Содержание

Стихотворение А.А. Блока «Ты — как отзвук забытого гимна…» (Восприятие, истолкование, оценка)

Осенью 1913 года А.А. Блок впервые увидел на сцене в роли Кармен оперную певицу Любовь Александровну Дельмас высокую красавицу с пышными рыжими волосами. Она так соответствовала своей героине, была так артистична и талантлива, что Блок не мог не увлечься ею. От всего ее облика веяло чем-то солнечным, праздничным и легким — всем тем, чего не хватало мрачному Блоку. Только в марте поэт знакомится с ней, а в августе 1914 года появляется в печати цикл стихов «Кармен», посвященный Л.А. Дельмас.

Все стихотворения этого цикла пронизаны глубоким чувством любви, нежности и благодарности к любимой.

Одним из лучших стихотворений этого цикла является стихотворение «Ты — как отзвук забытого гимна…». В нем мы ясно чувствуем противопоставление двух миров: мира реального, в котором может только присниться сон о счастье, и мира грез, в котором звучит неземная музыка рая. Неслучайно несколько раз поэт повторяет слова: «сон», «спишь», «мечта», «греза»:

Ты — как отзвук забытого гимна 

В моей черной и дикой судьбе.

О Кармен, мне печально и дивно,

Что приснился мне сон о тебе.

Образ прекрасной женщины может только присниться, наяву такого счастья быть не может, судьба лирического героя «черная и дикая», и поэтому ему «печально и дивно». Второе четверостишие рисует внутренний облик любимой женщины, полный музыки, стихии, страсти:

Вешний трепел , и лепет, и шелест,

Непробудные, дикие сны,

И твоя одичалая прелесть —

Как гитара, как бубен весны!

Она настолько прекрасна, что не может быть существом из реального мира, она пришла издалека, из сказочного сна, из мира неземных видений:

И проходишь ты в думах и грезах,

Как царица блаженных времен,

С головой, утопающей в розах,

Погруженная в сказочный сон.

Внутренний мир лирической героини непостижим, потому что она видит свой мир, которому принадлежит, свой сказочный рай, недоступный и закрытый для других:

Спишь, змеею склубясь прихотливой,

Спишь в дурмане и видишь во сне 

Даль морскую и берег счастливый,

И мечту, недоступную мне.

Видишь день беззакатный и жгучий 

И любимый, родимый свой край,

Синий, синий, певучий, певучий,

Неподвижно-блаженный, как рай.

Яркость эпитетов и сравнений подчеркивает необычность героини, ее таинственность, «странность», оторванность от реальности.

В конце стихотворения поэт вносит диссонанс в описание сказочного мира, мира грез и тишины:

В том раю тишина бездыханна,

Только в куще сплетенных ветвей 

Дивный голос твой, низкий и странный,

Славит бурю цыганских страстей.

Героиня, при всей своей внешней загадочности и погруженности в сны и грезы, несет в себе накал страстей, прославляет их своим искусством, выражая стихийность, неукротимость и радость.

Стихотворение оставляет после прочтения ощущение праздника, какой-то радости, яркости, с одной стороны, а с другой — понимание невозможности испытать подобный накал страстей в реальной жизни, это был всего лишь сон, цветной сон с оборванным аккордом звучащей вдалеке мелодии. ..

Лекция-экскурсия Ты – как отзвук забытого гимна…. Александр Блок и Любовь Дельмас Музей-квартира А. Блока ул. Декабристов, д. 57.

Что ВсёРождество и Новый годФильмы в прокатеСпектакли в театрахАвтособытияАкцииБалБалет, операБлаготворительностьВечеринки и дискотекиВыставкиВыступления DJДетские елкиКинопоказыКонференцииКонцертыКрасота и модаЛекции, семинары и тренингиЛитератураМероприятия в ресторанахМероприятия ВОВОбластные событияОбщественные акцииОнлайн трансляцииПраздники и мероприятияПрезентации и открытияПремииРазвлекательные шоуРазвлечения для детейРеконструкцииРелигияРождество и Новый Год в ресторанахСобытия на улицеСпектаклиСпортивные события Творческие вечераФестивалиФК ЗенитШкольные каникулыЭкологические событияЭкскурсииЯрмарки

Где ВездеАдминистрации р-новКреативные art заведенияПарки аттракционов, детские развлекательные центрыКлубы воздухоплаванияБазы, пансионаты, центры загородного отдыхаСауны и баниБарыБассейны и школы плаванияЧитальные залы и библиотекиМеста, где играть в бильярдБоулингМагазины, бутики, шоу-румы одеждыВерёвочные городки и паркиВодопады и гейзерыКомплексы и залы для выставокГей и лесби клубыГоры, скалы и высотыОтели ГостиницыДворцыДворы-колодцы, подъездыЛагеря для отдыха и развития детейПрочие места отдыха и развлеченийЗаброшки — здания, лагеря, отели и заводыВетеринарные клиники, питомники, зоогостиницыЗалы для выступлений, аренда залов для выступленийЗалы для переговоров, аренда залов для переговоровЗалы и помещения для вечеринок, аренда залов и помещений для вечеринокЗалы и помещения для мероприятий, аренда залов и помещений для мероприятийЗалы и помещения для праздников, аренда залов и помещений для праздниковЗалы и помещения для празднования дня рождения, аренда залов и помещений для празднования дня рожденияЗалы и помещения для проведения корпоративов, аренда залов и помещений для проведения корпоративовЗалы и помещения для проведения семинаров, аренда залов и помещений для проведения семинаровЗалы и помещения для тренингов, аренда залов и помещений для тренинговЗалы со сценой, аренда залов со сценойКонтактные зоопарки и парки с животнымиТуристические инфоцентрыСтудии йогиКараоке клубы и барыКартинг центрыЛедовые катки и горкиРестораны, бары, кафеКвесты в реальности для детей и взрослыхПлощадки для игры в кёрлингКиноцентры и кинотеатрыМогилы и некрополиВодное поло.

байдарки, яхтинг, парусные клубыКоворкинг центрыКонференц-залы и помещения для проведения конференций, аренда конференц-залов и помещений для проведения конференцийКонные прогулки на лошадяхКрепости и замкиЛофты для вечеринок, аренда лофтов для вечеринокЛофты для дней рождения, аренда лофта для дней рожденияЛофты для праздников, аренда лофта для праздниковЛофты для свадьбы, аренда лофтов для свадьбыМагазины одежды и продуктов питанияМаяки и фортыМед клиники и поликлиникиДетские места отдыхаРазводный, вантовые, исторические мостыМузеиГосударственные музеи-заповедники (ГМЗ)Креативные и прикольные домаНочные бары и клубыПляжи, реки и озераПамятники и скульптурыПарки, сады и скверы, лесопарки и лесаПейнтбол и ЛазертагКатакомбы и подземные гротыПлощадиПлощадки для мастер-классов, аренда площадкок для мастер-классовПомещения и конференц залы для событий, конференций, тренинговЗалы для концертовПристани, причалы, порты, стоянкиПриюты и фонды помощиПрокат спортивного инвентаряСтудии красоты и парикмахерскиеОткрытые видовые крыши и площадкиКомплексы, арены, стадионыМужской и женский стриптиз девушекЗалы и помещения для онлайн-мероприятий, аренда залов и помещений для онлайн-мероприятийШколы танцевГипер и супермаркетыДК и театрыЭкскурсионные теплоходы по Неве, Лагоде и Финскому ЗаливуТоргово-развлекательные центры, комплексы и торговые центры, бизнес центрыУниверситеты, институты, академии, колледжиФитнес центры, спортивные клубы и оздоровительные центрыПространства для фотосессий и фотосъемкиСоборы, храмы и церкви

Когда Любое времясегодня Чт, 30 декабрязавтра Пт, 31 декабрясуббота, 1 январявоскресенье, 2 январяпонедельник, 3 январявторник, 4 январясреда, 5 январячетверг, 6 январяпятница, 7 январясуббота, 8 января

Стихотворение А.

Блока «Ты – как отзвук забытого гимна. Анализ стихотворения А. Блока «Ты – как отзвук забытого гимна». (Из цикла «Кармен»). (Блок Александр)

Цикл «Кармен» посвящён актрисе Любови Александровне Дельмас, исполнительнице партии Кармен в спектакле по опере Бизе. Стихотворение «Ты – как отзвук забытого мира» отсылает к сюжету не столько оперы, сколько новеллы П. Мериме «Кармен». Сюжет символически переосмыслен Блоком.

В стихотворении два основных образа: лирического героя и героини. Составим словесные ряды, характеризующие их образы, раскроем взаимоотношения между ними.

Начинается стихотворение с местоимения «ты». Лирический герой обращается к своей возлюбленной и передаёт своё отношение к ней. «Ты» — это «отзвук забытого гимна», «Кармен», «одичалая прелесть». Для характеристики героини автор использует много сравнений: «как гитара», «как бубен весны», «как царица блаженных времён». В облике героини подчёркивается её красота, необычность, страстность. Она изображена «с головой, утопающей в розах», кажется погружённой «в сказочный сон». У неё «дивный голос». «низкий и странный», рождающий «бурю цыганских страстей». Возлюбленная лирического героя – цыганка Кармен. Автор подчёркивает в ней страстность, своеволие, прихотливость, дикость, необузданность.

В образе героини воплощены и стихия сжигающей, безумной страсти, и стихия творчества, дающая надежду на просветление. О лирическом герое сообщается, что у него «чёрная и дикая судьба». Образ лирического героя трагичен, так как он не может противостоять своей судьбе, мечта о счастье для него недоступна.

Сквозным для этого стихотворения является мотив сна. Герой видит сон о возлюбленной. Героиня погружена в сон и видит во сне «даль морскую и берег счастливый». Здесь имеется в виду не только Андалусия Мериме или легендарная прародина цыган, сколько мир, позволяющий быть счастливым в реальности, мир, где можно отгородиться от мировых событий. Блок считал, что для настоящего художника это немыслимо. Он должен страдать. С темой судьбы художника как страдания связана поэма А.

Блока «Соловьиный сад», которая также была навеяна Л. Дельмас. В этой поэме мотив «возможности счастья» вступает в противоречие с представлениями автора о «пути» и долге художника. Герой поэмы занят тяжёлой физической работой. Он «ломает слоистые скалы». Сад, в котором цветут розы и поют соловьи, — символ счастья. Герой уклоняется от своего пути и оказывается в саду «гостем желанным» у возлюбленной. Но личное счастье невозможно:

Заглушить рокотание моря

Соловьиная песнь не вольна!

Герой возвращается на свой каменистый путь, но его место уже занял «рабочий с киркою». В такой же ситуации оказался герой поэмы М. Лермонтова «Мцыри». Он хотел войти в саклю «грузинки молодой», но не посмел уклониться от своего пути, остался верен своей цели: «пройти в родимую сторону».

Соловьиному саду в стихотворении соответствует образ той страны, которую видит во сне героиня. Мы видим «даль морскую и берег счастливый». В этой стране «день беззакатный и жгучий». Здесь воссоздаётся картина первобытного рая, где пребывали в безмятежном счастье Адам и Ева. Атрибуты этого рая – отсутствие времени, движения, тишина, покой. Как антитеза райской тишине, звучит голос героини, которая «славит бурю цыганских страстей». Истинный смысл жизни не в счастье, а в его достижении, то есть в вечном движении. Каждый должен нести свой крест, идти по тернистому, крестному пути. Нужно иметь мужество художника, чтобы страдать, оставаясь верным своему долгу. «Без страстей и противоречий» нет жизни и подлинного искусства. Рай на земле недостижим.

Мотив двойного сна вызывает реминисценцию, связанную со стихотворением Лермонтова «Сон». Герой этого стихотворения лежит «в долине Дагестана» «с свинцом в груди» и спит «мёртвым сном». Он видит во сне родину, «вечный пир» и возлюбленную, которой, в свою очередь, снится герой.

В стихотворении А. Блока раскрывается тема счастья, любви и судьбы.

Стихотворение А. Блока «Ты – как отзвук забытого гимна»
1914

Размышляя о великих возможностях любви, открывающей в человеке неисчерпаемые источники сил и преображающей весь его внутренний «состав», Блок записывает в начале 1909 года: «… есть страсть – освободительная буря, когда видишь весь мир с высокой горы. И мир тогда – мой…» и поэт, стремясь выразить и передать это чувство во всем его величии и широте, в его грозной и неодолимой силе, обращается к образу океана, над которым собирается и готовится разразиться гроза. Этим образом, словно ключом, открывается цикл стихов «Кармен» один из самых важных и значительных в лирике Блока.

Стихотворение «Ты – как отзвук забытого гимна», входящее в цикл «Кармен», написано 28 марта 1914 года. Поэт вновь смотрит спектакли театра музыкальной драмы «Кармен» с участием Л.А. Дельмос. 14 февраля он пишет ей первое письмо, а 4 марта появляется первое стихотворение цикла «Кармен». 28 марта он закончен и посвящен Л.А. Дельмос.

«Ты – как отзвук забытого гимна» воспоминание о сне, в котором автору пригрезилась любимая. Уже с первых строк мы попадаем в мир чарующий, наполненный истинной любовью. Поэт стремится вместе со своей возлюбленной Кармен унестись в край нескончаемых фантастических грез, мир музыки, наслаждений, сияния света, весны, в мир любви, который не знает предела. И душа погружается в атмосферу «дум и грез», и вновь появляется романтический образ Кармен. Эта Кармен – «царица», сказочное виденье, «утопающее в розах».

Блок Александр Александрович (1880–1921), русский поэт. Родился 16 (28) ноября 1880 в Петербурге. Сын профессора-юриста, с которым мать Блока разошлась вскоре после рождения поэта. Воспитывался в семье своего деда А.Н.Бекетова, ботаника, ректора Петербургского университета. Отношения с отцом, изредка приезжавшим в Петербург из Варшавы, отразились в неоконченной поэме Возмездие (1917–1921). Образ «демона», чуждого любых иллюзий, но вместе с тем наделенного неискоренимой мечтательностью, навеян размышлениями о судьбе отца, последнего русского романтика, который стал жертвой рока истории, вплотную приблизившей эпоху катастроф невиданного масштаба и трагизма. Таким романтиком, тоже испытавшим на себе возмездие истории, Блок ощущал и самого себя.

Высокие идеалы, которыми жила семья Бекетовых, особенно органично воплотились в матери поэта (по второму мужу – А. А.Кублицкой-Пиоттух), до конца дней оставшейся самым близким ему человеком. В подмосковном имении Шахматово, где семья проводила летние месяцы, Блоку впервые открылась красота русской природы. Пейзажи этих мест узнаются в многочисленных стихотворениях Блока. Самые ранние из них, включенные в посмертно вышедшую книгу Отроческие стихи (1922), написаны им в возрасте 17 лет.

Отход от символизма начался у Блока со времени революции 1905–1907 в России, воспринятой им как «веселое время» – знамение великих духовных перемен. В письме отцу (30 декабря 1905) Блок признается, что органически неспособен служить «общественности»: «Никогда я не стану ни революционером, ни «строителем жизни». Однако сборникНечаянная радость (1907) свидетельствует об усилившемся интересе к реальному миру, хотя и постигаемому под знаком «мистики в повседневности» и «демонической» притягательной силы, которую таит в себе эта обыденность, в особенности — мир города. Тот же «демонизм» присущ у Блока захватывающим его земным страстям; им наделен и его образ России, где «темные, дьявольские силы» водят на путях и распутьях свои «ночные хороводы», а «ведуны с ворожеями чаруют злаки на полях» (Русь, 1906).
Последним произведением Блока, в котором еще чувствуются идеи символизма, была драма Роза и Крест (1913), написанная на сюжет из истории трубадуров и предназначенная для Московского Художественного театра (постановка не состоялась). Столкновение действительности и мечты, которое в заметках об этой драме поэт называет ее главной темой, образует и основной сюжет цикла Кармен (1914), навеянного впечатлениями от певицы Л.А.Дельмас в опере Бизе, а также поэмы Соловьиный сад (1915), которой завершаются лирические циклы Блока.
Блок пытается сотрудничать в культурно-просветительских учреждениях, готовит издание Гейне, с лета 1919 руководит репертуарной политикой Большого драматического театра, время от времени выступает с чтением своих стихов в Петрограде и Москве. Последним заметным его выступлением стала речь О назначении поэта, произнесенная на вечере памяти Пушкина в феврале 1921. Блок говорил о «тайной свободе», которая необходима поэту больше, чем свобода личности или политическая вольность, и о том, что, лишившись этой свободы, поэт умирает, как Пушкин, которого «убило отсутствие воздуха».

После смерти Блока (по-видимому, от истощения и нервной депрессии) 7 августа 1921 эти слова стали относить и к нему самому.

Размышляя о великих возможностях любви, открывающей в человеке неисчерпаемые источники сил и преображающей весь его внутренний «состав», Блок записывает в начале 1909 года: «… есть страсть – освободительная буря, когда видишь весь мир с высокой горы. И мир тогда – мой…» — и поэт, стремясь выразить и передать это чувство во всем его величии и широте, в его грозной и неодолимой силе, обращается к образу океана, над которым собирается и готовится разразиться гроза. Этим образом, словно ключом, открывается цикл стихов «Кармен» — один из самых важных и значительных в лирике Блока.
Стихотворение «Ты – как отзвук забытого гимна», входящее в цикл «Кармен», написано 28 марта 1914 года. Поэт вновь смотрит спектакли театра музыкальной драмы «Кармен» с участием Л.А. Дельмос. 14 февраля он пишет ей первое письмо, а 4 марта появляется первое стихотворение цикла «Кармен». 28 марта он закончен и посвящен Л.А. Дельмос.
«Ты – как отзвук забытого гимна» — воспоминание о сне, в котором автору пригрезилась любимая. Уже с первых строк мы попадаем в мир чарующий, наполненный истинной любовью. Поэт стремится вместе со своей возлюбленной Кармен унестись в край нескончаемых фантастических грез, мир музыки, наслаждений, сияния света, весны, в мир любви, который не знает предела. И душа погружается в атмосферу «дум и грез», и вновь появляется романтический образ Кармен. Эта Кармен – «царица», сказочное виденье, «утопающее в розах».
И чувствуешь, как личное, частное у Блока связывается с бессмертным, мировым, оказывается его неотъемлемой частью. Любовь в глазах поэта только тогда достойна этого имени, когда она пробуждает самые большие чувства, безгранично расширяет всю область переживаний, переливающихся через все края и пределы, вот почему Кармен Блока – не только женщина, чей навеки дорогой образ видится поэту «царицей блаженных времен», в ореоле роз, а и мировое явление, родственное стихиям земли и неба.
А это и «даль морская», «берег счастливый», «мечта», «родимый край…». Вот та любовь, дивная и прекрасная в каждом своем проявлении, облик которой виделся поэту, — и голос Кармен, «дикий и странный», славящий «бурю цыганских страстей», вызывает у него образы безмерные и прекрасные. Волна вдохновения так высоко возносит поэта, что весь мир для него – «день беззакатный и жгучий»; «певучий край», «неподвижно блаженный, как рай». Блок видит себя в мире восторга, в мире «тишины бездыханной», в «круге оплетенных ветвей…»
Поэта никогда не покидала вера в любовь как в силу, способную преобразить человеческую душу и целый мир, озарить их немеркнущим светом, — и герой его стихов снова и снова шел на поиски той женщины, которая не только разделит его понимание истинной женственности и красоты, но и превзойдет его мечты, ответит восторженным чувством.
И сколько бы разочарований он не испытал, все равно знал, что новые порывы и увлечения не минуют его, и снова он отдастся их неодолимо влекущей силе, знал, что вновь и вновь захочет оказаться в этом «блаженном раю».
Я перечитываю строки стихотворения «Ты – как отзвук забытого гимна…» и ловлю себя на мысли, насколько же оно «звучащее». Начало – «забытый гимн», второе четверостишие – «и лепет, и шелест…». Звуки торжественного гимна вдруг затихают, замирают и мы оказываемся в мире весны, ощущаем легкое, едва заметное ее дыхание, нежное прикосновение ветерка, еле уловимый лепет распустившейся листвы, таинственный шелест просыпающегося леса – да, мы все это слышим так явно, будто сразу перенеслись в чарующий мир пробуждающейся от зимнего сна природы. А весна-то – волшебница! В ее лице автор видит свою Кармен. Вот она, прелестная, загадочная, с гитарой и бубном. И мы слышим гимн любви и весне. А «звучание» стихотворения продолжается. Родимый край Кармен – «певучий», «тишина бездыханна», голос – «низкий и странный».
Теперь обратимся к другим художественным особенностям стихотворения. Во-первых, эпитеты автор подбирает самые необычные: судьба – «дикая, черная», прелесть – «одичалая», мечта – «неуступная», день – «беззакатный», «жгучий». Сравнения поражают своей образностью: любимая – «отзвук забытого гимна», ее прелесть – «как гитара, как бубен Весны…»
Есть одна интересная деталь, которую в произведении нельзя не заметить. Это «безглагольность». Да, действительно, действия здесь мало. Образности автор достигает при помощи существительных, и подбор их великолепен: «отзвук», «судьбе», «сон», «трепет», «лепет», «сны», «прелесть», «в душах», «змеею», «рай»…
К творческим удачам Блока можно отнести и повторы: «синий, синий», «певучий, певучий» и употребление старославянизмов: «дивно», «блаженных», «куща». Это придает особую торжественность стиху.
Синтаксическая сторона произведения не отличается особой сложностью, предложения в основном просты по конструкции, но насыщены различными речевыми оборотами, придающими предложениям особую выразительность:
И приходишь ты в думах и грезах,
Как царица блаженных времен,
С головой, утопающей в розах…
В любовной лирике Блока есть одна особенность. Любовь в его стихах всегда составляет нечто неизмеримо большее, чем «счастье или несчастье», «грех или добродетель», любовь обретает такое огромное значение именно потому, что она раздвигает пределы внутреннего мира и вместе с нею у человека возникает реальное чувство «единства с миром», то чувство, в котором тонет все остальное, как в том мощном и животворном потоке, где он находит обновление и бессмертие.
Вот почему с таким страстным нетерпением поэт ждал свой «дивный сон», свою «весну», воспетую в стихотворении «Ты – как отзвук забытого гимна…»

КАРМЕН ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ АЛЕКСАНДРА БЛОКА

Актриса, муза, возлюбленная.
Так получилось, что Любовь Александровна Дельмас была последней возлюбленной А.А.Блока.
Она стала последней вспышкой молнии в его короткой и такой яркой, овеянной и окутанной легендами жизни. Мы можем смело говорить об этом, потому что все отражалась в стихах, и становилось достоянием гласности.
Он давно мечтал о непокорной, яркой и прекрасной испанке, и нашел ее на сцене оперного театра, где в очередной раз ставилась «Кармен».
В марте 1914 года появился цикл стихотворения, который так и назывался «Кармен» – это его последний лирический дневник о вспыхнувшей на миг и угасшей навсегда страсти, которая в очередной раз опалила душу великого поэта. Она тоже была актрисой и певицей, как и все, кем он увлекался до сих пор и кому посвящал свои великолепные стихи. И Петербургский музыкальный театра стал местом их первой встречи.
По записям в дневнике поэта, он увидел ее в спектакле в октябре 1913 года в первый раз и был покорен обаянием, артистизмом, талантом.
«Как редко бывает большая страсть»,- записал он там же, об этой встрече. Совпало все – мечты, литературное произведение, музыка, облик обольстительной испанской цыганки, отвергшей своего возлюбленного и готовой умереть, чтобы оставаться свободной.
18 марта 1914 года он начал писать знаменитый цикл. И писал его всего несколько дней:
Ты, как отзвук забытого гимна
В моей черной и дикой судьбе.
О, Кармен, мне печально и дивно,
Что приснился мне сон о тебе.

После «Страшного мира» и «Плясок смерти», это и на самом деле оказалась одна из самых светлых страниц в его творчестве, было похоже на настоящее чудо, на его новое возрождение, не могло не радовать и не восхищать всех, кто следил за его творчеством. И как в юности когда-то, он увидел странную женственность.
2 марта в театре они встретились лицом к лицу. Актриса в тот день не была занята в спектакле, на сцене была другая Кармен, а она сидела в зрительном зале. Он увидел не образ героини Бизе, а реальную женщину:
Сердитый взор бесцветных глаз,
Их гордый вызов, их презренье.
Всех линий таянье и пенье.
Так я вас встретил в первый раз.
« Я иду ближайшим проходом. Встречаю суровый взгляд недовольных, усталых, заплывших глаз. Прохожу на свое место. Она оглядывается все чаще. Я странно волнуюсь. Все чаще смотрит в мою сторону. Я вне себя. Почти ничего не слушаю».
В тот вечер они встретились и познакомились. Он был на всех спектаклях с ее участием. Но уже в те дни, когда роман только начинался, в стихах, где поэт был предельно правдив, он предрекает разрыв. И никогда еще он не ошибался в своих пророчествах.
Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь.
Так вот что так влекло сквозь бездну грустных лет
Сквозь бездну дней пустых, чье бремя не избудешь.
Вот почему я – твой поклонник и поэт!

Он любил Кармен, и ту, которая создавала на сцене ее образ за то, что она готова была умереть, но не покориться ему, всегда отвергала любовь. Актриса же была покорена и влюблена. И она очень быстро перестала для него существовать, как только был разрушен романтический образ. Но остался великолепный цикл стихов, и она оставалась рядом с ним, даже когда исчезла страсть.
Они встречались до самого трагического финала его жизни. Она была в его доме, когда он мучительно умирал, переписывала красивым и ясным почерком его последние стихи. Но в отношениях с беспощадностью, которая всегда его отличала, он поставил точку, и сообщил об этом всему миру, как недавно о нахлынувшей страсти.
Что ж, пора приниматься за дело,
За старинное дело мое.
Неужели и жизнь отшумела,
Отшумела, как платье твое.

В те дни ему не было еще и 40-ка. Но поэтическая его жизнь оборвалась именно после цикла «Кармен». Кроме поэмы «Двенадцать», которая окончательно погубила поэта, ничего больше не было написано, а сама поэма стала той последней каплей, которая и переполнила чашу терпения, и ускорила час его гибели.
Ни одна из пленительных женщин не заставила его больше писать о любви и страсти. Кармен была последней.
И сердцу суждено сберечь,
Как память об иной отчизне, —
Ваш образ, дорогой навек.
Произошло чудо, поэт навсегда оставил в наших сердцах и в нашей памяти ту, которую так любил. Театральный век очень короток, даже пленка не запечатлела ее, но она по-прежнему живет в его гениальных стихах, и имя ее навеки связанно с именем первого поэта серебряного века.

Осенью 1913 года А.А. Блок впервые увидел на сцене в роли Кармен оперную певицу Любовь Александровну Дельмас — высокую красавицу с пышными рыжими волосами. Она так соответствовала своей героине, была так артистична и талантлива, что Блок не мог не увлечься ею. От всего ее облика веяло чем-то солнечным. праздничным и легким — всем тем, чего не хватало мрачному Блоку. Только в марте поэт знакомится с ней, а в августе 1914 года появляется в печати цикл стихов «Кармен», посвященный Л.А. Дельмас.

Все стихотворения этого цикла пронизаны глубоким чувством любви, нежности и благодарности к любимой.

Одним из лучших стихотворений этого цикла является стихотворение «Ты — как отзвук забытого гимна…». В нем мы ясно чувствуем противопоставление двух миров: мира реального, в котором может только присниться сон о счастье, и мира грез, в котором звучит неземная музыка рая. Неслучайно несколько раз поэт повторяет слова «сон», «спишь», «мечта», «греза»:

Ты — как отзвук забытого гимна
В моей черной и дикой судьбе.
О Кармен, мне печально и дивно,
Что приснился мне сон о тебе.

Образ прекрасной женщины может только присниться, наяву такого счастья быть не может, судьба лирического героя «черная и дикая», и поэтому ему «печально и дивно». Второе четверостишие рисует внутренний облик любимой женщины, полный музыки, стихии, страсти:

Вешний трепет, и лепет, и шелест,
Непробудные, дикие сны,
И твоя одичалая прелесть —
Как гитара, как бубен весны!

Она настолько прекрасна, что не может быть существом из реального мира, она пришла издалека, из сказочного сна, из мира неземных видений:

И проходишь ты в думах и грезах,
Как царица блаженных времен,
С головой, утопающей в розах,
Погруженная в сказочный сон.

Внутренний мир лирической героини непостижим, потому что она видит по-своему мир, которому принадлежит, свой сказочный рай, недоступный и закрытый для других:

Спишь, змеею склубясь прихотливой,
Спишь в дурмане и видишь во сне
Даль морскую и берег счастливый,
И мечту, недоступную мне.
Видишь день беззакатный и жгучий
И любимый, родимый свой край,
Синий, синий, певучий, певучий,
Неподвижно-блаженный, как рай.

Яркость эпитетов и сравнений подчеркивает необычность героини, ее таинственность, «странность», оторванность от реальности.

В конце стихотворения поэт вносит диссонанс в описание сказочного мира, мира грез и тишины:

В том раю тишина бездыханна,
Только в куще сплетенных ветвей
Дивный голос твой, низкий и странный,
Славит бурю цыганских страстей.

Героиня, при всей своей внешней загадочности и погруженности в сны и грезы, несет в себе накал страстей, прославляет их своим искусством, выражая стихийность, неукротимость и радость.

Стихотворение оставляет после прочтения ощущение праздника, какой-то радости, яркости, с одной стороны, а с другой — понимание невозможности испытать подобный накал страстей в реальной жизни, это был всего лишь сон, цветной сон с оборванным аккордом звучащей вдалеке мелодии…

TEGOS Сочинения

Сочинения по произведениям:
  • Ангел-Хранитель
  • В неуверенном, зыбком полете…
  • В ресторане
  • Вхожу я в темные храмы…
  • Двенадцать
  • Девушка пела в церковном хоре
  • Мне страшно с тобою встречаться
  • На железной дороге
  • На поле Куликовом
  • Незнакомка
  • Новая Америка
  • Ночь
  • Ночь,улица,фонарь,аптека…
  • О доблестях, о подвигах, о славе
  • О прекрасной даме
  • О, весна без конца и без краю…
  • О, я хочу безумно жить…
  • Осенняя воля
  • Россия
  • Русь
  • Скифы
  • Соловьиный сад
  • Страшный мир
  • Ты — как отзвук забытого гимна
  • Ты в комнате один сидишь
Сочинения по творчеству:
  • «Страшный мир» в лирике А. А.Блока
  • «В стихах Блока автор никогда не исчезает за своими образами личность поэта всегда перед читателем» (В.Я. Брюсов)
  • «На простых и чутких струнах сердца умел играть только…»
  • «Душа парила ввысь и там звезду нашла»
  • «Предчувствую Тебя…»
  • «Россия, Русь! Храни себя, храни…
  • \»Мировой пожар\» в творчестве А. Блока
  • «…Чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа»
  • «Женские лики» в творчестве А. А. Блока
  • «Земное» и «неземное» — Блок
  • «Мелодией одной звучат печаль и радость…» (Тема любви в лирике А. Блока)
  • «О Русь моя! Жена моя!» (тема России в творчестве А. Блока)
  • «О сторона ковыльной пущи…»
  • «Скифы»
  • «Страшный мир! Он для сердца тесен!» (По лирике А.Блока.)
  • «Страшный мир! Он для сердца тесен!» (По лирике А.Блока.)
  • «Страшный мир» в лирике А.А. Блока
  • «Трилогия вочеловечения» как отражение этапов творческого пути А. Блока
  • А. Блок -символист
  • Без конца и без краю мечта!» (По лирике А.А.Блока.)
  • Борьба есть условие жизни…» В.Г.Белинский. (По произведениям русской литературы. — А.А.Блок. Стихи.)
  • Гражданственность поэзии А.Блока
  • Духовный путь Александра Блока
  • Земное и неземное в стихах о Прекрасной Даме
  • Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева
  • Лики «страшного мира» в поэзии А.Блока
  • Лики «страшного мира» в поэзии А.А.Блока
  • Лирика Александра Блока
  • Лирический герой А. А. Блока
  • Лирический герой А. А. Блока
  • Лирический герой А. Блока
  • Лирический герой Блока
  • Лирический герой в поэзии А. А. Блока
  • Лирический цикл А.А.Блока «Стихи о Прекрасной Даме».
  • Любовная лирика А. А. Блока
  • Любовь в лирике А. Блока
  • Мелодией одной звучат печаль и радость…» (Тема любви в лирике А.А. Блока.)
  • Мелодией одной звучат печаль и радость…» (Тема любви в лирике А.Блока.)
  • Мечты и действительность в лирике А. А. Блока
  • Мечты и реальность в поэзии А. А. Блока
  • Мое любимое стихотворение — Блок
  • Мотивы лирики А. А. Блока
  • Моя любимая книга стихов Александра Блока — Блок
  • Моя тема — тема о России». — Блок
  • Начало духовного пути Александра Блока
  • Образ Руси в поэзии А. А. Блока
  • Образ Руси в поэзии А.А.Блока
  • Образ возлюбленной в лирике А.А. Блока
  • Образ возлюбленной в лирике А.А. Блока
  • Образ города в одном из произведений русской литературы XX века. (А.А.Блок. Стихи.)
  • Образ лирического героя в поэзии А. А. Блока
  • Образ лирического героя в поэзии А. А. Блока
  • Образы русской природы в стихах А. Блока.
  • Образы русской природы в стихах А.Блока о России
  • Он весь — дитя добра и света…» (Образ художника в лирике А.А.Блока).
  • От своих предшественников Блок отличался тем, что к судьбе России он подходит не как мыслитель — с отвлеченной идеей, а как поэт — с интимной любовью» (В. М. Жирмунский)
  • Пейзажная лирика Блока
  • Поэмы Александра Блока
  • Поэтический мир Александра Блока (1)
  • Поэтический мир Александра Блока (2)
  • Поэтический образ России в лирике А. А. Блока
  • Прекрасная Дама в лирике А.А. Блока
  • Прекрасная дама в лирике А. А. Блока
  • Призрачность мечты (А. Блок)
  • Пророчество поэта А. Блока
  • Прошлое, настоящее и будущее России в поэзии А.А. Блока.
  • Ранняя лирика
  • Революция в творчестве Александра Блока
  • Романтический мир раннего Блока
  • Россия в изображении Блока
  • Россия в лирике А. Блока и С. Есенина
  • Россия в творчестве А.А.Блока
  • Россия в творчестве Блока
  • Своеобразие любовной лирики
  • Своеобразие любовной лирики А. А. Блока
  • Смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге». А.А.Блок. (По произведениям русской литературы. — Александр Блок. Стихи.)
  • Социальные мотивы в лирике А. Блока
  • Сравнительный анализ — Блок
  • Стихи А. А. Блока о Родине.
  • Страшный мир! Он для сердца тесен!» (По лирике А.А.Блока.)
  • ТЕМА ЛЮБВИ В ТВОРЧЕСТВЕ БЛОКА
  • Тема «Родины» в творчестве А.А. Блока
  • Тема «страшного мира» в поэзии А. Блока
  • Тема «страшного мира» в поэзии Блока.
  • Тема Родины — Блок
  • Тема России в лирике А.А.Блока.
  • Тема России в творчестве А. А. Блока
  • Тема России в творчестве А. Блока
  • Тема искусства — Блок
  • Тема искусства в лирике Александра Блока
  • Тема любви в лирике А. Блока (1)
  • Тема любви в лирике А. Блока (2)
  • Тема любви в лирике А.А. Блока
  • Тема любви в поэзии — Блок
  • Тема любви в поэзии А. А. Блока и С. А. Есенина
  • Тема любви в творчестве Блока
  • Тема любви у Блока
  • Тема поэта и поэзии в лирике А. Блока
  • Тема поэта и поэзии в творчестве А. А. Блока
  • Тема пути в лирике А. А. Блока
  • Тема родины в лирике А. Блока
  • Тема родины в поэзии А. Блока
  • Тема родины в поэзии Блока
  • Тема родины в творчестве А. А. Блока
  • Тема родины в творчестве А.Блока
  • Трагедия любви — Блок
  • Трагедия любви в лирике А. А. Блока
  • Традиции и новаторство в стихотворениях А. Блока
  • Художественные особенности лирики Блока
  • Чем мне близка поэзия Блока
  • Этапы Творческого пути А. Блока
  • Это все о России по творчеству А. А. Блока

Ты — как отзвук забытого гимна…: mariel_98 — LiveJournal

Как океан меняет цвет,
Когда в нагромождённой туче
Вдруг полыхнёт мигнувший свет,-
Так сердце под грозой певучей
Меняет строй, боясь вдохнуть,
и кровь бросается в ланиты,
И слёзы счастья душат грудь
Перед явленьем  Карменситы.
4 марта  1914 г

Бушует снежная весна
Я отвожу глаза от книги…
О, страшный час, когда она ,
Читала по руке Цуниги,
В глаза Хосе метнула взгляд!
Насмешкой засветились очи,
Блеснул зубов жемчужный ряд,
И я забыл все дни и ночи,
И сердце захлестнула кровь,
Смывая память об отчизне. ..
А голос пел: Ценою жизни
Ты  мне  заплатишь за любовь !
 18  марта  1914г
*     *     *
 Среди  поклоников Кармен,
Спешаших пёстрою толпою,
Её зовущих за собою,
Один, как тень, у серых стен
Ночной таверны  Лиллас -Пастья,
Молчит и сумрачно глядит,
Не ждёт, не требует участья,-
Он вспоминает дни весны ,
Он средь бушующих созвучий
Глядит на стан её певучий
И видит творческие сны.
26 марта 1914 г
*   *   *
ТЫ — КАК ОТЗВУК ЗАБЫТОГО ГИМНА
В моей  чёрной и дикой судьбе
О, Кармен, мне печально и дивно,
Что приснился мне сон о тебе,

Вешний трепет, и лепет, и шелест,
Непробудные, дикие сны,
И твоя одичалая прелесть-
Как  г и т а р а ,  как  б у б е н  в е с н ы !

И проходишь ты в думах и грёзах,
Как царица блаженных времён,
С головой , утопающей в розах,
Погружённая в сказочный сон.

Спишь змеёю склубясь прихотливой ,
Спишь в дурмане и видишь во сне,
Даль морскую и берег счастливый,
И мечту , недоступную мне.

Видишь день беззакатный и жгучий
И любимый, родимый свой край,
Синий, синий, певучий, певучий,
Неподвижнго -блаженный, как рай .

В том раю тишина бездыханна ,
Только в куще сплетённых ветвей
Дивный голос твой низкий и странный,
Славит бурю цыганских страстей.

28 марта  1914 г

*     *     *

О  да,  любовь  вольна , как птица ,
Да , всё равно — я твой!
Да, всё равно мне будет сниться
Твой стан, твой огневой !

Да, в хищной силе рук прекрасных,
В очах, где грусть измен,
Весь бред моих страстей напрасных,
Моих ночей , Кармен !

Я буду петь тебя, я небу
Твой голос передам!
Как иерей, свершу я требу
За твой огонь -звездам !

Ты встанешь бурною волною
В реке моих стихов,
И я с руки моей не смою,
Кармен, твоих духов…
И в тихий час ночной, как пламя,
Сверкнувшее на миг,
Блеснёт мне белыми зубами
Твой неотступный лик.

Да, я томлюсь надеждой сладкой,
Что ты , в чужой стране,
Что ты, когда -нибудь украдкой
Помыслишь обо мне . ..

За бурей жизни, за тревогой ,
За грустью всех измен,-
Пусть эта мысль предстанет строгой ,
Простой и белой, как дорога ,
К А К  Д А Л Ь Н И Й   П У Т Ь, К А Р М Е Н !

*     *     *

Нет, никогда моей , и ты ничьей не будешь.
Так вот, что так влеклосквозь бездну грустных
                                                               лет ,
Сквозь бездну дней пустых, чьё бремя
                                                     не  избудешь.
Вот почемуя -твой поклонник и поэт!
Здесь — страшная печать отверженности
                                                             женской
За прелесть дивную — постичь её нет сил
Там — дикий  сплав  миров , где часть души
                                                       вселенской
Рыдает , исходя  гармонией  светил.
Вот — мой  восторг, мой страх в тот  вечер
                                                     в тёмном зале !
Вот бедная,  зачем  тревожусь  за  тебя !
Вот чьи глаза меня так странно  провожали ,
Ещё не угадав,  не  зная. . .  не  любя !

Сама себе закон — летишь, летишь  ты мимо,
К созвездиям иным, не  ведая  орбит ,
И этот  мир  тебе — лишь красный  облак  дыма ,
Где что -то  жжёт,  поёт,  тревожит  и  горит !

И  в зареве  его  — твоя  безумна  младость…
Всё — музыка  и  свет :  нет  счастья , нет  измен …
Мелодией одной звучат  печаль  и  радость …
Но  я  люблю  тебя : я  сам  такой ,  Кармен .

31 марта  1914 год  Александр  Блок

*     *     *
Ты жил один ! Друзей ты не искал
И не  искал  единоверцев .
Ты острый нож  безжалостно  вонзал
В  открытое  для  счастья  сердце.

» Бумный  друг! Ты  мог  бы  счастлив  быть ! «—
» Зачем средь бурного ненастья
Мы,  всё  равно , не  можем  сохранить
Неумирающего   с ч а с т ь я !»

26   августа   1914  года.

Опера Бизе  Кармен  » http://www.belcanto.ru/carmen.html

Поэзия : Поэзия: прочее : Через двенадцать лет : Александр Блок : читать онлайн

Через двенадцать лет

1


Всё та же озерна́я гладь,
Всё так же каплет соль с градирен.
Теперь, когда ты стар и мирен,
О чем волнуешься опять?


Иль первой страсти юный гений
Еще с душой не разлучен,
И ты навеки обручен
Той давней, незабвенной тени?


Ты позови — она придет:
Мелькнет, как прежде, профиль важный,
И голос, вкрадчиво-протяжный,
Слова бывалые шепнет.

Июнь 1909

2


В темном парке под ольхой
В час полуночи глухой


Белый лебедь от весла
Спрятал голову в крыла.


Весь я — память, весь я — слух,
Ты со мной, печальный дух,


Знаю, вижу — вот твой след,
Смытый бурей стольких лет.


В те́нях траурной ольхи
Сладко дышат мне духи,


В листьях матовых шурша,
Шелестит еще душа,


Но за бурей страстных лет
Всё — как призрак, всё — как бред,


Всё, что было, всё прошло,
В прудовой туман ушло.

Июнь 1909

3


Когда мучительно восстали
Передо мной дела и дни,
И сном глубоким от печали
Забылся я в лесной тени, —


Не знал я, что в лесу девичьем
Проходит память прежних дней,
И, пробудясь в игре теней,
Услышал ясно в пеньи птичьем:


«Внимай страстям, и верь, и верь,
Зови их всеми голосами,
Стучись полночными часами
В блаженства замкнутую дверь!»

Июнь 1909

4


Синеокая, бог тебя создал такой.
Гений первой любви надо мной,


Встал он тихий, дождями омытый,
Запевает осой ядовитой,


Разметает он прошлого след,
Ему легкого имени нет,


Вижу снова я тонкие руки,
Снова слышу гортанные звуки,


И в глубокую глаз синеву
Погружаюсь опять наяву.

1897–1909

Bad Nauheim

5


Бывают тихие минуты:
Узор морозный на стекле;
Мечта невольно льнет к чему-то,
Скучая в комнатном тепле…


И вдруг — туман сырого сада,
Железный мост через ручей,
Вся в розах серая ограда,
И синий, синий плен очей…


О чем-то шепчущие струи,
Кружащаяся голова…
Твои, хохлушка, поцелуи,
Твои гортанные слова…

Июнь 1909

6


В тихий вечер мы встречались
(Сердце помнит эти сны).
Дерева едва венчались
Первой зеленью весны.


Ясным заревом алея,
Уводила вдоль пруда
Эта узкая аллея
В сны и тени навсегда.


Эта юность, эта нежность —
Что́ для нас она была?
Всех стихов моих мятежность
Не она ли создала?


Сердце занято мечтами,
Сердце помнит долгий срок,
Поздний вечер над прудами,
Раздушенный ваш платок.

23 марта 1910

Елагин остров

7


Уже померкла ясность взора,
И скрипка под смычок легла,
И злая воля дирижера
По арфам ветер пронесла…


Твой очерк страстный, очерк дымный
Сквозь сумрак ложи плыл ко мне.
И тенор пел на сцене гимны
Безумным скрипкам и весне…


Когда внезапно вздох недальный,
Домчавшись, кровь оледенил,
И кто-то бедный и печальный
Мне к сердцу руку прислонил…


Когда в гаданьи, еле зримый,
Встал предо мной, как редкий дым,
Тот призрак, тот непобедимый…
И арфы спели: улетим.

Март 1910

8


Всё, что память сберечь мне старается,
Пропадает в безумных годах,
Но горящим зигзагом взвивается
Эта повесть в ночных небесах.
Жизнь давно сожжена и рассказана,
Только первая снится любовь,
Как бесценный ларец перевязана
Накрест лентою алой, как кровь.


И когда в тишине моей горницы
Под лампадой томлюсь от обид,
Синий призрак умершей любовницы
Над кадилом мечтаний сквозит.

23 марта 1910

Утро в Москве


Упоительно встать в ранний час,
Легкий след на песке увидать.
Упоительно вспомнить тебя,
Что со мною ты, прелесть моя.


Я люблю тебя, панна моя,
Беззаботная юность моя,
И прозрачная нежность Кремля
В это утро — как прелесть твоя.

Июль 1909

«Как прощались, страстно кля́лись…»


Как прощались, страстно кля́лись
В верности любви…
Вместе таин приобщались,
Пели соловьи…


Взял гитару на прощанье
И у струн исторг
Все признанья, обещанья,
Всей души восторг…


Да тоска заполонила,
Порвала́сь струна…
Не звала б да не манила
Дальня сторона!


Вспоминай же, ради бога,
Вспоминай меня,
Как седой туман из лога
Встанет до плетня…

5 сентября 1909

«Всё на земле умрет — и мать, и младость…»


Всё на земле умрет — и мать, и младость,
Жена изменит, и покинет друг.
Но ты учись вкушать иную сладость,
Глядясь в холодный и полярный круг.


Бери свой челн, плыви на дальний полюс
В стенах из льда — и тихо забывай,
Как там любили, гибли и боролись…
И забывай страстей бывалый край.


И к вздрагиваньям медленного хлада
Усталую ты душу приучи,
Чтоб было здесь ей ничего не надо,
Когда оттуда ринутся лучи.

7 сентября 1909

На смерть Коммиссаржевской


Пришла порою полуночной
На крайний полюс, в мертвый край.
Не верили. Не ждали. Точно
Не таял снег, не веял май.


Не верили. А голос юный
Нам пел и плакал о весне,
Как будто ветер тронул струны
Там, в незнакомой вышине,


Как будто отступили зимы,
И буря твердь разорвала,
И струнно плачут серафимы,
Над миром расплескав крыла…


Но было тихо в нашем склепе,
И полюс — в хладном серебре.
Ушла. От всех великолепий —
Вот только: крылья на заре.


Что́ в ней рыдало? Что́ боролось?
Чего она ждала от нас?
Не знаем. Умер вешний голос,
Погасли звезды синих глаз.


Да, слепы люди, низки тучи…
И где нам ведать торжества?
Залег здесь камень бел-горючий,
Растет у ног плакун-трава…


Так спи, измученная славой,
Любовью, жизнью, клеветой…
Теперь ты с нею — c величавой,
С несбыточной твоей мечтой.


А мы — что́ мы на этой тризне?
Что́ можем знать, чему помочь?
Пускай хоть смерть понятней жизни,
Хоть погребальный факел — в ночь…


Пускай хоть в небе — Вера с нами
Смотри сквозь тучи: там она —
Развернутое ветром знамя,
Обетова́нная весна.

Февраль 1910

Голоса скрипок


Из длинных трав встает луна
Щитом краснеющим героя,
И буйной музыки волна
Плеснула в море заревое.


Зачем же в ясный час торжеств
Ты злишься, мой смычок визгливый,
Врываясь в мировой оркестр
Отдельной песней торопливой?


Учись вниманью длинных трав,
Разлейся в море зорь бесцельных,
Протяжный голос свой послав
В отчизну скрипок запредельных.

Февраль 1910

На Пасхе


В сапогах бутылками,
Квасом припомажен,
С новою гармоникой
Стоит под крыльцом.


На крыльце вертлявая,
Фартучек с кружевцом,
Каблучки постукивают,
Румяная лицом.


Ангел мой, барышня,
Что же ты смеешься,
Ангел мой, барышня,
Дай поцеловать!


Вот еще, стану я,
Мужик неумытый,
Стану я, беленькая,
Тебя целовать!

18 апреля 1910 — май 1914

«Когда-то гордый и надменный…»


Когда-то гордый и надменный,
Теперь с цыганкой я в раю,
И вот — прошу ее смиренно:
«Спляши, цыганка, жизнь мою».


И долго длится пляс ужасный,
И жизнь проходит предо мной
Безумной, сонной и прекрасной
И отвратительной мечтой…


То кружится, закинув руки,
То поползет змеей, — и вдруг
Вся замерла в истоме скуки,
И бубен падает из рук…


О, как я был богат когда-то,
Да всё — не стоит пятака:
Вражда, любовь, молва и злато,
А пуще — смертная тоска.

11 июля 1910

«Где отдается в длинных залах…»


Где отдается в длинных залах
Безумных троек тихий лёт,
Где вина теплятся в бокалах, —
Там возникает хоровод.


Шурша, звеня, виясь, белея,
Идут по медленным кругам;
И скрипки, тая и слабея,
Сдаются бешеным смычкам.


Одна выходит прочь из круга,
Простерши руку в полумглу;
Избрав назначенного друга,
Цветок роняет на полу.


Не поднимай цветка: в нем сладость
Забвенья всех прошедших дней,
И вся неистовая радость
Грядущей гибели твоей!..


Там всё — игра огня и рока,
И только в горький час обид
Из невозвратного далёка
Печальный ангел просквозит…

19 июля 1910

«Сегодня ты на тройке звонкой…»


Сегодня ты на тройке звонкой
Летишь, богач, гусар, поэт,
И каждый, проходя сторонкой,
Завистливо посмотрит вслед…


Но жизнь — проезжая дорога,
Неладно, жутко на душе:
Здесь всякой праздной голи много
Остаться хочет в барыше…


Ямщик — будь он в поддевке темной
С пером павлиньим напоказ,
Будь он мечтой поэта скромной, —
Не упускай его из глаз…


Задремлешь — и тебя в дремоте
Он острым полоснет клинком,
Иль на безлюдном повороте
К версте прикрутит кушаком,


И в час, когда изменит воля,
Тебе мигнет издалека
В кусте темнеющего поля
Лишь бедный светик светляка…

6 августа 1910

«В неуверенном, зыбком полете…»


В неуверенном, зыбком полете
Ты над бездной взвился и повис.
Что-то древнее есть в повороте
Мертвых крыльев, подогнутых вниз.


Как ты можешь летать и кружиться
Без любви, без души, без лица?
О, стальная, бесстрастная птица,
Чем ты можешь прославить творца?


В серых сферах летай и скитайся,
Пусть оркестр на трибуне гремит,
Но под легкую музыку вальса
Остановится сердце — и винт.

Ноябрь 1910

«Без слова мысль, волненье без названья…»


Без слова мысль, волненье без названья,
  Какой ты шлешь мне знак,
Вдруг взбороздив мгновенной молньей знанья
  Глухой декабрьский мрак?


Всё призрак здесь — и праздность, и забота,
  И горькие года…
Что б ни было, — ты помни, вспомни что-то,
  Душа… (когда? когда?)


Что б ни было, всю ложь, всю мудрость века,
  Душа, забудь, оставь…
Снам бытия ты предпочла отвека
  Несбыточную явь…


Чтобы сквозь сны бытийственных метаний,
  Сбивающих с пути,
Со знаньем несказа́нных очертаний,
  Как с факелом, пройти.

Декабрь 1911

«Ветр налетит, завоет снег…»


Ветр налетит, завоет снег,
И в памяти на миг возникнет
Тот край, тот отдаленный брег…
Но цвет увял, под снегом никнет…


И шелестят травой сухой
Мои старинные болезни…
И ночь. И в ночь — тропой глухой
Иду к прикрытой снегом бездне…


Ночь, лес и снег. И я несу
Постылый груз воспоминаний…
Вдруг — малый домик на поляне,
И девочка поет в лесу.

6 января 1912

«Шар раскаленный, золотой…»

Борису Садовскому


Шар раскаленный, золотой
Пошлет в пространство луч огромный,
И длинный конус тени темной
В пространство бросит шар другой.


Таков наш безначальный мир.
Сей конус — наша ночь земная.
За ней — опять, опять эфир
Планета плавит золотая…


И мне страшны, любовь моя,
Твои сияющие очи:
Ужасней дня, страшнее ночи
Сияние небытия.

6 января 1912

«Сквозь серый дым от краю и до краю…»


Сквозь серый дым от краю и до краю
  Багряный свет
Зовет, зовет к неслыханному раю,
  Но рая — нет.


О чем в сей мгле безумной, красно-серой,
  Колокола —
О чем гласят с несбыточною верой?
  Ведь мгла — всё мгла.


И чем он громче спорит с мглою будней,
  Сей праздный звон,
Тем кажется железней, непробудней
  Мой мертвый сон.

30 апреля 1912

«Есть минуты, когда не тревожит…»


Есть минуты, когда не тревожит
Роковая нас жизни гроза.
Кто-то на́ плечи руки положит,
Кто-то ясно заглянет в глаза…


И мгновенно житейское канет,
Словно в темную пропасть без дна…
И над пропастью медленно встанет
Семицветной дугой тишина…


И напев заглушенный и юный
В затаенной затронет тиши
Усыпленные жизнию струны
Напряженной, как арфа, души.

Июль 1912

«Болотистым пустынным лугом…»


Болотистым пустынным лугом
  Летим. Одни.
Вон, точно карты, полукругом
  Расходятся огни.


Гадай, дитя, по картам ночи,
  Где твой маяк…
Еще смелей нам хлынет в очи
  Неотвратимый мрак.


Он морем ночи замкнут — дальный
  Простор лугов!
И запах горький и печальный
  Туманов и духов,


И кольца сквозь перчатки тонкой,
  И строгий вид,
И эхо над пустыней звонкой
  От цоканья копыт —


Всё говорит о беспредельном,
  Всё хочет нам помочь,
Как этот мир, лететь бесцельно
  В сияющую ночь!

Октябрь 1912

Испанке


Не лукавь же, себе признаваясь,
Что на миг ты был полон одной,
Той, что встала тогда, задыхаясь,
Перед редкой и сытой толпой…


Что была, как печаль, величава
И безумна, как только печаль…
Заревая господняя слава
Исполняла священную шаль…


И в бедро уперлася рукою,
И каблук застучал по мосткам,
Разноцветные ленты рекою
Буйно хлынули к белым чулкам…


Но, средь танца волшебств и наитий,
Высоко занесенной рукой
Разрывала незримые нити
Между редкой толпой и собой,


Чтоб неведомый северу танец,
Крик Handá и язык кастаньет
Понял только влюбленный испанец
Или видевший бога поэт.

Октябрь 1912

«В небе — день, всех ночей суеверней…»


В небе — день, всех ночей суеверней,
Сам не знает, он — ночь или день.
На лице у подруги вечерней
Золотится неясная тень.


Но рыбак эти сонные струи
Не будил еще взмахом весла…
Огневые ее поцелуи
Говорят мне, что ночь — не прошла…


Легкий ветер повеял нам в очи…
Если можешь, костер потуши!
Потуши в сумасшедшие ночи
Распылавшийся уголь души!

Октябрь 1912

«В сыром ночном тумане…»


В сыром ночном тумане
Всё лес, да лес, да лес…
В глухом сыром бурьяне
Огонь блеснул — исчез…
Опять блеснул в тумане,
И показалось мне:
Изба, окно, герани
Алеют на окне…
В сыром ночном тумане
На красный блеск огня,
На алые герани
Направил я коня…
И вижу: в свете красном
Изба в бурьян вросла,
Неведомо несчастным
Быльём поросла…
И сладко в очи глянул
Неведомый огонь,
И над бурьяном прянул
Испуганный мой конь…
«О, друг, здесь цел не будешь,
Скорей отсюда прочь!
Доедешь — всё забудешь,
Забудешь — канешь в ночь!
В тумане да в бурьяне,
Гляди, — продашь Христа
За жадные герани,
За алые уста!»

Декабрь 1912

Седое утро

Утро туманное, утро седое…

Тургенев


Утреет. С богом! По домам!
Позвякивают колокольцы.
Ты хладно жмешь к моим губам
Свои серебряные кольцы,
И я — который раз подряд —
Целую кольцы, а не руки…
В плече, откинутом назад, —
Задор свободы и разлуки,
Но еле видная за мглой,
За дождевою, за докучной…
И взгляд — как уголь под золой,
И голос утренний и скучный…
Нет, жизнь и счастье до утра
Я находил не в этом взгляде!
Не этот голос пел вчера
С гитарой вместе на эстраде!..
Как мальчик, шаркнула; поклон
Отвешивает… «До свиданья…»
И звякнул о браслет жетон
(Какое-то воспоминанье)…
Я молча на нее гляжу,
Сжимаю пальцы ей до боли…
Ведь нам уж не встречаться боле…
Что ж на прощанье ей скажу?..
«Прощай, возьми еще колечко.
Оденешь рученьку свою
И смуглое свое сердечко
В серебряную чешую…
Лети, как пролетала, тая,
Ночь огневая, ночь былая…
Ты, время, память притуши,
А путь снежком запороши».

29 ноября 1913

«Есть времена, есть дни, когда…»


Есть времена, есть дни, когда
Ворвется в сердце ветер снежный,
И не спасет ни голос нежный,
Ни безмятежный час труда…


Испуганной и дикой птицей
Летишь ты, но заря — в крови…
Тоскою, страстью, огневицей
Идет безумие любви…


Пол-сердца — туча грозовая,
Под ней — всё глушь, всё немота,
И эта — прежняя, простая —
Уже другая, уж не та…


Темно, и весело, и душно,
И, задыхаясь, не дыша,
Уже во всем другой послушна
Доселе гордая душа!

22 ноября 1913

«Я вижу блеск, забытый мной…»


Я вижу блеск, забытый мной,
Я различаю на мгновенье
За скрипками — иное пенье,
Тот голос низкий и грудной,


Каким ответила подруга
На первую любовь мою.
Его доныне узнаю
В те дни, когда бушует вьюга,


Когда былое без следа
Прошло, и лишь чужие страсти
Напоминают иногда,
Напоминают мне — о счастьи.

12 декабря 1913

«Ты говоришь, что я дремлю…»


Ты говоришь, что я дремлю,
Ты унизительно хохочешь.
И ты меня заставить хочешь
Сто раз произнести: люблю.


Твой южный голос томен. Стан
Напоминает стан газели,
А я пришел к тебе из стран,
Где вечный снег и вой метели.


Мне странен вальса легкий звон
И душный облак над тобою.
Ты для меня — прекрасный сон,
Сквозящий пылью снеговою…


И я боюсь тебя назвать
По имени. Зачем мне имя?
Дай мне тревожно созерцать
Очами жадными моими


Твой южный блеск, забытый мной,
Напоминающий напрасно
День улетевший, день прекрасный,
Убитый ночью снеговой.

12 декабря 1913

«Ваш взгляд — его мне подстеречь…»


Ваш взгляд — его мне подстеречь…
Но уклоняете вы взгляды…
Да! Взглядом — вы боитесь сжечь
Меж нами вставшие преграды!


Когда же отойду под сень
Колонны мраморной угрюмо
И пожирающая дума
Мне на лицо нагонит тень,


Тогда — угрюмому скитальцу
Вослед скользнет ваш беглый взгляд,
Тревожно шелк зашевелят
Трепещущие ваши пальцы,


К ланитам хлынувшую кровь
Не скроет море кружев душных,
И я прочту в очах послушных
Уже ненужную любовь.

12 декабря 1913

«Натянулись гитарные струны…»


Натянулись гитарные струны,
  Сердце ждет.
Только тронь его голосом юным —
  Запоет!


И старик перед хором
  Уже топнул ногой.
Обожги меня голосом, взором,
  Ксюша, пой!


И гортанные звуки
  Понеслись,
Словно в се́ребре смуглые руки
  Обвились…


Бред безумья и страсти,
  Бред любви…
Невозможное счастье!
  На! Лови!

19 декабря 1913

«Ты — буйный зов рогов призывных…»


Ты — буйный зов рогов призывных,
Влекущий на неверный след,
Ты — серый ветер рек разливных,
Обманчивый болотный свет.


Люблю тебя, как посох — странник,
Как воин — милую в бою,
Тебя провижу, как изгнанник
Провидит родину свою.


Но лик твой мне незрим, неведом,
Твоя непостижима власть:
Ведя меня, как вождь, к победам,
Испепеляешь ты, как страсть.

Декабрь 1913

«Как день, светла, но непонятна…»


Как день, светла, но непонятна,
Вся — явь, но — как обрывок сна,
Она приходит с речью внятной,
И вслед за ней — всегда весна.


Вот здесь садится и болтает.
Ей нравится дразнить меня
И намекать, что всякий знает
Про тайный вихрь ее огня.


Но я, не вслушиваясь строго
В ее порывистую речь,
Слежу, как ширится тревога
В сияньи глаз и в дрожи плеч.


Когда ж дойдут до сердца речи,
И опьянят ее духи,
И я влюблюсь в глаза и в плечи,
Как в вешний ветер, как в стихи, —


Сверкнет холодное запястье,
И, речь прервав, она сама
Уже твердит, что сила страсти —
Ничто пред холодом ума!..

20 февраля 1914

«Петербургские сумерки снежные…»


Петербургские сумерки снежные.
Взгляд на улице, розы в дому…
Мысли — точно у девушки нежные,
А о чем — и сама не пойму.


Всё гляжусь в мое зеркало сонное…
(Он, должно быть, глядится в окно…)
Вон лицо мое — злое, влюбленное!
Ах, как мне надоело оно!


Запевания низкого голоса,
Снежно-белые руки мои,
Мои тонкие рыжие волосы, —
Как давно они стали ничьи!


Муж ушел. Свет такой безобразный…
Всё же кровь розовеет… на свет…
Посмотрю-ка, он там или нет?
Так и есть… ах, какой неотвязный!

15 марта 1914

«Смычок запел. И облак душный…»


Смычок запел. И облак душный
Над нами встал. И соловьи
Приснились нам. И стан послушный
Скользнул в объятия мои…
Не соловей — то скрипка пела,
Когда ж оборвалась струна,
Кругом рыдала и звенела,
Как в вешней роще, тишина…
Как там, в рыдающие звуки
Вступала майская гроза…
Пугливые сближались руки,
И жгли смеженные глаза…

14 мая 1914

«Ты жил один! Друзей ты не искал…»


Ты жил один! Друзей ты не искал
  И не искал единоверцев.
Ты острый нож безжалостно вонзал
  В открытое для счастья сердце.


«Безумный друг! Ты мог бы счастлив быть!..» —
  «Зачем? Средь бурного ненастья
Мы, всё равно, не можем сохранить
  Неумирающего счастья!»

26 августа 1914

«Превратила всё в шутку сначала…»


Превратила всё в шутку сначала,
Поняла — принялась укорять,
Головою красивой качала,
Стала слезы платком вытирать.


И, зубами дразня, хохотала,
Неожиданно всё позабыв.
Вдруг припомнила всё — зарыдала,
Десять шпилек на стол уронив.


Подурнела, пошла, обернулась,
Воротилась, чего-то ждала,
Проклинала, спиной повернулась
И, должно быть, навеки ушла…


Что ж, пора приниматься за дело,
За старинное дело свое. —
Неужели и жизнь отшумела,
Отшумела, как платье твое?

29 февраля 1916

«Та жизнь прошла…»


Та жизнь прошла,
И сердце спит,
Утомлено.
И ночь опять пришла,
Бесстрашная — глядит
В мое окно.


И выпал снег,
И не прогнать
Мне зимних чар…
И не вернуть тех нег,
И странно вспоминать,
Что был пожар.

31 августа 1914

«Была ты всех ярче, верней и прелестней…»


Была ты всех ярче, верней и прелестней,
  Не кляни же меня, не кляни!
Мой поезд летит, как цыганская песня,
  Как те невозвратные дни…


Что было любимо — всё мимо, мимо,
  Впереди — неизвестность пути…
Благословенно, неизгладимо,
  Невозвратимо… прости!

31 августа 1914

«Разлетясь по всему небосклону…»


Разлетясь по всему небосклону,
Огнекрасная туча идет.
Я пишу в моей келье мадонну,
Я пишу — моя дума растет.


Вот я вычертил лик ее нежный,
Вот под кистью рука расцвела,
Вот сияют красой белоснежной
Два небесных, два легких крыла…


Огнекрасные отсветы ярче
На суровом моем полотне…
Неотступная дума всё жарче
Обнимает, прильнула ко мне…

31 августа 1914

«Он занесен — сей жезл железный…»


Он занесен — сей жезл железный —
Над нашей головой. И мы
Летим, летим над грозной бездной
Среди сгущающейся тьмы.


Но чем полет неукротимей,
Чем ближе веянье конца,
Тем лучезарнее, тем зримей
Сияние Ее лица.


И сквозь круженье вихревое,
Сынам отчаянья сквозя,
Ведет, уводит в голубое
Едва приметная стезя.

3 декабря 1914

«Пусть я и жил, не любя…»


Пусть я и жил, не любя,
Пусть я и клятвы нарушу, —
Всё ты волнуешь мне душу,
Где бы ни встретил тебя!


О, эти дальние руки!
В тусклое это житье
Очарованье свое
Вносишь ты, даже в разлуке!


И в одиноком моем
Доме, пустом и холодном,
В сне, никогда не свободном,
Снится мне брошенный дом.


Старые снятся минуты,
Старые снятся года…
Видно, уж так навсегда
Думы тобою замкну́ты!


Кто бы ни звал — не хочу
На суетливую нежность
Я променять безнадежность —
И, замыкаясь, молчу.

8 октября 1915

«Протекли за годами года…»


Протекли за годами года,
И слепому и глупому мне
Лишь сегодня приснилось во сне,
Что она не любила меня никогда…


Только встречным случайным я был,
Только встречным я был на пути,
Но остыл тот младенческий пыл,
И она мне сказала: прости.


А душа моя — той же любовью полна,
И минуты с другими отравлены мне,
Та же дума — и песня одна
Мне звучала сегодня во сне…

30 сентября 1915

«За горами, за лесами…»


За горами, за лесами,
За дорогами пыльными,
За холмами могильными —
Под другими цветешь небесами…


И когда забелеет гора,
Дол оденется зеленью вешнею,
Вспоминаю с печалью нездешнею
Всё былое мое, как вчера…


В снах печальных тебя узнаю
И сжимаю руками моими
Чародейную руку твою,
Повторяя далекое имя.

30 сентября 1915

Кармен (1914)

«Как океан меняет цвет…»


Как океан меняет цвет,
Когда в нагроможденной туче
Вдруг полыхнет мигнувший свет, —
Так сердце под грозой певучей
Меняет строй, боясь вздохнуть,
И кровь бросается в ланиты,
И слезы счастья душат грудь
Перед явленьем Карменситы.

4 марта 1914

«На небе — празелень, и месяца осколок…»


На небе — празелень, и месяца осколок
Омыт, в лазури спит, и ветер, чуть дыша,
Проходит, и весна, и лед последний колок,
И в сонный входит вихрь смятенная душа…


Что́ месяца нежней, что́ зорь закатных выше?
Знай про себя, молчи, друзьям не говори:
В последнем этаже, там, под высокой крышей,
Окно, горящее не от одной зари…

24 марта 1914

«Есть демон утра. Дымно-светел он…»


Есть демон утра. Дымно-светел он,
Золотокудрый и счастливый.
Как небо, синь струящийся хитон,
Весь — перламутра переливы.


Но как ночною тьмой сквозит лазурь,
Так этот лик сквозит порой ужасным,
И золото кудрей — червонно-красным,
И голос — рокотом забытых бурь.

24 марта 1914

«Бушует снежная весна…»


Бушует снежная весна.
Я отвожу глаза от книги…
О, страшный час, когда она,
Читая по руке Цуниги,
В глаза Хозе метнула взгляд!
Насмешкой засветились очи,
Блеснул зубов жемчужный ряд,
И я забыл все дни, все ночи,
И сердце захлестнула кровь,
Смывая память об отчизне…
А голос пел: Ценою жизни
Ты мне заплатишь за любовь!

18 марта 1914

«Среди поклонников Кармен…»


Среди поклонников Кармен,
Спешащих пестрою толпою,
Ее зовущих за собою,
Один, как тень у серых стен
Ночной таверны Лиллас-Пастья,
Молчит и сумрачно глядит,
Не ждет, не требует участья,
Когда же бубен зазвучит
И глухо зазвенят запястья, —
Он вспоминает дни весны,
Он средь бушующих созвучий
Глядит на стан ее певучий
И видит творческие сны.

26 марта 1914

«Сердитый взор бесцветных глаз…»


Сердитый взор бесцветных глаз.
Их гордый вызов, их презренье.
Всех линий — таянье и пенье.
Так я Вас встретил в первый раз.
В партере — ночь. Нельзя дышать.
Нагрудник черный близко, близко…
И бледное лицо… и прядь
Волос, спадающая низко…
О, не впервые странных встреч
Я испытал немую жуткость!
Но этих нервных рук и плеч
Почти пугающая чуткость…
В движеньях гордой головы
Прямые признаки досады…
(Так на людей из-за ограды
Угрюмо взглядывают львы).
А там, под круглой лампой, там
Уже замолкла сегидилья,
И злость, и ревность, что не к Вам
Идет влюбленный Эскамильо,
Не Вы возьметесь за тесьму,
Чтобы убавить свет ненужный,
И не блеснет уж ряд жемчужный
Зубов — несчастному тому…
О, не глядеть, молчать — нет мочи,
Сказать — не надо и нельзя…
И вы уже (звездой средь ночи),
Скользящей поступью скользя,
Идете — в поступи истома,
И песня Ваших нежных плеч
Уже до ужаса знакома,
И сердцу суждено беречь,
Как память об иной отчизне, —
Ваш образ, дорогой навек…


А там: Уйдем, уйдем от жизни,
Уйдем от этой грустной жизни!
Кричит погибший человек…


И март наносит мокрый снег.

25 марта 1914

«Вербы — это весенняя таль…»


Вербы — это весенняя таль,
И чего-то нам светлого жаль,
Значит — теплится где-то свеча,
И молитва моя горяча,
И целую тебя я в плеча.


Этот колос ячменный — поля,
И заливистый крик журавля,
Это значит — мне ждать у плетня
До заката горячего дня.
Значит — ты вспоминаешь меня.


Розы — страшен мне цвет этих роз,
Это — рыжая ночь твоих кос?
Это — музыка тайных измен?
Это — сердце в плену у Кармен?

30 марта 1914

«Ты — как отзвук забытого гимна…»


Ты — как отзвук забытого гимна
В моей черной и дикой судьбе.
О, Кармен, мне печально и дивно,
Что приснился мне сон о тебе.


Вешний трепет, и лепет, и шелест,
Непробудные, дикие сны,
И твоя одичалая прелесть —
Как гитара, как бубен весны!


И проходишь ты в думах и грезах,
Как царица блаженных времен,
С головой, утопающей в розах,
Погруженная в сказочный сон.


Спишь, змеею склубясь прихотливой,
Спишь в дурмане и видишь во сне
Даль морскую и берег счастливый,
И мечту, недоступную мне.


Видишь день беззакатный и жгучий
И любимый, родимый свой край,
Синий, синий, певучий, певучий,
Неподвижно-блаженный, как рай.


В том раю тишина бездыханна,
Только в куще сплетенных ветвей
Дивный голос твой, низкий и странный,
Славит бурю цыганских страстей.

28 марта 1914

«О да, любовь вольна, как птица…»


О да, любовь вольна, как птица,
  Да, всё равно — я твой!
Да, всё равно мне будет сниться
  Твой стан, твой огневой!


Да, в хищной силе рук прекрасных,
  В очах, где грусть измен,
Весь бред моих страстей напрасных,
  Моих ночей, Кармен!


Я буду петь тебя, я небу
  Твой голос передам!
Как иерей свершу я требу
  За твой огонь — звездам!


Ты встанешь бурною волною
  В реке моих стихов,
И я с руки моей не смою,
  Кармен, твоих духов…


И в тихий час ночной, как пламя,
  Сверкнувшее на миг,
Блеснет мне белыми зубами
  Твой неотступный лик.


Да, я томлюсь надеждой сладкой,
  Что ты, в чужой стране,
Что ты, когда-нибудь, украдкой
  Помыслишь обо мне…


За бурей жизни, за тревогой,
  За грустью всех измен, —
Пусть эта мысль предстанет строгой,
  Простой и белой, как дорога,
  Как дальний путь, Кармен!

28 марта 1914

«Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…»


Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь.
Так вот что так влекло сквозь бездну грустных лет,
Сквозь бездну дней пустых, чье бремя не избудешь.
Вот почему я — твой поклонник и поэт!


Здесь — страшная печать отверженности женской
За прелесть дивную — постичь ее нет сил.
Там — дикий сплав миров, где часть души вселенской
Рыдает, исходя гармонией светил.


Вот — мой восторг, мой страх в тот вечер в темном зале!
Вот, бедная, зачем тревожусь за тебя!
Вот чьи глаза меня так странно провожали,
Еще не угадав, не зная… не любя!


Сама себе закон — летишь, летишь ты мимо,
К созвездиям иным, не ведая орбит,
И этот мир тебе — лишь красный облак дыма,
Где что-то жжет, поет, тревожит и горит!


И в зареве его — твоя безумна младость…
Всё — музыка и свет: нет счастья, нет измен…
Мелодией одной звучат печаль и радость…
Но я люблю тебя: я сам такой, Кармен.

31 марта 1914

«Как океан меняет цвет…»


Как океан меняет цвет,
Когда в нагроможденной туче
Вдруг полыхнет мигнувший свет, —
Так сердце под грозой певучей
Меняет строй, боясь вздохнуть,
И кровь бросается в ланиты,
И слезы счастья душат грудь
Перед явленьем Карменситы.

4 марта 1914

«На небе — празелень, и месяца осколок…»


На небе — празелень, и месяца осколок
Омыт, в лазури спит, и ветер, чуть дыша,
Проходит, и весна, и лед последний колок,
И в сонный входит вихрь смятенная душа…


Что́ месяца нежней, что́ зорь закатных выше?
Знай про себя, молчи, друзьям не говори:
В последнем этаже, там, под высокой крышей,
Окно, горящее не от одной зари…

24 марта 1914

«Есть демон утра. Дымно-светел он…»


Есть демон утра. Дымно-светел он,
Золотокудрый и счастливый.
Как небо, синь струящийся хитон,
Весь — перламутра переливы.


Но как ночною тьмой сквозит лазурь,
Так этот лик сквозит порой ужасным,
И золото кудрей — червонно-красным,
И голос — рокотом забытых бурь.

24 марта 1914

«Бушует снежная весна…»


Бушует снежная весна.
Я отвожу глаза от книги…
О, страшный час, когда она,
Читая по руке Цуниги,
В глаза Хозе метнула взгляд!
Насмешкой засветились очи,
Блеснул зубов жемчужный ряд,
И я забыл все дни, все ночи,
И сердце захлестнула кровь,
Смывая память об отчизне…
А голос пел: Ценою жизни
Ты мне заплатишь за любовь!

18 марта 1914

«Среди поклонников Кармен…»


Среди поклонников Кармен,
Спешащих пестрою толпою,
Ее зовущих за собою,
Один, как тень у серых стен
Ночной таверны Лиллас-Пастья,
Молчит и сумрачно глядит,
Не ждет, не требует участья,
Когда же бубен зазвучит
И глухо зазвенят запястья, —
Он вспоминает дни весны,
Он средь бушующих созвучий
Глядит на стан ее певучий
И видит творческие сны.

26 марта 1914

«Сердитый взор бесцветных глаз…»


Сердитый взор бесцветных глаз.
Их гордый вызов, их презренье.
Всех линий — таянье и пенье.
Так я Вас встретил в первый раз.
В партере — ночь. Нельзя дышать.
Нагрудник черный близко, близко…
И бледное лицо… и прядь
Волос, спадающая низко…
О, не впервые странных встреч
Я испытал немую жуткость!
Но этих нервных рук и плеч
Почти пугающая чуткость…
В движеньях гордой головы
Прямые признаки досады…
(Так на людей из-за ограды
Угрюмо взглядывают львы).
А там, под круглой лампой, там
Уже замолкла сегидилья,
И злость, и ревность, что не к Вам
Идет влюбленный Эскамильо,
Не Вы возьметесь за тесьму,
Чтобы убавить свет ненужный,
И не блеснет уж ряд жемчужный
Зубов — несчастному тому…
О, не глядеть, молчать — нет мочи,
Сказать — не надо и нельзя…
И вы уже (звездой средь ночи),
Скользящей поступью скользя,
Идете — в поступи истома,
И песня Ваших нежных плеч
Уже до ужаса знакома,
И сердцу суждено беречь,
Как память об иной отчизне, —
Ваш образ, дорогой навек…


А там: Уйдем, уйдем от жизни,
Уйдем от этой грустной жизни!
Кричит погибший человек…


И март наносит мокрый снег.

25 марта 1914

«Вербы — это весенняя таль…»


Вербы — это весенняя таль,
И чего-то нам светлого жаль,
Значит — теплится где-то свеча,
И молитва моя горяча,
И целую тебя я в плеча.


Этот колос ячменный — поля,
И заливистый крик журавля,
Это значит — мне ждать у плетня
До заката горячего дня.
Значит — ты вспоминаешь меня.


Розы — страшен мне цвет этих роз,
Это — рыжая ночь твоих кос?
Это — музыка тайных измен?
Это — сердце в плену у Кармен?

30 марта 1914

«Ты — как отзвук забытого гимна…»


Ты — как отзвук забытого гимна
В моей черной и дикой судьбе.
О, Кармен, мне печально и дивно,
Что приснился мне сон о тебе.


Вешний трепет, и лепет, и шелест,
Непробудные, дикие сны,
И твоя одичалая прелесть —
Как гитара, как бубен весны!


И проходишь ты в думах и грезах,
Как царица блаженных времен,
С головой, утопающей в розах,
Погруженная в сказочный сон.


Спишь, змеею склубясь прихотливой,
Спишь в дурмане и видишь во сне
Даль морскую и берег счастливый,
И мечту, недоступную мне.


Видишь день беззакатный и жгучий
И любимый, родимый свой край,
Синий, синий, певучий, певучий,
Неподвижно-блаженный, как рай.


В том раю тишина бездыханна,
Только в куще сплетенных ветвей
Дивный голос твой, низкий и странный,
Славит бурю цыганских страстей.

28 марта 1914

«О да, любовь вольна, как птица…»


О да, любовь вольна, как птица,
  Да, всё равно — я твой!
Да, всё равно мне будет сниться
  Твой стан, твой огневой!


Да, в хищной силе рук прекрасных,
  В очах, где грусть измен,
Весь бред моих страстей напрасных,
  Моих ночей, Кармен!


Я буду петь тебя, я небу
  Твой голос передам!
Как иерей свершу я требу
  За твой огонь — звездам!


Ты встанешь бурною волною
  В реке моих стихов,
И я с руки моей не смою,
  Кармен, твоих духов…


И в тихий час ночной, как пламя,
  Сверкнувшее на миг,
Блеснет мне белыми зубами
  Твой неотступный лик.


Да, я томлюсь надеждой сладкой,
  Что ты, в чужой стране,
Что ты, когда-нибудь, украдкой
  Помыслишь обо мне…


За бурей жизни, за тревогой,
  За грустью всех измен, —
Пусть эта мысль предстанет строгой,
  Простой и белой, как дорога,
  Как дальний путь, Кармен!

28 марта 1914

«Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…»


Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь.
Так вот что так влекло сквозь бездну грустных лет,
Сквозь бездну дней пустых, чье бремя не избудешь.
Вот почему я — твой поклонник и поэт!


Здесь — страшная печать отверженности женской
За прелесть дивную — постичь ее нет сил.
Там — дикий сплав миров, где часть души вселенской
Рыдает, исходя гармонией светил.


Вот — мой восторг, мой страх в тот вечер в темном зале!
Вот, бедная, зачем тревожусь за тебя!
Вот чьи глаза меня так странно провожали,
Еще не угадав, не зная… не любя!


Сама себе закон — летишь, летишь ты мимо,
К созвездиям иным, не ведая орбит,
И этот мир тебе — лишь красный облак дыма,
Где что-то жжет, поет, тревожит и горит!


И в зареве его — твоя безумна младость…
Всё — музыка и свет: нет счастья, нет измен…
Мелодией одной звучат печаль и радость…
Но я люблю тебя: я сам такой, Кармен.

31 марта 1914

Читать «Фиг ли нам, красивым дамам!» — Вильмонт Екатерина Николаевна — Страница 1

Екатерина Вильмонт

Фиг ли нам, красивым дамам!

© Вильмонт Е. Н., 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Ты – как отзвук забытого гимна В моей чёрной и дикой судьбе.

А. Блок

Часть 1

– Дань, ты чего?

– Не понял?

– Ты чего так пялишься на эту тетку?

Данила улыбнулся невесте.

– Ни на кого я не пялюсь. Просто задумался.

– О чем?

– Да не о чем, а о ком.

– И о ком же? – кокетливо спросила Илона.

– О тебе, понятное дело! А ты что, ревнуешь?

– Еще как! Но, конечно, не к этой тетке!

– А по-моему, она вовсе не тетка.

– А кто?

– Дама. Элегантная дама! В возрасте! – добавил он.

Илона улыбнулась.

– Ну то-то же!

Но Данила лукавил. Он глаз не мог оторвать от лица этой женщины. А про возраст сказал, просто чтобы двадцатидвухлетняя Илона успокоилась. Женщине было хорошо за тридцать. Смуглая кожа, огромные глаза, чувственный рот и устало-отрешенное выражение лица. Интересно, какого цвета у нее глаза? Наверное, зеленые. Отсюда не видно. И еще поразительной красоты руки с крупными кольцами. Она медленно пила кофе из большой чашки и лениво ковыряла ложечкой какой-то десерт. Ждет кого-то?

– Дань, я пойду на минутку…

– Иди, только недолго, а то я соскучусь.

Боже, какая женщина! Обручального кольца не видно. Она почувствовала его взгляд, подняла свои фантастические глаза, оказалось, синие, и едва заметно улыбнулась. Не ему, нет. Да я ей триста лет не нужен. А я бы за такую в огонь и в воду. Интересно, какие у нее волосы? На женщине была какая-то сложная повязка, с крупным узлом возле левого уха. Но вот она посмотрела на часы, достала телефон, набрала номер.

– Алло! Иосиф Маркович? Добрый день, это Ариадна.

От ее голоса у него занялось дыхание. Ее зовут Ариадна! Как ей идет это имя.

– Опять пялишься? – раздался веселый голосок Илоны.

О чем Ариадна говорила с Иосифом Марковичем, он уже не слышал.

– Данька, а ты будешь меня презирать, если я закажу мороженое?

– Да! Я оболью тебя презрением! Но чтобы ты не страдала от моего презрения, закажу себе тирамису!

– Данька, я тебя обожаю!

– Взаимно, девушка!

К Ариадне подошел официант, она расплатилась с ним и встала. Данила удивился, она оказалась среднего роста. А он думал – она высокая.

– Стильная штучка, – заметила Илона.

– Ты находишь?

– Да! Каблуки бы чуть повыше. Хотя в ее возрасте уже тяжеловато…

Волна глухого раздражения захлестнула Данилу. Но он сдержался.

Женщина ушла. Чувство невозвратимой потери сдавило сердце. Как мимолетное виденье, как гений чистой красоты…

Илона с удовольствием уписывала мороженое.

Я ее не люблю, отчетливо прозвучало в голове у Данилы. Он испугался этой мысли – через два месяца предстояла свадьба. Не гони коней, сказал он себе. Илона отличная девчонка, она меня любит, и вообще… Ей двадцать два, она красотка, вроде бы неглупая, вполне хозяйственная, мама ее одобряет. А эта… Надо же, Ариадна… Эту Ариадну я, скорее всего, никогда больше не увижу. Если бы я был художником, я бы писал ее портреты, много портретов, разных… Интересно, зачем на голове у нее эта повязка? Волосы плохие? Или облысела после химиотерапии? Фу, что за мысли! Или я защищаюсь от впечатления, которое произвела на меня эта Ариадна? Похоже на то. На такую женщину никогда не надоест смотреть. И голос ее слышать тоже… Да ладно, Данила, это как в кино – увидал какую-то немыслимую красавицу и стал ее фанатом. Но жить это ведь не мешает. Да и забудется она дня через два.

– Данька, как твое тирамису?

– Что? – очнулся он. – Тирамису? Да не очень. Бывает лучше. Ну что, попросим счет?

– Конечно!

Дни шли, а женщина из кафе не забывалась. Ее лицо, отрешенная улыбка буквально преследовали его. С этим надо что-то делать. Но что? Искать иголку в стоге сена? Время лечит, просто курс лечения может быть более длительным. Раза два он заезжал в то кафе в надежде, что она там завсегдатай, но тщетно.

Навалились дела, командировка в Сирию, а там уж было не до прекрасных незнакомок. А когда он вернулся, Илона закатила ему истерику.

– Ты не должен! Ты не смеешь! Там так опасно! Я ни спать не могла, ни есть! Даня, если ты меня любишь, умоляю, перейди на другую работу! Хорошие журналисты везде нужны! У меня же минуты спокойной не будет! А если у нас ребеночек родится? Беременным нельзя волноваться!

– Ты разве беременна?

– Пока нет, но мы же поженимся, и тогда…

– И тогда, ты полагаешь, я пойду работать в глянцевый журнал, писать отчеты о светских вечеринках? Так это тоже небезопасно. Знаешь, я однажды слышал, как рычал Никита Джигурда. По мне, так разрывы снарядов и то благозвучнее.

– Вечно ты все сводишь к шутке, а я серьезно…

– Знаешь, я тоже серьезно. И имей в виду – я военный корреспондент, я люблю свою профессию, а если ты боишься волнений, так не будем жениться, ищи себе мужа, более приспособленного для твоего душевного комфорта.

Она заплакала. Его охватила тоска.

– Даня, сейчас такое тревожное время…

– И что? По-твоему, я, молодой мужик, должен спрятаться под стол и держаться за твою юбку? Но я, возможно, через год-другой уже наиграюсь в войнушку и с кайфом буду вести какое-нибудь идиотское ток-шоу. А пока мне рано!

Он еще никогда не говорил с нею так жестко. Она испугалась.

– Хорошо, я понимаю. Ты, конечно, прав. Просто я так тебя люблю!

– Если любишь, запомни: на меня нельзя давить, я этого в принципе не приемлю. В принципе! А уж в том, что касается моей работы, тем более. Все. Закрыли тему.

Она испуганно на него взглянула. Он никогда еще так с нею не говорил.

– Данечка, я… Ты прости, я не собиралась на тебя давить, просто боюсь за тебя…

– Знаешь, мама тоже за меня боится, но…

– А тебе-то самому не бывает там страшно?

– Ну почему же… Бывает. Еще как! Но я уже не могу без этой работы. И знаешь, если бы я даже поддался на твои уговоры и сменил работу, ты бы меня через два месяца возненавидела. Я ведь могу быть поистине кошмарным типом, когда мне скучно, такое могу вытворить! Мало не покажется!

– Значит, тебе со мной скучно?

– Дело не в тебе. Мне с самим собой скучно вне моей работы. Месяц – это максимум, который я могу выдержать. И если мне не изменяет память, я тебя предупреждал, когда речь зашла о свадьбе.

– Ладно, Данечка, я все поняла. Но ты же меня любишь?

– Да люблю, люблю…

О господи, неужели все бабы задают этот идиотский вопрос? Интересно, та женщина тоже задает его? Уверен, что нет. У нее просто нет сомнений, что любой мужик, до которого она снизойдет, будет помирать от любви. Тьфу ты, что за наваждение! Больше месяца прошло, а она все не забывается.

– Данчик, ты папе сообщил о свадьбе? – спросила мама.

– Конечно. Обещал приехать.

– Вот и славно. Он тебя не отговаривал от женитьбы?

– Да нет, – засмеялся Данила. – Просто удивился. И спросил: «Ты совсем дурак, что ли?»

– Да, твой отец, когда мы разводились, сказал: «Больше я на эти грабли наступать не буду!» И, как видишь, держит слово. Сынок, а ты… Ты уверен, что хочешь жениться?

– Ты почему спросила? Тебе же нравилась Илонка?

– Она мне и сейчас нравится. Хорошая девочка. Толковая, неглупая, тебя любит… Ну и хорошенькая, как картинка. Просто она на днях звонила, была грустная… Ты ее ничем не обидел?

– Да вроде нет. Просто она… Короче, она потребовала, чтобы я поменял работу, а для меня это неприемлемо.

– Она именно потребовала?

– Да не то чтобы категорически потребовала, но дала понять… Вполне недвусмысленно. Да еще и со слезами. Ты бы, мамочка, объяснила девушке, что со мной такое не проходит.

знаменитостей, которые раскололи «звездное знамя»

Лили Мартис 04.07.2015

Конечно, высокие ноты в Национальном гимне сложно воспроизвести, и его тексты часто нечеткие, но эти исполнения известных певцов просто ужасны. Кто-то забывает текст, кто-то совсем не в теме, а кто-то пытается внести свой вклад в ритм, но в любом случае они полностью режут его и ставят себя в неловкое положение перед огромным количеством людей.

Итак, прикройте свое сердце (и уши), слушая худшие выступления «Усеянного звездами баннера.”

  • Кери Хилсон

    Вы когда-нибудь делали ошибку и хотели бы вернуться и исправить ее? Что ж, именно это и сделала R&B певица Кери Хилсон , когда забыла текст на матче NBA Lakers vs. Hawks в 2010 году. Она пропустила куплет, в котором говорилось: «О, валы, которые мы смотрели, так храбро транслировались». Затем она возвращается, чтобы исправить это, как будто никто этого не заметит. Все заметили.

  • Стивен Тайлер

    Фронтмен Aerosmith Стивен Тайлер громко и ужасно исполнил национальный гимн на матче чемпионата AFC 2012 года.Да, и он забыл слова, когда он сказал «как взрываются бомбы» вместо «взрываются бомбы».

  • Скотт Стэпп

    Певице Creed , обладательнице премии «Грэмми», нужно «Стапп» исполнить национальный гимн. Скотт Стэпп несколько раз разбивал «Звездное знамя», худшее из которых было на NASCAR Ford 400 в 2005 году, а совсем недавно — на игре Florida Marlins в 2010 году.

  • Майкл Болтон

    Помните, в школе вы читали и писали ответы на тест на ладони, думая, что учитель этого не заметит? Что ж, У Майкла Болтона была похожая идея на бейсбольном матче «Ред Сокс против Янки» в 2003 году, когда он остановился, чтобы взглянуть на текст на своей руке. Это и странное эхо, которое следовало за каждой строчкой, делали его выступление дважды провальным.

  • Винс Нил

    Mötley Crüe Фронтмен Винс Нил исполнил a capella и совершенно неаккуратно исполненный Государственный гимн в 2015 году на первом матче своей футбольной команды Las Vegas Outlaws.Хотя он правильно произнес большинство слов, его голоса было достаточно, чтобы у кого-нибудь пошла кровь из ушей.

  • Джеймс Тейлор

    Одно дело — забыть текст, но как насчет того, чтобы забыть, какая песня наш гимн? Именно это произошло на Мировой серии 2013 года, когда Джеймс Тейлор запел песню «America the Beautiful». К счастью, певец, получивший премию Грэмми, осознал свою ошибку, остановился и снова начал с «Усеянного звездами баннера.”

  • Кэт ДеЛуна

    Когда-то восходящая поп-звезда с многообещающим будущим, Kat DeLuna так и не смогла добиться успеха после выступления с Национальным гимном на распроданной игре Dallas Cowboys в 2008 году. Она слишком старалась играть высокие ноты, наполовину забыла текст, носил ноты слишком долго и полностью испортил последнюю ноту. Что еще хуже, она на самом деле думала, что преуспела в этом спектакле — то есть до тех пор, пока все не освистали ее в конце.

  • Джесси Маккартни

    Джесси Маккартни не просто пропустил пару слов; он пропустил всю строчку государственного гимна на NASCAR Pepsi 500. Хотя казалось, что он даже не осознал свою ошибку, все остальные точно это поняли.

  • Р. Келли

    Обычно во время исполнения государственного гимна толпа с руками над сердцами молчит из уважения.Однако исполнение R. Kelly было далеко не типичным. Во время исполнения национального гимна, вдохновленного хип-хопом, на поединке Джермейна Тейлора и Бернарда Хопа, он продолжал пытаться заставить толпу хлопать в ладоши. Толпу же не обрадовали

  • Аарон Льюис

    Что посеешь, то и пожнешь. После громкой критики выступления Кристины Агилеры на Суперкубке , Аарон Льюис , солист The Staind , испортил слова государственного гимна перед пятой игрой Мировой серии 2014 года.

  • Синди Лаупер

    В 10-летнюю годовщину 11 сентября Синди Лаупер забыла слова государственного гимна во время своего выступления на церемонии памяти Открытого чемпионата США 2011 года. После того, как «О’эр, мы наблюдали за валами, — пела она, — наш флаг все еще развевался», а не «так галантно развевался».

  • Скотти МакКрири

    Американский идол Победитель Скотти МакКрири с трудом пел национальный гимн перед первой игрой Мировой серии в 2011 году.Во-первых, его микрофон не был включен, поэтому ему пришлось начать все сначала. Возможно, этот фальстарт сбил его с толку, потому что позже он, похоже, пел: «Нет, Хосе делает это звездное знамя» вместо «О, скажи, это усыпанное звездами знамя».

  • Лорен Алайна

    Американский идол , занявшая второе место Лорен Алайна пропустила лирику, заставив ее замолчать, когда она пела национальный гимн перед игрой Детройт Лайонс-Грин Бэй Пэкерс в День Благодарения в 2011 году.

  • Джейми Фокс

    Задушевное исполнение Джейми Фокса «Усеянного звездами знамени» было неплохим, просто немного не по сценарию. Однако незадолго до того, как он собирался спеть национальный гимн на фестивале «Бой века» Флойда Мейвезера и Мэнни Пакьяо в 2015 году, его голосовой монитор якобы вышел из строя, из-за чего он рассинхронизировался с органом.

неловких национальных гимнов провалились | Отчет Bleacher

0 из 20

    Кэмерон Спенсер / Getty Images

    Если вы никогда не встречали меня, я должен сказать, что пою одну невероятную версию «Усеянного звездами знамени» — особенно в состоянии алкогольного опьянения — не спрашивайте мне почему.

    И хотя можно легко запомнить все слова, если вокруг меня всего несколько друзей, я не уверен, что справился бы также со стадионом, набитым людьми, — хотя мне бы очень хотелось попробовать когда-то.

    Поскольку я считаю, что пение государственного гимна перед игрой по-прежнему является одной из лучших традиций в спорте, я решил дать всем этим будущим певцам совет, что им не делать — например, делать те же ошибки, что и все остальные. этих людей, которые действительно потерпели неудачу в этом.

1 из 20

    Реальный ли результат? Нет.

    Тем не менее, исполнение гимна Майей Рудольф, бывшим актером Saturday Night Live , звучит примерно так же точно, как и любой из этих гимнов, которые вы увидите.

    Рудольф неплохо подходит на роль певца.

2 из 20

    Хотя я и не являюсь личным фанатом — хотя «Genie In A Bottle» действительно напоминает мне времена, когда я был в средней школе, Кристина Агилера определенно оказалась способной изобразить некоторые серьезные ноты.

    И хотя она прекрасно это сделала во время исполнения государственного гимна перед Суперкубком в 2011 году, она, казалось, забыла один важный компонент — слова!

    Да ладно, по крайней мере, она пыталась потом объясниться.

3 из 20

    Вот короткое слово для мудрых: никогда не нанимайте жену тренера, чтобы она пела гимн страны.

    В данном случае «Голден Стэйт Уорриорз» отказались от этой теории, позволив жене главного тренера Марка Джексона Дезире попробовать свои силы в этом.

    Хотя выступление не начинается ужасно, финал просто ужасен, певица так долго продлевает последнюю ноту, что диктор PA фактически благодарит ее еще до того, как она закончила.

    Для игроков было бы неразумно улыбнуться — если, конечно, они не захотят провести какое-то время на скамейке рядом с тренером.

4 из 20

    Как я уже упоминал на предыдущем слайде об игроках Golden State, сдерживающих ухмылки, пока жена их тренера пела гимн, Ottawa Senators и Pittsburgh Penguins просто не могли сдержать себя перед игрой пару сезонов назад .

    Серьезно, хотя я могу оценить талант певицы Меши Брейгергосман, я не мог разобрать ни черта из ее рта, и, что еще хуже, она была обязана петь и государственные гимны Канады, и гимны Канады. Соединенные Штаты.

    Надеюсь, ни у кого из ушей не пошла кровь.

5 из 20

    Погодите, Виктория Зарленга действительно получает деньги за пение, верно?

    Господи, никто не смог убедить меня в этом, услышав ее интересный взгляд на национальный гимн перед мужским футбольным матчем между США и Шотландией в 2012 году.

    Реакция игроков и ворчание в толпе должны сказать нам Все, как убого Виктория звучала на том стадионе.

6 из 20

    Я хочу привнести немного души в национальный гимн, но Р.Выступление Келли перед матчем-реваншем между боксерами Бернардом Хопкинсом и Джермейном Тейлором просто многовато.

    Вялая музыка звучит как рекламная реклама для ребенка, который учится петь, и когда вы понимаете, что внутри ринга танцует пара, это действительно неловко.

    Увидев это, может быть, пришло время подумать об изменении государственного гимна на «Ignition (Remix)» Келли, потому что он должен быть лучше, чем его попытка в реальной жизни.

7 из 20

    Сначала, слушая исполнение национального гимна «восходящей певицей» Кэт Делуна, вы можете столкнуться с проблемой, почему я его включил.

    По мере того, как песня продолжается, становится ясно, что Делуна слишком старалась.

    Получив кивок, чтобы спеть перед игрой в понедельник вечером в 2008 году, доминиканская певица, похоже, так и не оправилась от этой ошибки, поскольку она напрягается, чтобы играть по нотам, полузабывает слова и рвет последнюю ноту.

    Естественно, толпа разразилась криками — и это последнее, что кто-то слышал о Кэт Делуна.

8 из 20

    R&B певица Кери Хилсон обычно представляет собой идеальное сочетание таланта и сексуальной привлекательности, поскольку она доказала, что умеет петь.

    Но в ту ночь в 2010 году перед игрой между «Атланта Хокс» и «Лос-Анджелес Лейкерс» мисс Кери было бы лучше, если бы она просто стояла напыщенно и хорошо выглядела, потому что она определенно не звучала великолепно.

    Это потому, что певица забыла слова и повторила себя, что, я уверен, выбило ее из игры.

9 из 20

    Как парень, семья которого живет в Нэшвилле, я знаю, что кантри-звезды в моде в городе.

    И хотя кантри не является чем-то новым, местные жители всегда гордятся тем, что кто-то из них может продемонстрировать свой талант на национальной сцене.

    Ой.

    Это то, о чем подумали многие кантри-фанаты, увидев, как певец Люк Брайан испортил гимн перед Матчем всех звезд MLB 2010 года, вынужденный полагаться на свою руку, чтобы запомнить слова, за что он извинился.

    Эй, если это работает для учеников средней школы в их викторинах, почему это не работает и для кантри-звезд?

10 из 20

    В наши дни основной проблемой начальных школ является финансирование музыкальных программ.

    Если когда-либо и существовал контрольный пример того, почему школьный округ действительно должен инвестировать в него, то это выступление на школьном футбольном матче должно быть им — потому что это чертовски ужасно.

    Когда фанаты с трибун сочувственно аплодируют, надеясь вселить в певца достаточно уверенности, чтобы пройти через песню, не унижая себя полностью, вы знаете, что это плохо.

11 из 20

    Я умоляю вас не ненавидеть посланника этим представлением, потому что подшучивать над 11-летней девочкой с моей стороны довольно жалко.

    Но после того, как вы услышите выступление «начинающего певца» Харпера Грузиньша из игры MLS в 2012 году, у вас возникнет то же чувство, что и у меня, а это полнейшее смущение.

    Звучит как девушка, кричащая песню Бейонсе в душе, Харпер просто не может ее обрезать, что должно заставить всех сочувствовать ей.

    Для любого, кто хочет стать родителем, я могу представить, что это то, на что похожа истерика, за исключением того, что это в форме песни.

12 из 20

    Неужели это убило бы эту среднюю школу, вкладывая деньги в хорошую звуковую систему?

    Возможно, это было все, что потребовалось, чтобы спастись от того, чтобы оказаться в моем списке, потому что сама песня на самом деле звучала не слишком ужасно.

    К сожалению, как только динамики издали звучание как пропускающий компакт-диск — со своим собственным моментом Milli Vanilli — все пошло к черту.

    Положительным моментом является то, что, по крайней мере, весь тренажерный зал продемонстрировал свой патриотизм, спев песню вместе.

13 из 20

    Это один из самых известных моментов провала государственного гимна, который когда-либо случался.

    13-летняя Натали Гилберт не только боролась с гриппом, когда она исполняла национальный гимн перед битком в зале перед игрой Portland Trail Blazers в 2003 году, но и забыла слова.

    Видя, что она изо всех сил пытается сохранить самообладание, тогдашний главный тренер Blazers Морис Чикс налетел, как будто Натали была его собственной дочерью, давая девушке еще один голос, чтобы завершить песню.

    Конечно, это был трогательный момент. Но это все равно была одна из самых больших неудач.

14 из 20

    Иногда лучше просто бросить курить.

    И для всех, кто любит неловкие моменты, увидеть, как Кэролайн Марсил пытается спеть национальный гимн перед показательным хоккейным матчем между сборными U.С. и Канада сделают ваш день лучше.

    Забыть слова, перезапустить песню, уйти, а затем поскользнуться на льду, когда она наберется смелости попробовать в последний раз, — все равно что смотреть, как кто-то входит в логово льва.

15 из 20

    Куба Гудинг-старший мог быть солистом R&B группы The Main Ingredient, но он показал, что ему не хватало части рецепта во время исполнения национального гимна.

    Некоторые вещи, исходящие из уст чувака, заставляют задуматься, был ли он на чем-то или просто не знал слов.

    Но, эй, как он однажды сказал: «Все дурачатся».

16 из 20

    Позор Майклу Болтону за то, что он прочитал текст государственного гимна с его руки.

    После того, как Болтон так усердно работал, чтобы превратиться из длинноволосого певца начала 90-х в парня, который проявил немного остроумия и юмора с группой The Lonely Island, Болтон во время этого выступления 2003 года попал в тяжелые времена.

    Шпаргалка на его руке была плохой, но можем ли мы что-нибудь сделать с этим эхом, исходящим из динамиков, которое должно было сыграть роль в том, что он забыл, где он был в песне.

17 из 20

    Фанаты, записывающие песню, спросили, может быть, группа Эли Янга все еще была пьяна с предыдущей ночи?

    Я не уверен, что есть какая-то другая причина, по которой вокалист не только забыл текст, но и внезапно остановился и начал песню заново.

    Вот быстрый совет — когда вы хотите продавать альбомы, не делайте ничего подобного.

18 из 20

    Я не хочу показаться здесь старомодным, всеамериканским патриотом, но смотреть, как Розанна Барр поет национальный гимн, немного неуважительно, вам не кажется?

    Мчась по песне, надоедливо крича во все горло, а затем, когда она, наконец, закончила, охватывавшая шиканье махая толпе, планка — без каламбура — в этом выступлении была установлена ​​довольно низко.

19 из 20

    Мурашки по коже.

    Это все, что любой должен получить, услышав «исполнение» гимна бывшим олимпийцем Карлом Льюисом перед игрой 1993 года между «Нью-Джерси Нетс» и «Чикаго Буллз».

    С его ломким голосом, когда он изо всех сил пытался набрать ноты, Льюис не только остановил середину песни, чтобы извиниться остроумным: «Сейчас я исправлюсь», чтобы попытаться вернуть фанатов на свою сторону. Но у него были обе скамейки, которые либо смеялись, либо молились, чтобы песня закончилась.

    Даже бывший ведущий ESPN Чарли Штайнер не смог удержать это в секрете, когда писал об этом.

20 из 20

    Увы, мы достигли вершины — или, в случае Алексиса Норманда, самого низа.

    Вставляя мычание, чтобы скрыть тот факт, что она не знала слов государственного гимна, Алексис изо всех сил старается сделать все возможное, чтобы просто пройти через песню.

    Как говорит ведущий, девушка была из Канады, так что мы все должны дать ей перерыв.

    Тем не менее, возникает один вопрос — какого черта они не могли заставить одного из 300 миллионов жителей США спеть?

Певцы выдерживают давление: вступление к гимну бейсбола берет на себя патриотизм и нервы

Джонни Матис станет первой звездой, которая покажет свои полосы для California Angels и Old Glory в этом бейсбольном сезоне на стадионе Анахайм, возглавляя толпу в день открытия. петь гимн в понедельник.

Несмотря на то, что исполнители гимнов делают это легко, много работы, беспокойства и удивления входит в краткую постановку, которая предшествует каждой игре. «Люди не осознают, какие это трудные две минуты», — сказал Джон Севано, директор по связям с общественностью «Ангелов», который руководил отбором певцов в течение последних трех сезонов.

Певцы гимна Angels разделяют немного патриотизма, любви к спорту и нервного возбуждения каждый раз, когда они стоят у своей тарелки перед 32 500 толпой и поют «Усеянное звездами знамя».

«Мое любимое место, чтобы петь, — стадион« Ангел », — сказал Матис. «У них лучшая настройка.Орган играет вместе с вами. . . и ты прямо перед фанатами, а не на поле, как в некоторых парках ».

Матис, 50, будет вести фанатов в понедельник в тональности ля-бемоль. «Раньше я никогда не заботился и не думал о том, какой ключ — просто то, что было проще всего для всех участников. Но однажды на игре Доджерса я сказал, что это не имеет значения, и начал. . . К концу я действительно визжал. Я научился просить спеть ее ля-бемоль ».

«Я всегда очень нервничаю, пока не выходит эта первая нота», — сказала 29-летняя Джо Леткинс из Ирвина, которая поет несколько раз в год для Angels. Но для Леткинса, который работает на дистрибьютора домашнего видео в Ирвине, нервозность уступает место «красоте, когда (национальный гимн) поется так, как он был написан, и когда вы заставляете его звучать так, как будто вы впервые когда-нибудь пел.

«Это никогда не перестает быть забавным», — сказала Джуди Джеффрис, ранее работавшая на канале NBC «Санта-Барбара», которая поет гимн а капелла «в мартовском темпе, а оркестр играет в моей голове».

«Но вы должны помнить, — сказала она, — что люди приходят не просто чтобы вас послушать; им нравится, когда гимн исполняется с уважением.

Независимая телеведущая Лиза Боумен, 33 года, из Канады, преодолевает дрожь перед тем, как начать петь, говоря себе, что еще не все фанаты расселись. «Но я все еще нервничаю — у меня трясутся руки и пересыхает горло — но я к этому привык».

Когда Лесли Истербрук из ABC «Надежда Райана» поет гимн, она готовится, записывая текст на листе бумаги, который кладет в карман. «Я не смотрю на это, но я знаю, что он всегда будет там, если мне это понадобится», — сказала она.

Даже ветеран гимна Глен Кэмпбелл, 49 лет, признается, что нервничает.Он сказал, что аккомпанирование себе на гитаре помогает ему расслабиться. «Это помогает мне сохранять ритм и избавляет меня от беспокойства по поводу задержек звуковой системы. Я могу погрузиться в это — спеть от всего сердца — и не обращать внимания на то, что происходит вокруг меня ».

И, сказал Севано: «Это не только нервное время для артиста, но и нервное время для человека, который заказывает шоу из-за нашей проблемы с обратной связью (звуковой системы) — и вы беспокоитесь, что они могут это подбодрить. много.»

Звуковая система стадиона имеет 1.Он сказал, что 5-секундная задержка, но «когда ты поешь, это звучит как четыре дня».

Джои Инглиш, 40 лет, из ранчо Палос Вердес, сказал, что около 10 лет назад гимн пел из будки органиста Шэя Торрента наверху, «но мне это не понравилось. Ты просто не получил отзывов от фанатов ».

Одна игра, Инглиш сказала, что она попросила техников подключить к системе один маленький наушник, который она принесла из дома. Устройство позволяло ей слышать орган на полной громкости одним ухом, игнорируя эхо в другом.«Это сработало отлично, за исключением того, что я забыл об одном аспекте задержки: мой сын позже спросил меня:« Мама, почему ты ушла с поля, прежде чем закончила петь? »»

Some Lip-Sinc to Tape

Today , гарнитуры помогают певцам справляться с задержкой звука, но некоторые группы, такие как Heritage Singers, синхронизируют губы с записью, потому что их количество превышает количество гарнитур.

Два года назад, по словам Севано, один солист отказался от предложения наушников.

«Он поднялся туда и запел:« А, скажи, ты видишь? », Но ничего не услышал, поэтому остановился.Затем он начал возвращаться к нему из динамиков, и после того, как он услышал это, он продолжил следующие несколько слов.

«Вся песня была такой:« К по , , , рассвет, , рассвет, , начало , начало , свет, , свет, ». Ему потребовалось четыре минуты и 30 секунд, чтобы спеть одноминутный 17-секундный гимн. . »

Те, кто хочет петь на домашней тарелке Ангелов, не доберутся до первой базы без традиционного исполнения.

«(Владелец команды Джин) Отри очень непреклонен в том, что песня делается« прямо », — сказал Севано.«Это не значит, что вы не можете добавить интонации в песню, но он не хочет, чтобы вы сделали из нее балладу Барри Манилоу или рок-н-ролльное попурри Джеймса Брауна».

И, как сказал Севано, Отри непреклонен в том, что певцы не поднимают слово free на октаву ближе к концу песни.

Севано вспомнил двух женщин: «Одна была здесь несколько лет и просто забыла. . . . И дошли слухи, что мистер Отри предпочел бы не получать ее обратно ».

Вторая, Истербрук, сказала, что она взяла бесплатно и осталась с высокими нотами, чтобы закончить песню на стадионе Анахайма в течение нескольких лет, и не слышала никаких жалоб.Но однажды, по ее словам, она получила предупреждение «примерно за полторы минуты до того, как я должна была петь, но я решила сделать это по-своему. И я не вернулся «.

И Севано сказал, что Ангелы не будут спрашивать ее.

Проблемы за пределами парка

Проблемы иногда возникают за пределами парка.

Сьюзан Ричардсон, 33 года, из ABC «Восьмерки достаточно» позвонила Севано однажды в прошлом году из своего лимузина, который застрял в пробке на шоссе Сан-Диего в Лонг-Бич незадолго до начала игры.«У меня есть лимузин, чтобы забрать участников моей рок-группы и меня, и (я) сказала сотне людей, что буду петь государственный гимн», — сказала она.

Игра продолжалась около 20 минут, когда Ричардсон прибыл на стадион.

«Когда мы приехали в Анахайм, люди на трибунах, которых я просил прийти, были в ярости, группа была в бешенстве, а я вспотел при 100-градусной жаре в этом дизайнерском, белом смокинге за 700 долларов, и я был в ярости. . . . Но мы с группой спели гимн по дороге домой с опущенными окнами », — вспоминает она.

Когда Ричардсон не явился вовремя, на помощь пришел органист Торрент, который живет в Санта-Барбаре, играя под подпевку фанатов. Но иногда несчастье одного певца — шанс другого.

«Я спел национальный гимн Американского легиона в Буэна-парке, поэтому люди знали, что это сделал я», — сказал 74-летний Эд Хоффман из Анахайма. «Но однажды, около 10 лет назад, когда я работал швейцаром на стадионе, один менеджер пришел ко мне и спросил, не хочу ли я спеть это.Я сказал: «Конечно. Я бы хотел. Когда? »И он сказал:« Примерно через пять минут ».

Гимн поют не только знаменитости. Организации могут назначить кого-то, когда покупают большие пакеты билетов; другие люди спрашивают сами.

Все, что нужно, — это хороший голос, демо-запись и смелость, чтобы спеть песню перед тысячами фанатов бейсбола. За свои старания певцы получают пропуск на парковку и четыре места за домом; закуски не включены. На седьмом иннинге вызовы на бис ограничены «Take Me Out to the Ballgame».

Некоторые «довольно смешные»

Некоторые, кто спрашивает о пении, — это актеры или начинающие записывающиеся артисты, которым нужен перерыв или телевизионное выступление, сказал Севано. «Другие звучат чудесно в душе и думают, что здесь они будут звучать чудесно. Некоторые, я признаю, довольно комичны, и вы просто очень вежливо говорите: «У нас сейчас нет вакансии» ».

В этом сезоне 81 домашняя дата, и от 15 до 20 из них открыты. — сказал Севано. «Многие из нас — это обратный бизнес.Когда у тебя появляется хороший певец, ты все время спрашиваешь его об этом ».

У Indian River Boys, квартета в стиле кантри-вестерн, предварительно запланировано 19 концертов, по словам Ричарда Янси, менеджера группы. «У нас также есть первая попытка сыграть в плей-офф», — сказал он. «Во-первых, после Глена Кэмпбелла, фаворита Ковбоя (Отри)».

Многие исполнители гимнов Ангелов открыли игры для других команд в Саутленде и других местах.

Торрент, сейчас начинает свой 21-й сезон за клавишными для Ангелов, ранее играл на играх Chicago White Sox, где он поддерживал таких сильных нападающих, как Нэт Кинг Коул («У него были слова на листе бумаги в его шляпе, но пели не те где-то вокруг красных бликов «ракет». ‘») И Дэнни Томас (« Он потерялся из-за эха и крикнул в микрофон: «Останься со мной!» »).

«Furnished in Early Red Wing»

Джои Инглиш, который появлялся на шоу в Лас-Вегасе, «и во многих ночных клубах на Среднем Западе, которые теперь являются стоянками», был почитаем хоккейной командой Detroit Red Wings. Она сказала, что пела на каждой домашней игре в течение четырех лет, «и получила много подарков Red Wing. Мой дом был обставлен в стиле раннего Red Wing ».

Когда Джеффрис из Глендейла пела гимн на авиашоу в Кливленде, ей пришлось начать как скайдайвер, спрыгнуть с самолета и закончить, когда она упала на землю.Менее точное время требовалось, когда она пела перед дебатами Рейгана и Картера в 1980 году в Кливлендском конференц-центре.

Муж Истербрук вызвал ее на дебютный гимн, надеясь получить билеты на баскетбольный матч плей-офф Лос-Анджелес Лейкерс несколько лет назад, но сериал длился недолго. Ее пение на Super Bowl XVII в Rose Bowl помогло его утешить.

И Хоффман, служащий почтового отделения и профессиональный певец на пенсии, несколько лет назад в день открытия был устроен на красной ковровой дорожке в Бостоне.Его сын Гленн, участник Red Sox, записал в свой контракт, что его отец будет петь в тот день. «Я был в восторге. И когда я закончил, Гленн подошел и обнял меня. Не могу передать, как это было замечательно ».

О Скажи, ты умеешь петь на стадионе? Это Tough Song

«Я люблю танцевальную поп-музыку, но я всегда хочу, чтобы люди знали, что я действительно умею петь», — сказала г-жа Перос. «Я выхожу и выступаю, и есть только реверберация, задержка и мой голос.

Не все бейсбольные гимны исполняются традиционно. Поп-музыканты, страстные поклонники бейсбола, часто ухватываются за возможность оказать честь. Кирк Хэммет, ведущий гитарист группы Metallica, выросший в Сан-Франциско, и Джеймс Хэтфилд, солист группы, открыли игру для San Francisco Giants с искаженным гитарным дуэтом гимна в мае этого года. Стивен Тайлер и Джеймс Тейлор исполнили гимн в своем собственном неподражаемом стиле для своей домашней команды Red Sox в Fenway Park в Бостоне.

Г-н Стейнберг, старший советник Red Sox, который работал руководителем в Dodgers and the Orioles, сказал, что рок-звезды стали обычным делом пробовать свои силы в исполнении гимна с тех пор, как Джоан Джетт успешно спела его для ее любимые иволги в конце 1980-х. Бостон, колыбель революции, однако, Red Sox, как правило, идут с военной темой четвертого июля, сказал г-н Стейнберг, поэтому команда попросила музыканта второго класса Нину Черч, вокалистку группы Navy Band Northeast в г. Ньюпорт, Р.I. сделать почести в ее белом платье.

Старшина Чёрч, 29 лет, сказал, что, будучи участником оркестра ВМФ, «вы могли бы назвать меня профессионалом в пении государственного гимна». По ее словам, ключ к успеху — это начать с правильной ноты. «Диапазон пьесы — октава плюс пятая часть», — пояснила она. «Многие люди начинают слишком высоко».

Из-за того, что песня такая сложная, у большинства команд Высшей лиги есть группа проверенных певцов, к которым они возвращаются снова и снова. В Цинциннати, например, дуэт мужа и жены Уолли и О’Вейда Госсер уже 50 лет исполняют гимн на Играх Reds.

Лос-Анджелесские ангелы из Анахейма обращаются к одному из своих ветеранов-исполнителей гимнов для своей игры на Четвертое: 34-летняя Мэнди Пинто, современный христианский автор песен, руководящая музыкой в ​​церкви Real Life в Валенсии, Калифорния. исполнял гимн на стадионе Доджер и на стадионе Энджел в течение 16 лет. Ей никогда не платили за исполнение гимна, кроме билетов.И хотя она пела его много раз, по ее словам, это все равно приносит ей удовлетворение.

«Это песня, которая объединяет нас как страну», — сказала она. «Я уверен, что есть тысячи людей, которые не верят так, как я, но что-то есть в этой песне. Это всегда объединяющий момент ».

Отделение фактов от вымысла о «Звездном знамени»

14 сентября 1814 года битва при форте МакГенри вдохновила Фрэнсиса Скотта Ки написать «Усеянное звездами знамя». Марк Клэг из Мичиганского университета исправляет некоторые распространенные мифы о нашем национальном гимне.

Фрэнсис Скотт Ки (предоставлено Wikimedia Commons)

Миф № 1 : Фрэнсис Скотт Ки находился в плену на борту британского корабля во время бомбардировки Балтимора.

Исправление : Ки находился на борту своего американского перемирия во время битвы.

Ки и его коллега-юрист Джон С. Скиннер, агент США по делам военнопленных, отплыли из Балтимора 5 сентября 1814 года на американском перемирии и направились вниз по реке Патапско, надеясь встретить британский флот где-нибудь в Чесапикском заливе.Они были на миссии милосердия, чтобы договориться об освобождении пожилого доктора Уильяма Бинса, гражданского некомбатанта, который был взят в плен британцами при отбытии из Вашингтона, округ Колумбия, после сожжения Белого дома, Капитолия и других правительств. здания в отместку за сожжение США Йорка (нынешний Торонто) в апреле 1813 года.

Ки был убедительным дополнением к команде переговорщиков из-за его тесных семейных связей как с Соединенными Штатами, так и с Англией. Его отец служил в Континентальной армии; его дядя оставался британским лоялистом во время революции.Миссия Ки была успешной.

Во время переговоров, а затем после освобождения доктора Ки и Бинс были переведены из H.M.S. Тоннант, где они вели переговоры с британским адмиралом Кокрейном, к H.M.S. Сюрприз и, наконец, возвращение к собственному американскому кораблю-перемирию. (Точное название этого корабля бросило вызов поколениям исследователей.) Во время мучительной 25-часовой бомбардировки их корабль был привязан к британскому судну (не участвовавшему в боевых действиях) и помещен под охрану, чтобы не допустить Ки и его товарищей. от раскрытия защитникам Балтимора любых подслушанных планов нападения.Ки, вероятно, находился примерно в шести-восьми милях от американского форта Мак-Генри, который защищал от неизбежного поражения американцев, защищая вход в гавань Балтимора. Превосходное британское вооружение обрушивалось на форт с недавно спроектированных бомбардировщиков, стоящих на якоре вне досягаемости собственных орудий форта.

И все же Ки встал утром 14 сентября 1814 года и через линзу своей подзорной трубы увидел 15-звездочный и 15-полосный флаг своей страны, демонстративно развевающийся над фортом. Он был в приподнятом настроении и радовался, будучи уверенным, что вмешался Бог.Следующие два дня он провел в ожидании ухода британцев, когда они освободят его и его соотечественников. А что делает поэт-патриот, когда ему нечего делать и когда он стал свидетелем знаменательного события? Он написал текст песни на известную мелодию, которую он хорошо знал.

Миф № 2 : Фрэнсис Скотт Ки нарисовал «Звездное знамя» на обратной стороне конверта (или письма).

Correction : Ки, скорее всего, написал свой черновик на чистом листе бумаги ручкой и чернилами.

Хотя первоначальный рабочий проект лирики Ки утерян, в 1814 году конверты обычно не использовались, и то только богатыми для особых случаев. Вместо этого письма во времена Ки были написаны на листе бумаги, который был сложен и запечатан воском. Почтовые расходы взимались по количеству листов в письме, поэтому лист почтовой упаковки был бы и пустой тратой бумаги, и пустой тратой денег, поскольку он удваивал почтовые расходы.

Задержан во время битвы на борту своего собственного американского перемирия корабля — такого, который был бы достаточно обеспечен для официального U.С. дипломатическая миссия — Ки имел бы под рукой много чистого листа бумаги и других письменных принадлежностей. Он планировал, например, на бумаге и ручке написать соглашение об освобождении для доктора Бинса, вести хронику его путешествия и написать письмо президенту Мэдисону о судьбе его миссии. Он не стал использовать макулатуру для своего отчета.

Сохранившийся рукописный окончательный вариант лирики Ки принадлежит Историческому обществу Мэриленда. Обратите внимание, что Ки выбежал из комнаты, когда он писал, и четвертый стих сморщился внизу страницы.Даже народные поэты люди!

Копия

Ки была затем передана в типографию в Балтиморе, и 1000 листовок были напечатаны и розданы американским солдатам и ополченцам, которые служили в «Обороне форта МакГенри», что было оригинальным названием лирики Ки.

Миф № 3 : Фрэнсис Скотт Ки написал «стихотворение», позже поставленное на музыку кем-то другим.

Correction : «Усеянное звездами знамя» всегда задумывалось Ки как песня, и он написал свою «лирику», чтобы она соответствовала определенной мелодии по своему выбору.

Обычно упоминаемого как поэта, Фрэнсиса Скотта Ки более точно помнят — по крайней мере, в связи с «Усеянным звездами знаменем» — как автора текстов. Фактически, он написал тексты всего для трех песен и десяти гимнов. Во всех случаях он изобретал слова, которые соответствовали ранее существовавшим музыкальным моделям. Это было типично для эпохи Кея, когда нотные записи с ручной гравировкой были дорогими, а печатание слов было обычным, быстрым и довольно дешевым.

Согласно одной стратегии, известной как традиция широких баллад, тексты песен должны быть написаны так, чтобы соответствовать ритму и контуру знакомых мелодий, и публиковаться в виде текста только в газетах и ​​книгах. Мелодии этих «широких баллад» обычно обозначались примечанием чуть ниже их названия. Наиболее успешные из этих текстов стали «вирусными» и были перепечатаны местными газетами (в то время, конечно, все газеты были местными).

В самом первом издании теперь известной лирики Ки, например, указывалось, что эти слова должны были быть спеты на «Мелодию — Анакреон на небесах». Эта композиция, известная также как «Анакреонту на небесах» или «Анакреонтическая песня», была гимном клуба музыкантов-любителей конца восемнадцатого века в Лондоне, Англия, под названием «Анакреонтическое общество».Хотя он немного отличается в деталях ритма и мелодических контуров, его мелодия легко узнаваема, как мелодия, которую поют сегодня в исполнении «Усеянного звездами знамени».

Мы также уверены, что Ки знал анакреонтическую мелодию до того, как написал «Усеянное звездами знамя», потому что он использовал эту мелодию раньше. За девять лет до нападения на Балтимор Ки написал свою первую патриотическую песню — «Когда воин возвращается» — в честь лейтенанта Стивена Декейтера-младшего и Чарльза Стюарта, двух героев Триполитанской войны. После практики Ки написал слова, соответствующие мелодии «Анакреонтической песни», и, как сообщается, сам спел эту песню на ужине в честь героев. Ки даже повторно использовал несколько поэтических приемов из этой песни 1805 года в «Усеянном звездами знамени». К ним относятся такие рифмы, как «волна» и «храбрый», «опустошение войны» и, что наиболее важно, фраза «усыпанный звездами» для описания «флага нашей нации».

Мелодия «Анакреонтической песни» часто использовалась для постановочных баллад в эпоху Ки.До 1820 года в печати появилось более 80 анакреонтических текстов. Как поэтическая форма, она была уникальной. Он состоит из восьмистрочных строф — четыре типичных — и эти восемь строк содержат девять рифм. Каждая строка имеет рифму в конце, плюс в пятой строке есть дополнительная внутренняя рифма. В лирике Ки 1814 есть эта дополнительная рифма во фразе «И красный свет ракет , взрывы бомб в воздухе , всю ночь доказали, что наш флаг все еще был там ». Таким образом, он точно соответствует структурной модели, уникальной для пародий на «Анакреонтическую песню.«Просто невероятно, чтобы Ки мог случайно написать восьмистрочный текст с девятью рифмами.

Тем не менее, поскольку Ки не сохранил для истории свидетельство из первых рук о написании Знамени, другие, включая музыканта Фердинанда Дюранга и шурина Ки, председателя Верховного суда Роджера Б. Тейни, утверждали, что был тем, кто собрал текст и настроил вместе. Может быть, они заметили, что сделал Ки, но в то время любой читатель понял бы, что это широкая баллада, а ее отличительная линия и схема рифм подходят к одной-единственной мелодии, популярной мелодии, которую Кей использовал раньше.

Myth # 4 : Key’s Banner основан на мелодии похабной старой английской застольной песни.

Исправление : «Анакреонтическая песня» была конституционным гимном элитного лондонского любительского музыкального общества… , но все усложняется .

Фрэнсис Скотт Ки, скорее всего, столкнулся бы с мелодией «Анакреонтической песни» изначально через ее самую популярную американскую пародию — песню, написанную в поддержку второго президента США Джона Адамса и известную как «Адамс и Либерти».Так что для Ки песня вполне могла быть чисто американской. Также вероятно, что он знал оригинальную клубную мелодию английских музыкантов, так как его семья имела британское происхождение.

Эта оригинальная песня была конституционным гимном The Anacreontic Society, мужского музыкального клуба, базирующегося в Лондоне и основанного около 1766 года. Несомненно, члены клуба пили алкоголь на собраниях (вода в конце концов была небезопасна), и действительно, эта лирическая тост будущее, но цель песни совершенно иная, поскольку она передает социальную ценность клуба через музыку.

Песня действительно похожа на застольную. Он использует хоровой припев, быстрый темп, бойкий аффект и мелодические прыжки, общие для жанра застольных песен, но здесь в рекламных целях. Он передает веселое товарищеское чувство членства в клубе и празднует радость создания музыки. (В оригинальном тексте нет ничего непристойного, и на самом деле женщины даже не присутствовали, когда пели песню, и не могли быть участниками.)

К тому же он слишком музыкально изыскан для типичной пивной песенки.В сопровождении клавесина и хора, спетого в четырехголосной гармонии, для исполнения требовалось существенное вокальное мастерство. Он тоже довольно длинный. Эти характеристики не относятся к жанру застольных песен.

Песня была написана для исполнения в бальном зале, а не в пабе. Встречи анакреонтического общества были делом элиты, начиная с двухчасового симфонического концерта в элегантном зале для собраний, за которым следует ужин. Гимн клуба пел после обеда (и обычно ему предшествовала молитва), чтобы представить серию популярных песен.Профессиональные певцы, которые также выступали в лондонских театрах, пели вместе с избранными, обученными любителями, в то время как обычные участники присоединялись, чтобы отозваться хором. Как сложная песня, написанная для демонстрации творческих устремлений клуба, «Анакреонтическая песня», как правило, исполнялась известным профессионалом. Его довольно спортивная мелодия никогда не предназначалась для массового пения. Вот почему так сложно петь! Он написан для того, чтобы опытный солист мог показать себя.

Интересно, что Ки подумает о 100 000 фанатов на футбольном матче колледжа, поющих его гимн.В то время Banner пелся только как соло, а последние две строчки («О, говорит, это… волна?») Повторялись хором (то есть сообществом) и утверждались.

Миф № 5 : Закон Конгресса 1931 года сделал «Усеянное звездами знамя» официальным гимном Соединенных Штатов.

Correction : Это абсолютно верно с точки зрения правового статуса гимна, но законопроект, одобренный Палатой представителей и Сенатом и подписанный президентом Гербертом Гувером, просто признал то, что было правдой в американской культурной практике на протяжении десятилетий.

граждан считали «Усеянное звездами знамя» гимном Америки задолго до того, как это стало официально таковым. В начале девятнадцатого века песня «Hail Columbia» де-факто служила гимном Соединенных Штатов, но по мере того, как песня Ки становилась все популярнее, она украла честь.

Благодаря лирическому повторению фразы «Усеянное звездами знамя» песня Ки стала синонимом флага в 1820-х и 1830-х годах. Серия войн — Мексикано-американская война (1846–48), Гражданская война в США (1860–65) и Испано-американская война (1898) — освящение флага и песни кровавой жертвой для защиты национального суверенитета.Накануне вступления США в Первую мировую войну в 1917 году «Усеянное звездами знамя» даже стало официальным «национальным гимном» армии и флота США.

Итак, граждане в своем исполнении превратили песню Ки в американскую песню задолго до того, как федеральный закон сделал ее официальной.

Этот контент изначально появился на Star Spangled Music. Марк Клэг — адъюнкт-профессор музыковедения и американской культуры в Школе музыки, театра и танцев Мичиганского университета, где он является директором по вопросам предпринимательства и карьерного роста, содиректором Американского музыкального института и главным редактором. руководитель Джордж и Ира Гершвин Критическое издание .Больше его исследований можно найти на сайте starspangledmusic.org.

Дональд Трамп не знает слов государственного гимна?

Критики патриотической поддержки президента Трампа ухватились за вирусное видео, на котором он спорадически поет вместе с «Звездным знаменем» на футбольном матче в январе 2018 года, как доказательство того, что он либо забыл, либо не знает слов государственного гимна.

Трамп, который в прошлом осуждал игроков Национальной футбольной лиги за «неуважение» к гимну, «вставая на колени» в знак протеста во время предигрового исполнения песни, казалось, боролся с текстами, прежде чем молча стоять по стойке смирно на протяжении большей части остальная часть песни:


Несколькими часами ранее Трамп произнес речь, в которой сказал: «Мы хотим, чтобы наш флаг уважали. Мы также хотим, чтобы наш гимн уважали. Людям достаточно места для выражения своего мнения и протеста, но мы любим свой флаг, любим свой гимн и хотим, чтобы он оставался неизменным ».

Ирония судьбы не ускользнула от комиков и ведущих ток-шоу, которые безжалостно высмеивали выступление Трампа:

Сет Мейерс: «Трамп поет гимн так же, как все мы поем« Despacito »» https://t.co/XziU3fbHEJ pic.twitter.com/RZCZOjw6ac

— The Hill (@thehill) 10 января 2018 г.

После нескольких месяцев упреков игроков НФЛ за неуважение к Государственному гимну президент Трамп наконец получил шанс показать им, как это делается.pic.twitter.com/SnLtymKu0t

— Позднее шоу (@colbertlateshow) 9 января 2018 г.

Давайте будем честными, Дональд Трамп поет гимн так, как мы все поем песни Рианны. https://t. co/fe7rbtz1h2 pic.twitter.com/djzyKHwapA

— The Daily Show (@TheDailyShow) 10 января 2018 г.


Среди тех, кто не видел никакой иронии в том, что Трамп возился с гимном, был его сын Дональд Трамп-младший, который написал в Твиттере:

И вот как это делается, ребята.Это не так уж и сложно. Просто проявите уважение к своей стране. #nodrama #maga #america #potus #georgia #alabama #football pic.twitter.com/x3I9AvZNXk

— Дональд Трамп-младший (@DonaldJTrumpJr) 9 января 2018 г.


И, конечно же, были те, кто бросился на защиту Трампа, ссылаясь на эхо-акустику больших арен как на вероятную причину его беспорядочного пения и утверждая (хотя и без доказательств), что «глупо» предполагать, что президент не знает слов к «Усеянному звездами знамени»:

Знает ли Трамп слова государственного гимна? @BenShapiro РАЗБИРАЕТ левый нарратив.

ПОЛНОЕ ВИДЕО => https://t.co/OuKqMyISqI pic.twitter.com/86lH6Ud69n

— The Daily Wire (@realDailyWire) 10 января 2018 г.


Видеозаписи с участием Трампа в других случаях, когда гимн играл или пел, в основном неубедительны, показывая, что он иногда подпевает некоторым словам, а иногда совсем не поет, а в одном случае его подталкивает первая леди Мелания Трамп. положить руку на сердце:


Но для тех, для кого это имеет значение, мы рады сообщить, что одно видео, которое мы нашли, снятое во время инаугурационной молитвы Трампа 20 января 2017 года, показывает, как он подпевает — насколько мы можем судить точно — на протяжении всего воспроизведения « Звездное знамя»:

прослушиваний гимна Брюинза достигли высокого уровня, эхо разносилось по TD Garden.

BOSTON — Даниэль Григгс вспомнила, как в первый раз она должна была спеть национальный гимн в TD Garden.

«Наша школьная школьная баскетбольная команда добралась до штатов [в TD Garden], и я всегда была их певицей, и я должна была быть здесь», — сказала она. «Я заболел и не смог этого сделать».

Григгс, ныне писатель-фрилансер, которая помимо певческой карьеры руководит некоммерческой организацией в области искусства, может получить еще один шанс на достижение своей цели.

Она была одной из 52 певиц, принявших участие в прослушивании в TD Garden в среду, чтобы заменить Рене Ранкура в качестве исполнителя гимна Boston Bruins.Ранкур ушел в отставку в конце прошлого сезона после 40 лет пения перед играми с Брюинзом.

«Я была бы на седьмом небе от счастья», — сказала она о втором шансе, который она получает, и добавила, что быть выбранным «было бы так здорово, потому что мои дяди — такие большие фанаты Брюинз».

Певцы варьировались от опытных профессиональных певцов до людей, которые поют в качестве побочного выступления, с самой молодой участницей, 10-летней Сиенной Гаттинеллой.

Из более чем 600 заявок на замену Ранкура 52 были приглашены на прослушивание в среду.

После оценки судьями организации Bruins окончательный состав группы будет составлять около 25 певцов, которые будут исполнять гимн на ротационной основе.

Ни один из певцов не пытался подражать Ранкуру, воздерживаясь от использования его фирменных туфель на кулачках или ношения золотого жилета. Однако один из участников был одет в платье с золотыми блестками.

Решение не подражать Ранкуру, вероятно, было связано с уважением к бостонской иконе.

«Я думаю, что если вы сделаете удар кулаком, это заставит вас выглядеть [придурком]», — сказал Кеннеди Элси, радиоведущий из Бостона, который в прошлом пел гимн в TD Garden и на других спортивных объектах.«Ты думаешь о чем-то, потому что хочешь выделиться, но я чувствую, что это было его от природы».

Тодд Энджилли много раз слышал, как Ранкур поет. Днем он работает над условно-досрочным освобождением, а зимой работает барменом в одном из баров премиум-класса в TD Garden.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.