваш корабль.
    Когда я увидел, что вы стоите и смотрите вниз, я увидел, как вы поскользнулись.

    «Я снова поплыл под водой, чтобы меня не было видно,
    И услышал, как ты плещется в воде, и подумал, что это значит.
    Затем, глядя на вас снизу, когда вы цеплялись руками,
    , к своему удивлению, увидел, что вместо ног у вас был хвост! »

    «Я не мог понять, почему русалка была на той лодке,
    И почему ты, казалось, не умел плавать или даже плавать.
    Потом ты начал тонуть, и твоих жабр я не видел,
    И ты явно не дышал, поэтому тебе нужна была моя помощь.«

    » Тогда я подумал о том, как быстро спасти твою жизнь.
    Я отбуксировал вас на морское дно и привел в мою пещеру.
    Здесь много воздуха, и я с облегчением позаботился об этом.
    Когда я положил тебя на кровать, ты начал дышать ».

    Хлопушка была шокирована этим и не могла поверить своим ушам.
    Она думала, что попала в ловушку сумасшедшего, и ее разум был полон страхов.
    Итак, сидя, она расстегнула ремень, который крепко держал ее хвост,
    Затем немного пошевелился и стянул его, так что теперь ее ноги были в поле зрения.

    «Русалок не бывает!» тогда заслонка закричала.
    «Почему вы держите меня в плену? О, ты меня не выпустишь?
    «Значит, ты действительно человек», - испуганно сказала русалка.
    «И я привела тебя сюда, в свой дом! Я действительно боюсь ».

    «Я не верю в русалок», - снова завыла хлопушка.
    «Пока я видел только твое лицо, я не видел хвоста».
    Русалка сказала дрожащим голосом: «Если ты этого хочешь».
    Затем она легла на кровать и взмахнула хвостом.

    «Нет-нет, это просто ваше маскарадное платье, как у меня для парада», - сказала
    Шлепок и, как русалка, очень испугалась.
    Они оба сели и посмотрели друг на друга, по их лицам текли слезы.
    И каждый, жалея друг друга, друг друга, обнимает.

    Когда они обнялись вместе, они начали успокаиваться,
    И хлопушка сказала русалке: «Я думаю, что
    вы проявили великое сострадание, спасая меня и благополучно доставив сюда».
    И хотя она была охвачена эмоциями, ей удавалось говорить искренне.

    Русалка сказала: «Ты дрожишь, могу ли я проявить смелость.
    Что, спросить, не боишься ли ты еще?» Хлопушка сказала: «Мне холодно.
    Я дрожу, чтобы согреться, моя одежда промокла и промокла.
    Русалка сказала ей: «Я знаю что, я куплю немного сухой одежды».

    Сползая с кровати в бассейн, она поскользнулась,
    И подплыла к дальнему краю пещеры, и там она схватила чемодан.
    Перевернувшись на спину, она уравновесила его на груди,
    Затем подплыла к хлопушке, которая надеялась, что она не раздавила ее грудь.

    Откидная створка помогала поднять тяжелый чемодан на кровать.
    «Надеюсь, ты не поранил себя, когда принес его сюда», - сказала она.
    «О нет, - ответила русалка, - я сильнее, чем выгляжу».
    Затем она открыла его, и изнутри достало несколько предметов одежды.

    Затем хлопушка задумчиво сказала, слегка нахмурившись:
    «Я надеюсь, что это дело не исходило от человека, который утонул».
    «О нет!» сказала русалка, как она думала,
    «Я часто нахожу вещи с кораблей, которые упали за борт.

    Затем хлопушка быстро сняла всю промокшую одежду,
    И подняла кружевной носовой платок, и высморкалась на нем.
    Она вытерлась полотенцем и, перебирая одежду,
    выбрала шелковые трусики и бюстгальтер без бретелек.

    Потом заслонка заметил, что русалка совсем голая.
    Она, очевидно, не стала бы носить трусики, поэтому протянула бюстгальтер.
    «Что это?» Русалка спросила: «Ты носишь его на голове?»
    «Повернись, подними руки вверх, я тебе покажу», - сказал хлопушка.

    Русалка развернулась и высоко подняла руки,
    В то время как хлопушка встала на колени позади нее, обняв ее, пытаясь попытаться
    Надеть на нее бюстгальтер, и хотя она старалась изо всех сил,
    Ей удалось, непреднамеренно, в каждой рукой обхватить грудь.

    И хлопушка, и русалка застыли на том месте.
    Хлопушка почувствовала красный румянец, румянец на ее лице.
    Русалка медленно опустила руки, каждая прикрыла ладонь хлопушки.
    И она пробормотала: «Что ты делаешь? Я просто не понимаю.

    Руки хлопушки были зафиксированы на месте, и русалка откинулась назад.
    Хлопушка почувствовала, как ее член сплющился, когда русалка раздавила ее стойку.
    Русалка пробормотала: «Не одевайся, я придумаю получше.
    Почему бы нам не лечь вместе? Я тебя согрею в постели.

    Русалка отпустила руки хлопушки и медленно повернулась.
    Затем она увидела глаза хлопушки, смотрящие в землю.
    Откидная створка заговорила. «Я знаю, что ты любезно отнесся к этому предложению, хотя
    Я очень польщен, но в Индии я красавчик.»

    « Я ехал на встречу с ним в Бомбее, чтобы жениться.
    Я бы еще был в пути, если бы круиз не закончился выкидышем.
    Ты был так добр ко мне и сумел спасти мою жизнь.
    Теперь ты поможешь мне на моем пути, чтобы я могла быть женой? »

    Русалка выглядела недовольной, однако она согласилась,
    Хотя и довольно неохотно, а затем заговорила так, чтобы ее услышали,
    «Я постараюсь вам помочь, хотя мы должны отложить.
    В это время дня на улице будет много акул.

    «Если я выведу вас на улицу сейчас, чтобы попытаться вернуть вас,
    Есть реальный шанс, что акулы нападут на них.
    Почему бы тебе не закончить сушиться и не найти одежду, чтобы одеться,
    А потом лечь обратно на кровать и попытаться немного отдохнуть? "

    Девушка начала одеваться, надела бюстгальтер,
    И помогла русалке одеть его, которая чувствовала себя неловко без одежды.
    Когда хлопушка встала и ступила на трусики,
    Русалка не могла не смотреть, ее глаза метались вверх и вниз.

    «Пожалуйста, покажи мне, как ты пользуешься ногами», - умоляла русалка,
    «Странно видеть, как ты стоишь, а не лежишь на полу».
    Хлопушка согнулась и растянула колени, чтобы показать, как они работают.
    Затем повернулся, присел на корточки и заставил ее задергаться.

    Затем, когда хлопушка, расставив ноги, на кровати встала на колени,
    Русалка, протянув руку, между этими ногами действительно почувствовала.
    А затем очень медленно потерла руку взад и вперед,
    И пробормотала: «Должно быть, это очень странно, потому что у тебя нет хвоста.

    Лоскут дрожащим голосом сказал: «Для меня это вполне нормально.
    А что насчет вас? Могу я внимательно рассмотреть твой хвост? "
    И с этим хлопушка распласталась на кровати.
    Затем на хвост русалки мягко положила ее голову.

    Она положила руку на хвост и погладила его вверх и вниз,
    И, чувствуя, как он изгибается, слегка нахмурилась.
    Она казалась гладкой, когда ласкала ее вниз, и грубой в другую сторону.
    А потом русалка выгнула спину и внезапно начала брызгать.

    Откуда-то из передней части хвоста вырвался носик.
    То, что русалке это понравилось, у хлопушки не было сомнений.
    Струя жидкости утихла, и русалка застонала,
    И по комнате разлился довольно приятный запах.

    Жидкость залила заслонку, которая не знала, что делать.
    Хотя, когда она вытирала волосы, они вспенивались, как шампунь.
    Она натерла его до пены, и вымыла и свое тело.
    И почувствовала себя совершенно освеженной, как если бы она умылась росой.

    Она встала, сняла нижнее белье, потому что подумала, что ей следует
    Сполоснуть великолепный душ русалки, умывшись в некоторой воде.
    Она подошла к расщелине в пещере, где вода стекала ручьями.
    И, ополаскивая лицо и шею, она почувствовала пару жабр.

    В шоке она отшатнулась и упала на пол,
    Там, где ее ноги срослись в хвост, которого раньше не было.
    Она посмотрела на него с ужасом, а затем со страхом заплакала.
    Когда тут же русалка легла рядом с ней.

    Русалка обняла ее и покатилась по полу,
    Притянула заслонку к краю бассейна и толкнула ее, прежде чем
    Сама соскользнула в воду и потянула заслонку под себя,
    Где, к себе сюрприз, хлопушка могла дышать, это действительно было чудо.

    Заслонка висела в подвешенном состоянии, парила там в шоке.
    Затем, постепенно осознав, что с ней все в порядке, начал подведение итогов.
    Думая, что теперь, возможно, она будет плавать, как рыба,
    Она собрала силы и взмахнула хвостом.

    Невольно она хлопнула хвостом изо всех сил, что у нее было,
    И, оказавшись лицом к лицу с дверью пещеры, она выстрелила прямо в нее.
    Затем, выйдя при дневном свете, она недоверчиво уставилась на всю впечатляющую морскую жизнь вокруг рифа.

    Кораллы были в изобилии, насколько мог видеть глаз,
    Различных форм и цветов, как красивый сад
    Разложенный на морском дне, с плавающими вокруг рыбками,
    Каждый из них сделал его своим домом; морская жизнь действительно изобиловала.

    Русалка схватила заслонку и взяла ее за руку,
    Затем сказала ей: «Я запуталась, я просто не понимаю
    Как ты стала русалкой, потом я увидел, что ты не можешь дышать,
    Я толкнул тебя под воду, чтобы тебе было легче ».

    «Я понял, что у вас выросли жабры, и вы не можете дышать воздухом,
    Итак, я подумал, что лучше всего находиться в воде, потому что именно там
    Мы, русалки, живем, так что это место, где вам лучше быть».
    «Спасибо, ты снова спас мне жизнь», - с благодарностью сказал хлопушка.

    Затем, все еще озадаченные, они поплыли, взявшись за руки,
    Русалка, помогая хлопушке, пока она не могла понять
    Как правильно использовать свой хвост, чтобы контролировать, где она плавала,
    И делать хорошо регулировки, используя хвостовой плавник.

    В конце концов хлопушка устала, и они оба поплыли обратно в пещеру.
    Хлопушка взяла на себя инициативу, потому что у нее есть ловкость.
    Как управлять своим хвостом и регулировать направление и скорость. ударил ее в воздухе, ее легкие, которые ей понадобятся.

    Они достигли пещеры, и, находясь в бассейне, хлопушка русалке сказала:
    «Как я собираюсь дышать воздухом? Я не могу вбить это себе в голову ».
    Русалка ответила: «Думаю, тебе стоит попробовать, мы, русалки, справимся хорошо.
    Просто старайтесь делать то, что дается естественным путем, это будет лучший способ ».

    «За пенни, за фунт», - храбро объявил заслонка.
    Она вытащила себя, потом подавилась, русалка по спине ударила ее.
    Заслонка закашлялась, ахнула и закричала с облегчением:
    «Думаю, со мной все будет в порядке, мои легкие начали дышать.

    Они оба лежали молча, думая о том, что произошло.
    Затем хлопушка повернулась к русалке, и она сказала: «Эти последние
    Несколько часов, которые я провела с тобой, были как во сне.
    Я устал, пора спать? Думаю, вы понимаете, о чем я! "

    Они залезли в кровать и вместе съежились.
    Русалка обняла заслонку, и они вместе прижались друг к другу.
    И на этот раз, когда они вдвоем лежали вместе в покое,
    Это была теперь русалка, которая обхватила грудь хлопушки.

    Русалка спросила: «Помнишь, когда ты гладил меня по хвосту, и я хлестал?»
    Хлопушка смутилась и снова покраснела.
    Русалка сказала: «Было действительно здорово, не хочешь попробовать?»
    Хлопушка ответила: «Боюсь, уже слишком поздно, и вот почему».

    «Это был бы опыт, который я действительно хотел бы попробовать.
    Однако сейчас уже слишком поздно, потому что, когда мой хвост высох,
    я почувствовал, что он претерпел метаморфозы, пощупай, умоляю ».
    Русалка протянула руку и нащупала ногу хлопушки.

    Тем не менее, она погладила его и потерла вверх и вниз,
    И случайно дотронулась до волос, от чего она тогда нахмурилась.
    «Я думаю, у вас возникла проблема, вам лучше услышать ее от меня.
    Застрял между ног. Кажется, это морской анемон.

    Хлопушка вспомнила, когда в последний раз чувствовала себя русалкой.
    Она была в шелковом платье, поэтому казалась гладкой и стройной.
    Теперь, она вернула свои ноги, которые были абсолютно голыми,
    И, конечно же, вместо того, чтобы чувствовать шелк, русалка нащупала свои волосы.

    «На самом деле это не анемон, это моя ... завивка.
    Я привыкла к этому, просто так оно и есть.
    Я стараюсь поддерживать его аккуратно подстриженным, поэтому их не так много,
    Кроме того, я думаю, что он там, чтобы защитить вход в мой грот.

    «Когда вы говорите, что у вас есть грот, я предполагаю, что вы имеете в виду пещеру.
    Он такой же большой, как этот, вмещающий все твои сокровища? "
    Откидная створка ответила русалке: «О нет, она очень маленькая,
    И хранимая в ней в безопасности - это мое самое ценное достояние из всех.

    «Я тщательно охранял его, чтобы он не потерялся.
    Я ожидаю, что мой муж получит его в ближайшее время, самое большее через несколько недель.
    Итак, моя дорогая русалка, пока я не стану невестой,
    Никто и никогда не узнает, что я храню внутри ».

    Русалка осторожно разгладила «кудри» и сказала: «Я понимаю.
    А ты не думаешь, что пора вернуть тебя на сушу? "
    Я хотел бы помочь вам, и я думаю, что знаю способ
    Быстро доставить вас в целости и сохранности до Бомбея.

    «Спасибо, - ответил заслонка, - но, если можно,
    я бы хотел пойти в другой порт, перед Бомбеем.
    Тогда, если это вообще возможно, я могу вернуться на свой круизный лайнер там,
    И позвольте мне взять кое-что из вашей одежды, чтобы меня не было на

    Русалка - Поэма лорда Альфреда Теннисона

    I

    Кто бы мог быть
    Ярмарка русалок,
    Пение в одиночестве,
    Расчесывать волосы
    Под морем,
    В золотом завитке
    С жемчужной гребешкой,
    На троне?

    II

    Я был бы ярмаркой русалок;
    Я пел про себя весь день;
    Я расчесывала волосы жемчужной расческой;
    И все же, расчесываясь, я пел и говорил:
    «Кто это любит меня? кто не любит меня?
    Я бы расчесывала волосы, пока мои локоны не опадут
    Низкий, низкий, низкий,
    Из-под моей звездной короны из морских бутонов
    Низкий, вниз и вокруг,
    И я должен выглядеть как золотой фонтан
    Прыгающий в одиночестве
    С пронзительным криком внутренний звук
    Над престолом
    Посреди зала;
    До той огромной морской змеи под морем
    От его свернутых спиралью снов в центральных глубинах
    Медленно блуждает семерично
    Обойдите зал, где я сижу, и загляните в ворота
    С его большими спокойными глазами от любви ко мне .
    И все водные под морем
    Чувствовали бы свое бессмертие
    Умерли в своих сердцах от любви ко мне.

    III

    Но ночью я блуждал прочь, прочь,
    Я швырял по бокам свои слабовыпадающие локоны,
    И легонько прыгал с трона и играл
    С водяными в скалах и из скал;
    Мы будем бегать взад и вперед и прятаться,
    По широким морским просторам в малиновых раковинах,
    Чьи серебристые шипы ближе всего к морю.
    Но если бы кто-нибудь приблизился, я бы звал и визжал:
    И, спускаясь по крутому склону, как волна, я прыгал бы
    С алмазных выступов, которые выступают из лощин;
    Ибо меня не будут целовать все, кто перечислит
    Смелых веселых водолазов под водой.
    Они будут судиться со мной, и ухаживать за мной, и льстить мне,
    В пурпурных сумерках под морем;
    Но царь их всех понесет меня,
    Ухаживает за мной, и завоюет меня, и женится на мне,
    В разветвленных яшмах под морем.
    Тогда все засохшие вещи, которые будут
    В бесцветном мхе под морем
    Безмолвно обвиваются вокруг моих серебряных ног,
    Все ищут любви ко мне.
    И если бы я громко воспевал с высоты
    Все раздвоенные, рогатые и мягкие
    Высовывались бы из полой сферы моря,
    Все смотрели вниз в поисках любви ко мне.

    Русалки Марианны Борух

    Заклинание рта

    опасно, когда они темнеют кружить над лодками в

    своей самой блестящей податливой броне.

    Концепция рыба выравнивание с девушкой

    или любовь со смертью

    сбить мужчин в море, искушение

    запутано в предложение ,

    плюс несоответствие как в отличии от

    очень нравится, прямиком на дно.

    Ни одно уравнение никогда не было таким крутым.

    Это люди, которые войдут в заклинание

    до изнеможения, как погода, как волны,

    прилив, приближающийся к , если , отпускание затем

    по китовой дороге в компании из

    дельфин, единственное другое животное, как мне сказали,

    , которое может делать это исключительно для удовольствия. Это.

    Вы понимаете, о чем я. Нижняя половина

    aglitter, верхняя половина умна, как прекрасна

    иногда, убийственные красотки, их заговор

    и решимость, и почему бы не

    сделать этих парней хорошими, развратниками.

    Увидеть вообще в кружении, услышать

    что может кто угодно

    в реве ветра и слабом свисте -

    не беспокойтесь о девчонках проницательных

    как причудливых, легендарных

    до ядра. Не надо. Но ведь это тоже их заклинание

    , не так ли? Заперт там.

    Выровнено с пением, ослепляет

    , почерневший как бритва зеленый. Не то чтобы они

    упускают из виду, что такое человек , или знают какой-то конец

    вод, наполовину рожденных, откуда

    они смотрят вверх.

    Люди в лодках, так устали от путешествия.

    Мужчины сошли с ума с синим,

    с огромным, с пристальным взглядом

    все время до того же самого на одного и того же до

    теперь они злые. После этого маленький.

    Там простор. Здесь

    раздолье. Мужчины смотрят вниз. Болит

    несоосность - великолепная

    приманка, которая скрывает свой крючок, стальная сладкая

    до о мой бог , дуришка

    триумфально, все ниже и я


    ?

    Поэма о русалке Шела Сильверстайна

    Эй, когда я был мальчишкой в ​​рыбацком городке, мне сказал старик
    Вы можете провести свою веселую жизнь, просто плывя по морю
    Теперь вы можете искать в мире красивых девушек, пока ваши глаза не станут слабыми и тусклыми
    Но не купайтесь с сыном-русалкой, если не умеете плавать
    Если не умеешь плавать
    Волосы у нее зеленые, как водоросли, а кожа голубая и бледная
    И я говорю вам сейчас, прежде чем вы начнете, вы можете любить эту девушку всем своим сердцем
    Но тебе просто понравится верхняя часть, тебе не понравится хвост

    Итак, я подписался на китобойный корабль и в свой первый день в море
    Я увидел русалку в волнах, тянущуюся ко мне
    Давай живи со мной в море сказала она и вниз на дно океана
    Я покажу вам миллион чудесных вещей, которые вы никогда не видели раньше
    О, вы никогда не видели раньше
    Итак, я перепрыгнул, и она потянула меня на свое ложе из морских водорослей
    И подушку сделанная из панциря черепахи, она поместила мне под голову
    Она кормила меня креветками и икрой на серебряном блюде
    От головы до талии она была мне по вкусу, но нижняя часть была рыбой
    О, ее нижняя часть была рыбой
    О, ее волосы были зелеными, как водоросли, ее глаза были голубыми и бледными
    И я любил эту девушку всем сердцем Я поклялся, что мы никогда не расстанемся
    Но я знал, что спина была не слишком умной, потому что мне не нравился хвост

    И вот однажды когда я поднял глаза, я увидел парусный корабль
    И я встретил взгляд миллиардера онер на рыбалке
    Кольцо с бриллиантом, которое он привязал к веревке и опустил в воду
    И моя божественная любовь, она взяла его удочку, и так он ее поймал
    Да, именно так он поймал ее
    Так что я сидел и плакал, чтобы волна была такой же, как у моллюсков и китов.
    Как мне не хватало моей любви, ее волосы из морских водорослей и серебристый блеск ее чешуи.
    В этот момент ее сестра проплыла мимо и заставила мое сердце закружиться.
    Потому что ее верхняя часть была уродливой старой рыбой, но нижняя часть была девочкой
    Да, нижняя часть была девочкой
    Да, ее колени розовые и розовые, а пальцы на ногах маленькие и хрупкое
    Ее тело - это произведение искусства, и я люблю эту девушку всем сердцем
    И мне наплевать на верхнюю часть, и так я заканчиваю свой рассказ. «Пятидесяти минутная русалка»

    Фанни Фекете-Надь

    Широко известная современная поэтесса на ирландском языке Нуала Ни Домнайл впервые опубликовала свою длинную цепочку стихов о русалках в качестве заключительного раздела своего сборника 1998 года Cead Aighnis .Позже этот эпизод был преобразован в двуязычный том под названием The Fifty Minute Mermaid (2007) с переводами Пола Малдуна, одного из самых плодовитых переводчиков Ни Домнайла. Тридцать шесть стихотворений, посвященных русалкам в The Fifty Minute Mermaid , образуют свободно построенное, часто фрагментарное повествование, в котором подробно описывается борьба группы murúcha , или мерфолков, которые покинули свой дом в море при трудных обстоятельствах и начали новую жизнь на суше.Причины ухода водяных остаются неясными; они, кажется, отрицают, подавляют, а затем, в результате, медленно забывают свою прошлую жизнь. Неспособные найти свое место среди наземных людей, подавленное прошлое русалок преследует их, вызывая беспокойство, беспокойство и конфликты между старым и новым поколениями русалок. Продуманный подход Ни Домнайла к образу русалки вызвал широкий круг критических откликов: Хироко Икеда обсуждал вопросы языкового использования и перевода, Риона Ни Фригиль интерпретировала эти стихи как литературные представления различных проблем прав человека, а Кэри Шей в последней главе. из ее монографии о поэте, О русалках и других, проанализировала последовательность стихотворений с психоаналитической и феминистской точек зрения.

    Эта статья фокусируется на отношении мерфолков к своему забытому прошлому, подчеркивая многослойные процессы запоминания и забвения, которые приводят к стиранию таинственного прошлого из общественной памяти к концу The Fifty Minute Mermaid . Во-первых, статья исследует неспособность русалок выразить свои прошлые переживания словами, опираясь на теории Бесселя ван дер Колка о психологической травме из книги «Тело сохраняет счет » (2014). Во-вторых, в статье исследуется опыт молодых поколений русалок и влияние, которое на них оказало подавление прошлого их родителями, с использованием концепции пост-памяти Марианны Хирш, как она определена в книге The Generation of Postmemory (2012).Наконец, концепция «невнимания» историка Гая Байнера, которая была применена к трагическим историческим событиям в ирландской общественной памяти, используется для описания долгосрочных последствий безумных отношений русалок с их прошлым. Эти концепции, связанные с процессами памяти мерфолков Ни Домнайла в The Fifty Minute Mermaid , помогают нам понять, как стихи действуют как предупреждение против подавления общих воспоминаний и потери связи с общим прошлым, какой бы травматичной она ни была события могли быть.

    Ní Dhomhnaill хорошо известна своим новаторским использованием фольклорных материалов, которые стали неотъемлемой частью ее поэтического мира. Фрэнк Сьюэлл утверждает, что для Ни Домнайла «пересказ сказок народного типа дает возможность артикуляции, предлагает способ выражения невыразимого иным образом невыразимого или, возможно, невыразимого» (40). «Расширенная метафора русалки», если использовать фразу Ни Фригила, является, пожалуй, наиболее многогранным примером этого «способа выражения», поскольку фигура русалки часто олицетворяет именно неспособность говорить или выражать свое мнение (112).Это можно увидеть в «An Mhaighdean Mhara» из первого сборника поэта, Cead Aighis (1981). Это раннее стихотворение основано на типичной ирландской сказке под названием «Человек, который женился на русалке» фольклориста Бо Альмквиста (5). В коротком стихотворении, позже переведенном Майклом Харнеттом как «Русалка», говорящая от первого лица, русалка, рассказывает, как люди, пытающиеся нарушить ее молчание, оскорбляли ее (Ní Dhomhnaill, Selected Poems 52-55). Cead Aighnis, Ní Dhomhnaill из коллекции 1998 года, продолжает тему молчания, как указано в ее названии, которое переводится как «разрешение говорить.Здесь последовательность русалки, которая должна была стать The Fifty Minute Mermaid в 2007 году, появилась вместе с рядом стихотворений и переводов, которые прямо отражают недавние международные конфликты и нарушения прав человека (Ní Fhrighil 112).

    Эти стихотворения, такие как «Dubh» и «An Obair», обращаются к трагедиям, в которых молчание считается морально неправильным. Три стихотворения из первой части Cead Aighnis , включая «Dubh / Black» и «An Obair / The Task», остаются частью The Fifty Minute Mermaid , но в итерации 2007 года наблюдается явное смещение фокуса.В то время как Cead Aighnis в основном связан с конкретным историческим контекстом, The Fifty Minute Mermaid более универсален. Как заявила Нуала Ни Домхнаилл в своем выступлении в 2014 году, последовательность с русалкой была о «любой потере, потере, вызванной вынужденной эмиграцией, синегланадом или этнической чисткой, травмой в целом» («Нам нужно поговорить о Ирландия"). В этом более общем контексте продолжающаяся тема тишины трансформируется в The Fifty Minute Mermaid в русалок, лежащих, прядущих пряжу, подавляющих и отрицающих прошлое, которое для них невыразимо.Начавшись как единое короткое стихотворение, а затем развившись в сложную последовательность, фигура русалки и повествовательная структура, сплетенная вокруг нее, позволяют поэту взаимодействовать с последствиями молчания.

    Молчание о прошлом принимает множество форм в The Fifty Minute Mermaid и Ни Домнайл предлагает ряд объяснений этого молчания в своих стихах. Одно из возможных объяснений состоит в том, что русалки получили травму, из-за которой они не могли говорить о пережитом.Ван дер Колк описывает, как травма может сделать воспоминания невыразимыми:

    Все травмы довербальные. […] Даже спустя годы травмированные люди часто испытывают огромные трудности, рассказывая другим людям, что с ними случилось. […] Травма по своей природе доводит нас до предела понимания, отрезая нас от языка, основанного на обычном опыте или воображаемом прошлом (н.п.).

    Если русалки были травмированы, могло показаться, что они не могут вспомнить причину, по которой они покинули море.На самом деле у них есть воспоминания об этом событии, но они не могут выразить их словами. Например, в «Admháil Shuaithinseach / A Remarkable Admission» мерфолки утверждают, что они «прошли через какую-то этническую чистку» ( The Fifty Minute Mermaid 87). [1] В начале «Бунмхиотас на Мурух / Основополагающий миф» мы читаем: «Они бежали от чего-то. Это все, что они помнят »(45). В обоих случаях предположительно катастрофическое событие, которое заставило русалов покинуть море, упоминается вскользь и неопределенно.В обеих цитатах фраза отстранена и бесстрастна, передавая ощущение, что русалки изо всех сил пытаются выразить свой опыт словами. Возможно, наиболее подробное описание травмы дано в «Na Murúcha agus an Ceol / Мерфолк и музыка» после того, как русалка выходит из себя, когда она слышит, как другие слушают громкую музыку. Рассказывая об этом эпизоде, рассказчик конкретно заявляет: «В основе всего этого, конечно же, лежит травма от того, что они остались в высоком и сухом состоянии» (107).Звуки музыки, по словам рассказчика, внезапно вернули русалке воспоминания о начальном трудном периоде после прибытия на сушу. Сама русалка, однако, не признает своего бедствия, а вместо этого восстает против своих друзей. Однако ее реакция в этом стихотворении не уникальна: русалки Ни Домнайла часто враждебно реагируют на вопросы об их прошлом. Хотя может случиться так, что они не могут вынести напоминаний о своих травмирующих переживаниях, их враждебные реакции и их упорное молчание отдаляют их от других, запрещая любые попытки исцеления или примирения.

    Удивительно, но учитывая это молчание, русалки передают подробные рассказы о своем происхождении в двух стихотворениях. Эти рассказы, однако, являются двусмысленным присвоением историй из христианской традиции: «Бунмхиотас на Мурух / Основополагающий миф» - это переписывание истории из четырнадцатой главы Книги Исход; в то время как «Миотас Бунаид Эйле / Другой основополагающий миф» предполагает, что предки русалок были духами, которые были сброшены с небес и упали в море, приземлившись в попытке вернуться на небеса.Хотя эти стихи изначально, кажется, не соответствуют идее о том, что русалки пережили травму, ван дер Колк предполагает, что травмированные люди часто демонстрируют подобное поведение. Он утверждает, что:

    большинство выживших […] придумывают то, что многие из них называют своей «историей прикрытия», которая предлагает некоторые объяснения их симптомов и поведения для общественного потребления. Эти истории, однако, редко отражают внутреннюю правду переживаний (н.п.).

    Два адаптированных традиционных повествования в этих двух стихотворениях можно рассматривать как «прикрытия» для русалок, которые они рассказывают, чтобы не говорить о «внутренней правде» своего прошлого опыта.Ван дер Колк описывает эти прикрытия как защитные механизмы, а мифы, рассказываемые русалками, похоже, предлагают им безобидные способы избежать травмирующих воспоминаний. Эти истории, однако, иногда имеют негативные последствия в The Fifty Minute Mermaid. В «Na Murúcha ag Ní a gCeann / Мерфолк и мытье волос» рассказывается тревожная сказочная история, объясняющая, почему русалки редко моют волосы и почему, если они это делают, это должно быть до захода солнца. Это, опять же, можно рассматривать как прикрытие, рассказываемое вместо реальной причины, по которой русалки одержимо избегают воды.Влияние рассказа выражено в последних строчках:

    Эту историю до сих пор рассказывают, чтобы
    пугали живые дневные
    молодых самок этого вида (67).

    Здесь старшие поколения, возможно, невольно, передают необъяснимую тревогу своим детям через эту легенду. Хотя эти истории могут помочь старшему поколению справиться с болезненным прошлым, для молодого поколения они становятся еще одной формой молчания для молодых поколений.Они не могут дать никаких объяснений относительно тревожного прошлого, что приводит их в замешательство и тревогу.

    Рассмотрение концепции пост-памяти Марианны Хирш по отношению к стихотворениям Ни Домнайла делает более очевидным влияние этих историй на молодые поколения русалок. Термин «пост-память» относится к переживаниям детей, переживших историческую травму. Хотя молодое поколение не знает этого на собственном опыте, эта травма может глубоко повлиять на их жизнь через воспоминания родителей.Хирш утверждает, что дети могут быть травмированы фрагментами воспоминаний, которые они слышали от своих родителей; они могут бояться того, чего боятся их родители, не зная почему. Рассказывая о произведении Арта Шпигельмана Maus, Хирш отмечает, что в тексте Шпигельмана «жестокие переживания отца могут приобрести статус сказки, кошмара и мифа» (46). Это унаследование тревог происходит в фильме «На муруча аг Ни а гкинн / Мерфолки и мытье волос», где страх старшего поколения перед водой превращается в пугающую историю, которая, в свою очередь, порождает еще более необъяснимый страх у их дочерей.

    Другой пример эффектов пост-памяти можно найти в «Cuimhne an Uisce / A Recovered Memory of Water», [2] , где дочь русалки испытывает странные галлюцинации о том, что ее ванная комната наполняется водой, вероятно, результат фрагментированных воспоминаний ее родители перешли к ней невольно. Эти воспоминания вызывают у дочери русалки «ужасное чувство стресса» (31). Она обращается за помощью к психиатру, но оказывается не в состоянии описать то, что с ней произошло, потому что у нее просто «нет терминологии» (31).Этот пример показывает настоящую опасность отношения старшего поколения. Не имея возможности избежать передачи фрагментов своих воспоминаний детям, старшее поколение, тем не менее, отказывается признавать свою травму и использует странные сказки, чтобы скрыть все словесные следы реальности прошлого, тем самым навсегда мешая своим детям разрешить унаследованные страхи. Молчание женщины в "Cuimhne an Uisce / A Reved Memory of Water" - результат молчания ее родителей о прошлом.Хотя она хочет рассказать о своем опыте, она не может, и поэтому тревоги, которые она унаследовала от своих предков-русалок, будут продолжать преследовать ее.

    В некоторых стихах говорится, что русалки в какой-то момент могут вспомнить больше из своего прошлого, и их молчание в этих случаях является сознательной стратегией, а не психологическим результатом травмы. Отношение русалок к своему прошлому можно рассматривать как форму того, что Гай Байнер называет «забвением». По словам Байнера, невнимание - это обычное слово в Ольстере, которое «часто подразумевает нежелание вспоминать» и может означать «притвориться, что забыл».Он продолжает: «Практики забвения секретов захоронений, которые могут быть раскопаны только с трудом» (30). Невоспоминание демонстрируется в «An Mhurúch agus Focail Áirithe / Русалка и некоторые слова». В этом стихотворении русалка, когда была маленькой, собрала несколько сказок, «заклинаний, старых молитв, загадок и тому подобное» о прошлом от своих родственников, которые сейчас спрятаны в архивах университетской библиотеки (79). Русалка, ставшая старше, кажется, не придает никакого значения «этим старым суевериям или каким-либо старым традициям» (79).Вместо этого она отрицает какую-либо связь с рукописью, или, как выразился рассказчик: «она предпочла бы пережить сильное кровотечение из носа, чем признать, что когда-либо участвовала в его написании» (79). Русалка здесь демонстрирует явное нежелание вспоминать; она делает вид, что полностью забыла о своем детском увлечении прошлым, и решает умолчать о своих воспоминаниях во взрослой жизни. Единственная причина, по которой ее воспоминания могут быть восстановлены другими, заключается в том, что они сохраняются в письменной форме.

    В более ранней статье Байнер предполагает, что « raison d’être невоспоминания - это удаление памяти из публичной сферы, а не ее полное стирание» («Ирландские исследования» 311).Он утверждает, что «непокорные воспоминания сохраняются наедине, на грани общественного молчания» (308). Таким образом, после прочтения Байнера, невнимание не стирает сразу воспоминания, которые могут сохраняться скрытыми способами. В двух стихотворениях, «Leide Beag / A Tiny Clue» и «Leide Beag Eile / Another Tiny Clue», русалка вспоминает колыбельные и благословения из своего морского наследия, когда она думает, что она одна со своим младенцем или когда ее ребенок находится в опасности. смерти. В отличие от прямого отрицания воспоминаний в «An Mhurúch agus Focail Áirithe / Русалка и некоторые слова», здесь русалка позволяет своим воспоминаниям об их более ранней жизни в море вновь всплыть в интимной частной обстановке.Такие экземпляры в коллекции оставляют некоторую надежду на то, что воспоминания русалок о прошлом могут все еще сохраняться, хотя и в фрагментарной форме, скрытые от посторонних глаз.

    «Spléachanna Fánacha ar an dTír-fó-Thoinn / Некоторые наблюдения на суше под волнами», последнее стихотворение тома, посвящено восстановлению прошлого, как и «Cuimhne an Uisce / A (Reved) Memory of Water». . » Здесь попыткам рассказчика больше узнать о таинственном острове, откуда, возможно, произошли русалки, мешает нежелание русалки вспомнить:

    Наша русалка знает, где находится этот остров.
    Это единственное, в чем я точно уверен.
    На одном этапе своей жизни она даже описала вход в него […].
    Хотя она, вероятно, была свидетельницей многих темных дел -
    из них я почти уверен - теперь она
    совершенно о них не думает.
    Она гораздо более склонна предлагать, насколько прекрасна тишина (159).

    При этом последняя надежда найти старый дом русалок потеряна навсегда, и последняя строфа описывает его как «целый мир, который исчез из памяти» (161).В мире The Fifty Minute Mermaid отрицание и практика «забвения» приводят к тому, что русалки полностью отрезаны от своего прошлого. Процесс забывания, происходящий в коллекции, напоминает то, как Байнер описывает последствия широко распространенного забвения в сообществе, называя это явление «социальным забыванием»:

    практики социального забывания также могут быть возрождены, поскольку они могут быть переданы второму поколению (и последующему) способом, аналогичным тому, что было названо postmemory, тем самым создавая межпоколенческие традиции, которые способствуют устойчивой культуре социального забывания («Ирландские исследования» 313).

    Мы видели, что унаследованные фрагментарные воспоминания могут преследовать и травмировать молодое поколение русалок, но последние стихотворения сборника предполагают, что унаследовать полное молчание о прошлом также не менее болезненно.

    The Fifty Minute Mermaid демонстрирует, как отношение старшего поколения к своему прошлому передается будущим поколениям в виде страхов и фрагментов воспоминаний. На всем протяжении Ни Домнайл подчеркивает проблемы, вызванные подавлением прошлого и забвением, используя сложную воображаемую структуру, которая позволяет ей исследовать эти проблемы, не ограничивая объем эпизода одним историческим или культурным контекстом.Отношение русалок к прошлому, хотя и различное, не позволяет им и их детям примириться со своим прошлым. Их молчание, будь то результат неспособности говорить из-за травмы или результат сознательного подавления, постепенно заставляет их терять связь с прошлым и приводит к стиранию их воспоминаний. Таким образом, стихи читаются как предупреждение против негативного отношения к прошлому и забвения. Они показывают, что такое отношение не только причиняет страдания тем, кто отказывается вспоминать, но может нанести вред будущим поколениям и, в конце концов, привести к полному исчезновению этих воспоминаний.Ни Домнайл дает мощное поэтическое выражение в рассказах о русалках сложным и часто сбивающим с толку человеческим эмоциям и взглядам, которые усложняют отношения людей с их болезненными историями.


    [1] Стихи Нуала Ни Домнайл цитируются в английских переводах Пола Малдуна, как они появились в The Fifty Minute Mermaid (2007).

    [2] Слово «восстановленный» - это добавление Пола Малдуна к названию, в то время как ирландское название буквально переводится как «воспоминание о воде».«Я считаю, что английское название вводит в заблуждение, поскольку, как я понимаю, стихотворение предполагает именно то, что память больше не может быть восстановлена.

    Цитирование

    Фанни Фекете-Надь, «Травма, потеря воспоминаний и пост-воспоминание в книге Нуала Ни Домнайл The Fifty Minute Mermaid », Alluvium, Vol. 9, No. 1 (2021): н. Стр. Интернет, 8 марта 2021 г. DOI: https://doi.org/10.7766/alluvium.v9.1.02

    Об авторе

    Фанни Фекете-Надь - аспирант Университета Этвеша Лоранда (ELTE) в Будапеште.Ее главный исследовательский интерес - современная ирландская поэзия на английском и ирландском языках. Ее докторское исследование касается библейских намеков в поэзии Медба Макгукиана, Эйлеан Ни Чуйлланайн и Нуала Ни Домнайл. В 2017 году она получила степень магистра английского языка по специальности «Постколониальная литература и культура». Осенью 2017 года она представила доклад о поэзии Медба Макгукиана на 4-й Международной конференции аспирантов по ирландским исследованиям, организованной Центром ирландских исследований Карлова университета в Праге.В 2019 году она представила работу Нуала Ни Домнайл на Третьей Голуэйской конференции ирландских исследований в Национальном университете Ирландии в Голуэе. В том же году она также была удостоена награды студенческой стипендии посольства Венгрии Ирландии, что позволило ей пройти интенсивный курс ирландского языка в An Cheathrú Rua в графстве Голуэй. Фанни является одним из основателей исследовательской группы по Библии и литературе на гуманитарном факультете Университета Этвеша Лоранда.

    Процитированные работы

    Almqvist, Bo.«О русалках и браках. «Мэгдин Мара» Симуса Хини и «Мхэгдин-мхара» Нуалы Ни Домнайла в свете народных традиций ». Béaloideas 58 (1990), 1–74: https://www-jstor-org.elib.tcd.ie/stable/20522356#metadata_info_tab_contents

    Байнер, Гай. «Ирландские исследования и динамика невоспоминания». Переходы и преобразования . Ред. Маргарита Корпорааль и др. Оксфорд: Питер Лэнг, 2017, 297–321.

    Байнер, Гай. Забывчивое воспоминание: социальное забвение и народная историография восстания в Ольстере. Оксфорд: Oxford University Press, 2018.

    Хирш, Марианна. Поколение пост-памяти: письмо и визуальная культура после Холокоста . Нью-Йорк: Columbia University Press, 2012.

    .

    Икеда, Хироко. «К нашему собственному« Муруху »: Чтение« Пятидесяти минутной русалки »Нуалы Ни Домнайл». Journal of Irish Studies , 25 (2010), 36–47: https: //www-jstor-org.elib.tcd .ie / стабильный / 41228967 # metadata_info_tab_contents

    Ní Dhomhnaill, Нуала. Feis & Cead Aighnis . Inverin: Cló Iar-Chonnacht, 2015.

    .

    -. Избранные стихотворения: Rogha Dánta . Пер. Майкл Хартнетт. Дублин: New Island Books, 2004.

    -. Русалка на 50 минут . Oldcastle: Галерея Press, 2007.

    Ní Fhrighil, Rióna. «О русалках и перевертышах: права человека, фольклор и современная поэзия на ирландском языке». Estudios Irlandeses , 12.2 (2017), 107–122: https: //www.estudiosirlandeses.org / 2017/10/7605/

    Сьюэлл, Фрэнк. «Ирландская мифология в ранней поэзии Нуала Ни Домнайл». Венгерский журнал английских и американских исследований (HJEAS) , 8.1 (2002), 39–56:
    https://www-jstor-org.elib.tcd.ie/stable/41274159

    Шей, Кэри А. О русалках и других людях: Введение в поэзию Нуала Ни Домхнаилл . Оксфорд: Питер Лэнг, 2014.

    .

    Ван дер Колк, Бессель А. Тело сохраняет счет: мозг, разум и тело в исцелении травм .Нью-Йорк: Викинг, 2014. Электронная книга. «Нам нужно поговорить об Ирландии: полная программа». YouTube , загружено The Trailblazery Ireland, 11 ноября 2014 г. (по состоянию на 25 февраля 2021 г.): www.youtube.com/watch?v=anbUIO9IHoo.

    Поэзия русалок


    :: ПОЭЗИЯ РУСАЛКИ ::

    На протяжении веков легенды об этих загадочных морских людях вдохновляли авторов писать о них прекрасные стихи. Ниже собраны некоторые из моих любимых.

    LORELEY

    Не знаю, что меня преследует,
    Что опечалило мой разум весь день;
    Старинная сказка сбивает меня с толку,
    Заклинание, которое я не могу развеять.

    Воздух прохладный и в сумерках
    Темные воды Рейна текут;
    Пик горы в центре внимания
    Отражает вечернее сияние.

    Сидит милая девушка
    Выше такой чудесной ярмарки,
    С сияющими драгоценностями, нагруженными,
    Она расчесывает свои золотые волосы.

    Он проваливается через гребень под душем,
    И над кольцами долины
    Песня таинственной силы
    Эта милая девушка поет.

    Лодочник на маленькой лодке
    Охваченный бурной любовью,
    Он больше не отмечает, где находится обрыв,
    Он смотрит на гору наверху.

    Думаю, волны должны его швырнуть
    Рядом с рифами,
    И то же самое с ее пением
    Прекрасная Лорелей.

    - Автор неизвестен -

    РУСАЛКИ ШЕКСПИРА
    (Отрывки из пьес Уильяма Шекспира)

    OBERON:

    Мой нежный Пак, иди сюда.
    Ты помнишь больше всего с
    г. Однажды я сидел на мысе
    И услышал русалку на спине дельфина
    Такое ласковое и гармоничное дыхание
    Что грубое море стало цивилизованным от ее песни,
    И некоторые звезды безумно выстрелили из своих сфер,
    Чтобы послушать музыку морской горничной?

    Сон в летнюю ночь - отрывок -

    ~~~

    АНТИФОЛУС СИРАКУЗСКИЙ:

    О, не тренируй меня, милая русалка, с твоей запиской,
    Утопить меня в слезах твоей сестры.
    Пой, сирена, для себя, и я буду любить;
    Распространяй по серебряным волнам твои золотые волосы,
    И как кровать возьму их, а там лежат,
    И в этом великолепном предположении подумайте
    Тот, кто имеет такие средства умереть, приобретает смерть;
    Пусть утонет легкая Любовь, если утонет!

    Комедия ошибок -выписка-

    РУСАЛКА

    Лиги, лиги над морем Я плыву
    Сидит на хвосте развевающегося дельфина.

    Небо горит, волны блестят,
    Я топаю ногой по зеленым волнам.

    Я сижу в шляпе из водорослей на камнях,
    где крачка и морское мясо плавают и бьют,
    и где темные тени встречаются бакланы.

    В пещерах прохладно во время прилива,
    Я подхожу к водяным брызгам своей раковиной.

    Из гротов по вечерам балка,
    русалки плавают с сверкающими замками.

    - Вальтер Де Ла Маре -

    ЧЕЛОВЕК

    Кто будет жирным шрифтом A merman bold,
    Сидя один, пою один
    Под морем, с золотой короной,
    На троне?

    Я был бы водяным жирным шрифтом,
    Я сидел и пел весь день;
    Я бы наполнил морские залы голосом силы;
    Но ночью бродил за границу и играл в
    С русалками в скалах и из скал,
    Украшают волосы белым морским цветком;
    И сдерживая их плавными замками
    Я бы часто целовал их под водой,
    И поцелуй их снова, пока они не поцелуют меня
    Смеясь, смеясь;
    А потом мы уходили прочь, прочь,
    o бледно-зеленые морские рощи прямые и высокие,
    Весело гоняются друг за другом.

    Не было бы ни луны, ни звезды;
    Но волна создала бы музыку над нами вдалеке -
    Низкий гром и свет в волшебной ночи -
    Ни луны, ни звезды.
    Мы звонили вслух в мечтательных лощинах,
    Звоните друг другу и кричите и плачьте
    Всю ночь весело, весело.

    Забросали бы меня звездными блестками и ракушками,
    Смеясь и хлопая в ладоши между,
    Всю ночь, весело, весело,
    Но я бы кинул им обратно в свой
    Тюрки и агат, и миндаль;
    Затем прыгая на них невидимым

    Я часто целовал их под водой,
    И поцелуй их снова, пока они не поцелуют меня
    Смеясь, смеясь.
    0 какая счастливая жизнь была у меня
    Под нависшей над полоской зеленью океана!
    Мягкие моховые заросли под морем;
    Жили бы весело, весело.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *