Дары Терека - Лермонтов Михаил Юрьевич

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Но, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию журчит:

«Расступись, о старец море,
Дай приют моей волне!
Погулял я на просторе,
Отдохнуть пора бы мне.
Я родился у Казбека,
Вскормлен грудью облаков,
С чуждой властью человека
Вечно спорить я готов.
Я, сынам твоим в забаву,
Разорил родной Дарьял
И валунов им, на славу,
Стадо целое пригнал».

Но, склонясь на мягкий берег,
Каспий стихнул, будто спит,
И опять, ласкаясь, Терек
Старцу на ухо журчит:

«Я привез тебе гостинец!
То гостинец не простой:
С поля битвы кабардинец,
Кабардинец удалой.
Он в кольчуге драгоценной,
В налокотниках стальных:
Из Корана стих священный
Писан золотом на них.
Он упрямо сдвинул брови,
И усов его края
Обагрила знойной крови
Благородная струя;
Взор открытый, безответный,
Полон старою враждой;
По затылку чуб заветный
Вьется черною космой».

Но, склонясь на мягкий берег,

Каспий дремлет и молчит;
И, волнуясь, буйный Терек
Старцу снова говорит:

«Слушай, дядя: дар бесценный!
Что другие все дары?
Но его от всей вселенной
Я таил до сей поры.
Я примчу к тебе с волнами
Труп казачки молодой,
С темно-бледными плечами,
С светло-русою косой.
Грустен лик ее туманный,
Взор так тихо, сладко спит,
А на грудь из малой раны
Струйка алая бежит.
По красотке молодице
Не тоскует над рекой
Лишь один во всей станице
Казачина гребенской.
Оседлал он вороного,
И в горах, в ночном бою,
На кинжал чеченца злого
Сложит голову свою».

Замолчал поток сердитый,
И над ним, как снег бела,
Голова с косой размытой,
Колыхаяся, всплыла.

И старик во блеске власти
Встал, могучий, как гроза,
И оделись влагой страсти
Темно-синие глаза.

Он взыграл, веселья полный,-
И в объятия свои
Набегающие волны
Принял с ропотом любви.

liricon.ru

Михаил Юрьевич Лермонтов о Кавказе

Кавказец. (Очерк. 1841 год.)

Во-первых, что такое именно кавказец и какие бывают кавказцы?
Кавказец есть существо полурусское, полуазиатское, наклонностьк обычаям восточным берет над ним перевес, но он стыдится ее при посторонних, то есть при заезжих из России. Ему большею частью от тридцати до сорока пяти лет; лицо у него загорелое и немного рябоватое; если он не штабс-капитан, то уж верно майор. Настоящих кавказцев вы находите на Линии; за горами, в Грузии, они имеют другой оттенок; статские кавказцы редки: они большею частию неловкое подражание, и если вы между ними встретите настоящего, то разве только между полковых медиков.

Настоящий кавказец человек удивительный, достойный всякого уважения и участия. До восемнадцати лет он воспитывался в кадетском корпусе и вышел оттуда отличным офицером; он потихоньку в классах читал "Кавказского пленника" и воспламенился страстью к Кавказу. Он с десятью товарищами был отправлен туда на казенный счет с большими надеждами и маленьким чемоданом.

Он еще в Петербурге сшил себе ахалук, достал мохнатую шапку и черкесскую плеть на ямщика. Приехав в Ставрополь, он дорого заплатил за дрянной кинжал и первые дни, пока не надоело, не снимал его ни днем, ни ночью. Наконец, он явился в свой полк, который расположен на зиму в какой-нибудь станице, тут влюбился, как следует, в казачку, пока, до экспедиции; все прекрасно! сколько поэзии! Вот пошли в экспедицию; наш юноша кидался всюду, где только провизжала одна пуля. Он думает поймать руками десятка два горцев, ему снятся страшные битвы, реки крови и генеральские эполеты. Он во сне совершает рыцарские подвиги - мечта, вздор, неприятеля не видать, схватки редки, и, к его великой печали, горцы не выдерживают штыков, в плен не сдаются, тела свои уносят. Между тем жары изнурительны летом, а осенью слякоть и холода. Скучно! Промелькнуло пять, шесть лет: все одно и то же. Он приобретает опытность, становится холодно храбр и смеется над новичками, которые "подставляют лоб без нужды.

Между тем хотя грудь его увешана крестами, а чины нейдут. Он стал мрачен и молчалив; сидит себе да покуривает из маленькой трубочки; он также на свободе читает Марлинского и говорит, что очень хорошо; в экспедицию он больше не напрашивается: старая рана болит! Казачки его не прельщают, онодно время мечтал о пленной черкешенке, но теперь забыл и эту почти несбыточную мечту. Зато у него явилась новая страсть, и тут-то он делается настоящим кавказцем.

Эта страсть родилась вот каким образом: последнее время он подружился с одним мирным черкесом, стал ездить к нему в аул. Чуждый утонченностей светской и городской жизни, он полюбил жизнь простую и дикую; не зная истории России и европейской политики, он пристрастился к поэтическим преданиям народа воинственного. Он понял вполне нравы и обычаи горцев, узнал по именам их богатырей, запомнил родословные главных семейств. Знает, какой князь надежный и какой плут; кто с кем в дружбе и между кем и кем есть кровь. Он легонько маракует по-татарски; у него завелась шашка, настоящаягурда, кинжал - старый базалай, пистолет закубанской отделки, отличная крымская винтовка, которую он сам смазывает, лошадь - чистый шаллох и весь костюм черкесский, который надевается только в важных случаях и сшит ему в подарок какой-нибудь дикой княгиней. Страсть его ко всему черкесскому доходит до невероятия. Он готов целый день толковать с грязным узденем о дрянной лошади и ржавой винтовке и очень любит посвящать других в таинства азиатских обычаев. С ним бывали разные казусы предивные, только послушайте. Когда новичок покупает оружие или лошадь у его приятеля узденя, он только исподтишка улыбается. О горцах он вот как отзывается: "Хороший народ, только уж такие азиаты! Чеченцы, правда, дрянь, зато уж кабардинцы просто молодцы; ну есть и между шапсугами народ изрядный, только все с кабардинцами им не равняться, ни одеться так не сумеют, ни верхом проехать... хотя и чисто живут, очень чисто!"

Надо иметь предубеждение кавказца, чтобы отыскать что-нибудь чистое в черкесской сакле.

Опыт долгих походов не научил его изобретательности, свойственной вообще армейским офицерам; он франтит своей беспечностью и привычкой переносить неудобства военной жизни, он возит с собой только чайник, и редко на его бивачном огне варятся щи. Он равно в жар и в холод носит под сюртуком ахалук на вате и на голове баранью шапку; у него сильное предубежденье против шинели в пользу бурки; бурка его тога, он в нее драпируется; дождь льет за воротник, ветер ее раздувает - ничего! бурка, прославленная Пушкиным, Марлинским и портретом Ермолова, не сходит с его плеча, он спит на ней и покрывает ею лошадь; он пускается на разные хитрости и пронырства, чтобы достать настоящую андийскую бурку, особенно белую с черной каймой внизу, и тогда уже смотрит на других с некоторым презрением. По его словам, его лошадь скачет удивительно - вдаль! поэтому-то он с вами не захочет скакаться только на пятнадцать верст. Хотя ему порой служба очень тяжела, но он поставил себе за правило хвалить кавказскую жизнь; он говорит кому угодно, что на Кавказе служба очень приятна.

Но годы бегут, кавказцу уже сорок лет, ему хочется домой, и если он не ранен, то поступает иногда таким образом: во время перестрелки кладет голову за камень, а ноги выставляет на пенсион; это выражение там освящено обычаем. Благодетельная пуля попадает в ногу, и он счастлив. Отставка с пенсионом выходит, он покупает тележку, запрягает в нее пару верховых кляч и помаленьку пробирается на родину, однако останавливается всегда на почтовых станциях, чтоб поболтать с проезжающими. Встретив его, вы тотчас отгадаете, что он на стоящий, даже в Воронежской губернии он не снимает кинжала или шашки, как они его ни беспокоят. Станционный смотритель слушает его с уважением, и только тут отставной герой позволяет себе прихвастнуть, выдумать небылицу; на Кавказе он скромен - но ведь кто ж ему в России докажет, что лошадь не может проскакать одним духом двести верст и что никакое ружье не возьмет на четыреста сажен в цель? Но увы, большею частию он слагает свои косточки в земле басурманской. Он женится редко, а если судьба и обременит его супругой, то он старается перейти в гарнизон и кончает дни свои в какой-нибудь крепости, где жена предохраняет его от гибельной для русского человека привычки.

Теперь еще два слова о других кавказцах, ненастоящих. Грузинский кавказец отличается тем от настоящего, что очень любит кахетинское и широкие шелковые шаровары. Статский кавказец редко облачается в азиатский костюм; он кавказец более душою, чем телом: занимается археологическими открытиями, толкует о пользе торговли с горцами, о средствах к их покорению и образованию. Послужив там несколько лет, он обыкновенно возвращается в Россию с чином и красным носом.

Кинжал

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.
Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,

Но светлая слеза -- жемчужина страданья.
И черные глаза, остановись на мне,
Исполненны таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, то сверкали.
Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный:
Да, я не изменюсь и буду тверд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.

Дары Терека

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Но, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию журчит:
"Расступись, о старец море,
Дай приют моей волне!
Погулял я на просторе,
Отдохнуть пора бы мне.
Я родился у Казбека,
Вскормлен грудью облаков,
С чуждой властью человека
Вечно спорить был готов.
Я, сынам твоим в забаву,
Разорил родной Дарьял

И валунов им, на славу,
Стадо целое пригнал".
Но, склонясь на мягкий берег,
Каспий стихнул, будто спит,

И опять, ласкаясь, Терек
Старцу на ухо журчит:
"Я привез тебе гостинец!
То гостинец не простой:
С поля битвы кабардинец,
Кабардинец удалой.
Он в кольчуге драгоценной,
В налокотниках стальных:
Из Корана стих священный
Писан золотом на них.
Он угрюмо сдвинул брови,

И усов его края
Обагрила знойной крови
Благородная струя;

Взор открытый, безответный,
Полон старою враждой;
По затылку чуб заветный
Вьется черною космой".
Но, склонясь на мягкий берег,
Каспий дремлет и молчит;
И, волнуясь, буйный Терек
Старцу снова говорит:
"Слушай, дядя: дар бесценный!
Что другие все дары?
Но его от всей вселенной
Я таил до сей поры.
Я примчу к тебе с волнами
Труп казачки молодой,
С темно-бледными плечами,
С светло-русою косой.
Грустен лик ее туманный,
Взор так тихо, сладко спит,
А на грудь из малой раны
Струйка алая бежит.
По красотке молодице
Не тоскует над рекой

Лишь один во всей станице
Казачина гребенской.
Оседлал он вороного,
И в горах, в ночном бою,
На кинжал чеченца злого
Сложит голову свою".
Замолчал поток сердитый,
И над ним, как снег бела,
Голова с косой размытой,
Колыхался, всплыла.
И старик во блеске власти
Встал, могучий, как гроза,
И оделись влагой страсти
Темно-синие глаза.
Он взыграл, веселья полный,
И в объятия свои
Набегающие волны
Принял с ропотом любви.

Казачья колыбельная песня

Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю. Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою. Стану сказывать я сказки,
Песенку спою; Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.
По камням струится Терек,
Плещет мутный вал; Злой чечен ползет на берег,
Точит свой кинжал; Но отец твой старый воин,
Закален в бою: Спи, малютка, будь спокоен,
Баюшки-баю.
Сам узнаешь, будет время,
Бранное житье; Смело вденешь ногу в стремя
И возьмешь ружье. Я седельце боевое

Шелком разошью... Спи, дитя мое родное,
Баюшки-баю.
Богатырь ты будешь с виду
И казак душой. Провожать тебя я выйду --
Ты махнешь рукой... Сколько горьких слез украдкой
Я в ту ночь пролью!.. Спи, мой ангел, тихо, сладко,
Баюшки-баю.
Стану я тоской томиться,
Безутешно ждать; Стану целый день молиться,
По ночам гадать; Стану думать, что скучаешь
Ты в чужом краю... Спи ж, пока забот не знаешь,
Баюшки-баю.
Дам тебе я на дорогу
Образок святой: Ты его, моляся богу,
Ставь перед собой; Да готовясь в бой опасный,
Помни мать свою... Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.

Сон

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;

Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня -- но спал я мертвым сном.
И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.
Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;
И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.

И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные чары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух:
Пред ним отворялися двери,
Встречал его мрачный евнух.
На мягкой пуховой постели,
В парчу и жемчуг убрана,
Ждала она гостя... Шипели
Пред нею два кубка вина.
Сплетались горячие руки,
Уста прилипали к устам,
И странные, дикие звуки
Всю ночь раздавалися там.
Как будто в ту башню пустую
Сто юношей пылких и жен
Сошлися на свадьбу ночную,
На тризну больших похорон.
Но только что утра сиянье
Кидало свой луч по горам,
Мгновенно и мрак и молчанье
Опять воцарялися там.
Лишь Терек в теснине Дарьяла,
Гремя, нарушал тишину;

Волна на волну набегала,
Волна погоняла волну;
И с плачем безгласное тело
Спешили они унести;
В окне тогда что-то белело,
Звучало оттуда: прости.
И было так нежно прощанье,
Так сладко тот голос звучал,
Как будто восторги свиданья
И ласки любви обещал.

Черкешенка

Я видел вас: холмы и нивы,
Разнообразных гор кусты,
Природы дикой красоты,
Степей глухих народ счастливый
И нравы тихой простоты!
Но там, где Терек протекает,
Черкешенку я увидал, --
Взор девы сердце приковал;
И мысль невольно улетает
Бродить средь милых, дальных скал.
Так дух раскаяния, звуки
Послышав райские, летит
Узреть еще небесный вид:
Так стон любви, страстей и муки
До гроба в памяти звучит.

Грузинская песня

Жила грузинка молодая,
В гареме душном увядая;
Случилось раз:
Из черных глаз
Алмаз любви, печали сын,
Скатился:
Ах, ею старый армянин
Гордился!..
Вокруг нее кристалл, рубины;
Но как не плакать от кручины
У старика?
Его рука Ласкает деву всякий день:
И что же? --
Скрываются красы как тень.
О боже!..
Он опасается измены.
Его высоки, крепки стены;
Но все любовь
Презрела.
Вновь
Румянец на щеках живой
Явился.
И перл между ресниц порой
Не бился...
Но армянин открыл коварность,
Измену и неблагодарность
Как перенесть!
Досада, месть,
Впервые вас он только сам
Изведал!
И труп преступницы волнам
Он предал.

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.
В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.
Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..
Не говори: одним высоким
Я на земле воспламенен,
К нему лишь с чувством я глубоким
Бужу забытой лиры звон;
Поверь: великое земное
Различно с мыслями людей.
Сверши с успехом дело злое
-- Велик; не удалось -- злодей;
Среди дружин необозримых
Был чуть не бог Наполеон;
Разбитый же в снегах родимых,
Безумцем порицаем он;
Внимая шум воды прибрежной,
В изгнанье дальнем он погас --

И что ж? Конец его мятежный
Не отуманил наших глаз!..

Кавказу

Кавказ! далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!..
Ужель пещеры и скалы
Под дикой пеленою мглы
Услышат также крик страстен,
Звон славы, злата и цепей?..
Нет! прошлых лет не ожидай,
Черкес, в отечество свое:
Свободе прежде милый край
Приметно гибнет для нее.

Утро на Кавказе

Светает - вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск, и светит там и там:
Так девушки, купаяся в тени,

Когда увидят юношу они,
Краснеют все, к земле склоняют взор:
Но как бежать, коль близок милый вор!.

Черкесы

Подобно племени Батыя,
Изменит прадедам Кавказ:
Забудет брани вещий глас,
Оставит стрелы боевые... ..
И к тем скалам, где крылись вы,
Подъедет путник без боязни,
И возвестят о вашей казни
Преданья темные молвы!..
А. Пушкин.

Уж в горах солнце исчезает,
В долинах всюду мертвый сон,
Заря, блистая, угасает,
Вдали гудит протяжный звон,
Покрыто мглой туманно поле,
Зарница блещет в небесах,
В долинах стад не видно боле,
Лишь серны скачут на холмах.
И серый волк бежит чрез горы;
Его свирепо блещут взоры.
В тени развесистых дубов
Влезает он в свою берлогу.
За ним бежит через дорогу
С ружьем охотник, пара псов
На сворах рвутся с нетерпенья;
Все тихо; и в глуши лесов

Не слышно жалобного пенья
Пустынной иволги; лишь там
Весенний ветерок играет,
Перелетая по кустам;
В глуши кукушка занывает;
И на дупле как тень сидит
Полночный ворон и кричит.
Меж диких скал крутит, сверкает
Подале Терек за горой;
Высокий берег подмывает,
Крутяся, пеною седой.
Одето небо черной мглою,
В тумане месяц чуть блестит;
Лишь на сухих скалах травою
Полночный ветер шевелит.
На холмах маяки блистают;
Там стражи русские стоят;
Их копья острые блестят;
Друг друга громко окликают:
"Не спи, казак, во тьме ночной;
Чеченцы ходят за рекой!"
Но вот они стрелу пускают,
Взвилась! -- и падает казак
С окровавленного кургана;
В очах его смертельный мрак:
Ему не зреть родного Дона,
Ни милых сердцу, ни семью:
Он жизнь окончил здесь свою.

В густом лесу видна поляна,
Чуть освещенная луной,
Мелькают, будто из тумана,
Огни на крепости большой.
Вдруг слышен шорох за кустами,
Въезжают несколько людей;
Обкинув все кругом очами,
Они слезают с лошадей.
На каждом шашка,
за плечами Ружье заряжено висит,
Два пистолета, борзы кони;
По бурке на седле лежит.
Огонь черкесы зажигают,
И все садятся тут кругом;
Привязанные к деревам
В лесу кони траву щипают,
Клубится дым, огонь трещит,
Кругом поляна вся блестит.

Один черкес одет в кольчугу,
Из серебра его наряд,
Уздени вкруг него сидят;
Другие ж все лежат по лугу.
Иные чистят шашки остры
Иль навостряют стрелы быстры.
Кругом все тихо, все молчит.
Восстал вдруг князь и говорит:
"Черкесы, мой народ военный,
Готовы будьте всякий час,
На жертву смерти -- смерти славной
Не всяк достоин здесь из вас.
Взгляните: в крепости высокой
В цепях, в тюрьме, мой брат сидит,
В печали, в скорби, одинокой,
Его спасу иль мне не жить.
Вчера я спал под хладной мглой
И вдруг увидел будто брата,
Что он стоял передо мной --
И мне сказал: "Минуты трата,
И я погиб, -- спаси меня";
Но призрак легкий вдруг сокрылся;
С сырой земли поднялся я;
Его спасти я устремился;
И вот ищу и ночь и день;
И призрак легкий не являлся
С тех пор, как брата бледна тень
Меня звала, и я старался
Его избавить от оков;
И я на смерть всегда готов!
Теперь, клянуся Магометом,
Клянусь, клянуся целым светом!..
Настал неизбежимый час,
Для русских смерть или мученье
Иль мне взглянуть в последний раз
На ярко солнце восхожденье".
Умолкнул князь.
И все трикратно Повторили его слова:
"Погибнуть русским невозвратно
Иль с тела свалится глава".

Восток, алея, пламенеет,
И день заботливый светлеет.
Уже в селах кричит петух;
Уж месяц в облаке потух.
Денница, тихо поднимаясь,
Златит холмы и тихий бор;
И юный луч, со тьмой сражаясь,
Вдруг показался из-за гор.
Колосья в поле под серпами
Ложатся желтыми рядами.
Все утром дышит; ветерок
Играет в Тереке на волнах,
Вздымает зыблемый песок.
Свод неба синий тих и чист;
Прохлада с речки повевает,
Прелестный запах юный лист
С весенней свежестью сливает.
Везде, кругом сгустился лес,
Повсюду тихое молчанье;
Струей, сквозь темный свод древес
Прокравшись, дневное сиянье
Верхи и корни золотит.
Лишь ветра тихим дуновеньем
Сорван листок летит, блестит,
Смущая тишину паденьем.
Но вот, приметя свет дневной,
Черкесы на коней садятся,
Быстрее стрел по лесу мчатся,
Как пчел неутомимый рой,
Сокрылися в тени густой.

О, если б ты, прекрасный день,
Гнал так же горесть, страх, смятенья,
Как гонишь ты ночную тень
И снов обманчивых виденья!
Заутрень в граде дальний звон
По роще ветром разнесен;
И на горе стоит высокой
Прекрасный град, там слышен громкий
Стук барабанов, и войска,
Закинув ружья на плеча,
Стоят на площади. И в параде
Народ весь в праздничном наряде
Идет из церкви. Стук карет,
Колясок, дрожек раздается;
На небе стая галок вьется;
Всяк в дом свой завтракать идет;
Там - тихо ставни растворяют;
Там по улице гуляют
Иль идут войско посмотреть
В большую крепость. Но чернеть
Уж стали тучи за горами,
И только яркими лучами
Блистало солнце с высоты;
И ветр бежал через кусты.
Уж войско хочет расходиться ,
В большую крепость на горе;
Но топот слышен в тишине.

Вдали густая пыль клубится.
И видят, кто-то на коне
С оглядкой боязливой мчится.
Но вот он здесь уж, вот слезает;
К начальнику он подбегает
И говорит: "Погибель нам!
Вели готовиться войскам;
Черкесы мчатся за горами,
Нас было двое, и за нами
Они пустились на конях.
Меня объял внезапный страх;
Насилу я от них умчался;
Да конь хорош, а то б попался".

Начальник всем полкам велел
Сбираться к бою, зазвенел
Набатный колокол; толпятся,
Мятутся, строятся, делятся;
Вороты крепости сперлись.
Иные вихрем понеслись
Остановить черкесску силу
Иль с славою вкусить могилу.
И видно зарево кругом;
Черкесы поле покрывают,
Ряды, как львы, перебегают;
Со звоном сшибся меч с мечом;
И разом храброго не стало.
Ядро во мраке прожужжало,
И целый ряд бесстрашных пал;
Но все смешались в дыме черном.
Здесь бурный конь с копьем вонзенным,
Вскочивши на дыбы, заржал,
Сквозь русские ряды несется,
Упал на землю, сильно рвется,
Покрывши всадника собой,
Повсюду слышен стон и вой.
Пушек гром везде грохочет;
А здесь изрубленный герой
Воззвать к дружине верной хочет;
И голос замер на устах.
Другой бежит на поле ратном;
Бежит, глотая пыль и прах;
Трикрат сверкнул мечом булатным,
И в воздухе недвижим меч;
Звеня, падет кольчуга с плеч;
Копье рамена прободает,
И хлещет кровь из них рекой.
Несчастный раны зажимает
Холодной, трепетной рукой.
Еще ружье свое он ищет;
Повсюду стук, и пули свищут;
Повсюду, слышен пушек вой;
Повсюду смерть и ужас мещет
В горах, и в долах, и в лесах;
Во граде жители трепещут;
И гул несется в небесах.
Иный черкеса поражает;
Бесплодно меч его сверкает.
Махнул еще; его рука,
Подъята вверх, окостенела.
Бежать хотел. Его нога
Дрожит недвижима, замлела;
Встает и пал. Но вот несется
На лошади черкес лихой
Сквозь ряд штыков; он сильно рвется
И держит меч над головой;
Он с казаком вступает в бой;
Их сабли остры ярко блещут;
Уж лук звенит, стрела трепещет;
Удар несется роковой.
Стрела блестит, свистит, мелькает
И вмиг казака убивает.
Но вдруг, толпою окружен,
Копьями острыми пронзен,
Князь сам от раны издыхает;
Падет с коня -- и все бегут
И бранно поле оставляют.
Лишь ядры русские ревут
Над их, ужасно, головой.
Помалу тихнет шумный бои.
Лишь под горами пыль клубится.
Черкесы побежденны мчатся,
Преследоваемы толпой
Сынов неустрашимых Дона,
Которых Рейн, Лоар и Рона
Видали на своих брегах,
Несут за ними смерть и страх.

Утихло все: лишь изредка
Услышишь выстрел за горою;
Редко видно казака,
Несущегося прямо к бою,
И в стане русском уж покой.
Спасен и град, и над рекой
Маяк блестит, и сторож бродит,
В окружность быстрым оком смотрит
И на плече ружье несет.
Лишь только слышно: "Кто идет",
Лишь громко "слушай" раздается;
Лишь только редко пронесется
Лихой казак чрез русский стан.
Лишь редко крикнет черный вран
Голодный, трупы пожирая;
Лишь изредка мелькнет, блистая,
Огонь в палатке у солдат.
И редко чуть блеснет булат,
Заржавый от крови в сраженье,
Иль крикнет вдруг в уединенье
Близ стана русский часовой;
Везде господствует покой.

ЛермонтовКавказпрозастихи


aheku.net

Грузия: свободная, гордая, щедрая - «Одесская правда»

Площадь Ленина, Свободы или Бедности?

Из Одессы в Тбилиси лететь два часа. Хорошо, что рейсы теперь регулярные и их количество все время увеличивается. В самолете – ни одного свободного места. Из журнала грузинских авиалиний узнаем, что коррупцию и преступность в Грузии победили, что иностранные инвесторы чуть ли не в очереди стоят, что недвижимость в Батуми нужно срочно покупать – и будет тебе счастье.

Грузию в пример Украине ставят давно и упорно. И многое, убеждают нас, украинцев, сделано при президентстве Саакашвили. Правда, не совсем понятно, почему его сегодня на родине то в розыск объявляют, то гражданства лишают. Ну, наверное, это участь многих правителей, ставших бывшими.

Летим мы, конечно, без всяких политических целей, хотя подспудно хочется приблизиться к пониманию того, что нас, одесситов, ждет, если опыт бывшего президента Грузии будет использован сегодняшним губернатором Одесчины.

Саакашвили гордится тем, что милиция, таможня на его родине избавлена от взяточничества. Удалась налоговая реформа. Ликвидирован пенсионный фонд и фонд социального страхования как пережиток прошлого – вместо них есть государственный бюджет, из которого выделяются средства. Либеральное трудовое законодательство, приватизация, реформа здравоохранения, монетизация льгот – все это, казалось бы, должно сделать жизнь простого народа успешнее, богаче. Как на самом деле?

– Богатые – богаче, бедные – беднее, – делится своими мыслями таксист Шалва. Ему за семьдесят, но вынужден работать – пенсии не хватает. Машет рукой:

– Вот площадь Свободы. Раньше носила имя Ленина, а вообще-то нужно назвать площадью Бедности.

Останавливается, достает стаканы, пластмассовую бутылку с вином:

– От чистого сердца. Попробуйте, такое вы ни в каких магазинах не сыщете, сам делал.

Шалва хорошо говорит по-русски. И дети говорят. А вот двадцатилетние внуки русского языка уже не знают. Нередко в магазине, ресторане, отеле к нам подходил персонал, а потом для общения звали коллег, знающих русский. И иногда таких не находили.
По численности населения Тбилиси – такой же, как Одесса, – чуть больше миллиона. Центр города – это широкие проспекты, вековые деревья, неспокойная Кура. Президентский дворец, мост через Куру, Сионский собор, церковь Метехи, проспект Руставели, квартал Абанотубани – все хочется оставить в памяти. Но стоит отойти от центральных улиц на пару кварталов, как вспоминается родная Молдаванка. Многие дома не подлежат ремонту – только сносить и строить новые. Их возраст – сто, двести, триста лет, ведь сам Тбилиси основан в V веке, а в историческом центре раскопаны термальные бани I-II веков.

Еще сто лет назад большинство населения города составляли армяне. Именно они занимали высокие должности, жили зажиточнее грузин, русских, осетин. Постепенно менялся национальный состав, и сегодня 85% населения Тбилиси – грузины. В них течет арабская, татарская, турецкая, славянская и бог еще знает какая кровь. Черты их лиц – и из Азии, и из Европы. И даже само месторасположение Грузии для меня лично не определено – то ли это Передняя Азия, то ли Ближний Восток, то ли Европа.

Искреннее дружелюбие, особое гостеприимство, душевная щедрость, открытость – этим грузины всегда отличались от других кавказских народов. Но что пришлось пережить им в военных конфликтах с Южной Осетией и Абхазией? Не изменился ли в этих войнах национальных характер, который я пытался описать выше?

Из-за военных конфликтов, бедности многие грузины покинули Родину. Сегодня за ее пределами живет около полутора миллиона человек. Это более 25% всего народа. «Лучше жить в нужде, но у себя на Родине», – сказал о них католикос-патриарх всея Грузии Илия II. Но, наверное, по-другому думают те, кому не хватило американских денег, кто не может найти работу (а таких почти 20% населения). ВВП на душу населения в Грузии – самый низкий среди стран Закавказья. И она единственная из них, где ВВП остается значительно ниже, чем в советский период.

«Я родился у Казбека...»

Хватит о грустном. Что, кроме столицы хотелось увидеть в Грузии, где еще побывать? В детстве я не раз ездил из Пятигорска в Тбилиси в гости к родной тете по Военно-Грузинской дороге. Очень хотелось обновить смутные воспоминания и, конечно же, показать друзьям одну из самых сложных, красивых высокогорных дорог не только на Кавказе, но и на всей земле.

Мы проехали по Военно-Грузинской дороге почти двести километров. Конечная цель нашего путешествия – Казбек, вернее, его предгорья. Наш экскурсовод Мария не успевала и не уставала показывать красоты этих мест. Ущелья и водопады, ледники и озера, горные селения, церквушки, обелиски... На протяжении всей дороги – столбики-разметки. На каждом из них – две разные цифры. Одна из них означает расстояние от Тбилиси до Владикавказа, вторая – от Владикавказа до Тбилиси.

Именно в этих местах берет свое начало легендарный Терек. Помните Лермонтова?

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.

...Я родился у Казбека,
Вскормлен грудью облаков
С чуждой властью человека
Вечно спорить был готов.

Поселились мы в селе Казбеги. Сегодня его переименовали в Степанцминду (по-нашему Святой Степан). Но большинство жителей село называют по-старому. На несколько дней нашим добрым гидом, водителем, товарищем стал местный старожил Важа. Давно на пенсии, воспитал троих детей, растут четверо внуков.

Именно с его помощью мы узнавали историю этого горного края, быт и обычаи местных жителей. Благодаря Важе совершали ежедневные вылазки в Дарьялское ущелье, на рыбалку, бродили по долине Терека, поднялись в Гергетскую церковь Святой Троицы...
Об этом храме, который хорошо видно с Военно-Грузинской дороги, хочется рассказать подробнее. Его не миновать тем, кто решился подняться на Казбек. Расположенная на высоте 2170 метров, церковь построена в XIV веке. Именно в ней был спрятан крест святой Нино во время нашествия персов в XVIII веке. А ведь именно проповедь святой Нино сделала всю Грузию православной. 
У церкви Святой Троицы хочется быть бесконечно долго. Скромное убранство внутри, несколько фресок, силуэты животных на наружных стенах... И рядом – восхитительный, гордый, покрытый снегом и льдинами Казбек. Как бы ни мешал иногда туман, какие бы облака ни пытались спрятать в себе пятитысячную вершину, Казбек – вот он, протяни руку, вдохни поглубже синеватый воздух, запомни все это...

Спасибо, Грузия, за гостеприимство. Пусть оберегают тебя высшие силы. Мира и процветания твоему народу. 

Автор: Петр Галчанский

Фото: Александр Иванов

prawwwda.com

Казбек Цитаты ,афоризмы, цитаты великих , мысли, афоризмы, высказывания

Здесь вы можете найти и скачать цитаты Казбек

Казбек цитаты, мысли, афоризмы, высказывания

#150358 Казбек

Я родился у Казбека, Вскормлен грудью облаков, С чуждой властью человека Вечно спорить был готов — Дары Терека .

Казбек Цитаты о власти, власть цитаты, про власть цитаты, афоризмы про власть, высказывания про власть, статусы про власть,фото статусы про власть,заметки про власть,власть статусы
#150359 Казбек

Темны преданья их. Старик-чеченец, Хребтов Казбека бедный уроженец, Когда меня чрез горы провожал, Про старину мне повесть рассказал — Измаил-Бей, 1831 .

Казбек Цитаты о еде, еда цитаты, про еда цитаты, афоризмы про еда, высказывания про еда, статусы про еда,фото статусы про еда,заметки про еда,еда статусы
#297239 Казбек

Человек боится подойти к тем гипотезам, которые величественнее Казбека и Монблана, а мысль не боится – и подходит, и ощупывает эти гипотезы, и вдруг докладывает, что это всё пустяки. Человек приходит в ужас, но ужас этот оказывается бессильным в борьбе с мыслью; мысль осмеивает и прогоняет ужас, и человеку остаётся только качать головою, стоя на развалинах своего миросозерцания. Наконец... начинается новая умственная жизнь, в которой мысль пользуется неограниченным могуществом и не встречает себе нигде ни отпора, ни сопротивления. В этом царстве мысли живётся светло. :111 .

Казбек Цитаты о жизни, жизнь цитаты, про жизнь цитаты, афоризмы про жизнь, высказывания про жизнь, статусы про жизнь,фото статусы про жизнь,заметки про жизнь,жизнь статусы

Казбек Цитаты , цитаты по Казбек, Цитаты про Казбек

Этот сборник включает Казбек цитаты,Для тех, кто давно не перечитывал Казбек,Мудрые и глубокие цитаты Казбек,Главные цитаты Казбек,В цитатнике собраны лучшие фразы Казбек,Размещение материалов Казбек в интернете разрешается при условии установки активной ссылки,Высказывания Казбек — неиссякаемый источник вдохновения и мотивации ,Самые остроумные высказывания Казбек,Quoty.ru отобрал самые лучшие цитаты Казбек,Мысли великих — от Казбек,Актуальные записи Казбек,Актуальные записи Казбек,10 цитат Казбек, которые нам понравились,100 цитат Казбек, которые нас окрыляют,Топ 10 цитат Казбек,Цитаты и афоризмы Казбек несущие в себе глубокий смысл и силу.,Мудрость на каждый день Казбек,Крылатые выражения Казбек,У нас есть удобный поиск Казбек,Мудрые слова Казбек,Раздел с цитатами Казбек,Если вы поклонник Казбек то эти цитаты для вас,Золотые цитаты Казбек

quoty.ru

Гогки (Григори) Токати. Великий сын осетинского народа.

Григори Токати попал в список кандидатов на присвоение звания сэра королевой Великобритании. От титула отказался, мотивируя это следующим образом:

«...Когда на своей лондонской улице, в своем тихом доме я ночью кладу свою голову на подушку, закрываю глаза, то очень часто, Дамир, я вспоминаю Ирыхъау. Я бывал там сотни раз у родственников жены, взбегал на бугорок и долго любовался снежным Казбеком. Это придавало мне силы, это вдохновляло меня перед дальней дорогой… А когда возвращался назад, то не было на свете осетина счастливее меня. Природа вокруг Ставд-Дорта здесь всегда со мной, речка Урух, деревья, кустарники вдоль ее берегов, незримо присутствуют здесь рядом со мной, я не существую вне этого, если бы не было этого, то считай я не жилец на этом свете… Через каждые 3-4 года в Лондоне выходит книга “Кто есть кто”. Там их авторы обо мне начинают так: “Он осетин, родился в Северной Осетии”. А потом перечисляют все мои достижения в области науки. Но для меня дороже всего первая строка: “Он осетин”…

В этой стране есть закон, по которому самым заслуженным людям присваивают почетное имя - ”сэр”. Я, осетин Гогки Токати, тоже попал в этот список. Но для этого я должен был выразить свою обязательную преданность королеве Англии в специальной декларации. Иностранец здесь не может стать сэром без этой клятвы Королеве. Я отказался от дачи этой клятвы. Почему?

Я не англичанин, я - осетин, я бесконечно сын горы Казбек с его снежностью и туманностью, я там впервые вдохнул воздух жизни. Меня никакими красивыми словами, никакими званиями и наградами нельзя сделать не осетином. Хорошо это или плохо - это другое дело. Но я не хочу лгать ни себе, ни другим. В моем возрасте, когда приближается Вечер без Завтра, непристойно человеку, особенно человеку науки, лгать перед своей совестью и вводить в заблуждение других. Поэтому я скажу прямо: я осетин и хотел бы умереть как осетин, без всякой клятвы кому бы то ни было…

Я им всем говорю, что я осетин, если вам кажется что это нехорошо, то идите ко всем чертям! Разрежьте меня и из меня хлынет осетинская кровь. Вот и все. Поэтому сегодня я не ношу высокое звание сэра. Когда наступит мой Вечер без Завтра, то я хотел бы, чтобы кто-нибудь написал, что он Гогки из Ставд-Дорта, всегда говорил, что “я осетин и горжусь этим”. Мать любят не потому что она красивая. Мать любят, потому что она мать, что она родила вас, что у вас ее кровь. Вот и я так рассуждаю совершенно честно перед своей совестью. Зачем я буду лгать кому то, что предан Англии?

Пусть запомнят все: моя Родина Осетия, я родился там. Когда Сталин перед моим ухом прошушукал: “Иронау ма зонут, Токайты-фырт?”, то я растерялся и ответил по-русски: “Конечно,Товарищ Сталин, я же осетин”. Я стоял перед ним как солдатик, а он Генералиссимус. Он ничего не сказал, покачал головой и улыбнулся. Если меня также спросит королева Англии, кто бы ни был, я отвечу также. Меня уже нельзя переделать, как нельзя переделать осла в лошадь... У меня в жилах течет осетинская кровь. Я осетин. Нравится вам это или нет, это другое дело…»

«А кем меня считают мои земляки? Десятки лет назад я вынужден был покинуть свою родину, дороги к ней мне закрыл «железный занавес». С головой уйдя в аэронавтику и космонавтику, я часто забывал о народе и земле, где родился и вырос. Это необъяснимо трудно, особенно человеку, у которого уже не будет своего Завтра, к которому все ближе и ближе подкрадывается его Вечер… Живу пока только одной надеждой: когда-нибудь потомки наших предков обязательно поймут меня…» Григорий Токати (1909-2003 гг.)

Увидел у Нонна Кусова


  • В округе Лос-Аламос, штат Нью-Мексико установлен бронзовый бюст с надписью G. A. Tokaty.

  • Одна из улиц в университетском городке Лондона названа именем Токати.

  • В университете Сити лорд-мэр Лондона, одновременно являющийся и ректором этого университета, ежегодно присваивает Стипендию имени Токати.

  • В 1972 году американские астронавты установили на Луне портрет Токати вместе с портретом Вернера фон Брауна.

  • В 2000 году Королевой Великобритании учёному был присвоен титул лорда.

  • В 1974 году в Великобритании был снят документальный сериал Мартина Смита «Мир в Войне» (англ. The World at War), в котором Токати сыграл самого себя.

tim-karsanti.livejournal.com

ЗНАКОМЬТЕСЬ, КАЗБЕК ТАОВ!

Среда, 27 июня 2012 г.

Мы продолжаем знакомить вас с нашими «краснодипломниками», которых Фонд черкесской культуры «Адыги» им. Ю.Х. Калмыкова чествовал и награждал памятными подарками 16 июня в театрально-концертном центре «Дворец на Яузе».

В гостях у Фонда Казбек Таов, выпускник Государственного Университета нефти и газа имени И.М. Губкина.

 

 

 

 

Казбек родился и до восьмого класса жил в селе Камлюково в Кабардино-Балкарии, затем семья переехала в Нальчик, и он продолжил учебу в гимназии №14. Успевал он ходить и на курсы дополнительного образования по английскому языку, математике и физике при школе №6 .

 

С детства Казбек думал стать экономистом, как отец, но в один прекрасный день в его планы вмешался его величество случай в лице делегации подготовительного отделения Российского Университета нефти и газа и желания, и мечты школьника в корне изменились.

«Преподаватели университета приехали в Нальчик, устроили нам в школе интересную презентацию, провели несколько уроков и я загорелся идеей поступать именно в этот ВУЗ, - вспоминает сегодня Казбек. - Стал усиленно готовиться к поступлению, успешно сдал все экзамены и стал студентом РГУНГ факультета «Геология и разведка полезных ископаемых». О чем совершенно не жалею».

 

 

 

Казбек утверждает, что сама учеба в Москве его совсем не тяготила и давалась ему легко:

 «Что касается учебы, то я думал сначала, что мне здесь будет очень сложно. В моем представлении учеба в Москве – это как жизнь на другой планете, на которую попадают только избранные. Но все оказалось намного легче. Признаться, я даже не ожидал, что мне так придется по душе моя специальность и, как следствие, будет так интересно учиться. Прежде я думал, что геология - это чисто техническая специальность, а оказалось все так здорово. Очень интересная наука, которая даже больше схожа с географией, которой я интересовался еще школьником».

 

"До свиданья, студенческая жизнь!" Казбек с однокурсниками на выпускном.

В отличие от учебы, к жизни в Москве Казбек привыкал долго. Он признается, что особенно тяжело было в первый год: «Проживание в мегаполисе без родных и близких, переносилось первое время с трудом. После домашнего уюта жизнь в общежитии со сложными условиями, да еще были проблемы с самоорганизацией. Сложно было поймать ритм московской жизни».

 

Вдали от дома Казбек очень скучал по родным и близким, но никогда, даже в самые сложные моменты, не допускал и мысли, что может отступиться, бросить учебу и вернуться обратно: «Для меня невозможно подвести родителей. Я покинул дом с определенной целью и, не добившись ее, вернуться никак не мог. Каждый мужчина должен понимать, что от того, какие он цели ставит и как их добивается, зависит его будущее, вся его жизнь. Я уже взрослый и значит должен вести себя по- взрослому». 

 

 

Большую роль в его студенческой жизни, по признанию Казбека, сыграли адыгские землячества, благодаря которым он смог познакомиться со студентами адыгами из других московских институтов .

 

«Я считаю, что главное, что дают совместные мероприятия - это моральная поддержка. Особенно важно это для первокурсников, когда молодые люди приезжают в столицу и им все незнакомо вокруг. На таких встречах они понимают, что есть люди, к которым можно обратиться за помощью, пообщаться и не чувствовать себя одиноким. Мне, например, на первом курсе это очень помогло. Я даже успокоился, так как понял, что есть люди, которые здесь могут поддержать меня. Очень важно, чтобы такие мероприятия проводились чаще. А идея Фонда «Адыги» чествовать выпускников, да еще и дарить в подарок «краснодипломникам» iPad – это вообще замечательно. Пусть теперь молодежь смотрит на нас, подтягивается и отлично учится».

 

Два друга краснодипломника.

Внимательно смотрит  и равняется на Казбека его младший брат Эльдар, который учится на 2 курсе того же Российского Университета нефти и газа, но на факультете инженерной механики. Ему есть с кого брать пример.

 

Что касается планов на будущее, Казбек поделился, что еще во время учебы самым перспективным студентам поступали предложения по трудоустройству от различных компаний. Нашему «краснодипломнику»  поступило целых три предложения, которые он сейчас рассматривает.

 

«Проблема для меня - это решить оставаться в Москве или уехать. Мне предлагают интересные позиции в Сибири. Конечно, мне не хотелось бы так далеко уезжать от родных. С другой стороны, я понимаю, что человек со специальностью в дипломе «геология нефти и газа» никогда не сможет считаться компетентным специалистом, если он не поработает вживую на скважине,  не узнает, как добывается в реальности нефть».

 

Казбек стоит перед выбором. Он понимает, что будущее начинается сегодня и зависит от решения, которое он примет.

Пожелаем ему удачи – и в выборе, который ему предстоит сделать, и в дальнейших начинаниях!

 

fond-adygi.ru

КАЗБЕК РОДИЛСЯ?..НУ И ЧТО!? - 13 Мая 2014 - Блог - QESTIGRA

Порядок вывода комментариев: По умолчаниюСначала новыеСначала старые

Судя по количеству комментов под каждым блогом про роды - никому не все равно.
Желаю им здоровья и счасться, а за большинство пишущих, в т.ч. и тех, которым "все равно" мне стыдно.

Малыш,желаю тебе,что бы на твоем жизненном пути не попадались такие злые люди как Николь,Коса,Агата,Куркума,Kadolga и прочие такие же.Судя по тому,как счастливы родители твоему появлению на свет,любить тебя будут всегда.Здоровья тебе малыш!А зловредные,если уж им по барабану, могли бы сегодня просто промолчать.

Совершенно точно. Родился и родился. Я вот третьего внука жду и очень рада, и не кричит моя дочь об этом на каждом углу. Главное воспитать ребенка. Каким он будет членом общества. Если как родители то это караул!

Ну родился и родился, пусть растёт здоровым! Не она первая родила. Рождение ребёнка это, прежде всего, радость для родителей и их близких. Дай бог им благоразумия (хотя очень сомневаюсь, что оно есть) растить малыша в нормальной, спокойной обстановке, а не среди грязи, которую они развели вокруг себя.

П 11. Когда родители отказываются от деток, по-моему они попадают в Дом Малютки, а потом Дет.дом, но не психоневрологические диспансеры, туда здоровых не сдают. Да ладно, все белые и пушистые "Зайчики", пока не каснется лично. Будем считать, что произошло недопонимание.
А про Али кто знает, вон Колесниченко, то же, что вытворяла, по животу била перед свадьбой, "если бы не пузо, я в нормальном платье замуж выходила и тд", а вон венчается и за вторым идет, их не поймёшь.


Да кого я оскорбила, что Вы так вступаетесь? Родителей, которые родили детей, для каких-то своих целей, а потом бросивших их? Вы как-то неправильно воспринимаете написанное мной. Воля Ваша. Или Вы считаете, что Алиана став мамой резко изменится? Да она, когда еще беременной была не очень-то о ребенке задумывалась. Родить, чтоб зацепиться за проект. Или Вы в чудеса верите?


П9 Какие проклятия? просто к чему вообще эта тема с психоневрологическими заведениями, кому-то диагноз поставили , или кто-то отказывается от ребенка в этом посте? Вы сказали про Родителей больных деток оскорбление, я отреагировала.


п.8
Ну надо же сколько слов. Вы вообще вчитывались, про что я написала? Абсолютно не имела ввиду детей-инвалидов и никому ничего не предрекала. Вы пишите о родителях которые борются за своих детишек, а я говорила о родителях, которым эти дети не нужны и они "спихивают" их на государство. Вы еще проклятия на мою голову пошлите.


п 6. Не хотела реагировать на Ваше "высказывание". но Вы в своем уме???
Ребенок еще сутки не прожил на этом свете, а Вы про ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЕ заведения, я бы поняла, если бы его Родителям посоветовали лечится, причем тут новорожденный???
У многих рождаются здоровые дети на радость родителям, а с 14 лет становятся НАРКОМАНАМИ и социально-опасными, что же их никуда не СДАЮТ, а они живут среди нас. Побойтесь БОГА!
А есть детки, которые родились здоровые, но им сделали ПРИВИВКИ !!!, они получают или ДЦП, или АУТИЗМ, если вы РАБОТНИК ЗАВЕДЕНИЯ знаете, что это за болезнь, когда ребенок асоциален только потому, что не понимает строение Мира, не воспринимает всю речь на слух, плохо разговаривает, иногда проявляет агрессию к себе и близким, и да !! врачи предлагают отдать таких детей в "ЗАВЕДЕНИЯ", но сколько Родителей борятся и сами ростят, заботятся и не доверяют даже на неделю таким Работникам. Как Вы можете всех!!! Родителей, у которых такие детки, унижать, что они " НЕ Зайчики, По недоразумению и тд." Они рождаются ЗДОРОВЫМИ, а уроды, которые на прививках делают свои $$$, их гробят, и ПОБОЙТЕСЬ БОГА, такое предсказывать младенцу. Статистику посмотрите, у скольких врачей, артистов, депутатов, людей с Высшим обр. и тд.- детки не здоровы, сейчас половина детей страдает и нервными заболеваниям(начиная от Гиперактивного, зависимость от игр и до шизофрении). А ВООБЩЕ, ВЫ МНЕ НАПОМНИЛИ МАРИНУ, ДОЧКУ ОВ, ТАКИЕ ЖЕ ПРЕДСКАЗАНИЯ ДЕЛАЛА ДЛЯ ПЛЕМЯННИКА, И ОНА ТАКОЙ ЖЕ ПЕДАГОГ И РАБОТНИК ЗАВЕДЕНИЯ.

P.S.Никто никого не заставляет радоваться за чужого ребенка, но есть Человеческие нормы, табу говорить гадости про больных детей, это "Божьи дети". Наболело, извините за много слов, зарекалась не связываться с такими Работниками, им видите ли тяжело приходится видеть такое, а как родителям справляться с таким отношениям к детям-инвалидам в нашей стране.


qestigra.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о