Содержание

Беседа с Луи Мартинесом - рецензии и отзывы читать онлайн

Луи Мартинес — переводчик, благодаря труду которого во Франции читают Пушкина и Салтыкова-Щедрина, Мандельштама и Ахматову, Солженицына, Синявского, Копелева. Он был одним из авторов первого перевода на французский «Доктора Живаго», причем свой роман ему доверил сам Пастернак. В июне Луи Мартинес в очередной раз побывал в Москве и согласился дать интервью журналу «Однако».

Как человек, родившийся и выросший в Северной Африке, в 1950 годы попадает в Россию и становится специалистом по русской литературе?

— Никаких предпосылок для этого не было. Среди моих предков не найдешь ни одного русского, а единственная связь с Россией заключалась в том, что в 1855 году один из моих прадедов воевал под Севастополем и потерял там ногу, за что и получил казенную квартиру в городе Оран, в Алжире. Может быть, он сражался против графа Толстого.

Мне было 17, когда я уехал учиться из Алжира в Париж, в лицей Людовика Великого, и готовился к поступлению в Ecole Normale Superieure — высшее педагогическое училище. Я зубрил латынь, французский язык, историю, философию и для разнообразия в автобусе, в котором я ездил в лицей и обратно, стал самостоятельно заниматься русским языком. Я поступил в ENS и собирался получить классическое образование. Но вдруг нам сказали, что ввиду новых отношений между Советским Союзом и Францией есть возможность получить стипендию и на год отправиться в Советский Союз. Дело было в 1953 году, и нам сказали, что стипендии будут в 1955-м и 1956-м. Это меня заинтересовало. Мне посчастливилось: у нас преподавал Пьер Паскаль, ученый, который написал блестящую книгу о протопопе Аввакуме, пожалуй, первый французский коммунист и человек, обладавший огромными знаниями о жизни в России до революции, во время революции и после нее. В 1953 году он вернулся из Москвы во Францию, где его поначалу арестовали жандармы, потому что он был заочно приговорен к смертной казни за дезертирство, поскольку в 1918 году он примкнул к русским большевикам. Кроме того, у нас преподавал Николай Оцуп — сын царского фотографа, поэт-акмеист, который был знаком с Ахматовой, Мандельштамом, Гумилевым. У него был очень строгий, изысканный вкус и чуть ли не религиозное отношение к русскому языку. Он нас очень сурово правил, не пропускал ни малейшей ошибки не только по грамматике, но и по смыслу, по стилю... В результате я очень увлекся русским и полюбил этот язык.

И вот летом 1955 года вы получили возможность поехать в СССР. Сколько, кстати, вас было?

— Из нашего училища нас было четверо, а еще один юрист, еще студент из Сорбонны... В общей сложности восемь человек.

Вы придерживались левых взглядов?

— Да, я ведь уроженец Алжира, и студенты оттуда в большинстве своем были левыми. Из-за колонизации, из-за надежды на улучшение колониальной системы, да и возраст был такой, когда восстаешь против семейных традиций. С моим товарищем по лицею я пару раз продавал «Юманите». Но я уже начинал расходиться во мнениях с моими товарищами. Например, из-за процесса против кардинала Миндсенти в Венгрии (кардинал Йожеф Миндсенти в 1949 году по сфабрикованному обвинению был приговорен к пожизненному заключению. — Ред.). Потом двое студентов вступили в партию, и я видел, как в их комнатах книги Достоевского уступили место воспоминаниям Мориса Тореза. Меня это шокировало.

Как вас встретила Россия?

— Первый день меня удручил бесконечной бюрократической волокитой. На следующий день мы гуляли по Москве, меня поразила жара и то, что продавали арбузы на улицах. Что-то было совершенно восточное. А Россия моих снов была составлена из кинематографических лент и того, что я знал о Канаде. Деревянные дома, много снега.

Кроме того, сами русские дали мне понять, что за мной все время следят. Жестами: мол, там что-то крутится под потолком. Вообще, чувствовалось всеобщее взаимное недоверие, все друг про друга говорили: ты смотри, не разговаривай с ним слишком откровенно. Хотя, например, слова «стукач» я тогда не слышал. Но все время мне напоминали о том, что за нами, за французами, особенно следят.

Вы жили в общежитии?

— Да, в общежитии МГУ. У меня в комнате висел репродуктор, который с раннего утра передавал советский гимн, потом разные «пионерские зорьки». Мне намекали, что это не только репродуктор, но и подслушивающее устройство. А выключить его было невозможно, разве что слегка приглушить звук. Мне стало это надоедать. Каждое утро начиналось с мелодии гимна, а прекратить это было невозможно. Я тогда во французском посольстве спросил специалистов: «Если я вам принесу эту штуку, вы мне скажете, есть ли там магнитофон или нет?» Они говорят: «Ну конечно». И я решился на поступок. Я хотел отвинтить его, но там не было никаких винтов. Просто провод, идущий в стену. И тогда я его взял и оторвал. Не знаю, какая система сработала, но отовсюду стали подходить техники — и поймали меня у пульта дежурной: мол, куда вы, молодой человек?

— Ну, гулять иду.

— А у вас есть пропуск?

— А зачем?

— А что у вас в портфеле?

— Репродуктор. Я хочу его починить.

— В городе их не чинят.

Я все понял. И потом они несколько дней подряд возились с проводами. Вот так все начиналось, потом пошли знакомства за пределами университета. Я познакомился с Андреем Волконским. Меня к нему привел один из студентов, который часто с нами общался и который говорил, что не знает французского. 20 лет спустя он оказался французским переводчиком Брежнева — и, стало быть, прекрасно понимал все, что мы говорили.

Он повел меня в театр, шла пьеса Сартра. Декорации сделал Фальк, а музыку написал Волконский. Я познакомился с ним, и через него - со многими представителями московской интеллигенции. Меня поразила эта среда, люди мыслили совершенно свободно. Я тогда стал разбираться в сути системы, но постоянная слежка усиливалась. Чем больше я знакомился с вольной московской интеллигенцией, тем больше за мной следили. Я чувствовал себя совершенно кошмарно. Вот я встречаюсь с Волконским на площади, мы здороваемся за руку — и сразу фотовспышка. По ночам мне так было скучно в МГУ, тем более что я чурался компании девиц, которыми нас опутали. Я тогда по ночам ходил гулять в лес, который был рядом с МГУ, а за мной шли. Одна из особенностей террора состоит в том, что тебя как бы возвращают в детство. В состояние младенца — со всеми страхами и одновременно с уютом младенческого возраста. Тебе и хорошо, и плохо. У тебя нет возможности высказываться, формулировать мысли, объяснить, от чего ты страдаешь. С одной стороны, тебя пугают, а с другой — избавляют от проблем.

И тогда вы познакомились с Пастернаком?

— С Пастернаком я познакомился благодаря Мишелю Окутюрье, с которым учился еще в лицее. Встреча состоялась 15 июля 1956 года. Мы пришли на Киевский вокзал, сели в электричку и поехали в Переделкино. Там был восьмичасовой разговор. Пастернак был в состоянии транса, как будто говорил свое последнее слово. Он рассказывал и о своей жизни, и о своем романе и просил нас перевести его как можно быстрее, как только мы вернемся во Францию. Он нам, правда, абсолютно ничего не рассказал о проблемах, которые были между издательскими домами «Фильтринелли» в Италии и «Галлимар» во Франции.

А рукопись уже была на Западе?

— Если и не была, то должна была скоро отправиться через нашу однокашницу Жаклин де Пруайар. Я думаю, она по диппочте ее переправила. Либо незадолго до, либо вскоре после нашего свидания с Пастернаком.


Борис Пастернак в Переделкине.

То есть Борис Леонидович попросил, чтобы именно вы переводили рукопись?

— Да.

Вы по-русски говорили?

— Да, хотя он мне сделал на книжке дарственную надпись на прекрасном французском языке. У него был элегантный почерк конца XIX века. Он написал это гусиным пером и фиолетовыми чернилами. А другую надпись сделал по-русски. Но говорили мы по-русски, и мы ушли от него с чувством какого-то священного долга. Когда мы вернулись во Францию, отправились в издательство «Галлимар»...

А там вас уже ждали...

— Они ломались. Говорили: вы знаете, это длинный роман, французская публика, пожалуй, не готова для чтения таких романов и его очень трудно и долго надо переводить. Мы сказали, что мы поделим роман на четыре части и наша группа — Мишель Окутюрье, Жаклин де Пруайар, Элен Пельтье и я — будем переводить каждый свою часть. Но там была волокита с авторскими правами, о которых мы ничего не знали, и, кажется, суд был. Во всяком случае, мы очень настаивали и даже сказали, что готовы работать бесплатно. В «Галлимар», конечно, это оценили и заплатили нам мизерные деньги за перевод романа, который был одним из самых больших успехов издательства. Я начал работать над переводом в конце 1957 года и завершил свою часть 9 февраля 1958 года.

А Стихи Юрия Живаго кто переводил?

— Стихи мы переводили вдвоем с Мишелем Окутюрье. А потом мы все вчетвером перечитали всю книгу и внесли правки.

В тот же день, 9 февраля, я отнес Альберу Камю, с которым был знаком, первую четверть. Он это жадно прочитал и, когда мы снова увиделись, меньше чем через месяц, сказал мне: «Луи, это все-таки обнадеживает, 40 лет коммунизма — и появился такой человек, такой писатель, который абсолютно не исповедует эту идеологию, и вообще, это чудо». Я ему тогда сказал, что Пастернак и как поэт, и как человек был совершенно взрослым еще до революции. А он мне ответил, что рано или поздно такой человек все равно в России появится. В 1962 году, когда я прочитал «Один день Ивана Денисовича», я понял — очень жаль, что Камю не дожил... ну, до встречи с Солженицыным. Ведь Камю был прав, в конце концов. Появился не один такой человек. Появились люди, способные говорить свободно. И для меня это радость.

Альбер Камю прочел роман «Доктор Живаго» в переводе Луи Мартинеса.

Что было дальше?

— После 1963 года я взял отпуск в лицее, где я преподавал, и стал переводить. Я взялся за перевод «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина, перевел часть «Пошехонской старины», часть его сказок.

Все было опубликовано?

— Да, и распродано все. Этих книг не найдешь уже, к сожалению. Потом я стал переводить многих диссидентов, знакомых. Льва Копелева, например, который стал моим другом и другом нашей семьи. Владимира Буковского переводил. Кстати, и Чехова, но это не было издано. Переводил Андрея Синявского, который в Москве был моим научным руководителем и давал мне читать много интересного. Когда он приехал во Францию, я ему сказал, что ради нашей московской дружбы я готов переводить то, что он захочет.

Я перевел «Прогулки с Пушкиным» — по-моему, это один из моих самых удачных переводов.

Благодаря этому переводу я очень сблизился с издателем Клодом Дюраном. Он высоко оценил книгу, а когда стали искать переводчика «В круге первом» Солженицына, он обратился ко мне. Работа продолжалась с 1979-го по 1982 год. Еще раньше я работал над переводами Мандельштама, которого очень люблю.

Вы говорили, что строки всех этих стихотворений есть на памятнике Мандельштаму, который открылся недавно в Москве...

— Да. Потом мне дали перевести маленький цикл из поэзии Ахматовой и предложили заниматься переводами Пушкина для издательства «Галлимар». Я взялся с трепетом. Пушкина переводить трудно. Я, вообще-то, не очень доволен этими переводами. То есть я доволен переводом остроумных стишков. Где юмор настолько занимает читателя, что он уже не обращает внимания на форму. Но есть переводы, которые мне нравятся больше всего. Есть стихотворение «Осень». Этот перевод я сделал хоть и без рифмы, но очень удачно. Есть стихотворения с идеологическим содержанием, которые тоже удалось неплохо перевести, потому что за ними я чувствовал французский оригинал или французский образ мысли. У Пушкина есть замечательное стихотворение «Близ мест, где царствует Венеция златая». Оказывается, это почти точный перевод из Андре Шенье. Я, конечно, прочитал Шенье, но, по-моему, мой перевод лучше и Шенье, и Пушкина.

Все было опубликовано?

— Да, это вышло, и книга издается и переиздается... странно. Французы читают поэзию...

А что вы еще переводили?

— Генриха Сапгира, Евгения Попова, участвовал в переводе альманаха «Метрополь». Ну вот почти и все...

А сейчас?

— Мне надоело переводить.

Пишете сами?

— Да. С конца 1999 года написал три романа. Исламистский террор заставил меня «расковаться», ведь у меня были и есть, наверное, колонизаторские комплексы в отношении арабских народов и берберских племен.

Действие романов происходит в Алжире?

— Да, я хотел описать конец французского присутствия в Алжире. Первый роман начинается накануне Первой мировой войны, которая, вообще-то, начало конца всего. Европы, России, Франции, империй... Это книга о том, что европейцу, даже если он очень любит Алжир, почти невозможно прижиться на этой почве.

Второй роман называется «Время сома». Во время алжирской войны я был офицером. В этой стране есть подземные водяные лабиринты, русла древних рек. И там, где скалы мешают испарению, под землей сохраняется вода. Есть такой городок Бениониф. Мне сказали, что там, в подскальном водоеме, живет гигантский сом. Время от времени над Атласскими горами идут ливни и вода по горам стекает и наполняет русла древних рек, под потоком исчезают целые деревни. Тогда, видимо, и сом выплывает из норы и встречается со своей подругой. У подножия утесов опять появляется жизнь — на время, а потом опять все засыхает, хотя я не знаю, может, этот сом живет до сих пор в своем приюте. К чему все это? Это немножко, конечно, аллегория войны и революции. Такие события смещают сознание, о них трудно размышлять. Но не рука ли Божья в этом?

Последний роман — о высадке британских войск в ноябре 1942 года в Алжире. Люди сопротивлялись по приказу правительства Виши, они не хотели отдать империю и Францию в руки американцев. Отец меня повел на террасу, и я видел, как весь залив был покрыт армадой из 70 боевых кораблей, а наш флот состоял всего из шести судов. И я тогда понял, что моя история уже уходит бог весть куда, что начались новые времена. А арабы в 1942 году благоразумно решили, что время Франции кончилось, что есть другие державы — намного богаче, намного сильнее, что повиновение Франции теряет свой смысл. Вся трилогия — о конце старых и появлении новых империй. Советский Союз играет в романах немалую роль.

А что вы думаете о перспективах Российской империи?

— Имперское начало — довольно сильная вещь. Несмотря на тяжесть советской власти, она означала что-то имперское, само по себе неплохое. Близость разных национальностей, общий язык, общая культура. Идеология — это совершенно другое.

Я считаю, что одна из главных бед прошлого столетия — то, что после двух мировых войн не появилось адекватной замены крепкой имперской идеологии. Сегодня нет власти, которая могла бы достаточно разумно регулировать взаимоотношения людей разных религий, языков и национальностей.

В истории сосуществование разных культур было возможно только под имперской властью. Одна из задач XXI века — придумать что-нибудь подобное.

prochtenie.org

Пастернак Леонид Осипович — биография художника, личная жизнь, картины

Первые работы на заказ Леонид Пастернак написал в шесть лет, а своего заказчика — местного дворника — художник всю жизнь называл «мой Лоренцо Медичи». Позже в творческой биографии Пастернака появились портреты родственников и знаменитых современников, полотна и рисунки со Львом Толстым, а также иллюстрации к его произведениям. Работы художника хранятся в российских и зарубежных музеях и частных собраниях.

Выпускник мюнхенской Академии изящных искусств

Леонид Пастернак родился в 1862 году в еврейской семье в Одессе. С раннего детства мальчик много рисовал, углем он делал мгновенные наброски всего, что видел вокруг. Первый заказчик у маленького художника появился, когда ему было 6 лет: местный дворник попросил его создать зарисовки на охотничьи темы. Каждый рисунок стоил 5 копеек, которые Леонид Пастернак потратил соответственно возрасту: на конфеты. Однако в семье не приветствовали легкомысленного увлечения рисованием. Родители, владельцы постоялого двора, видели младшего сына в будущем врачом, аптекарем или «на худой конец, ходатаем по делам». Несмотря на это, Пастернак посещал Одесскую рисовальную школу.

Уступая родительской воле, в 1881 году Леонид Пастернак поступил на медицинский факультет Московского университета. Однако медицину он не любил и через 2 года перевелся на юрфак Новороссийского университета в Одессе. В Российской империи студенты только этого вуза могли выехать за границу.

Практически сразу после поступления на юрфак Пастернак уехал в Мюнхен: параллельно он решил учиться живописи в Королевской Академии изобразительных искусств у немецкого художника Иоганна Каспара Гертериха. Приезжая в Одессу для сдачи экзаменов, Пастернак печатал в местных журналах карикатуры, юмористические и бытовые сценки.

В 1885 году художник блестяще закончил Академию и экстерном юридический факультет. После учебы выпускнику предстояло пройти службу в армии, и в 1885–1886 годах он был вольноопределяющимся в артиллерии. Привычка делать быстрые и точные наброски не покинула его и на службе. Один из эскизов того времени стал сюжетом для большого полотна «Вести с родины».

Вернувшись в Одессу, Леонид Пастернак познакомился с талантливой пианисткой Розалией Кауфман. В 1889 году они поженились и переехали в Москву.

«Первый русский импрессионист»

Леонид Пастернак. Дебютантка. Эскиз. 1893

Леонид Пастернак. Вести с родины. 1889. Государственная Третьяковская галерея

Леонид Пастернак. Иллюстрация к роману Льва Толстого «Воскресение». 1899

В том же 1889 году Леонид Пастернак подарил Павлу Третьякову свое полотно «Еврейка с чулком», а чуть позже, на выставке передвижников, меценат приобрел его работу «Вести с родины». Деньги от продажи Пастернак вложил в парижское путешествие. Он изучал французское искусство и пробовал новые приемы живописи. Критики отмечали, что после поездки рука художника стала «более свободной и изысканной».

Вернувшись в Москву, Леонид Пастернак вместе с портретистом Виктором Штембером открыли школу живописи и рисунка. В 1890 году художник стал редактором литературно-художественного журнала «Артист» и сблизился с кружком Василия Поленова, куда входили Валентин Се­ров, Константин Коровин, Исаак Левитан,  Михаил Врубель. Позже из этого объединения вырос «Союз русских художников». Участники кружка пропагандировали полную свободу в творчестве, и Леонид Пастернак первым из русских художников назвал себя импрессионистом.

Однако он регулярно участвовал в выставках передвижников. На одной из таких экспозиций в 1893 году Пастернак встретился с Львом Толстым, который разглядывал его картину «Дебютантка», а позже признался, что следит за творчеством художника. Через некоторое время художника пригласили в гости к писателю, и вскоре Пастернаки стали часто бывать у него — и в Ясной Поляне, и в Москве.

«Подводя итоги прошлому, вспоминая Льва Николаевича, я спрашиваю себя, чем заслужил я счастье, дарованное мне судьбой, не только быть современником этого легендарного человека, но и знать его лично, бывать у него, беседовать с ним, рисовать и писать его... Как передать блаженство, испытанное мною, когда однажды, в разговоре со мной Н. Ге заметил: «Толстой Вас любит — это большое счастье».

Постепенно художник создал серию семейных портретов Толстых. Кроме того, Пастернак сделал иллюстрации к роману «Воскресение», и эти работы получили медаль на Всемирной выставке 1900 года в Париже. В 1902 году картину Леонида Пастернака «Толстой с семьей в Ясной Поляне» для Русского музея приобрел великий князь Георгий Александрович. Другой великий князь — Сергей Александрович — лично утвердил кандидатуру Леонида Пастернака на пост профессора Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

К 1902 году у Пастернаков было уже четверо детей: два мальчика — Борис и Александр, и две девочки — Жозефина и Лидия. Художник писал семейные портреты и сценки из домашней жизни, эти работы успешно продавались. Друзья семьи шутили, что так дети кормят своих родителей.

Портретист, исследователь, основатель ленинианы

Леонид Пастернак. Поздравление. 1914. Государственная Третьяковская галерея

Леонид Пастернак. Сыновья Борис и Александр. После 1890. Частное собрание

Леонид Пастернак. Лидия и Жозефина. 1908

В 1905 году Петербургская академия художеств избрала Пастернака академиком живописи, но с началом революции и беспорядков в Москве семья уехала в Германию. В Берлине Леонид Пастернак устроил выставку своих работ и писал портреты на заказ.

Вскоре Пастернаки вернулись в Москву. В 1910-х годах художник написал множество портретов культурных деятелей и политиков России и Европы. В его портретной галерее появились композиторы Александр Скрябин и Сергей Рахманинов, литераторы Максим Горький и Константин Бальмонт, Валерий Брюсов и Вячеслав Иванов, микробиолог Илья Мечников, английский режиссер Генри Крэг, создатель идеологии анархо-коммунизма князь Петр Кропоткин. Также Леонида Пастернака считают одним из основателей ленинианы. Он первым из художников академического направления начал делать зарисовки Владимира Ленина и других революционных деятелей на съездах и собраниях.

В начале 20-х годов Пастернаки с дочерьми эмигрировали в Германию. В Берлине художник продолжил писать портреты литераторов, художников и ученых. Среди них был и Альберт Эйнштейн. С ним супружеская пара познакомилась на музыкальном вечере в советском посольстве, где Розалия Пастернак аккомпанировала на фортепиано играющему на скрипке ученому.

Тогда же Пастернак заинтересовался темой еврейства в истории искусства: выпустил монографию «Рембрандт и еврейство в его творчестве», 2 альбома о деятелях еврейской культуры. В 1924 году Леонид Пастернак участвовал в Палестинской историко-этнографической экспедиции, откуда привез десятки этюдов и рисунков, чтобы включить их в монографию. В Германии прошли персональные выставки Пастернака в 1927 и 1932 годах.

Леонид Пастернак. Портрет Льва Толстого. 1908

Леонид Пастернак. Портрет О.С. Цетлина и Д.В. Высоцкого. За чашкой кофе. 1913. Курская областная картинная галерея имени А.А. Дейнеки

Леонид Пастернак. Дирижер В.И. Сук. Не ранее 1906. Донецкий областной художественный музей, Украина

Однако в тот период в стране уже начали проявляться нацистские настроения: почти весь тираж монографии Пастернака с воспоминаниями о Толстом сожгли, следующую выставку запретили. Когда к власти пришел Адольф Гитлер, порядки совсем ужесточились. Переговоры о возвращении в Советский Союз затянулись. В 1935 году, когда вышли Нюрнбергские расовые законы, Пастернаки переехали в Лондон. Там прошла еще одна персональная выставка художника.

23 августа 1939 года, за несколько дней до начала Второй мировой войны, скончалась Розалия Пастернак. Художник продолжал работать над полотнами. Последней и уже незаконченной его работой стал портрет Владимира Ленина. Леонид Пастернак умер в Оксфорде 31 мая 1945 года.

«Искусство мое обладает одним преимуществом перед словом, литературой: оно – международное и понятно на всех языках. Живопись, рисунок, пейзаж, портрет – будь он написан шведом, французом, русским или евреем – понятен всем».

Сегодня работы Леонида Пастернака хранятся в известных российских музеях и за рубежом — в Париже, Лондоне, Оксфорде, Бристоле — а также в частных коллекциях.
 

Вспоминаем примеры, когда родителями всем известных поэтов, художников были не менее талантливые люди, известные, правда, в совсем других сферах.

На что вдохновляли известных деятелей культуры их дети.

www.culture.ru

Борис Пастернак - биография, фото, личная жизнь, стихи, произведения, смерть

Борис Пастернак: биография

Борис Леонидович Пастернак – один из немногих мастеров слова, удостоенных Нобелевской премии. Его стихи и переводы вошли в золотой фонд русской и зарубежной литературы.

Борис Пастернак родился 29 января 1890 г. в Москве в интеллигентной семье. Мать - пианистка, карьера которой началась в Одессе, откуда семья переехала еще до рождения Бориса. Отец - художник и член Академии художеств. Некоторые его картины были приобретены известным меценатом для Третьяковской галереи. Отец Бориса дружил со Львом Николаевичем Толстым и занимался иллюстрированием его книг. Борис был первенцем, после него в семье появилось еще трое детей.

Борис Пастернак в детствеБорис Пастернак с братом в детстве

С детства поэта окружала творческая атмосфера. Родительский дом был открыт для разных знаменитостей. Желанными гостями в нем были Лев Толстой, композиторы Скрябин и Рахманинов, художники Иванов, Поленов, Нестеров, Ге, Левитан и другие известные личности. Общение с ними не могло не повлиять на будущего поэта.

Огромным авторитетом для мальчика был Скрябин, под влиянием композитора длительное время он был увлечен музыкой и мечтал пойти по стопам своего учителя. Учится Борис на отлично, заканчивает гимназию с золотой медалью. Параллельно обучается в консерватории.

Борис Пастернак в молодостиБорис Пастернак в молодости

В биографии Пастернака неоднократно случались ситуации, когда ему приходилось выбирать, и выбор этот зачастую был сложным. Первым таким решением был отказ от музыкальной карьеры. Спустя годы он объясняет эту ситуацию отсутствием абсолютного слуха. Целеустремленный и работоспособный, все что он ни делал, доводил до абсолютного совершенства. Борис осознавал, что, несмотря на безграничную любовь к музыке, на музыкальном поприще достичь высот он не сможет.

В 1908-м становится студентом юрфака Московского университета, спустя год переводится на философское отделение. По всем предметам у него блестящие оценки, и в 1912 г. он поступает в Маргбургский университет. В Германии Пастернаку предсказывают успешную карьеру, но совершенно неожиданно он принимает решение стать поэтом, а не философом.

Первые шаги в творчестве

Проба пера приходится на 1910 год. Его первые стихи написаны под впечатлением от поездки с семьей в Венецию и отказа любимой девушки, которой он делает предложение. Один из его коллег пишет, что по форме это были детские стихи, но по смыслу очень содержательные. После возвращения в Москву становится участником литературных кружков «Лирика» и «Мусагет», где читает свои стихи. На первых порах его влечет символизм и футуризм, но позже он выбирает независимый от любых литературных объединений путь.

Борис ПастернакБорис Пастернак

1913–1914-й – годы наполнены множеством творческих событий. Опубликовано несколько его стихотворений, вышел сборник стихов «Близнец в тучах». Но поэт требователен к себе, считает свои творения недостаточно качественными. В 1914-м он знакомится с Маяковским, который своим творчеством и силой личности оказывает на Пастернака огромное влияние.

В 1916 г. Пастернак живет в Пермской губернии, в уральском посёлке Всеволодо-Вильва, куда его приглашает управляющий химическими заводами Борис Збарский. Работает в конторе помощником по деловой переписке и занимается торгово-финансовой отчётностью. По широко распространенному мнению, Юрятин из знаменитого романа «Доктор Живаго» является прообразом Перми. Посещает Березниковский содовый завод на Каме. Под впечатлением от увиденного в письме к С. П. Боброву называет завод и построенный при нем по европейскому образцу поселок «маленькой промышленной Бельгией».

Творчество

Творчество – удивительный процесс. Для одних он легкий и приятный, для других – тяжелая работа, требующая великих усилий, чтобы добиться цели и достичь совершенства. Борис относился ко второй категории людей. От много работает, тщательно оттачивая фразы и рифмы. Сборник «Сестра моя – жизнь», который вышел в 1922 году, он считает первым своим достижением на литературном поприще.

Борис Пастернак и Сергей ЕсенинБорис Пастернак и Сергей Есенин

Интересным, даже курьезным фактом биографии стали его отношения с Сергеем Есениным, которому не нравилось творчество Пастернака. На этой почве их отношения переросли в открытую конфронтацию. Однажды между поэтами случилась драка. Об этом есть интересные воспоминания Катаева, в которых Есенина он называет “королевичем”, а Пастернака “мулатом”.

«Королевич совсем по-деревенски одной рукой держал интеллигентного мулата за грудки, а другой пытался дать ему в ухо, в то время как мулат - по ходячему выражению тех лет, похожий одновременно и на араба и на его лошадь с пылающим лицом, в развевающемся пиджаке с оторванными пуговицами с интеллигентной неумелостью ловчился ткнуть королевича кулаком в скулу, что ему никак не удавалось».

В 1920-х происходит ряд важных событий: эмиграция родителей в Германию, женитьба на Евгении Лурье, рождение сына, публикация новых сборников и поэм.

Советская власть

В начале 1930-х Пастернака и его творчество признает власть. Сборники стихов переиздаются ежегодно, в 1934 году он выступает с речью на съезде Союза писателей. Считается лучшим поэтом в стране советов. В 1935 году отправляется в Париж на Международный конгресс писателей. В поездке у него происходит нервный срыв, писатель жалуется на бессонницу и расстроенные нервы.

Борис Пастернак и Анна АхматоваБорис Пастернак и Анна Ахматова

В этом же году Пастернак заступается за сына и мужа Анны Ахматовой, которых арестовали, а затем освободили после его писем Сталину. В благодарность в декабре 1935-го поэт отправляет Сталину в подарок книгу с переводами лирики грузинских поэтов. В сопроводительном письме он благодарит за «молниеносное освобождение родственников Ахматовой».

Ахматова с семьейАхматова с семьей

В январе 1936 г. выходит публикация двух его стихотворений, в которых он восхищается И. В. Сталиным. Несмотря на старания, власть имущие не простили Пастернаку его заступничества за родных Анны Ахматовой, а также защиту Гумилева и Мандельштама. В 1936-м его практически отстраняют от литературной жизни, обвиняют в отдаленности от жизни и ошибочном мировоззрении.

Переводы

Свою известность Пастернак получил не только как поэт, но и как мастер перевода зарубежной поэзии. В конце 1930-х отношение руководства страны к его личности меняется, произведения не переиздаются, и он остается без средств к существованию. Это вынуждает поэта обратиться к переводам. К ним Пастернак относится, как к самодостаточным художественным произведениям. Подходит к работе с особой тщательностью, стараясь сделать ее идеально.

Борис ПастернакБорис Пастернак

Работать над переводами он начинает в 1936 году, на даче в Переделкино. Труды Пастернака считаются равноценными оригиналам великих произведений. Переводы становятся для него не только возможностью содержать семью в условиях травли, но и способом реализации себя как поэта. Переводы Шекспира, сделанные Борисом Пастернаком, стали классикой.

Война

В результате детской травмы он не подлежит мобилизации. Остаться в стороне поэт тоже не смог. Заканчивает курсы, получает статус военного корреспондента и едет на фронт. После возвращения создает цикл стихотворений патриотического содержания.

В послевоенные годы много трудится, занимается переводами, так как они остаются единственным его заработком. Стихов пишет немного – все свое время использует на переводы и написание нового романа, работает также над переводом «Фауста» Гете.

«Доктор Живаго» и травля

Книга «Доктор Живаго» - одно из самых значимых произведений поэта в прозе, во многом это автобиографичный роман, над которым Пастернак на протяжении десяти лет. Прототипом главной героини романа была его жена Зинаида Пастернак (Нейгауз). После появления в его жизни Ольги Ивинской, новой музы поэта, работа над книгой пошла намного быстрее.

Повествование романа начинается от начала века и заканчивается Великой Отечественной войной. Название книги по мере написания менялось. Сначала она называлась «Мальчики и девочки», затем «Свеча горела» и «Смерти нет».

“Доктор Живаго”Издание “Доктор Живаго”

За правдивый рассказ и свой собственный взгляд на события тех лет писатель был подвергнут жестокой травле, а «Доктор Живаго» не признан руководством страны. В Советском Союзе роман печатать не стали, но его по достоинству оценили за границей. Изданный в Италии в 1957 г. роман «Доктор Живаго» получил шквал восторженных отзывов читателей и стал настоящей сенсацией.

В 1958 г. Пастернаку присуждают Нобелевскую премию. Роман переводится на языки разных стран и распространяется по миру, издается в Германии, Великобритании и Голландии. Советские власти неоднократно предпринимали попытки изъять рукопись и запретить книгу, но она становилась все более популярной.

Нобелевская премия Бориса Пастернака за роман “Доктор Живаго”Нобелевская премия Бориса Пастернака за роман “Доктор Живаго”

Признание писательского таланта мировым сообществом становится для него величайшей радостью и горем одновременно. Усиливается травля не только властью, но и коллегами. Обличительные митинги проводятся на заводах, в институтах, в творческих союзах и в других организациях. Составляются коллективные письма с требованием наказать провинившегося поэта.

Предлагали выслать его из страны, но поэт не представлял себя без Родины. Свои горькие переживания этого периода он выражает в стихотворении «Нобелевская премия» (1959 г.), также опубликованном за границей. Под давлением массовой кампании от награды он был вынужден отказаться, а за стих его чуть было не обвинили в измене Родине. Бориса Леонидовича исключают из Союза писателей СССР, но он остается в Литфонде, продолжает публиковаться и получать гонорары.

Стихотворения

В стихах раннего периода заметно влияние символизма. Для них характерны сложные рифмы, непонятные образы и сравнения. Во время войны его стиль резко меняется – стихи становятся легкими, понятными и простыми для чтения. Особенно это характерно для его коротких стихов, таких, как «Март», «Ветер», «Хмель», «Гамлет». Гениальность Пастернака в том, что даже его маленькие стихи содержат значимый философский смысл.

Произведение, написанное в 1956-ом, относится к позднему периоду его творчества, когда он жил и работал в Переделкино. Если первые его стихи были элегантными, то позже в них появляется социальная направленность.

Любимая тема поэта - единство человека и природы. «Июль» является примером чудесной пейзажной лирики, в котором он восхищается очарованием одного из самых прекрасных месяцев года.

В последний его сборник войдет стихотворение «Снег идет», написанное в 1957 году. Произведение состоит из двух частей: пейзажной зарисовки и философских размышлений о смысле жизни и ее быстротечности. Крылатой станет строчка «и дольше века длится день» из его стихотворения «Единственные дни» (1959), которое также вошло в последний сборник.

Личная жизнь

Биография Бориса Пастернака не может быть полной без описания его личной жизни. Поэт был женат дважды, первый раз - в молодости, второй раз - в зрелом возрасте. Была у него и третья любовь.

Все его женщины были музами, дарили счастье и были счастливы с ним. Его творческая, увлекающаяся натура, бьющие через край эмоции стали причиной непостоянства в личных отношениях. Он не опускался до измен, но быть верным одной единственной женщине не смог.

Борис Пастернак и Евгения ЛурьеБорис Пастернак и Евгения Лурье с ребенком

Первая его жена Евгения Лурье была художницей. С ней он познакомился в 1921 г. и считал их встречу символичной. В этот период Пастернак заканчивает работу над повестью «Детство Люверс», героиня которой была воплощением образа молодой художницы. Героиню произведения также звали Евгения. Деликатность, нежность и утонченность удивительным образом сочетались в ней с целеустремленностью и самодостаточностью. Девушка становится его женой и музой.

Встреча с ней в душе поэта вызвала необычайный подъем. Борис был по-настоящему счастлив, у них родился первенец – сын Евгений. Сильное взаимное чувство в первые годы брака сглаживали трудности, но со временем нищета и тяжести жизни 20-х отразилась и на их семейном благополучии. Евгения стремилась реализоваться еще и как художник, поэтому часть семейных забот Пастернак взял на себя.

Борис Пастернак и Марина ЦветаеваБорис Пастернак и Марина Цветаева

Отношения испортились, когда поэт начинает переписываться с Мариной Цветаевой, вызывая жгучую ревность жены, которая в расстроенных чувствах уезжает в Германию к родителям Пастернака. Позже она откажется от реализации своих творческих способностей и полностью посвятит себя семье. Но к этому времени у поэта появляется новая возлюбленная – Зинаида Нейгауз. Ей только 32, ему уже 40, у нее муж и двое детей.

Жена Бориса ПастернакаЗинаида Нейгауз с детьми

Нейгауз – полная противоположность первой жене. Она хорошая хозяйка и без остатка посвящает себя семье. В ней не было утонченности, присущей первой жене, но он влюбился в нее с первого взгляда. Замужество и дети избранницы поэта не остановили, он хочет быть с ней, вопреки всему. Несмотря на расставание, Пастернак всегда помогал своей прежней семье, поддерживал с ними отношения.

Второй брак также был счастливым. Заботливая жена обеспечивала покой и комфортные условия для работы. Родился второй сын поэта - Леонид. Как и с первой женой, счастье длилось чуть больше десяти лет. Потом муж стал задерживаться в Переделкино и постепенно отдаляться от семьи. На фоне охлаждения семейных отношений в редакции журнала «Новый мир» он знакомится с новой музой и редактором журнала Ольгой Ивинской.

Борис Пастернак и Ольга ИвинскаяБорис Пастернак и Ольга Ивинская

Борис не хотел оставлять жену, поэтому неоднократно пытается разорвать отношения с Ольгой. В 1949 году за связь с опальным поэтом Ивинскую арестовывают и отправляют на 5 лет в лагеря. На протяжении этих лет он помогает ее матери и детям – опекает и обеспечивает финансово.

Тяжелые испытания сказываются на его здоровье. В 1952 году он оказывается в больнице с инфарктом. После возвращения из лагерей Ольга работает у Пастернака неофициальным секретарем. Они не расстаются до конца его жизни.

Смерть

Травля со стороны коллег и общественности подкосила его здоровье. В апреле 1960 года у Пастернака развивается тяжелый недуг. Это была онкология с метастазами в желудке. В больнице возле его постели дежурит Зинаида.

Борис ПастернакБорис Пастернак в последние годы

В начале мая к нему приходит осознание, что болезнь неизлечима, и нужно готовиться к смерти. 30 мая 1960 года его не стало. Зинаида уйдет из жизни через 6 лет, причина смерти – та же, что и у Пастернака.

Могила ПастернакаМогила Бориса Пастернака

На его похороны, несмотря на недоброжелательное отношение властей, пришло много народа. Среди них были Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Наум Коржавин и другие. Его могила находится на кладбище в Переделкино. Вся семья похоронена там же. Автором памятника на месте захоронения Пастернака является скульптор Сарра Лебедева.

Произведения и книги

  • «Близнец в тучах»
  • «Детство Люверс»
  • «Три главы из повести»
  • «Охранная грамота»
  • «Воздушные пути»
  • «Второе рождение»
  • «Грузинские лирики»
  • «На ранних поездах»
  • «Когда разгуляется»
  • «Доктор Живаго»
  • «Стихотворения и поэмы: В 2-х т»
  • «Не я пишу стихи...»
  • «Избранные сочинения»
  • «Письма к родителям и сестрам»
  • «Переписка Бориса Пастернака»
  • «Земной простор»

Фото

24smi.org

Пастернак Леонид Осипович: картины, биография

Не всем известно, что отцом знаменитого русского поэта и писателя Бориса Пастернака является не менее талантливый человек, а именно художник Пастернак Леонид Осипович. О его творчестве и пойдет речь в этой статье.

Детство

Молодой художник Пастернак Леонид Осипович (1862-1945 - годы жизни), чье настоящее имя звучит как Аврум Ицхок-Лейб, вырос в бедной одесской семье. Будущий талантливый живописец был самым младшим из шести детей. Мальчик очень рано начал проявлять творческие способности. Однако, несмотря на очевидную одаренность своего ребенка, родители восприняли увлечение Лени без энтузиазма. И все же молодой художник не отказался от занятий в художественной школе. Обучение изобразительному искусству мальчик продолжал и после окончания гимназии. Хотя Леонид выбрал в качестве специальности врачебное дело, он параллельно с учебой в университете совмещал посещения студии мастера Е. Сорокина. Более того, учеба по специальности дала будущему художнику возможность досконально изучить особенности человеческого тела, его специфику в движении и статике.

Далее учеба мастера приняла еще более неожиданный поворот. В двадцать один год Леонид внезапно сменил профессию и продолжил учебу уже на юридическом факультете. Однако и на этом жизненные поиски не закончились, и уже спустя непродолжительное время он оставил родной город и уехал попытать судьбу в Германии.

Жизнь за границей

Поселившись в Мюнхене, Пастернак Леонид Осипович посвятил несколько семестров изучению живописи в Королевской Академии изящных искусств. Именно там жизнь свела мастера с матерью известного русского художника Серова, которая в то время организовала кружок. Именно эта встреча стала знаковой как для семейства Пастернаков, так и для семьи Серовых. Знакомство Леонида Осиповича с этой женщиной положило начало многолетней дружбе между несколькими поколениями.

Первые публикации

Во время сессии художник на некоторое время возвращался в Одессу, где впервые опубликовал свои работы в журналах юмористического характера. Это были наброски, карикатуры, эскизы, этюды. Как намного позднее признавался художнику сам Максим Горький, именно в то время Пастернак запечатлел первого, по выражению писателя, «босяка» в отечественной литературе.

На этом тренировки мастера не закончились. После выпуска из университета Пастернак Леонид Осипович, биография которого пополнилась еще одним важным достижением, служил вольноопределяющимся. Даже во время прохождения воинских обязанностей он не переставал делать наброски и небольшие зарисовки. Так формировался его авторский стиль.

Личная жизнь

В родном городе Пастернак Леонид Осипович познакомился с Розой Кауфман, невероятно талантливой пианисткой. Уже в 1889 году влюбленные поженились и переехали жить в Москву. Там Роза давала один концерт за другим, а Леонид увлекся поленовским кружком.

Уже через год у молодоженов родился первый сын. Именно он впоследствии стал известным русским поэтом. Это был Борис Пастернак. Еще через три года у супругов родился сын Александр, который стал успешным архитектором.

Помимо мальчиков, в семействе Пастернаков были и представительницы прекрасного пола. В 1990 году у молодого художника родилась дочь Жозефина, двумя годами позже любима жена Роза подарила супругу Лидию. Своим детям Пастернак посвятил отдельную галерею. На этих полотнах запечатлена вся душевность и теплота семейного гнездышка, которое свили молодые супруги.

Признание

В знаменательном для молодого художника 1889 году ему снова улыбается удача, и первую известную картину мастера «Письмо с Родины» покупает уважаемый коллекционер Павел Третьяков. Это был успешный год для Пастернака. После выставки этой картины имя художника навсегда закрепилось в одном ряду с его не менее известными современниками.

После оглушительного триумфа в московском обществе знатоков живописи Пастернак Леонид Осипович стал популярен среди художников того времени. Он начал сотрудничать с не менее известными коллекционерами и мастерами. Более того, художник и сам стал давать уроки начинающим живописцам. Так, даже Илья Репин посылал на учебу к Пастернаку молодых учеников. Позже мастер начал давать частные уроки в Москве. Завидев успех, он принял решение совместно со своим другом художником Штембергом открыть личную студию для обучения рисованию. Во время работы с учениками Пастернак зарекомендовал себя как прогрессивный художник и учитель. Так, преподавая, он не только обучал учеников азам изобразительного искусства и академическому рисунку, но и показывал молодежи новые, никем ранее не использованные приемы. Всему этому мастер научился ранее, во время обучения в Германии. Так, русское искусство постепенно развивалось в направлении европейского.

Работа в журнале

С 1890 года Леонид Осипович по протекции русского писателя, драматурга и публициста Федора Сологуба становится художественным редактором нового журнала «Артист». Уже через год Пастернак взялся руководить изданием сочинений Михаила Юрьевича Лермонтова с иллюстрациями. Этот сборник художник не только украсил своими иллюстрациями, но и дал возможность поработать над ним другим талантливым, но менее известным художникам. Среди них был и не очень знаменитый на тот момент, но не менее талантливый от этого Михаил Врубель.

Помимо работы в области публицистики, мастер преуспевал и в живописи. В 1892 году пишет Пастернак Леонид Осипович «Муки творчества». Картина стала знаковой в копилке художника.

Создание портретов

Несмотря на то что Леонид Осипович Пастернак известен как живописец, немалую часть его творческого наследия составляют портреты.

Даже в этом виде изобразительного искусства художник воплотил свои собственные новаторские идеи. Наиболее яркой чертой портретов Пастернака является то, что мастер не только изображал бюст человека, но и обращался к внутреннему миру изображенного. В своих картинах художник стремился передать весь характер, настроение портретируемого, его переживания, горести, смену настроения. Пастернак писал в импрессионистической манере. Несмотря на то что подобный стиль можно отнести ко всему творчеству художника, все-таки именно в портретах это свойство проявляется мощнее всего.

Международный успех

Пастернак продолжал развиваться как мастер и уже в 1894 году занял пост педагога в художественном училище. В одно и то же время с Пастернаком преподавателями стали и другие выдающиеся мастера, среди них Серов, Н. Касаткин и К. Коровин. Благодаря их деятельности на преподавательском поприще, училище стало одним из наиболее прогрессивных не только в пределах России, но даже прославилось за рубежом. Молодые инициативные преподаватели, многие из которых получали образование за рубежом, вводили новые стандарты в обучение живописи. Кроме того, именно эта группа педагогов способствовала внедрению курсов для общего образования. Так, Василий Ключевский стал преподавателем русской истории. Позже Леонид Осипович запечатлел его на одном из своих портретов. Стоит отметить, что училище не зря сыскало себе громкую славу: благодаря самоотверженному труду педагогов многие из учеников впоследствии стали великими мастерами. Среди них такие известные художники, как Герасимов, Кончаловский, Крымов, Щербаков и другие.

Однако и этим слава Пастернака не ограничивается. В 1894 году картина художника «Накануне экзаменов» заняла первое место на международной выставке в Мюнхене. Она же была приобретена в 1890 году для украшения Люксембургского музея прямо с выставки в Париже.

После такого оглушительного успеха вполне логичным стал спрос на творчество Пастернака. Уже в 1901 году Люксембургский музей заказал нескольким известным на тот момент живописцам, в том числе и Леониду Осиповичу, изобразить сцены из русской жизни. Пастернак написал одну из наиболее известных его творений, прекрасную картину «Толстой в кругу семьи». Ее высоко оценил даже сам князь Георгий Александрович, посмотрев выставку «Мир искусства».

Позже сам Пастернак стал основателем отдела русского искусства в городе Дюссельдорфе. Во время своей работы за границей мастер плодотворно использовал выделенное ему время и посетил средиземноморский берег. Находясь в Италии, художник делал много зарисовок пейзажей.

Жизнь вне Родины

Во время событий 1905 года Леонид Осипович целый год находился в Берлине. Полюбившуюся ему работу в училище пришлось прекратить, так как учебное заведение было закрыто. В это время Пастернак участвовал во многих европейских выставках, в том числе в Берлине. Параллельно мастер писал картины для многих зарубежных заказчиков.

С 1912 года, во время лечения Розы Пастернак в Киссингене и под Пизой, мастер начал свое большое полотно «Поздравление». Согласно задумке, дети пришли порадовать своих родителей подарками к годовщине серебряной свадьбы, как их и изобразил художник. Леонид Осипович Пастернак закончил написание картины в 1914 году. Она возымела оглушительный успех.

В течение этого периода мастер жил в Москве. Именно здесь написал Пастернак Леонид Осипович «Портрет сына» - одно из самых известных своих творений.

Начиная с 1921 года Пастернак жил в Берлине. Несмотря на ухудшение здоровья и ослабленное зрение, он чувствовал прилив творческих сил и написал за это время серию портретов известных личностей, среди которых А. Эйнштейн, М. Р. Рильке и многие другие. В 1924 году он за компанию с друзьями отправился в поездку по Египту и Палестине. Во время путешествия Пастернак написал серию ярких зарисовок.

Во время захвата власти нацистами большинство сочинений художника были публично сожжены, а выставки оказались под запретом. В связи с этим в конце тридцатых годов Пастернак переезжает в Лондон, где пишет серию картин, впоследствии переданных Британскому музею. Вскоре после начала Второй мировой войны мастер скончался в Оксфорде.

На данный момент богатое наследие художника хранится во многих самых известных музеях мира, в том числе в московской Третьяковской галерее. Трудно оценить, какой вклад сделал в русское и мировое искусство Леонид Осипович Пастернак. Картины мастера до сих пор занимают почетные места на международных выставках.

fb.ru

Ежевика – еврейская академическая вики-энциклопедия

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам

В EJWiki есть статьи о других людях с фамилией Пастернак.

Жозефина Леонидовна Пастернак / псевдоним Анна Ней (6 февраля 1900, Москва — 16 января 1993, Оксфорд, Великобритания) — поэтесса, переводчица, учёный: младшая сестра поэта Б. Л. Пастернака.

Биография

Род. в семье художника Л. О. Пастернака и музыкального педагога Р. И. Кауфман.

Училась в гимназии Мансбаха в Москве.

1921 год — уехала в Берлин (разрешение было получено с помощью О. Брика и А. Луначарского): поступила на философский факультет Берлинского университета.

1924 год — выходит замуж за своего кузена (троюродного брата), директора крупного баварского банка, Федора Карловича Пастернака: переезжает в Мюнхен.

Писать стихи начала с 1927.

Завершает свое образование в Мюнхене. Пишет докторскую диссертацию, которая была опубликована в «Archiv fuer die Gesampte Psychologie», vol. 81, 1931 (Akademische Verlagsgesellschaft, Leipzig.

1938 год — вместе с мужем и двумя детьми, спасаясь от нацистского режима, переезжает в Лондон.

1943 год — переезжает в Оксфорд: здесь она и ее муж прожили отпущенное им время жизни (ее муж, Ф. Пастернак, скончался в 1976 году в возрасте 96 лет).

Кроме чисто художественных и литературных интересов, имея изначально свою собственную концепцию, продолжала интересоваться философией на профессиональном уровне. Этот неугасающий интерес вылился в философский трактат, опубликованный в Дании: Josephina Pasernak. Indefinability. An Essay in the Philosophy of Cognition. Copenhagen: Museum Tusculanum Press, 1999 (Жозефина Пастернак. Неопределенность. Очерк по философии познания). Предисловие к книге написал племянник Жозефины Леонидовны, профессор математики Майкл Слейтер, с которым она часто обсуждала математические аспекты своей работы.

Библиография

I. Источник информации - алфавитный каталога РНБ

  1. Координаты: Стихи. — [Переизд.]. — Munchen, [1934]. — 88 с.[1]
  2. Координаты : Стихи. — Берлин : Петрополис, 1938. — 84 с. Источник: Фостер, Людмила А. Библиография рус. зарубежной литературы 1918—1968. т. 2, с. 811.[2]
  3. Пастернак Леонид Осипович. Записи разных лет. Тексты собраны и обраб. Ж. Л. Пастернак, Послесл. М. Милотворской. — С. 245-262. — М., «Сов. художник», 1975. — 287 с. — 20000 экз.[3]
  4. Памяти Педро : [Стихи]. — Paris : Ymca-Press, 1981. — 109 с.[4]

II. Данные электронного каталога РНБ

  • Хождение по канату : мемуарная и философская проза. Стихи / Жозефина Пастернак ; [пер. с англ.: Ирина Борисова и др.]. — Москва : Три квадрата, 2010. — 543 с. На обороте тит. л. авт.: поэтесса и философ Ж. Пастернак. — Библиогр. в подстроч. примеч. — Указ. имен: с. 539—544. — авт. по кн. Содерж.: Хождение по канату: автобиография; Неопределимость: очерк философии познания; PATIOR; Анна Ней. Координаты: стихи. — ISBN 978-5-94607-123-9.

Сноски

Ссылки

www.ejwiki.org

Поэт Борис Пастернак: биография, творчество :: SYL.ru

Пастернак Борис Леонидович (годы жизни - 1890-1960) - поэт, переводчик, прозаик. Он родился в Москве 10 февраля 1890 года. Расскажем о том, какой жизненный путь прошел Борис Пастернак, какое творческое наследие он оставил своим потомкам.

Родители Бориса Пастернака

Все начиналось с музыки и живописи. Розалия Исидоровна, мать будущего поэта, была отличной пианисткой, училась у А. Рубинштейна. Отец его, Пастернак Леонид Осипович, - знаменитый художник, который иллюстрировал произведения Л. Толстого и тесно дружил с ним. Можно найти что-то общее между творчеством этого художника и такого великого поэта, как Борис Пастернак. Фото будущего обладателя Нобелевской премии представлено ниже.

Отец его, Леонид Пастернак, будучи художником, мастерски запечатлевал мгновение - рисунки его как будто останавливали время. Он рисовал везде: дома, в гостях, на концертах, на улице. До необычайности живы его знаменитые портреты. Борис Леонидович, его старший сын, делал, в сущности, то же самое в своей поэзии: создавал цепочку метафор, тем самым как будто обозревая явление во всем его многообразии, останавливая его. Однако и от матери передалось многое: полная ее самоотдача, а также способность жить одним искусством.

Увлечение музыкой и философией

Жизнь Бориса Пастернака с детских лет проходила в атмосфере творчества. В семье его часто проводились домашние концерты, в которых принимал участие сам Александр Скрябин, которого обожал Борис. Мальчику все пророчили, что он станет музыкантом. Еще во время обучения в гимназии Борис прошел шестилетний курс консерватории, композиторского факультета. Однако в 1908 году он решил оставить музыку и увлекся философией. Борис не мог продолжать обучение, зная, что у него нет абсолютного слуха.

Обучение в Московском университете и в Марбурге, первая любовь

И он решил поступить в Московский университет, на философское отделение. На скопленные его матерью деньги весной 1912 года Борис поехал продолжать обучение в Марбург, немецкий город, который был в то время центром философской мысли. Герман Коген, глава школы философов-неокантианцев Марбурга, предложил ему остаться в Германии для того, чтобы получить докторскую степень. Очень удачно начала складываться у Пастернака карьера философа. Однако и ей не суждено было осуществиться. В это время Борис впервые в своей жизни серьезно влюбляется - в Иду Высоцкую, свою бывшую ученицу, которая заехала в Марбург вместе с сестрой для того, чтобы навестить Пастернака. И поэзия завладевает всем его существом.

Первые стихи Пастернака

Стихи приходили к нему и раньше, однако лишь сейчас их стихия нахлынула так неодолимо и мощно, что было невозможно противостоять ей. В автобиографической повести под названием "Охранная грамота", вышедшей в 1930 году, поэт позже попытался обосновать сделанный им выбор, а заодно и определить сквозь призму философии стихию, овладевшую им. Искусство, по его мнению, это особое состояние, когда действительность предстает в новой категории, когда мы перестаем ее узнавать. Все названо на свете, кроме этого состояния. Ново лишь оно.

Пастернак по возвращении в Москву входит в литературные круги. Несколько стихотворений, впоследствии им не переиздававшихся, были впервые напечатаны в альманахе "Лирика". Вместе с Сергеем Бобровым и Николаем Асеевым поэт организовывает группу "умеренных" футуристов, названную "Центрифугой".

Первая книга стихов

Первая книга его стихов появляется в 1914 году, это "Близнец в тучах". По словам автора, название было "притязательно до глупости" и выбрано из подражания различным космологическим мудреностям, которые были характерны для заглавий книг и издательств символистов. Многие произведения, вошедшие в этот сборник, а также в следующий (появившийся в 1917 году "Поверх барьеров") поэт впоследствии существенно переработал, а остальные не переиздавал никогда. Этот сборник особого внимания критиков не привлек. Только Валерий Брюсов отозвался о нем положительно.

Знакомство с Маяковским

Тогда же, в 1914 году, произошло его знакомство с Владимиром Маяковским. Этому поэту суждено было сыграть большую роль в творчестве и судьбе раннего Пастернака. Общность влияний и время - то, что определило взаимоотношения Пастернака и Маяковского. Именно схожесть пристрастий и вкусов, перерастающая в зависимость, подтолкнула Бориса к поиску своего взгляда на мир, своей интонации. Марина Цветаева так определила разницу поэтик этих двух авторов: если Владимир Маяковский - "я во всем", то Пастернак - "все во мне".

Начало Первой мировой войны, эмиграция родителей

В 1914 году началась Первая мировая война. Бориса Леонидовича в армию не взяли из-за полученной в детстве травмы ноги. Борис Пастернак был вынужден устроиться на уральский военный завод конторщиком, что описал впоследствии в романе "Доктор Живаго". Он работал некоторое время также в библиотеке Наркома просвещения. Его родители вместе с дочерьми в 1921 году эмигрировали в Германию, а затем, когда Гитлер пришел к власти, перебрались в Англию. Борис и Александр, брат поэта, остались в Москве.

Третий сборник, который принес Пастернаку известность

В третьей по счету опубликованной книге, вышедшей в 1922 году ("Сестра моя - жизнь") было обретено "лица необщее выраженье". Не случайно, что именно с нее Пастернак Борис Леонидович вел отсчет всему своему творчеству. Она включила в себя циклы и стихи 1917 года и была поистине революционной, как и год их создания, однако в другом значении этого слова (поэтическом). В стихах новым было все. Например, отношение к природе представало как бы изнутри, от ее собственного лица; отношение к метафоре, которая раздвигает границы предмета иногда до его необъятности. Иное было и отношение поэта к любимой женщине, которая достала "жизнь мою", как с полки, "и пыль обдула". Все явления природы, подобно "запылившейся жизни", наделены не свойственными им чертами в творчестве Пастернака: рассвет, гроза, ветер в его стихах очеловечиваются; рукомойник, зеркало, трюмо оживают - всем миром правит "бог деталей".

Цветаева отмечала, что действие этого поэта на читателей равнозначно действию сна. Мы не понимаем мир сновидения, а просто в него попадаем. Мощный поэтический заряд сообщается в его творчестве любой мелочи, а любой сторонний предмет притягивает к себе внимание.

"Темы и вариации"

Следующая книга Пастернака, опубликованная в 1923 году, - "Темы и вариации" - подхватила эмоциональную струю предыдущего сборника, который стал уникальным в литературе нашей страны лирическим романом. Она не просто подхватила ее, но и преумножила.

Обращение к эпосу

Эпоха, между тем, предъявляла свои жестокие требования к литературе - "маловразумительная", "заумная" лирика поэта была не в чести. Пастернак, стараясь осмыслить ход истории с позиции социалистической революции, обращается в своем творчестве к эпосу. Он создает в 1920 годах поэмы "Высокая болезнь" (годы написания - с 1923 по 1928), "Девятьсот пятый год" (создана в период с 1925 по 1926 гг.), "Лейтенант Шмидт" (1926-27 гг.), а также "Спекторский", роман в стихах (1925-1931). В 1927 году поэт писал, что эпос внушен временем, и он вынужден перейти к эпике от лирического мышления, хотя это для него очень непросто.

Участие в ЛЕФе, революционная тематика произведений

Наряду с Маяковским, Каменским, Асеевым Пастернак в эти годы входил в "Левый фронт искусств" (сокращенно - ЛЕФ), который провозгласил создание принципиально нового искусства, революционного, которое призвано осуществлять "социальный заказ" и должно нести в массы литературу. Отсюда и обращение поэта к теме первой революции в России в поэмах "Девятьсот пятый год", "Лейтенант Шмидт", отсюда же появление фигуры современника, "человека без заслуг", обыкновенного жителя, который поневоле стал свидетелем революции, участником истории, которое мы наблюдаем в романе "Спекторский". Однако даже там, где поэт является повествователем, сохраняется свободное дыхание лирика, не стесненное формами.

Разрыв с ЛЕФом

Пастернаку, который привык руководствоваться в своем творчестве правотой чувств, роль "своевременного" и "современного" поэта удается с трудом. В 1927 году он уходит из ЛЕФа. Общество "неоправданных притязаний" и людей, имеющих "фиктивные репутации", претит ему, а ведь в окружении Маяковского подобных деятелей было более чем достаточно. Пастернака, кроме того, все меньше устраивает провозглашаемая ими установка, что искусство должно быть "на злобу дня".

"Второе рождение" поэзии Пастернака

Его поэзия в начале 1930 годов переживает "второе рождение". В 1932 году вышел сборник с таким названием. Вновь Пастернак воспевает земные простые вещи: наводящую грусть "огромность квартиры", "зимний день" в "проеме незадернутых гардин", "вседневное наше бессмертье". Следует отметить, что язык поэта становится несколько иным: синтаксис упрощается, кристаллизуется мысль, находя поддержку в емких и простых формулах, которые совпадают, как правило, с границами стихотворной строки. Поэт Борис Пастернак в это время коренным образом пересматривает свое раннее творчество, которое он считает теперь "страшной мешаниной" из "неоперившегося просвещенства" и "отжившей метафизики".

"Черты естественности" настолько очевидны во "Втором рождении", что становятся синонимом выводящей автора за рамки всех правил и установлений абсолютной самостоятельности. А в 1930 годы правила игры были таковы, что стало невозможным нормально работать и находиться при этом в стороне от развернувшейся "великой стройки". В эти годы Пастернака практически не печатают.

Переводческая деятельность

В 1936 году он поселился в Переделкино, на даче, и для того, чтобы прокормить семью, начал заниматься переводами. Переводил Борис Пастернак произведения следующие: "Фауст" Гете, трагедии Шекспира, "Марию Стюарт" Шиллера, грузинских поэтов, стихи Верлена, Рильке, Китса, Байрона... Все эти работы сегодня входят в литературу наравне с собственным творчеством Бориса Леонидовича.

Дальнейшее творчество Пастернака

Помимо переводов, в военные годы он создает цикл под названием "Стихи о войне", который был включен в опубликованную в 1943 году книгу "На ранних поездах". После войны Пастернак публикует еще 2 книги своих стихов в 1945 году: "Земной простор" и "Избранные стихи и поэмы".

Поэт в 1930-1940 годы постоянно думает о настоящей большой прозе. Еще в конце 1910-х Пастернак начал писать роман, оставшийся незавершенным и ставший повестью "Детство Люверс", в которой описывается история взросления девочки. Критики высоко оценили это произведение. Михаил Кузмин, поэт, поставил эту повесть даже выше, чем поэзию Пастернака, а Марина Цветаева ее назвала "гениальной".

Роман "Доктор Живаго"

В муках, с 1945 по 1955 гг., создавал свой известный роман Борис Пастернак ("Доктор Живаго"). Это произведение во многом автобиографично. В нем рассказывается о судьбе русской интеллигенции в непростой для нашей страны период первой половины 20 века, в особенности во время Гражданской войны. Все события очень правдиво описал Борис Пастернак. Доктор Живаго, главный персонаж, - это лирический герой его поэзии. Он врач, однако после смерти Юрия остается книжка стихов, которая составила заключительную часть произведения. Вместе с поздними стихотворениями, представленными в цикле "Когда разгуляется" (годы создания - с 1956 по 1959), стихи Живаго - это венец всего творчества Бориса Пастернака. Прозрачен и прост их слог, который нисколько от этого не беднее, чем в написанных более сложным языком ранних книгах. Поэт всю свою жизнь стремился к чеканной ясности, реализованной им в последние годы. Теми же поисками, что и автор, озабочен и Юрий Живаго, его герой.

В 1956 году Борис Пастернак, биография которого нас интересует, передал этот роман нескольким журналам, а также в Гослитиздат. "Доктор Живаго" в этом же году оказался на западе и вышел спустя год на итальянском. А еще через год он появился в Голландии, уже на русском языке. Атмосфера на родине поэта вокруг него накалялась. В 1957 году, 20 августа, он писал Д. Поликарпову, партийному идеологу того времени, что если правду, которую он знает, необходимо искупить страданием, то он готов принять любое.

Присуждение Нобелевской премии, начавшаяся травля

Борис Пастернак в 1958 году был удостоен Нобелевской премии, и с этого момента на него началась настоящая травля на государственном уровне. Было объявлено, что присуждение награды за "злобное", "художественно убогое" произведение, пронизанное ненавистью к социализму, является враждебным политическим актом, который направлен против СССР.

27 октября 1958 года в Союзе писателей рассмотрели "дело Пастернака". К сожалению, стенограммы заседания не сохранились. А 31 октября состоялось еще одно собрание - ММССП. На нем было принято решение обратиться к советскому правительству и попросить лишить советского гражданства автора "Доктора Живаго", выслать его из страны, что, к счастью, не было осуществлено по отношению к такому великому человеку, как Борис Пастернак. Биография его последних лет, тем не менее, отмечена неприятием со стороны власти и общественности. Очень непросто все это переживал великий поэт и писатель, одно время он даже находился на грани самоубийства.

Смерть Пастернака

Борис Пастернак был исключен из Союза писателей, а это означало не что иное, как его общественную и литературную смерть. Поэт был вынужден под давлением общества отказаться от почетной награды. "Доктор Живаго" в России был издан только в 1988 году, то есть спустя практически 30 лет после смерти его создателя, которая произошла в Переделкине 30 мая 1960 года. Могила Бориса Пастернака находится на Переделкинском кладбище. Борис Леонидович, поставив точку в своем романе, подвел итог и всей своей жизни. Ему пришлось пострадать за правду, как и многим другим писателям и поэтам.

Личная жизнь Пастернака

Многих интересует вопрос: "Кем была любовница Бориса Пастернака?". Личная жизнь знаменитостей порой вызывает непонятное любопытство. Семья, дети Бориса Пастернака - все это очень интересно многим читателям. В случае с Борисом Леонидовичем это любопытство оправдано - ведь события его личной жизни отразились в его творчестве. В романе "Доктор Живаго", например, главный герой мечется между двумя семьями, не может вычеркнуть из своей жизни ни ту, ни другую женщину. Это произведение во многом автобиографично. Прочитав его, вы лучше поймете внутренний мир этого великого поэта и писателя.

В 1921 году, как мы уже упоминали, семья Бориса Леонидовича покинула Россию. Поэт активно переписывается со своими родными, а также с другими эмигрантами из России, среди которых - Марина Цветаева.

Борис Леонидович в 1922 году женится на Евгении Лурье, художнице, с которой в период с 1922 по 1923 год гостит в Германии у родителей. А в 1923 году, 23 сентября, появляется на свет его сын Евгений (он умер в 2012 году).

В 1932 году, разорвав первый брак, Борис Леонидович женится на Нейгауз Зинаиде Николаевне (в 1931 году с ней, а также с ее сыном, он ездил в Грузию). У них в 1938 году рождается сын Леонид (годы жизни - с 1938 по 1976). В 1966 году Зинаида умерла от рака. Пастернак в 1946 году познакомился со своей "музой" Ольгой Ивинской (годы жизни - 1912-1995) - женщиной, которой были посвящены многие его стихи.

Пастернак Борис Леонидович, биография которого была рассмотрена нами, - уникальное явление. Нет нужды превращать его в пример для подражания, в эталон: он неповторим. Сегодня настало время для углубленного изучения прекрасной поэзии и прозы, которые оставил нам Борис Пастернак. Цитаты из его произведений сегодня можно слышать все чаще, а творчество его наконец-то начали изучать в школе.

www.syl.ru

Ежевика – еврейская академическая вики-энциклопедия

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам

В EJWiki есть статьи о других людях с фамилией Пастернак.

Пастернак, Леонид Осипович
до 1916 г.
до 1916 г.
Имя при рождении:

Ицхок-Лейб Пастернак

Дата рождения:

22 марта (3 апреля) 1862 г.

Место рождения:

Одесса

Дата смерти:

31.05.1945 г.

Место смерти:

Оксфорд

Леони́д О́сипович Пастерна́к (согласно документам Ицхок-Лейб, или Исаак Иосифович, Пастернак, также Постернак; 1862, Одесса —1945, Оксфорд) — российский живописец и график, мастер жанровых композиций и книжной иллюстрации; педагог. Отец поэта Бориса Пастернака.

Биография

Ицхок-Лейб Пастернак родился 22 марта (3 апреля) 1862 г. в Одессе, в еврейской семье содержателя небольшой гостиницы. Помимо него в семье было пять детей. В раннем детстве проявил любовь к рисованию, хотя родители поначалу не одобряли этого увлечения.

С 1874 г. сочетал занятия в Одесской рисовальной школе с учебой в гимназии, по окончании которой (1881) безуспешно пытался поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1881 г. он поступил в Московский университет и два года занимался на медицинском факультете. В 1883–86 гг. учился в Мюнхенской Академии художеств и параллельно на юридическом факультете Новороссийского университета в Одессе (окончил в 1885 г.).

Параллельно с университетской учёбой Пастернак продолжал заниматься живописью. В 1882 г. он занимался в московской школе-студии Е. С. Сорокина. В середине 1880-х также занимался в мюнхенской Академии художеств, где учился у Гертериха и Лицен-Мейера, кроме того, брал уроки офорта у И. И. Шишкина.

После приоберетения его картины «Письмо из дому» П. М. Третьяковым для Третьяковской галереи, Пастернак решает перехать в Москву, где в 1889 г. женится на пианистке Розалии Исидоровне (Райце, или Розе, Срулевне) Кауфман(1868–1939).

В том же году Пастернак поселился в Москве, где открыл свою рисовальную школу. Сотрудничал с театральным и музыкальным иллюстрированным журналом «Артист» (1889–95; Москва).

Участвовал в ежегодных выставках передвижников. Был членом объединения «Мир искусства».

В 1894 г., несмотря на отказ креститься, был утвержден в должности профессора в Училище живописи, ваяния и зодчества (где преподавал до 1921 г.).

В эти годы сблизился с Л. Толстым, Р. М. Рильке.

В 1917–1921 гг. Пастернак создал ряд портретных зарисовок В. Ленина и набросок похорон Я. Свердлова. В 1921 г. Пастернак вместе с женой и дочерями уехал на лечение в Германию. Однако и после операции Пастернака семья не вернулась в СССР. В эмиграции создал портреты А. Эйнштейна, Р. М. Рильке, Д. Осборна. В 1924 г. участвовал в историко-этнографической экспедиции в Палестину, организованной А. Э. Коганом.

В 1938 г. покинул Германию и поселился в Англии. Он умер в Оксфорде 31 мая 1945 г. Розалия Пастернак умерла раньше - в 1939.

Творчество

Картина Леонида Пастернака «Студенты перед экзаменом» (1895) выставлялась на международных выставках в Мюнхене (в том же году награждена золотой медалью) и в Париже (1900; ее приобрело правительство Франции для Люксембургского музея).

Пастернак — автор картин «Муки творчества» (1893), «К родным» (около 1891 г.), «Семья Л. Н. Толстого в Ясной Поляне» (1902), «Портрет В. О. Ключевского» (1908) и других. Широко известны его иллюстрации к роману Л. Толстого «Воскресение» (1898; выставлялись в 1900 г. на международной выставке в Париже), выполненные по просьбе писателя. В 1905 г. Пастернак получил звание академика живописи.

Произведения Пастернака отличают точность психологической характеристики, выверенность композиции, мастерство изображения интерьера, своеобразная передача световоздушной среды, при которой наиболее важные части картины выявляются светом, а окружающее пространство погружено в полутень.

Пастернаку принадлежат также портреты Г. Штрука (1906), С. Юшкевича (1911), С. Кусевицкого (1913), И. Бродского (1920), Ш. Черниховского и М. Гнесина (оба 1923 г.), А. Эйнштейна (1924), М. Либермана (1927), А. Штыбеля, Л. Шестова, Г. Когена, М. Эльмана и других.

Воспоминания Пастернака «Записки разных лет» изданы в Москве в 1975 г.

Еврейская тематика

Пастернак проявлял постоянный интерес к еврейской тематике (рисунки «Еврейка, вяжущая чулок», 1889, «Музыканты», «Этюд», оба — 1891 г., и другие), сотрудничал в еврейском детском иллюстрированном журнале «Колосья» (Одесса, 1913–18). В его семье бытовало предание о происхождении от Ицхака Абраванеля. Не будучи сионистом, Пастернак сочувствовал идеям сионизма и следил за развитием поселенческой деятельности в Эрец-Исраэль.

Длительная дружба связывала Пастернака с Х. Н. Бяликом, Г. Штруком, А. Штыбелем и другими деятелями еврейской культуры. В 1922–33 гг. Пастернак часто в Берлине присутствовал на встречах сионистских деятелей с участием Х. Вейцмана, Н. Соколова и других. В 1920-х гг. Пастернак руководил художественным отделом берлинского филиала издательства «Явне» (Иерусалим), где в 1923 г. вышел его альбом портретов (Н. Соколов, М. Гершензон, Х. Н. Бялик, С. Ан-ский, Д. Фришман, И. Энгель, Я. Мазе, а также автопортрет) с предисловием Г. Штрука на иврите и русском языке. В том же году в Берлине было опубликовано философско-эстетическое эссе Пастернака «Рембрандт и еврейство в его творчестве» (на русском языке — издательство С. Зальцмана; в переводе на иврит — «Явне») — своего рода гимн еврейскому мировосприятию, отражение которого Пастернак усматривал и в произведениях великого голландца. В 1923 г. в журнале «hа-Олам» (№2, Берлин), посвященном 50-летию Х. Н. Бялика, были опубликованы воспоминания Пастернака об их встречах.

А. И. Штыбель выпустил в Берлине монографию художественного критика М. Осборна (1870–1946) о Пастернаке (немецкий язык, 1923), в которой приводились четыре фрагмента из автобиографии художника и около 150 репродукций его работ, а в 1924 г. — альбом (148 репродукций; текст на иврите) с предисловием М. Осборна и статьей Х. Н. Бялика «А. Л. Пастернак» (инициалы — по еврейскому имени Пастернака), писавшего, что это художник, «вернувшийся к еврейским истокам».

В 1924 г. Пастернак участвовал в художественной экспедиции в Эрец-Исраэль и Египет, организованной А. Э. Коганом (1878–1949), редактором художественного журнала «Жар-птица» (1921–23). На основании зарисовок и этюдов, сделанных в Эрец-Исраэль, Пастернак создал несколько картин («Палестинский ландшафт», «Палестина. Жара и ослик» и другие). Пастернак выполнил обложку для сборника детских песен И. Энгеля («Ширей иеладим» — «Детские песни», 1925, Иерусалим).

Работы

  • За работой. Этюд. Масло
  • Портрет А. Г. Рубинштейна (1886),
  • Иллюстрации к роману Л. Н. Толстого «Война и мир»
  • Иллюстрации к роману Л. Н. Толстого «Воскресение». 1899
  • Иллюстрации к драме «Маскарад» М. Ю. Лермонтова (1891),
  • Иллюстрации к поэме «Мцыри» М. Ю. Лермонтова (1891)
  • «Заседание совета преподавателей Московского училища живописи, ваяния и зодчества» (1902)
  • Л. Н. Толстой с семьёй в Ясной Поляне (1902)
  • «Вести с родины»,
  • Портрет С. С. Шайкевича
  • Портрет А. Б. Высоцкой. 1912. Пастель
  • Портрет А. Б. Высоцкой. 1912. Пастель
  • Портрет М.Горького (1906),
  • Портрет А. Н. Скрябина (1909),
  • Портрет Ил. М. Мечникова (1911),
  • Портрет Вяч. Иванова (1915)
  • Уроки музыки. 1909. Пастель
  • Pasternak Dressing.jpg

    В гримёрной 1893

  • Pasternak the Night.jpg

    Ночь накануне экзамена

  • Pasternakportretvsuka.jpg

    Дирижёр В. И. Сук 1898

  • Pasternak podlampoj.jpg

    Л. Н. Толстой с семьей 1902

  • Pasternak Tolstoy 1908.jpg

    Лев Толстой 1908

  • Pasternak leo tolstoy.jpg

  • Pasternaksosnyimore.jpg

    Сосны и море 1910

  • Pasternakrazgruzkavagona.jpg

    Разгрузка вагона (Одесский порт) 1911

  • Pasternakluchsolnzaint.jpg

    Солнечный луч

  • Pasternak VyachIvanov Berdyaev Bely.jpg

    Вячеслав Иванов, Лев Кобылинский-Эллис, Николай Бердяев и Андрей Белый

  • Pasternakvorobyovygory.jpg

    Золотая осень. Воробьевы горы.

  • Pasternakuoknaosen.jpg

    У окна. ОСень. 1913

  • Pasternak boris alex.jpg

    Сыновья Борис и Александр

  • Pasternak Ansky.jpg

    Шлоймэ Ан-ски, 1918

  • Pasternak Apples.jpg

    Сбор яблок, 1918

  • Pasternak palestina.jpg

    Палестина. Зной и осел, 1924

  • Pasternak-rilke.jpeg

    Райнер-Мария Рильке

  • LOPasternak-Jew.jpg

    Он будет ждать (Старый еврей)

Ссылки

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ПАСТЕРНАК Леонид Осипович в ЭЕЭ

www.ejwiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *