Содержание

«Горе от ума», кто написал? Творчество А.С. Грибоедова

Когда задаешь людям вопрос: «Горе от ума» кто написал?» - то не каждый сможет сразу на него правильно ответить. Однако если разбирать это известное произведение по цитатам, то благодаря его афористическому стилю многие будут знать их чуть ли не наизусть: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете» или «Свежо предание, но верится с трудом» и т. д.

Отвечая подробнее на вопрос: «Горе от ума» кто написал?» - сразу хочется отметить, что это произведение, представляющее собой комедию в стихах, создал Александр Сергеевич Грибоедов. И что интересно, именно оно сделало его известным классиком русской литературы, так как включило в себя элементы классицизма, новые веяния романтизма и реализма XIX века.

«Горе от ума»: кто написал

Теперь же хочется остановиться поподробнее на самом произведении. Ведь с вопросом: «Горе от ума» кто написал?» - уже разобрались. Эта комедия, время ее написания датируется 1822-1824 гг., является весьма острой сатирой на поведение московского аристократического общества того времени.

Грибоедов стал первым автором реалистической комедии в стихах, хотя он создал еще ряд увлекательных произведений, таких как «Студент», «Молодые супруги» и другие.

В своих ранних пьесах Грибоедов Александр Сергеевич уже пытался соединить разные стили, но по-настоящему новаторским получилось именно «Горе от ума», открывшееся для публики в 1825 году вместе с «Борисом Годуновым» А. С. Пушкина.

Сатира на светское общество

Грибоедов Александр Сергеевич замыслил написать эту комедию в 1816 году, однако настоящая работа началась в Тифлисе, когда писатель вернулся из Персии. Зимой 1822 года были написаны первые два акта, а летом в 1823-го в Москве он завершил первый вариант этой трагикомедии. Это случилось в столице, так как именно в ней писатель смог наблюдать истинный нрав и быт московского дворянства.

Однако работа над произведением не прекращалась и тогда. И в 1824 году был создан новый вариант с названием «Горе и нет ума» (в то время как первоначальное название было «Горе уму»).

Литература. Грибоедов, «Горе от ума»

В 1825 году, хоть и с цензурными сокращениями, но были опубликованы отрывки первой и третьей части комедии. Однако для ее постановки разрешения получить не удавалось. Но несмотря на это, произведение все же получило широкую известность и стало популярным.

И. И. Пущин – лицеистский друг Пушкина - привез поэту комедию в Михайловское, и ее сразу очень восторженно приняли в среде декабристов, их привлекала такого рода вольнолюбивая литература.

Грибоедов в 1829 году трагически погибает, и вот только после его смерти, а точнее в 1833, впервые с большими сокращениями комедия "Горе от ума" была напечатана, а полностью с ней можно было ознакомиться только в 1862 году.

Кратко сюжет

Главный герой, дворянин из обедневшего рода Александр Андреевич Чацкий, после нескольких лет пребывания за границей возвращается снова в столицу. И первым делом бежит к своей возлюбленной, Фамусовой Софье Павловне, с которой он не виделся целых три года. Эти два молодых человека в детстве вместе росли и, немного повзрослев, полюбили друг друга. Однако Чацкий однажды неожиданно уехал в Санкт-Петербург. Он покинул Софью, даже не предупредив и не черкнув ей и трех слов на прощанье.

И вот Чацкий спешит в дом Фамусовых, чтобы сделать предложение руки и сердца Софье. Однако его ожидания не оправдались, девушка встретила его более чем холодно. И как потом оказалось, она была влюблена в молодого секретаря, Алексея Степановича Молчалина, живущего в их доме и работающего на ее отца. Чацкий не сразу разгадал эту тайну, он и представить себе не мог, что Молчалин достоин ее любви.

Противостояние

Чацкий считает Молчалина жалким созданием, которое не умеет любить самоотверженно и пылко, и прислужником, который старается угодить любому за возможность получить очередной чин. Узнав о том, что Софья увлечена Молчалиным, Чацкий сильно разочаровывается в любимой. Он от злости начинает обличать во всех грехах московское общество, идеологом которого является отец Софьи, Фамусов Павел Афанасьевич. И тогда раздосадованная Софья пускает слух, будто бы Чацкий сумасшедший, и общество моментально подхватывает эту "утку". В итоге Чацкий в отчаянии покидает Москву.

Идея

Грибоедов «Горе от ума» тематично разбил на две сюжетных линии: это любовь Чацкого и его противостояние московскому обществу. Однако главная идея здесь заключена в протесте свободной молодой личности «против гнусной российской действительности», со слов самого Грибоедова. Когда в 1816 году писатель вернулся в Петербург из-за границы, он был просто поражен тем, что на светских балах вся знать преклоняется перед иностранными гостями. Увидев на одном из вечеров, как светские аристократы с вниманием и заботой окружили какого-то француза, Грибоедов произнес пылкую обличительную речь. И тогда кто-то назвал его сумасшедшим, и этот слух тотчас разнесся по Петербургу. Грибоедов же, для того чтобы хоть как-то отомстить ненавистному обществу, задумывает по этому поводу свою комедию.

Теперь комедию «Горе от ума» изучают в школе в 9 классе и часто ставят на театральных подмостках.

Кто бы мог подумать, что русский дипломат, драматург, пианист, поэт и дворянин мог так спорить с обществом. «Горе от ума» и по сей день очень актуально звучит и заставляет нас всех задуматься, ведь конфликт «старого» и «нового» мира во все времена был актуальным.

К сожалению, судьба автора этого непревзойденного произведения была очень жестокой. Когда он был иностранным послом в Тегеране, многотысячная толпа взбунтовавшихся персов ворвалась в помещение посольства и перебила всех находившихся там людей.

fb.ru

А.С. Грибоедов "Горе от ума": описание, герои, анализ комедии

Главным замыслом произведения «Горе от ума» является иллюстрация подлости, невежества и раболепия перед чинами и традициями, противостояли которым новые идеи, подлинная культура, свобода и разум. Главный герой Чацкий выступил в пьесе представителем того самого демократически настроенного общества молодых людей, которые бросали открытый вызов консерваторам и крепостникам. Все эти тонкости, бушевавшие в общественно-политической жизни, Грибоедову удалось отразить на примере классического комедийного любовного треугольника. Примечательно, что основная часть произведения, описанного творцом, происходит в течение всего одного дня, а сами персонажи Грибоедовым отображены очень ярко.

Многие современники писателя удостоили его рукопись искренней похвалой и ратовали перед царем за разрешение опубликовать комедию.

История написания комедии «Горе от ума»

Идея написания комедии «Горе от ума» посетила Грибоедова во время пребывания в Петербурге. В 1816 году он вернулся в город из-за границы и оказался на одном из светских приемов. Глубокое внутреннее возмущение у него вызвала тяга русских людей к иностранному, после того, как он заметил, что знать города преклоняется перед одним из заграничных гостей. Писатель себя не сдержал и выказал свое негативное отношение. Тем временем, кто-то из приглашенных, не разделивших его убеждений, парировал, что Грибоедов сумасшедший.

События того вечера легли в основу комедии, а сам Грибоедов стал прототипом главного героя Чацкого. Работу над произведением писатель начал в 1821 году. Трудился он над комедией в Тифлисе, где проходил службу при генерале Ермолове, и в Москве.

В 1823 году работа над пьесой была закончена, и писатель стал зачитывать ее в московских литературных кругах, попутно получая восторженные отзывы. Комедия с успехом расходилась в виде списков среди читающего населения, но впервые она была опубликована только в 1833 году, после прошения министра Уварова к царю. Самого писателя к тому времени в живых уже не было.

Анализ произведения

Основной сюжет комедии

Описываемые в комедии события происходят в начале XIX века, в доме столичного чиновника Фамусова. Его юная дочь Софья влюблена в секретаря Фамусова, Молчалина. Он человек расчетливый, не богатый, занимающий мелкий чин.

Зная о страстях Софьи, он встречается с ней по расчету. В один из дней в дом Фамусовых приезжает молодой дворянин Чацкий – друг семьи, который уже три года, как не был в России. Цель его возвращения – женитьба на Софье, к которой у него есть чувства. Сама Софья скрывает свою влюбленность в Молчалина от главного героя комедии.

Отец Софьи человек старого уклада и взглядов. Он раболепствует перед чинами и считает, что молодые должны угождать во всем начальству, не выказывать своего мнения и прислуживать вышестоящим самоотверженно. Чацкий, в противовес ему, остроумный молодой человек с чувством гордости и хорошим образованием. Подобные взгляды он осуждает, считает глупыми, лицемерными и пустыми. Между Фамусовым и Чацким возникают жаркие споры.

В день прибытия Чацкого в доме Фамусова собираются приглашенные гости. Во время вечера Софья распускает слух, будто Чацкий сошел с ума. Гости, также не разделяющие его взглядов, активно подхватывают эту мысль и единогласно признают героя сумасшедшим.

Оказавшись на вечере белой вороной, Чацкий собирается покинуть дом Фамусовых. В ожидании кареты, он слышит, как секретарь Фамусова признается в своих чувствах служанке господ. Слышит это и Софья, которая незамедлительно гонит из дома Молчалина.

Развязка любовной сцены заканчивается разочарованием Чацкого в Софье и светском обществе. Герой навсегда покидает Москву.

Герои комедии «Горе от ума»

Александр Андреевич Чацкий

Это главный герой комедии Грибоедова. Он потомственный дворянин, во владении которого находится 300 – 400 душ. Чацкий рано остался сиротой, а поскольку его отец был близким другом Фамусова, с детства он воспитывался вместе с Софьей в доме Фамусовых. Позже ему стало скучно у них, и вначале он поселился отдельно, а после и вовсе уехал странствовать по миру.

С детства Чацкий с Софьей дружили, но он испытывал к ней не только дружеские чувства.

Главный герой в комедии Грибоедова не глупый, остроумный, красноречивый. Любитель насмешек над глупыми, Чацкий был либералом, который не желает прогибаться перед начальством и прислуживать высшим чинам. Именно поэтому он не служил в армии и не являлся чиновником, что для эпохи того времени и его родословной – редкость.

Подробнее: Чацкий: характеристика и образ героя

Павел Афанасьевич Фамусов

Фамусов – мужчина в возрасте с сединой в висках, дворянин. Для своего возраста он очень бодр и свеж. Павел Афанасьевич вдовец, из детей у него единственная Софья, 17 лет от роду.

Чиновник состоит на государственной службе, он богатый, но при этом ветреный. Фамусов без стеснения пристает к собственным служанкам. Характер у него взрывной, неугомонный. Павел Афанасьевич брюзглив, но с нужными людьми, он умеет проявлять должную вежливость. Примером тому является его общение с полковником, за которого Фамусов желает выдать замуж дочь. Ради своей цели он готов на все. Подчинение, раболепие перед чинами и низкопоклонство для него характерны. Также он дорожит мнением общества о себе и своем семействе. Читать чиновник не любит и образование не считает чем-то очень важным.

Подробнее: Фамусов: характеристика и образ героя

Софья Павловна Фамусова

Софья – дочь богатого чиновника. Симпатичная и образованная в лучших правилах московского дворянства. Оставшись рано без матери, но находясь на попечении гувернантки мадам Розье, она читает французские книги, танцует и играет на фортепиано. Софья девушка непостоянная, ветреная и легко увлекающаяся молодыми мужчинами. При этом она доверчивая и очень наивная.

В ходе пьесы видно, что она не замечает того, что Молчалин ее не любит и находится с ней рядом из-за собственных выгод. Отец называет ее срамницей и бесстыдницей, сама же Софья считает себя умной и не трусливой барышней.

Подробнее: Софья: характеристика и образ героини

Молчалин Алексей Степанович

Секретарь Фамусова, который проживает у них в доме – это холостой молодой мужчина родом из очень бедной семьи. Свой дворянский титул Молчалин получил лишь в ходе службы, что в те времена считалось допустимым. За это Фамусов периодически называет его безродным.

Фамилия героя, как нельзя лучше, соответствует его характеру и темпераменту. Он не любит разговаривать. Молчалин ограниченный и очень глупый человек. Он ведет себя скромно и тихо, почитает чины и старается угодить всем, кто находится в его окружении. Делает это исключительно из выгоды.

Свое мнение Алексей Степанович никогда не высказывает, за счет чего окружающие считают его вполне симпатичным молодым человеком. На самом деле, он подлый, беспринципный и трусливый. В конце комедии становится ясно, что Молчалин влюблен в служанку Лизу. Признавшись ей в этом он получает порцию праведного гнева от Софьи, но характерное для него лизоблюдство, позволяет ему остаться на службе у ее отца и дальше.

Подробнее: Молчалин: характеристика и образ героя

Скалозуб

Скалозуб — второстепенный герой комедии, он безынициативный полковник, который хочет стать генералом.

Павел Афанасьевич относит Скалозуба к категории завидных московских женихов. По-мнению Фамусова, богатый офицер, имеющий в обществе вес и статус — хорошая партия для его дочери. Самой Софье он пришелся не по душе. В произведении образ Скалозуба собирается по отдельным фразам. К речи Чацкого Сергей Сергеевич присоединяется со вздорными рассуждениями. Они выдают его невежество и необразованность.

Подробнее: Скалозуб: характеристика и образ героя

Служанка Лиза

Являясь второстепенным персонажем, для автора Лиза основной персонаж, наделенный как положительными, так и отрицательными чертами.

Лизанька — обычная служанка в фамусовском доме, но при этом занимает достаточно высокое место среди других литературных персонажей, и ей отведено достаточно много различных эпизодов и описаний. Автор подробно описывает, что делает Лиза и что и как она говорит. Она заставляет признаваться в своих чувствах других героев пьесы, провоцирует их на определенные поступки, подталкивает к различным решениям, важным для их жизни.

Подробнее: Служанка Лиза: характеристика и образ персонажа

Репетилов

Господин Репетилов появляется в четвертом действии произведения. Это второстепенный, но яркий персонаж комедии, приглашенный на бал к Фамусову по случаю именин его дочери Софьи. Его образ – характеризует человека, который выбирает легкий путь в жизни.

Подробнее: Репетилов: характеристика и образ персонажа

Загорецкий

Антон Антонович Загорецкий – светский кутила без чинов и почестей, однако умеющий, и любящий быть приглашенным на все приёмы. За счёт своего дара - быть угодным «ко двору».

Спешащий побывать в центре событий, «как бы» со стороны, второстепенный герой А.С. Грибоедова, Антон Антонович, собственной персоны, оказывается приглашенным на вечер в дом Фаустувых. С первых же секунд действия с его персоной становится ясно – Загорецкий – тот ещё «кадр».

Подробнее: Загорецкий: характеристика и образ персонажа

Госпожа Хлестова

Мадам Хлестова –  также один из второстепенных персонажей комедии, но всё же её роль весьма колоритна. Это женщина уже преклонных лет. Ей от роду 65. У неё есть собачка-шпиц и темнокожая служанка – арапка. Хлестова в курсе последних сплетен двора и охотно делится собственными историями из жизни, в которых легко рассказывает о других персонажах произведения.

Подробнее: Госпожа Хлестова: характеристика и образ персонажа

Композиция и сюжетные линии комедии «Горе от ума»

При написании комедии «Горе от ума» Грибоедов использовал характерный для данного жанра прием. Здесь мы можем увидеть классический сюжет, где на руку одной девушки претендуют сразу двое мужчин. Образы их тоже классические: один скромный и почтительный, второй – образованный, горделивый и уверенный в собственном превосходстве. Правда, в пьесе Грибоедов немного по-другому расставил акценты в характере героев, сделав симпатичным для того общества, именно Молчалина, а не Чацкого.

В течение нескольких глав пьесы идет фоновое описание жизни в доме Фамусовых и только в седьмом явлении начинается завязка любовного сюжета. Достаточно подробное длительное описание в ходе пьесы повествует всего лишь об одном дне. Длительного развития событий здесь не описывается. Сюжетных линий в комедии две. Это конфликты: любовный и социальный.

Каждый из образов, описанных Грибоедовым, многогранен. Интересен даже Молчалин, к которому, уже у читателя, возникает неприятное отношение, но явного отвращения он не вызывает. За ним интересно наблюдать в различных эпизодах.

В пьесе, несмотря на взятие основополагающих конструкций, для построения сюжета имеются определенные отступления, и явно прослеживается, что комедия была написано на стыке сразу трех литературных эпох: процветающего романтизма, зарождающегося реализма и отмирающего классицизма.

Комедия Грибоедова «Горе от ума» получила свою популярность не только за использование классических приемов построения сюжета в нестандартных для них рамках, в ней были отражены явные изменения в обществе, которые тогда только зарождались и пускали свои первые ростки.

Интересно произведение еще и тем, что оно разительно отличается от всех других трудов, написанных Грибоедовым.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

"Горе от ума": история создания комедии

Самым известным произведением А. С. Грибоедова является знаменитая комедия "Горе от ума". История создания этой пьесы исключительно сложна. Драматург сочинял ее несколько лет. О том, как это происходило, пойдет речь в данной статье.

Немного об авторе

Достаточно долго писалась пьеса "Горе от ума". История создания комедии получилась настолько длинной благодаря исключительной занятости А. С. Грибоедова. Ведь литературное творчество было далеко не основным его занятием. Александр Сергеевич являл собой пример исключительно одаренного человека. Уже в одиннадцать лет он стал учащимся Московского университета. В 13 лет Грибоедов был кандидатом словесных наук, но не бросил учебу, а окончил еще два престижных отделения: нравственно-политическое и физико-математическое. Грибоедов прекрасно владел десятью языками. Он писал музыку и сам великолепно исполнял ее на фортепиано. Александр Сергеевич был профессиональным дипломатом, он стал первым русским послом в Иране и погиб, отстаивая интересы своего Отечества.

Перфекционист по натуре, Грибоедов оттачивал свои литературные опыты до полного совершенства. Скрупулёзной стилистической правке подверглось и "Горе от ума". История создания произведения свидетельствует об этом. Подробный рассказ о написании книги будет изложен ниже. Сначала мы познакомимся с кратким содержанием знаменитой пьесы.

Сюжет произведения

Наверняка любой русский человек знает о существовании комедии "Горе от ума". История создания, сюжет произведения известны гораздо меньшему количеству наших соотечественников. Так о чем же пишет в своей комедии Грибоедов? Молодой человек дворянского происхождения (Чацкий) после долгого отсутствия приезжает в Москву, чтобы увидеться со своей возлюбленной - Софией. Однако девушка принимает его очень холодно. Она влюблена в другого человека - секретаря Молчалина. Чацкий пытается разгадать причину равнодушия Софии. В поисках ответа на свой вопрос он несколько раз посещает дом отца возлюбленной - высокопоставленного чиновника Фамусова. Здесь он сталкивается с представителями московского аристократического общества, большая часть которого придерживается консервативных взглядов. Раздосадованный холодностью Софии Чацкий начинает произносить обличительные монологи. Достается буквально всем участникам комедии. Несколько пренебрежительных фраз, брошенных в адрес Молчалина, задевают Софию настолько, что она распускает слух о том, что Чацкий не в своем уме. Эта весть становится достоянием общественности. В конце комедии София узнает о подлости Молчалина, а Чацкий - о предательстве возлюбленной. Фамусову открывается вся правда о свиданиях дочери с секретарем. Он впадает в беспокойство по поводу слухов, которые могут пойти в городе. София прогоняет Молчалина. Чацкий в отчаянии уезжает из Москвы. Таков сюжет знаменитой пьесы.

Замысел

История создания "Горя от ума" началась в далеком 1816 году. Именно тогда, по свидетельству С. Н. Бегичева, у Грибоедова сложился приблизительный план комедии. Вернувшись из заграничного путешествия, Александр Сергеевич пришел на светский вечер и был поражен тем, как в России преклоняются перед всем иностранным. Он тут же произнес пламенную обличительную речь, чем навлек на себя подозрение в безумии. Чтобы отомстить недалекому аристократическому обществу, Грибоедов решил написать комедию. Он часто бывал на светских раутах, балах и вечерах, где собирал материал для своего произведения.

Первая редакция

Работа над текстом комедии началась, вероятно, в 1820-х годах. Находясь на службе в Тифлисе, Грибоедов написал два акта пьесы "Горе от ума". История создания произведения продолжилась в 1823 году, в Москве. Автор находился в отпуске, посещал светские мероприятия и набирался свежих впечатлений. Это позволило ему развернуть некоторые сцены комедии, едва намеченные в Грузии. Именно в это время был создан пламенный монолог Чацкого "А судьи кто?". Летом 1823 года в имении С.Н. Бегичева были закончены четвертый и третий акты произведения. Однако автор не считал свою комедию завершенной.

Продолжение работы

В конце 1823 и начале 1824 г. претерпела значительные изменения пьеса "Горе от ума". История создания произведения продолжилась. Грибоедов подвергал метаморфозам не только текст. Поменялась и фамилия главного действующего лица: из Чадского он стал Чацким. А комедия, именовавшаяся "Горе уму", получила окончательное свое название. Летом 1824 года в Петербурге Грибоедов осуществил внушительную стилистическую правку первого варианта произведения. Он частично изменил первый акт (монолог Чацкого, диалог Лизы и Софии, сон главной героини), а также поместил в заключительную часть комедии сцену объяснения между Молчалиным и Софией. Осенью 1824 года была написана окончательная редакция пьесы "Горе от ума". История создания произведения на этом должна была закончиться. Однако этого не случилось.

Появление списков

У комедии сразу появились проблемы с публикацией. Цензура не хотела пропускать скандальное произведение. История создания "Горя от ума", а точнее распространения среди читающей публики, продолжилась. Надеясь на публикацию своего творения, Грибоедов поощрял появление рукописных вариантов. Самым авторитетным из них считается так называемый жандровский список (принадлежащий А. А. Жандру), который был поправлен рукой самого Александра Сергеевича. Существовал и булгаринский - старательно выправленная рукописная копия пьесы, оставленная автором в 1828 году В. Ф. Булгарину. На титульной странице этого списка есть надпись Грибоедова: "Горе мое поручаю Булгарину..." Литератор надеялся, что влиятельный и предприимчивый журналист сможет оказать содействие в публикации "Горе от ума". История создания комедии продолжилась в писарских копиях произведения. Они порой изменялись в зависимости от предпочтений публики.

Первые публикации

Еще летом 1924 года Грибоедов пытался напечатать свою комедию. Однако не так легко было получить разрешение на публикацию "Горе от ума". История создания пьесы продолжилась в кабинетах цензурного ведомства. В декабре 1924 года отрывки из третьей и первой частей комедии все же увидели свет. Они были напечатаны на страницах альманаха "Русская Талия". Однако текст был существенно сокращен и "смягчен" цензурой. Слишком смелые высказывания героев заменялись на "безвредные" и нейтральные. Так, известная фраза "Ведь надобно зависеть от других" была исправлена на "Ведь надобно других иметь в виду". Были исключены из текста произведения упоминания о "правлениях" и "монаршем лице". Однако даже в таком виде публикация комедии произвела эффект разорвавшейся бомбы. Пушкин вспоминал, что пьеса "Горе от ума" сразу сделала Грибоедова одним из ведущих поэтов своего времени.

Дальнейшая судьба произведения

При жизни литератора так и не была напечатана полная версия пьесы. История создания "Горя от ума" завершилась, но цензура препятствовала распространению комедии среди читателей. Лишь в 1831 году увидела свет полная версия произведения. Она была издана на немецком языке в городе Ревеле. В 1833 году в Москве с многочисленными цензурными купюрами комедия была напечатана на русском языке. Только в 1862 году в России была опубликована полная авторская версия произведения. Научное издание комедии осуществил известный исследователь Пиксанов Н. К. в 1913 году. "Горе от ума" было опубликовано во втором томе Полного академического собрания сочинений Александра Сергеевича Грибоедова.

Театральные постановки

Исключительно дерзкой и злободневной получилась пьеса "Горе от ума". История создания произведения сложна, но не менее интересна судьба его постановок в театре. Длительное время цензура не пропускала его. В 1825 году была предпринята неудачная попытка сыграть пьесу в Петербурге, на сцене театрального училища. Впервые пьеса "Горе от ума" была поставлена в городе Эривани в 1827 году. Ее исполнили актеры-любители - офицеры Кавказского корпуса. А. С. Грибоедов присутствовал на спектакле. В 1831 году со многими цензурными правками и купюрами комедия была сыграна на театральных подмостках Москвы и Петербурга. Только в 1860 году постановки "Горя от ума" стали осуществляться без ограничений.

Заключение

Очень долго можно рассказывать о пьесе "Горе от ума". История создания, краткое содержание произведения не могут дать полного представления о гениальности этого творения. Грибоедов создал больше, чем театральную пьесу. Он создал настоящий манифест, в котором выразил собственное отношение не только к социальным и нравственным проблемам в современном обществе, но и к вопросам о глупости и уме, "нормальности" и сумасшествии. Кому, как не Александру Сергеевичу, было знать, сколько горя может принести умственное превосходство над другими людьми. Написанная им комедия повествует об одиночестве и отчаянии незаурядного человека, задыхающегося от непонимания окружающих. В этом смысле содержит трагический подтекст "Горе от ума". История создания и место в творчестве этого произведения особые, подлежащие внимательному и скрупулезному изучению.

fb.ru

Комедию «Горе от ума» кто написал? :: SYL.ru

На уроке литературы школьники 9-х классов изучают выдающуюся комедийную пьесу в стихах «Горе от ума», которая была задумана автором в Петербурге примерно в 1816-м и закончена в Тифлисе в 1824 году. И сразу невольно задаешься вопросом: «Горе от ума» кто написал? Произведение это стало вершиной русской драматургии и поэзии. А благодаря своему афористическому стилю практически все разошлось на цитаты.

Достаточно много времени пройдет после того, как эта пьеса выйдет без сокращений и искажений. Это вызовет некую путаницу в вопросе того, в каком году написано «Горе от ума». Но с этим несложно разобраться. В печати с цензурной обработкой оно появилось в 1862 году, когда погибшего от рук фанатиков в Иране автора не было на этом свете уже три десятка лет. Пьеса «Горе от ума» написана в году, который приготовил почву для вольнодумцев, как раз накануне декабристского восстания. Смелая и откровенная, она ворвалась в политику и стала настоящим вызовом обществу, достаточно оригинальным литературным памфлетом, который обличал существующий царский режим.

«Горе от ума»: кто написал?

Что ж, вернемся к главному вопросу, рассматриваемому в статье. Кто написал «Горе от ума»? Автором комедии стал не кто иной, как сам Александр Сергеевич Грибоедов. Его пьеса моментально разошлась в рукописном виде. Около 40 тысяч экземпляров пьесы были переписаны от руки. Это был грандиозный успех. Над этой комедией у людей из высшего общества совсем не возникало желания смеяться.

В комедии автор очень остро раскрывает и высмеивает пороки, поразившие российское общество. «Горе от ума» написано в веке XIX (в первой его четверти), однако тема, затронутая Грибоедовым, актуальна и для нашего современного общества, ведь герои, описанные в ней, и до сих пор благополучно существуют.

Фамусов

Персонажи комедии совсем не случайно описаны так, что стали со временем нарицательными. Например, какая яркая личность - московский барин Павел Афанасьевич Фамусов! Каждая его реплика представляет собой ревностную защиту «века покорности и страха». Его жизнь зависит от мнения общества и традиций. Молодежь он поучает, чтобы она училась у своих предков. В подтверждение он приводит пример своего дядюшки Максима Петровича, который «не то на серебре – на золоте едал». Дядюшка был вельможей во времена «матушки Екатерины». Когда ему надо было выслужиться, «он и сгибался вперегиб».

Автор высмеивает лесть и низкопоклонство Фамусова (тот занимает большой пост, однако часто даже не читает подписываемых им бумаг). Павел Афанасьевич - карьерист, и служит для того, чтобы получать чины и деньги. А еще Грибоедов намекает на его любовь к своячничеству и кумовству. Людей он оценивает по их материальному благосостоянию. Дочке Софье он говорит, что бедный ей не пара, и пророчит в женихи полковника Скалозуба, который, по его словам, не сегодня-завтра станет генералом.

Молчалин и Скалозуб

Это же можно сказать о Молчалине и Скалозубе, у которых тоже цели одни: любыми путями - карьера и положение в обществе. Они своего добиваются, как сказано самим Грибоедовым, «легким» хлебом, выслуживаясь перед вышестоящими, благодаря подхалимству, они стремятся к роскошной и красивой жизни. Молчалин представлен циником, лишенным всяких нравственных ценностей. Скалозуб - тупым, самовлюбленным и невежественным героем, противником всего нового, который только и гоняется за чинами, наградами и богатыми невестами.

Чацкий

А вот в герое Чацком писатель воплотил качества вольнодумца, близкого к декабристам. Как передовой и разумный человек своей эпохи, он совершенно отрицательно относится к крепостному праву, чинопочитанию, невежеству и карьеризму. Он противостоит идеалам века минувшего. Чацкий - индивидуалист и гуманист, он уважает свободу мысли, простого человека, он служит делу, а не лицам, выступает за прогрессивные идеи современности, за уважение к языку и культуре, за просвещение и науку. Он вступает в спор со столичной фамусовской элитой. Он желает служить, а не прислуживаться.

Надо отметить, что Грибоедову удалось сделать свое произведение бессмертным за счет актуальности затронутой им темы. Гончаров в 1872 году об этом очень интересно написал в своей статье «Мильон терзаний», сказав, что эта пьеса так и будет продолжать жить своей нетленной жизнью, минуя еще много эпох, и никогда не утратит своей жизненности. Ведь и до сих пор фамусовы, скалозубы и молчалины заставляют наших современных чацких испытывать «горе от ума».

История создания

Замысел этого произведения у его автора Грибоедова возник в ту пору, когда он только что вернулся из-за границы в Петербург и оказался на одном аристократическом приеме, где его возмутила тяга русских ко всему заграничному. Он, как и герой его произведения, увидел, как все преклоняются перед одним иностранцем и остался очень недоволен происходящим. Он высказал свое отношение и крайне негативную точку зрения. И пока Грибоедов разливался в своем гневном монологе, кто-то объявил о его возможном сумасшествии. Вот уж воистину горе от ума! Кто написал комедию, тот сам пережил подобное - оттого и вышло произведение столь эмоциональным, страстным.

Цензоры и судьи

Теперь наверняка становится понятным смысл пьесы «Горе от ума». Кто написал ее, действительно очень хорошо знал ту среду, которую описывал в своей комедии. Ведь Грибоедов примечал все ситуации, портреты и характеры на встречах, вечеринках и балах. Впоследствии они и нашли свое отражение в его знаменитой истории.

Первые главы пьесы Грибоедов начал читать уже в 1823-м в Москве. Его многократно заставляли переделывать произведение по требованию цензуры. В 1825 году опять же только отрывки были напечатаны в альманахе «Русская Талия». Полностью без цензуры эта пьеса вышла лишь в 1875 году.

Важно отметить и тот факт, что, бросив в лицо светского общества свою обличительную пьесу-комедию, Грибоедов так и не смог добиться каких-то существенных перемен во взглядах дворян, однако посеял семена просвещения и разума в аристократической молодежи, которые взошли потом в новом поколении.

www.syl.ru

Краткое содержание книги Горе от ума (изложение произведения), автор Александр Грибоедов

Ранним утром служанка Лиза стучится в спальню к барышне. Софья откликается не сразу: она всю ночь беседовала со своим возлюбленным, секретарём отца Молчалиным, живущим в этом же доме.

Неслышно появившийся отец Софьи, Павел Афанасьевич Фамусов, заигрывает с Лизой, которой еле удаётся отбиться от барина. Испугавшись, что его могут услышать, Фамусов исчезает.

Выходя от Софьи, Молчалин в дверях сталкивается с Фамусовым, который интересуется, что делает здесь секретарь в столь ранний час? Фамусова, ставящего в пример собственное «монашеское поведение», кое-как успокаивают.

Оставшись с Лизой вдвоём, Софья мечтательно вспоминает о так быстро промелькнувшей ночи, когда они с Молчалиным «забылись музыкой, и время шло так плавно», а служанка еле сдерживает смех.

Лиза напоминает госпоже о прежней её сердечной склонности, Александре Андреевиче Чацком, который уже три года странствует в чужих краях. Софья же говорит, что её отношения с Чацким не выходили за пределы детской дружбы. Она сопоставляет Чацкого с Молчалиным и находит в последнем достоинства (чувствительность, робость, альтруизм), которых нет у Чацкого.

Неожиданно появляется сам Чацкий. Он засыпает Софью вопросами: что нового в Москве? как поживают их общие знакомые, кажущиеся Чацкому смешными и нелепыми? Без всякой задней мысли он нелестно отзывается о Молчалине, который, вероятно, сделал карьеру («ведь нынче любят бессловесных»).

Софью это задевает настолько, что она шепчет про себя: «Не человек, змея!»

Входит Фамусов, тоже не слишком обрадованный визитом Чацкого, и спрашивает, где Чацкий пропадал и чем занимался. Чацкий обещает обо всем рассказать вечером, поскольку он ещё и домой не успел заехать.

Во второй половине дня Чацкий снова появляется в доме Фамусова и расспрашивает Павла Афанасьевича о дочери. Фамусов настораживается, уж не метит ли Чацкий в женихи? А как бы отреагировал на это Фамусов? — в свою очередь осведомляется молодой человек. Фамусов уклоняется от прямого ответа, советуя гостю сначала привести в порядок дела и добиться успехов по службе.

«Служить бы рад, прислуживаться тошно», — заявляет Чацкий. Фамусов упрекает его в излишней «гордости» и ставит в пример покойного своего дядю, который добился чинов и богатства, раболепно прислуживая императрице.

Чацкого этот образец никак не устраивает. Он находит, что «век покорности и страха» уходит в прошлое, а Фамусова эти «вольнодумные речи» возмущают, он и слушать не желает таких нападок на «золотой век».

Слуга докладывает о прибытии нового гостя, полковника Скалозуба, которого Фамусов всячески обхаживает, считая выгодным женихом. Скалозуб простодушно хвастается своими служебными успехами, которые достигнуты отнюдь не воинскими подвигами.

Фамусов произносит пространный панегирик московскому дворянству с его хлебосольством, консервативными старичками вельможами, властолюбивыми матронами и умеющими себя преподнести девицами. Он рекомендует Чацкого Скалозубу, причём фамусовские похвалы для Чацкого звучат почти как оскорбление. Не выдержав, Чацкий разражается монологом, в котором обрушивается на тех льстецов и крепостников, что восхищают хозяина дома, обличает их «слабодушие, рассудка нищету».

Мало что понявший из речей Чацкого Скалозуб соглашается с ним в оценке напыщенных гвардейцев. Армия, по мнению бравого служаки, ничуть не хуже «гвардионцев».

Вбегает Софья и бросается к окну с криком: «Ах, Боже мой, упал, убился!» Оказывается, это Молчалин «треснулся» с лошади (выражение Скалозуба).

Чацкий задумывается: почему так испугана Софья? Вскоре приходит Молчалин и успокаивает присутствующих — ничего страшного не произошло.

Софья старается оправдать свой неосторожный порыв, но лишь усиливает зародившиеся у Чацкого подозрения.

Оставшись наедине с Молчалиным, Софья тревожится о его здоровье, а тот обеспокоен её несдержанностью («Злые языки страшнее пистолета»).

После разговора с Софьей Чацкий приходит к выводу, что она не может любить столь ничтожного человека, но тем не менее бьётся над загадкой: кто же её возлюбленный?

Затевает Чацкий беседу и с Молчалиным и ещё более укрепляется в своём мнении: невозможно любить того, чьи достоинства сводятся к «умеренности и аккуратности», того, кто не решается иметь собственное мнение и преклоняется перед знатностью и властью.

На вечер к Фамусову продолжают съезжаться гости. Первыми прибывают супруги Горичевы, старые знакомые Чацкого, с которыми он беседует по-дружески, тепло вспоминая прошлое.

Появляются и другие лица (княгиня с шестью дочерями, князь Тугоуховский и др.) и ведут пустейшие разговоры. Графиня-внучка пытается уколоть Чацкого, но он легко и остроумно парирует её выпад.

Горич представляет Чацкому Загорецкого, прямо в глаза характеризуя последнего как «мошенника» и «плута», но тот делает вид, что нисколько не задет.

Приезжает Хлестова, старуха властная и не терпящая никаких возражений. Перед ней проходят Чацкий, Скалозуб и Молчалин. Благоволение Хлестова выражает лишь секретарю Фамусова, поскольку он хвалит её собачку. Обращаясь к Софье, Чацкий иронизирует по этому поводу. Софью саркастическая речь Чацкого бесит, и она решает отомстить за Молчалина. Переходя от одной группы гостей к другой, она исподволь намекает на то, что Чацкий, похоже, не в своём уме.

Слух этот тотчас разносится по всей гостиной, а Загорецкий добавляет новые подробности: «Схватили, в желтый дом, и на цепь посадили». Окончательный приговор выносит графиня-бабушка, глухая и почти выжившая из ума: Чацкий — басурман и вольтерьянец. В общем хоре возмущенных голосов достается и всем прочим вольнодумцам — профессорам, химикам, баснописцам…

Чацкий, потерянно бродящий в толпе чуждых ему по духу людей, сталкивается с Софьей и с негодованием обрушивается на московское дворянство, которое преклоняется перед ничтожеством только потому, что оно имело счастье родиться во Франции. Сам Чацкий убежден, что «умный» и «бодрый» русский народ и его обычаи во многом выше и лучше иностранных, но его никто не хочет слушать. Все кружатся в вальсе с величайшим усердием.

Гости уже начинают расходиться, когда опрометью вбегает ещё один старый знакомый Чацкого, Репетилов. Он кидается к Чацкому с распростёртыми объятиями, с места в карьер начинает каяться в различных прегрешениях и приглашает Чацкого посетить «секретнейший союз», состоящий из «решительных людей», которые безбоязненно рассуждают о «матерьях важных». Однако Чацкий, знающий цену Репетилову, кратко характеризует деятельность Репетилова и его друзей: «Шумите вы и только!»

Репетилов переключается на Скалозуба, рассказывая ему горестную историю своей женитьбы, но и тут не находит взаимопонимания. Лишь с одним Загорецким удаётся Репетилову вступить в разговор, да и то предметом их обсуждения становится сумасшествие Чацкого. Репетилов сначала не верит слуху, но остальные настойчиво убеждают его, что Чацкий — настоящий сумасшедший.

Задержавшийся в комнате швейцара Чацкий все это слышит и негодует на клеветников. Его беспокоит только одно — знает ли Софья о его «сумасшествии»? Ему и в голову прийти не может, что именно она распустила этот слух.

В вестибюле появляется Лиза, за ней плетётся заспанный Молчалин. Служанка напоминает Молчалину, что барышня ждёт его. Молчалин признается ей, что ухаживает за Софьей, дабы не потерять её приязни и тем самым укрепить своё положение, по-настоящему же ему нравится одна Лиза.

Это слышат тихо подошедшая Софья и прячущийся за колонной Чацкий. Разгневанная Софья выступает вперед: «Ужасный человек! себя я, стен стыжусь». Молчалин пытается отпереться от сказанного, но Софья глуха к его словам и требует, чтобы он сегодня же покинул дом своего благодетеля.

Чацкий тоже даёт волю чувствам и обличает коварство Софьи. На шум сбегается толпа слуг во главе с Фамусовым. Он грозится отослать дочь к тётке, в саратовскую глушь, а Лизу определить в птичницы.

Чацкий горько смеётся и над собственной слепотой, и над Софьей, и над всеми единомышленниками Фамусова, в обществе которых и впрямь трудно сохранить рассудок. Восклицая: «Пойду искать по свету, / Где оскорблённому есть чувству уголок!» — он навсегда покидает некогда столь дорогой ему дом.

Сам же Фамусов более всего озабочен тем, «что станет говорить / Княгиня Марья Алексевна!»

pereskaz.com

Читать книгу Горе от ума Александра Грибоедова : онлайн чтение

Александр Грибоедов
Горе от ума

Мильон терзаний (Критический этюд)
И. А. Гончаров

«Горе от ума» Грибоедова. – Бенефис Монахова, ноябрь, 1871 г.

Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкой живучестью от других произведений слова. Она как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед.

Все знаменитости первой величины, конечно, недаром поступили в так называемый «храм бессмертия». У всех у них много, а у иных, как, например, у Пушкина, гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова. Их нельзя близко и ставить одного с другим. Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще. Пушкин занял собою всю свою эпоху, сам создал другую, породил школы художников, – взял себе в эпохе все, кроме того, что успел взять Грибоедов и до чего не договорился Пушкин.

Несмотря на гений Пушкина, передовые его герои, как герои его века, уже бледнеют и уходят в прошлое. Гениальные создания его, продолжая служить образцами и источником искусству, – сами становятся историей. Мы изучили Онегина, его время и его среду, взвесили, определили значение этого типа, но не находим уже живых следов этой личности в современном веке, хотя создание этого типа останется неизгладимым в литературе. Даже позднейшие герои века, например, лермонтовский Печорин, представляя, как и Онегин, свою эпоху, каменеют, однако, в неподвижности, как статуи на могилах. Не говорим о явившихся позднее их более или менее ярких типах, которые при жизни авторов успели сойти в могилу, оставив по себе некоторые права на литературную память.

Называли бессмертною комедиею «Недоросль» Фонвизина, – и основательно – ее живая, горячая пора продолжалась около полувека: это громадно для произведения слова. Но теперь нет ни одного намека в «Недоросле» на живую жизнь, и комедия, отслужив свою службу, обратилась в исторический памятник.

«Горе от ума» появилось раньше Онегина, Печорина, пережило их, прошло невредимо чрез гоголевский период, прожило эти полвека со времени своего появления и все живет своею нетленной жизнью, переживет и еще много эпох и все не утратит своей жизненности.

Отчего же это, и что такое вообще это «Горе от ума»?

Критика не трогала комедию с однажды занятого ею места, как будто затрудняясь, куда ее поместить. Изустная оценка опередила печатную, как сама пьеса задолго опередила печать. Но грамотная масса оценила ее фактически. Сразу поняв ее красоты и не найдя недостатков, она разнесла рукопись на клочья, на стихи, полустишья, развела всю соль и мудрость пьесы в разговорной речи, точно обратила мильон в гривенники, и до того испестрила грибоедовскими поговорками разговор, что буквально истаскала комедию до пресыщения.

Но пьеса выдержала и это испытание – и не только не опошлилась, но сделалась как будто дороже для читателей, нашла себе в каждом из них покровителя, критика и друга, как басни Крылова, не утратившие своей литературной силы, перейдя из книги в живую речь.

Печатная критика всегда относилась с большею или меньшею строгостью только к сценическому исполнению пьесы, мало касаясь самой комедии или высказываясь в отрывочных, неполных и разноречивых отзывах. Решено раз всеми навсегда, что комедия образцовое произведение, – и на том все помирились.

И мы здесь не претендуем произнести критический приговор, в качестве присяжного критика: решительно уклоняясь от этого – мы, в качестве любителя, только высказываем свои размышления, тоже по поводу одного из последних представлений «Горе от ума» на сцене. Мы хотим поделиться с читателем этими своими мнениями, или, лучше сказать, сомнениями о том, так ли играется пьеса, то есть с той ли точки зрения смотрят обыкновенно на ее исполнение и сами артисты и зрители? А заговорив об этом, нельзя не высказать мнений и сомнений и о том, так ли должно понимать самую пьесу, как ее понимают некоторые исполнители и, может быть, и зрители. Не хотим опять сказать, что мы считаем наш способ понимания непогрешимым, – мы предлагаем его только как один из способов понимания или как одну из точек зрения.

Что делать актеру, вдумывающемуся в свою роль в этой пьесе? Положиться на один собственный суд – не достанет никакого самолюбия, а прислушаться за сорок лет к говору общественного мнения – нет возможности, не затерявшись в мелком анализе. Остается, из бесчисленного хора высказанных и высказывающихся мнений, остановиться на некоторых общих выводах, наичаще повторяемых, – и на них уже строить собственный план оценки.

Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку. Вся пьеса представляется каким-то кругом знакомых читателю лиц, и притом таким определенным и замкнутым, как колода карт. Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и другие врезались в память так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех сложилось более или менее согласное понятие о всех лицах, кроме одного – Чацкого. Так все они начертаны верно и строго и так примелькались всем. Только о Чацком многие недоумевают: что он такое? Он как будто пятьдесят третья какая-то загадочная карта в колоде. Если было мало разногласия в понимании других лиц, то о Чацком, напротив, разноречия не кончились до сих пор и, может быть, не кончатся еще долго.

Другие, отдавая справедливость картине нравов, верности типов, дорожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой – моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни.

Но и те и другие ценители почти обходят молчанием самую «комедию», действие, и многие даже отказывают ей в условном сценическом движении.

Несмотря на то, всякий раз, однако, когда меняется персонал в ролях, и те и другие судьи идут в театр, и снова поднимаются оживленные толки об исполнении той или другой роли и о самых ролях, как будто в новой пьесе.

Все эти разнообразные впечатления и на них основанная своя точка зрения у всех и у каждого служат лучшим определением пьесы, то есть что комедия «Горе от ума» есть и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем и комедия и, скажем сами за себя, – больше всего комедия – какая едва ли найдется в других литературах, если принять совокупность всех прочих высказанных условий. Как картина, она, без сомнения, громадна. Полотно ее захватывает длинный период русской жизни – от Екатерины до императора Николая. В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы. И это с такою художественною, объективною законченностью и определенностью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю.

В картине, где нет ни одного бледного пятна, ни одного постороннего, лишнего штриха и звука, – зритель и читатель чувствуют себя и теперь, в нашу эпоху, среди живых людей. И общее и детали, все это не сочинено, а так целиком взято из московских гостиных и перенесено в книгу и на сцену, со всей теплотой и со всем «особым отпечатком» Москвы, – от Фамусова до мелких штрихов, до князя Тугоуховского и до лакея Петрушки, без которых картина была бы не полна.

Однако для нас она еще не вполне законченная историческая картина: мы не отодвинулись от эпохи на достаточное расстояние, чтоб между нею и нашим временем легла непроходимая бездна. Колорит не сгладился совсем; век не отделился от нашего, как отрезанный ломоть: мы кое-что оттуда унаследовали, хотя Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и прочие видоизменились так, что не влезут уже в кожу грибоедовских типов. Резкие черты отжили, конечно: никакой Фамусов не станет теперь приглашать в шуты и ставить в пример Максима Петровича, по крайней мере так положительно и явно. Молчалин, даже перед горничной, втихомолку, не сознается теперь в тех заповедях, которые завещал ему отец; такой Скалозуб, такой Загорецкий невозможны даже в далеком захолустье. Но пока будет существовать стремление к почестям помимо заслуги, пока будут водиться мастера и охотники угодничать и «награжденья брать и весело пожить», пока сплетни, безделье, пустота будут господствовать не как пороки, а как стихии общественной жизни, – до тех пор, конечно, будут мелькать и в современном обществе черты Фамусовых, Молчалиных и других, нужды нет, что с самой Москвы стерся тот «особый отпечаток», которым гордился Фамусов.

Общечеловеческие образцы, конечно, остаются всегда, хотя и те превращаются в неузнаваемые от временных перемен типы, так что, на смену старому, художникам иногда приходится обновлять, по прошествии долгих периодов, являвшиеся уже когда-то в образах основные черты нравов и вообще людской натуры, облекая их в новую плоть и кровь в духе своего времени. Тартюф, конечно, – вечный тип, Фальстаф – вечный характер, – но и тот и другой, и многие еще знаменитые подобные им первообразы страстей, пороков и прочее, исчезая сами в тумане старины, почти утратили живой образ и обратились в идею, в условное понятие, в нарицательное имя порока, и для нас служат уже не живым уроком, а портретом исторической галереи.

Это особенно можно отнести к грибоедовской комедии. В ней местный колорит слишком ярок и обозначение самых характеров так строго очерчено и обставлено такой реальностью деталей, что общечеловеческие черты едва выделяются из-под общественных положений, рангов, костюмов и т. п.

Как картина современных нравов, комедия «Горе от ума» была отчасти анахронизмом и тогда, когда в тридцатых годах появилась на московской сцене. Уже Щепкин, Мочалов, Львова-Синецкая, Ленский, Орлов и Сабуров играли не с натуры, а по свежему преданию. И тогда стали исчезать резкие штрихи. Сам Чацкий гремит против «века минувшего», когда писалась комедия, а она писалась между 1815 и 1820 годами.

 
Как посравнить да посмотреть (говорит он)
Век нынешний и век минувший,
Свежо предание, а верится с трудом,
 

а про свое время выражается так:

 
Теперь вольнее всякий дышит,
 

или:

 
Бранил ваш век я беспощадно, —
 

говорит он Фамусову.

Следовательно, теперь остается только немногое от местного колорита: страсть к чинам, низкопоклонничество, пустота. Но с какими-нибудь реформами чины могут отойти, низкопоклонничество до степени лакейства молчалинского уже прячется и теперь в темноту, а поэзия фрунта уступила место строгому и рациональному направлению в военном деле.

Но все же еще кое-какие живые следы есть, и они пока мешают обратиться картине в законченный исторический барельеф. Эта будущность еще пока у ней далеко впереди.

Соль, эпиграмма, сатира, этот разговорный стих, кажется, никогда не умрут, как и сам рассыпанный в них острый и едкий, живой русский ум, который Грибоедов заключил, как волшебник духа какого-нибудь, в свой замок, и он рассыпается там злобным смехом. Нельзя представить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стих слились здесь во что-то нераздельное, затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот весь собранный автором ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка. Этот язык так же дался автору, как далась группа этих лиц, как дался главный смысл комедии, как далось все вместе, будто вылилось разом, и все образовало необыкновенную комедию – и в тесном смысле, как сценическую пьесу, – и в обширном, как комедию жизни. Другим ничем, как комедией, она и не могла бы быть.

Оставя две капитальные стороны пьесы, которые так явно говорят за себя и потому имеют большинство почитателей, – то есть картину эпохи, с группой живых портретов, и соль языка, – обратимся сначала к комедии как к сценической пьесе, потом как к комедии вообще, к ее общему смыслу, к главному разуму ее в общественном и литературном значении, наконец, скажем и об исполнении ее на сцене.

Давно привыкли говорить, что нет движения, то есть нет действия в пьесе. Как нет движения? Есть – живое, непрерывное, от первого появления Чацкого на сцене до последнего его слова: «Карету мне, карету!»

Это – тонкая, умная, изящная и страстная комедия, в тесном, техническом смысле, – верная в мелких психологических деталях, – но для зрителя почти неуловимая, потому что она замаскирована типичными лицами героев, гениальной рисовкой, колоритом места, эпохи, прелестью языка, всеми поэтическими силами, так обильно разлитыми в пьесе. Действие, то есть собственно интрига в ней, перед этими капитальными сторонами кажется бледным, лишним, почти ненужным.

Только при разъезде в сенях зритель точно пробуждается при неожиданной катастрофе, разразившейся между главными лицами, и вдруг припоминает комедию-интригу. Но и то ненадолго. Перед ним уже вырастает громадный, настоящий смысл комедии.

Главная роль, конечно, – роль Чацкого, без которой не было бы комедии, а была бы, пожалуй, картина нравов.

Сам Грибоедов приписал горе Чацкого его уму, а Пушкин отказал ему вовсе в уме.

Можно бы было подумать, что Грибоедов, из отеческой любви к своему герою, польстил ему в заглавии, как будто предупредив читателя, что герой его умен, а все прочие около него не умны.

Но Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием.

У него есть и сердце, и притом он безукоризненно честен. Словом – это человек не только умный, но и развитой, с чувством, или, как рекомендует его горничная Лиза, он «чувствителен, и весел, и остер». Только личное его горе произошло не от одного ума, а более от других причин, где ум его играл страдательную роль, и это подало Пушкину повод отказать ему в уме. Между тем Чацкий как личность несравненно выше и умнее Онегина и лермонтовского Печорина. Он искренний и горячий деятель, а те – паразиты, изумительно начертанные великими талантами, как болезненные порождения отжившего века. Ими заканчивается их время, а Чацкий начинает новый век – и в этом все его значение и весь «ум».

И Онегин и Печорин оказались неспособны к делу, к активной роли, хотя оба смутно понимали, что около них все истлело. Они были даже «озлоблены», носили в себе и «недовольство» и бродили, как тени, с «тоскующей ленью». Но, презирая пустоту жизни, праздное барство, они поддавались ему и не подумали ни бороться с ним, ни бежать окончательно. Недовольство и озлобление не мешали Онегину франтить, «блестеть» и в театре, и на бале, и в модном ресторане, кокетничать с девицами и серьезно ухаживать за ними в замужестве, а Печорину блестеть интересной скукой и мыкать свою лень и озлобление между княжной Мери и Бэлой, а потом рисоваться равнодушием к ним перед тупым Максимом Максимычем: это равнодушие считалось квинтэссенцией донжуанства. Оба томились, задыхались в своей среде и не знали, чего хотеть. Онегин пробовал читать, но зевнул и бросил, потому что ему и Печорину была знакома одна наука «страсти нежной», а прочему всему они учились «чему-нибудь и как-нибудь» – и им нечего было делать.

Чацкий, как видно, напротив, готовился серьезно к деятельности. «Он славно пишет, переводит», – говорит о нем Фамусов, и все твердят о его высоком уме. Он, конечно, путешествовал недаром, учился, читал, принимался, как видно, за труд, был в сношениях с министрами и разошелся – не трудно догадаться, почему:

 
Служить бы рад, – прислуживаться тошно, —
 

намекает он сам. О «тоскующей лени, о праздной скуке» и помину нет, а еще менее о «страсти нежной», как о науке и о занятии. Он любит серьезно, видя в Софье будущую жену.

Между тем Чацкому досталось выпить до дна горькую чашу – не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой только «мильон терзаний».

Ни Онегин, ни Печорин не поступили бы так неумно вообще, в деле любви и сватовства особенно. Но зато они уже побледнели и обратились для нас в каменные статуи, а Чацкий остается и останется всегда в живых за эту свою «глупость».

Читатель помнит, конечно, все, что проделал Чацкий. Проследим слегка ход пьесы и постараемся выделить из нее драматический интерес комедии, то движение, которое идет через всю пьесу, как невидимая, но живая нить, связывающая все части и лица комедии между собою.

Чацкий вбегает к Софье, прямо из дорожного экипажа, не заезжая к себе, горячо целует у нее руку, глядит ей в глаза, радуется свиданию, в надежде найти ответ прежнему чувству – и не находит. Его поразили две перемены: она необыкновенно похорошела и охладела к нему – тоже необыкновенно.

Это его и озадачило, и огорчило, и немного раздражило. Напрасно он старается посыпа́ть солью юмора свой разговор, частию играя этой своей силой, чем, конечно, прежде нравился Софье, когда она его любила, – частию под влиянием досады и разочарования. Всем достается, всех перебрал он – от отца Софьи до Молчалина – и какими меткими чертами рисует он Москву – и сколько из этих стихов ушло в живую речь! Но все напрасно: нежные воспоминания, остроты – ничто не помогает. Он терпит от нее одни холодности, пока, едко задев Молчалина, он не задел за живое и ее. Она уже с скрытой злостью спрашивает его, случилось ли ему хоть нечаянно «добро о ком-нибудь сказать», и исчезает при входе отца, выдав последнему почти головой Чацкого, то есть объявив его героем рассказанного перед тем отцу сна.

С этой минуты между ею и Чацким завязался горячий поединок, самое живое действие, комедия в тесном смысле, в которой принимают близкое участие два лица, Молчалин и Лиза.

Всякий шаг Чацкого, почти всякое слово в пьесе тесно связаны с игрой чувства его к Софье, раздраженного какою-то ложью в ее поступках, которую он и бьется разгадать до самого конца. Весь ум его и все силы уходят в эту борьбу: она и послужила мотивом, поводом к раздражениям, к тому «мильону терзаний», под влиянием которых он только и мог сыграть указанную ему Грибоедовым роль, роль гораздо большего, высшего значения, нежели неудачная любовь, словом, роль, для которой и родилась вся комедия.

Чацкий почти не замечает Фамусова, холодно и рассеянно отвечает на его вопрос, где был? «Теперь мне до того ли?» – говорит он и, обещая приехать опять, уходит, проговаривая из того, что его поглощает:

 
Как Софья Павловна у вас похорошела!
 

Во втором посещении он начинает разговор опять о Софье Павловне. «Не больна ли она? не приключилось ли ей печали?» – и до такой степени охвачен и подогретым ее расцветшей красотой чувством и ее холодностью к нему, что на вопрос отца, не хочет ли он на ней жениться, в рассеянности спрашивает: «А вам на что?» И потом равнодушно, только из приличия, дополняет:

 
Пусть я посватаюсь, вы что бы мне сказали?
 

И почти не слушая ответа, вяло замечает на совет «послужить»:

 
Служить бы рад, – прислуживаться тошно!
 

Он и в Москву и к Фамусову приехал, очевидно, для Софьи и к одной Софье. До других ему дела нет; ему и теперь досадно, что он, вместо нее, нашел одного Фамусова. «Как здесь бы ей не быть?» – задается он вопросом, припоминая прежнюю юношескую свою любовь, которую в нем «ни даль не охладила, ни развлечение, ни перемена мест», – и мучается ее холодностью.

Ему скучно и говорить с Фамусовым – и только положительный вызов Фамусова на спор выводит Чацкого из его сосредоточенности.

 
Вот то-то, все вы гордецы:
Смотрели бы, как делали отцы,
Учились бы, на старших глядя! —
 

говорит Фамусов и затем чертит такой грубый и уродливый рисунок раболепства, что Чацкий не вытерпел и в свою очередь сделал параллель века «минувшего» с веком «нынешним».

Но все еще раздражение его сдержанно: он как будто совестится за себя, что вздумал отрезвлять Фамусова от его понятий; он спешит вставить, что «не о дядюшке его говорит», которого привел в пример Фамусов, и даже предлагает последнему побранить и свой век, наконец, всячески старается замять разговор, видя, как Фамусов заткнул уши, – успокаивает его, почти извиняется.

 
Длить споры не мое желанье, —
 

говорит он. Он готов опять войти в себя. Но его будит неожиданный намек Фамусова на слух о сватовстве Скалозуба.

 
Вот будто женится на Софьюшке… и т. д.
 

Чацкий навострил уши.

 
Как суетится, что за прыть!
 

«А Софья? Нет ли впрямь тут жениха какого?» – говорит он, и хотя потом прибавляет:

 
Ах – тот скажи любви конец,
Кто на три года вдаль уедет! —
 

но сам еще не верит этому, по примеру всех влюбленных, пока эта любовная аксиома не разыгралась над ним до конца.

Фамусов подтверждает свой намек о женитьбе Скалозуба, навязывая последнему мысль «о генеральше», и почти явно вызывает на сватовство.

Эти намеки на женитьбу возбудили подозрения Чацкого о причинах перемены к нему Софьи. Он даже согласился было на просьбу Фамусова бросить «завиральные идеи» и помолчать при госте. Но раздражение уже шло crescendo1
  Нарастая (итал.).

[Закрыть], и он вмешался в разговор, пока небрежно, а потом, раздосадованный неловкой похвалой Фамусова его уму и прочее, возвышает тон и разрешается резким монологом:

«А судьи кто?» и т. д. Тут уже завязывается другая борьба, важная и серьезная, целая битва. Здесь в нескольких словах раздается, как в увертюре опер, главный мотив, намекается на истинный смысл и цель комедии. Оба, Фамусов и Чацкий, бросили друг другу перчатку:

 
Смотрели бы, как делали отцы,
Учились бы, на старших глядя! —
 

раздался военный клик Фамусова. А кто эти старшие и «судьи»?

 
…За дряхлостию лет
К свободной жизни их вражда непримирима, —
 

отвечает Чацкий и казнит —

 
Прошедшего житья подлейшие черты.
 

Образовались два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусовых и всей братии «отцов и старших», с другой – один пылкий и отважный боец, «враг исканий». Это борьба на жизнь и смерть, борьба за существование, как новейшие натуралисты определяют естественную смену поколений в животном мире. Фамусов хочет быть «тузом» – «есть на серебре и на золоте, ездить цугом, весь в орденах, быть богатым и видеть детей богатыми, в чинах, в орденах и с ключом» – и так без конца, и все это только за то, что он подписывает бумаги, не читая и боясь одного, «чтоб множество не накопилось их».

Чацкий рвется к «свободной жизни», «к занятиям» наукой и искусством и требует «службы делу, а не лицам» и т. д. На чьей стороне победа? Комедия дает Чацкому только «мильон терзаний» и оставляет, по-видимому, в том же положении Фамусова и его братию, в каком они были, ничего не говоря о последствиях борьбы.

Теперь нам известны эти последствия. Они обнаружились с появлением комедии, еще в рукописи, в свет – и как эпидемия охватила всю Россию.

Между тем интрига любви идет своим чередом, правильно, с тонкой психологической верностью, которая во всякой другой пьесе, лишенной прочих колоссальных грибоедовских красот, могла бы сделать автору имя.

Обморок Софьи при падении с лошади Молчалина, ее участие к нему, так неосторожно высказавшееся, новые сарказмы Чацкого на Молчалина – все это усложнило действие и образовало тут главный пункт, который назывался в пиитиках завязкою. Тут сосредоточился драматический интерес. Чацкий почти угадал истину.

 
Смятенье, обморок, поспешность, гнев, испуга!
 

(по случаю падения с лошади Молчалина) —

 
Все это можно ощущать,
Когда лишаешься единственного друга, —
 

говорит он и уезжает в сильном волнении, в муках подозрений на двух соперников.

В третьем акте он раньше всех забирается на бал, с целью «вынудить признанье» у Софьи – и с дрожью нетерпенья приступает к делу прямо с вопросом: «Кого она любит?»

После уклончивого ответа она признается, что ей милее его «иные». Кажется, ясно. Он и сам видит это и даже говорит:

 
И я чего хочу, когда все решено?
Мне в петлю лезть, а ей смешно!
 

Однако лезет, как все влюбленные, несмотря на свой «ум», и уже слабеет перед ее равнодушием. Он бросает никуда не годное против счастливого соперника оружие – прямое нападение на него, и снисходит до притворства.

 
Раз в жизни притворюсь, —
 

решает он, – чтоб «разгадать загадку», а собственно, чтоб удержать Софью, когда она рванулась прочь при новой стреле, пущенной в Молчалина. Это не притворство, а уступка, которой он хочет выпросить то, чего нельзя выпросить, – любви, когда ее нет. В его речи уже слышится молящий тон, нежные упреки, жалобы:

 
Но есть ли в нем та страсть, то чувство,
пылкость та…
Чтоб, кроме вас, ему мир целый
Казался прах и суета?
Чтоб сердца каждое биенье
Любовью ускорялось к вам… —
 

говорит он, – и наконец:

 
Чтоб равнодушнее мне понести утрату,
Как человеку – вы, который с вами взрос,
Как другу вашему, как брату,
Мне дайте убедиться в том…
 

Это уже слезы. Он трогает серьезные струны чувства —

 
От сумасшествия могу я остеречься,
Пущусь подалее простыть, охолодеть… —
 

заключает он. Затем оставалось только упасть на колени и зарыдать. Остатки ума спасают его от бесполезного унижения.

Такую мастерскую сцену, высказанную такими стихами, едва ли представляет какое-нибудь другое драматическое произведение. Нельзя благороднее и трезвее высказать чувство, как оно высказалось у Чацкого, нельзя тоньше и грациознее выпутаться из ловушки, как выпутывается Софья Павловна. Только пушкинские сцены Онегина с Татьяной напоминают эти тонкие черты умных натур.

Софье удалось было совершенно отделаться от новой подозрительности Чацкого, но она сама увлеклась своей любовью к Молчалину и чуть не испортила все дело, высказавшись почти открыто в любви. На вопрос Чацкого:

 
Зачем же вы его (Молчалина) так коротко узнали?
 

она отвечает:

 
Я не старалась! Бог нас свел.
 

Этого довольно, чтоб открыть глаза слепому. Но ее спас сам Молчалин, то есть его ничтожество. Она в увлечении поспешила нарисовать его портрет во весь рост, может быть в надежде примирить с этой любовью не только себя, но и других, даже Чацкого, не замечая, как портрет выходит пошл:

 
Смотрите, дружбу всех он в доме приобрел.
При батюшке три года служит;
Тот часто без толку сердит,
А он безмолвием его обезоружит,
От доброты души простит.
А, между прочим,
Веселостей искать бы мог, —
Ничуть, от старичков не ступит за порог!
Мы ре́звимся, хохочем;
Он с ними целый день засядет, рад не рад
Играет…
 

Далее:

 
Чудеснейшего свойства…
Он, наконец: уступчив, скромен, тих,
И на душе проступков никаких;
Чужих и вкривь и вкось не рубит.
Вот я за что его люблю!
 

У Чацкого рассеялись все сомнения:

 
Она его не уважает!
Шалит, она его не любит.
Она не ставит в грош его! —
 

утешает он себя при каждой ее похвале Молчалину и потом хватается за Скалозуба. Но ответ ее – что он «герой не ее романа» – уничтожил и эти сомнения. Он оставляет ее без ревности, но в раздумье, сказав:

 
Кто разгадает вас!
 

Он и сам не верил в возможность таких соперников, а теперь убедился в этом. Но и его надежды на взаимность, до сих пор горячо волновавшие его, совершенно поколебались, особенно когда она не согласилась остаться с ним под предлогом, что «щипцы остынут», и потом, на просьбу его позволить зайти к ней в комнату, при новой колкости на Молчалина, она ускользнула от него и заперлась.

Он почувствовал, что главная цель возвращения в Москву ему изменила, и он отходит от Софьи с грустью. Он, как потом сознается в сенях, с этой минуты подозревает в ней только холодность ко всему, – и после этой сцены самый обморок отнес не «к признакам живых страстей», как прежде, а к «причуде избалованных нерв».

Следующая сцена его с Молчалиным, вполне обрисовывающая характер последнего, утверждает Чацкого окончательно, что Софья не любит этого соперника.

 
Обманщица смеялась надо мною! —
 

замечает он и идет навстречу новым лицам.

Комедия между ним и Софьей оборвалась; жгучее раздражение ревности унялось, и холод безнадежности пахнул ему в душу.

Ему оставалось уехать; но на сцену вторгается другая, живая, бойкая комедия, открывается разом несколько новых перспектив московской жизни, которые не только вытесняют из памяти зрителя интригу Чацкого, но и сам Чацкий как будто забывает о ней и мешается в толпу. Около него группируются и играют, каждое свою роль, новые лица. Это бал, со всей московской обстановкой, с рядом живых сценических очерков, в которых каждая группа образует свою отдельную комедию, с полной обрисовкой характеров, успевших в нескольких словах разыграться в законченное действие.

Разве не полную комедию разыгрывают Горичевы? Этот муж, недавно еще бодрый и живой человек, теперь опустившийся, облекшийся, как в халат, в московскую жизнь, барин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», по меткому определению Чацкого, – под башмаком приторной, жеманной, светской супруги, московской дамы?

А эти шесть княжен и графиня-внучка – весь этот контингент невест, «умеющих, – по словам Фамусова, – принарядить себя тафтицей, бархатцем и дымкой», «поющих верхние нотки и льнущих к военным людям»?

Эта Хлестова, остаток екатерининского века, с моськой, с арапкой-девочкой, – эта княгиня и князь Петр Ильич – без слова, но такая говорящая руина прошлого; Загорецкий, явный мошенник, спасающийся от тюрьмы в лучших гостиных и откупающейся угодливостью, вроде собачьих поносок, – и эти NN, и все толки их, и все занимающее их содержание!

Наплыв этих лиц так обилен, портреты их так рельефны, что зритель хладеет к интриге, не успевая ловить эти быстрые очерки новых лиц и вслушиваться в их оригинальный говор.

Чацкого уже нет на сцене. Но он до ухода дал обильную пищу той главной комедии, которая началась у него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным, – той битве со всей Москвой, куда он, по целям автора, за тем и приехал.

В кратких, даже мгновенных встречах с старыми знакомыми, успел он всех вооружить против себя едкими репликами и сарказмами. Его уже живо затрагивают всякие пустяки – и он дает волю языку. Рассердил старуху Хлестову, дал невпопад несколько советов Горичеву, резко оборвал графиню-внучку и опять задел Молчалина.

Но чаша переполнилась. Он выходит из задних комнат уже окончательно расстроенный и, по старой дружбе, в толпе опять идет к Софье, надеясь хоть на простое сочувствие. Он поверяет ей свое душевное состояние:

 
Мильон терзаний! —
 

говорит он:

 
Груди от дружеских тисков,
Ногам от шарканья, ушам от восклицаний,
А пуще голове от всяких пустяков!
Здесь у меня душа каким-то горем сжата! —
 

жалуется он ей, не подозревая, какой заговор созрел против него в неприятельском лагере.

«Мильон терзаний» и «горе!» – вот что он пожал за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: ум его беспощадно поражал больные места врагов. Фамусов ничего не находит, как только зажать уши против его логики, и отстреливается общими местами старой морали. Молчалин смолкает, княжны, графини – пятятся прочь от него, обожженные крапивой его смеха, и прежний друг его, Софья, которую одну он щадит, лукавит, скользит и наносит ему главный удар втихомолку, объявив его под рукой, вскользь, сумасшедшим.

iknigi.net

Кто автор комедии «Горе от ума?» Личность А.С.Грибоедова

Абсолютное большинство людей знает, кто автор комедии «Горе от ума». Почему именно такое название избрал для своего произведения Александр Сергеевич Грибоедов? Возможно, в этом есть нечто автобиографическое. В данной статье мы попытаемся рассказать о личности этого достойного человека. Он соединял в себе энциклопедический ум, неоспоримый талант, решительность гусара и высокое служение Родине.

Многогранный талант

Весьма затруднительно односложно ответить на вопрос о том, кто автор комедии «Горе от ума», имея в виду род его занятий и таланты. Дипломат? Военный? Политик? Музыкант? Его судьба – коротка, словно лебединая песня. Влюбленный Грибоедов, женившись, лишь две недели пробыл с молодой супругой Ниной Чавчавадзе. Потом последовали вызов его в Персидское посольство и мученическая смерть.

Как дипломата его высоко ценили в России за бесстрашие и мужество в отстаивании интересов на Востоке. Как политик он лично проявил себя при подписании русско-персидского мирного договора, послужившего рубежом кровопролитной войны. Как драматург - продолжил традиции реализма в русском национальном театре, создав бессмертную классику. В качестве военного Грибоедов служил корнетом. Представьте себе, из него получился настоящий гусар-гуляка! Обо всем этом ниже мы поведаем читателям подробней.

Образование

Родился Александр Сергеевич 15.01.1790 г. в старинной дворянской семье. С детства ярко проявились его способности. Воспитание детей в семействе Грибоедовых было строгим; его мать, Анастасия Федоровна, была властной женщиной и практически сама управляла домом и имуществом. Подавлению характера сына, к счастью, воспрепятствовала его страсть к наукам. Уже в шестилетнем возрасте Александр свободно владел четырьмя европейскими языками: французским, английским, немецким, итальянским. Восемнадцатилетний студент Московского университета, уже ставший кандидатом словесных наук, упивался учебой, получил юридическое, а затем физико-математическое образование. Будущий автор «Горя от ума» собрался работать над докторской диссертацией, однако в эти планы внесла коррективы война.

В душе он остался-таки гусаром

Перечитывая биографию Александра Сергеевича Грибоедова, мы можем определенно сказать, кто автор комедии «Горе от ума», имея в виду его моральный облик. Он не был расчетливым или интриганом. Наоборот, будущий классик по горячности, дорожа принципами дружбы, мог ввязаться в глупую и опасную историю, даже когда это влекло негативные последствия для него самого.

Как вы догадались, речь идет о знаменитой четверной дуэли, причиной которой стала балерина Истомина. В 1817 году в поединке Завадский смертельно ранил Шереметева, а в 1818 году Якубович ранил Грибоедова в левую руку.

Грибоедов жаждал перемен

Не ошибутся те, кто ответит на вопрос: «Кто автор комедии «Горе от ума?» односложно - бунтарь. Кому, как не этому одному из самых образованных людей России (он овладел в зрелые годы латинским, греческим, арабским, турецким, персидским языками), было знать, что крепостное право отбросило его Родину на столетие назад?

Именно поэтому писалась комедия «Горе от ума». Возможно, для инициации перемен Грибоедов в 1817 г. стал действительным членом масонских лож «Соединенные друзья» и «Благо» (Петербург).

Главное произведение жизни

Автор «Горя от ума» начал свою дипломатическую службу секретарем миссии в Персии. Затем перевелся в Тбилиси (Тифлис). Здесь же им были написаны два первых акта «Горя от ума». Лицейский друг Пушкина Вильгельм Кюхельбекер (будущий декабрист) стал первым и благодарным слушателем. Вскоре в отпуске, проведенном в Москве и под Тулой, к осени 1824 года, поэтом-дипломатом были дописаны две оставшиеся части произведения.

Однако автор комедии «Горе от ума» убедился – его произведению пропуска нет. За ним после дуэли негласно наблюдала полиция. Возможно, жандармы были в курсе и о «крамольной пьесе».

Впрочем, несмотря на старания жандармов, передовая российская читающая публика все-таки увидела анонс произведения: альманах «Русская Талия» опубликовал отрывки из комедии. Запрет не помешал людям знакомиться с комедией в рукописных копиях. Отрывки из пьесы были на устах в обществе.

Опальный Грибоедов

Автор произведения «Горе от ума» своим творением, несомненно, идейно наносил удар поддерживаемой царизмом устаревшей модели помещицко-бюрократической власти. Он был лично знаком с декабристами.

Поэтому в 1825 году его арестовали как подозреваемого в соучастии в восстании на Сенатской площади. Несмотря на шестимесячные допросы, Александру Сергеевичу, человеку волевому и мужественному, удалось доказать свою непричастность. Его отпустили и командировали в Персию, где нужно было заканчивать двухгодичную войну. Как военный он участвует в нескольких битвах, однако как дипломат Грибоедов оказался «ценнее 20-тысячной армии». Подготовленный им в 1828 году документ Туркманчайского мира ввел в состав России Эриванское и Нахичеванское ханства. За эту заслугу его вводят в чин статского советника и, наделив полномочиями, назначают послом в Персию.

Последние годы

Пишут, что этот проницательный человек предчувствовал свою смерть. В России власти старались его «держать на коротком поводке». Последний год его жизни скрасила любовь юной княжны Нины Чавчавадзе и свадьба. Впрочем, дипломату после двух недель отпуска, данных для свадьбы, вручили новое поручение – быть полномочным послом в Персии. Здесь его не любили.

Фактически Александра Сергеевича посылали в мусульманскую страну, требуя от него выполнения поручений, зачастую противоречащим укладу местной жизни. Попросту говоря, потенциально опасного и подозрительно умного дипломата подставляли. Однако, «служа делу, а не лицам», и будучи человеком мужественным, Александр Сергеевич Грибоедов не отказался.

Он отважно руководил во враждебной стране дипломатической миссией, цепко отстаивал интересы русских заложников. Здесь же он был убит спровоцированными фанатиками. Грибоедов погиб как солдат, организуя оборону посольства, будучи с оружием в руках.

Заключение

Навечно осталось в русской литературе нетленным памятником произведение «Горе от ума». Автор, Грибоедов, так и не увидел его на сцене театра (впервые премьера прошла в 1831 году). С тех пор удивительная по своей глубине комедия постоянно присутствует в репертуаре театров.

Этот чистый, честный, мужественный и умный человек все же навечно вошел в историю. Выше приведена цитата – слова вдовы поэта-дипломата Нины Чавчавадзе-Грибоедовой, обращенные к уже покойному мужу.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *