Содержание

11 друзей Пушкина — Рамблер/субботний

Как говорится, скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты. 6 мая, в день рождения великого русского поэта Александра Пушкина, предлагаем вам вспомнить о тех, кого он называл своими друзьями по музе, лицею, и просто близких по духу людей.

В июне 1817 года, ровно 200 лет назад, из Царскосельского лицея выпустилась первая плеяда учеников. Пушкинский выпуск впоследствии был назван самым блистательным — наряду с «солнцем русской поэзии», его закончили «звезды» под стать Пушкину, такие как Горчаков, Кюхельбекер, Корф, Матюшкин, Дельвиг, Яковлев, Пущин, Малиновский. Из лицея Пушкин был выпущен в чине коллежского секретаря 10-класса согласно табели о рангах (стандартный чин, который присваивался выпускникам высших учебных заведений) и поступил на службу в Коллегию иностранных дел в Петербурге.

С этого момента Пушкин становится активным участником общественно-политической и культурной жизни того времени. Он принимает участие в заседаниях литературного общества «Арзамас», вступает в члены литературно-театрального сообщества «Зелёная лампа», которым руководит «Союз благоденствия» (тайная револю­ционная организация декабристов, действовавшая в 1818–1821 годах). На протяжении всех этих лет он общался и знакомился с новыми людьми, некоторые из которых потом также вошли в круг его близких друзей.

Дружбу со своими лицейскими друзьями Пушкин не переставал поддерживать и после окончания лицея. Иван Пущин был всегда одним из самых близких людей для поэта. Прямой и открытый характер, рассудительность и спокойная уверенность в себе вкупе с широкой душой и добрым сердцем внушали поэту не только любовь, но и уважение, и делали Пущина первым товарищем Пушкина в юношеских забавах. Вступив в ряды декабристов, Пущин стал серьёзнее относиться к жизни и порой упрекал повесу-друга за его беспечный образ жизни, но всегда оставался неизменно преданным и понимающим другом. Пущин был первым, кто посетил Пушкина в его ссылке в Михайловском. «Поэта дом опальный / О Пущин мой, ты первый посетил…», — писал он в 1825 году. Картина Николая Ге, посвященная этому событию, иллюстрирует этот текст.

С другим лицейским другом, Иваном Малиновским, Пушкина, как и многих других учеников, связывали особенно тёплые отношения. Его отец, В. Ф. Малиновский, был директором лицея, когда там учились Пушкин с друзьями, и в одно время, когда отпуски для учащихся были под запретом, он приглашал их к себе домой, принимал в свою семью и заменял ученикам родных и близких. Умирая, Пушкин говорил: «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Дельвиг и Пушкин в Михайловском

Другой закадычный друг Пушкина, барон Дельвиг был натурой возвышенной и крайне противоречивой. О его лени ходили легенды, он и сам поддерживал репутацию лежебоки и увальня. Однако это не мешало ему быть заправским балагуром, насмешником и поэтом, которому отдавал должное сам Пушкин. Он бесконечно много читал, его воображение не знало границ, и вся душа его по признанию друзей было отдана поэзии и литературе.

Пушкин в своих воспоминаниях о Дельвиге приводит историю, как тот выдумал в лицее, будто бы он участвовал в походах русской армии против французов в 1807 году. И настолько это было правдоподобно, что в течение нескольких дней весь лицей стекался послушать эти «истории очевидца», включая даже директора Малиновского. Никто не сомневался в истинности этих рассказов, пока Дельвиг, вконец смущённый, не признался в своей невинной шутке.

Со своими старшими товарищами, Вяземским и Жуковским, которые были вдвое старше его, и к кому Пушкин несмотря на это обращался на «ты», он был дружен со времён «Арзамаса». Пушкин был самым младшим из арзамасцев и был принят в общество будучи ещё лицеистом, с подачи его дяди В. Л. Пушкина, но уже тогда участвовал в литературной борьбе, поэтому прозвище ему дали Сверчок (из баллады Жуковского «Светлана»). «Арзамас» выступал против рутины и архаики в литературе и активно полемизировал с объединением «Беседа любителей русского слова», отстаивавшим каноны классицизма прошлого века. На заседаниях арзамасцы читали эпиграммы, шутливые протоколы.

Портрет Жуковского работы Брюллова

Из дошедших до наших дней протоколов сохранился шутливый «Символ веры», высмеивающий сторонников «Беседы» и их заботу о традиционной словесности, которую Пушкин с товарищами считали неуклюжей и не отвечающей современным литературным запросам. В «Символе веры» предлагалось чтить троицу ревнителей канонического русского языка Шишкова, Шихматова и Шаховского, грядущих «со славою судити живых и мертвых писателей», исповедовать «оставление галлицизмов» и чаять «погибели в будущей жизни всем растлителям языка».

Один из ведущих пушкинистов В. С. Непомнящий высказал однажды предположение о том, что каждый из старших поэтов — Батюшков, Жуковский Вяземский, В. Л. Пушкин и другие — видел в стихах Пушкина себя, свой стиль, свои образы. Но это были идеальные, исправленные «литературные портреты» — какими могли бы быть их стихи, обладай они талантом А. С. Пушкина.

Пожалуй, никто не знал Пушкина так, как его друзья. Воспоминания и переписка поэта с Дельвигом, Пущиным и многими другими сохранилась и издана в книге под названием «Друзья Пушкина». Государственных деятелей, мореплавателей-путешественников, писателей и поэтов объединяла и роднила личность поэта. Все они по-своему дополняли его многогранную личность, в каждом он находил что-то ценное. На многих из них Пушкин равнялся, для кого-то сам был примером. Но все они составляли неотъемлемую часть его жизни, и эти воспоминания по сей день служат бесценным источником для всех почитателей гения поэта.

«И друг степей калмык». Остров Буян: Пушкин и география

«И друг степей калмык»

Каждый народ самобытен. А. С. Пушкин пытался объяснить это влиянием климата, образа правления, верой, что дает «каждому народу особенную физиономию, которая более или менее отражается в зеркале поэзии». «Есть образ мыслей и чувствований, есть тьма обычаев, поверий и привычек, принадлежащих исключительно какому-нибудь народу», — писал он в статье «О народности в литературе».

В пушкинских произведениях встречаются имена многих народов как известных, так и малоизвестных; одни из этих народов фигурируют под названиями, сохраняющимися до сих пор, а другие — под старыми, бытовавшими в прежние времена. И прежде всего это имена народов, запечатленные в его прозорливом «Памятнике»:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

       Тунгус, и друг степей калмык[44].

Выбор поэтом приводимых в «Памятнике» имен народов не случаен, как бывает у иных поэтов для рифмы, а глубоко продуман. В четырех названиях народов, по существу, охвачена вся огромная территория России. «Гордый внук славян» представляет и русских, и украинцев, и белорусов; финн — представитель народов, живущих на обширной территории севера страны; тунгус — народов Сибири и калмык — юга и юго-востока, монголо-тюркских народов. Правда, работая над этим стихотворением, поэт не сразу определил четыре указанных народа. Как показывает черновик, бесспорным для него были только два имени, фигурирующие во всех вариантах стихотворения, — это «русский» и «финн». «Тунгус» и «калмык», включенные в начальный вариант, затем заменялись и намечались такие варианты: «и финн, грузинец, киргизец», и «финн, грузинец и ныне дикой черкес». Как видно, поэт остановился на именах наиболее представительных народов, точнее, на именах народов, населявших обширную территорию страны — от берегов Балтики до Охотского моря, от Северного Ледовитого океана до Каспия. Это лишь подчеркивает осведомленность А. С. Пушкина в вопросах народоведения, знание им истории разных народов, а историю калмыков он хорошо знал по рукописи Н. Я. Бичурина, о чем писал в примечаниях к «Истории Пугачева»: «С благодарностию помещаем сообщенный им (Бичуриным. —

Л. Т.) отрывок из неизданной еще его книги о калмыках». При этом Пушкин, как считает исследователь А. И. Суржок, «придерживается собственной, совершенно самостоятельной концепции по поводу трагического ухода калмыков из России»1: притеснениями «выведенные из терпения, они решились оставить Россию…». Ушла на исконную родину, в Джунгарию, только часть калмыков. Потеряв на пути много соплеменников, они достигли Джунгарии. «Но пограничная цепь китайских караулов грозно преградила им вход в прежнее отечество, и калмыки не иначе могли проникнуть в оное, как с потерею своей независимости» (примечания к «Истории Пугачева»).

О «гордом внуке славян» много говорить не приходится: ему поэт посвятил немало строк в своих произведениях.

А. С. Пушкин гордился своим народом, русским человеком, прежде всего крестьянином, составлявшим основу русского народа. «Взгляните на русского крестьянина, — писал он, — есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны. Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски, и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия. Никогда не встретите вы в нашем народе того, что французы называют un badaud[45]; никогда не заметите в нем ни грубого удивления, ни невежественного презрения к чужому» («Путешествие из Москвы в Петербург»).

Финн у А. С. Пушкина явно собирательное имя, то есть относится не только к собственно финнам (суоми, как они сами себя называют), составляющим основное население Финляндии, но и к родственным им карелам, эстонцам и другим народам финской языковой группы. Раньше, в дореволюционное время, их также называли чухонцами (финское население в окружении Петербурга):

По мшистым, топким берегам

Чернели избы здесь и там,

Приют убогого чухонца.

«Медный всадник»

Или:

Твоя чухоночка, ей-ей,

Гречанок Байрона милей,

А твой зоил прямой чухонец.

«К Баратынскому»

В нашей стране народы финской группы (карелы, эстонцы, марийцы, мордва, удмурты, коми) составляют более 4 миллионов человек, а площадь республик, образуемых этими народами, 1375 тыс. кв. километров, то есть свыше 1/4 Европейской территории СССР.

Тунгусы, или, как теперь именуют по самоназванию народа, эвенки, хотя и представляют немногочисленный народ (всего 28 тыс. человек), образующий автономный округ в составе Красноярского края, но расселен он не только на территории округа, но и далеко за его пределами — на бо?льшей части Сибири, от Оби до Охотского моря. О широком расселении с давних времен эвенков свидетельствуют, в частности, многочисленные эвенкийские географические названия, прежде всего ряда крупных рек — Енисея, Лены, Яны, в основе которых лежит эвенкийское слово

ене, означающее «большая река». Эвенк — действительно представитель народов всей Сибири, и давно уже не «дикой» ее представитель, а не менее просвещенный, чем другие народы.

А ведь в дореволюционном прошлом эвенки, как и многие другие малые народы, не имели своей письменности и были, можно прямо сказать, поголовно неграмотными, вели кочевой образ жизни, жилищем служили им конические чумы на стойбищах.

С калмыками поэт непосредственно общался, был гостем калмыцкой семьи в степной кибитке, отведывал национальное кушанье, правда, оно ему, привыкшему к русской кухне, не понравилось. Вот как описывает А. С. Пушкин свое посещение калмыцкой семьи по пути на Кавказ в 1829 году: «На днях посетил я калмыцкую кибитку (клетчатый плетень, обтянутый белым войлоком). Все семейство собиралось завтракать; котел варился посредине, и дым выходил в отверстие, сделанное в верху кибитки. Молодая калмычка, собою очень недурная, шила, куря табак. Я сел подле нее. «Как тебя зовут?» „***“ — «Сколько тебе лет?» — «Десять и восемь». — «Что ты шьешь?» — «Портка». — «Кому?» — «Себя». — Она подала мне свою трубку и стала завтракать. В котле варился чай с бараньим жиром и солью. Она предложила мне свой ковшик. Я не хотел отказаться и хлебнул, стараясь не перевести духа… Я попросил чем-нибудь это заесть. Мне дали кусочек сушеной кобылятины; я был и тому рад. Калмыцкое кокетство испугало меня; я поскорее выбрался из кибитки и поехал от степной Цирцеи» («Путешествие в Арзрум»).

Судя по черновой записи, конец этого визита в калмыцкую кибитку выглядел несколько иначе. Согласно первоначальному варианту записи, поданный кусок сушеной кобылятины поэт с большим удовольствием проглотил. «После сего подвига я думал, что имею право на некоторое вознаграждение. Но моя гордая красавица ударила меня по голове мусикийским орудием, подобным нашей балалайке. Вот к ней послание, которое, вероятно, никогда до нее не дойдет…»

«И друг степей калмык»

Далее А. С. Пушкин предполагал привести свое стихотворение «Калмычке», написанное позднее в дороге, но в окончательный текст «Путешествия в Арзрум», откуда взяты вышеприведенные отрывки, так и не включил.

Прощай, любезная калмычка!

Чуть-чуть, назло моих затей,

Меня похвальная привычка

Не увлекла среди степей

Вслед за кибиткою твоей.

Твои глаза, конечно, узки,

И плосок нос, и лоб широк,

Ты не лепечешь по-французски,

Ты шелком не сжимаешь ног,

По-английски пред самоваром

Узором хлеба не крошишь.

Не восхищаешься Сен-Маром[46],

Слегка Шекспира не ценишь,

Не погружаешься в мечтанье,

Когда нет мысли в голове,

Не распеваешь: Ma dov’?[47],

Галоп не прыгаешь в собранье…

Что нужды? — Ровно полчаса,

Пока коней мне запрягали,

Мне ум и сердце занимали

Твой взор и дикая краса.

Друзья! не все ль одно и то же:

Забыться праздною душой

В блестящей зале, в модной ложе,

Или в кибитке кочевой?

Интересно отметить, что от этого стихотворения «отталкивался» А. Блок, создавая портрет египтянки: «Все черты египтянки далеки от какого бы то ни было «канона» красоты. Лоб, кажется, слишком велик, она недаром закрывала его волосами. В овале щек что-то монгольское, едва ли не то, что заставляло Пушкина «забываться пылкою мечтою» в «кочевой кибитке» и мечтательно исчеркивать рукописи стихов профилями»2.

Кочевой в прошлом народ, калмыки ныне образуют свою автономную республику в составе Российской Федерации, в пределах которой живет 4/5 от более чем 170 тысяч их в стране. Теперь калмыкам, достигшим тех же высот в образовании, что и другие народы нашей многонациональной страны, не чужды все завоевания человеческой культуры. В столице республики Элисте воздвигнут памятник А. С. Пушкину, великому поэту-интернационалисту, к стихам которого обращается каждый калмык.

Многие народы фигурируют в его произведениях.

Целую поэму поэт посвятил цыганам, которые «…шумною толпой по Бессарабии кочуют». Он две недели провел в цыганском таборе.

«Живя в Бессарабии, — пишет В. А. Мануйлов, — Пушкин учился цыганскому языку, знакомился с цыганскими песнями, записывал старинные молдавские предания и песни… «Черная шаль» — художественная переработка молдавской песни…»3[48].

Необычность судьбы цыган побудила А. С. Пушкина дать примечания к поэме, в которых он пишет: «Долго не знали в Европе происхождения цыганов; считали их выходцами из Египта — доныне в некоторых землях и называют их египтянами[49]. Английские путешественники разрешили наконец все недоумения — доказано, что цыгане принадлежат отверженной касте индейцев, называемых

париа. Язык и то, что можно назвать их верою, — даже черты лица и образ жизни — верные тому свидетельства. Их привязанность к дикой вольности, обеспеченной бедностию, везде утомила меры, принятые правительством для преобразования праздной жизни сих бродяг — они кочуют в России, как и в Англии; мужчины занимаются ремеслами, необходимыми для первых потребностей, торгуют лошадьми, водят медведей, обманывают и крадут, женщины промышляют ворожбой, пеньем и плясками.

В Молдавии цыгане составляют большую часть народонаселения…»

Последнее утверждение поэта, не располагавшего статистическими данными, неправильно (цыгане не составляли большинства населения Молдавии). Не случайно к своему примечанию он сделал дополнение о Бессарабии: «Бессарабия, известная с самой глубокой древности, должна быть особенно любопытна для нас.

Она Державиным воспета

И славой русскою полна.

Но доныне область сия нам известна по ошибочным описаниям двух или трех путешественников»

5.

По данным на 1833 год, в Бессарабии числилось населения 465 тыс. человек6. За последующие полвека оно возросло до 1, 6 миллиона человек, из которых в 1889 году около половины составляли молдаване и 18,8 тысячи — цыгане.

В настоящее время в Молдавии из 4 миллионов человек молдаване составляют около 2/3 ее населения, а цыган насчитывается немногим более десятка тысяч человек, и они среди других национальностей этой многонациональной республики по численности стоят на восьмом месте (после молдаван, украинцев, русских, гагаузов, болгар, евреев, белорусов). В Молдавии живет лишь 1/20 часть от всех цыган в СССР (по переписи 1979 г. в стране их насчитывалось 209 тысяч).

А вот меткое замечание поэта о многочисленном старом кишиневском базаре:

Теснится средь толпы еврей сребролюбивый,

Под буркою казак, Кавказа властелин,

Болтливый грек и турок молчаливый,

И важный перс, и хитрый армянин.

«Теснится средь толпы…»

Не обойдены вниманием поэта и народы Кавказа. Посетив Грузию, он так отозвался о грузинах: «Грузины народ воинственный. Они доказали свою храбрость под нашими знаменами. Их умственные способности ожидают большей образованности. Они вообще нрава веселого и общительного» («Путешествие в Арзрум»). В четырех лаконичных фразах дана емкая характеристика народа с его потенциальными возможностями, которые в полной мере раскрылись лишь столетие спустя — в советское время.

Проезжая по земле древней Армении, А. С. Пушкин остановился на ночлег у совсем незнакомых ему людей, которые приняли его весьма приветливо, на что он обращает свое внимание: «Дождь ливмя лил на меня. Наконец из ближнего дома вышел молодой армянин и, переговорив с моим турком, позвал меня к себе, изъясняясь на довольно чистом русском языке. Он повел меня по узкой лестнице во второе жилье своего дома. В комнате, убранной низкими диванами и ветхими коврами, сидела старуха, его мать. Она подошла ко мне и поцеловала руку. Сын велел ей разложить огонь и приготовить мне ужин. Я разделся и сел перед огнем… Скоро старуха приготовила мне баранину с луком, которая показалась мне верхом поваренного искусства. Мы все легли спать в одной комнате; я разлегся противу угасающего камина и заснул…». Это маленькая этнографическая зарисовка, показывающая быт простых людей Армении.

Находясь в Прибалтике, герой незаконченного поэтом произведения («В 179 * году возвращался я…») отмечает: «Издали слышалась печальная песня молодой эстонки».

Конечно, А. С. Пушкину были знакомы болдинские соседи — мордва, а также другие наши соседи — чуваши и черемисы (ныне марийцы). В «Истории Пугачева» он пишет: «Мордва, чуваши, черемисы перестали повиноваться русскому начальству». В войске Пугачева было «…тысяч до десяти калмыков, башкирцев, ясачных татар…». Выше говорилось о киргиз-кайсаках (казахах).

Более двух десятков имен народов нашей страны встречается в произведениях поэта.

Упоминаются в произведениях А. С. Пушкина и разные народы зарубежных стран: арнауты, бошняки, далматы, валахи, османы, адехи, сарацины (сарачины) и другие, что указывает на широкие географические познания поэта.

Арнауты — турецкое название албанцев, под которым они фигурируют в повести «Кирджали»: «…арнауты в своем оборванном и живописном наряде, стройные молдаванки с чернолицыми ребятами на руках окружили каруцу» (каруца — плетеная тележка).

Бошняки (боснийцы) — жители Боснии, в прошлом турецкой провинции, а ныне республики в составе Югославии: «Беглербей со своими бошняками против нас пришел…» («Битва у Зеницы-Великой» — из «Песен западных славян»).

Далматы — жители Далмации, в прошлом австрийской провинции у Адриатического моря, а ныне области в Югославии: «А далматы, завидя наше войско, свои длинные усы закрутили, набекрень надели свои шапки и сказали: „Возьмите нас с собою: Мы хотим воевать бусурманов“»[50] («Битва у Зеницы-Великой» — из «Песен западных славян»).

Валахи — жители княжества Валахии, находившегося под властью Турции; затем, после освобождения, они вошли в состав румынской нации, и Валахия стала частью Румынии. Герой повести «Кирджали», по имени которого она названа, говорит: «Для турок, для молдаван, для валахов я, конечно, разбойник, но для русских я гость». А родом Кирджали «был булгар».

Османы — старинное название турок (по имени турецкого султана XVI века Османа I — основателя Османской империи).

Был и я среди донцов,

Гнал и я османов шайку;

В память битвы и шатров

Я домой привез нагайку —

так вспоминает поэт свое участие в сражении под Арзрумом, о чем умалчивает в «Путешествии в Арзрум», поместив только рисунок, на котором изобразил себя на коне с пикой. Этому есть свидетельство очевидца Н. А. Ушакова: «Перестрелка 14 июня 1829 года замечательна потому, что в ней участвовал славный поэт наш А. С. Пушкин… Схватив пику одного из убитых казаков, он устремился против неприятельских всадников. Можно поверить, что донцы наши были чрезвычайно изумлены, увидев перед собою незнакомого героя в круглой шляпе и бурке. Это был первый и последний дебют любимца муз на Кавказе»7. Между прочим, получив от автора книгу, в которой описан этот эпизод, А. С. Пушкин отвечал ему в июне 1836 года: «С изумлением увидел я, что Вы и мне даровали бессмертие — одною чертою Вашего пера».

Этот эпизод навеял Пушкину стихотворение «Делибаш»[51]. Вот его начало:

Перестрелка за холмами;

Смотрит лагерь их и наш;

На холме пред казаками

Вьется красный делибаш.

Адехи — от самоназвания «адыге» трех родственных народов — кабардинцев, черкесов, адыгейцев, которых раньше также называли черкесами.

Не для бесед и ликований,

Не для кровавых совещаний,

Не для расспросов кунака[52],

Не для разбойничей потехи

Так рано съехались адехи

На двор Гасуба-старика.

«Тазит»

Сарачины (у поэта в форме сорочины), или сарацины, первоначально (у античных историков) название кочевых племен Аравии, а затем вообще всех арабов, а иногда и мусульман. Собственно сарачины — западные половцы.

Братья дружною толпою

Выезжают погулять,

Серых уток пострелять,

Руку правую потешить,

Сорочина в поле спешить…

«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»

Примечательно еще пояснение А. С. Пушкина об «арабах» и «арапах» в письме к П. А. Вяземскому (вторая половина 1835—1836 гг.): «Араб (женского рода не имеет)[53] житель или уроженец Аравии, аравитянин. Караван был разграблен степными арабами.

Арап, женск. арапки, так обыкновенно называют негров и мулатов. Дворцовые арапы, негры, служащие во дворце. Он выезжает с тремя нарядными арапами».

Названия разных народов у А. С. Пушкина органично вплетаются в ткань произведений, в которых даются меткие характеристики и определения, одним-двумя словами создающие их зримые образы: «Молдаван в усах и бараньей шапке».

А. С. Пушкин был горячим поборником равноправия народов, их дружбы и, естественно, не считал зазорным принадлежность человека к тому или иному народу, лишь бы порядочным он был.

Не то беда, что ты поляк:

Костюшко лях, Мицкевич лях!

Пожалуй, будь себе татарин, —

И тут не вижу я стыда;

Будь жид — и это не беда;

Беда, что ты Видок Фиглярин[54].

«Не то беда…»

Поэт гордился своим предком (по материнской линии) — Ганнибалом, выходцем из Африки, «арапом» Петра Великого:

Решил Фиглярин, сидя дома,

Что черный дед мой Ганнибал

Был куплен за бутылку рома

И в руки шкиперу попал.

Сей шкипер был тот шкипер славный,

Кем наша двинулась земля,

Кто придал мощно бег державный

Рулю родного корабля.

Сей шкипер деду был доступен.

И сходно купленный арап

Возрос усерден, неподкупен,

Царю наперсник, а не раб.

И был отец он Ганнибала,

Пред кем средь чесменских пучин

Громада кораблей вспылала

И пал впервые Наварин…

«Моя родословная»

А. С. Пушкин как мыслитель задумывался о судьбах не только народов своей страны, но и мира. И эту необъятную широту интересов, глубину проникновения его гения во все стороны жизни современного ему мира по достоинству оценил великий польский поэт Адам Мицкевич: «…Никто не заменит Пушкина. Только однажды дается стране воспроизвести человека, который в такой высокой степени соединяет в себе столь различные и, по-видимому, друг друга исключающие качества. Пушкин, коего талант поэтический удивлял читателей, увлекал, изумлял слушателей живостью, тонкостью и ясностью ума своего, был одарен необыкновенной памятью, суждением верным, вкусом утонченным и превосходным. Когда говорил он о политике внешней и отечественной, можно было думать, что слушаешь человека, заматеревшего в государственных делах и пропитанного ежедневным чтением парламентских прений. Он нажил себе много врагов эпиграммами и колкими насмешками. Они мстили ему клеветой. Я довольно близко и довольно долго знал русского поэта; находил я в нем характер слишком впечатлительный, а иногда легкомысленный, но всегда искренний, благородный и способный к сердечным излияниям. Погрешности его казались плодами обстоятельств, среди которых он жил; все, что было в нем хорошего, вытекало из сердца»8.

А сердце поэта беспокойно билось в тревогах за судьбы больших и малых народов, за будущее человечества.

Дружба свободных народов — это мир на Земле, чего страстно желал А. С. Пушкин, предвидя его в грядущем. В заметке по поводу «Проекта вечного мира» аббата Сен-Пьера, относящейся ко времени пребывания в Кишиневе, он писал:

«1. Не может быть, чтобы людям со временем не стала ясна смешная жестокость войны, так же, как им стало ясно рабство, королевская власть и т. п… Они убедятся, что наше предназначение — есть, пить и быть свободными.

2. Так как конституции, — которые являются крупным шагом вперед человеческой мысли, шагом, который не будет единственным, — необходимо стремятся к сокращению численности войск, ибо принцип вооруженной силы прямо противоположен всякой конституционной идее, то возможно, что менее чем через 100 лет не будет уже постоянной армии.

3. Что касается великих страстей и великих воинских талантов, для этого останется гильотина, ибо общество вовсе не склонно любоваться великими замыслами победоносного генерала: у людей довольно других забот, и только ради этого они поставили себя под защиту законов» («О вечном мире»).

На развитие вольнолюбивых взглядов поэта в вопросе о «вечном мире», можно полагать, оказал влияние и наш земляк А. Д. Улыбышев. Академик М. П. Алексеев по этому поводу пишет: «Еще в Петербурге в кругу членов «Зеленой лампы» в конце 1819 года он мог услышать чтение небольшого произведения приятеля своего А. Д. Улыбышева под названием «Сон», эту раннюю декабристскую «утопию», в которой идет речь о будущей России, освобожденной после революционного переворота от гнета феодально-абсолютнейшего режима»9. Это был документ передовой политической мысли в России.

А. С. Пушкин вместе с великим польским поэтом А. Мицкевичем был убежден, что наступит время,

Когда народы, распри позабыв,

В великую семью соединятся.

«Он между нами жил…»

«Будем надеяться, что Пушкин и на этот раз был прав» — так заканчивает свое исследование «Пушкин и проблема „вечного мира“» М. П. Алексеев.

Анализ стихотворения Пушкина Мой друг сочинения и текст



Анализ стихотворения Александра Пушкина «Пора, мой друг, пора!»

Читая стихотворение А.С. Пушкина, написанное им в 1834 году в городе Петербурге, чувствуется тоска поэта по деревне Болдино: по размеренной свободной творческой работе, по садам и полям. «Пора, мой друг…» – начинается череда строк небольшого рифмованного произведения, состоящего из 8 строк.

Прямое обращение адресовано то ли товарищу Пушкина, то ли жене. В любом случае речь первого четверостишия звучит так, будто читающий ее человек обязательно поймет сказанное, прочтет между строк и оценит несколько юмористическое замечание о внезапности людской смерти. Здесь использована разговорная речь.

Второе четверостишие поэзии содержит в противопоставление первому высказыванию личного характера философские отвлеченные размышления. В жизни «счастья нет», – пишет Пушкин. Огорчение его вызвано вынужденным нахождением вне родного уютного обжитого деревенского местечка. Суета, хлопоты, государственные дела вымотали лирическую душу и ее плач по истинной свободе звучит в строчках «Пора, мой друг…».

Образу времени уделено важное внимание. Описана скоротечность времени, огорчение от необходимости тратить драгоценные минуты на дела, не важные для лирического героя. «Покой и воля» – вот мечта поэта. Не бесцельного времяпрепровождения жаждет его душа, а плодотворного творчества и «чистых нег». Автор называет себя жалостливо «усталым рабом», видимо, под гнетом социально-политических институтов создается тягостное переживание собственной подневольности. Тема свободы всегда звучала в поэзии Александра Сергеевича громко и как основополагающая ценность для человека.

Размер стиха – ямб. Эпитет, метафора и олицетворение выступают помощниками в описании внутреннего мира лирического героя.

Предчувствовал ли Пушкин нагаданную цыганкой скорую смерть? Стихотворение не выражает сожаления о возможном уходе в мир иной, наоборот, – смерть видится как избавление, освобождение от жизненных мук, терзавших мятежную душу поэта.

«Замыслил я побег» – признается автор; как дар небес воспринимает он уход от устоявшейся суетности дней. Как мудрый философ и мечтающий лирик пишет Пушкин о смысле жизни и смерти.

Анализ стихотворения Пушкина «Пора, мой друг, пора!»

Существует предание о том, что Александр Пушкин загодя знал о своей гибели на дуэли. Такую смерть нагадала ему цыганка и даже предрекла, что убийцей поэта будет светловолосый молодой человек. Сам Пушкин в это предсказание верил и не верил одновременно. Начнем с того, что поэт никогда не был заядлым дуэлянтом и на оскорбления предпочитал отвечать не пулей, а едкой эпиграммой. Впрочем, поэт не предполагал, что в роковой дуэли 1837 года он будет отстаивать честь своей супруги, поступиться которой он не имел права. Однако все это произойдет несколько позже, а в 1834 году поэт создает стихотворение «Пора, мой друг, пора». очевидный смысл которого становится понятным только после роковой гибели автора этих строк.

Стихотворение состоит из двух четверостиший, которые, на первый взгляд, по смыслу совершенно противоречат друг другу. Обращаясь к самому себе, Пушкин словно бы говорит в первом из них, что дни его сочтены. «Покоя сердце просит», — прислушиваясь к внутренним мироощущениям, отмечает поэт. Но при этом речь идет не о банальном отдыхе и попытках избавиться от повседневной суеты, потому как поэт чувствует, что «каждый час уносит частичку бытия».

Поэт еще полон сил и не хочет думать о смерти. Однако предсказание цыганки не выходит у него из головы, поэтому он философски замечает, что мы «предполагаем жить, и глядь – уже умрем». Однако переход в мир иной пот воспринимает не как трагедию, а как долгожданное освобождение от земных обязательств. И именно об этом Пушкин рассказывает во втором четверостишии, пытаясь донести до читателя простую мысль о том, что «на свете счастья нет». Конечно, поэт несколько лукавит, потому что искренне любит жизнь во всех ее проявлениях. Однако он устал от постоянных унижений и необходимости решать повседневные проблемы, поэтому признается: «Давно, усталый раб, замыслил я побег». Поэт мечтает уединиться в «обитель дальнюю трудов и чистых нег», что можно расценить, как попытку оставить службу и перебраться в Михайловское. Однако у финальной строчки этого стихотворения более глубинный смысл: Пушкин действительно предвидит собственную гибель, однако воспринимает это как дар небес. Подтверждают эту догадку и воспоминания современников поэта, которые были очевидцами жестокого унижения Пушкина, получившего в 1834 году звание камер-юнкера, присуждаемое 17-летним юношам. Поэт готов был в прямом смысле слова умереть от стыда и считал, что это – самый лучший выход из сложившейся ситуации.

©»» .

«Пора, мой друг, пора…» А.Пушкин

«Пора, мой друг, пора» Александр Пушкин

Пора, мой друг, пора! покоя сердца просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
Предполагаем жить, и глядь — как раз — умрем.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.

Анализ стихотворения Пушкина «Пора, мой друг, пора»

Существует предание о том, что Александр Пушкин загодя знал о своей гибели на дуэли. Такую смерть нагадала ему цыганка и даже предрекла, что убийцей поэта будет светловолосый молодой человек. Сам Пушкин в это предсказание верил и не верил одновременно. Начнем с того, что поэт никогда не был заядлым дуэлянтом и на оскорбления предпочитал отвечать не пулей, а едкой эпиграммой. Впрочем, поэт не предполагал, что в роковой дуэли 1837 года он будет отстаивать честь своей супруги, поступиться которой он не имел права. Однако все это произойдет несколько позже, а в 1834 году поэт создает стихотворение «Пора, мой друг, пора», очевидный смысл которого становится понятным только после роковой гибели автора этих строк.

Стихотворение состоит из двух четверостиший, которые, на первый взгляд, по смыслу совершенно противоречат друг другу. Обращаясь к самому себе, Пушкин словно бы говорит в первом из них, что дни его сочтены. «Покоя сердце просит», — прислушиваясь к внутренним мироощущениям, отмечает поэт. Но при этом речь идет не о банальном отдыхе и попытках избавиться от повседневной суеты, потому как поэт чувствует, что «каждый час уносит частичку бытия».

Поэт еще полон сил и не хочет думать о смерти. Однако предсказание цыганки не выходит у него из головы, поэтому он философски замечает, что мы «предполагаем жить, и глядь – уже умрем». Однако переход в мир иной пот воспринимает не как трагедию, а как долгожданное освобождение от земных обязательств. И именно об этом Пушкин рассказывает во втором четверостишии, пытаясь донести до читателя простую мысль о том, что «на свете счастья нет». Конечно, поэт несколько лукавит, потому что искренне любит жизнь во всех ее проявлениях. Однако он устал от постоянных унижений и необходимости решать повседневные проблемы, поэтому признается: «Давно, усталый раб, замыслил я побег». Поэт мечтает уединиться в «обитель дальнюю трудов и чистых нег», что можно расценить, как попытку оставить службу и перебраться в Михайловское. Однако у финальной строчки этого стихотворения более глубинный смысл: Пушкин действительно предвидит собственную гибель, однако воспринимает это как дар небес. Подтверждают эту догадку и воспоминания современников поэта, которые были очевидцами жестокого унижения Пушкина, получившего в 1834 году звание камер-юнкера, присуждаемое 17-летним юношам. Поэт готов был в прямом смысле слова умереть от стыда и считал, что это – самый лучший выход из сложившейся ситуации.

«Пора, мой друг, пора!», анализ стихотворения Пушкина

История создания

Стихотворение «Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит» написано в 1834 году, Пушкину 35 лет. Стихотворение адресовано жене Наталье и связано с неудачной попыткой поэта выйти в отставку и уехать в деревню. Николай I не хотел отпускать от себя поэта, боясь его свободомыслия. Кроме того, Николаю нравилась жена Пушкина. Поэт был произведён в камер-юнкеры (звание, которое получали юноши). Таким образом царь обязал поэта, отчаянно нуждающегося в деньгах, ходить на службу. Пушкин был оскорблён назначением. В январе 1834 г. он писал: «Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам)».

Можно только догадываться, хотела ли жена Пушкина вести уединённую жизнь в деревне, или ей больше нравились балы в Петербурге.

Литературное направление, жанр

Стихотворение написано в реалистический период творчества Пушкина. Произведение не закончено. В рукописи есть план продолжения стихотворения, соответствующий законам реализма. Предполагалась эволюция лирического героя, который с возрастом удаляется со своей подругой в деревню и наслаждается радостями бытия: поля, сад, крестьяне, книги, труды поэтические, семья, любовь, религия – и так до самой смерти.

Стихотворение относится к жанру философской лирики.

Тема, основная мысль и композиция

Анализируя стихотворение, нужно помнить, что произведение не закончено. Вывод о теме, основной мысли и композиции нужно делать исходя из нереализованного замысла Пушкина. Тогда между первой и второй строфами, которые кажутся противопоставленными друг другу, появляется тесная связь.

Первая строфа о быстротечности бытия. В неё Пушкин не вкладывал того трагического смысла, который усматривают некоторые исследователи. Он не говорит о предчувствии своей гибели. Лирический герой рассуждает о том, что в его жизни наступил момент, когда молодость ушла и близится старость, естественно заканчивающаяся смертью. Зрелость и старость лирический герой хочет провести с «другом», подразумевая любимую, жену.

Вторая строфа начинается афоризмом: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Этот афоризм – приобретение зрелости. Человек разочаровывается в счастье, но находит для себя отраду в покое и воле, то есть освобождении. «Усталый раб» жизни нашёл новую цель. И это счастье не от бурных переживаний и событий, а труды и наслаждения вдали от общества, со своей семьёй. Дальше Пушкин предполагал описать эту по-своему счастливую жизнь зрелого, а затем старого человека до самой его смерти.

Тема стихотворения – спокойная и свободная жизнь в деревне. Основная мысль высказана самим Пушкиным. Юность не ищет домашнего уюта, а зрелость ужасается одиночества. Счастлив тот, кто находит подругу и создаёт с ней семью, селится в деревне и наслаждается природой, работой, семьёй, религией до самой смерти. Лирический герой, вступивший в пору зрелости, мечтает о такой жизни.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано шестистопным ямбом. Оно очень ритмично, почти нет пропусков ударения. Рифмовка парная, чередуется пара женской и пара мужской рифмы. Это стихотворение задумано как жизненная программа зрелого поэта, что требует чёткости не только содержания, но и формы.

Тропы и образы

Для создания художественного образа Пушкин использует очень точные метафоры и один из их видов – олицетворение. Все абстрактные понятия выступают у него как деятельные существа: сердце просит покоя. дни летят. каждый час уносит частичку бытия. Этой деятельной жизни абстрактных понятий противопоставлена усталость и даже смерть человека, лирического героя. Он метафорически называет себя усталым рабом. Не рабом жизни, желающим умереть, а рабом рутины, привычек, обязанностей, который как раз собирается жить в полную силу, несмотря на неизбежную смерть.

Отрывок строится на антитезе жизни и смерти, счастья и покоя, воли. Вторая строфа, которая начинает ненаписанный рассказ о жизни в деревне, рисует идиллию с помощью старославянизмов и эпитетов. Пушкин называет деревню дальней обителью трудов и чистых нег. используя перифраз.

Эпитет усталый (раб) выражен прилагательным, обозначающим постоянный во времени признак. Уставший отдыхает и становится бодрым, но усталый раб светской жизни может только убежать от неё.

Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин написал множество стихов на тему дружбы. Несомненно, эта тема играла важнейшую роль в его жизни. Я бы сказала, что это редкий дар, иметь огромное количество друзей и быстро завоёвывать их доверие. Одно из своих блестящих стихотворений Пушкин посвятил близкому другу лицеисту И. Пущину.
Стихотворение написано поэтом 13 декабря 1826 года, то есть накануне первой годовщины восстания декабристов. История создания этого стихотворения такова. В мае 1820 года по личному распоряжению Александра 1 Пушкин был выслан из Петербурга на юг. Причиной этому послужило то, что в это время по всей стране ходят его запретные «вольные» стихи. В Одессе поэт вступил в конфликт с местным губернатором. По его доносу Пушкин был сослан осенью 1824 года в глухое поместье матери – село Михайловское. Пущин первым из друзей Пушкина посетил его в Михайловском. Это было 11 января 1825 года, последний день проведенный вместе. Будучи одним из руководителей декабристского восстания, Пущин предвидел свое будущее и очень хотел повидать Пушкина, проститься с ним. Этой встрече и посвящено стихотворение:
Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.

Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!
«Пущину» — это небольшое лирическое стихотворение, состоящее из двух пятистиший. Жанр — послание, характер — дружеское письмо. Главный герой произведения — сам автор. В первом пятистишии поэт раскрывает свои чувства к другу, которого он очень любил и ценил со дня их первой встречи: «Мой первый друг, мой друг бесценный!». Второе пятистишие содержит пожелания, обращенные к своему товарищу. Эти строки передают сильное переживание Пушкина за судьбу друга и желание поднять его дух хоть чем-то хорошим. В общем, это произведение- это тоска о товарище и предчувствие, что они больше никогда не увидятся. Стихотворение написано ямбом. Во второй части присутствует художественный прием — анафора: «Да голос.… Да озарит…»
Я выбрала тему дружбы в лирике Пушкина, потому что она мне очень близка. Я ценю своих друзей. И надеюсь, когда пройдет много лет, я буду верна своим школьным друзьям так же как и А. С. Пушкин.

11074 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Стихотворения 1823-1836 / Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Слушать стихотворение Пушкина Мой друг

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Мой друг

Друзья и современники А.С.Пушкина. Пущин И.И.


Друзья и современники А.С.Пушкина

Иван Иванович Пущин

(1798–1859)

 

Пущин Иван Иванович. Художник Ф.Берне, 1817 г.

 

      Иван Иванович Пущин – (1798, Москва –1859, имение Марьино, Бронницкий уезд Московской губернии (сейчас Раменский район Московской области), похоронен в Бронницах, около городского собора) – декабрист, коллежский асессор. Товарищ Пушкина по Лицею, ближайший его друг.
      Сразу же после окончания Лицея Пущин вступил в тайное общество. Он являлся одним из основателей «Северного общества», принадлежал к наиболее революционному его крылу.
      В 1823 году Пущин вышел из гвардии, демонстративно оставив блестящую военную карьеру, которая открывалась перед ним, и поступил в надворные судьи петербургской уголовной палаты. В этой скромной должности он энергично боролся против взяточничества и неправосудия.
      14 декабря 1825 года Пущин находился среди восставших, действовал энергично и хладнокровно. На следующий день после восстания лицейский товарищ его А.М.Горчаков предлагал ему устроить побег за границу, но Пущин отказался: он хотел разделить участь товарищей.
      Дружба Пушкина и Пущина началась с первых лицейских дней. Многие лицейские стихи (или строки в стихах) Пушкина посвящены Пущину («К Пущину», «Воспоминание», «Мое завещание», «Пирующие студенты», «В альбом Пущину» и др.).
      Друзья часто виделись и после окончания Лицея, до южной ссылки Пушкина.
      В январе 1825 года Пущин посетил ссыльного Пушкина в Михайловском.

Поэта дом опальный
О Пущин мой, ты первый посетил…

      Эта встреча друзей была последней. Через год, когда Пущин уже был заключен в крепость, поэт вновь вспоминает об этом последнем свидании в стихотворении «Мой первый друг, мой друг бесценный!»
      Умирая, Пушкин вспомнил о далеком друге, говорил, что ему было бы легче, если бы рядом был Пущин.
      Пущин оставил воспоминания о своих встречах с великим поэтом – «Записки о Пушкине».

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!


* При жизни Пушкина это стихотворение не печаталось. Написано 13 декабря 1826, во Пскове.
Стихотворение было переслано Пущину в Сибирь на каторгу вместе с посланием декабристам «Во глубине сибирских руд».
Для первой строфы этого стихотворения Пушкин взял без изменений 5 первых стихов неоконченного послания Пущину, написанного еще в 1825 г.

 
 
 
 

Юрий Лотман. Пушкин и его окружение. Лучший друг Пущин (43:24)

(вернуться в начало страницы)



Друг наш Пушкин… | Музей-панорама «Бородинская битва»

6 июня 2019 года исполняется 220 лет со дня рождения великого русского поэта А.С. Пушкина. Юбилейной дате посвящена виртуальная выставка «Друг наш Пушкин…».

 

О важной роли феномена дружбы в российской культуре первой половины XIX века, об огромном значении этого понятия в поэтике и жизни А.С. Пушкина написано множество научно-популярных работ и специальных исследований. Но о дружбе в то время говорили не только в обыденном или романтическом смысле. Так, император Николай I иронически называл лидеров и активных участников попытки военного переворота зимой 1825 года своими «друзьями 14 декабря». И в обращении вышестоящего лица к нижестоящему слова «друг мой» всегда несли определённый элемент иронии, игры.

Александр Сергеевич Пушкин для властей предержащих был всегда оппозиционером. Как ни старался он убедить всех в том, что ошибки молодости изжил очень быстро, представители государственной власти относились к этому с недоверием. Но, в то же время, они вполне признавали таланты Пушкина и были не прочь поставить их на службу империи. Это противоречие формировало поле очень своеобразных личных контактов, взаимоотношений и восприятий между Пушкиным с одной стороны и монархом и его «слугами» с другой.

Интересна задача: показать личность и творчество А.С. Пушкина через призму восприятия его современниками – наиболее значимыми представителями государственной власти Российской империи 1810-1830 годов. Многие из них обладали большим жизненным опытом и значительным объёмом информации о поэте и его окружении. Разные поколения государственных людей в целом относились к А.С. Пушкину с иронической снисходительностью, но при этом по разному расставляли акценты. В Александровскую эпоху отношение к поэту было более добродушным, приближённые Николая I чаще проявляли строгость.

Во многом, такое отношение было вызвано тем, что роль профессионального литератора для российского дворянского общества той поры была ещё новой и непривычной. Пушкин же считал свою литературную известность достаточной высокой позицией, чтобы вести с властью равноправный и уважительный (с обеих сторон!) диалог. Это противоречие проявлялось в личных контактах. Оно прочитывается в некоторых служебных документах, в переписке, дневниках и мемуарах императоров Александра I и Николая I, сановников высокого ранга, видных военачальников… В совокупности их записи формируют весьма далекий от «хрестоматийного» образ А.С. Пушкина, при этом вполне соответствующий историческим реалиям.

 

Знакомьтесь с музейным собранием и виртуальными выставками на портале «Музейная Москва онлайн».

 

Поэт и царь: история отношений Пушкина и Николая I раскрывается в Год литературы

В объявленный Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным Год литературы Президентская библиотека представляет на портале и в фондах новые поступления раритетных книг, которые достаточно полно раскрывают драматизм отношений поэта Александра Пушкина и императора Николая Первого.   

Известно, что только отсутствие в Петербурге отвело Пушкина от участия в восстании на Сенатской площади вместе со своими друзьями, находившимися в оппозиции к власти. Воцарение императора Николая I (14 декабря 1825 года) и события, сопровождавшие коронацию, застали Пушкина в селе Михайловском, родовом имении его матери, куда он послан был из Одессы в июле 1824 года. Поэт давно уже томился ожиданием свободы и просил разрешения жить в Петербурге: там были его товарищи, в том числе по поэтическому цеху – питательная среда для развития его поэтического дарования. Принципиально важно было, какие отношения сложатся у него с новым монархом.

В речи профессора Е. В. Петухова, произнесённой на торжественном акте Юрьевского университета 12 декабря 1896 года и изданной годом позже, «Об отношениях императора Николая I и А. С. Пушкина» (её электронная копия стала украшением пушкинской коллекции Президентской библиотеки) проделан серьёзный анализ обстоятельств, определяющих доминанту жизни величайшего русского стихотворца: «Эти взаимные отношения, необычайно близкие для лиц столь разделённых между собою общественным положением, исполненные с одной стороны благожелательности и великодушия, а с другой – независимой прямоты, достоинства и душевного благородства, составляют любопытнейшую страницу в истории новейшей нашей литературы».

28 августа 1826 года император подписал резолюцию о немедленной доставке Пушкина в Москву, и поэт тотчас был представлен Николаю I в Чудовом дворце. Есть все основания предполагать, что именно тут было положено начало редчайшим в своём роде отношениям между монархом и его подданным-поэтом. Как известно, оба преклонялись перед личностью Петра Великого как царя-реформатора. В 1831 году Пушкин испросил у Николая дозволения поручить ему официальным образом написание истории Петра I. Государь дал разрешение Пушкину пользоваться материалами из государственных архивов и книгохранилищ, хотя это не мешало ему высказывать тонкие и верные суждения о великом преобразователе России и его исторической роли.

В живом интересе к поэту «…император усматривал нечто родственное рыцарским и благородным наклонностям своей собственной природы, – читаем далее в книге «Об отношениях императора Николая I и А. С. Пушкина». – Вероятно, этой именно прямоте и благородству в отношениях между Государем и Пушкиным с обеих сторон должно приписывать и сравнительную устойчивость в их добрых отношениях, мало пострадавших от клеветы и доносов людей, которым близость поэта к Государю была тяжёлым уколом самолюбия и источником злобной зависти».             

Сближение правителя и поэта было стремительным и вызывало неоднозначные оценки со стороны друзей, недругов и почитателей Пушкина. Пушкин ответил на это стихотворением «К друзьям», посвящённым характеристике его отношений с императором: «Нет, я не льстец, когда царю / Хвалу свободную слагаю; / Я смело чувства выражаю / Языком сердца говорю!» Известно, что это стихотворение, представленное через Бенкендорфа государю, было принято им сочувственно, но вместе с тем выражено было желание, чтобы оно осталось ненапечатанным.

Пушкин и Бенкендорф: «Оба эти человека не любили друг друга, и это вполне понятно, – написано в брошюре Петухова. – Сухой, бессердечный, узко и строго исполнительный (за что и был ценим государем), Бенкендорф с неудовольствием видел в Пушкине великую просветительную силу, сам не сочувствуя ни просвещению вообще, ни литературе в частности. В своих вежливых по внешности письмах к Пушкину он хвалил его поэтический талант только потому, что к Пушкину был внимателен сам Государь, и не упускал случая, где можно, взглянуть на великого поэта свысока – как на человека, занимающегося ненужным и даже вредным делом, каким он считал литературу. «Мне кажется, что ему хотелось бы совсем упразднить русскую литературу, а он считает себя sehr gebildet, говорит о гр. Бенкендорфе А. О. Смирнова, весьма близко стоявшая к тому кругу, который Бенкендорф считал своим. В свою очередь и Пушкин, естественно, не мог любить Бенкендорфа, видя в нём недоброжелателя не только самому себе, но и тому делу, которому поэт всецело принадлежал.

А между тем граф Бенкендорф сумел овладеть доверием Императора и сделаться посредником в официальных сношениях его с Пушкиным. Историку русской литературы приходится много пожалеть об этом посредничестве: будь на месте гр. Бенкендорфа другой человек, с иными взглядами на литературу и просвещение, и более близкий к духовным интересам русского народа, от скольких недоразумений был бы избавлен великий поэт в своих сношениях с верховной властью, как бы много могло выиграть от этого его поэтическое творчество, бывшее в тяжелой зависимости от некоторых внешних обстоятельств!»

По счастью, Бенкендорф был не единственным посредником в отношениях государя с поэтом: доверенным лицом, более расположенным к Пушкину и к литературе, стала одна из образованнейших женщин тогдашнего светского общества – А. О. Смирнова-Россет.

В результате царь разрешил поэту вместо обыкновенной цензуры представлять свои произведения на просмотр лично ему. Пушкин, вернувшись из Москвы в Михайловское, успел с восторгом уведомить Языкова: «Царь освободил меня от цензуры. Он сам – мой цензор. Выгода, конечно, необъятная». Однако через три недели ему пришлось оправдываться перед Бенкендорфом в том, что, будучи в Москве, он читал в рукописи в тесном кругу друзей свою трагедию «Борис Годунов». 

Подобное не слишком располагало к поэтической работе, и можно только удивляться преодолению гениальным творцом всех помех, «живой потребности творчества, вызывавшей Пушкина на новые труды при такой беспримерно неблагоприятной обстановке».

Что же до Николая, то за его вниманием к Пушкину скрывалось не только милостивое отношение к поэту, но и действительный интерес к плодам его поэтической деятельности, на которую Государь смотрел как на гордость и славу России.

Император Николай I, как известно, был настоящим любителем и тонким ценителем литературы и искусства. «Он внимательно читал произведения Пушкина не только как «цензор», – подчеркивает Петухов в издании «Об отношениях императора Николая I и А. С. Пушкина», – но как доброжелательный к автору знаток, нередко делая на полях рукописей заметки и исправления касательно содержания и стиля, с которыми иногда Пушкин совершенно искренно соглашался».

Умирая, поэт попросил Жуковского: «Скажи Государю, что мне жаль умереть; был бы весь Его. Скажи, что я ему желаю долгого, долгого царствования, что я ему желаю счастия в его сыне, счастия в его России».

В Год русской литературы читатели найдут немало интересного в пушкинском собрании Президентской библиотеки, фонд которой на начало 2015 года составляет более 370 тысяч единиц хранения.

Пора, мой друг, пора А.С. Пушкина, текст, анализ, композиция стиха

Меню статьи:

Текст стихотворения

Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем
Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальнюю трудов и чистых нег.

История создания произведения

Александра Пушкина мировая литература считает мастером любовной поэзии. «Пора, мой друг, пора!» – прекрасное философское произведение русского гения. Стих нашел свою аудиторию лишь после смерти автора. В этом – особенность этого лирического образца. Далее мы детально проанализируем историю написания и художественные особенности этого стиха.

Критики придерживаются мнения, что отсутствие прижизненных публикаций стиха означает одно: текст был очень личным, сокровенным. Александру Сергеевичу исполнилось 35 лет. Этот период оказался переломным для поэта. Пушкин хотел получить отставку, переехать в деревенское имение. Император Николай, однако, не отпускал экстравагантного поэта далеко. Государь боялся, что Пушкин будет чрезмерно выражать свою позицию – либеральную, вольнодумную. Но это не единственная причина решения Николая. Императору нравилась жена Александра Сергеевича – Наталья. Кстати, именно жене поэт и посвятил анализируемый нами стих.

Шел 1834-й год. Пушкину присвоили чин камер-юнкера. Это звучало, как оскорбление: обычно камер-юнкерами становились совсем юные мужчины, совсем мальчики. Но Пушкин не мог отказать царю. Николай заставил писателя постоянно появляться на службе. Кроме того, поэт отчаянно нуждался в финансовых средствах. Назначение очень оскорбило гениального автора. Об этом свидетельствует запись, которую Александр Сергеевич сделал в январе того года. Возникает вопрос, чего хотела Наталья. Хотела ли девушка вернуться в деревню? Или, может, светскую красавицу вполне удовлетворяли балы и роскошь столицы?

Легенды о стихе

Литературоведы отмечают, что в пушкинском произведении чувствуется некий судьбоносный прогноз. Поэт будто сам предрекает себе скорую кончину, ведь считает, что жизнь катится к закату. И правда: существует легенда, которая рассказывает, что писатель знал о скорой смерти. Некая цыганка нагадала Александру Сергеевичу кончину на дуэли. Женщина даже описала убийцу – светловолосого молодого мужчину.

Пушкин отнесся к предсказанию легкомысленно. Однако грустные мысли и тревога глубоко засели в душе поэта. Во-первых, Пушкин – не заядлый дуэлянт. Оружие поэта – не пуля, а едкая эпиграмма. Но, во-вторых, писателю трудно было предусмотреть, что биться на дуэли он будет не из-за собственной гордости, а из-за чести жены. Светское общество не зря считало Наталью Гончарову удивительной красавицей. У Александра Сергеевича было множество поводов для ревности. Через три года, в 1837-м, Пушкина не станет. Гибель русского гения прояснит многие смыслы, спрятанные в тайном стихе от 1834-го года.

Жанровые особенности поэзии

1830-е годы ознаменовались интересом Пушкина к реализму. Поэтому этот период творчества русского писателя называется реалистическим. Эта поэзия, между тем, не закончена. Рукописи намекают, что поэт планировал продолжить произведение – тоже в духе реализма. Критики называют стих философской лирикой.

Стих «Зимняя дорога» относится к реализму. Природа, окружающая путешественника, и его чувства передаются реальными образами. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Подобными чертами характеризуются также пушкинские произведения, созданные в период Болдинской осени. В те годы писатель остался один, в изоляции, когда Российскую империю охватила эпидемия холеры. Это случилось накануне заключения брака с Натальей Гончаровой.

Какие планы строил автор касательно продолжения поэзии? Лирический герой должен был пережить эволюцию. Возраст приносит герою зрелость, толкает на переезд в деревенский дом. Герой желает прожить счастливую, спокойную жизнь вместе со своей возлюбленной. Поэт жаждет наслаждаться простыми радостями жизни: полями, садами, трудом крестьян, книгами, поэзий, семьей, любовью, наконец – религией. Финал жизни – мирная смерть в кругу родных людей.

Тематика и идея стиха

При анализе произведения стоит помнить: Пушкин не закончил свое творение. Это объясняет, почему нельзя делать однозначных выводов о теме и идее данной поэзии. Основная мысль прослеживается нечетко, потому что автор не успел реализовать изначальный замысел. Писатель посвящает поэзию прежде всего своей супруге, Наталье Гончаровой. Автор нередко и в других текстах называет свою жену «другом».

Автор пишет о спокойной и свободной жизни в деревенском доме. Какова же ключевая мысль произведения? Об этом не нужно гадать. Писатель сам раскрывает идею своей поэзии. В юности человек не стремится к домашнему уюту.

Но в зрелости одиночество навевает страх. Александр Сергеевич рассуждает о счастье.

Человек обретает счастье тогда, когда находит любимую женщину, создает семью. Спокойный и комфортный деревенский дом, природа, любимая работа, семья, вера – вот ключевые факторы счастливой жизни. Пережив этот опыт, человеку не страшно умирать. Пора зрелости толкает людей именно к такой форме жизни.

Композиция текста

Структурно произведение состоит из двух частей. Однако незавершенность произведения проливает свет на композиционные нюансы пушкинского шедевра. Первая и вторая строфы выглядят так, будто противоречат одна другой. Но это лишь на первый взгляд. Если помнить о том, что перед нами не финальная версия поэзии, между частями стиха появляется прочная связь.

Первая часть

Основная тема первой строфы – быстротечность жизни. Поэт не вкладывает в свои рассуждения трагический смысл. Несмотря на это, критики порой трактуют эту часть произведения в пессимистическом ключе. Писатель не упоминает, что предчувствует свою кончину. Поэт сосредотачивает внимание на периоде зрелости.

Стихотворение Александра Пушкина «Анчар» вошло в историю литературы как одно из самых известных. Горечь размышлений о власти воплотилась в мастерских аллегорических образах. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Молодость уходит, постепенно приближается старость. Линия человеческой судьбы естественным образом венчается смертью. Как лучше провести последнюю часть жизни? Для Пушкина это очевидно: рядом с любимым и родным человеком, «другом».

Вторая часть

Пушкин начинает вторую строфу афоризмом. В мире трудно найти счастье (да и есть ли оно вообще?), но зато можно отыскать покой и волю. Подобное выражение свидетельствует о мудрости, которая приходит к человеку в зрелые годы. Счастье разочаровывает, отрада же ищется в спокойной и свободной жизни. Для Пушкина это означает освобождение. Поэт называет себя «усталым рабом», который вдруг обретает новые цели. Теперь писатель ощущает счастье не в бурных переживаниях, событиях, суете, а в покое. Автор стремится удалиться от общества, уединиться в доме с родными людьми.

Последняя часть произведения отсутствует. Критики предполагают, что писатель собирался добавить размышления о счастливой жизни зрелого человека. Потом Пушкин, вероятно, описал бы старость, а затем – смерть в кругу близких людей.

Художественные особенности стихотворения

Пушкин использует шестистопный ямб, парную рифмовку и чередование рифм. Произведения отличается ритмичностью: писатель почти не пропускает ударения. Александр Сергеевич реализует главный замысел: создать лирическую жизненную программу зрелого человека. Такая идея потребовала от автора придать произведению четкую форму и содержание.

Тропы

Пушкинское творение пестрит точными метафорами и олицетворениями. Поэт подает абстракции в виде деятельных существ:

  • «сердце просит покоя»;
  • «дни летят»;
  • «каждый час уносит частичку бытия» и т. д.

Деятельная жизнь абстракций противопоставляется усталости, человеческой кончине. Самая яркая метафора, которую вводит русский поэт, – «усталый раб». Александр Сергеевич не подразумевает «раба жизни», который ждет смерти. Скорее речь идет о рабстве рутины, в которое попадает человек, покоряясь привычкам, обязанностям. Такая покорность внешним обстоятельствам лишает людей возможности дышать полной грудью, жить полноценной жизнью.

Образы

Центральные образы пушкинского творения формируются с помощью антитезы. Поэт противопоставляет жизнь и смерть, счастье и покой, рабство и свободу. Во второй части поэзии автор уделяет внимание деревенским пейзажам, сельским идиллиям. Яркие, живописные образы сочетаются со старославянизмами и эпитетами. Описание деревни также отличается перифразами.

Ключевой эпитет – «усталый раб» – выражается прилагательным. Этот образ поражает постоянством во времени. Просто уставший человек возвращает себе бодрость после отдыха. Однако ментально усталый от светской жизни человек не может так легко вернуть себе свежесть. Отдых здесь не поможет. Единственный выход – бегство.

Логово русских литературных львов

За комнатой Анны — приятная детская: гнутые стулья, куклы, лошадка-качалка и два детских портрета-тени в обрамлении. В углу кресло-качалка; Достоевский любил читать своим детям.

Опять же, исследование оживляет писателя: вот его логово, его царство, сцена его напряженности. Достоевский скуп и аккуратен, предполагает дисциплину и целеустремленность. На стене литография Мадонны Рафаэля, несколько фотографий.Длинный диван, книжный шкаф со стеклянным фасадом, большой письменный стол из светлого дерева, обтянутый зеленым сукном. «Все должно было быть на своих местах», — написала его дочь. «Малейший беспорядок раздражал бы отца». Достоевский приступил к работе, когда в доме стало тихо, около 11 часов вечера, погрузившись в глубокий внутренний мир своего письма, пока внешний мир не начал просыпаться. Затем он подошел к дивану, завернулся в простыни, одеяла, пальто и заснул. Около полудня он проснулся, заварил чай, купил выпечку и продиктовал Анне ночную работу.

В этой квартире жизнь Достоевского достигла апогея: он бросил азартные игры, расплатился с долгами и был счастлив в браке. Здесь он умер, когда его перо перекатилось под тяжелый книжный шкаф, который он попытался сдвинуть. Его легкие начали кровоточить; через два дня он умер. (Еще одни часы остановили, показывая, когда.)

Задумчивый, навязчивый внутренний мир сочинений Достоевского не проявляется здесь, в квартире, за исключением того, что поношенный диван с высокой спинкой предполагает портал, намекающий на ночное путешествие в более темное царство. область.Это говорит о том, что его ночи были одинокими и тихими, что он спал бессистемно и временно, отвергая упорядоченную домашнюю жизнь ради чего-то более серьезного и опасного.

Семья Владимира Набокова (1899-1977) владела большим и элегантным таунхаусом у Дворцовой площади, а также загородными усадьбами, все из которых автор описал с восхитительной точностью. Этот дом купил дед Набокова; после рождения Владимира надстроили третий этаж и фасад в стиле модерн.Набоков родился здесь, детство провел в деревне, а в 11 лет вернулся в школу. Его отец, либеральный аристократ, продвигал политические реформы; в 1917 году семья бежала в Берлин (где позже был застрелен отец).

Музей новый, в нем мало вещей, он занимает всего один этаж. Но комнаты великолепно пропорциональны, а резные деревянные панели целы, кружатся, сладострастно и напоминают пальмовую дореволюционную эпоху баснословного богатства.На первом этаже находится холл, который когда-то охранял верный домработник, и библиотека, где отец Набокова брал уроки фехтования и проводил собрания, и зеленая гостиная, где еще долго после Рождества царил запах ели и мандаринов. Верхний этаж не является частью музея. На втором этаже — угловая спальня мамы Набокова, где родился писатель. В секретном отделении обшивки были ее драгоценности (не от Фаберже, которого семья считала вульгарным), которые она достала, чтобы развлечь своего маленького сына.Гувернантка и дети жили на третьем этаже.

Все это давно прошло. Дом сейчас пуст; предательский домработник привел Советов к тайнику с драгоценностями. Тем не менее, вот и всякие странности Набокова: семейные фотографии, его пенсне, его доска для игры в скрэббл, устрашающая по своему содержанию — кто станет противопоставить себя этому лингвистическому джаггернауту? Его бабочки подарены Гарвардским музеем сравнительной зоологии, где Набоков изучал лепидоптерологию. Каждый крошечный блестящий образец имеет микроскопическую маркировку и искусно прикреплен, как сокровища.

Друзья Пушкина в лицее. Самые счастливые и беззаботные годы в жизни поэта

Лицейские годы — самый радостный и беззаботный период в жизни великого русского поэта и прозаика XIX века Александра Пушкина. Именно в лицее он раскрыл свой уникальный талант, ведь с 13 лет начал сочинять стихи. Александр Сергеевич никогда не был явным руководителем, это место закреплялось за Ильичевским, но тем не менее юное дарование активно участвовало в культурной жизни города. В учебном заведении поэт всячески зарекомендовал себя, хотя мнение сверстников его мало интересовало.

Друзья Пушкина в лицее могли не только первыми оценить талант будущего классика русской литературы, но и испытать на себе все его насмешки и насмешки. Ближайшие соратники Александра Сергеевича могли назвать только трех человек — Вильгельма Кюхельбекера, Ивана Пущина и Антона Дельвига. В последние годы писатель встречался со многими сверстниками и мальчиками постарше, но большую часть времени в школе он проводил с этими тремя одноклассниками.

Иван Иванович Пущин — лучший друг Пушкина в лицее, вместе с ним он разделял все невзгоды и печали.Александр и Иван договорились о вступительных экзаменах, жили в соседней комнате. Пущин оставался верным и преданным товарищем до самой смерти Пушкина. У мальчиков были совершенно разные характеры, возможно, это было их влечение друг к другу. Александр был слишком вспыльчивым, ранимым, активным, но Иван покорял рассудительностью, спокойствием, скромностью и добродушием.

Друзья Пушкина по лицее были его опорой и опорой. Например, в конце каждого учебного дня Александр Сергеевич через перегородку в комнате рассказывал Пущино о своих проблемах и заботах, но всегда понимал и помогал советом.Они прожили вместе много веселых дней, были участниками и зачинщиками разных замыслов. Лицейские годы поэт всегда вспоминал с теплотой и радостью.

Друзья Пушкина по лицее также разделили его творческие порывы. В своих поэтических устремлениях Александр встретился с Антоном Дельвигом. Этот флегматичный, ленивый и медлительный барон любил писать стихи, но они были больше для себя, чем для публики. Именно Александр Сергеевич заставил молчаливого юношу продемонстрировать всем свое творчество.Пушкин оценил творчество Дельвига, а ему, в свою очередь, выпала честь впервые услышать новые творения юного гения. Именно единство интересов связывало этих двух столь непохожих друг на друга людей. Неоднократно бомбардировалось издевательствами и резкостью друзей поэта Пушкина в лицее. До наших дней сохранились фотографии товарищей великого русского классика. Учебное заведение свело Александра Сергеевича с добродушным и бескорыстным Вильгельмом Кюхельбекером. На этого человека чаще всего нападали поэт, который оттачивал на нем свое остроумие.Однажды глупый, забавный и посредственный «Кюхля», как его называл Александр, не выдержал и вызвал на дуэль, но все закончилось мирно.

Друзья Пушкина в лицее тоже в какой-то мере способствовали развитию творческого потенциала будущей гордости России. Александру Сергеевичу требовалась поддержка, одобрение, восхищение, критика, и в конце концов он получил все это в полной мере.

p >>

Некоторые из моих лучших друзей — Халил Джебран Мухаммад и Бен Остин

Некоторые из моих лучших друзей… — это подкаст, который ведут Халил Джебран Мухаммад и Бен Остен, два лучших друга, которые вместе выросли в южной части Чикаго в 1980-х годах.Сегодня профессор Гарварда и отмеченный наградами журналист, Халил и Бен все еще ходят друг к другу, чтобы рассказать о своем опыте нелепостей и запутанных расстановок в Америке. В книге «Некоторые из моих лучших друзей … с Халилом Джебраном Мухаммедом и Беном Остином» они приглашают слушателей в свои нефильтрованные разговоры о совместном взрослении в глубоко разделенной стране и преодолении этого разрыва, существующего сегодня.

Самый последний эпизод

  • Сезон 110/14/2021

    Книжный клуб Обамы

    Халил и Бен возвращаются к мемуарам Обамы «Становление и Земля обетованная: Том I» о том, как Обама говорил о расе и расизме.

    Подробнее

Времена года

  • Сезон 110/14/2021

    Книжный клуб Обамы

    Халил и Бен возвращаются к мемуарам Обамы «Становление и Земля обетованная: Том I» о том, как Обама говорил о расе и расизме.

    Подробнее
  • Сезон 110/07/2021

    Уроки тенниса

    Бен и Халил совершают путешествие по переулку памяти, чтобы поговорить о том, каково это было расти в южной части Чикаго, где преобладают черные теннисисты.

    Подробнее
  • Сезон 109/30/2021

    Back To School Backlash

    Можете ли вы остановить повторение истории? Это вопрос, над которым Халил и Бен размышляют в начале этого учебного года на фоне консервативных нападок и законодательства по всей стране на преподавание нашей общей истории.

    Подробнее
  • Сезон 109/23/2021

    Еще один Candyman

    , посвященный выпуску новой перезагрузки Candyman, Халил и Бен возвращаются к оригинальному фильму 1992 года и обсуждают его глубокую связь со временем и местом.Затем они погружаются в перезагрузку 2021 года, исследуя, как каждый фильм изображает Чикаго, государственное жилье, джентрификацию и призраков, которые все еще населяют город.

    Подробнее
  • Сезон 109/16/2021

    Бен и Халил посещают тюрьмы

    Накануне 50-й годовщины тюремного восстания в Аттике Халил и Бен обсуждают поездки, которые они совершили по отдельности, чтобы посетить тюрьмы в Европе.

    Подробнее
  • Сезон 109/09/2021

    Interracial Buddy Movie Night

    Халил и Бен размышляют о формирующих фильмах, которые они видели в кинотеатрах, когда росли, в которых белые и черные мужчины изображались как друзья, в основном классика 1980-х годов. 48 Hrs . и Смертельное оружие .

    Подробнее

Сезон 110/14/2021

Книжный клуб Обамы

Халил и Бен возвращаются к мемуарам Обамы «Становление и Земля обетованная: Том I» о том, как Обама говорил о расе и расизме.

Подробнее

Искусство имитирует жизнь, имитирует искусство, часть I — Мэдисон Опера

Памятник Пушкину в Царском Селе, Россия
Пушкин в Евгений Онегин
Пушкин провел большую часть своей взрослой жизни в ссылке или под домашним арестом за свои политические взгляды, которые ставили под сомнение обоснованность и авторитет царского самодержавия в России.Хотя в конце концов поэт сдержал свою полемику по поводу разрешения на публикацию (некоторых) своих произведений, Евгений Онегин во многих отношениях был язвительным комментарием аристократии Российской Империи и ее социальных норм. Как объяснил мне один русский иммигрант за чашкой чая на прошлой неделе: «Истина Пушкина в стихах, в Онегине ».

Поэма целиком рассказана с точки зрения рассказчика, тонко завуалированного raisonneur самого Пушкина.Татьяна и Онегин стихотворения основаны на персонажах из жизни поэта. Говорят, что Онегин создан по образцу друга Пушкина Петра Чаадаева, а Татьяна — по образу подруги Чаадева Дуни Норовой (и Чаадаев, и Норова упоминаются в оригинальном русском стихе). Ленский, молодой поэт-романтик с высокими идеалами, воплощает многие пушкинские представления об истине, честности и чистоте искусства. Несмотря на эти реальные связи, Пушкин относится к своим персонажам с небольшой симпатией: он презирает Онегина за его цинизм, высмеивает Ленского за его

наивность , и оплакивает озабоченность Татьяны вымышленным романом.Пушкин объясняет их поведение неизбежным следствием принуждения к соблюдению социальных условностей, которые Пушкин считал удушающими и разрушительными. Пушкин провел свои первые годы в восстании против границ своей социальной сферы, обильно употребляя выпивку, наркотики и женщин. Тем не менее, он тоже в конце концов пал жертвой ожиданий своего общества. Для Пушкина, как и для Ленского, это оказалось роковым.

Ленский и дуэль

Наталия Гончарова

На именинах Татьяны Ленский и Онегин ссорятся из-за Ольги.Хотя Онегин только дразнит своего друга и не собирается причинять ему вреда, Ленский в гневе вызывает Онегина на дуэль. Через несколько дней после бала мужчины собираются в назначенном месте для дуэлей, Ленский со своим секундантом Зарецким. В сцене дуэли стихотворения Пушкин описывает множественные нарушения общественного этикета. Второй в дуэли имеет две обязанности: обеспечить соблюдение правил дуэли и, во-первых, попытаться предотвратить дуэль. У Зарецкого есть три достойных возможности остановить поединок, не потеряв при этом ни Онегина, ни Ленского; он этого не делает.Социальная условность не позволяет ни Ленскому, ни Онегину отказаться от дуэли по собственному желанию, и в конце концов Онегин убивает своего друга.

Пушкин был хорошо знаком с правилами дуэлей, по которым каждый мог уйти живым. Пушкин провел за свою жизнь 29 дуэлей — в основном как обидчик, а не обиженный — и 20 из них закончились извинениями, а не кровопролитием.


Пушкин и дуэль
Как и Ленский, Пушкин погиб на дуэли из-за любимой женщины.Его жена, Наталия Гончарова, была очень похожа на Ольгу Евгения Онегина : красивая, довольно простодушная девушка, которая любила жить в высшем обществе и не интересовалась поэзией Пушкина. Помимо увеличения долга Пушкина и обременения его счетами своих двух незамужних сестер, Наталия регулярно вызывала его ревность, флиртуя со своими многочисленными поклонниками (включая царя). Пушкин был смущен и опечален поведением своей жены. По слухам, отношения Наталии с Жоржем-Шарлем де Геккереном д’Антесом в конце концов заставили Пушкина действовать.4 ноября 1836 года Пушкин и несколько его друзей получили «свидетельство» о номинации Пушкина «Коадъютором Международного Ордена рогоносцев». Пушкин сразу же обвинил Д’Антеса в оскорблении и вызвал его на дуэль.

И здесь действительно пересекаются искусство и жизнь.

Жорж-Шарль де Геккерен д’Антес

Желание Пушкина драться с Д’Антезом вполне могло быть воспламенено судьбой, которую он написал для Ленского в Евгений Онегин .В стихотворении рассказчик Пушкина предсказывает, что брак Ленского с Ольгой приведет к потраченной впустую жизни, в которой Ленский перестал быть поэтом и вместо этого стал подагрическим помещиком-рогоносцем. Литературная продукция Пушкина значительно снизилась за время его женитьбы, и к моменту роковой дуэли он почти ничего не производил. Он проводил большую часть своего времени, управляя земельными участками своей семьи, в то время как его жена разъезжала по Санкт-Петербургу.

Даже когда Пушкин возмущался перспективой своего стремления к социально респектабельному среднему возрасту, он вполне мог подумать о другой параллели между своей жизнью и Евгением Онегином .В стихотворении Татьяне снится страшный сон, в котором Ленский, пытаясь защитить ее честь, вступает в дуэль с Онегиным. Поэт убит.

Независимо от того, повлияла ли на Пушкина возможность того, что он предсказал способ своей собственной смерти, он не стал настаивать на дуэли. Он дважды откладывал его по просьбе своего оппонента и полностью отказывался от своего протеста, когда Д’Антез сделал предложение одной из сестер Наталии (хотя Пушкин отказался присутствовать на свадьбе и впустить Д’Антеса в свой дом). На этом история могла бы и закончиться, если бы Д’Антез продолжал преследовать Наталию таким вопиющим образом, что Пушкину не оставалось ничего другого, кроме как повторить свой вызов.Как и в случае «Евгений Онегин» , социальная условность определяла поведение Пушкина.

В поэме прошло всего несколько дней между вызовом Ленского Онегину и их дуэлью на рассвете у живописной мельницы. Между первым вызовом Пушкиным д’Антед’Антеса прошло почти два месяца. После того, как Пушкин бросил вызов Д’Антесу, Наталия попыталась дистанцироваться от француза, несмотря на его попытки заманить ее в ловушку, чтобы она оставалась с ним наедине.

После
В стихотворении Ольга выходит замуж за солдата после приемлемого траура.Наталия снова вышла замуж через шесть лет после смерти Пушкина. В обоих случаях ведутся споры о том, любили ли эти женщины своих мужчин. Ученые более века спорили об истинных чувствах Наталии к своему мужу, одна сторона обвиняла ее тщеславие и эгоизм в смерти Пушкина, а другая признавала, что она была тщеславной, но не настолько эгоцентричной, что не могла признать величие Пушкина. Какие бы выводы мы ни сделали из нее, стоит отметить, что Наталия сохранила каждое письмо, которое Пушкин писал ей во время их бурной совместной жизни.


Сообщение навигации

Чем это интересно? — Издание «Пушкин»

Перри Хьюитт (PH) привносит современные методы маркетинга и цифровых продуктов в целевые организации. Ранее она занимала должность директора по развитию в Гарвардском университете, а теперь консультирует такие организации, как Bloomberg Philanthropies и The Rockefeller Foundation.

Перри здесь. В разгар двух ударов COVID-19, связанных с человеческой трагедией и глобальным экономическим кризисом, люди борются за выживание — значения и .Здесь, в Нью-Йорке, задача носит, прежде всего, практический характер: те, кому посчастливилось оставаться дома, выясняют, какие продукты покупать, звонить в Zoom и присматривать за детьми. Те, кого считают необходимыми работниками, от санитарных бригад до кардиологов, перемещаются по переполненным метро и пугают нехваткой СИЗ. Врач недавно указал мне, что она носила одну и ту же маску девять дней как в палатах COVID, так и вне их. При всем этом необходимом акценте на наших основных потребностях, где же уместен поиск смысла и какую роль играет искусство?

Одним из аргументов в пользу влияния искусства является сдерживаемый спрос, о чем свидетельствуют не только такие показатели, как количество загрузок электронных книг (спасибо, NYPL!) И трафик Netflix, но и популярность искусства в социальных сетях, имеющая отношение к нашему текущему состоянию.Пару недель назад друг предупредил меня, что в Интернете разошлось стихотворение Александра Пушкина. Поэма была написана, когда Пушкин находился на карантине в своем родовом имении Большое Болдино во время вспышки холеры в России в девятнадцатом веке. А в 2020 году это стихотворение разлетелось по русскоязычным соцсетям как лесной пожар. Стиль и каденция были узнаваемы Пушкинскими, которые благодаря нации централизованного образования и традиции декламации были знакомы миллионам людей.И очевидно, что красноречивое описание Пушкиным своего пребывания на карантине говорит о сегодняшних проблемах — по крайней мере, о тех, кто имеет достаточно привилегий для #StayHome.

Вот что творилось в переводе Google:

Александр Сергеевич Пушкин, находящийся на карантине по холере в Болдино, обращается к нам сегодня

!!!

***

Простите, жители страны,

В часы душевных мучений

Поздравляю вас из заточения

С праздником Великой Весны!

Все успокоится, все пройдет

Уйдут печали и тревоги

Снова ровные дороги

И сад, как и прежде, зацветет.

В помощь уму,

Смести болезнь силой знания

И дни тяжелых испытаний

Мы выживем одной семьей.

Мы станем чище и мудрее

Не сдаваясь тьме и страху,

Поднимаем друг друга

Мы станем ближе и добрее.

И пусть праздничный стол

Мы снова будем радоваться жизни

Да пошлет Вседержитель в этот день

Частица счастья в каждый дом!

А.С. Пушкин 1827

Чем это интересно?

Поэма не Пушкин.

Сегодня распространение дезинформации в Интернете — обычная и опасная реальность, а не что-то особенно примечательное или интересное. Но для меня выделялись три вещи: идея о том, что стихотворение 200-летней давности понравится многим, и что кто-то приложил усилия, чтобы сделать такую ​​респектабельную подделку, и вопрос о поиске имитационного искусства.

К первому: обнадеживает то, что искусство помогает людям осмыслить их нынешнюю реальность. Конечно, нам нужны «Последний танец» и головоломки, но литературный и исторический контекст могут обеспечить более глубокий уровень комфорта и связи. Популярность потоковых представлений, таких как «Домашний гала-концерт» в Met Opera и пьесы Национального театра, демонстрируют этот сдерживаемый спрос, равно как и социальное распространение псевдопушкина. Мы можем как удовлетворять основные потребности людей, так как коронавирус сохраняется и экономика страдает, а также осознавать силу таких форм искусства, как поэзия, которые «могут побудить наш разум к размышлениям… неожиданными способами.

Во-вторых, умение и усилия, которые потребовались для создания такой высококачественной имитации, просто завораживают: стиль, рифма, размер были достаточно близки, чтобы пройти мимо многих читателей, в том числе выдающегося экономиста и писателя Альфреда Коха, о котором говорят. разместил это на своей странице в Facebook. Для тех, кто обращал пристальное внимание, было несколько поводов для беспокойства — несколько в стихах и один большой на линии дат 1827 года (Пушкин был помещен в карантин в Болдино осенью 1830 года). Было ли это написано как издевательство над стремлением литературного канона сказать нам, что и эта глобальная пандемия пройдет? Или просто как упражнение, чтобы увидеть, как далеко может продвинуться подделка?

Кто написал фальшивое стихотворение о карантине? Некоторые приписывают это казахскому писателю, который опубликовал стих 21 марта.Другие считают, что это работа Марьяна Беленького, украинского еврейского писателя и переводчика, которая сейчас живет в Израиле и несколько лет назад призналась в написании фальшивого стихотворения Маяковского, которое стало популярным.

Наконец, насколько коварны фальшивые стихи? Стихи, ошибочно приписываемые Пушкину, ходили веками: отчасти дань уважения, отчасти хитрость. С одной стороны, сфабрикованные новости в социальных сетях опасны и даже угрожают демократии. Является ли фальшивое искусство подобным нарушением доверия и даже более пагубным во время кризиса? Или это безобидное развлечение — заставлять людей чувствовать себя утешенными и связанными и лишь слегка обманутыми, когда обман раскрывается?

Рассказ о фальшивом Пушкине дал мне долгожданное развлечение в это время «социального дистанцирования».«Я оставлю последнее слово за настоящим Пушкиным. 30 сентября 1830 года Пушкин написал своей невесте Наталье Гончаровой: «Меня уведомили, что отсюда до Москвы создано пять карантинных зон, и мне придется провести в каждой по 14 дней. Подсчитайте и представьте, какое у меня отвратительное настроение! » ( PH )

Плейлист дня:

Нам нравится работа Orchid Music Design. Они составляют плейлисты для пространств и отлично с этим справляются. Вот плейлист с музыкой, которую они программируют в некоторых очень интересных отелях, включая Hotel Saint Cecilia в Остине и El Cosmico в Марфе.( CJN )

Быстрые ссылки:

Спасибо за чтение,

Ноа (NRB) и Колин (CJN) и Перри (PH)

Почему это интересно ? — это ежедневное электронное письмо от Ноа Брайера и Колина Надя (и друзей!) об интересных вещах. Если вам понравилось это издание, перешлите его другу. Если вы читаете его впервые, подумайте о подписке (это бесплатно!).

Друг Грибоедова, мишень эпиграммы Пушкина: Фаддей Булгарин в фонде Президентской библиотеки

5 июля 2019 года исполняется 230 лет со дня рождения Фаддея Булгарина (1789-1859), писателя, критика и успешного издателя.В электронных фондах Президентской библиотеки собраны все семь томов собрания сочинений литератора, его критических статей, журнальных полемик, воспоминаний и писем, характеризующих его, с одной стороны, как преданного друга Грибоедова, а с другой — как преданного друга Грибоедова. постоянная мишень для Пушкина, Вяземского, Баратынского. В истории русской литературы Булгарин остался как предприимчивый организатор нового для России журнала и автор ряда выдающихся произведений.

Будущий возвещатель родился 5 июля 1789 года в Минской губернии в дворянской семье из бедных шляхтичей Речи Посполитой.Свое имя он получил от отца в честь лидера Польского национально-освободительного восстания 1794 года Тадеуша (Фаддея) Костюшко. Бенедикт Булгарин принимал активное участие в восстании и даже каким-то образом убил русского генерала Воронова. Однако прошлое жестокого родителя не помешало Фадди поступить в Санкт-Петербург в Корпус землевладельцев, после чего с 1806 года он служил корнетом в полку Улан. «Мужество не было одной из его добродетелей: часто, когда началась битва, он старался дежурить на конюшне », — откровенно признается один из лучших друзей Булгарина, соиздатель Николай Греч в своих воспоминаниях, опубликованных в журнале« Русская старина »(1871 г.).Vol. 4, книги 7–12, июль — декабрь).

Участвовав в трех войнах и получив тяжелое ранение, Булгарин счел лучшим поселиться в Петербурге и заняться издательской деятельностью, с которой он был частично знаком как автор ряда опубликованных статей и стихов на польском языке. В северной столице он сближается с молодыми российскими либералами, в основном офицерами. В 1821 году Булгарин читает свои «Воспоминания об Испании» в Обществе любителей русской словесности. Ему понравилась военная тематика — позже он написал более пятидесяти батальных сцен; По сути, Булгарина можно было назвать творцом жанра военного рассказа.

Энергичный и предприимчивый молодой человек сумел за короткое время стать очень успешным журналистом и издателем. Он основал журнал «Северный архив», который позже был объединен с журналом Николая Греча «Сын Отечества». Другой его проект — бойкая, умело коммерциализированная газета «Северная пчела» с обилием рекламы — преуспела и более 10 лет не знала своих конкурентов …

Критикуя в своей газете различные литературные произведения, Фаддей Венедиктович часто руководствовался не их художественными достоинствами, а личными отношениями с писателями.Он часто наносил превентивный удар своим потенциальным конкурентам — журналистика стала для него, прежде всего, хорошим источником дохода. Простые, яркие, внятные тексты сделали «Пчелу» одним из самых популярных изданий. В то время как столичные писатели холодно и резко критиковали Булгарина, читатель голосовал за него бумажником.

Узнав, что Пушкин и Дельвиг замышляют издать «Литературную газету», Булгарин публикует фельетон прославленному поэту: «Это прирожденный француз, который служит Баху и Плуту более ревностно, чем муз, которые в его сочинениях ничего не нашли. высокая мысль, сердце холодно и немое, а голова — своего рода безделушка, наполненная взрывными рифмами », — цитирует Н. Булгарина слова Пушкина о Пушкине.Греч в своих воспоминаниях.

В течение нескольких лет враждебность Булгарина продолжалась к Н.А. Полеву, который начал издавать Телеграф одновременно с Северной пчелой.

Грибоедов тоже принадлежал к этой «партии», с которой Булгарин, что удивительно, имел настоящую мужскую дружбу. Его воспоминания о поэте и дипломате, опубликованные в сборнике «Александр Грибоедов: его жизнь и смерть в воспоминаниях современников» (1929), считаются одними из лучших в этом жанре.В Петербурге москвич Грибоедов обычно поселился в скромном доме Булгарина на Выборгской стороне. Издателю удалось заметить в авторе «Горе от ума» самое главное: «Часто он недоволен собой, говоря, как мало он сделал для литературы.

Друзья долго беседовали, обсуждали самые сокровенные темы. Сразу после совместных прогулок Булгарин сел за стол и наскоро записал тему последнего разговора со своим необычным собеседником.Например: «Он находил особое удовольствие в посещении храмов Бога. «Мой дорогой друг, — сказал он мне, — только в храмах Божьих собираются русские люди; думают и молятся по-русски. В Русской Церкви я на Родине, в России. Меня тронула мысль, что такие же молитвы читались при Владимире, Дмитрии Донском, Мономахе, Ярославле, в Киеве, Новом Городе, Москве; что одно и то же пение тронуло их сердца, те же чувства оживили души благочестивых. Мы русские только в церкви, и я хочу быть русскими! »».

… Булгарин начал писать по-польски, сражался в 1812 году на стороне Наполеона, обвинял Пушкина в африканском происхождении, был похоронен в Дерпте, и многие его суждения вызвали бурные споры … Но его активная писательская деятельность, критик и издатель, без сомнения, сыграли значительную роль в развитии российской журналистики и издательского дела.

человек понимают расовую принадлежность России через необычную жизнь черного предка Пушкина — The Calvert Journal

Петр был одним из великих модернизаторов России, полных решимости принести Просвещение своим отсталым подданным.Признавая большие способности Ганнибала к математике и инженерии, Питер дал ему гуманитарное образование и взял молодого человека с собой в поездки на запад. Когда Ганнибал предстал перед судом как экзотическая диковинка, его рост был впечатляющим: он служил шпионом в Париже, где подружился с Вольтером и Монтескье; руководил строительством укреплений от Арктики до Китая; а в 1742 году императрица Елизавета причислила его к дворянскому дворянству. К тому времени, когда он умер, вероятно, в возрасте 85 лет, он пережил восемь царей и цариц.

Несмотря на все это, русские никогда по-настоящему не знали и не могли прийти к согласию относительно того, как на самом деле выглядел Ганнибал. И этот спор о его внешности всегда был спором о том, насколько «африканцем» мог быть великий человек, учитывая его влияние на русскую культуру. Образованные россияне давно предполагали, что Ганнибал был абиссинцем — уроженцем благородной христианской Эфиопии, библейской страны, далекой от темного сердца континента. «В нем не было ничего негритянского», — возражала Александра Смирнова-Россет, подруга Пушкина 1830-х годов.«Он был абиссинцем. У него были правильные черты лица, жестокое, но умное выражение лица ». В других случаях его называли «мавром» — словом, которое несло в себе шекспировский оттенок трагического величия, даже если оно было вдвойне подозрительным с географической точки зрения. Следы этой антиафриканской тревоги сохранились до советских времен. Портрет темнокожего дворянина, хранящийся в квартире Пушкина в Санкт-Петербурге, считался окончательным изображением Ганнибала, пока реставрационные работы не показали, что цвет лица человека был результатом искажения пигмента, и что этот честный «Ганнибал» на самом деле был белым человек по имени Иван Меллер-Закомельский.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.