Содержание

На поле Куликовом — Блок. Полный текст стихотворения — На поле Куликовом

Река раскинулась. Течет, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной желтого обрыва
В степи грустят стога.О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной —
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ночной и зарубежной —
Я не боюсь.Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь… И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль… И нет конца! Мелькают версты, кручи…
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови! Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь! Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:
Не вернуться, не взглянуть назад.
За Непрядвой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат… На пути — горючий белый камень.
За рекой — поганая орда.

Светлый стяг над нашими полками
Не взыграет больше никогда.И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!»Я — не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена! В ночь, когда Мамай залег с ордою
Степи и мосты,
В темном поле были мы с Тобою, —
Разве знала Ты? Перед Доном темным и зловещим,
Средь ночных полей,
Слышал я Твой голос сердцем вещим
В криках лебедей.С полуно’чи тучей возносилась
Княжеская рать,
И вдали, вдали о стремя билась,
Голосила мать.И, чертя круги, ночные птицы
Реяли вдали.
А над Русью тихие зарницы
Князя стерегли.Орлий клёкот над татарским станом
Угрожал бедой,
А Непрядва убралась туманом,
Что княжна фатой.И с туманом над Непрядвой спящей,
Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
Не спугнув коня. Серебром волны блеснула другу
На стальном мече,
Освежила пыльную кольчугу
На моем плече.И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.Опять с вековою тоскою
Пригнулись к земле ковыли.
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали’…Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой! Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моем,
И падают светлые мысли,
Сожженные темным огнем…«Явись, мое дивное диво!
Быть светлым меня научи!»
Вздымается конская грива…
За ветром взывают мечи… Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И, словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла. За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. — Молись!

Презентация к уроку литературы в 8 классе "А.Блок "На поле Куликовом"

библиотека
материалов

Содержание слайдов

Номер слайда 1

Александр Блок «На поле Куликовом» Куликово поле

Номер слайда 2

Цикл «На поле Куликовом», включающий 5 стихотворений, - одно из центральных произведений третьего тома «Родина». Цикл не только и не столько произведение на историческую тему, сколько произведение о современности, точнее о неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего России.

Номер слайда 3

Цикл (гр. kyklos – круг, колесо) – несколько художественных произведений, объединенных  общим жанром  темой  главными героями  единым замыслом  исторической эпохой  единым поэтическим настроением  местом действия ► Чем объединены стихотворения А. Блока в цикле «На поле Куликовом»? Лирический цикл - жанровая форма стихового единства, возникающая при объединении относительно самостоятельных лирических стихотворений в одно целое.

Номер слайда 4

Вспомните реальное историческое событие, произошедшее на Куликовом поле. Что вам известно о нём? Куликовская битва 1380 г. - важнейшее событие в истории средневековой Руси, во многом определившее дальнейшую судьбу Российского государства. Битва на Куликовом поле послужила началом освобождения Руси от ига Золотой Орды. Растущая мощь Московского княжества, усиление его авторитета среди русских княжеств, отказ Москвы платить дань Орде, поражение в битве на р. Воже стали основными причинами замысла темника Золотой Орды Мамая по организации большого похода на Русь.

Александр Бубнов "Утро на поле Куликовом".

Номер слайда 5

8 сентября 1380 года соединенные силы русских княжеств одержали решительную победу над огромным войском Золотой Орды, двигавшейся на Русь под предводительством хана Мамая. Произошло это на Куликовом поле около реки Непрядвы за Доном.  Воины обеих сторон  сражались с неслыханным упорством. Люди гибли не только от ран, но и задыхались от великой тесноты. Войско Мамая наступало первым, устремившись в атаку с высокого места. Вслед за конницей шла пехота тесным строем.

Шли с копьями наперевес. Не выдержав натиска, русские войска стали отступать. Победа, казалось, была на стороне Мамая. Но тут выступил из леса хорошо спрятанный засадный полк под опытным предводительством двоюродного брата Дмитрия – князя Владимира Серпуховского и Дмитрия Боброка Волынского и ударил в тыл и фланг войскам Мамая. Выдержка, с которой русские в засадном полку дождались нужного момента, не выдав своего присутствия, решила многое. Победа была полная, и войско Дмитрия далеко преследовало Мамая.С обеих сторон полегло более половины воинов. Сражаясь, оба войска понимали, что от исхода битвы зависит многое. Это был перелом в сознании, в самосознании русского народа, в появлении острой потребности в государственном единстве и государственной независимости.

Номер слайда 6

Виктор Маторин. Дмитрий Донской. Герой Куликовской битвы. Дми́трий Иванович (12 октября 1350— 19 мая 1389), прозванный Дмитрий Донско́й за победу в Куликовской битве — великий князь московский (с 1359) и владимирский (с 1363). Сын князя Ивана II Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны. В правление Дмитрия были одержаны значительные военные победы над Золотой Ордой, продолжилась централизация русских земель вокруг Москвы и построен белокаменный московский Кремль.

Номер слайда 7

Осмысление событий Куликовской битвы в литературе. Задонщина» (в рукописях имеет заглавия «Задонщина великого князя господина Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича», «Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его, князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая» и др.) — памятник древнерусской литературы конца XIV— начала XV вв. Рассказывает о победе русских войск, возглавлявшихся великим князем Московским Дмитрием Ивановичем (Донским) и его двоюродным братом Владимир Андреевичем, над монголо-татарскими войсками правителя Золотой Орды Мамая. Список "Задонщины" 16 в"

Номер слайда 8

Сказание о Мамаевом побоище — литературное произведение XV в. об исторических событиях Куликовской битвы. В «Сказании» повествуется о небесных видениях, предвещавших победу русского народа, приводится множество интересных подробностей этого события, в числе которых посольство Захария Тютчева к Мамаю. Наряду с исторически достоверными фактами (маршрут движения русского войска из Москвы через Коломну на Куликово поле, перечисление князей и воевод, участвовавших в сражении, рассказ о действиях Засадного полка и т. д.) содержит и некоторые легендарные эпизоды. «Сказание» дошло до нас в большом количестве списков, некоторые из которых датируются даже концом XVIII—началом XIX века, что говорит об огромной популярности произведения в России. Миниатюра из рукописи XVIII века "Сказание о Мамаевом побоище.

Номер слайда 9

Первое стихотворение "Река раскинулась" - центральное смысловое ядро всего цикла. Так начинается первое стихотворение цикла. Оно выполняет роль пролога и вводит тему России. -Какое настроение создаёт пейзажная зарисовка, данная автором в начале стихотворения? -Как меняется интонация стихотворения во второй строфе? Почему? -Как вы думаете, почему Блок, обращаясь, к родине, Руси, называет её женой? -Какое ощущение вносит в стихотворение 4 строфа? Почему? -Внимательно вчитайтесь в следующую строфу и подумайте, почему в стихотворении возник образ кобылицы, несущейся вскачь. Как изменился ритм стихотворения? -Прочитайте заключительную строфу стихотворения. Как вы думаете, каким видится будущее России А.Блоку? -Попробуем осмыслить всё, сказанное на уроке, и составить синквейн по теме урока..

Номер слайда 10

Какое настроение создаёт пейзажная зарисовка, данная автором в начале стихотворения? Река раскинулась. Течет, грустит лениво И моет берега. Над скудной глиной желтого обрыва В степи грустят стога.

Номер слайда 11

Как меняется интонация стихотворения во второй строфе? Почему? Вторая строфа ломает спокойную интонацию и начинается со звонкого возгласа «О, Русь моя! Жена моя!» Как вы думаете, почему Блок, обращаясь, к родине, Руси, называет её женой? Жена для мужчины самый близкий дорогой человек. С ней он венчается в церкви один раз и на всю жизнь. Значит родина для Блока тоже одна единственная любовь, раз и навсегда данная. О, Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь! Наш путь - стрелой татарской древней воли Пронзил нам грудь.

Номер слайда 12

Какое ощущение вносит в стихотворении 4 строфа? Почему? 4 строфа вносит в стихотворение ощущение тревоги. Мы становимся свидетелями схватки русских воинов и монголо - татар. Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами Степную даль. В степном дыму блеснет святое знамя И ханской сабли сталь...

Номер слайда 13

Внимательно вчитайтесь в следующую строфу и подумайте, почему в стихотворении возник образ кобылицы, несущейся вскачь. Как изменился ритм стихотворения? Ритм стихотворения участился. Степная кобылица внёсла в стихотворение образ движения. Наша страна действительно находилась в состоянии «вечного боя». Со времени своего возникновения она должна была отстаивать независимость в борьбе с многочисленными врагами. И вечный бой! Покой нам только снится Сквозь кровь и пыль... Летит, летит степная кобылица И мнет ковыль...

Номер слайда 14

Прочитайте заключительную строфу стихотворения. Как вы думаете, каким видится будущее России А.Блоку? История нашей страны - это история трагедий и преодолений. Блок предчувствует, что Россия стоит на пороге великих потрясений, но она выстоит и выйдет победительницей. Так всегда было в её истории. Закат в крови! Из сердца кровь струится! Плачь, сердце, плачь... Покоя нет! Степная кобылица Несется вскачь!

Номер слайда 15

Рефлексия. Составьте синквейн по теме урока. Синквейн- это стихотворение, состоящее из пяти строк, в которых человек высказывает своё отношение к проблеме. Порядок написания синквейна: Первая строка- одно ключевое слово, определяющее содержание синквейна. Вторая строка- два прилагательных, характеризующих данное предложение. Третья срока- три глагола, показывающие действие понятия. Четвёртая строка- короткое предложение, в котором автор высказывает своё отношение. Пятая строка- одно слово, обычно существительное, через которое человек выражает свои чувства, ассоциации, связанные с данным понятием.

Номер слайда 16

Россия. Великая. Единственная. Сражается. Побеждает. Движется. И вечный бой! Покой нам только снится! Победительница.

Номер слайда 17

2 стихотворение Это стихотворение теснее прочих связано если не с реальными, то с легендарными приметами Куликовской битвы, и поэтому больше стилизовано под старину и, как увидим далее, под фольклор. В основе его сюжета — легендарное гадание перед боем:

Номер слайда 18

Как вы понимаете образ «горючего белого камня»? В каких произведениях русского фольклора вы его встречали? На пути — горючий белый камень, За рекой — поганая орда. Вспомним “бел-горюч камень” русских песен, сказок и заговоров, связанный с мотивом сакрального выбора. Подчеркнём, что Блок как никто осознавал необходимость выбора Россией своего пути в мировой истории.

Номер слайда 19

Я – не первый воин, не последний, Долго будет родина больна. Как можно объяснить эти строки? Каким вы представляете лирического героя во втором стихотворении?

Номер слайда 20

3 стихотворение В третьей пьесе тревожные звуки будущей битвы становятся предвестниками таинственной встречи: “В тёмном поле были мы с Тобою”. Кто Она, у Блока не названная? Земной образ “светлой жены” (с маленькой буквы) отступает перед торжественностью встречи. Кто это? Таинственная Дева, Святая Богородица, помогающая русским воинам, или это вся Русская земля: “В тёмном поле были мы с Тобою” — человек и родная земля? Светлое виденье оставляет на щите воина “нерукотворный лик”, охраняющий от чёрной тучи Орды. И с туманом над Непрядвой спящей, Прямо на меня Ты сошла в одежде, свет струящей, Не спугнув коня. Серебром волны блеснула другу На стальном мече, Освежила пыльную кольчугу На моём плече!

Номер слайда 21

Почему третье стихотворение можно назвать кульминацией цикла? Кто это, чей лик нерукотворный светел для поэта навсегда: любимая женщина или Богородица? И с туманом над Непрядвой спящей Прямо на меня Ты сошла, в одежде свет струящей, Не спугнув коня.

Номер слайда 22

4 стихотворение Мистический подъём третьей пьесы сменяется отчаянием четвёртой (это отражается и в смене размера). Вернёмся к происхождению блоковского символизма. Символизм для Блока — не просто литературный приём, но основа его мироощущения, миропонимания. События земного мира — лишь слабое отражение событий мира небесного, высшего. Глаза земного человека не могут увидеть великих событий — их можно лишь почувствовать, ощутить. Исход битвы, определяющий путь целого народа, решается в небесной битве, великой битве сил света и тьмы; сосредоточием этой битвы становится Россия — и сердце поэта. Объятый тоскою могучей, Я рыщу на белом коне… Встречаются вольные тучи Во мглистой ночной вышине. Вздымаются светлые мысли В растерзанном сердце моём, И падают светлые мысли, Сожжённые тёмным огнём…

Номер слайда 23

«Явись мое дивное диво! Быть светлым меня научи!» Вздымается конская грива. .. За ветром взывают мечи…

Номер слайда 24

5 стихотворение Пятое стихотворение цикла — строгие четырёхстопные ямбы пережитой духовной битвы и готовности к битве земной (сравним с тревожными, резкими ямбами первого стихотворения). Мы словно возвращаемся к исходному положению. Опять над полем Куликовым Взошла и расточилась мгла… — Символом чего для Блока является мгла? Вспомним, какие определения мглы автор даёт в первом стихотворении. Мгла вновь “взошла и расточилась”. Но надрыва и тревоги в душе уже нет. Есть сосредоточенная готовность быть “светлым навсегда”, биться до конца.

Номер слайда 25

Доспех тяжёл, как перед боем, Теперь твой час настал. Молись! “Как перед боем” — эта фраза означает, что речь идёт не о конкретной Куликовской битве. Мы приходим к выводу, что Куликово поле становится символом трагической и великой судьбы России. Вновь и вновь Русь, Россия оказывается на распутье, перед выбором. Путь заволакивает мгла — “ночная и зарубежная“, “дикие страсти” борются со светлыми силами. Поэт предчувствует великую битву. Каким будет её итог?

Номер слайда 26

Весь цикл пронизан пафосом патриотизма. Стихотворение будит гордость за прошлое России, вселяет уверенность в будущее. Всегда были смутные и тяжелые времена, но каждый раз наша Родина выходила с честью из испытаний. Стихотворения А.Блока о России, прозвучавшее в те годы, когда судьба ее неуклонно приближалась к катастрофе, когда сама любовь к родине обретала внутренний драматизм, звучат сегодня удивительно современно и являет нам образец той мужественной всевидящей преданности своей стране, которая была воспринята поэтом от лучших традиций классической русской литературы.

«О Русь моя! Жена моя!» Образ России в поэзии А. Блока

Краткий анализ стиха «На поле Куликовом» Блок А. А.

Вариант 1

Сюжет цикла «На поле Куликовом» имеет историческую основу — вековое противостояние Руси татаро-монгольскому нашествию и великая Куликовская битва на одноименном поле. Лиро-эпический сюжет совмещает конкретно историческую событийную канву: битвы, военные походы, картину овеянной пожарищем родной земли — и цепь пережи­ваний лирического героя, способного осмыслить весь многове­ковой исторический путь Руси. Цикл создан в 1908 году.

Это время реакции после поражения революции 1905 года. Цен­тральной темой в цикле становится тема родины, мысли о ее сложной исторической судьбе. Первое стихотворение цикла от­крывается элегической пейзажной зарисовкой, которая сразу же настраивает на размышления и воспоминания. Начиная со вто­рой строфы сюжет становится более динамичным, оживляется обращениями и восклицаниями, рублеными синтаксическими конструкциями. Данному сюжету гармонично соответствует размер стиха — разностопный ямб. Родина сравнивается у

А.А. Блока с женой. В этом проявляется влияние В. Соловьева, благодаря которому в творчество А.А. Блока проникает образ вечной женственности, узнаваемый и мистический одновре­менно. Не случайно к пятому стихотворению цикла автор вы­брал эпиграф из стихотворения В. Соловьева. В финале же пер­вого стихотворения возникает романтический образ степной кобылицы, которая мчится на фоне кровавого заката. Он также связан с темой России, устремленной в будущее. Слова «степь», «степной» подчеркивают просторы родной земли.

Особую роль в развитии патриотической темы приобрета­ет древнерусская тононимика: Непрядва, Дон, иоле Куликово. К традициям древнерусской литературы (к «Слову о полку Игореве», «Задонщине») восходит в произведении создание образов природного мира (пригнулись к земле ковыли, грустят стога, лебеди кричат, татарским станом слышен орлий кле­кот). В цикле большую роль играет контраст (покоя и движе­ния, темного и светлого начал, добра и зла). Однако татаро-монгольское иго будет свергнуто, ибо на стороне Руси — свя­тость («святое знамя», «лик нерукотворный»),

В последнем стихотворении цикла автор рассуждает о гря­дущем дне. Появляется мотив цикличности в развитии исто­рических событий («Опять над полем Куликовым Взошла и расточилась мгла»). А поэтичная блоковская фраза «Но узнаю тебя, начало Высоких и мятежных дней» обращено уже не к далекой истории, а к современности.

Таким образом, блоков­ский цикл «На поде Куликовом» можно воспринимать не только как произведение о славных и мятежных страницах русской истории, но и как своеобразный опыт исторического предвидения. Становится понятным, что Куликовская битва интересует писателя прежде всего, как знаковое, поворотное событие русской истории.

Вариант 2

Поэт Александр Блок, практически во всем своем творчестве показывает беспокойство о судьбе своей родины. Александр знал, что после революции Россия изменится в худшую сторону, но Блок остается на родине. В 1908 году Александр пишет стих «На поле Куликовом». Это произведение состоит из 5‑ти стихов, в которых можно встретить красоту Руси, историю прошлых лет, а также ужас грядущих перемен. Сюжет стихотворения состоит из событий, которые происходили в реальности.

Поет в данном стихотворении, не изменяет своим убеждениям и старается, словно намекнуть с помощью произошедших событий на Куликовом поле, что людям Руси снова нужно защищаться. Только враг теперь не татары, а революция, которая развалит страну.

Позиция Блока по поводу перемен, родилась в нем не просто так. Совсем недавно поет, верил и поддерживал свержение руководителей страны. Но в 1905 году произошла революция, и автор своими глазами увидел, какой это ужас. Сколько смертей и разрушенных жизней она несет, поэтому вскоре поменял своё мнение по поводу перемены власти таким образом.

Красиво вписываются строки Александра о родине. Ему удается сравнивать Русь с кобылой степи, которая бежит без оглядки и только к закату. Остановить её никак нельзя, никто не сможет это сделать. Впереди только цель и не важно, что прольется много крови и будет множество человеческих страданий.

Очень интересно то, что поет, предвидел практически все события, которые разворачивались в течение этих страшных лет. Совсем скоро, а именно через 9 лет, все что Блок написал в стихотворении, произошло. Автор все равно остается на Руси с надеждой, что страна возродится и снова будет великой, и сильной, но этого не произошло. Политика социализма гораздо страшней отражается на судьбе страны, чем война с татарами и монголами.

Стихотворение «На поле Куликовом» – анализ по плану

Вариант 1

История создания

1908–1917 годы в жизни А. А. Блока – это период переосмысления исторического прошлого России, ее настоящего и будущих назревающих перемен. Поэт создает небольшой цикл, состоящий из пяти стихов, под названием «На поле Куликовом». За основу им был взяты реальные сюжеты из истории страны: монголо-татарское иго, на несколько веков поработившее Русь, и героическое противостояние степным завоевателям.

Тема

Через все произведение проходит сквозной темой вечная борьба России за свою свободу. Куликовская битва становится символом освобождения от монгольского ига. Проблему исторического противостояния Руси и Орды А. А. Блок переносит на весь ход развития страны, в том числе на настоящее, предрекая России новую «Куликовскую битву», которая освободит ее от монархии. Революционные идеи поэта были вызваны происходившими событиями: революцией 1905–1907 годов, назреванием нового социального взрыва к 1917 году.

Композиция

Цикл состоит из пяти взаимосвязанных стихотворений, поэтому характеризовать его композиционное содержание необходимо по частям. В первой части перед читателем предстает картина из истории России: татаро-монголы наступают на страну («В степном дыму блеснет святое знамя и ханской сабли сталь…»).

Образ Родины ассоциируется у Блока со «степной кобылицей», которая мчится вперед: «Летит, летит степная кобылица и мнет ковыль…», «Степная кобылица несется вскачь!» как с символом силы и женственности. Здесь же поэт употребляет фразу, которая впоследствии станет крылатой, она точно передает мысль автора, что России суждено постоянно отстаивать свою независимость: «И вечный бой! Покой нам только снится…».

Вторая и третья часть посвящены описанию подготовки к Куликовской битве и победы над врагом. Появляется образ Богородицы как защитницы русской земли и ее воинов: «Был в щите Твой лик нерукотворный светел навсегда».

Последние две части цикла посвящены описанию современной России сквозь призму ее древней истории. Подъем революционны сил, уже очевидные перемены в жизни поэт чувствует, говоря: «Опять над полем Куликовым взошла и расточилась мгла». Еще не слышно грома битвы, звона оружия, но лирический герой отчетливо предвидит их, обращаясь: «Но узнаю тебя, начало высоких и мятежных дней!».

Жанр

Жанр – лиро-эпический. Произведение сочетает в себе переживания лирического героя, признаки стихотворения и одновременно характеризуется наличием сюжета. Оно состоит из пяти частей, которые, в свою очередь, разделены на строфы (четверостишия), написанные ямбом. Рифма используется точная (боли – воли), неточная (лениво – обрыва), мужская (Русь – боюсь), женская (кострами – знамя). Способ рифмовки – перекрестный АВАВ.

Средства выразительности

Блок использовал различные художественные средства. К ним отнесем олицетворения: «Река раскинулась… грустит лениво и моет берега», «…грустят стога», «идут испуганные тучи», метафоры: «Наш путь… пронзил нам грудь», «стрелой татарской древней воли», «закат в крови», «…сердцем вещим», «Под игом ущербной луны», «Вольные тучи». Кроме того, поэт использовал эпитеты: «…Доном темным и зловещим», «тихие зарницы», «вековою тоскою», «…облаком суровым», «Высоких и мятежных дней», и сравнение: «А Непрядва убралась туманом, что княжна фатой».

Вариант 2

Цикл «На поле Куликовом», состоящий из пяти стихотворений, связанных между собой общей темой, является центральным в цикле стихотворений «Родина» (1907–1916). Он был неоднозначно встречен критиками и современными Блоку поэтами, и прозаиками, однако все признали в нем потрясающее отображение действительности через связь с историческим прошлым России.

История создания

Цикл стихотворений «На поле Куликовом» был написан в 1908 году. Революция 1905 года осталась позади, но народ не успокоился, предчувствие грядущих волнений витает в воздухе. В период с 1905 по 1917 год Блок переосмысляет исторические события и проводит аналогии между ними и настоящим. Используя образ битвы на Куликовом поле, поэт показывает образ современной ему России, те волнения, которые он предчувствует, и те, что уже прошли. Он переживает за будущее страны и предчувствует вторую волну революции.

Поэт был очень образованным человеком, знал в совершенстве историю своей страны, поэтому часто писал поэмы и стихотворения по историческим мотивам. Его патриотизм глубок и эмоционален, ведь автор любит не иллюзии, а то, что хорошо знает. Поэтому его произведения о войне и революции, о древних народах и их связи с потомками всегда вызывают сильные чувства.

Жанр, направление и размер

Жанр цикла — лиро-эпический. В цикле присутствует сюжетная линия, развивающаяся от стихотворения к стихотворению. При этом текст является аллюзией на Россию того времени.

Весь цикл написан ямбом, однако используется пятистопный, шетистопный, двухстопный и трехстопный ямб, такой ритм придает динамику повествованию. Строфы состоят из четырех строк. Используется как точная, так и неточная рифма, чередуются между собой мужская и женская клаузула. Также присутствует перекрестная рифма.

Образы и символы

Весь цикл пронизан символами, указывающими на беспокойные настроения, царящие в России 1908 года. Степной путь, по которому скачут воины к месту сражения – символ метафорического исторического пути, по которому идет родина. Как воины движутся к битве, так страна идет к новой революции и гражданской войне.

Образ жены трактуется уже не так просто. Еще в первой части цикла Блок вместо классического сравнения «Россия-матушка», сравнивает Россию с женой. Но это не жена в обыденном нашем понимании, а отсылка к раннему творчеству поэта и к идеям Соловьева о священной женственности. Это подтверждает и наличие цитаты самого Соловьева перед заключительной частью цикла.

Образ некоей жены, которая должна будет оплакивать лирического героя после сражения, проходит через весь цикл. Так, заключительную фразу второго стихотворения можно понять и буквально, то есть «помяни меня после, жена», и как «помни обо мне, Россия». Третье стихотворение полностью посвящено образу некоей прекрасной женщины. Это может быть и соловьевская святая, и образ России.

Через весь цикл также проходят символы тумана и мглы. Они указывают на неизвестность и беспокойство, которые издавна окутывали отчизну.

Степная кобылица – это водоворот событий, который затягивает народы в побоища. Это неумолимая судьба, что несется, не разбирая дороги. Сама стихия войны выражается в этом образе.

Лирический герой – воин, который скачет защищать Родину от татаро-монголов. Является ли герой отражением самого Блока, или он просто абстрактный персонаж, необходимый для передачи основных мотивов стихотворения, точно неизвестно. Этот вопрос поэт оставляет воображению читателя.

Таким образом, главные герои неразрывно связаны. Жена и муж – это семья, узы которой священны и вечны. Так и русский человек навек связан со своей землей.

Темы и настроение

Все стихотворение подводит читателя к чувству тревожности, к ожиданию чего-то плохого, кровавого побоища. Блок разочаровался в событиях 1905 года, он увидел человеческую жестокость и осознал, что такой путь его не устраивает. В 1908 году, году написания стихотворения, людьми осознавался факт приближения мировой войны и возможной новой революции. Тревога и страх в связи с неизвестностью будущего и предчувствием приближающейся беды пронизывают все стихотворение.

Основная тема произведения – патриотизм. Герой готов биться за родину, отстоять ее ценой собственной крови. Он любит ее также ревниво и нежно, как супругу, и намерен оберегать ее также упорно, как семейный очаг.

Также автор говорит о красотах и богатстве страны, сравнивая ее с женщиной неземной красоты. Она здорова, могущественна и плодородна, в ее теле живет сильный и мятежный дух. Ее богатая природа, ее бесценные дары, ее пленительные прелести посвящены супругу – защитнику, который отвечает земле горячей любовью и преданностью.

Тема войны тоже занимает не последнее место. Автор показывает святой бой, которым может считаться лишь оборона. Враги пришли на Русь, и весь ее народ поднялся в священном порыве – освободить отчизну. Это кровопролитие – жертва на алтаре любви.

Кроме того, поэт поднимает завесу прошлого, говоря об исторической памяти. Мы обязаны помнить мужество и смелость наших предков: они защитили свое будущее, которое стало нашим настоящим.

Еще одна значимая тема – предчувствие перемен. Как мы помним, основная версия причины Куликовской битвы – это восстание русских против монголо-татарского ига. Страшная бойня того времени предшествовала позитивным переменам и положила начало освободительной борьбе русского народа против захватчиков. Значит, и то, что предчувствует поэт, может принести людям долгожданное решение назревших проблем.

Идея

Блок обращается к прошлому, к Куликовской битве, не для того, чтобы воспитывать людей в духе военного патриотизма, а чтобы провести аналогию с настоящим. Выразить предчувствие больших перемен, показать нежелание нового кровавого побоища, которое может предшествовать переменам. Такая аллюзия на настоящее была высоко оценена современниками Блока.

Автор, без сомнения, не хочет борьбы, но осознает, что порой без нее не обойтись. Так было на поле Куликовом, такое же смутное время надвигалось на страну во времена автора. Порой война – это стихия, которую нельзя остановить волей отдельных лиц. Она просто неизбежна, но в пылу схватки необходимо защищать ту, кто не может за себя постоять – красивую, родную и любимую Россию.

Средства художественной выразительности

Цикл «На поле Куликовом» просто пестрит интересными метафорами, и все они служат созданию атмосферы беспокойства: «наш путь пронзил нам грудь», «закат в крови», «вековою тоскою» и так далее. Многочисленные олицетворения («грустят стога») и эпитеты («грустит лениво») служат той же цели.

Используется также интересное сравнение, которое выделяется на фоне остальных средств художественной выразительности и еще раз отсылает нас к образу соловьевской дамы: «Непрядва убралась туманом, что княжна фатой».

О Русь моя, жена моя

Посмотрело: 9 626

Когда статья начинается с пафоса или брани, она только ими зачастую и обходится. Заметка Александра Королева – тому пример. Увидев в заголовке слово «неообновленчество», я приготовился к дискуссии о богослужебном языке.

Однако автору всего лишь не понравились комплиментарные высказывания владыки Тихона о советском прошлом. Что ему дела, кстати, до чужого архиерея? (В противном случае подпись гласила бы «Александр Королев, г. Псков».) Для чего выставлять себя моськой перед слоном, который его заведомо не услышит?

Но автор кажется и не собирается никого убеждать, ему важно прокричать свои лозунги. «Неообновленцы – это проект ЧК, родившийся в его недрах», тогда как «неообновленцы в большинстве своём были за ЦСЯ». Такая отговорка сойдёт разве что для детской воскресной школы. Обновленчество было широким социальным движением, которым – да – воспользовалось ГПУ для политической попытки «импичмента» патриарха Тихона. На Поместном Соборе отнюдь не все поддерживали восстановление патриаршества. Не все симпатизировали власти чёрного духовенства. Многие почти открыто высказывались и о поповском тайнобрачии. Кроме того, в ту пору, когда не было ещё сталинских репрессий и брежневского застоя, идея социализма ещё себя не скомпрометировала. А почему не быть социализму в Церкви? Почему слепое послушание и строгая иерархия важнее свободы и соборности? Это не такой простой вопрос. Потому и не надо осуждать «сменовеховцев» за то, что они советской власти поверили.

Далеко не все сменовеховцы стали новомучениками. Кстати, это слово, как и просто «мученики» — пишется с одним «н», уж автору, защищающему такие позиции подобных ошибок лучше не делать. Мученик в христианстве тот, кто перенося страдания, свидетельствует о своей вере. Трагедия же сталинских репрессий в уничтожении миллионов невинных – попов, бухгалтеров, писателей, инженеров, врачей, носителей идиш или жителей кавказский гор. От священника не требовали отречения от веры, обещая взамен свободу, его заставляли подписать признание в контрреволюционной агитации или японском шпионаже, а потом, независимо от признания, расстреливали. Это была чума, которая косила всех подряд – независимо от возраста и социального положения.

Те, кто прибыл после Второй мировой войны проходили фильтрационные лагеря. Но и после многих харбинцев отпускали, того же Павла Северного. Правда первые годы ему пришлось провести в оренбургской глуши библиотекарем. Но потом выбрался в Подмосковье и стал заметным советским писателем (Алексей Толстой, приехавший много раньше) не переставал им быть. И митрополит Вениамин (Федченков), кажется, нисколько не сидел. Впрочем, скучно вязнуть в деталях.

«СССР был убийцей России». Но мы однако все живы, и называем себя россиянами.

Если уж искать подобные антропоморфные сравнения, советский строй был жестоким мужем старой России. Представим женщину, что замужем за почтенным, увешанным орденами стариком, который то и дело дремлет за столом и пускает слюни в чай. И вот она бросает его ради молодого, сильного, бесстрашно клянущегося изменить мир. Попирает таинство венчания. Тот второй оказывается домашним тираном, пьёт и жестоко бьёт новую супругу. А она рожает ему детей, которых он тоже жестоко бьёт, и они растут, не зная ничего иного.

Эмиграция же напоминает обманутого мужа. Он интеллигент и умница, он прав и праведен. И будь он нашим отцом, мы росли бы, наверное, в совершенно другом мире. Но у нас совсем иные гены, иные раскосые глаза. Нам очень жаль вас, дяденька, мы очень вас уважаем, мама напрасно вас бросила. Но увы, отец у нас другой.

Современная Россия – плод брака России и Союза. С нами это не впервые. Среди наших предков союз византийской тонкости и грубой татарщины, старообрядческого благочестия и немецких порядков Петра. Мы в буквальном смысле евразийцы – жители Великой Степи. Вот и сегодня мы пытаемся совместить несовместимые сценарии будущего: вектор западный и вектор китайский.

Да, СССР у нас в крови, даже у таких как я — ярых антисоветчиков. Пусть это яд в нашей крови, но не здоровые имеют нужду во враче, а больные. Господь призывает не праведников, а грешников. И больного лечат не по паспортным данным или родословной, но соответственно диагнозу.

Нет ничего несчастнее роли обманутого мужа. Мне приходилось общаться с русскими диаспорами Европы, Азии, Израиля, нередко именно с духовенством или церковными активистами. И всякий раз я ловил себя на мысли: если я вдруг окажусь в эмиграции, я буду учить языки. В том числе языки программирования, чтобы как можно скорее встроиться в новое общество. Хотя я уже не молод и эмигрировать не собираюсь. Но в Америке надо становиться американцем, а в Китае – китайцем. Недаром среди литературных эмигрантов самыми успешными оказались Набоков, Аксёнов, Солженицын, Флоровский, Шмеман, Антоний (Блум) – одним словом те, кто преподавал, находился в диалоге с принявшим его новым миром.

Убил ли СССР царскую Россию? Они оба умерли от старости, ибо ничто не вечно. А мы такие, какие есть.

Возможно Александру Королькову это не понравится. Тогда мне остается лишь вспомнить легенду о недавно упомянутом здесь Унамуно. Когда зал победителей, считавших себя правыми – и в смысле правоты, и в смысле правизны, скандировал: «Смерть интеллигенции!» — профессор поднялся и сказал: «Я – интеллигенция!»

Так вот я и есть неообновленец, мне эта кличка неоднократно прилетала. С ГПУ не связан, но разве ж это важно для того, кто клеит ярлыки.

Но задача Христианства, обращаться ко всем: к правым и левым, к иудеям и эллинам, к монархистам и простакам. Вот и нам бы научиться понимать, а не осуждать ближнего своего. Глядишь, тогда и мы с Александром отыщем общий знаменатель.

Юрий Эльберт

Иллюстрация: фрагмент картины «Русь уходящая» Павла Корина

Анализ стихотворения «На поле Куликовом» А. А. Блок

Вариант 1

Поэт-символист А. Блок – ключевая фигура русской поэзии начала XX века. На протяжении всей жизни его взгляды кардинально менялись, что неизменно отражалось в творчестве. Революция 1905 г. оказала большое влияние на мировоззрение Блока. Революционные убеждения поэта были серьезно поколеблены ужасом от кровавых событий. Он переосмысливает свой взгляд на историю и судьбу России. Результатом этого становится патриотический цикл «Родина», который включает в себя стихотворение «На поле Куликовом» (1908 г.).

Центральный образ произведения – Куликовское поле, ставшее символом героической победы объединенного русского войска над ненавистной Золотой Ордой. Эта победа, в конечном счете, привела к окончательному избавлению от татаро-монгольского ига. Также она способствовала объединению Руси и созданию единого Московского государства. В более широком смысле Куликовская битва считается победой добра над злом.

В начале стихотворения Блок дает общую картину героического прошлого своей страны. Русь ассоциируется у поэта с образом «степной кобылицы», которая никогда не прекращает свой стремительный бег. Постоянные набеги кочевников приводят к тому, что русские воины проводят большую часть жизни в седле с оружием в руках. Центральная фраза, отражающая это состояние, стала крылатой – «Покой нам только снится».

Блок не описывает саму битву, для него больше важна подготовка к ней, стремление воинов отдать жизнь за свободу и независимость своей Отчизны. Во второй части Блок вводит пророческое замечание лирического героя – «Долго будет родина больна». Автор расширяет описание исторического события до масштабного анализа всей русской истории. Победа на Куликовском поле и свержение ига не принесут покоя русским людям. Еще неоднократно Россия будет находиться в условиях смертельной опасности, исходящей от внешних и внутренних врагов.

В центральной части цикла появляется символ Богородицы, олицетворяющей собой главную защиту России. Ее незримое присутствие придает воинам силы в решающей битве. Священный свет «лика нерукотворного» побеждает тьму и мрак, наполняет сердца мужеством и отвагой.

В финале Блок описывает современное ему состояние России. Революционные настроения он воспринимает с огромной тревогой, они напоминают ему разгорающийся вдалеке «широкий и тихий пожар». Над Куликовским полем вновь собираются тучи. Вторжение темных сил должно вот-вот состояться. Автор надеется, что священные заветы предков помогут русским людям одержать победу над очередным врагом. Залогом победы он считает обращение к вере и заканчивает произведение призывом: «Молись!»

Вариант 2

Каждый поэт в своем творчестве избирает ключевую тему, которая проходить через все его произведения. Кто-то отдает предпочтение пейзажной лирике, других привлекает тема любовных взаимоотношений. Что касается Александра Блока, то его можно отнести к многочисленной группе поэтов-патриотов, которых беспокоит будущее России. Именно по этой причине он отказался покидать свою страну после революции, хотя понимал, что она катится в пропасть. Однако Блок предпочел разделить с Россией ее участь, и подобное решение не стало ни для кого неожиданным.

Ведь еще в 1908 году поэт написал стихотворение «На поле Куликовом», в котором не только предсказал грядущие перемены в стране, но и выразил к ним свое отношение. Позиция поэта оказалась однозначной и недвусмысленной – уже тогда он принял решение остаться со своей страной и со своим народом, хотя и предвидел, что их судьба будет достаточно трагической. Не случайно автор в своем стихотворении проводит параллель с Куликовской битвой, словно бы намекая, что теперь Руси вновь придется обороняться.

Но уже не от кровожадных татар, а от идеологов грядущей революции, которые ради великой и безумной идеи готовы полностью разорить и уничтожить страну, которая так дорога поэту. Подобное сравнение и предчувствие неотвратимой беды появились у Блока неслучайно. Еще несколько лет назад он активно поддерживал свержение царской власти. Считая, что лишь таким образом Россия сможет стать по-настоящему свободной и прогрессивной страной.

Однако после революции 1905 года Блок кардинально изменил свое отношение к насильственному изменению общественно-политического строя, осознав, что в революционном пожаре погибнут десятки тысяч ни в чем неповинных людей. А это, по мнению поэта, является слишком дорогой платой за сомнительное будущее. Поэтому в своем стихотворении «На поле Куликовом», обращаясь к прошлому, но подразумевая будущее, Блок сравнивает Россию со степной кобылицей, которая несется вперед навстречу закату в крови, и остановить ее не под силу уже никому.

Осознавая, что Россию ждут неизбежные перемены, поэт подчеркивает, что «долго будет родина больна», и просит помянуть всех тех, кому еще предстоит погибнуть в кровавой бойне, именуемой революцией. Себе же поэт в этих исторических событиях отводит достаточно скромное место, о. При этом Блок уповает на чудо, понимая, что предстоящая битва окажется куда более жестокой, чем сражение на Куликовом поле.

Хотя бы потому, что происходить оно будет не с татарами, а со своими же братьями-славянами, одержимыми бунтарскими идеями. «Я вижу над Русью далече широкий и тихий пожар», — предрекает автор. Однако при этом он не знает, как его остановить, и это чувство бессилия порождает в душе поэта тоску. Он уповает на то, что, как и во время Куликовской битвы, его родину спасут высшие силы.

Поэтому призывает всех тех, кто хочет защитить страну от гражданской войны, уповать лишь на волю Бога. «Доспех тяжел, как перед боем. Теперь твой час настал.- Молись!», — отмечает поэт. Примечательно, что мрачная картина разрухи, нарисованная Блоком, уже через 9 лет стала реальностью.

Но поэт предпочел остаться в России, чтобы превратиться в одного из многочисленных воинов, которые попытаются сделать все возможное, чтобы их страна смогла восстать из руин и вновь превратиться в одну из самых сильных держав мира. Правда, мечтам поэта так и не суждено было сбыться, так как он и не предполагал, что социализм окажется для России куда более губительным, чем монголо-татарское иго, и поработит страну изнутри на долгие годы.

«О Русь моя! Жена моя!» Образ России в поэзии А. Блока

Она возникает из мистического тумана и приобретает зримые черты девушки с косой — обыкновенной, жаждущей и ждущей любви. Просто любовь (или Любовь? Дмитриевна?), а казалась Смертью с Косой.

Так всегда у этого Поэта, и какие бы потусторонние фантазии он ни придумывал, сердце и талант возвращали его к обыкновенной жизни, увиденной с необыкновенной стороны.

Вот и Родину, Россию, Русь он озарил сиянием своих глаз, и трудно возразить против этого необычного «Русь — жена». В самом деле, кто еще? Если она любимая (а ведь любимая же!), то на что не пойдет МУЖ, то есть Воин, Мыслитель, Искатель, защищая Ее от жадных взглядов и рук любителей поживиться. На все и пойдет, на жизнь и на смерть:

Наш путь стрелой татарской древней воли Пронзил нам грудь. …И вечный бой! Покой нам только снится Сквозь кровь и пыль!

В самом деле, как не жена?! Это от невесты требуются какие-то загадки и тайны, и бездонный взгляд каких-то там очей:

Девушка пела в церковном хоре… И всем казалось, что радость будет… И луч сиял на белом плече…

Родина как Жена, может не быть милашкой с глянцевой обложки журнала, может смотреть сурово и требовательно, чтобы ты исполнил свои обеты:

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами Степную даль. И ты исполнишь свой долг перед ней — Вечной Женой — Русью: Я — не первый воин, не последний, Долго будет родина больна. Помяни ж за раннею обедней Мила друга, светлая жена!

Собственно, больше ничего настоящий Муж и не потребует от Жены — только память и поминовение. Ведь столько пройдено вместе, что и похожи друг на друга евразийская Русь-Жена и ее Охранитель:

Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, С раскосыми и жадными глазами! Да, так любить, как любит наша кровь, Никто из вас давно не любит! Мы любим всё… Нам внятно всё… Мы помним всё…

Сам поэт называл Россию «Сфинксом с древнею загадкой», поскольку не раз и не два обращалась она то в женский лик, то в девичье личико, то в «мгновенный взор из-под платка», то в проницательные материнские глаза, то — внезапно — в осенний день.

О, нищая моя страна, Что ты для сердца значишь? О, бедная моя жена, О чем ты горько плачешь?

И как Она прощает и прощала грехи не раз, так и поэтический двойник великого Блока не поставит Ей в вину Ее грехи, Материал с сайта //iEssay.ru

Чтобы распутица ночная От родины не увела.

Честно говоря, сам автор в конце этих строк поставил вопросительный знак, но мы-то знаем, что его ничто не увело от Родины.

Синеокая, Бог тебя создал такой. Гений первой любви надо мной.

Подобно тютчевскому герою, Блок «посетил сей мир в его минуты роковые» и не мог предвидеть будущих испытаний Руси, предчувствуя их. Он знал, что, в отличие от Вечной Жены, невечен, что ему не увидеть из своей смерти Ее жизнь. И вот его молитва:

И пусть над нашим смертным ложем Взовьется с криком воронье, — Те, кто достойней, Боже, Боже, Да узрят Царствие Твое!

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском ↑↑↑

Анализ стихотворения Блока Куликово поле сочинения и текст



«Анализ стихотворения А.Блока «На поле Куликовом»»


По словам самого Александра Александровича Блока, тема, посвященная России, — главная в поэзии. А. А. Блок обратился к этой теме уже в самом начале своего творческого пути и остался верен ей до конца жизни.

Цикл «На поле Куликовом» целиком посвящен России. Этот цикл один из самых знаменитых Я лов А. Блока. Это произведение было написано в 1908 г. в годы первой русской революции, когда вокруг темнело от кровавых оргий. Вот его слова: «Куликовская битва принадлежит к символ' событиям русской истории. Таким событиям суждено возвращение. Разгадка их еще впереди».
Стихотворный цикл «На поле Куликовом» имел большое значение как для самого поэта, так и дД всей России:
Я— не первый воин, не последний, Долго будет Родина больна. Помяни ж за раннею обедней Мила друга, светлая жена!

Говорили о том, что Блок умел чувствовать историю милой его сердцу Руси чутко и трепетно: Я вижу над Русью далеко Широкий и тихий пожар.

Произведение «На поле Куликовом» разделено на пять глав. В первом стихотворении этого цикла встает тема пути, раскрывающаяся в двух планах: временном и пространственном. Изображение исторического пути России представляет нам временной план:
В степном дыму блеснет святое знамя И ханской сабли сталь. И вечный бой! Покой нам только снится Сквозь кровь и пыль.

В цикле «На поле Куликовом» раскрываются прошлое, настоящее и будущее России.
Именно в прошлом поэт ищет животворную силу, позволяющую Руси не бояться «мглы — ночной и зарубежной», скрывающей ее долгий путь. Эта сипа в вечном движении, для нее характерно отсутствие покоя. Так появляется образ Родины — «степной кобылицы», несущейся вскачь.

Степная кол былица воплощает в себе и скифские истоки, и вечное движение. Поиски будущего у А. Блока трагичны. Страдание — плата за движение вперед, поэтому путь Родины лежит через боль: Наш путь стрелой татарской древней воли Пронзил нам грудь.

Сочетание временного плана с пространственным придает стихотворению особый динамизм. Россия никогда не застынет в мертвенной неподвижности, ее вечно будут сопровождать перемены: И нет конца! Мелькают версты, кручи.


Следует, пожалуй, отметить особое своеобразие изображения Родины Блоком. Основную роль в восприятии поэтом России играют не его внешние впечатления, а, скорее, их преломление в душе поэта, сопоставление с его внутренними переживаниями. Образ заката, окрашенного кровью из сердца поэта, лучше всего иллюстрирует такое глубокое личное восприятие родной земли. Традиционным для мировой литературы является образ Родины-матери. У Блока Россия ассоциируется, скорее, с любимой женщиной. Ее лик светел, она хранит первоначальную чистоту души поэта: О, Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь.

Лирическими героями в этом произведении являются древний русич-воин и современный поэт.
Стихотворение «На поле Куликовом» является настоящим художественным шедевром. Поэт использует эпитеты («скудной», «желтого», «долгий», «древней», «ночной», «святое»), метафоры («река грустит лениво», «в степи грустят стога», «идут испуганные тучи»), лексические повторы («нам путь», «закат в крови»).

Здесь присутствуют восклицательные по эмоциональной окраске предложения. Все эти художественно-выразительные средства языка несут эмоциональную нагрузку, делают стихотворение более выразительным, помогают понять внутренний мир писателя. Стихотворный размер произведения ямб.

В стихотворении Блока «На поле Куликовом» звучит гордость за страну, сумевшую подняться из небытия, отстоять свою государственность и независимость. Блок чувствует себя поэтом этой огромной страны, он счастлив благодаря своей сопричастности великой эпохе потрясений. Этой патриотичностью и пафосом он был близок поколению «роковых сороковых» и нам, сегодняшним. Из своего «далека» он учит нас любить и ненавидеть, быть терпимыми и довольствоваться тем, что имеем.

Нельзя не заметить связи стихотворений из цикла «На поле Куликовом» со статьей «Россия и интеллигенция». Вот одна из цитат: «. есть действительно не только два понятия, но две реальности: народ и интеллигенция; полтораста миллионов с одной стороны и несколько сот тысяч — с другой; люди, взаимно друг друга не понимающие в самом основном.

Среди сотен тысяч происходит торопливое брожение, непрестанная смена направлений, настроена, боевых знамен. Над городами стоит гул, в котором не разобраться и опытному слуху; такой гул, какой стоял над татарским станом в ночь перед Куликовской битвой, как говорит сказание. Скрипят бесчисленные телеги за Непрядвой, стоит людской вопль, а на туманной реке тревожно плещутся и кричат гуси и лебеди. Среди десятка миллионов царствуют как будто сон и тишина.

Но и над станом Дмитрия Донского стояла тишина; однако заплакал воевода Боб рок, припал ухом к земле: он услышал, как неутешно плачет вдовица, как мать бьется о стремя сына. Над русским станом полыхала далекая и зловещая зарница. Есть между двумя станами — между народом и интеллигенцией — некая черта, на которой сходятся и сговариваются те и другие. Такой соединительной черты не было между русскими и татарами, между Двумя станами, явно враждебными; но как тонка эта нынешняя черта — между станами, враждебными тайно! Как странно и необычно схождение на ней! Каких только «племен, наречий, состояний» здесь нет! Сходятся рабочий, и сектант, и босяк, и крестьянин — с писателем и общественным деятелем, с чиновником и с революционером.

Но тонка черта; по-прежнему два стана не видят и не хотят знать друг друга, по-прежнему к тем, кто желает мира и сговора, большинство из народа и большинство из интеллигенции относятся как к изменникам и перебежчикам. Не так ли тонка эта черта, как туманная речка Непрядва? Ночью перед битвой вилась она, прозрачная, между двух станов; а в ночь после битвы и еще семь ночей подряд она текла, красная от русской и татарской крови».

Другие сочинения по этому произведению

Анализ стихотворения Блока «На поле Куликовом»

Произведение представляет собой небольшой цикл из пяти стихотворений. Александр Блок затрагивает здесь множество поэтических аспектов – историческое прошлое России, наступающие перемены, описание русской природы, образ жены и т.д.

Победа в Куликовской битве в свое время изменила ход истории, освободила россиян от векового татаро-монгольского ига. Именно эту символику Блок выбрал в своих раздумьях о современной ему России и о надвигающихся переменах. Его очень волнует судьба страны, судьба народа и интеллигенции и исход революции.

Стихотворение было написано поэтом в 1908 году, революция только назревала, и у Блока освобождение от ига монархии ассоциировалось с освобождением от ига татаро-монгол.

В сюжете произведения лежат полностью реальные исторические события — военные походы, кровавые битвы, страшные пожары, при этом событийная канва пронизана необычайным лиризмом и эпичностью.

Цикл открывается задумчивой пейзажной зарисовкой, но уже со второй строфы повествование оживляется, изобилует восклицаниями и обращениями героя, динамика сюжета подчеркивается разностопным ямбом.

Эпиграфом к пятому стихотворению цикла поэт выбрал строки Владимира Соловьева: «И мглою бед неотразимых / Грядущий день заволокло». Именно благодаря влиянию В.Соловьева во всем творчестве А.Блока присутствует мистический и одновременно очень узнаваемый образ вечной женственности. Поэт сравнивает Россию с женой, и обращается к ней, как к жене.

Древнерусская топонимика продолжает патриотический настрой – «Непрядва», «поле Куликово», «орлий клекот», «татарский стан». Как и в других древнерусских патриотических произведениях, русская природа оживает и тоже помогает борьбе с врагом.

Поэт включает в стихотворение образ степной кобылицы, которая летит вперед на фоне заката, и этот образ символизирует Россию, которая также устремлена в будущее.

Произведение полно контрастов: добро и зло, покой и динамика, темное и светлое начало. Россия побеждает, потому что добро должно победить, потому что она находится под светлым началом. Неспроста автор использует такие слова, как «лик нерукотворный», «святое знамя» и другие.

Поэт уверен, что такое знаковое событие, как Куликовская битва, России еще не раз придется пережить, чтобы в тяжелой безвыходной ситуации вновь повернуть ход истории.

«На поле Куликовом» А.Блок

Река раскинулась. Течет, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной желтого обрыва
В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной —
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ночной и зарубежной —
Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь…

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль…

И нет конца! Мелькают версты, кручи…
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:
Не вернуться, не взглянуть назад.
За Непрядвой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат…

На пути — горючий белый камень.
За рекой — поганая орда.
Светлый стяг над нашими полками
Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!»

Я — не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!

В ночь, когда Мамай залег с ордою
Степи и мосты,
В темном поле были мы с Тобою, —
Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,
Средь ночных полей,
Слышал я Твой голос сердцем вещим
В криках лебедей.

С полуночи тучей возносилась
Княжеская рать,
И вдали, вдали о стремя билась,
Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы
Реяли вдали.
А над Русью тихие зарницы
Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом
Угрожал бедой,
А Непрядва убралась туманом,
Что княжна фатой.

И с туманом над Непрядвой спящей,
Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу
На стальном мече,
Освежила пыльную кольчугу
На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.

Опять с вековою тоскою
Пригнулись к земле ковыли.
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали…

Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моем,
И падают светлые мысли,
Сожженные темным огнем…

«Явись, мое дивное диво!
Быть светлым меня научи!»
Вздымается конская грива…
За ветром взывают мечи…

И мглою бед неотразимых
Грядущий день заволокло.
Вл. Соловьев

Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И, словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. — Молись!

Анализ стихотворения Блока «На поле Куликовом»

Каждый поэт в своем творчестве избирает ключевую тему, которая проходить через все его произведения. Кто-то отдает предпочтение пейзажной лирике, других привлекает тема любовных взаимоотношений. Что касается Александра Блока, то его можно отнести к многочисленной группе поэтов-патриотов, которых беспокоит будущее России. Именно по этой причине он отказался покидать свою страну после революции, хотя понимал, что она катится в пропасть. Однако Блок предпочел разделить с Россией ее участь, и подобное решение не стало ни для кого неожиданным. Ведь еще в 1908 году поэт написал стихотворение «На поле Куликовом», в котором не только предсказал грядущие перемены в стране, но и выразил к ним свое отношение.

Позиция поэта оказалась однозначной и недвусмысленной – уже тогда он принял решение остаться со своей страной и со своим народом, хотя и предвидел, что их судьба будет достаточно трагической. Не случайно автор в своем стихотворении проводит параллель с Куликовской битвой, словно бы намекая, что теперь Руси вновь придется обороняться. Но уже не от кровожадных татар, а от идеологов грядущей революции, которые ради великой и безумной идеи готовы полностью разорить и уничтожить страну, которая так дорога поэту.

Подобное сравнение и предчувствие неотвратимой беды появились у Блока неслучайно. Еще несколько лет назад он активно поддерживал свержение царской власти. Считая, что лишь таким образом Россия сможет стать по-настоящему свободной и прогрессивной страной. Однако после революции 1905 года Блок кардинально изменил свое отношение к насильственному изменению общественно-политического строя, осознав, что в революционном пожаре погибнут десятки тысяч ни в чем неповинных людей. А это, по мнению поэта, является слишком дорогой платой за сомнительное будущее.

Поэтому в своем стихотворении «На поле Куликовом», обращаясь к прошлому, но подразумевая будущее, Блок сравнивает Россию со степной кобылицей, которая несется вперед навстречу закату в крови, и остановить ее не под силу уже никому.

Осознавая, что Россию ждут неизбежные перемены, поэт подчеркивает, что «долго будет родина больна», и просит помянуть всех тех, кому еще предстоит погибнуть в кровавой бойне. именуемой революцией. Себе же поэт в этих исторических событиях отводит достаточно скромное место, отмечая: «Я не первый воин, не последний». При этом Блок уповает на чудо, понимая, что предстоящая битва окажется куда более жестокой, чем сражение на Куликовом поле. Хотя бы потому, что происходить оно будет не с татарами, а со своими же братьями-славянами, одержимыми бунтарскими идеями. «Я вижу над Русью далече широкий и тихий пожар», — предрекает автор. Однако при этом он не знает, как его остановить, и это чувство бессилия порождает в душе поэта тоску. Он уповает на то, что, как и во время Куликовской битвы, его родину спасут высшие силы. Поэтому призывает всех тех, кто хочет защитить страну от гражданской войны, уповать лишь на волю Бога. «Доспех тяжел, как перед боем. Теперь твой час настал.- Молись!», — отмечает поэт.

Примечательно, что мрачная картина разрухи, нарисованная Блоком, уже через 9 лет стала реальностью. Но поэт предпочел остаться в России, чтобы превратиться в одного из многочисленных воинов, которые попытаются сделать все возможное, чтобы их страна смогла восстать из руин и вновь превратиться в одну из самых сильных держав мира. Правда, мечтам поэта так и не суждено было сбыться, так как он и не предполагал, что социализм окажется для России куда более губительным, чем монголо-татарское иго, и поработит страну изнутри на долгие годы.

Прошлое, настоящее и будущее в цикле Блока «На поле Куликовом»

Каждого поэта, вошедшего в русскую классическую литературу, хочет он того или нет, последующие поколения критиков причисляют к определенному литературному течению. Так легче рассматривать творческое наследие, легче понимать произведения. Вот и мы не будем игнорировать принятую систему, чтобы проанализировать стихотворения Блока.

Александр Блок остался в памяти потомков как выдающийся поэт-символист. Но не многие помнят тот факт, что символистов еще называли и последователями неоромантизма. На мой взгляд, это немаловажное замечание. Ведь одной из примет романтизма является обращение к прошлому, поиску там идеалов, тем и откровений, которые помогают раскрыть настоящее.

Именно поэтому видится закономерным обращение Блока к русской истории, а в частности, к истории Куликовской битвы. Так, в 1908 году (с июня по декабрь) поэт создает стихотворный цикл «Поле Куликово» вошедший в сборник «Родина». Этот цикл состоит из пяти стихотворений, в которых рефреном звучат несколько ведущих образов: крик лебедей, беда, орда поганых, наши полки. Образы одни и те же, а сколько различных произведений создал Блок на их основе!

В первом из них раскрывается образ воина, готовящегося к походу на войну. Читатель практически физически ощущает динамику действия, напряженность мыслей лирического героя, его нетерпение:

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль.

Летит, летит степная кобылица…

Второе стихотворение раскрывает состояние лирического героя непосредственно перед смертельной битвой. Он готовится к смерти, так как знает о ней. Герой встретил недобрые знаки: «За Непрядвой лебеди кричали, И опять, опять они кричат. », «На пути - горючий белый камень». В его мыслях много обреченности, но и бездна храбрости:

Помяни ж за раннею обедней

Мила друга, светлая жена!

Третье стихотворение цикла одновременно примыкает к циклу стихов о Прекрасной Даме (здесь появляется незримая Она). Герой смотрит на мир глазами человека, который понимает цену настоящему чувству, война для него неважна. Это другая точка зрения на вышеописанные события.

В четвертом стихотворении «На поле Куликовом» рассказывается о смятении героя во время самой битвы. А в последнем - уже нет прошлого, в ней бушует окружающее поэта и героя настоящее.

Таким образом, перед нами своеобразный роман в стихах (этот же прием использован Блоком в цикле стихов о Прекрасной Даме). В нем, как в хорошем эпическом произведении, сочетаются прошлое, настоящее и будущее, эти временные пласты сливаются воедино. К тому же нельзя забывать, что в большинстве случаев обращение поэта к истории необходимо для того, чтобы глубже раскрыть авторское отношение к настоящим событиям. Так, можно сказать, что Блок предзнаменовал события, которые произойдут через несколько лет (революции, смена власти). Да это и немудрено, они просто витали в воздухе…

Итак, как же видит Блок прошлое России? Для поэта оно наполнено героизмом и подлинными чувствами. Неслучайно в одном из стихотворений Блок выводит замечательный образ «друга»:

И, к земле склонившись головою,

Говорит мне друг: «Остри свой меч,

Чтоб недаром биться с татарвою,

За святое дело мертвым лечь!»

Необходимо отметить жест «склонившись головою». Эта деталь говорит о том, что биться русские хотели только за свободу, а не ради крови или золота. Пожалуй, такая идеализация русских была необходима поэту, чтобы противопоставить светлое прошлое настоящей кровавой драме. Кстати, Блок потрясающе перемежает чувства лирического героя, древнерусского воина, и свои, поэта начала XX века:

Наш путь - степной, наш путь - в тоске безбрежной -

В твоей тоске, о, Русь!

И даже мглы - ночной и зарубежной -

Я - не первый воин, не последний,

Долго будет родина больна.

Но самое главное, что именно с Куликовской битвой связал поэт «начало высоких и мятежных дней» в последующей истории российского государства. В стихотворениях цикла неразрывно слились описание конкретного природного ландшафта Куликовского поля и возвышенные размышления об исторических судьбах нации. Последнее стихотворение цикла с полной уверенностью можно назвать пророческим:

Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней!

Над вражьим станом, как бывало,

И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,

Недаром тучи собрались.

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал. - Молись!

Блок, с одной стороны, сопоставляет великие битвы, но, с другой, противопоставляет их, чувствуя, что нет места в настоящем доблести и чести:

И я с вековою тоскою,

Как волк под ущербной луной,

Не знаю, что делать с собою,

Куда мне лететь за тобой!

«Явись, мое дивное диво!

Быть светлым меня научи!»

Вздымается конская грива.

За ветром взывают мечи.

/ Сочинения / Блок А.А. / Разное / Прошлое, настоящее и будущее в цикле Блока «На поле Куликовом»

Смотрите также по разным произведениям Блока :

Цикл Блока: анализ. Блок, «На поле Куликовом»

«Лучшее, что было в русской литературе после Тютчева», – примерно так охарактеризовал цикл известный литературовед К. Мочульский, на работы которого опирается данный анализ. Блок «На поле Куликовом» писал в преддверии катастрофических событий, определивших раз и навсегда судьбу России. И художник слова почувствовал их близость, что делает его воистину русским национальным поэтом, которого невозможно вписать в тесные рамки какого-либо направления или литературной школы.

Литературный контекст

«На поле Куликовом», анализ которого представлен в этой статье, было создано в 1908 году и входило в цикл «Родина». О работе поэта над стихотворением свидетельствует его драма «Песнь судьбы», в которой историческая тематика подается в лирическом ключе. Также в связи с Куликовским циклом необходимо упомянуть статью поэта «Интеллигенция и революция». В ней Блок создает образ «непробудной тишины», которая нависла над страной. Это затишье перед бурей, предваряющее битву. Именно в ее недрах, считает поэт, зреет судьба русского народа.

В статье поэт, отсылая к стихотворению «На поле Куликовом», анализ дает взаимоотношениям народа и интеллигенции в современной ему России. Блок определяет эти два класса как тайных врагов, однако между ними есть черта, их соединяющая, – то, чего между русскими и татарами не было и не могло быть.

Композиция

Построение цикла – это первое, с чего необходимо начинать анализ. Блок «На поле Куликовом» разделил на пять частей. Стихотворение «Река раскинулась», идущее в цикле первым, охватывает читателя порывом ветра степи. В центре оказывается образ России, которая, словно вихрь, несется сквозь ночную мглу. И с каждой новой строчкой это движение становится все стремительнее.

С подобным динамичным вступлением входит в контраст нежное лирическое стихотворение «Мы, сам-друг. », продолжающее цикл «На поле Куликовом». Блок (анализ ясно показывает это) для следующей главы своего поэтического дневника – «В ночь, когда Мамай. » – определил роль композиционного центра. Именно здесь появляется образ Богородицы, в котором угадываются черты Прекрасной Дамы. Последние два стихотворения цикла («Опять вековою тоскою» и «И мглою бед») продолжают мотивы ожидания будущей бури, всеохватывающей тишины, которая предваряет скорую битву.

Историософская концепция

В 1912 году в качестве примечания к одному из стихотворений цикла «На поле Куликовом» Блок – анализ должен учитывать это – назвал битву с татарами символической. Другими словами, поэт придает образу Куликовского сражения универсальные черты, а значит, оно оказывается применимым по отношению к другим поворотным событиям российской истории, включая предстоящие. Сражение с татарами можно рассматривать как метафору борьбы сил тьмы и света, причем изначально бой ведется за душу конкретного человека (лирического героя), и победа одной из этих сторон окончательно решит, какая же у России судьба.

Производить анализ (Блок, «На поле Куликовом» – поле великого сражения) можно и в другом ключе. В первом стихотворении цикла указан мотив движения вперед, вызывающего страдание. На этом основании интересно было бы сопоставить творчество Блока и Брюсова. Последний в одном из стихотворений поприветствовал пришедших разрушать гуннов, чем вызвал естественные вопросы и претензии со стороны читающей публики. На самом деле Валерий Брюсов (равно как и Блок) понимал неотвратимость грядущих перемен, пусть и весьма болезненных.

Продолжаем анализ. Блок «На поле Куликовом» насытил символико-многозначными, универсальными образами. Так, Россия, ее путь изображается подчеркнуто динамично – настолько, что невольно вспоминается удачное сравнение Гоголя своей страны со стремительной тройкой, которая постоянно куда-то мчится. Что интересно, в одном из стихотворений Блока встречается образ России «с мутным взором колдуна» – вполне вероятно, что поэт использовал отсылку с повести «Страшная месть». Интересен также образ Прекрасной Дамы – Богородицы. Он указывает на специфику патриотизма Блока: любовь поэта к Родине пронизана эротическим чувством, которое сопоставимо с тягой к любимой женщине.

Средства выразительности

Анализ (Блок, «На поле Куликовом») был бы неполным без исследования средств выразительности. Поэт обильно употребляет эмоционально заряженные восклицательные предложения, помогающие раскрыть внутреннее состояние лирического героя цикла. Часть тропов была заимствована из фольклора – эпитеты и метафоры, создающие народнопоэтические образы (грустящей реки, кровавого заката). Последнее неминуемо вызовет у читателя ассоциации с древнерусской литературой – в частности, «Словом. » и «Задонщиной». Стихотворный размер цикла – ямб.

Таким образом, как продемонстрировал анализ (Блок, «На поле Куликовом»), поле дает литературоведам большой материл для изысканий. Вместе с этим цикл поэта считается одной из вершин его творчества, наряду с «Двенадцатью» и «Скифами».

Послушать стихотворение Блока Куликово поле

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Куликово поле

Шапорин. «На поле Куликовом» (On the Field of Kulikov, Op. 14)

On the Field of Kulikov, Op. 14

Композитор

Год создания

1938

Дата премьеры

18.11.1939

Жанр

Страна

СССР

Симфония-кантата

Состав исполнитатей: Дмитрий Донской (баритон), Невеста (сопрано), Витязь (тенор), Мать (на Руси) (сопрано), смешанный хор, оркестр.

История создания

С юных лет любивший русскую поэзию, Шапорин особенно трепетно относился к творчеству Блока (1880—1921) — кумира молодежи первых двух десятилетий XX века. Живший в то время в Петрограде, Шапорин посещал все вечера, на которых читал Блок. В 1918 году судьба столкнула 20-летнего Шапорина с Блоком непосредственно: поэт стал председателем Директории только что открытого Большого драматического театра, а Шапорина назначили его музыкальным руководителем. «Все с Блоком запросто разговаривали, а я считал себя недостойным быть сопричастным этим разговорам», — вспоминал композитор, старавшийся искусственно отдалиться от глубоко почитаемого поэта.

В это время Шапорин был частым гостем в семье инженера-строителя Н. С. Крутикова. Страстный любитель и знаток литературы и искусства, вместе с сестрой, талантливой художницей, Крутиков был центром кружка, на вечерах которого исполнялись только что написанные музыкальные произведения, читались новые стихи, показывались новые живописные полотна. На одном из таких вечеров Крутиков высказал мысль о том, что стоило бы написать музыку на цикл стихов Блока «На поле Куликовом» (1908), входящих в большой цикл «Родина» (1907—1916). Шапорин, глубоко интересовавшийся русской историей и любивший творчество Блока, проникся этой идеей. Вновь и вновь перечитывал он стихи любимого поэта, стремился представить музыкальное воплощение великой битвы за освобождение Руси 8 сентября 1380 года.

Весной 1919 года, убедившись, что не все стихи одинаково естественно ложились на музыку, Шапорин попросил Блока о встрече. В июне он пришел в дом на Пряжке. «... Меня встретил сам поэт... Взяв за руку, он повел меня в кабинет и усадил на диван. В лучах яркого солнца, которые падали через стекла больших окон на Блока, он показался мне пронзительно, нечеловечески красивым. Смущаясь и заикаясь я начал излагать суть дела: что давно уже задумал написать сочинение на цикл его стихов «На поле Куликовом», что я примеривался к нему уже много раз, но никак не мог начать писать, так как чувствовал, что здесь не хватает некоторых нужных мне моментов. Заранее подготовившись к встрече, я стал читать одно из его стихотворений «Я живу в отдаленном скиту». Закончив чтение, я высказал поэту свое суждение о том, что первая строфа стихотворения —

Я живу в отдаленном скиту.
В дни, когда опадают листы,
Выхожу — и стою на мосту,
И смотрю на речные цветы, —

мне очень нравигся, но последующих строф я не понимаю, и мне хотелось бы просить его переделать их, дописав о том, как «невеста ждет жениха». Так как в моем сознании представление о будущем сочинении уже в большой мере сложилось, то я позволил себе высказать поэту совершенно конкретные пожелания. Очень внимательно выслушав меня, Блок спросил, о чем еще я хотел бы его просить. Я попросил написать хор татар, причем предложил ему определенный, необходимый мне метр, и поэт отметил это на томике стихов. Беседа наша, благодаря Блоку, быстро приняла очень хороший и верный тон, и мы условились, что он напишет новые стихи, руководствуясь моими пожеланиями (и действительно, через несколько дней, при встрече в театре Блок передал мне две страницы новых стихов, написанных специально для моего будущего произведения...)», — вспоминал через несколько десятилетий композитор. В черновиках поэта сохранилась запись: «Шапорин окончательно заказал мне для кантаты «Куликово поле» 23/VIII 1919 г.»

Прошло много лет, прежде чем Шапорин осуществил свой замысел. В течение 20-х годов появились лишь отдельные номера: ариозо сопрано (в окончательном варианте Невеста), ария тенора (Витязя) и «Колыбельная». Они были исполнены в Ленинградской филармонии 11 декабря 1927 года. Лишь в середине 30-х годов, когда композитор жил в Клину, в Доме-музее Чайковского, он вернулся к кантате. Корреспонденту газеты «Литературный Ленинград» в интервью, данном в конце апреля 1935 года, он сообщил: «... У меня есть давнишний долг — написать музыку к стихам Блока о России. Я предполагаю написать кантату для солистов, хора и оркестра под тем же названием, что и у Блока («На поле Куликовом»). Блок специально для этой вещи по моей просьбе добавил в цикл стихов о России два стихотворения для арии и для хора татар. Я надеюсь, что в следующем сезоне это произведение будет исполнено».

Года для окончания не хватило. Обратившись к старым материалам, композитор увидел, что ему недостает стихов, так как разросшийся замысел требовал большего развертывания сюжета. Блока давно не было в живых, и за дополнительными стихами Шапорин обратился к М. Л. Лозинскому (1886—1955), поэту и переводчику, блестящему знатоку истории и литературы. 20 марта 1938 года Лозинский писал композитору: «... очень рад был получить Ваше письмо и хочу, по мере сил, выполнить Ваш заказ». Он быстро написал недостающие номера. Его замечания композитору всегда были меткими, верными, и Шапорин, прислушиваясь к ним, порою менял уже написанные куски музыки. Из пяти стихотворений, вошедших в блоковский цикл, Шапорин взял первое, «Река раскинулась», ставшее текстом Пролога, пять строф из третьего, «В ночь, когда Мамай залег с ордою», четвертое, «Опять с вековою тоскою», положенное в основу Баллады Витязя, и заключительное, «Опять над полем Куликовым», в Эпилоге.

Для Каватины Невесты композитор взял стихотворение 1905 года из цикла «Пузыри земли», дописанное для него поэтом — «Я живу в отдаленном скиту». Специально для кантаты был написан Блоком и текст хора татар «Идут века... Бежит река...». Лозинский написал для второй части кантаты тексты хора женщин на Руси «В дальнем поле стали наши други», хор русских воинов «Ночь темна. На утро тучей темной...», для третьей части ариозо Дмитрия Донского на Куликовом поле «Отцы и братья! Русские дружины!». Отдельные реплики в пятой части, хор вестников «Ты ранен, лежишь бездыханный» в седьмой части, а кроме того внес некоторые изменения в блоковский текст.

Законченная в 1938 году кантата получила ор. 14 и была посвящена другу Шапорина композитору А. Касьянову. На изданных нотах композитор поставил эпиграф — слова крупнейшего русского историка В. Ключевского: «Русское государство родилось не в скопидомном сундуке Ивана Калиты, а на Куликовом поле». Первое исполнение кантаты состоялось на декаде советской музыки в Большом зале Московской консерватории 18 ноября 1939 года. Вскоре она зазвучала не только в СССР, но и в Англии, Канаде, Норвегии и других странах и была признана одним из значительнейших достижений советской музыки.

Музыка

«На поле Куликовом» имеет определение симфония-кантата. В ней органично соединились принципы кантатно-ораториального жанра со свойственным симфонической драматургии конфликтным сопоставлением тем, их интонационным развитием. Хоровые эпизоды чередуются с сольными. Образы симфонии-кантаты — эпические, лирические и лирико-драматические — объединены общностью выразительных средств и драматургии. Шапорин использует систему лейтмотивов, причем татары характеризуются темами преимущественно инструментального характера и речитативно-декламационной мелодикой, тогда как для русских использована широко распевная мелодика, часто народного склада, с элементами подголосочной полифонии.

Среди наиболее ярких эпизодов кантаты — пролог с большим монологом Дмитрия Донского «О, Русь моя! Жена моя! До боли нам ясен долгий путь», в котором героический порыв сочетается с глубиной и искренностью чувства. Каватина Невесты «Я живу в отдаленном скиту», составляющая 2-ю часть, — портретная лирическая зарисовка. Она отличается мягкостью, строгой красотой мелодической линии, прозрачно оркестрованным аккомпанементом, помогающим создать пленительный образ девушки. Шапориным использована характерная для русской народной песенности ладовая переменность, создающая тонкую «игру» светотени и эмоциональных оттенков. В средней части каватины прорываются драматизм, страстность чувства, выраженные более широким диапазоном мелодии, насыщенной фактурой, активным тональным движением. Баллада Витязя «Опять с вековою тоскою пригнулись к земле ковыли», составляющая 4-ю часть кантаты, — одна из самых динамичных. Она развивается от скорбных раздумий о судьбе родины до героического пафоса, и построена в форме вокально-симфонических вариаций, в которых тема, поначалу сурово-сдержанная, постепенно обогащается, приобретает то лирические, то эпические, то ярко героические черты. Драматургический центр произведения — 5-я часть с хором татар «Идут века... Бежит река... Земля тяжка, черна. Пусты поля», с тяжкими мощными звучаниями оркестра, изломанной мелодикой, изобилующей альтерированными интервалами. Заключительный хор с четырьмя солистами в эпилоге — торжественный апофеоз.

Л. Михеева

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Мир на Куликовом поле. Земля Родная

Мир на Куликовом поле

"Похвала и жалость"

Почему такая тоска и боль в гениальном цикле стихотворений А. Блока "На поле Куликовом"? Почему так тесно сопряжены для Блока его современность и события на Непрядве? Почему чувствует Блок самого себя как бы участником Куликовской битвы?

Мы, сам друг, над степью в полночь стали: Не вернуться, не взглянуть назад, За Непрядвой лебеди кричали, И опять, опять они кричат…

Из всех циклов стихотворений Блока именно этот – "На поле Куликовом" – самый народный, самый национальный. И не потому народный и национальный, что в нем встречаются образы русской народной поэзии, а потому, что в течение 600 лет, прошедших со времени величайшей в русской истории Куликовской победы, отношение к ней русского народа было именно таким, каким его выразил Блок в своих пяти стихотворениях.

"Мамаевым побоищем" назвал народ Куликовскую битву. "Жалостью и похвалой" назвал автор "Задонщины" в XV в. свою поэму о битве за Доном на Непрядве. И древнерусские повести о Куликовской битве, и цикл стихов Блока "На поле Куликовом" объединены общим настроением – настроением не только похвалы победе, но и жалостью по погибшим.

Пожалуй, нет события в русской истории, которое вызвало бы такое количество монументальных и одновременно столь лирических литературных откликов. Две поэтические летописные повести, знаменитая "Задонщина", цикл произведений, объединяемых названием "Сказание о Мамаевом побоище", и десятки, а может быть, и сотни других произведений, в которых говорится о Куликовской битве, на протяжении шести столетий! И всюду Куликовская победа выступает в лирическом ореоле задушевной похвалы победителям и глубокой жалости о погибших, – погибших не только в самой битве, но и за десятилетия "иссушающего душу народа" чужеземного ига, когда, по словам летописца, "и хлеб не шел в рот от страха".

Чужеземное иго

В сущности, государственное единство Руси отсутствовало уже в XII в., о чем так остро напоминает нам "Слово о полку Игореве".

В русской истории эпохи "Слова о полку Игореве" литература как бы заменила собой объединяющую силу государства. Литература была сплочена как никогда. Многие произведения создавались одновременно в разных местах обширной Русской земли. Летописи соединяли в себе записи отдельных летописцев, сделанные в различных русских городах – Киеве и Новгороде, на берегах Черного моря в Тмутаракани, во Владимире Залесском и Владимире Волынском, Переяславле Северном и Переяславле Южном, в Суздале и Ростове. Киево-Печерский патерик возник из переписки двух авторов – одного, находившегося во Владимире Залесском, и другого – в Киеве. Многие и многие произведения русской литературы возникли из переписки между собой лиц, живших на далеком расстоянии. Вместе с тем содержание произведений стремилось охватить как можно большие пространства, объединить общим сюжетным развитием всю Русскую землю – от Черного моря на юге до Ладоги на севере, от Карпат на западе до Волги на востоке.

Когда в результате Калковской битвы и нашествия орд Батыя были потеряны не только единство Русской земли, но и независимость разрозненных русских княжеств, сознание единства всей Русской земли стало еще острее ощущаться в литературе. Бессознательным выражением русского единства стал единый на всей территории Русской земли русский язык, а сознательным – вся русская литература. "Слово о погибели Русской земли", "Житие Александра Невского", цикл рязанских повестей и особенно русские летописи напоминали о былом историческом единстве Русской земли и тем самым как бы призывали вновь обрести это единство и независимость.

"Татары"

Кто были те племена, которые так жестоко покорили себе Русь, снесли с лица земли целые города, уничтожили многие ремесла, уведя к себе в Азию русских ремесленников? Русские летописи дают на это выразительный ответ: "Их же добре никто же ясно весть: кто суть и отколе изидоша, и что язык их, и коего племени суть".

И в самом деле, кочевники не стали еще ни нациями, ни национальностями. Они были объединены военно-кочевым государством, державшимся походами, завоеваниями, победами и агрессивной энергией личностей, их возглавлявших. Тут, очевидно, были племена – и монгольские, и тюркские, и угро-финские. Летописи и произведения русской литературы называют их "татарами", ио к будущему татарскому народу они имели отношение самое косвенное. Завоеватели, пришедшие с Батыем, сами постепенно растворились в Кыпчакской степной среде. Да и впоследствии войско ханов было многоплеменным. С покоренных народов ханы требовали прежде всего поставки денег и воинов.

Отставание русской культуры

Именно со времени потери Русью своей независимости началось в русской культуре то отставание, которое почти на полтора столетия задержало ее развитие и сказывалось затем вплоть до XVII в.

Еще Карамзин правильно писал: "Сень варваров, омрачив горизонт России, сокрыла от нас Европу в то самое время, когда благодетельные сведения и навыки более и более в ней размножались… возникали университеты… В сие время Россия, терзаемая монголами, направляла силы свои единственно для того, чтобы не исчезнуть…" И это отставание тоже оплакивалось русским народом в счастливые годы Куликовской победы, ибо когда и думать об утраченном, как не в счастливое время? Но было ли оно таким счастливым на самом деле?

Поход Мамая

В семидесятые годы XIV в. русские все энергичнее пытаются оказывать сопротивление Орде. В 1377 г. русские пытались защитить Нижний Новгород от нападения Араб-шаха, но Араб-шах, пройдя через лес, разбил русских на реке Пьяне. Араб-шах сжег Нижний Новгород. Через два года отряды снова разорили Нижний. И воевода Золотой Орды Бегич двинулся на Коломну, но на правом притоке Оки – реке Воже был разбит войсками Дмитрия Донского. Два года хан Мамай готовился к своему походу на Москву: собирал войска и вел дипломатическую подготовку, стараясь заручиться союзниками против Москвы.

Силы Мамая, собиравшегося походом на Русь в 1380 г., вербовались не только из подвластных ему народов, но и из наемников. Советники Мамая говорили ему, как свидетельствуют русские летописи: "имаши богатство и имения без числа много, да наимствовав фрязи, черкеси и другие к сим, да воинство собереши много".

Сомнительно участие в войске волжских болгар – будущих казанцев. В 60-е годы XIV в. в Золотой Орде усилилась смута и от Золотоордынской власти стали отпадать целые области и, в частности, волжские Болгары – область будущего Казанского ханства, и Наручати – область по реке Мокше. Но в 70-е годы Мамай временно подчинил себе Болгары, захватил Астрахань, но не смог подчинить себе всего Поволжья.

Дмитрий Донской заранее узнал о готовящемся походе и стремился собрать всех своих союзников, но не все русские княжества смогли присоединиться к Дмитрию. Пришли на помощь воины с Украины, но Рязанское княжество, находившееся на пути ордынцев, боялось выступить против них. Нижний был разорен двукратным нападением на него ордынцев. Ревниво относившееся к Москве Тверское княжество отказалось выполнить свои обязательства. Смоленское княжество находилось под влиянием враждебной Литвы. Вызывает сомнение участие в готовящемся походе новгородцев. Тем важнее для Москвы было поднять на оборону Русской земли простой народ – крестьянство и ремесленников.

Болгарин по происхождению, русский митрополит Киприан призывал всех русских князей поддерживать великого князя московского Дмитрия Донского. Киприан был человеком замечательного литературного таланта и государственного ума: он понимал, что освобождение России сулит в будущем освобождение от Османского ига и его родины.

Уверенность в своей правоте и в грядущей победе объединенного русского войска Дмитрия Донского была настолько велика, что он пригласил с собой десять самых имущих сурож-ских купцов, в большинстве своем генуэзцев, "видения ради: еще бог случит, имут поведати в дальних странах, яко сходници суть с земли на землю всеми и в Ордах, и в Фрязях…" (т. е. во всех романских странах).

Битва

Восьмого сентября 1380 г. соединенные силы русских княжеств одержали решительную победу над огромным войском Золотой Орды, двигавшейся на Русь под предводительством хана Мамая. Произошло это на Куликовом поле около реки Непрядвы за Доном. Воины обеих сторон сражались с неслыханным упорством. Люди гибли не только от ран, но и задыхались от великой тесноты. "Всюду бо множество мертвых лежаху, и не можаху кони ступати по мертвым; не токмо же оружием убивахуся, но сами себя бьюще и под коньскими ногами умираху, от великиа тесноты задыхахуся, яко немощно бо вместитися на поле Куликово между Доном и Мечи (рекой), множества ради многих сил сошедшеся".

Первым павшим на Куликовом поле был Александр Пересвет, что перед изготовившимися к бою ратями принял вызов Толубея и погиб, сразив врага… Пересвет и Ослябя для множества поколений были и остаются символом ратного подвига.

Войско Мамая наступало первым, устремившись в атаку с высокого места. Вслед за конницей шла пехота тесным строем, "ибо несть, где им расступитися". Шли с копьями наперевес; задние ряды клали свои копья на плечи передних. У передних были более короткие копья, у задних длинные. Рать Мамая ощетинилась копьями.

Не выдержав натиска, русские войска стали отступать. Победа, казалось, была на стороне Мамая: "Грозно и жалостно в то время бяше тогда слышати, зане, же трава кровию пролита бысть, а древеса тугою (скорбью. – Д. Л.) к земли приклонишася", но тут выступил из леса хорошо спрятанный засадный полк под опытным предводительством двоюродного брата Дмитрия – князя Владимира Андреевича Серпуховского и Дмитрия Боброка Волынского и ударил в тыл и фланг войскам Мамая. Выдержка, с которой русские в засадном полку дождались нужного момента, не выдав своего присутствия, решила многое. Победа была полная, и войско Дмитрия далеко преследовало Мамая.

После победы и заупокойного богослужения на Куликовом поле Дмитрий Донской провозгласил тут же, "став на костех", вечную память всем погибшим.

С обеих сторон полегло более половины воинов. Значит, сражаясь, оба войска понимали, что от исхода битвы зависит многое. Что же такое было это "многое"? Получили ли русские княжества какое-то существенное преимущество? Ведь всего лишь через два года после Куликовской победы – в 1382 г. преемнику разбитого Мамая хану Тохтамышу удалось организовать новый поход на Москву, но взять Москву удалось только "изгоном" (внезапным набегом) – потому что поход был организован в глубокой тайне и осуществлен с необычайной быстротой. Москва была разграблена, и прежняя зависимость от Орды восстановлена.

В 1385 г. на Москву идет походом знаменитый завоеватель всей Передней Азии Тамерлан (Темир Аксак – как называют его русские летописи). Московский князь Василий Дмитриевич готовится к отпору и собирает войско. В Москву переносится главная святыня Владимирского княжества – икона Владимирской божьей матери.

Тамерлан не решился напасть на русское войско и от города Ельца повернул обратно. Василий Дмитриевич прекратил снова уплату дани. Тогда хан Золотой Орды Едигей снова тайно подготовленным и внезапным набегом вторгся на Русь и осадил Москву. Взяв "окуп", он удалился. Но переход от покорности к сопротивлению стал уже совершившимся фактом. Неизбежность освобождения Руси от Золотой Орды стала ясна для обеих сторон.

Куликовская победа была величайшим переломом в русской истории. В чем же заключался этот перелом?

Это был перелом в сознании, в самосознании русского народа, в появлении острой потребности в государственном единстве и государственной независимости.

Русская культура в эпоху битвы

Куликовская победа была подготовлена ростом культуры и патриотического самосознания и в свою очередь усилила то и другое.

Подъем русской культуры в последней четверти XIV и в начале XV в. сказался во всех областях. Усиливаются культурные связи с Балканским полуостровом – с Константинополем, Болгарией, Сербией. Южнославянские произведения и переводы переносятся на Русь, на Руси делаются новые переводы с греческого, приезжают живописцы и писатели. В живописи конец XIV – начало XV в. отмечены работами Феофана Грека, Андрея Рублева и Даниила Черного. Создаются замечательные храмы в Москве, Новгороде, Звенигороде, Серпухове и пр. Эти храмы украшаются фресками и иконами, составляющими сейчас в своем очень незначительном дошедшем до нас количестве гордость русского искусства. В области исторической мысли подъем отмечен созданием обширных московских летописных сводов. В литературе – это расцвет сложного панегирического стиля в произведениях Епифания Премудрого и приезжего книжника Пахомия Серба. Создается замечательный цикл произведений, посвященный Куликовской битве: две летописные повести о Куликовской битве, знаменитая "Задонщина" и очень популярное в Древней Руси "Сказание о Мамаевом побоище".

В эти годы мысль русских людей постоянно обращалась ко временам "своей античности". Заметен интерес к литературе домонгольского периода – к "Повести временных лет", к "Слову о законе и благодати" киевского митрополита Иллариона, к "Слову о полку Игореве", к первым откликам в литературе на события Батыева нашествия – "Слову о погибели Русской земли", "Повести о разорении Рязани Батыем", "Житию Александра Невского".

В фольклоре в конце XIV – XV вв. начинается объединение отдельных русских былин, существовавших и ранее, вокруг киевского князя Владимира Красное Солнышко, ставшего как бы символом Руси. В архитектуре и живописи также совершается обращение к традициям эпохи национальной независимости. В цикле произведений, посвященных Куликовской битве, тайже ощущается это обращение к эпохе национальной независимости. Создается "Задонщина", которую следует рассматривать не только как простое подражание "Слову о полку Игореве", но как бы своеобразный ответ на это произведение. "Задонщина" исполнена идеей реванша за поражение Игоря Святославича на Каяле; поэтому многие из образов "Слова" имеют в "Задон-щине" обратный смысл: то, что относилось в "Слове" к поражению русских, теперь отнесено к поражению татар, то, что относилось к победе половцев, теперь в "Задонщине" отнесено к победе русских. Солнечное затмение, провожавшее выступление в поход русских войск в 1185 г., теперь в 1380 г. сменилось ярким сиянием солнца, которое сопровождает выступление в поход русских войск, и,т. д. "Задонщина" в свою очередь повлияла своею образностью на "Сказание о Мамаевом побоище" и осветила его своим поэтическим сиянием. Но отдельные фрагменты поэтической системы "Слова о полку Игореве" оказываются и в том произведении, которое с очевидностью предшествовало и "Задонщине" и "Сказанию о Мамаевом побоище" – на краткой летописной повести о Донской битве.

Куликовская победа в вехах русской истории

Значение Куликовской битвы никогда не терялось в последующие века. Каждая новая победа над монголо-татарами вызывала новый подъем интереса к этому первому акту свержения чужеземного ига, Этот новый интерес поднимается к концу XV в. в связи со знаменитым "Стоянием на Угре" 1480 г., когда монголо-татарское войско золотоордынского хана Ахмата не решилось напасть на войска Ивана III и вековечная дань России Золотой Орде перестала выплачиваться. Иван III бросил на землю и топтал ногой ханскую "басму" – знак, который хан вручал своим послам в удостоверение их полномочий.

Новый подъем интереса к Куликовской битве и к русской истории в целом вызвало в середине XVI в. присоединение к Русскому государству Казанского и Астраханского царств.

Освобождение от чужеземного ига русского народа создало предпосылки для дружелюбного отношения между народами, входившими в состав Русского государства. Татарская знать, приезжавшая на службу к русским князьям, сохраняла свои титулы и получала те же привилегии, что и русская. Многие русские знатные роды во все последующие века вплоть до XX в. гордились своим татарским происхождением. Татарские купцы свободно торговали по всей территории Русской земли. Татарские воины служили в русских войсках. После присоединения Казанского ханства русский книжник составляет "Казанскую историю" – историю Казани и ее присоединения, в которой отдает дань уважения мужеству оборонявших Казань татар и с лирическим чувством пишет о горе казанской царицы Сююмбеки. Ни в это, ни в предшествующее время ненависть к чужеземному игу как таковому никогда не переходила в русской литературе в чувство расового или национального превосходства над любым из народов, входивших в государственное объединение Золотой Орды. Во всей древней русской литературе нельзя найти ни одного случая, при котором можно было заподозрить русского писателя в чувстве своего интеллектуального превосходства.

Куликовская победа явилась важнейшим поворотным пунктом не только в истории средневековой России, но и в ее культуре.

Возвращаясь к Блоку

Возвращаясь к циклу стихотворений А. Блока "На поле Куликовом", мы найдем у Блока и еще одно объяснение того, почему "похвала" Куликовской победе была в его сознании вековечно соединена с "жалостью". В статье "Народ и интеллигенция" Блок писал о русском и татарском станах на Куликовом поле: "Есть между двумя станами… некая черта, на которой сходятся и сговариваются те и другие. Такой соединительной черты не было между русскими и татарами, между двумя станами, явно враждебными; но как тонка эта нынешняя черта – между станами, враждебными тайно!.. Не так ли тонка эта черта, как туманная речка Непрядва? Ночью перед битвой вилась она, прозрачная, между двух станов; а в ночь после битвы, и еще семь ночей подряд, она текла, красная от русской и татарской крови".

"Жалость", столь типичная для всех русских отражений в литературе Куликовской битвы, была жалостью о напрасно для всех народов существовавшем иге, жалостью по всем погибшим в этой битве, смешавшим свою кровь в реке Непрядве.

Куликовская битва не положила еще конца золотоордынскому игу, она только предвещала этот конец, и даже для Блока она еще оставалась предвестием конца ига, ига царизма, порожденного чужеземным рабством с его развращающей силой. Однако уже в XIV в. было ясно, что самое страшное иго – иго чужеземное пришло к концу, что время Золотой Орды истекло, что конец Золотой Орды освободит Русь и все подвластные народы. Золотая Орда держала под игом "ущербной луны" не только Русь, но и все вовлеченные в ее тираническое могущество степные народы.

Как это ни парадоксально может показаться на первый взгляд, но Куликовская битва предвещала освобождение всех народов – и тех, что подвергались тирании наскоро сколоченного военного государства – Золотой Орды, и тех, что были ввергнуты в нескончаемые захватнические войны.

Каким образом хищнический характер Золотоордынского государства отрицательно сказывался на ее собственном развитии – может дать представление следующий пример. Перед своим походом на Москву Мамай разослал по своим улусам строгое повеление прекратить все сельскохозяйственные работы за их ненадобностью: "ни един из вас не пашите хлеба, да будете готовы на русские хлебы". Доходы, не основанные на труде, мешали хозяйственному и социальному развитию племен, входивших в основной костяк Золотоордынского государства. Золотоордынские племена не принесли с собой ничего самостоятельно ценного, кроме той культуры, которую они сами восприняли от Ислама.

И вот, подобно тому как орды Батыя пришли "из нечести" – неизвестно откуда, так и сам хан Мамай погиб, согласно сказаниям о Мамаевщине, "без вести". Орда оставила по себе злую память и жалость не только по погибшим в борьбе за независимость, но и по иссушающим душу всех народов Восточно-Европейской равнины долгим и томительным годам.

"Взошла и расточилась мгла".

Блок Александр - На поле Куликовом. Слушать онлайн

стихотворение Блока
На поле куликовом
Я — не первый воин, не последний,
Долго будет Родина больна
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!

Блок очень тяжело переживал поражение первой русской революции, но не утратил чувства будущего. Временное торжество реакции он правильно оценил как “случайную победу” палачей народа и предрекал наступление еще .более грозных и великих событий. Главной его темой становится Россия. Поэта интересует история Родины, ее славные победы он воспевает в стихотворении “На поле Куликовом”, написанном в 1908 году. Вслед за великими предшественниками: Пушкиным и Лермонтовым, Тютчевым и Некрасовым — Блок, обращаясь к русской истории, ищет аналогии с современным ему периодом. В героической истории России он находит ответы на свои сложнейшие вопросы.

О, Русь моя! Жена моя! До
Нам ясен долгий путь!:
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

У какого еще поэта найдешь такой образ Родины— жены, прекрасной молодой женщины? Тонкий лирик, чувствующий малейшие оттенки и нюансы языка, Блок сумел найти тот единственно верный, близкий его поэтике образ России, горячо любимой Родины. Это мне особенно близко.
Поэтом взят для стихотворения один из самых драматических периодов истории России. Перед государством стоял вопрос жизни и смерти. Россия не могла не выстоять в этой решительной борьбе, она собрала все силы и победила.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь...
Закат в крови! Из сердца:кровь струится!
Плачь, сердце, плачь....
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!

Весь цикл пронизан пафосом патриотизма. Мне нравится, это стихотворение, оно будит гордость за прошлое России, вселяет уверенность в будущее. Всегда были смутные и тяжелые времена, но каждый раз моя Родина выходила с честью из испытаний. Так было и будет всегда, убеждаюсь в этом, литая стихи Блока.

Анализ

. Блок «На Куликовом поле»

«Лучшее, что было в русской литературе после Тютчева», - примерно так же описал цикл известный литературовед К. Мочульский, на чьей работе основан этот анализ. Блок «На Куликовом поле» был написан накануне катастрофических событий, которые раз и навсегда определили судьбу России. И художник слова почувствовал их близость, что делает его поистине русским народным поэтом, которого нельзя вписать в тесные рамки какого-либо направления или литературной школы.

Литературный контекст

«На Куликовом поле», анализ которого представлен в данной статье, был создан в 1908 году и вошел в цикл «Родина». О работе поэта над поэмой свидетельствует его драма «Песнь судьбы», в которой исторические темы представлены в лирическом ключе. Также в связи с куликовским циклом нельзя не упомянуть статью поэта «Интеллигенция и революция». В нем Блок создает образ «непроглядной тишины», нависшей над страной.Это затишье перед бурей, которое предшествует битве. В ее глубине, считает поэт, зреет судьба русского народа.

В статье поэт, ссылаясь на стихотворение «На Куликовом поле», анализирует взаимоотношения народа и интеллигенции в современной России. Блок определяет эти два класса как тайных врагов, но между ними есть линия, соединяющая их, чего между русскими и татарами не было и не могло быть.

Composition

Построение цикла - это первое, с чего вам нужно начать анализ. Блок «На Куликовом поле» был разделен на пять частей. Стихотворение «Река разливается», идущее первым в цикле, накрывает читателя порывом степного ветра. В центре изображение России, которая, как вихрь, несется в ночном тумане. И с каждой новой строчкой это движение становится все более быстрым.

С таким динамичным вступлением нежное лирическое стихотворение «Мы, друг... »продолжает контрастировать, продолжая цикл« На Куликовом поле ». Блок (анализ ясно показывает это) следующей главы его поэтического дневника -« В ночь, когда Мамай ... »- определил роль композиционный центр. Именно здесь возникает образ Богородицы, в котором угадываются черты Прекрасной Дамы. Два последних стихотворения цикла («Опять вековая тоска» и «И зло несчастий» ) продолжают мотивы ожидания грядущей бури, всеохватывающей тишины, которая предшествует надвигающейся битве.

Историософская концепция

В 1912 году в качестве примечания к одному из стихотворений цикла «На Куликовом поле» блок-анализ должен это учитывать - он назвал битву с татарами символической. Иными словами, поэт придает образу Куликовской битвы универсальные черты, а значит, он оказывается применимым и к другим поворотным событиям русской истории, в том числе и грядущим. Битву с татарами можно рассматривать как метафору борьбы между силами тьмы и света, причем изначально битва ведется за душу конкретного человека (лирического героя), и победа одной из этих сторон окончательно решить, какая судьба у России.

Сделать анализ (Блок «На Куликовом поле» - поле великой битвы) можно по-другому. В первом стихотворении цикла указан мотив нападающего, причиняющего страдания. Исходя из этого, было бы интересно сравнить работы Блока и Брюсова. Последний в одном из стихотворений приветствовал пришедших на уничтожение гуннов, что вызвало естественные вопросы и жалобы читающей публики. На самом деле Валерий Брюсов (как и Блок) понимал неизбежность грядущих изменений, хотя и очень болезненных.

Изображений

Продолжаем анализ. Блок «На Куликовом поле» был насыщен символическими, многозначными, универсальными образами. Итак, Россия своим путем изображается подчеркнуто динамично - настолько, что невольно вспоминается удачное сравнение Гоголем своей страны с стремительной тройкой, которая постоянно куда-то устремляется. Интересно, что в одном из стихотворений Блока есть образ России «с мутным взглядом чародея» - вполне вероятно, что поэт использовал отсылку из рассказа «Грозная месть».Интересен также образ Прекрасной Дамы - Богородицы. Он указывает на специфику патриотизма Блока: любовь поэта к Родине пронизана эротическим чувством, сравнимым с тягой к любимой женщине.

Средства выразительности

Анализ (Блок, «На Куликовом поле») был бы неполным без исследования средств выразительности. Поэт обильно использует эмоционально заряженные восклицания, которые помогают раскрыть внутреннее состояние лирического героя цикла.Некоторые образы заимствованы из фольклора - эпитеты и метафоры, создающие народно-поэтические образы (печальная река, кровавый закат). Последнее неизбежно вызовет у читателя ассоциацию с древнерусской литературой - в частности, «Словом ...» и «Задонщиной». Поэтический размер цикла - ямб.

Таким образом, как показал анализ (Блок «На Куликовом поле»), поле дает литературоведам большой материал для исследования. Вместе с тем цикл поэта считается одним из вершин его творчества, наряду с «Двенадцатью» и «Скифами».

Блок Александр Александрович

Александр Блок родился в Санкт-Петербурге 28 ноября 1880 года. Его отец был профессором права, а мать - писателем и переводчиком; Таким образом, Блок вырос в интеллектуальной среде высшего сословия. Лето проводилось в подмосковном подмосковном подмосковном подмосковном подмосковном подмосковном «Шахматово». Там соседом был известный химик Д. И. Менделеев, а в 1903 г. Блок женился на дочери Менделеева.

Блок начал писать еще мальчиком. В 1903 году некоторые из его стихотворений были опубликованы в сборнике Д.Журнал С. Мережковского, New Way. Первая книга Блока, сильно символическая Стихи о Прекрасной Даме, появилась в 1904 году. Хотя большинство критиков проигнорировали книгу, ее с энтузиазмом встретили Валерий Брюсов, Андрей Белый и «старшее поколение» русских символистов, а также книга Блока. стихи и обзоры вскоре стали регулярно появляться в их журналах.

Брюсов, редактор журнала « Balance », ведущий теоретик и поэт-символист, оказал сильное влияние на Блока в 1903 и 1904 годах.Под руководством Брюсова Блок обратился к темам городской жизни и начал использовать свежие ритмические узоры и образы, выражающие таинственную силу чувственной любви. Среди его известных стихотворений этого периода - «Болотный демон», «Неизвестная дама», «Ночная фиалка», «Снежная маска», «Фабрика» и «Из газет». Последние два указывают на растущую общественную сознательность Блока.

К 1906 году, окончив филологический факультет Петербургского университета, Блок был признанным поэтом.В том же году Всеволод Мейерхольд поставил и снялся в одноактной стихотворной пьесе Блока « Кукольный спектакль». Хотя пьеса восхищалась в литературных кругах, она никогда не пользовалась успехом. Блок написал еще несколько пьес, в том числе полнометражный «Роза и крест » (1913), основанный на средневековых французских романах. Хотя спектакль репетировал МХАТ Станиславского, спектакль так и не был представлен.

В 1907–1908 годах Блок был обозревателем журнала « Золотое руно». В его статьях оценки современной литературы сочетаются с тоской по русскому прошлому и по жизненно важной связи между интеллигенцией и народом. В «России» и «На Куликовом поле» (оба 1908 г.) он искал способ связать национальную историю с современностью.

Несмотря на чувство личной неудачи, с 1909 по 1916 год Блок писал высокохудожественные стихи. «Ужасный мир», «В ресторане», «Ночные часы» и «Танцы смерти» особенно свидетельствуют о его душевном смятении.У Блока с женой были бурные супружеские отношения, но во время временного примирения они отправились в Италию в 1909 году. Эта поездка вдохновила Блока на изящный цикл « итальянских стихотворений » (1909).

Во время Первой мировой войны Блок служил писарем в передовой инженерной роте. Он сочувственно приветствовал революцию 1917 года. В самом деле, его стихотворение « Двенадцать » (1918), объединяющее лирику и повествование о 12 красных гвардейцах, патрулирующих город, синтезирует христианские ценности и реформистские принципы.Это принесло Блоку еще большую популярность и непреходящую славу. Лидер революции Лев Троцкий заметил, что, хотя Блок не был «одним из нас», «Двенадцать » были «наиболее значительным произведением нашего времени». В своей длинной, незаконченной автобиографической поэме « Возмездие», «» Блок суммировал социальные перемены на рубеже веков.

При Советской власти Блок был членом дирекции государственных театров и председателем петроградской секции Союза поэтов.Тяжелые времена, политическая горечь и собственная запутанная жизнь сделали его старым в 40 лет. В одной из своих последних опубликованных работ, Упадок гуманизма (1921), он сетовал на рассеяние европейского стиля и потерю героев, которые могли убедить мужчин действовать рационально, руководствуясь истинными корыстными интересами. Блок умер в Петрограде 7 августа 1921 года.

23 октября память

житиям всех святых

г.

В духовном опыте Русской Церкви почитание святого великомученика Димитрия Фессалоникского тесно связано с памятью о защите народа и Церкви Великим князем Московским Димитрием Донским (19 мая).

Святой Димитрий Донской сокрушил военную мощь Золотой Орды в битве на Куликовом поле 8 сентября 1380 года (праздник Рождества Пресвятой Богородицы) между реками Дон и Непрядва. Куликовская битва, за которую народ называет его Деметрием Донским, стала первым русским национальным подвигом, сплотившим духовную мощь русского народа вокруг Москвы. Этому событию посвящена вдохновляющая историческая поэма «Задонщина» священника Софрония Ряземского (1381 г.).

Князь Димитрий Донской был очень предан святому великомученику Димитрию. В 1380 году, накануне Куликовской битвы, он торжественно перенес из Владимира в Москву святыню Димитриевского собора Владимира: икону великомученика Димитрия Фессалоникского, написанную на дереве из могилы святого. . Часовня в честь великомученика Димитрия построена в Успенском соборе Москвы.

Памятная суббота святителя Димитрия была учреждена для всенародного поминовения воинов, павших в Куликовской битве.Впервые эта поминальная служба была проведена в Троице-Сергиевом монастыре 20 октября 1380 года преподобным Сергием Радонежским в присутствии великого князя Димитрия Донского. Это ежегодная память героев Куликовской битвы, среди которых схимонахи Александр (Пересвет) и Андрей (Осляб).


Однажды пещера, в которой жил святой подвижник Макарий, была обнаружена тремя монахами из монастыря святого Асклепия в Месопотамии. Сергий, Гигин и Феофил покинули монастырь, чтобы странствовать по миру в поисках знамения от Бога, которое было бы полезно для их спасения.Внезапно, подходя к пещере, они заметили чудесный аромат, исходящий от нее. Затем они увидели идущего к ним старика, покрытого только волосами и бородой до колен. Он бросился на землю и оставался там несколько минут, пока не убедился, что трое незнакомцев на самом деле не были демонами. Когда он убедился, что не испытывает какого-то заблуждения, он пригласил их в свою пещеру. Самый старый монах попросил его рассказать свою историю, что он и сделал.

Святой Макарий сказал им, что он родился в Риме и был сыном богатого сенатора по имени Иоанн. Когда он был достаточно взрослым, чтобы жениться, родители обручили его против его воли. После свадьбы было празднование, но вместо того, чтобы войти в брачный чертог, он сбежал в дом благочестивой вдовы, где провел семь дней в тайне, плача и умоляя Бога помочь ему. Выйдя из ее дома, Макариос встретил хорошо одетого старика благородного поведения. Этот человек приказал Макариосу сопровождать его.Макариос действительно следовал за ним три года, пока однажды они не пришли в пещеру, а затем старик исчез. Вскоре после этого он явился Макариосу во сне и рассказал, что он был архангелом Рафаилом, который руководил Тобиасом в его путешествиях. Прежде чем он исчез, архангел доверил его милосердию Божию.

Вскоре после того, как он впервые вошел в пещеру, Макариос увидел перед собой прекраснейшую молодую женщину, которая сказала, что она также сбежала от нежелательного брака в Риме. Несмотря на свою осторожность, святой Макарий не обладал достаточной проницательностью, чтобы избежать дьявольской сети, и поэтому позволил девушке переночевать в его пещере.Впервые в жизни на него напали огненные стрелы плотского желания, и он согрешил с девушкой. Вдруг она исчезла, и диавол возрадовался, потому что он искушал подвижника на грех.

В этот момент святой Макарий осознал тяжесть своего падения. Горько плача, он решил покинуть пещеру и найти другое место, где он мог бы совершить покаяние. По пути ему снова явился архангел Рафаил и призвал его вернуться. Он сказал ему, что Бог услышит его молитвы, если он останется в пещере.Итак, он вернулся и подверг свою плоть суровому посту, бдениям и абсолютному самоотречению в течение многих лет, чтобы он мог восстановить чистоту своей души и созерцать Бога.

Наставив троих братьев рассказом о своей борьбе, святой Макарий отправил их в путь с миром. Его грех был очень велик, но также и его покаяние; поэтому он заснул в Господе в присутствии ангелов и святых.

Точная дата кончины святого неизвестна, но, вероятно, это было в конце четвертого или начале пятого века.


Святой Апостол Иаков, Брат Божий (Адельфотеос), был сыном праведного Иосифа Обручника Пресвятой Богородицы (26 декабря). С ранних лет Иаков был Назарянином, человеком, особенно преданным Богу. Назаряне поклялись сохранять девственность, воздерживаться от вина, воздерживаться от мяса и не стричь волосы. Обет назареев символизировал жизнь в святости и чистоте, которую прежде заповедал Господь для всего Израиля. Когда Спаситель начал учить народ Царству Божьему, святой Иаков уверовал во Христа и стал Его апостолом.Он был избран первым епископом Иерусалима.

Святой Иаков председательствовал на Иерусалимском соборе, и его слово было решающим (Деяния 15). За тридцать лет своего епископа Сент-Джеймс обратил многих евреев в христианство. Раздраженные этим, фарисеи и книжники вместе замышляли убить святого Иакова. Они привели святого на вершину Иерусалимского храма и спросили, что он думает об Иисусе. Святой апостол начал свидетельствовать о том, что Христос есть Мессия, чего не ожидали фарисеи.Разгневанные еврейские учителя сбросили его с крыши. Святой умер не сразу, но, собрав последние силы, молился Господу за своих врагов, пока те побивали его камнями. Мученичество святого Иакова произошло около 63 г. н.э.

гг. Святой апостол Иаков составил Божественную литургию, которая легла в основу литургий святых Василия Великого и Иоанна Златоуста. В церкви сохранилось Послание святого Иакова, одна из книг Нового Завета.

В 1853 году Патриарх Александрийский Иерофей прислал в Москву часть мощей святого Иакова.Церковь различает святого апостола Иакова, Брата Божия, и святого Иакова, сына Зеведея (30 апреля), и святого Иакова, сына Алфея (9 октября).


Перенос мощей блаженного Иакова Боровичского, чудотворца новгородского. Святой Иаков в юности взял на себя трудную задачу юродства для Христа. Большинство подробностей его жизни неизвестны, но Господь прославил его после смерти.

В 1540 году, на третий день Пасхи, большая глыба льда всплыла против течения по реке Мста до села Боровичи (Новгородского района), и на этой глыбе льда стоял гроб (изготовленный из дубового бревна) без покрытия, в котором лежало тело юноши.Избегая святых мощей, крестьяне с шестами столкнули глыбу льда обратно в реку, но она вернулась на берег. Это повторилось трижды. В ту ночь юноша явился во сне старейшинам деревни, которые видели его на льдине, и сказали: «Я тоже христианин, как и вы. Не отталкивай меня. Меня зовут Джеймс. Я тезка Святого Иакова, Брата Божьего ».

Мощи святого юноши были сначала помещены в часовню, затем в 1544 году перенесены в храм Сошествия Святого Духа.Затем было установлено ежегодное поминовение святителя ежегодно 23 октября. Господь, прославив своего угодного Богу, даровал мощам святого Иакова целительную силу. Праздник с утреней был учрежден в 1572 году. В иконографических руководствах святого Иакова описывают: «Отрок, обнаженный, опоясанный куском ткани». В 1657 году Патриарх Никон отправил часть мощей на Валдай, в Ивэронский монастырь.


Святой Игнатий, Патриарх Константинопольский (847–857; 867–877), в мире Никита имел императорское происхождение.Когда его отец, император Михаил I (811-813), был свергнут с императорского престола Львом Армянином (813-820), пятнадцатилетний юноша Игнатий был заточен в монастыре. Жизнь в монастыре укрепляла преподобного Игнатия в вере и благочестии. Вскоре он был поставлен игуменом монастыря, а позже был избран Константинопольским патриархом.

Когда Михаил III (855-867) взошел на престол, он был еще несовершеннолетним, поэтому страной фактически правил его дядя Варда, нечестивый и нецеломудренный человек.Патриарх Игнатий призвал Барда оставить свою греховную жизнь, а когда он отказался, Игнатий смело обличил его в беззаконии.

Барда попытался заставить святого Игнатия постричь святую императрицу Феодору, мать императора, чтобы отстранить ее от управления государством. Патриарх Игнатий не согласился с этим, а также публично отлучил Варду от церкви. Барда мучил Игнатия пятнадцать дней, чтобы заставить его уйти в отставку, а затем они отправили его в ссылку. Когда к власти пришел новый император, святитель Игнатий был отозван из темницы и еще десять лет был Патриархом.Он умер в 877 году в монастыре.


Святой Елисей был игуменом Лаврешева в Беларуси в XIII веке.

Ул. Варварка (ул. Варвары) Путеводитель по Москве

Улица Варварка, сердце района, известного как Зарядье, где когда-то жили ремесленники, продававшие свои изделия на Красной площади, претендует на звание старейшей улицы Москвы. Несмотря на то, что он короткий, он также может похвастаться большинством церквей на любой улице города и некоторыми увлекательными, хотя и менее известными достопримечательностями, которые прекрасно отражают более личную сторону жизни средневековой Москвы.В советское время он носил имя Степана Разина, казачьего героя-мятежника, которого вели по нему на казнь в 1671 году, а до этого, в 1380 году, это была дорога, по которой шествовал победоносный Дмитрий Донской после разгрома монгольской Орды на Куликово поле.

На улице доминирует гостиница «Россия» (Варварка, 6), монументальный блок из стекла и бетона с 3200 комнатами, построенный в конце шестидесятых годов и который сейчас (снят) подлежит сносу - хотя для гостей он обеспечивает лучшие виды в мире. город.Возведение того, что на тот момент было самым большим отелем в мире, потребовало разрушения большей части района Зарядье, в том числе ряда древних церквей, и остальная часть улицы сохранилась как вкус того, что простирается до берегов. река, должно быть, когда-то выглядела так.

Улица Варварка названа в честь неоклассической церкви Святой Барабары, которая стоит справа в начале улицы, если идти от Красной площади. Святая Варвара, которая якобы была убита своим отцом за христианские убеждения где-то в Малой Азии примерно в начале четвертого века, традиционно считалась в Москве покровительницей купцов, и первоначально жили купцы с юга. в районе и заказал строительство церкви.

Рядом с церковью находится Английский двор, также известный как Староанглийское посольство (Варварка, 4), одно из старейших светских зданий Москвы. Первоначально дворец, построенный для богатого купца Бобрищева на рубеже 16–90–135 гг., Вскоре был взят Иваном Грозным и передан Московской компании - делегации английских купцов, прибывших в Мурманск в 1553 г. под командованием. Ричарда Шанеллора, стремясь получить долю от прибыльной торговли мехом.Несмотря на первоначальный прием, третий английский посланник при дворе Ивана оказался под домашним арестом, когда все более безумные попытки царя добиться руки Елизаветы I в браке были неоднократно отвергнуты. Менее чем через столетие, когда Карл I был побежден войсками Оливера Кромвеля и казнен, царь Алексей с отвращением изгнал английских торговцев. Английский двор, восстановленный в своем первоначальном виде во время строительства Дома России в шестидесятых годах, был открыт как музей одновременно с государственным визитом Елизаветы II в 1994 году.

Расположенная по тому же адресу, что и английский двор, церковь Св. Максима (Варварка, 4а) представляет собой скромное строение 17 -го века, построенное на средства купцов, названное в честь прославленного юродивого, который был похоронен в оригинальная деревянная церковь на том же месте. Колокольня церкви известна в Москве тем, что находится вне центра, это «падающая башня» города.

На другой стороне дороги, на Варварке, 3, тянется южный фасад Старого Гостиного Двора, элегантной торговой галереи в стиле позднего барокко, спроектированной Джакомо Кваренги, чтобы заменить путаницу киосков и складов, стоявших на этом месте сотни лет. лет.Строительство было начато в 1791 году и завершено сорок лет спустя. Первоначально здание использовалось для оптовой торговли торговцами из других городов, которые жили в здании и хранили товары, которые они привозили для продажи (отсюда и название «гостиный двор», что примерно переводится как «гостиный двор»). . Здание, которое к концу советской эпохи пришло в негодность и несостоятельность конструкции, за последнее десятилетие подверглось капитальной реставрации / реконструкции, а Гостиный двор вновь открылся как роскошный торговый центр и выставочный центр, в котором, помимо прочего, находится казино «Бархат». .Во время ремонтных работ под фундаментом здания было выкопано множество археологических находок, которые сейчас находятся в постоянной экспозиции в выставочном центре внутри.

Следующий участок улицы, под стенами России, неразрывно связан с семьей Романовых, правивших Россией на протяжении трех веков. До того, как Михаил I был избран царем Боярским собранием в 1613 году, семья издавна была видной московской аристократией, и этот район Заряде был их владением.После переезда семьи в Кремль территория была передана Знаменскому монастырю. Первое здание, к которому вы придете, - это красно-белая колокольня монастыря, пристроенная в 18, -м, -м веке, которая сейчас отделена от остальной части монастыря поднятым пандусом России. Монастырские кварталы (Варварка, 8), которые стоят у главного входа в монастырь, датируются 1670-ми годами и сейчас используются как магазин, где продаются православные иконы и связанные с ними сувениры. Центром комплекса является Дворец бояр Романовых (Варварка, 10), построенный на рубеже 16 гг. Дедом Михаила Никитой Романовым Захарьиным-Юрьевым.Сейчас в нем находится музей, демонстрирующий быт средневековой московской знати.

Название монастыря, которое переводится как Знаменский монастырь, отсылает к знаменитой иконе «Знамение Пресвятой Богородицы», написанной в Новгороде в начале 16 -х годов века и ставшей своего рода духовной реликвией для Романовых. семья. Монастырь также стал домом для первой печатной библии в Москве. Знаменский собор, большая церковь из коричневого кирпича, увенчанная четырьмя зелеными куполами вокруг центрального круглого купола, была возведена в 1684 году, хотя очень похожа на более ранние соборы Кремля.

По другую сторону рампы «Россия» стоит церковь Святого Георгия, датируемая 1657 годом и также построенная на пожертвования богатых купцов. Эта красивая церковь с тонкими башнями и украшенными блестками куполами типична для того времени. Бледно-зеленая колокольня была добавлена ​​в 1818 году. Сейчас в церкви находится еще один магазин, где продаются иконы и православные сувениры.

Отравление хлороформом могло убить одесских активистов | Голос Америки

ОДЕССА, УКРАИНА - Правительство Украины заявляет, что 32 пророссийских активиста, погибших во время пожара в здании, которое они заняли в начале этого месяца в Одессе, возможно, были убиты отравлением хлороформом, а не пламенем или дымом.

Здание профсоюзов на Куликовом поле покрыто шрамами от бушующего пожара, а коммунистический флаг, поднятый пророссийскими демонстрантами, все еще развевается на крыше под украинским флагом, установленным на половину персонала в знак их смерти.

Внутри очевидна интенсивность огня, а также баррикады, которые пророссийские протестующие использовали для блокирования дверей, которые способствовали его разжиганию.

Но фотографии мертвых, слишком наглядные, чтобы их показать, указывают на то, что некоторые из них погибли в необычных позах, очевидно, не пытаясь убежать или защитить себя от огня.И многие комнаты не сгорели, а некоторые выходы свободны.

В понедельник заместитель министра внутренних дел Украины заявил, что жертвы, возможно, умерли от отравления хлороформом, и расследование того, как это произошло, продолжается.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров выразил возмущение и обвинил украинские власти во лжи, чтобы скрыть причастность иностранных наемников.

Вице-губернатор Одесской области Зоя Казаньжи заявила в интервью «Голосу Америки», что такое вмешательство недопустимо.

«Мое отношение явно крайне негативное». она сказала. «На высоком уровне мы постоянно говорим, что это наше дело. К сожалению, я думаю, что политические условия и поведение высокопоставленных российских чиновников создают ситуацию, когда мы вряд ли сможем быть братьями и сестрами и дружественными странами в ближайшее будущее."

Журналист Оксана Бутук говорит, что российский подход приведет к обратным результатам даже среди пророссийских активистов Одессы.

«Люди, которые все еще собираются на Куликовом поле, всегда говорят, что они там, потому что хотят быть там, и что Россия не имеет к этому никакого отношения», - сказал Бутук.«И когда Россия пытается вмешаться, люди становятся агрессивными, потому что они всегда говорят, что Россия не участвует».

Люди, которые до сих пор приходят засвидетельствовать свое почтение к зданию Куликова поля, эмоциональны, но даже они не говорят о выходе из Украины, как это делают активисты в некоторых районах дальше на восток.

«Украина - это Украина», - сказала маркетолог Марина Перельман. «Никто не собирался разделять это так, как это показывают СМИ, в основном национальные СМИ. Одесса никогда не была за отделение Украины.

Разоблачения в понедельник вызывают сомнение и гнев в отношении властей, но вице-губернатор Казаньжий сомневается, что они вызовут еще большее насилие.

«Самое главное - знать правду о том, что произошло, потому что это единственное, что каким-то образом могло, если не примирить город, то хотя бы успокоить людей, потому что правда всегда успокаивает », - сказала она.

Она и остальные члены нового регионального правительства сосредоточены на завершении расследования в надежде, что расследование об ужасах мая 2 не ведет к тому же.

Александр Блок в материалах Президентской библиотеки

28 ноября 2019 года исполняется 139 лет со дня рождения Александра Блока (1880-1921) - величайшего поэта, классика русской литературы XIX - XX веков, крупнейшего представителя русского символизма, драматурга, переводчика и литературного критика. . В фондах Президентской библиотеки представлены электронные копии редких прижизненных изданий писателя, воспоминания современников, научные труды, посвященные его творчеству, а также видеолекция.

Николай Ашукин - критик, историк литературы, историк литературы в предисловии к книге «А. А. Блок в воспоминаниях современников и его письмах »(1924) приводит такие биографические сведения о поэте:« Дед является ректором Петербургского университета «в лучшие его классические годы». Отец Александр Львович - профессор факультета государственного права Варшавского университета. Вскоре он расстался с женой, и ребенок воспитывался в семье буквально одаренной матери.Детство Блока прошло в Петербурге, в большой квартире «много людей, няня, игрушки и елки», а летом - в «благоухающей глуши маленькой Шахматовской усадьбы».

Блок писал о себе: «Я начал писать стихи почти с пяти лет», а с 17 лет начались творческие поиски. Это были лирические произведения, соответствующие элементам юношеской любви, и к моменту выхода в свет первого сборника поэта «Стихи о прекрасной даме» накопилось около 800 стихотворений.Большая часть работ этого периода была посвящена Любови Менделеевой - дочери известного химика, впоследствии ставшей женой и музой Александра.

Александр Блок - особенный поэт, это понимали все, кто брал его книги в руки или встречался с ним. Сформированный в атмосфере раннего символизма под сильным влиянием стихов Владимира Соловьева, он, однако, смог услышать реальную жизнь. К моменту выхода книги «Стихи о прекрасной даме» «небесная чистота первых видений поэта уже натолкнулась на мир фабричных перекрестков под первыми проблесками революции, которая уже происходила».После 1905 года Блок почувствовал, что «круг лирики для него тесен». В нем уже созрели глубоко патриотические произведения: «Родина», «Скифы», стихотворение «На Куликовом поле».

Александр Блок восхищал публику не только своим талантливым творчеством, но и манерой чтения, а также влиянием своего голоса на публику, по мнению современников. Поэт Вильгельм Зоргенфрей объясняет: «Простота - отличительная черта этого чтения. Простота - при полном отсутствии жестов, игры лиц, взлетов и падений.И простота - как чистый звуковой результат бесконечно сложной, бездонно глубокой жизни; тут же, в процессе чтения стихов, творятся и утверждаются ».

Поэт верил в исключительную роль России на историческом поприще. Сравнивая свою родину со странами Европы, в которых ему довелось побывать, Блок удивлялся преобладанию в них материального и прагматического начала над духовным.

Поэма А. Блока «Двенадцать» вызвала самые разные и противоречивые мнения.

Гумилев смотрел на него с присущей ему высокомерием: он сам был хозяином и даже командиром своих вдохновений и не любил, когда поэты чувствовали себя безвольными жертвами собственной лирики. Но признание Блока показалось мне бесценным: поэт не был настолько силен в своем таланте, чтобы удивляться тому, что он пишет, но чувствовал, что написанное им было высшей правдой, независимой от желаний, и уважал эту истину больше, чем личные вкусы и верования ».

С оптимизмом встретив Октябрьскую революцию 1917 года, Блок изначально возлагал большие надежды на большевиков и даже старался быть для них полезным.С 1919 года Александр Александрович занимал должность заведующего режиссерским отделом Большого драматического театра, став, по сути, его художественным руководителем, а также как публицист пытался осмыслить причины и уроки Октября ...

В фондах Президентской библиотеки хранятся электронные копии произведений Блока «О любви, поэзии и общественной службе» (1920 г.) и «Последние дни царской власти» (1921 г.), где он выразил свое отношение к происходящему: «На К концу 1916 года все члены государственного органа России были поражены болезнью, которая уже не могла пройти сама по себе или излечиться обычными средствами, но требовала сложной и опасной операции.Итак, в то время все люди с государственным смыслом понимали ситуацию; никто не мог сомневаться в необходимости хирургического вмешательства; они спорили только о степени шока, который это может вызвать в России ».

В Театре на Фонтанке Александр Блок занимался подбором репертуара, много часов проводил на репетициях и произносил вступительные слова перед спектаклями, когда требовалось разъяснение публике. Он пришел в Большой драматический театр со своими представлениями о революционном театре, основанными в основном на классике, а не на сиюминутных подделках рыночных драматургов: «Мы требуем Шекспира и Гете, Софокла и Мольера, больших слез и большого смеха - не в гомеопатических дозах, а в реальных ».

Блок тоже мечтал о поэтическом театре - и высоком, и зрелищном, и шикарно-зрелищном. Однако все попытки поставить написанные им пьесы, в том числе знаменитый «Балаганчик», не увенчались успехом. Однако он осознавал «сопротивление материала» при переносе на сцену поэтических произведений великого Пушкина и Гейне. «Театр неблагоприятен для Поэта, а Поэт не подходит для театра», - заявил Генрих Гейне. Блок мягко сказал: «Театр - нежное чудовище»...

Тем не менее, от бурь и потрясений революции в театре спрятаться не удалось. Не заявленные, но реальные события в Советской России настолько противоречили ранним лирическим взглядам поэта на новую власть, что осознать и принять происходящее было превыше всего физическими и моральными силами. Александр Блок умер 7 августа 1921 года в своей квартире на Пряжке по официальной версии от болезни сердца.

В фонде «Блок» Президентской библиотеки есть книга «Александр Блок.Андрей Белый »(1919), брошюра« Памяти А. Блока »(1922), альбом« Поэзия Александра Блока в фотографиях Юрия Пантелеева: [набор открыток] »(2006), автореферат диссертации на тематика «Раскраски в лирике А. Блока» (2015) и другие не менее интересные публикации.

Одесса две большие разницы (и несколько маленьких)

Моего одесского обеда в этом году не было. Большинство моих поездок в Одессу за последнее десятилетие включали совместный обед в доме моих друзей Александры и Виталия с Борисом и Юрием, обеды, которые почти всегда включали изысканную баклажаную икру Александры.Мужчины - одесские евреи - обменивались шутками, рассказами и воспоминаниями и размышляли об исчезновении города их юности. Периодически они останавливались, чтобы объяснить нюансы одесского выражения фраз. Юрий расскажет о последнем книжном проекте своего небольшого издательства по одесской архитектуре. Борис, инженер и фотограф на пенсии, представит новую коллекцию изображений. Он перестал фотографировать уличные пейзажи, потому что они были испорчены для него распространением рекламы и внедорожниками, скрывающими фасады зданий.Но одесские лица все еще говорили с ним. Он особенно любил Виталия и Юрия и с удовольствием описал бы мне их физиономию. Время от времени разговор переходил к украинской политике. Однако Александра - юрист и одесситка в пятом поколении смешанного польского, немецкого, русского и украинского происхождения - пресекала эти дискуссии в зародыше, зная о невозможности примирить коммунистические взгляды Бориса и поддержку других европейских путей Украины.

Поджог Дома профсоюзов в Одессе, Украина, 2 мая 2014 года.Фото: A_Lesik. Источник: Shutterstock

Мы не собрались в этом году, потому что Борис порвал отношения с Александрой и Виталием после того, как узнал, что они присоединились к нескольким тысячам одесситов на демонстрации 2 марта против российского вмешательства в Крым. Борис написал Виталию, что он, по сути, украинский патриот. Однако правительство страны, по его мнению, было захвачено фашистами, потомками людей, убивших его родственников на Западной Украине во время Холокоста.По этой причине южные и восточные области должны отделиться как можно быстрее. Для Александры, Виталия и Юрия, напротив, именно путинская Россия представляла фашистскую угрозу. Возмущенные планами разжигания сепаратизма на юге и востоке страны и обеспокоенные фальсификациями и подстрекательской лексикой в ​​российских СМИ, Александра и Виталий расклеили по всему городу антипутинские плакаты. Между тем страх, что Одесса станет частью России, заставил обычно веселого и легкомысленного Юрия сильно похудеть и проявить такую ​​жестокость в защите Украины, что он удивил своего давнего друга Виталия.Юрий пояснил: «Они [его неуказанные антагонисты] думают, что я фашист. Я считаю, что они фашисты. Достаточно потерять рассудок. Александра и Виталий беспокоились, что он может.


Мои друзья чувствовали, что большинство их одесситов были в значительной степени отстранены от событий, происходивших на площади Независимости в Киеве до свержения президента Виктора Януковича 22 февраля, хотя они, возможно, беспокоились о них. Безусловно, активисты одесского Евромайдана начали собираться у памятника Пушкину возле мэрии 22 ноября, через день после первого митинга киевских активистов.Затем они переместились к памятнику герцогу де Ришелье на вершине знаменитой одесской лестницы. Трое одесских активистов имели сомнительную честь быть задержанными милицией 25 ноября (один из них был избит), за несколько дней до первых нападений на участников киевского Евромайдана. «Гимн Одесского Евромайдана», созданный известными комиками города (с изображением памятника Ришелье), широко распространился в социальных сетях. То же самое и с демонстрацией под названием «Марш Западенцы » (марш жителей Запада) с плакатами, изображающими западных европейцев девятнадцатого века, которые помогли основать Одессу.Этот лозунг придал западенцам - уничижительный термин советских времен для западных украинцев, который называет их радикальными националистами - новую позитивную валентность. Присвоение этого термина одесситами имело двоякое значение, подчеркивая как исторические связи города с Западной Европой, так и надежды, которые многие жители разделяли с западными украинцами на общее европейское будущее. В конце января пророссийские группы Молодежное единство, (Молодежное единство) и Народное альтернатива, (Народная альтернатива) начали организовывать антимайдановское движение и отряды самообороны под названием дружины с четко заявленной целью противодействия фашисты.

Одесский теоретик культуры Марк Найдорф утверждает, что именно бегство Януковича, назначение временного правительства и российская интервенция в Крым в конце февраля 2014 года превратили киевский кризис в поистине национальный. Как и другие украинские граждане на юге и востоке, одесситы были вынуждены столкнуться с экзистенциальными и политическими вопросами, такими как «Кто я?» и «В каком состоянии я буду в безопасности?» Страхи, вызванные мыслью о жизни при том или ином правительстве, кристаллизовали национальных идентичностей и побудили тысячи обычно аполитичных граждан присоединиться к демонстрациям.Комментаторы ухватились за ярлыки, изображающие два лагеря: «проукраинские» против «пророссийских», «Евромайдан» (или просто Майдан) против «антимайдана» и менее распространенные «унитаристы» (для единого штат) и «федералисты». Эти ярлыки лишь частично уловили быстро меняющиеся мотивы и планы сторонников. Движения представляли собой постоянно развивающиеся скопления отрядов самообороны, партийных активистов, политиков и страниц в социальных сетях, а также онлайновые, печатные и телеканалы, а также более или менее формальные группировки граждан.У каждого были свои лозунги: «Одесса - это Украина», «Нет войны на Украине», «Руки прочь от Украины» с одной стороны и «Путин, спаси нас!» «Россия, на помощь!» «Одесса - это российский город ( russkiy )», с другой - это лишь некоторые из них. Активисты Евромайдана установили блокпосты, чтобы помешать сепаратистам в попытке компенсировать беспорядок в государственном аппарате. Антимайдан построил палаточный городок на Куликовом поле перед Домом профсоюзов. Политические требования двух лагерей трансформировались вместе с изменяющейся политической ситуацией.По мере продвижения марта и апреля некоторым наблюдателям казалось, что радикалы в каждом движении взяли верх.

Напряженность достигла апогея в столкновении 2 мая, в результате которого погибли 48 человек, большинство из которых были сторонниками против Майдана, и сотни других были ранены. Насилие вспыхнуло, когда активисты Куликова поля пришли в центр города, чтобы заблокировать марш, который харьковские и одесские футбольные фанаты запланировали в поддержку единства Украины. Активисты антимайдана думали, что футбольные фанаты намеревались очистить их палаточный городок, потому что губернатор объявил о своем плане сделать это (хотя он не уточнил дату и кто это сделает).Противостояние этих активистов футбольным фанатам быстро переросло в насилие. В течение первого часа активисты с обеих сторон бросали дымовые шашки и битую плитку. Затем новоприбывшие активисты Куликово поля, прикрытые полицией, открыли огонь по активистам Евромайдана, в результате чего погибли первые. После того, как дальнейшие столкновения привели к большему количеству смертей и серьезных травм, футбольные фанаты и некоторые активисты Евромайдана призвали очистить Куликово поле. Перед приездом фанатов активисты антимайдана призвали своих сторонников укрыться в здании профсоюза.Вошло несколько сотен человек. Когда сторонники Евромайдана подошли к Куликовому полю, они подожгли палатки. Раздались новые выстрелы. Коктейли Молотова бросали изнутри и снаружи здания профсоюзов. Раздались новые выстрелы. Здание загорелось. Пожарные машины прибыли с опозданием. Большинство смертей произошло в результате пожара. Трудно переоценить шок, который это испытало для одесситов.

Цветы в память о погибших в Доме профсоюзов. Фото: A_Lesik.Источник: Shutterstock

В конце мая я впервые после падения Януковича посетил Одессу. Непосредственное переживание глубины раскола в городе натолкнуло меня на мысль об Исааке Бабеле, советском еврейском писателе, которого трудно определить, и который был одним из величайших создателей городских мифов. На ум пришли не умные и остроумные еврейские бандиты Бабеля, а его знаменитое наблюдение в его тексте «Одесса» о том, что жители этого черноморского порта говорят «две большие разницы». Одесситы могут сказать, например, «Киев и Одесса - две большие разницы» вместо стандартного «между Киевом и Одессой большая разница».По словам литературоведа Ребекки Стэнтон, эта фраза признает основную истину о том, что «нужны двое, чтобы отличаться». В нем также, по ее мнению, конденсируется способность одесских писателей-модернистов, таких как Бабель (и, вероятно, других одесситов), воплощать непримиримые различия и одновременно видеть с разных точек зрения. Это одна из черт одесского мифа, развивающаяся убедительная история, в которой утверждается, что уникальность Одессы связана (среди прочего) с ее историей как части Российской империи, ее смешанным, многоэтническим населением, его духом торговли и бизнеса и ироническая позиция по отношению к любой правящей власти.

Принятие решения о непримиримых перспективах в реальной жизни - непростое дело. Пожалуй, неудивительно, что одесские энтузиасты мечтают о возвращении статуса свободного порта. Такой шаг позволил бы Одессе существовать как полусуверенный город-государство, не подчиняющийся ни Киеву, ни Москве - ни один из которых, как вам скажут одесситы, никогда не смотрел положительно на этот непочтительный, предприимчивый город. Это позволило бы одесситам обойти вопрос о том, к какому государству или нации они должны принадлежать.Но политическая поляризация, которая привела к насилию 2 мая, поставила граждан перед ограничениями одесского мифа. Оксана Довгополова, профессор философии, выразила это еще резче: «Произошедшее разрушило наш миф. Мы должны построить новую Одессу ». Оказывается, не всегда одесситы такие толерантные, ироничные или остроумные, как думали. Как бы они ни старались, они не могут оставаться в стороне от национальной и международной политики.

Некоторые одесситы, потрясенные беспорядками 2 мая, поспешили обвинить в бедах города посторонних.В первых сообщениях СМИ о событиях 2 мая говорилось, что виновными были боевики из Приднестровья и России, которые погибли в здании профсоюза. Между тем, некоторые утверждают, что сторонники Майдана «не одесситы»; они либо политические туристы, либо недавние мигранты, не понимающие одесского образа жизни. У каждой стороны была своя версия того, какие внешние действующие лица были зачинщиками трагедии. Борис Херсонский, известный одесский психиатр и поэт, зафиксировал это в своем сообщении в Facebook 7 мая: «Диагноз: раскол в прошлом.«Разрабатывая, - писал он, -

.

Какие бы выводы из событий 2 мая ни сделали международные эксперты, в сознании людей останутся две версии:
а) Бандеры [радикальные украинские националисты] превратили Одессу в новую Хатынь [название области Беларуси где немцы расстреляли сельских жителей, и это было превращено в памятник советской войне].
б) Федеральная служба безопасности России и военная разведка России организовали грандиозную провокацию в интересах российского империализма.

Однако другие наблюдатели отвергают попытки возложить всю вину на посторонних. Обращаясь к этой тенденции, мой друг и сотрудник музея вспомнил многочисленные антиеврейские погромы, первый из которых произошел всего через четверть века после основания города в 1794 году, и 25000 евреев, сожженных на складе на окраине города во время румынской войны. Оккупация в 1941 году. Будучи более симпатизирующим проукраинскому движению, он также отвергал черно-белые изображения обеих сторон о том, кто невиновен, а кто жертва.На примере активистов Майдана он сказал: «Одесса - это люди, спасшие тех, кто пытается спастись от огня. А Одесса - это люди, которые избивают людей после того, как они прыгнули с горящего здания ». Он также опасался, что преступники останутся безнаказанными, как и в прошлом. По его мнению, преследование с обеих сторон лиц, совершивших насильственные действия, и тех, кто их организовал, являются наиболее важными шагами, которые власти могут предпринять для обеспечения мира. Несмотря на то, что были заменены некоторые высокопоставленные государственные чиновники, большинство рядовых членов коррумпированного государственного аппарата остались на своих должностях.

Одесские «две большие разницы» играли заметную роль почти во всех моих встречах. Тем не менее, две большие разницы распадаются на множество мелких, если вы отступите от линии фронта и задержитесь в разговоре. Многие лидеры одесского антимайданского движения были открыты в своем стремлении к вмешательству России и в своей поддержке путинского проекта «Новая Россия». Они хотели провести референдум об отделении, как в Луганске и Донецке. Однако далеко не все сторонники антимайдана разделили эту позицию.Например, зять друга-еврея в возрасте 30 лет посещал собрания на Куликовом поле в надежде, что это приведет к появлению нового левого движения, сосредоточенного на вопросах социального равенства и принижающего значение этнической принадлежности. Его поддержка уменьшалась по мере того, как популярность русской националистической риторики и православной церкви росла. Беседа на кухне друга с украинским инженером в возрасте 50 лет высветила другие проблемы. Он поставил под сомнение легитимность правительства и отверг революцию как средство захвата власти.Он сказал, что Янукович был прав, не подписав соглашение с ЕС из-за негативного воздействия, которое оно оказало бы на важные секторы экономики. В то же время он сказал, что не чувствует сильной связи с Украиной как страной: «Моя страна - Советский Союз». Его сын, однако, сильно отождествлял себя с Украиной и хотел пойти в армию и воевать на Донбассе. Аналогичное разнообразие наблюдается в лагере Майдана, где либеральные взгляды сталкиваются с крайне правой идеологией партии «Свобода» и «Правого сектора».Подводя итоги по-одесски: в зависимости от вашей точки зрения, может быть две большие разницы или много.

Юмор - излюбленный способ одесситов справляться с социальной напряженностью в обычное время. Хотя одесситы не перестают шутить (хотя, по словам Херсонского, шутки стали намного мрачнее), молчание и избегание стали основными стратегиями управления отношениями во время политического конфликта. Борис разорвал связи с Александрой и Виталием по электронной почте. Почти у каждого есть история о защите друзей в социальных сетях.У других были ужасные словесные аргументы. Но политические оппоненты часто - это коллеги или члены семьи, проживающие совместно с ним. Многие стараются избегать политических разговоров, чтобы сосуществовать или заниматься бизнесом. Вывеска на двери фирмы гласит: «Этот офис вне политики». Однако моральные дилеммы и страдания, связанные с молчанием, также могут вызывать беспокойство. Преподаватель университета, сочувствующий движению против Майдана, описал острый дискомфорт, который он испытал, когда узнал студентов, которые бросали коктейли Молотова в здание профсоюза, где погиб сын друга.Более того, молчание не всегда удавалось сохранить. Юрий и его помощник обычно избегали разговоров о политике, но между ними разгорелся жаркий спор, когда я пришел к нему на квартиру, чтобы взять интервью у его девушки. Я с тревогой наблюдал, как они бросали друг другу оскорбления и обвинения, их тела и лица исказились от гнева.

Некоторые одесситы начали экспериментировать с альтернативами нецивилизованной речи и молчанию. Инна Терещенко, политолог, профессиональный медиатор и основатель Одесской областной посреднической группы, выступила с несколькими инициативами официального диалога, направленными на создание среды для разговоров противоборствующих сторон.«Мы все должны жить в одном городе», - сказала она. Я слышал этот припев от других одесситов. «Одесский миф о том, что мы все мирно жили вместе и предпочитаем заключать соглашения, а не воевать, может служить инструментом в этом процессе». Первое мероприятие организации, показ документального фильма о Косово с участием норвежского режиссера, вызвало изменение в некоторых активистах и ​​готовность попробовать другую форму взаимодействия. Организация Инны провела тренинг по медиации для смешанных групп активистов.Она также начала организовывать еженедельные встречи для общения членов противоборствующих сторон. Это включало сокращение (все еще) широко распространенного использования бесчеловечных словечек, таких как «укроп» (укроп) или «майдануты» (майдан-ебли) для обозначения активистов Майдана, и «колорадо» (жуки-картофелины) или «ватники» ( пуховики) для обозначения сторонников антимайдана. Активисты согласовали язык для обозначения людей и событий, которые не сразу бы обидели их оппонентов. Они решили использовать топонимы для обозначения лагерей: «князья» для Майдана и «люди Куликово поля» для антимайдана.Некоторые научились разговаривать с оппонентами, не пытаясь изменить их мнение. Активисты Майдана согласились прекратить совершать определенные действия, которые их оппоненты воспринимали как провокационные, хотя позже они нарушили некоторые из этих соглашений. Группа экспертов, состоящая из лекторов из разных институтов и разных политических взглядов, собиралась еженедельно, чтобы обсудить анализ ситуации коллегами. С одной стороны, Инна выступала за продолжение существования «двух больших разногласий» в политической атмосфере, в которой оппозиция все чаще приравнивалась к предательству.С другой стороны, она создавала среду, способствующую умножению различий, которая могла бы помочь приглушить поляризацию. Она признала, что по мере обострения конфликта в Донецке и Луганске ее деликатный баланс становился все труднее и труднее.

Сценарист и бывший журналист размышлял о пределах политического плюрализма перед лицом серьезных угроз безопасности, пока мы гуляли по Одессе 5 июня. Я встретился с Анной Керпель через несколько месяцев после оранжевой революции, чтобы выяснить судьбу «одесской толерантности» в тот период.Отношения были напряженными до предела, но насилия удалось избежать. Размышляя о нынешней ситуации, Анна чувствовала, что Одесса останется мирной и напряженность утихнет, если будут предотвращены попытки преднамеренной дестабилизации. Она использовала свой обычный журналистский метод измерения настроения города, слушая разговоры в парикмахерских, общественном транспорте и на Староконном рынке Одессы, большом блошином рынке в районе Молдованки, где Анна выросла и живет. В течение двух недель обсуждение событий 2 мая на рынке утихло.Люди перешли к обсуждению президентских выборов и вооруженного конфликта в Донбассе. Напротив, по ее словам, убийство продавца пьяным водителем, избежавшим обвинений прошлой осенью, оставалось темой для разговоров гораздо дольше.

Однако Анна не была полностью уверена, что не будет никаких попыток взвинтить обстановку. У нее не было никаких романтических представлений о знаменитой «одесской толерантности», и вместо этого она рассматривала мифологизированный взгляд жителей на свой город как результат их способности забывать и двигаться дальше.Она вспомнила, как сосед сообщил румынской полиции о том, что ее прабабушку убили топором. Обращаясь к современной ситуации, она сказала: «Как еврейка, я понимаю, что самое важное - не допустить оккупации». Она пожертвовала деньги армии и сказала, что поступит на службу, если не будет единственным кормильцем в семье или ответственным за престарелых родителей. В конце концов, по ее словам, ее деды участвовали в Первой и Гражданской войнах, а ее отец и дядя - во Второй мировой войне.Она напомнила их оценки эффективности применения силы в восстановлении порядка в послевоенной Одессе, столкнувшейся с безудержным бандитизмом, и рассмотрела степень применения силы, которая была бы разумной при борьбе с сепаратистами в нынешней ситуации. Тоном врача, ставящего диагноз, она предвидела растущую милитаризацию украинского общества и рост патриотической риторики. Она была обеспокоена тем, насколько мало правительство, похоже, делает для обучения граждан тому, как определять лиц, планирующих теракты, и что делать в случае нападения.

***

11 июля я получил известие о смерти друга-одессита. Он застрелился. Я знал его 14 лет. Он был журналистом и молодежным работником и очень помог мне с моими исследованиями об Одессе. Когда я встретил его в середине июня, он только что узнал, что у него смертельная болезнь. Он был откровенен со мной, как это часто бывало, говоря, что эта встреча, вероятно, будет нашей последней. Общий друг написал мне, что у него нет сил или желания бороться с болезнью, и что военный конфликт на востоке Украины и в Израиле-Палестине тоже сыграл свою роль.Он был евреем и пророссийски настроен.

Агрессия, свидетелем которой он стал как сторонников Майдана, так и антимайдана, глубоко его обеспокоила. И все же его кухня была редкой средой, где друзья и соседи с радикально разными политическими предпочтениями ели и пили за одним столом - практика, от которой отказались многие другие в городе (хотя были случаи, когда он закрывал обсуждение, потому что разговор становился невежливым). . Возможно, это неудивительно, учитывая, что он руководил клубом молодежи из неонацистов, толкинистов, хакеров и других субкультур, целью которого было «социализировать» маргинальную молодежь, создавая слабо структурированное пространство для разговоров.Он сказал мне с некоторой гордостью, что ни один из неонацистов, с которыми он работал, не сохранил своей приверженности радикальным правым идеологиям и что никто не был причастен к насилию в Одессе. Он не думал, что раскол в городе был таким явным, как некоторые его изображали, но он не был оптимистичен в отношении вмешательств, которые он или другие могли бы предпринять. Хотя умеренные могут высказаться, радикалы ответили, по его словам, взятием в руки оружия, свидетельством чего он видел рост цен на оружие на черном рынке города.

***

«Оставьте место в вашем будущем для вашего оппонента». Это была одна из ключевых рекомендаций Марка Найдорфа о том, как избежать дальнейшего кровопролития, упомянутой ранее экспертной группе. Слушание коллег и друзей, выступающих против Майдана, укротило некоторые из моих собственных проукраинских и промайдановских настроений и заставило меня задуматься о том, как оппоненты воспримут те или иные заявления или действия. Вы могли подумать, что мне как антропологу не нужно об этом напоминать, но оказалось, что я напомнил.Мой визит заставил меня задуматься о том, насколько глубокое политическое разногласие может быть выражено и задействовано, а не отклонено или осуждено в Одессе и на Украине. Как сказал мой друг, сотрудник музея: «Если вы загоните людей в угол и не дадите им выхода, они уйдут или возьмутся за оружие».

Задача состоит в том, как это сделать во время конфликта, который частично является гражданской войной, а частично войной с могущественным агрессивным соседом. По мере роста потерь среди гражданского населения и военнослужащих терпимость к политическим оппонентам ослабла.В июле некоторые активисты Одесского Майдана сняли памятник жертвам 2 мая возле Дома профсоюзов. Патриотические толпы пару раз собирались вокруг людей с георгиевскими лентами и требовали вмешательства правоохранительных органов для борьбы с «сепаратистами» и «предателями». Между тем, сила - это язык, который используют и антиправительственные группировки: в военкомате взорвалась бомба, а в двух отделениях ПриватБанка, принадлежащих проукраинскому олигарху Игорю Коломоскому, были поджоги.Инна подтвердила радикализацию проправительственных и антиправительственных групп в своем заявлении в Одесском кризисном медиа-центре. Когда она осудила снос мемориала, ее практически обвинили в защите пятой колонны.

Может быть, наивно ожидать чего-то другого. Но не все одесситы довольствуются сокращением многих различий до двух больших или двумя большими различиями до одного. Инна старается открыть пространство для политических оппонентов, даже если это означает, что она сама станет объектом резкой критики.То же самое в некотором роде сделал мой друг, который застрелился. Они сохранили потенциал в словосочетании одесситов «две большие разницы» и отказались вернуться к стандартной русской (или украинской) версии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *