"Три "Пророка". (Сравнительный анализ стихотворений "Пророк" А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова)

Разделы: Литература


Цели:

1. В процессе коллективной работы, путем сопоставления одноименных стихотворений "Пророк" Пушкина, Лермонтова и Некрасова, выявить, в чем особенность использования христианских мотивов в творчестве Н.А. Некрасова

2. Продолжить развитие умения анализировать, сопоставлять стихотворные тексты, логически мыслить, высказываться на литературную тему, применять ранее полученные знания в новой, незнакомой ситуации проблемного характера.

3. Нравственное и духовное воспитание с привлечением памятников мировой культуры (поэзия, Библия, живопись).

Оборудование: на каждой парте – карточки-информаторы, стихотворения: "Пророк" А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова; репродукция картины И.Н. Крамского "Христос в пустыне".

Оформление доски:

Тема: "Три Пророка"

Сравнительный анализ стихотворений "Пророк" А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова

...Я освятил тебя, пророком
для народа поставил тебя.

Книга пророка Иеремии

Становление Некрасова – "религиозного" поэта прямо связано с его становлением как поэта народного и национального. У Некрасова нет "чистой" религии. У него она скорее обозначение народных или даже национальных черт: подвижничества, самоотвержения, способности к высокому страданию.

Н. Скатов.

Темы покаяния, искупительной жертвы, подвижничества, храма, ведущие в творчестве поэта, – приметы подлинной духовности и, по сути, краеугольные камни христианского православия, евангельского и народного христианства.

Н. Мостовская.

Учитель: Тема религиозности Некрасова – одна из самых неизученных. По мнению Н. Скатова, со стихотворения "Влас" (1855) "круто и глубоко в творчество Некрасова входит религиозность, даже намека на которую нет ни в одном произведении, созданном за все предшествующие многие годы.

Н. Скатов пишет: "Становление Некрасова – "религиозного" поэта прямо связано с его становлением как поэта народного и национального. У Некрасова нет "чистой" религии. У него она скорее обозначение народных или даже национальных черт: подвижничества, самоотвержения, способности к высокому страданию" (обращение к материалам, записанным на доске).
Другой современный исследователь – Н. Мостовская утверждает: "Темы покаяния, искупительной жертвы, подвижничества, храма, ведущие в творчестве поэта, – приметы подлинной духовности и, по сути, краеугольные камни христианского православия, евангельского и народного христианства.
Сложность проблемы состоит в том, что Некрасов не был глубоко верующим человеком, в его творчестве переплетаются революционные идеи и связанные с ними чувства и библейские, евангельские мотивы.

– В каких произведениях Некрасова, рассмотренных нами ранее, присутствуют библейские мотивы?

("Влас", "Похороны", "Зеленый Шум", "Памяти Добролюбова", "Сеятелям", в поэмах "Саша", "Тишина".)

Учитель: Тема нашего урока "Три "Пророка". Сегодня мы должны будем сопоставить стихотворения Пушкина, Лермонтова, Некрасова, имеющие одинаковое название – "Пророк".
Мы должны будем выяснить, что общего у всех трех авторов в представлении о миссии пророка? В чем отличие? В чем особенность использования христианских мотивов в стихотворении "Пророк" Некрасова? Результаты работы будем заносить в таблицу (заполняется на доске по ходу урока).

Критерии сравнения

А. С. Пушкин

М. Ю. Лермонтов

Н. А. Некрасов

1. Кто выступает в качестве пророка? Поэт Поэт Идеальный общественный деятель
2. От чьего лица ведётся повествование? От лица пророка От лица пророка От лица лирического героя
3. Миссия пророка “Глаголом жги сердца людей” Разоблачение “злобы и порока” и поучение в любви и истине. Напомнить людям о Боге делом, своей крестной жертвой
4. Лексический строй Использование церковно-славянизмов, архаизмов, что придает стихотворению торжественность. Использование современной лексики.

Лишено торжественности.

Использование современной лексики. Лишено торжественности

Учитель: Ребята! Давайте вспомним, кто такие пророки?

Учащийся: Пророк – это человек, наделенный сверхъестественным даром – предвидеть и предсказывать события, явления и предостерегать людей от ошибок.

Учитель: Кто выступает в качестве пророка в стихотворениях Пушкина и Лермонтова?

Учащийся: Поэт.

Учитель: Схожи ли сюжеты стихотворений Пушкина и Лермонтова? Что лежит в их основе? (Обращение к карточке-информатору. См. Приложение)

Учащийся: Сюжеты разные. Пушкинский – становление пророка. Лермонтовский – это жизнь поэта, ставшего пророком. В основе пушкинского пророка – книга пророка Исайи, Лермонтов обратился к "Книге пророка Иеремии" и к "Плачу Иеремии". Лермонтов выбрал трагический сюжет: непонимание во взаимоотношениях пророка и тех, кому он хотел служить.

Учитель: Как создают образ поэта-пророка Пушкин и Лермонтов?

Учащийся: Пушкинский пророк преображается духовно, у Лермонтова есть портрет пророка. Его видят со стороны. И этот портрет вызывает сочувствие. Пушкинский пророк торжествен. Лермонтовский суров.

Учитель: Что открылось поэту-пророку в стихотворении Пушкина и Лермонтова?

Учащийся: Гармония мира открылась лирическому герою в стихотворении Пушкина. Он готов к встрече с людьми, готов “глаголом жечь сердца людей”. Лермонтовский пророк увидел "Страницы злобы и порока": он не принят людьми, он изгнан.

Учитель: Кто выполняет миссию пророка в стихотворении Некрасова? Подумайте, почему это стихотворение имеет посвящение, а в некоторых изданиях выступает как заголовок – Н.Г. Чернышевский?

Учащийся: Миссию пророка выполняет идеальный общественный деятель. Времена переменились – "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан" ("Поэт и гражданин").

Учитель: Сам факт отражения в стихотворении мыслей Некрасова о Чернышевском бесспорен. Исследователи творчества Некрасова (В.Е. Чешихин-Ветринский) отмечают обобщенность, типичность образа некрасовского пророка, приложенного к любому человеку 70-х г., соединившему в себе революционный демократический идеал с очарованием нравственной чистоты и красоты.

Учитель: От чьего лица ведется повествование в каждом из стихотворений?

Учащийся: В стихотворениях Пушкина и Лермонтова повествование ведется от лица пророка. У Некрасова – от лица лирического героя.

Учитель: Сколько точек зрения выражено в стихотворении "Пророк" Некрасова? (Обратите внимание на прямую речь, кому она принадлежит? Найдите и прочитайте эти точки зрения.)

Учащийся: Помимо точки зрения самого лирического героя, в "Пророке" Некрасова точно (с помощью прямой речи) передаются точки зрения неизвестного, упрекающего пророка ("Забыл он осторожность! Он будет сам судьбы своей виной!) и пророка ("Жить для себя возможно только в мире, но умереть возможно для других").
Некрасов в своем стихотворении показывает историю пророка не изнутри, а со стороны, предельно (максимально) объективизирует ее.

Учитель: Что общего у всех 3-х пророков в представлении о миссии пророка? В чем отличие (чтобы легче было ответить на этот вопрос, обратите внимание на то, в чем состоит миссия пророка; кем она оценивается). Сравните 3 отрывка: у Пушкина – последняя строфа, у Лермонтова – первые строфы, у Некрасова – последняя строфа.

Учащийся: У всех 3-х авторов пророк – посланник Бога, он не принадлежит себе с того момента, как проявил готовность к встрече со Всевышним. Этим его свободный выбор исчерпывается. Миссия пророка у Пушкина и Лермонтова – именно пророчествовать, "глаголом жечь сердца людей"

Учитель: Сравните последнюю строфу "Пророка" Пушкина и цитату из Евангелия от Марка. Видны явные переклички. Дано ли пророку знать, о чем ему предстоит говорить, почему?

Учащийся: Нет, не дано, т.к. абсолютно его отречение от собственной воли. Неслучайно финальные строки "Пророка" Пушкина – прямая речь, слово Бога, который не раскрывает сути прорицаний своему посланнику, но повелевает. " Восстань... виждь и внемли... Исполнись волею моей... жги", что согласуется с каноническим текстом не Ветхого, а Нового Завета:... "не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите: ибо не вы будете говорить, но Дух Святый” (Мк,13;11).

Учитель: Каков пророк Лермонтова, если оценивать его с точки зрения выражения своей воли? Какова его миссия?

Учащийся: Пророк Лермонтова, самый "своевольный", сам поясняет содержание своих "глаголов" и выносит оценку совершаемому. При этом его миссия двояка, она сводится к исправлению рода людского – разоблачения "злобы и порока" и поучению в любви и истине.

Учитель: Миссия некрасовского пророка? Кто дает оценку судьбы пророка?

Учащийся: В стихотворении Некрасова оценку судьбы пророка выносят люди – "упрекающий" и лирический герой, которому, в буквальном смысле, принадлежит последнее слово. Предназначение пророка на этот раз – "не провозглашать любви и правды чистые ученья" (Лермонтов). Напомнить погруженным в суету и "жизнь для себя" людям о Боге он должен иначе – не словом, а делом, своей крестной жертвой.

Учитель: Обратимся к лексическому строю стихотворений Пушкина и Лермонтова, Некрасова. Найдите в каждой строфе всех стихотворений слова, которые, на Ваш взгляд, соотносятся с темой богоизбранности, предназначения, отречения от своего "я" (т.е. слова, имеющие евангельский колорит).

Учащийся: У Некрасова:

  • 1 строфа – судьба, жертвуя.
  • 2 строфа – нет помыслов мирских, умереть за других (в Евангелии: "за други своя").
  • 3 строфа – судьба.
  • 4 строфа – распяли, час придет – он будет на кресте (о приближении некоего часа в Евангелии постоянно напоминает ученикам Христос), послал бог Гнева и Печали.

Учитель: Только что мы нашли в тексте Некрасова слова, которые могут быть связаны с библейским текстом. Сравните, где ярче стилистически окрашены слова: в стихотворении Некрасова или Пушкина и Лермонтова?

Учащийся: В стихотворении Некрасова они не столь ярко окрашены, как в стихотворениях Пушкина и Лермонтова. Речь о стилизации, намеренном подборе слов высокого стиля идти не может.

Учитель: Исследователи установили, что в "Пророках" и Пушкина, и Лермонтова есть явные и скрытые отсылки к тексту Ветхого и Нового Завета – книгам Исайи, Иеремии, Ионы, Евангелию от Марка, Псалмам, по которым мы можем отожествить Бога, пославшего героев с Богом – Троицей, одна из ипостасей которой – сын Божий, Иисус Христос.

У Некрасова о пославшем пророка сказано: "бог Гнева и Печали".
Когда в повествовании евангелистов Христос предстает гневающимся, печальным, говорит о себе как о боге гнева?

Заранее подготовленный ученик напоминает евангельские эпизоды.

Учитель: В Евангелии мы видим Христа во Гневе, когда он изгоняет торгующихся из храма, обличает фарисеев, упрекает жителей Иерусалима, которым истина о Боге Едином была открыта раньше, чем эллинам и другим племенам.
Во всех случаях гнев Христа относится к случаям хулы на Духа Святого, намеренного искажения истины людьми, которым она была открыта. Печалится Христос, когда чувствует свою оставленность учениками, которые не смогли бодрствовать с Ним и часа, когда "душа его скорбела смертельно", Петром, который трижды отречется от Него, Иудой, который его предает, и даже Всевышним (молитва о чаше, восклицание на кресте: "Зачем меня оставил"). Печалится Христос, видя, как "народ избранный" легко отходит от веры, как те же люди, которые встречали его с пальмовыми ветвями и выстилали коврами Ему путь, через малый срок глумятся над Ним и требуют: "Распни Его!".
Гнев и печаль Христа относятся к сознательной лжи (а не искреннему заблуждению) и отступничеству.

– Найдите в стихотворении Некрасова те строки, которые могли бы вызвать "Гнев и Печаль" Христа (и тем самым соотносятся с этими эпитетами)?

Учащийся: Эта точка зрения "Упрекающего", переданная как дословно, через прямую речь (осуждение пророка, хула на Духа Истины, который, по Библии, сходит на посланников Божьих и говорит их устами), так и косвенно: "Не скажет он, что жизнь его нужна, не скажет он, что гибель бесполезна" (оправдание собственного отступничества).

Учитель: Обратимся к последней строфе стихотворения Некрасова. Первоначально стихотворение было напечатано без нее. В 1877 г. Некрасов дарит И.Н. Крамскому экземпляр "Последних песен", куда входит стихотворение "Пророк", и последняя строфа вписана поэтом от руки; причем последняя, шестнадцатая, строка случайно отрезана при переплете книги, отсюда и разночтения в изданиях.

– Что изменилось в стихотворении с включением последней строфы?
– О ком идет речь в первых двух строчках? С чьей судьбой соотносится судьба пророка? Почему?
– Исполнена ли миссия пророка, удалось ли ему "рабам земли напомнить" о Боге? Есть ли в стихотворении указания на это?

Учащийся: Таким указанием является сама позиция лирического героя, резко отмежевывающегося от "Упрекающего", вступающего с ним в спор. Для лирического героя, который прочитывает судьбу пророка именно под знаком судьбы Христа, это напоминание уже свершилось.

Учитель: Последняя строфа, как и весь текст некрасовского "Пророка", созвучны полотну И.Н. Крамского "Христос в пустыне" (1872). Искусствовед И. Ненарокомова, отмечая несомненную близость произведений Некрасова и Крамского, подчеркивает: можно подумать, что поэт, создавая "Пророка", глядел на "Христа в пустыне". В этом полотне Крамской показал трагедию мыслящего человека своей эпохи. В основу картины положена евангельская повесть о сорокадневном одиночестве Христа в пустыне. С образом Христа на полотне Крамского современники художника связывали представление о высокоодухотворенном человеке, готовом на жертвы во благо народа.
Вспомним уже известное из курса древнерусской литературы: основная проблема, поставленная еще древнерусскими книжниками, – проблема святости, понимаемой как обожение (максимальное развитие в себе черт образа Божия до полного уподобления Ему), – никуда не уходит, остается на протяжении всего пути, проделанного русской классикой. В стихотворении Некрасова "Пророк" мы видим новый поворот темы: святость достигается не трудным воспитанием в себе "внутреннего человека", – нет, если в мире невозможно свято жить, жить не только "для себя", то остается возможным жертвовать собой, "умирать для других". И это тот путь святости, который избирают для себя передовые люди эпохи, путь, по их мнению, единственно приемлемый, напоминающий чем-то времена первомученников христианства.
Перед Некрасовым стояла задача создания "святого" нового типа, жизненного образца, на который смогли бы ориентироваться люди новой формации. При формировании новой поэтической системы Некрасов обратился к уже существующим в русской культуре образам, заговорил на хорошо знакомом его читателям языке.

7.02.2006

urok.1sept.ru

Сравнительный анализ стихотворения «Пророк» Пушкина и Лермонтова.

В 1826 году Пушкин написал стихотворение «Пророк», спустя пятнадцать лет Лермонтов напишет своего «Пророка». Оба стихотворения навеяны поэтическими и страстными образами Книги пророка Исаии из Ветхого Завета, оба написаны, когда поэтам было по 26 лет. Но для Александра Сергеевича - это возраст творческого расцвета и стремления к служению, для Михаила Юрьевича – итог жизненного пути, осознание тяжелой и неблагодарной участи «глаголом жечь сердца людей». Эти тексты - лирические размышления о предназначении поэта, которому дано увидеть и познать то, что недоступно многим другим. Но эту пророческую миссию поэты воспринимали каждый по-своему. Их поэтические монологи тому доказательство.
Пушкин, находясь в изгнании в Михайловском, узнает о казни декабристов и ссылке многих своих друзей на каторгу в Сибирь. Он пишет в душевном порыве стихотворение, в котором аллегорично говорится о мученической участи ради служения людям. И он, как поэт, готов эту участь разделить и жечь сердца словами истины, служа своим творчеством.
«Пророк», насыщенный старославянизмами, стилистически напоминает сакральные тексты библейских сказаний. Стихотворение начинается со встречи лирического героя, томимого духовной жаждой в мрачной бездуховной пустыне, с ангелом, шестикрылым Серафимом – посланником Бога. У древних иудеев понятие «сераф» мифологически связано с летающим змеем, драконом, извергающих пламя в виде молнии. С этой змеиной сущностью и культом огня связано большинство чудес, совершаемых библейскими пророками.
Серафим, явившись к герою на жизненном перепутье, касается легкими перстами зениц и ушей, даруя зоркое, орлиное, вещее зрение и особо чувствительный слух, обостряя восприятие мира настолько, что возможно сразу внять и небесное содрогание, и полет ангелов, и тайны морских глубин. Вырвав грешный и празднословный язык, вкладывает в уста мудрое жало змеи, вместо трепетного сердца в разверстую грудь горящий жертвенный уголь. Приняв мучения и погибнув для бренной жизни, грешный человек, восстав, возрождается иным для духовного служения людям.
После гибели Лермонтова на дуэли, во время обыска в его доме нашли альбом с дарственной надписью князя Одоевского с просьбой вернуть ему альбом, весь исписанный стихами. Последним стихотворением в этом альбоме был «Пророк». Лермонтов, словно подхватывая тему Пушкина, пишет тем же стихотворным размером своеобразное продолжение, начиная с того, на чем пятнадцать лет назад закончил Пушкин свое творение.
Герой Пушкина, получив божественный дар, следует призыву ангела к высокому служению людям. Пушкин не пишет о самих людях, о дурном или хорошем в них, его пророк не судит никого, его предназначение исполнять божественную волю и нести знания.
Герой Лермонтова, уже получивший от Бога всеведение пророка, пытаясь сначала провозглашать учение любви и правды, бежит от людей, в чьих глазах видит злобу и пороки. Ближние не приняли пророка, бросая бешено в него каменья. Поучая детей, даже старцы глумятся над его нищетой. Для них он горд и глуп со своим учением. В этом есть отражение библейских сказаний, многие пророки были отвергнуты и не только камнями биты, но и приняли мученическую смерть.
Путь пушкинского пророка начитается в пустыне, но он должен со своим словом идти к людям, обходя моря и земли. Пророк Лермонтова, презираемый и гонимый, удаляется из мира людей и возвращается в пустыню, где он живет даром божьим, как птица, слившись с природой, и находит там гармонию с внешним миром, но его слова слышны лишь звездам.

www.istmira.com

Сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина «Пророк» и М.Ю. Лермонтова «Пророк»

      Тема поэта и поэзии является классической для русской литературы. Так, два самых ярких представителя золотого века – Пушкин и Лермонтов – также не оставили без внимания эту тему. Но они, естественно, по-разному подошли к решению проблемы о назначении поэтического творчества.

    Тема поэта для Лермонтова была глубоко личной. Вместе с тем, лермонтовские стихотворения о роли поэта и поэзии связаны с предшествующей литературой (декабристская лирика, романтическая).

    В стихотворениях Пушкина акцент сделан на внутренней позиции поэта-пророка, который, хотя и не принят «толпой», не способен изменить голосу собственной совести. Поэт у Пушкина брезгливо отталкивается от толпы, гонит её:

    Подите прочь – какое дело
    Поэту мирному до вас!
     («Поэт и толпа»).

    Внутренняя позиция поэта не подвергается критике или осуждению. Поэт охотно идет на разрыв с толпой и устремляется к союзу с народом в будущем:

    И долго буду тем любезен я народу,
    Что чувства добрые я лирой пробуждал…
    («Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»)

    Лермонтову исторический оптимизм Пушкина уже кажется иллюзией («Дума»). Ему недостаточно одной лишь веры в справедливость внутренней позиции поэта. Ему нужно иметь оправдание в реальности, получить неопровержимую объективную опору. Однако действительность зачастую противоречит идеальным представлениям о высокой миссии поэта.

    У поэтов есть стихотворения с одним и тем же названием – «Пророк», которые являются своеобразными декларациями Пушкина и Лермонтова.

    Стихотворение Александра Сергеевича написано в 1826-м году. Оно рассказывает о перерождении обычного человека в поэта-пророка. Автор указывает на необходимые пророку качества:

    Отверзлись вещие зеницы,
    Как у испуганной орлицы…
    И внял я неба содроганье,
    И горний ангелов полет…
    И жало мудрыя змеи
    В уста замершие мои
    Вложил десницею кровавой…
    И угль пылающий огнем,
    Во грудь отверстую водвинул…

    После мучительных метаморфоз перерожденный человек остается недвижим, потому что, несмотря на то, что он получил замечательные способности, он не имеет цели. Тогда Бога глас воззвал к поэту: «Глаголом жги сердца людей».

    Последнюю строфу можно считать, по мнению Пушкина, назначением поэзии. К тому же поэт в самом начале стихотворения фразой – «Духовной жаждою томим» - отделяет «искателя» от остальных, намекая на невозможность заполнения сердца и духа в условиях жизни среди толпы. Как известно, Пушкин вообще во многих стихах противопоставляет «толпу» и «творца». Поэт уходит от общества: «В пустыне мрачной я влачился…»

    В лермонтовском же стихотворении «Пророк» 1841-го года, являющимся как бы продолжением пушкинского, уже не поэт гонит толпу, а толпа изгоняет пророка. Лермонтовский поэт (получивший, видимо, те же способности, что и у Пушкина) не понят «ближними». Действительно, у Пушкина пророк, получая назидание от Бога, оставляется в покое, мы не знаем его дальнейшей судьбы. Лермонтов же как бы продолжает историю:

    Провозглашать я стал любви
    И правды чистые ученья:
    В меня все ближние мои
    Бросали бешено каменья.

    Поэт расширяет понятие «толпа», которое становится синонимом слова «народ». Это подчеркивает глубину разрыва между пророком и толпой. Пушкинский же поэт, сознательно порывая с толпой, не мыслил разрыва с народом. Неслучаен призыв к нему Бога: «Глаголом жги сердца людей». То есть творчество поэта должно быть посвящено служению людям, должно быть к ним направлено.

    У Лермонтова же этот разрыв стал фактом: «любви и правды чистые ученья» дороги только для поэта, реальное же их значение ничтожно.

    Сознание полной, абсолютной, в отличие от Пушкина, оторванности пророка от людей сообщает стихотворению Лермонтова трагизм, но все же не ведет к отрицанию поэзии как высшего искусства:

    Завет предвечного храня,
    Мне тварь покорна там земная;
    И звезды слушают меня...

    Да, у Лермонтова искусство пока не служит народу, оно не «жжет глаголом», оно лишь для немногих, но исключительность и божественность назначения поэта и поэзии все равно подчеркивается.

reshebnik5-11.ru

«Пророк» А. С. Пушкина и «Пророк» М. Ю. Лермонтова (сравнительный анализ стихотворений двух поэтов). / Блог им. kolich / .svistok.ru

Для того, чтобы сделать верные выводы из сопоставления двух стихотворений и лучше понять их художественное своеобразие нам необходимо обратиться к мировозрению двух поэтов. Пушкин и Лермонтов – современники, но в то же время их мировозренческие установки сложились под влиянием совершенно разных эпох. Пушкин сформировался как поэт на волне патриотического подъема, охватившего страну после победы в Отечественной войне 1812 года. Лермонтов же начал писать в 30-е годы, в период жесткой реакции на правление Александра I. Восстание декабристов на Сенатской площади в 1825 году и его последствия сильно повлияли на становление мировозрения поэта. Поэтому в творчестве Пушкина больше проявляется светлое начало, а Лермонтова - упадническое.
«Пророк» Лермонтова был написан спустя десятилетие после пушкинского и является его логическим продолжением. Вспомним последние строки у Пушкина:
Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.
и начало стихотворения у Лермонтова:
С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Такая логическая связь – это явный намек на преемственность и продолжение мысли Пушкина. Таким образом, мы вполне можем рассматривать эти стихотворения в русле одной темы, но с разными ее трактовками.
Тема данных стихотворений – жизнь поэта в обществе и проблема его взаимоотношений с людьми. Согласно Пушкину и Лермонтову, истинный поэт – это пророк, который наделен Божьим провиденьем. Поэт томится духовной жаждой, он влачится в мрачной пустыне не зная гласа Божьего. Такой поэт не может называться поэтом истинным. Только тогда, когда ему дается всевиденье пророка, он становится истинным поэтом, целителем наших заблудших душ. Задача пророка – исцелять людей от пороков, обращать их к Богу, бичевать их недостатки ибо его устами говорит Всевышний. В пушкинском варианте мы наблюдаем, как обычный человек становится пророком. В один момент он познал все тайны мира:
И внял я неба содраганье,
И горний ангелов полет…
Вместо языка ему было дано «жало мудрыя змеи» (змея является традиционным символом знания и мудрости), а вместо сердца «угль, пылающий огнем», который призван освещать дорогу тем, кто заблудился во тьме. Интересен стиль, выбранный Пушкиным для написания «Пророка». В тексте много архаичной, церковной лексики. Возникает вопрос, зачем автор так поступил? Скорей всего Пушкин хотел создать атмосферу древности и приблизиться к евангельским первоисточникам. Весь ритуал посвящения расписан очень подробно и четко, а церковнославянская лексика добавляет в текст больше выразительности и пафоса лишний раз подчеркивая, что голос поэта – это голос Бога. Пушкинский пророк смело ступает по земле и несет в души людей светлое начало. Именно таким поэтом – пророком видел себя сам автор.
У Лермонтова пророк становится не гением, а страдальцем, который обречен на вечное одиночество и полное непонимание со стороны людей, которым он стал провозглашать любви и правды чистые ученья. Лермонтов переносит пушкинского пророка в современный мир и показывает, что поэту – пророку нет места в этом мире. Удел поэта – одиночество. Пророк Лермонтова возвращается в пустыню, где он прячется от злобных преследований, где в него никто не бросает камни, где все хранит завет предвечного, который в миру был растоптан и забыт. Интересен образ старца у Лермонтова. Согласно концепции мифологического сознания Юнга, старец – это традиционный архетип, означающий мудрость и неземное познание. Мы видим, что даже старец не принимает пророка, он его прогоняет «с улыбкой самолюбивой», что говорит о полном духовном и нравственном обнищании людей, их глухоте и презрению к голосу свыше.
Финал у Лермонтова трагичен. Поэт – пророк вынужден остаться один, не найдя ответа на свои порывы. Дар предвиденья стал его трагедией. Возникает вопрос, если нет места гласу Божьему, то есть ли место самому Богу в наших душах? Согласно мировозрению Лермонтова ответ на этот вопрос неутешителен. Мнение Пушкина во многом отличается, у него поэт стоит выше общества, и он вправе указывать на все его пороки.
Таким образом мы можем сделать вывод, что задача поэта для Пушкина и Лермонтова едина – нести добро и исцелять людей словом, данным свыше. Для Пушкина поэт – это владелец веков, ему доступно все понять и увидеть, а, по мнению Лермонтова, к сожалению, в этом мире места поэту просто нет.

svistok.ru

сравнительный анализ стихов пророк лермонтова и пушкина

У двух великих русских поэтов – Пушкина и Лермонтова – есть стихотворения под названием «Пророк» . Но образ пророка у них разный. Пророк Пушкина – это сильная личность, во рту которого вместо языка «жало мудрыя змеи» , а в груди вместо сердца – «угль, пылающий огнем» . К нему взывает Божий глас и велит, «обходя моря и земли, глаголом жечь сердца людей» . Пророк Лермонтова совершенно иного рода. Это жалкий нищий, его презирают и забрасывают камнями. Он «худ и бледен» , «наг и беден» . Попытаемся понять, кто из библейских пророков мог послужить прообразом пушкинского пророка и кто – лермонтовского. Поэт не рождается пророком, а становится им. Этот путь полон мучительных испытаний и страданий. Пушкин подробно и детально останавливается на том, как происходит перерождение героя в пророка, какой жестокой ценой он приобретает качества, необходимые истинному поэту. Мир вокруг героя преображается, ибо ему дано теперь высшее зрение, высший слух, а главное – дар слова. Отныне для поэта нет тайн ни на земле, ни под водой. Это возвышает его над людьми, но вместе с тем и накладывает огромную ответственность. В минуты творческого вдохновения поэт обретает нечеловеческую обостренность видения мира, он отрешается от своего обычного состояния и внутренним взором может постичь то, что недоступно обыкновенным людям. Если Пушкин основное внимание сосредоточил на том, какими качествами должен обладать поэт-пророк и как они мучительно даются, то лермонтовский герой уже обладает «всеведеньем» , которое дает ему право провозглашать людям «любви и правды чистые ученья» . Он хочет пробудить в них стремление к лучшей жизни, желание избавиться от «злобы и порока» . Но его гуманные искренние слова не вызывают отклика в обществе, погрязшем в грехе и разврате. В своей благородной миссии пророку приходится терпеть насмешки, унижения, жестокость, изгнание. Пророк чувствует себя свободным только в прекрасном мире природы, полном гармонии, но он вновь возвращается к людям, ибо не может отказаться от своего назначения, трудной и благородной миссии. Значит, пророк не покорился судьбе, не отказался в угоду могущественным «старцам» от идеалов любви и справедливости. Таким должен быть истинный поэт, не отступающий перед трудностями и гонениями. «Пророка» как раз с того момента, на котором заканчивает свое стихотворение Пушкин, и показывает, что вышло из попытки пророка следовать божьей воле и выполнить свою миссию: С тех пор как вечный судия Мне дал всеведенье пророка, В очах людей читаю я Страницы злобы и порока. Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья: В меня все ближние мои Бросали бешено каменья. Пророку ничего не остается, как «посыпать главу пеплом» и снова бежать в ту пустыню, из которой извел его Пушкин. Поэтические образы в пушкинском тексте, несомненно, напоминают образы из книги пророка Ишаяу: «шестикрылый серафим» , «грешный язык» , «угль, пылающий огнем» . С большой долей уверенности можно предположить, что «прототипом» пушкинского пророка является именно библейский пророк Исаия. Очевидно, что образ несчастного лермонтовского пророка вполне соответствует образу библейского пророка Иеремии, и можно предположить, что он является «прототипом» лермонтовского героя. Подводя итог изложенному, можно с уверенностью сказать, что Пушкин и Лермонтов являлись поэтами, которые изменили в корне русскую литературу. Пушкин начал это новаторство и пронёс через всю свою жизнь «неугасимый огонь» , который воплощал собой стремление к свободе. Лермонтов подхватил это знамя; за свою короткую жизнь он оставил в сердцах людей неизгладимый след. Бесспорно, Пушкин и Лермонтов были гениями. В этом их величие, поэзия их будет вечной.

touch.otvet.mail.ru

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ А. С. ПУШКИНА И М. Ю. ЛЕРМОНТОВА "ПРОРОК" - Сочинения по литературе

В 1826 году А. С. Пушкин, находясь в ссылке в Михайловском, пишет стихотворение “Пророк”. Чуть позже, отправляясь на аудиенцию к Николаю I, который вызвал А. Пушкина из Михайловского в Петербург, поэт захватывает листок со стихотворением с собой. Почему же Пушкин придал такое важное значение этому стихотворению? После расправы над декабристами Пушкин переживает сильное потрясение и долгое время не пишет стихов. Находясь в ссылке в Михайловском, преследуемый мыслью “о друзьях, братьях, товарищах”, он обдумывает свою новую роль в обществе и свои возможности влияния на ход русской истории через фигуру Николая I. Поэт сознает, что обладает огромной властью над современниками. Образ библейского пророка, поучающего и спасающего свой народ, служит для А. Пушкина примером.
Стихотворение сложилось под непосредственным впечатлением от службы в церкви. Готовность к жертве, выраженная в библейской “Книге Исайи”, служит А. Пушкину примером. В отчаянном письме к Плетневу Пушкин восклицает: “Душа! Я пророк, ей-богу, пророк!”
Вживаясь в образ пророка, А. Пушкин почти текстуально следует за теми главами “Книги Исайи”, где Исайя рассказывает нам, как обыкновенный человек превращается в пророка. Библейская лексика, обилие церковнославянизмов создают высокую торжественность стиля и сообщают пушкинскому стихотворению сакральный смысл. Ведь пророк доносит до людей не свои собственные мысли, а то, что он услышал от Бога.
Подтвердим прямую связь пушкинского и библейского пророка текстуально.
Библия:

И послан бысть по мне един от
Серафимов...
И прикоснулся к устам моим и рече:
се прекоснуся сие устам
твоим, и... беззакония твоя, и
грехи твоя очистит.
В руце своей имаше угль горяшь...
О, окаянный аз, яко.......
И рече: или, и рцы людям
У Пушкина:

Глаголом жги сердца людей! сим...
И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился...
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный И лукавый...
И уголь, пылающий огнем...
Как труп в пустыне я лежал.
Конечно, славянский текст стихов Исайи творчески переосмыслен поэтом, и мы не можем говорить о простом заимствовании. Переложение псалмов и других библейских текстов — устойчивая традиция русской поэзии XVIII— XIX веков. В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин — поэты русского классицизма — вспоминаются нам в связи с этой традицией. И А. Пушкин, сохраняя завораживающе торжественный стиль, свойственный классицистическим переложениям священных текстов, создает величайший философский манифест. По-моему, не столько перелагающий смысл Библии, сколько утверждающий мысль самого Александра Сергеевича Пушкина о жертвенном служении народу мудреца и поэта-пророка. Пушкинское стихотворение разные исследователи прочитывали по-своему. Некоторые ставили его в один ряд со стихотворениями о роли поэта и поэзии (“Поэт”, “Поэту”, “Поэт и толпа”), кое-кто рад был расценить пушкинского “Пророка” как политический демарш. Глубоко верующие люди видят в образе поэта-пророка посредника между Богом и людьми.
Проблему взаимоотношения пророка со всеми людьми, а не только с “мирской властью” решает и М. Ю. Лермонтов в своем стихотворении “Пророк”, являющемся откликом на пушкинское (написано спустя 15 лет, в 1841 г.). Лермонтов начинает с того, чем закончил Пушкин:
С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка...

Лермонтовский пророк уже не посредник между Богом и людьми. У М. Лермонтова пророк — гонимый людьми гений. Главная мысль стихотворения в том, что “нет пророка в отечестве своем”. Отверженный, не понятый людьми “прорицатель”, “дух изгнанья” Демон, гордый Мцыри — это герой Лермонтова-романтика. Отказываясь от смысловой соотнесенности с “Книгой Исайи”, где высшим долгом пророка является донесение до людей гласа Божьего, М. Лермонтов рисует своего пророка как романтического героя-изгнанника. (Хотя некоторые, возможно не осознанные самим М. Лермонтовым заимствования из “Плача” пророка Иеремии недавно отмечены исследователями.)
Духовная “пустыня мрачная” из пушкинского стихотворения приобретает у М. Лермонтова черты некой романтической пустыни, неведомой экзотической земли, освещенной звездами и противопоставленной “шумному граду”.
Таким образом, сопоставив два стихотворения, мы видим их безусловную связь и общие черты: метафоричность, обращение к библейскому образу. Однако по стилю пушкинское стихотворение более философическое, в нем больше церковнославянизмов, оно ближе к традициям классицизма, хотя ни в коей мере не сводится к ним. М.Лермонтов же раскрывает тему пророка, как тему трагического непонимания людьми свободной творческой личности, намеренно отказываясь от архаизмов и используя глубоко проникновенные печальные разговорные интонации, свойственные романтикам.

Рекомендуем посмотреть

sochineniya-na5.ru

Здравствуйте! Помогите пожалуйста сравнить стихотворение "Пророк" Лермонтова и Пушкина. В чём их сходство и различие.

Стихотворение Пушкина сложилось под непосредственным впечатлением от службы в церкви. Готовность к жертве, выраженная в библейской “Книге Исайи”, служит А. Пушкину примером.
Вживаясь в образ пророка, А. Пушкин почти текстуально следует за теми главами “Книги Исайи”, где Исайя рассказывает нам, как обыкновенный человек превращается в пророка. Библейская лексика, обилие церковнославянизмов создают высокую торжественность стиля и сообщают пушкинскому стихотворению сакральный смысл. Ведь пророк доносит до людей не свои собственные мысли, а то, что он услышал от Бога.
НАПРИМЕР, СРАВНИТЕ:
Библия:
И послан бысть по мне един от
Серафимов.. .
И прикоснулся к устам моим и рече:
се прекоснуся сие устам
твоим, и.. . беззакония твоя, и
грехи твоя очистит.
В руце своей имаше угль горяшь.. .
О, окаянный аз, яко... .
И рече: или, и рцы людям. .

Пушкин:
Глаголом жги сердца людей! сим.. .
И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился.. .
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный И лукавый.. .
И уголь, пылающий огнем.. .
Как труп в пустыне я лежал.

славянский текст стихов Исайи творчески переосмыслен поэтом, и нельзя говорить о простом заимствовании. Переложение псалмов и других библейских текстов — устойчивая традиция русской поэзии XVIII— XIX веков. ( В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин ). И А. Пушкин, сохраняя завораживающе торжественный стиль, свойственный классицистическим переложениям священных текстов, создает величайший философский манифест, не столько перелагающий смысл Библии, сколько утверждающий мысль самого Александра Пушкина о жертвенном служении народу мудреца и поэта-пророка.
Проблему взаимоотношения пророка со всеми людьми, а не только с “мирской властью” решает и М. Ю. Лермонтов в своем стихотворении “Пророк”, являющемся откликом на пушкинское (написано спустя 15 лет, в 1841 г.) . Лермонтов начинает с того, чем закончил Пушкин:

С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка.. .

Лермонтовский пророк уже НЕ посредник между Богом и людьми. У М. Лермонтова пророк — гонимый людьми гений. Главная мысль стихотворения в том, что “нет пророка в отечестве своем”. Отверженный, не понятый людьми “прорицатель”, “дух изгнанья” Демон, гордый Мцыри — это герой Лермонтова-романтика. Отказываясь от смысловой соотнесенности с “Книгой Исайи”, где высшим долгом пророка является донесение до людей гласа Божьего, М. Лермонтов рисует своего пророка как романтического героя-изгнанника. Духовная “пустыня мрачная” из пушкинского стихотворения приобретает у М. Лермонтова черты некой романтической пустыни, неведомой экзотической земли, освещенной звездами и противопоставленной “шумному граду”.
Конечно, у этих стих-ий есть общие черты: метафоричность, обращение к библейскому образу. Но по стилю пушкинское стихотворение более философическое, в нем больше церковнославянизмов, оно ближе к традициям классицизма, хотя ни в коей мере не сводится к ним. М. Лермонтов же раскрывает тему пророка, как тему трагического непонимания людьми свободной творческой личности, намеренно отказываясь от архаизмов и используя глубоко проникновенные печальные разговорные интонации, свойственные романтикам.

otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *