Содержание

Ударение в слове АРИСТОКРАТИЯ: как правильно

Содержание: ударение в слове “АРИСТОКРАТИЯ”

“АРИСТОКРАТИЯ” – это неодушевленное существительное женского рода, которое употребляется в значении “высший слой родовитой знати, дворянства”.

Слово “аристократия” происходит от латинского “aristocratia“.

Со значением и этимологией слова “аристократия” мы разобрались, теперь определимся с правильным произношением.

Для этого разобьем анализируемое существительное на фонетические слоги:

а-ри-сто-кра-ти-я

В слове “аристократия” 6 слогов, 12 букв и 13 звуков.

Так, на какой же слог следует ставить ударение?

В разговорной речи бытует два варианта произношения рассматриваемого слова:

  • “аристокра́тия”, где ударение падает на гласную букву “а” четвертого слога,
  • “аристократи́я”, где ударение падает на гласную букву “и” пятого слога.

Как правильно – “аристокрАтия” или “аристократИя”?

Согласно орфоэпической норме литературного русского языка, в слове “аристократия” ударение следует ставить на букву “а” четвертого слога.

аристокра́тия

Как запомнить правильное произношение?

Вспомним однокоренное слово “аристократ”, от которого при помощи суффикса и окончания образовано “аристократия”.

В слове “аристокра́т” ударение падает на гласную букву “а” последнего слога.

Такое же ударение сохраняется и в производном слове:

аристокра́т – аристокра́тия

Понаблюдаем за ударением в разных падежных формах:

  • и. п. кто? (что?) аристокра́тия, аристокра́тии
  • р. п. кого? (чего?) аристокра́тии, аристокра́тий
  • д. п. кому? (чему?) аристокра́тии , аристокра́тиям
  • в. п. кого? (что?) аристокра́тию, аристокра́тии
  • т. п. кем? (чем?) аристокра́тией (аристокра́тиею), аристокра́тиями
  • п. п. о ком? (о чем?) об аристокра́тии, аристокра́тиях

Как мы видим, слово “аристократия” во всех падежных формах произносится с ударной гласной “а” четвертого слога.

Примеры для закрепления:

  • В этом районе была сосредоточена вся аристокра́тия.
  • В те времена вся столичная аристокра́тия отдыхала в своих подмосковных владениях.
  • В этих заведениях никогда не позволила бы себе появиться аристокра́тия.

Что такое Аристократия? Значение слова Аристократия, определение термина

аристократ, богема, знать, благородство, буржуазия, лорд, прислуга, англичанин, демократия, представитель,

И, конечно, представители английской аристократии, в частности, пэры с супругами.

М. В. Скуратовская, Сокровища британской монархии. Скипетры, мечи и перстни в жизни английского двора, 2014

Он происходил от родовитой английской аристократии, появляющейся в истории уже в XII веке.

В. В. Чепинский, Джордж Вашингтон. Его жизнь, военная и общественная деятельность

Потому они нуждались в сильном государстве, которое, в свою очередь, именно на них делало ставку в противовес старой аристократии.

Б. Ю. Кагарлицкий, От империй – к империализму. Государство и возникновение буржуазной цивилизации, 2010

Складывались верхушки родовой аристократии, фактически ведавшей всеми делами.

И. В. Ткаченко, Всеобщая история в вопросах и ответах

Острый конфликт между ними развернулся в следующем веке, когда монархия принялась разрушать семейные земельные владения
аристократии
.

Перри Андерсон, Родословная абсолютистского государства, 2010

Частные дома для новой аристократии становятся едва ли не главной темой российских архитектурных журналов.

Владимир Паперный, Культура три. Как остановить маятник?, 2012

Воины, военная аристократия выдвигают из своей среды королей, царей, вождей, которые в максимальной стадии развития государства становятся императорами.

А. Г. Дугин, Русская война, 2015

При нём поредевшие ряды феодальной аристократии пополнились новой знатью, выходцами из горожан, которые возвысились на королевской службе.

Анатолий Вилинович, Антология шпионажа, 2014

Старейшины составляли потомственную аристократию римской общины.

Ю. Н. Марочкина, История государства и права зарубежных стран. Шпаргалка

Однако в отличие, скажем, от французской
аристократии
никогда не тяготела к жизни в столице.

В. В. Овчинников, Корни дуба. Впечатления и размышления об Англии и англичанах, 1979

Попутно производится подкуп рабочей аристократии (мастеров, бригадиров, передовиков) путём передачи им большего количества акций, чем рядовым рабочим.

Е. Б. Попов, Социализм и судьба России, 2013

Многое в восстановленной стабильности европейской
аристократии
XVIII в.

Перри Андерсон, Родословная абсолютистского государства, 2010

За представителями высших сфер британской аристократии последовали аристократы из других европейских стран, которые также поддались этой моде.

Илья Мельников, Эволюция нательного рисунка, 2012

Эти диктаторы порвали с господством в городах наследственных аристократий.

Перри Андерсон, Переходы от античности к феодализму

Генри, и «старые деньги», финансовая
аристократия
в нескольких поколениях.

А. К. Кубатиев, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, 2015

И вечной остаётся правда аристократии духа, древняя правда человечества, которой не могут низвергнуть никакие революции.

Н. А. Бердяев, Философия неравенства

В её салоне мы встречаем не только скучающих любопытных дам кровной или денежной аристократии, но и представителей науки.

Ганс Фреймарк, Хиромантия, или Тайны руки, 1910

Возможно благодаря этому чувство аристократической солидарности у российской аристократии будет превалировать над чувством национального единства.

А. В. Тюрин, Война и мир Ивана Грозного

На балу присутствовали «большой свет», дипломатический корпус и польская аристократия, съехавшаяся из своих родовых поместий.

Б. И. Антонов, Петербург – 1914 – Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни, 2014

Однако это отнюдь не означает, что традиционная аристократия потеряла власть в других частях региона.

Е. Я. Сатановский, Котёл с неприятностями. Ближний Восток для «чайников», 2016

Вдоль стен малыми и большими группами стояла столичная аристократия.

Юрий Иванович, На родном Оилтоне, 2006

В среде армянской аристократии появился ещё один союзник, судьба которого так замечательна, что мы не можем не остановить на ней нашего внимания.

Эдвард Гиббон, История упадка и разрушения Римской империи, 1776-1787

Ведь на пышном торжестве крещения присутствовали посланники европейских государей, высшие церковные иерархи, цвет аристократии цивилизованных стран.

Ю. А. Матюхина, Фавориты правителей России, 2012

Крепло и развивалось русское княжество, усиливалась роль церкви в жизни как аристократии, так и простого народа.

Аурика Луковкина, Православная энциклопедия, 2013

Он знал, что вся городская аристократия обязательно должна одеваться в бутиках.

Далия Трускиновская, Свинская история, 2004

Например, очевидно, что немецкая аристократия в балтийских провинциях получала больше преимуществ от царской империи, нежели русское крепостное крестьянство.

Сборник статей, Российская империя в сравнительной перспективе, 2004

Всё это говорило о том, что чай из привилегии аристократии превратился в общедоступный напиток.

Александр Соловьев, Знаковые бренды

Иными словами, ритуал был для придворных средством самоидентификации, той клейковиной, которая обеспечивала единство древней аристократии.

А. Н. Мещеряков, Император Мэйдзи и его Япония, 2009

Также появляются особые могильники для племенной аристократии.

Тадеуш Сулимирский, Сарматы. Древний народ юга России, 2010

Пример церкви и правителей государства служил стимулом для светской аристократии и свободных простолюдинов.

Проспер Буассонад, От нашествия варваров до эпохи Возрождения. Жизнь и труд в средневековой Европе, 2010

Подобные отношения между горожанами и князем свидетельствуют о том, что в городах, стоявших на берегах рек, сложился мощный слой торговой аристократии.

У. Э. Аллен, История Украины. Южнорусские земли от первых киевских князей до Иосифа Сталина, 1940

Господствующий класс был разделён на 2 социальных слоя: сенаторское сословие и провинциальная аристократия, часто не имеющая прав римского гражданства.

Коллектив авторов, Ответы на экзаменационные билеты по всеобщей истории. 9 класс

Компромисс, на котором было основано новое правление, имел три стороны: царь, феодальная аристократия и служилое дворянство.

Е. С. Щербакова, История государства и права России. Учебное пособие, 2013

Ещё меньшее число осмелится встать против интересов высшей аристократии, а то и убить при нападении.

В. А. Ильин, Восьмой зверь, 2014

Из той скудной информации, которой они обладали, можно было сделать вывод, что их хозяин принадлежит к сословию потомственной аристократии.

Р. В. Злотников, Русские сказки

— Если его матушка принадлежала к старинной аристократии, этот нос он явно унаследовал не от неё.

Элен Бронтэ, Скромность и тщеславие, 2011

Сказалось и то, что исторически эта местность была «освящена» пребыванием на ней домов родовитой русской аристократии.

О. Г. Гончаренко, Москва, которую мы потеряли, 2008

Его поддержали многие члены царствующего дома, значительная часть петербургской аристократии, ряд министров, либеральных деятелей.

В. Е. Шамбаров, Маги в Кремле, или Оккультные корни Октябрьской революции, 2012

Западнические реформы, напротив, вели кразложению веры и ослаблению религиозных чувств, хотя и коснулись лишь дворянской аристократии.

А. А. Васильев, Охранительная концепция права в России, 2013

На самом верху общественной лестницы находилась рабовладельческая аристократия, которая состояла из наследственной и военной знати.

Ю. Н. Марочкина, История государства и права зарубежных стран. Шпаргалка

Все трое обладали врождённой элегантностью истинной аристократии.

Фридо фон Зенгер, Ни страха, ни надежды. Хроника Второй мировой войны глазами немецкого генерала. 1940-1945

Я имею в виду настоящую аристократию, а не американскую графиню, потому что ей не требовалось особого пространства.

Марк Твен, Автобиография

Что касается последних, это были два крепких парня, едва грамотных, зато сильных телом и воспитанных в лучших традициях испанской аристократии.

Геннадий Демарев, Конкистадор

Эта первоначальная структура в прямой и простой форме воплощала политическое господство традиционной аристократии.

Перри Андерсон, Переходы от античности к феодализму

Рыбой кормились армия, военные училища, больницы, тюрьмы, детские дома и сады, старики и уважавшая себя советская аристократия.

В. К. Зиланов, Тайны рыболовной дипломатии, 2013

Только на княжеской службе можно было сделаться боярином, то есть вступить в ряды тогдашней аристократии.

С. Ф. Платонов, Единый учебник истории России с древних времен до 1917 года, 1917

Морфологический разбор существительного Аристократия. Начальная форма, часть речи, постоянные и непостоянные признаки

Выполним онлайн морфологический разбор слова «аристократия» (часть речи: имя существительное) в соответствии с правилами русского языка. Слово состоит из шести слогов. Ударение в слове «аристокрАтия» падает на букву «а».

Часть речи

имя существительное

Синтаксическая роль

В зависимости от контекста

Морфологические признаки

Постоянные признаки женский род, нарицательное, неодушевлённое, 1-е склонение
Непостоянные признаки именительный падеж, единственное число
Начальная форма аристократия
Вопрос (есть) что?

Фонетический (звуко-буквенный) разбор слова

ар’истакр`ат’ий’а

Слово по слогам (6)

а-ри-сто-кра-ти-я

Перенос слова

ари-стократия, арис-тократия, аристо-кратия, аристок-ратия, аристокра-тия

Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий

Спасибо за комментарий, он будет опубликован после проверки

Тест из 10 вопросов на знание ударений в словах | ЗнайКа

Добрый день, дорогие гости канала «Знайка». Всех рада видеть и хочу пожелать позитивного и продуктивного дня!

Всем известно, что совсем скоро у школьников 9 и 11 классов начнутся экзамены! Именно поэтому я подготовила статью, посвященную ударениям! Но и взрослым не мешало бы проверить себя!

Удачи! Не забудьте в комментариях указать количество правильных ответов! Внимательно читайте формулировки заданий!!!

1. Как правильно говорить?
а) Алкоголь
б)алкогОль
в) нет верного ответа
г) оба варианта верны

2. В каком слове ударение поставлено правильно?
а)аристократИя
б)аристокрАтия
в) нет правильного ответа
г) оба варианта подходят

3. Выбери правильный вариант:
а)твОрог
б)творОг
в) ни один не верен
г) оба верны

4. Найдите вариант с ошибкой:
а) бАлованный
б) балОванный
в) нет ошибок
г) оба варианта с ошибками

5. Как нужно говорить?
а) бензопрОвод
б)бензопровОд
в) нет нужного ответа
г) оба верны

6. Выберите вариант без ошибки
а)бУржуазия
б)буржуАзия
в) нет ответа
г) оба верны

7. Найдите вариант с ошибкой
а) втридОрога
б)втрИдорога
в) нет правильного ответа
г) а и б верно

8. Как нужно говорить?
а) газопрОвод
б) газопровОд
в) всё неправильно
г) всё правильно

10. Найдите вариант с ошибкой
а) диспАнсер
б)диспансЕр
в) нет верного ответа
г) оба варианта правильны

Ответы для самопроверки!
1. б
2. б
3. г
4. а
5.б
6. в
7. а
8. б
9. б
10. а

Понравился тест? Ставьте лайк! Понравился канал — подписывайтесь!
Заходите почаще вечером будет занимательный тест по ИСТОРИИ РОССИИ.

Ударение в слове АРИСТОКРАТИЯ: как правильно

“АРИСТОКРАТИЯ” – это неодушевленное существительное женского рода, которое употребляется в значении “высший слой родовитой знати, дворянства”.

Слово “аристократия” происходит от латинского “aristocratia“.

Со значением и этимологией слова “аристократия” мы разобрались, теперь определимся с правильным произношением.

Для этого разобьем анализируемое существительное на фонетические слоги:

а-ри-сто-кра-ти-я

В слове “аристократия” 6 слогов, 12 букв и 13 звуков.

Так, на какой же слог следует ставить ударение?

В разговорной речи бытует два варианта произношения рассматриваемого слова:

  • “аристокра́тия”, где ударение падает на гласную букву “а” четвертого слога,
  • “аристократи́я”, где ударение падает на гласную букву “и” пятого слога.

Как правильно – “аристокрАтия” или “аристократИя”?

Согласно орфоэпической норме литературного русского языка, в слове “аристократия” ударение следует ставить на букву “а” четвертого слога.

аристокра́тия

Как запомнить правильное произношение?

Вспомним однокоренное слово “аристократ”, от которого при помощи суффикса и окончания образовано “аристократия”.

В слове “аристокра́т” ударение падает на гласную букву “а” последнего слога.

Такое же ударение сохраняется и в производном слове:

аристокра́т – аристокра́тия

Понаблюдаем за ударением в разных падежных формах:

  • и. п. кто? (что?) аристокра́тия, аристокра́тии
  • р. п. кого? (чего?) аристокра́тии, аристокра́тий
  • д. п. кому? (чему?) аристокра́тии , аристокра́тиям
  • в. п. кого? (что?) аристокра́тию, аристокра́тии
  • т. п. кем? (чем?) аристокра́тией (аристокра́тиею), аристокра́тиями
  • п. п. о ком? (о чем?) об аристокра́тии, аристокра́тиях

Как мы видим, слово “аристократия” во всех падежных формах произносится с ударной гласной “а” четвертого слога.

Примеры для закрепления:

  • В этом районе была сосредоточена вся аристокра́тия.
  • В те времена вся столичная аристокра́тия отдыхала в своих подмосковных владениях.
  • В этих заведениях никогда не позволила бы себе появиться аристокра́тия.
Предыдущая

ФонетикаУдарение в слове АСИММЕТРИЯ: как правильно

Следующая

ФонетикаУдарение в слове АРБУЗ: как правильно

ОРФОЭПИЧЕСКИЙ МИНИМУМ — m_shtud — LiveJournal

m_shtud

АВиЗО, АЛКОГоЛЬ, АЛФАВиТ, АПОКаЛИПСИС, АПоКРИФ, АПОСТРоФ, АРИСТОКРаТИЯ, АСИММЕТРиЯ, АФеРА, В АЭРОПоРТАХ, БАЛОВаТЬ, БАЛоВАННЫЙ, БАСоВЫЙ, БИРМаНСКИЙ, БЛёКЛЫЙ, БЛаГОВЕСТ, БОЧКОВоЙ, БРАЛа, БОЛЬШИНСТВО БРаЛО, БРЯЦаНИЕ, ВеРБА, ВЕРОИСПОВеДАНИЕ, ВеЧЕРЯ, ВЗВИЛаСЬ, ВЗЯЛа, ВиЗОВЫЙ, ВКЛЮЧаТ, ВОЗБУЖДЕНо ДЕЛО, ВоРЫ, ВоТКНУТЫЙ, ГАЗОПРОВоД, ГеНЕЗИС, ГРАВёР, ГРАЖДаНСТВО, ГРАФФиТИ, ГРЕНАДеР, ГРОТЕСКоВЫЙ, ДИоПТРИЯ, ДИСПАНСеР, ДОБЕЛа, ДОБыЧА, ДоГМАТ, ДОГОВоР, ДОГОВОРНоЙ, ДОЗВОНиШЬСЯ, ДОНеЛЬЗЯ, ДОСуГ, ДОЧЕРНа, ДРЕМоТА, ДУХОВНиК, ЕРЕТиК, ЖАЛЮЗи, ЖёЛЧЬ, ЖёЛЧНЫЙ, ЗАВиДНО, ЗАВОРОЖёННЫЙ, ЗаДАЛ, ЗАДАЛа, ЗАДАНа, ЗАДоЛГО, ЗАКуПОРИТЬ, ЗВАЛа, ЗВОНяТ, ЗУБЧаТЫЙ, ИЗОБРЕТеНИЕ, иКОНОПИСЬ, ИСКОНи, иСКРА, иСПОДВОЛЬ,ИСЧЕРПаЛ, ИСЧЕРПаВ, КАТАЛоГ, КАУЧуК, КаШЛЯНУТЬ, КОКЛюШ, ОН КОСиТСЯ, КРаЛАСЬ, КРАМоЛА, КРАПиВА, КРАСиВЕЕ, КРЕМеНЬ, КРЕНиТСЯ, КуХОННЫЙ, МАНёВРЫ, МаСТЕРСКИ, МаСТЕРСКОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, МЕДИКАМеНТЫ, МИНУСОВаЯ ТЕМПЕРАТУРА, МУСОРОПРОВоД, МЫШЛеНИЕ, НАВеРХ, НаДВОЕ, НАДоЛГО, НаЧАЛ, НАЧАЛа, НАЧАЛСя, НАЧаВШИЙ, НАМеРЕНИЕ, НЕДОУМеННЫЙ, НЕКРОЛоГ, НЕФТЕПРОВоД, НОВОРОЖДёННЫЙ, НОРМИРоВАННЫЙ, ОБЕСПеЧЕНИЕ, ОБЛЕГЧиТЬ, ОБМЕНЕНы, ОБОДРиТЬ, ОБОСТРиТЬ, ОГНиВО, оЖИЛИ, ОЗЛоБЛЕННЫЙ, ОКРУЖиТ, ОПеКА, ОПёРШИЙСЯ, ОПТоВЫЙ, ОСеДЛОСТЬ, ОСёТР,ОСЕТРа, ОСВеДОМИТЬСЯ, ОСУЖДёННЫЙ, ОТЗыВ ПОСЛА, ОТКуПОРИТЬ, ОЦЕНёННЫЙ, ОЦЕНЕНы, ПаХОТА, ПЕПЕЛиЩЕ, ПЕРЕЗВОНиТ, НЕСКОЛЬКО ПеТЕЛЬ, ПеТЕЛЬКА, ПЛАТо, ПЛОМБИРоВАННЫЙ, ПОВЛёКШИЙ, ПОДБОДРиТЬ, ПОДВЕЗёННЫЙ, ПоДНЯЛ, ПОДНЯЛа, ПОЗВОНиТ, ПоНЯЛ, ПОНЯТа, ПОНяВ, ПоХОРОНЫ, ПОХОРоН, НА ПОХОРОНаХ,ВЫ ПРаВЫ, НЕ ПРаВЫ,ПРЕМИРОВаТЬ, ПРИБыВШИЙ, ПРИГОВоР, ПРИДаНОЕ, ПРиНЯЛ, ПРИНяВ, ПРИОБРЕТеНИЕ, ПРОИЗВЕДёННЫЙ, ПРОИЗНЕСёННЫЙ, ПРОСПАЛа, ПРОСТЫНя, НЕСКОЛЬКО ПРОСТЫНеЙ, ПУТЕПРОВоД, РАЗДЕЛёННЫЙ, РАЗМОРёННЫЙ, РАЗоГНУТЫЙ, РАКуШКА, РАСПРЕДЕЛиТ, СаВАН, РЕШёТЧАТЫЙ, СВаТЫ, СВёКЛА, СиЛОС, СИРоТЫ (МН. Ч.), СМОРиТ, СОЗыВ, СоМКНУТЫЙ, СОРиТ, ПО СРЕДаМ, В СТЕНаХ УНИВЕРСИТЕТА,СТОЛяР, ОБЕ СТОРОНы, СТРАХоВЩИК, ТАНЦоВЩИК, ТАНЦоВЩИЦА, ТеРМИН, ТеРПЯЩИЙ, ТоРТЫ, ТуФЛЯМ, УБРаНСТВО, УВеДОМИТЬ, уБЫЛО, УБыВШИЙ, УГЛУБиТЬ, УКРАиНСКИЙ, УМеРШИЙ, УНёСШИЙ, УПРоЧЕНИЕ, ФАКСиМИЛЕ, ФЕТиШ, ХЛоПКОВЫЙ, ХОДаТАЙСТВО, ХРИСТИАНиН, ЦеЛЫ, ЦЕМеНТ, ЦеНТНЕР, ЦЫГаН, ЧеРПАТЬ, ДВА ШАГа, ШЕЛКОВиЦА, ЩАВеЛЬ, ЩЕМиТ, ЭКСПеРТ, ЭКСПеРТНЫЙ, яГОДИЦЫ, ЯЗЫКоВАЯ КОЛБАСА, ЯЗЫКОВаЯ СИСТЕМА, ЯЗЫКОВоЙ ВУЗ, яСЛЕЙ.

Здравствуйте, Михаил Абрамович.
Вас беспокоит Саша Садиков.
Думаю, к Вам нередко обращаются с просьбами разрешить какие-либо споры, связанные с ударением или произношением тех или иных слов. Позвольте мне обратиться к Вам за помощью. Вчера после очередного выпуска новостей ко мне с претензией подошел другой ведущий. Дело в том, что в выпуске, объявляя один из результатов НХЛ, я произнес: «Хоккеисты «Буффало» обыграли «Эдмонтон» 2-1…» Игорь Каменский мне сделал замечание, что надо говорить «Баффало», а мой вариант режет ему слух. Игорь объясняет это тем, что все спортивные журналисты произносят «Баффало». И, что интересно, он сказал: «Может, это и неправильно, но так все говорят, поэтому в эфире не стоит выделяться».
И я хочу у Вас узнать, как правильно называть хоккейную команду: Буффало или Баффало?
Заранее спасибо.

From: m_shtud Date: February 17th, 2007 07:49 pm (UTC) (Link)

Буффало или Баффало?

Саша,начну, как кому-то может показаться, издалека.
В начале прошлого года телеканал «Культура» передавал запись концерта скрипача Максима Венгерова в Амстердаме. Когда исполнялась пьеса Фрица Крейслера, то в конферансе и в титрах знаменитый австрийский композитор был назван Фрицем Крайслером. Я не думаю, что работники «Культуры», готовя к эфиру эту передачу, впервые в жизни услышали имя выдающегося мастера скрипичных миниатюр, которого в России весь ХХ век называли Крейслером, а не Крайслером. Видимо, дело здесь в отсутствии у людей, написавших в титрах «Крайслер», представления об иерархии критериев, которыми нужно руководствоваться в подобных случаях. Если у слова есть давняя русская традиция, то именно ей и отдаётся предпочтение.
Город в США, о хоккейном клубе которого идёт речь, по-русски давно называется Буффало(см. географические карты, указатели названий в атласах, энциклопедические издания). Жители этого города называются буффальцами. В орфоэпических словарях, адресованных работникам радио и телевидения, находим следующую словарную статью: «Буффало сейбрз», нескл. [сэ](США, хоккейн. клуб)».
Только что я в поисковой системе Яндекс на запросы «хоккейный клуб «Буффало» и «хоккейный клуб «Баффало» получил ответы о количестве запросов за месяц: Буффало – 336, Баффало – 167. Значит, и утверждение о преобладании варианта «Баффало» сомнительно.
С уважением, М.Штудинер

Тоже возник вопрос относительно слова «мастерски». Нас всю жизнь учили говорить «мастерскИ». Помнится, в конце девяностых была передача «Пойми меня», и там Олег Марусев также дал «опровержение» неправильному произношению.

Поиск по интернет-ресурсам даёт двоякую оценку. «Грамота.ру» говорит о допустимости обоих вариантов (хотя, по правде, «Грамота» сама не без греха).

Иные говорят, что на ЕГЭ (со ссылкой на 2004 год) уже однозначно «мастерскИ» считалось ошибкой. Но ЕГЭ — это сама по себе одна большая ошибка, полная субъективных оценок составителей, поэтому его не рассматриваем.

В любом случае, может, не стоит так категорично говорить «мАстерски»? Даже современные словари «из-под РАН» порой не могут договориться между собой. Пока что «мастерскИ» считать ошибкой не собираюсь, тем более что слово в таком виде вполне себе живёт и здравствует.

From: m_shtud Date: April 22nd, 2009 07:28 am (UTC) (Link)

Об ударении в наречии «мастерски»

Уважаемый (или уважаемая) mindiver!
Вслед за учёными Пражского лингвистического кружка я стараюсь последовательно разграничивать норму — объективное явление и кодификацию — фиксацию нормы в словарях ( об этом моя статья «Кодификация языковой нормы: трудные поиски золотой середины», Вы можете её почитать в этом блоге).
В моём словаре — в «Словаре образцового русского ударения» — варианты ударения «мАстерски» и «мастерскИ» даются как равноправные, т.е. как варианты, в равной степени правильные. Однако для эфира в «Словаре образцового русского ударения» рекомендуется вариант «мАстерски», так как он, по моему мнению, ожидается аудиторией, он,как показывают наблюдения, в настоящее время соответствует речевому обычаю культурных людей. Вариант «мАстерски» не будет отвлекать слушателей от содержания журналистского выступления — не будет переключать их внимания с содержания на форму.
Что касается ЕГЭ, то, будь моя воля, я не включал бы в тест по русскому языку слова типа «мастерски», «мастерское (исполнение)», «исчерпать», «минусовая(температура)» и множество подобных, по отношению к которым кодификация отстаёт от нормы. Например, Вы не найдёте пока ни в одном из словарей, кроме моего, варианта «минусовАя (температура)»: все словари рекомендуют «мИнусовая» или «минусОвая». Если журналист в эфире будет так произносить, то это будет снижать его престиж в глазах аудитории. Тем более нельзя требовать от школьника, чтобы он в тестах ЕГЭ отмечал как правильные варианты ударения, которые уже никто не использует в жизни.

Весь семестр РЯ и КР / модуль 1( лекция 1-2) ,пр.з1-5 / П.З.№ 5

Практическое занятие № 5 (1 модуль)

Тема «Орфоэпические нормы литературного языка.

Цель: Формирование навыка овладения орфоэпическими нормами литературного языка.

План

1.Теоретическая часть.

1. Характерные особенности литературного произношения.

2.Произношение сочетания согласных.

3.Произношение отдельных грамматических форм .

4. Некоторые особенности произношения имен и отчеств.

2.Практическая часть.

1.Задание . Поставьте ударение:

статуя, паралич, аристократия, алфавит, каталог, языковая нор­ма, облегчить, процент, намерение, свекла, фарфор, баловать, библиотека, компас, шофер, мышление, обеспечение, маркетинг, звонит, откупорить, переперченный, пересоленный, индустрия.

2. Задание .Произнесите следующие слова, обращая внимание на то, как вы износите согласный перед звуком [э], твердо или мягко:

бартер, бизнесмен, бутерброд, гангстер, компьютер, лазер, лотерея, темп, тезис, тенденция, энергия, шатен, брюнет, агрессия, бандероль, депо, дефис, музей, сейф, термин, террор, фанера.

3. Образуйте множественное число от следующих слов и поставьте в них ударение: директор, шофер, профессор, лектор, учитель, инженер, офи­цер, торт.

4. Задание. В каком слове ударение падает на второй слог?

1) статуя

2) каталог

3) иконопись

4) пуловер

5. Задание. В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1)щЕлей

2) убЫстрить

3) надЕлит

4) вклЮчит

6. Задание. В каком слове ударение на третьем слоге?

1) намерение

2) украинский

3) иконопись

4) откупорить

7. Задание. В словах какого ряда ударение падает на первый слог?

1) цемент, брала, эксперт

2) дефис, оптовый, созыв

3) статуя, злоба, поняли

4) тортов, начала, звонит

8.Задание. В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) килОметр

2) кладОвая

3) отобралА

4) без инструктажА

9. Задание.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1)создалАсь

2)дОлжностей

3)изогнУтый

4) звОнит

10. Задание. Укажите пример с ошибкой в образовании формы слова.

1)килограмм яблок

2)будущие выборы

3)до двух тысяч второго года

4)ошиблась

Аристократия | Encyclopedia.com

определение
вызовы, стоящие перед аристократией
частный случай британской библиографии

В 1914 году, в конце долгого девятнадцатого века, европейская аристократия была в более слабом положении, чем это было накануне французов. Революция. Что касается политической власти, социального статуса и культурного влияния, традиционный правящий класс и класс землевладельцев столкнулись с более сильной конкуренцией, чем существовало в 1780-х годах. Тем не менее в большей части Европы аристократия по-прежнему оставалась очень мощной силой в правительстве, политике и обществе.Спустя сто двадцать лет после того, как Французская революция бросила вызов старому европейскому порядку, на самом деле может быть самым удивительным то, сколько власти и статуса сохранила часть аристократии.

Однако важно подчеркнуть слово , составляющее . В то время как многие из величайших аристократических семей стали ядром развивающейся плутократической элиты, богатство большинства представителей традиционного класса землевладельцев за полвека до 1914 года резко сократилось по сравнению с неземельными состояниями.Между тем в некоторых европейских государствах политическая власть аристократии резко упала, тогда как в других сила традиционного правящего класса оставалась очень высокой или даже в некоторых отношениях выросла в период с 1789 по 1914 год. Подробно, полезно кратко определить, что означает аристократия в европейском контексте девятнадцатого века. Почти в каждом европейском государстве в 1789 г. существовала группа, называемая дворянством, членство которой было определено законом и пользовалось рядом привилегий.Однако термин дворянство имел совершенно разные значения в разных европейских обществах. В Англии, на одном конце европейского спектра, это означало пэрство, группу, насчитывающую несколько сотен человек. На другом конце спектра находились Польша и Венгрия, где дворяне составляли 5 и более процентов населения. Между Францией, где примерно 1,5 процента населения имели дворянский статус в 1789 году. Очевидно, что все европейские дворяне не были аристократами.

Скорее всего, все титулованные дворяне (от баронов до герцогов и принцев) были аристократами, но даже это было иллюзией.И снова Англия была крайним случаем, когда не только титулы, но и вся земельная собственность передавались по наследству исключительно старшим сыновьям. Почти во всех случаях на протяжении девятнадцатого века можно было предположить, что англичанин (хотя и не обязательно ирландец) был богатым человеком с высоким статусом в своем обществе. В других странах Европы, где титулы и имущество часто передавались по наследству всем сыновьям, автоматическая английская корреляция титула, богатства и статуса не применялась. Россия, где все дети — и сыновья, и дочери — унаследовали титулы, и лишь меньшинство из величайших аристократических семей передало свои основные владения старшим сыновьям (за исключением прибалтийских провинций, где этот обычай был более распространен), представляет собой контрапункт Англии.Так было в Европе девятнадцатого века


, когда подавляющее большинство самых богатых и престижных аристократических семей имели титулы, но были исключения даже в Британии и в России. Например, в период с 1700 по 1914 год Нарышкины были одной из самых богатых, могущественных и уважаемых аристократических семей в России и действительно были тесно связаны с Романовыми. Однако титулов у них никогда не было. Как и в Британии конца девятнадцатого века государственный деятель Артур Бальфур, чье богатство, связи и ценности сделали его однозначным аристократом.

Аристократия, в конечном счете, может быть определена только в относительно общих социологических терминах, а не в более жестких юридических. Аристократы были членами традиционного правящего класса. Они унаследовали богатство, статус и власть от своих предков. В подавляющем большинстве случаев в 1789 г. основу их богатства составляла земля. Точный характер их политической власти отличался от одной европейской страны к другой. В 1789 году английская и шотландская аристократия доминировали в парламенте, который полностью контролировал правительство.Британская аристократия была правящим классом в самом полном смысле этого слова. В большей части континентальной Европы, где якобы абсолютные монархи правили с помощью различных видов бюрократии, дела обстояли несколько более двусмысленно. Однако даже в России, где монархический абсолютизм был наиболее крайним, император не мог править без помещичьей элиты. Без кооперации помещиков крохотная бюрократия даже в 1825 году не имела никакой надежды управлять (то есть взимать налоги и набирать) крестьянские массы, на финансовой и военной эксплуатации которых держалось все царское государство.Более того, аристократия полностью доминировала при дворе, гвардейских полках и высших правительственных должностях в Санкт-Петербурге. Монархи, отчуждавшие эту аристократическую элиту между 1725 и 1825 годами, рисковали своей жизнью.

Лучшее определение европейской аристократии в 1789 году — это «традиционная правящая и землевладельческая элита». Имеет смысл зарезервировать термин аристократия , свойственный высшему эшелону этой элиты, обычно очень богатой, обычно титулованной и доминирующей на высших должностях в столичном правительстве.Меньших землевладельцев, обычно не имеющих титула, которые доминировали в провинциальном обществе и которые обладали средствами, чтобы жить жизнью праздных джентльменов, лучше всего определить как дворян. Однако здесь слово аристократия используется для обозначения обеих групп, за исключением тех случаев, когда делается попытка провести различие между ними.

В долгом девятнадцатом веке аристократия столкнулась с двумя серьезными проблемами. Первыми были эгалитарные ценности и идеологии, проистекающие из радикального Просвещения восемнадцатого века и воплощенные во Французской революции.Вторые — это ряд взаимосвязанных изменений в обществе, которые в широком смысле можно определить как модернизацию. К ним относятся индустриализация и урбанизация; массовая грамотность; огромный рост промышленного, коммерческого и финансового богатства; и возрастающая сложность как общества, так и правительства, что породило огромное количество профессиональных и технических экспертов, без навыков которых современное сообщество не могло бы процветать.

Просвещение и Французская революция

Радикальное Просвещение и Французская революция отвергли корпоративные привилегии и унаследовали неравенство во имя рациональности, эффективности и личных достоинств.Они утверждали, что индивидуум, а не семья или корпорация является строительным блоком общества, и предполагали фундаментальное равенство между людьми, по крайней мере, в отношении прав, которыми обладают все граждане сообщества. Эти идеи были очень привлекательны для многих европейцев в девятнадцатом веке. Французская революция превратила эти идеи в политическую реальность и предоставила модель, на которую последующие поколения европейских радикалов смотрели с восхищением.

Однако влияние революции было неоднозначным.Во-первых, хотя Французская революция была враждебна правовому неравенству и унаследованным привилегиям, она была гораздо менее эгалитарной с социально-экономической точки зрения и не отвергала частную собственность. Действительно, некоторые реформы, проведенные в Европе в эпоху Наполеона, фактически укрепили частную собственность, например, путем передачи церкви и общинных земель богатым людям. Хотя в большинстве стран аристократия не была основным бенефициаром этих изменений, они, тем не менее, были очень крупными собственниками и часто могли использовать свою собственную выгоду в новую эру абсолютных прав собственности.Ярким примером этого были огромные прибыли, которые многие аристократы девятнадцатого века получали от своих лесов, которые раньше очень часто использовались совместно с крестьянством, но теперь стали неограниченным владением знатных землевладельцев. В век, когда цены на древесину резко выросли, это могло стать решающим фактором выживания значительной части традиционной сельской элиты.

Хотя 1790-е годы нанесли французской аристократии очень тяжелый удар, от которого последняя так и не оправилась полностью, ущерб не был смертельным.Наполеон I изо всех сил старался примирить аристократию со своим режимом и снова привлечь ее к придворной, гражданской и военной службе. Отчасти это ему удалось. В некоторой степени можно рассматривать эволюцию французской аристократии с 1789 по 1815 год как внезапный и очень жестокий пример перемен, которые настигли большую часть европейской аристократии в девятнадцатом веке. Потеряв часть, хотя и не большую часть своей земли, французская аристократия повернулась к тому, чтобы стать элитой государственной службы.В этом смысле он приблизился к образцу русской, прусской и даже менее австрийской аристократии конца восемнадцатого века. Как и они, но перед лицом гораздо более жесткой неблагородной конкуренции, ему пришлось поддерживать свой статус военной и гражданской службой в растущем бюрократическом государстве. На протяжении долгого девятнадцатого века вариант на эту тему можно было увидеть даже в Британии. Финансовое давление, изменение аристократических ценностей и необходимость поддерживать аристократическую легитимность государственной службой — все это подталкивало в этом направлении по всей Европе, хотя и в разной степени.

Также важно помнить, что если память о Французской революции привлекала одних европейцев, она шокировала других, в том числе очень многих неаристократов. Если французская аристократия как группа была единственной крупнейшей жертвой террора, большинство тех, кто погиб под гильотиной, не были аристократами. То, что изначально казалось движением за умеренную и рациональную конституционную реформу, быстро переросло в ужасающую диктатуру, которая поглотила как ни в чем не повинных прохожих, так и своих собственных детей.В частности, в Бретани гражданская война, развязанная революцией, велась республикой с почти геноцидным безумием. Армия, ставшая в результате революции доминирующей силой во французской политике, создала во Франции военный деспотизм и подвергла Европу двадцатидвухлетним войнам и завоеваниям. По отношению к своему населению Европа понесла больше жертв в революционных и наполеоновских войнах, чем в Первой мировой войне.

Неудивительно, что многие европейцы извлекли из этого урок, что даже умеренные реформы могут легко выйти из-под контроля и что традиционные принципы политический порядок (монархия, церковь, аристократия) был решающим оплотом против анархии и террора.История однопалатного Национального собрания Франции использовалась для оправдания консервативных верхних палат в большей части Европы девятнадцатого века. В большинстве вновь созданных верхних домов было много мест для аристократов. Это было лишь одним из отражений более широкого результата Французской революции, а именно объединения этих старых соперников — монархии, аристократии и церкви против общего революционного врага.

Это новое единство не было полным или непосредственным в девятнадцатом веке. Революции 1848 года в Венгрии и Италии во многом напоминали старый двор или деревню.Поскольку монархический абсолютизм продержался дольше всего в России, то же самое и традиционное аристократическое недовольство династическими режимами, которые отказывали в политическом представительстве или гарантировали гражданские права даже аристократам. Последним противостоянием традиционного европейского двора и деревенского аристократического либерализма стало участие русской шляхты в преддверии революции 1905 года. Но события 1905 года наглядно продемонстрировали, почему в современную эпоху монархи и аристократы больше не могли позволить себе воевать.Ослабив царский режим своей оппозицией за десятилетие до революции, российская знать увидела, что в 1905 году их поместья были захвачены крестьянскими мятежниками, а затем пригрозили парламентом массовой экспроприацией, которую режим был вынужден уступить. В результате этого опыта режим и аристократия снова объединились в период с 1906 по 1914 год, не в последнюю очередь в совместной поддержке политики, которая обеспечила безопасность частной собственности на землю. Тем самым русские придерживались консервативных европейских норм.

Модернизация

Радикальные идеологии были опасны, потому что в их основе лежали социальные изменения, присущие модернизации. Индустриализация, урбанизация и массовая грамотность имели потенциал трансформировать сознание масс и их способность к политической организации, делая их гораздо менее восприимчивыми к контролю со стороны землевладельческой элиты. По мере распространения демократии в последней четверти девятнадцатого века аристократия обычно теряла контроль над городским массовым электоратом, хотя это было не всегда и не сразу.В конце девятнадцатого века у английских консерваторов было много сторонников из рабочего класса, не в последнюю очередь в Ланкашире, где графы Дерби смогли выявить не только почтение местных жителей, но и неприязнь массового протестантского электората к католической ирландской иммиграции. В Германии Партия католического центра, в руководстве которой аристократы все еще играли важную роль в начале двадцатого века, пользовалась массовой электоральной поддержкой даже со стороны многих городских рабочих. Тем не менее со временем массовая городская политика повсюду в конечном итоге подорвала власть традиционных сельских элит.

Ряд факторов определил, сможет ли аристократия эффективно мобилизовать сельское общество в качестве консервативного оплота против городского радикализма. В Англии Консервативная партия в значительной степени преуспела в этом к 1880-м годам, но к тому времени степень урбанизации в Англии, добавленная к сельскому радикализму на гэльской окраине Соединенного Королевства, сделала это ограниченным использованием. На двух всеобщих выборах 1910 года, которые в значительной степени боролись за роль и власть самой аристократической и самой могущественной верхней палаты Европы, консерваторы фактически победили с небольшим перевесом в Англии, только для того, чтобы эта победа была отменена голосами шотландцев. , Валлийский и ирландский.Более успешной была немецкая аристократия, которая обеспечивала основное руководство Bund der Landwirte, самой грозной группой аграрного лобби Европы в начале двадцатого века. Однако это не только заставило аристократических лидеров принять доминирующую логику сельской популистской политики (например, безжалостное преследование аграрных групповых интересов и демагогический антисемитизм, который нелегко сочетался с претензией на обеспечение ответственного национального руководства). Кроме того, это ослабляло, поскольку Германия становилась все более урбанизированной индустриальной державой Европы.

Между тем на западной, восточной и южной периферии Европы, относящейся к «второму миру» — дуга, которая простиралась от Ирландии через Иберию и Италию до Венгрии и России, — где население все еще оставалось преимущественно сельским, оно также обычно было радикальным и часто очень враждебным. аристократии. В этих странах массовая политика к 1900 году часто сопряжена с риском социальной революции и экспроприации аристократического землевладения. Огромные различия в богатстве и культуре между сельской элитой и массой в сочетании с растущим политическим сознанием и организацией масс сделали это реальной угрозой для большей части периферии второго мира Европы на рубеже двадцатого века.Угроза могла стать реальностью через крестьянскую революцию и жакки (крестьянские восстания) или, в тех странах, где распространялась демократия, через урну для голосования. Поскольку к 1905 году даже в России появился парламент, избираемый почти всеобщим (хотя и не равным) избирательным правом мужчин, проблема управления демократией становилась вопросом жизни и смерти для большей части аристократии периферийной Европы.

Социальная революция была несколько менее вероятна в сельских обществах, где католическая церковь имела сильные корни и где аристократия имела могущественных потенциальных союзников в виде значительного класса крестьян-фермеров, владеющих собственной землей и нанимающих горстку рабочих, которые могли или не могли быть членами семьи. члены.Прекрасным примером такого консервативного общества была испанская провинция Наварра, дом карлизма, массового католического и роялистского движения, которое выступало против Просвещения восемнадцатого века и всех других аспектов современности. Но хотя в 1900 году аналогичные территории действительно существовали в других частях сельской и периферийной Европы, они были исключительными. На другом конце спектра сельский радикализм усиливался, если местная аристократия была чуждой сельским массам не только по богатству и культуре, но также по этнической принадлежности и религии.Столкнувшись с этой реальностью в Ирландии на заре демократической политики, британское правительство на щедрых условиях выкупило земельную элиту, тем самым обезоружив социальную (хотя и не национальную) революцию. Но эта политика отражала не только британскую мудрость, но и уникальное богатство британского государства и общества. Нигде больше на европейской периферии подобная политика не была возможна ни с политической, ни с финансовой точки зрения, и почти везде землевладельцы были наиболее уязвимым элементом в пределах собственности и относительно богатого меньшинства.

В богатом ядре Европы «первого мира», где к 1900 году существовал крупный средний класс, а собственность была намного безопаснее, аристократия могла найти могущественных союзников как в городском, так и в сельском обществе против зарождающихся социалистических партий рабочего класса, не говоря уже о том, чтобы социальная революция. В несколько разной степени и со многими местными нюансами аристократия все более и более вступала в политический союз с представителями коммерческого, промышленного и финансового богатства. Во многих странах части быстрорастущего профессионального среднего класса также могут быть потенциальными новобранцами для консервативного альянса, особенно там, где профессиональные элиты традиционно были связаны с дворянством (например,г., английские юристы) или в странах, где расширяющаяся государственная бюрократия очень часто набиралась из сыновей (часто младших сыновей) аристократических или, чаще, дворянских семей. Венгрия, после создания в 1867 году двойной монархии Австро-Венгрии, была, вероятно, прекрасным примером последнего явления, и ее администраторы по этой причине сохранили необычайно ясный дворянский этос и стиль. Но в относительно небюрократической Англии индийские и колониальные службы обеспечивали аналогичный выход для сыновей дворянства, а британские государственные школы создавали общие элитарные ценности и образ жизни, которые служили для интеграции сыновей аристократии, дворянства, высоких финансов, большого бизнеса и профессии в единый расширенный правящий класс.Подобно тому, как огромное богатство, власть и престиж Британии помогли узаконить эту элиту в девятнадцатом веке, аналогичный процесс можно было наблюдать в Германии в период между 1871 и 1914 годами, хотя в случае Германии религиозные различия и недавнее объединение сделали это процесс более чреват.

Каждая европейская аристократия пришла к собственному компромиссу с недавно появившейся современной деловой, финансовой и профессиональной элитой. Некоторые из этих компромиссов были более успешными, чем другие, но каждый случай неизбежно отражал конкретный национальный контекст, в который аристократия привносила свои собственные ценности (например,g., милитаристские или гражданские, авторитарные или парламентские), как и часто очень разнородные элементы новой «буржуазной» элиты.

Например, очень богатая британская аристократия с ее давними и тесными связями с финансовым миром Лондона обнаружила, что относительно легко принять (очень часто буквально через брак) огромные состояния, заработанные финансистами девятнадцатого века, и консолидировать единое плутократическое правление. класс эпохи Эдуарда (1901–1910). В Пруссии / Германии, другой финансово-промышленной сверхдержаве Европы, процесс должен был быть намного сложнее.Традиционная прусская базовая элита была не настоящей аристократией, а относительно бедным и несколько пуританским дворянством восточных провинций. По традиции эта группа имела минимальный контакт с миром высоких финансов и не разделяла ни его богатства, ни его ценности. Действительно, большинство ключевых семей в прусско-германском финансовом мире возникло не из старой Пруссии, а из Франкфурта, который очень неохотно (с обеих сторон) был поглощен государством Гогенцоллернов в 1815 году. Тот факт, что так много из этого нового финансового богатства К 1900 году еврейство значительно осложнило консолидацию объединенной прусско-германской плутократической элиты на британских эдвардианских принципах.Но очень разная природа британской и прусской аристократической и дворянской элиты во многом объясняет, почему британской аристократии было легче жить рядом с (также очень часто еврейской) огромным богатством лондонской финансовой элиты в начале двадцатого века.

Даже самый успешный аристократический компромисс с новыми деловыми, финансовыми и профессиональными классами повлек за собой некоторое ослабление аристократической власти и некоторое изменение аристократических ценностей. Таким образом, Отто фон Бисмарк, вероятно, самый важный аристократический политик девятнадцатого века, блестяще преуспел в легитимации династически-аристократической элиты Гогенцоллернов, аннексировав и контролируя энергию немецкого национализма.Но, как указывали его консервативные критики, он сделал это, исказив многие традиционные религиозные и политические ценности прусской аристократии. Следующее поколение аристократических политиков, все глубже погруженных в логику аграрного и националистического популизма, еще дальше отошло от пиетизма и династической лояльности своих дедов. Точно так же английский плутократический гранд эдвардианской эпохи был уже на полпути к тому, чтобы стать членом рантье, праздной элиты, а не истинного правящего класса в смысле английской аристократии 1800 года.

Примириться с европейской экономикой индустриальной эпохи было намного легче для одних слоев европейской аристократии, чем для других. По этой причине, хотя градации богатства внутри аристократии уже были значительными в 1800 году, к 1914 году они стали гораздо более экстремальными. Между плутократико-аристократической элитой, сделавшей огромные состояния на росте городской и промышленной экономики, образовался большой разрыв. , и основная масса аристократии и почти вся провинциальная шляхта.Несомненно, это было наиболее верно для более развитых стран, но все европейские землевладельцы пострадали от падения цен на сельскохозяйственную продукцию в последние десятилетия XIX века. Никто, чей основной доход зависел от сельского хозяйства, не мог надеяться хотя бы отдаленно сравниться с богатством тех, кто был заинтересован в новой городской и индустриальной экономике, а также в финансовом и торговом мире, которые поддерживали ее.

Меньшинство аристократов действительно имело огромную долю в этом мире. В отличие от предыдущих веков, немногие из этих аристократов сами были промышленниками в том смысле, что владели крупными промышленными предприятиями и управляли ими.К 1900 году даже большинство великих силезских землевладельцев, наиболее успешных аристократических предпринимателей девятнадцатого века, отказались от этой роли. Управление крупными предприятиями требовало больших усилий, огромного капитала и предпринимательского таланта. Для богатых мужчин, обычно глубоко осознающих свою ответственность за передачу богатства и статуса семьи своим наследникам, риски промышленного предпринимательства часто были неприемлемыми. Даже герцог Девонширский был смущен суммами, которые он вложил в новый город и судостроительную промышленность, которую он создал в Барроу-ин-Фернесс в одном из своих имений.Крах в 1909 году деловых интересов принца Кристиана-Крафта фон Гогенлоэ-Эринген, герцога Уестского, вызвал большой скандал в Вильгельминовой Германии.

К 1900 году, однако, стало возможным использовать богатство промышленной революции посредством владения акциями, не рискуя и не неся бремя неограниченной ответственности, владения и управления промышленными предприятиями. К тому времени многие аристократы вложили крупные суммы в государственные, железнодорожные и корпоративные облигации и акции.Хотя большинство великих аристократов в 1914 году все еще владели большими сельскими поместьями, почти везде они диверсифицировали свои активы и купили значительные объемы государственных и частных бумаг. Речь идет о русской аристократии и дворянстве. После освобождения крепостных многие имения в неплодородной центральной части Великой России стали неэкономичными как сельскохозяйственные предприятия, а у аристократии не было капитала для их развития. С началом сельскохозяйственной депрессии в 1870-х годах положение ухудшилось.Между тем отношения с местным крестьянством часто были конфликтными, и сельская жизнь была менее привлекательной, чем городская. С ростом населения, ведущим к постоянно растущим ценам на землю, логика для отдельного аристократа продать его и стать городским рантье часто была ясна, даже если эта логика подрывала доминирующее положение аристократии в сельском обществе. Очень похожие, хотя и менее выраженные сдвиги произошли в Пьемонте: при одинаковом общем давлении отношения между дворянами и крестьянами в целом не были такими напряженными, как в России, и сельская жизнь не была такой изолированной.

Для большинства дворян финансовое давление может означать уход из сельской местности и поглощение городскими профессионалами и миром рантье. Однако для богатых аристократов в таком суровом выборе не было необходимости. К примеру, на самой вершине немецкой аристократии князь фон Турн унд Таксис в 1895 году все еще владел 1,3 млн гектаров (3,2 млн акров), но семья также получила огромную финансовую компенсацию от ряда немецких земель за потерю сеньора и сеньора. другие унаследованные права в девятнадцатом веке.Даже к концу 1850-х годов, когда процесс оставался незавершенным, зарегистрированная компенсация превышала 800 000 фунтов стерлингов — огромную сумму в середине девятнадцатого века, которая позволяла крупномасштабные и разнообразные инвестиции в акции, облигации и акции.

Хотя все великие аристократические семьи имели гораздо больше шансов, чем дворяне, диверсифицировать свои активы и обогатиться за счет использования городской и промышленной экономики, наибольшие состояния обычно делались семьями, владевшими городской собственностью или угольными шахтами.В 1914 году, вероятно, самым богатым аристократом Европы был герцог Вестминстерский с доходом примерно в 1 миллион фунтов стерлингов в год. Хотя Гросвеноры никогда не играли очень заметной роли в британских политических или военных делах, они были счастливыми бенефициарами брака семнадцатого века, который принес им значительную часть того, что позже превратилось в фешенебельный лондонский Вест-Энд. Другие богатейшие аристократы Британии в то время также были либо крупными городскими помещиками, либо владельцами обширных угольных шахт, либо и тем, и другим.В Германии история Священной Римской империи означала, что очень немногие аристократы были крупными городскими землевладельцами, но самые богатые аристократы Пруссии в 1914 году обычно получали огромную часть своих доходов на рудниках Силезии или Рура. Капризы итальянской истории означали, что некоторые региональные аристократии с гораздо большей вероятностью владели городской собственностью, чем другие. Между тем доходы русской аристократии от городской собственности и рудников в 1914 году обычно были менее огромными, чем британские или немецкие, по той простой причине, что городская индустриальная экономика была менее развитой, но в некоторых случаях они превышали 200 000 фунтов стерлингов в год.С началом урбанизации и индустриализации в России до 1914 года были все основания ожидать, что удачливое меньшинство аристократов, владевших обширной городской собственностью или шахтами, со временем будет соответствовать самым богатым немецким и британским плутократам.


Таким образом, наиболее точное обобщение о судьбе аристократии в долгом европейском девятнадцатом веке должно было бы подчеркнуть очень мощные трансконтинентальные вызовы, которым подвергались все аристократы, общие фундаментальные стратегии, которые они использовали для решения этих проблем, но в то же время способ, которым аристократии некоторых стран и регионов, и прежде всего определенные слои аристократии, были гораздо лучше подготовлены для решения этих проблем, чем другие.

На протяжении долгого девятнадцатого века британская аристократия вызывала наибольшее восхищение и подражание в Европе. В некоторой степени это был лишь один из аспектов всеобщего восхищения и подражания самому богатому, наиболее могущественному, но также во многих отношениях наиболее либеральному обществу и государству. Однако были и весьма специфические аристократические причины для восхищения Британией. В то время, когда континентальная аристократия подвергалась все более серьезным испытаниям, утешал тот факт, что Британия была одновременно самой успешной страной Европы и страной, в которой аристократия обладала уникальной властью.

Как уже упоминалось, из всех европейских аристократий в 1815 году британцы ближе всего подошли к каждому определению правящего класса. С точки зрения власти и богатства британский монарх был в лучшем случае primus inter pares (первым среди равных) по отношению к аристократической элите. Ни один абсолютный монарх не мог ни ущемлять гражданские права, ни отрицать свободы британской аристократии, ни даже оспаривать их роль наследственных законодателей или правителей государства. Тем не менее, Великобритания оставалась монархией до 1914 года, и это было важно для аристократов как в Великобритании, так и в других странах Европы.Монарх и его двор подчеркнули, узаконили и наложили печать общественного одобрения на социальную иерархию.

Даже в 1914 году королевское покровительство и традиции все еще имели большое значение в основных институтах старого режима, то есть в вооруженных силах и дипломатии. Несмотря на продолжающуюся роль французских аристократов в армии, дипломатической службе и (особенно) на флоте Третьей республики, существовала большая разница в общем происхождении и духе британских и французских высших солдат и дипломатов.

Не только силе, богатству и свободе британской аристократии завидовали и подражали многие ее европейские коллеги. То же самое было с английским холодным аристократическим высокомерием, публичным лицом викторианской аристократической респектабельности и обслуживания, а также джентльменского образа жизни. Если в 1914 году французский язык оставался lingua franca европейского высшего общества, английская няня оказывала все большее влияние на европейские ценности и менталитет высшего класса. Британский кровяной скот, скачки и охота на лис вызвали всеобщее восхищение.Как всегда бывает с модой высшего общества, в этом подражании Англии было много глупого и поверхностного. Но был также более серьезный и политический аспект восхищения английской аристократической честностью и политическим умением, не говоря уже о английском сельском спорте и образе жизни графства. Столкнувшись с проблемами городского и индустриального мира, аристократии необходимо было оправдать свое положение как правящего класса перед взором газет среднего класса и общественным мнением.

Также необходимо было укрепить свое лидерство в сельском обществе. Среди аристократических публицистов девятнадцатого века было обычным делом, что роялистская контрреволюция в Вандеи и других районах западной Франции в 1790-х годах была частично обязана своей силой местной лояльности местному и патерналистскому сельскому дворянству. Поэтому для других европейских аристократов считалось важным проводить больше времени в своих поместьях, оказывая покровительство, пример и руководство своим сельским соседям.Поскольку традиционно большая часть европейской аристократии посвятила свою жизнь королевским дворам, военной службе или столичному обществу и политике, это потребовало значительных изменений в образе жизни и менталитете. Что может быть лучше, чем английский аристократ, чья безумная погоня за лисами держала его глубоко привязанным к окружному обществу, в жизни которого аристократический дом оставался большим источником покровительства и руководства на протяжении всего девятнадцатого века.

Однако к 1914 году политическая власть британской аристократии явно пошла на убыль.Аристократия больше не доминировала в Либеральной партии, возникла массовая социалистическая партия, и Палата лордов лишилась большей части своей власти. Логика демократической политики с массовым электоратом убедила даже Консервативную партию выкупить англо-ирландских помещиков и отказаться от защиты сельского хозяйства. В результате британская шляхта пострадала гораздо сильнее реформ, чем ее прусско-германский аналог, от обвала сельскохозяйственных цен в конце девятнадцатого века.После трех поражений на выборах и столкновения с угрозой ирландского самоуправления многие консервативные британские аристократы начали испытывать серьезные сомнения в достоинствах демократии в 1914 году. Неудивительно, что в остальной Европе, где демократия может оказаться гораздо более опасной. Для аристократии, чем это было в Великобритании, сомнения в отношении демократии были гораздо глубже в аристократических кругах, и британская политическая модель теряла часть своего очарования.

Тем не менее, по мере приближения европейской аристократии к 1914 году ее политические позиции далеко не везде были слабыми.В Германии, Австрийской империи и к 1905 году в России создание монархическими режимами верхних и нижних палат аристократии с ограниченными полномочиями фактически дало аристократии гораздо больше свободы в выражении своих интересов, выборе собственных лидеров и блокировании реформ, чем это было ранее. дело в период расцвета абсолютизма. В этом смысле конституционалистская и полудемократическая политика фактически усилила влияние традиционной социальной элиты, которая больше всего теряла от демократии. К 1914 году повсюду в Европе аристократия чувствовала себя перед лицом возрастающих проблем, но в 1914 году большинство европейских аристократий ни в коем случае не были бессильны или смирились с исчезновением.

См. Также Буржуазия; Класс и социальные отношения; Земельные элиты; Крестьяне; Популярная и элитарная культура.

Беккер, Сеймур. Дворянство и привилегии в позднеимператорской России. DeKalb, Ill., 1985.

Бердал, Роберт М. Политика прусского дворянства: развитие консервативной идеологии, 1770–1848. Princeton, N.J., 1988.

Cannadine, David. Упадок и падение британской аристократии. Нью-Хейвен, штат Коннектикут, 1990.

Кардоза, Энтони Л. Аристократы в буржуазной Италии: пьемонтское дворянство, 1861–1930. Кембридж, Великобритания, 1997.

Гибсон, Ральф и Мартин Блинкхорн, ред. Землевладение и власть в современной Европе. Лондон, 1991.

Хиггс, Дэвид. Дворяне во Франции девятнадцатого века: практика негалитаризма. Балтимор, 1987.

Ливен, Доминик. Аристократия в Европе, 1815–1914 гг. Houndmills, U.K., 1992.

Реден-Дона, Армгард фон и Ральф Мелвилл, ред. Der Adel an der Schwelle des Bürgerlichen Zeitalters, 1780–1860. Висбаден, Германия, 1988.

Reif, Heinz. Westfälischer Adel, 1770–1860. Göttingen, Germany, 1979.

D. Lieven

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

(PDF) Сравнение моделей ударения в словах и их функций между английским и сычуаньским диалектом

С.Д. Ма, Л. Х. Тан

Слабый-Средний-Слабый-Сильный-Слабый-Слабый: неполноценность, невозможность, конвертируемость;

Средне-Слабое-Слабое-Сильное-Слабое-Слабое: характерно, изменчивость, метеорологические;

Средне-Слабый-Сильный-Слабый-Слабый-Слабый: отказ от сотрудничества, церемониальный, неразличимый;

Средний-Слабый-Слабый-Сильный-Сильный-Слабый: палатализация, национализация, автобиография;

Слабый-Средний-Слабый-Слабый-Сильный-Слабый: персонификация, идентификация, электрификация.

Семь слогов:

Средний-Слабый-Сильный-Слабый-Слабый-Слабый-Слабый: односторонность;

Средний-слабый-средний-слабый-сильный-слабый-слабый: ненадежность;

Слабый-Средний-Слабый-Сильный-Слабый-Слабый-Слабый: с энтузиазмом;

Слабый-Средний-Слабый-Слабый-Слабый-Сильный-Слабый: индустриализация;

Слабый-Средний-Слабый-Слабый-Сильный-Слабый-Слабый: непроницаемость.

Восемь слогов:

Средний-Слабый-Средний-Слабый-Слабый-Слабый-Сильный-Слабый: интернационализация (А.К. Гимсон, 1972: стр. 228-

230) [2].

Образцы ударения в составных словах

Большинство составных слов в английском языке состоят из двух элементов. Их образцы ударения следующие:

a) Ударение приходится на первый элемент составных существительных, составных прилагательных, составных наречий и глаголов:

Составные существительные: «аэропорт», «доска», «класс», «газета»;

Составные прилагательные и наречия: «открытый», «внизу», «по всему миру», «легкомысленный»;

Составные глаголы: «нянчиться», «автостопом», «мечтать», «промывать мозги».

Кроме того, ударение всегда приходится на первые элементы составных слов, состоящих из каждого, любого, некоторого и

no:

«Все», «все», «все», «везде», «каждый день», «кто угодно», «кто угодно», «что-нибудь», так или иначе, «где угодно»,

«кто-то», «кто-то», «что-то», «каким-то образом», «когда-нибудь», «никто», «ничего», нигде.

b) Для некоторых составных слов, большинство из которых являются родными словами английского языка, ударение может приходиться на второй элемент.

ments:

Второй элемент всегда: when’ever, wher’ever, who’ever;

Второй элемент — это «я»: ты, я, он сам, она, сама, мы, ты, они сами;

Первый элемент с: «вытягивать», «удерживать», «удерживать», «удерживать», «удерживать», «удерживать», «выдерживать».

c) Ударение приходится на оба элемента:

Составные слова, состоящие из двух существительных, первое из которых функционирует как прилагательное: ‘head’master,’ week’end,

‘gold-‘coin,’ church ‘ площадка;

Составные слова с «больше» или «меньше» в качестве первого элемента: «сверх», «сверх», «сверх»,

«нед. ;

Исключения: «за бортом», «просрочено», «преодолено», «подлесок», «под землей», «подрезано».

г) Сложные прилагательные, состоящие из прилагательного или существительного + стр. В качестве предиктива, имеют два ударения:

«рассеянный», «невнимательный», «сделанный вручную», «деревянно-головной».

Но, если они функционируют как модификатор существительного, на первом элементе есть только одно ударение:

«рассеянный профессор, рукотворный подарок»

e) Сложные слова с тремя элементами могут иметь ударение либо на первом, либо на втором элементах:

hot-water-bottle, high-water-mark, light-house-keeper

Но если составное существительное состоит из предлога или артикля, ударение падает на содержательное слово.

«тесть, главнокомандующий»

Слова в английском языке обычно многосложны. Во многих словах более двух слогов, а в некоторых словах даже

шесть, семь или даже больше слогов. Например, революционность, ненадежность, интернационализация. Ударение

может иметь три уровня: первичное ударение, вторичное ударение и нестресс, а места словесного ударения различны. Он может приходиться на первый, второй, третий или даже четвертый слог, что очень сложно.С точки зрения ритма,

многие многосложные слова имеют вторичное ударение.

Примеры:

На первый слог: «секретарь», военный;

На втором слоге: составляющая, а’бандон;

На третьем слоге: экономика, поколение;

На четвертом слоге: экзамен, paticu’larity.

Аристократы: определение и примеры — видео и стенограмма урока

Социальный статус

Отношения между королевской семьей и аристократами были интересными.Конечно, идея «правления лучших» предполагала, что каким-то образом аристократы все контролируют. Но в большинстве случаев тоже был король. Так как же это сработало?

Во-первых, законных королей всегда происходили из аристократических семей. Формально короли должны были избираться или утверждаться аристократами. Но если существовала семья с явным наследником престола, во многих случаях это происходило без сучка и задоринки.

Однако иногда возникали споры о том, кто должен быть королем.Может быть, не было явного наследника престола. Может быть, было несколько человек, которые считали, что должны быть наследниками. Как бы то ни было, слово знати было важно, потому что именно дворяне в конечном итоге обладали военной мощью, чтобы поддержать власть короля. Таким образом, они могли также лоббировать у короля определенные права, что в конечном итоге привело бы к хартии или заявлениям о правах, таким как Великая хартия вольностей .

Поскольку статус аристократа передавался по наследству, аристократия или дворянство обычно оставались закрытыми как группа.Однако иногда люди действительно поднимались по карьерной лестнице и становились новыми аристократами. Но эти семьи нового дворянства считались на более низком уровне, чем другие. Таким образом, хотя технически они были аристократами, у них не было всех тех же привилегий, что и у высшей знати.

Одной из самых серьезных проблем в изучении времен и мест в прошлом является вопрос социального статуса. Какая группа или группы находятся на вершине «пищевой цепи» общества? Это идея социальной иерархии — некой пирамиды власти.Одна из основных общих характеристик культуры — высокий статус помещиков-аристократов. С этими элитными членами общества нужно было разговаривать и относиться к ним особенно формально.

Существовало также множество законов, ограничивающих доступ знати к определенным типам одежды, еды и транспорта. Это был способ выделить благородные классы как нечто особенное. Например, в Англии 17-го века только определенным слоям аристократии было разрешено носить бархат и шелк.А в Японии 17-го века только люди с аристократическим статусом могли ездить в паланкине , причудливом кресле, которое носили обслуживающий персонал.

Детали каждой социальной ситуации так же уникальны, как каждое отдельное время и место. Давайте рассмотрим три примера, чтобы дать представление об изменениях в представлении об аристократах на протяжении всей истории и во всем мире.

Аристократы во Франции

Европейские аристократы доминировали над богатством и имуществом Европы примерно с 500-1789 гг.Они владели или контролировали обширные участки земли. Как землевладельцы, они имели законную власть над географическими районами. Как обладатели этой власти, они играли определенные роли и назывались определенными титулами. Некоторые из этих благородных титулов включали: герцог (или герцогиня), граф (графиня), маркиз (или маркиз), граф и барон. Эти титулы выделяют систему ранжирования среди аристократов. В большинстве случаев эти титулы передавались по наследству от отца к его старшему сыну, практика известна как первородство .

Во Франции социальные классы до 1789 года довольно четко делились на три категории, или сословия. Первое сословие — это те, кто работал на Церковь (то есть духовенство). Second Estate принадлежал к аристократическому сословию. Третье сословие составляли крестьяне. В течение 18 века (1700-е годы) понятие равенства для всех росло, чему способствовали идеи эпохи французского Просвещения года. Конечно, это контрастировало с традиционным особым статусом аристократов.Частью Французской революции, разразившейся в 1789 году, была ликвидация всех дворянских титулов (каждого просто называли бы «гражданином»). Однако не все аристократы пали без протеста, и, в конце концов, многие представители благородного сословия были обезглавлены с помощью печально известного средства казни: гильотины.

Аристократы в Китае

В Китае богатые землевладельцы составляли то, что часто называют дворянским сословием . Конфуцианская философия подчеркивала важность ролей и подчинение людей более низкого ранга более высокопоставленным.Правители более высокого ранга, такие как дворянство, должны были быть особенно добродетельными и хорошими. Таким образом, они должны быть образцом для своих подчиненных.

В китайском обществе существовала еще одна группа, которая по статусу стала примерно равной землевладельцам — правительственные администраторы или бюрократы. В отличие от дворянского сословия, эти положения были получены не по наследству, а путем сдачи ряда очень сложных экзаменов. Хотя обычно это положение достигали уже принадлежащие к этому классу или представители дворянского сословия, так было не всегда.Несмотря на возможность продвижения вверх по цепочке, китайское общество в целом оставалось довольно консервативным. Те, кто занимал высокое положение, сохраняли высокий статус и оставались у власти даже в конце 19 века.

Аристократы в Японии

Японская аристократия во многом основывалась на военной мощи. Со временем различные аристократы зарекомендовали себя как лордов даймё и , самые могущественные аристократы. Их военную мощь поддерживал класс воинов под названием самурай .Со временем в средневековый период истории Японии власть консолидировалась в руках отдельных даймё. Эти аристократы стали даже сильнее императора. Фактически, глава самой могущественной семьи фактически стал правителем страны. Его называли сегуном , и эта форма правления просуществовала до 1868 года.

Резюме урока

Подводя итог, аристократов — это группа людей (в разных обществах), которые владеют и контролируют землю и имеют высокий статус. и привилегии.На протяжении веков, до появления демократии, они считались людьми, обладающими мудростью и добродетелями, позволяющими эффективно править.

Казалось, что аристократы всегда зарабатывают — деньги, власть, статус. Но аристократов часто беспокоил их статус и свое будущее. Многие аристократические семьи изо всех сил пытались произвести на свет здоровых наследников, которые были бы хорошими, достойными восхищения аристократами. Многие также временами испытывали финансовые трудности.

Одним из способов, с помощью которых борющаяся аристократическая семья могла улучшить свое положение, было выдавать своих детей замуж за другую семью.Таким образом можно было бы объединить ресурсы двух семей, и они ушли бы с большим богатством, мощью и влиянием.

Результаты обучения

По завершении этого урока вы сможете:

  • Определить аристократа и аристократии
  • Обобщите историческое прошлое аристократов и их общую характеристику
  • Вспомните некоторые другие имена аристократов
  • Понять, как человек стал аристократом
  • Объясните типичные отношения между аристократами и королевской семьей и то, как избирались законные короли.
  • Перечислите некоторые особые привилегии, данные дворянству.
  • Опишите, как аристократы и социальная иерархия действовали во Франции, Китае и Японии

Аристократия талантов: бизнес-аналитика

В следующем отрывке из своей новой книги « Аристократия талантов: как меритократия создала современный мир», Адриан Вулдридж прослеживает, «как университеты стали более важными в плане контроля входа в профессиональную жизнь».


Американский бизнес сыграл значительную роль в воспитании меритократического духа. Гигантским предприятиям, таким как железные дороги, требовались специализированные менеджеры среднего звена, чтобы поезда ходили вовремя, и великие университеты, такие как Университет Пенсильвании и Гарвард, создали бизнес-школы для их производства. Тем не менее, перед Второй мировой войной развитие деловой меритократии было неоднородным. Большая часть делового мира оставалась решительно антиинтеллектуальной. «Бэббит» Синклера Льюиса (1922) — это беспощадный портрет американского бизнеса начала бурных двадцатых.Джордж Ф. Бэббит, одноименный герой, является образцом солидного гражданина: агент по недвижимости по профессии, «ловкий в своем призвании продавать дома больше, чем люди могут себе позволить», и конформист по темпераменту, гордо лишенный оригинальных идей или интеллектуального любопытства. Он окружает себя умными гаджетами, такими как будильники и электрические тостеры, которые символизируют мощь технологий. Он носит значок клуба-бустера, чтобы показать свою лояльность к своему местному городу, Зениту, и его готовность хвалить его во всех случаях, однако неопровержимые доказательства обратного.Его друзья, такие как Джозеф К. Памфри, владелец бизнес-колледжа Riteway и «преподаватель публичных выступлений, делового английского, написания сценариев и коммерческого права», все точно такие же, как он, сторонники и конформисты. В книге было дано английскому языку слово «Бэббит», означающее «человек, и особенно деловой или профессиональный человек, бездумно подчиняющийся общепринятым стандартам среднего класса», и песня Джорджа Гершвина «Бэббит и бромид».

Бэббит был типичным для многих американских бизнесменов своим презрением к «книжному обучению» и восхищением «здравым смыслом».В 1924 году анонимный бизнесмен написал в американском журнале статью под названием «Почему я никогда не нанимаю блестящих людей». Блеск неизменно ассоциируется с невоздержанностью и безответственностью; Намного безопаснее полагаться на «упорных» и «мускулистых» людей. Великие предприниматели, как правило, были людьми, добившимися успеха без высшего образования или тщательного воспитания (в 1900 году менее одного из пяти бизнес-лидеров имел университетское образование). Генри Форд сочетал в себе гений автомобилестроения с шутливыми и зачастую презренными взглядами на внешнюю политику и политику.Х. Л. Менкен считал, что средний американский бизнесмен принадлежит к виду Boobus americanus.

Бизнес-школы

начинали свое существование как нечто среднее между профессионально-техническими училищами и ротационными клубами: учащиеся приобрели небольшое ремесло и собрали друзей на всю жизнь, но не увлеклись крупными идеями, которые меняли экономику. Консультации были сосредоточены на установлении длительных отношений с крупными компаниями, а не на продаже идей. Марвин Бауэр, руководящий дух McKinsey, был настолько полон решимости, что мужчины McKinsey должны выглядеть соответствующим образом, что до 1963 года он настаивал на том, чтобы они носили шляпы, когда выходили на публику.Многие сотрудники компаний предпочитали получать знания на рабочем месте, а не в университетах, причем наиболее успешные компании, такие как IBM, General Electric и Kodak, предлагали пожизненную работу и отправляли многообещающих сотрудников компании (и несколько женщин) на собственное внутреннее обучение. школы.

Великие американские социологи 1950-х изображали бизнесменов антиинтеллектуальными конформистами. В книге Organization Man (1956) Уильям Уайт описал типичного бизнесмена как приветливого человека, который ставит приспособление превыше всего — приятного, с ним легко ладить, но вряд ли он ученый-ракетчик.Он озаглавил одну главу «Борьба с гением». В книге The Pyramid Climbers Вэнс Паккард описал успешных руководителей как «отполированных, крутых, красивых, легко приспосабливаемых, энергичных, тихих, излишне интегрированных, не необычных сильных игроков. Часто они также демонстрируют во время своего подъема заметную способность держать голову опущенной и носы чистыми ». Командные центры делового мира были скорее клубами для гольфа и гольф-клубами, чем кабинетами преподавателей и лабораториями.

Первым признаком того, что отношения между бизнесом и обученным интеллектом меняются, стало появление вундеркиндов после Второй мировой войны.Вундеркинды были группой высокообразованных офицеров ВВС, включая Роберта Макнамару и Текса Торнтона, которые убедили Генри Форда II дать им всем работу в конце войны. Затем им удалось спасти больную компанию от катастрофы не за счет производства более качественной продукции — они действительно не так много знали об автомобилях, — а за счет создания более совершенных компаний, в основном путем введения жесткого финансового и управленческого контроля. Затем они применили те же методы к ряду других компаний и учреждений за пределами автомобильного сектора: Торнтон создал Litton Industries, первый крупный конгломерат Америки, а Макнамара перешел в Пентагон, где попытался выиграть войну во Вьетнаме, увеличив количество убитых, и затем Всемирный банк.

Двумя учреждениями, которые укрепили отношения между бизнесом и подготовленной разведкой, были бизнес-школы и консультационные компании. В 1966 году фонды Карнеги и Форда опубликовали отчаянный отчет, в котором утверждалось, что бизнес-школы должны оправдывать свое место в университетах, проводя более оригинальные исследования. После этого школы стали придерживаться как менталитета «издавай или погибай», так и интеллектуальной звездной системы, которая преобладала в остальной академической среде. В бизнес-школах рождались профессора, которые отличались не только своими знаниями о конкретном бизнесе, но и своей способностью создавать интеллектуальные модели: таких стратегов, как Майкл Портер, и финансовых теоретиков, таких как Майкл Дженсен, которые пытались привнести строгость экономики в изучение бизнеса. .Они также выпускали массово выпускаемые программы MBA, у которых было мало времени на послевоенный бизнес-истеблишмент с его клубной культурой и обедами с тремя мартини, и которые вместо этого хотели заставить американский бизнес сесть и подняться — преследуя акционерную ценность, если они были учениками Йенсена или исследованием действия «пяти сил», если они были портеритами.

Тот же культ «умных способностей» охватил и управленческие консультанты. Брюс Хендерсон, основатель Boston Consulting Group (BCG), считал, что единственный шанс компании бросить вызов McKinsey заключается в том, чтобы переосмыслить ее, а не переусердствовать.С этой целью он разработал серию элегантных интеллектуальных моделей, таких как «кривая опыта», которая научила компании, что они могут снизить свои затраты по мере увеличения своей доли рынка, благодаря накоплению ноу-хау и «матрице доли роста». , что побудило компании рассматривать себя не как недифференцированное целое, а как портфель предприятий, которые вносят различный вклад в чистую прибыль (например, «дойные коровы» и «собаки»). McKinsey нанесла ответный удар, выпустив собственных бизнес-гуру, таких как Том Питерс и Роберт Уотерман, авторы В поисках совершенства (1982), и Ричард Паскаль, автор Искусство японского менеджмента (1981).

Хороший пример растущего влияния теории бизнеса дала династия Ромни. Джордж Ромни, не окончивший университет, проработал в производственном секторе двадцать три года, восемь из них руководил American Motors Corporation и стал «народным героем американской автомобильной промышленности». Митт Ромни окончил Гарвардскую бизнес-школу в составе 5% лучших в своем классе, прежде чем присоединиться к трем консалтинговым компаниям, ориентированным на IQ: сначала BCG в 1975 году, затем Bain and Company двумя годами позже и, наконец, в качестве генерального директора Bain Capital, которая объединила стратегическое консультирование с революция акционерной стоимости путем инвестирования денег в фирмы, которые она консультировала.Под руководством Ромни Bain Capital «модернизировал» более 150 компаний в самых разных отраслях промышленности и заработал состояние будущего кандидата в президенты от республиканцев и сенатора США в 200 миллионов долларов.

Таким образом, новые меритократы трансформировали все, к чему они прикасались в послевоенном обществе: школы стали средством передвижения, университеты превратились в исследовательские учреждения, а затем и в школы профессиональной подготовки; бизнес стал больше озабочен умственными способностями своих сотрудников.Все это неизбежно спровоцировало негативную реакцию — сначала слева, а затем справа, поскольку студенты сопротивлялись безжалостной конкуренции, а сотрудники устали от того, что корпоративные вундеркинды изводят их.

Из книги Адриана Вулдриджа «Аристократия талантов: как меритократия создала современный мир», опубликованной Skyhorse Publishing. Авторские права © 2021 Адриан Вулдридж. Используется с разрешения. Все права защищены.

Гвинет Пэлтроу, Джек Дорси, Марианна Уильямсон и новая оздоровительная аристократия

В ноябре прошлого года Джек Дорси, создатель Твиттера, заявил, что он отправился на 10-дневный тихий ретрит в Мьянму, чтобы практиковать Випассану, которая считается старейшей формой буддийской медитации.Больше походя на монаха из Кремниевой долины, чем на разрушителя Уолл-стрит, Дорси объяснил, что отказ от «устройств, чтения, письма, физических упражнений, музыки, интоксикантов, мяса, разговоров или даже зрительного контакта с другими» был «детоксикацией». весь шум в мире ».

Неважно, что он удобно забыл о насилии в Мьянме по отношению к меньшинству рохинджа, не говоря уже о том, что большая часть этого шума усиливается благодаря платформе, которую он изобрел. Более показательным было непреднамеренное обнаружение последнего символа статуса, предназначенного для одного процента: просветления.Пока вы загружали Headspace и транслировали Peloton в прямом эфире, чрезвычайно богатые были вовлечены в священную гонку вооружений, чтобы очистить себя от экранов и обрести душевный покой.

Познакомьтесь с духовными снобами.

Hashtag Mindfulness

Они могут ругаться со своих телефонов и каналов социальных сетей, но откройте ваш, и вы увидите, что они сияют и злорадствуют в ашраме, более удаленном, чем Ваканда, помечая свои сообщения #breathe. Вот они, погружение в Wanderlust Kundalini & Radiant Body в Snowshoe Mountain, напоминая вам, как великолепно они выглядят без макияжа — через фильтр Mayfair.Или на учебном курсе по продвинутому интуитивному исцелению в Логове в Лос-Анджелесе (три месяца, 1500 долларов), где вы узнаете, как исправить дыры в своей ауре. Вы можете даже увидеть их на эксклюзивной воскресной службе Канье Уэста в неизвестном месте, поющих гимны вместе с влиятельной буддийской парой Орландо Блумом и Кэти Перри.

Богатые и знаменитые часто пьют органический, местного производства Kool-Aid. В какой-то момент они начинают верить, что могут достичь особой связи с метафизическим, роскошно лишив себя земных желаний, желательно где-нибудь в тишине и над схваткой, как на яхте Дэвида Геффена, пришвартованной в море Кортеса.

Элита самообслуживания

Мученик Пало-Альто: Джек Дорси

Основатель Twitter отключился от сети, чтобы отключиться от пожирающего цивилизацию монстра, которого он создал, а затем написал в Твиттере о своем побеге.

Просвещенный предприниматель: Гвинет Пэлтроу

Мастер лекарств и эзотерических решений, основатель Goop создал новую реальность, в которой мы все — всего лишь один смузи с куркумой, активированным углем и алоэ вдали от внутреннего баланса.

Президентский предсказатель: Марианна Уильямсон

После 13 книг по саморазвитию волшебник внутренней работы теперь хочет стать главным целителем Америки.

Папа поп-музыки: Канье Уэст

Самопровозглашенный Йизус обладает бездонным эго, бредовым влечением и пристрастием к зрелищам, которые могут быть необходимы для основания религии.

Верховная Мать: Опра Уинфри

Как никто другой, эта СуперДуша вдохновила миллионы из нас на то, чтобы воспользоваться нашей травмой и пробудить свое более глубокое «я».

Шепчущий брат: Тим Феррис

Медиа-гений, который помогает парням разбираться в проблемах с чуваками, как любовные ручки над их Billabongs.

Императрица эликсиров: Аманда Шанталь Бэкон

С помощью своих соков и волшебной пыли этот алхимик борется с воспалениями и стрессом, прекрасно выглядя в туниках.

В аристократическом мистицизме нет ничего нового (см .: Распутин и Романовы), но теперь аскетические поиски сочетаются с возможностью саморекламы более чем когда-либо прежде, а самореализация стала одновременно инструментом брендинга и правом хвастовства.

В более невинное время Кристи Терлингтон появилась на обложке Time как богиня земли йоги, Мадонна обратилась в Каббалу, а Тина Тернер пела Nam-myoho-renge-kyo . Сегодняшние духовные руководители идут еще дальше, принимая следующую органическую практику разума и тела, о которой вы не слышали, а затем проповедуют ее в Интернете, потому что лучший способ показать, насколько вы отключены от сети и дзен, — это поговорить по телефону.

«Десять лет назад мы не документировали каждый зеленый сок, который мы пили, — говорит Мелисс Гелула, соучредитель сайта о стиле жизни Well + Good. «Это проникло в нашу жизнь. Мы все должны спросить себя: «Делаю ли я это, чтобы чувствовать себя лучше, или чтобы поделиться тем, что я чувствую себя лучше?» (Список тенденций On Well + Good на 2019 год — это «перформативное благополучие», то есть вы выглядите так, как будто вы сосредоточены. )

«Духовный, но не религиозный»

С рынком самосовершенствования, привязанным к 10 миллиардам долларов в год в США.Только С. и социальные сети в гипердвигателе, божественное стало не просто цифровым, но и прибыльным. «Эти движения продолжаются вечно», — говорит писательница Эми Ларокка, которая работает над книгой о буме внимательности, которая должна выйти в следующем году. «Искатели были всегда. На этот раз изменился крайний капитализм. У ищущих духовного здоровья никогда не было столько возможностей ».

Каждый век получает мессию, которого заслуживает. T.C. Классический фильм Бойля «« Дорога в Веллвилл »1993 года о помешательстве на здоровье 1800-х годов (персонажи исследуют смехотерапию, эротический массаж и синусоидальные ванны) читается так, как будто это произошло вчера.В произведении Чосера Кентерберийские рассказы Помилователь хвастается получением своих фальшивых свидетельств от высокопоставленных церковных чиновников и размахивает сомнительными реликвиями, в том числе овечьей костью, которая при погружении в колодец приобретает магические целебные свойства. А новый роман Сэма Липсайта, Hark , высмеивает ничего не подозревающего гуру, который набирает массу последователей с помощью того, что он называет «умственной стрельбой из лука» и глупыми мантрами, такими как «Развяжите свой лук».

Искатели были всегда. На этот раз изменился крайний капитализм.

Сегодняшняя эпоха просвещения шире и à la carte. Последователи — SBNR (Духовные, но не религиозные) и, вероятно, обедали с Кристой Типпетт, постоянным мистиком NPR. Высшие существа, ходящие среди нас, подняли заботу о себе до новых высот, иногда буквально.

Курорт Ананда в Гималаях в Индии расположен в том, что когда-то было дворцом махараджи Техри Гарвала.

Предоставлено Ananda Spa

В Гималаях спа-центр Ananda предлагает семидневный ретрит самореализации Дхьяны, который направляет участников через ежедневные сеансы медитации, включая «Йога-нидра (психический сон), Аджапа-джапа (спонтанное повторение мантр), Антар Муна (внутренняя тишина) и». Тратака (глядя на пламя свечи).«Ашрам в Калабасасе предлагает поход в Сантьяго-де-Компостела за 6000 долларов, который включает ежедневную йогу и массаж. После финала Игры престолов Кит Харингтон зарегистрировался в Privé Swiss, роскошном лечебном центре в Коннектикуте, где за 120 000 долларов в месяц можно обсохнуть и снять стресс.

Когда эти влажные иллюминаты решают дышать тем же воздухом, что и просто психически стабильный средний класс, они пропускают Burning Man и вместо этого идут в Интегратрон возле Джошуа-Три, чтобы принять звуковую ванну, которая похожа на «сон в детском саду для взрослых» или Woom Center в Нью-Йорке для секретной церемонии какао.Или они могут быть замечены в Заколдованном небе в поисках подходящего кристалла лемурийского кварца (потому что личный помощник не может имитировать вашу вибрацию).

Guru Gold Rush

Вера работает даже на тренировках. Чрезвычайно популярное движение Тарин Туми по фитнесу для тела и разума, Class, предлагает шестидневный повторный курс (а не просто ретрит!), Который представляет собой «захватывающий опыт, посвященный практике трансформации».

«Ваше свободное время должно быть посвящено самосовершенствованию», — говорит Ларокка.«Вы идете в ашрам, съедаете шесть миндальных орехов в день, совершаете поход и делаете клизму».

Чиун Ли

Золотая лихорадка гуру создала растущую кастовую систему монахов, целителей и проводников. На вершине, конечно же, Опра и Далай-лама, но если вы не можете приблизиться к этим вершинам, есть те, кто их встречал или, по крайней мере, делал с ними селфи. Габби Бернстайн, «наркоман духа» и глобальный йогин Lululemon, создали семинары по выходным May Cause Miracles, которые «предлагают захватывающий план, чтобы избавиться от страха и позволить благодарности, прощению и любви непременно течь сквозь нас.«Мотивационный оратор и« непоколебимый оптимист »Мари Форлео предлагает вам способ добиться успеха, который говорит с вашей душой, чтобы« получить все, что вы хотите ». Их фотографии с Опрой штампуются на их сайтах как знак одобрения Consumer Reports.

Гуру теперь намного легче собрать заядлых последователей, чем в старые времена, когда им приходилось самостоятельно публиковать брошюры и размещать рекламу в журнале New Dawn . Благодаря таким платформам, как Squarespace и Wix, у этих новомодных евангелистов есть простые способы делать ежедневные прокламации и ссылки в своих биографиях на свои вебинары, состоящие из пяти частей.

Гелула сравнивает этот божественный потоп с подъемом гурманов нового поколения. «Раньше это были просто Джулия Чайлд или Ален Дюкасс, но восемь лет назад неожиданно кто угодно мог стать автором поваренной книги. В нее вошли все, от высококвалифицированных диетологов до любителей с фотоаппаратами, и канон взорвался », — говорит она. «Нечто подобное происходит и в велнесе».

Чтобы выделиться в этом избытке благочестия, полезно, если вы действительно горячие. Возьмите учителя медитации Лайта Уоткинса или основателей Sakara Life Уитни Тингл и Даниэль Дюбуаз — все бывшие модели — или работяги пастора Хиллсонг Карла Ленца, который любит тусоваться без рубашки со своим приятелем Джастином Бибером.Шаман Дурек, парень норвежской принцессы Марты Луизы, раньше был моделью, прежде чем стал целителем и «духовным хакером».

Шамен Дурек и принцесса Марта Луиза.

Getty Images

Их довольство скромно хвастается в социальных сетях, руническими сценариями нашего времени, телеграфным благочестием и двойным инструментом вербовки, как когда-то сарафанное радио привлекало жителей пригородов в стрессовое состояние в EST. Разница в том, что этих сверхсвязанных прорицателей нельзя автоматически называть торгашами.

«Вот в чем дело, — говорит Ларокка. «Эти люди настоящие. Там невероятное количество искренности ». Показательный пример: на пост президента баллотируется автор бестселлеров Марианна Уильямсон, главный прародитель культуры самопомощи.

Peak Self-Care?

Тем не менее, риск для людей, выросших на быстрых решениях, заключается в том, что они могут не достичь достаточной глубины. Одна поездка на аяхуаску — не панацея от серьезных проблем с психическим здоровьем или даже беспокойства.«В велнесе нет ничего плохого, — говорит Себене Селассие, учитель медитации и автор готовящейся к выходу книги« Born to Belong ». «Это так важно и так необходимо прямо сейчас. Но когда велнес является настоящей глубиной, а когда — блеском? Трещины начинают быстро появляться ».

Фонд Дэвида Линча пропагандирует преимущества трансцендентальной медитации в течение почти 15 лет, и благодаря гранту Министерства обороны США в размере 2,4 миллиона долларов у него есть исследования, доказывающие, что ТМ может помочь ветеранам с посттравматическим стрессом. с расстройством справиться.

«Все запрыгивают на подножку, и многие из них — чушь», — говорит генеральный директор организации Боб Рот. «Не существует волшебных таблеток от Big Pharma для предотвращения стресса и травм, хотя существует масса лекарств от них. Они просто не попадают в «опухоль» стресса. Теперь, 50 лет спустя, мы приближаемся к поиску разумных способов справиться с этим, и это древние практики медитации, которые будут стоять на высоте ».

FatCameraGetty Images

Хотя культура утверждения может быть естественным побочным продуктом привилегированного поведения павлина, она может быть необходимой фазой в отфильтровывании истинного от модного.«Все знают, что у вас есть работа, чтобы чувствовать себя лучше», — говорит Гелула. «И многие люди пробуют что-нибудь полегче, прежде чем углубиться. Может быть, хорошее самочувствие — это путь к большей духовности ».

Это, пожалуй, самое важное понимание, которое предлагает наш современный, саморекламирующийся поиск более мощных средств. Каждый хочет божественного вмешательства; просто некоторые готовы заплатить все, чтобы попытаться приблизиться к нему. Знаменитости: они в отчаянии, как и мы.

Эта история опубликована в сентябрьском выпуске номера Town & Country за 2019 год. ПОДПИСАТЬСЯ СЕЙЧАС


Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Более пристальный взгляд на воспитание, мужа и карьеру Роуз Халс

Роуз Халс известна своим предприимчивым умом, стоящим за ScreenHits TV. Жизнь американского предпринимателя стала одной из многих тем для обсуждения после взрывного интервью Гарри и Меган Маркл с Опрой Уинфри.Меган, которая беременна вторым ребенком пары, сказала Опре, что отсутствие поддержки, которую она получила от «Фирмы», заставило ее задуматься о самоубийстве.

Самым шокирующим откровением Меган стало то, что она испытала на себе расизм со стороны британской аристократии. Роуз обладает уникальными полномочиями комментировать откровение Меган, поскольку, как и Меган, она была успешной и независимой афроамериканкой, вышедшей замуж за британских королевских особ.

В этой статье рассказывается о воспитании Роуз, ее замужестве, карьере и ее взглядах на интервью Гарри и Меган.

Родители Роуз научили ее игнорировать расистские комментарии и вместо этого окружать себя любовью

Роуз Халс выросла в Санта-Монике, Калифорния, под руководством родителей, которые стремились защитить ее от расизма. Халс не росла рядом со многими похожими на нее людьми, сказала она журналу Glamour Magazine , но ее родители настаивали, чтобы она не считала цвет кожи недостатком.

Родители Халса внушали своим детям веру в то, что они могут заниматься чем угодно.Они настаивали, что лучший способ бороться с расизмом — это осторожное невежество и окружение любящих и поддерживающих людей. Роуз рассказала MailOnline :

«Я помню, как кто-то однажды назвал меня очень уничижительным словом в присутствии друга. Мне было так стыдно и стыдно, но когда я сказал маме и отцу, они сказали: «Не обращайте внимания на бессмысленные слова бессмысленных людей. Окружите себя теми, кто будет поддерживать и любить вас, и вы добьетесь больших успехов.’”

Воспитание Халса вселило в нее уверенность в достижении своей мечты, но она быстро поняла, что для достижения своей мечты ей нужно работать намного усерднее, чем другим. Однако она никогда не указывала на гонку как на причину своего недостатка. Вместо этого она рассказала журналу Glamour Magazine , что думала, что у нее проблемы с личностью:

«Я никогда не объяснял это своим прошлым. Я буквально подумал; хорошо, что такого в моей личности, что заставляет людей не поддерживать меня или помогать мне? Я просто стал лучше во всем.Я учился усерднее, я был лучше — я делал все усерднее ».

Роуз и ее муж Джордж Халс поженились в 2017 году и имеют двух дочерей

Роуз Халс прибыла в Соединенное Королевство с намерением продолжить свою карьеру и в итоге влюбилась в британского аристократа Джорджа Халса. Дом семьи Джорджа, Breamore House, находится в Хэмпшире. Сэр Эдвард Халс, первый баронет, родился в 1682 году и был врачом Георгия I и II и королевы Анны. «Когда я приехала сюда, я не только почувствовала себя желанной, но и почувствовала, что мои английские друзья уважают меня», — сказала она MailOnline .

Халс сказала изданию, что она чувствовала себя защищенной Джорджем и его семьей в первые дни их романа, но она не приписывает защиту своей расе. Она сталкивалась с навязчивыми вопросами от друзей Джорджа, но рассматривала эти вопросы как попытку близких Джорджа узнать ее поближе. Роза объяснила:

«Я помню, как поехал в Шотландию на выходные, и все его друзья задавали мне очень прямые вопросы, чтобы попытаться узнать меня поближе. Я не обиделась и тоже воспользовалась возможностью познакомиться с ними.Мне пришлось приспособиться к их образу жизни и их сухому английскому юмору, но я начал ценить это и принимать различия ».

Роза и Джордж Халс поженились в 2017 году в церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер в Лондоне. Они устроили свой прием в Spencer House, принадлежащем брату покойной принцессы Дианы. У пары есть две дочери.

Одно из утверждений Меган Маркл заключалось в том, что она услышала, как член королевской семьи спрашивал Гарри, насколько «темными» могут быть их будущие дети.Роуз рассказала MailOnline , что она выросла, узнав, что королевская семья является расистским институтом и что ни одна королевская семья не будет намеренно «запятнать» их родословную. Однако свадьба Меган и Гарри изменила ее восприятие королевской семьи.

Роуз считает, что вопросы о цвете ребенка могут показаться расистскими, но они исходят с позиции невинного невежества. Она объяснила, что ей также задавали вопросы о цвете кожи ее детей, но она понимала причины этих запросов.Она объяснила:

«Теперь это расист или кто-то, кто заботится о благополучии будущего члена семьи? Тот, кто никогда не сталкивался с расизмом, может беспокоиться о том, как это повлияет на жизнь маленького ребенка и что они могут сделать, чтобы защитить их ».

Hulse запустил ScreenHits TV после определения ниши в индустрии развлечений

Изначально Халс хотела стать актрисой, но отказалась от этой мечты и решила сделать карьеру в корпоративном мире.Она присоединилась к The Hollywood Reporter в качестве менеджера по продвижению после окончания Калифорнийского государственного университета со степенью бакалавра делового администрирования.

Роуз занимала несколько корпоративных должностей в разных компаниях, прежде чем запустить ScreenHits TV в 2012 году. Халс сказала Forbes , что никогда не завидовала стрессу от управления компанией, но она знала, что это единственный способ достичь своей мечты. Она объяснила:

«Я довольно быстро понял, что если бы я хотел достичь половины того, о чем мечтал, работая в традиционной корпорации в конце 90-х — начале 2000-х годов, я не только подрезал бы мне крылья, не давая мне взлететь на новые высоты, но и все но исключить мои шансы стать кем-то другим, кроме менеджера среднего звена, поддерживающего цели и мечты других людей.”

Халс увидел в индустрии стриминга возможности, которые видели немногие. Постоянно растущее количество приложений в потоковом пространстве затрудняло потребителям возможность следить за шоу на разных платформах. С помощью ScreenHits TV потребители могли бесплатно комбинировать свои потоковые сервисы по подписке.

«Вы потерпите неудачу, если даже не попытаетесь», — сказала Роуз Forbes . Спустя почти десять лет после запуска ScreenHits TV все еще расширяется и стремится исследовать новые горизонты. Она сообщила Forbes, что ScreenHits TV планирует запустить новое приложение в 2021 году:

.

«Я с нетерпением жду возможности вывести на рынок уникальное приложение, которое поможет людям перейти с кабельного телевидения на онлайн-телевидение, предлагая им конкурентоспособные пакеты потрясающих телевизионных приложений на рынке, что сделает переход на них более экономичным.А также создание приятного, оптимизированного сервиса, позволяющего им использовать все приложения, на которые они подписаны, без необходимости открывать каждое из них, чтобы найти что посмотреть ».

Роуз считает, что Меган и Гарри поступили правильно, отступив от своих королевских обязанностей

Для Сьюзен, Меган и Гарри свадьба в 2018 году стала триумфальным моментом, поскольку она разрушила восприятие королевской семьи как расистского института. «Наконец, я считал, что кто-то с афроамериканскими корнями может быть голосом для цветных и помогать людям в обучении», — сказала Роуз MailOnline .К сожалению, Меган и Гарри пережили такое беспокойное время в руках британских СМИ, что пара отказалась от своих постов в королевской семье.

Роуз чувствовала непреодолимую печаль, наблюдая за интервью Меган и Гарри с Опрой, сказала она MailOnline . Она признает, что Меган и Гарри получили много ненависти, но она считает, что они также получили большую поддержку. Роза сказала:

«Ее однозначно поддерживали не только цветные, но и многие другие.Вы могли убедиться в этом по любовному шоу всех, кто пришел поддержать ее и Гарри в их турах по Великобритании, Содружеству и Южной Африке. Да, возможно, были скептики и ненавистники, но к ним также было проявлено огромное количество любви. Они были очень популярны ».

Тем не менее, она поддерживает решение Меган и Гарри покинуть королевскую семью. Она признает, что, если человек не может следовать принципам 1000-летнего учреждения, лучший вариант — отойти в сторону. Роза объяснила:

«Меган сказала, что страдает психическим расстройством и думает покончить с собой.Это то, что мы все должны уважать и поддерживать. Сделав шаг назад, она сможет лучше защитить себя и позаботиться о себе, чтобы стать лучшей матерью и женой ».


Поделиться твитом Копировать ссылку Скопировано

Дариус Риджали — Длинная тень пыток | Проект «Бытие»

4 ноября 2010 г.

КРИСТА ТИППЕТТ, ВЕДУЩИЙ: После того, как на веб-сайте WikiLeaks появились откровения о пытках в оккупированном США Ираке, мы возвращаемся к важному разговору, который у меня состоялся в 2009 году.Мой гость, Дариус Реджали, является одним из ведущих мировых экспертов по пыткам: их истории и последствиям, человеческим и политическим, практическим и моральным. В своей истории жизни и в своей учености Дариус Реджали знает, как пытки проникают в демократию и как они влияют на людей и народы, которые их применяют.

Из американских СМИ, я Криста Типпетт. Сегодня, на Бытие , «Длинная тень пыток». Дариус Реджали — профессор политологии в Рид-колледже в Портленде, штат Орегон.Он наиболее известен как автор широко известной книги 2007 года Пытки и демократия . Его экспертные знания были востребованы юристами, учеными и средствами массовой информации до и после того, как администрация Обамы рассекретила и выпустила юридические записки о пытках в апреле 2009 года. насекомые в тесноте изоляторов. Совсем недавно WikiLeaks опубликовал новую документацию о причастности американцев к порке, поражению электрическим током и других злоупотреблениях со стороны иракских вооруженных сил и их близости к ним.

Дариус Реджали вырос в дореволюционном Иране, где, по его словам, был иранский шиит по отцу, а по матери — кальвинистка. Он также был воспитан с осознанием того, что длинная линия его аристократических иранских предков применяла пытки против противников. Пытки также были известным орудием государственного аппарата короля или шаха, правившего Ираном в детстве Дариуса Реджали.

MR. ДАРИУС РЕДЖАЛИ: Когда я вспоминаю свое детство, я вспоминаю урок истории, на котором все иранцы должны были обязательно изучать историю Персии, и нас учили о старых королях и о том, насколько они несправедливы.И это всегда заканчивалось восхвалением монархии, шаха того времени.

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: И один из известных инцидентов, которые они описывают, — это случай, когда король вошел в мятежный город около 200 лет назад и приказал применить серию жестоких наказаний, включая удаление глаз примерно 10 000 человек. И, как вы понимаете, все, конечно, были в ужасе. Дети об этом говорят. Для меня это было сложно по-другому, потому что это был мой давний родственник.Так что, я думаю, социолог родился во мне.

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: Вы знаете, я происходил из старинной аристократической семьи, которая привыкла к власти со стороны моего отца. И не всегда они проявляли власть особенно благородно или справедливо. И все же у них были эти великие идеалы джентльменства, доброты и милосердия, и в этих ценностях всегда было глубокое противоречие. Так что да, это было частью моего детства. И потом, конечно, когда мы росли в Иране, мы все знали, что есть секретная служба.Мой отец работал в официальной оппозиции, и когда король распустил официальную оппозицию в 1975 году, люди исчезли. Так что было ощущение, что за тобой все время наблюдают. И все же была ирония в том, что, когда журнал Time широко разоблачил пытки в Иране, он был выставлен на продажу в отеле Hilton.

Знаете, вот что было — все знали, что происходят плохие вещи и что эти вещи не несовместимы с модернизацией, со стиральными машинами, химчистками и тому подобными вещами.

МС. TIPPETT: Справа. И я думаю, что это важный момент, который вы подчеркиваете, что у вас было прекрасное детство во многих отношениях и что вы на самом деле жили в современном обществе, верно?

MR. РЕДЖАЛИ: Я был.

МС. TIPPETT: Факт пыток слился с современным, образованным, культурным миром.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. Думаю, в этом нет сомнений. Я жил в очень современном мире.Не то чтобы я ходил в школу на ослах или что-то в этом роде. У меня были кинотеатры, и даже был каток, на котором мы катались. Итак, вы знаете, большинство людей не ассоциирует эти вещи с Тегераном, но Тегеран был очень космополитичным городом в 70-х годах, очень стабильным городом, шумным городом.

И я предполагаю, что связь между современностью и насилием, вы знаете, что значит быть современным и какие вещи, которые исключают, всегда была проблемой. Думаю, это действительно закрепилось для меня примерно через пять лет после того, как я приехал в Соединенные Штаты.

МС. TIPPETT: Когда это было?

MR. РЕДЖАЛИ: Ну, я приехал в Соединенные Штаты в 1977 году…

.

МС. ТИППЕТ: ОК.

MR. РЕДЖАЛИ: … чтобы поступить в Свортмор-колледж. Потом революция, когда она пришла, привела многих друзей моих родителей в Соединенные Штаты. А в начале 80-х, когда я сидел в общинах изгнанников, я встретил человека, который занимал очень высокое положение в иранской тайной полиции при шахе. И я не могу с уверенностью сказать, что он был мучителем, но все свидетельства говорят о том, что он обязательно присутствовал, когда многое происходило.Что меня шокировало, так это то, насколько он искушен, образован и философичен. Как бы это сказать? Я имею в виду, он знал французский театр и оперу, и все же эта крайняя форма изысканности, вероятно, сочеталась с глубоким чувством жестокости.

И все думают, что когда зло входит в дверь, у него будут рога на голове и хвосте, и на самом деле — мне не нужно было читать Эйхмана в Иерусалиме или какую-либо Ханну Арендт, чтобы понять, что в основном происходит многое. в мире бывает без этого.Обычно, когда зло входит в дверь, оно обычно имеет хорошее французское или американское образование, приглашает вас выпить пива и очень дружелюбно.

Я понимаю, что понимание истории моих родственников и понимание того, что люди делают выбор и у них есть последствия, было очень важно для меня, чтобы я мог справляться с такими ситуациями.

МС. TIPPETT: Дариус Реджали говорит, что нет никаких сомнений в том, что тоталитарные государства применяли пытки на протяжении всей истории самым злобным образом.Тем не менее, как он проводил расследование за последние два десятилетия, демократии также оставили свой след в истории пыток, причем тонкий и обоюдоострый. В демократических государствах, восходящих к древним грекам и римлянам, были узаконены пытки. В наше время насилие, оставившее меньше следов, отчасти было попыткой уйти от жестоких методов прошлых веков. В то же время мониторинг прессы и общественности в современных либеральных демократиях создал стимул для наказаний, которые становятся все более скрытными, когда труднее увидеть и доказать, что была причинена боль.

Допрос с использованием электричества был изобретен в тюрьмах США в начале 20 века. Для Дариуса Реджали есть отголоски пыток не только в иранской стороне его личной истории, но и в истории его предков по материнской линии, которые держали рабов на юге Америки.

MR. РЕДЖАЛИ: История пыток — часть более широкой истории жестокости. Но что действительно отличает пытки, так это то, что они связаны с общественным доверием. То есть, когда меня держат в подвале, и мой сосед решает, что ему не нравится мой тротуар, и решает пытать меня, чтобы я стал лучше, он применяет только физическую силу, на которую он сам способен.Когда я нахожусь в тюрьме, а он является государственным агентом, тогда он применяет это с полным доверием, государственной властью и всеми ресурсами, которые государство дает вам. И, возвращаясь к римлянам, одной из характеристик пыток всегда было то, что они вызывают доверие общества. Верите ли вы как римляне, что это хорошо, или как Организация Объединенных Наций, что это плохо, все эти определения включают использование или злоупотребление общественным доверием. Потому что, как только вы дадите кому-то политическую власть, у него будет намного больше власти над вами.

МС. TIPPETT: Итак, в 2009 году мы рассчитываем на новую форму этого. Это из резюме New York Times разоблачений пыток в администрации Буша, своего рода попытка изложить то, что мы узнали и изучаем. И я хочу спросить вас, считаете ли вы, что это правильный способ рассказать эту историю.

MR. РЕДЖАЛИ: ОК.

МС. TIPPETT: Это написано как, знаете ли, «вот факты». OK? Здесь нет условных слов.«В своем стремлении создать систему агентство приняло важное решение использовать жесткие методы, которые правительство давно осуждает. Он заимствовал свои методы из американской программы военной подготовки, смоделированной на основе репертуара пыток Советского Союза и других противников холодной войны, родословной, которая будет преследовать агентство ».

MR. РЕДЖАЛИ: Я бы сказал, что любой отчет — и мы увидим это примерно через 10 или 15 лет — о том, что произошло за последние несколько лет, не будет простой единственной строчкой.

МС. ТИППЕТ: ОК.

MR. РЕДЖАЛИ: Он будет многогранным.

МС. TIPPETT: Что меня интересует в этом, так это идея его борьбы за создание системы…

MR. РЕДЖАЛИ: Ага.

МС. TIPPETT: … что ничего не было, а потом что-то было. И что это что-то было взято из другой культуры, а не из нашей. Вы знаете, что я там слышу?

MR.РЕДЖАЛИ: Да, верно. Что ж, думаю, первое, что я сделал бы, — это различил бы в этой истории, откуда исходит спрос на жесткие техники, и где их предложение. Мне кажется, что в наши дни мы все экономисты, поэтому я говорю о спросе и предложении.

МС. TIPPETT: Справа. Верно.

MR. РЕДЖАЛИ: Но я думаю, что это действительно важное различие. С одной стороны, я думаю, что ясно, что в Вашингтоне был спрос на разведывательные данные и информацию, а также был принят ряд решений о лишении заключенных каких-либо правовых мер защиты, что часто является своего рода способом применения пыток. происходит, когда как только вы помещаете кого-то в место, где за ним не следят, нет четких правил и нет правовой защиты, обычно следуют плохие вещи.Так что это предрасположенность.

И они не знали, что работает. И тогда обратная сторона этого состоит в том, что если они разрешили это, откуда взялись эти техники? И это сторона предложения. И большинство людей думает, что эти методы на самом деле происходят из ненормальной психологии людей или из хранилища в ЦРУ или в SERE. В то время как на самом деле эти методы имеют долгую историю в Соединенных Штатах. У нас есть аналогичные методы, такие как использование воды водой, зарегистрированные в центрах содержания под стражей INS в Майами в 1990-х годах.У нас есть сведения о том, что в 1980-х годах полицейские Техаса использовали воду в воде. Это старые методы.

Важно понимать, что пытки — это стиль или ремесло, а мучители, как правило, порождены привычками. Обычно они не ненормальные. Их обычно выбирают из нормальных, лояльных, патриотических людей, которые умеют хранить секреты. На самом деле существует две современные традиции, и одна из них, англосаксонская традиция пыток, которую я называю англосаксонской модерном, — это традиция, которая, безусловно, существовала среди служб безопасности и полиции задолго до того, как были опубликованы меморандумы, и задолго до того, как появились меморандумы. система.И я думаю, что когда напишут истории, я думаю, они обнаружат — уже есть некоторые свидетельства этого — что пытки начались в Афганистане еще в январе 2002 года, задолго до того, как были написаны меморандумы.

Есть случай, в котором я подал заявление в Вашингтоне, округ Колумбия, где человек, которого пытали, или, по крайней мере, вы знаете, какие бы методы мы сейчас не оспаривали, эти методы применялись к этому человеку и нескольким другим людям. находился под стражей в Кандагаре в январе 2002 года.Это за шесть месяцев до того, как были написаны какие-либо юридические документы.

МС. TIPPETT: И я думаю, когда вы читаете эти записки, становится ясно, что происходящее является оправданием. Найти юридический язык, чтобы что-то оправдать.

MR. РЕДЖАЛИ: Верно. Я имею в виду, позвольте мне привести вам последний пример. Записки Байби и Брэдбери, которые были…

МС. TIPPETT: Это были адвокаты, записки о пытках. Мм-хм.

MR.РЕДЖАЛИ: Адвокаты — записки о пытках. Я имею в виду, что никого, кроме меня, это не интересовало бы, но если вы посчитаете количество техник, которые есть в меморандуме Байби, они примерно на треть меньше, чем техник, которые упоминаются в меморандуме Брэдбери. Менее навязчивые приемы из памятки Биби исчезают, а в служебную записку Брэдбери добавляются новые. Я имею в виду, я не думаю, что Брэдбери считал техники, но совершенно ясно, что есть скользкий путь, и все просто выходит из-под контроля.Юридический язык дает ложное представление о том, что это на самом деле политика или контроль, когда это не так.

МС. СОВЕТ: Я Криста Типпетт на Бытие , разговор о смысле, вере, этике и идеях. Сегодня «Длинная тень пыток». Мой гость, Дариус Реджали, является одним из ведущих мировых экспертов по пыткам в целом и по тому, как демократии меняют пытки и как они меняют. Мы воспроизводим этот разговор с ним в свете недавних разоблачений через веб-сайт WikiLeaks о пытках в США.С. — оккупированный Ирак. Я взял интервью у Дариуса Реджали в 2009 году, после того как администрация Обамы только что опубликовала документы о практике в военных тюрьмах США, включая лишение сна, стрессовые позы и воду, имитирующую утопление.

МС. TIPPETT: Итак, часть внимания общественности была на том, кто знает когда, верно?

MR. РЕДЖАЛИ: Ага.

МС. TIPPETT: И вот еще раз из сводки New York Times .Да, это было опубликовано ранее в этом году в The New York Times . «Серия встреч на высшем уровне в 2002 году привела к официальному признанию жестких методов допроса. Без единого несогласия со стороны членов кабинета или законодателей необычный консенсус был возможен в основном потому, что никто не участвовал — ни два высших офицера ЦРУ, продвигающих программу, ни старшие помощники г-на Буша, ни руководители комитетов по разведке Сената и Палаты представителей. — исследовали ужасное происхождение техник, которые они одобряли, без особых споров.”

Я хочу вас спросить, а не является ли это общей чертой того типа принятия решений, который приводит в действие такие практики или подтверждает их. Я имею в виду, я могу представить, что люди не хотели знать.

MR. РЕДЖАЛИ: Я имею в виду, я думаю, что помогает людям в этом то, что очень немногие из этих техник оставляют следы. Большинство людей, например, не знают, что лишение сна не лишает кого-то возможности вздремнуть. На самом деле он вызывает глубокие мышечные боли и ломоту во всех суставах в течение 24-48 часов.Поэтому в сочетании с вынужденным стоянием или любым другим стрессовым положением это может быть мучительно. Предположим, вы действительно думали, что у этих техник ужасное происхождение. Они также никогда не исследовали, что делают эти методы с точки зрения полученной вами информации.

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: Так, например, лишение сна широко использовалось для ложных признаний, и оно использовалось Советами, северокорейцами и китайцами для ложных признаний.

МС. TIPPETT: Вы имеете в виду десятилетия.

MR. РЕДЖАЛИ: Да, верно. И это потому, что в основном, когда вы лишаетесь сна, вы не можете сказать, откуда вы получаете информацию. Итак, если я буду постоянно спрашивать вас: «Вы видели мистера Смита?» Довольно скоро у вас появятся яркие, яркие воспоминания о мистере Смите, когда его постоянно расспрашивали. И именно поэтому лишение сна, когда оно впервые проявилось в руках англичан и шотландцев, произошло во время охоты на ведьм, где вы получили эти великолепные признания во встрече с дьяволом.

Теперь важно признать, что даже Инквизиция ненавидела лишение сна, потому что они понимали, что оно дает неточную информацию. И все же, когда вы читаете эти документы, создается впечатление, что это волшебное лекарство, и мы можем получить от них точную информацию.

Итак, независимо от того, знаете ли вы об этих техниках или нет, существует огромное количество невежества в отношении этих техник.

МС. Типпет: Мм-хм. И, знаете ли, вы делаете заявление — на основании чего-то, знаете ли, всего вашего исследования, — что пытки создают непрофессиональную атмосферу.И мне кажется, что эта непрофессиональная атмосфера, это также один из способов описать то, что происходит на этих заседаниях Кабинета министров или брифингах законодателей, где они не задают эти сложные вопросы о последствиях.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. Пытки очень опасны для четырех профессий, в основном: юристов, политиков, медицинских работников и журналистов. И это опасно для всех, потому что они могут быть втянуты в этот маленький шаг за шагом, где — они случаются по двум или трем причинам.Один из них — это давление со стороны сверстников, которое заключается в том, что мы, как группа, не заметим большого слона в комнате.

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: И если группа в основном скажет «нет», то вы действительно не нарушите консенсус. Еще одна причина, по которой в пытках случаются скользкие дорожки, заключается в том, что люди чувствуют себя скомпрометированными. Поэтому они скажут: «Я совершил небольшое зло, и поэтому я уже совершил это». Так что я просто надеюсь, что это сработает ». И, наконец, я думаю, что когда у вас нечеткий фон, когда вы не знаете, с какой угрозой сталкиваетесь, когда вы не можете отличить мирных жителей от террористов, и, как бы то ни было, это работает для вас, размытый фон в некотором смысле сочетается с давлением сверстников. то, что мы уже замешаны, действительно может спуститься по скользкой дорожке и сделать его гораздо более скользким для медицинских работников, психологов и политиков.

МС. TIPPETT: Так что я не знаю, думаете ли вы об этом, когда говорите это, но я действительно не хочу говорить с вами о том, работают ли пытки или нет, цитировать / убирать цитату «работает» . »

MR. РЕДЖАЛИ: Слава богу.

МС. TIPPETT: Справа. Но мне кажется, что в той мере, в какой все эти годы велась дискуссия, либо в тех секретных местах, либо публично, это способ, которым, как мне кажется, политики, врачи, журналисты — что было еще?

MR.РЕДЖАЛИ: И юристы.

МС. СОВЕТ: О, юристы. Этот вопрос, этот узкий вопрос о том, работает это или нет, захватил дискуссию и на самом деле был отвлечением и сужением от других дискуссий, которые мы могли вести по поводу более серьезных последствий.

MR. РЕДЖАЛИ: Совершенно верно.

МС. TIPPETT: Не эффективность, а последствия.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. Нет, конечно, правда. Если вы санкционируете бюрократию пыток, это приведет к ряду непредвиденных последствий.Давайте представим это в самой простой форме. Когда вы разрешаете пытки, вы даете одному человеку, как вы хотите это описать, абсолютную власть над другим человеком. И мы не можем смотреть на историю рабства, не зная, насколько это развращает общество. И мы не можем смотреть на историю пыток, не зная, насколько это развращает правительства, санкционирующие их. Он приводит в действие серию изменений, на которые им часто требуется от 10 до 20 лет, чтобы они работали вне общества, и некоторые из них носят бюрократический характер.Например, в вашем агентстве развивается раскол между профессионалами, которые хотят применять правильные методы полицейской деятельности, и мучителями, которые просто хотят ударить парня битой или сунуть его голову в чан с водой. И обычно уходит одна или другая сторона. В случае с Америкой многие, многие профессионалы, ФБР, ЦРУ и т. Д., Покинули агентства. Так что это одно.

Но другая проблема в том, что вы обучаете группу людей пыткам, что они собираются делать потом, когда будут выведены из эксплуатации? Куда уходят мучители?

МС.TIPPETT: Справа. Верно.

MR. РЕДЖАЛИ: И ответ в том, что они обращаются в частную охрану и местные полицейские силы вокруг вашего дома и моего дома. И так пытка, которая была международной, становится внутренней. Впервые американские войска освоили водолазную технику — эту особую технику освоили, по большей части, во время американской кампании на Филиппинах в 1905 году. И когда эти солдаты возвращаются в Соединенные Штаты, они становятся полицейскими по всей территории Соединенных Штатов. .А к 1930-м годам Комитет Американской ассоциации юристов документально подтвердил, что употребление воды водой довольно распространено, особенно на юге Америки. Итак, техники приходят домой.

То же самое и с Чикаго. Пытки были задокументированы в Чикаго с 1973 по 1993 годы. И техники, которые появляются там, электрические техники, были впервые задокументированы в руках американцев на юге Вьетнама в 1963 году. Так что я думаю, что большинство людей не осознают невероятно длинную тень, которую отбрасывает пытка, не только для правительства, но и для общества и, наконец, я думаю, для семей, которые вовлечены в этот процесс.Случаи травм, связанных с злодеяниями…

МС. TIPPETT: Справа. Верно.

MR. РЕДЖАЛИ: … с пытками связаны домашнее насилие, алкоголизм, самоубийства. Когда люди думают о пытках, все это не учитывается.

МС. СОВЕТ: Мы приглашаем вас ощутить отголоски моих продюсеров, которые я слышу между этим разговором с Дариусом Риджали и другими шоу, которые мы продюсировали в прошлом. На нашем веб-сайте мы выделили некоторые из этих единомышленников разговоров, в том числе судебного антрополога Мерседес Доретти — она ​​ведет семьи «исчезнувших» к истине и справедливости — и нашу программу с психологом-исследователем Майклом Маккалоу о биологических основах насилия и прощение.

Также на onbeing.org можно найти мое полное неотредактированное 90-минутное интервью с Дариусом Риджали. Он более подробно размышлял об истории пыток в США. Он также говорил о том, как он сохраняет личное чувство жизненной силы и надежды, несмотря на его погружение в то, что он называет «темным искусством человеческой жестокости». Опять же, это onBeing.org .

Подходя к делу, Дариус Реджали объясняет доказательства того, что большинство из нас способны пытать при правильных обстоятельствах. Кроме того, продвигаются его практические рекомендации по преодолению многих разрушительных последствий пыток.

Я Криста Типпетт. Эта программа пришла к вам из американских общественных СМИ.

[Объявления]

МС. СОВЕТ: Я Криста Типпетт. Сегодня, на Бытие , «Длинная тень пыток». Мы изучаем знания, которые могут углубить общественный дискурс о пытках в США, и коллективный расчет с внутренними последствиями, которые еще предстоит раскрыть. Этот призрак, конечно же, был впервые обнаружен благодаря опубликованной на сайте WikiLeaks документации о пытках в США.С. — оккупированный Ирак.

Когда мы впервые выпустили эту программу в 2009 году, администрация Обамы только что опубликовала документы о пытках в рамках недавней политики США. После этого в средствах массовой информации и в политических дискуссиях основное внимание уделялось тому, кто знает, что и когда, а также тому, работают ли конкретные методы для получения разведданных. Дебаты возобновились после заявления президента Обамы в мае 2009 года о том, что он не будет публиковать фотографии жестокого обращения с заключенными в военных тюрьмах США из опасения разжечь антиамериканские настроения и поставить под угрозу U.С. Войска за границу.

Мой гость в этот час, Дариус Реджали, — один из ведущих мировых экспертов по пыткам. Получив образование в области сравнительной политологии, политической философии и социальной теории, его исследования, как он их описывает, отражают заботу о причинах и последствиях насилия, а также то, что они могут сказать нам о состоянии человека. Мы изучаем то, что он знает, что может помочь гражданам оценить все корни и последствия, человеческие и политические, практические и моральные, пыток, применяемых демократическими правительствами.

МС. СОВЕТ: У меня был разговор с Джейн Майер, которая, конечно же, отлично рассказала об этом для The New Yorker , и она рассказала обо всех ушедших в отставку военных юристах.

MR. РЕДЖАЛИ: Да.

МС. TIPPETT: Теперь, может быть, я читал не то, что нужно, но мне кажется, что это история, о которой никто не рассказывал: кто ушел, потому что знал. Потому что у них была другая информация.

MR.РЕДЖАЛИ: Об этом нужно написать целую книгу, не только о том, кто ушел, но и о том, что случилось с информаторами. На самом деле, я думаю, что действительно интересно в этой истории, так это то, что, как вы знаете, во время Уотергейта именно гражданские юристы порвали с президентским постом. Тогда как в этом случае гражданские юристы оказались очень податливыми, тогда как военные юристы, которые имели гораздо более сильное представление о последствиях пыток — например, о том, как обращаться с нашими солдатами, если они когда-либо попадут в руки врага, — они сразу поняли что последствия такого рода методов будут заключаться в том, что они поставят американских солдат под угрозу в будущих конфликтах.

МС. TIPPETT: Я думаю, что кое-что в вашей работе кажется мне важным сейчас, когда мы прорабатываем то, что произошло в США, — это то, что вы замечаете, что глубокая травма, которая может быть у людей, которые пытались, эта травма наиболее глубокая среди тех, кто подвергся пыткам. ближе всего к нему, поэтому пехотинцы, а не командиры.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага.

МС. СОВЕТ: Фасилитаторы пострадали меньше, чем исполнители.

MR.РЕДЖАЛИ: Верно. Это еще одна характеристика, которую мы находим в делах: чем выше вы находитесь в иерархии команд, тем меньше доказательств вины, стыда или чего-то еще. Чем ниже, тем больше вы виноваты. И это нельзя отрицать, в том, чтобы причинить боль другому человеку, приложить руку к плоти, есть что-то очень интуитивное. И это то, что остается с вами, тогда как если вы просто заказываете это, все по-другому.

МС. TIPPETT: С точки зрения ожиданий, расчетов, которые могут произойти или произойти, есть некоторые сложные выводы, которые вы получили из вашей работы, которые, например, я не думаю, что они были применены в том, как мы говорили об Абу. Грейб.Вы знаете…

MR. РЕДЖАЛИ: Что ты имеешь в виду?

МС. TIPPETT: Вы знаете, мы как бы относились к этому как к нескольким плохим яблокам.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага.

МС. TIPPETT: И я даже слышал, как президент Обама, говоря о том, чтобы не публиковать фотографии, сказал «вещи, которые были сделаны несколькими людьми». Я не уверен, что он использовал именно эту фразу.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага.

МС.TIPPETT: Но вы говорили о разговорах, которые у вас были с адвокатами по крайней мере одного из людей, которым предъявлено обвинение в Абу-Грейбе, и вы сказали им, что понимаете, что этот клиент не монстр или садист, что большинство из нас, при правильном наборе стимулов буду пытать. Это свидетельство 40 лет исследований в области социальных наук, что довольно пугающе.

MR. РЕДЖАЛИ: Верно. Я имею в виду, я думаю, это восходит к моей точке зрения, что зло не ходит в рогах или блестящих сапогах.Мы начали 20-й век, думая, что люди, которые пытают, обладают определенными наклонностями, делающими их жестокими. А затем мы обнаружили в основном две вещи: во-первых, организации, которые применяют пытки, следят за тем, чтобы люди, которые пытают, не были садистами, потому что садисты не соблюдают правила. Они выбирают людей, которые будут следовать правилам и быть патриотами. Если вы убьете этого парня и получите от этого удовольствие, вы не сможете получить информацию. Так что это проблема. И это правда, как мы обнаружили, не только среди демократических государств, но, скажем, в Камбодже, когда мы смотрим на геноцид и пытки в Туол Сленге.На самом деле у нас есть руководство по пыткам от Туол Сленг, и в нем мучитель головы говорит своим людям: «Вы должны быть более дисциплинированными, более идеологизированными. Если вы будете продолжать делать что-то, что причиняет боль, вы можете убить человека до того, как нам понадобится информация, которую мы получаем ». Ясно, что это проблема даже в авторитарных условиях. Боль поглощает людей.

Отчасти потому, что у нас очень мало свидетельств того, что людей выбирают потому, что они садисты, чтобы стать мучителями, исторически.

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: Вдобавок к этому, у нас есть психологические доказательства, которые говорят о том, что при правильном наборе стимулов, нечетких правилах, двух типах полномочий, отсутствии наказания, за какой набор правил вы следуете, отсутствии регулярного мониторинга и задержании перед судьей, мы можем в значительной степени предсказать, что насилие произойдет. Может быть, не специально пытки, но если у вас есть такие условия, это то, что Милгрэм — ну, конечно, эксперимент Зимбардо показывает …

МС.TIPPETT: Подведите итог, не могли бы вы?

MR. РЕДЖАЛИ: Ну, эксперимент Зимбардо был имитацией тюремного эксперимента, проводившегося в Стэнфорде, в котором нормальным людям, всем американским мужчинам, студентам колледжей, давали два набора ролей. Один набор был определен как охранник, один набор был определен как заключенный, и они были превращены в имитацию тюрьмы в подвале здания психологии в Стэнфорде. И все, что они делали, это разыгрывали роли. И что произошло через два или три дня, так это то, что им пришлось остановить эксперимент, потому что охранники начали очень быстро переходить к агрессивному поведению.И это было удивительно, учитывая, насколько нормальными были все эти дети, когда вошли.

МС. TIPPETT: Ага.

MR. РЕДЖАЛИ: Итак, социальные науки продолжают возвращаться к этому вопросу, говоря, что это ситуация, а не характер, делает людей злыми. Все мы, учитывая подходящие обстоятельства, — несмотря на это, есть люди, которые могут сказать «нет». Я имею в виду, что это действительно важно признать.

МС. TIPPETT: Справа. И вы сказали, что у нас не так много социальных наук.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. Вы знаете, мы просто очарованы злом, а не тем, почему люди делают добро. Я имею в виду, что Милгрэм — отличный пример. Его интересовало, как далеко люди будут применять электрошок к кому-то под видом авторитета. И в большинстве случаев они это сделали, но было значительное количество тех, кто этого не сделал. И он никогда не давал последующих интервью.

МС. TIPPETT: Политолог Дариус Реджали. Знаменитые «эксперименты с послушанием», проведенные социальным психологом Стэнли Милгрэмом в начале 1960-х годов, проверяли, будут ли обычные граждане причинять вред другому человеку по указанию авторитетного лица.Милгрэм и его сотрудники попросили участников наносить серию все более интенсивных электрических разрядов каждый раз, когда мужчина неправильно отвечает на проблему со словами. Перед этим экспериментом ведущие психиатры предсказывали, что менее 1 процента участников будут готовы применять электрические разряды на опасных уровнях. Как выяснилось, половина участников была готова к этому. Однако, как отмечает Дариус Реджали, половина этого не сделала. Как и этот мужчина, мы услышим инструкции по сопротивлению в следующей аудиозаписи. Обратите внимание, что поражение электрическим током, которое вы сейчас услышите, является фальшивым, и объекты наказания в эксперименте Милграма на самом деле были актерами, хотя участники считали, что они причиняли настоящую боль.

ЧЕЛОВЕК: Эксперимент требует, чтобы вы продолжили. Учитель, продолжайте, пожалуйста.

[Зуммер]

MAN: Неправильно. Сто пятьдесят вольт.

[Удар]

[Мужчина стонет]

ЧЕЛОВЕК ДВА: Печальное лицо.

ТЕМА: Вот и все. Забери меня отсюда. Я сказал тебе, что у меня болезнь сердца. Мое сердце начинает меня беспокоить. Вытащи меня отсюда, пожалуйста.

ЧЕЛОВЕК: Продолжить.Продолжать.

ТЕМА: Вы меня начинаете беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня.

ЧЕЛОВЕК ДВА: Я думаю, нам нужно сначала выяснить, что там не так.

ЧЕЛОВЕК: Эксперимент требует, чтобы вы продолжили, учитель.

ЧЕЛОВЕК ДВОЙ: Что ж, эксперимент может потребовать продолжения, но я все же думаю, что мы должны выяснить, в каком состоянии находится джентльмен.

ЧЕЛОВЕК: Как я уже сказал, хотя удары могут быть болезненными, они не опасны.

ЧЕЛОВЕК ДВА: Послушайте, я ничего не знаю об электричестве. Я не исповедую никаких знаний и не пойду дальше, пока не выясню, все ли в порядке с этим парнем.

ЧЕЛОВЕК: Вам абсолютно необходимо продолжить.

ЧЕЛОВЕК ДВОЙ: Ну, важна она или нет, но эта программа не настолько важна для меня, что я должен заниматься чем-то, о чем я ничего не знаю, особенно если это может кого-то травмировать. Я не знаю, что это такое.

MAN: Что ж, нравится это ученику или нет, мы должны продолжать, пока он не выучит все пары слов правильно.

ЧЕЛОВЕК ДВА: Что ж, вы можете получить свои 4,50 доллара назад. Я все равно не хотел этого. Я намеревался подарить его какой-то благотворительной организации. Но я бы не стал на это продолжать.

ЧЕЛОВЕК: 4,50 доллара здесь не проблема. Этот чек твой…

ЧЕЛОВЕК ДВА: Да, я понимаю.

ЧЕЛОВЕК: … просто для того, чтобы прийти в лабораторию.Очень важно продолжить эксперимент.

ЧЕЛОВЕК ДВА: Нет, это несущественно. Ни капли.

ЧЕЛОВЕК: У тебя нет другого выбора, учитель.

ЧЕЛОВЕК ДВА: О, у меня много вариантов. Мой выбор номер один — я бы не стал продолжать, если бы думал, что ему причиняют вред.

МС. СОВЕТ: Узнайте больше об экспериментах Милграма в нашем блоге на onbeing.org.

Я Криста Типпетт, на Бытие — разговор о смысле, вере, этике и идеях.Сегодня мы исследуем длинную тень пыток с одним из ведущих мировых экспертов по человеческим и культурным, политическим и моральным аспектам пыток. При жизни и благодаря своей учености ирано-американский политолог Дариус Реджали знает, как пытки влияют на людей и народы, которые их применяют.

МС. TIPPETT: Я бы хотел прочитать электронное письмо, которое мы на самом деле получили только что перед тем, как я вошел с вами в студию, кто-то говорит нам, что пора поговорить о пытках в этом шоу.И, очевидно, мы думали об этом. Так что я просто собираюсь прочитать это вам и попросить вашего ответа.

«Кажется, Америка разрывается между предполагаемыми благородными целями и, казалось бы, уродливыми средствами. Стоит ли нам иногда пытать? Это вообще оправдано? Если это работает, все в порядке? А как насчет долгосрочных последствий? А как насчет жертв? » «Я видел этот опрос, — продолжает он, — что прихожане в США с большей вероятностью одобрят применение пыток. Это шокирует только меня? А как насчет разоблачения зла? Должны ли мы разоблачить это уродство? Лучше проветривать или держать под ковриком? Мусульманский мир злится на нас не только из-за того, что мы пытаем, но и из-за лицемерия.Мы все время проповедуем права человека. Если мы опубликуем фотографии и привлечем людей к ответственности, это может во многом показать, что мы серьезны, искренни и придерживаемся моральных норм. Но мы не идеальны. Мы страна законов. Все равны перед законом ».

Теперь очевидно, что это своего рода поток сознания, но я думаю…

MR. РЕДЖАЛИ: Конечно.

МС. TIPPETT: … он действительно называет много вопросов, некоторые из которых мы даже не начали задавать коллективно.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. Это правда. Когда я слышу — позвольте мне начать с личной заметки. Когда я слышу такое электронное письмо, я возвращаюсь в детство, когда я рос при короле и рос со всеми этими благородными аристократическими ценностями.

МС. TIPPETT: Король Ирана. Шах.

MR. РЕДЖАЛИ: Ага. И он был шахом, но также происходил из старой семьи, которая имела огромный вес в совершении благородных поступков, справедливых и милосердных поступков, и все же с гораздо более неоднозначной историей.Я помню, я имею в виду, что мой прадед направил пушку на толпу во время Конституционной революции, и он, конечно же, без колебаний применил суровые методы в защиту своих ценностей. И люди говорили о нем: «Послушайте, он много говорит, но совершенно очевидно, что все эти ценности аристократии — всего лишь притворство. Они подделки. И если им приходится прибегать к насилию, чтобы защитить себя, какая в них ценность? » Откровенно говоря, никто не оплакивал уход из своего мира.

И точно так же, когда король продолжал нападать на Хомейни за то, что он был средневековым парнем, Хомейни повернулся и сказал: «Я не знаю, кто из средневековья.Я имею в виду, что я не тот парень, который мучает. И большинство людей забывают, что Иранская революция, одна из центральных черт исламской революции, заключалась в том, что это была революция против пыток, и это была одна из первых вещей, которые были внесены в новую исламскую конституцию. Теперь, конечно, очевидно, что доведение до конца было несколько более проблематичным. Но дело в том, что всякий раз, когда мы защищаем наши ценности таким образом, мы обвиняем в лицемерии. И аргумент «Аль-Каиды» против нас идентичен: они говорят о правах человека, но это, очевидно, подделка.

МС. Типпет: Мм-хм.

MR. РЕДЖАЛИ: В конечном счете, все сводится к известному старому вопросу: «Что лучше: быть любимым или бояться?» Хотели бы мы быть любимыми за наши ценности в области прав человека или должны бояться, потому что мы очень могущественная страна? И я думаю, что американский ответ всегда был таким: «Если мы будем сражаться, заложив одну руку за спину, и победим, нас будут любить и бояться, потому что, если нас просто любят за наши ценности в области прав человека, но мы действительно не сможем их обеспечить, тогда нас будут презирать.И если нас просто боятся, потому что мы потенциально склонны к насилию, страх не удерживает людей на месте и не дает им уважения к тому, что вы делаете ». И я думаю, что это американский ответ. На самом деле это американский способ: мы побеждаем немцев, связав одну руку за спиной, и мы можем сделать это и в этом случае. Я имею в виду, я действительно думаю, что именно здесь мы падаем как нация.

Одно могу сказать о прихожанах, так это то, что…

МС. TIPPETT: Справа. Утверждение слушателя.И я думаю, что эта идея существует, что есть опросы, которые показывают, я думаю, что люди, которые чаще ходят в церковь, с большей вероятностью поддерживают пытки.

MR. РЕДЖАЛИ: Верно. Я очень хорошо знаком с тем, что с 2001 года слежу за американскими опросами общественного мнения по вопросу о пытках и тикающих бомбах замедленного действия, и в Америке никогда не было большинства сторонников пыток. Фактически, сопротивление пыткам всегда было одинаковым, примерно от 55 до 60 процентов.А поддержка пыток всегда составляла около 35 процентов с минимальным значением от 15 до 49 процентов, в зависимости от вопроса, который вы задаете. Люди, которые чаще ходят в церковь, также имеют много других факторов, которые могут склонить их к пыткам. Например, они могут иметь политическую принадлежность. Они могли бы быть более консервативными. Они могли бы быть более республиканскими. Это все равно что сказать, что люди, которые носят синее, с большей вероятностью будут людьми.

МС.TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: Или что-то в этом роде. Я не знаю. Я имею в виду, дело в том, что здесь слишком много факторов. На что нам действительно нужно обратить внимание, чтобы по-настоящему понять вопрос этого человека, так это на евангелистов-демократов, то есть на то, где они попадают в вопросе о пытках? Потому что это своего рода контроль для более консервативного, более республиканского человека. Если на самом деле мы обнаружим, что они больше ориентированы на пытки, тогда, да, я бы сказал, что у вашего слушателя должна быть причина для беспокойства.Но сейчас мне непонятно, что это так.

МС. TIPPETT: Я также знаю и уверен, что вы знаете, что существует множество христианских и межконфессиональных организаций, которые мобилизуются против пыток, а также что в евангелическом христианстве ведется реальная дискуссия по этому поводу.

MR. РЕДЖАЛИ: Совершенно верно.

МС. TIPPETT: Ага. Это жидкость.

MR. РЕДЖАЛИ: Совершенно верно. Это — я никогда не колебался, чтобы выступить перед любой аудиторией по этому поводу, но я думаю, что это, безусловно, правда.И зная, как исторически возникают движения против пыток, я пришел к выводу, что наши нормальные предположения о том, что «консерваторы такие» или «демократы такие», или «религиозные люди такие же, а светские люди такие» — эти стереотипы, они не работают, когда дело доходит до пыток.

МС. TIPPETT: Политолог Дариус Реджали.

MR. РЕДЖАЛИ: Насилие заставляет людей молчать. Когда все видят акт насилия, первая реакция на него: «Ну, это плохо, и это нужно прекратить.На этом мозг и заканчивается. Если хочешь, много разговоров о моральных пытках, но способность повернуться и противостоять, а не разговоры о пытках, которые просто позволяют тебе лучше познакомиться со своими собственными моральными устоями, но чтобы на самом деле взглянуть на практику, обратите внимание на это, разберитесь в деталях, подумайте, что бы потребовалось, если бы я взял инструмент и сделал это с таким человеком, каковы были бы его эффекты, это довольно ужасающая вещь. На самом деле никто не хочет туда ехать. Но на самом деле, глядя на эти практики, развивая словарный запас, говоря о них, становится действительно трудно понять смысл, мысль и размышление, а когда вы можете их усвоить, трудно сохранить.

Еще я бы сказал, что процесс, с помощью которого мы приходим к соглашению с нашим прошлым, не обязательно должен включать в себя судебное разбирательство или обвинение, или рассмотрение всех нечестивых деталей и обдумывание этих вопросов. Я думаю, честно, и это скорее, я полагаю, библейский способ сказать это, но раз уж вы спросили…

МС. ТИППЕТ: ОК. В конце концов, кальвинист в вас проявляется.

MR. РЕДЖАЛИ: Верно. Верно. Я имею в виду, я думаю, мусульманин вы, христианин или еврей в этом отношении, я думаю, вы можете начать все сначала.И вы можете начать заново, не просто перефразируя прошлое, что затем создает состояние, которое мы называем «политическим историзмом», то есть я рассказываю политическую историю таким образом, вы так рассказываете политическую историю, а затем мы проводим всю свою жизнь борьба за то, у кого правильная политическая история.

МС. ТИППЕТ: ОК.

MR. РЕДЖАЛИ: Верно. Мы не хотим туда идти. Единственный способ начать все сначала — это попросить прощения, где бы оно ни было в прошлом.Или извиняться, что хочешь сказать. Начиная заново. И на самом деле древние в этом намного лучше, чем современные. Наша современная концепция начать все заново: «Ну, мы выбираем нового человека».

МС. TIPPETT: Справа. Верно.

MR. РЕДЖАЛИ: Или у нас новая политика. Или как там это повествование.

МС. TIPPETT: Мы идем дальше.

MR. РЕДЖАЛИ: Мы идем дальше, на каком бы языке это ни было. И это не то, что вы получаете в старых политических ситуациях.Если вы действительно хотите противостоять и раскаяться в том, что вы сделали, вам нужны две вещи. Вам нужно, чтобы вся нация собралась вместе или кто-то от имени всей нации, а не просто сказал: «Лично мне это отвратительно, но это произошло в мои часы, и поэтому, что бы там ни было, я собираюсь извиниться».

МС. TIPPETT: Справа.

MR. РЕДЖАЛИ: То, что вы хотите, это: «Я, от имени американского народа», или что бы там ни было, «я хочу сказать, что мы сожалеем об этом.Это плохо отражается на наших ценностях и так далее ». Но помимо этого, требуется новый завет. Я имею в виду, мы знаем это из Библии. Требуется обещание не делать этого снова и выполнить ряд шагов, которые гарантируют, что это больше никогда не повторится в будущем. И здесь я думаю, вы знаете, я смотрю на текущую политическую ситуацию и спрашиваю, почему мы не меняем Закон о военных комиссиях, чтобы определение пыток снова соответствовало международному праву?

МС.ТИППЕТ: ОК.

MR. РЕДЖАЛИ: Почему мы не обеспечиваем соблюдение законов о разоблачителях и не исследуем, как армейский УУР мог бы работать лучше? Почему мы не вкладываем больше денег в признание травм, которые мы причинили нашим собственным солдатам, чтобы люди могли понять, что мы сделали, и то, что мы просили у них, выходило за рамки того, что вы должны требовать от любого солдата? Почему мы не меняем Полевой устав армии, который был изменен на допросе, возвращая его к старым стандартам? На мой взгляд, это довольно простые вещи, которые можно было бы сделать законодательно, они могли бы сыграть роль в заключении нового завета с миром о том, где мы находимся.

МС. СОВЕТ: Дариус Риджали — профессор политологии в Рид-колледже в Портленде, штат Орегон, и автор книги Пытки и демократия .

По адресу onBeing.org вы можете послушать еще раз и загрузить это шоу, а также мое 90-минутное неотредактированное интервью с Дариусом Риджали. Он более подробно размышлял об истории пыток в культуре США; а также о том, как погружение в предмет пыток влияет на него лично.

Кроме того, теперь в блоге Being Линкольн-центр в Нью-Йорке объявил, что в этом году его осенний фестиваль впервые будет организован вокруг объединяющей концепции: концепции «духовного выражения и освещения нашего большого пространства». , внутренние вселенные.«Они называют это Фестивалем белого света. И мы публикуем интервью с Джейн Мосс. Она — человек, который задумал Фестиваль белого света. Она отвечает на вопросы о том, как ее стремление к пространству и тишине превратилось в новую захватывающую серию программ — увлекательную смесь музыкальных переживаний и вкусов, от «Реквиема» Брамса и Мередит Монк до Латвийского национального хора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *