Содержание

Все стихи Державина по категориям: удобный поиск

  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Державина:

  1. Бог
  2. Арфа
  3. Венерин суд
  4. Истинное счатие
  5. Вельможа
  6. Властителям и судиям
  7. Памятник
  8. Признание
  9. Снегирь
  10. На возвращение графа Зубова из Персии
  11. Колесница
  12. Крестьянский праздник
  13. Истина

Стихи Державина – это размышления, раздумья о жизни и смерти, о бренности наших стремлений ввиду неизбежного конца, настроение грусти, печали при мысли о мимолетном счастье. Но поэт, нарушив все законы классицизма, поэт совмещает несовместимое: оду и элегию.

Наибольшую известность автору принесли именно оды, которые были написаны с отступлениями от этого строго жанра. Державин его полностью реформировал: если раньше были превыше всего интересы государства, то теперь на первое место выходят личные откровения: о Боге, о любви, о судьбе.

В одах поэт изображает величественный образ русского народа, участвующего в войне и покоряющего турецкую крепость. Сила народа сравнивается с силой природы: землетрясением, морской бурей, извержением вулкана. Однако она не стихийна, а подчиняется воле русского государя. Сила русского воина в его любви к Родине в целом и к России в частности.

Оды о воде, о водном потоке, богаты различными оттенками и красками. Сначала это было лишь описание водопада, но затем он стал олицетворять собой бренность жизни и наводить на философские размышления.

Анакреонтическая лирика – это подражание древним авторам и переводы их стихотворений. Но Державин пошел дальше и создал свои миниатюры, в которых чувствуется национальный русский быт и описывается русская природа.

Чтобы узнать, каким видит поэт свою роль в жизни людей и как осмысливает значение своей поэзии, перечитайте великолепные строчки лучшего стихотворения: «Памятник».

В старших классах школьники изучают творчество великого поэта: короткие и длинные, лирические и философские – все они есть на этой страничке.

10 стихотворений Гаврилы Державина — Год Литературы

Текст: Арсений Замостьянов, зам. главного редактора журнала «Историк»

Изображение: Иван Смирновский. Портрет Гаврилы Романовича Державина, Эрмитаж

«Бывший статс-секретарь при императрице Екатерине Второй, сенатор и коммерц-коллегии президент, потом при императоре Павле член верховного совета и государственный казначей, а при императоре Александре министр юстиции, действительный тайный советник и разных орденов кавалер, Гавриил Романович Державин родился в Казани от благородных родителей, в 1743 году июля 3 числа», — так писал поэт сам о себе в третьем лице. 3 июля — это, конечно, по старому стилю, по новому — 14-го. И было это 275 лет назад.

Поэтическое наследие Державина огромно. Не будучи перфекционистом, он создавал стихотворные массивы. Жанры — на любой вкус. Но и шедевров в этих зарослях немало. Выбрать «десятку» оказалось делом непростым — и её легко можно дополнить и даже утроить.

1. РАЗЛУКА, 1776 г. 

Ранний Державин, безвестный Державин. Поэту за тридцать, он уже повидал и суму, и тюрьму, и против Емельки повоевал, но слава ещё не навестила будущего своего баловня. Непризнанные стихи, которые гвардии поручик, а потом и чиновник прокуратуры писал и после, и вместо службы. Вроде бы обыкновенная любовная песня в духе Сумарокова. Но ввинчивается смелый натуралистичный образ — и стихотворение — на редкость «складное» — получает державинский эротический оттенок:

Лобызаю, умираю,

Тебе душу отдаю,

Иль из уст твоих желаю

Душу взять с собой твою.

2. НА СМЕРТЬ КНЯЗЯ МЕЩЕРСКОГО, 1779 г.

А это уже хрестоматия. Канонизированная классика. Впечатляющее рассуждение о смерти, которая особенно страшна для жизнелюбов и эпикурейцев. Да еще и с крылатыми выражениями:

Где стол был яств, там гроб стоит;

Где пиршеств раздавались лики,

Надгробные там воют клики,

И бледна смерть на всех глядит.

Александр Мещерский не был ни полководцем, ни государственным деятелем, ни злодеем, ни даже родственником Державина… Писать оды по такому поводу не полагалось, но Державин на каноны не оглядывался. Державин бывал у него, вероятно, они вместе пировали. Однажды Мещерский — видный масон — попросил Гаврилу Романовича написать песню о Петре Великом для застольного исполнения на заседаниях вольных каменщиков. Державин не отказал. А вскоре 48-летний Мещерский умер. По-видимому, скоропостижно. Быть может, именно тогда Державин (тоже в известной степени эпикуреец) впервые остро переживал смерть… 

3. ФЕЛИЦА, 1782 г.

Неужели кто-то считает эти стихи торжественной одой? Державин разрушил каноны этого жанра. Получился непринужденный разговор со множеством намеков и скрытых цитат — на уровне авторских отступлений в «Онегине», но задолго до Пушкина. У Державина «летом сладкий лимонад», у Пушкина — «брусничная вода»… Повесть в стихах, в которой автор не стремился себя приукрасить, написанная, по словам Державина, «в забавном русском слоге». Это и подкупило Екатерину, которая уже пресытилась велеречивыми «античными» одами Василия Петрова. Екатерина приняла «Фелицу» не только в качестве неутомительного комплимента. Ей понравились шаржи на Орлова, Потемкина, Вяземского и других сановников империи. Но сатира у Державина переходит в самоиронию — и это самое интересное:

А я, проспавши до полудни,

Курю табак и кофе пью;

Преобращая в праздник будни,

Кружу в химерах мысль мою:

То плен от персов похищаю,

То стрелы к туркам обращаю;

То, возмечтав, что я султан,

Вселенну устрашаю взглядом;

То вдруг, прельщаяся нарядом,

Скачу к портному по кафтан.

Современники не сомневались: здесь речь идёт о Потёмкине. Узнаваемый шарж. Но Державин писал это и о себе, и о своих слабостях. Не только Потёмкин «кружил в химерах мысль свою». Вот вам и «энциклопедия русской жизни»: «Таков, Фелица, я развратен!.. Но всякий человек есть ложь». Годится для цитирования в любой ситуации.

4. ВИДЕНИЕ МУРЗЫ, 1783—1784 гг.

Державин отвечает на упреки. Но не в публицистическом духе. Он сочиняет сказку, в которой он — петербургский мурза, а она — императрица Фелица.


Мир не без добрых людей, и после «Фелицы» многие сочли Державина удачливым льстецом.


Он ответил в высшей степени художественно. Стиль Державина — великолепное косноязычие. Но это стихотворение гармонично по-пушкински:

На темно-голубом эфире

Златая плавала луна;

В серебряной своей порфире

Блистаючи с высот, она

Сквозь окна дом мой освещала

И палевым своим лучом

Златые стекла рисовала

На лаковом полу моем.

Сама Фелица, явившаяся поэту, отвергла всяческие похвалы… В результате получилась изысканная лесть:

Но, венценосна добродетель!

Не лесть я пел и не мечты,

А то, чему весь мир свидетель:

Твои дела суть красоты.

Я пел, пою и петь их буду,

И в шутках правду возвещу;

Татарски песни из-под спуду,

Как луч, потомству сообщу;

Как солнце, как луну поставлю

Твой образ будущим векам;

Превознесу тебя, прославлю;

Тобой бессмертен буду сам.

5. БОГ, 1784 г.

Комментарии излишни. В русской духовной лирике нет ничего сопоставимого.


Самое мощное и вдохновенное стихотворение XVIII века.


Его признавали классическим уже при жизни поэта. Державин с жаром писал и о высоком, и о низком, не говоря уж о смешении этих начал. Но «Бог» — это стихи о высоких, космических материях, в которых поэт подвел итоги многолетним рассуждениям. Тут и религиозное чувство, и осмысление научных знаний… К этой оде Державин шёл долго и слагал ее в пылу невероятного прилива вдохновения. Звучит банально, но иначе не скажешь. Один из мотивов оды — связь божественного и человеческого в каждом из нас:

Я связь миров, повсюду сущих,

Я крайня степень вещества,

Я средоточие живущих,

Черта начальна Божества.

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю;

Я царь, — я раб, — я червь, — я Бог! —

Но будучи я столь чудесен,

Отколь я происшел? — Безвестен;

А сам собой я быть не мог.

Есть там и такой образ — «Без лиц, в трёх лицах Божества». В одном из объяснений к оде Державин писал: «Автор, кроме богословского православной нашей веры понятия, разумел тут три лица метафизические, то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое Бог в себе совмещает». Наверное, такая ода могла появиться только в рациональном XVIII столетии и только в России.

6. ВЛАСТИТЕЛЯМ И СУДИЯМ, 1780 г.

Удивительно, но это «якобинское» стихотворение написал один из наиболее влиятельных политиков Российской империи и убежденный противник Французской революции. Быть монархистом — не означает быть слепцом. Державин умел и обличать пороки — на высокой ноте, со смелыми обобщениями. И библейские истины звучали дерзновенно:

Цари! — Я мнил, вы боги властны,

Никто над вами не судья, —

Но вы, как я, подобно страстны

И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет!

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет!

Державину пришлось оправдываться за эти строки. Он даже составил своего рода «объяснительную записку», в которой «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем». А толчком к написанию оды стал забавный случай, который не раз вспоминался Державину: «В 1779 г. был перестроен… Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве». Это стихотворение Державин многократно переписывал — но не смягчал. Тема попранной Правды проявилась и в других его стихотворениях. Революционно настроенные граждане переписывали эти стихи, декламировали их в узком кругу — как Достоевский, будучи петрашевцем. А все поколения советских школьников знакомились с Державиным именно по этому — почти революционному — стихотворению. Между прочим, далеко не худший вариант.

7. ВОДОПАД, 1791—1794 гг.

Из многих стихотворных откликов «на смерть» выдающихся полководцев и сановников эта пространная ода — жемчужина. Григорий Потёмкин не был благодетелем Державина. Их интересы и пристрастия не всегда совпадали… Но после смерти всесильного князя Таврического Державин метафорически ощутил грандиозность потери:

Чей одр — земля; кров — воздух синь;

Чертоги — вкруг пустынны виды?

Не ты ли счастья, славы сын,

Великолепный князь Тавриды?

Не ты ли с высоты честей

Незапно пал среди степей?

Под стать таким рассуждениям о земной славе, о жизни и смерти — образ водопада, этой «алмазной горы». Тут возможны разные ассоциации. Яков Грот — знаменитый исследователь Державина — видел в «Водопаде» «исполинский исторический образ России XVIII века». По крайней мере, любой рассказ об этой эпохе без Державина окажется куцым. Пушкин называл «Водопад» лучшим произведением Державина.

8. ЛАСТОЧКА, 1792, 1794 г.

Это стихотворение, посвященное памяти первой жены, которую Державин в стихах называл Пленирой, он многократно переписывал. В письме Ивану Дмитриеву овдовевший Гаврила Романович признавался, что из-за горести не может упорядочить мысли, и потому стихи получаются сбивчивые. Растрепанный ритм, напоминающий народные припевки и причитания, вызывал недоумение начитанных современников, знатоков Буало и Поупа. Поэты того времени были воспитаны на строгих канонах классицизма, а тут: 

О домовитая ласточка!

О милосизая птичка!

Грудь краснобела, касаточка,

Летняя гостья, певичка!

Ты часто по кровлям щебечешь,

Над гнездышком сидя, поешь,

Крылышками движешь, трепещешь,

Колокольчиком в горлышке бьешь.

Друзья предлагали Державину подредактировать «Ласточку». В архивах хранятся разные варианты. Но Державин и в окончательной редакции сохранил сбивчивость.

9. ЕВГЕНИЮ. ЖИЗНЬ ЗВАНСКАЯ, 1807 г.

Самые известные свои стихи Державин написал после 35-ти. Он — поэт зрелости, один из немногих в истории литературы.


Но есть и поздний Державин — поэт многословный, но мощный.


Ему за шестьдесят. Митрополит (а, главное — литератор и горячий поклонник державинской поэзии) Евгений Болховитинов в известной степени вернул отставного министра в литературу.

В этом послании немало повседневной фактуры и бытовых рассуждений. Оказывается, Державину удается и повествовательный тон — без ярости и сарказма, с мягкой иронией. Державин доводит до совершенства один из всегдашних своих мотивов — гастрономический:

Багряна ветчина, зелены щи с желтком,

Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,

Что смоль, янтарь — икра, и с голубым пером

Там щука пестрая: прекрасны!

Эти строки известны даже тем, кто никогда не заглядывал в Державина. Словом, «припас домашний, свежий, здравый». И вполне «антисанкционный»: даже репертуар вин у Державина патриотичен: «донских и крымских кубки вин». Впрочем, это лишь фон стихотворения. Главное — жизнелюбивый душевный настрой, выраженный в подробностях. Повествование о «жизни Званской» подводит итоги державинской анакреонтике. Как никто другой, он опоэтизировал старость — не только шаловливую, но и мудрую. Знаменитый портрет кисти художника Василевского, изобразившего Державина в халате и ночном колпаке, стал примечательным дополнениям к этим стихам.

10. ПРИЗНАНИЕ, 1807 г.

Державин не раз определял в стихах свое кредо, набрасывал автопортрет, раскрывал свою «программу». В этом позднем стихотворении получилось и откровенно, и задиристо — по-державински. Он и сам понимал, что это — «объяснение на все мои сочинения». Здесь проявилось и классическая державинская небрежность: «походить» — «вид» — рифма, конечно, не самая изящная. Но слишком интересен характер, который проявляется в этих стихах — парадоксальный, непарадный, да еще и с вызовом. Обаяние Державина в том, что он не гримировался, не скрывал собственных недостатков. Автопортрет получился такой, что разглядывать его можно подолгу: 

Не умел я притворяться,

На святого походить,

Важным саном надуваться

И философа брать вид…

Словом, жег любви коль пламень,

Падал я, вставал в мой век.

Брось, мудрец! на гроб мой камень,

Если ты не человек.

Мудрено не процитировать эти стихи при любом разговоре о Державине. Да и не только о Державине. Истинно державинская программа — быть человеком со слабостями, но чистосердечным. А иначе просто скучно.

Творчество Г.Р.Державина


Державина без преувеличения можно назвать предтечей современной русской поэзии, преодолевшим инерцию тяжеловесного классицистического слога и в то же время воплотившим в своем творчестве все лучшее из наследия русской и шире – европейской словесности. Творчество Державина охватывает почти полувековой период (1770-1816) – это время становления новых литературных форм русской словесности, формирования современного русского литературного языка. Творчество Державина, находясь в эпицентре этого процесса, оказало решающее влияние на литературный язык и отечественную словесность. Державин впервые явил миру образ поэта, вся жизнь которого подчинена творчеству. Пройдя в юности через множество искушений, он через творчество достиг духовных вершин, запечатлев свои духовные искания в произведениях, многие из которых стали эталоном русской поэзии. Символично, что и в последние мгновения своей земной жизни он оставался поэтом, подведя итог многолетним духовным исканиям в непревзойденном стихотворении, выведенном уже слабеющей рукой на грифельной доске:    Река времен в своем стремленьи / Уносит все дела людей / И топит в пропасти забвенья / Народы, царства и царей. / А если что и остается / Чрез звуки лиры и трубы, / То вечности жерлом пожрется / И общей не уйдет судьбы…

К сожалению, эти строки во многом оказались провидческими и для творчества автора. Современный читатель вряд ли имеет полное представление о грандиозном литературном наследии, которое оставил Г.Р.Державин. Причин этому много, и не в последнюю очередь — эдиционная практика, ориентированная на переиздание собраний лирики. Впрочем, произведениям поэта повезло намного больше, чем  произведениям других классиков русской литературы. Именно творчество Державина впервые в русской литературе было удостоено Полного научного собрания сочинений, выполненного замечательным отечествсенным филологом Я. Гротом. Сегодня гротовское издание ПСС Державина — библиографическая редкость, в то же время современные издания, ориентируясь в общем на гротовскую традицию, не учитывают важнейшую составляющую художественного наследия — авторский текст, аутентичный эпохе и авторскому замыслу, что выражается, прежде всего, в отказе от авторской орфографии и пунктуации. Дореформенная пунктуация была ориентирована в первую очередь на интонационный строй авторской речи, а орфография давала широкие возможности семантического маркирования текста. Таким образом, задача современной эдиционной практики в науке о Державине видится в возвращении к традициям, заложенным Я. Гротом, и в то же время дополнению их новыми данными. Информационные технологии дают возможность восполнить пробел в современной эдиции творческого наследия Державина: сделать общедоступным Полное собрание сочинений Г. Р. Державина под редакцией Я. Грота и в то же время дополнить его вариантами и редакциями текстов произведений из первых прижизненных изданий.     


ДЕРЖАВИН, ГАВРИЛА РОМАНОВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

ДЕРЖАВИН, ГАВРИЛА РОМАНОВИЧ (1743–1816) составил эпоху в истории литературы. Его произведения – величественные, энергичные и совершенно неожиданные для второй половины 18 в. – оказали и до сегодняшнего дня продолжают оказывать влияние на развитие русской поэзии.

Детство и молодость Державина, однако, совершенно не давали возможности угадать в нем будущего гения и реформатора словесности.

Державин родился 3 (14) июля 1743 в Казанской губернии. Родители, несмотря на свое дворянское происхождение, сильно бедствовали. К тому же Державин рано потерял отца, и матери приходилось идти на тяжкие унижения ради того, чтобы вырастить двоих сыновей и обеспечить им более или менее пристойное образование. В те годы по настоящему квалифицированных учителей за пределами Санкт-Петербурга и Москвы найти было нелегко. Однако, настойчивость и исключительные способности Державина помогли ему многое узнать, несмотря на тяжелые обстоятельства, слабое здоровье, полуграмотных и странных преподавателей.

Знания, которые молодой Державин получил в Казанской гимназии, были отрывочными и сумбурными. Он прекрасно знал немецкий язык, но не владел французским. Много читал, но имел смутные представления о правилах стихосложения. Впрочем, быть может, именно этот факт в будущем дал возможность великому стихотворцу писать, не задумываясь о правилах и нарушая их в угоду своему вдохновению. Друзья-поэты часто пытались править державинские строки, однако он упорно отстаивал свое право писать так, как ему угодно, не обязательно следуя закостеневшим правилам.

Писать стихи Державин начал еще в гимназии, но его обучение было неожиданно и до срока прервано. Из-за произошедшей канцелярской ошибки молодой человек был призван в Петербург на военную службу на год раньше положенного срока и к тому же записан, хотя и в гвардейский Преображенский полк, однако солдатом. Из-за тяжелого материального положения, отсутствия высоких покровителей и крайне неуживчивого нрава Державину пришлось не только десять лет ждать офицерского чина, но даже, в отличие от других дворянских детей, довольно долго жить в казарме. Времени для поэтических занятий оставалось не так уж много, однако молодой человек сочинял шуточные стихи, пользовавшиеся популярностью среди его однополчан, писал письма по просьбе солдаток, и, уже ради собственного самообразования, штудировал Тредьяковского, Сумарокова и особенно Ломоносова, бывшего в то время его кумиром и примером для подражания. Читал Державин и немецких поэтов, пробуя переводить их стихи и пытаясь следовать им в собственных сочинениях.

Впрочем, карьера стихотворца не казалась ему в тот момент главным делом жизни. После долгожданного производства в офицеры Державин пытался, продвинуться по службе, надеясь таким образом поправить свои финансовые дела и послужить верой и правдой отечеству.

В 1773–1774 Державин принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева, но, все из-за того же неуживчивого и вспыльчивого нрава, не получил долгожданного повышения. Он был переведен из военной службы в штатскую, получил в награду всего лишь триста душ крестьян, и в течение нескольких лет был вынужден зарабатывать на жизнь карточной игрой – не всегда честной.

Несмотря ни на что, именно к 70-м годам впервые по-настоящему проявился Державинский поэтический дар. В 1774, находясь во время восстания Пугачева со своими людьми неподалеку от Саратова, у горы Чаталагай, Державин прочитал оды прусского короля Фридриха II и перевел четыре из них. Опубликованные в 1776 Чаталагайские оды привлекли внимание читателей, хотя произведения, созданные в 70-е годы, еще не были по-настоящему самостоятельными. Независимо от того, переводил Деражавин или сочинял собственные оды, его творчество находилось еще под сильным влиянием Ломоносова и Сумарокова. Их высокий торжественный язык, строгое следование правилам классицистского стихосложения сковывали молодого поэта, пытавшегося писать по-новому, но еще не четко осознававшего, каким образом надо это делать.

Принципиальные перемены в жизни и творчестве Державина произошли в конце с70-х годов. В 1778 он пылко влюбился с первого взгляда и женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, которую затем в течение многих лет будет воспевать в своих стихах под именем Плениры. Счастливая семейная жизнь обеспечила личное счастье поэта. В это же время дружеское общение с другими литераторами помогло ему развить природные дарования. Его друзья – Н.А.Львов, В.А.Капнист, И.И.Хемницер были высоко образованными и тонко чувстующими искусство людьми. Дружеское общение соединялось в их компании с глубокими рассуждениями о древней и новой литературе, – жизненно необходимыми для пополнения и углубления образования самого Державина. Литературное окружение помогло поэту лучше осознать свои цели и возможности.

В этом-то и заключалась самая главная перемена. Как писал сам Державин, с 1779 он избрал «свой особый путь». Строгие правила классицистской поэзии больше не сковывали его творчество.

С этого момента и до 1791 основным жанром, в котором Державин работал и добился наибольших успехов стала ода – торжественное поэтическое произведение, чья звучная и размеренная форма всегда была близка представителям классицистской поэзии. Державин, однако, сумел преобразовать этот традиционный жанр и вдохнуть в него совершенно новую жизнь. Не случайно выдающийся литературовед Ю.Н.Тынянов писал о «революции Державина».

Произведения, сделавшие Державина знаменитым, такие, как Ода на смерть князя Мещерского, Ода к Фелице, Бог, Водопад были написаны непривычным для того времени языком.

Державинский язык удивительно звучен. Так, Ода на смерть кн. Мещерского с первых же строк поражает гулкими и звенящими строками, как будто воспроизводящими звон маятника, отмеряющего безвозвратно уходящее время: Глагол времен! Металла звон!.. Твой страшный глас меня смущает…

Создаваемые поэтом образы непривычно страстны и эмоциональны для спокойной и рациональоной эпохи классицизма, например: Уже зубами смерть скрежещет…И дни мои, как злак, сечет.

Не менее неожиданна и концовка оды. Традиционная классицистская система ценностей всегда ставила общественные, государственные интересы выше личных. Сам жанр торжественной оды, казалось бы, не предполагал никаких интимных откровений. Державин, однако, заканчивает свои возвышенные размышления о бренности земной жизни, удивительно личными, идущими из глубины души строками:

Жизнь есть небес мгновенный дар;

Устрой ее себе к покою,

И с чистою твоей душою

Благославляй судеб удар.

Предложение устроить жизнь «себе к покою» абсолютно не вписывалось в представления того времени, считавшие идеалом жизнь активную, общественную, публичную, посвященную государству и государыне. Что касается Державина, то после того, как он был переведен из военной жизни в штатскую, ему пожаловали в награду всего триста душ крестьян, и в течение нескольких лет он был вынужден зарабатывать на жизнь карточной игрой. Однако в 70-е годы Державин понемногу начал продвигаться по служебной лестнице, постепенно, несмотря на свой неуживчивый характер, занимая все более и более ответственные посты.

Так, он был олонецким и тамбовским губернатором, затем статс-секретарем Екатерины II и сенатором. Казалось бы, Державин должен был бы, подобно многим его современникам, не «унижаться » до демонстрации своей внутренней жизни в одах. Но поэт был уже человеком следующей эпохи – времени приближавшегося сентиментализма, с его культом простой, незатейливой жизни и ясных, нежных чувств и даже романтизма с его бурей эмоций и самовыражением отдельной личности.

В своем переложении библейского псалма Властителям и судиям этот верноподанный служака высказал мысли, которые были бы под стать, скорее, революционеру. Говоря о «царях», он ставит их вровень с каждым смертным перед лицом окончательной гибели и не боится воскликнуть: И вы подобно так умрете, Как ваш последний раб умрет!

Очевидно, что Державин не вкладывал в эти строки никакого революционного содержания. Для него куда важнее было провозгласить подвластность любого смертного единому, Божественному закону. Это же представление о единстве человеческой природы, сближающей между собой царя, поэта и в принципе любого человека, проявилось и в Оде к Фелице. Произведение, воспевающее Екатерину II в образе Фелицы, было настолько непривычным, что поэт долго не решался его опубликовать. Когда же ода все же увидела свет, взволнованный Деражавин ожидал неприятностей. Последствия, впрочем, оказались совсем иными – растроганная императрица плакала, слушая оду, и в знак своей благодарности пожаловала поэту табакерку, усыпанную бриллиантами. Фелица поразила не только Екатерину, но и все образованное общество. Новизна ее была очевидна. Императрица восхвалялась здесь прежде всего за свои человеческие качества – простоту, милосердие, просвещенность, скромность – а не за государственные заслуги, или, вернее, именно эти душевные достоинства и оказывались под державинским пером главными качествами настоящей государыни. Поразила читателей и непривычная форма оды. Обращения к императрице перемежались здесь с отступлениями, описывавшими жизнь самого поэта – ситуация для традиционной оды неслыханная. К тому же приличествовавший высокому жанру высокопарный и торжественный стиль также был решительно отброшен, ему на смену пришел куда более простой язык. Язык, в котором, по мнению Ю.Тынянова, «именно низкая лексика, именно снижение к быту способствует оживлению образа».

Мало того, Державин допускает в своей оде описание совсем уж низменных материй. Он говорит о том, как «прокажет» с женой: «Играю в дураки», «на голубятню лажу», «то в жмурки резвимся порой»… Державин, по словам поэта В.Ходасевича, «понимал, что его ода – первое художественное воплощение русского быта, что она – зародыш нашего романа… Державин первый начал изображать мир таким, как представлялся он художнику. В этом смысле первым истинным лириком был в России он».

Даже в оде Бог, с возвышенными и торжественными строфами, воспевающими божественное величие, соседствует описание личных переживаний и размышлений автора:

Частица целой я вселенной,

Поставлен, мнится мне, в почтенной

Средине естества я той,

Где кончил тварей ты телесных,

Где начал ты духов небесных,

И цепь существ связал всех мной.

Точно также и в Водопаде автор, оплакивающий кончину князя Потемкина, сосредотачивается прежде всего не на его военных или государственных успехах, то есть не на том, что,с точки зрения той эпохи, должно было сохраниться на века, а на исключительно личном ощущении преходящести, временности всего существующего, будь то слава, успех или богатство: …И все, что близ тебя блистало, Уныло и печально стало.

Однако все подвиги и достижения государственного человека не исчезнут бесследно. Вечная жизнь им будет дарована благодаря великому искусству, благодаря певцам, что лишь истину поют.

Здесь же, в Водопаде, Державин создает абсолютно новаторский для того времени пейзаж. Достаточно абстрактным описаниям природы в стихах его предшественников приходит на смену возвышенное, романтизированное, но все же описание совершенно конкретного места – карельского водопада Кивач.

Алмазна сыплется гора

С высот четыремя скалами,

Жемчугу бездна и сребра

Кипит внизу, бьет вверх буграми,

От брызгов синий холм стоит,

Далече рев в лесу гремит…

Новые черты, проявившиеся в творчестве Деражавина в 70–80-е годы, значительно усилились в последние десятилетия его жизни. Поэт отказывается от од, в его поздних произведениях явно преобладает лирическое начало. Среди стихотворений, созданных Державиным в конце XYIII – начале XIX вв. – дружеские послания, шуточные стихи, любовная лирика – жанры, размещавшиеся в классицистской иерархии намного ниже одической поэзии. Старящегося поэта, ставшего при жизни почти классиком, это ничуть не смущает, так как именно таким образом он может выразить в стихах свою индивидуальность. Он воспевает простую жизнь с ее радостями, дружбой, любовью, оплакивает ее кратковременность, скорбит об ушедших близких.

Искренним и скорбным чувством проникнуто его стихотворение Ласточка, посвященное памяти рано умершей первой жены:

О домовитая Ласточка!

О милосизая птичка!

Сама идея обращения к маленькой птичке для того, чтобы поделиться с ней своим горем, на два десятилетия раньше была абсолютно невозможна. Теперь же, во многом благодаря Державину, поэтическое мироощущение изменилось. Простые человеческие чувства требовали простых слов. Отсюда – интерес Державина к анакреонтической лирике, названной так по имени знаменитого древнегреческого поэта Анакреонта, прославившегося своим радостным отношением к жизни, воспеванием любви, дружбы, веселья, вина.

В переложение одного из стихотворений Анакреона, названного Державиным К лире, поэт, безусловно, вложил свои собственные мысли, не случайно он не стал делать буквальный перевод с древнегреческого, а перенес произведение многовековой давности в свое время. Если еще в Водопаде поэты, воспевавшие великих героев, тем самым увековечивали их подвиги, то теперь все выглядит совсем по-другому: …Петь откажемся героев, А начнем мы петь любовь

Ясная и незамысловатая жизнь постоянно присутствует в творчестве позднего Державина. Иногда он предвкушает веселую встречу друзей, как в Приглашении к обеду:

Шекснинска стерлядь золотая,

Каймак и борщ уже стоят;

В крафинах вина, пунш, блистая

То льдом, то искрами, манят;

Иногда – радости любви, конечно же, на лоне природы, как в стихотворении Соловей во сне:

Плясок, ликов, звуков славы

Не услышу больше я:

Стану ж жизнью наслаждаться,

Чаще с милой целоваться,

Слушать песни соловья.

Ярче всего новый жизненный идеал был сформулирован Державиным в его поэме Евгению. Жизнь званская, где он подробно описывает прелести жизни в его имении Званка.

Возможно ли сравнять что с вольностью златой,

С уединением и тишиной на Званке?

В этой поэме, казалось бы, сконцентрировалось то, к чему Державин постепенно шел в течение многих лет. Частная, простая жизнь, все мельчайшие детали деревенской жизни описываются со вкусом и почти ощутимой осязательностью, со свойственной лишь Державину «шероховатой грандиозностью» (Ю.Тынянов):

Где с скотен, пчельников и с птичников, прудов.

То в масле, то в сотах зрю злато под ветвями,

То пурпур в ягодах, то бархат-пух грибов,

Сребро, трепещуще лещами.

Несмотря на новаторский характер творчества Державина, в конце жизни его литературное окружение составляли в основном сторонники сохранения старинного русского языка и противники того легкого и изящного слога, которым в начале XIX века начал писать сначала Карамзин, а затем и Пушкин. С 1811 Державин состоял в литературном обществе «Беседа любителей русской словесности», защищавшем архаический литератуный стиль.

Это не помешало Державину понять и высоко оценить талант юного Пушкина, чьи стихи он услышал на экзамене в Царскосельском лицее. Символический смысл этого события станет понятен только позже – литературный гений и новатор приветствовал своего младшего преемника.

Умер поэт 8 (20) июля 1816 в своем любимом имении Званка.

Последние строки, оставленные нам Державиным перед своей кончиной, вновь, как и в Оде на смерть кн. Мещерского или Водопаде говорили о бренности всего сущего:

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

А если что и остается

Чрез звуки лиры и трубы,

То вечности жерлом пожрется

И общей не уйдет судьбы!

Однако сам Державин прекрасно понимал значение сделанного им для русской поэзии. Не случайно в своем переложении Памятника Горация он предрекал себе бессмертие за то

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о Боге

И истину царям с улыбкой говорить.

Тамара Эйдельман

Творчество Державина. Новаторство в творчестве Державина


Юные годы

В детстве Державину пришлось пережить смерть отца, что еще ухудшило материальное положение семьи. Мать вынуждена была идти на все, чтобы обеспечить своих двух сыновей и дать им хоть какое-то воспитание и образование. Хороших педагогов в провинции, где жила семья, было не так много, приходилось мириться с теми, кого удавалось нанять. Несмотря на трудное положение, плохое здоровье, неквалифицированных учителей, Державин, благодаря своим способностями и упорству, все же смог получить приличное образование.

Военная служба

Еще будучи учеником Казанской гимназии, поэт написал свои первые стихи. Однако доучиться в гимназии ему так и не удалось. Дело в том, что канцелярская ошибка, допущенная каким-то служащим, привела к тому, что юношу на год раньше отправили на военную службу в Петербург, в Преображенский полк, в должности обычного солдата. Лишь десять лет спустя ему удалось все-таки добиться чина офицера.

С поступлением на военную службу жизнь и творчество Державина сильно изменились. Долг службы оставлял мало времени для литературной деятельности, но, несмотря на это, в военные годы Державин сочинил довольно много шуточных стихов, а также изучал произведения различных авторов, в том числе Ломоносова, которого он особенно почитал и считал образцом для подражания. Поэзия Германии также привлекала Державина. Он отлично знал немецкий язык и занимался переводами на русский немецких поэтов и в своих собственных стихотворениях часто опирался на них.

Однако в то время Гаврила Романович еще не видел свое главное призвание в поэзии. Он стремился к карьере военного, к служению родине и улучшению материального положения семьи.

В 1773-1774 гг. Державин участвовал в подавлении восстания Емельяна Пугачева, однако повышения и признания своих заслуг так и не добился. Получив в качестве вознаграждения всего триста душ, он был демобилизован. Некоторое время обстоятельства вынуждали его зарабатывать на жизнь не вполне честным способом — игрой в карты.

Творчество Державина и его значение для русской литературы

«В поэзии Державина,- указывал Белинский,- явились впервые яркие вспышки истинной поэзии, местами даже проблески художественности… и вместе с тем, поэзия Державина удержала дидактический и. риторический характер… который был сообщен ей поэзиею Ломоносова» . Отмеченная Пушкиным и Белинским двойственность художественной манеры Державина объясняется тем, что он еще связан с классицизмом и широко пользуется его поэтическими средствами. Но творчество Державина принадлежит позднему классицизму. Он доводит это направление до его вершин и вместе с тем. взрывает изнутри, открывая в литературе новые, неизвестные пути, которые объективно вели к романтизму и реализму. О связи Державина с классицизмом свидетельствуют следующие факты.

Своими учителями он с гордостью называет Ломоносова и Сумарокова. Ведущим жанром поэзии Державина была ода в разновидностях, предложенных Ломоносовым: победно-патриотическая, похвальная, духовная, анакреонтическая. От одической поэзии классицизма Державин унаследовал риторичность, т. е. многословие, рассудочность, напряженный и не всегда согретый глубоким чувством ораторский пафос. Оды его по количеству стихов иногда приближаются к поэмам XIX в., но не по содержанию, а вследствие чисто словесного изобилия. Принцип — словам тесно, а мыслям просторно — еще не известен Державину. В его одах наличествует дидактический элемент. Поэт не повествует, а поучает, хвалит или осуждает героев в духе своих гражданских представлений.

И вместе с тем, не объявляя классицизму войны и даже называя своими учителями лучших его представителей, Державин почти в каждом произведении в большей или меньшей степени нарушает его нормы. Так, например, он уже не придерживается строгого разграничения высоких и низких жанров, изящной и грубой действительности. В его стихотворения, как это было в «Фелице» и «Вельможе», вошли и хвалебные и обличительные начала. Прежний барьер между одой и сатирой оказался разрушенным. Державин предвосхищал одну из черт политической лирики поэтов-декабристов, Пушкина, Лермонтова, в которой наличествовали и похвала и осуждение. В связи с этим сам термин «ода» теряет у Державина свое прежнее жанровое значение и становится синонимом слова «стихотворение». В одном и том же произведении Державин может сказать высоким слогом:

  • «Для возлюбивших правду глаз
  • Лишь добродетели прекрасны,
  • Они,суть смертных похвала» — и тут же, в следующей строфе почти басенные стихи: «Осел останется ослом,
  • Хотя осыпь его звездами…» («Вельможа»).

Живописное начало широко представлено в поэзии Державина. Он великолепно передает цвет и форму изображаемых им явлений средствами поэтической речи. К Державину как нельзя лучше подходит выражение «художник слова». Он любит красочные эпитеты. Так, преодолевая условный, аллегорический язык классицистической поэзии, Державин вышел в своих стихах к реальному миру. Это было огромным завоеванием, открывавшим дорогу к реализму, но это не был еще сам реализм, поскольку речь еще шла лишь о перенесении в поэзию множества отдельных конкретных фактов. Дальнейшие успехи русской поэзии были связаны с мастерством художественного обобщения, с типизацией, которыми овладели другие поэты, в первую очередь Пушкин.

Новаторство Державина проявилось также и в том, что в его творчестве впервые в русской литературе нашли отражение личность поэта и факты его биографии. В русском классицизме второй трети XVIII века общественная тематика почти полностью заслонила авторское, биографическое начало. При решении огромных государственных задач изображение частной жизни поэта казалось незначительным и даже ненужным. Поэтому поэзия Кантемира, Тредиаковского, Ломоносова, Сумарокова не дает почти никаких сведений о самом поэте и его домашнем окружении. Но в конце века соотношение государственного и личного начал в литературе резко изменилось, и для этого были веские причины.

К середине XVIII в. процесс централизации и укрепления русского государства был завершен. На очереди стояла демократизация общества: отмена крепостного права, смягчение законов. Решить эти задачи самодержавное правительство было не в силах. Государство все более и более ощущается как начало, враждебное человеку, за права которого стала бороться просветительская литература. В связи с этим государственная тематика теряет былой ореол и уступает место личному началу. Одним из проявлений этой тенденции и была автобиографическая лирика Державина, открывавшая пути к субъективному началу и к романтизму.

Раскрытие таланта

Стоит отметить, что именно в это время, к семидесятым годам, его талант впервые раскрылся по-настоящему. «Чаталагайские оды» (1776) вызвали интерес читателей, хотя в творческом отношении это и другие произведения семидесятых были еще не вполне самостоятельны. Творчество Державина было несколько подражательным, в частности Сумарокову, Ломоносову и другим. Строгие правила стихосложения, которым, следуя классицистической традиции, подчинялись его стихи, не давали в полной мере раскрыться уникальному таланту автора.

В 1778 году в личной жизни писателя случилось радостное событие — он страстно влюбился и женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, ставшей на долгие годы его стихотворной музой (под именем Пленира).

Какой вклад в развитие русской литературы внёс Державин???и,что он взял от Пушкина?

Державин совершил в русской поэзии подлинный литературный переворот. Он был смелым экспериментатором в языке и литературе. Державин первый заговорил «забавным русским слогом» — ясным, живым и простым, ввёл в речь лица, сюжеты обороты и выражения народной поэзии, чем внёс неоценимый вклад в развитие русского языка. Державин смешал в торжественной оде общественное с личным, расширив её вневременными философскими обобщениями. Благодаря этим и многим другим моментам творчество Державина стало предвестником новой литературной эпохи. Писатели-современники, восторгались автором «Фелицы» . Державин смело ломает рамки традиционных жанров и стилей, создает новые традиции, предваряя тем «пестрые главы» пушкинского «Евгения Онегина» и другие сложные жанровые образования XIX в. «Первым живым глаголом юной русской поэзии» назвал его В. Г Белинский. В XX в. интерес к творчеству Державина не ослабевает: Мандельштам под влиянием державинской «Грифельной оды» написал свою «грифельную оду» , а Бродский создал стихотворение «На смерть Жукова» с прямыми реминисценциями из Державина. Державин начинает с подражания образцовым русским поэтам, в первую очередь М В. Ломоносову и А. П. Сумарокову. Опираясь на русскую поэтическую традицию, Державин обращается с ней весьма вольно, допуская смешение различных жанров, и в результате находит свой путь в поэзии. Настоящая известность приходит к поэту в 1873 г. с появлением знаменитой оды «Фелица» , обращенной к Екатерине. Здесь тонкие похвалы императрице сочетались с острыми сатирическими выпадами против ее «мурз» — фаворитов, придворных. Поэт не побоялся задеть даже всесильного Потемкина. Литературный успех оды был велик: «певец Фелицы» признан крупнейшим поэтом современности. Вместе с тем «Фелица» навлекла на Державина ненависть осмеянных им «мурз» , что вынудило императрицу отправить дерзкого поэта в почетную ссылку. Оды Державина разнообразны по тематике и стилю. Стремление очистить российскую государственность от «сора» побуждало поэта создавать сатирические произведения, обличавшие «злых князей мира» . Такова ода «Вельможа» , резкие выпады которой приближаются к пафосу радищевской «Вольности» . Героика времени нашла выражение в победно-патриотических стихах. Победы Суворова отразились в ряде сочинений-одах «На взятие Измаила» , «На взятие Варшавы» , «На переход Альпийских гор» и др. Суворов у Державина-народный герой, эпический витязь-богатырь, бесстрашный в бою, великодушный к побежденным. В стихах Державина появляются описания реального быта и пейзажа-живописные картины природы представлены, например, в «Осени во время осады Очакова» , быт крестьян и «сельские забавы» -в послании «Евгению. Жизнь Званская» . В духовных и философских одах поэт стремится понять Бога и свое место во Вселенной (ода «Бог» ) , размышляет о смерти («На смерть князя Мещерского» , «Грифельная ода» ) , призывает «высший суд» («Властителям и судьям» ) . Итог своему творчеству Державин подводит в стихотворении «Памятник» — вольном переложении оды Горация: основной своей заслугой поэт считал умение «истину царям с улыбкой говорить» . Поэзия Державина автобиографична: здесь появляется образ автора, возникают детали державинской биографии. Преодолев жанровые ограничения классицизма, создав новый тип лирического стихотворения, поэт «зажег блестящую зарю новой русской поэзии» (Белинский) . Не случайно сам поэт в стихах завещал свою «ветху лиру» молодому поэту-романтику — В. А. Жуковскому.

Собственный путь в литературе

С 1779 года писатель избирает свой собственный путь в литературе. До 1791 года он трудится в жанре оды, принесшей ему наибольшую известность. Однако поэт не просто следует классицистическим образцам этого строгого жанра. Он его реформирует, полностью изменяя язык, который становится необыкновенно звучным, эмоциональным, совсем не таким, каким был в размеренном, рациональном классицизме. Полностью изменил Державин и идейное содержание оды. Если ранее государственные интересы были превыше всего, то теперь в творчество Державина вносятся и личные, интимные откровения. В этом отношении он предвещал сентиментализм с его акцентом на эмоциональности, чувственности.

Обоснование выбора темы

Осмысление современного мира ка к совокупности культурных достижений человеческого общества является одной из задач культурологического образования, тем более что очевидна необходимость подготовки молодежи к личностной ориентации в культурной среде современного общества, к участию в диалоге культур. Необходимо изучать культуру в ее историческом развитии, как отражение философии времени, как систему знаний, совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человеком.

Это изучение требует опоры на конкретный материал, на исторические факты как в прошлом, так и в настоящем, т ак как многое в понимании исторического процесса позволяет объяснить современную культуру, осознать противоречия в развитии цивилизации. Первоочередной задачей становится овладение навыками эстетического и этического анализа художественных произведений.

Почему Державин? Восемнадцатый век – переломное время в выборе пути раз вития России, период сильного влияния европейской культуры, осмысления роли и места славянской культуры в мировом процессе. Державин, будучи важным государственным лицом и заботясь о процветании Отечества, является представителем своего времени, и его литературное наследие выявляет логику развития российской культуры, ее самобытность, к тому же дает богатый конкретный материал, характеризующий важные достижения русского общества.

Почему мы выбрали тему русского пира? Воссоздание «образа» культуры 18 ве ка (архетипа) в творчестве Державина, наряду с патриотическим и эстетическим воспитанием читателя, связано с явлением русского хлебосольства, монаршей роскоши и гостеприимства, свойственных 18 веку, эпохе расцвета просветительства и классицизма.

Для понимания данного этапа истории необходимо обратиться к связям с проблемами отечественного культурного развития, показать исторические, культурные корни явления, провести аналогии, проанализировать культурные тенденции в социальной практике России.

Почему «традиция русских пиров», а не «культура русского пира»?

В русской лексике термин «культура» впервые был зафиксирован в 1846 – 1848 гг. в «Карманном словаре иностранных слов» Н. Кириллова. До этого оно практически не попадалось в словарном составе живого и литературного языка. Даже у Пушкина оно нигде не встречается. Его нет ни у Добролюбова, ни у Чернышевского. В словаре В. Даля 1865 г. это слово характеризуется через понятия умственного и нравственного образования. И только к концу 19 века оно прочно завоевало права гражданства.

Для раскрытия темы пиров в творчестве Г. Р. Державина нами были исследованы его сочинения: оды, стихотворения разных лет и посвящения — значительная часть поэтического наследия поэта.

Культура вбирает в себя способность использовать то, что накоплено в процессе многовекового развития человечества. Быть культурным – это «уметь». Уметь пользоваться множеством вещей, представлять то, что создано веками и актуально сегодня, сохранять традиции от поколения к поколению. Культура невозможна без творчества. Отражая культуру своего времени, Державин накладывает отпечаток своей индивидуальности.

Торжественные оды

Творчество Державина кратко характеризуют наиболее известные его оды. В них часто соседствует бытовое и героическое, гражданское и личное начало. Творчество Державина, таким образом, объединяет ранее несовместимые элементы. Например, «Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока» уже нельзя назвать торжественной одой в классицистическом смысле этого слова. Рождение Александра Павловича в 1779 году было описано как великое событие, все гении приносят ему различные дары — разум, богатство, красоту и др. Однако пожелание последнего из них («Будь на троне человек») указывает на то, что и царь — человек, что для классицизма было не характерно. Новаторство в творчестве Державина проявилось здесь в смешении гражданского и личного статуса человека.

Изображение личности в творчестве Державина

Новаторская разработка темы личности в поэзии Державина также имела черты реализма Своеобразная, новая разработка темы личности в поэзии имела следующее значение для развития русской литературы:

✓ способствовала развитию литературы и ее отходу от традиций классицизма с его «безликим» героем, не имеющим своей индивидуальности;

✓ подготовила «рождение человека» в русской литературе и развитие традиций индивидуально-лирической медитации Жуковского, а также в перспективе психологической прозы XIX в.

Изображение личности у Державина имело следующие особенности:

✓ открытие национального определения человеческой личности, т. е. рассмотрение ее в национальном ключе, как принадлежащую к определенной нации (в данном случае нации русских), что олицетворяло собой первые попытки поднять литературу на уровень социального и исторического понимания личности, что впоследствии с успехом было реализовано А. С. Пушкиным. Такое понимание личности выражалось у Державина в следующем:

• образах русской природы;

• картинах русского быта;

• описании идеала человека;

• демократизме идеального героя;

• особенностях поэтической речи;

✓ изображение личности не только в масштабе крупных исторических событий государственной важности, но и в мелочах и деталях быта, т. е. в повседневной жизни;

✓ создание образа героя не в соответствии с конкретными жанровыми чертами, которыми должен обладать персонаж, исходя из установленного жанра произведения, а опора на то, что близко автору, и на то, что он хочет передать о себе через героя (будь то автобиография, или нет). Изображение реального персонажа и того, что ему дает автор, может не соответствовать изначально заданному жанру;

✓ неотделимость лирического героя от представлений о реальном авторе;

✓ создание образа реального человека, окруженного реальным бытом, имеющего свою индивидуальную биографию, свой характер и свою психологию, и описание его индивидуальных особенностей, и это является способом создания портрета живого настоящего человека.

«Фелица»

В этой оде Державин осмелился обратиться к самой императрице и полемизировать с ней. Фелица — это Екатерина II. Гаврила Романович представляет царствующую особу как частное лицо, чем нарушает существовавшую в то время строгую классицистическую традицию. Поэт восхищается Екатериной II не как государственным лицом, а как мудрым человеком, знающим свой путь в жизни и следующим ему. Затем поэт описывает свою жизнь. Самоирония при описании страстей, владевших поэтом, служит, чтобы подчеркнуть достоинства Фелицы.

То есть жанр оды, полностью сосредоточенный на объекте восхваления, превращается у поэта в дружеское послание, где есть две стороны, и важна каждая из них, а не только адресат. В Екатерине II поэт ценит больше всего великодушие, простоту, снисходительность, то есть личные, человеческие качества.

АРОЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ПОЭЗИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ КОНЦА ХVIII СТОЛЕТИЯ Г. Р. ДЕРЖАВИН

ЗАРОЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ

ПОЭЗИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

КОНЦА ХVIII СТОЛЕТИЯ

Г. Р. ДЕРЖАВИН

(1 час

)

УРОК 16

О Державине можно сказать, что он — певец величия. Все у него величаво: величав образ Екатерины, величава Россия, созерцающая себя в осьми морях своих…

Н. В. Гоголь

Цели урока:

— продолжение знакомства семиклассников с русской литературой конца ХVIII века;

— развитие эмоциональной отзывчивости школьников на содержание прочитанного произведения литературы;

— воспитание уважительного отношения к культуре своего народа и его прошлому.

Форма урока:
синтетический урок
, включающий в себя слово учителя, сообщения учащихся, чтение произведений и беседу о прочитанном.

СОДЕРЖАНИЕ УРОКА

1. Слово учителя

(с презентацией).

Гавриил Романович Державин (1743—1816) — крупнейший русский поэт второй половины ХVIII столетия. В его творчестве наиболее полно и ярко отражено время правления императрицы Екатерины II. «Державин сыграл огромную роль в освобождении русской поэзии от пут классицизма и в подготовке элементов, из которых сложилась реалистическая поэзия ХIХ в. (А. А. Кайев

).

В начале своей литературной деятельности Г. Р. Державин подражал Ломоносову: в 1776 году вышел первый сборник Державина

«
Оды, переведенные и сочиненные при горе Читалагае
»; на данный сборник наложило отпечаток самообучение молодого поэта по сочинениям Ломоносова, Сумарокова и Тредиаковского во время его службы в армии. Однако, служа затем в канцелярии Сената, Державин познакомился с писателями В. В. Капни́стом, Н. А. Львовым, И. И. Хемни́цером, которые стремились в своем творчестве придать русской поэзии простоту и народность. Поэт охотно учился у своих образованных друзей, поэтому вскоре в «
Санкт-Петербургском вестнике
» были напечатаны его новые, неподражательные произведения:
«Ключ», «На смерть князя Мещерского», «На рождение порфирородного отрока»
и др.

В 1783 году без ведома автора и без его подписи в журнале «Собеседник

» была опубликована ода «
К Фелице
», в которой Державин прославлял Екатерину II и «с довольною издевкою и с шалостью» говорил о ее ближних. Императрице ода понравилась, и она приблизила поэта ко двору: начался новый виток государственной деятельности Гавриила Державина. Однако параллельно с нею Державин опубликовал оду «
Бог
» (1784), а также яркое «
Видение Мурзы
» (1783), которые никак нельзя назвать верноподданническими и льстивыми. Эти произведения окончательно утвердили славу Державина-поэта.

Свои служебные обязанности Державин исполнял ревностно, но новых хвалебных од в честь Екатерины II не писал, службе же мешал характер поэта; по его словам, он был «горяч и в правде чорт». Чтобы избавиться от неуживчивого правдолюбца, его постоянно переводили с места на место, из города в город.

Державин в своем творчестве откликнулся на все исторические события эпохи Екатерины II, воспевал государственных деятелей конца ХVIII столетия, ратовал за всеобщее просвещение и воспитание народа в духе патриотизма. Именно по причине горячей любви к Отечеству он прославлял не только Суворова и его подвиги, но и полководческие успехи Потемкина и Румянцева. Изображение и прославление подвигов русской армии и русского народа в литературе Державин считал лучшим средством воспитания подрастающих поколений.

В начале ХIХ века совместно с писателем А. С. Шишковым Державин основал литературное общество «Беседа любителей российского слова

» (1811). Здесь объединялись и сторонники классицизма, и молодые поэты, которым стареющий литератор помогал освоиться в мире российской интеллигенции.

В 1815 году, за год до своей смерти, Г. Р. Державин на лицейском экзамене услышал стихи юного Александра Пушкина — «Воспоминания в Царском Селе» — Державин сказал потом Сергею Аксакову: «Мое время прошло… Скоро явится второй Державин — это Пушкин, который и в Лицее перещеголял всех писателей».

2. Чтение произведений Г. Р. Державина.

1) «Признание

» — чтение стихотворения учеником по учебнику (с. 69—70).

2) «Река времен в своём стремленьи

…» — чтение стихотворения учителем по учебнику (с. 70—71).

3. Беседа с классом.

— Понравилось ли вам стихотворение «Признание»? Объясните почему.

— Каково настроение данного стихотворения? Что мы чувствуем во время чтения стихотворения?

— Что вы можете сказать о ритме

стихотворения «Признание»? Как помогает ритм создать определенное настроение?

Ритм (от греч.
rhythmos— стройность, соразмерность)
— периодическое повторение каких-либо элементов текста через определенные промежутки или мерное чередование равновеликих групп гармонического движения в динамических искусствах — в музыке, танце и метрическом стихе1.

— Можно ли утверждать, что ритм стихотворения задается его размером? Докажите это, определив стихотворный размер «Признание».

(Хорей.)

— Вспомните, какие стихотворные размеры вы уже изучали в 5—6 классах.

— Докажите, что ритм стихотворения соответствует его содержанию.

Например, стихотворение «Признание» Г. Р. Державина.

(Бодрое утверждение своей жизненной позиции, своего кредо.)

— Подумайте и ответьте: лирический герой этого стихотворения близок самому автору? В чем?

Соотнесите содержание стихотворения с рассказом учителя о жизни и творчестве Г. Р. Державина.

— На кого в своей жизни уповал лирический герой стихотворения? Кому доверял? Кому вверял свою жизнь?

— Какова была цель жизни и лирического героя стихотворения «Признание», и самого Г. Р. Державина? Смогли ли оба ее достичь?

— В чем, на ваш взгляд, заключается сходство и различие поэзии М. В. Ломоносова и Г. Р. Державина?

— В чем сходство их жизненных позиций?

— Почему стихотворение Гавриила Романовича Державина «Признание» относят к гражданской лирике

? Как вы понимаете слова
гражданская лирика
?

Можно ли отнести к гражданской лирике стихотворение «Река времен в своем стремленьи

…»? Свою точку зрения подтвердите цитатами из текста.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

Стихотворение «Река времен в своем стремленьи

…»
Г. Р. Державин
за несколько дней до своей смерти написал на аспидной доске, откуда оно потом и было переписано в черновики уже умершего поэта.

Стихотворение имеет философский характер — размышления о бренности существования, смысле человеческой жизни. Так как перед нами фактически поэтическое завещание поэта, оно носит пессимистический оттенок, горечь авторского мировосприятия от осознания близкого конца.

4. Итоги урока.

— Давайте сделаем общие выводы. Что вы понимаете под словами гражданская лирика

?

— Как вы считаете, отражает ли лирика идейные и политические воззрения поэта? Всегда ли? Приведите примеры.

ВЫВОД.

«Взяв на себя роль учителя своих читателей, настаивая на своем человеческом достоинстве и независимости своего суда над современностью, Державин прояснил тем самым еще одну важную идею, существенную для дальнейшего развития русской передовой литературы, идею личной ответственности поэта за свои суждения, личной искренности, правдивости до конца в своей идеологической пропаганде

»2.

5. Домашнее задание.

Для всего класса:

— прочитать 1—2 баллады В. А. Жуковского;

— принести сборник стихотворений и баллад поэта на урок.

1 См. подробнее в кн.: Квятковский А. П.

Школьный поэтический словарь. — 2-е изд. — М.: Дрофа, 2000. — С. 286—287; Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. — М., 2001. — Стб. 875—876.

2 Гуковский Г. А.

Русская литература ХVIII века: Учеб. — М.: Аспект-Пресс, 1999. — С. 363.

«Водопад»

В этой оде, написанной в 1791 году, главным образом становится образ потока, символизирующего бренность бытия, земной славы и человеческого величия. Прообразом водопада послужил Кивач, находящийся в Карелии. Цветовая палитра произведения богата различными оттенками и красками. Первоначально это было всего лишь описание водопада, но после смерти князя Потемкина (неожиданно умершего по дороге домой, возвращаясь с победой в русско-турецкой войне) Гаврила Романович дополнил картину смысловым содержанием, и водопад стал олицетворять собой бренность жизни и наводить на философские размышления о различных ценностях. Державин был лично знаком с князем Потемкиным и не мог не отозваться на его внезапную кончину.

Однако Гаврила Романович был далек от восхищения Потемкиным. В оде ему противопоставляется Румянцев — вот кто, по мнению автора, истинный герой. Румянцев был настоящим патриотом, заботящемся об общей пользе, а не личной славе и благосостоянии. Этому герою в оде образно соответствует тихий ручеек. Шумному водопаду противопоставляется невзрачная красота реки Суны с ее величественным и спокойным течением, полными ясности водами. Люди, подобные Румянцеву, спокойно, без суеты и кипения страстей проживающие свою жизнь, могут отразить всю красоту неба.

Литературное творчество

Широкую известность Державину принесла в 1782 г. публикация оды «Фелица», посвящённая императрице. Ранние произведения — ода на бракосочетание Великого Князя Павла Петровича, изданное в 1773 году. Вообще, в творчестве поэта ода занимает одно из главенствующих мест. До нас дошли его оды: «На смерть Бибикова», «На знатных», «На День рождения её Величества» и др. В первых сочинениях чувствуется неприкрытое подражание Ломоносову. Со временем он отошёл от этого и принял, как образец для своих од, произведения Горация. Свои сочинения помещал в основном в «Санкт-Петербургском вестнике». Это: «Песни Петру Великому» (1778), эпистола Шувалову, «На смерть князя Мещерского», «Ключ», «На рождение порфирородного отрока» (1779), «На отсутствие государыни в Белоруссию», «К первому соседу», «Властителям и судьям» (1780).

Возвышенный тон, живые картинки этих сочинений привлекли внимание литераторов. Внимание общества поэт привлёк своей «Одой Фелице», посвящённой царице. Табакерка, усыпанная бриллиантами и 50 червонцев были наградой за оду, благодаря которой он был замечен царицей и публикой. Не меньший успех принесла ему оды «На взятие Измаила» и «Водопад». Встреча и близкое знакомство с Карамзиным привело к сотрудничеству в карамзинском «Московском журнале». Здесь были напечатаны его «Памятник герою», «На смерть графини Румянцевой», «Величество Божие».

Незадолго до ухода Екатерины Второй Державин преподнёс ей свой рукописный сборник произведений. Это примечательно. Ведь расцвет таланта поэта пришёлся именно на период её правления. Фактически, его творчество стало живым памятником правления Екатерины II. В последние годы жизни пытался экспериментировать с трагедиями, эпиграммами и баснями, но они не имеют той высоты, что его поэзия.

Отношение критики было неоднозначным. От благоговения до практически полного отрицания его творчества. Лишь появившиеся после революции работы Д.Грога, посвящённые Державину, его усилия по изданию произведений и жизнеописания поэта позволили дать оценку его творчества. Державин для нас это первый поэт той эпохи, стихи которого можно читать без дополнительных комментариев и объяснений.

Главная » Словарный запас » Державин и его вклад в юриспруденцию. Какой вклад в развитие русской литературы внёс Державин?и, что он взял от Пушкина? Метрика и тропы

Анакреонтическая лирика

Подражая древним авторам, создавая переводы их стихотворений, Державин создал свои миниатюры, в которых чувствуется национальный русский колорит, быт, описывается русская природа. Классицизм в творчестве Державина и здесь претерпел свою трансформацию.

Перевод Анакреона для Гаврилы Романовича — это возможность уйти в царство природы, человека и быта, которым не было места в строгой классицистической поэзии. Образ этого древнего поэта, презирающего свет и любящего жизнь, очень привлекал Державина.

В 1804 году вышли отдельным изданием «Анакреонтические песни». В предисловии он разъясняет, почему решил писать «легкую поэзию»: поэт писал такие стихи в молодости, а напечатал сейчас потому, что оставил службу, стал частным человеком и теперь волен публиковать все, что хочет.

Особенности поэзии Державина

Г.Р. Державин творил свои произведения в эпоху расцвета классицизма. Это искусство выделяло «высокое», «среднее» и «низкое» направления. «Высокое» было связано с героическим и патриотическим началом в человеке: гражданское, патриотическое чувство делало человека личностью. Темами «среднего» и «низкого» жанров были исключительно чувства личные. О Державине говорят, что он нарушил систему трёх «штилей», созданную Ломоносовым. Поэт смело соединял высокое, среднее и низкое в один живой образ. Если сравнить некоторые лучшие стихотворения Державина и приведённую в его теоретическом трактате «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде» (1807 — 1816) деление од, то самой близкой самому поэту будет так называемая «смешанная ода», где объединяются элементы высоких, низких и средних жанров. Жанр и стиль оды «Фелица» — лучшее тому подтверждение. «Богоподобная» Фелица показана снижено, обытовлённо («Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая бывает за твоим столом»). Но эти подробности не снижают образ сказочной монархини, а делают его реальным, человечным, из плоти и крови, как будто точно списанным с натуры. И, наоборот, образ «развратного мурзы», обрисованный, казалось бы, ярко сатирически и содержащий в себе намёки на многих екатерининских вельмож, перерастает в образ человека, которому доступны высокие порывы. Он хотел бы научиться добродетели, в его уста вложены высокие слова: Почувствовать добра приятство Такое есть души богатство, Какого Крез не собирал. Итак, метод Державина позволял ему вносить в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображённой бытовой обстановки. Державин воспевал в своих произведениях военные триумфы, победы, события придворной жизни. Но его всегда беспокоило то, насколько искренно и правдиво то, о чём он пишет: Я любил чистоседечье, Думал нравиться лишь им, Ум и сердце человечье Были гением моим. «Сердечная простота», «язык сердца», «чистосердечье», «ум и сердце человечье», «забавный русский слог» — во всех этих выражениях чувствуется некая антитеза: правда – ложь; искренность – неискренность; человечность – книжная схема, далёкая от правды жизни. Можно ли сочетать «чистосердечье» и высокий «штиль»? Державин сам признавался, что не умел «выдерживать» великолепного «ломоносовского» парения в одах и потому избрал новый, совсем особый путь. Но и на этом «своём» пути приходилось спотыкаться. Красноречие, не согретое живым чувством, было чем-то противоположным гению поэта. Лгать в стихах Державин не умел, преувеличить мог (гиперболы свойственны высокому стилю), льстить иногда приходилось, но поэт вовсе не считал это своей заслугой: Ты сам когда-нибудь осудишь Меня за мглистый фимиам. За правду чтить меня ты будешь — Она любезна всем векам… Мы до сих пор ценим военные оды поэта, прославляющие силу русского оружия. Это не оды, а целые поэмы, переполненные грандиозными образами и картинами, где словесная живопись спорит с олицетворениями, аллегориями и другими обычными атрибутами торжественных од. Поэт, как всегда, много работал над текстом этих произведений. Но, видимо, всё-таки душа к ним лежала меньше – не трогали они сердце. Державин не раз говорил, что в последние годы своего царствования Екатерина II, вместо того, чтобы заняться внутренними делами России, помогать людям, нуждающимся в защите, всё больше увлекалась победами и триумфами. Она перестала быть Фелицей. Это поэт хорошо знал как её личный секретарь. И громкие оды Державина уже не звучали вполне чистосердечно. Державин чаще стал писать стихи, обращённые уже не к сильным мира сего, а к близким – друзьям, жене. В 1812 году Державин создал стихотворную сказку «Царь-девица», целиком построенную на образах русского фольклора. Вот как она начинается: Царь жила-была девица, Шепчет русска старина, Будто солнце светлолица, Будто тихая весна. Очи светлы голубые Брови чёрные дугой, Огнь уста, власы златые, Грудь как лебедь белизной. Уйдя в отставку, Державин принимается за новые, итоговые издания своих сочинений, спешит закончить автобиографические «Записки», «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде», где объясняет читателю свои теоретический метод и стиль. В 1800-1810-е годы были созданы такие шедевры, как «Снигирь», «Лебедь», «Евгению. Жизнь Званская» и последнее знаменитое восьмистишие-акростих, записанное автором за несколько дней до смерти на грифельной доске, — «Река времён». Державин прославился как талантливы поэт и новатор в русской литературе эпохи классицизма. Переняв традиции, заложенные предшественником Ломоносовым, он создал свой неповторимый «смешанный» стиль.

Поздняя лирика

К особенности творчества Державина в поздний период относится то, что в это время он практически перестает писать оды и создает в основном лирические произведения. Стихотворение «Евгению. Жизнь званская», написанное в 1807 году, описывает повседневную домашнюю жизнь старого вельможи, обитающего в роскошном сельском родовом поместье. Исследователи отмечают, что это произведение было написано в ответ на элегию Жуковского «Вечер» и являлось полемичным зарождающемуся романтизму.

К поздней лирике Державина относят и произведение «Памятник», наполненный верой в достоинство человека вопреки невзгодам, жизненным перипетиям и историческим изменениям.

Значение творчества Державина было очень велико. Начатую Гаврилой Сергеевичем трансформацию классицистических форм продолжил Пушкин, а в дальнейшем и другие русские поэты.

Смена поколений: Державин и Пушкин

Эту знаменитую фразу одного гениального поэта, Александра Сергеевича Пушкина о своём не менее знаменитом предшественнике – Гавриле Романовиче Державине можно считать самым значительным подведением итогов творчества последнего.

Державин – один из наиболее прославленных поэтов второй половины XVIII века. Прошли столетия и в лету забвения канули все передряги непростой жизни правдолюбца Державина. А его новаторская поэзия запомнилась в веках. Поэзия Державина стала предвестницей поэзии золотого века – поэзии Пушкина и Лермонтова.

В том, что тяжеловесная и высокопарная поэзия классицизма превратилась в лёгкие и изящные строки пушкинских стихов есть немалая заслуга Гаврилы Державина – поэта, ещё при жизни ставшего классиком. До сих пор для критиков остаётся загадкой, каким образом Державину в его новаторстве удалось обойти таких столпов того времени, как Сумароков и Ломоносов.

Ведь именно Державин первый отошёл от незыблемых канонов поэзии классицизма, от её торжественного и напыщенного слога. В сочинениях Державина высокопарная риторика сменяется подлинной лирикой. Державин первый заговорил «забавным русским слогом» — ясным, живым и простым, ввёл в речь лица, сюжеты обороты и выражения народной поэзии, чем внёс неоценимый вклад в развитие русского языка. Державин смешал в торжественной оде общественное с личным, расширив её вневременными философскими обобщениями. Благодаря этим и многим другим моментам творчество Державина стало предвестником новой литературной эпохи.

Александр Сергеевич Пушкин – знаменитый потомок Державина – первый русский писатель мирового значения. Пушкин – создатель русского национального литературного языка. В своём творчестве, в основу которого легли реалистические принципы художественного отражения действительности, Пушкин, как и Державин, опирался на язык народа. Особое новаторство А. С. Пушкина заключается в умении проникать в дух различных эпох и культур. В его творчестве можно найти отображение фольклора самых различных народов мира. Спецификой творчества Пушкина стало также перенесение норм одного жанра в пределы другого. Отсюда ощущение новизны и необычности письма поэта в сравнении с творчеством его современников.

Заслуга Пушкина – в отказе от деления языковых средств на низкие и высокие, синтез языковых стилей. Гражданская поэзия Пушкина создаётся из сочетания высокого пафоса с интимными интонациями, что было также новаторством для его времени («Послание к Чаадаеву»). Начиная с 1820 года – «южного периода» творчества — Пушкин создаёт романтические произведения (южные поэмы). В дальнейшем развитии творчества Пушкин работает в реалистическом направлении, главной чертой которого становится интерес к законам истории. Важнейшим достижением поэта была реабилитация прозы, как элемента искусства. У Пушкина появляются прозаические стихи («Маленькие трагедии» и поэтическая проза («Капитанская дочка», «Повести Белкина»).

Т. о., творчество А. С. Пушкина стало истоком для литературы Тургенева, Гоголя, Толстого, Чехова, Достоевского, став важнейшим этапом на пути духовного развития человечества.

биографические сведения. «Памятник», «Фелица», «Властителям и судиям» – онлайн-тренажер для подготовки к ЕНТ, итоговой аттестации и ВОУД

Гавриил (Гаврила) Романович Державин (1743–1816 гг.) – русский поэт и драматург эпохи Просвещения, государственный деятель Российской империи, сенатор, действительный тайный советник.

Творчество Г.Р. Державина представляет собой вершину русского классицизма.

Исследователи творчества Державина отмечают влияние на его раннего творчества произведений Ломоносова и Сумарокова, но к концу 70-х годов он осознал исчерпанность традиций классицистов старшего поколения и выбрал свой путь в творчестве. В одах, написанных начиная с 1779 года («На рождение в Севере порфирородного отрока», «Ключ», «На смерть Мещерского»), меняется принцип изображения образа лирического героя. Если в поэзии классицизма поэт – голос нации, у Державина образ поэта приобретает личностные характеристики. Державин говорит от себя лично.

Предназначение поэта, в понимании Г. Р. Державина – прославление великих поступков и порицание дурных. В оде «Фелица» он прославляет просвещённую монархию, которую олицетворяет правление Екатерины II. Умная, справедливая императрица противопоставляется алчным и корыстным придворным вельможам:

Едина ты лишь не обидишь,

Не оскорбляешь никого,

Дурачества сквозь пальцы видишь,

Лишь зла не терпишь одного…

Имя Фелица Державин позаимствовал из сказки, написанной Екатериной своему внуку. Ода носит новаторский характер, так как её лирический герой – конкретный человек, сам Державин. Очень подробно описывается его повседневная жизнь. Екатерину Державин также изображает как живую, со своими привычками – «ходишь пешком», «никого не обидишь», тогда как обычно в оде адресат приравнивался богу. Державин воссоздает образ реальной женщины (она мудра, красива), характеризует её правление (она разрешает говорить правду, выезжать за границу). По контрасту с адресатом лирический герой – обыкновенный человек (играет в дурачки с женой). Современники узнавали здесь привычки людей, близких Екатерине II – Потемкина, Орлова. Лирический герой обретает биографическую достоверность, это простой человек – на его фоне достоинства Екатерины становятся ярче, то есть в рамках одного стихотворения соединяется высокое и низкое, чего не допускала поэтика классицизма.

Ода «Властителям и судиям» – переложение 81-го псалма (так называются библейские песнопения, обращенные к Богу).

Стихотворение «Властителям и судиям», написанное в 1780 году, сам Державин называл «гневной одой». Здесь действительно звучит гневный голос поэта-гражданина, осмеливающегося подняться против царящей вокруг него несправедливости:

Цари! Я мнил, вы боги властны,

Никто над вами не судья,

Но вы, как я подобно, страстны

И так же смертны, как и я.

Речь в оде идёт о том, что неправедная власть не может быть признана божественной, а значит, её неминуемо ждет гнев Божий и падение. На смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

Воскресни, Боже! Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых

И будь един царем земли!

Ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но и самой императрицей как революционная прокламация.

Поэт у Державина – служитель правды. Это показано в стихотворении «Памятник»(1795 г.), которое относится к зрелому периоду творчества поэта. Созданные им в то время стихотворения становятся своеобразными поэтическими манифестами. К ним, помимо «Памятника», относятся стихотворения «Мой истукан» (1794 г.), «Лебедь» (1804 г.), «Признание» (1807 г.), «Евгению. Жизнь Званская» (1807 г.).

По своим формальным признакам стихотворение Державина «Памятник», как и «Памятник» Ломоносова, является одой. Но это особая жанровая разновидность оды, которая берет свои истоки от стихотворения Горация и получает название «памятник».

Первый перевод оды Горация на русский язык, сделанный Ломоносовым, достаточно точно передает её содержание и особенности стиля. Безусловно, Державин знал его и, создавая своё стихотворение, опирался на опыт великого предшественника. Но державинский «Памятник» – это оригинальное произведение, в котором писатель выдвигает собственные критерии оценки поэтического творчества.

Главная тема стихотворения – прославление истинной поэзии и утверждение высокого назначения поэта. «Оно является подлинным гимном поэзии. Основная тема стихотворения задается уже в первой строфе: творчество становится своеобразным памятником его создателю, причем этот «чудесный» памятник оказывается прочнее и долговечнее любых «рукотворных монументов» – такова сила поэтического искусства.

Стихотворение Державина, созданное в жанре особой разновидности оды – памятника, соответствует этому высокому жанру по стилю.

Созданию высокого стиля способствует подбор лексических средств. Автор широко употребляет возвышенные эпитеты (чудесный, вечный, быстротечный, в народах неисчетных, возгордись заслугой справедливой). В стихотворении использовано много славянизмов и архаизмов, что также подчеркивает его торжественность (воздвиг, тлен, доколь, дерзнул, славянов род, презрит чело и др.).

«Памятник» Державина написан ямбом с пиррихием, что придаёт его звучанию особую торжественность. Торжественность интонаций и лексики усиливается медленным и величественным ритмом. Его помогают создать многочисленные ряды однородных членов, синтаксический параллелизм, а также наличие риторических восклицаний и обращений.

Стихотворение Державина продолжило традицию осмысления поэтом своего творчества и подведения итогов, заложенную Ломоносовым. При этом Державин утвердил жанровый канон стихотворения-памятника, который впоследствии получил блестящее развитие в творчестве Пушкина, также обратившегося к горацианскому первоисточнику, но с опорой на державинское стихотворение. После Пушкина стихотворения в жанре памятника продолжали писатель ведущие русские поэты, например такой великолепный и самобытный лирик, как А.А. Фет. Не исчезла эта традиция и в последующие эпохи. При этом каждый из авторов по-своему определяет роль поэта и назначение поэзии, опираясь не только на литературную традицию, но и на свои творческие открытия.

Поэтические открытия Державина:

1. Из риторической поэзия превращается в предметную.

2. Слово лишено семантической двупланности. Создаёт иллюзию полного соответствия объекту изображения.

3. Поэзия должна создавать пластические картины, которые можно увидеть зрителю. Создание пейзажей.

4. Разрушает жанровые каноны классицизма, смешивает слова «трёх штилей» в рамках одного произведения.

5. Лирический герой биографически конкретен. Личность автора не подавляется строгими правилами классицисткой поэзии.

Г. Р. Державин в периодических изданиях конца XVIII

https://doi.org/10.30853/filnauki.2019.9.13

Ратникова Ольга Евгеньевна

Г. Р. ДЕРЖАВИН В ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ КОНЦА XVIII — НАЧАЛА XIX ВЕКА

В настоящее время в литературоведении существует проблема обновления взгляда на творчество Г. Р. Державина, потребность более четко вписать личность поэта в контекст его эпохи. В данной статье впервые предпринимается попытка проследить творческий путь Державина посредством рассмотрения его произведений в контексте конкретных периодических изданий своего времени, понять, как встраивался поэт в контекст периодических изданий конца XVIII — начала XIX века, упорядочивается список журналов, в которых сотрудничал поэт..агато1а.пе1/та1епа18/2/2019/9/13.html

Источник

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2019. Том 12. Выпуск 9. C. 64-69. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/2/2019/9/

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

8. Довгая Ю. В. Архетипы и бессознательное в теории и практике европейского сюрреализма: на примерах произведений П. Элюара и С. Дали: дисс. … к. культурологии. М., 2000. 233 с.

9. Мамлеев Ю. В. Голос из ничто. Рассказы. М.: Моск. рабочий, 1991. 140 с.

10. Мамлеев Ю. В. Чёрное зеркало. М.: Вагриус, 1999. 304 с.

11. Марунина Е. Ю. Переосмысление сюрреалистической эстетики в творчестве Жака Превера: дисс. … к. филол. н. М., 2007. 200 с.

12. Наумчик О. С. Художественно-философское переосмысление принципов сюрреализма в творчестве Нила Геймана [Электронный ресурс] // Российский гуманитарный журнал. 2015. № 4. С. 9-13. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ hudozhestvenno-filosofskoe-pereosmyslenie-printsipov-syurrealizma-v-tvorchestve-nila-geymana (дата обращения: 15.08.2019).

13. Осьмухина О. Ю., Князева А. А. Мениппейная традиция в романе Макса Фрая «Мой Рагнарёк» // ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. Казань, 2019. № 1 (55). С. 190-195.

14. Тимина С. И. Современная русская литература (1990-е гг. — начало XXI в.). М.: Академия, 2011. 384 с.

15. Чагин А. И. Расколотая лира: Россия и зарубежье: судьбы русской поэзии в 1920-1930-е годы. М.: Наследие, 1998. 269 с.

16. Чагин А. И. Сюрреализм // Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А. Н. Николюкина; ИНИОН РАН. М.: НПК «Интелвак», 2003. Стлб. 1050-1056.

17. Чернорицкая О. Л. Поэтика абсурда в аспекте литературно-художественной методологии: дисс. … к. филол. н. М., 2001. 207 с.

18. Чупринин С. И. Русская литература сегодня: жизнь по понятиям. М.: Время, 2007. 768 с.

19. Breton A. Les Manifestes du surrealisme. P.: Editions du Sagittaire, 1946. 363 p.

20. Clebert J.-P. Dictionaire du surrealism. P.: Seuil, 1996. 608 p.

21. Joubert A. Le mouvement des surrealistes, ou La fin mot de l’histoire: mort d’un groupe, naissance d’un mythe. P.: Maurice Nadeau Editeur, 2002. 373 p.

22. Nadeau M. Histoire du surrealisme. P.: Seuil, 1964. 190 p.

SURREALISTIC FIGURATIVENESS OF YU. MAMLEEV’S PROSE (BY THE MATERIAL OF THE SHORT STORY «CURRENCY»)

Os’mukhina Ol’ga Yur’evna, Doctor in Philology, Professor Trushkina Alena Petrovna

Ogarev Mordovia State University, Saransk [email protected] ru

Arestova Ol’ga Denisovna

Municipal autonomous comprehensive institution «Lyceum № 14 named after Honoured Teacher of the Russian Federation A. M. Kuz’min «, Tambov

[email protected]

The article is devoted to analyzing the surrealistic tradition realization in Yu. Mamleev’s short story «Currency». It is ascertained that the prosaist synthesizes the surrealistic tradition (reference to the unconscious and subconscious, motive of dream) with the Gothic elements (creating the atmosphere of the scary, horrible). In this connection, the key features of the short story are as follows: combination of the irrational with the naturalistic character of representation; developing the motive of the deceased and depicting deadmen; the hero’s existence at the border of dream/reality, life/death; presenting the intersection of the real world and the unreal one, which the personages try to comprehend.

Key words and phrases: Yu. Mamleev; short story; surrealism; image; device; folkloric motive.

УДК 821.161.1.09 Дата поступления рукописи: 09.07.2019

https://doi.Org/10.30853/filnauki.2019.9.13

В настоящее время в литературоведении существует проблема обновления взгляда на творчество Г. Р. Державина, потребность более четко вписать личность поэта в контекст его эпохи. В данной статье впервые предпринимается попытка проследить творческий путь Державина посредством рассмотрения его произведений в контексте конкретных периодических изданий своего времени, понять, как встраивался поэт в контекст периодических изданий конца XVIII — начала XIX века, упорядочивается список журналов, в которых сотрудничал поэт. Делается вывод о том, что журналы и альманахи играли в творчестве Державина значительную роль: по взаимодействию поэта с тем или иным периодическим изданием можно составить своеобразную хронологию его жизни — творческую биографию.

Ключевые слова и фразы: Г. Р. Державин; периодика конца XVIII — начала XIX века; «Санкт-Петербургский вестник»; «Собеседник любителей российского слова»; «Московский журнал»; «Аониды»; «Вестник Европы»; «Чтение в Беседе любителей русского слова».

Ратникова Ольга Евгеньевна

Московский государственный областной университет [email protected] сот

Г. Р. ДЕРЖАВИН В ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ КОНЦА ХУШ — НАЧАЛА XIX ВЕКА

Несмотря на наличие большого количества научных работ, посвященных журналистике в целом, отдельным периодическим изданиям конца XVIII — начала XIX века и даже участию Г. Р. Державина в тех или

иных журналах [1; 2; 4; 7; 8; 10; 11; 12; 14], до сих пор не было осуществлено обобщающего исследования, в котором бы участие поэта в периодике своего времени получило широкое освещение. Учитывая обновление и модернизацию в последнее десятилетие методологических подходов к XVIII столетию в целом и творчеству Г. Р. Державина в частности, всплеск интереса отечественного литературоведения к этой эпохе, актуальность настоящего исследования не вызывает сомнений и объясняется необходимостью изучения творческого наследия Г. Р. Державина в современной ему русской периодике.

Научная новизна нашей работы определяется тем, что впервые предпринимается попытка упорядочить сведения об издании поэтических произведений Державина в периодике рубежа веков, вписать их в контекст конкретных изданий, наконец, доказать значимость участия Державина в периодике своего времени как отражения творческого пути поэта.

Целью данной статьи стала попытка проследить творческий путь Державина посредством рассмотрения его произведений в контексте конкретных периодических изданий конца XVIII — начала XIX века. Данная цель привела к необходимости решить ряд задач, важнейшими из которых являются следующие: кратко охарактеризовать историю взаимодействия Державина с изданиями, в которых были опубликованы произведения поэта при жизни, дополнить творческие и идейные связи Державина с ведущими литераторами конца XVIII — начала XIX века, обобщить результаты исследования, обозначив роль участия Державина в периодике своего времени как одну из ключевых в становлении творческого самосознания поэта.

Вхождение Державина в периодическую литературу началось с анонимной публикации в журнале «Старина и новизна» (1772-1773) перевода с немецкого «Ироиды, или Письма Вивлиды к Кавну». Как утверждал Державин, о намерении Рубана издать этот перевод поэт не знал. Публикация без подписи осталась незамеченной, и это очевидно. Прошли незамеченными и две публикации в «Академических известиях» (1779) -«Песнь Екатерине Великой» и «Успокоенное неверие». Гораздо более неожиданным представляется тот факт, что и четырехлетнее сотрудничество Державина в «Санкт-Петербургском вестнике» (1778-1781) не приносит славы поэту, хотя по количеству публикаций (более двадцати) этот журнал мог конкурировать только с «Московским журналом» Карамзина. Вероятнее всего, виной тому культура анонимности XVIII века, а также малое количество подписчиков журнала: поверить в то, что читатель не оценил бы по заслугам такие оды, опубликованные в «Санкт-Петербургском вестнике», как «На смерть князя Мещерского», «На рождение в севере порфирородного отрока», «К первому соседу», «На отсутствие государыни в Белоруссии» и др., невозможно. Их новаторство, силу и мощь осознавал и сам Державин, именно поэтому, получив впоследствии возможность быть вновь услышанным в «Собеседнике любителей российского слова» кн. Дашковой, он предпринимает повторную публикацию названных од наравне с его новыми произведениями. Но это произойдет далеко не сразу, а спустя несколько лет, в 1783 году.

Сотрудничество Державина в журнале «Собеседник любителей российского слова» (1783-1784) является яркой страницей в творческой биографии поэта. «Фелице» он обязан своей славой и ей же обязано само появление журнала, ведь, как известно, именно державинская ода вдохновила Дашкову ходатайствовать к Екатерине II об издании «Собеседника». В этом журнале, как уже отмечалось выше, перепечатываются многие оды Державина, ранее опубликованные в «Санкт-Петербургском вестнике», но не снискавшие должного внимания читателей. Из новых и впоследствии увековечивших имя поэта в «Собеседнике» появляются оды «Фелица» и «Бог», переведенная на многие языки мира. Таким образом, именно с 1783 года можно смело говорить о рождении бессмертной славы Державина как великого поэта XVIII столетия, за которым навсегда закрепилось имя «певца мудрой Фелицы» — так назовет Державина Н. М. Карамзин в объявлении об издании «Московского журнала» 6 ноября 1790 года [5, с. 402].

Однако между изданиями «Собеседника» и карамзинского журнала проходит семь лет. С 1785 по 1787 гг. Державин практически не создает новых произведений и не сотрудничает с журналами. Период активной литературной деятельности сменяется периодом покоя. Находясь вдали от столицы (с марта 1786 г. по декабрь 1788 г. Державин занимал место тамбовского губернатора, а годом ранее — олонецкого), поэт, судя по всему, обеспокоенный неудавшейся публикацией переложения из 81 псалма в «Санкт-Петербургском вестнике», обращается к Ф. Туманскому, редактору журнала «Зеркало света», подписчиком которого является, с тем, чтобы просить его опубликовать оду, достойную, на взгляд Державина, быть замеченной. Поэт не ошибся в своем произведении: ода «Властителям и судиям» по сей день пленяет читателя своей актуальностью и художественной выразительностью.

В работе, посвященной журналу «Зеркало света», Мочалина обращает внимание исследователей на недостаточное внимание к публикациям Державина в данном периодическом издании Туманского, считая, что роль этого журнала в становлении поэта отнюдь не второстепенна [9]. Действительно, на первый взгляд, публикации в «Зеркале света» могут показаться «проходными», подобно тем, что были в «Старине и новизне» или в «Академических известиях»; поэтических всего было две: «Ода, извлеченная из псалма 146» и «Ода, извлеченная из псалма 81» (в первой редакции). Мочалина обращает внимание на тот факт, что мало кому известно о первой реальной публикации оды «Властителям и судиям» в 1787 году, которая состоялась именно благодаря изданию «Зеркало света». Публикация приписывается «Санкт-Петербургскому вестнику», хотя всем известен тот факт, что страница с одой, открывающая выпуск, была удалена после отпечатки тиража, то есть фактически публикация не состоялась.

К 1789 году заканчивается плодотворное и в то же время принесшее много испытаний Державину губернаторство в Тамбове. Поэт оправдан по обвинению И. В. Гудовича и возвращается в столицу, начиная свое

восхождение как на государственной службе, так и на литературной ниве. Одно за другим появляются произведения Державина на страницах «Новых ежемесячных сочинений», последнего академического издания, вновь приближая поэта к императрице. Княгиня Дашкова во многом этому содействует, привлекая Державина к сотрудничеству с журналом: память о прошлом успехе, вероятно, не оставляет ее. Здесь опубликованы такие громкие оды поэта, как «Изображение Фелицы» (1789), «На взятие Измаила» (1791), «Видение мурзы» (1791 — повторно после публикации в том же году в «Московском журнале»). И действительно, обстоятельства складываются для Державина благоприятно: за оду «На взятие Измаила» он получает от императрицы драгоценную табакерку и особую похвалу, другие две оды также были оценены по достоинству.

Годы сотрудничества Державина с «Новыми ежемесячными сочинениями» и работа в должности кабинетного секретаря императрицы накладываются на такой важный факт в творческой биографии поэта, как знакомство с Карамзиным и впоследствии участие в его периодических изданиях. Несмотря на большую разницу в возрасте, Державин и Карамзин быстро сходятся, и рождается новая группа единомышленников: Державин — Карамзин — И. И. Дмитриев. Этот творческий союз просуществует многие годы. В «Московском журнале», ярком и необычном явлении конца XVIII века, были напечатаны такие знаменитые оды Державина, как «Видение мурзы» (1791, № 1 — произведение открывало журнал), «Песнь дому, любящему науки» (1791, № 2), «На смерть графини Румянцевой» (1791, № 3), «Величество Божие» (1791, № 4), «Прогулка в Царском селе» (1791, № 8), «Памятники герою» (1791, № 10) и др. Карамзин очень тщательно подходил к отбору материала для своего издания, печатал далеко не все, что ему присылали, но только то, что соответствовало его замыслу. В связи с этим произведения разных авторов вплетались в единый контекст журнала, образуя некое целое, что окрашивало их новым звучанием. Державинские произведения не исключение. Сотрудничество поэта в изданиях Карамзина продолжится на страницах «Аонид» и «Вестника Европы», параллельно с ними Державин также взаимодействует с такими литературными журналами, как «Приятное и полезное препровождение времени», «Муза», «Новости», «Друг просвещения», «Цветник».

«Приятное и полезное» и «Муза» были журналами карамзинского направления, они имели один состав сотрудников (В. С. Подшивалов, Вл. Измайлов, И. И. Дмитриев, М. Муравьев, Ю. Нелединский-Мелецкий, В. Л. Пушкин, кн. П. И. Шаликов и др.), развивались под влиянием «Московского журнала», поддерживая принципы сентиментализма. Сотрудничество Державина с данными изданиями, очевидно, связано с именами Карамзина и Дмитриева.

Подшивалов, известный как один из первых теоретиков литературы, издавал «Приятное и полезное» с 1794 по 1795 (1-8 части) гг., именно в 1795 году на страницах журнала появляются державинские оды «На кончину великой княжны Ольги Павловны» (ч. 5), «Соловей» (ч. 6), «Флот» и «Памятник» (ч. 7), «Павлин» (ч. 8). На страницах издания велась дискуссия о природе искусства: в противовес классицистическому представлению об искусстве как подражании изящной природе, сотрудники журнала в своих теоретических работах выдвигали мысль о том, что сама природа, а не подражание ей, и есть истинное искусство. В журнале была провозглашена новая категория в литературе — категория вкуса. Державин примыкает к сентименталистам хотя бы потому, что они пытались установить принципы нового искусства. Поэт чувствовал потребность в переосмыслении прежних форм, сам активно искал новые пути развития литературы. Примечательно, что все произведения Державина, напечатанные в «Приятном и полезном», публиковались впервые и были того же года написания, что и выпуски журнала, то есть отражали конкретный период творчества поэта.

Журнал «Муза» издавался в 1796 году, редактором его был И. И. Мартынов. Особенностью данного издания было то, что в нем предпринималась попытка возродить критику. Несмотря на подражательный характер издания, благодаря своей «Музе» Мартынов был замечен при дворе, и его карьера сложилась как нельзя лучше. Это говорит о том, что журнал был популярен, несмотря на то, что просуществовал всего один год. Творчество Державина в «Музе» представлено пятью одами, четыре из которых были написаны поэтом в 1795 году, и только одна — в 1796. Все оды публиковались впервые: «Хариты» (ода будет повторно опубликована в «Аонидах» Карамзина за тот же год), «На пребывание Суворова в Таврическом дворце» и «Надгробие Шелехову» (№ 2), «Анакреон у печки» (№ 3), «Потопление» (№ 8, 1796).

Главным изданием сентиментального направления этого периода, в котором участвовал Державин, безусловно, стал альманах Карамзина «Аониды», призванный дать образец. Это было полностью поэтическое издание, в котором приняли участие 38 авторов. Среди них были М. М. Херасков, В. В. Капнист, И. И. Дмитриев, Е. И. Костров, Ю. Нелединский-Мелецкий, кн. А. М. Горчаков, В. Пушкин, В. Измайлов, А. И. Клушин, Н. П. Николев и др. Альманах издается с 1796 по 1799 гг. в активный для Державина период творчества. Именно по окончании этого периода поэт скажет о том, что с 1799 года он избрал «совершенно особый путь» [6, с. 443] в поэзии. В «Аонидах» Карамзин публикует 18 од Державина, некоторые из которых уже были опубликованы в других журналах, но большая часть од публиковалась в периодической печати впервые. Анализируя содержание всех трех книжек «Аонид», представляется возможным выделить корпус державинской поэзии, посвященный образу женщины. Это неслучайно, ведь одной из своих просветительских задач Карамзин видел воспитывать вкус в литературе именно у прекрасной половины человечества. На страницах «Аонид» литературные позиции Державина и Карамзина сближаются на почве определения того, что должна описывать поэзия. Карамзин осуждает избыточную «слезливость» в произведениях, борясь таким образом за близость поэзии к действительности, за то, что создал в поэзии именно Державин и что впоследствии стало характерной чертой лирики всех великих русских поэтов.

В 1799 году с мая по август существовал также еще один мало освещаемый журнал — «Новости», издательство которого приписывается некому П. И. Голубкову, выходцу из Тульской губернии. В этом журнале печатаются две оды Державина: «Орел» и «На победы в Италии». Примечательно, что первая публикуется также в третьей книжке «Аонид» за тот же год. В. И. Симанков в одной из своих работ [13] предпринимает исследование вопроса о том, кем же был П. И. Голубков, что в его просуществовавшем меньше четырех месяцев издании печатают свои работы именитые авторы, в том числе сам Карамзин является подписчиком журнала. Симанков выдвигает предположение о том, что истинным издателем «Новостей» был не кто иной, как граф Д. И. Хвостов, и что между изданиями «Иппокрена, или Утехи любословия», в котором Державин не участвовал, «Аониды» и «Новости» существовала определенная взаимосвязь. Связь эта объясняется тем, что одни и те же произведения разных авторов появлялись в перечисленных изданиях параллельно. Вероятно, такое стало возможным благодаря содействию в вопросе публикаций П. И. Голенищева-Кутузова, в то время куратора Московского университета, И. И. Дмитриева и самого Державина. Аргументы Симанкова, представленные в статье, убедительны, они подчеркивают важную роль Державина в периодической печати своего времени.

Последним изданием, придерживающимся сентиментального направления, в котором были опубликованы оды Державина («Геба» и «Русским грациям»), стал «Цветник» А. Е. Измайлова. С предыдущими журналами прогрессивного направления в литературе данное издание разделяет десять лет. С восшествием на престол Александра I был издан новый цензурный устав (1804), по изменениям которого можно проследить эволюцию взглядов императора на общественную жизнь, культуру, искусство и в конечном счете политику: от реформаторских намерений к жесткой реакции. Общество разделилось на два лагеря, выступающих либо в поддержку карамзинской журналистики, либо против нее. Так или иначе, все издания отталкивались от Карамзина. «Карамзин отметил своим именем эпоху в нашей словесности, — писал Белинский, -его влияние на современников было так велико и сильно, что целый период нашей литературы от девяностых до двадцатых годов по справедливости называется карамзинским» [3, с. 70]. Образовывались различные литературные кружки, которые имели при себе издания, печатающие материалы в поддержку того или иного сообщества. Таким образом, собственно литературные журналы постепенно замещаются общественно-политическими. «Цветник» был связан с Вольным обществом любителей словесности, наук и художеств.

Державин, будучи отставленным от государственной деятельности, активно принял участие в жизни общественной. Небольшое стихотворение «Русским грациям», не включенное поэтом в собрание сочинений, является ироничным ответом на замечание С. Глинки в «Русском вестнике» по поводу некоторых анакреонтических од Державина. Оно свидетельствует о том, что поэзия для Державина была органичным средством выражения своих искренних чувств и мнений, и хотя поэт, вероятно, не видел особой художественной ценности данной оды, Глинка перепечатал ее повторно в «Русском вестнике» за тот же 1809 год, показав тем самым, что оценил тонкое замечание Державина. Очевидно, что периодическая печать становится активным средством полемики.

Дальнейшее участие Державина в периодической печати своего времени представляет собой сотрудничество с реакционными изданиями: «Вестник Европы» при Каченовском (1805-1807), который все больше отходит от издательской стратегии Карамзина, «Друг просвещения» (1804-1806), «Русский вестник» (1809), «Чтение в Беседе любителей русского слова» (1811-1816) и «Сын отечества» (1814-1816). По характеру материала данные журналы различны, однако их объединяет неприязнь к передовым идеям, борьба с новым слогом в отечественной литературе. Нельзя сказать, что Державин был противником всего нового, отнюдь. Его участие в данных изданиях, вероятно, можно объяснить тем положением, в котором оказался поэт при Александре I. Нетрудно предположить, что Державин ищет связей для того, чтобы поправить свое положение и вернуться на государственную службу, что, безусловно, нельзя считать единственным мотивом активного участия Державина в литературной и общественной жизни России начала XIX века.

К примеру, отнюдь не политическая полемика разворачивается между Державиным и Дмитриевым на страницах журнала «Вестник Европы» за 1805 год, где появляются оды «Лето» (№ 18), «Цыганская пляска» (№ 22) и «Осень» (№ 23). Летом 1804 года, находясь в Званке, Державин отправляет Дмитриеву анонимное письмо с одой «Лето», где упрекает Дмитриева в безделье на лоне природы, предполагая, что тот находится в своем поместье в Сызрани. В то время Дмитриев был в Москве, он разгадал автора письма и в ответ написал свою пародийную оду, которую опубликовал в осеннем выпуске «Вестника Европы». В ней он сетовал на то, что действительно бездействует, лира его молчит, но не потому, что он изнежен солнцем, а потому, что его окружает суета. Прочитав такой ответ, Державин вслед написал «Цыганскую пляску», в которой призывал цыганку вдохновить «нежного певца», то есть Дмитриева. Произведения обоих авторов носят ироничный характер, рисуют нравы эпохи: читатель видит, как хорошо эти люди знают друг друга, как понимают с полуслова все, что сказано вскользь. Ода «Осень» дополняет цикл «времен года» («Зима», «Весна»…).

Спустя два года, в 1807 году, в «Вестнике Европы» публикуется знаковое произведение Державина -«Евгению. Жизнь Званская», «поэма», воспевающая идеал мирной жизни на лоне природы, вдали от светской суеты, в уповании на волю Бога. Стихотворение посвящено близкому другу поэта Евгению Болховити-нову, с которым в последние годы Державин состоял в активной переписке. Несмотря на идиллический характер произведения, все же Державин затрагивает в нем политический вопрос: поэт обеспокоен судьбой России, которая находится в руках Александра I.

Литературные споры на страницах «Друга просвещения» все больше принимают политический характер, тем не менее стихотворный отдел занимает также значительное место. Здесь появляются державинские «Колесница» и «Фонарь», опубликованные в том же 1804 году отдельным изданием без подписи автора,

«На возвращение графа Зубова из Персии», судя по всему, в связи с кончиной графа, философская ода «К Скопихину», направленная против скупости, «Снегирь», памяти Суворова и в связи с его смертью, «Ответ Тромпетина к Булавкину» как ответ на эпиграмму против Державина, опубликованную в оппозиционном «Журнале российской словесности» Н. Брусилова. Интересно отметить, что ода «Колесница», начатая поэтом в 1793 году в связи с революционным движением во Франции и известием о смерти Людовика XVI, была окончена спустя десять лет. Державин возвращается к теме «русского бунта» и обозначает свое резко отрицательное отношение к нему. Будучи свидетелем свирепства пугачевщины, Державин приходит к тому, что это кровопролитное событие не привело к укреплению государства. Поэт видит будущее страны в просвещенной монархии и выступает против ослабления власти и законов. Будучи отставленным от государственной службы, в «Фонаре» Державин «смеется» над суетой мира, упрекая себя в излишних переживаниях по поводу заката служебной карьеры.

Большую роль в последний период творчества Державина играют журналы «Чтение в Беседе любителей русского слова» и «Сын отечества». «Чтение» было связано с обществом «Беседы» под предводительством А. С. Шишкова, которое оформилось официально в 1811 году и заседания которого проходили непосредственно в доме Державина на Фонтанке. В «Чтении» печатались речи, переводы, стихи членов общества, среди которых были гр. А. И. Мусин-Пушкин, кн. И. М. Долгоруков, С. Н. Глинка, П. С. Львов, А. С. Шишков, А. С. Хвостов и др. Журнал распространялся в основном внутри общества. В этом издании отразились творческие искания Державина последнего периода творчества: публикуется трактат «Рассуждение о лирической поэзии, или Об оде» (частями в трех разных книжках, 2-й, 6-й и 14-й), ода «Истина», оратория «Целение Саула», дифирамб «Сретение Орфеем солнца», перевод стихотворения Жана Расина «Рассказ Тера-мена», ода «На освящение храма Богородицы Казанской», «Аристиппова баня», «Гимн лиро-эпический на прогнание французов из Отечества», ода «На смерть фельдмаршала князя Смоленского», «Тление и нетление». Все эти произведения относятся к 1809-1814 гг. В последний период творчества Державин прибегает к разным жанрам, пробует себя в теории литературы.

В 1812 году создается прогрессивный журнал «Сын отечества» под редакцией Н. И. Греча. Как и в «Чтении», И. А. Крылов публикует здесь свои басни, воспевающие ум и находчивость Кутузова и высмеивающие французов. Все стихи и заметки издания проникнуты глубоким патриотизмом в связи с войной. При жизни Державина из его трудов в «Сыне отечества» дважды напечатана ода «На покорение Парижа» (в 1814 и 1816 гг.), посмертно — басня «Крестьянин и дуб» и последние, начатые Державиным за три дня до смерти, стихи без названия («Река времен в своем стремленьи…») в 1816 году.

Появление Державина в периодической печати не прекратилось с уходом поэта из жизни: его оды появляются на страницах журналов до 1859 года в «Благонамеренном», «Памятнике отечественных муз», «Маяке», «Москвитянине», «Рауте», «Библиографических записках» и др., но этот материал уже выходит за пределы данной статьи. Таким образом, становится очевидным, что журналы и альманахи играли в творчестве Державина значительную роль; более того, по взаимодействию поэта с тем или иным периодическим изданием можно составить своеобразную хронологию его жизни — творческую биографию.

Список источников

1. Акчурина А. Р. Н. М. Карамзин — журналист. М.: МГУ, 2016. 216 с.

2. Альтшуллер М. Г. Беседа любителей русского слова: у истоков русского славянофильства. М.: Новое лит. обозрение, 2007. 448 с.

3. Белинский В. Г. Эстетика и литературная критика: в 2-х т. М.: ГИХЛ, 1959. Т. 1. Статьи и рецензии. 1834-1842. 702 с.

4. Биткинова В. В. «Аониды» — альманах «содружества» поэтов // Литература русского предромантизма: мировоззрение, эстетика, поэтика. Рязань: Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина, 2012. С. 127-137.

5. Грот Я. К. Жизнь Державина. М.: Алгоритм, 1997. 688 с.

6. Державин Г. Р. Сочинения Державина: в 9-ти т. / с объяснит. примеч. Я. К. Грота. СПб.: В тип. Имп. Акад. наук, 1871. Т. 6. XXX+905 с.

7. Ивинский А. Д. Торжественная ода и литературная политика Екатерины II: журнал «Собеседник любителей российского слова» // Известия Российской академии наук. Серия литературы и языка. 2008. Т. 67. № 5. С. 62-67.

8. Кочеткова Н. Д. Дашкова и «Собеседник любителей российского слова» // Екатерина Романовна Дашкова. Исследования и материалы. СПб.: Дмитрий Буланин, 1996. С. 140-146.

9. Мочалина Н. В. «Зеркало света» Федора Туманского (1786-1787 гг.) в историко-литературном контексте последней четверти XVIII века: автореф. дисс. … к. филол. н. Самара, 2005. 23 с.

10. Николайчук Д. Г. Автобиографические произведения Г. Р. Державина в альманахе «Аониды» // Филологические этюды: сб. науч. ст. молодых ученых. Саратов, 2014. Вып. 17: в 2-х кн. Кн. 1. С. 168-172.

11. Потанина Н. Л. Поэзия Державина на страницах «Собеседника любителей русского слова» и в одной из фамильных библиотек Тамбова // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». 2013. № 1 (117). С. 9-14.

12. Сапченко Л. А. Литературно-критическая позиция Н. М. Карамзина периода «Вестника Европы» (1802-1803) // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». 2017. № 4. C. 106-115. DOI: 10.18384/2310-7278-2017-4-106-115.

13. Симанков В. И. Петербургский журнал «Новости» (1799): позабытое издание графа Д. И. Хвостова. USA: Brown University, 2018. 33 с.

14. Стенник Ю. В. Вопросы языка и стиля в журнале «Собеседник любителей российского слова» // XVIII век: сб. ст. и материалов. СПб.: Наука, 1993. Вып. 18 / РАН: Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). С. 113-130.

G. R. DERZHAVIN IN THE PERIODICALS OF THE END OF THE XVIII — THE BEGINNING OF THE XIX CENTURY

Ratnikova Ol’ga Evgen’evna

Moscow Region State University [email protected] com

Modem literary criticism faces the problem of renewing the view on G. R. Derzhavin’s creative work; there is a necessity to acquire deeper understanding of the poet’s personality in the context of his epoch. To trace Derzhavin’s creative path, the paper for the first time examines his works in the context of particular periodicals of that time and analyzes how the poet followed the trends of the periodical press of the end of the XVIII — the beginning of the XIX century. The researcher organizes the list of magazines the poet worked on and concludes that magazines and almanacs played a considerable role in Derzhavin’s creative work: periodicals he worked on can serve as landmarks of his creative biography.

Key words and phrases: G. R. Derzhavin; periodicals of the end of the XVIII — the beginning of the XIX century; «Saint-Petersburg Herald»; «Interlocutor of Lovers of the Russian Word»; «Moscow Magazine»; «Aoide»; «Herald of Europe»; «Reading in the Colloquy of Lovers of the Russian Word».

УДК 82-1/9 Дата поступления рукописи: 26.06.2019

https://doi.Org/10.30853/filnauki.2019.9.14

Статья посвящена анализу кольца как костюмной детали романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина». Полифункциональность костюма основана на том, что он является одновременно и вещью, и средством выражения авторского отношения к действительности, создания колорита исторической эпохи, построения сюжета. Автором статьи показывается, что кольца как атрибут туалета главной героини являются не только маркером ее социального статуса, привычек, вкуса, но и способствуют включению образа в мотив «заколдованного круга», становятся метафоричной деталью в художественной ткани романа.

Ключевые слова и фразы: Л. Н. Толстой; «Анна Каренина»; деталь; костюм; кольцо; символ; мотив; «заколдованный круг».

Сысоева Ольга Алексеевна, к. филол. н., доцент

Тихоокеанский государственный университет, г. Хабаровск [email protected] ги

КОЛЬЦА ГЛАВНОЙ ГЕРОИНИ КАК СОСТАВЛЯЮЩИЕ МОТИВА «ЗАКОЛДОВАННОГО КРУГА»

В РОМАНЕ Л. Н. ТОЛСТОГО «АННА КАРЕНИНА»

Изучение толстовской поэтики, под которой понимаются «не только языковые средства и приемы выразительности, но и законы, признанные над собой писателем и определившие совокупность и единство всех художественных особенностей, обусловленных идейным содержанием творчества» [5, с. 4], остается актуальным для литературоведения. Это связано, прежде всего, с философско-эстетическим мировоззрением писателя, глубиной проникновения в проблематику художественной действительности, всеобъемлющим интересом к миру человеческой души, совершенством формы толстовской прозы.

Цель статьи — рассмотреть функциональные возможности единичной костюмной детали (кольца) как составляющей мотива «заколдованного круга» в раскрытии образа главной героини романа «Анна Каренина». Для достижения этой цели предполагается решить следующие задачи: во-первых, рассмотреть функции костюмной детали в творчестве Л. Н. Толстого как части портрета персонажа, элемента вещного мира; во-вторых, проследить функции кольца как костюмной детали в составе мотива «заколдованного круга», обозначить взаимосвязь динамики внешнего облика главной героини, формируемого атрибутами гардероба, и общей идейной концепции романа.

Научная новизна нашей работы заключается в том, что в ней впервые рассматривается единичная костюмная деталь (кольца главной героини) как многогранный образ, обладающий полифункциональностью и отражающий авторскую оценку представленных в романе событий.

Исследователи творчества Л. Н. Толстого отмечают, что в его прозе имеет место драматургическая форма психологического анализа, которая передает психологию действующих лиц посредством деталей их поведения, речевых характеристик и комментариев. «В драматургической форме психологизма основное — это выразительная деталь», — считает В. А. Ковалев, цитируя высказывание Л. Н. Толстого: «…описания, иногда на десятках страниц, меньше знакомят читателя с лицами, чем небрежно брошенная художественная черта во время уже начатого действия» [Там же, с. 40]. Исходя из этого, можно утверждать, что художественная деталь в поэтике Л. Н. Толстого является выразительным средством, в котором изобразительность сочетается с глубокой психологической характерностью. Анализируя портретную деталь в романе, К. Р. Шарафутдинова отмечает ее многовекторность, субъективную нюансированность, ориентированность «на дальнюю перспективу

Голос Екатерины II века Гаврила Романович Державин — в исторических источниках Президентской библиотеки

14 июля 2017 года исполнится 274 года со дня рождения русского поэта и государственного деятеля Гаврилы Романовича Державина. На сайте Президентской библиотеки есть многочисленные исторические свидетельства, широко освещающие его жизнь, творчество и службу на благо Российской Империи. Среди них — прижизненные издания произведений Державина, критика, воспоминания современников о нем, переписка и исследовательская работа, в том числе касающаяся его государственной деятельности.

Судьба Гаврилы Романовича с ранних лет складывалась непросто: мальчик с самого детства проявлял способности к рисованию и пластике, а благодаря таланту даже был зачислен младшим курсом в инженерный корпус в Санкт-Петербурге. Петербург. Он уехал в столицу, но не для учебы, а для служения родной земле: оказалось, что по какой-то случайности Гаврила Державин, потомок татарского рода Багримов, а ныне бедное и печально известное дитя дворянского рода, не сделал этого. t поступил на военную службу в детстве, а значит сейчас должен служить солдатом в Преображенском полку.Итак, с 1762 года начинается военный период жизни будущего поэта.

Подробная биография Гавриила Романовича дана Ю. К. Гротом в его обширном труде «Жизнь Державина» по его письменным и письменным источникам и историческим документам. Электронную копию этого трехтомника, опубликованного в 1883 году, можно найти на сайте Президентской библиотеки. Все шаги, предпринятые Державиным по карьерной лестнице от солдата до офицера (а затем и до генерал-губернаторского звания), описаны в этой работе, и документальные свидетельства также подтверждают это.В частности, в донесении князя Голицына графу Панину от 7 сентября 1774 г. сказано: «А теперь имею честь довести до вашего превосходительства сведения, полученные мною от поручика Державина, о следующем: этот поручик на 30 августа с.г. с пятью сотнями крестьян двинулись прямо на Узень и, продолжая свой марш в течение трех дней, догнали до тысячи киргизско-касакских хищников в верховьях реки Караман и разбили остальных здесь ». Ю.К.Грот, посвященный военной службе поэта, хранится еще одна книга — электронная копия оцифрованного издания 1861 года «Сочинение и переписка Державина во время Пугачевского восстания» — в Президентской библиотеке.

Гаврила Державин вышел на пенсию в 1777 году, и тогда начался следующий этап его жизни, посвященный государственной службе. В этой практике он также сделал огромную карьеру, дойдя до министра юстиции Российской Империи.

Все это время Державин не оставляет занятий поэзией, которые его интересовали еще во время службы в армии.«Во времена Екатерины Великой писатели любили служить, а чиновники писали. Императрица лично подала им пример, и такой замечательный! » — говорит Э. А. Салиас де Турнемир в своей вышедшей в 1885 году книге «Поэт-викарий». При этом он отмечает: «Вся жизнь нашего бессмертного поэта и высокого чиновника была посвящена служению и поэзии. Он был ревностным чиновником и даже ставил государственную службу выше литературных занятий.

В 1783 году Державин стал широко известен своей одой «Фелица», посвященной Екатерине II.И на литературном поприще он тоже добился успехов, его известность с годами только росла. Лирические стихи Державина положены на музыку. Публика также оценила его острую сатиру над взяточниками и бюрократами в суде. Благодаря Державину русская лирическая поэзия XVIII века получила значительное развитие, риторика стала уступать место настоящей поэзии, не чуждой образному народному языку. Начиная с Фелицы, оды Державина представляют собой «поэтическую летопись», в которой исторические деятели, все важнейшие события времени проходят перед читателем.Автор «Исторической антологии» В. Покровский говорит: «Его оды столь же ярки, как и век, о котором он говорит; они полны великих картин, как и люди, создавшие эти события, живописны. Его поэзия — это современная сенсация, в которой он сам не мог дать отчета, и поэтому часто получается художественный штрих ».

Державин Гаврил Романович | Encyclopedia.com

(1743–1816), поэт.

Гаврил Державин, один из самых самобытных русских поэтов XVIII века, до Александра Пушкина считался величайшим национальным поэтом.После службы в армии более двадцати лет проработал государственным служащим. Сначала он занимал должность губернатора с 1786 по 1788 год в Тамбове, городе на юге центральной европейской части России, основанном в 1636 году как форпост против крымских татар. Человек Просвещения, он стал поэтом-лауреатом и служил министром юстиции Екатерины II с 1802 по 1805 год. Державин также некоторое время был личным секретарем Екатерины.

Наиболее известные произведения Державина, перечисленные в хронологическом порядке, включают Придворный (1776), Смерть князя Мещерского (1779–1783), Фелица (1782), Ода Богу (1784), To Властелины и судьи (1780) и Водопад (1791–1794).Державин отдавал предпочтение оде как жанру, но отличался от поэта Ломоносова тем, что не считал ее хвалебной формой. Его стиль больше напоминает римского лирика и сатирика Горация (65 до н.э. — 8 до н.э.). Державин впервые привлек внимание Екатерины Великой своей одой ей Фелица , названной в честь персонажа рассказа Екатерины «Сказание о князе Хлоре». Здесь он нарушил несколько табу, восхваляя государя не с трепетом, а с непринужденностью. Она ходит «пешком», ест, читает, пишет, любит шутить и хорошо относится к людям.Затем Державин противопоставляет ее мелкой эгоистичности окружающих ее дворян с их пирами, маскарадными костюмами и бесконечными развлечениями. Державин резко критикует придворную жизнь в году. Придворный и Властям и судьям , высмеивая несправедливых бюрократов и паразитическую аристократию.

Поэзия и мемуары Державина представляют собой богатый и сложный портрет его времени, охватывающий самые разные темы — от войны и мира до любви и ужина. Державин, открытый влиянию всех современных течений и свободно знакомый с различными философскими взглядами, запомнился как поэт, любивший истину больше, чем царей.В своих стихах он был защитником справедливости и независимого духа. Однако в политическом отношении Державин оставался стойким монархистом и общим противником либеральных идей. Вместе с адмиралом Александром Шишковым (защитником крепостного права) Державин учредил Коллоквиум любителей русского слова ( Беседа Любителей Русского слова, , 1811–1816) — формальное литературное общество, насчитывающее до пятисот членов, которых Державин мог бы пригласить. в свой большой дом на берегу Фонтанки в Санкт-Петербурге.Петербург.

В поэтическом развитии Державина темы времени и бессмертия становятся все более заметными, пока другие мотивы — отношения поэта с другими людьми, его воспоминания и его собственный жизненный опыт — не становятся различными аспектами его центральной поэтической одержимости стихией. времени. Когда утром 9 июля 1815 года родственники обнаружили труп Державина, они заметили на доске незаконченное стихотворение. Поэма, увековеченная Осипом Мандельштамом как «сланцевая ода» более ста лет спустя, начинается так:

 Река времени течет своим течением 
Все дела человеческие; он бросает
В бездну забвения
Затонувшие народы, царства даже как короли.
 И если голос лиры и трубы 
Пока что держит что-то над потоком,
Это тоже вечность проглотит,
Это тоже ждет общая судьба.

Присутствие державинских образов времени можно обнаружить в произведениях более поздних русских поэтов, таких как Пушкин, Тютчев, Фет и Мандельштам. Поэзия Державина, делающая упор на оду и подражание литературным образцам, представляет собой кульминацию и расширение русского классицизма, а не первый шаг к русскому романтизму.В отличие от романтиков, Державин также демонстрировал классицистскую веру в стабильность мирового порядка, которую он как одист превозносил.

См. Также: ломоносов михаил васильевич; пушкин, александр сергеевич

библиография

Крона, Анна Лиза. (2001). Смелость Державина: нравственная и эстетическая независимость поэта в России . Блумингтон, ИН: Slavica.

Державин Гаврил Романович. (2001). Поэтические произведения: двуязычный альбом , тр.Александр Левицкий и Марта Китчен. Провиденс, Род-Айленд: факультет славистики Брауновского университета.

Сандлер, Стефани. (1999). Перечитывая русскую поэзию . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Йоханна Гранвиль

Гавриил Романович Державин: биография и творчество

Гавриил Романович Державин, биография которого представлена ​​ниже, поэт, переводчик, драматург и… губернатор. Годы его жизни — 1743-1816 гг. Прочитав эту статью, вы узнаете обо всех этих аспектах деятельности такого разностороннего человека, как Гавриил Романович Державин.Его биография будет дополнена множеством других интересных фактов.

Происхождение

Гавриил Романович родился под Казанью в 1743 году. Здесь, в селе Кармачи, находилось родовое имение его семьи. Это было детство будущего поэта. Семья Державина Гавриила Романовича была небогатой, дворянской. Гавриил Романович рано лишился отца Романа Николаевича, который служил майором. Его матерью была Фекла Андреевна (девичья фамилия — Козлова). Интересно, что Державин — потомок Багрима, татарского мурзы, изгнанного из Великой Орды в 15 веке.

Обучение в гимназии, служба в полку

В 1757 году он поступил в Казанскую гимназию Гавриила Романовича Державина. Биография его на тот момент была отмечена рвением и стремлением к знаниям. Учился хорошо, но не доучился. Дело в том, что в феврале 1762 года будущего поэта вызвали в Петербург. Его опознали в Преображенском полку. Державин начал службу рядовым солдатом. В своем полку он провел 10 лет, а с 1772 года занимал должность офицера.Известно, что Державин в 1773-74 гг. участвовал в подавлении пугачевского восстания, а также в дворцовом перевороте, в результате которого на престол взошла Екатерина II.

Общественная и литературная слава

Публичная и литературная слава пришла к Гавриилу Романовичу в 1782 году. Именно тогда появилась его знаменитая ода «Фелица», восхваляющая императрицу. Горячий по натуре Державин, часто из-за своей сдержанности, испытывал трудности в жизни. Кроме того, он проявлял нетерпение и рвение к работе, что не всегда приветствовалось.

Державин становится губернатором Олонецкой губернии

Указом императрицы Олонецкая губерния была образована в 1773 году. Она состояла из одного уезда и двух уездов. В 1776 году было образовано Новгородское наместничество, в которое вошли две области — Олонецкая и Новгородская. Первым губернатором Олонецкой был Гавриил Романович Державин. Биография его на долгие годы будет связана с административной деятельностью на этой ответственной должности. По закону на нее возложен очень широкий круг обязанностей.Гавриил Романович должен был наблюдать за исполнением законов и поведением других чиновников. Однако для Державина это не представляло больших трудностей. Он считал, что только от добросовестного отношения каждого к своему делу и соблюдения должностными лицами закона зависит восстановление порядка в суде и самоуправлении.

Подчиненные учреждения в течение месяца после основания провинции узнали, что все лица, находящиеся на государственной службе и нарушившие закон, будут строго наказаны, в том числе лишением звания или места.Неуклонно пытался навести порядок в своей провинции Державин Гавриил Романович. Годы его жизни в это время были отмечены борьбой с коррупцией. Однако это приводило только к конфликтам и разногласиям с элитой.

Управление в Тамбовской области

Екатерина II в декабре 1785 года своим указом назначила Державина наместником ныне Тамбовской губернии. Он прибыл туда 4 марта 1786 года.

В Тамбове Гавриил Романович застал провинцию в полном отчаянии.Четыре главы уступили место 6 годам его существования. В делах царил беспорядок; границы провинции не определены. Огромные размеры достигли задолженности. В обществе в целом, и в дворянстве в частности, была острая необразованность.

Гавриил Романович открыл для молодежи классы арифметики, грамматики, геометрии, вокала и танцев. Духовная семинария и гарнизонная школа давали очень плохие знания. Гавриил Державин решил открыть общеобразовательную школу в доме местного купца Ионы Бородина.В губернаторском доме устраивались театрализованные представления, вскоре начали строить театр. Державин много сделал для Тамбовской губернии, все это перечислять не будем. Его деятельность заложила основу для развития этого региона.

Сенаторы Нарышкин и Воронцов приехали для проверки дел в Тамбовскую область. Улучшение было настолько очевидным, что Державин в сентябре 1787 года был награжден почетной наградой — орденом Владимира третьей степени.

Как сняли Державина с должности

Однако прогрессивная деятельность Гавриила Романовича на этом посту натолкнулась на интересы местной знати и помещиков.Кроме того, И.В. Генерал-губернатор Гудович во всех конфликтах выступал на стороне ближайших соратников, к которым, в свою очередь, относились местные аферисты и воры.

Державин пытался наказать помещика Дулова, приказавшего избить пастуха за мелкий проступок. Однако эта попытка не удалась, и враждебность к губернатору со стороны провинциальных помещиков усилилась. Напрасными были действия Гавриила Романовича по пресечению кражи местного купца Бородина, который обманул казну, поставив кирпичи для строительства, а затем получил вино от правительства на невыгодных условиях.

Увеличился поток клеветы, жалоб, донесений на Державина. В январе 1789 г. он был снят с должности. Большую пользу провинция принесла ему кратковременная деятельность.

Возвращение в столицу, административная деятельность

В том же году Державин вернулся в столицу. Он занимал здесь различные административные должности. При этом Гавриил Романович продолжал заниматься литературой, создавать оды (подробнее о его творчестве мы расскажем чуть позже).

Державин был назначен государственным казначеем при Павле I. Однако он не ладил с этим правителем, из-за сложившейся в нем привычки Гавриил Романович часто ругал и грубил в своих донесениях. Сменивший Павла Александр I также не оставил без внимания Державина, сделав его министром юстиции. Однако уже через год поэт был освобожден от должности, так как служил «слишком усердно». В 1809 году Гавриил Романович был полностью снят со всех административных должностей.

Творчество Державина

Русская поэзия до Гавриила Романовича была довольно произвольной.Державин сильно расширил ее темы. Сейчас в поэзии появились самые разные произведения, от торжественной оды до простой песни. Также впервые в русской лирике возник образ автора, то есть личность самого поэта. Державин считал, что в основе искусства обязательно должна быть высокая правда. Это может объяснить только поэт. Более того, искусство может быть подражанием природе только тогда, когда можно приблизиться к познанию мира, к исправлению нравов людей и их изучению.Державин считается продолжателем традиций Сумарокова и Ломоносова. В своем творчестве он развил традиции русского классицизма.

Назначение поэта для Державина — осудить злые дела и прославить великих. Например, в оде «Фелица» Гавриил Романович воспевает просвещенную монархию в лице Екатерины II. Справедливая, умная императрица противопоставляется в этом произведении корыстной и жадной придворной знати.

Державин смотрел на свой талант, на свои стихи как на инструмент, данный поэту свыше для победы в политических битвах.Гавриил Романович даже составил «ключ» к своим произведениям — подробный комментарий, в котором рассказывается, какие события привели к появлению того или иного из них.

Усадьба Званк и первый том работ

Державин купил имение Званка в 1797 году и ежегодно проводил там несколько месяцев. В следующем году вышел первый том сочинений Гавриила Романовича. В него вошли стихотворения, увековечивающие его имя: «О смерти князя Мещерского», «О рождении порфирогинного отрока», оды «О взятии Измаила», «Бог», «Водопад», «Дворянин», «Снегирь». «.

Драматургия Державина, участие в литературном кружке

Выйдя на пенсию, Державин Гавриил Романович почти всю свою жизнь посвятил драматургии. Его работа в этом направлении связана с созданием нескольких либретто опер, а также трагедий: «Тьма», «Евпраксия», «Ирод и Мариамна». С 1807 года поэт принимал активное участие в деятельности литературного кружка, из которого впоследствии образовалось общество, снискавшее большую известность.Он назывался «Разговор любителей русского слова». В произведении «Рассуждение о лирической поэзии или оде» Державин Гавриил Романович обобщил свой литературный опыт. Его творчество оказало большое влияние на развитие литературной литературы в нашей стране. Многие поэты сосредоточились на нем.

Поэма о Боге. Поэт Державин. Эта каллиграфическая иллюстрация, посвященная всем народам, написана Джоном Крейком, W.M. Академия Дамфриса. | Книги

Описание книги

Первое издание.Большой фолио. 573×453 мм. [1], 16 л. Титульный лист и пятнадцать листов печатаются только на лицевой стороне. Доски, покрытые бумагой, иллюстрированы богатой каллиграфией, корешок обтянут зеленой тканью. Некоторый износ и небольшие потертости на краях досок, но в целом в очень хорошем состоянии. Внутри все в порядке, но цвета очень чистые и свежие. Каждый лист красиво напечатан с использованием превосходных образцов каллиграфии знаменитым мастером письма Джоном Крейком. Стиль выделен курсивом, но на каждом листе время от времени встречаются важные слова («Бог», «Слава», «Небесный»), выбранные в особенно роскошном примере бравурной каллиграфии.Именно в этих словах Крейк дает полную волю своему художественному воображению и графическому мастерству. Литография Маклура и Макдональда, литографов королевы, выполнена в черном, синем, зеленом, красном, розовом и фиолетовом цветах. Первые одиннадцать пронумерованных листов содержат стихотворение Державина, а остальные пять листов включают отрывок из Гамлета («Что за труд человек») и гимн о Библии («Эту священную книгу я бы предпочел иметь»).

Примечания дилера

Поэма Гаврилы Державина «Бог» написана в 1784 году.Он начал писать ее в 1780 году, но дождался приступа религиозного рвения, чтобы завершить ее в 1784 году. Теологически это выражение деизма (идея о том, что Бога можно познать только через разум и природу, а не через переоценку), который, как ни странно, возможно, вдохновил на создание ряда стихов в восемнадцатом веке. Работа Державина была очень успешной и почти сразу была переведена на большинство европейских языков. Перевод, использованный Крейком, не отмечен.
В конце стихотворения (на странице 11) Крейк отмечает, что это «Иллюстрированное стихотворение о Боге, содержащее одиннадцать страниц и титульный лист, было разработано и написано за двадцать четыре часа».Это поразительное достижение, но он явно был знаменитостью в каллиграфии. В заметке в «Журнале изящной литературы» от 6 декабря 1842 г. говорится, что «мистер Крейк, писатель из Королевской Бургской академии в Дамфрисе, который некоторое время назад посвятил образец своего искусства королеве и принцу Альберту», ​​не будет приводить никаких других примеров. его каллиграфии «без перевода Единого Государя».
Copac записывает три копии в Великобритании в NLS, V&A и Cambridge UL.Worldcat записывает еще два в США и один в Канаде.

Автор Державин Гаврила Романович

Дата 1851 г.

Переплет Доски, покрытые бумагой, иллюстрированы богатой каллиграфией, корешок обтянут зеленой тканью.

Издатель Дамфрис: Джон Крейк

Состояние Около штрафа / штрафа

Страниц 16

Музей-усадьба Гаврилы Державина в Санкт-Петербурге.Петербург и гениальные произведения

Музей-усадьба Гаврилы Державина в Санкт-Петербурге и гениальные работы!

Музыка и поэзия неразделимы и вечны — это два мощных крыла русской души…

Музей-усадьба Гаврилы Державина радушно распахнул свои двери к «Русским музыкальным сезонам». Блестящие произведения наших соотечественников звучат во Дворце по-новому и приобретают неповторимые национальные черты.

Это легендарный особняк, в котором находился непревзойденный поэт, наставник юного Александра Пушкина — Г.Державин жил и работал. Он был литературным центром северной столицы еще при жизни великого мастера. Все самые талантливые и известные поэты и историки, музыканты и художники ранее собирались в нынешнем музее-усадьбе Державиных. Это была «богема» того времени. После официальных приемов и встреч гостей пригласили посмотреть спектакли и спектакли в домашнем кинотеатре. Добраться туда можно было только одним способом: через изысканный зал с красноречивым названием «Разговор».

К сожалению, после смерти великого поэта дом был продан. Это привело к неизбежным изменениям и перестройке здания. В советское время под поселок был отдан музей-усадьба Державина в Санкт-Петербурге. В результате исчезли его роскошь и величие.
Однако в настоящее время правительство России заботится о полной реставрации этого исторического здания, которое предлагают посетить «Русские музыкальные сезоны».

Проведена грандиозная реконструкция здания с точной реставрацией всех помещений и воссозданием первоначальных интерьеров.В феврале 1988 года здание было объявлено памятником истории и культуры в составе Национального музея Пушкина.

До встречи на концерте!

Как попасть в Особняк?
Адрес: г. Санкт-Петербург, р. Фонтанка, дом 118.
Общественным транспортом: метро «Технологический институт», выход на Московский проспект, по дороге в сторону набережной реки Фонтанки. Когда дойдете до реки Фонтанки, поверните налево и пройдите около 500 м, по левой стороне вы найдете музей-усадьбу Гаврилы Державина.Добро пожаловать!

Кондиционер в комнате?
Вдоль концертного зала установлены системы вентиляции.

Парковка?
Да.

Стоянка для автобуса?
По запросу.

Державин Г.Р.

Державин Гавриил Романович (1743 — 1816), поэт.

Родился в семье из казанских дворян, владевших малым имением . Державин рано потерял отца. Не окончив гимназию , школу , Державин призван на военную службу . «В этой академии потребностей и терпения я научился и получил образование», — скажет он позже. Первые поэтических произведений Державина восходят к временам, когда он был солдатом Преображенского полка в Санкт- Петербург . Наряду с с полком он участвовал в дворцовом революции , в котором на трон Екатерина Великая .

Решительный и смелый, независимый в суждениях, с сильно развитым чувством собственного достоинства, Державин неизменно вызывал резкую неприязнь к своему начальству. Державин ошибочно остался без наград: заявили, что он «недостоин продолжать военную службу». Прослужив госслужбу около лет под началом князя Вяземского, Державин был вынужден уйти в отставку. В эти непростые для Державина лет его литературный талант действительно расцвел.

Его стихи, хотя и анонимно, появлялись в журналах и заслуживали внимания читателей. К этому времени относится создание одного из самых значительных в идеи и энергии поэтического выражения произведения Державина — это ода «О смерти князя Мещерского». Но настоящая слава пришла к нему только в 1783 году, после появления его всем известного, адресованного Екатерине II, , «Ода Феличе» ( из латинское слово , означающее «счастье»).

Он объединил в «Оде Феличе» две различные поэтические формы и создал неизвестный ранее стиль — оду-сатиру. Кроме того, в «Оде Феличе» вместо условных абстрактных и одовых «певцов» яркая личность автора . Все это стало настоящей литературной революцией. Из-под пера Державина возвышенная ода стала живой и простой.

Екатерина, польщенная одой Державина , вернула его на государственную службу.Он получил высших государственных должностей — сенатор, государственный казначей, министр юстиции. В жизни поэта было много взлетов, и стремительных падений . Так, например, он был освобожден от должности губернатора и доставлен в суд . Императрица назначила поэта своим личным секретарем, но вскоре уволила его. Державин был в опале Павла I и Александра Окончательно снял его со всех государственных постов в 1803 году.

Державин храбро осудил злоупотребление властью и беспредел в своих стихах. «Долг поэта мира — сказать миру правду», — заявил он. Убежденный во время личного контакта с Екатериной, что созданный в «Оде Феличе» образ императрицы идеализирован, он отказался писать больше хвалебных стихов для нее. В чудесной сатирической оде «Гранд» поэт высмеивает гордый герб своих предков «позолоченная грязь»:

Осел останется ослом,
Даже если осыпать его звездами;
Где он должен использовать свой разум,
Он не слышит

Как горько стихотворение « правителям и судьям », где поэт призывает небесные громы, чтобы они взорвались над головами «земных богов» — не только князья и вельможи, но и выше царей .Державин стал одним из родоначальников гражданской поэзии — предшественником Радищева , Пушкина и поэтов-декабристов . При этом в стихах Державина ярко отразился героический дух своего времени, блестящие победы русских армий. Он больше всего ценил величие гражданского и патриотического подвига. В победных одах «О взятии Измаила», «О победах в Италии», «На марше над Альпийские горы » Державин воспевает не только замечательных русских полководцев, таких как Румянцев и, особенно, суворов да еще русских солдат.

Твой дух непобедим,
В душе ты прост,
в чувствах добр,
В счастье молчишь,
в беде веселый …

Это стихотворение, посвященное Отечественной войне 1812 адресовано ‘славным ‘ русских чел. Державин , один из первых поэтов-одистов, ярко и образно воссоздает частную жизнь и быт своей эпохи , красочно пишет природы Приглашение на обед» и др.). При этом даже в лучших его произведениях, таких как ода « Водопад », наряду с удивительно впечатляющими и красивыми отрывками, в его творчестве присутствует множество искусственных, риторических линий.

Портрет Гавриила Романовича Державина — Владимир Боровиковский №

В 1795 году, когда был создан портрет Державина, широкую известность приобрел В.Л. Боровиковский: Академия художеств присвоила ему звание академика. В этот период молодой художник сблизился с литературно-художественным кружком Н.А. Львова, в доме которого прожил много лет.К петербургскому интеллектуальному кругу примыкали, помимо самого Державина, поэты В.В. Капнист и И.И. Чемницер, композитор Е.И. Фомин, писатель и музыкант Ф.П. Львов, архитектор П.С. Филиппов, признанный им своего времени и известный художник Д.Г. Левицкий. .

Общение с наиболее образованными деятелями русской культуры оказало существенное влияние на формирование общих взглядов и вкусов бывшего миргородского иконописца. Идеи Руссо, активно обсуждаемые в кружке, способствовали развитию сентименталистских настроений в творчестве художника.Портрет Г.Д. Державина не случаен в творчестве художника. Он поймал человека, которого хорошо знал и которого ценил. Картина представляет собой традиционный парадный портрет. Нам показывают образ сенатора, члена Российской академии, государственного мужа, о чем свидетельствует его форма и награды. Но в то же время есть и известный поэт, увлеченный творчеством, идеалами просвещения и общественной жизнью.

Об этом свидетельствует письменный стол, заполненный рукописями; Роскошный чернильный прибор, тщательно выписанный; Полки с многочисленными книгами на заднем плане.И композиция, и цветовая насыщенность цвета вполне в духе XVIII века. Образ Г.Р. Державина похож и узнаваем. Однако в этом раннем портрете, увлеченный распространенными живописными стереотипами, художник оставил за пределами поля зрения внутренний мир поэта. Через 16 лет В.Л. Боровиковский напишет еще один портрет Г.Р. Державина — не такой пафосный и более проницательный.

Александр Бенуа дал противоречивую, но достаточно проницательную характеристику портретной манеры В.Л. Боровиковского: «Если сравнить живопись Боровиковского с современной зарубежной, то равное ей по очарованию можно найти только в английском, и не только: вы Придется отдать предпочтение русскому мастеру в чисто техническом совершенстве перед такими художниками, как Рессель и даже Гейнсборо, но он, как и Левицкий, уступал последнему именно в решении, в одухотворении изображенных лиц или вся его эпоха.Боровиковский уступал Левицкому, хоть и редко, но его отношение к тем, кого он изображает, а когда оно не проявляется, то по крайней мере отражает, как в хорошем зеркале, то искреннее, что отчетливо отпечаталось на лицах тех, кто: кого он написал;

Вся масса его портретов представлена ​​семейством сенсуалистов и сенсуалистов, обжорства, ленивцев, которые, правда, в какой-то мере, но с очень грубым и плоским пониманием, рисуют его эпоху.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *