Содержание

ГДЗ литература 9 класс, Коровина; русская литература XVIII века. В чем пафос?

Основной пафос стихотворения «Властителям и судиям» состоит в обличении неправедных правителей и судей. Это произведение можно условно поделить на три части. В начале стихотворения поэт указывает судьям на их истинный долг: следить за соблюдением законов, быть милосердными и справедливыми. Поэт рисует идеал правителя и судьи. Но в реальности все происходит наоборот: властители, которые должны быть наместниками бога на земле, совершают страшные злодеяния. беря взятки, потворствуя «неправедным» и «злым».
Поэт восстает против такой несправедливости. Последние строфы он посвящает тому, чтобы напомнить неправедным властителям, что они смертны, как и их «последний раб». Поэт призывает Всевышнего, чтобы он спустился на землю и начал свой высший суд над «лукавыми» правителями. В последней строфе у Державина звучит мысль о том, что любая власть по природе своей несправедлива. Единственная власть, которая принесет мир и справедливость — власть Божия. Поэтому поэт призывает Господа стать единственным («единым») царем земли.
В этом стихотворении поэт выступает против несоблюдения законов правителями и судьями, против самоуправства, взяточничества, бессердечности.
Стихотворение «Снигирь» написано в память великого русского полководца Александра Суворова. Россия лишилась очень многого со смертью Суворова. Она потеряла не просто великого военачальника (о его блестящих победах Державин упоминает вскользь), а человека с огромным сердцем. Главную заслугу Суворова поэт видит в его человечности, непритязательности, готовности разделять со своими солдатами все тяготы войны, воспитывая в них несгибаемый дух («Тысячи воинств, стен и затворов / С горстью россиян все побеждать»). Поэт прославляет мужество и скромность Суворова, его беззаветную преданность России.
В этом стихотворении автор открыто не осуждает никаких пороков. Поэт просто с горечью признается своему собеседнику — «снигирю», что таких как Суворов в России больше нет, а, значит, нет храбрых и скромных, человечных и могущественных «властителей», каким был этот великий полководец.

Державин властителям и судиям краткая критика. Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина Г.Р

«Властителям и судиям» Державина Г.Р.

История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма— так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

Ваш долг есть: охранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

Не внемлют! Видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

И вы подобно так падете.
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых
И будь един царем земли!

Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны.

..»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных…»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация.

Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

«Гневная ода» родившаяся из под пера Гавриила Романовича Державина потрясла Россию конца 18-го века. Гавриил Романович, имеющий огромный опыт служения государству в высоких чинах, был настолько поражен беззаконием и несправедливостью, что излил все свое негодование в оде «Властителям и судиям».

Это произведение получило огромный общественный резонанс и пошатнуло устойчивое положение автора.

Вероятно это было связано и с тем, что Францию тогда потрясали революционные лозунги, в основе которых лежал перефразированный 81 Псалом.

Главная тема стихотворения

Первая версия оды имела название «Псалом 81». Связано это с тем, что опорой произведения послужил именно этот псалом, написанный царем Давидом.

Державин обращается своим стихотворением к чиновникам, называя их «богами земными». Он спрашивает их, сколько это беззаконие будет продолжаться. Он грозит им карой высших сил. Он пытается донести до них, что нет существенной разницы между ними и другими людьми. Все смертны и все равны перед Господом. Державин призывает следовать единым для всех законам справедливости.

Смысловое содержание оды можно поделить на две части. В первой Гавриил Романович расказывает, чем именно должны заниматься властьимущие. Он объясняет их роль и обязанности перед простым народом.

Вторая же часть носит обличительный характер. В ней автор указывает на безразличие и продажность власти. Он пророчит провинившимся высший суд, на котором их взятки ничего не решат. Державин не берет на себя роль Судьи, он лишь напоминает «слепцам» о Его высшей справедливости.

Его обращение похоже и на жесткое порицание непослушных детей и на бессильный плач любящего отца одновременно. Его гневные строки смутили не только окружение, но и вполне благосклонно относящуюся к поэту императоицу. Даже Екатерина увидела в оде революционные мотивы, которых автор туда и не думал вкладывать.

Структурный анализ стихотворения

Державин поэт-новатор своего времени. «Властителям и судиям» написано в типичной для него, но очень прогрессивной для той эпохи манере. Сам автор называет свое произведение гневной одой. Но более точным будет назвать его одой духовной, так как в основе лежит один из главных религиозных трактатов — Псалтирь. Помимо этого, Гавриил Романович использует типичные для этого стиля восклицания и лексику.

Особую торжественность произведению придают не только использование славянизмов, но и частые обращения, риторические вопросы и восклицания. Анафоры и синтаксические повторы делают текст стихотворения более напряженным.

Поэт создает яркие образы жертв его обличения — продажных и слепых к бедам народа чиновникам. Произведение имеет особое звучание, привлекающее внимание слушателя с первых строк. Его просто невозможно декламировать тихо и безэмоционально. Особый строй сам выводит оратора на нужный уровень экспрессии.

Вывод

Державин, так яростно обвиняющий чиновников искренне верил в непорочность императрицы. Он считал, что августейшую особу окружают лживые льстецы и Екатерина просто не знает настоящего положения вещей.

Как не печально осознавать, но написанное Державиным почти три века назад произведение, актуально и по сей день. Ода, вызвавшая массу гнева и пересудов, к великому сожалению, никак не изменила ситуацию.

Стихотворение «Властителям и судиям» поэт Державин написал в 1780 году. Он в это время работал чиновником военного ведомства в провинции и часто сталкивался с несправедливостью по отношению к простым людям. Это произведение — крик отчаявшегося человека, сердце которого болит от сострадания к угнетаемым, слабым, бесправным. И при этом автор не видит никакого выхода из этого положения, кроме суда Всевышнего Бога.

Следует отметить, что Державин с большим почтением относился к царской семье, считая, что все беды происходят не от правителя, а от тех, кто наделен властью судить и определять судьбы простых людей.

Именно им автор посвящает гневные строки от имени самого Бога. Он перечисляет их обязанности — вершить справедливый суд, защищать невинных, наказывать виноватых. Но «земные боги» не делают этого. Они творят злодейства, глаза их закрыты с помощью взяток, а совершаемые ими беззакония сотрясают землю и доходят до небес.

Во второй части стихотворения поэт напоминает всем нечестивым, что богатые так же смертны, как и бедные, что и они в свое время умрут. Тогда им предстоит Божий суд, однако люди не думают об этом и продолжают делать злые дела. И сам автор не видит выхода из этой ситуации, она кажется ему совершенно безнадежной. По мнению Державина только Господь способен установить справедливость в России, обычным людям с этим не справиться. И поэт призывает Бога прийти, покарать всех виновных и править на всей земле.

Стихотворение носит обличительный характер, сам автор назвал его «гневной одой». Гавриил Державин был одним из первых поэтов, кто не побоялся открыто осудить беззакония и злоупотребления властей. В 1780 году стихотворение не было напечатано, так как цензура не пропустила его. Лишь спустя 8 лет произведение все же увидело свет, и едва не стало причиной опалы поэта. Ода вызвала недовольство и гнев тех, кому она посвящена. В те времена не было принято осуждать власть имущих, это была первая попытка, но ее поддержали поэты следующего столетия, посвятив этой теме свои лучшие произведения.

Анализ стихотворения Властителям и судиям Державина

Оду «Властителям и судьям» Гавриил Державин написал в 1787 году. Будучи государственным деятелем, писал смог на себе прочувствовать всю несправедливость и злость того общества. Самостоятельная борьба Державина с нарушениями закона и пресечением преступной деятельности высших слоёв общества не принесла никаких плодов. Тогда поэт решился на написание оды по тематике псалома 81.

Вся его суть заключалась в обращении к Богу, путём праведных песнопений.

Первое творение поэта по этой тематике так и не вышло в издательство из-за редакторов, которые не допустили выпуска псалома Державина. Издательство «Санкт-Петербургского вестника» считало оду слишком пафосной и гневной.

Тем не менее, Гавриил Державин добился издательства своего переработанного стиха спустя пять лет. Изменив название на «Властителям и судьям», новое творение поэта выходит в издательство.

Свои мысли и чувства писатель находит в библейских сказаниях, которые и превозносит в стихотворение в переработанной форме. Несправедливость, злость, человеческие пороки, угнетение слабых, гнев, власть и нарушение законов — всё эти темы вбирает в себя ода «Властителям и судьям».

Гневной тирадой рассыпается Державин на несоблюдение этих законов в реальной жизни. В этих строчках стихотворения раскрывается вся несправедливость по отношению к слабым и их угнетение.

Но по словам писателя, неизбежно наказание властителям за несправедливость и пренебрежение своими обязанностями:

И вы подобно так падете.
Как с древ увядший лист падет!

Этот отрывок стихотворения буквально пропитан гневом Державина, по отношению к людям стоящим у власти, которые закрывают глаза на все нарушения законов и поощряют их.

В последних строчках оды, писатель проявляет свою веру в справедливость и светлое будущее, исходя из которой, можно сказать, что добро обязательно победит зло и несправедливость.

Главная тема, которую поднимает в своем стихотворении «Властителям и судьям» Гавриил Державин остаётся значимой и по наши дни. «Лукавые» правители, чьи поступки наполнены злостью, несправедливостью и пороками во все времена остаются одной из главных проблем общества. Но по словам писателя, обязательно настанет день, когда справедливость восторжествует и победит зло.

Анализ стихотворения Властителям и судиям по плану

  • Анализ стихотворения Пушкина Осень

    Данное произведение было создано в 1833г. Оно считается одним из непростых в изложении в числе огромного количества стихотворении А. С.Пушкина. Это был пик его творчества, поскольку была уже вторая Болдинская осенняя пора

  • Обличительная ода “Властителям и судиям” является одним из самых важных произведений в творчестве Державина, который в экспрессивной и эмоциональной манере привлекает внимание общества к проблеме продажности чиновников. Можно использовать краткий анализ “Властителям и судиям” по плану на уроке литературы в 9 классе и для того, чтобы школьники поняли не только смысл стихотворения, но и обстановку в России 18 века.

    Краткий анализ

    История создания – Гавриил Романович написал свое произведение в 1870 году и с большим трудом добился его публикации в популярной газете того времени – “Санкт-Петербургском Вестнике”.

    Композиция – стихотворение представляет собой цельный рассказ, не разделяющийся на определенные части, тема развивается последовательно.

    Тема стихотворения – необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, облеченных властью.

    Жанр – ода, но ода гневная и обличительная, для своего времени – практически революционная.

    Стихотворный размер – ямб с использованием перекрестной рифмы.

    Эпитеты “последний раб”, “увядший лист”, “земные боги” .

    Сравнения “как с древ увядший лист падет”, “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    История создания

    Стихотворение является больным переводом одного из псалмов, который Державин дополнил собственным возмущением по поводу власть придержащих. Написано оно было в 1870 году и, после больших усилий со стороны поэта, все же опубликовано – в газете “Санкт-Петербургский Вестник”.

    Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, который на протяжении многих лет занимал достаточно высокие должности. И такая деятельность показала ему все недостатки управленческой системы в Российской империи – а их было много. За годы своей службы Гавриил Романович утвердился в мысли, что системе необходимы кардинальные перемены – эта мысль и была им выражена в стихотворении “Властителям и судиям”. Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями его времени.

    Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которая вообще-то благоволила поэту, как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки идеи свержения существующего строя, просто высказывая накопившуюся горечь по поводу царящей несправедливости, в дальнейшем заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

    Тема

    Тема этого обличительного произведения – произвол чиновников и других государственных мужей, которые пользуются своей властью во вред как народу, так и государству. Они властолюбивы, алчны, подлы и неспособны ни понять простого человека, ни помочь ему. Поэт обращается к властителям, убеждая их жить по совести, и к судиям (имея в виду конкретно императрицу), призывая их свершить справедливый суд и покарать владык, которые так сильно зазнались. Однако в конце поэт высказывает мысль, что по-настоящему справедливо править людьми может только Бог.

    Композиция

    Она соответствует композиции первоисточника, то есть 81-го псалма царя Давида, вольным переводом которого и является.

    На протяжении всего стиха поэт развивает одну и ту же мысль и продажности власть придержащих и необходимости перемен. Так, в начале он высказывает свои взгляды на справедливое общественное устройство, когда те, кто находится у власти, защищают тех, кому это необходимо. Далее он указывает на то, что на самом деле ничего подобного не происходит, все просто пекутся о своих интересах.

    И в конце он, во-первых, утверждает мысль о том, что подобное нарушение законов человечности не может остаться безнаказанным, во-вторых, взывает к Богу как к высшей инстанции.

    Жанр

    Определить жанр этого произведения несложно – это ода. Но ода гневная – так ее назвал сам автор. Также в нем есть элементы духовной оды, поскольку за основу взят библейский текст. Ода написана ямбом, в ней используется перекрестная рифма.

    Выразительные средства

    Художественное своеобразие державинского произведения выражается не только в смешении поджанров, но и в том, какие средства выразительности он использует для того, чтобы донести свою мысль. Так, в нем присутствуют привычные способы:

    • Эпитеты – “последний раб” , “увядший лист” , “земные боги” .
    • Сравнения – “как с древ увядший лист падет” , “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    Однако они выступают в качестве вспомогательных средств. Основными являются славянизмы, с помощью которых поэт делает свое стихотворение более торжественным, и риторические восклицания. Они играют очень важную роль в ткани произведения, придавая ему сходство с ораторской речью. Таким способом Державин привлекает внимание читателей.

    1. К кому обращается Державин в стихотворе-нии «Властителям и судиям»? Каков характер этого обращения (обличение, наказ, прославление)?
    2. Стихотворение (переложение псалма 81) звучит как прямое гневное обращение к «земным богам», т. е. царям, властите-лям. В противоположность сложившейся литературной традиции восхваления в одах и других поэтических произведени-ях «земных богов» Державин не только сводит их с пьедестала, но и судит их, на-поминая об обязанностях перед поддан-ными. Стихотворение содержит и обличе-ние, и наказ (наставление).

    3. Как понимает Державин назначение правите-лей, «земных богов»?
    4. Земные правители должны, как ут-верждает Державин, строго следовать за-конам, не допускать их нарушения («на лица сильных не взирать»), защищать обездоленных и неимущих от несправед-ливости («от сильных защищать бессиль-ных»), заботиться о материальных нуж-дах и соблюдении гражданских прав, чтобы все были равны и едины перед за-коном.

    5. Каков настоящий облик «властителей и су-дий»? Соответствует ли он представлению поэта о просвещенном государственном деятеле?
    6. На самом деле облик «властителей и судий» весьма далек от представлений поэта-классициста о просвещенном госу-дарственном деятеле. При их попуститель-стве творятся злодейства и несправедли-вости, процветает мздоимство (взяточни-чество). «Земные боги» не хотят исполнять возложенные на них всевышним Богом обязанности. Державин выдвигает очень меткую формулу, раскрывающую основы деятельности такого монарха, его отноше-ния к творимым беззакониям: «Не вне-млют! видят — и не знают! Покрыты мздою очеса». Ничтожность царей, их че-ловеческая слабость, склонность к соблаз-нам становятся особенно ощутимы благо-даря антитезам: идеальный государь — государь реальный, царь — раб:

      Цари! Я мнил, вы боги властны, Никто над вами не судья, Но вы, как я подобно, страстны И также смертны, как и я. И вы подобно так падете, Как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, Как ваш последний раб умрет!

      Надеется ли поэт на исправление пороков власти?

      Нет, никаких надежд на исправление пороков власти Державин не питает. Именно поэтому он обращается к Всевыш-нему быть «един царем земли» и покарать лукавых властителей и судей.

    7. Какие чувства испытывает автор, каково его личное отношение к адресатам и какими словами оно выражено?
    8. Негодование, презрение, ирония по от-ношению к земным властителям. Даже выражение «земные боги» воспринимает-ся здесь как ирония. Злодейство, не-правда, покрыты мздою очеса, лука-вые — лексика, характеризующая поро-ки власть имущих. Вместе с тем мы слы-шим в стихотворении глубокую скорбь о судьбах обездоленных, которых надо за-щищать, «исторгнуть бедных из оков». Бедные, сироты, вдовы — объект сочувст-вия автора. Он называет их правыми и об-ращается к Богу: «Боже правых», на ко-торого с молением и надеждой уповают нуждающиеся в защите. Переложение псалма завершается энергичным призы-вом-мольбой покарать злодеев и стать единым царем земли. Материал с сайта

    9. Каким стилем написано стихотворение «Влас-тителям и судьям»?
    10. Стихотворение написано высоким сти-лем, который избирается автором не для восхваления царствующих особ, а для об-личения и показа высокого назначения земной власти. Архаичная лексика (вос-стал, всевышний, сонм, взирать, по-кров, исторгнуть, очеса, зыблет, внемли) придает торжественность выра-жению мыслей и чувств Державина.

    11. Сопоставьте это стихотворение с одой Ломо-носова. В чем, по-вашему, сходство и различие этих двух произведений?
    12. Сходство в понимании назначения выс-шей власти: забота о подданных, соблюде-ние закона, защита от несправедливости; и оды Ломоносова, и стихотворение Дер-жавина полны поучений монархам. Раз-личие состоит в том, что Ломоносов отож-дествляет по законам одического жанра прогрессивные государственные идеи с намерениями царствующей императри-цы, ее деятельностью. Быть может, это в какой-то мере пожелание, изображение должного, идеального. Но в одах Ломоно-сова мы не найдем державинские обличе-ния власти.

    3 анализа стихотворения «Властителям и судиям» Державина


    ­Пример анализа 1

    Уже по заглавию стиха, понятно, к кому Гавриил Романович Державин обращает свои обличительные слова – к властителям и судьям, которые названы земными богами ещё вначале произведения, потому что богами в древние времена Израиля назывались судьи, так как они своим правом судить и властвовать, уподоблялись верховному судье и властелину всего мира – Богу.

    В стихе показано, какими были начальствующие иудейские судьи, жившие в ветхозаветные времена до нашей эры. За то, что они, поступали неправедно и противозаконно, вместо того, чтобы добросовестно исполнять свои обязанности, поэт их обличает и исторически представляет уровень их аморального падения.

    Завершение строгих поэтических речей знаменуется приговором, предрекающим падение и смерть отступников, и воплем к Богу о том, чтобы он воцарил справедливость на землю и прекратил беззакония многих.
    Данное стихотворение было основано поэтом на восемьдесят первом псалме священного писания ветхого завета, где судьи, за своё отступление от истины, подверглись Божьему суду. В картине безнравственности власть имеющих людей, автор предоставил читателем судить не только о том времени, в котором происходили эти события, но и о всяком другом времени, когда за власть брались недостойные люди.

    То, что Бог, превыше всякой власти, начальства и суда и то, что Он заботится о государственном устройстве каждой страны, нельзя не заметить в произведении, если внимательно к нему отнестись. Ведь в самом деле, власть создана самим Богом, для поддержания порядка на земле. И как не кто другой, Он более всех заботится о том, чтобы управление государства каждой страны, происходило правильным и законным образом.

    Мораль этого произведения такова, что за каждый неправильный проступок, человек будет отвечать перед Богом в день суда, что не вечно злу занимать победное положение, что рано или поздно добро всегда восторжествует!



    Пример анализа 2

    Краткий анализ
    • Композиция – стихотворение представляет собой цельный рассказ, не разделяющийся на определенные части, тема развивается последовательно.
    • Тема стихотворения – необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, облеченных властью.
    • Жанр – ода, но ода гневная и обличительная, для своего времени – практически революционная.
    • Стихотворный размер – ямб с использованием перекрестной рифмы.
    • Эпитеты – “последний раб”, “увядший лист”, “земные боги”.
    • Сравнения – “как с древ увядший лист падет”, “вы умрете, как ваш последний раб умрет”.

    Почему Державин написал «Властителям и судиям»?

    Гавриил Романович Державин был не только русским поэтом, и творческой личностью – он был и весьма успешным политиком своего времени. Его карьера начиналась с правления небольшим наместничеством и закончилась на должности министра юстиций при самой императрице.

    За время своей работы в государственном аппарате он столкнулся со множеством несправедливостей того времени. Поднимаясь в должности, он встречался с людьми, пострадавшими от чиновников. В итоге это и привело к свободному переводу одной из частей знаменитого Псалтыря Ветхого Завета — 81, который автор и назвал «Властителям и судиям».

    В узком кругу Державин называл свое произведение «гневной одой». Это действительно заметно по тексту. Стихотворение можно отнести к гражданской лирике, выражающей диалог с собирательным образом нечестного и коррумпированного чиновника любого ранга. Впоследствии, Державин прославится именно хвалебной одой в честь Екатерины 2 под названием «Фелица». В ней он будет описывать безалаберный, жадный и корыстный чиновничий аппарат, которому своим умом и порядочностью противостоит Великая Императрица.

    История создания

    Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, который на протяжении многих лет занимал достаточно высокие должности. И такая деятельность показала ему все недостатки управленческой системы в Российской империи – а их было много. За годы своей службы Гавриил Романович утвердился в мысли, что системе необходимы кардинальные перемены – эта мысль и была им выражена в стихотворении “Властителям и судиям”. Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями его времени.

    Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которая вообще-то благоволила поэту, как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки идеи свержения существующего строя, просто высказывая накопившуюся горечь по поводу царящей несправедливости, в дальнейшем заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

    Суть стихотворения

    Произведение можно условно разделить на две части. В первой Державин описывает обязанности, которые не исполняют нечистые на руку государственные деятели. Основной задачей высшего порядка для них должно быть соблюдение закона высшей, божественной справедливости, который они игнорируют, действуя в своих интересах.

    Строки Державина очень эмоциональны. Он говорит прямо и не лукавя о том, что государственный аппарат прогнил насквозь и те, кто должен защищать и помогать слабым, наоборот, потворствует и прикрывает сильных мира сего. Угнетение, которое происходит вокруг, усугубляется неправомерными и подлыми действиями тех, кто должен охранять справедливость и закон. Это не только вызывает возмущение автора, но и «зыблет небеса».

    Во второй части автор подчеркивает, что высокий статус имеет значение только в мирском свете, а в остальном, любой человек, облеченный властью, такой же как нищий или ребенок, ему тоже предначертано жить и умереть. От текста веет угрозой о высшей каре, которая ждет всех лгунов, взяточников и трусов. Множество восклицательных знаков создает ощущение отчаянного крика, проявившегося от переизбытка эмоций, вызванных несправедливостью и злобой.

    Заканчивается произведение воззванием к Богу, который должен, по мнению Гавриила Романовича, прислушаться к мнению праведных людей, к их страданиям и просьбам, и прийти на землю для того чтобы твердо и справедливо судить, и карать всех, кто нарушает принципы нравственности. Автор просит, даже требует справедливости, которую божественные силы должны привнести в земную жизнь. Он заявляет, что истинная власть может быть, да и должна быть исключительно у Бога.

    Можно сделать вывод, что «Властителям и судиям» — эмоциональная гражданская лирика, призванная не только показать «царям», что они не замечают окружающих их страданий, но и буквально угрозами о справедливом божественном наказании заставить их соблюдать высшие нравственные законы. Эта попытка вырвать реальность из оков несправедливости и придать ей более нравственный оттенок вполне актуальна и на сегодняшний день.



    Пример анализа 3

    История создания

    Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма— так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи

    Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других:

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие

    Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он .подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст.

    Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных…»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения

    Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций.

    В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Карай лукавых. Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина

    Искусство – это всегда отражение реальной жизни. Оно призвано если не решать проблемы, то обнаруживать их. Художник, ощущая потребность высказаться и быть услышанным, говорит о том, что важно, чтобы другие люди тоже задумались об этом.

    Во второй половине 18 века поэты начинают обращаться к социальным и политическим темам, рассуждая о судьбе своей страны и о жизни простого народа в ней. Стихотворение Г. Державина «Властителям и судьям» – яркий тому пример. Главная мысль, проходящая красной нитью через все произведение, – это мысль о том, насколько несправедлива монархия.

    Стихотворение начинается с описания будущего божьего суда. Цари – это «земные боги», у которых есть священный долг – нести справедливость, защищать слабых, помогать тем, кто нуждается в помощи. Другими словами, монархи должны править по высшим законам. Ведь испокон веков царь для простого человека в России – правитель, наделенный властью самим богом. На царя надеялись и верили ему, поскольку он не мог быть неправ, ведь его руками правит сам Всевышний. Вторая и третья строфы стихотворения посвящены размышлениям Державина о долге, лежащем на плечах правителей.

    В четвертой же строфе автор с горечью восклицает: «Не внемлют! видят — и не знают!». Неравенство, бедственное положение простого народа, нищета, несправедливость и прочие «злодейства» и «неправда» — вот результаты правления «земных богов». Они забыли о своей высокой миссии. Это больше не божьи наместники на Земле. Они думают лишь о собственном благополучии, закрывая глаза на остальную Россию. И их неправедным делам должен прийти конец.

    Державин признает, что монархия – это власть, что никто не может выступать «судьей» для нее. Никто, кроме самого бога. И однажды этот суд состоится, поскольку земные цари – все-таки люди. Их обуревают страсти, они слабы и даже смертны. Так же смертны, как все те «рабы», которыми они так жестоко и несправедливо правят. Державин понимает это и предсказывает, даже призывает к божьему правосудию: «Приди, суди, карай лукавых, И будь един царем земли!». Ведь иного способа спасти страну нет, как нет и царей, которые бы стали думать о Родине и о людях и управлять так, как это необходимо.

    Эти строки, завершающие произведение, – прямой призыв для читающего и мыслящего населения России к революции и свержению монархического строя. Державин не скрывает своего гнева и горечи. Он прямо обвиняет и обличает власть – в лице правящей тогда Екатерины II. Поэтому публикации стихотворения добиться было непросто. Впрочем, Екатерина к оде отнеслась довольно снисходительно, поскольку вообще слыла прогрессивным человеком и даже поощряла смелые высказывания своих подданных. Поэтому «Властителям и судьям» не было подвергнуто цензуре и дошло до нас в неизмененном виде.

    Стихотворение «Властителям и судиям» поэт Державин написал в 1780 году. Он в это время работал чиновником военного ведомства в провинции и часто сталкивался с несправедливостью по отношению к простым людям. Это произведение — крик отчаявшегося человека, сердце которого болит от сострадания к угнетаемым, слабым, бесправным. И при этом автор не видит никакого выхода из этого положения, кроме суда Всевышнего Бога.

    Следует отметить, что Державин с большим почтением относился к царской семье, считая, что все беды происходят не от правителя, а от тех, кто наделен властью судить и определять судьбы простых людей.

    Именно им автор посвящает гневные строки от имени самого Бога. Он перечисляет их обязанности — вершить справедливый суд, защищать невинных, наказывать виноватых. Но «земные боги» не делают этого. Они творят злодейства, глаза их закрыты с помощью взяток, а совершаемые ими беззакония сотрясают землю и доходят до небес.

    Во второй части стихотворения поэт напоминает всем нечестивым, что богатые так же смертны, как и бедные, что и они в свое время умрут. Тогда им предстоит Божий суд, однако люди не думают об этом и продолжают делать злые дела. И сам автор не видит выхода из этой ситуации, она кажется ему совершенно безнадежной. По мнению Державина только Господь способен установить справедливость в России, обычным людям с этим не справиться. И поэт призывает Бога прийти, покарать всех виновных и править на всей земле.

    Стихотворение носит обличительный характер, сам автор назвал его «гневной одой». Гавриил Державин был одним из первых поэтов, кто не побоялся открыто осудить беззакония и злоупотребления властей. В 1780 году стихотворение не было напечатано, так как цензура не пропустила его. Лишь спустя 8 лет произведение все же увидело свет, и едва не стало причиной опалы поэта. Ода вызвала недовольство и гнев тех, кому она посвящена. В те времена не было принято осуждать власть имущих, это была первая попытка, но ее поддержали поэты следующего столетия, посвятив этой теме свои лучшие произведения.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям Державина

    Оду «Властителям и судьям» Гавриил Державин написал в 1787 году. Будучи государственным деятелем, писал смог на себе прочувствовать всю несправедливость и злость того общества. Самостоятельная борьба Державина с нарушениями закона и пресечением преступной деятельности высших слоёв общества не принесла никаких плодов. Тогда поэт решился на написание оды по тематике псалома 81.

    Вся его суть заключалась в обращении к Богу, путём праведных песнопений.

    Первое творение поэта по этой тематике так и не вышло в издательство из-за редакторов, которые не допустили выпуска псалома Державина. Издательство «Санкт-Петербургского вестника» считало оду слишком пафосной и гневной.

    Тем не менее, Гавриил Державин добился издательства своего переработанного стиха спустя пять лет. Изменив название на «Властителям и судьям», новое творение поэта выходит в издательство.

    Свои мысли и чувства писатель находит в библейских сказаниях, которые и превозносит в стихотворение в переработанной форме. Несправедливость, злость, человеческие пороки, угнетение слабых, гнев, власть и нарушение законов — всё эти темы вбирает в себя ода «Властителям и судьям».

    Гневной тирадой рассыпается Державин на несоблюдение этих законов в реальной жизни. В этих строчках стихотворения раскрывается вся несправедливость по отношению к слабым и их угнетение.

    Но по словам писателя, неизбежно наказание властителям за несправедливость и пренебрежение своими обязанностями:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!

    Этот отрывок стихотворения буквально пропитан гневом Державина, по отношению к людям стоящим у власти, которые закрывают глаза на все нарушения законов и поощряют их.

    В последних строчках оды, писатель проявляет свою веру в справедливость и светлое будущее, исходя из которой, можно сказать, что добро обязательно победит зло и несправедливость.

    Главная тема, которую поднимает в своем стихотворении «Властителям и судьям» Гавриил Державин остаётся значимой и по наши дни. «Лукавые» правители, чьи поступки наполнены злостью, несправедливостью и пороками во все времена остаются одной из главных проблем общества. Но по словам писателя, обязательно настанет день, когда справедливость восторжествует и победит зло.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям по плану

  • Анализ стихотворения Пушкина Осень

    Данное произведение было создано в 1833г. Оно считается одним из непростых в изложении в числе огромного количества стихотворении А. С.Пушкина. Это был пик его творчества, поскольку была уже вторая Болдинская осенняя пора

  • История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма- так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных. ..»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Державин. Властителям и судиям

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят – и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Ода Державина «Властителям и судиям» (см. её краткое содержание и анализ) имела три редакции. Первая не удовлетворила поэта. Вторая оды была опубликована в «СПб. вестнике», однако номер журнала, открывавшийся одой, был приостановлен, листок, на котором раньше была ода, перепечатан. По-настоящему ода пришла к читателю только в 1787 г., когда она была в окончательной редакции напечатана в журнале «Зеркало света» под заглавием «Ода. Извлечена из псальма 81». В 1795 г., пытаясь испросить разрешение на издание собрания своих сочинений, Державин поднес Екатерине II рукописный экземпляр первой части, куда включил и эту оду. Однако то, что в 1787 г. прошло незамеченным, в 1795 г., после Великой французской революции , казни короля Людовика XVI и т. п., произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Тогда ходил слух, что 81-й псалом был использован революционерами-якобинцами против короля.

    Когда теперь Державин появлялся при дворе, вельможи сторонились и попросту «бегали» от него. Поэт немедленно написал объяснительную записку – «Анекдот», в которой «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем», и разослал ее наиболее влиятельным при дворе лицам. После этого все «как рукой сняло: все обошлись с ним так, как ничего не бывало». Несмотря на это, разрешения на издание своих сочинений Державин не получил, а рукопись была отдана князю Зубову, у которого и находилась до самой смерти Екатерины II. В издании 1798 г. ода была вычеркнута цензурой, и в окончательной редакции она под заглавием «Властителям и судиям» появилась только в I томе издания 1808 г.

    Возможно, что непосредственным внешним толчком к написанию оды послужил следующий случай, описанный самим поэтом: «В 1779 г. был перестроен под смотрением его [Державина] Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве».

    Г.Р. Державин. «Властителям и судиям»

    История создания

    С 1786 по 1788 годы Державин служит губернатором в Тамбовской губернии. Как и на другой службе, здесь он проявлял активную деятельность, пытался многое изменить в существующих порядках края. Но вскоре понимает, что местным вельможам его преобразования мешают, а идеалы просвещения, долга и справедливости вызывают открытую неприязнь чиновников. Он видит, как на высоких государственных должностях нарушается закон, а нарушители не получают никакого наказания. Он пытается навести порядок, но не находит единомышленников. Именно в это время, в 1787 году, и была им написана гражданская ода «Властителям и судиям».

    За основу этого произведения Державин взял написанное ранее стихотворение на библейскую тему, которое называлось «Псалом 81».

    Псалом – это библейская песня, обращенная к богу . Автором таких песен считается ветхозаветный царь Давид.

    Державин переложил древнее произведение на современный язык, наполнил обличительным содержанием и дал стихотворению новое название: «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи стихотворения

    Опираясь на библейский текст, автор говорит о современной жизни Российского государства. В его родной стране происходит безнаказанное нарушение законов, слабые угнетаются, неправда и зло торжествуют, а искать справедливости негде. Остается уповать только на бога, лишь он сможет навести порядок в стране. А если Господь спросит у правителей, как они вершат установленные им законы?

    Восстал всевышний бог, да судит

    Земных богов во сонме их;

    Доколе, рёк, доколь вам будет

    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: охранять законы,

    На лица сильных не взирать,

    Без помощи, без обороны

    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,

    Несчастливым подать покров;

    От сильных защищать бессильных,

    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! Видят — и не знают!

    Покрыты мздою очеса:

    Злодействы землю потрясают,

    Неправда зыблет небеса.

    Поэт гневно обличает «неправедных и злых». Автор напоминает им, что люди, наделенные властью, остаются все-таки людьми, а не всемогущими богами. Поэтому им следует помнить о высшей каре, о том, как они легко нарушали закон справедливости, установленный самим богом. В этом и заключается основная идея стихотворения.

    И вы подобно так падете.

    Как с древ увядший лист падет!

    И вы подобно так умрете,

    Как ваш последний раб умрет!

    Конечно, это произведение было воспринято как революционная прокламация. Ведь в последнем четверостишии поэт призывает к суду над несправедливой властью.

    Воскресни, Боже! Боже правых!

    И их молению внемли:

    Приди, суди, карай лукавых

    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие стихотворения

    С одной стороны, это произведение можно отнести к духовным одам , т.к. в основе его лежит библейский текст. Лексика и образы стихотворения, действительно, напоминают псалом, например, используются такие слова: во сонме; не внемлют; покрыты мздою очеса; их молению внемли. Автор включает риторические восклицания, вопросы, обращения: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!» Благодаря таким приемам создается ораторское звучание, убеждающее читателей в правоте поэта.

    С другой стороны, это стихотворение направлено на то, чтобы пробудить сознание читателя, вызвать стремление к исправлению пороков, оно является своеобразным предупреждением, наставлением «властителей».

    Каково же значение этой оды? Конечно, Державин не был революционером, он был монархистом, и своим стихотворением не собирался вызвать мятеж в обществе. Но отсутствие справедливости в стране его очень возмущало. В дальнейшем подобная тема зазвучит в творчестве Пушкина, Лермонтова и других поэтов.

    Державин в данной оде выступает как новатор: он соединяет старославянскую лексику с общеупотребительными словами, говорит о власти с точки зрения общечеловеческих, нравственных идеалов. Поэт не воспевает правителя, как это должно быть в оде классицизма, а разоблачает пороки царей и вельмож.

    Анализ оды властителям и судиям. Композиция стихотворения «Властителям и судиям

    «Властителям и судиям» Державина Г.Р.

    История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма— так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных. ..»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    «Гневная ода» родившаяся из под пера Гавриила Романовича Державина потрясла Россию конца 18-го века. Гавриил Романович, имеющий огромный опыт служения государству в высоких чинах, был настолько поражен беззаконием и несправедливостью, что излил все свое негодование в оде «Властителям и судиям». Это произведение получило огромный общественный резонанс и пошатнуло устойчивое положение автора.

    Вероятно это было связано и с тем, что Францию тогда потрясали революционные лозунги, в основе которых лежал перефразированный 81 Псалом.

    Главная тема стихотворения

    Первая версия оды имела название «Псалом 81». Связано это с тем, что опорой произведения послужил именно этот псалом, написанный царем Давидом.

    Державин обращается своим стихотворением к чиновникам, называя их «богами земными». Он спрашивает их, сколько это беззаконие будет продолжаться. Он грозит им карой высших сил. Он пытается донести до них, что нет существенной разницы между ними и другими людьми. Все смертны и все равны перед Господом. Державин призывает следовать единым для всех законам справедливости.

    Смысловое содержание оды можно поделить на две части. В первой Гавриил Романович расказывает, чем именно должны заниматься властьимущие. Он объясняет их роль и обязанности перед простым народом. Вторая же часть носит обличительный характер. В ней автор указывает на безразличие и продажность власти. Он пророчит провинившимся высший суд, на котором их взятки ничего не решат. Державин не берет на себя роль Судьи, он лишь напоминает «слепцам» о Его высшей справедливости.

    Его обращение похоже и на жесткое порицание непослушных детей и на бессильный плач любящего отца одновременно. Его гневные строки смутили не только окружение, но и вполне благосклонно относящуюся к поэту императоицу. Даже Екатерина увидела в оде революционные мотивы, которых автор туда и не думал вкладывать.

    Структурный анализ стихотворения

    Державин поэт-новатор своего времени. «Властителям и судиям» написано в типичной для него, но очень прогрессивной для той эпохи манере. Сам автор называет свое произведение гневной одой. Но более точным будет назвать его одой духовной, так как в основе лежит один из главных религиозных трактатов — Псалтирь. Помимо этого, Гавриил Романович использует типичные для этого стиля восклицания и лексику. Особую торжественность произведению придают не только использование славянизмов, но и частые обращения, риторические вопросы и восклицания. Анафоры и синтаксические повторы делают текст стихотворения более напряженным.

    Поэт создает яркие образы жертв его обличения — продажных и слепых к бедам народа чиновникам. Произведение имеет особое звучание, привлекающее внимание слушателя с первых строк. Его просто невозможно декламировать тихо и безэмоционально. Особый строй сам выводит оратора на нужный уровень экспрессии.

    Вывод

    Державин, так яростно обвиняющий чиновников искренне верил в непорочность императрицы. Он считал, что августейшую особу окружают лживые льстецы и Екатерина просто не знает настоящего положения вещей.

    Как не печально осознавать, но написанное Державиным почти три века назад произведение, актуально и по сей день. Ода, вызвавшая массу гнева и пересудов, к великому сожалению, никак не изменила ситуацию.

    1. К кому обращается Державин в стихотворе-нии «Властителям и судиям»? Каков характер этого обращения (обличение, наказ, прославление)?
    2. Стихотворение (переложение псалма 81) звучит как прямое гневное обращение к «земным богам», т. е. царям, властите-лям. В противоположность сложившейся литературной традиции восхваления в одах и других поэтических произведени-ях «земных богов» Державин не только сводит их с пьедестала, но и судит их, на-поминая об обязанностях перед поддан-ными. Стихотворение содержит и обличе-ние, и наказ (наставление).

    3. Как понимает Державин назначение правите-лей, «земных богов»?
    4. Земные правители должны, как ут-верждает Державин, строго следовать за-конам, не допускать их нарушения («на лица сильных не взирать»), защищать обездоленных и неимущих от несправед-ливости («от сильных защищать бессиль-ных»), заботиться о материальных нуж-дах и соблюдении гражданских прав, чтобы все были равны и едины перед за-коном.

    5. Каков настоящий облик «властителей и су-дий»? Соответствует ли он представлению поэта о просвещенном государственном деятеле?
    6. На самом деле облик «властителей и судий» весьма далек от представлений поэта-классициста о просвещенном госу-дарственном деятеле. При их попуститель-стве творятся злодейства и несправедли-вости, процветает мздоимство (взяточни-чество). «Земные боги» не хотят исполнять возложенные на них всевышним Богом обязанности. Державин выдвигает очень меткую формулу, раскрывающую основы деятельности такого монарха, его отноше-ния к творимым беззакониям: «Не вне-млют! видят — и не знают! Покрыты мздою очеса». Ничтожность царей, их че-ловеческая слабость, склонность к соблаз-нам становятся особенно ощутимы благо-даря антитезам: идеальный государь — государь реальный, царь — раб:

      Цари! Я мнил, вы боги властны, Никто над вами не судья, Но вы, как я подобно, страстны И также смертны, как и я. И вы подобно так падете, Как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, Как ваш последний раб умрет!

      Надеется ли поэт на исправление пороков власти?

      Нет, никаких надежд на исправление пороков власти Державин не питает. Именно поэтому он обращается к Всевыш-нему быть «един царем земли» и покарать лукавых властителей и судей.

    7. Какие чувства испытывает автор, каково его личное отношение к адресатам и какими словами оно выражено?
    8. Негодование, презрение, ирония по от-ношению к земным властителям. Даже выражение «земные боги» воспринимает-ся здесь как ирония. Злодейство, не-правда, покрыты мздою очеса, лука-вые — лексика, характеризующая поро-ки власть имущих. Вместе с тем мы слы-шим в стихотворении глубокую скорбь о судьбах обездоленных, которых надо за-щищать, «исторгнуть бедных из оков». Бедные, сироты, вдовы — объект сочувст-вия автора. Он называет их правыми и об-ращается к Богу: «Боже правых», на ко-торого с молением и надеждой уповают нуждающиеся в защите. Переложение псалма завершается энергичным призы-вом-мольбой покарать злодеев и стать единым царем земли. Материал с сайта

    9. Каким стилем написано стихотворение «Влас-тителям и судьям»?
    10. Стихотворение написано высоким сти-лем, который избирается автором не для восхваления царствующих особ, а для об-личения и показа высокого назначения земной власти. Архаичная лексика (вос-стал, всевышний, сонм, взирать, по-кров, исторгнуть, очеса, зыблет, внемли) придает торжественность выра-жению мыслей и чувств Державина.

    11. Сопоставьте это стихотворение с одой Ломо-носова. В чем, по-вашему, сходство и различие этих двух произведений?
    12. Сходство в понимании назначения выс-шей власти: забота о подданных, соблюде-ние закона, защита от несправедливости; и оды Ломоносова, и стихотворение Дер-жавина полны поучений монархам. Раз-личие состоит в том, что Ломоносов отож-дествляет по законам одического жанра прогрессивные государственные идеи с намерениями царствующей императри-цы, ее деятельностью. Быть может, это в какой-то мере пожелание, изображение должного, идеального. Но в одах Ломоно-сова мы не найдем державинские обличе-ния власти.

    Обличительная ода “Властителям и судиям” является одним из самых важных произведений в творчестве Державина, который в экспрессивной и эмоциональной манере привлекает внимание общества к проблеме продажности чиновников. Можно использовать краткий анализ “Властителям и судиям” по плану на уроке литературы в 9 классе и для того, чтобы школьники поняли не только смысл стихотворения, но и обстановку в России 18 века.

    Краткий анализ

    История создания – Гавриил Романович написал свое произведение в 1870 году и с большим трудом добился его публикации в популярной газете того времени – “Санкт-Петербургском Вестнике”.

    Композиция – стихотворение представляет собой цельный рассказ, не разделяющийся на определенные части, тема развивается последовательно.

    Тема стихотворения – необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, облеченных властью.

    Жанр – ода, но ода гневная и обличительная, для своего времени – практически революционная.

    Стихотворный размер – ямб с использованием перекрестной рифмы.

    Эпитеты “последний раб”, “увядший лист”, “земные боги” .

    Сравнения “как с древ увядший лист падет”, “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    История создания

    Стихотворение является больным переводом одного из псалмов, который Державин дополнил собственным возмущением по поводу власть придержащих. Написано оно было в 1870 году и, после больших усилий со стороны поэта, все же опубликовано – в газете “Санкт-Петербургский Вестник”.

    Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, который на протяжении многих лет занимал достаточно высокие должности. И такая деятельность показала ему все недостатки управленческой системы в Российской империи – а их было много. За годы своей службы Гавриил Романович утвердился в мысли, что системе необходимы кардинальные перемены – эта мысль и была им выражена в стихотворении “Властителям и судиям”. Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями его времени.

    Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которая вообще-то благоволила поэту, как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки идеи свержения существующего строя, просто высказывая накопившуюся горечь по поводу царящей несправедливости, в дальнейшем заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

    Тема

    Тема этого обличительного произведения – произвол чиновников и других государственных мужей, которые пользуются своей властью во вред как народу, так и государству. Они властолюбивы, алчны, подлы и неспособны ни понять простого человека, ни помочь ему. Поэт обращается к властителям, убеждая их жить по совести, и к судиям (имея в виду конкретно императрицу), призывая их свершить справедливый суд и покарать владык, которые так сильно зазнались. Однако в конце поэт высказывает мысль, что по-настоящему справедливо править людьми может только Бог.

    Композиция

    Она соответствует композиции первоисточника, то есть 81-го псалма царя Давида, вольным переводом которого и является.

    На протяжении всего стиха поэт развивает одну и ту же мысль и продажности власть придержащих и необходимости перемен. Так, в начале он высказывает свои взгляды на справедливое общественное устройство, когда те, кто находится у власти, защищают тех, кому это необходимо. Далее он указывает на то, что на самом деле ничего подобного не происходит, все просто пекутся о своих интересах.

    И в конце он, во-первых, утверждает мысль о том, что подобное нарушение законов человечности не может остаться безнаказанным, во-вторых, взывает к Богу как к высшей инстанции.

    Жанр

    Определить жанр этого произведения несложно – это ода. Но ода гневная – так ее назвал сам автор. Также в нем есть элементы духовной оды, поскольку за основу взят библейский текст. Ода написана ямбом, в ней используется перекрестная рифма.

    Выразительные средства

    Художественное своеобразие державинского произведения выражается не только в смешении поджанров, но и в том, какие средства выразительности он использует для того, чтобы донести свою мысль. Так, в нем присутствуют привычные способы:

    • Эпитеты – “последний раб” , “увядший лист” , “земные боги” .
    • Сравнения – “как с древ увядший лист падет” , “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    Однако они выступают в качестве вспомогательных средств. Основными являются славянизмы, с помощью которых поэт делает свое стихотворение более торжественным, и риторические восклицания. Они играют очень важную роль в ткани произведения, придавая ему сходство с ораторской речью. Таким способом Державин привлекает внимание читателей.

    История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма- так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны. ..»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных…»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина Г. Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина Г.Р

    «Властителям и судиям» Державина Г.Р.

    История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма— так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных. ..»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Обличительная ода “Властителям и судиям” является одним из самых важных произведений в творчестве Державина, который в экспрессивной и эмоциональной манере привлекает внимание общества к проблеме продажности чиновников. Можно использовать краткий анализ “Властителям и судиям” по плану на уроке литературы в 9 классе и для того, чтобы школьники поняли не только смысл стихотворения, но и обстановку в России 18 века.

    Краткий анализ

    История создания – Гавриил Романович написал свое произведение в 1870 году и с большим трудом добился его публикации в популярной газете того времени – “Санкт-Петербургском Вестнике”.

    Композиция – стихотворение представляет собой цельный рассказ, не разделяющийся на определенные части, тема развивается последовательно.

    Тема стихотворения – необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, облеченных властью.

    Жанр – ода, но ода гневная и обличительная, для своего времени – практически революционная.

    Стихотворный размер – ямб с использованием перекрестной рифмы.

    Эпитеты “последний раб”, “увядший лист”, “земные боги” .

    Сравнения “как с древ увядший лист падет”, “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    История создания

    Стихотворение является больным переводом одного из псалмов, который Державин дополнил собственным возмущением по поводу власть придержащих. Написано оно было в 1870 году и, после больших усилий со стороны поэта, все же опубликовано – в газете “Санкт-Петербургский Вестник”.

    Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, который на протяжении многих лет занимал достаточно высокие должности. И такая деятельность показала ему все недостатки управленческой системы в Российской империи – а их было много. За годы своей службы Гавриил Романович утвердился в мысли, что системе необходимы кардинальные перемены – эта мысль и была им выражена в стихотворении “Властителям и судиям”. Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями его времени.

    Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которая вообще-то благоволила поэту, как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки идеи свержения существующего строя, просто высказывая накопившуюся горечь по поводу царящей несправедливости, в дальнейшем заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

    Тема

    Тема этого обличительного произведения – произвол чиновников и других государственных мужей, которые пользуются своей властью во вред как народу, так и государству. Они властолюбивы, алчны, подлы и неспособны ни понять простого человека, ни помочь ему. Поэт обращается к властителям, убеждая их жить по совести, и к судиям (имея в виду конкретно императрицу), призывая их свершить справедливый суд и покарать владык, которые так сильно зазнались. Однако в конце поэт высказывает мысль, что по-настоящему справедливо править людьми может только Бог.

    Композиция

    Она соответствует композиции первоисточника, то есть 81-го псалма царя Давида, вольным переводом которого и является.

    На протяжении всего стиха поэт развивает одну и ту же мысль и продажности власть придержащих и необходимости перемен. Так, в начале он высказывает свои взгляды на справедливое общественное устройство, когда те, кто находится у власти, защищают тех, кому это необходимо. Далее он указывает на то, что на самом деле ничего подобного не происходит, все просто пекутся о своих интересах.

    И в конце он, во-первых, утверждает мысль о том, что подобное нарушение законов человечности не может остаться безнаказанным, во-вторых, взывает к Богу как к высшей инстанции.

    Жанр

    Определить жанр этого произведения несложно – это ода. Но ода гневная – так ее назвал сам автор. Также в нем есть элементы духовной оды, поскольку за основу взят библейский текст. Ода написана ямбом, в ней используется перекрестная рифма.

    Выразительные средства

    Художественное своеобразие державинского произведения выражается не только в смешении поджанров, но и в том, какие средства выразительности он использует для того, чтобы донести свою мысль. Так, в нем присутствуют привычные способы:

    • Эпитеты – “последний раб” , “увядший лист” , “земные боги” .
    • Сравнения – “как с древ увядший лист падет” , “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

    Однако они выступают в качестве вспомогательных средств. Основными являются славянизмы, с помощью которых поэт делает свое стихотворение более торжественным, и риторические восклицания. Они играют очень важную роль в ткани произведения, придавая ему сходство с ораторской речью. Таким способом Державин привлекает внимание читателей.

    Стихотворение «Властителям и судиям» поэт Державин написал в 1780 году. Он в это время работал чиновником военного ведомства в провинции и часто сталкивался с несправедливостью по отношению к простым людям. Это произведение — крик отчаявшегося человека, сердце которого болит от сострадания к угнетаемым, слабым, бесправным. И при этом автор не видит никакого выхода из этого положения, кроме суда Всевышнего Бога.

    Следует отметить, что Державин с большим почтением относился к царской семье, считая, что все беды происходят не от правителя, а от тех, кто наделен властью судить и определять судьбы простых людей.

    Именно им автор посвящает гневные строки от имени самого Бога. Он перечисляет их обязанности — вершить справедливый суд, защищать невинных, наказывать виноватых. Но «земные боги» не делают этого. Они творят злодейства, глаза их закрыты с помощью взяток, а совершаемые ими беззакония сотрясают землю и доходят до небес.

    Во второй части стихотворения поэт напоминает всем нечестивым, что богатые так же смертны, как и бедные, что и они в свое время умрут. Тогда им предстоит Божий суд, однако люди не думают об этом и продолжают делать злые дела. И сам автор не видит выхода из этой ситуации, она кажется ему совершенно безнадежной. По мнению Державина только Господь способен установить справедливость в России, обычным людям с этим не справиться. И поэт призывает Бога прийти, покарать всех виновных и править на всей земле.

    Стихотворение носит обличительный характер, сам автор назвал его «гневной одой». Гавриил Державин был одним из первых поэтов, кто не побоялся открыто осудить беззакония и злоупотребления властей. В 1780 году стихотворение не было напечатано, так как цензура не пропустила его. Лишь спустя 8 лет произведение все же увидело свет, и едва не стало причиной опалы поэта. Ода вызвала недовольство и гнев тех, кому она посвящена. В те времена не было принято осуждать власть имущих, это была первая попытка, но ее поддержали поэты следующего столетия, посвятив этой теме свои лучшие произведения.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям Державина

    Оду «Властителям и судьям» Гавриил Державин написал в 1787 году. Будучи государственным деятелем, писал смог на себе прочувствовать всю несправедливость и злость того общества. Самостоятельная борьба Державина с нарушениями закона и пресечением преступной деятельности высших слоёв общества не принесла никаких плодов. Тогда поэт решился на написание оды по тематике псалома 81.

    Вся его суть заключалась в обращении к Богу, путём праведных песнопений.

    Первое творение поэта по этой тематике так и не вышло в издательство из-за редакторов, которые не допустили выпуска псалома Державина. Издательство «Санкт-Петербургского вестника» считало оду слишком пафосной и гневной.

    Тем не менее, Гавриил Державин добился издательства своего переработанного стиха спустя пять лет. Изменив название на «Властителям и судьям», новое творение поэта выходит в издательство.

    Свои мысли и чувства писатель находит в библейских сказаниях, которые и превозносит в стихотворение в переработанной форме. Несправедливость, злость, человеческие пороки, угнетение слабых, гнев, власть и нарушение законов — всё эти темы вбирает в себя ода «Властителям и судьям».

    Гневной тирадой рассыпается Державин на несоблюдение этих законов в реальной жизни. В этих строчках стихотворения раскрывается вся несправедливость по отношению к слабым и их угнетение.

    Но по словам писателя, неизбежно наказание властителям за несправедливость и пренебрежение своими обязанностями:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!

    Этот отрывок стихотворения буквально пропитан гневом Державина, по отношению к людям стоящим у власти, которые закрывают глаза на все нарушения законов и поощряют их.

    В последних строчках оды, писатель проявляет свою веру в справедливость и светлое будущее, исходя из которой, можно сказать, что добро обязательно победит зло и несправедливость.

    Главная тема, которую поднимает в своем стихотворении «Властителям и судьям» Гавриил Державин остаётся значимой и по наши дни. «Лукавые» правители, чьи поступки наполнены злостью, несправедливостью и пороками во все времена остаются одной из главных проблем общества. Но по словам писателя, обязательно настанет день, когда справедливость восторжествует и победит зло.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям по плану

  • Анализ стихотворения Пушкина Осень

    Данное произведение было создано в 1833г. Оно считается одним из непростых в изложении в числе огромного количества стихотворении А. С.Пушкина. Это был пик его творчества, поскольку была уже вторая Болдинская осенняя пора

  • Всегда стремится быть в гуще событий, касающихся судьбы страны и народа. Многие поэты посвящают стихи родине, восхваляют или попрекают власть, высказывают свое мнение о каких-либо событиях. В конце XVIII — начале XIX века власть в России совершенно перестала понимать народ, и такое отношение к людям не могло не отразиться на творчестве многих поэтов. Любимец императрицы Екатерины II также не мог оставаться в стороне. Поэт отличался горячим и справедливым характером, поэтому его возмущало творящееся вокруг беззаконие.

    Вызов самодержавию и беззаконию

    Анализ «Властителям и судиям» показывает, насколько необычным для того времени было спорить с властью, показывать свое неповиновение. С первых строк произведения становится понятно, что дальше так жить невозможно, даже Бог не в силах смотреть на земных правителей. Автор считает, что цари должны помогать вдовам, сиротам и другим несчастным, но они лишь слышат и защищают сильных. Родина сотрясается от злодейств, но государственные чиновники этого не видят.

    Анализ «Властителям и судиям» говорит о том, что Гавриил Романович хотел раскрыть все пороки власти. Для русского народа монархия, безучастная к жизни простых людей, является настоящей трагедией. Цари ни своими поступками, ни жизнью не похожи на богов. В конце стихотворения поэт разуверился в том, что все можно исправить, образумив монархов, ведь понятия чести и совести не знакомы властителям и судиям. показывает: поэт убежден в том, что Россию способен спасти только божий суд.

    Художественное своеобразие стиха

    Анализ «Властителям и судиям» позволяет понять, каким новатором был Гавриил Державин. В его время большинство лириков писали поэтические произведения для определенных слоев общества. Простым людям возвышенные и пафосные речи были не понятны, поэтому Гавриил Романович решил немного упростить язык и добавить в свои стихи доступную пониманию большинства людей. Произведение «Властителям и судиям» сам автор называл гневной одой. За основу он взял библейский текст — Псалом 81-й.

    Торжественный стиль поэт создал с помощью обращений, вопросов, обилия славянизмов. Анализ «Властителям и судиям» показывает, что автору удалось добиться ораторского звучания. В своей оде поэт выразил горечь от порочности современного мира, он пытался пробудить у читателя не только гнев, но и стремление к очищению и изменению жизни к лучшему.

    Значение стихотворения «Властителям и судиям»

    Державин (анализ показывает, что автор не вкладывал в свое произведение революционного порыва) по своим убеждениям был монархистом и очень хорошо относился к императрице Екатерине II. Даже при написании оды «Властителям и судиям» он не выступал против правительницы, поскольку был убежден в ее добродетельности. В царящем в стране беззаконии виноваты чиновники, окружающие императрицу — именно об этом ее хотел предупредить Гавриил Романович. Несмотря на это, многие восприняли стихотворение как призыв к смене власти. Продолжение тенденция нашла в творчестве Пушкина, Лермонтова и других поэтов XIX века.

    История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма- так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны. ..»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных…»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Главная » Водоснабжение » Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина Г. Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина Г.Р

    Анализ стихотворения Симонова «Жди меня»

    70 лет назад отгремели залпы Победы в Великой Отечественной Войне. Наша страна будет широко отмечать эту великую для всех дату. Мы – второе поколение, живущее в мире. Но военная тема тревожит и будоражит наши умы, точно так же, как и 20, и 30 лет назад.
    У той войны нет давности закона.
    Не звёзды – слёзы на её погонах…
    Произведения тех лет ценны, пронзительны и интересны до сих пор.
    На мой взгляд, одно из самых удачных и трогательных произведений военной поры является стихотворение К. Симонова «Жди меня», посвящённое любимой женщине поэта – Валентине Серовой.
    Судьба этого произведения складывалась счастливо. Написанное в 1941 году, уже в феврале 1942 года, когда под ударами советских войск гитлеровцы откатились от Москвы, «Правда» опубликовала это стихотворение, завоевавшее вскоре сердца читателей. Солдаты вырезали его из газет, переписывали, сидя в окопах, заучивали наизусть и посылали в письмах женам и невестам. Его находили в нагрудных карманах раненых и убитых…
    Рассмотрим подробнее это произведение. По жанру лирики его можно отнести к посланию, поскольку оно обращено к конкретному лицу (В. С.). Стихотворение состоит из трёх строф, длина которых 12 стихов. Поскольку ударение падает на последний слог в строке, можно заключить, что это – мужская рифма. Перекрёстная рифмовка задаёт своеобразный ритм произведению. Пафосность нисколько не портит это стихотворение, а наоборот, заставляет перечитывать его снова и снова.
    Всё стихотворение читается как письмо с фронта любимой и далёкой женщине. Оно звучит как заклинание, как молитва. Ключевое слово здесь – жди, повторяющееся много раз, наводит на мысль о том, что именно от этой способности женщины в конечном итоге и зависит жизнь и победа.
    Каждая строфа начинается словами «жди меня, и я вернусь» — это главная мысль произведения. Она проста и по-житейски понятна, но, с другой стороны, это своеобразное заклинание звучит как «Аминь» в молитве. Без него всё произведение потеряло бы общую эмоциональную направленность, целостность.
    Первая строфа говорит нам о времени и условиях ожидания: «жёлтые дожди», «снега», «жара». Читатель понимает, что «ждать», на самом деле, не так просто: «других» уже «не ждут»; писем уже не приходит; надоедает ждать всем. Но тоска и безысходность не должны взять верх над женщиной, которая по-настоящему любит, ибо только в этом случае мужчина может вернуться. Должен. Симонов так и говорит: «Я вернусь». С условием, что его будут «ждать», но не просто, а «очень».
    Во второй строфе, на мой взгляд, преобладают минорные ноты. Она уже не читается написанной от первого лица. Кажется, что горечь поражения проскальзывает в каждой её строчке (повторюсь: стихотворение написано в 1941 г., когда ещё неизвестен был исход войны). Однако незыблемая уверенность, которая перекликается с ожиданием скорой победы, читается здесь. «Пусть поверят сын и мать», «пусть друзья устанут ждать», действительно, могут забыть все, кроме той, единственной, которая не должна забывать, не имеет права. Так как это всё спаяно единой цепью, эмоциональной связью, которая, порвись она, разрушит нечто большее, чем человеческие взаимоотношения. Поэтому твёрдое «жди» звучит здесь почти как приказ на фронте, который не обсуждается. Автор абсолютно уверен в том, что тризна, «помин души», откладывается на неопределённый срок. И эту уверенность он также передаёт читателю.
    Третья строфа звучит как гимн любви. Волшебной, всепобеждающей. «Смертям назло». Посторонние люди скажут, что это везение. Нет. «Не понять не ждавшим им», что ожидание, замешенное на огромной любви, приправленное верой и надеждой может творить чудеса. Оно способно даже спасти от пуль «среди огня». Но это секрет только для двоих. Об этом «будем знать только мы с тобой». Но тайна раскрывается просто, «просто ты умела ждать». Ждать так, как может ждать только русская женщина, только в лихолетья – «как никто другой».
    Потрясающее стихотворение Симонова «Жди меня» подкупает своей искренностью. Я понимаю, почему на фронте оно пользовалось огромной популярностью. С одной стороны, личное и интимное, предназначенное для двоих, с другой стороны, открывающее целый мир, масштабное. Его можно читать и тихо, шёпотом, а можно громко, во весь голос. В любом случае, это будет хорошо. Именно такого не хватало на фронте, вдали от любимых и родных. Такая поэзия помогала выжить в нечеловеческих условиях, отвечала на вечные и бесконечные жизненные вопросы.
    Много на земле стихотворений хороших и разных. Но «Жди меня» Симонова стоит особняком, поскольку затрагивает самые нежные струны человеческой души. Это произведение о любви, хотя это слово ни разу там не упоминается, но каждый, открывающий его для себя вновь и вновь, это понимает. И, как всякое великое искусство, оно делает человека лучше, чище и нравственно богаче.


    Смотрите также:


    Анализ правителям и судьям. Державин Правителям и судьям (Разбор поэмы, стиха). Структурный анализ стихотворения

    Обличительная ода «Государям и судьям» — одно из важнейших произведений в творчестве Державина, выразительно и эмоционально привлекающего внимание публики к проблеме чиновничьей коррупции. Краткий анализ «Государям и судьям» можно использовать по плану на уроке литературы в 9 классе и чтобы школьники понимали не только смысл стихотворения, но и положение в России в 18 веке .

    Краткий анализ

    История создания — Гавриил Романович написал свое произведение в 1870 году и с большим трудом добился его публикации в популярной газете того времени — «Петербургских ведомостях».

    Композиция — стихотворение представляет собой целую историю, не разделенную на определенные части, тема развивается последовательно.

    Тема поэмы — необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, стоящих у власти.

    жанр — ода, но гневная и обличительная ода, для своего времени — почти революционная.

    Стихотворный размер — ямб с перекрестной рифмовкой.

    Эпитеты «Последний раб», «увядший лист», «земные боги» .

    Сравнения «Как с дерева упадет увядший лист», «ты умрешь, как умрет твой последний раб» .

    История создания

    Стихотворение представляет собой больной перевод одного из псалмов, который Державин добавил с собственным негодованием на власть имущих.Она была написана в 1870 году и, после больших усилий со стороны поэта, все-таки была опубликована — в газете «Санкт-Петербургский вестник».

    Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, много лет занимавшим довольно высокие посты. И такая деятельность показала ему все недостатки системы управления в Российской империи — а их было немало. За годы службы Гавриил Романович утвердился в мысли о том, что строй нуждается в кардинальных переменах, — эта мысль была выражена им в поэме «Государям и судьям».Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями своего времени.

    Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которые в целом благоволили поэту как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки мысли о ниспровержении существующего строя, просто выражая накопившуюся озлобленность по поводу царящей несправедливости, позднее заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

    Тема

    Тема этого обвинительного произведения – произвол чиновников и других государственных деятелей, использующих свою власть во вред как народу, так и государству. Они властолюбивы, жадны, подлы и не способны ни понять простого человека, ни помочь ему. Поэт обращается к правителям, призывая их жить по совести, и к судьям (имея в виду именно императрицу), призывая их совершить справедливый суд и наказать столь высокомерных правителей.Однако в конце поэт высказывает мысль о том, что по-настоящему управлять людьми может только Бог.

    Состав

    Соответствует составу первоисточника, то есть 81-му псалму царя Давида, вольным переводом которого является.

    На протяжении всего стиха поэт развивает одну и ту же мысль и о продажности держащей силы и о необходимости перемен. Так, вначале он высказывает свои взгляды на справедливый общественный строй, когда власть имущие защищают тех, кто в этом нуждается.Далее он указывает, что на самом деле ничего подобного не происходит, каждый просто озабочен своими интересами.

    И в конце он, во-первых, утверждает мысль, что такое нарушение законов человечества не может оставаться безнаказанным, а во-вторых, взывает к Богу как к высшей власти.

    жанр

    Жанр этого произведения определить несложно — это ода. А вот гневная ода — так назвал ее сам автор. В нем также присутствуют элементы духовной оды, так как за основу взят библейский текст.Ода написана ямбом и использует перекрестную рифму.

    Средства выразительные

    Художественное своеобразие творчества Державина выражается не только в смешении поджанров, но и в том, какие выразительные средства он использует для передачи своей мысли. Итак, он содержит обычные пути:

    • Эпитеты — «последний раб», «увядший лист», «земные боги».
    • Сравнения — «как с дерева упадет увядший лист», «ты умрешь, как умрет твой последний раб».

    Однако они действуют как вспомогательные средства. Основные из них — славянизмы, с помощью которых поэт делает свое стихотворение более торжественным, и риторические восклицания. Они играют очень важную роль в ткани произведения, придавая ему сходство с ораторской речью. Таким образом Державин привлекает внимание читателей.

    Стихотворный тест

    Рейтинг анализа

    Средняя оценка: 4,3. Всего полученных оценок: 110.

    Всегда стремится быть в гуще событий, касающихся судеб страны и народа.Многие поэты посвящают Родине стихи, восхваляют или упрекают власть, высказывают свое мнение о каких-либо событиях. В конце 18 — начале 19 веков власть в России совершенно перестала понимать людей, и такое отношение к людям не могло не сказаться на творчестве многих поэтов. Фаворит императрицы Екатерины II тоже не мог остаться в стороне. Поэт отличался пылким и справедливым характером, поэтому его возмущал беспредел, творившийся вокруг.

    Вызов самодержавию и беззаконию

    Анализ «Властителям и судьям» показывает, насколько непривычным для того времени было спорить с властями, показывать свое неповиновение. С первых строк произведения становится понятно, что дальше так жить нельзя, даже Бог не в состоянии смотреть на земных правителей. Автор считает, что короли должны помогать вдовам, сиротам и другим несчастным людям, но они только слышат и защищают сильных. Родину сотрясают зверства, но чиновники этого не видят.

    Анализ «Властителям и судьям» говорит о том, что Гавриил Романович хотел разоблачить все пороки власти. Для русского народа монархия, равнодушная к жизни простых людей, настоящая трагедия. Короли ни в своих поступках, ни в своей жизни не подобны богам. В конце поэмы поэт разуверился в том, что все можно исправить, вразумив монархов, ведь понятия честь и совесть не знакомы правителям и судьям. показывает: поэт убежден, что спасти Россию может только суд Божий.

    Художественное своеобразие стиха

    Анализ «О господах и судьях» позволяет понять, каким новатором был Гавриил Державин. В его время большинство лириков писали стихи для определенных слоев общества. Простые люди не понимали возвышенных и патетических речей, поэтому Гавриил Романович решил немного упростить язык и добавить к своим стихам тот, который понятен большинству людей.Сам автор назвал произведение «За господ и судей» гневной одой. Он взял за основу библейский текст — Псалом 81.

    Торжественный стиль поэт создал с помощью обращений, вопросов, обилия славянизмов. Анализ «Государям и судьям» показывает, что автору удалось добиться ораторского звучания. В своей оде поэт выразил горечь порочности современного мира, он пытался пробудить в читателе не только гнев, но и желание очиститься и изменить жизнь к лучшему.

    Смысл стихотворения «Государям и судьям»

    Державин (анализ показывает, что автор не вкладывал в свое произведение революционного импульса), по своим убеждениям был монархистом и очень относился к императрице Екатерине II Что ж. Даже при написании оды «Владыкам и судьям» он не выступил против правительницы, так как был убежден в ее добродетели. В царящем в стране беззаконии виноваты окружающие императрицу чиновники — именно об этом хотел ее предупредить Гавриил Романович.Несмотря на это, многие восприняли стихотворение как призыв к смене власти. Тенденция была продолжена в творчестве Пушкина, Лермонтова и других поэтов XIX века.

    Стихотворение «Государям и судьям» Державин написал в 1870 году. Напечатано в «Санкт-Петербургских ведомостях». С большим трудом поэт добивался этого издания. Тем не менее обличительная ода была напечатана в популярной газете. Это был вольный перевод одного из библейских псалмов царя Давида. Державин, сохранив гневный пафос оригинала, добавил к нему свое чисто «русское» возмущение «деяниями сильных мира сего».»

    На протяжении всей поэмы обвиняются люди, наделенные большой властью. Автор убеждает читателя, что только Бог может править на Земле, и только он может быть справедливым. По словам Державина, «властолюбивые» не способны понять простого человека, а уж тем более помочь ему. Поэт горько «вопит» о несправедливости, подлости, равнодушии и жадности достигших власти «земных богов» … Боль Державина слышится в каждом слове оды. Тема ясна — убедить правителей жить по законам гуманности и добродетели.Державин также ссылается на «Судей» … Он видит в их лицах мудрость и справедливость. Параллельный диалог автора раскрывает суть его стихотворения – способствовать «высокому суждению» и наказывать «заносчивых» правителей «возмущенным» словом.

    По тем временам поэма была более чем смелой. Оно было революционным, призывало к свержению произвола и беззакония. Словосочетание «Накажи нечестивых» — явный призыв к политическому перевороту. Державин считает, что возмездие покроет обнаглевших правителей.Екатерина снисходительно относилась к «лордам и судьям». В Российском государстве она слыла покровительницей всего прогрессивного и не хотела портить отношения с Державиным. Именно поэтому стихотворение дошло до нас без цензуры.

    Содержание стихотворений можно описать в форме небольшого рассказа, то есть отойти от лирики к былине: «Огляделся однажды Бог кругом и увидел внизу большое множество людей. Все они были влиятельными людьми в своем государстве: создавали законы, вершили судьбы…И Всевышний заметил, что эти люди распоряжаются властью несправедливо, не честно, не гуманно. Также Бог видел, какие зверства творятся вокруг: много нищеты, голода, смерти, унижений… И Бог понял, что в бедствиях простых людей виноваты руководители государств. И разгневанный Всевышний призвал толпу к совести сверху. Но толпа не слышала голоса мудрых с небес. Разочаровавшись в людях, Бог исчез, опечалился… Печаль Божию подхватил одинокий и честный человек.Силой своего поэтического слова он начал клеймить «земных» правителей. »

    «Для господ и судей» пишется ямбом , используя перекрестную рифму: судьи-воли (женщины), их злые (мужчины). Рифмы – это в основном слова одной части речи: невинно-бессильные (прилагательные), оковы (существительные), знать-ударные (глаголы). Но есть исключения: судья мне, слушайте землю.

    V эпитеты есть усечение конца прилагательного: боги властный, страстный, смертный … Это придает стихотворению торжественность и силу. Истории : рек, хозяин, до, срывать, взятка, раздевание, подлость, древний — подчеркивают и давность событий, и неувядающую красоту уходящего слова. Слог Державина величественен и прост одновременно. В оде семь восклицательных предложений! Они наполнены огромными чувствами гнева и презрения. Хорошо у Державина сравнения :

    И ты упадешь так
    как упадет с дерева увядший лист!
    И ты умрешь так,
    как умрет твой последний раб!

    Прилагательные выцвели, последние показывают хрупкость нечестного правления.

    Лирический герой полон горечи, разочарования, бессилия. Но он верит, что справедливость восторжествует. Торжественной песней — ода — называют поэму Державина. Ода страстная, гневная, обличительная, революционная.

    Г.Р. Державин. «Государям и судьям»

    История создания

    С 1786 по 1788 год Державин был губернатором Тамбовской губернии. Как и в других службах, здесь он действовал активно, стараясь многое изменить в существующем порядке региона.Но вскоре он понимает, что его преобразования мешают местной знати, а идеалы просвещения, долга и справедливости вызывают открытую неприязнь чиновников. Он видит, как на высоких государственных должностях нарушается закон, а нарушители не получают никакого наказания. Он пытается навести порядок, но не находит единомышленников. Именно в это время, в 1787 году, он написал гражданскую оду «Властителям и судьям».

    Державин взял за основу для этого произведения написанную ранее поэму на библейскую тему, которая называлась «Псалом 81».

    Псалом — это библейская песня, обращенная к богу . .. Автором таких песен считается ветхозаветный царь Давид.

    Державин перевел древнее произведение на современный язык, наполнил его обличительным содержанием и дал поэме новое название: «Государям и судьям».

    Основные темы и идеи стихотворения

    На основе библейского текста автор рассказывает о современной жизни Российского государства.В его родной стране происходит безнаказанное нарушение законов, притесняются слабые, торжествует неправда и зло, а справедливости искать негде. Остается надеяться только на Бога, только он сможет навести порядок в стране. И если Господь спросит правителей, как они проводят в жизнь установленные ими законы?

    Всемогущий Бог воскрес, да рассудит

    Земные боги в их воинстве;

    Как долго, рёк, как долго ты будешь

    Чтобы пощадить неправедных и нечестивых?

    Ваша обязанность: соблюдать законы,

    Не смотри в лица сильных,

    Ни помощи, ни защиты

    Нельзя оставлять без внимания сирот и вдов.

    Ваш долг: спасти невинных от бед,

    Несчастливые должны укрыться;

    Защити слабого от сильного,

    Вырвать бедняков из оков.

    Не обращайте внимания! Видят — и не знают!

    Покрытый бриаровым нетканым материалом:

    Злодеяния сотрясают землю,

    Неправда сотрясает небеса.

    Поэт гневно обличает «неправедных и нечестивых». Автор напоминает им, что люди, наделенные властью, все же люди, а не всемогущие боги. Поэтому они должны помнить о высшем наказании, как легко они нарушили закон справедливости, установленный самим Богом. Это главная мысль стихотворения.

    Так и упадешь.

    Как упадет с дерева увядший лист!

    И ты умрешь так,

    Как умрет твой последний раб!

    Безусловно, эта работа была воспринята как революционное воззвание.Ведь в последнем четверостишии поэт призывает к суду над несправедливой властью.

    Восстань, Боже! Бог прав!

    И внемли их молитве:

    Приди, судья, накажи нечестивых

    И будь королем земли!

    Художественное своеобразие стихотворения

    С одной стороны, это произведение можно отнести к духовным одам так как оно основано на библейском тексте.Лексика и образы стихотворения, действительно, напоминают псалом, например, используются следующие слова: в сонме; не обращай внимания; обтянут флисом; слушай их молитву. Автор включает риторических восклицаний, вопросов, обращений: «Доколе будешь миловать неправедных и злых?»; «Короли! Я думал, вы, боги, сильны…»; «Восстань, Боже! Боже мой!» Благодаря таким приемам создается ораторских звуков, убеждающих читателей в правоте поэта.

    С другой стороны, это стихотворение направлено на пробуждение читательского сознания, пробуждение стремления к исправлению пороков, оно является своеобразным предупреждением, назиданием «правителей».

    В чем смысл этой оды? Конечно, Державин не был революционером, он был монархистом, и своей поэмой он не собирался вызывать бунт в обществе. Но отсутствие справедливости в стране его очень возмущало. В будущем подобная тема прозвучит в произведениях Пушкина, Лермонтова и других поэтов.

    Державин в этой оде выступает как новатор: он сочетает старославянскую лексику с общеупотребительными словами, говорит о власти с точки зрения общечеловеческих, нравственных идеалов. Поэт не воспевает правителя, как положено в оде классицизма, а обличает пороки королей и вельмож.

    История создания. Необычайно мужественный, решительный и самостоятельный характер Державина проявлялся во всем, в том числе и в его поэтическом творчестве.Одно из его стихотворений едва не стало причиной изгнания и позора. Это была написанная в 1787 году ода «Владыкам и судьям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушались законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не увенчалась успехом: он не нашел поддержки ни в обществе, ни во власти. Нарушители закона благополучно избежали заслуженного наказания.Но в то же время поэт свято верил, что сама Екатерина — добродетельный монарх, окруженный злыми сановниками. Обида и гнев требовали выхода. И тогда поэт решил написать переложение 81-го псалма — так в древности называли библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тема этого псалма оказалась созвучной духу времени.Неслучайно этот 81-й псалом был перефразирован якобинцами во время Французской революции в Париже, и народ распевал его на улицах города, выражая свое возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 80-го псалма Державин сделал за несколько лет до его публикации. Он передал стихотворение в «Санкт-Петербургский вестник». Но издатели, испугавшись, «вырезали ее из уже изданной книги журнала.В новой версии, написанной пятью годами позже, поэт даже усилил обвинительный пафос стихотворения. произведение под собственным названием «Для лордов и судей».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с жизнью современного поэта в Российском государстве. Именно здесь он видит нарушение справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он находит в ветхозаветной истории:

    До тех пор, пока реки, до тех пор, пока как вы будете
    Чтобы пощадить неправедных и нечестивых?

    Державин утверждает в этом стихотворении, как и во многих других, необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости;

    Твой долг: соблюдать законы,
    Не смотреть в лица сильных,
    Сирот и вдов нельзя оставлять без помощи, без защиты.
    Долг твой: от бед спасать невинных, Несчастных прикрывать;
    Защитить бессильных от сильных,
    Вырвать бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит отклонение от этого высшего закона тех, кто у власти, кто должен в первую очередь следить за соблюдением законов:

    Не внимать! Видят — и не знают!
    Покрытый шиповником:
    Злодеяния сотрясают землю,
    Неправда рябит небеса.

    Вот почему голос поэта-обличителя «неправедных и нечестивых» звучит так гневно. Он утверждает неотвратимость наказания для тех «лукавых» правителей, которые не повинуются высшему закону правды и справедливости, — в этом главная мысль и главная мысль оды Державина:

    И так падешь.
    Как упадет с дерева увядший лист!
    И ты умрешь так,
    Как умрет твой последний раб!

    Неудивительно, что ода «Государям и судьям» была воспринята не только придворным окружением, но даже императрицей, обычно поддерживавшей Державина, как революционное воззвание.Ведь речь идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неизбежно ждет гнев Божий и падение. Поэт стремится предупредить об этом императрицу, в добродетель которой он продолжал верить. В противном случае на смену таким «правителям и судьям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Восстань, Боже! Бог прав!
    И внемли их молитве:
    Приди, суди, накажи нечестивых
    И будь единым царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение уже привычных для своего времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему. Рассуждение о лирике, или об оде», где он излагает свою теорию литературы и историю мировой поэзии, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он подробно говорит о тех жанровых разновидностях од, которые появляются в его творчестве, начиная с Фелицы. Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, то стихотворение «Владыкам и судьям» автор называет гневной одой.Если следовать традиции, то ее следовало бы отнести к жанру духовной оды, хорошо развитому к тому времени в русской литературе, ибо в основе ее лежит библейский текст. К тому же в платье Державина лексика и многие образы действительно напоминают библейскую поэзию: в их сонме; покрытые шерстяным бриаром; слушайте их молитвы и т. д. Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, призывов: «Доколе пощадишь неправедных и зло?»; «Короли! Я думал, вы, боги, сильны…»; «Восстань Боже! Благий Боже!» Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксических повторов: «Твой долг: блюсти законы…», «Твой долг невинных от бед спасать». …»; «Они не слушают! Видят — и не знают!

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, что помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, конечно, перед нами не столько духовное, сколько, пользуясь определением автора, «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить озлобленность автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обвинительный пафос стихотворения, который должен пробудить в читателях не только гнев, но и также желание очиститься и исправить пороки.

    Смысл произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционного смысла, он был монархистом по своим политическим убеждениям, к тому столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическое воззвание. Автор «Фелицы», восхваляющий «добродетели» императрицы и искренне верящий в ее мудрость и справедливость, в оде «О господах и судьях» предстал в совершенно новом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, растоптавших закон и литературу — одно из важнейших ее направлений.Позднее она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но для современного читателя этот труд тоже может быть близок и понятен: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не национальных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными сегодня.

    Пафос Определение и примеры — Анализ стихотворения

    Этот прием можно использовать в письменной форме, даже если цель статьи не состоит в том, чтобы убедить читателя поверить во что-то или обратиться к определенной идеологии.Этот риторический прием можно найти в стихах, пьесах, романах, мемуарах и многом другом. Последнее совершенно очевидно, поскольку писатель может потратить много времени на изучение эмоциональной жизни своих персонажей. В то время как мемуары включают в себя реальные истории, что часто делает их еще более трогательными, а стихи создаются на заказ, чтобы вдохновить читателя на определенное направление мысли.

    Пафосное произношение: Пах-т-о-сс

     

    Определение и объяснение пафоса

    Пафос — это один из трех способов убеждения или трех элементов убеждения, используемых для успешного письма.Это один из важнейших компонентов литературы. Без эмоциональной реакции автору больше нечего делать, чтобы привлечь и удержать внимание читателя.

    При использовании этих устройств важно не слишком зацикливаться на эмоциях читателя. Не менее важны и другие элементы убеждения или риторики. Этос используется, чтобы напомнить читателю о знаниях и полномочиях автора. Это помогает завоевать доверие со стороны читателей, поскольку они помнят, что автор знает, о чем говорит.Также важно включать логику в свои аргументы — вот тут-то и появляются логосы. Логический аргумент зависит от рациональности автора и от того, как он рассматривает все элементы своего аргумента.

     

    Где найти пафос?

    Пафос можно найти почти во всех формах письма, даже в тех, которые сразу не приходят на ум. В политике, судебных разбирательствах и авторских статьях, или обзорах в газетах и ​​журналах, эмоции важны, когда мы пытаемся убедить читателя принять точку зрения.Несмотря на появление в газетах, статьи-мнения наполнены личными идеями писателя. Они часто пишутся с намерением донести до читателя мнение, исходя из их собственных терминов, но они также используются для того, чтобы убедить людей в едином мировоззрении. Например, раздувание важности одной социальной нормы по сравнению с другой или продвижение определенной идеологии, например про- или антивоенной.

    В политике невозможно вести дискуссию без пафоса, играющего какую-то роль. Политики спорят, используют личные истории и истории своих избирателей, чтобы убедить других законодателей согласиться с ними или избирателей выбрать их на следующих выборах.Эмоции, которые они вызывают, могут быть надеждой или страхом.

     

    Истоки пафоса 

    Пафос был определен Аристотелем в его Риторике вместе с этосом и логосом. Последний был для Аристотеля самым важным из трех способов убеждения. Он считал, что логотипы превосходят два других по важности из-за того, что любой аргумент, независимо от того, где он сделан, нуждается в логике, чтобы работать.

    Пафос в переводе с греческого означает «страдание» или «переживание».Это, по описанию Аристотеля, способ пробудить эмоции людей, чтобы изменить их мнение. В конце концов, они должны согласиться с любым аргументом, который выдвигает автор. Говоря о пафосе, обычно отмечают, что Платон, предшественник Аристотеля, не думал о пафосе так высоко, как Аристотель. Он был более скептичен и считал, что его следует использовать экономно.

     

    Примеры пафоса в поэзии

    Funeral Blues от W.H. Оден

    В этом всеми любимом стихотворении Оден использует пафос, чтобы читатель испытал чувство горя вместе с говорящим.Он изображает оратора, потерявшего любимого человека, человека, который был их спутником на протяжении всей жизни. Мир жестоко движется вокруг этого человека, кажется, никто не замечает, что для говорящего все изменилось. Вот несколько строк: 

    Звезды сейчас никому не нужны; потушить каждый,

    Собери луну и разбери солнце,

    Вылей океан и подмети лес;

    Ничто теперь не может привести ни к чему хорошему.

    Читать еще стихи В.Х. Оден.

     

    Не уходи нежно в эту спокойную ночь от Дилана Томаса

    В этом, самом известном стихотворении Томаса, он обращает свои слова к умирающему отцу, прося его бороться до победного конца и не сдаваться насмерть. В стихотворении используются повторения и образы, что делает стихотворение довольно эмоциональным и трудно забываемым. Вот несколько строк: 

    Хотя мудрецы в конце концов знают, что тьма — это правильно,

    Поскольку их слова не разветвлялись молнией, они

    Не уходи нежно в эту спокойную ночь.

    Прочтите стихи Дилана Томаса или изучите нашу подборку из 10 лучших стихотворений Томаса.

     

    Бей Хеннеф Д. Х. Лоуренс

    В этом менее известном стихотворении говорящий Д. Х. Лоуренса разговаривает со своей возлюбленной, перебирая все, что у них есть друг с другом, и ясность ночи приносит ему. На протяжении всего стихотворения он задается вопросом, почему что-то должно быть труднее, чем в данный момент. Почему, заключает он, день чем-то отличается от ночи? Эти двое «страдают», несмотря на их идеальные отношения.Вот последние строки стихотворения: 

    Что еще — он достаточно совершенен,

    Полностью укомплектован,

    Ты и я.

    Странно, как мы страдаем, несмотря на это!

    Прочтите еще стихи Д. Г. Лоуренса.

     

    Почему писатели используют пафос?

    Писатели используют пафос, чтобы удержать внимание читателя или сделать свои аргументы более основательными (или убедительными). Если читателя можно заставить почувствовать что-то по отношению к персонажу, независимо от того, насколько он мал и какие у него эмоции, более вероятно, что он задержится, чтобы узнать, что произойдет с ним дальше.Например, если персонаж переживает ужасную травму в начале романа, стихотворения или пьесы, читатель должен (если пафос используется эффективно) чувствовать, что он хочет продолжить чтение, чтобы узнать, что будет дальше. Восстановится ли персонаж? Какие действия они предпримут из-за того, что с ними произошло? Читатель может обнаружить, что беспокоится о персонаже, как о человеке, которого знает лично.

     

    Пафос Синонимы 

    • Эмоции
    • Эмоциональное обращение
    • Эмоциональная связь
    • Эмоциональный спор

     

    Связанные литературные термины

    • Образ: элементы литературного произведения, воздействующие на чувства читателя. Это важные образы, звуки, чувства и запахи.
    • Игра (Театр): форма письма для театра. Он разделен на акты и сцены.
    • Метафора: используется для описания объекта, человека, ситуации или действия таким образом, чтобы помочь читателю понять их, без использования слов «подобно» или «как».
    • Перефразирование: упростить его до самых основных элементов, уточняя по ходу дела и выбирая менее сложный язык.
    • Bathos: внезапное резкое изменение тона произведения.Это может произойти в стихотворении, пьесе, рассказе или фильме.

     

    Другие ресурсы 

    Родственные

    ‘Пафосных’ стихов — Здравствуй Поэзия

    цивилизация ненавидит мысль, что она не может озвучить,
    и поэтому монитизировать — она ненавидит! оно поносит такое
    мышление как форму психического заболевания или нечто родственное
    такому утверждению; поговорите с любым психиатром
    и он вам скажет что психиатрия это, тише откровенно:
    разновидность демонологии — люди тени —
    «дебилы» все быстро защищают
    но легко втягиваются в смертельные катания на американских горках
    и знаменитые Доброго пути, привет!
    цивилизация подавляет его, как я уже сказал, ненавидит его,
    всякий раз, когда речь идет о раке, это
    адский сбор средств. .. пришла болезнь ума?
    или абстрагированный мозг: у нас есть паразиты, ленточные черви
    , люди.
         и все из-за того, что мы создали
    мелочь, похожую на остатки, чтобы смахнуть их под ковер
    того, что в остальном блестит:
       люди, которые не рассказывают:
                                                                                                                                                             . государственная власть, но никогда не желающая этого: 90 154, но тем не менее наказанная за это.

    центральная фигура? художественную литературу в наши дни не пишут,
    сделайте перерыв, вернитесь позже.
            если ты не можешь быть честным сейчас: ты никогда не будешь
    честным через сто лет: забудь об этом!
    , но знаете, что я нахожу? собака-ищейка, которой я являюсь:
    я нахожу таких людей, как *Фаустино Барриентос


    он же не Пабло Неруда — и боже я завидую,
    есть этот нетронутый примерный вариант Адама
    и я оцепенел от ревности к
    его 45 годам одиночества в Чили —
                   меня это бесит,
    почему? потому что так называемый цивилизованный мир
    буквально отрезал мне все конечности, чтобы воплотить такую ​​
    жизнь: мой дед и мой отец жили
    по законам о воинской повинности,
    автоподсказанным рубрикой социальных предварительных пунктов:
    я им тоже завидую!
                  я освенцимский бритый бородатый
    «мыслитель», бесполезный для общества, которому нужна строгость получил степень в области химии, и ему сказали
    работать в супермаркете. .. уходит моя любовь к
    обучению:
                    я, видимо, псевдоотшельник,
    самоизоляция, но все же вижу людей:
    или как я люблю их называть: призраков — в непосредственной
    близости; теперь, если бы когда-либо антиобщественное поведение оставалось
    безнаказанным, я был бы радостным примером
    такой дикости.
                       как ни странно, атеисты – культурные
    существа,
                     но, как ни странно: у них
    нет ничего, что позволяло бы им самосохранение;
    аргумент идет по принципу самоопределения (дефис
    открытие необходимо)… как предписанная форма
    автоматизации… в различных обличьях:
             у этого отшельника из Чили нет ничего подобного
    типа, он просто обладает божественной компетентностью
    окружающей среды, кто-то вроде Кристофера Хитченса
    может войти в переполненном пространстве и вызывает у вас
    богословскую тошноту —
                  потому что вы могли бы найти достаточно виски
    обмена веществ при стрижке овец и
    доения коров? нет! атеизм — это плацебо того, что
    в противном случае является индивидуалистической позицией
    быть индивидуумом в стаде —
    и какой всемогущий опыт холодной индейки мы получили
    после того, как Ницше убил бога:
    мы собираемся холодная индейка —
                   мы ты теологически холодная индейка —
    мы все еще живем в реабилитационном центре, плохой ход, чтобы сделать это
    так быстро: история об амфетаминах как бы говорит. ..
                 дихотомия священнического одеяния
    и политиков в костюмах, связанных и обутых как
    серое вещество: где ******* радуги?
    отсюда настойчивость рецидива в хиппи,
    в то время как юность поддается не более чем
    безумию медицинского цирка: собственной природе:
                                       удаление самых слабых, таких как
    , можно выбросить просроченный йогурт.
      все хорошо и хорошо с этим монтажом атеизма
    является модным заявлением духа времени —
        но нет атеизма за пределами цивилизованного мира:
    есть чистота само-        автоматизация:
    или приспособляемость к окружающей среде —
    только после собрания там было навязано:
    небытие.
                                                          ,
    мы установили необходимость совместного проживания как
    вид, а затем попытались подделать эту необходимость,
    дифференцируясь с достаточным интеллектуальным потом, чтобы
    дистанцироваться с контраргументом:
    т. е. в автоматизации из-за постоянно меняющейся погоды
    и вспомогательных приспособлений органического осьминога
    за упорство:
                         но само-    (единица автоматизации)
       наполнить мир почти недоступным
    увековечением повествования — но это цивилизованное я —
                     как вариант автоматизации
    в сторону самодостаточности и независимости
    полностью отсутствует в цивилизованном мире!
         мы относимся к людям как к ****! официант! кассиры!
                         водители автобусов!
             я склоняю вас к мысли, что в коллективе
    того, что известно как цивилизованный мир: отшельника нет,
    существует! здесь нет речи о себе,
                   попробуйте подоить корову или поковыряться вместе с Джеком:
    его там нет! мы банкрот с точки зрения конечностей!
            ну точно: я пишу, и тут же
    я в беспорядке, потому что люблю учиться —
         что означает, что поэзия или поэзия, стремящаяся к
    философии, по своей сути бесполезна. .. такова цивилизация!
       трайбализм не нуждается в деньгах: потому что у него
    есть сообщество: людоедское или нет… у него все еще есть
    коллективная потребность в выживании — если, конечно,
    вы не помните цивилизованный мир и все эти
    экспериментальные фетиши, чтобы получить вас звездным составом с мычанием соперничают.
    итак, этот чилийский парень, 40 лет отшельника,
         а затем эта статья в разделе обзора новостей Sunday Times
    : доведенный до безумия —
                 и мои заметки в виде граффити после прочтения:
    мы на секунду отстаем от золотой рыбки онлайн (8 секунд
    с видео с кошками) — золотые рыбки 9 секунд в
    смотрят пузыри, а затем творческое слабоумие
         делают пошаговую привязку плато: re re re.
    аргумент бога не существует основан на
    банковской системе: это самый жизнеспособный способ сделать
    аргументом, обеспечивающим заработную плату —
              никаких других причин для этого,
    или: как по словам чилийского кочевника Фаустино
    Барриентос
    , начните с единицы самоопределения
                   самоопределения и существования:
    в противном случае не утруждайте себя аргументацией такого рода
    , не подрывая коллективный индекс Диснея
    людей: кто некомпетентен в управлении собой
    тогда они собираются, чтобы дать рождение Пикассо,
    конец!
                  итак, только потому, что я изучал науки, я не могу
    склониться к скрытой версии гуманизма:
    клянусь, Кант сказал, что нет ничего благороднее, чем
    заботиться о боге. .. или аргумент за
    такое существо… может я что-то не так понимаю:
    все-таки… не все так модно такие вещи говорить:
    потому что никогда не было здравомыслия сродни Джейн Остин
    за ** ***** подло читать Джейн Эйр.
                  ну конечно, у меня есть мои «дальнейшие» заметки,
    из окопов дьявольского сернистого *******…
             еще раз: это заявление «бог мертв»?
    эффективно уходит в отставку… отключая весь
    суеверный метаболизм прошлого: о, 20 веков.
       да, английский ренессанс пришел, Элвис тоже,
           но последствия того, что мы «пережили»
    в разгар второй половины 20-го века?
    невоспроизводимый, ушел, пыль, нюхать настоящую серую пыль
    смерть пепла… она не вернется: здесь мой пессимизм
    и доблесть во имя комедии — реализм
    и та самая смертная рука угасшего пламени:
    это ушел! Выполнено!
                    и это не так, возвращаясь с ответной реакцией
    яростной строгости, чтобы удержаться на плаву: или вернуться к / пополнить.
       пропало!   заметьте, Хит также может быть
    включен в эту оду, которая прославляет необходимую
    безвестность чилийца, на мой ревнивый вкус, как обладающего
    совершенными навыками выживания.
                 но этот хладнокровный фиаско по поводу смерти
    бога проникает в бывшие колониальные, а значит, и в постколониальные
    общества: он затрагивает молодежь.
                      это предполагает ускоренное притворство
    снижение ответственности в рамках
    отсутствие всего «кармического»:
    конечно, поэтому история не имеет континуума, чтобы гарантировать
    нарушение на каждое трансцендентное
    и все мы живем в утопическом сценарии из
    недвижимых гор: может быть, поэтому мы
    пишем уже не историю, а историографию:
    и есть различие:
    первый на самом деле ловит и ловит рыбу —
    другой подсчитывает количество чижущих лососей
    скорее мечтает о крыльях чем жабры из
    р.
                         среди других наблюдений?
    или апатия, не связанная с блаженным мышлением,
    высказывание А.
        можете ли вы представить себе что-нибудь более опасливое,
    перевариваемое, чем заключение:
    а- + -пафос (без патологии)
                                     можно интерпретировать отрицательно?
    негативное мышление до достижения консолидации
    что апатия — это, ну: большинство людей считают это
    аномалией.
                        (если бы я когда-нибудь написал книгу по саморазвитию,
    я бы написал такую).
                  вы проходите булимию, минуете членовредительство,
    минуете весь негативный бык и достигаете состояния апатии,
    невозмутимую настройку на чувство:
    но вы долбили своей мыслью
    весь непростительный негативизм вашего
    опознаваемая физиономия из генеалогического нюанса:
    вы, кажется, хотите воспроизвести родословную —
    ваше сердце не подскажет вам трахнуть себя:
    но найдите в своем
    мышлении достаточно учебных программ автоматов: и ваш собственный ум будет лениво манить
    вы с думающим сайдвиндером, который нацелен на гильотину
    или на виселицу.
                       и после всего этого негативного мышления
    вы дойдете до апатии или без патологии?
    и вы чувствуете пустоту?
                 не ожидайте быть непальцем —
    ваше происхождение запрещает это…
                            вы не достигли буддийской апатии,
    вы не начали с зенита: чтобы достичь апатии, вы должны были превзойти их:
           это то, что я сказал о вашем сердце:
    это немного похоже на картезианский cogito ergo sum момент.
    говоря о выходе за пределы:
    когда-нибудь думали, что основа онтологии
    основана на грамматике, если не предвзято?
            я ограничиваю этот вопрос
    грамматической классификацией слов…
          в первую очередь? обычные вопросы:
    почему мы здесь?
                           как? (Ну, это устаревшее
    , потому что у нас есть все ответы, и это усиливает нашу
    величайшую неудовлетворенность, даже с точки зрения написания
    новой версии Дон Кихота, чего мы не можем).
                    я полностью обесцениваю грамматическую категоризацию
    , я не верю в нее,
                например, , почему классифицируется как
    , как наречие, так и союз, почему… для меня синонимы
    не существуют в грамматике, 888
    наречие…
                   как ? также наречие… (наречие- + -глагол
             к действию) — таким образом, к муниципалитету
    профессий: но это не моральный вопрос.
           почему также является целым числом.(междометие) и н. (существительное) —
    все, что нужно, это отсутствующая буква h, чтобы завершить его как существительное
    (если, конечно, Оксфордский словарь не ошибается,
    и я не Шейлок Холмс)…
                 я сосредоточился на слове
    есть , которое грамматически классифицируется как союз,
    и так оно есть, и то есть, и вот это:
           это холст для меня: зеркало зеркало, на стене:
    кто будет прекраснейший из их всех, как только я перестану задавать вопрос
    , имея в виду лепестки роз, когда
    сорван в этой судьбоносной лотерее?
                            Мне все равно почему,
    у меня уже есть достаточно хорошее представление о том, как это сделать. ..
                             я основываю свою онтологию (природу бытия)
    на есть
                                                      там, где были джунгли, есть
    другие джунгли из бетона и
    слишком
    недоступный, даже слишком святой,
                вы говорите мне голую правду грамматики,
    я надену ******* хиджаб и буду танцевать под мелодию
    из песня le trio joubran масар вниз по улице:
    плачущий мужчина из Амстердама, два немецких шеф-повара
    спотыкающихся о грибы, наблюдая за
    американским папой в затемненной комнате общежития,
       и египетский студент-архитектор, с которым я провел
    день; в противном случае? не беспокойтесь.
          и действительно здорово, что есть , не может быть наречием
    и просто союзом (ну, «всего лишь»),
          нет ничего, что требовало бы, чтобы было ограничением,
    или необходимым превращением в : делать / быть
    чем-то. .. все просто, есть ;
    и если бы не шиитский ислам, то вы бы получили **** всех суфиев…
    может быть шашлык из фалафеля, но **** все кроме этого.
                        конечно, я бы встал на сторону ****** иранцев
    в этом вопросе…
                                  я не могу жить без музыки,
    за проезд к Фаустино Барриентосу, но я не могу жить
    без музыки, а ваххабизм не признает
    музыку:      никогда не слышал ни верблюжьего оленя, ни торговца
    женщина ****** кажется такой привлекательной,
    и достойной борьбы!
    (курсив для сарказма).
    как вы думаете, если я буду хлопать в ладоши целый год
    я услышу Вагнера на минуту?
                                           (хихикая): скорее всего, нет.

    Объявление шорт-листа 2016 года – Поэтическая премия Гриффина

    Биографии

    Пер Браск — профессор факультета театра и кино Виннипегского университета, где он преподает с 1982 года. Он публиковал стихи, рассказы, драмы, переводы, интервью и эссе в самых разных журналах и книгах. Это его пятый сборник стихов, переведенный в соавторстве с Патриком Фризеном.

    Патрик Фризен — поэт, эссеист, драматург и переводчик, живущий в Виктории, Б.C. Его последние публикации: прыжки в приюте (2011 г.), темная лодка (2012 г.) и краткая история сумасшедшей кости (2015 г.). Вместе с Пером Браском он перевел пять томов стихов.

    Ульрикка С. Гернес родилась в 1965 году в Швеции в семье датчан. В возрасте двадцати двух лет она переехала в Копенгаген, Дания, уже будучи опубликованным и широко известным поэтом. Ее первая коллекция, Natsvoermer , была опубликована в Дании в 1984 году, когда ей было восемнадцать лет.С тех пор она опубликовала еще десять сборников, все они были с благодарностью приняты датской прессой. Она также является автором двух книг для детей, а также множества рассказов, песен и различных материалов для литературных антологий, художественных каталогов, журналов, газет и Датского национального радио.

    Оценка судей

    «Это сотрудничество датской поэтессы Ульрикки Гернес и канадских писателей Браска и Фризена оказалось поразительно успешным, каждая строчка написана на своем новом языке.Стихи не перестали быть стихами. В самом деле, теперь, когда они говорят через три рта (один женский, два мужских), они, кажется, приобрели дополнительный слой странности, который подходит к их мечтательному, изменчивому, почти анонимному голосу: «С тех пор я стою в метро поет прохожим, и никто не знает моего имени…» Мир стихов сумерен, безграничен, меланхоличен, ассоциативен, просачивается; и эти качества переносятся из образности в плавные, слитные структуры стиха.Полная захватывающих подробностей и спокойного повседневного языка, это вторая книга Гернеса, переведенная этими писателями, и она мастерски выполнена.»

    Резюме

    Элегантно переведенный канадскими соавторами Пером Браском и Патриком Фризеном, «Потрепанный опус для струнных и духовых инструментов » представляет собой новый сборник стихов знаменитой датской поэтессы Ульрикки С. Гернес. Это лирические, несколько сюрреалистические стихи, тем не менее полные конкретных, приземленных подробностей; они приближаются и удаляются от мест и состояний ума, от освещенного велосипедного сарая на заднем дворе до корневого канала в ноябре, от тайфуна в Гонконге до сбившихся с пути инстинктов в различных районах Копенгагена.

    Примечание: Резюме взяты из рекламных материалов, предоставленных издателем, если не указано иное.

    Подробнее о Пере Браске, Патрике Фризене и Ульрикке С. Гернес

    Ниже приведены ссылки на другие веб-сайты с информацией о переводчиках Пере Браске и Патрике Фризене и поэтессе Ульрикке С. Гернес. ( Примечание. Все ссылки на внешние веб-сайты открываются в новом окне браузера. )

    Обзор

    стихов Дж. Х. Принна – «самого лучшего поэта антипафоса» | Поэзия

    В Создание читателя Дэвид Троттер предлагает полезное различие между «пафосом» и тем, что он называет «анти-пафосом». В любом стихотворении голос самого себя и голос текста тонко различаются. Для поэта-романтика их столкновение выливается в пафос: пафос истоков, искренности и чувства. Вместо этого в модернистской поэзии мы часто встречаем «антипафос», который отвергает апелляции к истокам и настаивает на диссонансе, а не на гармонии, как на определяющем условии искусства.

    Дж. Х. Принн — величайший поэт антипафоса. Все в нем говорит о расстоянии и трудности. Он не дает чтения стихов; он не фигурирует в антологиях и никогда не номинируется на премии; его книги имеют названия, похожие на капитана Бифхарта, такие как Her Weasels Wild Returning и Streak~~~Willing~~~Entourage~~~Artesian ; он привлекает служителей и экзекрататоров, а не рядовых читателей, и, что самое главное, никто не знает, что все это значит.Таковы известные предположения, когда речь идет об этом поэте. Страсти накалены до глубины души: когда Оксфордская история английской литературы имела неосторожность предположить, что Принн заслуживает большего внимания, чем Ларкин, шумиха оказалась в программе Today . Теперь рассмотрим следующие строки из «The Glacial Question, Unsolved»:

    Мы знаем где север
    , лёд вечерняя белизна.
    Мы это знаем, мы то, что он оставляет:
    плейстоцен — наша текущая сцена, и
    то, что мы чувствуем, мы
    , берег, линия или последовательность,
    срезанная вниз, к берегу.

    Как реклама работы Принна, это, казалось бы, посылает все неверные сигналы: прозрачный, доступный и мир далеко от нашего образа Принна, своевольного мистагога. Как указал Джереми Ноэль-Тод, непосредственным контекстом является геологический спор о том, так ли плавно плейстоцен сменился голоценом, эпохой, отмечающей начало человеческого времени. С остроумием Принн втягивает нас в модернистскую полемику, которая разыгралась примерно 12 000 лет назад.

    Стихотворение взято из The White Stones (1969), книги, занимающей центральное место в послевоенной британской поэзии, как Briggflatts Бэзила Бантинга, The Whitsun Weddings Ларкина или Rosmary Tonks Iliad of Broken Sentences . Примерно в то же время, когда Принн написал ее, его коллега из Кембриджа, поэтесса Вероника Форрест-Томсон, разрабатывала теории «натурализации», которые вдохновили ее на критическое исследование Poetic Artifice . Для Форреста-Томсона, как для формалиста, все стихи связаны с языком, в то время как «натурализирующие» чтения хотят думать, что стихи на самом деле, в глубине души, о нарциссах или поездках на поезде из Халла в Лондон.

    Это строгий подход, а идея о том, что стихи Принна представляют собой самореференциальные замкнутые цепи, является удобным оправданием для сбитых с толку. Правда, однако, в том, что ранний Прин добывается из слишком реального и прочного материала: частые заботы включают капитализм и товаризацию, научный метод и исследования, культурную археологию, оледенение и проблему отходов (недавняя брошюра называется Сбор мусора ). Синтаксис стихотворения Принна будет иметь тенденцию быть скользким, но одна из стратегий преодоления состоит в том, чтобы представить скромное соединение запятых, возведенное в организующий принцип, соединяющий воедино разнородный материал стихотворения. «Иней и снег, Падающий» начинается так: «То есть качество человека и его становление, / прекрасное, или украшение какого-то светлого и / твердого решения, не менее текучего, чем река, / которая охраняет свое имя». Он начинается in medias res , как подслушанный разговор, и использует паратаксис для перемещения между человеческим и природным мирами. Эта поэма тоже заканчивается геологическим видением «всего плейстоценового обмена», тающего, как снег, «загнанного в землю».

    Прин опубликовал стихи на классическом китайском языке, одно из которых представлено здесь, но даже на английском он ничуть не хуже мандарина.Более поздние коллекции, такие как Red D Gypsum и Blue Slides at Rest , настолько неприступны, насколько это возможно в современной поэзии. Эта работа напоминает Беккета «Меньше» или «Воображение мертвое воображает » , и читатели могли бы быть более терпимы к ней, если бы там был принновский эквивалент «В ожидании Годо », чтобы смягчить эффект. Как и в случае с Беккетом, наши ответы на эти стихи обнажают незаконченное наследие модернизма. Что касается кино или живописи, зрители давно привыкли к их революционным приемам, в то время как прием Принна погряз в дискуссиях о доступности и элитарности, а не о вовлечении в настоящую работу.

    Если сравнивать формы искусства, то Принн для современной поэзии примерно то же, что Карлхайнц Штокхаузен для современной музыки. Оба — продукты авангарда 60-х: оба имеют мессианские амбиции (кто-то сказал бы — бред), и производят впечатление блуждания в нашу зону сознания из какого-то неземного пространства, подобно пролетающему НЛО. Есть что-то безличное, даже бесчеловечное в Принне, но задача для читателя состоит в том, чтобы выйти за пределы обязательного префикса имени поэта со словом «непокорный» и найти место для удовольствия.Это можно сделать: ни один другой поэт не дает нам «едкое колебание языка, столь полное / удобных оборотов угасания» с такой же стальной красотой и запоминаемостью.

    Недавнее исследование Принна, проведенное Райаном Добраном и Пирсом Пеннингтоном, и готовящийся том его писем к Чарльзу Олсону обещают продолжить работу по ответу и толкованию, в которой так остро нуждается этот поэт. Стихи — это огромная плита, но ее яркие и тревожные стихи щедро вознаграждают внимание, которого они требуют.

    Книга Дэвида Уитли Гнездо на волнах опубликована издательством Gallery Press. Чтобы заказать Стихи за 28 фунтов стерлингов (рекомендуемая розничная цена 35 фунтов стерлингов), перейдите на сайт bookshop.theguardian.com или позвоните по номеру 0330 333 6846. Бесплатно в Великобритании на сумму свыше 10 фунтов стерлингов, только онлайн. Минимальный размер заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

    ПЕЧАТЬ — Новое открытие разума — Психология

     его развращения афинян,
    отравляя патриотический дух граждан и продвигая
    причина безнравственности. Давно умерший Эсхил, торжественный
    и уважаемый, вводится ради контраста. У него было
    отвечает нравственному требованию: подлинная поэзия делает
    лучшие из нас (1008 и далее). Софисты также утверждали, что
    способны сделать людей лучше, но, по мнению Аристотеля,
    Фанес, они просто развратили молодежь. Это суждение он
    переводы к Еврипиду; как он выражает это в Лягушках, это
    Задача поэзии — сделать людей мужественными и полезными.
    граждан, но Еврипид служил их рассеянию и уничтожению.
    Аристофану было легко отождествить поэтов и
    софистов по той причине, что последние сами, вынужденные
    агитировать общественность под маской умеренности и уважения.
    способности, стремились связать свою программу обучения взрослых
    ii6 ОТКРЫТИЕ РАЗУМА
    с обучением молодых.Гиппий, правда, еще не считает ее основой.
    умственная цель или главная функция поэтов, которую они
    сделать мужчин лучше. Эту версию идеи придумал Аристотель.
    Фанес: поэты были учителями
    —
    Орфей тайн
    и обряды, Мусей медицины и оракулов, Гесиод
    земледелие, божественный Гомер чести и славы (1032 и далее) — и для взрослых они играют еще ту же роль, что и школьно-
    мастер делает для детей (1055).  Даже сегодня Аристо-
    Фанес — ключевой свидетель тех, кто считает, что образование
    основная забота искусства и всей культуры вообще.Платон делает это моральное предписание своим собственным; его назначение
    Сократ, если бы он был судьей добра, несомненно,
    поразили Аристофана. Против этой философской аксиомы
    Платон в «Горгии» устанавливает эмпирический вывод о том, что трагедия
    просто апеллирует к удовольствию чувств (hedone);
    что он открывает дверь для бесконечных дискуссий, которые через
    Гораций продолжаются и в восемнадцатом веке: дебаты
    является ли подлинная задача поэзии prodesse или delectarey
    прибыль или в угоду.Когда Платон, имея в виду морализацию поэзии,
    отъезда, в конечном итоге запрещает все поэтическое искусство в своем государстве,
    он просто принимает последствия тех идей, которые
    впервые появляются у Горгия. Очевидно, что Аристофан находится под
    нет такого ограничения; у него нет желания проповедовать евангелие
    эстетики, а просто для того, чтобы выделиться на превосходном фоне
    поэзия, которую он возненавидел.  Он выбирает заряд
    безнравственность, потому что она грубее и эффективнее большинства
    другие. Таким образом, очевидно, что Платон не мог абстрагироваться от
    истинная теория искусства от Лягушек, Все, что он мог получить от нее
    были определенные намеки и предложения.Прошли годы
    прежде чем теоретики начали обращать внимание на различие, которое
    Аристофан стремился подчеркнуть контраст
    между Эсхилом и Еврипидом.
    я
    АРИСТОФАН И ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КРИТИКА II7
    В начале эллинистической эпохи век прозы
    уступает место новому типу поэтического искусства, которое, если возможно, даже
    более чужд возвышенным устремлениям Аристофана
    чем комедия Менандра. Это искусство, основанное на вкусе.
    и остроумие, и оно изо всех сил старается избежать подозрений в
    драматический пафос.гром, как у Зевса {Aetia 1.1.20).
    Когда он далее говорит, что ищет «деликатности» (лептон: 1.1.24)
    он использует термины, которые Аристофан употребил в «Лягушках».
    Там Эсхил — тот, кто «гремит» (814), а Еври-
    pides 'мягко говорит' (829, 876; ср.  также 1108, mi).
    Аристофан выводил свои критерии поэзии из величия
    и могущество Эсхила, а для измерения «величины-
    туда
    '
    поэта, он шутливо устроил привоз-
    использование мерных стержней и линеек (799).Каллимах, в
    напротив, намеренно отказывается от величественного стиля античного
    поэтов и насмехается над новыми писателями, которые надеются вернуть
    формы прошлого. Не интересует его и внешнее «величие».
    туда
    '
    ; он хочет, чтобы его стихи измерялись их искусством, а не
    Персидская миля {Aetia 1.1.17). Аристофан делает своего Еврипида
    гордиться собой
    — сам комик, конечно, упрекнул бы
    его за это - на уменьшении, "похудании" {ischnos: 940),
    опухшее искусство Эсхила. Каллимах признается {Этия
    1.1. 23), что Аполлон советовал ему на ранних стадиях его
    писал: «Жертва должна быть как можно жирнее, но
    стихотворение должно быть нежным и нежным». Это различие
    Каллимах, полная противоположность представлениям Аристофана.
    на котором он, без сомнения, смоделирован, приобрел большое значение
    для программы эллинистической поэзии.  В частности
    римские поэты защищали свои деликатные, весьма ограниченные
    искусства, указывая на формулу Каллимаха всякий раз, когда они
    напомнили, что нельзя пренебрегать большими размерами
    эпический.В некоторых римских кварталах различие Каллимаха
    между деликатной и грандиозной поэзией было на практике
    смешивается с различением Аристотеля между
    различные формы жизни, биои; следовательно, отказ
    великой поэзии отождествлялась с выходом из
    активной жизни солдата или политика, а культивирование
    тонкого стиля считалось эквивалентом жизни художественного
    чувствительность (ср. Тибулл II; Propertius 2.1). Такое развитие-
    можно проследить до Аристофана, хотя их
    ii8 ОТКРЫТИЕ РАЗУМА
    расстояние от него большое.Так же и в области риторики
    Аристофан является источником, откуда возникли жанры словесности,
    грандиозное и простое, были первоначально получены.
    На протяжении многих веков основной замысел Аристофана
    не удалось заручиться поддержкой; никто не интересовался его атаками
    на Еврипида. Трагик, который казался таким загадочным
    своему веку, пережившему одно разочарование после
    другой в своей борьбе за признание был в четвертом
    века прославился как классический представитель драмы, и
    после этого занял трон, в то время как Эсхил был почти
    забыл. Правда, во времена Аристофана Эсхи-
    худощавые пьесы снова были допущены на сцену; его голос
    говорит с нами через эту последнюю экзальтацию патетического стиля
    о которых мы знаем, персы Тимофея.
    Но, несмотря на то положение, которое Эсхил завоевал в целом
    образования, его прямое влияние на писательство прекратилось.
    Еврипид, напротив, превосходит двух других
    трагиков влиянием, которое он оказал на нашу
    культуры на протяжении римских времен, и которая снова
    стала мощной силой со времен Ренессанса.До Лессинга
    именно он считался вершиной греческого трагического
    поэзия. Затем пришел Гердер, который искал сущность
    поэзия в ее популярном характере, в ее стихийной силе, в ее божественной
    искра, и поэтому оценка греческих драматургов когда-то была
    более обратная. Его героем был Эсхил, чьи хоровые оды
    он первый перечитывал с горячим энтузиазмом; он работает
    отправили его как неискушенного гения, через которого
    несломленная сила духа народа нашла свое
    голос. Это открывает путь к новой концепции происхождения
    и закат греческой трагедии.    

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.