Содержание

Радищев, Александр Николаевич — Википедия

Алекса́ндр Никола́евич Ради́щев (20 [31] августа 1749, Верхнее Аблязово, Саратовская губерния[5] — 12 [24] сентября 1802, Санкт-Петербург) — российский прозаик, поэт, философ, де-факто руководитель Петербургской таможни, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

Стал наиболее известен благодаря своему основному произведению «Путешествие из Петербурга в Москву», которое издал анонимно в июне 1790 года.

Биография

Детство провёл в отцовском имении в селе Немцово Боровского уезда Калужской губернии[6]. В первоначальном обучении Радищева принимал, по-видимому, непосредственное участие его отец, человек набожный, хорошо владевший латынью, польским, французским и немецким языками. Как было принято в то время, русской грамоте ребёнка учили по часослову и Псалтыри. К его шести годам к нему был приставлен учитель французского, но выбор оказался неудачным: учитель, как потом узнали, был беглым солдатом. Вскоре после открытия Московского университета, около 1756 года, отец повёз Александра в Москву, в дом дяди по матери (родной брат которого, А. М. Аргамаков, был в 1755—1757 годах директором университета). Здесь Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернёра, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. Дети Аргамаковых имели возможность заниматься на дому с профессорами и преподавателями университетской гимназии, поэтому нельзя исключить, что Александр Радищев готовился здесь под их руководством и прошёл, хотя бы отчасти, программу гимназического курса.

В 1762 году, после коронации Екатерины II, Радищев был пожалован в пажи и направлен в Петербург для обучения в Пажеском корпусе. Пажеский корпус готовил не учёных, а придворных, и пажи были обязаны прислуживать императрице на балах, в театре.

Через четыре года, в числе двенадцати молодых дворян, он был отправлен в Германию, в Лейпцигский университет для обучения праву. За время, проведенное там, Радищев колоссально расширил свой кругозор. Помимо основательной научной школы, он воспринял идеи передовых французских просветителей, труды которых в огромной степени подготовили почву для разразившейся через двадцать лет буржуазной революции.

Из товарищей Радищева особенно замечателен Фёдор Ушаков по тому большому влиянию, какое он оказал на Радищева, написавшего его «Житие» и напечатавшего некоторые из сочинений Ушакова. Ушаков был человек более опытный и зрелый, нежели другие его сотоварищи, которые и признали сразу его авторитет. Он служил для других студентов примером, руководил их чтением, внушал им твёрдые нравственные убеждения. Здоровье Ушакова было расстроено ещё до поездки за границу, а в Лейпциге он ещё испортил его, отчасти плохим питанием, отчасти чрезмерными занятиями, и захворал. Когда доктор объявил ему, что «завтра он жизни уже не будет причастен», он твёрдо встретил смертный приговор. Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: «помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным». Последние слова Ушакова «неизгладимой чертой ознаменовались на памяти» Александра Николаевича Радищева.

Служба в Петербурге

В 1771 году Радищев вернулся в Петербург и скоро вступил на службу протоколистом, с чином титулярного советника. Он недолго прослужил в сенате: тяготило товарищество приказных, грубое обращение начальства. Радищев поступил в штаб командовавшего в Петербурге генерал-аншефа Брюса в качестве обер-аудитора и выделился добросовестным и смелым отношением к своим обязанностям. В 1775 году он вышел в отставку и женился на сестре своего друга по Лейпцигу Анне Васильевне Рубановской, а спустя два года поступил на службу в Коммерц-коллегию, ведавшую торговлей и промышленностью. Там он очень близко подружился с графом Воронцовым, который впоследствии всячески помогал Радищеву во время его ссылки в Сибирь.

С 1780 года работал в Петербургской таможне, дослужившись к 1790 до должности её начальника. С 1775 года по 30 июня 1790 года он жил в Петербурге по адресу: Грязная улица, 14 (ныне улица Марата)[7].

Литературная и издательская деятельность

Основы мировоззрения Радищева были заложены в самый ранний период его деятельности. Возвратясь в 1771 году в Петербург, он спустя пару месяцев прислал в редакцию журнала «Живописец» отрывок из своей будущей книги «Путешествие из Петербурга в Москву», где тот и был анонимно напечатан. Через два года был издан перевод Радищева книги Мабли «Размышления о греческой истории». К этому периоду относятся и другие работы писателя, такие как «Офицерские упражнения» и «Дневник одной недели».

В 1780-х годах Радищев работал над «Путешествием», писал и другие сочинения в прозе и стихах. К этому времени относится огромный общественный подъём во всей Европе. Победа американской революции и последовавшая за ней французская создали благоприятный климат для продвижения идей свободы, чем и воспользовался Радищев. В 1789 году он завел у себя дома типографию, а в мае 1790 года напечатал своё главное сочинение, «Путешествие из Петербурга в Москву».

Арест и ссылка 1790—1796 гг.

Книга стала быстро раскупаться. Его смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной и государственной жизни обратили на себя внимание самой императрицы, которой кто-то доставил «Путешествие» и которая назвала Радищева — «бунтовщик, хуже Пугачева». Сохранился экземпляр книги, попавший на стол к Екатерине, которую она испещрила своими циничными ремарками. Там, где описывается трагическая сцена продажи крепостных на аукционе, Императрица изволила написать: «Начинается прежалкая повесть о семье, проданной с молотка за долги господина»[8][9]

. В другом месте сочинения Радищева, где он повествует о помещике, убитом во время пугачёвского бунта своими крестьянами за то, что «каждую ночь посланные его приводили к нему на жертву бесчестия ту, которую он того дня назначил, известно же в деревне было, что он омерзил 60 девиц, лишив их непорочности», сама императрица написала — «едва ли не гистория Александра Васильевича Салтыкова»[10].

Радищев был арестован, дело его было перепоручено С. И. Шешковскому. Посаженный в крепость, на допросах Радищев вёл линию защиты. Он не назвал ни одного имени из числа своих помощников, уберёг детей, а также старался сохранить себе жизнь. Уголовная палата применила к Радищеву статьи Уложения о «покушении на государево здоровье», о «заговорах и измене» и приговорила его к смертной казни. Приговор, переданный в Сенат и затем в Совет, был утверждён в обеих инстанциях и представлен Екатерине.

4 сентября 1790 года состоялся именной указ[11], который признавал Радищева виновным в преступлении присяги и должности подданного изданием книги, «наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской»

; вина Радищева такова, что он вполне заслуживает смертную казнь, к которой приговорён судом, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь заменена ему десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог (Иркутская губерния). На приказе о высылке Радищева императрица собственной рукой написала: «едет оплакивать плачевную судьбу крестьянского состояния, хотя и то неоспоримо, что лучшей судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной»[10].

Созданный в ссылке Радищевым трактат «О человеке, его смертности и бессмертии» содержит многочисленные парафразы сочинений Гердера «Исследование о происхождении языка» и «О познании и ощущении человеческой души»[12].

Император Павел I вскоре после своего воцарения (1796) вернул Радищева из Сибири. Радищеву предписано было жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове.

Последние годы

Памятник А. Н. Радищеву на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге

После воцарения Александра I Радищев получил полную свободу; он был вызван в Петербург и назначен членом Комиссии для составления законов. Вместе со своим другом и покровителем Воронцовым работал над конституционным проектом, озаглавленным «Всемилостивейшая жалованная грамота».

Существует предание об обстоятельствах самоубийства Радищева: позванный в комиссию для составления законов, Радищев составил проект либерального уложения, в котором говорил о равенстве всех перед законом, свободе печати и т. д. Председатель комиссии граф П. В. Завадовский сделал ему строгое внушение за его образ мыслей, сурово напомнив ему о прежних увлечениях и даже упомянув о Сибири. Радищев, человек с сильно расстроенным здоровьем, был до того потрясён выговором и угрозами Завадовского, что решился покончить с собой: выпил яд и умер в страшных мучениях[13]. Неубедительность этой версии очевидна: Радищева похоронили на кладбище вблизи храма по православному обряду со священником, самоубийц в то время хоронили в специальных местах за оградой кладбища.

В книге «Радищев» Д. С. Бабкина, вышедшей в 1966 году, предложена иная версия гибели Радищева. Сыновья, присутствовавшие при его кончине, свидетельствовали о тяжёлом физическом недуге, поразившем Александра Николаевича уже во время сибирской ссылки. Непосредственной причиной смерти, по Бабкину, стал несчастный случай: Радищев выпил стакан с «приготовленной в нём крепкой водкой для выжиги старых офицерских эполет его старшего сына» (царская водка). В документах о захоронении говорится о естественной смерти. В ведомости церкви Волковского кладбища в Петербурге под 13 сентября 1802 года в числе погребённых указан «коллежский советник Александр Радищев; пятидесяти трёх лет, умер чахоткою», при выносе был священник Василий Налимов.

Могила Радищева до настоящего времени не сохранилась. Предполагается, что его тело было захоронено вблизи Воскресенской церкви, на стене которой в 1987 году установлена мемориальная доска[14].

Видео по теме

Восприятие Радищева в XVIII—XIX вв

Представление о том, что Радищев — не писатель, а общественный деятель, отличавшийся поразительными душевными качествами, стало складываться сразу после его смерти и, по сути, определило его дальнейшую посмертную судьбу. И. М. Борн в речи к Обществу любителей изящного, произнесенной в сентябре 1802 года и посвященной смерти Радищева, говорит о нём: «Он любил истину и добродетель. Пламенное его человеколюбие жаждало озарить всех своих собратий сим немерцающим лучом вечности». Как «честного человека» («honnête homme») характеризовал Радищева Н. М. Карамзин (это устное свидетельство приведено Пушкиным в качестве эпиграфа к статье «Александр Радищев»). Мысль о преимуществе человеческих качеств Радищева над его писательским талантом особенно емко выражает П. А. Вяземский, объясняя в письме А. Ф. Воейкову желание изучить биографию Радищева: «У нас обыкновенно человек невидим за писателем. В Радищеве напротив: писатель приходится по плечу, а человек его головою выше».

На допросах декабристов на вопрос «с какого времени и откуда они заимствовали первые вольнодумческие мысли» многие декабристы называли имя Радищева[15].

Очевидно влияние Радищева и на творчество другого писателя-вольнодумца — А. С. Грибоедова (предположительно, обоих связывало кровное родство), который, будучи кадровым дипломатом, часто ездил по стране и потому активно пробовал свои силы в жанре литературного «путешествия»

[16].

Особой страницей в восприятии личности и творчества Радищева русским обществом стало отношение к нему А. С. Пушкина. Познакомившись с «Путешествием из Петербурга в Москву», Пушкин очевидно ориентируется на радищевскую оду «Вольность» в своей одноимённой оде (1817 или 1819), а также учитывает в «Руслане и Людмиле» опыт «богатырского песнотворения» сына Радищева, Николая Александровича, «Алёша Попович» (автором этой поэмы он ошибочно считал Радищева-отца). «Путешествие» оказалось созвучно тираноборческим и антикрепостническим настроениям Пушкина перед восстанием декабристов. В письме А. А. Бестужеву (1823) он писал[17]:

Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? кого же мы будем помнить? Это умолчание не простительно… тебе…

Несмотря на изменение политических позиций, Пушкин и в 1830-е годы сохранял интерес к Радищеву, приобрёл экземпляр «Путешествия», бывшего в Тайной канцелярии, набрасывал «Путешествие из Москвы в Петербург» (задуманное как комментарий к радищевским главам в обратном порядке). В 1836 году Пушкин попытался опубликовать фрагменты из радищевского «Путешествия» в своём «Современнике», сопроводив их статьёй «Александр Радищев» — самым развёрнутым своим высказыванием о Радищеве. Помимо смелой попытки впервые после 1790 года ознакомить русского читателя с запрещённой книгой, здесь же Пушкин даёт и весьма подробную критику сочинения и его автора.

Мы никогда не почитали Радищева великим человеком. Поступок его всегда казался нам преступлением, ничем не извиняемым, а «Путешествие в Москву» весьма посредственною книгою; но со всем тем не можем в нём не признать преступника с духом необыкновенным; политического фанатика, заблуждающегося конечно, но действующего с удивительным самоотвержением и с какой-то рыцарскою совестливостию[18].

Критика Пушкина, помимо автоцензурных причин (впрочем, публикация всё равно не была разрешена цензурой) отражает «просвещённый консерватизм» последних лет жизни поэта. В черновиках «Памятника» в том же 1836 году Пушкин написал: «Вослед Радищеву восславил я свободу».

В 1830—1850-е годы интерес к Радищеву существенно снизился, уменьшается количество списков «Путешествия». Новое оживление интереса связано с публикацией «Путешествия» в Лондоне А. И. Герценом в 1858 году (он ставит Радищева в число «наших святых, наших пророков, наших первых сеятелей, первых борцов»).

Оценка Радищева как предтечи революционного движения была перенята и социал-демократами начала XX века. В 1918 А. В. Луначарский назвал Радищева «пророк и предтеча революции». Г. В. Плеханов считал, что под влиянием радищевских идей «совершались самые многозначительные общественные движения конца XVIII — первой трети XIX столетий»[15]. В. И. Ленин назвал его «первым русским революционером».

Вплоть до 1970-х годов возможности ознакомиться с «Путешествием» для массового читателя были крайне ограничены. После того как в 1790 году почти весь тираж «Путешествия из Петербурга в Москву» был уничтожен автором перед арестом, до 1905 года, когда с этого сочинения было снято цензурное запрещение, общий тираж нескольких его публикаций едва ли превысил полторы тысячи экземпляров. Заграничное издание Герцена осуществлялось по неисправному списку, где язык XVIII века был искусственно «осовременен» и встречались многочисленные ошибки. В 1905—1907 годах вышло несколько изданий, но после этого 30 лет «Путешествие» в России не издавалось. В последующие годы его издавали несколько раз, но в основном для нужд школы, с купюрами и мизерными по советским меркам тиражами. Ещё в 1960-х годах известны жалобы советских читателей на то, что достать «Путешествие» в магазине или районной библиотеке невозможно. Только в 1970-х годах «Путешествие» начали выпускать по-настоящему массово.

Научное исследование Радищева по сути началось только в XX в. В 1930—1950 годы под редакцией Гр. Гуковского осуществлено трёхтомное «Полное собрание сочинений Радищева», где впервые опубликованы или атрибутированы писателю многие новые тексты, в том числе философские и юридические. В 1950—1960 годы возникли романтические, не подтверждаемые источниками гипотезы о «потаённом Радищеве» (Г. П. Шторм и др.) — о том, что Радищев продолжал якобы после ссылки дорабатывать «Путешествие» и распространять текст в узком кругу единомышленников. В то же время намечается отказ от прямолинейно-агитационного подхода к Радищеву, подчёркивание сложности его взглядов и большого гуманистического значения личности (Н. Я. Эйдельман и др.). В современной литературе исследуются философские и публицистические источники Радищева — масонские, нравоучительно-просветительские и другие, подчёркивается многосторонняя проблематика его главной книги, несводимая к борьбе против крепостного права[19].

Философские воззрения

Основное философское произведение — трактат «О человеке, его смертности и бессмертии», написанный в илимской ссылке[20][21][22].

«Философские воззрения Радищева несут на себе следы влияния различных направлений европейской мысли его времени. Он руководствовался принципом реальности и материальности (телесности) мира, утверждая, что „бытие вещей независимо от силы познания о них и существует по себе“. Согласно его гносеологическим воззрениям, „основанием всего естественного познания является опыт“. При этом чувственный опыт, будучи главным источником познания, находится в единстве с „опытом разумным“. В мире, в котором нет ничего „опричь телесности“, своё место занимает и человек, существо столь же телесное, как и вся природа. У человека особая роль, он, по Радищеву, представляет собой высшее проявление телесности, но в то же время неразрывно связан с животным и растительным миром. „Мы не унижаем человека, — утверждал Радищев, — находя сходственности в его сложении с другими тварями, показуя, что он в существенности следует одинаковым с ним законам. И как иначе-то быть может? Не веществен ли он?“

Принципиальным отличием человека от прочих живых существ является наличие у него разума, благодаря которому тот „имеет силу о вещах сведому“. Но ещё более важное отличие заключается в способности человека к моральным действиям и оценкам. „Человек — единственное существо на земле, ведающее худое, злое“, „особое свойство человека — беспредельная возможность как совершенствоваться, так и развращаться“. Как моралист Радищев не принимал моральную концепцию „разумного эгоизма“, считая, что отнюдь не „себялюбие“ является источником нравственного чувства: „человек есть существо сочувствующее“. Будучи сторонником идеи „естественного права“ и всегда отстаивая представления о естественной природе человека („в человеке никогда не иссякают права природы“), Радищев в то же время не разделял намеченное Руссо противопоставление общества и природы, культурного и природного начал в человеке. Для него общественное бытие человека столь же естественно, как и природное. По смыслу дела, между ними нет никакой принципиальной границы: „Природа, люди и вещи — воспитатели человека; климат, местное положение, правление, обстоятельства суть воспитатели народов“. Критикуя социальные пороки российской действительности, Радищев защищал идеал нормального „естественного“ жизнеустройства, видя в царящей в обществе несправедливости в буквальном смысле социальное заболевание. Такого рода „болезни“ он находил не только в России. Так, оценивая положение дел в рабовладельческих Соединённых Штатах Америки, он писал, что „сто гордых граждан утопают в роскоши, а тысячи не имеют надежного пропитания, ни собственного от зноя и мраза (мороза) укрова“. В трактате „О человеке, о его смертности и бессмертии“ Радищев, рассматривая проблемы метафизические, остался верен своему натуралистическому гуманизму, признавая неразрывность связи природного и духовного начал в человеке, единство тела и души: „Не с телом ли растёт душа, не с ним ли мужает и крепится, не с ним ли вянет и тупеет?“. Одновременно он не без сочувствия цитировал мыслителей, признававших бессмертие души (Иоганна Гердера, Мозеса Мендельсона и других). Позиция Радищева — позиция не атеиста, а скорее агностика, что вполне отвечало общим принципам его мировоззрения, уже достаточно секуляризованного, ориентированного на „естественность“ миропорядка, но чуждого богоборчеству и нигилизму»[23].

Семья

Неизвестный художник. Портрет Анны Васильевны Радищевой. 1780-е годы

Александр Радищев был женат дважды. Первый раз он женился в 1775 году на Анне Васильевне Рубановской (1752—1783), приходившейся племянницей его товарищу по обучению в Лейпциге Андрею Кирилловичу Рубановскому и дочерью чиновнику Главной дворцовой канцелярии Василию Кирилловичу Рубановскому. В этом браке родилось четверо детей (не считая двух дочерей, умерших в младенчестве):

Анна Васильевна умерла при рождении сына Павла в 1783 году. Вскоре после высылки Радищева, к нему в Илимск, вместе с его двумя младшими детьми (Екатериной и Павлом) приехала младшая сестра его первой жены Елизавета Васильевна Рубановская (1757—1797). В ссылке они вскоре начали жить как муж и жена. В этом браке родилось трое детей:

При возвращении из ссылки Елизавета Васильевна в апреле 1797 года простудилась в дороге и умерла в Тобольске.

Серия почтовых марок СССР, 1949 год Почтовая марка России, 2013 год

Увековечение памяти

13 июля 1984 года в честь Александра Радищева астероиду, открытому 9 августа 1978 года Л. И. Черных и Н. С. Черных в Крымской астрофизической обсерватории, присвоено наименование 2833 Radishchev[24].

В честь Радищева в Москве были названы улицы Верхняя и Нижняя Радищевская. На Верхней Радищевской улице писателю был установлен памятник. Во многих городах СССР имени Радищева удостоились улицы, переулки, бульвары (см. Улица Радищева, Переулок Радищева) и поселения, такие как село Радищево (Ульяновская область), одно из городских предместий Иркутска и ряд других.

В Санкт-Петербурге на здании по адресу улица Марата, дом 14, установлена мемориальная доска с текстом: «В этом доме с 1775 по 1790 год жил выдающийся революционер Александр Николаевич Радищев. Здесь он напечатал в собственной типографии книгу „Путешествие из Петербурга в Москву“».

В память следования Радищева в сибирскую ссылку и возвращения из ссылки в 1797 году в 1952 году был установлен обелиск в селе Артын Муромцевского района Омской области. В 1967 году обелиск был также установлен в селе Фирстово Большеуковского района Омской области, в котором писатель побывал в 1790 году. В честь проезда Радищева А. Н. была переименована одна из деревень, получившая название — деревня Радищево Нижнеомского района Омской области. В 1991 году памяти А. Н. Радищева был установлен обелиск в Усть-Илимске Иркутской области.

В Саратове именем писателя был назван музей — Государственный художественный музей имени Радищева.

В Малоярославце и Кузнецке проходят ежегодные Радищевские чтения.

В честь писателя назван теплоход проекта 301[25].

См. также

Библиография

  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву — СПб.: б. и., 1790. — 453 с.
  • Радищев А. Н. Князь М. М. Щербатов, «О повреждении нравов в России»; А. Н. Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву». С предисловием Искандера (А. И. Герцен). — London, Trübner, 1858.
  • Радищев А. Н. Сочинения. В двух томах./ Под ред. П. А. Ефремова. — СПб., изд. Черкесова, 1872. (издание уничтожено цензурой)
  • Радищев А. Н. Полное собрание сочинений А. Радищева / Ред., вступ. ст. и прим. В. В. Каллаша. Т. 1. — М.: В. М. Саблин, 1907. — 486 с.: п., То же Т. 2. — 632 с.: ил.
  • Радищев А. Н. Полное собрание сочинений. Т. 1 — М.; Л.: Академия наук СССР, 1938. — 501 с.: п. То же Т. 2 — М.; Л.: Академия наук СССР, 1941. — 429 с.
  • Радищев А. Н. Стихотворения / Вступ. ст., ред. и примеч. Г. А. Гуковского. Ред. коллегия: И. А. Груздев, В. П. Друзин, А. М. Еголин [и др.]. — Л.: Сов. писатель, 1947. — 210 с.: п.
  • Радищев А. Н. Избранные сочинения / Вступ. ст. Г. П. Макогоненко. — М.; Л.: Гослитиздат, 1949. — 855 с.: П, к.
  • Радищев А. Н. Избранные философские сочинения / Под общей ред. и с предисл. И. Я. Щипанова. — Л.: Госполитиздат, 1949. — 558 с.: п.
  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. 1749—1949 / Вступит. статья Д. Д. Благого. — М.; Л.: Гослитиздат, 1950. — 251 с.: ил.
  • Радищев А. Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. [К 150-летию со дня смерти. 1802—1952] / Под общ. ред. и со вступит. статьей И. Я. Щипанова. — М.: Госполитиздат, 1952. — 676 с.: п.
  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву / [Вступит. статья Д. Благого]. — М.: Дет. лит., 1970. — 239 с. То же — М.: Дет. лит., 1971. — 239 с.

Примечания

  1. 1 2 3 Краткая литературная энциклопедия — М.: Советская энциклопедия, 1962. — Т. 6. — С. 143–148.
  2. 1 2 Энциклопедический словарь / под ред. И. Е. Андреевский, К. К. Арсеньев, Ф. Ф. Петрушевский — СПб.: Брокгауз—Ефрон, 1907.
  3. ↑ Русский биографический словарь / под ред. А. А. Половцов, Н. П. Чулков, Н. Д. Чечулин и др. — СПб., М..
  4. ↑ Радищев Александр Николаевич // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  5. ↑ Гуковский Г. А. Радищев // История русской литературы: В 10 т. / АН СССР. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. Т. IV: Литература XVIII века. Ч. 2. — 1947. — С. 507—570.
  6. ↑ Храбровицкий А. В. Где родился и где провел детство А. Н. Радищев? // Русская литература. Л., 1974. № 3. С. 180—181.
  7. ↑ Мемориальная доска Радищеву А. Н.. Энциклопедия Санкт-Петербурга. Проверено 8 февраля 2018.
  8. Старцев А. // Вопросы литературы, 1958, № 2. — С. 172—175.
  9. Зубов Андрей. Размышления над причинами революции в России. Опыт восемнадцатого столетия
  10. 1 2 Зубов А. Б. Крепостное состояние в Императорской России и его уроки сегодня (лекция)
  11. ↑ Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. Том XXIII
  12. ↑ Гердер
  13. Лосский А. Русский биографический словарь. 1910.
  14. Кобак А. В., Пирютко Ю. М. Исторические кладбища Санкт-Петербурга. — Изд. 2-е. — М.: Центрполиграф, 2011. — С. 402. — 797, [3] с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-227-02688-0.
  15. 1 2 Декабристы на земле Енисейской
  16. ↑ Минчик С. С. Грибоедов и Крым. — Симферополь, 2011. — С. 172—173.
  17. ↑ Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Т. X. 3-е изд. — М.: Наука, 1966. — С. 61.
  18. ↑ А. С. Пушкин. Критика и публицистика. АЛЕКСАНДР РАДИЩЕВ
  19. ↑ А. А. Костин. «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева в контексте современной ему нравоучительной литературы. Автореф. … к.ф.н. СПб., 2005. — 22 с.
  20. ↑ Радищев. Биография
  21. ↑ «О человеке, его смертности и бессмертии»
  22. ↑ Ждан А. Н. История психологии от Античности до наших дней: учебник для вузов. — Изд. 9-е, испр. и доп. — М.: Академический Проект; Трикста, 2012. — С. 164—166.
  23. ↑ Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. — М., 2007. — С. 163.
  24. ↑ Циркуляры малых планет за 13 июля 1984 года — в документе надо выполнить поиск Циркуляра № 8913 (M.P.C. 8913)
  25. ↑ Теплоход «Александр Радищев» (проект 301)

Литература

  • Мякотин В. А. На заре русской общественности: [А. Н. Радищев]. — Ростов-на-Дону, 1904. — 87 с. Онлайн-версия в электронной библиотеке РГБ.
  • Щеголев П. Е. Из истории журнальной деятельности А. Н. Радищева: (1789 г.). — СПб., 1908. — 21 с. Онлайн-версия в электронной библиотеке РГБ.
  • Айхенвальд Ю. И. Радищев. — М., 1917. — 20 с. — (Серия жизнеописаний «Сеятели правды»). Онлайн-версия в электронной библиотеке РГБ.
  • Макогоненко Г. П. Радищев и его время — М.: Гослитиздат, 1956. — 774 с.
  • Орешкин В. В. Социально-экономические взгляды А. Н. Радищева // Всемирная история экономической мысли: В 6 томах / Гл. ред. В. Н. Черковец. — М.: Мысль, 1987. — Т. I. От зарождения экономической мысли до первых теоретических систем политической жизни. — С. 547—556. — 606 с. — 20 000 экз. — ISBN 5-244-00038-1.
  • Радищев Александр Николаевич / Западов А. В. // Проба — Ременсы. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 21).
  • Шеметов А. И. Прорыв: Повесть об Александре Радищеве. — М.: Политиздат, 1974 (Пламенные революционеры) — 400 с, ил. То же. — 2-е изд., перераб. и доп. — 1978. — 511 с, ил.
  • Якушкин В. Е. Радищев, Александр Николаевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Радищев, Александр Николаевич // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города. / Под ред. д-ра ист. наук Н. М. Дмитриенко. — 1-е изд. — Томск: Изд-во НТЛ, 2004. — С. 286. — 440 с. — 3 000 экз. — ISBN 5-89503-211-7.
  • Рассказова Л. В. Александр Радищев в кривом зеркале знаменитой серии ЖЗЛ. О книге о. И. Елисеевой «Радищев». М., 2015, серия ЖЗЛ.

Ссылки

[

wiki2.red

Нужна биография Александра Николаевича Радищева

Александр Николаевич Радищев родился 20 августа 1749 г.
*********************************************************************************
Родился 20 августа (31 н. с. ) в Москве в богатой дворянской семье. Детские годы прошли в подмосковном имении отца, селе Немцове, а затем в Верхнем Аблязове.

С семилетнего возраста мальчик жил в Москве, в семье родственника Аргамакова, с детьми которого учился дома с профессорами только что открытого университета.

В 1762 — 1766 учился в Петербургском пажеском корпусе, затем в течение пяти лет продолжал образование на юридическом факультете Лейпцигского университета, а также изучал литературу, естественные науки, медицину, овладел несколькими иностранными языками. Большую роль в формировании мировоззрения Радищева сыграло его знакомство с сочинениями французских просветителей — Вольтера, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо, читая которых, "учился мыслить".

По возвращении в Россию в 1771 был назначен протоколистом в Сенат, затем в 1773 — 1775 (годы крестьянского восстания Е. Пугачева) служил в качестве обер-аудитора (дивизионного прокурора) в штабе финляндской дивизии. Военная служба дала возможность познакомиться с делами беглых рекрутов, злоупотреблениями помещиков, манифестами Пугачева, читать приказы военной коллегии — все это стало определяющим в идейном развитии Радищева. В год расправы с Пугачевым он ушел в отставку, женился на А. Рубановской.

В 1777 Радищев поступил в Коммерц-коллегию, руководителем которой был либеральный вельможа А. Воронцов, оппозиционно настроенный к Екатерине II, который приблизил к себе Радищева и в 1780 рекомендовал для работы в столичной таможне (с 1790 был директором) .

В 1780-е годы Радищев поддерживал бурно развернувшуюся деятельность русских просветителей: Новикова, Фонвизина, Кречетова. С интересом следил за событиями войны за независимость в Северной Америке (1775 — 83), в ходе которой образовалась новая республика — Соединенные Штаты Америки.

В эти годы Радищев активно занимался литературным трудом. Написал "Слово о Ломоносове", "Письмо к другу... ", закончил оду "Вольность".

В 1784 в Петербурге было создано "Общество друзей словесных наук" из бывших воспитанников университета, в которое вступил и Радищев, мечтая подчинить целям революционной пропаганды его журнал "Беседующий гражданин". Здесь была опубликована статья Радищева "Беседа о том, что есть сын Отечества" (17897.

С середины 1780-х приступил к работе над "Путешествием из Петербурга в Москву", которое в 1790 было напечатано в количестве 650 экземпляров. После известных слов Екатерины II ("он бунтовщик, хуже Пугачева") книга была конфискована, Радищев арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Смертную казнь Екатерина II заменила 10 годами ссылки в сибирский острог Илимск.

Находясь в ссылке, Радищев изучал по поручению графа А. Воронцова сибирские промыслы, экономику края, быт крестьян. В письмах к нему он делился мыслями об организации экспедиции по Северному морскому пути. В Илимске написал "Письмо о китайском торге" (1792), философский труд "О человеке, о его смертности и бессмертии" (1792㭜), "Сокращенное повествование о приобретении Сибири" (1791 — 96), "Описание Тобольского наместничества" и др.

В 1796 Павел I разрешил Радищеву поселиться на родине в Немцове под строжайшим полицейским надзором. Полную свободу он получил в марте 1801 при Александре I.

Привлеченный в Комиссию по составлению свода законов, он занимался разработкой проектов законодательных реформ. Законодательные сочинения Радищева включали требование уничтожения крепостного права и сословных привилегий, произвола властей. Председатель Комиссии граф П. Завадовский пригрозил Радищеву новой ссылкой в Сибирь. Доведенный до отчаяния, Радищев 12 сентября (24 н. с. ) 1802 кончил жизнь самоубийством, приняв яд.

otvet.mail.ru

Радищев А.Н. Биография

Александр Радищев (20 (31) августа 1749, Москва — 12 (24) сентября 1802, Санкт-Петербург) был первенцем в семье Николая Афанасьевича Радищева (1728—1806), сына стародубского полковника и крупного землевладельца Афанасия Прокопьевича. Дед его, Афанасий Прокофьевич Радищев, один из потешных Петра Великого, дослужился до бригадирского чина и дал своему сыну Николаю хорошее по тому времени воспитание: Николай Афанасьевич знал несколько иностранных языков (хорошо владел латынью, польским, французским и немецким), был знаком с историей и богословием, любил сельское хозяйство и много читал. Мать Радищева Фекла Саввична была урожденная Аргамакова; семья Аргамаковых принадлежала к передовой московской дворянской интеллигенции.

Детство Радищева прошло в Облязове; дом Радищевых был большой, богатый, многолюдный. У Александра Николаевича было 6 братьев и 4 сестры, дети росли в окружении крепостной «дворни» и хорошо знали деревню. За будущим писателем ходил дядька, видимо тоже крепостной, Петр Мамонтов, который рассказывал мальчику сказки. Первые годы жизни писателя прошли в Немцове (под Малоярославцем, Калужской губернии). Русской грамоте он выучился по часослову и псалтырю. Когда ему было 6 лет, к нему был приставлен учитель француз, но выбор оказался неудачный: учитель, как потом узнали, был беглый солдат. Поэтому около 1756 года отец повез Александра в дом дяди М. Ф. Аргамакова, человека умного и просвещенного (мать Радищева состояла в родстве с директором МГУ Алексеем Михайловичем Аргамаковым). Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернера, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. В доме у Аргамаковых дети имели возможность заниматься на дому с профессорами и преподавателями университетской гимназии.

В 1762 году Радищев был пожалован в пажи и отправился в Петербург для обучения в пажеском корпусе, в котором провел четыре года. Всем наукам обучал пажей один педагог — француз Морамбер. Пажеский корпус готовил не учёных, а придворных, и пажи были обязаны прислуживать императрице на балах, в театре, за парадными обедами. Он обратил на себя внимание начальства как молодой человек, подающий о себе великие надежды. Когда Екатерина повелела отправить в Лейпциг (1766–1770), для научных занятий, двенадцать молодых дворян, в том числе шесть пажей, из наиболее отличившихся поведением и успехами в учении, между последними находился и Радищев.

Из товарищей Радищева особенно замечателен Фёдор Васильевич Ушаков по тому огромному влиянию, какое он оказал на Радищева. Он служил для других студентов примером серьёзных занятий, руководил их чтением, внушал им твердые нравственные убеждения. Он уже служил секретарем при тайном советнике Теплове, и его честолюбию открыто было блестящее поприще, как оставил он службу из любви к познаниям и вместе с молодыми студентами отправился в Лейпциг. Сходство умов и занятий сблизили с ним Радищева. Здоровье Ушакова было расстроено ещё до поездки за границу, а в Лейпциге он ещё испортил его, отчасти образом жизни, отчасти чрезмерными занятиями, и опасно захворал. Когда доктор по его настоянию объявил ему, что «завтра он жизни уже не будет причастен», он твердо встретил смертный приговор. Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: «помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным». Последние слова Ушакова «неизгладимой чертой ознаменовались на памяти». Перед смертью, ужасно страдая, Ушаков просил дать ему яду, чтобы поскорее окончились его мучения. Ему в этом было отказано, но это все-таки заронило в Радищеве мысль, "что жизнь несносная должна быть насильственно прервана". Ушаков умер в 1770 г.

При отправке студентов за границу была дана инструкция относительно их занятий, написанная собственноручно Екатериной II. На содержание студентов были назначены значительные средства - по 800 р. (с 1769 г. - по 1000 р.) в год на каждого. Но приставленный к дворянам в качестве воспитателя ("гофмейстера") майор Бокум утаивал значительную часть ассигновки в свою пользу, так что студенты сильно нуждались.

Занятия студентов в Лейпциге были довольно разнообразны. Они слушали философию у Платнера, который, когда его в 1789 г. посетил Карамзин, с удовольствием вспоминал о своих русских учениках, особенно о Кутузове и Радищеве. Студенты слушали также и лекции Геллерта или, как выражается Радищев, "наслаждался его преподаванием в словесных науках". Одновременно с Радищевым в Лейпцигском университете учился Гёте. Историю студенты слушали у Бема, право - у Гоммеля. По словам одного из официальных донесений 1769 г., "все генерально с удивлением признаются, что в столь короткое время оказали они (русские студенты) знатные успехи, и не уступают в знании тем, кто издавна там обучается.[1]

Почти пять лет провел Радищев в Лейпциге. С чрезвычайным усердием занимался он в университете, изучал не только юридические науки, но и философию, историю, литературу, естествознание; он почти закончил курс университетского медицинского образования.

Именно к этому времени относится и его первый литературный опыт. Это начало перевода брошюры «Желания греков — к Европе христианской», появившейся в 1771. Автор этой брошюры - Антон Гика, ставил своей задачей поднять восстание балканских народов против Турции. Брошюра призывала европейское общественное мнение вступиться за греков и их независимость. Радищев не довел до конца своего перевода потому, что уже в августе того же года эта брошюра была напечатана в другом переводе в «Прибавлении к № 65 С.-Петербургских ведомостей» под названием «Вопль греческого народа к европейским христианам». Примечательно, что Радищев подчеркивал в своем тексте тему угнетения, рабства народа. Так, например, он переводит: «В рабском состоянии всякая добродетель есть преступление, которое злодейством против тирана почитается…».

В 1771 году Радищев вернулся в Петербург. Проведя несколько лет в Лейпциге, он, как и его товарищи, сильно позабыл русский язык, так что по возвращении в Россию занимался им под руководством известного Храповицкого. Вскоре он вступил на службу на должность протоколиста с чином титулярного советника в Первом департаменте Сената. Этот департамент ведал вопросами административного управления, контролировал исполнение законов местными властями, заслушивал отчеты Иностранной и других коллегий, руководил торговыми и таможенными делами, рассматривал челобитные, разбирал спорные дела губернских управлений. Радищев вел протоколы, и готовил материалы к заседаниям сенаторов, эта работа предполагала изучение дел и составление их краткого изложения, писал проекты решений со ссылками на соответствующие указы и постановления. Помимо воли, он должен был стать частью машины подавления народа, соучастником правительства Екатерины.

Вернувшись на родину, Радищев лично познакомился с Николаем Новиковым, издававшим в 1772 «Живописец». В пятом номере этого журнала появился очерк под названием «Отрывок путешествия в ИТ». «Отрывок» — это яркая, но мрачная картина крепостнической деревни, полная пафоса отрицания крепостнических порядков. На «верхах» были крайне недовольны им и обвиняли автора в том, что он оскорбляет «весь дворянский корпус». Однако в 13-м номере «Живописца» Новиков напечатал «Английскую прогулку» — статью, защищавшую «Отрывок» от нападок обиженных им помещиков, а в 14-м номере — продолжение «Отрывка».

Радищев недолго прослужил в Сенате: мешало плохое знание русского языка, тяготило товарищество приказных, грубое обращение начальства. Службы этой он не выдержал и вскоре ушел из Сената, поступив в 1773 в штаб Финляндской дивизии Я. А. Брюса, петербургского генерал-губернатора. В качестве юриста он был назначен обер-аудитором, т. е. военным прокурором. Конечно, и эта служба не могла быть приятна Радищеву: военный суд был едва ли не самым свирепым орудием классового господства помещиков, однако, выделился добросовестным и смелым отношением к своим обязанностям. В 1775 году он вышел в отставку по семейным обстоятельствам (один из товарищей Радищева по Лейпцигу, Рубановский, познакомил его с семьей своего старшего брата, на дочери которого, Анне Васильевне, он и женился), а в 1777 году он возвращается на службу и поступает в Коммерц-коллегию, которая занималась внутренней и внешней торговлей, вопросами развития промышленности и ремесел, а затем переходит в столичную таможню (1788), а через некоторое время назначается ее управляющим.

Служба в Сенате, армии и на таможне дала большой жизненный опыт, помогла Радищеву найти просвещённых и влиятельных друзей и единомышленников, он сблизился с проповедовавшими идею равенства масонами, стал другом своего начальника графа А. Р. Воронцова, президента Коммерц-коллегии, т.е. министра торговли. «Он посещал небольшое литературное общество графа Александра Воронцова и его сестры, княгини Дашковой». Это было гнездо антиекатерининской дворянской оппозиции.[2]

Свои переводы Радищев публиковал у Новикова. Так, в 1773 был напечатан перевод книги Мабли «Размышления о греческой истории». Самый перевод был сделан Радищевым для основанного в 1768 по приказанию Екатерины II «Собрания, старающегося о переводе иностранных книг на российский язык». Радищев приказ выполнил, но прибавил к тексту семь своих примечаний, в которых содержится не только полемика с Мабли, но и политическая декларация радикала-просветителя. Переводя слово despotisme (франц.) как «самодержавство», Радищев так объяснял это понятие: «Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние. Мы не токмо не можем дать над собою неограниченной власти; но ниже закон, извет общия воли, не имеет другого права наказывать преступников опричь права собственныя сохранности…. Если мы уделяем закону часть наших прав и нашея природный власти, то дабы оная употребляема была в нашу пользу: о сем мы делаем с обществом безмолвный договор. Если он нарушен, то и мы освобождаемся от нашея обязанности. Неправосудие государя дает народу, его судии, то же и более над ним право, какое ему дает закон над преступниками…».[3]

«Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев писал много лет. Его мировоззрение менялось не только под влиянием книг, которые он читал, но и больших исторических событий, свидетелем которых он был. Крестьянская война под предводительством Пугачева не испугала Радищева, а, наоборот, убедила его в потенциальной политической активности порабощенных народов России. Затем началась американская революция, и Радищев восторженно приветствовал ее как зарю освобождения человечества. В 1783 году он написал революционную оду «Вольность», где славил победу американской революции и говорил о праве восстания народа против монарха-тирана.

В конце 1780-х Радищев вступил в Общество друзей словесных наук и сразу начал подчинять его своему влиянию. Это был довольно многолюдный кружок, объединивший офицеров, моряков, молодых литераторов. Общество работало довольно усердно; оно занимало специальный дом, имело собрания, выпускало в 1789 журнал «Беседующий гражданин». В последнем номере журнала напечатана статья Радищева «Беседа о том, что есть сын отечества». Это весьма радикальная агитационная речь, для публикации которой самому Радищеву пришлось использовать свои связи, чтобы преодолеть цензуру.

В 1789 году им было напечатано «Житие Фёдора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений» ("О праве наказания и о смертной казни", "О любви", "Письма о первой книге Гельвециева сочинения о разуме").

Воспользовавшись указом Екатерины II о вольных типографиях, Радищев завёл свою типографию у себя на дому и в 1790 году напечатал в ней свое «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего». Вслед за ним Радищев выпустил свое главное сочинение, «Путешествие из Петербурга в Москву».

Середина июня. 26 экземпляров "Путешествия" поступают в книжную лавку петербургского купца Герасима Зотова. Сверх того автор рассылает несколько книг - А. Р. Воронцову, Г. Р. Державину и другим. Экземпляр, посланный А. М. Кутузову (друг Радищева, которому посвящена книга), до него не дошел.[4]

Книга стала быстро раскупаться. Её смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной и государственной жизни. Сочинение быстро дошло до императрицы и вызвало её понятное возмущение; потрясённая неблагодарностью с юных лет облагодетельствованного ею Радищева, Екатерина в гневе назвала автора «бунтовщиком хуже Пугачева». Узнав о грозящей опасности, Радищев успел сжечь все оставшиеся у него экземпляры книги, однако, на руках осталась её рукопись.

30 июня 1790 г. Радищев был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Екатерина поручила расследовать дело С. И. Шешковскому, руководителю тайной полиции, палачу, находившемуся в непосредственном подчинении императрицы; его называли «кнутобойцем», имя его внушало ужас. После смерти жены у Радищева осталось четверо детей. Воспитанием их руководила сестра их покойной матери Елизавета Васильевна Рубановская. Когда Радищева увезли к Шешковскому, Елизавета Васильевна собрала свои драгоценности и отослала их ночью со старым слугой к «кнутобойцу». Только это спасло Радищева от пытки, обычно применявшейся Шешковским.

24 июля Палата приговорила Радищева к смерти за то, что он издал книгу, «наполненную самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный и умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвесть в народе негодование противу начальников и начальства и, наконец, оскорбительными, неистовыми изражениями противу сана и власти царской». Уголовная палата применила к Радищеву статьи Уложения о «покушении на государево здоровье», о «заговорах и измене» и приговорила его к смертной казни через отсечение головы. Так как Радищев был дворянином, то его приговор должно было утверждать правительство. 26 июля он поступил в Сенат, и 8 августа сенаторы утвердили его. Доклад о решении Сената был представлен Екатерине 11 августа. Она приказала рассмотреть его в Государственном совете, намекнув при этом на то, что Радищев, помимо всего прочего, оскорбил своей книгой ее лично. 19 августа Совет утвердил приговор. Радищев ждал смертной казни 1 месяц и 11 дней.

Влиятельные друзья писателя умело смягчили гнев вспыльчивой императрицы, и закованный в кандалы Радищев был сослан в Сибирь. 4 сентября был подписан указ Екатерины о замене ему казни ссылкой в Сибирь, в Илимский острог на 10 лет. «Помилование» было мотивировано торжеством по случаю мира со Швецией.[5]

Радищев под нестрогим надзором жил там с семьёй, получал от петербургских друзей деньги и книги, писал новые сочинения, в частности, философский трактат с характерным названием «О человеке, его смертности и бессмертии» (1792). К нему в Сибирь приехала сестра его жены, Е. В. Рубановская, и привезла младших детей (старшие остались у родных для получения образования). В Илимске Радищев женился на Е. В. Рубановской.

Император Павел I, взошед на престол, вызвал Радищева из ссылки (Высочайшее повеление 23 ноября 1796 г.), возвратил ему чины и дворянство, обошелся с ним милостиво и взял с него обещание не писать ничего противного духу правительства.[6] Радищеву предписано было жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове, а за его поведением и перепиской велено было наблюдать губернатору

В 1801 Александр I амнистировал его. Вернувшись в Петербург, Радищев жил в Семеновском полку в доме Лавровой, служил в Комиссии по составлению законов. Сохранились рассказы (в статьях Пушкина и Павла Радищева) о том, что Радищев, удивлявший всех "молодостью седин", подал общий проект о необходимых законодательных преобразованиях - проект, где опять выдвигалось вперед освобождение крестьян и пр.[7] В последние годы жизни была написаны поэма "Бова", стихотворение "Осьмнадцатое столетие". Но творчество более не приносило удовлетворения писателю. Радищев не был собирателем знаний для себя. Он был политическим деятелем, демократом и революционером. Его целью была не наука сама по себе, а жизнь, которую необходимо было перестроить. Радищев покончил с собой в ночь на 12 сентября 1802 г., выпив царской водки, которой его сын чистил эполеты. Похоронен на Волковском православном кладбище.



biofile.ru

Радищев Александр Николаевич

Радищев Александр Николаевич

РАДИЩЕВ Александр Николаевич родился [20(31). VIII.1749, Москва,] в богатой дворянской семье — русский революционер, писа­тель, философ-материалист.

Детские годы провел в подмосковном имении отца селе Немцове, а затем в Верх­нем Аблязове (Пензенская губернии).

Началь­ное образование получил дома, под ру­ководством отца. Грамоте научил при­ставленный к нему дядька, крепостной Петр Мамонтов. Запомнилась на всю жизнь нянюшка Прасковья Клементьевна.

С 1756 он живет в Москве, в семье родственника М. Ф. Аргамакова, с деть­ми которого занимается на дому с препо­давателями и профессорами недавно открытого первого русского университета (1755).

В 1762, после переворота, на престол вступила Екатерина II. Во время корона­ционных празднеств в Москве в том же году Александр Николаевич вместе с другими дворянскими юношами был определен в Пажеский корпус. До 1766 он прожил в столице, учась в корпусе и выполняя обязанности пажа при Екатерине, дежуря в царском дворце. Желая заполнить судебные уч­реждения образованными юристами, Ека­терина решила отправить в Лейпцигский университет наиболее отличившихся пажей. Радищев вместе со своим товарищем Алексеем Кутузовым оказался в их числе.

С 1766-71 учеба в Лейпцигском университете. Там, Радищев занимался не только на юридическом факультете, но изучал литературу, естественные науки, меди­цину. Университет дал ему отличные знания, помог овладеть в совершенстве несколькими иностранными языками.

Но жили русские студенты в чу­довищных условиях, под надзором началь­ника русской колонии невежественного, жадного и деспотического майора Бокума.

Студенты, «доведенные до крайности», подняли бунт, во главе которого стал старший по возрасту студент Федор Уша­ков. Ненавистник рабства, свободолю­бец, Ушаков делал блестящую карьеру в Петербурге. Но, увлеченный философи­ей, он бросил службу и вместе с молодыми людьми уехал в Лейпциг. Человек большого самобытного ума и таланта, твердой воли и непреклонного чувства, он завоевал уважение и любовь своих това­рищей, заняв место идейного вождя в русской колонии. Бунт против Бокума дал свои результаты: улучшились усло­вия жизни, студенты стали чувствовать себя свободнее и «с того времени жили... почти как ему [Бокуму] неподвластные». Радищев же сделал важный вывод для себя: на­силию, неправде, самодержавному гнету надо противиться. Только сопротивляясь, только бесстрашно борясь против деспоти­ческой власти, человек может добиться победы и сохранить себя как личность, отстоять свою свободу и достоинство.

Живя в Лейпциге, русские студенты не теряли связей с родиной. Они вниматель­но следили за работой Комиссии по состав­лению «Нового уложения» (законов), ко­торая заседала с 1767. Демократические депутаты, споря с дворянскими идеолога­ми, ставили вопрос об ограничении прав помещиков, о смягчении рабства. Они читали сочинения первых русских про­светителей — Я.Козельского («Филосо­фические предложения»), сатирический журнал Н. Новикова «Трутень», в котором обличались помещики-крепостники, защи­щались крепостные крестьяне, разверты­валась смелая полемика Н. Новикова с самой Екатериной — автором статей в журналов «Всякая всячина».

Помимо посе­щения лекций в университете, русские студенты приобретали широкие знания в домашних занятиях, которые проходили под руководством Ушакова. Он считал, что нельзя ограничиваться науками, пре­подававшимися в университете. Изучая философию, он стремился «иметь понятие и о других частях учености». Так нача­лось знакомство с философией и литера­турой французского Просвещения, с со­чинениями Руссо и Гельвеция, Мабли и Дидро. На этих занятиях, по словам Радищева, он начинал «учиться мыслить». Жизнь его в Лейпциге проходила в напря­женном идейном развитии, в активной подготовке к исполнению своего долга по возвращении на родину. Накануне окончания срока обучения ему суждено было пережить большое горе: умер его друг и «учитель, по крайней мере в твер­дости» — Ф. Ушаков.

В конце ноября 1771 Радищев со своими дру­зьями — Кутузовым и Рубановским — вернулся в Россию. В декабре они уже были назначены протоколистами в сенат. В обязанности протоколиста входило со­ставление экстрактов (краткого извлече­ния) всех разбиравшихся там дел по чело­битным (жалобам) и подготовка проектов решений. Работа эта требовала знания юриспруденции и русского законодатель­ства. В свое время он, по обязанности па­жа бывая во дворце, видел екатеринин­ское правление с его парадной стороны. Теперь сенат открыл ему крепостную Россию с черного хода — без прикрас, ка­кой она была в действительности: с дес­потизмом помещиков, бесправием кре­стьян, с безнаказанными действиями крупных чиновников государства, брав­ших взятки, обворовывавших казну, тор­говавших интересами отечества. Служба в сенате — учреждении, призванном сле­дить за исполнением законов,— убежда­ла его, что искать правду в самодержавном государстве — дело безнадежное.

Первым общественным выступлением Радищева Александра Николаевича был перевод книги Мабли «Размышление о греческой истории», в которой фран­цузский просветитель, прославляя граж­данские добродетели и демократический характер государственных учреждений древней Греции, нападал на тиранов. Ма­териалы истории перекликались с сов­ременностью, позволяли под покровом истории осуждать монархическую власть. Этим и воспользовался Радищев. Его намерение с особой силой и откровенностью проя­вилось в примечаниях, которыми он снаб­дил переводимую книгу. Так в число русских просветителей вошел новый деятель.

С мая 1773-75 он работал в штабе финляндской дивизии. Служба в качестве обер-аудитора (дивизионного прокурора), зна­комство с делами беглых рекрутов рас­крыли Радищеву жизнь крепостного крестьянства, злоупотребления помещиков при продаже рекрутов, преступные действия прави­тельства. Военная служба помогла ему следить за ходом крестьянского восста­ния, читать приказы военной коллегии, знакомиться с манифестами Пугачева, в которых были высказаны надежды и требования народа. Восстание Пугачева явилось определяющей вехой в идейном развитии Радищева Александра Николаевича. Русская действительность, социальные противоречия эпохи, вылив­шиеся в могучую крестьянскую войну против своих угнетателей, довершили его вос­питание. Впервые с такой потрясающей очевидностью раскрылась для него ненависть крестьян к своим поработителям. Впервые он увидел великую энергию народа в обществен­ном движении, его умение создавать свою армию, узнал о выдвинувшихся «из среды на­родный» замечательных руководителях вос­стания, военачальниках, во главе с Пугаче­вым одержавших победы над прославленными генералами. Все это послужило мощным толчком для теоретической работы Радищева, опреде­лило демократизм его убеждений. Именно после крестьянского восстания 1773 — 75 ко­ренные вопросы социального и политического развития отечества стали в центре внимания Радищева А.Н.. Он настойчиво стал изучать жизнь наро­да, его художественное творчество, проявляя особый интерес к многочисленным и посто­янным в крепостническом государстве «бун­там, к расправам крестьян со своими помещиками-мучителями.

В 1775 уйдя в отставку, Радищев Александр Николаевич женился на племяннице своего университетского товари­ща — Анне Васильевне Рубановской.

В 1777 он вернулся на службу, поступив в Коммерц-коллегию, руководителем которой был гр. А. Р. Воронцов, либеральный вельможа, настроенный оппозиционно к Екатери­не II. Огромные знания Радищева, его честность и принципиальность в исполнении своего служебного долга были замечены и вы­соко оценены Воронцовым. Он приблизил к себе Радищева, между ними возникли дружес­кие отношения.

В 1780 он рекомендовал Радищева для работы в столичной таможне, уп­равляющий которой престарелый Даль уже не мог исполнять своих обязанностей.

Десять лет служил Радищев в таможне в долж­ности помощника Даля.

С 1780-х гг. начинается новый этап развития Радищева — его произведения проникаются революционной мыслью. В своих сочинениях он будет выступать как революционер. Годы, проведённые в Петербур­ге, были годами напряженной работы — служебной и литературной. Много време­ни отнимала семья.

В 1780 Радищев написал «Слово о Ломоно­сове» (опубл. в 1790), в котором дал высо­кую оценку замечательному русскому деятелю — ученому и поэту, «исторгну­тому из среды народныя».

В 1782 — «Пись­мо к другу, жительствующему в Тоболь­ске по долгу звания своего», посвященное открытию в Петербурге памятника Пет­ру I работы Фальконе (знаменитый Медный всадник). В облике Петра Радищев увидел могучую личность великого пре­образователя, русского «плотника», «об­новившего Россию». В то же время он подчеркнул и второй лик Петра — «власт­ного самодержца», который, укрепляя русское помещичье государство, «истребил последние признаки дикой вольности сво­его отечества».

В 1783 после непро­должительной болезни умерла жена Радищева, оставив ему четверых маленьких детей — трех сыновей и дочь. Приходилось зани­маться воспитанием детей и всеми до­машними делами. К счастью, в лице сестры жены, Елизаветы Васильевны Рубанов­ской, самоотверженной девушки, он на­шел верного и доброго помощника.

В то же десятилетие внимание всего мира привлекли события за океаном — там тринадцать английских колоний под­няли восстание против колониального вла­дычества королевской Англии и образо­вали новую республику — Соединенные Штаты Америки: Радищев А.Н. с огромным интере­сом следил за вооруженной борьбой наро­да за свою свободу.

В 1783 американская революция победила. Ее опыт подтверж­дал правильность складывавшейся у Радищева теории, что уничтожить рабство, угнете­ние может только сам народ, которому свойственно и высшее творчество — рево­люция.

Служба в Коммерц-коллегии, а потом в таможне не могли его удовлетворить. Он стремился к деятельности на благо страж­дущего в оковах народа. Какой же могла быть эта деятельность? Работа француз­ских и русских просветителей помогала Радищеву определить свой путь.

Он принимает решение выступить еди­ным фронтом с просветителями и передо­выми писателями, избрав для этого писа­тельскую деятельность, рассматривая сво­бодное слово как сильное оружие в борьбе. Предстояло написать правду о полити­ческом строе России, о положении народа, о деспотизме екатерининского прав­ления, о революции, которая одна только может преобразовать отечество на началах вольности. Радищев А.Н. определил свое понимание роли писателя: он не только патриот (какими были Ломоносов и Дер­жавин), но и революционер, «прорица­тель вольности» и потому активный поли­тический деятель, вождь освободительного движения.

В 1783 Радищев закончил оду «Вольность» — первое революционное стихотворение в России. В ней Радищев привет­ствовал победивший американский народ, славил его революцию. Ода — произве­дение огромного философского и полити­ческого содержания, в ней была изложена теория народной революции. Создавая оду, пробуя свои силы в поэзии, писатель дол­жен был «вдаваться в области неизведан­ные», прокладывать пути русскому рево­люционному стихотворству. Он избрал жанр оды, который получил широкое рас­пространение в европейском и русском классицизме. В одах раскрывалась высо­кая, торжественная тема, причем, как правило, высокое определялось тем, что было посвящено богу и царю. Радищев же написал рево­люционную оду, в которой, воспевая сво­боду, отстаивал право народа судить и казнить царя-злодея. Александр Николаевич создает новое представление о высоком — это стрем­ление человека к свободе, ко всему пре­красному. Ода начинается гимном воль­ности. Она «бесценный дар» человека, «источник всех великих дел». Что же является «препоной свободе»? Законы, создаваемые самодержавием и освящаемые церковью, согласно которым у народа отняли вольность и утвердили рабство. Значит, народ имеет пра­во вернуть отнятую у него свободу, вы­ступить против монарха. Далее описы­вается восстание народа и суд над монархом-«злодеем». Показав свержение самодержавия и суд над царем, вторую половину оды он посвящает рассказу о сози­дательной деятельности победившего на­рода. Ода завершается вдохновенным про­рочеством о будущей победе русской ре­волюции. Историзм помог ему понять, что в современных ему условиях победа еще невозможна.

Ода Радищева «Вольность» глубоко лирична, она воссоздает духов­ный облик автора — первого русского ре­волюционера. Небывалым предстал нрав­ственный мир личности, избравшей для себя жребий «прорицателя вольности». Ненавистник рабства, он мечтал — и это была мечта о революции в России, о «дне, избраннейшем всех дней».

В 1784 из быв­ших воспитанников Московского университета, определившихся после окончания обу­чения на службу в столицу, в Петербурге было создано «Общество друзей словес­ных наук». Кроме бывших студентов, в него входили молодые чиновники, а позже — молодые офицеры. В это общество вступил Радищев А.Н., желая установить тесные свя­зи с передовой молодежью и мечтая подчи­нить целям революционной пропаганды журнал общества — «Беседующий гражданин». В журнале печатались статьи, получив­шие общее одобрение всех его членов. На одном из собраний он прочитал ста­тью «Беседа о том, что есть сын отечест­ва», проникнутую «вольностью духа» (опубл. в 1789). Писатель доказывал, что сво­бодного по рождению человека преступно превращать в «тяглый скот». Истинным сыном отечества, патриотом может быть только свободный человек. Потому им не может быть крепостной крестьянин, пре­вращенный в раба.

В 1787 Радищев закончил автобиографическую повесть «Житие Ф. В. Ушакова» (опубл. в 1789), посвя­щенную воспоминаниям о годах, прове­денных в Лейпцигском университете. Повесть рисовала образ положительного героя — человека и гражданина, готового к борьбе за свободу своего народа.

С середины 80-х гг. Радищев А.Н. приступил к работе над главным своим сочинением — «Путешествием из Петербурга в Москву», в котором мужественный писатель ставил коренные проблемы русской революции. Книга отличалась необыкновенной широ­той охвата явлений русской действитель­ности XVIII в. и глубиной проникнове­ния в социальные противоречия эпохи. Жанр путешествия, при котором воз­можно описание самых различных сто­рон жизни, Александр Николаевич использовал для освеще­ния вопросов экономики и права, поли­тики и религии, войны и мира, морали, семейных отношений, положения жен­щины, воспитания детей, вопросов куль­туры (школа, цензура, печать) и другого. Вся книга пронизана, с одной стороны, страст­ной любовью автора к русскому закре­пощенному крестьянину и, с другой — ненавистью революционера к помещикам- крепостникам, «алчным зверям и пияви­цам ненасытным», ко всему самодержавно- крепостническому строю. Главными ге­роями книги стали народ, движущая сила будущей революции, и передовой дворя­нин, от имени которого ведется рассказ, порывающий со своим классом и становя­щийся в ряды «прорицательной вольно­сти», деятелей революции. Книга должна была «отнять завесу с очей» тех, кто «взи­рал непрямо на окружающие его предме­ты», должна была открыть истину, рас­крыть заблуждения, научить понимать «истинное блаженство».

Весной 1789 «Путешествие» было отдано в цензуру. Цензор по небрежности дал разрешение печатать книгу, не прочи­тав ее. Для того чтобы издать револю­ционное сочинение, Радищеву пришлось завести у себя в доме маленькую типографию, где с помощью своих друзей он и напечатал ее в количестве 650 экз.

В апреле 1790 он официально был назначен директором столичной таможни.

А в мае 1790 уже продавалось в книжной лавке Зотова в Гостином дворе «Пу­тешествие». Слух о выходе революционного сочинения быст­ро распространился по столице. Дошел он и до Екатерины II. Секретарь императ­рицы Храповицкий записал в дневнике: «Говорено о книге «Путешествие от Пе­тербурга до Москвы»... Открывается подозрение на Радищева ...Сказывать изволили, что он бунтовщик, хуже Пугачева». После ареста книгопродавца Зотова писатель уничто­жил нераспроданные экземпляры книги.

30 июня 1790 Радищева по приказу Екатерины был арестован и заключен в Петропавлов­скую крепость.

В июле 1790 сенат приго­ворил его к смертной казни «посредством отсечения головы». Екатерина — возможно, из опасений потерять в Европе репутацию просвещенной императрицы — повелела со­слать его «на десятилетнее безысходное пребывание» в далекий сибирский острог— Илимск.

8 сентября его, закованного в кан­далы, отправили в Сибирь. Императрица, проявляя «милость», была уверена, что он не вынесет тяжелого пути и погибнет, еще не доехав до места ссылки. Так бы оно и случилось, если бы не вмешался вельможа Воронцов. Он потребовал от Екатерины, чтобы она приказала снять с осужденного кандалы. Затем, используя свои связи с губернаторами и свое влияние, он послал вслед за Радищевым специальных курьеров с пись­мами к тем губернаторам, через чьи губер­нии должен был ехать ссыльный. В пись­мах он просил оказать ему личную услугу и облегчить осужденному Радищеву Александру Николаевичу условия тяжелой дороги. Желая заручиться под­держкой могущественного вельможи, гу­бернаторы выполнили его просьбы, снаб­дили Радищева всем необходимым для дальнего и трудного пути. В далеком Тобольске он задержался на полгода. Туда же к нему прибыла Елизавета Васильевна Рубановская с его двумя младшими детьми. Муже­ственная девушка, полюбив Александра Николаевича, реши­ла последовать в Сибирь за дорогим ей человеком, чтобы быть вместе с ним, что­бы облегчить его участь и скрасить его жизнь в ссылке.

Ни следствие, ни суд, ни ссылка не сломили могучий дух революционера. Жи­вя в Илимске, он ищет и находит способы и пути к многообразной деятельности. В центре всех занятий Радищева в Илимске была работа над философским сочинением «О че­ловеке, о его смертности и бессмертии», за которое он принялся уже на двенадца­тый день своей илимской жизни. В нем основной философский вопрос — об отно­шении сознания к природе — Радищев А.Н. решал как материалист. Он указывал, что мозг является материальным органом мысли. Здесь же он развивал тезис о познавае­мости мира человеком, категорически от­вергая учение о врожденных идеях. Раз­вивая идею изменения природы, вскры­вая влияние окружающей среды на раз­витие организма, Радищев, однако, оставался метафизическим материалистом. Он пи­сал: «Шествие природы есть тихо, не­приметно и постепенно».

Он не только освоил достижения мате­риализма и естественных наук XVIII в., но и внес в теоретическую разработку проблем материализма революционную идею, которая отличает его от материа­лизма французских энциклопедистов, быв­ших сторонниками мирных способов со­циальных преобразований.

Смерть Екатерины в ноябре 1796 изба­вила Александра Николаевича от сибирской ссылки. Новый император Павел разрешил ему покинуть Илимск и поселиться в подмосковном имении его отца Немцове, где он должен был жить под строжайшим полицейским надзором. Радость возвращения в родные края была омрачена новым несчастьем: по дороге простудилась и после тяжёлой болезни умерла подруга Елизавета Васильевна. В Немцово он прибыл с ма­ленькими детьми.

Только в 1801 он получил полную свободу, когда на престол вступил Александр I. Вернувшись в Пе­тербург, Радищев много работает, пишет поэти­ческие и прозаические сочинения, встре­чается с новыми общественными деятеля­ми — просветителями, литераторами. Ука­зом нового царя он назначается в Комиссию по составлению законов и активно зани­мается составлением проектов законода­тельных реформ. До нас дошли три юриди­ческих сочинения Радищева:

«О законоположе­нии»,

«Проект гражданского уложения».

«Проект для разделения уложения Рос­сийского».

Программа Радищева, сформулиро­ванная им в 1802 в законодательных сочи­нениях, включала требование уничтоже­ния крепостного права и сословных при­вилегий, уничтожения чудовищного про­извола властей, отмены телесных наказа­ний. И в период либеральных обещаний Александра I писатель подвергался травле в Комиссии по составлению законов за вольнолюбивые «особые мнения» по ка­зусным (спорным) делам («О ценах за людей убиенных», «О праве подсудимых отводить судей и выбирать себе за­щитника»). Председатель комиссии гр. П. В. Завадовский заявил Радищеву, что если он не смирится, то его ждет новая си­бирская ссылка. Понимая невозможность осуществления своих идеалов, Радищев А.Н. в ответ на угрозы и преследования покончил жизнь самоубийством.

Главной книгой Радищева, делом его жизни, революционной энциклопедией русского Просвещения, было «Путешествие из Пе­тербурга в Москву». Пушкин называл его «сатирическим воззванием к возмущению». Выдвинув идею народной революции, Р. изобразил народ в своем «Путешествии» так, как он еще никогда не изображался ни в русской, ни в мировой литературе. До Радищева народ не был героем искусства. Для классицизма жизнь крепостного кре­стьянства — «низкая» тема, поэтому писатели-классицисты изображали не народ, а отдельного крестьянина, да и то как сатирический персонаж — в комедии или басне. Новое искусство — сенти­ментализм — разрушало сословный прин­цип и учило ценить любого человека, вне зависимости от его происхождения и положения. Но своим героем оно сдела­ло не народ, а представителя третьего сословия, чаще всего мелкого буржуа, человека, делающего карьеру или отстаи­вающего свое семейное счастье. В русской литературе первое изображение крепост­ного мы встречаем у Новикова в «Трутне» (1769). В соответствии со своими просве­тительскими убеждениями он протесто­вал против крепостного права, показы­вал униженную рабством и ужасающей нищетой жизнь, взывал к чувству, к че­ловеколюбию, к жалости дворян. Отсюда и характер изображения крепостного: не­счастный Филатка лишь скорбно пла­чется на свою судьбу, он не протестует, но молит барина быть милостивым отцом своих крепостных.

Радищев, писатель-революционер, сделал именно народ героем своей книги, совер­шив тем самым переворот в литературе. Его открытие состояло в том, что, изобра­жая русских крестьян, людей, отягощен­ных рабством, низведенных крепостниче­ством на положение «пленников в отечест­ве своем», он героизировал их, видя в каждом мужике дремлющую до случая силу, которая сделает его истинным сыном отечества, патриотом, деятелем револю­ции. Мы чувствуем в «Путешествии» в каждом русском крепостном будущего освободителя России. Через индивидуаль­ный облик каждого просвечивает потен­циальная судьба свободного человека. Радищев писал так о русском народе потому, что верил и понимал, что именно ему пред­стоит решить судьбу русского государ­ства, обновить отечество.

Образ бурлака открывает галерею кре­стьян «Путешествия». Утверждая свою веру в народ, Радищев дерзко бросает вызов дворянству и самодержцу, заявляя: «Бур­лак, идущий в кабак повеся голову и воз­вращающийся обагренный кровью от оплеух, многое может решить доселе гадательное в истории российской». В Любани происходит встреча с пашущим кре­стьянином. Писатель подчеркивает: как ни чу­довищно положение крепостного, но его труд, даже безмерно тяжелый, спасает его и от голодной смерти, и от нрав­ственной гибели. Несмотря на бедность, он полон достоинства и потому не пла­чется, а судит своего жестокого барина. В нем нет ни капли смирения и унижения. Еще более характерна встреча путешест­венника с крестьянской девушкой Аню­той в деревне Едрово. Несмотря на бедность, сиротство и рабское положение, она не­зависима, горда, полна достоинства. Основа ее жизненного поведения, как и у крестьянина из Любани,— труд. По деревне о ней слава: «Какая мастерица плясать! всех за пояс заткнет, хоть бы кого... А как пойдет в поле жать... загля­денье». Крестьянин из Любани, Анюта из Едрова — крепостные, сумевшие, не­смотря на гнет рабства, сохранить в себе «величественные преимущества человека». Встреченный в Городне рекрут — кре­постной интеллигент; волею «человеко­любивого помещика» он получил образо­вание, и в нем оказались разбуженными дремавшие силы, таланты и способности. Главное в нравственном облике образо­ванного крепостного — рост самосозна­ния; он говорит о себе: Я «есмь человек, реем другим равный». Он «тверд в мыс­лях» и ненавидит «робость духа». Разбу­женное в нем человеческое достоинство делает его активным и смелым. Как истин­но русский человек, он терпелив, но до предела. Он грозно предупреждает своего мучителя: «не доводи до отчаяния души», «страшись!». Рядом с образом крепостного интеллигента — образ Ломоносова, сына холмогорского рыбака («Слово о Ло­моносове»). Крепостной интеллигент — только возможность, Ломоносов — свер­шение. Ломоносов — великий деятель русской национальной культуры — не­опровержимое свидетельство талантли­вости русского трудового народа, его огромных потенциальных сил, его спо­собности к величайшему созидательному творчеству.

С еще большей силой новаторство Александра Николаевича Радищева проявилось в созданном им коллективном образе народа. Крестьяне даны Р. в дей­ствии, в наивысший момент своей жиз­ни — в момент, когда они совершали справедливое отмщение своим мучителям и поработителям. Впервые мы сталки­ваемся с народом в действии в главе «Зайцево», где крестьяне, доведенные до крайности помещиком, обрушили на него свое мщение. В главе «Хотилов» прямо говорится о Пугачевском восстании, ко­торое подняло десятки тысяч крестьян и сделало из них мужественных воинов, одушевленных желанием «освободиться от своих властителей». Создавая образ русского народа, писатель использовал народно­поэтические мотивы, в особенности рус­скую песню. Он был убежден, что песня, обнаруживая «образование души нашего народа», раскрывает его характер. Гер­цен отлично понял это, сказав, что в песне автор «Путешествия» нашел «ключ к та­инствам народа». Новаторство Радищева как писателя тесно связано с его револю­ционными убеждениями. Создав первую революционную оду — «Вольность», он утверждал пафос борьбы за свободу чело­века как основное содержание граждан­ской поэзии, тем самым надолго опреде­лив поэтический словарь русской вольно­любивой лирики — декабристов, Пушкина, Лермонтова, Огарева. При внешнем сходстве книги Радищева А.Н. с жанром сентимен­тального путешествия она не может быть отнесена к литературному направлению сентиментализма. Пафос «Путешествия» Радищева не в изображении внутреннего мира автора, а в создании реальной картины действительности, правдивых, социально заостренных портретов крестьян и кре­постников. Исторический подход к обще­ству, понимание социальной обусловлен­ности человека позволили Радищеву создавать типические характеры. Своим творчест­вом он способствовал победе реализма в русской литературе.

Умер — [12(24).IX.1802], Пе­тербурге.

www.znaniy.com

Радищев, Александр Николаевич - это... Что такое Радищев, Александр Николаевич?

Алекса́ндр Никола́евич Ради́щев (20 [31] августа 1749 года, село Верхнее Аблязово Саратовской губернии[2][1] — 12 [24] сентября 1802 года, Санкт-Петербург) — русский писатель, философ, поэт, де-факто руководитель Петербургской таможни, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

Стал наиболее известен благодаря своему основному произведению «Путешествие из Петербурга в Москву», которое издал анонимно в 1790 году.

Биография

Александр Радищев был первенцем в семье Николая Афанасьевича Радищева (1728—1806), сына стародубского полковника и крупного землевладельца Афанасия Прокопьевича.

В первоначальном обучении Радищева принимал, по-видимому, непосредственное участие его отец, человек набожный, хорошо владевший латынью, польским, французским и немецким языками. Как было принято в то время, русской грамоте ребёнка учили по часослову и псалтырю. К его шести годам к нему был приставлен учитель французского, но выбор оказался неудачным: учитель, как потом узнали, был беглый солдат. Вскоре после открытия Московского университета, около 1756 года, отец повёз Александра в Москву, в дом дяди по матери (родной брат которого, А. М. Аргамаков, был в 1755—1757 годах директором университета). Здесь Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернёра, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. Дети Аргамаковых имели возможность заниматься на дому с профессорами и преподавателями университетской гимназии, поэтому нельзя исключить, что Александр Радищев готовился здесь под их руководством и прошёл, хотя бы отчасти, программу гимназического курса.

В 1762 году, после коронации Екатерины II, Радищев был пожалован в пажи и направлен в Петербург для обучения в пажеском корпусе. Пажеский корпус готовил не учёных, а придворных, и пажи были обязаны прислуживать императрице на балах, в театре, за парадными обедами. Через четыре года, в числе двенадцати молодых дворян, он был отправлен в Германию, в Лейпцигский университет для обучения праву. Из товарищей Радищева особенно замечателен Фёдор Ушаков по тому огромному влиянию, какое он оказал на Радищева, написавшего его «Житие» и напечатавшего некоторые из сочинений Ушакова. Ушаков был человек более опытный и зрелый, нежели другие его сотоварищи, которые и признали сразу его авторитет. Он служил для других студентов примером серьёзных занятий, руководил их чтением, внушал им твёрдые нравственные убеждения. Здоровье Ушакова было расстроено ещё до поездки за границу, а в Лейпциге он ещё испортил его, отчасти образом жизни, отчасти чрезмерными занятиями, и опасно захворал. Когда доктор по его настоянию объявил ему, что «завтра он жизни уже не будет причастен», он твёрдо встретил смертный приговор. Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: «помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным». Последние слова Ушакова «неизгладимой чертой ознаменовались на памяти» Радищева.

Служба в Петербурге

В 1771 году Радищев вернулся в Петербург и скоро вступил на службу в Сенат, протоколистом, с чином титулярного советника. Он недолго прослужил в сенате: мешало плохое знание русского языка, тяготило товарищество приказных, грубое обращение начальства. Радищев поступил в штаб командовавшего в Петербурге генерал-аншефа Брюса в качестве обер-аудитора и выделился добросовестным и смелым отношением к своим обязанностям. В 1775 году он вышел в отставку, а в 1778 году снова поступил на службу в Коммерц-коллегию, впоследствии (в 1788 году) перейдя в петербургскую таможню. Занятия русским языком и чтение привели Радищева к собственным литературным опытам. Сначала он издал перевод сочинения Мабли «Размышления о греческой истории» (1773), затем начал составлять историю Российского Сената, но написанное уничтожил.

Литературная и издательская деятельность

Несомненно, литературная деятельность Радищева начинается только в 1789 году, когда им было напечатано «Житие Фёдора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений». Воспользовавшись указом Екатерины II о вольных типографиях, Радищев завёл свою типографию у себя на дому и в 1790 году напечатал в ней свое «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего».

Вслед за ним Радищев выпустил своё главное сочинение, «Путешествие из Петербурга в Москву». Книга начинается с посвящения товарищу Радищева, А. М. Кутузову, в котором автор пишет: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала». Он понял, что человек сам виноват в этих страданиях, оттого, что «он взирает не прямо на окружающие его предметы». Для достижения блаженства надо отнять завесу, закрывающую природные чувствования. Всякий может сделаться соучастником в блаженстве себе подобных, противясь заблуждениям. «Се мысль, побудившая меня начертать, что читать будешь».

Арест и ссылка

Книга стала быстро раскупаться. Её смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной и государственной жизни обратили на себя внимание самой императрицы, которой кто-то доставил «Путешествие». Хотя книга была издана с разрешения установленной цензуры, против автора было поднято преследование. Радищев был арестован, дело его было «препоручено» С. И. Шешковскому. Посаженный в крепость, на допросах Радищев заявил о своём раскаянии, отказывался от своей книги, но вместе с тем в показаниях своих нередко высказывал те же взгляды, какие приводились в «Путешествии». Уголовная палата применила к Радищеву статьи Уложения о «покушении на государево здоровье», о «заговорах и измене» и приговорила его к смертной казни. Приговор, переданный в Сенат и затем в Совет, был утверждён в обеих инстанциях и представлен Екатерине. 4 сентября 1790 года состоялся именной указ, который признавал Радищева виновным в преступлении присяги и должности подданного изданием книги, «наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской»; вина Радищева такова, что он вполне заслуживает смертную казнь, к которой приговорён судом, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь заменена ему десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог. Император Павел I вскоре после своего воцарения (1796) вернул Радищева из Сибири. Радищеву предписано было жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове.

Последние годы. Смерть

После воцарения Александра I Радищев получил полную свободу; он был вызван в Петербург и назначен членом комиссии для составления законов. Существует предание об обстоятельствах самоубийства Радищева: позванный в комиссию для составления законов, Радищев составил «Проект либерального уложения», в котором говорил о равенстве всех перед законом, свободе печати и т. д. Председатель комиссии граф П. В. Завадовский сделал ему строгое внушение за его образ мыслей, сурово напомнив ему о прежних увлечениях и даже упомянув о Сибири. Радищев, человек с сильно расстроенным здоровьем, был до того потрясён выговором и угрозами Завадовского, что решился покончить с собой, выпил яд и умер в страшных мучениях[3].

В книге «Радищев» Д. С. Бабкина, вышедшей в 1966 году, предложена иная версия гибели Радищева. Сыновья, присутствовавшие при его кончине, свидетельствовали о тяжёлом физическом недуге, поразившем Александра Николаевича уже во время сибирской ссылки. Непосредственной причиной смерти, по Бабкову, стал несчастный случай: Радищев выпил стакан с «приготовленной в нём крепкой водкой для выжиги старых офицерских эполет его старшего сына» (царская водка). В документах о захоронении говорится о естественной смерти. В ведомости церкви Волковского кладбища в Петербурге под 13 сентября 1802 года в числе погребённых указан «коллегский советник Александр Радищев; пятидесяти трёх лет, умер чахоткою», при выносе был священник Василий Налимов.

Потомки

Восприятие Радищева в XIX—XX вв

Представление о том, что Радищев — не писатель, а общественный деятель, отличавшийся поразительными душевными качествами, стало складываться сразу после его смерти и, по сути, определило его дальнейшую посмертную судьбу. И. М. Борн в речи к Обществу любителей изящного, произнесенной в сентябре 1802 года и посвященной смерти Радищева, говорит о нём: «Он любил истину и добродетель. Пламенное его человеколюбие жаждало озарить всех своих собратий сим немерцающим лучом вечности». Как «честного человека» («honnête homme») характеризовал Радищева Н. М. Карамзин (это устное свидетельство приведено Пушкиным в качестве эпиграфа к статье «Александр Радищев»). Мысль о преимуществе человеческих качеств Радищева над его писательским талантом особенно емко выражает П. А. Вяземский, объясняя в письме А. Ф. Воейкову желание изучить биографию Радищева: «У нас обыкновенно человек невидим за писателем. В Радищеве напротив: писатель приходится по плечу, а человек его головою выше».

На допросах декабристов на вопрос «с какого времени и откуда они заимствовали первые вольнодумческие мысли» многие декабристы называли имя Радищева[4].

Особой страницей в восприятии личности и творчества Радищева русским обществом стало отношение к нему А. С. Пушкина. Познакомившись с «Путешествием из Петербурга в Москву» в юности, Пушкин явно ориентируется на радищевскую оду «Вольность» в своей одноимённой оде (1817 или 1819), а также учитывает в «Руслане и Людмиле» опыт «богатырского песнотворения» сына Радищева, Николая Александровича, «Альоша Попович» (Пушкин всю жизнь ошибочно считал автором этой поэмы Радищева-отца). «Путешествие» оказалось созвучно тираноборческим и антикрепостническим настроениям юного Пушкина. Несмотря на изменение политических позиций, Пушкин и в 1830-е годы сохранял интерес к Радищеву, приобрёл экземпляр «Путешествия», бывшего в Тайной канцелярии, набрасывал «Путешествие из Москвы в Петербург» (задуманное как комментарий к радищевским главам в обратном порядке). В 1836 году Пушкин попытался опубликовать фрагменты из радищевского «Путешествия» в своём «Современнике», сопроводив их статьёй «Александр Радищев» — самым развёрнутым своим высказыванием о Радищеве. Помимо смелой попытки впервые после 1790 года ознакомить русского читателя с запрещённой книгой, здесь же Пушкин даёт и весьма подробную критику сочинения и его автора.

Мы никогда не почитали Радищева великим человеком. Поступок его всегда казался нам преступлением, ничем не извиняемым, а «Путешествие в Москву» весьма посредственною книгою; но со всем тем не можем в нём не признать преступника с духом необыкновенным; политического фанатика, заблуждающегося конечно, но действующего с удивительным самоотвержением и с какой-то рыцарскою совестливостию[5].

Критика Пушкина, помимо автоцензурных причин (впрочем, публикация всё равно не была разрешена цензурой) отражает «просвещённый консерватизм» последних лет жизни поэта. В черновиках «Памятника» в том же 1836 году Пушкин написал: «Вослед Радищеву восславил я свободу».

В 1830—1850-е годы интерес к Радищеву существенно снизился, уменьшается количество списков «Путешествия». Новое оживление интереса связано с публикацией «Путешествия» в Лондоне А. И. Герценом в 1858 году (он ставит Радищева в число «наших святых, наших пророков, наших первых сеятелей, первых борцов»).

Оценка Радищева как предтечи революционного движения была перенята и социал-демократами начала XX века. В 1918 А. В. Луначарский назвал Радищева «пророк и предтеча революции». Г. В. Плеханов считал, что под влиянием радищевских идей «совершались самые многозначительные общественные движения конца XVIII — первой трети XIX столетий»[4]. В. И. Ленин назвал его «первым русским революционером».

Вплоть до 1970-х годов возможности ознакомиться с «Путешествием» для массового читателя были крайне ограничены. После того как в 1790 году почти весь тираж «Путешествия из Петербурга в Москву» был уничтожен автором перед арестом, до 1905 года[6], когда с этого сочинения было снято цензурное запрещение, общий тираж нескольких его публикаций едва ли превысил полторы тысячи экземпляров. Заграничное издание Герцена осуществлялось по неисправному списку, где язык XVIII века был искусственно «осовременен» и встречались многочисленные ошибки. В 1905—1907 годах вышло несколько изданий, но после этого 30 лет «Путешествие» в России не издавалось. В последующие годы его издавали несколько раз, но в основном для нужд школы, с купюрами и мизерными по советским меркам тиражами. Ещё в 1960-х годах известны жалобы советских читателей на то, что достать «Путешествие» в магазине или районной библиотеке невозможно. Только в 1970-х годах «Путешествие» начали выпускать по-настоящему массово.

Научное исследование Радищева по сути началось только в XX в. В 1930—1950 годы под редакцией Гр. Гуковского осуществлено трёхтомное «Полное собрание сочинений Радищева», где впервые опубликованы или атрибутированы писателю многие новые тексты, в том числе философские и юридические. В 1950—1960 годы возникли романтические, не подтверждаемые источниками гипотезы о «потаённом Радищеве» (Г. П. Шторм и др.) — о том, что Радищев продолжал якобы после ссылки дорабатывать «Путешествие» и распространять текст в узком кругу единомышленников. В то же время намечается отказ от прямолинейно-агитационного подхода к Радищеву, подчёркивание сложности его взглядов и большого гуманистического значения личности (Н. Я. Эйдельман и др.). В современной литературе исследуются философские и публицистические источники Радищева — масонские, нравоучительно-просветительские и другие, подчёркивается многосторонняя проблематика его главной книги, несводимая к борьбе против крепостного права[7].

Философские воззрения

«Философские воззрения Радищева несут на себе следы влияния различных направлений европейской мысли его времени. Он руководствовался принципом реальности и материальности (телесности) мира, утверждая, что „бытие вещей независимо от силы познания о них и существует по себе“. Согласно его гносеологическим воззрениям, „основанием всего естественного познания является опыт“. При этом чувственный опыт, будучи главным источником познания, находится в единстве с „опытом разумным“. В мире, в котором нет ничего „опричь телесности“, своё место занимает и человек, существо столь же телесное, как и вся природа. У человека особая роль, он, по Радищеву, представляет собой высшее проявление телесности, но в то же время неразрывно связан с животным и растительным миром. „Мы не унижаем человека, — утверждал Радищев, — находя сходственности в его сложении с другими тварями, показуя, что он в существенности следует одинаковым с ним законам. И как иначе-то быть может? Не веществен ли он?“.

Принципиальным отличием человека от прочих живых существ является наличие у него разума, благодаря которому тот „имеет силу о вещах сведому“. Но ещё более важное отличие заключается в способности человека к моральным действиям и оценкам. „Человек — единственное существо на земле, ведающее худое, злое“, „особое свойство человека — беспредельная возможность как совершенствоваться, так и развращаться“. Как моралист Радищев не принимал моральную концепцию „разумного эгоизма“, считая, что отнюдь не „себялюбие“ является источником нравственного чувства: „человек есть существо сочувствующее“. Будучи сторонником идеи „естественного права“ и всегда отстаивая представления о естественной природе человека („в человеке никогда не иссякают права природы“), Радищев в то же время не разделял намеченное Руссо противопоставление общества и природы, культурного и природного начал в человеке. Для него общественное бытие человека столь же естественно, как и природное. По смыслу дела, между ними нет никакой принципиальной границы: „Природа, люди и вещи — воспитатели человека; климат, местное положение, правление, обстоятельства суть воспитатели народов“. Критикуя социальные пороки российской действительности, Радищев защищал идеал нормального „естественного“ жизнеустройства, видя в царящей в обществе несправедливости в буквальном смысле социальное заболевание. Такого рода „болезни“ он находил не только в России. Так, оценивая положение дел в рабовладельческих Соединённых Штатах Америки, он писал, что „сто гордых граждан утопают в роскоши, а тысячи не имеют надежного пропитания, ни собственного от зноя и мраза (мороза) укрова“. В трактате „О человеке, о его смертности и бессмертии“ Радищев, рассматривая проблемы метафизические, остался верен своему натуралистическому гуманизму, признавая неразрывность связи природного и духовного начал в человеке, единство тела и души: „Не с телом ли растёт душа, не с ним ли мужает и крепится, не с ним ли вянет и тупеет?“. Одновременно он не без сочувствия цитировал мыслителей, признававших бессмертие души (Иоганна Гердера, Мозеса Мендельсона и других). Позиция Радищева — позиция не атеиста, а скорее агностика, что вполне отвечало общим принципам его мировоззрения, уже достаточно секуляризованного, ориентированного на „естественность“ миропорядка, но чуждого богоборчеству и нигилизму.»[8]

Адрес в Санкт-Петербурге

С 1775 года по 30 июня 1790 года — Грязная улица, 14 (ныне улица Марата).

Память

Смотрите также: Улица Радищева

  • В Москве есть улицы Верхняя и Нижняя Радищевская, на Верхней стоит памятник писателю и поэту.
  • Улица Радищева есть в Центральном районе Санкт-Петербурга.
  • Также в честь Радищева названы улицы в Рязани, Петрозаводске, Иркутске, Мурманске, Туле, Тобольске, Екатеринбурге, Саратове, Бийске, Алчевске, Гатчине, Тамбове, бульвар в Твери.
  • В селе Фирстово Большеуковского района Омской области установлен обелиск в 1967 году, в честь Радищева, проезжавшего и бывавшего в селе в 1790 году.
  • В селе Артын Муромцевского района Омской области в 1952 году установлен обелиск в память его следования в сибирскую ссылку и возвращение из ссылки в 1797 году.
  • В честь проезда Радищева А. Н. была переименована одна из деревень, получившее название — деревня Радищево Нижнеомского района Омской области.
  • В селе Евгащино Большереченского района Омской области названа улица Радищева.
  • В селе Такмык Большереченского района Омской области названа улица Радищева.
  • В городе Ульяновске с 1918 по настоящее время существует улица Радищева.
  • Государственный художественный музей имени Радищева (Саратов).

См. также

Библиография

  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву — СПб.: б. и., 1790. — 453 с.
  • Радищев А. Н. Князь М. М. Щербатов, «О повреждении нравов в России»; А. Н. Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву». С предисловием Искандера (А. И. Герцен). — London, Trübner, 1858.
  • Радищев А. Н. Сочинения. В двух томах./Под ред. П. А. Ефремова. — СПб., 1872. (издание уничтожено цензурой)
  • Радищев А. Н. Полное собрание сочинений А. Радищева / Ред., вступ. ст. и прим. В. В. Каллаша. Т. 1. — М.: В. М. Саблин, 1907. — 486 с.: п., То же Т. 2. — 632 с.: ил.
  • Радищев А. Н. Полное собрание сочинений. Т. 1 — М.; Л.: Академия наук СССР, 1938. — 501 с.: п. То же Т. 2 — М.; Л.: Академия наук СССР, 1941. — 429 с.
  • Радищев А. Н. Стихотворения / Вступ. ст., ред. и примеч. Г. А. Гуковского. Ред. коллегия: И. А. Груздев, В. П. Друзин, А. М. Еголин [и др.]. — Л.: Сов. писатель, 1947. — 210 с.: п.
  • Радищев А. Н. Избранные сочинения / Вступ. ст. Г. П. Макогоненко. — М.; Л.: Гослитиздат, 1949. — 855 с.: П, к.
  • Радищев А. Н. Избранные философские сочинения / Под общей ред. и с предисл. И. Я. Щипанова. — Л.: Госполитиздат, 1949. — 558 с.: п.
  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. 1749—1949 / Вступит. статья Д. Д. Благого. — М.; Л.: Гослитиздат, 1950. — 251 с.: ил.
  • Радищев А. Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. [К 150-летию со дня смерти. 1802—1952] / Под общ. ред. и со вступит. статьей И. Я. Щипанова. — М.: Госполитиздат, 1952. — 676 с.: п.
  • Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву / [Вступит. статья Д. Благого]. — М.: Дет. лит., 1970. — 239 с. То же — М.: Дет. лит., 1971. — 239 с.

Примечания

  1. 1 2 Ныне — Радищево, Кузнецкий район, Пензенская область, Россия
  2. Гуковский Г. А. Радищев // История русской литературы: В 10 т. / АН СССР. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. Т. IV: Литература XVIII века. Ч. 2. — 1947. — С. 507—570.
  3. А. Лосский. Русский биографический словарь (1910)
  4. 1 2 http://decembrists.krasu.ru/learn/k1gl1.shtml
  5. А. С. Пушкин. Критика и публицистика. АЛЕКСАНДР РАДИЩЕВ
  6. В феврале 1905 года Комитет министров специальным постановлением пытался заставить Академию принять участие в просмотре книг, предназначенных цензурою к запрещению. Академия отказалась от цензурных обязанностей, а в проекте отзыва говорилось: «Если бы Академию наук спросило учреждение, ведающее запрещением книг, о значении трудов современных Тредиаковских и современных Радищевых, Академия наук горячо встала бы на защиту Радищевых» с. 87.
  7. А. А. Костин. «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева в контексте современной ему нравоучительной литературы. Автореф. … к.ф.н. СПб., 2005. — 22 с.
  8. Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. М.,2007. С. 163

Литература

Ссылки

dic.academic.ru

Радищев Александр Николаевич — Биография

Алекса́ндр Никола́евич Ради́щев (20 августа 1749 года, село Верхнее Аблязово Саратовской губернии — 12 сентября 1802 года, Санкт-Петербург) — русский писатель, философ, поэт, де-факто руководитель Петербургской таможни, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

Стал наиболее известен благодаря своему основному произведению «Путешествие из Петербурга в Москву», которое издал анонимно в 1790 году.

Александр Радищев был первенцем в семье Николая Афанасьевича Радищева (1728—1806), сына стародубского полковника и крупного землевладельца Афанасия Прокопьевича.

В первоначальном обучении Радищева принимал, по-видимому, непосредственное участие его отец, человек набожный, хорошо владевший латынью, польским, французским и немецким языками. Как было принято в то время, русской грамоте ребёнка учили по часослову и псалтырю. К его шести годам к нему был приставлен учитель французского, но выбор оказался неудачным: учитель, как потом узнали, был беглый солдат. Вскоре после открытия Московского университета, около 1756 года, отец повёз Александра в Москву, в дом дяди по матери (родной брат которого, А. М. Аргамаков, был в 1755—1757 годах директором университета). Здесь Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернёра, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. Дети Аргамаковых имели возможность заниматься на дому с профессорами и преподавателями университетской гимназии, поэтому нельзя исключить, что Александр Радищев готовился здесь под их руководством и прошёл, хотя бы отчасти, программу гимназического курса.

В 1762 году, после коронации Екатерины II, Радищев был пожалован в пажи и направлен в Петербург для обучения в пажеском корпусе. Пажеский корпус готовил не учёных, а придворных, и пажи были обязаны прислуживать императрице на балах, в театре, за парадными обедами. Через четыре года, в числе двенадцати молодых дворян, он был отправлен в Германию, в Лейпцигский университет для обучения праву. Из товарищей Радищева особенно замечателен Фёдор Ушаков по тому огромному влиянию, какое он оказал на Радищева, написавшего его «Житие» и напечатавшего некоторые из сочинений Ушакова. Ушаков был человек более опытный и зрелый, нежели другие его сотоварищи, которые и признали сразу его авторитет. Он служил для других студентов примером серьёзных занятий, руководил их чтением, внушал им твёрдые нравственные убеждения. Здоровье Ушакова было расстроено ещё до поездки за границу, а в Лейпциге он ещё испортил его, отчасти образом жизни, отчасти чрезмерными занятиями, и опасно захворал. Когда доктор по его настоянию объявил ему, что «завтра он жизни уже не будет причастен», он твёрдо встретил смертный приговор. Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: «помни, что нужно в жизни иметь правила, дабы быть блаженным». Последние слова Ушакова «неизгладимой чертой ознаменовались на памяти» Радищева.

Служба в Петербурге

В 1771 году Радищев вернулся в Петербург и скоро вступил на службу в Сенат, протоколистом, с чином титулярного советника. Он недолго прослужил в сенате: мешало плохое знание русского языка, тяготило товарищество приказных, грубое обращение начальства. Радищев поступил в штаб командовавшего в Петербурге генерал-аншефа Брюса в качестве обер-аудитора и выделился добросовестным и смелым отношением к своим обязанностям. В 1775 году он вышел в отставку, а в 1778 году снова поступил на службу в Коммерц-коллегию, впоследствии (в 1788 году) перейдя в петербургскую таможню. Занятия русским языком и чтение привели Радищева к собственным литературным опытам. Сначала он издал перевод сочинения Мабли «Размышления о греческой истории» (1773), затем начал составлять историю Российского Сената, но написанное уничтожил.

Литературная и издательская деятельность

Несомненно, литературная деятельность Радищева начинается только в 1789 году, когда им было напечатано «Житие Фёдора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений». Воспользовавшись указом Екатерины II о вольных типографиях, Радищев завёл свою типографию у себя на дому и в 1790 году напечатал в ней свое «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего».

Вслед за ним Радищев выпустил своё главное сочинение, «Путешествие из Петербурга в Москву». Книга начинается с посвящения товарищу Радищева, А. М. Кутузову, в котором автор пишет: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала». Он понял, что человек сам виноват в этих страданиях, оттого, что «он взирает не прямо на окружающие его предметы». Для достижения блаженства надо отнять завесу, закрывающую природные чувствования. Всякий может сделаться соучастником в блаженстве себе подобных, противясь заблуждениям. «Се мысль, побудившая меня начертать, что читать будешь».

Арест и ссылка

Книга стала быстро раскупаться. Её смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной и государственной жизни обратили на себя внимание самой императрицы, которой кто-то доставил «Путешествие». Хотя книга была издана с разрешения установленной цензуры, против автора было поднято преследование. Радищев был арестован, дело его было «препоручено» С. И. Шешковскому. Посаженный в крепость, на допросах Радищев заявил о своём раскаянии, отказывался от своей книги, но вместе с тем в показаниях своих нередко высказывал те же взгляды, какие приводились в «Путешествии». Уголовная палата применила к Радищеву статьи Уложения о «покушении на государево здоровье», о «заговорах и измене» и приговорила его к смертной казни. Приговор, переданный в Сенат и затем в Совет, был утверждён в обеих инстанциях и представлен Екатерине. 4 сентября 1790 года состоялся именной указ, который признавал Радищева виновным в преступлении присяги и должности подданного изданием книги, «наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской»; вина Радищева такова, что он вполне заслуживает смертную казнь, к которой приговорён судом, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь заменена ему десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог. Император Павел I вскоре после своего воцарения (1796) вернул Радищева из Сибири. Радищеву предписано было жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове.

Последние годы. Смерть

После воцарения Александра I Радищев получил полную свободу; он был вызван в Петербург и назначен членом комиссии для составления законов. Существует предание об обстоятельствах самоубийства Радищева: позванный в комиссию для составления законов, Радищев составил «Проект либерального уложения», в котором говорил о равенстве всех перед законом, свободе печати и т. д. Председатель комиссии граф П. В. Завадовский сделал ему строгое внушение за его образ мыслей, сурово напомнив ему о прежних увлечениях и даже упомянув о Сибири. Радищев, человек с сильно расстроенным здоровьем, был до того потрясён выговором и угрозами Завадовского, что решился покончить с собой, выпил яд и умер в страшных мучениях.

В книге «Радищев» Д. С. Бабкина, вышедшей в 1966 году, предложена иная версия гибели Радищева. Сыновья, присутствовавшие при его кончине, свидетельствовали о тяжёлом физическом недуге, поразившем Александра Николаевича уже во время сибирской ссылки. Непосредственной причиной смерти, по Бабкину, стал несчастный случай: Радищев выпил стакан с «приготовленной в нём крепкой водкой для выжиги старых офицерских эполет его старшего сына» (царская водка). В документах о захоронении говорится о естественной смерти. В ведомости церкви Волковского кладбища в Петербурге под 13 сентября 1802 года в числе погребённых указан «коллегский советник Александр Радищев; пятидесяти трёх лет, умер чахоткою», при выносе был священник Василий Налимов.

Потомки

  • Дочери — Анна и Фёкла. Последняя вышла замуж за Петра Гавриловича Боголюбова и стала матерью известного русского живописца-мариниста Алексея Петровича Боголюбова. Боголюбов принял участие в основании названного в честь деда художественного Радищевского музея в Саратове.
  • Сыновья: Афанасий, губернатор Подольской губернии в 1842 году, Витебской губернии в 1847—1848 годах, в 1851 году был Ковенским губернатором;
  • Николай, писатель, автор поэмы «Алёша Попович», приписывавшейся отцу.

pomnipro.ru

Биография Радищева Александра Николаевича

Родился в небогатой дворянской семье. Воспитывался и учился в петербургском Пажеском корпусе. По окончании учебы в числе еще двенадцати юношей был послан Екатериной II в Лейпциг для подготовки «к службе политической и гражданской». В Германии изучал французскую и немецкую просветительскую философию.


Большое влияние на формирование взглядов Радищева имел «вождь его юности», талантливый Ф. В. Ушаков. Впоследствии Александр Николаевич описал его жизнь и взгляды в труде «Житие Ф. В. Ушакова». Возвратясь в Россию, Радищев служил на таможне чиновником.


С 1785 года он начал работать над своим главным произведением — «Путешествие из Петербурга в Москву». Этот труд был напечатан автором в собственной типографии в 1790 году в количестве около 650 экз. Разоблачение самодержавно-крепостнического режима обратило на себя внимание царицы Екатерины. По ее приказу 30 июня 1790 года писатель^-революционер был заключен в Петропавловскую крепость. 8 августа он был приговорен к смертной казни. Однако указом 4 октября казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимск (Сибирь).


Из ссылки Радищев был возвращен в 1797 году Павлом I, но восстановлен в правах он был лишь Александром I. Император привлек Радищева к участию в комиссии по составлению законов. В этой комиссии Радищев отстаивал свои вольнолюбивые прогрессивные взгляды. Председатель комиссии напомнил писателю о Сибири. Больной и измученный, Радищев решил, что его усилия бесплодны.


12 сентября 1802 года писатель покончил с собой, сказав перед смертью: «Потомство отомстит за меня». Впрочем, историки говорят, что факт самоубийства точно не установлен. В творческом наследии Радищева: «Письмо о китайском торге», «Сокращенное повествование о приобретении Сибири», «Записки путешествия по Сибири», «Дневник путешествия по Сибири», «Дневник одной недели», «Описание моего владения», «Бова», «Записки о законоположении», «Проект гражданского уложения» и др. Особенно сильны антимонархические тенденции в оде «Вольность». «Путешествие из Петербурга в Москву» оказало огромное влияние как на современников писателя, так и на последующие поколения.

lit-helper.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *