Содержание

Автор Книги Над Пропастью Во Ржи

Решение этого кроссворда состоит из 9 букв длиной и начинается с буквы С


Ниже вы найдете правильный ответ на Автор книги Над пропастью во ржи, если вам нужна дополнительная помощь в завершении кроссворда, продолжайте навигацию и воспользуйтесь нашей функцией поиска.

ответ на кроссворд и сканворд

Вторник, 7 Января 2020 Г.


CodyCross На ферме Rруппа 467




другие решения

ты знаешь ответ ?

Девять фактов о книге "Над пропастью во ржи"

27 января 2010 года не стало выдающегося американского писателя Джерома Дэвида Сэлинджера. Наиболее известной его книгой является роман "Над пропастью во ржи” - о школьнике Холдене Колфилде, убежавшем под Рождество из школы. Сегодня мы решили вспомнить несколько интересных фактов об одном из самых популярных произведений в американской литературе ХХ века.

1. Сэлинджер писал свой небольшую по размеру книгу достаточно долго - почти 10 лет. Сам автор называет историю Холдена романом, однако произведение больше похоже на повесть, здесь не так уж много героев и события охватывают небольшой период времени. Кроме того, за время работы над книгой у Сэлинджера вышел ряд рассказов, так или иначе ставших частью "Над пропастью во ржи”.

2. Персонаж Холден Колфилд появляется в рассказах Сэлинджера за несколько лет до выхода "Над пропастью во ржи”. Он выступает главным героем рассказов "Легкий бунт на Мэдиссон-авеню” и "Я сумасшедший”. В 1949 году, за два года до первой публикации книги, Сэлинджер отозвал у журнала The New Yorker свою рукопись, где также фигурировал Колфилд.

3. Сэлинджер наполнил "Над пропастью во ржи" фактами из своей биографии. Так писателя можно узнать в старшем брате Колфилда Д.Б. - писателя, побывавшего на войне. Сам Сэлинджер участвовал в высадке союзников в Нормандии, участвовал в освобождении нескольких концлагерей, а после войны какое-то время лечился в госпитале от нервного срыва.

4. Холден Колфилд часто говорит об уединении. Он все время хочет сбежать, спрятаться, поселиться в глухой деревне, встретить глухонемую девушку и жениться на ней. Сэлинджер также был склонен к затворничеству - уже после выхода в свет книги он начал всерьез задумываться о переезде из Нью-Йорка. В 1955 году 36-летний писатель женится на 19-летней Клэр Дэвис, вскоре они перебрались в Корниш, штат Нью-Гэмпшир.

5. После выхода "Над пропастью во ржи" довольно быстро завоевала популярность среди молодежи, хотя и была ориентирована на более зрелого читателя. Однако за свою депрессивность и довольно частое употребление Сэлинджером ненормативной лексики книга стала самой запрещаемой в школах и библиотеках США в период с 1961 по 1982 годы.

6. Роман Сэлинджера обвиняли в "дурном примере", призывах к бунту, пьянству и разврату, а также к насилию. Последнее обвинение связано с тем, что "Над пропастью во ржи" была найдена по меньшей мере у трех человек, совершивши громкие преступления. Книгой были одержимы Марк Чепмен, убивший в 1980 году Джона Леннона, Джон Хинкли, пытавшийся в 1981 году застрелить президента Рональда Рейгена, и Роберт Джон Бардо, убивший актрису Ребекку Шеффер в 1989 году.

7. "Над пропастью во ржи" породила немало фанфиков - любительских сочинений по мотивам популярных произведений. А в 2009 году шведский писатель Фредрик Колтинг написал роман "60 Years Later: Coming Through the Rye" - своего рода продолжение романа Сэлинджера. Герой романа сбегает из дома престарелых и бродит по Нью-Йорку, вспоминая свою юность. Сэлинджер подал против плагиатора иск - в итоге книгу запретили к публикации в США.

8. Голливуд не мог и не хотел пройти мимо популярного романа. Однако Сэлинджер даже не хотел слышать об адаптации своей книги - он наложил своеобразное вето на экранизацию "Над пропастью во ржи" (впрочем этот запрет коснулся всех произведений писателя).

9. Роман "Над пропастью во ржи" оказал огромное влияние на мировую культуру второй половины XX века. Книга неоднократно включалась в различные списки лучших англоязычных романов, составляемых ведущими мировыми изданиями. Кроме того, "Над пропастью во ржи" часто упоминается в других литературных произведениях (например, "Коллекционер" Джона Фаулза) и кинофильмах ("Теория заговора", режиссер Ричард Доннер).

«Над пропастью во ржи» за 8 минут. Краткое содержание романа Сэлинджера

Семнадцатилетний Холден Колфилд, находящийся в санатории, вспоминает «ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым Рождеством», после чего он «чуть не отдал концы», долго болел, а теперь вот проходит курс лечения и вскоре надеется вернуться домой.

Его воспоминания начинаются с того самого дня, когда он ушёл из Пэнси, закрытой средней школы в Эгерстауне, штат Пенсильвания. Собственно ушёл он не по своей воле — его отчислили за академическую неуспеваемость — из девяти предметов в ту четверть он завалил пять. Положение осложняется тем, что Пэнси — не первая школа, которую оставляет юный герой. До этого он уже бросил Элктон-хилл, поскольку, по его убеждению, «там была одна сплошная липа». Впрочем, ощущение того, что вокруг него «липа» — фальшь, притворство и показуха, — не отпускает Колфилда на протяжении всего романа. И взрослые, и сверстники, с которыми он встречается, вызывают в нем раздражение, но и одному ему оставаться невмоготу.

Продолжение после рекламы:

Последний день в школе изобилует конфликтами. Он возвращается в Пэнси из Нью-Йорка, куда ездил в качестве капитана фехтовальной команды на матч, который не состоялся по его вине — он забыл в вагоне метро спортивное снаряжение. Сосед по комнате Стрэдлейтер просит его написать за него сочинение — описать дом или комнату, но Колфилд, любящий делать все по-своему, повествует о бейсбольной перчатке своего покойного брата Алли, который исписал её стихами и читал их во время матчей. Стрэдлейтер, прочитав текст, обижается на отклонившегося от темы автора, заявляя, что тот подложил ему свинью, но и Колфилд, огорчённый тем, что Стрэдлейтер ходил на свидание с девушкой, которая нравилась и ему самому, не остаётся в долгу.

Дело кончается потасовкой и разбитым носом Колфилда.

Оказавшись в Нью-Йорке, он понимает, что не может явиться домой и сообщить родителям о том, что его исключили. Он садится в такси и едет в отель. По дороге он задаёт свой излюбленный вопрос, который не даёт ему покоя: «Куда деваются утки в Центральном парке, когда пруд замерзает?» Таксист, разумеется, удивлён вопросом и интересуется, не смеётся ли над ним пассажир. Но тот и не думает издеваться, впрочем, вопрос насчёт уток, скорее, проявление растерянности Холдена Колфилда перед сложностью окружающего мира, нежели интерес к зоологии.

Брифли существует благодаря рекламе:

Этот мир и гнетёт его, и притягивает. С людьми ему тяжело, без них — невыносимо. Он пытается развлечься в ночном клубе при гостинице, но ничего хорошего из этого не выходит, да и официант отказывается подать ему спиртное как несовершеннолетнему. Он отправляется в ночной бар в Гринич-Виллидж, где любил бывать его старший брат Д. Б., талантливый писатель, соблазнившийся большими гонорарами сценариста в Голливуде.

По дороге он задаёт вопрос про уток очередному таксисту, снова не получая вразумительного ответа. В баре он встречает знакомую Д. Б. с каким-то моряком. Девица эта вызывает в нем такую неприязнь, что он поскорее покидает бар и отправляется пешком в отель.

Лифтёр отеля интересуется, не желает ли он девочку — пять долларов на время, пятнадцать на ночь. Холден договаривается «на время», но когда девица появляется в его номере, не находит в себе сил расстаться со своей невинностью. Ему хочется поболтать с ней, но она пришла работать, а коль скоро клиент не готов соответствовать, требует с него десять долларов. Тот напоминает, что договор был насчёт пятёрки. Та удаляется и вскоре возвращается с лифтёром. Очередная стычка заканчивается очередным поражением героя.

Продолжение после рекламы:

Наутро он договаривается о встрече с Салли Хейс, покидает негостеприимный отель, сдаёт чемоданы в камеру хранения и начинает жизнь бездомного. В красной охотничьей шапке задом наперёд, купленной в Нью-Йорке в тот злосчастный день, когда он забыл в метро фехтовальное снаряжение, Холден Колфилд слоняется по холодным улицам большого города. Посещение театра с Салли не приносит ему радости. Пьеса кажется дурацкой, публика, восхищающаяся знаменитыми актёрами Лантами, кошмарной. Спутница тоже раздражает его все больше и больше.

Вскоре, как и следовало ожидать, случается ссора. После спектакля Холден и Салли отправляются покататься на коньках, и потом, в баре, герой даёт волю переполнявшим его истерзанную душу чувствам. Объясняясь в нелюбви ко всему, что его окружает: «Я ненавижу... Господи, до чего я все это ненавижу! И не только школу, все ненавижу. Такси ненавижу, автобусы, где кондуктор орёт на тебя, чтобы ты выходил через заднюю площадку, ненавижу знакомиться с ломаками, которые называют Лантов „ангелами“, ненавижу ездить в лифтах, когда просто хочется выйти на улицу, ненавижу мерить костюмы у Брукса...»

Брифли существует благодаря рекламе:

Его порядком раздражает, что Салли не разделяет его негативного отношения к тому, что ему столь немило, а главное, к школе. Когда же он предлагает ей взять машину и уехать недельки на две покататься по новым местам, а она отвечает отказом, рассудительно напоминая, что «мы, в сущности, ещё дети», происходит непоправимое: Холден произносит оскорбительные слова, и Салли удаляется в слезах.

Новая встреча — новые разочарования. Карл Льюс, студент из Принстона, слишком сосредоточен на своей особе, чтобы проявить сочувствие к Холдену, и тот, оставшись один, напивается, звонит Салли, просит у неё прощения, а потом бредёт по холодному Нью-Йорку и в Центральном парке, возле того самого пруда с утками, роняет пластинку, купленную в подарок младшей сестрёнке Фиби.

Вернувшись-таки домой — и к своему облегчению, обнаружив, что родители ушли в гости, — он вручает Фиби лишь осколки. Но она не сердится. Она вообще, несмотря на свои малые годы, отлично понимает состояние брата и догадывается, почему он вернулся домой раньше срока. Именно в разговоре с Фиби Холден выражает свою мечту: «Я себе представляю, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле во ржи. Тысячи малышей, а кругом ни души, ни одного взрослого, кроме меня... И моё дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть».

Впрочем, Холден не готов к встрече с родителями, и, одолжив у сестрёнки деньги, отложенные ею на рождественские подарки, он отправляется к своему прежнему преподавателю мистеру Антолини. Несмотря на поздний час, тот принимает его, устраивает на ночь. Как истинный наставник, он пытается дать ему ряд полезных советов, как строить отношения с окружающим миром, но Холден слишком устал, чтобы воспринимать разумные изречения. Затем вдруг он просыпается среди ночи и обнаруживает у своей кровати учителя, который гладит ему лоб. Заподозрив мистера Антолини в дурных намерениях, Холден покидает его дом и ночует на Центральном вокзале.

Впрочем, он довольно скоро понимает, что неверно истолковал поведение педагога, свалял дурака, и это ещё больше усиливает его тоску.

Размышляя, как жить дальше, Холден принимает решение податься куда-нибудь на Запад и там в соответствии с давней американской традицией постараться начать все сначала. Он посылает Фиби записку, где сообщает о своём намерении уехать, и просит её прийти в условленное место, так как хочет вернуть одолженные у неё деньги. Но сестрёнка появляется с чемоданом и заявляет, что едет на Запад с братом. Вольно или невольно маленькая Фиби разыгрывает перед Холденом его самого — она заявляет, что и в школу больше не пойдёт, и вообще эта жизнь ей надоела. Холдену, напротив, приходится поневоле стать на точку зрения здравого смысла, забыв на время о своём всеотрицании. Он проявляет благоразумие и ответственность и убеждает сестрёнку отказаться от своего намерения, уверяя её, что сам никуда не поедет. Он ведёт Фиби в зоосад, и там она катается на карусели, а он любуется ею.

Над пропастью во ржи

Роман написан от лица шестнадцатилетнего Холдена Колфилда, находящегося на лечении в клинике: он рассказывает об истории, случившейся с ним прошлой зимой и предшествовавшей его болезни. События, о которых он повествует, разворачиваются в предрождественские дни декабря 1949 года. Воспоминания юноши начинаются со дня его отбытия из закрытой школы Пэнси, откуда он был отчислен за неуспеваемость.
Утром Холден связывается со своей подружкой Салли Хейс и приглашает её в театр, на пьесу с Альфредом Лантом и Линн Фонтэнн. После этого он покидает отель, сдаёт багаж в камеру хранения и отправляется завтракать. В ресторане он встречается с двумя монахинями, одна из которых — преподавательница литературы, и обсуждает с ними прочитанные книги, в частности, «Ромео и Джульетту». Позавтракав, он идёт в музыкальный магазин, надеясь купить для младшей сестры пластинку с понравившейся ему песней под названием «Крошка Шерли Бинз», и по дороге слышит, как какой-то маленький мальчик поёт «Если ты ловил кого-то вечером во ржи…» Песенка мальчика немного поднимает ему настроение, он думает о том, не созвониться ли с Джейн Галлахер, о которой он хранит тёплые воспоминания, но откладывает эту идею. Спектакль, на который он идёт с Салли, его разочаровывает. Вслед за спектаклем он идёт с Салли на каток, и после этого его «прорывает»: он импульсивно признаётся Салли в своём отвращении к школе и ко всему, что его окружает. В итоге он оскорбляет Салли, и та, расплакавшись, уходит, несмотря на его запоздалые попытки извиниться. После этого Холден пытается позвонить Джейн, но никто не берёт трубку, и он отправляется в кино. Ближе к вечеру он пересекается со своим знакомым Карлом Льюсом, высокомерным студентом, который считает Холдена слишком инфантильным и в ответ на его излияния советует ему только записаться на приём к психоаналитику. Холден остаётся один, напивается и направляется в Центральный парк проверить, что в действительности происходит с утками зимой, но по дороге разбивает купленную для сестры пластинку. В итоге он всё же решает заехать домой. По стечению обстоятельств, дома никого не оказывается, кроме самой сестры, Фиби; она, однако, вскоре догадывается, что её старшего брата исключили из школы, и очень из-за этого расстраивается. Холден делится с ней своей мечтой, навеянной подслушанной перед спектаклем песенкой (Фиби замечает, что это искажённое стихотворение Роберта Бёрнса):
Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак.
Тут возвращаются домой родители; Холден прячется и, выждав подходящий момент, покидает квартиру, так как не готов к встрече с ними. Он отправляется ночевать к своему преподавателю английского языка, мистеру Антолини, который живёт с женой «в очень шикарной квартире на Саттон-плейс». Мистер Антолини приветливо встречает юношу и обсуждает с ним его проблемы, хотя тот слишком устал, чтобы вдумываться в советы преподавателя. Ночью Холден просыпается от того, что мистер Антолини гладит его по голове и, испугавшись — он решает, что учитель пытается к нему «пристать», — в спешке собирает вещи. В голову ему приходит идея отправиться на Запад и притвориться глухонемым. Он пишет сестре записку с просьбой пересечься с ним перед его отъездом, чтобы он смог отдать ей занятые у неё деньги. Фиби, однако, узнав о планах брата, требует взять её с собой; он упорно не соглашается, но в итоге, увидев, как расстроена девочка, решает отказаться от своей затеи. Чтобы окончательно примириться с сестрёнкой, он ведёт её в Зоопарк Центрального парка. Брат с сестрой обнаруживают, что, несмотря на сезон, в парке работает карусель; видя, что девочка явно хочет прокатиться, Холден уговаривает её сесть на карусель, хотя она считает себя слишком большой для этого и немного стесняется. Роман оканчивается описанием карусели, кружащейся под внезапно хлынувшим ливнем: Холден любуется маленькой сестрёнкой и наконец-то чувствует себя счастливым. В коротком эпилоге Холден подводит итог всей этой истории и немногословно описывает последовавшие за ней события.

Книга Над пропастью во ржи читать онлайн Дж. Д. Сэлинджер

Джером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи


1

     Если вам на самом деле хочется услышать эту историю, вы, наверно, прежде всего захотите узнать, где я родился, как провел свое дурацкое

детство, что делали мои родители до моего рождения, - словом, всю эту давидкопперфилдовскую муть. Но, по правде говоря, мне неохота в этом

копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если б я стал болтать про их личные

дела. Они этого терпеть не могут, особенно отец. Вообще-то они люди славные, я ничего не говорю, но обидчивые до чертиков. Да я и не собираюсь

рассказывать свою автобиографию и всякую такую чушь, просто расскажу ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым рождеством. А потом я

чуть не отдал концы, и меня отправили сюда отдыхать и лечиться. Я и ему - Д.Б. - только про это и рассказывал, а ведь он мне как-никак родной

брат. Он живет в Голливуде. Это не очень далеко отсюда, от этого треклятого санатория, он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. И домой он

меня сам отвезет - может быть, даже в будущем месяце. Купил себе недавно "ягуар". Английская штучка, может делать двести миль в час. Выложил за

нее чуть ли не четыре тысячи. Денег у него теперь куча. Не то что раньше. Раньше, когда он жил дома, он был настоящим писателем. Может, слыхали

- это он написал мировую книжку рассказов "Спрятанная рыбка". Самый лучший рассказ так и назывался - "Спрятанная рыбка", там про одного

мальчишку, который никому не позволял смотреть на свою золотую рыбку, потому что купил ее на собственные деньги. С ума сойти, какой рассказ! А

теперь мой брат в Голливуде, совсем скурвился. Если я что ненавижу, так это кино. Терпеть не могу.
     Лучше всего начну рассказывать с того дня, как я ушел из Пэнси. Пэнси - это закрытая средняя школа в Эгерстауне, штат Пенсильвания.

Наверно, вы про нее слыхали. Рекламу вы, во всяком случае, видели. Ее печатают чуть ли не в тысяче журналов - этакий хлюст, верхом на лошади,

скачет через препятствия. Как будто в Пэнси только и делают, что играют в поло. А я там даже лошади ни разу в глаза не видал. И под этим конным

хлюстом подпись: "С 1888 года в нашей школе выковывают смелых и благородных юношей". Вот уж липа! Никого они там не выковывают, да и в других

школах тоже. И ни одного "благородного и смелого" я не встречал, ну, может, есть там один-два - и обчелся. Да и то они такими были еще до школы.
     Словом, началось это в субботу, когда шел футбольный матч с Сэксон-холлом. Считалось, что для Пэнси этот матч важней всего на свете. Матч

был финальный, и, если бы наша школа проиграла, нам всем полагалось чуть ли не перевешаться с горя. Помню, в тот день, часов около трех, я стоял

черт знает где, на самой горе Томпсона, около дурацкой пушки, которая там торчит, кажется, с самой войны за Независимость. Оттуда видно было все

поле и как обе команды гоняют друг дружку из конца в конец. Трибун я как следует разглядеть не мог, только слышал, как там орут. На нашей

стороне орали во всю глотку - собралась вся школа, кроме меня, - а на их стороне что-то вякали: у приезжей команды народу всегда маловато.
     На футбольных матчах всегда мало девчонок. Только старшеклассникам разрешают их приводить. Гнусная школа, ничего не скажешь. А я люблю

бывать там, где вертятся девчонки, даже если они просто сидят, ни черта не делают, только почесываются, носы вытирают и хихикают. Дочка нашего

директора, старика Термера, часто ходит на матчи, но не такая это девчонка, чтобы по ней с ума сходить.

Скончался автор книги "Над пропастью во ржи" Джером Сэлинджер

На 92-м году жизни скончался известный во всем мире писатель Джером Сэлинджер, автор книги "Над пропастью во ржи". Несколько последних десятилетий Сэлинджер жил очень уединенно, практически в добровольном заточении. Как сообщает BBC, смерть наступила "вследствие естественных причин".

Роман "Над пропастью во ржи" с главным героем - мятежным и мятущимся подростком Холденом Колфилдом - был опубликован в 1951 году, во времена "холодной войны". Сэлинджер писал для взрослых, но основная идея книги - отчуждение, невинность, мечтания - находила отклик у подростков всего мира.

В последний период жизни Сэлинджер стал известен еще тем, что избегал общественность и отказывался от интервью. Отец писателя был еврей, предприниматель, мать - шотландско-ирландских кровей. Вырос Джером Дэвид Сэлинджер в нью-йоркском районе Манхэттен. Успеха он добился еще в 1940-е годы как Скончался автор книги "Над пропастью во ржи" Джером Сэлинджеравтор коротких рассказов, которые печатались в журналах, в том числе New Yorker.

Но знаменитым он стал с выходом "Над пропастью во ржи". Почти сразу после публикации книги Сэлинджер разочаровался в издательском деле. В 1953 году он купил дом в Корнише, где и прожил до конца своих дней.Скончался автор книги "Над пропастью во ржи" Джером Сэлинджер

В российской блогосфере уход известного писателя остался практически незамеченным - Рунет уж слишком занят обсуждением нового устройства Apple. Однако нашлись и те, кто поблагодарил Сэлинджера за его творчество:

Shorty-george : Учитывая, что он опубликовал единственный роман "Над пропастью во ржи", а все остальные публике неизвестны и разрешены к публикации автором лишь после его смерти, это чуть ли не радостная новость. В ожидании публикации люди, не слишком знакомые с его творчеством, могут перечитать его десять рассказов в сборнике "Хорошо ловится рыбка-бананка".

Pyrzik : По сути, автор одной книги, но книги гениальной. Никто, подчеркиваю - никто, кроме Сэлинджера, не смог так понять и прочувствовать мир подростка, с его страстями, горестями, страхами и победами. Он прожил затворником большую часть своей жизни. А недавно судился с эпигоном, написавшим фанфик к "Catcher In the Rye". И с издательством, которое собиралось книгу издавать.

Судился справедливо - потому что жизнь персонажей принадлежит их автору. Он их демиург, он их творец. И покушение на чужой художественный образ, стремление срубить копейку за счёт эксплуатации чужого мышления - худшее из нарушений авторских прав. Суд прошел успешно. Сэлинджер выиграл.

Vanmeetin : Скорбный день. Я всегда восхищался им не только как писателем, но и как человеком, отказавшимся от окололитературной возьни с редакторами, критиками и прочими деятелями. Вместо этого, Джером уединился в своем доме в провинции и не показывался на публике. Более сорока лет (с 1965-го года) Сэлинджер писал что-то, но не издавал, завещав потомству опубликовать его работы после смерти.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Все аннотации к книге "Над пропастью во ржи", 5 книг - Персональная электронная библиотека

  • из всех библиотек

Мультифильтр: off

c 1 по 5 из 5

Один из самых продаваемых романов. Ежегодно в мире продается около 250 тысяч экземпляров “Над пропастью во ржи”, а общий объем продаж перевалил за 65 миллионов экземпляров. Главный герой романа Холден Колфилд во всем англоязычном мире стал иконой подросткового бунта. Созданный для взрослых, роман нашел самый горячий отклик в душах подростков прежде всего из-за темы тоски и отчужденности так гениально описанных в романе и так актуальных для подрастающего поколения. Шестнадцатилетний Холден Колфилд описывает на аутентичном подростковом языке несколько дней из своей жизни, после того, как его выгнали из частной школы за неуспеваемость. Он поселяется в отеле, чтобы отсрочить разговор с родителями и исследует события,которые, в конечном счете, приведут его к нервному срыву...
  • Рейтинг:10
  • Дата:+ 2018
  • Статус:читалa
Книга рассказывает читателю о шестнадцатилетнем парнишке по имени Холден Колфилд. Человек с очень непростым характером, в очень непростом возрасте, он принимает окружающий мир по-своему. Мечты и реальность, ребячество и серьезность — все это сконцентрировано в одном человеке. Читая книгу, вы окунетесь в круговорот событий, обычных будничных событий в жизни мальчика. Но то, как он их встретит, какой выбор сделает, что скажет или подумает, — не оставит вас равнодушными. Интересная история об обычном американском мальчике от известного и талантливого Джерома Сэлинджера...
  • Мнение:да
  • Рейтинг:2
  • Дата:2016
  • Статус:читалa
Писатель-классик, писатель-загадка, на пике своей карьеры объявивший об уходе из литературы и поселившийся в глухой американской провинции вдали от мирских соблазнов. .. Единственный роман Сэлинджера "Над пропастью во ржи" стал переломной вехой в истории мировой литературы. Название романа и имя главного героя Холдена Колфилда сделались кодовыми для многих поколений молодых бунтарей - от битников и хиппи до представителей современных радикальных молодежных движений. Роман представлен в блестящем переводе Риты Райт-Ковалевой, ставшем классикой переводческого искусства...
  • Рейтинг:5
  • Дата:2011
  • Статус:читалa
Семнадцатилетний Холден Колфилд, находящийся в санатории, вспоминает «ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым Рождеством», после чего он «чуть не отдал концы», долго болел, а теперь вот проходит курс лечения и вскоре надеется вернуться домой. ..
  • Дата:2011
  • Статус:читалa
"Над пропастью во ржи" - самая знаменитая повесть Дж.Д.Сэлинджера, принесшая автору грандиозный успех и необычайную популярность как в США, так и во всем мире. Современники приняли эту книгу как откровение. Молодые люди видели в главном герое повести шестнадцатилетнем Холдене Колфилде выразителя своих взглядов и настроений, им импонировали его наивность и жажда правды, противостоящие лицемерию и фальши, царящим в обществе. Откровенная история подростка Холдена Колфилда, рассказанная им самим, и по сей день не оставляет равнодушными сердца юных читателей, вступающих в жизнь...
  • Дата:2010
  • Статус:читалa

Рекомендации в жанре "Американская литература"

Генри Миллер - классик американской литературы XX столетия. Автор трилогии - `Тропик Рака` (1931), `Черная весна` (1938), `Тропик Козерога` (1938), - запрещенной в США за безнравственность. Запрет был снят только в 1961 году. Произведения Генри...
  • Рейтинг:9,5
  • Мнение:да

Информация

Все библиотеки

Рекомендуем

Над пропастью во ржи | Сводка, анализ, прием и факты

Над пропастью во ржи , роман Дж. Д. Сэлинджера, опубликованный в 1951 году. В романе подробно рассказывается о двух днях из жизни 16-летнего Холдена Колфилда после того, как его исключили из подготовительной школы. Сбитый с толку и разочарованный, Холден ищет истину и критикует «фальшивость» взрослого мира. Он оказывается истощенным и эмоционально нестабильным. События связаны постфактум.

обложка Над пропастью во ржи

Репродукция обложки первого издания Дж.Роман Д. Сэлинджера «Над пропастью во ржи » (1951).

Little, Brown and Company / Hachette Book Group USA

Британская викторина

Романы и писатели-викторины

Какова была настоящая профессия Артура Конан Дойля? Кто придумал исторический роман? Примите участие в этой викторине длиной в роман и узнайте, что вы знаете.

Краткое описание участка

Из того, что подразумевается под санаторием, Холден, рассказчик и главный герой, рассказывает историю своих приключений перед предыдущим Рождеством. История начинается с того, что Холден в подготовительной школе Пэнси направляется в дом своего учителя истории Спенсера, чтобы попрощаться. Он показывает читателю, что его исключили за то, что он не успел поучаствовать в большинстве классов. После того, как он навещает Спенсера, он встречает своего соседа по комнате Уорд Стрэдлейтер, который просит Холдена написать для него эссе для урока английского языка, пока тот идет на свидание с давним другом Холдена. Согласившись, Холден пишет о бейсбольной перчатке своего младшего брата Элли, умершего от лейкемии. Когда Стрэдлейтер возвращается, он говорит Холдену, что эссе плохое, и Холден злится, когда Стрэдлейтер отказывается сказать, занимался ли он сексом со своей девушкой. Это заставляет Холдена бежать и уезжать из Пэнси в Нью-Йорк на несколько дней раньше, чем планировалось на рождественские каникулы. По прибытии в Нью-Йорк он не может вернуться домой, поскольку его родители еще не знают, что он был исключен. Вместо этого он снимает комнату в отеле «Эдмонт», где становится свидетелем некоторых сексуально заряженных сцен из окон других комнат.Его одиночество затем заставляет его искать человеческое общение, что он и делает в Lavender Room, ночном клубе отеля. Пообщавшись там с некоторыми женщинами, он идет в другой ночной клуб, только чтобы уйти, увидев бывшую девушку своего старшего брата. Вернувшись в отель, он приглашает проститутку в свой номер только для того, чтобы поговорить с ней. Эта ситуация заканчивается тем, что его бьют кулаком в живот.

На следующее утро Холден звонит Салли Хейс, своей бывшей девушке. Они проводят день вместе, пока Холден не делает грубое замечание, и она уходит в слезах.Затем Холден встречается с бывшим одноклассником Карлом Люсом в баре, но Люси уходит рано, потому что его раздражают незрелые комментарии Холдена. Холден остается и напивается сам. После того, как он уходит, он бродит по Центральному парку, пока холод не загоняет его в квартиру его семьи. Он пробирается внутрь, все еще не готовый встретиться с родителями, и находит свою 10-летнюю сестру Фиби. Она расстраивается, когда слышит, что Холден потерпел неудачу, и обвиняет его в том, что ему что-то не нравится. Именно в это время Холден описывает своей сестре свою фантазию о том, чтобы быть «ловцом во ржи», которая была вдохновлена ​​песней, которую он услышал, поет маленький мальчик: «Если тело поймает тело, идущее через рожь».Фиби говорит ему, что это слова из стихотворения Роберта Бернса: «Если тело встретит тело, проходящее сквозь рожь». (Поэма Бернса, «Иду через рожь», существует в нескольких версиях, но большинство из них передают строки как «Джин тело встречает тело / Комин через рожь»). Вскоре они слышат, как их родители возвращаются домой после вечеринки, и Холден ускользает. Он звонит своему бывшему учителю английского, мистеру Антолини, и тот говорит Холдену, что может остаться в его квартире. Холден засыпает на кушетке Антолини и просыпается от того, что Антолини гладит его по лбу, что Холден интерпретирует как сексуальное продвижение.Он немедленно извиняется и направляется к Центральному вокзалу, где проводит остаток ночи. Проснувшись, он идет в школу Фиби и оставляет ей записку, в которой сообщает, что планирует сбежать, и просит ее встретиться с ним в музее во время обеда. Она приходит с упакованной сумкой и настаивает на том, чтобы пойти с ним. Он говорит ей «нет» и вместо этого отводит ее в зоопарк, где смотрит, как она едет на карусели под проливным дождем. На этом воспоминание заканчивается. Роман завершается тем, что Холден объясняет, что он «заболел», но, как ожидается, осенью пойдет в новую школу.

Устный перевод

«Над пропастью во ржи» считает потерю невиновности своей главной заботой. Холден хочет быть «ловцом во ржи» - кем-то, кто спасает детей от падения со скалы, что можно понимать как метафору вступления во взрослую жизнь. Когда Холден наблюдает за Фиби на карусели и ведет себя по-детски, он настолько переполнен счастьем, что, по его словам, «чуть ли не плачет». Отведя ее в зоопарк, он позволяет ей поддерживать детское состояние, таким образом, будучи успешным «ловцом ржи».Однако за это время, наблюдая за ней и другими детьми на карусели, он также пришел к пониманию того, что не может спасти всех: «Если они хотят схватить золотое кольцо, вы должны позволить им это сделать, а не скажи что-нибудь. Если они упадут, они упадут ».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас Имя

Холдена также имеет значение: Холден можно прочитать как «держись», а Колфилд можно разделить на caul и поле . Желание Холдена состоит в том, чтобы «держаться» за защитную оболочку (оболочку), которая закрывает поле невинности (то же самое поле, которое он хочет удержать от ухода детей). Холден отчаянно хочет оставаться верным и невиновным в мире, полном, как он выражается, «фальшивок». Сэлинджер однажды признался в интервью, что роман был полуавтобиографическим.

Публикация и прием

Семья Колфилдов была тем, кого Сэлинджер уже исследовал в ряде рассказов, опубликованных в разных журналах.Холден появлялся в некоторых из этих историй, даже рассказывая одну, но он не был в них так богат, как в «Над пропастью во ржи ». Роман, в отличие от других рассказов семьи Колфилдов, испытывал трудности с публикацией. Первоначально запрошенная Harcourt, Brace and Company, рукопись была отклонена после того, как глава торгового подразделения спросил, должен ли Холден быть сумасшедшим. Именно тогда агент Сэлинджера, Дороти Олдинг, обратилась в компанию Little, Brown and Company, которая опубликовала роман в 1951 году. После того, как Литтл, Браун купил рукопись, Сэлинджер показал ее The New Yorker , предполагая, что журнал, опубликовавший несколько его рассказов, захочет напечатать отрывки из романа. The New Yorker , однако, отвергла его, поскольку редакторы сочли, что дети Колфилдов слишком рано развились, чтобы быть правдоподобными, а стиль письма Сэлинджера эксгибиционистским.

Поначалу прием у «Над пропастью во ржи» был прохладным. Многие критики были впечатлены Холденом как персонажем и, в частности, его стилем повествования.Сэлинджер смог создать персонажа, чье родство было связано с его ненадежностью, что нашло отклик у многих читателей. Другие, однако, считали роман любительским и излишне грубым.

Наследие

После публикации «Над пропастью во ржи » Сэлинджер стал отшельником. Когда его спросили о правах адаптировать его для Бродвея или Голливуда, он категорически отказался. Несмотря на то, что Холден никогда не появлялся в какой-либо форме после романа Сэлинджера, персонаж оказал долгосрочное влияние, достигнув миллионов читателей, в том числе двух особо известных. В 1980 году Марк Дэвид Чепмен настолько отождествился с Холденом, что убедился, что убийство Джона Леннона превратит его в главного героя романа. «Над пропастью во ржи» также был связан с покушением Джона У. Хинкли-младшего на президента США. Рональд Рейган в 1981 году. Роман оставался влиятельным в 21 веке; действительно, многие американские средние школы включили его в свои учебные программы. Роман неоднократно попадал под запрет из-за грубого языка и сексуального содержания.

Кейт Лонес Редакторы Британской энциклопедии

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Роман: Ученичество

    «Над пропастью во ржи» Сэлинджера (1951), в которой рассказывается о попытках американского подростка примириться со взрослым миром в серии коротких встреч, закончившихся его неудачей и последующим психическим заболеванием.

  • Дж. Д. Сэлинджер

    … Хэмпшир), американский писатель, чей роман Над пропастью во ржи (1951) получил признание критиков и преданных поклонников, особенно среди поколения студентов колледжей после Второй мировой войны.Его корпус опубликованных работ также состоит из рассказов, напечатанных в журналах, включая The Saturday Evening Post, Esquire и…

  • bildungsroman

    … Свадьба (1946) Карсона Маккаллера, «Над пропастью во ржи» (1951) Дж. Д. Сэлинджера, «Убить пересмешника» (1960) Харпера Ли, «Апельсины - не единственный фрукт» (1985) Джанет Уинтерсон и «Черный лебедь» ( 2006) Дэвида Митчелла.

Странная жизнь «Над пропастью во ржи» автор Дж. Сэлинджер | The Independent

I

Если бы он был еще жив, Дж. Д. Сэлинджер, самый известный в мире литературный отшельник, наверняка отвернулся бы от любой шумихи вокруг его столетнего юбилея в 2019 году. Корниш, Нью-Гэмпшир, вскоре после публикации его бестселлера 1951 года «Над пропастью во ржи » 1951 года.В течение следующих лет он произносил мольбы: «Почему моя жизнь не может быть моей собственной?». Он также горько жаловался близким друзьям на «проклятых людей», которые присылали ему приглашения на светские мероприятия.

«Мой отец ненавидел дни рождения, праздники и почти все запланированные или культурные торжества, и он определенно ненавидел это столетие», - Мэтт Сэлинджер, 58-летний актер, появившийся в Месть ботаников и Капитан Америка , недавно сообщил агентству Associated Press .Он комментировал это после объявления о том, что Нью-Йоркская публичная библиотека откроет в октябре крупную выставку, на которой будут представлены «рукописи, письма, книги и артефакты из архива Сэлинджера». Little, Brown Book Group также организует мероприятия по всей Америке в следующем году, чтобы отметить годовщину со дня рождения автора 1 января 1919 года.

Когда Сэлинджер умер 27 января 2010 года в возрасте 91 года, его почти во всех описывали как «отшельника». отчет. Хотя он провел большую часть своей сознательной жизни, пытаясь избегать интервью, этот термин не является точным описанием известного автора.Джером Дэвид Сэлинджер, которого звали Джерри, подыгрывал образу одиночки. Он, возможно, описал себя другу как «вечный грустный мешок», но в юности он был активным светским человеком (часто посещал блестящий Stork Club в Нью-Йорке) и даже подумывал стать актером.

Рекомендовано

В 1941 году, после окончания курса творческого письма в Колумбийском университете, он три недели работал директором по развлечениям на круизном лайнере MS Kungsholm .В этой роли Сэлинджер отвечал за то, чтобы 1500 пассажиров, плывущих по Вест-Индии, развлекались. Он организовывал игры в настольный теннис и танцевал с незнакомыми девушками, которые были на борту. Его карьера в шоу-бизнесе завершилась в том же году, когда правительство США реквизировало Kungsholm для использования в военных целях. Когда Бетти Эппс, репортер The Baton Rouge Advocate , спросила его, каким он был веселым артистом на корабле, Сэлинджер уклонился от ответа.

Весной 1942 года Сэлинджера призвали в армию США. Вторая мировая война стала определяющим событием, и ужасы, свидетелем которых он стал, оставили его душевные шрамы на всю жизнь. «Я многое пережил», - сказал он, хотя никогда публично не рассказывал о том, что видел в концлагере. Сэлинджер служил пехотинцем и служил в контрразведке и участвовал в штурме пляжа Юта в рамках высадки десанта. Он присутствовал во время жестокой и кровавой битвы при Хюртгенском лесу в конце 1944 года.«Вы никогда не сможете полностью избавиться от запаха горящей плоти, независимо от того, как долго вы живете», - сказал он своей дочери Маргарет.

По словам Кеннета Славенски, одного из биографов Сэлинджера, травмированный молодой солдат был отправлен в госпиталь в конце войны из-за того, что сейчас, вероятно, будет диагностировано как посттравматическое стрессовое расстройство. Во время лечения он встретил наполовину немку, наполовину француженку по имени Сильвия Велтер, и через несколько недель они поженились. Союз продлился всего восемь месяцев и внезапно распался, когда он узнал, что она была осведомителем гестапо во время войны.Он аннулировал брак и прекратил все контакты.

В те армейские дни Сэлинджер работал над написанием рассказов, и его решимость стать писателем укрепилась после встречи с Эрнестом Хемингуэем, который был в Европе и писал о войне. Вернувшись в Америку, Сэлинджер продолжил работу над своим романом о персонаже по имени Холден Колфилд. Персонаж впервые появился в рассказе «Я сумасшедший», который был опубликован в журнале Collier’s в 1945 году. «Над пропастью во ржи» был впервые опубликован 16 июля 1951 года, и с тех пор было продано более 70 миллионов экземпляров.

40 книг для чтения в режиме самоизоляции

Показать все 40

1/4040 книг для чтения в режиме самоизоляции

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Гордость и предубеждение, Джейн Остин

Это общепризнанный факт, что каждый список великих книг должен включать в себя «Гордость и предубеждение». Не дайте себя обмануть шляпками и шарами: под сладкой поверхностью скрывается терпкое разоблачение брачного рынка в грузинской Англии. Каждой удачливой Элизабет, укрощающей надменного красавца мистераДарси и учится познавать себя в процессе, есть Шарлотта, смирившаяся с жизнью с глупым шутом из-за отсутствия красивого лица.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

Тайный дневник Адриана Моула, 13 лет, Сью Таунсенд

Прочтите эту, когда вы достаточно дряхлеете и, скорее всего, умрете со смеху. Никто так блестяще, как Сьюзен Таунсенд, не высмеивал эгоцентризм, манию величия и сексуальное разочарование подросткового возраста, и никто никогда не будет.Помимо величественно-величественной поэзии и прыщей, есть еще острая сатира на тэтчеристскую Британию.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Уловка 22, Джозеф Хеллер

Не часто идиома, придуманная в романе, становится модной, но Джозефу Хеллеру это удалось с его сумасшедшим, жестоким и веселым tour de force. Война - это абсолютный тупик для логики, и этот роман исследует все ее абсурды, следуя примеру американского пилота-бомбардира капитана Джона Йоссариана. Хотя Хеллер опирался на собственный опыт пилота во время Второй мировой войны, именно маккартизм пятидесятых годов вызвал блистательный гнев книги.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Тесс из д'Эрбервилей, Томас Харди

За 125 лет до #metoo Томас Харди в этом мелодраматическом, но чрезвычайно трогательном романе продемонстрировал сексуальное лицемерие викторианской эпохи. Тесс - наивная девушка из бедной семьи, которую изнасиловал богатый землевладелец. После смерти ребенка она пытается построить новую жизнь, но «позор» ее прошлого отбрасывает длинную тень. Прочтите это, если хотите понять гнилую культуру, лежащую в основе обвинения жертв.

40 книг, которые нужно прочесть в условиях самоизоляции

Вещи разваливаются, Чинуа Ачебе

Роман Ачебе, классическое разоблачение колониализма, исследует, что происходит с нигерийской деревней, когда приезжают европейские миссионеры. Главный герой, похожий на воина Оконкво, олицетворяет традиционные ценности, которые в конечном итоге обречены. К тому времени, когда Ачебе родился в 1930 году, миссионеры уже на десятилетия поселились в его деревне. Он писал на английском языке и взял название своего романа из стихотворения Йейтса, но вплетал пословицы игбо в это лирическое произведение.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

1984, Джордж Оруэлл

Последний отрывок из антиутопической беллетристики 1984 года был настолько дальновидным, что превратился в клише. Но забудьте про «Большого брата» на телевидении или банальную пародию на «Комнату 101»: оригинал не утратил своей бешеной силы. Оруэлла интересовала механика тоталитаризма, он представлял себе общество, которое довело параноидальную слежку Советов до пугающих выводов. Наш герой, Уинстон, пытается противостоять серому миру, где экран следит за каждым вашим движением, но храбрость в конечном итоге бесполезна, когда государство прокладывает себе путь в вашем сознании.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Убить пересмешника, Харпер Ли

Роман Ли, неподвластный времени призыв к справедливости в обстановке расистского Юга Америки в годы депрессии, произвел фурор. Ее уловка была простой, но зажигательной: взгляните на мир глазами шестилетней девочки, в данном случае Джин-Луизы Финч, чей отец - адвокат, защищающий чернокожего мужчину, ложно обвиненного в изнасиловании белой женщины. Ли не надеялась ни на что, кроме «быстрой и милосердной смерти от рук рецензентов»: она получила Пулитцеровский диплом и место в учебной программе.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Большие надежды, Чарльз Диккенс

Диккенс был социальной совестью викторианской эпохи, но пусть это вас не смущает. «Большие надежды» - это волнующая история об осиротевшей Пипе, прекрасной Эстелле и помешанной мисс Хэвишем. Впервые написано в серийной форме, у вас едва есть время оправиться от одного захватывающего события, как манит следующий, все рассказано в роскошной, юмористической и проникновенной прозе Диккенса.

40 книг, которые нужно прочесть, самоизолировавшись

Бог мелочей, Арундати Рой

Рой выиграла Букеровскую премию 1997 года за свой дебютный роман, мощный рассказ о любви, пересекающий кастовые границы в южной Индии, и ужасающий последствия для тех, кто нарушает табу, диктующие, «кого и как следует любить.И как много". Секс, смерть, религия, двойственное притяжение материнства: все это есть в этой красивой и запоминающейся книге.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Вольф-Холл, Хилари Мантел

В удивительном акте литературного чревовещания, Мантел населяет беллетризованную версию Томаса Кромвеля, мальчика из рабочего класса, который вырос благодаря собственному жестокому интеллекту, чтобы стать ключевой игрок в коварном мире политики Тюдоров. Историческая фантастика настолько захватывающая, что вы чувствуете запах страха и амбиций.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

Кодекс Вустеров, PG Wodehouse

Если вы не читали PG Wodehouse в горячей ванне с рюмкой виски и, в идеале, с резиновой уткой для компании, то вы - нет. т жил. Погрузитесь в эту возвышенно-глупую историю о непревзойденном комическом двойном действии: неуклюжего аристократа Берти Вустера и его всеведущего дворецкого Дживса. Настоящая радость читать, и в ней также удается высмеять лидера британских фашистов Освальда Мосли в виде ворчливого ворчуна в черных шортах.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Франкенштейн, Мэри Шелли

Шелли было всего 18 лет, когда она написала «Франкенштейна» вместе со своим будущим мужем Перси Шелли и лордом Байроном, чтобы придумать лучший рассказ ужасов. Положите зеленую краску на лицо: чудовище Франкенштейна - сложное создание, которое жаждет сочувствия и товарищества. Спустя примерно 200 лет после того, как она была впервые опубликована, готическая сказка кажется более актуальной, чем когда-либо, поскольку генетическая наука раздвигает границы того, что значит создавать жизнь.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Повелитель мух, Уильям Голдинг

Любой, кто когда-либо подозревал, что дети - примитивные маленькие звери, мудро кивнет, читая классику Голдинга. Его теория такова: вывести группу школьников на остров и посмотреть, как быстро исчезают атрибуты приличного поведения. Никогда еще сломанные очки не казались такими зловещими, а цивилизация - такой хрупкой.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Дети полуночи, Салман Рушди

Главный герой самого знаменитого романа Рушди родился как раз в момент обретения Индией независимости.Он также родился со сверхспособностями, и он не единственный. В смелом и поэтическом отрывке магического реализма Рушди рассказывает историю пропитанного кровью возрождения Индии через множество детей, рожденных в полночь со сверхъестественными способностями.

40 книг, которые нужно прочесть в процессе самоизоляции

Джейн Эйр, Шарлотта Бронте

Вам понадобится холодное, мертвое сердце, чтобы вас не тронула одна из самых стойких литературных героинь. Из-за институциональной жестокости ее школы-интерната «маленькая, невзрачная» Джейн Эйр становится гувернанткой, требующей права думать и чувствовать.Немногие любовные истории рассказывают о сумасшедшей женщине на чердаке и о месте ее терапевтического обезображивания, но эта каким-то образом уносит это с мифическим апломбом

40 книг, которые нужно читать, находясь в самоизоляции

Миддлмарч, Джордж Элиот

Это богато удовлетворяющий медленный прожиг романа, повествующего о жизни и любви жителей небольшого городка в Англии в 1829–1832 годах. Едкий остроумие и неподвластная времени правда его наблюдений выделяют это как гениальное произведение; но в то время автору, Мэри Энн Эванс, пришлось обратиться к мужскому псевдониму, чтобы к ней относились серьезно.

40 книг, которые нужно прочесть, пока вы изолируете себя

Тайная история, Донна Тарт

Прикрепите еще один бревно к огню и свернитесь калачиком с этой мрачной, своеобразной и довольно яркой литературной историей об убийстве. Группа студентов-классиков увлекается греческой мифологией и затем поднимает ее на более высокий уровень. Помните, дети: никогда не пробуйте свой собственный безумный дионисийский ритуал дома.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

Американо, Чимаманда Нгози Адичи

Тонкий и захватывающий взгляд на расовую идентичность через историю харизматичной молодой нигерийской женщины, которая покидает свой уютный дом в Лагосе ради мира борьбы в мире Соединенные Штаты.Снимая как суровую жизнь иммигрантов из США, так и дерзкие подразделения восходящей Нигерии, Адичи пересекает континенты со всей своей обычной глубиной чувств и легкостью прикосновений.

40 книг, которые нужно прочесть в условиях самоизоляции

Ферма холодного комфорта, Стелла Гиббонс

Абсолютная искренняя комическая радость романа. Стелла Гиббонс аккуратно высмеивает сентиментальные взгляды на пупок со своей пикантной героиней Флорой, которую больше интересуют элементарные правила гигиены, чем театральные представления. Другими словами, если вы «видели что-то неприятное в сарае», просто закройте дверь.

40 книг для чтения во время самоизоляции

Возлюбленная, Тони Моррисон

Посвящается «шестидесяти миллионам и более» африканцам и их потомкам, погибшим в результате работорговли, это культурная веха и Пулитцеровская эпоха. выигрыш Tour de Force. Моррисон был вдохновлен реальной историей о порабощенной женщине, которая убила свою собственную дочь, вместо того, чтобы увидеть ее возвращение в рабство. В ее сюжете убитый ребенок возвращается, чтобы преследовать чернокожую общину, что свидетельствует о неизбежной заразе истории Америки.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Brideshead Revisited, Evelyn Waugh

Эвелин Во разливает в бутылки дурманящий пар ушедшей эпохи в этом романе о Чарльзе Райдере среднего класса, который встречает Себастьяна Флайта из высшего общества в Оксфордском университете в 1920-е гг. Отбросьте пролог военного времени и все отношения Чарльза с сестрой Себастьяна Джулией (дорогая Эвелин, спасибо за вашу последнюю рукопись, несколько предложенных сокращений ...), и вы увидите один из самых трогательных любовных романов на английском языке.

40 книг для чтения во время самоизоляции

Дюна, Фрэнк Герберт

Вы можете почти почувствовать пересыхание во рту от жажды, когда вы входите в мир Дюны Фрэнка Герберта и встречаетесь с пустынной планетой Арракис с ее гигантскими песчаными червями и разумом -изменяющая специя. Это место действия эпической саги о враждующих феодальных домах, но в ней столько же эко-притчи, сколько и захватывающей приключенческой истории. Редко когда вымышленный мир был реализован так полностью.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

Грозовой перевал, Эмили Бронте

Будет ли когда-нибудь роман, пылающий с большей страстью, чем Грозовой перевал? Силы, которые объединяют его жестокую героиню Кэтрин Ирншоу и жестокого героя Хитклифа, жестоки и неукротимы, но коренятся они в детской преданности друг другу, когда Хитклиф подчинялся всем приказам Кэти.Невозможно представить, чтобы этот роман когда-либо провоцировал тихую дремоту; Взгляд Эмили Бронте на природу полон поэзии.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Великий Гэтсби, Ф. Скотт Фицджеральд

Жестокие рецензии на третий роман Ф. Скотта Фицджеральда - «не более чем прославленный анекдот»; «Только на сезон» - не узнал чего-то по-настоящему великого; почти идеальное воплощение надежды, амбиций, цинизма и желания, лежащих в основе американской мечты.Другие романы отражают очарование выдуманного «я», от «Красного и черного» Стендаля до «Признаний Феликса Крулла» Томаса Манна, но загадочный Джей Гэтсби Фицджеральда отбрасывает тень, которая достигает Дона Дрейпера и не только.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

Заводной апельсин, Энтони Берджесс

С того момента, как мы встречаем Алекса и его троих друзей в молочном баре Korova, которые пьют молоко с веллоцетом или синтетикой и задаются вопросом, поговорить ли с девотчками в Прилавок или толчок какой-нибудь старой жилете в переулке, ясно, что обычные романистические условности здесь не применимы.Тонкий том Энтони Берджесса о жестоком ближайшем будущем, где терапия отвращения применяется к одичавшей молодежи, которая говорит на надсат и совершает изнасилования и убийства, является шедевром антиутопии.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Лолита, Владимир Набоков

Запрещенный въезд в Великобританию в год публикации, 1955, удивительно искусное и неизменно вызывающее споры художественное произведение Владимира Набокова знакомит нас с профессором литературы и самопровозглашенным Гебефил Гумберт Гумберт, возможно, ненадежный рассказчик романа.Он женится на вдове Шарлотте Хейз только для того, чтобы получить доступ к ее дочери, 12-летней Долорес, которую мать прозвала Ло, или, как Гумберт называет ее «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл». Мой грех, моя душа ». Маскировка своего насилия с помощью намека на идеализированную любовь не уменьшает преступлений Гумберта, но позволяет Набокову вонзить его туда, где он прячется.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции.

Мечтают ли андроиды об электрических овцах, Филип К. Дик.Еще в те времена, когда искусственный интеллект не мог научиться играть в шахматы за несколько часов лучше, чем любой из когда-либо живших гроссмейстеров, Филип К. Дик использовал концепцию жизни андроида, чтобы исследовать, что значит быть человеком и чем это должно быть. остался на скомпрометированной планете. То, что он мог сделать это на 250 страницах, заставляющих вращаться и вызывать эмоции при каждом перелистывании страниц, делает это действительно редкой научной фантастикой.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Сердце тьмы, Джозеф Конрад

Вдохновленный собственным опытом Конрада, когда он управлял торговым пароходом вверх по реке Конго, «Сердце тьмы» - это отчасти приключение, отчасти психологическое путешествие в неизвестность. рассказчик Марлоу рассказывает историю своего путешествия в джунгли, чтобы встретить таинственного торговца слоновой костью мистера Курца.Хотя по-прежнему ведутся споры о том, является ли роман и его отношение к Африке и колониализму расистским, он глубоко вовлекает и требует прочтения.

40 книг, которые нужно прочесть в условиях самоизоляции

Дракула, Брэм Стокер

Все, что произошло между ирландским театральным менеджером Брамом Стокером и венгерским путешественником и писателем Армином Вамбери, когда они встретились в Лондоне и поговорили о Карпатах, это зародилось в Готическое воображение Стокера превратилось в произведение, оказавшее неоценимое влияние на западную культуру.Нетрудно читать графа как призрачную сексуальную фигуру, удивляющую тесную викторианскую Англию в своих кроватях, но в руках Стокера он также чертовски жуткий.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Над пропастью во ржи, Дж. Д. Сэлинджер

Достаточно всего одного предложения, написанного от первого лица, Холдену Колфилду из Сэлинджера, чтобы заявить о себе во всем своем подростковом нигилизме, насмехаясь над вами за желание узнать его биографические данные «и все это дерьмо с Дэвидом Копперфилдом».«Над пропастью во ржи» - квинтэссенция юношеского опыта, запечатленная в бессмертной прозе.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Большой сон, Рэймонд Чендлер

Дашиэль Хэммет, возможно, был сложнее, его сюжеты более замысловаты, но, вау, есть ли у Раймонда Чендлера стиль. Толчки и толчки в начале «Большого сна» между частным детективом Филипом Марлоу в его пудрово-синем костюме и темно-синей рубашке и мисс Кармен Стернвуд с ее «маленькими острыми хищными зубами» и ресницами, которые она опускает и поднимает, как театральный занавес, задает тон истории о плохих девчонках и плохих людях.

40 книг, которые нужно прочесть, не теряя самоизоляции

Vanity Fair, Уильям Мейкпис Теккерей

Вся бурлящая жизнь Лондона 19-го века - здесь, в шедевре Теккерея, вплоть до карри-хаусов, которые часто посещал Джос Седли, почувствовавший вкус для горячих людей в качестве офицера в Ост-Индской торговой компании. Но именно Бекки Шарп, один из великих литературных персонажей, придает этому роману непреходящее очарование. Как женщина на вид, Бекки - идеальное сочетание остроумия, хитрости и хладнокровной безжалостности.Как бы ни старались кино и телевидение, чтобы очеловечить и извинить ее, Бекки нужны жертвы, чтобы процветать! И в этом она тем более убедительна.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

The Bell Jar, Sylvia Plath

Единственный роман, написанный поэтессой Сильвией Плат, представляет собой полуавтобиографическое повествование о погружении в депрессию, которое рассказчик книги Эстер Гринвуд описывает как подобное застрял под колпаком - использовался для создания вакуума в научных экспериментах - изо всех сил пытался дышать.Почти каждое слово захватывает, и то, как Плат фиксирует яркую жизнь, происходящую вокруг Эстер, новостные события, вечеринки в журналах, подчеркивает смертельную болезнь, которая толкает ее к суицидальным чувствам. Сама Плат покончит жизнь самоубийством через месяц после публикации романа в 1963 году.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Чарли и шоколадная фабрика, Роальд Даль

Гарри Поттер может быть более популярным, но Вилли Вонка в целом более странный. От непреодолимой нищеты, в которой живет Чарли Баккет и его семья, до избалованных, жадных, сварливых детей, которые присоединяются к Чарли в его поездке на фантасмагорическую фабрику сладостей Вилли Вонки, - в поразительной фантастической работе Роальда Даля нет ничего искусственно подслащенного.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Анна Каренина, Лев Толстой

Недавняя телеадаптация Эндрю Дэвиса «Война и мир» напомнила тем из нас, кто не может смириться с возвращением к чудовищным требованиям романа, насколько блестяще описывает дела Толстой сердца, даже если в военных переходах всегда будет борьба. В «Анне Карениной» - тоже огромная! - великий русский писатель запечатлел эротический спор между замужней Анной и холостяком Вронским, а затем протащил свою героиню через презрение общества по мере того, как их роман обретает форму, даже не предлагая нам отойти от нее.

40 книг, которые нужно прочесть в процессе самоизоляции

Опасные связи, Пьер Ходерло де Лакло

Этот эпистолярный роман, самый восхитительно злой опыт в литературе, знакомит нас с маркизой де Мертей и Виконтом де Вальмонтом, которые играют в жестокие сексуальные игры. завоевание своих невольных жертв. Оправдание маркизы своего поведения - «Я, рожденная, чтобы отомстить за свой пол и овладеть вашим» - вызовет отклик в эпоху #metoo, но эмоции, даже любовь, вторгаются в такую ​​точку, когда аморальность Лакло становится неприемлемой.Сексуально, но очень и очень плохо.

40 книг, которые нужно прочесть во время самоизоляции

100 лет одиночества, Габриэль Гарсиа Маркес

Энергия и очарование истории Гарсиа Маркеса о семи поколениях семьи Буэндиа в маленьком городке в Колумбии продолжают увлекать полвека спустя. . Призраки и предчувствия в сочетании с журналистским вниманием к деталям и поэтической чувствительностью делают магический реализм Маркеса уникальным.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Судебный процесс, Фрэнк Кафка

«Кто-то, должно быть, лгал о Йозефе К.…» Так начинается кошмарный рассказ Кафки о человеке, который оказался в ловушке непостижимой бюрократии после того, как его арестовали двое. агентов из неустановленного офиса за преступление, о котором им не разрешено рассказывать ему.Предвещая антисемитизм в оккупированной нацистами Европе, а также методы Штази, КГБ и СтБ, это тревожная, временами сбивающая с толку история с пугающим резонансом.

40 книг, которые нужно прочитать во время самоизоляции

Ребекка, Дафна дю Морье

Вторая миссис де Винтер - рассказчик изумительно готической сказки Дю Морье о молодой женщине, которая заменила покойную Ребекку в качестве жены богатого Максима де Винтера и хозяйка поместья Мэндерли. Там она встречает домработницу миссис Дэнверс, ранее преданную Ребекке, которая продолжает ее мучить.Как атмосферный психологический хоррор, он становится все темнее и темнее.

40 книг, которые нужно прочесть при самоизоляции

Леопард, Джузеппе Томази ди Лампедуза

Роман Томази ди Лампедуза, опубликованный посмертно в 1958 году, разворачивается на Сицилии 19 века, где витает революция. Внушительный принц Дон Фабрицио правит городом недалеко от Палермо в последние дни старого мира, в котором классовое расслоение стабильно и понятно. Силы Гарибальди захватили остров, и за ними последует новый мир.Это глубокая поэтическая медитация на политические перемены и персонажей, которые они создают.

Знаменитое открытие романа: «Если вы действительно хотите узнать об этом, первое, что вы, вероятно, захотите узнать, это где я родился, и каким было мое паршивое детство, и чем были заняты мои родители и все, что было до меня, и все это дерьмо с Дэвидом Копперфилдом ». - восхищали читателей и помогли мгновенно добиться успеха книги. Сэлинджеру не нравилась слава, пришедшая с хитом.Тот же человек, который поехал в Лондон в 1951 году и пил коктейли в доме Лоуренса Оливье и Вивьен Ли, не одобрял идею о том, что он теперь является государственной собственностью. В течение следующих двух лет он решил, что его единственный шанс продолжить жизнь, посвященную писательству, - это избегать жизни знаменитостей и литературных клик Нью-Йорка. «Контакт с общественностью мешает моей работе», - сказал он. В 1953 году, в день своего рождения, он уехал из города и поселился в уединенном загородном поселке площадью 90 акров в Корнуолле.

Хотя миф Сэлинджера относится к странному интроверту, его ранняя жизнь в крошечном сельском городке была наполнена общением, особенно с молодыми женщинами.Некоторые из его биографов считают, что эта привязанность к молодым девушкам началась с его любви к 16-летней Уне О’Нил, дочери драматурга Юджина О’Нил. Пока Сэлинджер находился на военной службе, О'Нил стала четвертой женой 54-летнего кинозвезда Чарли Чаплина. Сэлинджер был опустошен и написал ей язвительное письмо с упреком, в котором, как сообщается, нарисовал карикатуру, на которой Чаплин держал свой пенис, преследуя Уну.

Его рассказ 1950 года «Для Эсме - с любовью и презрением» был вдохновлен Джин Миллер, молодой девушкой, которой было 14 лет, когда они впервые встретились.Позже она стала его любовницей. «Джерри Сэлинджер слушал, как будто вы самый важный человек в мире», - сказал Миллер своим биографам 2013 года Дэвиду Шилдсу и Шейну Салерно. «Я чувствовал себя с ним очень свободно».

В первый год своего пребывания в Корнише 34-летний Сэлинджер много времени проводил с местными подростками. Он покупал им еду и напитки в баре с содовой под названием Nap’s Lunch и водил их на игры с мячом на своем старом армейском джипе. Он часто приглашал их к себе домой послушать музыку (он был поклонником Билли Холидей и мелодий шоу-бэндов), где они пили кока-колу и ели чипсы.Он заставлял их присоединяться к играм с доской для спиритических сеансов, которую он называл «Пирс».

Рекомендовано

Его любимым подростком была 16-летняя блондинка Ширли Блейни. «Кажется, ему нравилось, что мы рядом ... он был как один из банды», - позже рассказывала она Шилдсу и Салерно. Они утверждали, что у писателя были отношения со старшеклассницей Вермонта, что, безусловно, объясняло, почему он нарушил свое правило давать интервью и позволил ей расспросить его в 1953 году для своего школьного журнала.В статье она описала полуеврея, сына продавца сыра, как «высокого и иностранного мужчину». Блейни процитировал Сэлинджера, который сказал, что подумывает о переезде в Лондон, чтобы снять фильм. Ее статья появилась в местной газете The Claremont Daily Eagle , а затем была распространена по всей Америке. Сэлинджер был в ярости и, очевидно, больше с ней не разговаривал.

По словам другого биографа, Пола Александера, в те годы у него была стандартная пикап-линия. «Я Джей Ди Сэлинджер, и я написал « Над пропастью во ржи », - рассказывал он женщинам.Линия, по-видимому, работала с подростком по имени Клэр Дуглас, с которым он познакомился на вечеринке в Нью-Йорке в 1954 году, вскоре после того, как перестал встречаться с Блейни. Она влюбилась в автора, и ее уговорили бросить школу и жить с ним. Когда Сэлинджер женился на лондонском Дугласе в феврале 1955 года, в документации не было никаких упоминаний о его первом браке. Они прожили в браке 12 лет, за это время у них родилось двое детей, Маргарет и Мэтью. Маргарет родилась в 1955 году, когда рассказы ее отца Фрэнни и новелла Поднимите потолочную балку, Плотники были опубликованы в The New Yorker .

Жизнь дочери известного писателя была странной - не в последнюю очередь потому, что он читал ей длинные лекции о том, как правильно пережевывать пищу. Мемуары Маргарет от 2000 года, Dream Catcher , описывают взросление в атмосфере эмоциональной холодности. Хотя Сэлинджер возмущался, что его отправили в школу в детстве - он особенно ненавидел свое время в Военной академии Вэлли-Фордж, - он не сочувствовал, когда его дочь звонила из школы-интерната и умоляла о помощи, когда она была больна и одинока.Сэлинджер оборвал ее и вместо этого послал ей подписку на The Christian Science Journal .

В ее книге также подробно описаны некоторые из его странных черт, в том числе его вера в терапевтические возможности своего энергозахватывающего оргонного ящика, его одержимость гомеопатией и пристрастие, которое он пережил, пить собственную мочу. Ее брат, на пять лет моложе ее, отверг склонность своей «беспокойной» сестры рассказывать «готические сказки о нашем предполагаемом детстве».

Книга Маргарет была опубликована через два года после откровенных мемуаров бывшей возлюбленной Сэлинджера Джойс Мейнард, которой было 18 лет, когда она бросила колледж, чтобы жить с 53-летним писателем в 1972 году.Спустя восемь месяцев ее бесцеремонно бросили. «Он вложил мне в руку две купюры по 50 долларов и приказал убрать свои вещи из его дома и исчезнуть», - вспоминает она. Мейнард, которой сейчас 65 лет, сказала в интервью в сентябре 2018 года, что ее поносили за ее разоблачения. Она сказала, что надеется, что движение #MeToo позволит увидеть ее историю в ином свете. Среди странных открытий в книге Мейнарда «Дома в мире» было то, что Сэлинджер придерживался жесткой диеты, которая включала в себя на завтрак замороженный горох.

Два человека, которые могли бы пролить свет на его характер, - его сестра Дорис, покупательница модной одежды в Bloomingdale’s, и его давний друг, писатель С.Дж. Перельман - никогда публично не говорили о Сэлинджере. Его вторая жена Клэр также отказалась писать книгу о своей жизни с Сэлинджером и его интересе к странным философиям, в том числе к той, которая предполагала, что женщины были нечистыми. «Мы не очень часто занимались любовью. Тело было злым, - сказала его жена Клэр.

Его навязчивые идеи подорвали Клэр, которая развелась с ним в 1967 году.Леди Дуглас из Киртлесайда, родственница из Великобритании, позже рассказала, что она беспокоилась о благополучии своей племянницы из-за Сэлинджера. «Одно время они жили в чем-то вроде хижины без проточной воды, и Клэр приходилось таскать ведра с водой», - сказала леди Дуглас The Scotsman в 2010 году, выступая после смерти Сэлинджера от естественных причин. «Ей все это надоело, и у нее было несколько выкидышей. В конце концов, она стала чем-то вроде женского либбера, сжигавшего бюстгальтеры по всей Америке.После этого мы потеряли связь ».

Поддерживать свободомыслящую журналистику и посещать независимые мероприятия

Лучшее представление о Сэлинджере дают 50 писем и четыре открытки, которые он отправил лондонцу Дональду Хартогу с 1986 по 2002 год. Сэлинджер познакомился с Хартогом в 1937 году, когда им обоим было 18 лет, и они учились Немец в Вене, и они остались друзьями на всю жизнь. Сэлинджер написал своему другу, описав свою жизнь в более повседневных терминах.

Были письма о том, как он возделывает свой огород, о том, как он высоко ценит сборную Англии на чемпионате мира и хвалит теннисиста Тима Хенмана.Сэлинджер также сказал Хартогу, что хочет посетить зоопарк Уипснейд, что ему нравится сериал « Наверху, внизу » и что ему нравятся гамбургеры Burger King, приготовленные на гриле. Он также любил расслабляться, просматривая фильмы братьев Маркс и Альфреда Хичкока и разгадывая кроссворды. Вопреки своему имиджу мизантропа, он также рассказал своему старому другу о «странно приятной» поездке, которую он совершил на Ниагарский водопад, и о том, что его товарищи-туристы «чаще всего составляют интересную и приятную компанию».

Сэлинджер никогда публично не говорил о политике, но в этой переписке он высказывал свое личное мнение законодателей.Он охарактеризовал американских политиков в целом как «одиозную группу» и одобрительно отзывался об избрании Михаила Горбачева президентом Советского Союза. В 1988 году он называл президента Рональда Рейгана и Джорджа Буша «уходящим и входящим пустышкой».

В год избрания Буша 65-летний Сэлинджер (который описал свою внешность в то время как «седой и морщинистый») женился на Коллин О'Нил, 25-летней медсестре, которая была директором больницы. ежегодная ярмарка города Корнуолла. Они оставались вместе в течение последних 22 лет его жизни, когда он стал старше, более немощным и очень глухим.Сэлинджер отказался носить слуховой аппарат и в ресторане на вокзале, где он регулярно ел. Официантка вспомнила, что раньше ей приходилось записывать инструкции на доске, которую он носил с собой.

Вдова Сэлинджера все еще живет в Корнуолле и в 2016 году купила городской универсальный магазин за 288 000 долларов. «Я заинтересован в том, чтобы этот магазин снова заработал», - сказала она местному агентству Cornish Valley News . «Это будет место, где люди могут встретиться, выпить кофе и поболтать.

О’Нил защищала конфиденциальность своего мужа, особенно когда к нему приставали восхищенные фанаты или преследовали репортеры, пытающиеся заманить его в ловушку для интервью. Он признался, что даже не мог ответить на телефонный звонок, «не сознательно стиснув зубы».

Паранойя в отношении нежелательных посетителей могла только усилиться после событий 1980 года. «Над пропастью во ржи» стал библией отчуждения для поколения разочарованных подростков, и в декабре 1980 года было показано, что его широкая популярность принесла свои плоды. проблемы.Марк Дэвид Чепмен нес экземпляр «Над пропастью во ржи », когда его арестовали за убийство Джона Леннона, и он сказал полиции, что «эта необычная книга» поможет людям понять, почему он застрелил бывшего «Битла». Он процитировал роман как «свое заявление».

«Над пропастью во ржи» был также найден в гостиничном номере Джона Хинкли после того, как он был арестован за попытку убийства президента Рейгана. Ни одна из последующих дискуссий о романе не заставила Сэлинджера почувствовать себя более склонным заниматься тем, что он назвал «навязчивым» интересом публики к его жизни.

(AFP / Getty)

(AFP / Getty)

Образ его как одинокого писателя был закреплен в 1988 году на снятой фотографии, на которой Сэлинджер выглядит обеспокоенным и встревоженным. Картина вдохновила Дона Делилло написать Mao II , в котором главный герой Билл Грей - известный писатель-отшельник, который годами бесконечно переписывал одну и ту же книгу. «Когда писатель не показывает свое лицо, он становится локальным симптомом известного нежелания Бога появляться», - писал Делилло.

Джей Ди Сэлинджер просил, чтобы ему не пересылали почту и чтобы фанаты не писали снова.

(Rex Features)

«Индустрия» Сэлинджера, которую он ненавидел, серьезно выросла с 2010 года.Заголовок в номере The Atlantic за 2013 год гласил: «По следам яичка Дж. Д. Сэлинджера» над статьей, в которой сообщалось о новостях о том, что две женщины «независимо подтвердили» утверждение Шилдс и Салерно о том, что у Сэлинджера было только одно яичко. Они предположили, что опасения по поводу разговоров о его единственном мяче были одной из причин, по которой он стал отшельником.

Сэлинджер до сих пор остается культурным ориентиром. В великолепном анимационном телешоу BoJack Horseman героя Сэлинджера озвучивает Алан Аркин.Возможно, Сэлинджер, который обожал телесериал « Я люблю Люси », оценил бы сатиру его вымышленного мультсериала, который создавал игровое шоу под названием «Голливудские звезды и знаменитости: что они знают?» Они что-то знают? Давай выясним".

Федеральный суд однажды запретил биографию Сэлинджера покойного Яна Гамильтона, что побудило его написать В поисках Дж.Д. Сэлинджера , книгу о его неудачной попытке написать историю жизни Сэлинджера. Канадский писатель Мордехай Ричлер, рецензируя книгу для The New York Times в 1988 году, представил точку зрения писателя на эту тему.«По словам соседа, Джей Ди Сэлинджер поднимается в 5 или 6 утра в своем доме в Корниш, штат Нью-Хэмпшир, а затем идет« вниз по холму в свою студию, крошечное бетонное убежище с полупрозрачной пластиковой крышей », и тратит 15 или 16 часов за машинкой. Позже он может посмотреть одну из своих обширных коллекций фильмов 1940-х годов. Вряд ли драма ».

Его последняя опубликованная работа «Хэпворт 16, 1924» вышла в 1965 году. В своем завещании Сэлинджер предположил, что некоторые из его неопубликованных работ могут быть выпущены к 2020 году. Сообщалось, что Сэлинджер оставил пять новых рассказов о семье Глассов и новелла, основанная на его отношениях с его первой женой, Сильвией, в форме дневниковых записей офицера контрразведки во время войны.Он также оставил заполненное рассказами «руководство» по религиозной философии Веданты; и свежие сказки о Холдене Колфилде. Также ходили разговоры о длинных романах, созданных во время тех марафонов в его бункере.

Маловероятно, что что-то новое может сравниться с изобилием «Над пропастью во ржи », который по-прежнему продается четверть миллиона копий в год. Возможно, мы никогда не узнаем, насколько хороши были его произведения из тех одиноких лет, и был ли Гор Видал прав, когда предполагал, что загадочное изгнание Сэлинджера придало его работе серьезность, которой он не заслуживал.

Дети и вдова Сэлинджера не подтвердили наличие новых книг. Вместо этого его сын недавно призвал людей сосредоточиться на работе, которая уже является общественным достоянием. «Я хотел бы, чтобы больше людей прочитали его последние две книги, Фрэнни и Зуи, и Поднимите верхнюю балку, Плотники и Сеймур: Введение , потому что я слышу его голос в них яснее всего», - сказал его сын Мэтт. совсем недавно. «Он любил писать, и он любил своих читателей, и я надеюсь, что его читатели будут рады поводу вспомнить его таким образом.

В одном из своих редких интервью, которое Сэлинджер добровольно дал в газете The New York Times в 1974 году, он говорил о важности своих книг, а не о своем имидже одиночки. «Я известен как странный, отстраненный человек», - сказал он. «Но все, что я делаю, это пытаюсь защитить себя и свою работу».

Дж. Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»

Эта Фиби - одна из самых изысканно созданных и увлекательных детей в любом романе. плодовитая писательница, которой не мешает начать новую книгу только потому, что она не дочитала последнюю.Все они о привлекательной девушке-детективе по имени Хэзл Уэтерфилд. Отец Хэзла - «высокий привлекательный джентльмен около 20 лет». Когда Холден на цыпочках входит в комнату Фиби, она спит. Как и положено автору, у Фиби бесчисленное количество записных книжек. Прежде чем Холден будит Фиби, он смотрит на ее тетради и школьные учебники. Второе имя Фиби - Жозефина, но Холден находит «Фиби Уэтерфилд Колфилд 4B-1», написанное на форзаце ее «Арифметика - это весело!» По прихоти Фиби постоянно меняет отчество.В небольшом списке вариантов Холден находит «Фиби Уэтерфилд Колфилд, эсквайр». «Детские тетради меня убивают, - говорит Холден. Он пожирает Фиби.

Холден будит Фиби. В тот момент, когда она открывает глаза, она хочет знать, получил ли Холден ее письмо с объявлением о том, что она собирается появиться в школьном спектакле «Рождественское представление для американцев». «Воняет, но я Бенедикт Арнольд», - взволнованно говорит она ему. «У меня практически самая большая роль». Затем, когда ее театральное возбуждение утихает, она вспоминает, что Холдена не ждали дома раньше среды, и узнает, что его выгнали из школы.Она бьет его кулаком. «Папа, убьет тебя!» она плачет. Холден закуривает сигарету и пытается что-то объяснить, но не может пойти дальше, чем сказать, что в школе было полно фальшивок и они подавили его. «Вам не нравится , когда происходит », - говорит она. Это обвинение, в котором Холден признает фундаментальную истину, также угнетает его. Он отчаянно пытается оправдаться. Он перечисляет вещи и людей, которые ему нравятся - например, своего брата Элли.Фиби мудро отвечает, что любить людей на Небесах легко. Холден, несчастный, не может собрать все, что ему нравится. Он вспоминает, что там был хилый мальчик, над которым издевались одноклассники-головорезы, что он выбросился из окна, чтобы спастись от них. Учитель, мистер Антолини, подобрал мальчика и накинул на него свое собственное пальто - «Ему было наплевать, если его пальто было в крови», - и к этому учителю Холден всегда испытывал особые чувства. Рядом с Фиби Холден начинает чувствовать себя лучше. Включают радио и танцуют.Родители Холдена возвращаются с поздней вечеринки, и Холден прячется в чулане. Фиби, чтобы развеять подозрения матери, говорит, что курила. Затем, когда Холден собирается уходить, она дает ему свои рождественские деньги. Она ужасно огорчена тяжелым положением своего брата, но она не может удержаться от демонстрации личного триумфа:

Когда я шел к двери, старая Фиби сказала: «Холден!» и я обернулся.

Она сидела на кровати высоко. Она выглядела такой красивой. «Я беру уроки отрыжки у этой девушки, Филлис Маргулис, - сказала она."Слушать."

Я слушал и слышал что-то , но это было немного. «Хорошо», - сказал я.

Все, говорит Холден, обвиняют его в том, что он притворяется двенадцатилетним. Он признает, что отчасти это правда, но не совсем так, потому что «иногда я веду себя намного старше, чем я есть - правда, - но люди этого не замечают». Эти непрекращающиеся требования Холдена - «Я действительно есть», «Я действительно говорю», «Это действительно так» - после того, как он явно что-то сказал, показывают его возраст, даже когда он думает намного старше, например, когда он говорит: «Люди всегда думаю, что что-то все правда.«Хотя Холден считает многие вещи забавными, у него не так много чувства юмора; у него есть невозмутимая буквальность и беспощадная воинственность страстного подростка. Использование Сэлинджером повторения и избыточности в самопричастии Холдена передает это. После отрывка, в котором его одноклассник Роберт Экли описывается как прыщавый, грязный, отвратительный и мерзкий, а также ужасный характер, он говорит вам: «Я не был слишком без ума от него, если честно». Он был в фильмах, которые он ненавидит, с этим мальчиком и другим, и они оба «смеялись, как гиены, над вещами, которые даже не были смешными», а затем он говорит вам, после этого мучительного опыта: «Я не даже наслаждаться сидением рядом с ними в кино.«Четное» - нечетное и характерное. После полного признания в том, что он чувствует, когда Джейн и Стрэдлейтер находятся в машине, он говорит вам: «Я даже не люблю говорить об этом, если вы хотите знать правду». Он настолько осознает опасность, что сам скатится к фальшивке, что ему приходится повторять снова и снова: «Я действительно серьезно», «Это действительно так». Когда он не общается с самим собой, а находится в реальных ситуациях, эти повторения исчезают; диалоги и описания экономичны и скудны.

Буквальность и невинность точки зрения Холдена перед лицом чрезвычайно сложных и часто порочных фактов жизни делают этот роман юмором: серьезные торги с воинственными таксистами; неудавшиеся попытки разговора с немногословной в спешке проституткой; «интеллектуальная» дискуссия с напыщенным и фальшивым интеллектуалом всего на несколько лет старше его; экспедиция с Салли Хейс, которая, безусловно, является одной из самых забавных экспедиций в истории ювенилий.Контакты Холдена с внешним миром обычно чрезвычайно забавны. Это его само-общение трагично и трогательно - темный водоворот, яростно бурлящий под неослабевающим весельем его поверхностных действий. Трудности Холдена влияют на его нервную систему, но не на зрение. Это видение невинного. Он неуклонно цепляется за спасательный круг этого видения, как за фонографическую пластинку, которую он покупает для Фиби (пока она не сломается), и за красную охотничью шапку, которая ему дорога и которую он наконец передает Фиби, и бейсбольной перчатке Элли.Он жаждет стабильности. Ему нравится Музей естественной истории, потому что фигуры в витринах не меняются; как бы часто вы ни ходили, эскимосы все еще ловят рыбу, олени пьют из водоема, а скво плетут одно и то же одеяло. Вы меняете обстоятельства своего визита - у вас есть пальто однажды, а не раньше, или вы, возможно, «прошли мимо одной из тех луж на улице с бензиновыми радугами в них», но скво, олень и эскимосы стабильны.(Это была причина, по которой Китсу нравилась застывшая позиция фигур на греческой урне.) Холден знает, что все не останется прежним; они растворяются, и он не может с этим смириться. У него нет знаний, чтобы проследить процесс растворения, или ясности ума, чтобы определить его; все, что он знает, это то, что он задыхается от лавины распада вокруг него. И все же есть волнение, огромное облегчение в заключительной сцене этого романа, на карусели в Центральном парке с Фиби.(«Я внезапно почувствовал себя чертовски счастливым, как старая Фиби постоянно ходила по кругу».) С Холденом все будет в порядке. Однажды он, вероятно, окажется в настроении позвонить Джейн. Он даже станет более терпимым к фальшивкам - это часть механики жизни, - поскольку ему уже приходилось терпеть агонию, когда он говорил: «Рад, что встретил вас» людям, которым он не рад встречаться. Он может даже когда-нибудь написать роман. Я хочу это прочесть. Мне понравился , этот . Я серьезно - действительно сделал. ♦

Дж.Д. Сэлинджер - Книги, биография и дети

Дж. Д. Сэлинджер был влиятельным американским писателем 20-го века, написав знаменитый роман «Над пропастью во ржи».

Кем был Дж. Д. Сэлинджер?

Дж.Д. Сэлинджер был литературным гигантом, несмотря на свой скудный труд и затворнический образ жизни. Его знаменательный роман «Над пропастью во ржи » открыл новый курс для литературы в послевоенной Америке и поднял Сэлинджера на вершины литературной славы. Несмотря на свой скудный труд и затворнический образ жизни, Сэлинджер был одним из самых влиятельных американских писателей 20-го века.Его рассказы, многие из которых появились в The New Yorker , вдохновили ранние карьеры таких писателей, как Филипп Рот, Джон Апдайк и Гарольд Бродки. В 1953 году Сэлинджер переехал из Нью-Йорка и вел уединенный образ жизни, опубликовав только одну новую историю до своей смерти.

Ранняя жизнь

Писатель Джером Дэвид Сэлинджер родился 1 января 1919 года в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк. Сэлинджер был младшим из двух детей Сола Сэлинджера, сына раввина, который владел процветающим бизнесом по импорту сыра и ветчины, и Мириам, жены Сола, родившейся в Шотландии.В то время, когда к смешанным бракам подобного рода относились с пренебрежением во всех уголках общества, нееврейское происхождение Мириам было так хорошо скрыто, что только после бар-мицвы в возрасте 14 лет Сэлинджер узнал о корнях своей матери.

Несмотря на свой очевидный интеллект, Сэлинджер - или Сонни, как его называли ребенком, - не был хорошим учеником. После того, как он вылетел из школы Макберни недалеко от своего дома в Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, родители отправили его в Военную академию Valley Forge в Уэйне, штат Пенсильвания.

Начинающий писатель

После окончания Вэлли-Фордж Сэлинджер вернулся в свой родной город на один год, чтобы учиться в Нью-Йоркском университете, прежде чем отправиться в Европу, имея немного денег и поощрение от своего отца, чтобы выучить другой язык и узнать больше об импорте бизнес. Но Сэлинджер, который провел большую часть своих пяти месяцев за границей в Вене, уделял больше внимания языку, чем бизнесу.

Вернувшись домой, он предпринял еще одну попытку поступить в колледж, на этот раз в колледже Урсинус в Пенсильвании, прежде чем вернуться в Нью-Йорк и взять вечерние занятия в Колумбийском университете.Там Сэлинджер встретил профессора Уита Бернетта, который изменил его жизнь.

Бернетт был не только хорошим учителем, но и редактором журнала Story , влиятельного издания, в котором рассказывались рассказы. Бернетт, почувствовав талант Сэлинджера как писателя, подтолкнул его к творчеству чаще, и вскоре работы Сэлинджера стали появляться не только в Story, , но и в других громких публикациях, таких как Collier's и Saturday Evening Post .

Военная служба

Его карьера пошла вверх, но затем, как и многие молодые американцы того времени, Вторая мировая война прервала его жизнь.После нападения на Перл-Харбор Сэлинджера призвали в армию, где он служил с 1942 по 1944 год. За свою короткую военную карьеру он приземлился на пляже Юта во Франции во время вторжения в Нормандию и принял участие в битве при Арденнах. Однако в это время Сэлинджер продолжал писать, собирая главы для нового романа, главным героем которого был глубоко неудовлетворенный молодой человек по имени Холден Колфилд.

Сэлинджер не избежал войны без травм, а когда она закончилась, он был госпитализирован после нервного срыва.Подробности пребывания Сэлинджера в больнице окутаны тайной, но очевидно, что во время лечения он встретил женщину по имени Сильвия, немку и, возможно, бывшую нацистку. Они поженились, но их союз был недолгим, всего восемь месяцев. В 1955 году он женился во второй раз на Клэр Дуглас, дочери известного британского искусствоведа Роберта Лэнгдона Дугласа. Пара была вместе чуть больше десяти лет и родила двоих детей, Маргарет и Мэтью.

«Над пропастью во ржи»

Когда Сэлинджер вернулся в Нью-Йорк в 1946 году, он быстро возобновил свою писательскую жизнь и вскоре обнаружил, что его работа опубликована в его любимом журнале The New Yorker .Он также продолжал работать над своим романом. Наконец, в 1951 году был опубликован «Над пропастью во ржи ».

Книга получила свою долю положительных отзывов, но некоторые критики были не столь добры. Некоторые считали главного героя Колфилда и его поиски чего-то чистого в «фальшивом» мире как пропаганду аморальных взглядов. Но со временем американская читающая публика проглотила книгу, и «Над пропастью во ржи» стал неотъемлемой частью учебной программы по академической литературе.На сегодняшний день продано более 65 миллионов экземпляров книги.

Попутно Колфилд прочно вошел в американскую психику, как и любой вымышленный персонаж. Марк Дэвид Чепмен, человек, убивший Джона Леннона, был найден с копией книги во время его ареста и позже объяснил, что причина стрельбы может быть найдена на страницах книги.

Неудивительно, что Catcher поднял Сэлинджера на уровень непревзойденной литературной славы. Для молодого писателя, который в колледже яростно хвастался своими талантами, успех, которого он, казалось, жаждал в раннем возрасте, стал тем, от чего он убежал, как только он пришел.

Reclusive Lifestyle

В 1953 году, через два года после публикации Catcher , Сэлинджер поднял ставки в Нью-Йорке и уединился в уединенном месте площадью 90 акров в Корниш, Нью-Гэмпшир. Там Сэлинджер всеми силами старался прервать контакты с публикой и значительно замедлил свою литературную деятельность.

Две коллекции его работ, Фрэнни и Зуи, и Поднимите потолочную балку, Карпентерс , все из которых вышли ранее в The New Yorker , были опубликованы в виде книги в начале 1960-х.В выпуске The New Yorker от 19 июня 1965 года почти весь выпуск был посвящен новому рассказу, 25 000 слов «Хэпворт 16, 1924». К ужасу многих встревоженных читателей, «Хэпворт» был последним произведением Сэлинджера, когда-либо опубликованным при его жизни.

Личная жизнь, смерть и наследие

Несмотря на все усилия Сэлинджера, не вся его жизнь оставалась частной. В 1966 году Клэр Дуглас подала в суд на развод, заявив, что продолжение отношений «серьезно повредит ее здоровью и поставит под угрозу ее разум.

Шесть лет спустя Сэлинджер оказался в других отношениях, на этот раз с первокурсницей колледжа по имени Джойс Мейнард, чья история «18-летний оглядывается на жизнь» появилась в The New York Times Magazine и

Эти двое жили вместе в Корнуолле в течение 10 месяцев, прежде чем Сэлинджер выгнал ее. В 1998 году Мейнард написала о своем времени с Сэлинджером в непристойных мемуарах, в которых нарисовал контролирующий и навязчивый портрет ее бывшего любовника. .Год спустя Мейнард продала с аукциона серию писем, которые Сэлинджер написал ей, пока они были вместе. Письма принесли 156 500 долларов. Покупатель, программист, позже вернул их Сэлинджеру в подарок.

В 2000 году дочь Сэлинджера Маргарет написала столь же отрицательный отзыв о своем отце, который, как и более ранняя книга Мейнарда, был встречен неоднозначными отзывами. Для Сэлинджера другие отношения последовали за его романом с Мейнардом. Некоторое время он встречался с актрисой Элейн Джойс. Позже он женился на молодой медсестре по имени Коллин О'Нил.Они были женаты до его смерти 27 января 2010 года в его доме в Корнуолле.

Несмотря на отсутствие опубликованных работ за последние четыре десятилетия своей жизни, Сэлинджер продолжал писать. Те, кто его знал, говорили, что он работал каждый день, и ходили слухи о том, какой объем работы он, возможно, закончил. По одной из оценок, в его доме может храниться до 10 законченных романов.

В 2013 году жизнь и деятельность Сэлинджера пролили новый свет. Шейн Салерно и Дэвид Шилдс опубликовали биографию знаменитого писателя под названием Salinger .Одним из его открытий стало появление около пяти неопубликованных работ Сэлинджера, которые планируется выпустить в течение следующих нескольких лет. Салерно также создал документальный фильм о Сэлинджере, который дебютировал примерно в то же время, что и его книга с Шилдсом.

«Над пропастью во ржи» Дж. Д. Сэлинджера

запись в журнале

Сегодня мне 15 лет. все, как всегда, чушь собачья. я не могу поверить, как хреново все вокруг меня. как будто я окружен зомби. Я не могу разговаривать ни с одним из моих так называемых друзей, я не могу разговаривать с Джейми, я не могу разговаривать с моими родителями.кто бы вообще стал слушать. Я не могу дождаться, чтобы покинуть округ Ориндж! это место меня чертовски тошнит. все лицемеры. все чертовски яркое, блестящее, солнечное и бессмысленное. Бля, жизнь полна дерьма.

есть одна запись журнала

сегодня мне 15 лет. все, как всегда, чушь собачья. я не могу поверить, как хреново все вокруг меня. как будто я окружен зомби. Я не могу разговаривать ни с одним из моих так называемых друзей, я не могу разговаривать с Джейми, я не могу разговаривать с моими родителями.кто бы вообще стал слушать. Я не могу дождаться, чтобы покинуть округ Ориндж! это место меня чертовски тошнит. все лицемеры. все чертовски яркое, блестящее, солнечное и бессмысленное. Бля, жизнь полна дерьма.

Но в моей жизни есть одно хорошее. просто прочтите эту книгу «Над пропастью во ржи». сдулся! Я не знаю, как книга, написанная несколько десятилетий назад, могла точно сказать то, что я сказал. как будто автор читал мои мысли и записывал все в этой книге. вещи, о которых я даже не подозревал, я чувствовал, прямо здесь, на странице! Я ЛЮБЛЮ ЭТО.я думаю, что это мой любимый роман всех времен. что не говорит о многом, потому что существует масса претенциозной чуши, и я держу пари, госпожа. Дарем заставит нас прочитать все это. чувак, я ненавижу эту суку.

запись в журнале

сегодня мне 20 лет. жизнь как всегда прекрасна. просто наслаждался утренним сеансом пробуждения и выпечки в среду с j-p, солнце светит, погода в Сан-Диего прекрасная, и сегодня вечером я отправляюсь грабить & Gregg's, чтобы уничтожить их в чуши собачьей.люблю эту игру! Грегг говорит, что Джоэл будет там (да!), но она, вероятно, принесет с собой этого укола Пита. в один прекрасный день я потеряю его и надеру ему задницу. "Я в группе" ... пошел на хуй, Пит! Я никогда не буду крутить твои рекорды.

Все, что у меня сегодня на повестке дня, - это пойти в тренажерный зал, а затем отправиться в класс американского освещения Керацика. это неплохой урок, хотя и близко не к гендерным исследованиям с алеберштами. или обзор современного постмодернизма Давидоффом за последний семестр. вот это был класс! это взорвало мой разум.так много о чем нужно подумать. чтение в американском освещении было в порядке. но нам поручили читать «Над пропастью во ржи», а - это ужасно, . не могу поверить, что мне когда-либо нравилась эта книга. Колфилд - плаксивая маленькая сучка. в книге нет глубины. буквально ничего не происходит с повествованием, стилем, темой, характеристикой, это всего лишь одно механическое клише за другим. он думает, что он такой беспричинный бунтарь, но на самом деле он всего лишь очередное утомленное воплощение безродной стереотипной маскулинности и гендерного эссенциализма.совершенно бессмысленно и бессмысленно. Я думаю, что в моем эссе будут использованы некоторые постмодернистские техники в стиле Акера, чтобы показать, насколько на самом деле упрощенна эта банальная «классика». Я собираюсь разобрать дерьмо из этого романа, детка!

запись в журнале

сегодня мне 25 лет. Еще одно серое, моросящее утро в Сан-Франциско. Я хочу, чтобы Кристофер проснулся, мне действительно нужно поговорить с ним после всего этого дерьма прошлой ночью. заметки на подушке, правда ?? пора повзрослеть, чувак, я никогда тебя не «завершу».ну на самом деле я рада, что он все еще спит, у меня слишком болит горло, чтобы сейчас с ним влезать. Плюс «Еда, а не бомбы» происходит сегодня утром, и мне нужно подготовить кухню. Джон, вероятно, уже усердно работает, типичное поведение, требующее чрезмерных достижений. Бьюсь об заклад, дети из Висконсина все еще разбиваются о пол в нашей гостиной. им пора уходить! теперь они видели «Виндиктивы» на каждом шоу «Эпицентр» или «Гилман», и пора им отправиться в путь. или научитесь принимать душ. эта квартира не самая лучшая в мире!

Я проснулся рано утром и пролистал «Над пропастью во ржи».Помню, почему-то ненавидел эту книгу в колледже. наверное, мне было недостаточно po-mo. или "сложный". feh. каким претенциозным идиотом я был. это красивая книга. он изменил мою жизнь в детстве, я не уверен, как бы я выжил без него в округе Ориндж. просто перечитывание отрывков вернуло все эти старые опасения по поводу всего дерьма в мире, с которым приходится иметь дело детям. Я не уверен, что есть другая книга, столь же проницательная или значимая. или смешно! эта часть со стрижкой ногтей на ногах веселая.Экли такой придурок. эта книга - основа каждого журнала, который я когда-либо любил. идеальный роман. это так .... "человек", я полагаю.

запись в журнале

сегодня мне 30 лет. мужик у меня голова болит ... так похмелье! моя вечеринка по случаю дня рождения прошлой ночью была потрясающей. даже пришлось потратить некоторое время на вертушки (спасибо, kraddy, что фактически отказался от крошечной части контроля на этот раз). Я, должно быть, целовался с полдюжиной человек. к сожалению, никаких реальных действий. Я думаю, что вчерашняя вечеринка будет последней большой вечеринкой, которую я когда-либо устраивал.все должно измениться. больше никаких вечеринок, как будто наступил конец света, у меня все еще впереди вся моя жизнь! завтра я пойду в AIG и подам уведомление. Я не андеррайтер страхования развлечений, , это не я . ебать их. Если Эрика сможет найти мне работу с бездомными детьми в Гостиничном доме, я готов. хотя переходить из самой большой комнаты квартиры в кладовку с водонагревателем будет неинтересно. Мне 30 лет, черт возьми! Тем не менее, я должен сделать что-то значимое в своей жизни.это не может быть все о выпивке, наркотиках, связях и оплате аренды всем, когда они разорены. все должно измениться.

Вчера перед вечеринкой я открыл «Над пропастью во ржи» и прочитал некоторые из моих любимых отрывков. какое вдохновение! серьезно, это классический роман. он наполнен смыслом. Я вдвое старше Колфилда, но до сих пор как-то напрямую общаюсь с ним. моя жизнь изменится, и позиция, выраженная в этой книге, лежит в основе этого изменения.Я люблю тебя, Холден Колфид. еще не поздно мне поучиться у вас, найти какой-то смысл в жизни.

запись в журнале

сегодня мне 35 лет. Прошла еще одна напряженная, грустная, но глубоко насыщающая неделя. каждый день происходит что-то значимое, такое эмоциональное и реальное. иногда я просто теряю его в позе эмбриона из-за вещей, которые я видел. ТЯЖЕЛА работать с людьми, которые наркоманы, подвергались жестокому обращению или умирают.но это тоже красиво. Трудно поверить, что я имею дело со всем этим и поддерживаю своих людей. слава богу, у меня есть хорошие друзья, с которыми можно поговорить об этих вещах. в любом случае. так что теперь Марси хочет иметь ребенка. Я просто не знаю, как я к этому отношусь. это такой испорченный мир, неужели мы действительно хотим вдохнуть в него новую жизнь? понятия не имею. кажется .... как-то эгоистично. ей следует просто бросить работу в офисе d.a. и вместо этого вернуться к своим корням в офисе государственного защитника. думает ли она, что наличие у меня ребенка принесет больше смысла в ее жизнь? моя жизнь уже имеет достаточно смысла.и я действительно не уверен, что смогу справиться с этой ответственностью помимо всего остального.

Вчера я просмотрел «Над пропастью во ржи» после неловкого разговора с Марси о рождении ребенка. это не было вдохновляющим чтением. Колфилд полон неуместной тревоги! Я даже не уверен, что понимаю его больше. почему он так зол? он ничего не видел в мире и о том, что мир на самом деле может сделать с людьми. я хочу любить его, я хочу заново передать то чувство привязанности, которое я испытывал к нему, но теперь его презрение и его гнев кажутся такими бессмысленными, такими наивными.у него правда не все так плохо. там намного хуже. Я не знаю, как бы я справился с таким ребенком. Ненавижу это говорить, но я постоянно закатывала глаза, читая это. ох эмоциональное самовосприятие молодости! подожди, Колфилд. Когда вы вырастете, все станет намного сложнее.

запись в журнале

сегодня мне 40 лет. когда я стал начальником? это как будто я проснулся однажды, загадочным образом превратился в старика. я действительно "лидер"? что это вообще значит? Иногда мне кажется, что я всего лишь притворяюсь, и кто-то собирается это выяснить и свистеть в меня.На прошлой неделе я сильно сыграл в Совете, у меня были все мои утки подряд, и все голоса пришли, как я и планировал. у каждого есть свои собственные планы, и способ добиться результата - просто признать этот неутешительный факт и принять его. некоторые люди встали и начали аплодировать, а затем к ним присоединилась вся комната, даже члены совета, которые голосовали против моего предложения - фе, фальшивые. опыт был в некотором роде потрясающим, но он также заставил меня почувствовать себя очень странным, почти оторванным от себя. это кто я сейчас, общественный деятель, общественный деятель, назначенный мэром? тьфу, я терпеть не могу мэра.я не чувствую себя там есть свершение и некоторое удовлетворение ... но я чего-то упускаю, чего-то интуитивного, чего-то реального. Милый Иисус, это то, на что похож кризис среднего возраста? это странное чувство, как будто я знаю все, что мне нужно знать о мире, о людях вокруг меня, о том, как все взаимосвязано, но все же мне кажется, что я так мало знаю о жизни. о, каково беспокойство, Марк. неужто ты перерос это?

Я начал перечитывать «Над пропастью во ржи». это так странно, в разные моменты мне хотелось плакать.замечательный и трогательный роман. Я чувствую, что действительно понимаю Холдена, как будто он мой проводник, мой сын, мой брат, мой друг ... я сам. Я думаю о нем и знаю, что изменение в мире и изменение себя все еще может произойти. это просто должно случиться. это ведь жизнь, правда?

Он не фальшивый: как сражения во Второй мировой войне изменили Дж. Д. Сэлинджера и «Над пропастью во ржи» Холден Колфилд

Осенью 1950 года в своем доме в Вестпорте, штат Коннектикут, Дж. Д. Сэлинджер завершил «Над пропастью во ржи». Достижение было катарсисом. Это были исповедь, очищение, молитва и просвещение, и голос был настолько отчетливым, что изменил американскую культуру.

Холден Колфилд и страницы, которые его держали, были постоянным спутником автора на протяжении большей части его взрослой жизни. Эти страницы, первая из них, написанная в возрасте около 20 лет, незадолго до того, как он отправился в Европу в качестве сержанта, были настолько дороги Сэлинджеру, что он носил их при себе на протяжении всей Второй мировой войны. Страницы «Над пропастью во ржи» штурмовал пляж в Нормандии; они маршировали по улицам Парижа, присутствовали при гибели бесчисленного количества солдат в бесчисленных местах и ​​пронесли через концентрационные лагеря нацистской Германии.По частям они переписывались, откладывались в сторону и переписывались снова, при этом характер истории менялся по мере того, как менялся сам автор. Теперь, в Коннектикуте, Сэлинджер поставил последнюю строчку в последней главе книги. Помня об опыте Сэлинджера во время Второй мировой войны, мы должны понять проницательность Холдена Колфилда на карусели в Центральном парке и напутственные слова «Над пропастью во ржи»: «Никогда никому ничего не говори. Если вы это сделаете, вы начнете скучать по всем.«Все мертвые солдаты.

Борец и писатель

Вторник, 6 июня 1944 года, стал поворотным моментом в жизни Дж. Д. Сэлинджера. Трудно переоценить влияние дня «Д» и последовавших за этим 11 месяцев боевых действий. Война, ее ужасы и уроки повлияли на все аспекты личности Сэлинджера и отразились на его работах. Будучи молодым писателем до поступления в армию, Сэлинджер публиковал рассказы в различных журналах, в том числе Collier's и Story, , и он начал призывать членов семьи Колфилдов, включая знаменитого Холдена.В день «Д» у него было шесть неопубликованных рассказов Колфилда, которые составили основу «Над пропастью во ржи». Опыт войны придал его сочинениям глубину и зрелость, которых им не хватало; наследие этого опыта присутствует даже в работе, совсем не связанной с войной. В более позднем возрасте Сэлинджер часто упоминал Нормандию, но никогда не говорил о деталях - «как будто, - вспоминала позже его дочь, - я поняла значение невысказанного».

В составе 4-го корпуса контрразведки (К.I.C.), Сэлинджер должен был приземлиться на пляже Юта первой волной в 6:30 утра, но, согласно отчету очевидца, он действительно приземлился во время второй волны, примерно через 10 минут. Время было удачным. Течения Ла-Манша отбросили высадку на 2000 ярдов к югу, что позволило Сэлинджеру избежать наиболее плотно сконцентрированной немецкой обороны. В течение часа после приземления Сэлинджер двигался вглубь суши и направлялся на запад, где он и его отряд в конечном итоге соединятся с 12-м пехотным полком.

12-му не повезло. Хотя он приземлился пятью часами позже, он столкнулся с препятствиями, которых не было у Сэлинджера и его группы. Сразу за пляжем немцы затопили обширное болото шириной до двух миль и сосредоточили свою огневую мощь на единственной открытой дамбе. 12-й был вынужден покинуть дамбу и перейти вброд по пояс, находясь под постоянной угрозой вражеских орудий. 12-й пехотный полк переправился через болото за три часа. После встречи с полком Сэлинджер провел следующие 26 дней в бою.6 июня полк насчитывал 3080 человек. К 1 июля их число сократилось до 1130.

В отличие от многих солдат, нетерпеливых к вторжению, Сэлинджер был далеко не наивен в отношении войны. В рассказах, которые он написал уже во время службы в армии, таких как «Сержант всмятку» и «Последний день последнего похищения», он выразил отвращение к ложному идеализму, применяемому к бою, и попытался объяснить, что война была кровавой. Бесславный роман. Но никакое теоретическое понимание не могло подготовить его к тому, что должно было произойти.Среди своих самых ценных вещей Сэлинджер считал небольшую шкатулку с пятью боевыми звездами и грамотой президента за доблесть.

Сэлинджер воевал, но он также писал - писал постоянно, от начала до конца войны. Он начал серьезно писать в 1939 году, будучи студентом Колумбийского университета, под руководством профессора Уита Бернетта, который также был редактором журнала Story и стал для Сэлинджера наставником и близким отцом. К 1941 году Сэлинджер создавал рассказы в быстрой последовательности, каждый из которых был экспериментом по поиску собственного стиля письма.«Незначительное восстание у Мэдисона», написанное в том году, - это история, в которой дебютирует Холден Колфилд - Сэлинджер описал ее как «печальную маленькую комедию о школьнике на рождественских каникулах». Он признал, что это было духовно автобиографично. Холден - первый персонаж, в которого Сэлинджер встроился, и их жизни соединятся: что бы ни случилось с Сэлинджером, в некотором смысле случится и с Холденом. Уит Бернетт неоднократно подталкивал Сэлинджера к тому, чтобы поместить Холдена Колфилда в роман, и он продолжал подталкивать его даже после того, как его призвали в армию, в 1942 году.

У Бернетта были причины для беспокойства. Сэлинджер был писателем рассказов, отвыкшим от более продолжительной работы. Чтобы преодолеть возможные трудности с длиной, Сэлинджер решил построить роман, написав его фрагментами - как серию рассказов, которые в конечном итоге можно было связать вместе. К марту 1944 года он закончил таким образом шесть рассказов, в большинстве из которых каким-то образом были изображены Холден Колфилд и другие члены семьи. Всего таких историй будет девять. Среди историй о Холдене того времени была одна под названием «Я сумасшедшая», которая в конечном итоге была включена в серию «Над пропастью во ржи».Спенсер и оставляет Пэнси Преп.

Сэлинджер написал много того, что не сохранилось - в его письмах есть дразнящие отсылки - и он также написал много работ, которые никогда не публиковались. Через неделю после дня высадки он отправил Уиту Бернетту открытку с тремя предложениями, в которой говорилось, что с ним все в порядке, но при этом пояснялось, что в сложившихся обстоятельствах он «слишком занят, чтобы продолжать работу над книгой прямо сейчас». Однако правда в том, что Сэлинджер никогда не переставал писать. Из всех историй Сэлинджера, которые остались неопубликованными, возможно, нет ничего лучше, чем «Волшебная Лисья норка», первая история, которую он написал, когда фактически сражался на передовой, и единственная работа, в которой он когда-либо изображал активные боевые действия.«Волшебный Foxhole» злится, приближаясь к подрывной.

История начинается через несколько дней после дня «Д» в медленно движущемся конвое. Читатель представляет собой анонимного автостопщика Г.И. подобрал рассказчик, солдат по имени Гэррити. Обращаясь к Г. только как «Мак» Гаррити рассказывает о битвах, которые вел его батальон сразу после вторжения. Его рассказ посвящен руководителю компании, Льюису Гарднеру, и событиям, из-за которых он теряет рассудок. Самая яркая часть «Волшебной Лисицы» - это начальная сцена, в которой описываются высадки в Нормандии.Среди трупов на пляже есть одинокая живая фигура - капеллан, который ползает по песку и лихорадочно ищет свои очки. Рассказчик, когда его транспорт приближается к пляжу, с изумлением наблюдает за сюрреалистической сценой, пока капеллан тоже не погибает. Не случайно Сэлинджер выбрал капеллана в качестве единственного живого человека среди погибших в разгар войны. Также не случайно капеллан отчаянно нуждался в прозрачности, обеспечиваемой его очками. Человек, который считал, что у него есть ответы на великие вопросы жизни, внезапно обнаруживает, что нет - именно тогда, когда он больше всего нуждается в ответе.Это критический момент в творчестве Сэлинджера. Впервые он задает вопрос: где Бог?

Кошмарный мир

25 августа 1944 года немцы сдали Париж. 12-му полку было приказано подавить сопротивление в одном квадранте города. Как офицер разведки, Сэлинджер также был назначен для выявления нацистских пособников среди французов. По словам Джона Кинана, его C.I.C. партнер и лучший друг на протяжении всей войны, они схватили такого сотрудника, когда толпа поблизости узнала об аресте и набросилась на них.Вырвав пленника у Сэлинджера и Кинан, которые не хотели стрелять в толпу, толпа забила человека до смерти. Сэлинджеру и Кинану оставалось только наблюдать.

Сэлинджер пробыл в Париже всего несколько дней, но это были самые счастливые дни, которые ему пришлось пережить во время войны. Его воспоминания о них содержатся в письме Уиту Бернетту. Кульминационным моментом стала встреча с Эрнестом Хемингуэем, военным корреспондентом Collier’s. Сэлинджер не сомневался, где найти Хемингуэя.Он прыгнул в свой джип и направился к «Ритцу». Хемингуэй встретил Сэлинджера как старого друга. Он утверждал, что знаком с его творчеством, и спросил, есть ли у него какие-нибудь новые рассказы о нем. Сэлинджеру удалось найти копию The Saturday Evening Post , содержащую «Последний день последнего похищения», которая была опубликована тем летом. Хемингуэй прочитал это и был впечатлен. Двое мужчин поговорили о магазине за напитками.

Сэлинджер с облегчением обнаружил, что Хемингуэй вовсе не был претенциозным или чрезмерно мачо, как он опасался.Скорее, он нашел его мягким и хорошо обоснованным: в целом, «действительно хорошим парнем». Сэлинджер имел тенденцию отделять профессиональную личность Хемингуэя от своей личной. Он сказал одному другу, что Хемингуэй по своей природе был добрым, но столько лет занимался позированием, что теперь это стало для него естественным. Сэлинджер не соглашался с философией, лежащей в основе работы Хемингуэя. Он сказал, что ненавидит «переоценку Хемингуэем чистой физической храбрости, обычно называемой« мужеством », как добродетели. Наверное, потому, что мне самому его не хватает.

Со временем Сэлинджер черпал личную силу в своих отношениях с Хемингуэем и знал его по прозвищу «Папа». Теплота не обязательно передавалась в произведениях Хемингуэя - по крайней мере, если следовать более позднему осуждению Холдена Колфилда «Прощай, оружие». Но во время войны Сэлинджер был благодарен Хемингуэю за дружбу.

Вторжение союзников в Нормандию, 6 июня 1944 года. Дж. Д. Сэлинджер был частью второй волны атаки на пляж Юта. Роберт Ф. Сарджент / Беттманн / Корбис; цифровая раскраска Лорны Кларк.

После освобождения Парижа начальник штаба генерала Дуайта Эйзенхауэра заявил, что «в военном отношении война окончена». Подразделение Сэлинджера будет иметь честь первым войти в Германию. После того, как он вошел в Третий рейх и прорвал линию Зигфрида, ему было приказано отразить любое сопротивление в районе Хюртгенского леса и занять позицию для защиты фланга Первой армии.

Когда Сэлинджер вошел в Хюртген, он попал в кошмарный мир. Лес был укреплен сильнее, чем можно было предположить. Немцы применили разрывы деревьев, которые взорвались намного выше голов солдат, в результате чего обрушился дождь из осколков и разорванных ветвей деревьев. Потом была погода - то ли промокшая, то ли жгучая стужа. Почти половина из 2517 жертв, понесенных 12-м пехотным полком в Хюртгене, была вызвана стихией. Хюртген рассматривается историками как одно из величайших поражений союзников в войне.

Сэлинджеру удалось найти момент утешения. Во время битвы за лес Хемингуэй ненадолго служил корреспондентом 22-го полка, всего в миле от лагеря Сэлинджера. Однажды ночью, во время затишья в боях, Сэлинджер обратился к своему товарищу по солдату, Вернеру Климану, переводчику, с которым он подружился во время тренировок в Англии. «Пойдем, - настаивал Сэлинджер. «Пойдемте к Хемингуэю». Двое мужчин прошли через лес к покоям Хемингуэя, маленькой хижине, освещенной необычайно роскошным собственным генератором.Визит длился два-три часа. Пили праздничное шампанское из алюминиевых фляговых стаканов.

Выбор компаньона Сэлинджера был, возможно, выражением благодарности. Среди его командиров в лесу Хюртген был офицер, которого Клеман позже описал как «сильно пьющего» и жестокого по отношению к своим войскам. Офицер однажды приказал Сэлинджеру остаться на ночь в замороженном окопе, несмотря на то, что он знал, что у него нет необходимых припасов. Климан тайно доставил из вещей Сэлинджера два предмета, которые помогли ему выжить: одеяло и пару вездесущих шерстяных носков его матери.

Над пропастью во ржи: Дж. Д. Сэлинджер: Массовый рынок: 9780316769488: Powell's Books

Сводки и обзоры

Кто-нибудь, кто читал рассказы Дж. Д. Сэлинджера из Нью-Йорка? особенно идеальный день для рыбы-банана, дяди Виггили в Коннектикуте, Смеющегося человека и Эсми? Что касается «Любви и скромности», его не удивит тот факт, что его первый роман полностью детский. Герой-рассказчик «Ловца во ржи» - древний шестнадцатилетний ребенок, уроженец Нью-Йорка по имени Холден Колфилд.Из-за обстоятельств, которые, как правило, исключают взрослое, из вторых рук, он бросает подготовительную школу в Пенсильвании и уходит в подполье в Нью-Йорке на три дня. Сам мальчик одновременно и слишком прост, и слишком сложен, чтобы мы могли сделать какие-либо последние комментарии о нем или его истории. Возможно, самое безопасное, что мы можем сказать о Холдене, - это то, что он родился в мире, который не только сильно увлекался красотой, но и почти безнадежно проникался ею. В этом романе много голосов: детские голоса, голоса взрослых, голоса андеграунда, но голос Холдена самый красноречивый из всех.Преодолевая свой родной язык, но оставаясь при этом удивительно верным ему, он издает прекрасно сформулированный крик, смешанный с болью и удовольствием. Однако, как и большинство любовников, клоунов и поэтов высших порядков, он оставляет большую часть боли себе и себе. Удовольствие, которое он отдает или откладывает всем своим сердцем. Он предназначен для читателя, который сможет сохранить его.

Рецензия

«Мы читаем « Над пропастью во ржи »и чувствуем, что книга понимает нас глубоко и невероятно." Джон Грин

Review

" Современный мастер ... Это был человек, который использовал язык, как будто это была чистая энергия, прекрасно управляемая, и который точно знал, что он делал в каждой тишине, а также в каждом слове ». Ричард Йейтс, New York Times Book Review

Сводка Любой, кто читал рассказы Дж. Д. Сэлинджера из Нью-Йорка, особенно « Идеальный день для рыбы-банана », Дядя Виггили в Коннектикуте , The Laughing Мужчина и Для Эсме - С любовью и скромностью не удивится тому факту, что его первый роман полон детей.

Герой-рассказчик «Ловца во ржи» - древний шестнадцатилетний ребенок, уроженец Нью-Йорка по имени Холден Колфилд. Из-за обстоятельств, которые, как правило, исключают взрослое, из вторых рук, он бросает подготовительную школу в Пенсильвании и уходит в подполье в Нью-Йорке на три дня.

Сам мальчик одновременно и слишком прост, и слишком сложен, чтобы мы могли сделать какие-либо заключительные замечания о нем или его истории. Возможно, самое безопасное, что мы можем сказать о Холдене, - это то, что он родился в мире, который не только сильно увлекался красотой, но и почти безнадежно проникался ею.

В этом романе много голосов: детские, взрослые, андеграундные, но голос Холдена самый красноречивый из всех. Преодолевая свой родной язык, но оставаясь при этом удивительно верным ему, он издает прекрасно сформулированный крик, смешанный с болью и удовольствием. Однако, как и большинство любовников, клоунов и поэтов высших порядков, он оставляет большую часть боли себе и себе. Удовольствие, которое он отдает или откладывает всем своим сердцем. Он предназначен для читателя, который сможет сохранить его.

Краткое содержание

«Блестящий, забавный, содержательный роман» ( The New Yorker ), который сделал Дж. Д. Сэлинджера ведущим голосом в американской литературе - и который на всю жизнь внушал миллионам читателей во всем мире любовь к книгам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *