Содержание

«Бурмистр» за 4 минуты. Краткое содержание рассказа Тургенева

Недалеко от моего имения живёт молодой помещик, офицер в отставке, Аркадий Павлович Пеночкин. Человек он рассудительный и воспитанный, о подданных своих печётся и наказывает их для их же блага. Роста он небольшого и собой недурён. От его светло-карих глаз и румяных щёк так и пышет здоровьем и доброжелательством. Аркадий Павлович считается одним из самых образованных дворян и завидных женихов нашей губернии. Он осторожен, и ни в одну историю замешан не был. Его дом в Петербурге содержится в завидном порядке. Говорит Аркадий Павлович мягким и приятным голосом, обильно пересыпая речь фразами по-французски. Несмотря на все эти достоинства, я посещаю его неохотно. В его доме мною овладевает странное беспокойство.

Продолжение после рекламы:

Однажды мне пришлось провести у Аркадия Павловича ночь. Утром он не отпустил меня без завтрака, во время которого был наказан лакей, забывший подогреть вино. Пеночкин узнал, что я еду в Рябово, и решил отправиться со мной — в тех же местах находилось его село Шипиловка. Он очень хвалил тамошнего бурмистра Софрона, «государственного человека».

С собой Аркадий Павлович захватил бездну вещей и повара. Ехали мы долго, и приехали прямо в Шипиловку. В тот день мне пришлось забыть про охоту и покориться своей участи. У околицы нас встречал староста, сын бурмистра, огромный рыжий мужик. Самого Софрона дома не оказалось. Мы поехали по деревне. При виде нашей коляски люди замолкали и разбегались. По селу распространялось тревожное волнение. Жена бурмистра встретила нас у крыльца и долго целовала ручку Аркадия Павловича.

Мы уже успели расположиться в холодной избе, когда приехал бурмистр. Он был небольшого роста, плотен, плечист и сед, с красным носом, маленькими голубыми глазками и бородой в виде веера. Войдя в избу, он заговорил нараспев и со слезами умиления приложился к ручке барина. Нам подали ужин, а бурмистр всё докладывал о делах и жаловался, что мало земли. Он рассказал, как на земле Пеночкина нашли мёртвое тело, а он велел стащить его на землю соседей и задобрил станового. Пеночкина позабавила эта уловка. Засыпая, Пеночкин заметил мне, что со времени управления Софрона за крестьянами не водится недоимок.

Брифли существует благодаря рекламе:

На другой день Аркадий Павлович уговорил меня остаться, чтобы показать мне своё имение. Нас сопровождал Софрон. Во время осмотра он всё напирал на то, что мало земли, и Пеночкин разрешил прикупить её от своего имени. Выходя из сарая после осмотра веялки, мы увидели двух мужиков в заплатанных рубахах. Старшего звали Антип. Они пришли жаловаться на бурмистра. Оказалось, что Софрон выплатил за них недоимку и взял в кабалу, да и не их одних. Всех взрослых сыновей Антипа Софрон отдал в солдаты, и последнего хотел отдать. Аркадий Павлович не захотел выслушать их до конца. До самого моего отъезда он дулся на Софрона.

Через час я уже был в Рябове и вместе со знакомым мужиком Анпадистом собирался на охоту. Я заговорил с Анпадистом о Софроне. Он рассказал, что Шипиловка только числится за Пенкиным, а владеет ею бурмистр. Земли у него гораздо больше, чем думает Пеночкин, кроме того бурмистр ещё и торговлей занимается. Антип как-то поспорил с бурмистром, и теперь Софрон мстит ему.

Иван Тургенев - Бурмистр читать онлайн

Иван Сергеевич Тургенев

БУРМИСТР

Верстах в пятнадцати от моего именья живет один мне знакомый человек, молодой помещик, гвардейский офицер в отставке, Аркадий Павлыч Пеночкин. Дичи у него в поместье водится много, дом построен по плану французского архитектора, люди одеты по-английски, обеды задает он отличные, принимает гостей ласково, а все-таки неохотно к нему едешь. Он человек рассудительный и положительный, воспитанье получил, как водится, отличное, служил, в высшем обществе потерся, а теперь хозяйством занимается с большим успехом. Аркадий Павлыч, говоря собственными его словами, строг, но справедлив, о благе подданных своих печется и наказывает их — для их же блага. «С ними надобно обращаться, как с детьми, — говорит он в таком случае, — невежество, mon cher; il faut prendre cela en consideration». [1] Сам же, в случае так называемой печальной необходимости, резких и порывистых движений избегает и голоса возвышать не любит, но более тычет рукою прямо, спокойно приговаривая: «Ведь я тебя просил, любезный мой» или: «Что с тобою, друг мой, опомнись», — причем только слегка стискивает зубы и кривит рот. Роста он небольшого, сложен щеголевато, собою весьма недурен, руки и ногти в большой опрятности содержит; с его румяных губ и щек так и пышет здоровьем. Смеется он звучно и беззаботно, приветливо щурит светлые, карие глаза. Одевается он отлично и со вкусом; выписывает французские книги, рисунки и газеты, но до чтения не большой охотник: «Вечного жида» едва осилил. В карты играет мастерски. Вообще Аркадий Павлыч считается одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов нашей губернии; дамы от него без ума и в особенности хвалят его манеры. Он удивительно хорошо себя держит, осторожен, как кошка, и ни в какую историю замешан отроду не бывал, хотя при случае дать себя знать и робкого человека озадачить и срезать любит.

Дурным обществом решительно брезгает — скомпрометироваться боится; зато в веселый час объявляет себя поклонником Эпикура, хотя вообще о философии отзывается дурно, называя ее туманной пищей германских умов, а иногда и просто чепухой. Музыку он тоже любит; за картами поет сквозь зубы, но с чувством; из Лючии и Сомнамбулы тоже иное помнит, но что-то все высоко забирает. По зимам он ездит в Петербург. Дом у него в порядке необыкновенном; даже кучера подчинились его влиянию и каждый день не только вытирают хомуты и армяки чистят, но и самим себе лицо моют. Дворовые люди Аркадия Павлыча посматривают, правда, что-то исподлобья, — но у нас на Руси угрюмого от заспанного не отличишь. Аркадий Павлыч говорит голосом мягким и приятным, с расстановкой и как бы с удовольствием пропуская каждое слово сквозь свои прекрасные, раздушенные усы; также употребляет много французских выражений, как-то: «Mais с'est impauable!»[2], «Mais comment donc!»[3] и пр. Со всем тем я, по крайней мере, не слишком охотно его посещаю, и если бы не тетерева и не куропатки, вероятно, совершенно бы с ним раззнакомился.
Странное какое-то беспокойство овладевает вами в его доме; даже комфорт вас не радует, и всякий раз, вечером, когда появится перед вами завитый камердинер в голубой ливрее с гербовыми пуговицами и начнет подобострастно стягивать с вас сапоги, вы чувствуете, что если бы вместо его бледной и сухопарой фигуры внезапно предстали перед вами изумительно широкие скулы и невероятно тупой нос молодого дюжего парня, только что взятого барином от сохи, но уже успевшего в десяти местах распороть по швам недавно пожалованный нанковый кафтан, — вы бы обрадовались несказанно и охотно бы подверглись опасности лишиться вместе с сапогом и собственной вашей ноги вплоть до самого вертлюга…

Несмотря на мое нерасположение к Аркадию Павлычу, пришлось мне однажды провести у него ночь. На другой день я рано поутру велел заложить свою коляску, но он не хотел меня отпустить без завтрака на английский манер и повел к себе в кабинет. Вместе с чаем подали нам котлеты, яйца всмятку, масло, мед, сыр и пр. Два камердинера, в чистых белых перчатках, быстро и молча предупреждали наши малейшие желания. Мы сидели на персидском диване. На Аркадии Павлыче были широкие шелковые шаровары, черная бархатная куртка, красивый фее с синей кистью и китайские желтые туфли без задков. Он пил чай, смеялся, рассматривал свои ногти, курил, подкладывал себе подушки под бок и вообще чувствовал себя в отличном расположении духа. Позавтракавши плотно и с видимым удовольствием, Аркадий Павлыч налил себе рюмку красного вина, поднес ее к губам и вдруг нахмурился.

— Отчего вино не нагрето? — спросил он довольно резким голосом одного из камердинеров.

Камердинер смешался, остановился как вкопанный и побледнел.

— Ведь я тебя спрашиваю, любезный мой? — спокойно продолжал Аркадий Павлыч, не спуская с него глаз.

Несчастный камердинер помялся на месте, покрутил салфеткой и не сказал ни слова. Аркадий Павлыч потупил голову и задумчиво посмотрел на него исподлобья.

— Pardon, mon cher, — промолвил он с приятной улыбкой, дружески коснувшись рукой до моего колена, и снова уставился на камердинера.  — Ну, ступай, — прибавил он после небольшого молчания, поднял брови и позвонил.

Вошел человек, толстый, смуглый, черноволосый, с низким лбом и совершенно заплывшими глазами.

— Насчет Федора… распорядиться, — проговорил Аркадий Павлыч вполголоса и с совершенным самообладанием.

— Слушаю-с, — отвечал толстый и вышел.

— Voila, mon cher, les desagrements de la campagne[4], — весело заметил Аркадий Павлыч. — Да куда же вы? Останьтесь, посидите еще немного.

— Нет, — отвечал я, — мне пора.

— Все на охоту! Ох, уж эти мне охотники! Да вы куда теперь едете?

— За сорок верст отсюда, в Рябово.

— В Рябово? Ах, Боже мой, да в таком случае я с вами поеду. Рябове всего в пяти верстах от моей Шипиловки, а я таки давно в Шипиловке не бывал: все времени улучить не мог. Вот как кстати пришлось: вы сегодня в Рябове поохотитесь, а вечером ко мне. Се sera charmant.[5] Мы вместе поужинаем, — мы возьмем с собою повара, — вы у меня переночуете. Прекрасно! прекрасно! — прибавил он, не дождавшись моего ответа. C'est arrange…[6] Эй, кто там? Коляску нам велите заложить, да поскорей. Вы в Шипиловке не бывали? Я бы посовестился предложить вам провести ночь в избе моего бурмистра, да вы, я знаю, неприхотливы и в Рябове в сенном бы сарае ночевали… Едем, едем!

И Аркадий Павлыч запел какой-то французский романс.

— Ведь вы, может быть, не знаете, — продолжал он, покачиваясь на обеих ногах, — у меня там мужики на оброке. Конституция — что будешь делать? Однако оброк мне платят исправно. Я бы их, признаться, давно на барщину ссадил, да земли мало! Я и так удивляюсь, как они концы с концами сводят. Впрочем, c'est leur affaire[7]. Бурмистр у меня там молодец, une forte tete[8], государственный человек! Вы увидите… Как, право, это хорошо пришлось!


И.С.Тургенев "Бурмистр" (Из цикла "Записки охотника")

Бурмистр[1]
(Из цикла "Записки охотника")

     Верстах в пятнадцати от моего именья живет один мне знакомый человек, молодой помещик, гвардейский офицер в отставке, Аркадий Павлыч Пеночкин. Дичи у него в поместье водится много, дом построен по плану французского архитектора, люди одеты по-английски, обеды задает он отличные, принимает гостей ласково, а все-таки неохотно к нему едешь. Он человек рассудительный и положительный, воспитанье получил, как водится, отличное, служил, в высшем обществе потерся, а теперь хозяйством занимается с большим успехом. Аркадий Павлыч, говоря собственными его словами, строг, но справедлив, о благе подданных своих печется и наказывает их – для их же блага. "С ними надобно обращаться, как с детьми, – говорит он в таком случае, – невежество, mon cher; il faut prendre cela en consideration" {

дорогой мой; надо принять это во внимание (франц.)}. Сам же, в случае так называемой печальной необходимости, резких и порывистых движений избегает и голоса возвышать не любит, но более тычет рукою прямо, спокойно приговаривая: "Ведь я тебя просил, любезный мой" или: "Что с тобою, друг мой, опомнись", – причем только слегка стискивает зубы и кривит рот. Роста он небольшого, сложен щеголевато, собою весьма недурен, руки и ногти в большой опрятности содержит; с его румяных губ и щек так и пышет здоровьем. Смеется он звучно и беззаботно, приветливо щурит светлые, карие глаза. Одевается он отлично и со вкусом; выписывает французские книги, рисунки и газеты, но до чтения не большой охотник: "Вечного жида" едва осилил[2]. В карты играет мастерски. Вообще Аркадий Павлыч считается одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов нашей губернии; дамы от него без ума и в особенности хвалят его манеры. Он удивительно хорошо себя держит, осторожен, как кошка, и ни в какую историю замешан отроду не бывал, хотя при случае дать себя знать и робкого человека озадачить и срезать любит. Дурным обществом решительно брезгает – скомпрометироваться боится; зато в веселый час объявляет себя поклонником Эпикура[3], хотя вообще о философии отзывается дурно, называя ее туманной пищей германских умов, а иногда и просто чепухой. Музыку он тоже любит; за картами поет сквозь зубы, но с чувством; из Лючии и Сомнамбулы[4] тоже иное помнит, но что-то все высоко забирает.
По зимам он ездит в Петербург. Дом у него в порядке необыкновенном; даже кучера подчинились его влиянию и каждый день не только вытирают хомуты и армяки чистят, но и самим себе лицо моют. Дворовые люди Аркадия Павлыча посматривают, правда, что-то исподлобья, – но у нас на Руси угрюмого от заспанного не отличишь. Аркадий Павлыч говорит голосом мягким и приятным, с расстановкой и как бы с удовольствием пропуская каждое слово сквозь свои прекрасные, раздушенные усы; также употребляет много французских выражений, как-то: "Mais с'est impauable!" {Забавно! (франц.)}, "Mais comment donc!" {Как же! (франц.)} и пр. Со всем тем я, по крайней мере, не слишком охотно его посещаю, и если бы не тетерева и не куропатки, вероятно, совершенно бы с ним раззнакомился. Странное какое-то беспокойство овладевает вами в его доме; даже комфорт вас не радует, и всякий раз, вечером, когда появится перед вами завитый камердинер[5] в голубой ливрее с гербовыми пуговицами и начнет подобострастно стягивать с вас сапоги, вы чувствуете, что если бы вместо его бледной и сухопарой фигуры внезапно предстали перед вами изумительно широкие скулы и невероятно тупой нос молодого дюжего парня, только что взятого барином от сохи, но уже успевшего в десяти местах распороть по швам недавно пожалованный нанковый кафтан, – вы бы обрадовались несказанно и охотно бы подверглись опасности лишиться вместе с сапогом и собственной вашей ноги вплоть до самого вертлюга. ..
   Несмотря на мое нерасположение к Аркадию Павлычу, пришлось мне однажды провести у него ночь. На другой день я рано поутру велел заложить свою коляску, но он не хотел меня отпустить без завтрака на английский манер и повел к себе в кабинет. Вместе с чаем подали нам котлеты, яйца всмятку, масло, мед, сыр и пр. Два камердинера, в чистых белых перчатках, быстро и молча предупреждали наши малейшие желания. Мы сидели на персидском диване. На Аркадии Павлыче были широкие шелковые шаровары, черная бархатная куртка, красивый фес с синей кистью[6] и китайские желтые туфли без задков. Он пил чай, смеялся, рассматривал свои ногти, курил, подкладывал себе подушки под бок и вообще чувствовал себя в отличном расположении духа. Позавтракавши плотно и с видимым удовольствием, Аркадий Павлыч налил себе рюмку красного вина, поднес ее к губам и вдруг нахмурился.
  – Отчего вино не нагрето? – спросил он довольно резким голосом одного из камердинеров.
   Камердинер смешался, остановился как вкопанный и побледнел.
  – Ведь я тебя спрашиваю, любезный мой? – спокойно продолжал Аркадий Павлыч, не спуская с него глаз.
   Несчастный камердинер помялся на месте, покрутил салфеткой и не сказал ни слова. Аркадий Павлыч потупил голову и задумчиво посмотрел на него исподлобья.
  – Pardon, mon cher, – промолвил он с приятной улыбкой, дружески коснувшись рукой до моего колена, и снова уставился на камердинера. – Ну, ступай, – прибавил он после небольшого молчания, поднял брови и позвонил.
   Вошел человек, толстый, смуглый, черноволосый, с низким лбом и совершенно заплывшими глазами.
  – Насчет Федора... распорядиться, – проговорил Аркадий Павлыч вполголоса и с совершенным самообладанием.
  – Слушаю-с, – отвечал толстый и вышел.
   – Voila, mon cher, les desagrements de la campagne {Вот, дорогой мой, неприятности деревенской жизни (франц.)}, – весело заметил Аркадий Павлыч. – Да куда же вы? Останьтесь, посидите еще немного.
   – Нет, – отвечал я, – мне пора.
   – Все на охоту! Ох, уж эти мне охотники! Да вы куда теперь едете?
   – За сорок верст отсюда, в Рябово.
   – В Рябово? Ах, Боже мой, да в таком случае я с вами поеду. Рябове всего в пяти верстах от моей Шипиловки, а я таки давно в Шипиловке не бывал: все времени улучить не мог. Вот как кстати пришлось: вы сегодня в Рябове поохотитесь, а вечером ко мне. Ce sera charmant {Это будет прелестно (франц.)}. Мы вместе поужинаем, – мы возьмем с собою повара, – вы у меня переночуете. Прекрасно! прекрасно! – прибавил он, не дождавшись моего ответа. C'est arrange... {Все устроено... (франц.)} Эй, кто там? Коляску нам велите заложить, да поскорей. Вы в Шипиловке не бывали? Я бы посовестился предложить вам провести ночь в избе моего бурмистра, да вы, я знаю, неприхотливы и в Рябове в сенном бы сарае ночевали... Едем, едем!
   И Аркадий Павлыч запел какой-то французский романс.
   – Ведь вы, может быть, не знаете, – продолжал он, покачиваясь на обеих ногах, – у меня там мужики на оброке. Конституция – что будешь делать? Однако оброк мне платят исправно. Я бы их, признаться, давно на барщину ссадил, да земли мало! Я и так удивляюсь, как они концы с концами сводят. Впрочем, c'est leur affaire {это их дело (франц.)}. Бурмистр у меня там молодец, une forte tete {умная голова (франц.)}, государственный человек! Вы увидите... Как, право, это хорошо пришлось!
   Делать было нечего. Вместо девяти часов утра мы выехали в два. Охотники поймут мое нетерпенье. Аркадий Павлыч любил, как он выражался, при случае побаловать себя и забрал с собою такую бездну белья, припасов, платья, духов, подушек и разных несессеров, что иному бережливому и владеющему собою немцу хватило бы всей этой благодати на год. При каждом спуске с горы Аркадий Павлыч держал краткую, но сильную речь кучеру, из чего я мог заключить, что мой знакомец порядочный трус. Впрочем, путешествие совершилось весьма благополучно; только на одном недавно починенном мостике телега с поваром завалилась, и задним колесом ему придавило желудок.
   Аркадий Павлыч, при виде падения доморощенного Карема[7], испугался не на шутку и тотчас велел спросить: целы ли у него руки? Получив же ответ утвердительный, немедленно успокоился. Со всем тем, ехали мы довольно долго; я сидел в одной коляске с Аркадием Павлычем и под конец путешествия почувствовал тоску смертельную, тем более, что в течение нескольких часов мой знакомец совершенно выдохся и начинал уже либеральничать. Наконец мы приехали, только не в Рябово, а прямо в Шипиловку; как-то оно так вышло. В тот день я и без того уже поохотиться не мог и потому скрепя сердце покорился своей участи.
   Повар приехал несколькими минутами ранее нас и, по-видимому, уже успел распорядиться и предупредить кого следовало, потому что при самом въезде в околицу встретил нас староста (сын бурмистра), дюжий и рыжий мужик в косую сажень ростом, верхом и без шапки, в новом армяке нараспашку. "А где же Софрон?" – спросил его Аркадий Павлыч. Староста сперва проворно соскочил с лошади, поклонился барину в пояс, промолвил: "Здравствуйте, батюшка Аркадий Павлыч", – потом приподнял голову, встряхнулся и доложил, что Софрон отправился в Перов, но что за ним уже послали. "Ну, ступай за нами", – сказал Аркадий Павлыч. Староста отвел из приличия лошадь в сторону, взвалился на нее и пустился рысцой за коляской, держа шапку в руке. Мы поехали по деревне. Несколько мужиков в пустых телегах попались нам навстречу; они ехали с гумна[8] и пели песни, подпрыгивая всем телом и болтая ногами на воздухе; но при виде нашей коляски и старосты внезапно умолкли, сняли свои зимние шапки (дело было летом) и приподнялись, как бы ожидая приказаний. Аркадий Павлыч милостиво им поклонился. Тревожное волнение видимо распространялось по селу. Бабы в клетчатых поневах[9] швыряли щепками в недогадливых или слишком усердных собак; хромой старик с бородой, начинавшейся под самыми глазами, оторвал недопоенную лошадь от колодезя, ударил ее неизвестно за что по боку, а там уже поклонился. Мальчишки в длинных рубашонках с воплем бежали в избы, ложились брюхом на высокий порог, свешивали головы, закидывали ноги кверху и таким образом весьма проворно перекатывались за дверь, в темные сени, откуда уже и не показывались. Даже курицы стремились ускоренной рысью в подворотню; один бойкий петух с черной грудью, похожей на атласный жилет, и красным хвостом, закрученным на самый гребень, остался было на дороге и уже совсем собрался кричать, да вдруг сконфузился и тоже побежал. Изба бурмистра стояла в стороне от других, посреди густого зеленого конопляника. Мы остановились перед воротами. Г-н Пеночкин встал, живописно сбросил с себя плащ и вышел из коляски, приветливо озираясь кругом. Бурмистрова жена встретила нас с низкими поклонами и подошла к барской ручке. Аркадий Павлыч дал ей нацеловаться вволю и взошел на крыльцо. В сенях, в темном углу, стояла старостиха и тоже поклонилась, но к руке подойти не дерзнула. В так называемой холодной избе – из сеней направо – уже возились две другие бабы; они выносили оттуда всякую дрянь, пустые жбаны, одеревенелые тулупы, масленые горшки, люльку с кучей тряпок и пестрым ребенком, подметали банными вениками сор. Аркадий Павлыч выслал их вон и поместился на лавке под образами. Кучера начали вносить сундуки, ларцы и прочие удобства, всячески стараясь умерить стук своих тяжелых сапогов.
   Между тем Аркадий Павлыч расспрашивал старосту об урожае, посеве и других хозяйственных предметах. Староста отвечал удовлетворительно, но какого вяло и неловко, словно замороженными пальцами кафтан застегивал. Он стоял у дверей и то и дело сторонился и оглядывался, давая дорогу проворному камердинеру. Из-за его могущественных плеч удалось мне увидеть, как бурмистрова жена в сенях втихомолку колотила какую-то другую бабу. Вдруг застучала телега и остановилась перед крыльцом: вошел бурмистр[10].
   Этот, по словам Аркадия Павлыча, государственный человек был роста небольшого, плечист, сед и плотен, с красным носом, маленькими голубыми глазами и бородой в виде веера. Заметим кстати, что с тех пор, как Русь стоит, не бывало еще на ней примера раздобревшего и разбогатевшего человека без окладистой бороды; иной весь свой век носил бородку жидкую, клином, – вдруг, смотришь, обложился кругом словно сияньем, – откуда волос берется! Бурмистр, должно быть, в Перове подгулял: и лицо-то у него отекло порядком, да и вином от него попахивало.

   – Ах вы, отцы наши, милостивцы вы наши, – заговорил он нараспев и с таким умилением на лице, что вот-вот, казалось, слезы брызнут, – насилу-то изволили пожаловать!.. Ручку, батюшка, ручку, – прибавил он, уже загодя протягивая губы.
   Аркадий Павлыч удовлетворил его желание.
   – Ну, что, брат Софрон, каково у тебя дела идут? – спросил он ласковым голосом.
   – Ах вы, отцы наши, – воскликнул Софрон, – да как же им худо идти, делам-то! Да ведь вы, наши отцы, вы, милостивцы, деревеньку нашу просветить изволили приездом-то своим, осчастливили по гроб дней. Слава тебе Господи, Аркадий Павлыч, слава тебе Господи! Благополучно обстоит все милостью вашей.
   Тут Софрон помолчал, поглядел на барина и, как бы снова увлеченный порывом чувства (притом же и хмель брал свое), в другой раз попросил руки и запел пуще прежнего:
   – Ах вы, отцы наши, милостивцы... и... уж что! Ей-Богу, совсем дураком от радости стал... Ей-Богу, смотрю да не верю. .. Ах вы, отцы наши!
   Аркадий Павлыч глянул на меня, усмехнулся и спросил: "N'est-ce pas que c'est touchant?" {Не правда ли, это трогательно? (франц.)}
   – Да, батюшка, Аркадий Павлыч, – продолжал неугомонный бурмистр, – как же вы это? Сокрушаете вы меня совсем, батюшка; известить меня не изволили о вашем приезде-то. Где же вы ночку-то проведете? Ведь тут нечистота, сор...
   – Ничего, Софрон, ничего, – с улыбкой отвечал Аркадий Павлыч, – здесь хорошо.
  – Да ведь, отцы вы наши, – для кого хорошо? Для нашего брата, мужика, хорошо; а ведь вы... ах вы, отцы мои, милостивцы, ах вы, отцы мои!.. Простите меня дурака, с ума спятил, ей-Богу, одурел вовсе.
   Между тем подали ужин; Аркадий Павлыч начал кушать. Сына своего старик прогнал – дескать, духоты напущаешь.
   – Ну что, размежевался, старина? – спросил г-н Пеночкин, который явно желал подделаться под мужицкую речь и мне подмигивал.
   – Размежевались, батюшка, все твоею милостью. Третьего дня сказку подписали.[11] Хлыновские-то сначала поломались... поломались, отец, точно. Требовали... требовали... и Бог знает, чего требовали; да ведь дурачье, батюшка, народ глупый. А мы, батюшка, милостью твоею благодарность заявили и Миколая Миколаича посредственника удоблетворили; все по твоему приказу действовали, батюшка; как ты изволил приказать, так мы и действовали, и с ведома Егора Дмитрича все действовали.
   – Егор мне докладывал, – важно заметил Аркадий Павлыч.
   – Как же, батюшка, Егор Дмитрич, как же.
   – Ну, и стало быть, вы теперь довольны?
   Софрон только того и ждал.
   – Ах вы, отцы наши, милостивцы наши! – запел он опять... – Да помилуйте вы меня... да ведь мы за вас, отцы наши, денно и нощно Господу Богу молимся... Земли, конечно, маловато...
   Пеночкин перебил его:
   – Ну, хорошо, хорошо, Софрон, знаю, ты мне усердный слуга... А что, как умолот?
   Софрон вздохнул.
   – Ну, отцы вы наши, умолот-то не больно хорош. Да что, батюшка Аркадий Павлыч, позвольте вам доложить, дельно какое вышло. (Тут он приблизился, разводя руками, к господину Пеночкину, нагнулся и прищурил один глаз.) Мертвое тело на нашей земле оказалось.
   – Как так?
   – И сам ума не приложу, батюшка, отцы вы наши: видно, враг попутал. Да, благо, подле чужой межи оказалось; а только, что греха таить, на нашей земле. Я его тотчас на чужой-то клин и приказал стащить, пока можно было, да караул приставил и своим заказал: молчать! – говорю. А становому на всякий случай объяснил: вот какие порядки, говорю; да чайком его, да благодарность... Ведь что, батюшка, думаете? Ведь осталось у чужаков на шее; а ведь мертвое тело, что двести рублев – как калач.
   Г-н Пеночкин много смеялся уловке своего бурмистра и несколько раз сказал мне, указывая на него головой: "Quel gaillard, a?" {Каков молодец, а? (франц.)}
   Между тем на дворе совсем стемнело; Аркадий Павлыч велел со стола прибирать и сена принести. Камердинер постлал нам простыни, разложил подушки; мы легли. Софрон ушел к себе, получив приказание на следующий день. Аркадий Павлыч, засылая, еще потолковал немного об отличных качествах русского мужика и тут же заметил мне, что со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки... Сторож заколотил в доску; ребенок, видно еще не успевший проникнуться чувством должного самоотверженья, запищал где-то в избе... Мы заснули.
   На другой день утром мы встали довольно рано. Я было собрался ехать в Рябове, но Аркадий Павлыч желал показать мне свое именье и упросил меня остаться. Я и сам был не прочь убедиться на деле в отличных качествах государственного человека – Софрона. Явился бурмистр. На нем был синий армяк, подпоясанный красным кушаком. Говорил он гораздо меньше вчерашнего, глядел зорко и пристально в глаза барину, отвечал складно и дельно. Мы вместе с ним отправились на гумно. Софронов сын, трехаршинный староста, по всем признакам человек весьма глупый, также пошел за нами, да еще присоединился к нам земский[12] Федосеич, отставной солдат с огромными усами и престранным выражением лица: точно он весьма давно тому назад чему-то необыкновенно удивился да с тех пор уж и не пришел в себя. Мы осмотрели гумно, ригу, овины, сараи, ветряную мельницу, скотный двор, зеленя, конопляники; все было действительно в отличном порядке, одни унылые лица мужиков приводили меня в некоторое недоумение. Кроме полезного, Софрон заботился еще о приятном: все канавы обсадили ракитником, между скирдами на гумне дорожки провел и песочком посыпал, на ветряной мельнице устроил флюгер в виде медведя с разинутой пастью и красным языком, к кирпичному скотному двору прилепил нечто вроде греческого фронтона и под фронтоном белилами надписал: "Пастроен вселе Шипилофке втысеча восем Сод саракавом году. Сей скотный дфор". – Аркадий Павлыч разнежился совершенно, пустился излагать мне на французском языке выгоды оброчного состоянья, причем, однако, заметил, что барщина для помещиков выгоднее, – да мало ли чего нет!.. Начал давать бурмистру советы, как сажать картофель, как для скотины корм заготовлять и пр. Софрон выслушивал барскую речь со вниманием, иногда возражал, но уже не величал Аркадия Павлыча ни отцом, ни милостивцем и все напирал на то, что земли-де у них маловато, прикупить бы не мешало. "Что ж, купите, – говорил Аркадий Павлыч, – на мое имя, я не прочь"[13]. На эти слова Софрон не отвечал ничего, только бороду поглаживал. "Однако теперь бы не мешало съездить в лес", – заметил г-н Пеночкин. Тотчас привели нам верховых лошадей; мы поехали в лес, или, как у нас говорится, в "заказ". В этом "заказе" нашли мы глушь и дичь страшную, за что Аркадий Павлыч похвалил Софрона и потрепал его по плечу. Г-н Пеночкин придерживался насчет лесоводства русских понятий и тут же рассказал мне презабавный, по его словам, случай, как один шутник-помещик вразумил своего лесника, выдрав у него около половины бороды, в доказательство того, что от подрубки лес гуще не вырастает... Впрочем, в других отношениях и Софрон и Аркадий Павлыч – оба не чуждались нововведений. По возвращении в деревню бурмистр повел нас посмотреть веялку, недавно выписанную им из Москвы. Веялка, точно, действовала хорошо, но если бы Софрон знал, какая неприятность ожидала и его и барина на этой последней прогулке, он, вероятно, остался бы с нами дома.
   Вот что случилось. Выходя из сарая, увидали мы следующее зрелище. В нескольких шагах от двери, подле грязной лужи, в которой беззаботно плескались три утки, стояло на коленках два мужика: один – старик лет шестидесяти, другой – малый лет двадцати, оба в замашных заплатанных рубахах, на босу ногу и подпоясанные веревками. Земский Федосеич усердно хлопотал около них и, вероятно, успел бы уговорить их удалиться, если б мы замешкались в сарае, но, увидев нас, он вытянулся в струнку и замер на месте. Тут же стоял староста с разинутым ртом и недоумевающими кулаками. Аркадий Павлыч нахмурился, закусил губу и подошел к просителям. Оба молча поклонились ему в ноги.
   – Что вам надобно? о чем вы просите? – спросил он строгим голосом и несколько в нос. (Мужики взглянули друг на друга и словечка не промолвили, только прищурились, словно от солнца, да поскорей дышать стали.)
   – Ну, что же? – продолжал Аркадий Павлыч и тотчас же обратился к Софрону. – Из какой семьи?
   – Из Тоболеевой семьи, – медленно отвечал бурмистр.
   – Ну, что же вы? – заговорил опять г. Пеночкин. – Языков у вас нет, что ли? Сказывай ты, чего тебе надобно? – прибавил он, качнув головой на старика. – Да не бойся, дурак.
   Старик вытянул свою темно-бурую, сморщенную шею, криво разинул посиневшие губы, сиплым голосом произнес: "Заступись, государь!" – и снова стукнул лбом в землю. Молодой мужик тоже поклонился. Аркадий Павлыч с достоинством посмотрел на их затылки, закинул голову и расставил немного ноги.
   – Что такое? На кого ты жалуешься?
   – Помилуй, государь! Дай вздохнуть... Замучены совсем. (Старик говорил с трудом.)
   – Кто тебя замучил?
   – Да Софрон Яковлич, батюшка.
   Аркадий Павлыч помолчал.
   – Как тебя зовут?
   – Антипом, батюшка.
   – А это кто?
   – А сынок мой, батюшка.
   Аркадий Павлыч помолчал опять и усами повел.
   – Ну, так чем же он тебя замучил? – заговорил он, глядя на старика сквозь усы.
   – Батюшка, разорил вконец. Двух сыновей, батюшка, без очереди в некруты отдал, а теперя и третьего отнимает. Вчера, батюшка, последнюю коровушку со двора свел и хозяйку мою избил – вон его милость. (Он указал на старосту.)
   – Гм! – произнес Аркадий Павлыч.
   – Не дай вконец разориться, кормилец.
   Г-н Пеночкин нахмурился.
   – Что же это, однако, значит? – спросил он бурмистра вполголоса и с недовольным видом.
   – Пьяный человек-с, – отвечал бурмистр, в первый раз употребляя "слово-ер", – неработящий. Из недоимки не выходит вот уж пятый год-с.
   – Софрон Яковлич за меня недоимку взнес, батюшка, – продолжал старик, – вот пятый годочек пошел, как взнес, а как взнес – в кабалу меня и забрал, батюшка, да вот и...
   – А отчего недоимка за тобой завелась? – грозно спросил г. Пеночкин. (Старик понурил голову.) – Чай, пьянствовать любишь, по кабакам шататься? (Старик разинул было рот.) Знаю я вас, – с запальчивостью продолжал Аркадий Павлыч, – ваше дело пить да на печи лежать, а хороший мужик за вас отвечай.
   – И грубиян тоже, – ввернул бурмистр в господскую речь.
   – Ну, уж это само собою разумеется. Это всегда так бывает; это уж я не раз заметил. Целый год распутствует, грубит, а теперь в ногах валяется.
   – Батюшка, Аркадий Павлыч, – с отчаяньем заговорил старик, – помилуй, заступись, – какой я грубиян? Как перед Господом Богом говорю, невмоготу приходится. Невзлюбил меня Софрон Яковлич, за что невзлюбил – Господь ему судья! Разоряет вконец, батюшка... Последнего вот сыночка... и того... (На желтых и сморщенных глазах старика сверкнула слезинка.) Помилуй, государь, заступись...
   – Да и не нас одних, – начал было молодой мужик...
   Аркадий Павлыч вдруг вспыхнул:
   – А тебя кто спрашивает, а? Тебя не спрашивают, так ты молчи... Это что такое? Молчать, говорят тебе! молчать!.. Ах, Боже мой! да это просто бунт. Нет, брат, у меня бунтовать не советую... у меня... (Аркадий Павлыч шагнул вперед, да, вероятно, вспомнил о моем присутствии, отвернулся и положил руки в карманы.) Je vous demande bien pardon, mon cher {Прошу извинить меня, дорогой мой (франц.)} сказал он с принужденной улыбкой, значительно понизив голос. – C'est le mauvais cote de la medaille... {Это оборотная сторона медали... (франц.)} Ну, хорошо, хорошо, – продолжал он, не глядя на мужиков, – я прикажу... хорошо, ступайте. (Мужики не поднимались.) Ну, да ведь я сказал вам... хорошо. Ступайте же, я прикажу, говорят вам.
   Аркадий Павлыч обернулся к ним спиной. "Вечно неудовольствия", – проговорил он сквозь зубы и пошел большими шагами домой. Софрон отправился вслед за ним. Земский выпучил глаза, словно куда-то очень далеко прыгнуть собирался. Староста выпугнул уток из лужи. Просители постояли еще немного на месте, посмотрели друг на друга и поплелись, не оглядываясь, восвояси.
   Часа два спустя я уже был в Рябове и вместе с Анпадистом, знакомым мне мужиком, собирался на охоту. До самого моего отъезда Пеночкин дулся на Софрона. Заговорил я с Анпадистом о Шипиловских крестьянах, о г. Пеночкине, спросил его, не знает ли он тамошнего бурмистра.
   – Софрона-то Яковлича?.. вона!
   – А что он за человек?
   – Собака, а не человек: такой собаки до самого Курска не найдешь.
   – А что?
   – Да ведь Шипиловка только что числится за тем, как бишь его, за Пенкиным-то; ведь не он ей владеет: Софрон владеет.
   – Неужто?
   – Как своим добром владеет. Крестьяне ему кругом должны; работают на него словно батраки: кого с обозом посылает, кого куды... затормошил совсем.
   – Земли у них, кажется, немного?
   – Немного? Он у одних хлыновских восемьдесят десятин нанимает да у наших сто двадцать; вот те и целых полтораста десятин. Да он не одной землей промышляет: и лошадьми промышляет, и скотом, и дегтем, и маслом, и пенькой, и чем-чем... Умен, больно умен, и богат же, бестия! Да вот чем плох – дерется. Зверь – не человек; сказано: собака, пес, как есть пес.
   – Да что ж они на него не жалуются?
  – Экста! Барину-то что за нужда! Недоимок не бывает, так ему что? Да, поди ты, – прибавил он после небольшого молчания, – пожалуйся. Нет, он тебя... да, поди-ка... Нет уж, он тебя вот как, того..
   Я вспомнил про Антипа и рассказал ему, что видел.
  – Ну, – промолвил Анпадист, – заест он его теперь; заест человека совсем. Староста теперь его забьет. Экой бесталанный, подумаешь, бедняга! И за что терпит... На сходке с ним повздорил, с бурмистром-то, невтерпеж, знать, пришлось... Велико дело! Вот он его, Антипа-то, клевать и начал. Теперь доедет. Ведь он такой пес, собака, прости, Господи, мое прегрешенье, знает, на кого налечь. Стариков-то, то побогаче да посемейнее, не трогает, лысый черт, а тут вот и расходился! Ведь он Антиповых-то сыновей без очереди в некруты отдал, мошенник беспардонный, пес, прости, Господи, мое прегрешенье!
   Мы отправились на охоту.
  
   Зальцбрунн, в Силезии, июль, 1847 г.

«Бурмистр», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева

Летом и осенью 1846 года Иван Сергеевич Тургенев жил в своем имении Спасское-Лутовиново, где часто охотился. Когда писатель вернулся в Петербург, к нему обратились из редакции «Современника» с просьбой заполнить один из разделов журнала. Так стали появляться рассказы, которые автор отобрал в сборник «Записки охотника» и опубликовал затем отдельной книгой. В сборник вошел и рассказ «Бурмистр», написанный Тургеневым в июле 1847 года в Зальцбрунне.

Произведение наглядно демонстрирует безотрадное положение крестьян во время крепостного права. Автор дает развернутую характеристику молодому помещику, бывшему гвардейскому офицеру Аркадию Павлычу Пеночкину. Его образ представлен в двух плоскостях: через одобрительное отношение людей из своего окружения и негативное мнение об этом человеке автора повествования.

Общество считает Аркадия Павлыча строгим, но справедливым и прогрессивным помещиком. Сам Пеночкин всячески стремится поддерживать статус человека выдержанного, культурного, прекрасно образованного и воспитанного. Но под внешней скромностью и хорошими манерами героя скрываются жестокость и бессердечность. С крепостными помещик разговаривает спокойно, но жестоко наказывает их за малейшую провинность.

Сделав своих крестьян полностью зависимыми от злого бурмистра Софрона, Пеночкин не хочет даже вникать в их бедственное положение. Ему безразлична судьба несчастной семьи старика Антипа. Главное, чтобы оброк платился исправно, и никто не докучал жалобами. Панический страх крепостных перед репрессивной системой Пеночкина хорошо показан Тургеневым в сценах с камердинером Федором и приездом барина в Шипиловку. Завидев экипаж помещика, вся деревня будто вымерла.

Главные герои рассказа помещик Пеночкин и бурмистр Софрон – совершенно разные люди. Однако их роднит жестокое отношение к крепостным. Утонченный Пеночкин и грубый Софрон одинаково циничны и эгоистичны. Тургенев развенчивает показную интеллигентность и доброту Аркадия Павлыча. Тот нисколько не лучше душегуба Софрона. Пеночкин – один из наиболее ярких отрицательных героев во всем сборнике. Белинский назвал его «мерзавцем с тонкими вкусами».

Образ Софрона формируется из мнений о нем трех персонажей: рассказчика, Пеночкина и крестьянина Анпадиста. Аркадий Павлыч восторгается своим управляющим: «Бурмистр у меня там молодец». Софрон подыгрывает барину, изображая любовь и преданность. Но в его слащавых словах явно чувствуются фальшь и лицемерие.

Речь бурмистра производит весьма комическое впечатление. С одной стороны, Софрон старается щегольнуть «барским словцом», а с другой – придать своим высказываниям лестный для Аркадия Павлыча смысл. Не менее комичными выглядят и хозяйственные старания Софрона: фронтон с безграмотной надписью над скотным двором, флюгер на ветряной мельнице, посыпанные песком дорожки на гумне. Видно, что бурмистр пытается придать своему дому лоск барской усадьбы.

Но нельзя назвать настоящим хозяином человека, который так бессмысленно тратит деньги. Главный талант Софрона – умение обдирать крестьян как липку, пользуясь их зависимым положением. Свое благополучие бурмистр строит на разорении односельчан и обмане помещика.

Мнение простого крестьянина Анпадиста в финале произведения окончательно характеризует Софрона: «мошенник беспардонный, пес». Чтобы оставить читателя под впечатлением от этих слов, Тургенев заканчивает рассказ нейтральной фразой: «Мы отправились на охоту».

Картины русской природы в рассказах из сборника «Записки охотника» занимают весомое место и служат автору дополнительным средством для оценки персонажей. Положительные герои изображены в единстве с природой, отрицательные – в конфликте с ней. В рассказе «Бурмистр» положительных героев нет, поэтому отсутствуют здесь и красивые пейзажные сцены. Есть лишь скупые наброски из нескольких слов. Тем символичнее и выразительнее упоминание грязной лужи, возле которой на коленях перед Пеночкиным стоят просители.

Мастерство писателя, глубина образов, новый подход к изображению людей из народа сделали «Записки охотника» важным этапом в развитии русской литературы. Рассказ «Бурмистр» занимает в этом сборнике одно из центральных мест.

  • «Бурмистр», краткое содержание рассказа Тургенева
  • «Отцы и дети», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Отцы и дети», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», краткое содержание по главам повести Тургенева
  • «Бежин луг», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», анализ повести Тургенева
  • «Рудин», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Муму», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Бежин луг», краткое содержание рассказа Тургенева
  • «Рудин», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Дворянское гнездо», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Певцы», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Дворянское гнездо», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Накануне», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Русский язык», анализ стихотворения в прозе Тургенева

По произведению: «Бурмистр»

По писателю: Тургенев Иван Сергеевич


«Бурмистр», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева

Записки охотника: Бурмистр

Молодой помещик, гвардейский офицер в отставке, Аркадий Павлыч Пеночкин. У него в поместье много дичи, «дом построен по плану французского архитектора, люди одеты по-английски, обеды задает он отличные, принимает гостей ласково… Он человек рассудительный и положительный, воспитанье получил, как водится, отличное, служил, в высшем обществе потерся, а теперь хозяйством занимается с большим успехом». И внешность у него приятная — небольшого роста, но «весьма недурен», «с его румяных губ и щек так и пышет здоровьем». Он «отлично и со вкусом» одевается; «до чтенья небольшой охотник», но в губернии «считается одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов»; «дамы от него без ума и в особенности хвалят его манеры». «Дом у него в порядке необыкновенном».

Но каким образом удается поддерживать этот необыкновенный порядок?

Аркадий Павлыч, по его словам, «строг, но справедлив, о благе поданных своих печется и наказывает их — для их же блага». «С ними надо обращаться как с детьми», полагает он, принимая во внимание их невежество.

Но «странное какое-то беспокойство овладевает вами в его доме».

Вечером завитой камердинер в голубой ливрее подобострастно стягивал с гостя сапоги; утром Аркадий Павлыч, не желая отпустить гостя без завтрака на английский манер, повел его к себе в кабинет. «Вместе с чаем подали нам котлеты, яйца всмятку, масло мед, сыр и пр.. Два камердинера, в чистых белых перчатках, быстро и молча предупреждали наши малейшие желания. Мы сидели на персидском диване. На Аркадии Павлыче были широкие шелковые шаровары, черная бархатная куртка, красивый фес с синей кистью и китайские желтые туфли без задков. Он пил чай, смеялся, рассматривал свои ногти, курил, подкладывал себе подушки под бок и вообще чувствовал себя в отличном расположении духа. Позавтракавши плотно и с видимым удовольствием, Аркадий Павлыч налил себе рюмку красного вина, поднес её к губам и вдруг нахмурился.

Отчего вино не нагрето? — спросил он довольно резким голосом у одного из камердинеров.

Камердинер смешался, остановился, как вкопанный, и побледнел». Отпустив его без лишних слов, барин затем позвонил и вошедшему толстому человеку «с низким лбом и совершенно заплывшими глазами» спокойно приказал:

» — Насчет Федора… распорядиться».

Толстый коротко ответил: «Слушаюсь-с» и вышел.

Чувствуется какая-то четко отработанная система «репрессий» и всеобщий панический страх.

Потом хозяин, узнав, что гость отправляется на охоту в Рябово, заявил, что поедет в Шипиловку, где давно собирался побывать. «Рябово всего в пяти верстах от моей Шипиловки…»

Между прочим, он также упомянул, что бурмистр у него там — «молодец, государственный человек».

На следующий день они выехали.

«При каждом спуске с горы Аркадий Павлыч держал краткую, но сильную речь кучеру, из чего я мог заключить, что мой знакомец порядочный трус». Еще раньше упоминалось; что он «осторожен, как кошка и ни в какую историю замешан отроду не бывал; хотя при случае дать себя знать и робкого человека озадачить и срезать любит». Дворянин, светский человек, умеет притворяться. И какой за этим благопристойным фасадом скрывается отвратительный, трусливый и наглый хам. Надо было все это увидеть в жизни и раскрыть.

И невольно возникает болезненно трудный вопрос. Как тут исполнять христианскую заповедь «Возлюби ближнего своего»? Неприязнь, а не любовь вызывает к себе Аркадий Павлович Пеночкин.

Власть одних людей над другими в той или иной мере… Рабовладелец, затем помещик, затем хозяин, директор, начальник… Сама система способствует нарушению заповедей. Еще шла борьба за очередной шаг вперед — отмену крепостного права. Не каждый помещик способен удержаться от самодурства, и уж тем более, бережно относиться к жизни, достоинству, интересам своих крепостных. Пока люди несовершенны, безнаказанность развращает.

Они приехали в Шипиловку вслед за поваром, который «уже успел распорядиться и предупредить, кого следовало». Бурмистр был в отъезде, в другой деревне. За ним тут же послали. Их встретил староста, (сын бурмистра). Когда ехали по деревне, навстречу попались несколько мужиков, возвращавшихся с гумна. Они пели песни, но испуганно умолкли и сняли шапки, увидев барина.

По селу распространилось «тревожное волнение», почти паника.

Изба бурмистра стояла в стороне от других… Бурмистрова жена встретила их «низкими поклонами и подошла к барской ручке… В сенях, в темном углу стояла старостиха и тоже поклонилась, но к руке подойти не дерзнула…

Вдруг застучала телега и остановилась перед крыльцом: вошел бурмистр.

Этот, по словам Аркадия Павлыча, государственный человек был роста небольшого, плечист, сед и плотен, с красным носом, маленькими голубыми глазами и бородой в виде веера». Он «должно быть, в Перове подгулял: и лицо-то у него отекло порядком, да и вином от него попахивало.

Ах, вы, отцы наши, милостивцы вы наши, — заговорил он нараспев и с таким

умилением на лице, что вот-вот, казалось, слезы брызнут: — насилу-то позволили пожаловать!… Ручку, батюшка, ручку, — прибавил он, уж загодя протягивая губы.

Аркадий Павлыч удовлетворил его желанье.

Ну что брат Софрон, каково у тебя дела идут? — спросил он ласковым голосом.

Ах, вы, отцы наши! — воскликнул Софрон: — да как же им худо идти, делам-то!

Да ведь вы наши отцы, вы милостивцы, деревеньку нашу просветить изволили приездом-то своим, осчастливили по гроб дней!.. Благополучно обстоит все милостью вашей.

Тут Софрон помолчал, поглядел на барина и, как бы снова увлеченный порывом чувства (притом же и хмель брал свое), в другой раз попросил руки и запел пуще прежнего:

Ах, вы, отцы наши, милостивцы… и… уж что! Ей-богу, совсем дураком от радости стал… Ей-богу, смотрю да не верю… Ах, вы отцы наши!..»

Аркадий Петрович глянул на гостя, усмехнулся и спросил по-французски: «Разве это не трогательно?».

На следующий день встали довольно рано. «Явился бурмистр. На нем был синий армяк, подпоясанный красным кушаком. Говорил он гораздо меньше вчерашнего, глядел зорко и пристально в глаза барину, отвечал складно и дельно». Все отправились на гумно. «Мы осмотрели гумно, ригу, овины, сараи, ветряную мельницу, скотный двор, зеленя, конопляники; все было действительно в отличном порядке»… Вернувшись в деревню, пошли смотреть веялку, недавно выписанную из Москвы. Выходя из сарая, они вдруг увидели нечто неожиданное.

Возле грязной лужи стояли на коленях два мужика., молодой и старый, в заплатанных рубахах, босые, подпоясанные веревками. Они очень волновались, часто дышали, наконец старик произнес: «Заступись, государь!» и поклонился до земли.

Оказалось, они жалуются на бурмистра.

» — Батюшка, разорил вконец. Двух сыновей, батюшка, без очереди в рекруты отдал, а теперя и третьего отнимает. Вчера, батюшка, последнюю коровушку со двора свел и хозяйку мою избил — вон его милость (он указал на старосту).

Гм? — произнес Аркадий Павлыч.

Не дай вконец разориться, кормилец.

Господин Пеночкин нахмурился.

Что же это, однако, значит? — спросил он бурмистра вполголоса и с недовольным видом.

Пьяный человек-с, — отвечал бурмистр,… — неработящий. Из недоимки не выходит вот уже пятый год-с…

Софрон Яковлич за меня недоимку взнес, батюшка, — продолжал старик: — вот пятый годочек пошел, как взнес — в кабалу меня и забрал, батюшка, да вот и…

А отчего недоимка за тобой завелась? — грозно спросил господин Пеночкин. (Старик разинул было рот) — знаю я вас, — с запальчивостью продолжал Аркадий Павлыч: — ваше дело пить да на печи лежать, а хороший мужик за вас отвечай.

И грубиян тоже, — ввернул бурмистр в господскую речь.

Ну, уж это само собой разумеется…

Батюшка Аркадий Павлыч, — с отчаяньем заговорил старик: — помилуй, заступись, — какой я грубиян?.. Разоряет вконец, батюшка… последнего вот сыночка… и того… (на желтых и сморщенных глазах старика сверкнула слезинка).

Помилуй, государь, заступись…

Да и не нас одних, — начал было молодой мужик…

Аркадий Павлыч вдруг вспыхнул:

А тебя кто спрашивает, а? Тебя не спрашивают, так ты молчи… Это что такое? Молчать, говорят тебе! Молчать!.. Ах, боже мой! Да это просто бунт. Нет, брат, у меня бунтовать не советую… у меня… (Аркадий Павлыч шагнул вперед, да, вероятно, вспомнил о моем присутствии, отвернулся и положил руки в карманы)…» Он тут же тихим голосом по-французски извинился перед гостем и, сказав просителям: » — я прикажу… хорошо, ступайте», повернулся к ним спиной и ушел. «Просители постояли еще немного на месте, посмотрели друг на друга и поплелись, не оглядываясь, восвояси».

Потом, уже будучи в Рябове и собираясь на охоту, автор «Записок» услышал от знакомого мужика, что Софрон «собака, а не человек», что Шипиловка лишь числится за помещиком, а владеет ею бурмистр, «как своим добром».

» — Крестьяне ему кругом должны; работают на него, словно батраки»…

Выяснилось также, что бурмистр «не одной землей промышляет: и лошадьми промышляет, и скотом, и дегтем, и маслом, и пенькой, и чем-чем. Умен, больно умен, и богат же, бестия! Да вот чем плох — дерется. Зверь — не человек, сказано: собака, пес, как есть пес.

Да что ж они на него не жалуются?

Экста! Барину-то что за нужда! Недоимок не бывает. Так ему что? Да, поди ты, прибавил он после небольшого молчания: — пожалуйся. Нет, он тебя…»

Оказалось, крестьянин, который теперь жаловался барину, в свое время поспорил на сходке с бурмистром. Тот его начал «клевать», отдал его сыновей без очереди в солдаты… «Теперь доедет. Ведь он такой пес, собака».

Среди крестьян шло расслоение, появились в деревнях свои богачи, новые «господа». Софрон груб, необразован. Любя «показуху», прилепил к скотному двору «нечто вроде греческого фронтона и под фронтоном белилами надписал: «Построен вселе Шипиловке в тысяча восем Сод сараковом году. Сей скотный дфор». А уж дети, внуки богача после отмены крепостного права пойдут, вероятно, учиться, начнут размышлять, захотят поглядеть на мир.

Впереди у многих поколений жестокая борьба за блага.

Лишь после долгих страданий, проб и ошибок, поисков, находок обретут дикие люди способность к иным отношениям. Безнаказанность тогда не опасна.

И какой-нибудь дальний, (очень дальний!) потомок бурмистра окажется вполне достойным всеобщей любви, даже восхищения; как и все остальные.

А пока, пока… Заповеди о любви лишь идеал, ориентир? Может быть, в какой-то мере. Но без идеала, ориентира жить нельзя. И нельзя жить без литературы, пробуждающей «чувства добрые», понимание окружающей реальности, ближайших и отдаленных перспектив.

Может быть, единственная возможность пожалеть того же бурмистра — постараться понять обстановку, условия, сделавшие его таким.

Он бы сам ужаснулся, если бы смог взглянуть на себя из другой реальности, с высоты иных, более человеческих понятий.

Рассказ «Бурмистр» Тургенев написал в июле 1847 года. Очерк вошел в известный цикл писателя «Записки охотника».

Главные герои

Рассказчик

– помещик, охотник; от его лица ведется повествование в рассказе.

Аркадий Павлыч Пеночкин

– молодой помещик, гвардейский офицер в отставке.

Софрон Яковлич

– бурмистр в Шипиловке, «был роста небольшого, плечист, сед и плотен» .

Антип

– шипиловский мужик, «старик лет шестидесяти» .

Верстах в 15-ти от имения рассказчика жил молодой помещик Аркадий Павлыч Пеночкин. В поместье Пеночкина водилось много дичи, дом был построен по плану французского архитектора, люди одеты «по-английски» , хозяин «задавал отличные обеды» . Аркадий Павлыч получил прекрасное воспитание, ранее служил, а теперь занимался хозяйством. К подданным был, «говоря собственными его словами, строг, но справедлив» . Пеночкин был небольшого роста, «сложен щеголевато» , одевался «отлично и со вкусом» , считался одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов губернии. Он не был замешан ни в одну историю, избегал «дурного общества» .

Несмотря на все достоинства Пеночкина, рассказчик ездил к нему неохотно. Как-то рассказчику пришлось провести у Аркадия Павлыча ночь. За завтраком Пеночкин, обнаружив, что вино не нагрето, любезно сказал камердинеру идти, но тут же распорядился наказать слугу за эту оплошность.

После завтрака Пеночкин предложил поехать в принадлежавшую ему Шипиловку. Аркадий Павлыч поделился, что деревенские находятся на оброке и бурмистр там у него молодец – «государственный человек» . На въезде в Шипиловку Пеночкина и рассказчика встретил староста – сын бурмистра. Сам бурмистр отлучился, но должен был скоро вернуться. Когда рассказчик с Пеночкиным ехали через деревню, им встречались поющие песни крестьяне, но при виде помещика все тут же замолкали. «Тревожное волнение видимо распространялось по селу».

Рассказчик с Пеночкиным расположились в доме бурмистра. Софрон, рассказывая о делах в деревне, сообщил, что на их земле нашли мертвое тело. Чтобы избежать разбирательств, бурмистр распорядился его через межу «стащить» на чужую землю. Пеночкину «уловка» Софрона понравилась. Перед сном Аркадий Павлыч поделился с рассказчиком, что «со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки» .

Утром Пеночкин, рассказчик и Софрон отправились на осмотр деревни. Рассказчик заметил, что «все было действительно в отличном порядке» , но «унылые лица мужиков» вызывали у него «некоторое недоумение» . Во время смотра бурмистр завел с Пеночкиным разговор, что у них мало земли и «прикупить бы не мешало» . Аркадий Павлыч дал согласие приобрести еще на его имя.

Выходя из одного из сараев, рассказчик с Пеночкиным увидели перед собой стоящих на коленях мужиков. Бурмистр сказал, что они из Тоболеевой семьи. Старший мужик, Антип, рассказал, что Софрон их совсем замучил, «разорил вконец» и двух сыновей «без очереди в некруты отдал, а теперя и третьего отнимает» – бурмистр пять лет назад внес за него недоимку и с тех пор взял его в кабалу. Аркадий Павлыч сказал крестьянам ступать, обещая, что разберется, но ничего бурмистру не сказал. «До самого моего отъезда Пеночкин дулся на Софрона».

Через пару часов, будучи уже в другой деревне, рассказчик заговорил со знакомым мужиком Анпадистом о Шипиловских крестьянах. Анпадист сказал, что Шипиловкой на самом деле владеет не Пеночкин, а Софрон: «крестьяне ему кругом должны» , без ведома барина он «промышляет» землей, лошадьми, скотом и много чем еще. «Умен, больно умен, и богат же, бестия!» «Зверь – не человек». Антип же как-то повздорил с бурмистром, за что Софрон на него и обозлился.

Краткое содержание

Верстах в 15-ти от имения рассказчика жил молодой помещик Аркадий Павлыч Пеночкин. В поместье Пеночкина водилось много дичи, дом был построен по плану французского архитектора, люди одеты «по-английски», хозяин «задавал отличные обеды». Аркадий Павлыч получил прекрасное воспитание, ранее служил, а теперь занимался хозяйством. К подданным был, «говоря собственными его словами, строг, но справедлив». Пеночкин был небольшого роста, «сложен щеголевато», одевался «отлично и со вкусом», считался одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов губернии. Он не был замешан ни в одну историю, избегал «дурного общества».

Несмотря на все достоинства Пеночкина, рассказчик ездил к нему неохотно. Как-то рассказчику пришлось провести у Аркадия Павлыча ночь. За завтраком Пеночкин, обнаружив, что вино не нагрето, любезно сказал камердинеру идти, но тут же распорядился наказать слугу за эту оплошность.

После завтрака Пеночкин предложил поехать в принадлежавшую ему Шипиловку. Аркадий Павлыч поделился, что деревенские находятся на оброке и бурмистр там у него молодец – «государственный человек». На въезде в Шипиловку Пеночкина и рассказчика встретил староста – сын бурмистра. Сам бурмистр отлучился, но должен был скоро вернуться. Когда рассказчик с Пеночкиным ехали через деревню, им встречались поющие песни крестьяне, но при виде помещика все тут же замолкали. «Тревожное волнение видимо распространялось по селу».

Рассказчик с Пеночкиным расположились в доме бурмистра. Софрон, рассказывая о делах в деревне, сообщил, что на их земле нашли мертвое тело. Чтобы избежать разбирательств, бурмистр распорядился его через межу «стащить» на чужую землю. Пеночкину «уловка» Софрона понравилась. Перед сном Аркадий Павлыч поделился с рассказчиком, что «со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки».

Утром Пеночкин, рассказчик и Софрон отправились на осмотр деревни. Рассказчик заметил, что «все было действительно в отличном порядке», но «унылые лица мужиков» вызывали у него «некоторое недоумение». Во время смотра бурмистр завел с Пеночкиным разговор, что у них мало земли и «прикупить бы не мешало». Аркадий Павлыч дал согласие приобрести еще на его имя.

Выходя из одного из сараев, рассказчик с Пеночкиным увидели перед собой стоящих на коленях мужиков. Бурмистр сказал, что они из Тоболеевой семьи. Старший мужик, Антип, рассказал, что Софрон их совсем замучил, «разорил вконец» и двух сыновей «без очереди в некруты отдал, а теперя и третьего отнимает» – бурмистр пять лет назад внес за него недоимку и с тех пор взял его в кабалу. Аркадий Павлыч сказал крестьянам ступать, обещая, что разберется, но ничего бурмистру не сказал. «До самого моего отъезда Пеночкин дулся на Софрона».

Через пару часов, будучи уже в другой деревне, рассказчик заговорил со знакомым мужиком Анпадистом о Шипиловских крестьянах. Анпадист сказал, что Шипиловкой на самом деле владеет не Пеночкин, а Софрон: «крестьяне ему кругом должны», без ведома барина он «промышляет» землей, лошадьми, скотом и много чем еще. «Умен, больно умен, и богат же, бестия!» «Зверь – не человек». Антип же как-то повздорил с бурмистром, за что Софрон на него и обозлился.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.4 . Всего получено оценок: 131.

Одно из лучших произведений И.С. Тургенева — «Записки охотника». В нем он рассказывает об интересных и поучительных случаях, произошедших во время охоты. Исследователи не могут дать точное определение, в каком жанре написаны были произведения, вошедшие в данный сборник. Поэтому их называют и рассказами, и очерками. Тургенев и его творение положили начало новому направлению в литературе, в котором рассказывается о простом народе. Ниже представлено краткое содержание «Бурмистра».

Сюжет рассказа «Бурмистр» с цитатами

И. С. Тургенев «Бурмистр» краткое содержание с цитатами из произведения:

Верстах в 15-ти от имения рассказчика жил молодой помещик Аркадий Павлыч Пеночкин. В поместье Пеночкина водилось много дичи, дом был построен по плану французского архитектора, люди одеты «по-английски», хозяин «задавал отличные обеды». Аркадий Павлыч получил прекрасное воспитание, ранее служил, а теперь занимался хозяйством.

К подданным был, «говоря собственными его словами, строг, но справедлив». Пеночкин был небольшого роста, «сложен щеголевато», одевался «отлично и со вкусом», считался одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов губернии. Он не был замешан ни в одну историю, избегал «дурного общества».

Несмотря на все достоинства Пеночкина, рассказчик ездил к нему неохотно. Как-то рассказчику пришлось провести у Аркадия Павлыча ночь. За завтраком Пеночкин, обнаружив, что вино не нагрето, любезно сказал камердинеру идти, но тут же распорядился наказать слугу за эту оплошность.

После завтрака Пеночкин предложил поехать в принадлежавшую ему Шипиловку. Аркадий Павлыч поделился, что деревенские находятся на оброке и бурмистр там у него молодец – «государственный человек».

На въезде в Шипиловку Пеночкина и рассказчика встретил староста – сын бурмистра. Сам бурмистр отлучился, но должен был скоро вернуться. Когда рассказчик с Пеночкиным ехали через деревню, им встречались поющие песни крестьяне, но при виде помещика все тут же замолкали. «Тревожное волнение видимо распространялось по селу».

Рассказчик с Пеночкиным расположились в доме бурмистра. Софрон, рассказывая о делах в деревне, сообщил, что на их земле нашли мертвое тело. Чтобы избежать разбирательств, бурмистр распорядился его через межу «стащить» на чужую землю. Пеночкину «уловка» Софрона понравилась. Перед сном Аркадий Павлыч поделился с рассказчиком, что «со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки».

Утром Пеночкин, рассказчик и Софрон отправились на осмотр деревни. Рассказчик заметил, что «все было действительно в отличном порядке», но «унылые лица мужиков» вызывали у него «некоторое недоумение». Во время смотра бурмистр завел с Пеночкиным разговор, что у них мало земли и «прикупить бы не мешало». Аркадий Павлыч дал согласие приобрести еще на его имя.

Выходя из одного из сараев, рассказчик с Пеночкиным увидели перед собой стоящих на коленях мужиков. Бурмистр сказал, что они из Тоболеевой семьи. Старший мужик, Антип, рассказал, что Софрон их совсем замучил, «разорил вконец» и двух сыновей «без очереди в некруты отдал, а теперя и третьего отнимает» – бурмистр пять лет назад внес за него недоимку и с тех пор взял его в кабалу. Аркадий Павлыч сказал крестьянам ступать, обещая, что разберется, но ничего бурмистру не сказал. «До самого моего отъезда Пеночкин дулся на Софрона».

Через пару часов, будучи уже в другой деревне, рассказчик заговорил со знакомым мужиком Анпадистом о Шипиловских крестьянах. Анпадист сказал, что Шипиловкой на самом деле владеет не Пеночкин, а Софрон: «крестьяне ему кругом должны», без ведома барина он «промышляет» землей, лошадьми, скотом и много чем еще. «Умен, больно умен, и богат же, бестия!» «Зверь – не человек». Антип же как-то повздорил с бурмистром, за что Софрон на него и обозлился.

Заключение

В рассказе «Бурмистр» Тургенев затрагивает тему крепостничества в России, проблему равнодушия помещиков к тяготам жизни крестьян и лицемерия помещиков.

Это интересно: Рассказ «Лес и степь» Тургенев написал в 1849 году и представляет собой главу из цикла «Записки охотника». Конечно, у Тургенева всегда много внимания уделяется прекрасной русской природе, но именно здесь совсем нет героев. Разве охотник с его ощущениями природы. Показаны прекрасные картины всех времён года, всех состояний природы.

Знакомство с бурмистром

Аркадий Павлович очень хвалил тамошнего бурмистра. В дорогу он с собой взял множество вещей. Ехали они долго и, наконец, оказались в Шипиловке. Как ни хотел главный герой отправиться на охоту, ему пришлось отказаться от этой идеи. Встречать их вышел сын бурмистра, староста села. Самого же бурмистра, которого звали Софрон, не оказалось дома.

Все в деревне, узнав, что приехал помещик, начали немного волноваться. Люди, увидев коляску гостей, разбегались в разные стороны. На крыльце дома старосты их встретила его жена.

Далее происходит знакомство с главным героем краткого содержания «Бурмистра» — Софроном. Он был невысокого роста, крепкого телосложения, с седой бородой. Увидев барина, он благоговейно поцеловал его руку. За ужином бурмистр рассказывал, как идут дела у них в селе, успевая жаловаться на нехватку земли. Аркадий Павлович рассказал гостю, что с тех пор, как всеми делами заведует Софрон, прекратились недостачи.

Бурмистр краткое содержание

Краткое содержание «Бурмистр» Рассказ «Бурмистр» Тургенев написал в июле 1847 года. Очерк вошел в известный цикл писателя «Записки охотника». На нашем сайте можно читать онлайн краткое содержание «Бурмистра», которое подойдет для подготовки к уроку русской литературы, для читательского дневника. Главные герои Рассказчик – помещик, охотник; от его лица ведется повествование в рассказе. Аркадий Павлыч Пеночкин – молодой помещик, гвардейский офицер в отставке. Софрон Яковлич – бурмистр в Шипиловке, «был роста небольшого, плечист, сед и плотен». Антип – шипиловский мужик, «старик лет шестидесяти». Краткое содержание Верстах в 15-ти от имения рассказчика жил молодой помещик Аркадий Павлыч Пеночкин. В поместье Пеночкина водилось много дичи, дом был построен по плану французского архитектора, люди одеты «по-английски», хозяин «задавал отличные обеды». Аркадий Павлыч получил прекрасное воспитание, ранее служил, а теперь занимался хозяйством. К подданным был, «говоря собственными его словами, строг, но справедлив». Пеночкин был небольшого роста, «сложен щеголевато», одевался «отлично и со вкусом», считался одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов губернии. Он не был замешан ни в одну историю, избегал «дурного общества». Несмотря на все достоинства Пеночкина, рассказчик ездил к нему неохотно. Как-то рассказчику пришлось провести у Аркадия Павлыча ночь. За завтраком Пеночкин, обнаружив, что вино не нагрето, любезно сказал камердинеру идти, но тут же распорядился наказать слугу за эту оплошность. После завтрака Пеночкин предложил поехать в принадлежавшую ему Шипиловку. Аркадий Павлыч поделился, что деревенские находятся на оброке и бурмистр там у него молодец – «государственный человек». На въезде в Шипиловку Пеночкина и рассказчика встретил староста – сын бурмистра. Сам бурмистр отлучился, но должен был скоро вернуться. Когда рассказчик с Пеночкиным ехали через деревню, им встречались поющие песни крестьяне, но при виде помещика все тут же замолкали. «Тревожное волнение видимо распространялось по селу». Рассказчик с Пеночкиным расположились в доме бурмистра. Софрон, рассказывая о делах в деревне, сообщил, что на их земле нашли мертвое тело. Чтобы избежать разбирательств, бурмистр распорядился его через межу «стащить» на чужую землю. Пеночкину «уловка» Софрона понравилась. Перед сном Аркадий Павлыч поделился с рассказчиком, что «со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки». Утром Пеночкин, рассказчик и Софрон отправились на осмотр деревни. Рассказчик заметил, что «все было действительно в отличном порядке», но «унылые лица мужиков» вызывали у него «некоторое недоумение». Во время смотра бурмистр завел с Пеночкиным разговор, что у них мало земли и «прикупить бы не мешало». Аркадий Павлыч дал согласие приобрести еще на его имя. Выходя из одного из сараев, рассказчик с Пеночкиным увидели перед собой стоящих на коленях мужиков. Бурмистр сказал, что они из Тоболеевой семьи. Старший мужик, Антип, рассказал, что Софрон их совсем замучил, «разорил вконец» и двух сыновей «без очереди в некруты отдал, а теперя и третьего отнимает» – бурмистр пять лет назад внес за него недоимку и с тех пор взял его в кабалу. Аркадий Павлыч сказал крестьянам ступать, обещая, что разберется, но ничего бурмистру не сказал. «До самого моего отъезда Пеночкин дулся на Софрона». Через пару часов, будучи уже в другой деревне, рассказчик заговорил со знакомым мужиком Анпадистом о Шипиловских крестьянах. Анпадист сказал, что Шипиловкой на самом деле владеет не Пеночкин, а Софрон: «крестьяне ему кругом должны», без ведома барина он «промышляет» землей, лошадьми, скотом и много чем еще. «Умен, больно умен, и богат же, бестия!» «Зверь – не человек». Антип же как-то повздорил с бурмистром, за что Софрон на него и обозлился. Заключение В рассказе «Бурмистр» Тургенев затрагивает тему крепостничества в России, проблему равнодушия помещиков к тяготам жизни крестьян и лицемерия помещиков. Очерк написан в традициях литературного направления реализм. Рекомендуем не останавливаться на кратком пересказе «Бурмистра», а прочесть рассказ Ивана Сергеевича Тургенева в полном варианте.

Вся правда о Софроне

Он все время жаловался на то, что земли не хватает. Наконец, Пеночкин разрешил ему прикупить ее от его имени. Им встретилось двое мужиков в заплатанных одеждах. Старшего из них звали Антипом. Они стали жаловаться на Софрона. Он совсем разорил семью мужика. Его старших сыновей бурмистр отправил в солдаты, теперь и меньшого хотел забрать.

Аркадий Павлович был недоволен и потребовал у бурмистра разъяснений. Тот обозвал старика пьяницей и бездельником. Крестьянин все отрицал, а молодой парень ответил, что Софрон притеснял не только их семью. Пеночкин был зол, сказал, что не допустит того, чтобы возник бунт, и пообещал все выяснить.

Охотник уехал в Рябово. Со своим знакомым мужиком он отправился на охоту и рассказал о поездке в Шипиловку. Мужик нелестно отозвался о бурмистре. Далее он рассказал, что на самом деле Пеночкин — лишь формальный владелец, а всем управляет Софрон. Крестьянам приходится постоянно батрачить на него. А тому старику, который жаловался на Софрона, проходу не даст. Потому что такова его жестокая натура.

Иван Сергеевич Тургенев – яркий российский писатель, получивший признаний критиков и читателей благодаря своему литературному таланту. Каждое произведение писателя заслуживает внимания и тщательного разбора. Не исключение рассказ «Бурмистр».

Все лето и осень 1846 года Иван Тургенев провел в своем имении, где, как заядлый охотник, занимался охотой, и наблюдал за жизнью местного населения. После того как писатель вернулся в Санкт-Петербург, стартовало его сотрудничество с редакцией известного журнала «Современник». Именно предложение о заполнении раздела журнала стало причиной появления интересных рассказов, которые впоследствии были объединены в сборник «Записки охотника».

Рассказ «Бурмистр» Тургенев написал в июле 1847 года. После выпуска произведения общество еще в большей степени отметило талант писателя.

Произведение «Бурмистр» — это наглядная демонстрация безотрадного положения крестьянского населения во время существования крепостного права.

Хорошие взаимоотношения с близкими людьми;

Истинное обличье Аркадия, который на самом деле обладает очень жестким и опасным характером.

Общество уверено в том, что Аркадий Павлыч обладает строгим характером, но при этом он стремится к справедливому и прогрессивному управлению поместьем.

Пеночкин старается соответствовать определенному классу, поэтому он стремится к следующим проявлениям своего характера:

Выдержка;

Высокий уровень культуры;

Идеальное образование;

Безупречное воспитание.

Несмотря на внешнюю скромность и хорошие манеры, в характере все-таки можно проследить жестокость, бессердечность. Крестьяне знают, что с помещиком можно поговорить спокойно, но при этом малейшая провинность приведет к жестокому наказанию.

Пеночкин сделал зависимыми крестьян от злого и жестокого бурмистра Софрона. Несмотря на это, Аркадий даже не старается понять особенности бедственного положения главного героя. Пеночкин отмечает, что его не волнует даже судьба семьи пожилого мужчины Антипа. Самой основной задачей остается исправное внесение оплаты и отсутствие жалоб.

Крепостные боятся репрессий Пеночкина. Это и становится основой всего сюжета рассказа. Самой показательной является сцена встречи с камердинером Федором и приезд барина в Шипиловку.

Итак, как все-таки развивается рассказ «Бурмистр»? Как Тургенев раскрывает тяжелое положение всего народа?

Рассказ, как уже можно догадаться, прежде всего, посвящен Аркадию Павловичу Пеночкину. Этот помещик является главным героем и центром развивающихся событий. Аркадий получил достойное воспитание и вошел в высшее общество. Несмотря на благовоспитанность и скромность, Аркадий обладает жестокостью, которая интересным образом сочетается с рассудительностью. Суровое общение с крепостными приводят к различным ситуациям, которые детально описываются в рассказе. Весь сюжет строится на том, что Пеночкин является владельцем всей деревни Шипиловка, крепостные жители которой должны были регулярно платить оброк. Ситуация обостряется из-за того, что право распоряжения деревней получил бурмистр Софрон Яковлевич. Пеночкин ладил с бурмистром, так как именно благодаря последнему все крестьяне жили в страхе и вовремя платили оброк, несмотря ни на что. На самом деле местные жители разорялись и могли даже попасть в рекруты, если отношения с чиновниками ухудшались. Пеночкин не расследовал жалобы жителей, считая их недостойными своего внимания.

Особенным звеном истории становится судьба пожилого мужчины Антипа, который обратился к Пеночкину для того, чтобы пожаловаться на бурмистра Софрона. Как оказалось, двое сыновей Антипа оказались в рекрутах. Более того, Софрон отнимал третьего, последнего, сына, свел со двора всех коровушек и жестоко избил супругу Антипа. Несмотря на это, Пеночкин не помогает пожилому мужчине и упрекает его в том, что он все-таки решился на жалобу. Вскоре удалось выяснить, что бурмистр однажды внес за Антипа недоимку, и это стало причиной упреков в лености пожилого мужчины.

Через время сын Антипа заметил, что бурмистр Софрон притесняет многих жителей села. Именно в этом Пеночкин заметил подстрекательство к бунту. Присутствие постороннего человека, перед которым Пеночкин стремился к интеллигентности, стало причиной для того, чтобы удержаться от кулачной расправы с сыном Антипа. Эта ситуация стала одной из самых ярких в сюжете рассказа.

Произведение «Бурмистр» — это рассказ, который ярко представляет тяжелое положение крестьян во времена крепостного права. Рассказ делает акцент ни на человечности, а на жестокости. Высшее общество, показанное в лице Пеночкина, и его исполнительная власть, в лице Софрона, настолько ожесточена, что даже не пытается понять проблемы низшей прослойки, крестьян. Можно предположить, что менее образованные помещики были готовы и к кулачным расправам с крестьянами. Неудивительно, что раскрытие смысла сюжета осуществляется через яркие обстоятельства, демонстрировавшие тяжелые времена крепостного права.

“Бурмистр”, анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева

Летом и осенью 1846 года Иван Сергеевич Тургенев жил в своем имении Спасское-Лутовиново, где часто охотился. Когда писатель вернулся в Петербург, к нему обратились из редакции “Современника” с просьбой заполнить один из разделов журнала. Так стали появляться рассказы, которые автор отобрал в сборник “Записки охотника” и опубликовал затем отдельной книгой.

В сборник вошел и рассказ “Бурмистр” , написанный Тургеневым в июле 1847 года в Зальцбрунне.

Произведение наглядно демонстрирует безотрадное положение крестьян во время

крепостного права. Автор дает развернутую характеристику молодому помещику, бывшему гвардейскому офицеру Аркадию Павлычу Пеночкину. Его Образ представлен в двух плоскостях: через одобрительное отношение людей из своего окружения и негативное мнение об этом человеке автора повествования.

Общество считает Аркадия Павлыча строгим, но справедливым и прогрессивным помещиком. Сам Пеночкин всячески стремится поддерживать статус человека выдержанного, культурного, прекрасно образованного и воспитанного. Но под внешней скромностью и хорошими манерами героя скрываются жестокость и бессердечность.

помещик разговаривает спокойно, но жестоко наказывает их за малейшую провинность.

Сделав своих крестьян полностью зависимыми от злого бурмистра Софрона, Пеночкин не хочет даже вникать в их бедственное положение. Ему безразлична судьба несчастной семьи старика Антипа. Главное, чтобы оброк платился исправно, и никто не докучал жалобами. Панический страх крепостных перед репрессивной системой Пеночкина хорошо показан Тургеневым в сценах с камердинером Федором и приездом барина в Шипиловку.

Завидев экипаж помещика, вся деревня будто вымерла.

Главные герои рассказа помещик Пеночкин и бурмистр Софрон – совершенно разные люди. Однако их роднит жестокое отношение к крепостным. Утонченный Пеночкин и грубый Софрон одинаково циничны и эгоистичны.

Тургенев развенчивает показную интеллигентность и доброту Аркадия Павлыча. Тот нисколько не лучше душегуба Софрона. Пеночкин – один из наиболее ярких отрицательных героев во всем сборнике.

Белинский назвал его “мерзавцем с тонкими вкусами”.

Образ Софрона формируется из мнений о нем трех персонажей: рассказчика, Пеночкина и крестьянина Анпадиста. Аркадий Павлыч восторгается своим управляющим: “Бурмистр у меня там молодец”. Софрон подыгрывает барину, изображая любовь и преданность.

Но в его слащавых словах явно чувствуются фальшь и лицемерие.

Речь бурмистра производит весьма комическое впечатление. С одной стороны, Софрон старается щегольнуть “барским словцом”, а с другой – придать своим высказываниям лестный для Аркадия Павлыча смысл. Не менее комичными выглядят и хозяйственные старания Софрона: фронтон с безграмотной надписью над скотным двором, флюгер на ветряной мельнице, посыпанные песком дорожки на гумне.

Видно, что бурмистр пытается придать своему дому лоск барской усадьбы.

Но нельзя назвать настоящим хозяином человека, который так бессмысленно тратит деньги. Главный талант Софрона – умение обдирать крестьян как липку, пользуясь их зависимым положением. Свое благополучие бурмистр строит на разорении односельчан и обмане помещика.

Мнение простого крестьянина Анпадиста в финале произведения окончательно характеризует Софрона: “мошенник беспардонный, пес”. Чтобы оставить читателя под впечатлением от этих слов, Тургенев заканчивает рассказ нейтральной фразой: “Мы отправились на охоту”.

Картины русской природы в рассказах из сборника “Записки охотника” занимают весомое место и служат автору дополнительным средством для оценки персонажей. Положительные герои изображены в единстве с природой, отрицательные – в конфликте с ней. В рассказе “Бурмистр” положительных героев нет, поэтому отсутствуют здесь и красивые пейзажные сцены.

Есть лишь скупые наброски из нескольких слов. Тем символичнее и выразительнее упоминание грязной лужи, возле которой на коленях перед Пеночкиным стоят просители.

Мастерство писателя, глубина образов, новый подход к изображению людей из народа сделали “Записки охотника” важным этапом в развитии русской литературы. Рассказ “Бурмистр” занимает в этом сборнике одно из центральных мест.

Анализ рассказа «Бурмистр»

Главные герои рассказа – помещик Пеночкин, бурмистр Софрон. Эти персонажи обладают абсолютно разными характерами. Несмотря на разницу в воспитании, утончённый Пеночкин и грубый Софрон относятся к крепостным крестьянам с одинаковой жестокостью, подкреплённой цинизмом и эгоизмом.

Иван Тургенев приводит к сравнению двух персонажей для того, чтобы раскрыть показную интеллигентность и доброту Аркадия Павлыча. Представители высшего общества могут быть такими же, как и обычные душегубы. Неудивительно, что литературные критики зачастую называют Пеночкина «мерзавцем с тонкими вкусами».

Образ Софрона составляется на основе мнений трех персонажей:

Рассказчик;

Пеночкин;

Крестьянин Антип.

Аркадий Пеночкин восторгается управляющим Софроном. Конечно, бурмистр подыгрывает своему барину и старается проявлять лояльное отношение, демонстрировать преданность, но сладкие речи оказываются обычной фальшивкой и проявлением желчного лицемерия. Речь бурмистра способна производить комическое впечатление, ведь Софрон старается использовать барское словцо и одновременно с этим завоевать уважение Пеночкина с помощью лестных высказываний. Бурмистр хочет привнести в свою жизнь особый лоск, что вызывает особенное отношение у читателей. Рассказ «Бурмистр» позволяет понять, насколько притворным может быть поведение различных людей.

Самый яркий талант Софрона – это умение обдирать крепостных крестьян как липку. Зависимое положение народа не позволяет начать активное проявление недовольства сложившейся ситуацией. Благополучие бурмистра Софрона построено на разорени сельских жителей и слащавом обмане Пеночкина. Простой крестьян Антип в самом финале характеризует Софрона яркими и правдивыми словами: «мошенник беспардонный, пес».

Чтобы оставить читателя в раздумьях, Тургенев не стал давать личную оценку рассуждениям Антипа. Он закончил рассказ нейтральной фразой «Мы отправились на охоту».

Анализ рассказа И.С.Тургенева “Бурмистр”​

Что ты хочешь узнать?

Ответ

Відповідь:

Летом и осенью 1846 года Иван Сергеевич Тургенев жил в своем имении Спасское-Лутовиново, где часто охотился. Когда писатель вернулся в Петербург, к нему обратились из редакции “Современника” с просьбой заполнить один из разделов журнала. Так стали появляться рассказы, которые автор отобрал в сборник “Записки охотника” и опубликовал затем отдельной книгой.

В сборник вошел и рассказ “Бурмистр” , написанный Тургеневым в июле 1847 года в Зальцбрунне.

Произведение наглядно демонстрирует безотрадное положение крестьян во время крепостного права. Автор дает развернутую характеристику молодому помещику, бывшему гвардейскому офицеру Аркадию Павлычу Пеночкину. Его Образ представлен в двух плоскостях: через одобрительное отношение людей из своего окружения и негативное мнение об этом человеке автора повествования.

Общество считает Аркадия Павлыча строгим, но справедливым и прогрессивным помещиком. Сам Пеночкин всячески стремится поддерживать статус человека выдержанного, культурного, прекрасно образованного и воспитанного. Но под внешней скромностью

и хорошими манерами героя скрываются жестокость и бессердечность.

С крепостными помещик разговаривает спокойно, но жестоко наказывает их за малейшую провинность.

Сделав своих крестьян полностью зависимыми от злого бурмистра Софрона, Пеночкин не хочет даже вникать в их бедственное положение. Ему безразлична судьба несчастной семьи старика Антипа. Главное, чтобы оброк платился исправно, и никто не докучал жалобами. Панический страх крепостных перед репрессивной системой Пеночкина хорошо показан Тургеневым в сценах с камердинером Федором и приездом барина в Шипиловку.

Завидев экипаж помещика, вся деревня будто вымерла.

Главные герои рассказа помещик Пеночкин и бурмистр Софрон – совершенно разные люди. Однако их роднит жестокое отношение к крепостным. Утонченный Пеночкин и грубый Софрон одинаково циничны и эгоистичны.

Тургенев развенчивает показную интеллигентность и доброту Аркадия Павлыча. Тот нисколько не лучше душегуба Софрона. Пеночкин – один из наиболее ярких отрицательных героев во всем сборнике.

Белинский назвал его “мерзавцем с тонкими вкусами”.

Образ Софрона формируется из мнений о нем трех персонажей: рассказчика, Пеночкина и крестьянина Анпадиста. Аркадий Павлыч восторгается своим управляющим: “Бурмистр у меня там молодец”. Софрон подыгрывает барину, изображая любовь и преданность.

Но в его слащавых словах явно чувствуются фальшь и лицемерие.

Речь бурмистра производит весьма комическое впечатление. С одной стороны, Софрон старается щегольнуть “барским словцом”, а с другой – придать своим высказываниям лестный для Аркадия Павлыча смысл. Не менее комичными выглядят и хозяйственные старания Софрона: фронтон с безграмотной надписью над скотным двором, флюгер на ветряной мельнице, посыпанные песком дорожки на гумне.

Видно, что бурмистр пытается придать своему дому лоск барской усадьбы.

Но нельзя назвать настоящим хозяином человека, который так бессмысленно тратит деньги. Главный талант Софрона – умение обдирать крестьян как липку, пользуясь их зависимым положением. Свое благополучие бурмистр строит на разорении односельчан и обмане помещика.

Мнение простого крестьянина Анпадиста в финале произведения окончательно характеризует Софрона: “мошенник беспардонный, пес”. Чтобы оставить читателя под впечатлением от этих слов, Тургенев заканчивает рассказ нейтральной фразой: “Мы отправились на охоту”.

Картины русской природы в рассказах из сборника “Записки охотника” занимают весомое место и служат автору дополнительным средством для оценки персонажей. Положительные герои изображены в единстве с природой, отрицательные – в конфликте с ней. В рассказе “Бурмистр” положительных героев нет, поэтому отсутствуют здесь и красивые пейзажные сцены.

Есть лишь скупые наброски из нескольких слов. Тем символичнее и выразительнее упоминание грязной лужи, возле которой на коленях перед Пеночкиным стоят просители.

Мастерство писателя, глубина образов, новый подход к изображению людей из народа сделали “Записки охотника” важным этапом в развитии русской литературы. Рассказ “Бурмистр” занимает в этом сборнике одно из центральных мест.

Иван Тургенев ★ Бурмистр читать книгу онлайн бесплатно

Иван Сергеевич Тургенев

БУРМИСТР

Верстах в пятнадцати от моего именья живет один мне знакомый человек, молодой помещик, гвардейский офицер в отставке, Аркадий Павлыч Пеночкин. Дичи у него в поместье водится много, дом построен по плану французского архитектора, люди одеты по-английски, обеды задает он отличные, принимает гостей ласково, а все-таки неохотно к нему едешь. Он человек рассудительный и положительный, воспитанье получил, как водится, отличное, служил, в высшем обществе потерся, а теперь хозяйством занимается с большим успехом. Аркадий Павлыч, говоря собственными его словами, строг, но справедлив, о благе подданных своих печется и наказывает их — для их же блага. «С ними надобно обращаться, как с детьми, — говорит он в таком случае, — невежество, mon cher; il faut prendre cela en consideration».[1] Сам же, в случае так называемой печальной необходимости, резких и порывистых движений избегает и голоса возвышать не любит, но более тычет рукою прямо, спокойно приговаривая: «Ведь я тебя просил, любезный мой» или: «Что с тобою, друг мой, опомнись», — причем только слегка стискивает зубы и кривит рот. Роста он небольшого, сложен щеголевато, собою весьма недурен, руки и ногти в большой опрятности содержит; с его румяных губ и щек так и пышет здоровьем. Смеется он звучно и беззаботно, приветливо щурит светлые, карие глаза. Одевается он отлично и со вкусом; выписывает французские книги, рисунки и газеты, но до чтения не большой охотник: «Вечного жида» едва осилил. В карты играет мастерски. Вообще Аркадий Павлыч считается одним из образованнейших дворян и завиднейших женихов нашей губернии; дамы от него без ума и в особенности хвалят его манеры. Он удивительно хорошо себя держит, осторожен, как кошка, и ни в какую историю замешан отроду не бывал, хотя при случае дать себя знать и робкого человека озадачить и срезать любит. Дурным обществом решительно брезгает — скомпрометироваться боится; зато в веселый час объявляет себя поклонником Эпикура, хотя вообще о философии отзывается дурно, называя ее туманной пищей германских умов, а иногда и просто чепухой. Музыку он тоже любит; за картами поет сквозь зубы, но с чувством; из Лючии и Сомнамбулы тоже иное помнит, но что-то все высоко забирает. По зимам он ездит в Петербург. Дом у него в порядке необыкновенном; даже кучера подчинились его влиянию и каждый день не только вытирают хомуты и армяки чистят, но и самим себе лицо моют. Дворовые люди Аркадия Павлыча посматривают, правда, что-то исподлобья, — но у нас на Руси угрюмого от заспанного не отличишь. Аркадий Павлыч говорит голосом мягким и приятным, с расстановкой и как бы с удовольствием пропуская каждое слово сквозь свои прекрасные, раздушенные усы; также употребляет много французских выражений, как-то: «Mais с'est impauable!»[2], «Mais comment donc!»[3] и пр. Со всем тем я, по крайней мере, не слишком охотно его посещаю, и если бы не тетерева и не куропатки, вероятно, совершенно бы с ним раззнакомился. Странное какое-то беспокойство овладевает вами в его доме; даже комфорт вас не радует, и всякий раз, вечером, когда появится перед вами завитый камердинер в голубой ливрее с гербовыми пуговицами и начнет подобострастно стягивать с вас сапоги, вы чувствуете, что если бы вместо его бледной и сухопарой фигуры внезапно предстали перед вами изумительно широкие скулы и невероятно тупой нос молодого дюжего парня, только что взятого барином от сохи, но уже успевшего в десяти местах распороть по швам недавно пожалованный нанковый кафтан, — вы бы обрадовались несказанно и охотно бы подверглись опасности лишиться вместе с сапогом и собственной вашей ноги вплоть до самого вертлюга…

Несмотря на мое нерасположение к Аркадию Павлычу, пришлось мне однажды провести у него ночь. На другой день я рано поутру велел заложить свою коляску, но он не хотел меня отпустить без завтрака на английский манер и повел к себе в кабинет. Вместе с чаем подали нам котлеты, яйца всмятку, масло, мед, сыр и пр. Два камердинера, в чистых белых перчатках, быстро и молча предупреждали наши малейшие желания. Мы сидели на персидском диване. На Аркадии Павлыче были широкие шелковые шаровары, черная бархатная куртка, красивый фее с синей кистью и китайские желтые туфли без задков. Он пил чай, смеялся, рассматривал свои ногти, курил, подкладывал себе подушки под бок и вообще чувствовал себя в отличном расположении духа. Позавтракавши плотно и с видимым удовольствием, Аркадий Павлыч налил себе рюмку красного вина, поднес ее к губам и вдруг нахмурился.

Читать дальше

Рассказы “Бурмистр” и “Певцы” 👍

Очерки ” Бурмистр “, “Два помещика” и “Контора” были написав в летние месяцы 1874 года, проведенные Тургеневым за границей вместе с Белинским. В них наглядно сказалось мощное влияние великого критика.
В эти годы развернулась полемика об управлении помещичьими имениями. Помещики находили главный недостаток в сельском хозяйстве в отсутствии хороших управителей.
Очерки Тургенева тематически тесно связаны с “Письмом к Гоголю” Белинского, в котором Белинский критиковал мысль Гоголя о сохранении патриархальных отношений

между помещиками и крестьянами.
В рассказе ” Бурмистр ” Тургенев обличает “культурного” помещика-крепостника Пеночкина. Европейская благовоспитанность лишь прикрывает крепостническую сущность Пеночкина.
Пеночкин толкует рассказчику “об отличных качествах русского мужика”. Пеночкин “…наказывает их – для их же блага”. Жалобу крестьян на притеснения бурмистра Пеночкин оценивает как бунт и намерен “приличным образом” укротить бунтовщиков. “Со времени управления Софрона за Шипиловскими крестьянами не водится ни гроша недоимки”,- сообщает он охотнику. Пеночкин доволен своим бурмистром, называет его “государственным человеком”.

В очерке Тургенев осудил телесные наказания крепостных. Бурмистр хорошо понимает своего хозяина, подлаживается к нему: “Ах вы, отцы наши, милостивцы вы наши”‘. Это восхищает Пеночкина.
Несмотря на то что деревня находится “в отличном состоянии”, охотника поразили “унылые лица мужиков”.
Образ Пеночкина разоблачал русское реакционное дворянство. Помещичьи насилия и издевательства рождали отпор в народе. В рассказе ” Бурмистр ” старый крестьянин молит и кланяется барину, а молодой парень готов к протесту, “бунту”.
В 1850-1851 годах Тургенев прибавляет к охотничьему циклу еще четыре очерка: ” Певцы “, “Свидание”, “Бежин луг”, “Касьян с Красивой Мечи”.
В “Певцах” Тургенев говорит о воздействии подлинного искусства на человека. После пения Якова “все вдруг заговорили шумно, радостно…”. Русская душа раскрывается в пении Якова.
Тургенев, по выражению П. В. Анненкова, “реабилитировал” русского крестьянина, показал красоту его души. Белинский писал об авторе “Записок охотника”: “С каким участием и добродушием автор описывает нам своих героев, как умеет он заставить читателей полюбить их от всей души!”

Распорядитель историй: размышления о противоречиях в ежедневном ученичестве

Созданный на основе трех десятилетий опыта приходского служения, Распорядитель историй открывает восхитительно сложный и разнообразный мир конгрегации для более широкой аудитории, помимо пасторов местных приходов. В каждой главе собраны совершенно разные истории об обычных ситуациях служения, организованные вокруг основной тематической связи, включая пастырские инциденты, посвященные таким темам, как «Обращение внимания», «Выходи за меня замуж» и «Пора идти»."Все это объединяет переплетенная мудрость опытного пастора, который побуждает читателей задуматься над богословскими проблемами и проблемами служения, которые стоят на кону для всех нас. Четко написанные и очень доступные, эти виньетки предназначены как для мирской аудитории, так и для духовенства, особенно когда они собираются вместе в их совместной жизни в христианском сообществе - это истории о реальных людях, почерпнутые из реальных событий, - рассказы, которые побудят верующих к глубоким размышлениям и разговорам о святых и грешниках в повседневных собраниях и ситуациях.Каждая глава завершается полезными вопросами, которые можно использовать как в учебных заведениях, так и в индивидуальном порядке. Эта книга идеальна для личного размышления или группового обсуждения и будет стимулировать более глубокое осознание проблем и возможностей, с которыми мы все сталкиваемся в служении, которое мы разделяем.

«Пастор Пост, как ее знают многие, написала смелую прозрачную книгу,« близкую к опыту », которая связывает христианскую историю и жизнь веры через реальные истории и мудрые размышления. Иногда истории скрывают.Здесь все не так. Эти истории раскрывают верность присутствия, сострадательное сердце, рапирный ум и служение несовершенного совершенства. Это обнадеживающие слова благодати для молодых и старых служителей. Поскольку пастор Пост является непревзойденным мастером слова, каждый читатель по-новому столкнется с общими вопросами и знакомыми темами жизни и веры ».
- Герберт Андерсон, соавтор с Эдвардом Фоули книги « Могучие истории, опасные ритуалы »

" A жемчужина книги, каждая история показывает другую грань нашей совместной жизни во Христе.С мудростью, честностью и хорошим юмором Пост предлагает пасторам, семинаристам и прихожанам увидеть в своем собственном ученичестве центральный парадокс Евангелия: Бог приходит к нам в реальных вещах - и в историях - нашей повседневной жизни ».
- Сьюзан Бриль, редактор журнала On Our Way

Джоанн Пост была лютеранским пастором и писателем в течение трех десятилетий. Выросшая в сельской местности на севере центральной Айовы, она училась в Вартбургском колледже и Вартбургской духовной семинарии, прежде чем служить в различных собраниях и местах на Аляске. Джорджия, Висконсин, Коннектикут и Иллинойс.Ее служение было направлено на сильное руководство проповедью и поклонением, пастырское попечение и работу с общественностью. Она живет с мужем в Чикаго и является матерью двух взрослых дочерей.

Пришествие: Управляющий историей - Вера + Свинец

«Трудно не иметь планов, не организовывать людей вокруг неотложного дела и не чувствовать, что вы непосредственно работаете на социальный прогресс. Но я все больше и больше задаюсь вопросом, не следует ли в первую очередь знать людей по именам, есть и пить вместе с ними, слушать их истории и рассказывать свои собственные, а также сообщать им об этом словами, рукопожатиями и объятиями. вы не просто любите их, но искренне любите их.”Анри Нувен

Адвент - мое любимое время литургии, и в этом 2020 году, наполненном стрессом и травмами, я с нетерпением жду его еще больше. Адвент дает нам время и место для того, чтобы назвать тьму и постепенно принести свет. Адвент приносит надежду. Адвент напоминает нам, что мы - часть двухтысячелетней истории любви Бога. В этом году, особенно, Адвент приглашает нас рассказать свои истории и помнить, что мы не одиноки. Нас не забыли. Мы все являемся частью Божьей истории любви, надежды и исцеления для мира.

Я всю свою взрослую жизнь посвятил служению детям и люблю рассказывать библейские истории. Каждое пришествие я рассказываю историю генеалогического древа Иисуса, начиная с Авраама и обещания Бога, что его потомков будет так же много, как звезд на небе. Для каждого названного человека (Авраама, Сарры, Исаака, Ревекки…) я помещаю звезду на темно-синюю ткань. Каждый слушающий получает звезду до конца, когда кладет свою звезду на ткань и произносит свое имя вслух. Это мощное напоминание о том, что все мы являемся частью Божьего обещания Аврааму.Нас не забыли.

И поэтому мы рассказываем истории в Адвенте. Мы - часть этой древней прекрасной истории об обещании Бога Аврааму.

Почему мы упоминаем рассказывание историй в статье, посвященной руководству? Потому что управление - это гораздо больше, чем деньги. Мы переживаем двойную пандемию коронавируса и расизма. Мы являемся распорядителями God’s story и несем ответственность за то, чтобы нести преобразующую силу Божьей любви и надежды людям в нашей жизни, несмотря ни на что.Поскольку мы не можем лично собраться вместе в это пришествие, мы вынуждены по-новому рассказать историю Бога с нашей семьей и нашими соседями.

Управляйте историей в поклонении (виртуально или лично)
  • Разделите «Звездную историю» (в конце этой статьи) на разделы в зависимости от количества домохозяйств, которые могут быть заинтересованы в записи о себе при чтении раздела. Для этих видео попросите каждую семью держать свечи во время чтения.
  • Предложите людям всех возрастов записать видеоролики, на которых они читают рассказ об одном из людей в генеалогическом древе Иисуса.Для этого подойдут детские библейские сборники рассказов.
  • Предложите людям всех возрастов сделать видеозаписи своих молитв людей. Убедитесь, что вы слышите молитвы от детей.
  • Предложите членам собрания записать видео, в которых они рассказывают историю о том времени, когда они чувствовали себя действительно близкими к Богу.
Распорядитель истории дома и в окрестностях
  • Зажгите свечи и прочитайте «Звездную историю» (в конце этой статьи) или библейскую историю об одном из людей в генеалогическом древе Иисуса.Выберите своего любимого персонажа или узнайте о ком-то новом.
  • Включите рождественскую елку и поговорите о том, что будет трудным в этом году. Затем молитесь друг за друга.
  • Общайтесь с семьей и друзьями с помощью таких технологий, как Zoom или FaceTime, зажигайте свечи и молитесь друг за друга.
  • Сделайте звездное печенье, чтобы поделиться с соседями.
  • Зажгите свечи и расскажите о любимых рождественских праздниках.
  • Нарисуйте звезды на окнах в вашем доме моющимися маркерами или маркерами для окон.Добавляйте по одной каждый день с 1 декабря до дня Крещения, 6 января 2021 года. Если рисование звезд на окнах вам не помогает, вырежьте бумажные звезды - по одной на каждый день - и приклейте их к входной двери.
  • Украсьте тканью или деревянными звездами - по одной для каждого персонажа в Star Story и по одной для каждого члена вашей семьи. Повесьте эти звездочки на елку или скрепите их лентой, чтобы получилась гирлянда.
Звездная история Арлин Фланчер

Используйте этот рассказ любым способом, который подходит для вашего контекста.Возможно, это станет частью вашего адвентистского поклонения. Возможно, вы сделаете его доступным для вашего собрания, чтобы они могли использовать его дома во время Адвента. Возможно, вы воспользуетесь им в канун Рождества или в Рождество во время богослужений или как часть детского послания. Вы знаете, что лучше всего подойдет вам и людям в вашем собрании.

Однажды ночью в темной, жаркой, песчаной пустыне Бог разговаривал с Авраамом.

Бог сказал: «Оставьте свою страну, свою семью и свой дом в пользу земли, которую Я покажу вам. Затем Бог вывел его на улицу и сказал: «Посмотри на небо. Считайте звезды. Ты можешь сделать это? У тебя будет семья, в которой будет столько людей, сколько звезд на небе! »

Итак, Авраам и Сарра ушли, как сказал Бог.

У Авраама и Сарры был сын по имени Исаак, который женился на Ревекке.

У Исаака и Ревекки были мальчики-близнецы - Иаков и Исав.

Иаков вырос, женился и имел много детей. Одним из них был Иосиф, мечтатель и лидер.

В семье Бога было намного больше людей.

Руфь и Ноеминь - навсегда верные Богу и лучшим друзьям.

Раав, которая помогла Божьему народу попасть в Обетованную землю и была прабабушкой царя Давида.

Вооз, прадед царя Давида, и Овид - дед царя Давида.

Иессей, отец царя Давида.

Царь Давид и его сын царь Соломон.

Было еще больше людей, включая пророков, которые напоминали людям, как жить и как поклоняться Богу.

Елизавета и ее муж Захария рассказали людям о пришествии Иисуса, Мессии.

Иоанн Креститель, двоюродный брат Иисуса, сказал всем, что Иисус идет.

Семья Бога росла, росла и росла. Божий народ не был забыт.

Однажды Иосиф и Мария отправились в Вифлеем, чтобы их засчитали при переписи населения.

Ангелы заполнили небо, и пастухи побежали посмотреть…

Иисус родился, и мир перевернулся и изменился навсегда.

Но на этом история Бога не закончилась.

Многие, многие другие люди стали частью семьи Бога. Когда родился Иисус, люди повсюду знали, на что способен Бог. Божий народ - Божья семья не была забыта.

Семья Бога продолжает расти.

Великие, прабабушки и дедушки, бабушки и дедушки, родители, дети и младенцы во всем мире являются частью семьи Бога.

Вы - часть семьи Бога. Я часть семьи Бога. Каждый из нас - одна из звезд на небе.

Слава Богу. Аминь.

Steward Your Story

Моя мама любит рассказывать историю моей первой песни. Когда я был младенцем, она сидела и пела «Этот мой маленький огонек» и учила меня держать палец вверх как свою маленькую свечу. Однажды она рассказывала подруге о том, как сильно я люблю эту песню, и она посмотрела и увидела, как я держу свой маленький светильник и играю в кубики другой рукой. Я хотел, чтобы мой свет сиял.

Как и в песне, нам нужно зажечь свет.Мы не можем скрыть то, что Он сделал. Мы должны быть готовы поделиться.

Ваша история, история, которую Бог соткал в вашей жизни, не ваша собственная. Это было дано вам. И, как и все дары Божьи, мы должны управлять, а не копить.

В притче о талантах мы читаем о том, как слуги использовали таланты или деньги, которые им дал их господин. Некоторые вложили свои таланты и вырастили то, что им было доверено. Когда мастер вернулся, они были вознаграждены за свою верность.Но был один слуга, который из страха похоронил данный талант, чтобы убедиться, что его не отняли. Когда хозяин вернулся, он рассердился на плохое управление слугой. Он забрал свой талант и отдал его одному из верующих.

Когда я читаю эту притчу, я вижу свою историю.

Мне никогда не приходилось вести себя тихо, а вот уязвимость была. Я прячусь за добрыми делами и улыбкой, причиняя лишь столько «боли», чтобы произвести впечатление подлинности.Такой образ жизни не привел к созданию того типа истинного сообщества, к которому я призван как верующий. Как кто-то мог искренне ободрить мою жизнь, если бы я не рассказал им о своих трудностях? Я прикусил язык из страха перед упреком, но тем самым сдержал поддержку, которую мог предложить мой жизненный опыт.

Бог часто встречает нас в разбитых, грязных местах нашей жизни. Места, которые болезненны и болезненны, - это те места, которые Он лечит. Чтобы делиться Божьей работой, нам нужно впустить других в это пространство.

Наши истории драгоценны.Они не наши, это подарки. Бог доверил вам определенную часть сказки, которую Он ткет для всего человечества. Он делает хорошую работу в вашей жизни. Вы можете использовать эту историю и поделиться ею во славу Бога и рост Царства. Это один из данных вам талантов.

Я вспоминаю героев веры. Повсюду в Библии есть истории о людях, которые тратили свою жизнь и пересказывали хорошее, плохое и уродливое, чтобы показать доброту Бога.Иногда это Божья благодать и верность, несмотря на ваши неудачи. В других случаях это Бог, могущественно действующий за вас или через ваши таланты. Это может быть просто излияние вашего разбитого сердца, но все же прославлять Бога и верить Ему в работе, как это делали псалмопевцы много раз.

Истории уязвимы, и они часто раскрывают больные стороны нашей жизни. Хотя мы не должны бросать жемчуг перед свиньями, держать наши истории близко к груди не воздает должное работе Бога в нашей жизни.Нам нужно делиться, потому что, когда мы делимся, мы даем другим безопасное пространство, чтобы делать то же самое. По мере того, как мы выступаем вперед и поддерживаем друг друга, мы строим более глубокие отношения, и Бог прославляется.

Обмен можно начать с простых разговоров. Когда кто-то спрашивает, как у вас дела, отвечайте честно. Может тебе нужна молитва? Вам не нужно выносить рекламный щит, но вы можете открыть для своей небольшой группы, как рассказать им, какова ваша жизнь на самом деле. Пригласите друга на кофе, поделитесь тем, что происходит, и спросите об их жизни.Начни где-нибудь. Уязвимость не возникает случайно, вы должны действовать намеренно.

Поделитесь своей историей. Не хорони свой талант. Используйте это для Королевства. Поощряйте других. Расскажите о верности Бога. Покажите им, как Бог может исцелить вашу боль, поддержать вас в боли и вырастить славу из беспорядка. Бывают моменты, когда рассказывать свою историю больно, работа Царства часто бывает беспорядочной и всегда есть риски. Но когда вы выходите с верой, вы всегда можете быть уверены, что Бог освежит ваши шаги благодатью и укажет путь.

Что означает притча о неправедном домостроителе (Луки 16: 1-13)?

Ответ

Притча о несправедливом управляющем может быть найдена в Луки 16: 1–13. Текст можно разбить на две части: притчу (стихи 1–8) и приложение (стихи 9–13). В Луки 16: 1 указано, что Иисус говорит со Своими учениками, но есть предположение, что Его аудитория смешанная - ученики и фарисеи. В Луки 16:14 говорится, что фарисеи «слышали все это и высмеивали [Иисуса].Мы также видим в стихе 1, что Иисус «также» сказал ученикам; «также» предполагает, что эта притча связана с предыдущими тремя в Луки 15 и что аудитория была смешанной толпой учеников и фарисеев.

Важно знать, к кому Иисус обращается в этой притче. Притча предназначена для учеников, но есть также не такая уж тонкая критика фарисеев, как это было очевидно в Луки 15. Стих 14 - это комментарий Луки о мотивах фарисеев, а в стихе 15 мы видим наш Господь осуждает их мотивы.А что мотивировало фарисеев? Это были те, кто «любили деньги», «оправдывали себя перед людьми» и превозносили то, что было «мерзостью перед Богом».

Давайте посмотрим на притчу на этом фоне. Это довольно простая, хотя и несколько неортодоксальная притча Иисуса. История проста, но сеттинг необычный. В большинстве притч Иисуса главный герой является представителем Бога, Христа или другого положительного персонажа. В этой притче все персонажи злы: управляющий и человек, чьим имуществом он управляет, - отвратительные персонажи.Это должно предупредить нас о том, что Иисус не призывает нас подражать поведению персонажей, но пытается разъяснить более широкий принцип.

Притча начинается с того, что богатый человек вызывает своего управляющего перед собой, чтобы сообщить ему, что он освободит его от обязанностей за неумелое использование ресурсов своего господина. Управляющий - это человек, который управляет ресурсами другого человека. Управляющий имел власть над всеми ресурсами хозяина и мог вести дела от его имени. Это требует максимального доверия к стюарду.Это может быть неочевидно на данном этапе притчи (но станет более очевидным позже), но хозяин, вероятно, не осознает нечестность управляющего. Управляющий освобожден за очевидное бесхозяйственность, а не за мошенничество. Это объясняет, почему он может провести еще несколько транзакций до того, как его выпустят, и почему его сразу не выбросят на улицу или не казнят.

Управляющий, понимая, что скоро останется без работы, за спиной своего хозяина заключает несколько хитрых сделок, уменьшая задолженность нескольких должников хозяина в обмен на убежище, когда он в конечном итоге будет выведен из строя.Когда хозяин узнает о том, что сделал нечестивый слуга, он хвалит его за его «проницательность».

Применяя историю в оставшихся стихах, Иисус начинает с того, что говорит: «Ибо сыны мира сего более проницательны в отношении своего собственного поколения, чем сыны света» (Луки 16: 8). Иисус проводит контраст между «сынами мира» (то есть неверующими) и «сынами света» (верующими). Неверующие мудрее в делах этого мира, чем верующие в делах грядущего мира.Несправедливый управляющий, как только он понял, что его вот-вот выгонят, начал маневрировать, чтобы переложить чужой долг на себя. Он сделал это, обманув своего хозяина (который, скорее всего, обманул своих клиентов). Он подружился с должниками своего хозяина, которые затем будут обязаны заботиться о нем, как только он потеряет работу.

Какое это имеет отношение к верующим, которые мудры в отношении будущей жизни? Давайте посмотрим на стих 9: «И говорю вам: приобретайте себе друзей неправедным богатством, чтобы, когда оно потерпит неудачу, они могли принять вас в жилища вечные.Иисус призывает Своих последователей быть щедрыми в отношении своего богатства в этой жизни, чтобы в жизни грядущей их новые друзья приняли их «в жилища вечные». Это похоже на учение Иисуса о богатстве в Нагорной проповеди, где Иисус увещевает Своих последователей собирать сокровища на небе (от Матфея 6: 19–21).

Термин неправедный (или мирской ) богатство кажется читателям неправильным. Но Иисус не говорит, что верующие должны приобретать богатство неправедно, а затем щедро распоряжаться им.«Нечестивый» применительно к богатству может относиться к 1) способу приобретения богатства; 2) способ использования богатства; или 3) развращающее влияние, которое может иметь богатство, которое часто побуждает людей совершать неправедные поступки. Учитывая то, как Иисус использовал этот термин, третье объяснение кажется наиболее вероятным. Богатство не является злом по своей природе, но любовь к деньгам может привести ко всем видам греха (1 Тимофею 6:10).

Итак, принцип, который пытается передать Иисус, является скорее принципом справедливого управителя, чем несправедливым.Несправедливый управляющий рассматривал ресурсы своего хозяина как средство для собственного удовольствия и продвижения. И наоборот, Иисус хочет, чтобы Его последователи были справедливыми и праведными домостроителями. Если мы поймем принцип, согласно которому все, чем мы владеем, является даром от Бога, тогда мы поймем, что Бог является владельцем всего и что мы Его управители. Таким образом, мы должны использовать ресурсы Мастера для достижения целей Мастера. В этом конкретном случае мы должны быть щедрыми в отношении нашего богатства и использовать его на благо других.

Затем Иисус продолжает в стихах 10-13 принцип, данный в стихе 9. Если кто-то верен в «малом» (то есть в «неправедном» богатстве), то он будет верен во многом. Точно так же, если человек нечестен в малом, он будет нечестным и во многом. Если мы не можем хранить верность земным богатствам, которые изначально даже не принадлежат нам, то как нам доверить «истинные богатства»? «Истинное богатство» здесь относится к управлению и ответственности в Царстве Божьем вместе со всеми сопутствующими небесными наградами.

Кульминацией применения Иисуса является стих 13: «Ни один раб не может служить двум господам, потому что либо одного будет ненавидеть, а другого любить, либо одному будет предан, а другого будет презирать. Не можете служить Богу и деньгам »(см. Также от Матфея 6:24). Если Бог - наш Учитель, тогда наше богатство будет в Его распоряжении. Другими словами, верный и справедливый управитель, Владыкой которого является Бог, будет использовать это богатство для созидания Царства Божьего.

Архив историй стюарда - Маленькая бесплатная библиотека

, автор - Маргрет Олдрич | 30 апр.2021 г. | Little Free Library News, Must Read Resources, Steward Stories

Знаете ли вы, что многие традиционные библиотечные системы используют Маленькие бесплатные библиотеки для связи со своими сообществами? На этой неделе Little Free Library сотрудничает с Ассоциацией книжных мобильных и информационных служб (ABOS), чтобы отметить, как работают «большие библиотеки»...

от Меган | 15 апр.2021 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Серафин Нийонсенга жил в Дэвисе, Калифорния, в 2016 году в качестве стипендиата программы Фулбрайт по обмену. Во время утренних пробежек он проходил мимо книжных коробок Маленькой бесплатной библиотеки, и они привлекли его внимание. Он понял, что модель Маленькой бесплатной библиотеки может стать ответом на вопрос ...

от Меган | 2 апр.2021 г. | Для стюардов, ресурсы для начинающих, инновационные идеи и стратегии »нестандартно.", Steward Spotlight, Steward Stories

" Я просматривала Facebook несколько лет назад, когда впервые увидела Маленькую бесплатную библиотеку. Это вызвало такую ​​улыбку на моем лице, что я поняла, что хочу когда-нибудь создать свою собственную ", - говорит Донна Брайт. , управляющий библиотеки № M107532 в Чино, Калифорния. (Найти ее библиотеку ...

от Меган | 19 марта 2021 г. | Создание маленьких бесплатных библиотек, ресурсы для начинающих, библиотечные ремесла и занятия, рассказы стюарда

Первый раз, когда Бриттни Блок столкнулась с Маленькой бесплатной библиотекой во время пробежки по соседству, это было похоже на волшебство.Она говорит: «Я остановилась, чтобы проверить эту коробку с книгами. Я бывал в этой Маленькой бесплатной библиотеке много раз на протяжении многих лет, и я ...

от Меган | 18 февр.2021 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Dra. Катя Падилья Баутиста выросла в Морелии, южном городе Мексики. Она вспоминает, что ее родители купили бы ей книгу только в том случае, если бы она получила хорошие оценки. «Каждый раз, когда я зарабатывал книгу, я помню, как медленно читал ее, потому что они выставляли оценки только каждые 2 месяца!»...

, автор - Маргрет Олдрич | 10 дек.2020 г. | Новости небольших бесплатных библиотек, ресурсы, которые необходимо прочитать, рассказы стюардов

Теперь маленькие бесплатные библиотеки есть на всех семи континентах! Мы очень рады представить первую Маленькую бесплатную библиотеку в Антарктиде, основанную доктором Расселом Шнеллом на Южном полюсе. Доктор Шнелл - атмосферный ученый из Национального Океанического и ...

от Меган | 13 нояб.2020 г. | Создание небольших бесплатных библиотек, классный дизайн библиотек, обзор стюарда, рассказы стюарда

«Мы думаем, что важно, чтобы каждый имел доступ к книгам, и не у всех в нашем сообществе есть легкий доступ к книгам», - говорят Оливия и София Торнбург.Для своей серебряной награды Girl Scout они хотели сделать что-то, что не только увеличило бы количество книг ...

от Меган | 16 окт.2020 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Маленькая бесплатная библиотека №4095 в Милуоки, штат Висконсин, не имеет только одного стюарда…. их двенадцать. Создание библиотеки и ее поддержание - это совместные усилия. «Несколько лет назад я услышал о маленьких библиотеках и поднял эту идею в нашем районе..

от Меган | 01 окт.2020 г. | Steward Spotlight, Steward Stories

Джон и Мэри Хилл любят делать что-то на благо своего сообщества. Вот почему несколько лет назад они основали кладовую в кампусе муниципального колледжа Фронт-Рейндж, где оба работали. Затем в 2018 году у Мэри диагностировали рак поджелудочной железы, и они ...

от Меган | 18 сен.2020 г. | Steward Spotlight, Steward Stories

Ташей Грин руководит базирующейся в Чикаго программой обмена книгами под названием «Книги о L», названной так в честь системы общественного транспорта Чикаго, «L.«Когда в начале 2020 года город издал приказ о предоставлении убежища на месте, Ташаю пришлось приостановить дела, но ...

от Меган | 19 авг.2020 г. | В центре внимания стюарда, рассказы стюарда

Когда Лоида Касарес услышала историю о городе Милуоки, штат Висконсин, о размещении ящиков для обмена книгами в прачечных самообслуживания, она подумала, что это гениальная идея. «У меня уже была собственная Маленькая бесплатная библиотека возле моего дома, так что я уже был стюардом библиотеки и ...

от Меган | 12 авг.2020 г. | Информационно-пропагандистская деятельность и продвижение сообщества, Steward Spotlight, Steward Stories

«Создание небольшой бесплатной библиотеки - невероятно полезный и приятный опыт», - говорит Отэм Стивенс.В этой записи блога Steward Spotlight она рассказывает, как они с мужем организовали «День библиотеки» для своего района.

от Меган | 28 июля 2020 г. | В центре внимания стюарда, истории стюарда

В 2019 году Боб Ванзель, его жена Барб и их группа по изучению Библии помогли построить карманный парк в своем районе Колледж-Хилл в Северном Сент-Луисе, штат Миссури. Затем они добавили в парк Маленькую бесплатную библиотеку № 84421, сделав акцент на том, чтобы делиться детскими книгами....

, автор - Маргрет Олдрич | 15 июля 2020 г. | Little Free Library News, Steward Spotlight, Steward Stories

Этим летом читатели наводняют ящики для обмена книгами Little Free Library разнообразными книгами, которые усиливают голоса черных. Сара Камья, консультант средней школы Нью-Йорка и стюард Маленькой бесплатной библиотеки, является сторонницей этого движения. Она начала набивать свою местную маленькую ...

от Меган | 06 июля 2020 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Как и многие из нас, Лейла Раскона и ее муж Энтони почувствовали последствия социального дистанцирования во время COVID-19.«Мы чувствовали себя очень изолированными. Мы проводили больше времени дома и в нашем дворе, и я заметил много новых лиц в других дворах, которых я еще не встречал », ...

от Меган | 8 июня 2020 г. | Создание небольших бесплатных библиотек, ресурсы для начинающих, рассказы стюардов

Вниманию всех скаутов! Создание одной или нескольких коробок для обмена книгами в Маленькой бесплатной библиотеке - отличный способ оказать долгосрочное влияние на ваше сообщество. Продолжайте читать, чтобы узнать, как бойскауты, от новичков до скаутов-орлов, расширили доступ к книгам в своих сообществах...

от Меган | 29 мая 2020 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Нвамака Унака читает своей дочери книгу каждую ночь со дня ее рождения. Однажды вечером они вместе смотрели на YouTube видео о Маленькой бесплатной библиотеке, и ее дочь спросила, могут ли они открыть свою собственную для своего района в Хьюстоне, штат Техас. У нее был...

от Меган | 15 мая 2020 г. | Для стюардов, Steward Stories

«Забавно, что то, что не запланировано, иногда так хорошо получается.Так случилось с Маленькой бесплатной библиотекой, - говорит Кэти Уолтерс, управляющая Маленькой бесплатной библиотеки № 97020 в Стивенсвилле, штат Пенсильвания. Все началось с ...

от Меган | 31 марта 2020 г. | Программа Impact Library, Steward Stories

Анна Келли работает в школе в Индианаполисе, штат Индиана, где около 85% учеников получают бесплатный обед или обед по сниженным ценам. «Наши дети ходят в школу каждый день, потому что это безопасное убежище для удовлетворения их основных потребностей, а также для учебы», - говорит Анна.Она хотела получить ...

, автор - Лекси Нили | 24 марта 2020 г. | Работа с сообществом и продвижение, инновационные идеи и стратегии «нестандартно», восстановление и оживление, Steward Spotlight, Steward Stories

Вовлечение сообщества и обмен с другими людьми лежат в основе движения Little Free Library. Всего за несколько дней дух обмена в Маленьких бесплатных библиотеках изменился, чтобы удовлетворить различные и возросшие потребности сообществ по всему миру.К настоящему времени вы ...

от Меган | 26 февр.2020 г. | Для стюардов, Steward Spotlight, Steward Stories

Прогуляйтесь по Кирк-авеню в Сан-Хосе, Калифорния, и вы обнаружите радость читателя: своего рода путевая станция с удобной скамейкой, уличным фонарем и не менее четырех Маленьких бесплатных библиотек. ящики для обмена книгами, празднично украшенные вывеской ...

, автор - Лекси Нили | 25 февр.2020 г. | Программа Impact Library, Steward Spotlight, Steward Stories

«Ранее в этом году я посетил Вашингтон, округ Колумбия, и наткнулся на эти милые домики, заполненные книгами.На некоторых улицах их было даже несколько. Идея мне сразу понравилась, и я подумал, что она станет отличным дополнением к моему району Оушен-Хилл в Бруклине, ...

от Меган | 31 янв.2020 г. | Steward Spotlight, Steward Stories

«В этой обширной сельской местности Южной Африки не так много книг и совсем нет книжных магазинов. Средний уровень грамотности очень низкий. Большинство проживающих здесь людей не закончили школьное образование.В этом районе одно из самых больших экономических неравенств ...

от Меган | 3 янв.2020 г. | Работа с общественностью и продвижение, Для стюардов, В центре внимания стюардов, Истории стюардов

Когда Лори Сэвидж Грейсон впервые увидела фотографию коробки с книгами «Маленькая бесплатная библиотека» в 2014 году, она поняла, что хочет создать такую. Как основатель и директор Детского коммуникационного центра в Таллахасси, штат Флорида, Лори знала, насколько полезно знакомить детей с ...

Рассказ стюарда: Джозеф М.Siciliano

В рамках нашего постоянного процесса взаимодействия мы осознали важность того, чтобы прихожане делились своими личными историями о том, как они связались со Святым Климентом, как важный фактор в их жизни. В рамках мероприятия два раза в месяц мы делимся историями и размышлениями наших вовлеченных прихожан, которые живут руководящей жизнью, состоящей из молитв, служения и пожертвований. На этой неделе мы слышим от Джозефа М. Сицилиано .

«Моя жена Джоанна и я были прихожанами Святого Климента примерно с 1997 года.Мы не поженились в Святом Клименте, но вскоре после того, как мы поженились в 1996 году, нас познакомили с церковью Чак и Джилл Сапонаро. Они посещали школу Святого Климента и имели маленьких детей.

Эта пара оказала большое влияние на нашу жизнь, поэтому, конечно, мы доверились их мнению и переехали в святого Климента. Мы не только не были очень вовлечены в работу нашего предыдущего прихода, но и планировали завести детей в какой-то момент, а также были заинтересованы в школе. Мы так счастливы, что сделали.

Лично для меня с тех пор моя вера и духовность выросли. Община прихода действительно заставляет меня чувствовать себя частью чего-то большего. Я с гордостью сообщаю, что мои родственники мужа, которые несколько раз посещали мессу в Святом Клименте и регулярно посещают свой приход, прокомментировали нам, насколько радушно они чувствуют себя на мессе и что энергия и искренность прихожане, несущие знак мира, действительно выделяются для них.

Для меня быть управляющим - значит делиться тем, чем мы можем, деньгами или временем, чтобы помочь другим.Это означает либо покупку завтрака для кого-то, кто может его использовать, либо добровольное участие в организованных служебных днях, либо пожертвование в Годовой фонд. «Платить вперед» могло бы быть хорошим способом сказать это. Нам так много дано Богом и Святым Климентом, мы должны делиться этими дарами с другими.

Я обнаружил, что пожертвования в Годовой фонд посредством регулярных ежемесячных автоматических пожертвований очень упрощают участие. Я жертвую, потому что верю, что наши церковные руководители делают то, что хорошо, с этими фондами, и я хочу быть активным членом нашей Веры и Церкви.«

Венделл Скотт, пионер NASCAR, тема кино- и телепроектов - крайний срок

EXCLUSIVE : Lion Forge Films Дэвида Стюарда II, получившего Оскара в прошлом году за короткометражный фильм Hair Love, подписала договор со Scott 34 Racing на создание фильмов, сериалов, цифрового контента и игр, основанных на жизни пионер спорта Венделл Скотт, первый черный гонщик и владелец NASCAR.

История Скотта примечательна. Он родился в сельской местности Вирджинии в 1921 году, когда расовая сегрегация была закреплена законом, его любовь и знание автомобилей были переданы от отца, и после службы механиком во время Второй мировой войны (в отдельном подразделении) ему было отказано в доступе к NASCAR из-за цвет его кожи.

Скотт провел девять лет в гонке «Дикси», меньшем по размеру региональном конкуренте NASCAR, пока, наконец, не смог убедить организацию предоставить ему лицензию на участие в гонках в 1953 году, что официально преодолело цветовой барьер этого вида спорта.

Связанная история

Майкл Джордан и Денни Хэмлин создадут команду NASCAR, возглавляемую Буббой Уоллесом, на Кубок 2021 серии

Гонщик-первопроходец выиграл гонку Jacksonville 200 в 1963 году - только для того, чтобы увидеть победу, отданную белому гонщику из-за «технической ошибки» (позже отмененной).После участия в 496 гонках NASCAR, 147 финишах в первой десятке, ужасная авария, близкая к смерти в 1973 году, положила конец его карьере. Скотт умер от рака в 1990 году и был официально занесен в Зал славы NASCAR в 2015 году, став первым афроамериканцем, сделавшим это в истории NASCAR.

Скотт был героем фильма 1977 года « Смазанная молния » с Ричардом Прайором в главной роли и вдохновил персонажа Ривера Скотта в сериале « Тачки 3 » Disney / Pixar.

Стюард II и недавно созданная команда Венделла Скотта Венчурса немедленно вводят в разработку документальный сериал и беллетризованный ограниченный сериал для ТВ / стриминга, который через призму его жизни будет охватывать темы семьи, расизма, американской культуры и гонок. .Сериал расскажет истории о воспитании Скотта, его участии во Второй мировой войне, бутлегерстве, воспитании семьи, борьбе с расизмом, преодолении цветовых барьеров, преодолении невзгод и, конечно же, победе.

Steward II будет работать в партнерстве с сыном Венделла Скотта, Фрэнком Скоттом, и внуком, Уорриком Скоттом, над всеми возможностями контента.

Стюард II - сын бизнесмена-миллиардера Дэвида Стюарда и брат Кимберли Стюард, чья компания K Period Media инвестировала в такие фильмы, как Manchester By The Sea и Suspiria .Его баннер Lion Forge Animation - одна из немногих афроамериканских анимационных студий в мире.

Недавние сделки для Lion Forge включают серию Hair Love , спин-офф под названием Young Love для HBO Max, эксклюзивное первичное партнерство с Imagine Kids + Family и многолетнее совместное предприятие с китайской студией Starlight Media.

Сказал Стюард II: «Для меня большая честь и привилегия работать с семьей Скотт, чтобы воплотить наследие Венделла в жизнь множеством способов, каждый из которых несет двойную ответственность - развлекать и доносить важное послание.То, что Джеки Робинсон сделал для бейсбола, преодолев цветовой барьер, Венделл Скотт сделал для NASCAR. Однако история Венделла выходит за рамки его спорта, его личности и его достижений, чтобы говорить о возможности надежды и стремления. Это истории, которые нужно рассказывать - и пересказывать ».

«Венделл Скотт построил мост к разнообразию в гонках, поэтому NASCAR необходимо рассказать эту историю через призму Венделла Скотта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *