Содержание

Эпоха Просвещения — это… Что такое Эпоха Просвещения?

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские просветители, ставшие «властителями дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и философское движение этой эпохи оказало большое влияние на последовавшие изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь.

Собственно термин просвещение пришёл в русский язык, как и в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklärung) из французского (siècle des lumières) и преимущественно относится к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой философской школы, поскольку взгляды философов Просвещения нередко существенно различались между собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают не столько комплексом идей, сколько определенным направлением философской мысли. В основе философии Просвещения лежала критика существовавших в то время традиционных институтов, обычаев и морали[1].

Относительно датировки данной мировоззренческой эпохи единого мнения не существует. Одни историки относят её начало к концу XVII в., другие — к середине XVIII в.[2]. В XVII в. основы рационализма закладывал Декарт в своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.). Конец эпохи Просвещения нередко связывают со смертью Вольтера (1778 г.

) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815 гг.)[3]. В то же время есть мнение о привязке границ эпохи Просвещения к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688 г.) и Великой французской революции (1789 г.)

Историческое значение

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице Вольтера, Монтескьё, Руссо, Дидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т.

 п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция). В начале XIX в. просвещение вызвало против себя реакцию, которая, с одной стороны, была возвращением к старому теологическому миросозерцанию, с другой — обращением к изучению исторической деятельности, которая была в большом пренебрежении у идеологов XVIII в. Уже в XVIII в. делались попытки определения основного характера просвещения. Из этих попыток наиболее замечательная принадлежит Канту («Beantwortung der Frage: was ist Aufklärung?», 1784). Просвещение не есть замена одних догматических идей другими догматическими же идеями, а самостоятельное мышление. В этом смысле Кант противополагал просвещению
просветительство
и заявлял, что это просто свобода использовать свой собственный интеллект[4].

Современная европейская философская и политическая мысль, например, либерализм, во многом берет свои основания из эпохи Просвещения. Философы наших дней считают основными добродетелями Просвещения строгий геометрический порядок мышления, редукционизм и рационализм, противопоставляя их эмоциональности и иррационализму. В этом отношении либерализм обязан Просвещению своей философской базой и критическим отношением к нетерпимости и предрассудкам. Среди известных философов, придерживающихся подобных взглядов — Берлин и Хабермас.

Идеи Просвещения лежат также в основе политических свобод и демократии как базовых ценностей современного общества, а также организации государства как самоуправляемой республики, религиозной толерантности, рыночных механизмов, капитализма, научного метода. Начиная с эпохи Просвещения мыслители настаивают на своем праве искать истину, какой бы она ни была и чем бы она ни угрожала общественным устоям, не подвергаясь при этом угрозам быть наказанными «за Правду».

После Второй мировой войны вместе с рождением постмодернизма некоторые особенности современной философии и науки стали рассматриваться как недостатки: чрезмерная специализация, невнимание к традиции, непредсказуемость и опасность непредвиденных последствий, а также нереалистическая оценка и романтизация деятелей Просвещения. Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно даже считают, что Просвещение косвенно породило тоталитаризм.

Периодизация по Г. Мэю

Во взглядах мыслителей этой эпохи много противоречий. Американский историк Генри Мэй (Henry F. May) выделял в развитии философии этого периода четыре фазы, каждая из которых в какой-то степени отрицала предыдущую.

Первой была фаза умеренного или рационального Просвещения, она ассоциировалась с влиянием Ньютона и Локка. Для неё характерен религиозный компромисс и восприятие Вселенной как упорядоченной и уравновешенной структуры. Эта фаза Просвещения является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха Просвещения отделена от эпохи гуманизма периодом религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв. , от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. Подобно гуманизму и протестантизму, Просвещение в разных странах получало местный и национальный характер. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи Просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший в известной степени завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. Существовало восприятие Бога как Великого Архитектора, почившего от своих трудов в седьмой день. Людям он даровал две книги — Библию и книгу природы. Таким образом, наряду с кастой священников выдвигается каста учёных.

Параллелизм духовной и светской культуры во Франции постепенно привел к дискредитации первой за ханжество и фанатизм. Эту фазу Просвещения называют скептической и связывают с именами Вольтера, Гольбаха и Юма. Для них единственным источником нашего познания является непредубежденный разум.

В связи с этим термином стоят другие, каковы: просветители, просветительная литература, просвещённый (или просветительный) абсолютизм. Как синоним этой фазы Просвещения употребляется выражение «философия XVIII века».

За скептической последовала революционная фаза, во Франции ассоциируемая с именем Руссо, а в Америке — Пейна и Джефферсона. Характерными представителями последней фазы Просвещения, получившей распространение в XIX в., являются такие философы как Томас Рид и Фрэнсис Хатчесон, возвратившиеся к умеренным взглядам, уважению к нравственности, законности и порядку. Эту фазу называют дидактической[5].

См. также

Важнейшие представители  

  • Томас Аббт (1738—1766), Германия, философ и математик.
  • Жан ле Рон д’Аламбер (1717—1783), Франция, математик и врач, один из редакторов французской Энциклопедии
  • Бальтазар Беккер (1634—1698), Голландия, ключевая фигура раннего Просвещения. В своей книге
    De Philosophia Cartesiana
    (1668 г. ) разделял теологию и философию и утверждал, что Природу так же нельзя понять из Писания, как и теологическую истину вывести из законов Природы.
  • Пьер Бейль (1647—1706), Франция, литературный критик. Одним из первых выступал за религиозную толерантность.
  • Чезаре Беккариа (1738—1794), Италия. Приобрел широкую известность благодаря сочинению О преступлениях и наказаниях (1764).
  • Людвиг ван Бетховен (1770—1827), Германия, композитор.
  • Джордж Беркли (1685—1753), Англия, философ и церковный деятель.
  • Юстус Хеннинг Бемер (1674—1749), Германия, юрист и церковный реформатор.
  • Джеймс Босуэлл (1740—1795), Шотландия, писатель.
  • Леклер де Бюффон (1707—1788), Франция, естествоиспытатель, автор L’Histoire Naturelle.
  • Эдмунд Бёрк (1729—1797), Ирландия, политик и философ, один из ранних основателей прагматизма.
  • Джеймс Бернет (1714—1799), Шотландия, юрист и философ, один из основателей лингвистики.
  • Маркиз де Кондорсе (1743—1794), Франция, математик и философ.
  • Екатерина Дашкова (1743—1810), Россия, литератор, президент Российской академии
  • Дени Дидро (1713—1784), Франция, литератор и философ, основатель Энциклопедии.
  • Французские энциклопедисты
  • Бенджамин Франклин (1706—1790), США, ученый и философ, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости.
  • Бернар Ле Бовье де Фонтенель (1657—1757), Франция, ученый и писатель-популяризатор науки.
  • Виктор Д’Юпай (1746—1818), Франция, писатель и философ, автор термина коммунизм.
  • Эдуард Гиббон (1737—1794), Англия, историк, автор Истории упадка и падения Римской империи.
  • Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Германия, поэт, философ и естествоиспытатель.
  • Олимпия де Гуж (1748—1793), Франция, писатель и политический деятель, автор «Декларации прав женщины и гражданки» (1791), заложившей основы феминизма.
  • Йозеф Гайдн (1732—1809), Германия, композитор.
  • Клод Адриан Гельвеций (1715—1771), Франция, философ и литератор.
  • Иоганн Готфрид Гердер (1744—1803), Германия, философ, теолог и лингвист.
  • Томас Гоббс (1588—1679), Англия, философ, автор Левиафана, книги, заложившей основы политической философии.
  • Поль Анри Гольбах (1723—1789), Франция, философ-энциклопедист, одним из первых объявил себя атеистом.
  • Роберт Гук (1635—1703), Англия, естествоиспытатель-экспериментатор.
  • Дэвид Юм (1711—1776), Шотландия, философ, экономист.
  • Томас Джефферсон (1743—1826), США, филисоф и политический деятель, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости, защитник «права на революцию».
  • Гаспар Мельчор де Ховельянос (1744—1811 гг.), Испания, юрист и политический деятель.
  • Иммануил Кант (1724—1804), Германия, философ и естествоиспытатель.
  • Гуго Коллонтай (1750—1812), Польша, теолог и философ, один из авторов польской конституции 1791 г.
  • Игнацы Красицкий (1735—1801), Польша, поэт и церковный деятель.
  • Антуан Лавуазье (1743—1794 г. ), Франция, естествоиспытатель, один из основателей современной химии и авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Готфрид Лейбниц (1646—1716), Германия, математик, философ и юрист.
  • Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781), Германия, драматург, критик и философ, создатель немецкого театра.
  • Карл Линней (1707—1778), Швеция, ботаник и зоолог.
  • Джон Локк (1632—1704), Англия, философ и политический деятель.
  • Пётр I (1672—1725), Россия, царь-реформатор.
  • Феофан (Прокопович) (1681—1736), Россия, церковный деятель и литератор.
  • Антиох Кантемир (1708—1744), Россия, литератор и дипломат.
  • Василий Татищев (1686—1750), Россия, историк, географ, экономист и государственный деятель.
  • Фёдор Волков (1729—1763), Россия, актёр, основатель русского театра.
  • Александр Сумароков (1717—1777), Россия, поэт и драматург.
  • Михайло Ломоносов (1711—1765), Россия, естествоиспытатель и поэт, один из авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Иван Дмитревский (1736—1821), Россия, актёр и драматург.
  • Иван Шувалов (1727—1797), Россия, государственный деятель и меценат.
  • Екатерина II (1729—1796), Россия, императрица, меценат и литератор.
  • Александр Радищев (1749—1802), Россия, писатель и философ.
  • Михаил Щербатов (1733—1790), Россия, историк и публицист.
  • Иван Бецкой (1704—1795), Россия, государственный деятель.
  • Платон (Левшин) (1737—1812), Россия, церковный деятель и историк церкви.
  • Денис Фонвизин (1745—1792), Россия, литератор.
  • Владислав Озеров (1769—1816), Россия, поэт и драматерг.
  • Яков Княжнин (1742—1791), Россия, писатель и драматург.
  • Гавриил Державин (1743—1816), Россия, поэт и государственный деятель.
  • Николай Шереметев (1751—1809), Россия, меценат.
  • Себастьян Жозе Помбал (1699—1782), Португалия, государственный деятель.
  • Бенито Фейжоо (1676—1764), Испания, церковный деятель.
  • Шарль Луи Монтескьё (1689—1755), Франция, философ и правовед, один из авторов теории разделения властей.
  • Леандро Фернандец де Моратин (1760—1828), Испания, драматург и переводчик.
  • Вольфганг Амадей Моцарт (1756—1791), Германия, композитор.
  • Исаак Ньютон (1643—1727), Англия, математик и естествоиспытатель.
  • Николай Новиков (1744—1818), Россия, литератор и филантроп.
  • Доситей Обрадович (1742—1811), Сербия, писатель, философ и лингвист.
  • Томас Пейн (1737—1809), США, литератор, критик Библии.
  • Франсуа Кёне (1694—1774), Франция, экономист и врач.
  • Томас Рид (1710—1796), Шотландия, церковный деятель и философ.
  • Жан-Жак Руссо (1712—1778), Франция, писатель и политический философ, автор идеи «общественного договора».
  • Адам Смит (1723—1790), Шотландия, экономист и философ, автор знаменитой книги Исследование о природе и причинах богатства народов.
  • Барух Спиноза (1632—1672), Голландия, философ.
  • Эммануил Сведенборг (1688—1772), Швеция, теолог и естествоиспытатель.
  • Алексис Токвиль (1805—1859), Франция, историк и политический деятель.
  • Вольтер (1694—1778), Франция, писатель и философ, критик государственной религии.
  • Адам Вейсгаупт (1748—1830), Германия, правовед, основатель тайного общества иллюминатов.
  • Джон Уилкс (1725—1797), Англия, публицист и политик.
  • Иоганн Иоахим Винкельман (1717—1768), Германия, искусствовед.
  • Христиан фон Вольф (1679—1754), Германия, философ, юрист и математик.
  • Мэри Уолстонкрафт (1759—1797), Англия, писатель, философ и феминистка.

Примечания

Библиография

  • Геттнер, «История всеобщей литературы XVIII в.»;
  • Laurent, «La philosophie du XVIII siècle et le christianisme»;
  • Lanfrey, «L’église et la philosophie du XVIII siècle»;
  • Stephen, «History of english thought in the XVIII century»;
  • Biedermann, «Deutschlands geistige, sittliche und gesellige Zustände»

Литература

Эпоха Просвещения — это… Что такое Эпоха Просвещения?

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские просветители, ставшие «властителями дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и философское движение этой эпохи оказало большое влияние на последовавшие изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь.

Собственно термин просвещение пришёл в русский язык, как и в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklärung) из французского (siècle des lumières) и преимущественно относится к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой философской школы, поскольку взгляды философов Просвещения нередко существенно различались между собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают не столько комплексом идей, сколько определенным направлением философской мысли. В основе философии Просвещения лежала критика существовавших в то время традиционных институтов, обычаев и морали[1].

Относительно датировки данной мировоззренческой эпохи единого мнения не существует. Одни историки относят её начало к концу XVII в., другие — к середине XVIII в.[2]. В XVII в. основы рационализма закладывал Декарт в своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.). Конец эпохи Просвещения нередко связывают со смертью Вольтера (1778 г.) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815 гг.)[3]. В то же время есть мнение о привязке границ эпохи Просвещения к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688 г.) и Великой французской революции (1789 г.)

Историческое значение

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице Вольтера, Монтескьё, Руссо, Дидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т. п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция). В начале XIX в. просвещение вызвало против себя реакцию, которая, с одной стороны, была возвращением к старому теологическому миросозерцанию, с другой — обращением к изучению исторической деятельности, которая была в большом пренебрежении у идеологов XVIII в. Уже в XVIII в. делались попытки определения основного характера просвещения. Из этих попыток наиболее замечательная принадлежит Канту («Beantwortung der Frage: was ist Aufklärung?», 1784). Просвещение не есть замена одних догматических идей другими догматическими же идеями, а самостоятельное мышление. В этом смысле Кант противополагал просвещению просветительство и заявлял, что это просто свобода использовать свой собственный интеллект[4].

Современная европейская философская и политическая мысль, например, либерализм, во многом берет свои основания из эпохи Просвещения. Философы наших дней считают основными добродетелями Просвещения строгий геометрический порядок мышления, редукционизм и рационализм, противопоставляя их эмоциональности и иррационализму. В этом отношении либерализм обязан Просвещению своей философской базой и критическим отношением к нетерпимости и предрассудкам. Среди известных философов, придерживающихся подобных взглядов — Берлин и Хабермас.

Идеи Просвещения лежат также в основе политических свобод и демократии как базовых ценностей современного общества, а также организации государства как самоуправляемой республики, религиозной толерантности, рыночных механизмов, капитализма, научного метода. Начиная с эпохи Просвещения мыслители настаивают на своем праве искать истину, какой бы она ни была и чем бы она ни угрожала общественным устоям, не подвергаясь при этом угрозам быть наказанными «за Правду».

После Второй мировой войны вместе с рождением постмодернизма некоторые особенности современной философии и науки стали рассматриваться как недостатки: чрезмерная специализация, невнимание к традиции, непредсказуемость и опасность непредвиденных последствий, а также нереалистическая оценка и романтизация деятелей Просвещения. Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно даже считают, что Просвещение косвенно породило тоталитаризм.

Периодизация по Г. Мэю

Во взглядах мыслителей этой эпохи много противоречий. Американский историк Генри Мэй (Henry F. May) выделял в развитии философии этого периода четыре фазы, каждая из которых в какой-то степени отрицала предыдущую.

Первой была фаза умеренного или рационального Просвещения, она ассоциировалась с влиянием Ньютона и Локка. Для неё характерен религиозный компромисс и восприятие Вселенной как упорядоченной и уравновешенной структуры. Эта фаза Просвещения является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха Просвещения отделена от эпохи гуманизма периодом религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. Подобно гуманизму и протестантизму, Просвещение в разных странах получало местный и национальный характер. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи Просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший в известной степени завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. Существовало восприятие Бога как Великого Архитектора, почившего от своих трудов в седьмой день. Людям он даровал две книги — Библию и книгу природы. Таким образом, наряду с кастой священников выдвигается каста учёных.

Параллелизм духовной и светской культуры во Франции постепенно привел к дискредитации первой за ханжество и фанатизм. Эту фазу Просвещения называют скептической и связывают с именами Вольтера, Гольбаха и Юма. Для них единственным источником нашего познания является непредубежденный разум. В связи с этим термином стоят другие, каковы: просветители, просветительная литература, просвещённый (или просветительный) абсолютизм. Как синоним этой фазы Просвещения употребляется выражение «философия XVIII века».

За скептической последовала революционная фаза, во Франции ассоциируемая с именем Руссо, а в Америке — Пейна и Джефферсона. Характерными представителями последней фазы Просвещения, получившей распространение в XIX в., являются такие философы как Томас Рид и Фрэнсис Хатчесон, возвратившиеся к умеренным взглядам, уважению к нравственности, законности и порядку. Эту фазу называют дидактической[5].

См. также

Важнейшие представители  

  • Томас Аббт (1738—1766), Германия, философ и математик.
  • Жан ле Рон д’Аламбер (1717—1783), Франция, математик и врач, один из редакторов французской Энциклопедии
  • Бальтазар Беккер (1634—1698), Голландия, ключевая фигура раннего Просвещения. В своей книге De Philosophia Cartesiana (1668 г.) разделял теологию и философию и утверждал, что Природу так же нельзя понять из Писания, как и теологическую истину вывести из законов Природы.
  • Пьер Бейль (1647—1706), Франция, литературный критик. Одним из первых выступал за религиозную толерантность.
  • Чезаре Беккариа (1738—1794), Италия. Приобрел широкую известность благодаря сочинению О преступлениях и наказаниях (1764).
  • Людвиг ван Бетховен (1770—1827), Германия, композитор.
  • Джордж Беркли (1685—1753), Англия, философ и церковный деятель.
  • Юстус Хеннинг Бемер (1674—1749), Германия, юрист и церковный реформатор.
  • Джеймс Босуэлл (1740—1795), Шотландия, писатель.
  • Леклер де Бюффон (1707—1788), Франция, естествоиспытатель, автор L’Histoire Naturelle.
  • Эдмунд Бёрк (1729—1797), Ирландия, политик и философ, один из ранних основателей прагматизма.
  • Джеймс Бернет (1714—1799), Шотландия, юрист и философ, один из основателей лингвистики.
  • Маркиз де Кондорсе (1743—1794), Франция, математик и философ.
  • Екатерина Дашкова (1743—1810), Россия, литератор, президент Российской академии
  • Дени Дидро (1713—1784), Франция, литератор и философ, основатель Энциклопедии.
  • Французские энциклопедисты
  • Бенджамин Франклин (1706—1790), США, ученый и философ, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости.
  • Бернар Ле Бовье де Фонтенель (1657—1757), Франция, ученый и писатель-популяризатор науки.
  • Виктор Д’Юпай (1746—1818), Франция, писатель и философ, автор термина коммунизм.
  • Эдуард Гиббон (1737—1794), Англия, историк, автор Истории упадка и падения Римской империи.
  • Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Германия, поэт, философ и естествоиспытатель.
  • Олимпия де Гуж (1748—1793), Франция, писатель и политический деятель, автор «Декларации прав женщины и гражданки» (1791), заложившей основы феминизма.
  • Йозеф Гайдн (1732—1809), Германия, композитор.
  • Клод Адриан Гельвеций (1715—1771), Франция, философ и литератор.
  • Иоганн Готфрид Гердер (1744—1803), Германия, философ, теолог и лингвист.
  • Томас Гоббс (1588—1679), Англия, философ, автор Левиафана, книги, заложившей основы политической философии.
  • Поль Анри Гольбах (1723—1789), Франция, философ-энциклопедист, одним из первых объявил себя атеистом.
  • Роберт Гук (1635—1703), Англия, естествоиспытатель-экспериментатор.
  • Дэвид Юм (1711—1776), Шотландия, философ, экономист.
  • Томас Джефферсон (1743—1826), США, филисоф и политический деятель, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости, защитник «права на революцию».
  • Гаспар Мельчор де Ховельянос (1744—1811 гг.), Испания, юрист и политический деятель.
  • Иммануил Кант (1724—1804), Германия, философ и естествоиспытатель.
  • Гуго Коллонтай (1750—1812), Польша, теолог и философ, один из авторов польской конституции 1791 г.
  • Игнацы Красицкий (1735—1801), Польша, поэт и церковный деятель.
  • Антуан Лавуазье (1743—1794 г.), Франция, естествоиспытатель, один из основателей современной химии и авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Готфрид Лейбниц (1646—1716), Германия, математик, философ и юрист.
  • Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781), Германия, драматург, критик и философ, создатель немецкого театра.
  • Карл Линней (1707—1778), Швеция, ботаник и зоолог.
  • Джон Локк (1632—1704), Англия, философ и политический деятель.
  • Пётр I (1672—1725), Россия, царь-реформатор.
  • Феофан (Прокопович) (1681—1736), Россия, церковный деятель и литератор.
  • Антиох Кантемир (1708—1744), Россия, литератор и дипломат.
  • Василий Татищев (1686—1750), Россия, историк, географ, экономист и государственный деятель.
  • Фёдор Волков (1729—1763), Россия, актёр, основатель русского театра.
  • Александр Сумароков (1717—1777), Россия, поэт и драматург.
  • Михайло Ломоносов (1711—1765), Россия, естествоиспытатель и поэт, один из авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Иван Дмитревский (1736—1821), Россия, актёр и драматург.
  • Иван Шувалов (1727—1797), Россия, государственный деятель и меценат.
  • Екатерина II (1729—1796), Россия, императрица, меценат и литератор.
  • Александр Радищев (1749—1802), Россия, писатель и философ.
  • Михаил Щербатов (1733—1790), Россия, историк и публицист.
  • Иван Бецкой (1704—1795), Россия, государственный деятель.
  • Платон (Левшин) (1737—1812), Россия, церковный деятель и историк церкви.
  • Денис Фонвизин (1745—1792), Россия, литератор.
  • Владислав Озеров (1769—1816), Россия, поэт и драматерг.
  • Яков Княжнин (1742—1791), Россия, писатель и драматург.
  • Гавриил Державин (1743—1816), Россия, поэт и государственный деятель.
  • Николай Шереметев (1751—1809), Россия, меценат.
  • Себастьян Жозе Помбал (1699—1782), Португалия, государственный деятель.
  • Бенито Фейжоо (1676—1764), Испания, церковный деятель.
  • Шарль Луи Монтескьё (1689—1755), Франция, философ и правовед, один из авторов теории разделения властей.
  • Леандро Фернандец де Моратин (1760—1828), Испания, драматург и переводчик.
  • Вольфганг Амадей Моцарт (1756—1791), Германия, композитор.
  • Исаак Ньютон (1643—1727), Англия, математик и естествоиспытатель.
  • Николай Новиков (1744—1818), Россия, литератор и филантроп.
  • Доситей Обрадович (1742—1811), Сербия, писатель, философ и лингвист.
  • Томас Пейн (1737—1809), США, литератор, критик Библии.
  • Франсуа Кёне (1694—1774), Франция, экономист и врач.
  • Томас Рид (1710—1796), Шотландия, церковный деятель и философ.
  • Жан-Жак Руссо (1712—1778), Франция, писатель и политический философ, автор идеи «общественного договора».
  • Адам Смит (1723—1790), Шотландия, экономист и философ, автор знаменитой книги Исследование о природе и причинах богатства народов.
  • Барух Спиноза (1632—1672), Голландия, философ.
  • Эммануил Сведенборг (1688—1772), Швеция, теолог и естествоиспытатель.
  • Алексис Токвиль (1805—1859), Франция, историк и политический деятель.
  • Вольтер (1694—1778), Франция, писатель и философ, критик государственной религии.
  • Адам Вейсгаупт (1748—1830), Германия, правовед, основатель тайного общества иллюминатов.
  • Джон Уилкс (1725—1797), Англия, публицист и политик.
  • Иоганн Иоахим Винкельман (1717—1768), Германия, искусствовед.
  • Христиан фон Вольф (1679—1754), Германия, философ, юрист и математик.
  • Мэри Уолстонкрафт (1759—1797), Англия, писатель, философ и феминистка.

Примечания

Библиография

  • Геттнер, «История всеобщей литературы XVIII в.»;
  • Laurent, «La philosophie du XVIII siècle et le christianisme»;
  • Lanfrey, «L’église et la philosophie du XVIII siècle»;
  • Stephen, «History of english thought in the XVIII century»;
  • Biedermann, «Deutschlands geistige, sittliche und gesellige Zustände»

Литература

Эпоха Просвещения — это.

.. Что такое Эпоха Просвещения?

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские просветители, ставшие «властителями дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и философское движение этой эпохи оказало большое влияние на последовавшие изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь.

Собственно термин просвещение пришёл в русский язык, как и в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklärung) из французского (siècle des lumières) и преимущественно относится к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой философской школы, поскольку взгляды философов Просвещения нередко существенно различались между собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают не столько комплексом идей, сколько определенным направлением философской мысли. В основе философии Просвещения лежала критика существовавших в то время традиционных институтов, обычаев и морали[1].

Относительно датировки данной мировоззренческой эпохи единого мнения не существует. Одни историки относят её начало к концу XVII в., другие — к середине XVIII в.[2]. В XVII в. основы рационализма закладывал Декарт в своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.). Конец эпохи Просвещения нередко связывают со смертью Вольтера (1778 г.) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815 гг.)[3]. В то же время есть мнение о привязке границ эпохи Просвещения к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688 г.) и Великой французской революции (1789 г.)

Историческое значение

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице Вольтера, Монтескьё, Руссо, Дидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т. п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция). В начале XIX в. просвещение вызвало против себя реакцию, которая, с одной стороны, была возвращением к старому теологическому миросозерцанию, с другой — обращением к изучению исторической деятельности, которая была в большом пренебрежении у идеологов XVIII в. Уже в XVIII в. делались попытки определения основного характера просвещения. Из этих попыток наиболее замечательная принадлежит Канту («Beantwortung der Frage: was ist Aufklärung?», 1784). Просвещение не есть замена одних догматических идей другими догматическими же идеями, а самостоятельное мышление. В этом смысле Кант противополагал просвещению просветительство и заявлял, что это просто свобода использовать свой собственный интеллект[4].

Современная европейская философская и политическая мысль, например, либерализм, во многом берет свои основания из эпохи Просвещения. Философы наших дней считают основными добродетелями Просвещения строгий геометрический порядок мышления, редукционизм и рационализм, противопоставляя их эмоциональности и иррационализму. В этом отношении либерализм обязан Просвещению своей философской базой и критическим отношением к нетерпимости и предрассудкам. Среди известных философов, придерживающихся подобных взглядов — Берлин и Хабермас.

Идеи Просвещения лежат также в основе политических свобод и демократии как базовых ценностей современного общества, а также организации государства как самоуправляемой республики, религиозной толерантности, рыночных механизмов, капитализма, научного метода. Начиная с эпохи Просвещения мыслители настаивают на своем праве искать истину, какой бы она ни была и чем бы она ни угрожала общественным устоям, не подвергаясь при этом угрозам быть наказанными «за Правду».

После Второй мировой войны вместе с рождением постмодернизма некоторые особенности современной философии и науки стали рассматриваться как недостатки: чрезмерная специализация, невнимание к традиции, непредсказуемость и опасность непредвиденных последствий, а также нереалистическая оценка и романтизация деятелей Просвещения. Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно даже считают, что Просвещение косвенно породило тоталитаризм.

Периодизация по Г. Мэю

Во взглядах мыслителей этой эпохи много противоречий. Американский историк Генри Мэй (Henry F. May) выделял в развитии философии этого периода четыре фазы, каждая из которых в какой-то степени отрицала предыдущую.

Первой была фаза умеренного или рационального Просвещения, она ассоциировалась с влиянием Ньютона и Локка. Для неё характерен религиозный компромисс и восприятие Вселенной как упорядоченной и уравновешенной структуры. Эта фаза Просвещения является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха Просвещения отделена от эпохи гуманизма периодом религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. Подобно гуманизму и протестантизму, Просвещение в разных странах получало местный и национальный характер. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи Просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший в известной степени завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. Существовало восприятие Бога как Великого Архитектора, почившего от своих трудов в седьмой день. Людям он даровал две книги — Библию и книгу природы. Таким образом, наряду с кастой священников выдвигается каста учёных.

Параллелизм духовной и светской культуры во Франции постепенно привел к дискредитации первой за ханжество и фанатизм. Эту фазу Просвещения называют скептической и связывают с именами Вольтера, Гольбаха и Юма. Для них единственным источником нашего познания является непредубежденный разум. В связи с этим термином стоят другие, каковы: просветители, просветительная литература, просвещённый (или просветительный) абсолютизм. Как синоним этой фазы Просвещения употребляется выражение «философия XVIII века».

За скептической последовала революционная фаза, во Франции ассоциируемая с именем Руссо, а в Америке — Пейна и Джефферсона. Характерными представителями последней фазы Просвещения, получившей распространение в XIX в., являются такие философы как Томас Рид и Фрэнсис Хатчесон, возвратившиеся к умеренным взглядам, уважению к нравственности, законности и порядку. Эту фазу называют дидактической[5].

См. также

Важнейшие представители  

  • Томас Аббт (1738—1766), Германия, философ и математик.
  • Жан ле Рон д’Аламбер (1717—1783), Франция, математик и врач, один из редакторов французской Энциклопедии
  • Бальтазар Беккер (1634—1698), Голландия, ключевая фигура раннего Просвещения. В своей книге De Philosophia Cartesiana (1668 г.) разделял теологию и философию и утверждал, что Природу так же нельзя понять из Писания, как и теологическую истину вывести из законов Природы.
  • Пьер Бейль (1647—1706), Франция, литературный критик. Одним из первых выступал за религиозную толерантность.
  • Чезаре Беккариа (1738—1794), Италия. Приобрел широкую известность благодаря сочинению О преступлениях и наказаниях (1764).
  • Людвиг ван Бетховен (1770—1827), Германия, композитор.
  • Джордж Беркли (1685—1753), Англия, философ и церковный деятель.
  • Юстус Хеннинг Бемер (1674—1749), Германия, юрист и церковный реформатор.
  • Джеймс Босуэлл (1740—1795), Шотландия, писатель.
  • Леклер де Бюффон (1707—1788), Франция, естествоиспытатель, автор L’Histoire Naturelle.
  • Эдмунд Бёрк (1729—1797), Ирландия, политик и философ, один из ранних основателей прагматизма.
  • Джеймс Бернет (1714—1799), Шотландия, юрист и философ, один из основателей лингвистики.
  • Маркиз де Кондорсе (1743—1794), Франция, математик и философ.
  • Екатерина Дашкова (1743—1810), Россия, литератор, президент Российской академии
  • Дени Дидро (1713—1784), Франция, литератор и философ, основатель Энциклопедии.
  • Французские энциклопедисты
  • Бенджамин Франклин (1706—1790), США, ученый и философ, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости.
  • Бернар Ле Бовье де Фонтенель (1657—1757), Франция, ученый и писатель-популяризатор науки.
  • Виктор Д’Юпай (1746—1818), Франция, писатель и философ, автор термина коммунизм.
  • Эдуард Гиббон (1737—1794), Англия, историк, автор Истории упадка и падения Римской империи.
  • Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Германия, поэт, философ и естествоиспытатель.
  • Олимпия де Гуж (1748—1793), Франция, писатель и политический деятель, автор «Декларации прав женщины и гражданки» (1791), заложившей основы феминизма.
  • Йозеф Гайдн (1732—1809), Германия, композитор.
  • Клод Адриан Гельвеций (1715—1771), Франция, философ и литератор.
  • Иоганн Готфрид Гердер (1744—1803), Германия, философ, теолог и лингвист.
  • Томас Гоббс (1588—1679), Англия, философ, автор Левиафана, книги, заложившей основы политической философии.
  • Поль Анри Гольбах (1723—1789), Франция, философ-энциклопедист, одним из первых объявил себя атеистом.
  • Роберт Гук (1635—1703), Англия, естествоиспытатель-экспериментатор.
  • Дэвид Юм (1711—1776), Шотландия, философ, экономист.
  • Томас Джефферсон (1743—1826), США, филисоф и политический деятель, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости, защитник «права на революцию».
  • Гаспар Мельчор де Ховельянос (1744—1811 гг.), Испания, юрист и политический деятель.
  • Иммануил Кант (1724—1804), Германия, философ и естествоиспытатель.
  • Гуго Коллонтай (1750—1812), Польша, теолог и философ, один из авторов польской конституции 1791 г.
  • Игнацы Красицкий (1735—1801), Польша, поэт и церковный деятель.
  • Антуан Лавуазье (1743—1794 г.), Франция, естествоиспытатель, один из основателей современной химии и авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Готфрид Лейбниц (1646—1716), Германия, математик, философ и юрист.
  • Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781), Германия, драматург, критик и философ, создатель немецкого театра.
  • Карл Линней (1707—1778), Швеция, ботаник и зоолог.
  • Джон Локк (1632—1704), Англия, философ и политический деятель.
  • Пётр I (1672—1725), Россия, царь-реформатор.
  • Феофан (Прокопович) (1681—1736), Россия, церковный деятель и литератор.
  • Антиох Кантемир (1708—1744), Россия, литератор и дипломат.
  • Василий Татищев (1686—1750), Россия, историк, географ, экономист и государственный деятель.
  • Фёдор Волков (1729—1763), Россия, актёр, основатель русского театра.
  • Александр Сумароков (1717—1777), Россия, поэт и драматург.
  • Михайло Ломоносов (1711—1765), Россия, естествоиспытатель и поэт, один из авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Иван Дмитревский (1736—1821), Россия, актёр и драматург.
  • Иван Шувалов (1727—1797), Россия, государственный деятель и меценат.
  • Екатерина II (1729—1796), Россия, императрица, меценат и литератор.
  • Александр Радищев (1749—1802), Россия, писатель и философ.
  • Михаил Щербатов (1733—1790), Россия, историк и публицист.
  • Иван Бецкой (1704—1795), Россия, государственный деятель.
  • Платон (Левшин) (1737—1812), Россия, церковный деятель и историк церкви.
  • Денис Фонвизин (1745—1792), Россия, литератор.
  • Владислав Озеров (1769—1816), Россия, поэт и драматерг.
  • Яков Княжнин (1742—1791), Россия, писатель и драматург.
  • Гавриил Державин (1743—1816), Россия, поэт и государственный деятель.
  • Николай Шереметев (1751—1809), Россия, меценат.
  • Себастьян Жозе Помбал (1699—1782), Португалия, государственный деятель.
  • Бенито Фейжоо (1676—1764), Испания, церковный деятель.
  • Шарль Луи Монтескьё (1689—1755), Франция, философ и правовед, один из авторов теории разделения властей.
  • Леандро Фернандец де Моратин (1760—1828), Испания, драматург и переводчик.
  • Вольфганг Амадей Моцарт (1756—1791), Германия, композитор.
  • Исаак Ньютон (1643—1727), Англия, математик и естествоиспытатель.
  • Николай Новиков (1744—1818), Россия, литератор и филантроп.
  • Доситей Обрадович (1742—1811), Сербия, писатель, философ и лингвист.
  • Томас Пейн (1737—1809), США, литератор, критик Библии.
  • Франсуа Кёне (1694—1774), Франция, экономист и врач.
  • Томас Рид (1710—1796), Шотландия, церковный деятель и философ.
  • Жан-Жак Руссо (1712—1778), Франция, писатель и политический философ, автор идеи «общественного договора».
  • Адам Смит (1723—1790), Шотландия, экономист и философ, автор знаменитой книги Исследование о природе и причинах богатства народов.
  • Барух Спиноза (1632—1672), Голландия, философ.
  • Эммануил Сведенборг (1688—1772), Швеция, теолог и естествоиспытатель.
  • Алексис Токвиль (1805—1859), Франция, историк и политический деятель.
  • Вольтер (1694—1778), Франция, писатель и философ, критик государственной религии.
  • Адам Вейсгаупт (1748—1830), Германия, правовед, основатель тайного общества иллюминатов.
  • Джон Уилкс (1725—1797), Англия, публицист и политик.
  • Иоганн Иоахим Винкельман (1717—1768), Германия, искусствовед.
  • Христиан фон Вольф (1679—1754), Германия, философ, юрист и математик.
  • Мэри Уолстонкрафт (1759—1797), Англия, писатель, философ и феминистка.

Примечания

Библиография

  • Геттнер, «История всеобщей литературы XVIII в.»;
  • Laurent, «La philosophie du XVIII siècle et le christianisme»;
  • Lanfrey, «L’église et la philosophie du XVIII siècle»;
  • Stephen, «History of english thought in the XVIII century»;
  • Biedermann, «Deutschlands geistige, sittliche und gesellige Zustände»

Литература

Эпоха Просвещения — это.

.. Что такое Эпоха Просвещения?

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские просветители, ставшие «властителями дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и философское движение этой эпохи оказало большое влияние на последовавшие изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь.

Собственно термин просвещение пришёл в русский язык, как и в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklärung) из французского (siècle des lumières) и преимущественно относится к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой философской школы, поскольку взгляды философов Просвещения нередко существенно различались между собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают не столько комплексом идей, сколько определенным направлением философской мысли. В основе философии Просвещения лежала критика существовавших в то время традиционных институтов, обычаев и морали[1].

Относительно датировки данной мировоззренческой эпохи единого мнения не существует. Одни историки относят её начало к концу XVII в., другие — к середине XVIII в.[2]. В XVII в. основы рационализма закладывал Декарт в своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.). Конец эпохи Просвещения нередко связывают со смертью Вольтера (1778 г.) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815 гг.)[3]. В то же время есть мнение о привязке границ эпохи Просвещения к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688 г.) и Великой французской революции (1789 г.)

Историческое значение

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице Вольтера, Монтескьё, Руссо, Дидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т. п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция). В начале XIX в. просвещение вызвало против себя реакцию, которая, с одной стороны, была возвращением к старому теологическому миросозерцанию, с другой — обращением к изучению исторической деятельности, которая была в большом пренебрежении у идеологов XVIII в. Уже в XVIII в. делались попытки определения основного характера просвещения. Из этих попыток наиболее замечательная принадлежит Канту («Beantwortung der Frage: was ist Aufklärung?», 1784). Просвещение не есть замена одних догматических идей другими догматическими же идеями, а самостоятельное мышление. В этом смысле Кант противополагал просвещению просветительство и заявлял, что это просто свобода использовать свой собственный интеллект[4].

Современная европейская философская и политическая мысль, например, либерализм, во многом берет свои основания из эпохи Просвещения. Философы наших дней считают основными добродетелями Просвещения строгий геометрический порядок мышления, редукционизм и рационализм, противопоставляя их эмоциональности и иррационализму. В этом отношении либерализм обязан Просвещению своей философской базой и критическим отношением к нетерпимости и предрассудкам. Среди известных философов, придерживающихся подобных взглядов — Берлин и Хабермас.

Идеи Просвещения лежат также в основе политических свобод и демократии как базовых ценностей современного общества, а также организации государства как самоуправляемой республики, религиозной толерантности, рыночных механизмов, капитализма, научного метода. Начиная с эпохи Просвещения мыслители настаивают на своем праве искать истину, какой бы она ни была и чем бы она ни угрожала общественным устоям, не подвергаясь при этом угрозам быть наказанными «за Правду».

После Второй мировой войны вместе с рождением постмодернизма некоторые особенности современной философии и науки стали рассматриваться как недостатки: чрезмерная специализация, невнимание к традиции, непредсказуемость и опасность непредвиденных последствий, а также нереалистическая оценка и романтизация деятелей Просвещения. Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно даже считают, что Просвещение косвенно породило тоталитаризм.

Периодизация по Г. Мэю

Во взглядах мыслителей этой эпохи много противоречий. Американский историк Генри Мэй (Henry F. May) выделял в развитии философии этого периода четыре фазы, каждая из которых в какой-то степени отрицала предыдущую.

Первой была фаза умеренного или рационального Просвещения, она ассоциировалась с влиянием Ньютона и Локка. Для неё характерен религиозный компромисс и восприятие Вселенной как упорядоченной и уравновешенной структуры. Эта фаза Просвещения является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха Просвещения отделена от эпохи гуманизма периодом религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. Подобно гуманизму и протестантизму, Просвещение в разных странах получало местный и национальный характер. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи Просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший в известной степени завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. Существовало восприятие Бога как Великого Архитектора, почившего от своих трудов в седьмой день. Людям он даровал две книги — Библию и книгу природы. Таким образом, наряду с кастой священников выдвигается каста учёных.

Параллелизм духовной и светской культуры во Франции постепенно привел к дискредитации первой за ханжество и фанатизм. Эту фазу Просвещения называют скептической и связывают с именами Вольтера, Гольбаха и Юма. Для них единственным источником нашего познания является непредубежденный разум. В связи с этим термином стоят другие, каковы: просветители, просветительная литература, просвещённый (или просветительный) абсолютизм. Как синоним этой фазы Просвещения употребляется выражение «философия XVIII века».

За скептической последовала революционная фаза, во Франции ассоциируемая с именем Руссо, а в Америке — Пейна и Джефферсона. Характерными представителями последней фазы Просвещения, получившей распространение в XIX в., являются такие философы как Томас Рид и Фрэнсис Хатчесон, возвратившиеся к умеренным взглядам, уважению к нравственности, законности и порядку. Эту фазу называют дидактической[5].

См. также

Важнейшие представители  

  • Томас Аббт (1738—1766), Германия, философ и математик.
  • Жан ле Рон д’Аламбер (1717—1783), Франция, математик и врач, один из редакторов французской Энциклопедии
  • Бальтазар Беккер (1634—1698), Голландия, ключевая фигура раннего Просвещения. В своей книге De Philosophia Cartesiana (1668 г.) разделял теологию и философию и утверждал, что Природу так же нельзя понять из Писания, как и теологическую истину вывести из законов Природы.
  • Пьер Бейль (1647—1706), Франция, литературный критик. Одним из первых выступал за религиозную толерантность.
  • Чезаре Беккариа (1738—1794), Италия. Приобрел широкую известность благодаря сочинению О преступлениях и наказаниях (1764).
  • Людвиг ван Бетховен (1770—1827), Германия, композитор.
  • Джордж Беркли (1685—1753), Англия, философ и церковный деятель.
  • Юстус Хеннинг Бемер (1674—1749), Германия, юрист и церковный реформатор.
  • Джеймс Босуэлл (1740—1795), Шотландия, писатель.
  • Леклер де Бюффон (1707—1788), Франция, естествоиспытатель, автор L’Histoire Naturelle.
  • Эдмунд Бёрк (1729—1797), Ирландия, политик и философ, один из ранних основателей прагматизма.
  • Джеймс Бернет (1714—1799), Шотландия, юрист и философ, один из основателей лингвистики.
  • Маркиз де Кондорсе (1743—1794), Франция, математик и философ.
  • Екатерина Дашкова (1743—1810), Россия, литератор, президент Российской академии
  • Дени Дидро (1713—1784), Франция, литератор и философ, основатель Энциклопедии.
  • Французские энциклопедисты
  • Бенджамин Франклин (1706—1790), США, ученый и философ, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости.
  • Бернар Ле Бовье де Фонтенель (1657—1757), Франция, ученый и писатель-популяризатор науки.
  • Виктор Д’Юпай (1746—1818), Франция, писатель и философ, автор термина коммунизм.
  • Эдуард Гиббон (1737—1794), Англия, историк, автор Истории упадка и падения Римской империи.
  • Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Германия, поэт, философ и естествоиспытатель.
  • Олимпия де Гуж (1748—1793), Франция, писатель и политический деятель, автор «Декларации прав женщины и гражданки» (1791), заложившей основы феминизма.
  • Йозеф Гайдн (1732—1809), Германия, композитор.
  • Клод Адриан Гельвеций (1715—1771), Франция, философ и литератор.
  • Иоганн Готфрид Гердер (1744—1803), Германия, философ, теолог и лингвист.
  • Томас Гоббс (1588—1679), Англия, философ, автор Левиафана, книги, заложившей основы политической философии.
  • Поль Анри Гольбах (1723—1789), Франция, философ-энциклопедист, одним из первых объявил себя атеистом.
  • Роберт Гук (1635—1703), Англия, естествоиспытатель-экспериментатор.
  • Дэвид Юм (1711—1776), Шотландия, философ, экономист.
  • Томас Джефферсон (1743—1826), США, филисоф и политический деятель, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости, защитник «права на революцию».
  • Гаспар Мельчор де Ховельянос (1744—1811 гг.), Испания, юрист и политический деятель.
  • Иммануил Кант (1724—1804), Германия, философ и естествоиспытатель.
  • Гуго Коллонтай (1750—1812), Польша, теолог и философ, один из авторов польской конституции 1791 г.
  • Игнацы Красицкий (1735—1801), Польша, поэт и церковный деятель.
  • Антуан Лавуазье (1743—1794 г.), Франция, естествоиспытатель, один из основателей современной химии и авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Готфрид Лейбниц (1646—1716), Германия, математик, философ и юрист.
  • Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781), Германия, драматург, критик и философ, создатель немецкого театра.
  • Карл Линней (1707—1778), Швеция, ботаник и зоолог.
  • Джон Локк (1632—1704), Англия, философ и политический деятель.
  • Пётр I (1672—1725), Россия, царь-реформатор.
  • Феофан (Прокопович) (1681—1736), Россия, церковный деятель и литератор.
  • Антиох Кантемир (1708—1744), Россия, литератор и дипломат.
  • Василий Татищев (1686—1750), Россия, историк, географ, экономист и государственный деятель.
  • Фёдор Волков (1729—1763), Россия, актёр, основатель русского театра.
  • Александр Сумароков (1717—1777), Россия, поэт и драматург.
  • Михайло Ломоносов (1711—1765), Россия, естествоиспытатель и поэт, один из авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Иван Дмитревский (1736—1821), Россия, актёр и драматург.
  • Иван Шувалов (1727—1797), Россия, государственный деятель и меценат.
  • Екатерина II (1729—1796), Россия, императрица, меценат и литератор.
  • Александр Радищев (1749—1802), Россия, писатель и философ.
  • Михаил Щербатов (1733—1790), Россия, историк и публицист.
  • Иван Бецкой (1704—1795), Россия, государственный деятель.
  • Платон (Левшин) (1737—1812), Россия, церковный деятель и историк церкви.
  • Денис Фонвизин (1745—1792), Россия, литератор.
  • Владислав Озеров (1769—1816), Россия, поэт и драматерг.
  • Яков Княжнин (1742—1791), Россия, писатель и драматург.
  • Гавриил Державин (1743—1816), Россия, поэт и государственный деятель.
  • Николай Шереметев (1751—1809), Россия, меценат.
  • Себастьян Жозе Помбал (1699—1782), Португалия, государственный деятель.
  • Бенито Фейжоо (1676—1764), Испания, церковный деятель.
  • Шарль Луи Монтескьё (1689—1755), Франция, философ и правовед, один из авторов теории разделения властей.
  • Леандро Фернандец де Моратин (1760—1828), Испания, драматург и переводчик.
  • Вольфганг Амадей Моцарт (1756—1791), Германия, композитор.
  • Исаак Ньютон (1643—1727), Англия, математик и естествоиспытатель.
  • Николай Новиков (1744—1818), Россия, литератор и филантроп.
  • Доситей Обрадович (1742—1811), Сербия, писатель, философ и лингвист.
  • Томас Пейн (1737—1809), США, литератор, критик Библии.
  • Франсуа Кёне (1694—1774), Франция, экономист и врач.
  • Томас Рид (1710—1796), Шотландия, церковный деятель и философ.
  • Жан-Жак Руссо (1712—1778), Франция, писатель и политический философ, автор идеи «общественного договора».
  • Адам Смит (1723—1790), Шотландия, экономист и философ, автор знаменитой книги Исследование о природе и причинах богатства народов.
  • Барух Спиноза (1632—1672), Голландия, философ.
  • Эммануил Сведенборг (1688—1772), Швеция, теолог и естествоиспытатель.
  • Алексис Токвиль (1805—1859), Франция, историк и политический деятель.
  • Вольтер (1694—1778), Франция, писатель и философ, критик государственной религии.
  • Адам Вейсгаупт (1748—1830), Германия, правовед, основатель тайного общества иллюминатов.
  • Джон Уилкс (1725—1797), Англия, публицист и политик.
  • Иоганн Иоахим Винкельман (1717—1768), Германия, искусствовед.
  • Христиан фон Вольф (1679—1754), Германия, философ, юрист и математик.
  • Мэри Уолстонкрафт (1759—1797), Англия, писатель, философ и феминистка.

Примечания

Библиография

  • Геттнер, «История всеобщей литературы XVIII в.»;
  • Laurent, «La philosophie du XVIII siècle et le christianisme»;
  • Lanfrey, «L’église et la philosophie du XVIII siècle»;
  • Stephen, «History of english thought in the XVIII century»;
  • Biedermann, «Deutschlands geistige, sittliche und gesellige Zustände»

Литература

Эпоха Просвещения — это.

.. Что такое Эпоха Просвещения?

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские просветители, ставшие «властителями дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и философское движение этой эпохи оказало большое влияние на последовавшие изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь.

Собственно термин просвещение пришёл в русский язык, как и в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklärung) из французского (siècle des lumières) и преимущественно относится к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой философской школы, поскольку взгляды философов Просвещения нередко существенно различались между собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают не столько комплексом идей, сколько определенным направлением философской мысли. В основе философии Просвещения лежала критика существовавших в то время традиционных институтов, обычаев и морали[1].

Относительно датировки данной мировоззренческой эпохи единого мнения не существует. Одни историки относят её начало к концу XVII в., другие — к середине XVIII в.[2]. В XVII в. основы рационализма закладывал Декарт в своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.). Конец эпохи Просвещения нередко связывают со смертью Вольтера (1778 г.) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815 гг.)[3]. В то же время есть мнение о привязке границ эпохи Просвещения к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688 г.) и Великой французской революции (1789 г.)

Историческое значение

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице Вольтера, Монтескьё, Руссо, Дидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т. п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция). В начале XIX в. просвещение вызвало против себя реакцию, которая, с одной стороны, была возвращением к старому теологическому миросозерцанию, с другой — обращением к изучению исторической деятельности, которая была в большом пренебрежении у идеологов XVIII в. Уже в XVIII в. делались попытки определения основного характера просвещения. Из этих попыток наиболее замечательная принадлежит Канту («Beantwortung der Frage: was ist Aufklärung?», 1784). Просвещение не есть замена одних догматических идей другими догматическими же идеями, а самостоятельное мышление. В этом смысле Кант противополагал просвещению просветительство и заявлял, что это просто свобода использовать свой собственный интеллект[4].

Современная европейская философская и политическая мысль, например, либерализм, во многом берет свои основания из эпохи Просвещения. Философы наших дней считают основными добродетелями Просвещения строгий геометрический порядок мышления, редукционизм и рационализм, противопоставляя их эмоциональности и иррационализму. В этом отношении либерализм обязан Просвещению своей философской базой и критическим отношением к нетерпимости и предрассудкам. Среди известных философов, придерживающихся подобных взглядов — Берлин и Хабермас.

Идеи Просвещения лежат также в основе политических свобод и демократии как базовых ценностей современного общества, а также организации государства как самоуправляемой республики, религиозной толерантности, рыночных механизмов, капитализма, научного метода. Начиная с эпохи Просвещения мыслители настаивают на своем праве искать истину, какой бы она ни была и чем бы она ни угрожала общественным устоям, не подвергаясь при этом угрозам быть наказанными «за Правду».

После Второй мировой войны вместе с рождением постмодернизма некоторые особенности современной философии и науки стали рассматриваться как недостатки: чрезмерная специализация, невнимание к традиции, непредсказуемость и опасность непредвиденных последствий, а также нереалистическая оценка и романтизация деятелей Просвещения. Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно даже считают, что Просвещение косвенно породило тоталитаризм.

Периодизация по Г. Мэю

Во взглядах мыслителей этой эпохи много противоречий. Американский историк Генри Мэй (Henry F. May) выделял в развитии философии этого периода четыре фазы, каждая из которых в какой-то степени отрицала предыдущую.

Первой была фаза умеренного или рационального Просвещения, она ассоциировалась с влиянием Ньютона и Локка. Для неё характерен религиозный компромисс и восприятие Вселенной как упорядоченной и уравновешенной структуры. Эта фаза Просвещения является естественным продолжением гуманизма XIV—XV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха Просвещения отделена от эпохи гуманизма периодом религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма и рационалистического сектантства XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. Подобно гуманизму и протестантизму, Просвещение в разных странах получало местный и национальный характер. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи Просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитие деизм, бывший в известной степени завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. Существовало восприятие Бога как Великого Архитектора, почившего от своих трудов в седьмой день. Людям он даровал две книги — Библию и книгу природы. Таким образом, наряду с кастой священников выдвигается каста учёных.

Параллелизм духовной и светской культуры во Франции постепенно привел к дискредитации первой за ханжество и фанатизм. Эту фазу Просвещения называют скептической и связывают с именами Вольтера, Гольбаха и Юма. Для них единственным источником нашего познания является непредубежденный разум. В связи с этим термином стоят другие, каковы: просветители, просветительная литература, просвещённый (или просветительный) абсолютизм. Как синоним этой фазы Просвещения употребляется выражение «философия XVIII века».

За скептической последовала революционная фаза, во Франции ассоциируемая с именем Руссо, а в Америке — Пейна и Джефферсона. Характерными представителями последней фазы Просвещения, получившей распространение в XIX в., являются такие философы как Томас Рид и Фрэнсис Хатчесон, возвратившиеся к умеренным взглядам, уважению к нравственности, законности и порядку. Эту фазу называют дидактической[5].

См. также

Важнейшие представители  

  • Томас Аббт (1738—1766), Германия, философ и математик.
  • Жан ле Рон д’Аламбер (1717—1783), Франция, математик и врач, один из редакторов французской Энциклопедии
  • Бальтазар Беккер (1634—1698), Голландия, ключевая фигура раннего Просвещения. В своей книге De Philosophia Cartesiana (1668 г.) разделял теологию и философию и утверждал, что Природу так же нельзя понять из Писания, как и теологическую истину вывести из законов Природы.
  • Пьер Бейль (1647—1706), Франция, литературный критик. Одним из первых выступал за религиозную толерантность.
  • Чезаре Беккариа (1738—1794), Италия. Приобрел широкую известность благодаря сочинению О преступлениях и наказаниях (1764).
  • Людвиг ван Бетховен (1770—1827), Германия, композитор.
  • Джордж Беркли (1685—1753), Англия, философ и церковный деятель.
  • Юстус Хеннинг Бемер (1674—1749), Германия, юрист и церковный реформатор.
  • Джеймс Босуэлл (1740—1795), Шотландия, писатель.
  • Леклер де Бюффон (1707—1788), Франция, естествоиспытатель, автор L’Histoire Naturelle.
  • Эдмунд Бёрк (1729—1797), Ирландия, политик и философ, один из ранних основателей прагматизма.
  • Джеймс Бернет (1714—1799), Шотландия, юрист и философ, один из основателей лингвистики.
  • Маркиз де Кондорсе (1743—1794), Франция, математик и философ.
  • Екатерина Дашкова (1743—1810), Россия, литератор, президент Российской академии
  • Дени Дидро (1713—1784), Франция, литератор и философ, основатель Энциклопедии.
  • Французские энциклопедисты
  • Бенджамин Франклин (1706—1790), США, ученый и философ, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости.
  • Бернар Ле Бовье де Фонтенель (1657—1757), Франция, ученый и писатель-популяризатор науки.
  • Виктор Д’Юпай (1746—1818), Франция, писатель и философ, автор термина коммунизм.
  • Эдуард Гиббон (1737—1794), Англия, историк, автор Истории упадка и падения Римской империи.
  • Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Германия, поэт, философ и естествоиспытатель.
  • Олимпия де Гуж (1748—1793), Франция, писатель и политический деятель, автор «Декларации прав женщины и гражданки» (1791), заложившей основы феминизма.
  • Йозеф Гайдн (1732—1809), Германия, композитор.
  • Клод Адриан Гельвеций (1715—1771), Франция, философ и литератор.
  • Иоганн Готфрид Гердер (1744—1803), Германия, философ, теолог и лингвист.
  • Томас Гоббс (1588—1679), Англия, философ, автор Левиафана, книги, заложившей основы политической философии.
  • Поль Анри Гольбах (1723—1789), Франция, философ-энциклопедист, одним из первых объявил себя атеистом.
  • Роберт Гук (1635—1703), Англия, естествоиспытатель-экспериментатор.
  • Дэвид Юм (1711—1776), Шотландия, философ, экономист.
  • Томас Джефферсон (1743—1826), США, филисоф и политический деятель, один из отцов-основателей Соединенных Штатов и авторов Декларации независимости, защитник «права на революцию».
  • Гаспар Мельчор де Ховельянос (1744—1811 гг.), Испания, юрист и политический деятель.
  • Иммануил Кант (1724—1804), Германия, философ и естествоиспытатель.
  • Гуго Коллонтай (1750—1812), Польша, теолог и философ, один из авторов польской конституции 1791 г.
  • Игнацы Красицкий (1735—1801), Польша, поэт и церковный деятель.
  • Антуан Лавуазье (1743—1794 г.), Франция, естествоиспытатель, один из основателей современной химии и авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Готфрид Лейбниц (1646—1716), Германия, математик, философ и юрист.
  • Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781), Германия, драматург, критик и философ, создатель немецкого театра.
  • Карл Линней (1707—1778), Швеция, ботаник и зоолог.
  • Джон Локк (1632—1704), Англия, философ и политический деятель.
  • Пётр I (1672—1725), Россия, царь-реформатор.
  • Феофан (Прокопович) (1681—1736), Россия, церковный деятель и литератор.
  • Антиох Кантемир (1708—1744), Россия, литератор и дипломат.
  • Василий Татищев (1686—1750), Россия, историк, географ, экономист и государственный деятель.
  • Фёдор Волков (1729—1763), Россия, актёр, основатель русского театра.
  • Александр Сумароков (1717—1777), Россия, поэт и драматург.
  • Михайло Ломоносов (1711—1765), Россия, естествоиспытатель и поэт, один из авторов закона Ломоносова-Лавуазье.
  • Иван Дмитревский (1736—1821), Россия, актёр и драматург.
  • Иван Шувалов (1727—1797), Россия, государственный деятель и меценат.
  • Екатерина II (1729—1796), Россия, императрица, меценат и литератор.
  • Александр Радищев (1749—1802), Россия, писатель и философ.
  • Михаил Щербатов (1733—1790), Россия, историк и публицист.
  • Иван Бецкой (1704—1795), Россия, государственный деятель.
  • Платон (Левшин) (1737—1812), Россия, церковный деятель и историк церкви.
  • Денис Фонвизин (1745—1792), Россия, литератор.
  • Владислав Озеров (1769—1816), Россия, поэт и драматерг.
  • Яков Княжнин (1742—1791), Россия, писатель и драматург.
  • Гавриил Державин (1743—1816), Россия, поэт и государственный деятель.
  • Николай Шереметев (1751—1809), Россия, меценат.
  • Себастьян Жозе Помбал (1699—1782), Португалия, государственный деятель.
  • Бенито Фейжоо (1676—1764), Испания, церковный деятель.
  • Шарль Луи Монтескьё (1689—1755), Франция, философ и правовед, один из авторов теории разделения властей.
  • Леандро Фернандец де Моратин (1760—1828), Испания, драматург и переводчик.
  • Вольфганг Амадей Моцарт (1756—1791), Германия, композитор.
  • Исаак Ньютон (1643—1727), Англия, математик и естествоиспытатель.
  • Николай Новиков (1744—1818), Россия, литератор и филантроп.
  • Доситей Обрадович (1742—1811), Сербия, писатель, философ и лингвист.
  • Томас Пейн (1737—1809), США, литератор, критик Библии.
  • Франсуа Кёне (1694—1774), Франция, экономист и врач.
  • Томас Рид (1710—1796), Шотландия, церковный деятель и философ.
  • Жан-Жак Руссо (1712—1778), Франция, писатель и политический философ, автор идеи «общественного договора».
  • Адам Смит (1723—1790), Шотландия, экономист и философ, автор знаменитой книги Исследование о природе и причинах богатства народов.
  • Барух Спиноза (1632—1672), Голландия, философ.
  • Эммануил Сведенборг (1688—1772), Швеция, теолог и естествоиспытатель.
  • Алексис Токвиль (1805—1859), Франция, историк и политический деятель.
  • Вольтер (1694—1778), Франция, писатель и философ, критик государственной религии.
  • Адам Вейсгаупт (1748—1830), Германия, правовед, основатель тайного общества иллюминатов.
  • Джон Уилкс (1725—1797), Англия, публицист и политик.
  • Иоганн Иоахим Винкельман (1717—1768), Германия, искусствовед.
  • Христиан фон Вольф (1679—1754), Германия, философ, юрист и математик.
  • Мэри Уолстонкрафт (1759—1797), Англия, писатель, философ и феминистка.

Примечания

Библиография

  • Геттнер, «История всеобщей литературы XVIII в.»;
  • Laurent, «La philosophie du XVIII siècle et le christianisme»;
  • Lanfrey, «L’église et la philosophie du XVIII siècle»;
  • Stephen, «History of english thought in the XVIII century»;
  • Biedermann, «Deutschlands geistige, sittliche und gesellige Zustände»

Литература

Урок 29.

эпоха просвещения — Россия в мире — 10 класс

Конспект урока №29

по предмету «Россия в мире» для «10» класса

Название темы: Эпоха Просвещения

Вопросы по теме:

  1. Новые открытия в естествознании.
  2. Общественные идеи века Просвещения.
  3. Просвещенный абсолютизм

Глоссарий по теме:

Эпоха Просвещения — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли.

Атеизм — простое отсутствие веры в существование любого из богов.

Просвещённый абсолютизм — политика, проводимая во второй половине XVIII века рядом монархических стран Европы и направленная на устранение остатков средневекового феодального строя в пользу рыночных отношений.

Правовое государство — государство, вся деятельность которого подчинена нормам права, а также фундаментальным правовым принципам, направленным на защиту достоинства, свободы и прав человека.

Конституция — основной закон государства, особый нормативный правовой акт, имеющий высшую юридическую силу и определяет основы политической, правовой и экономической систем государства.

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

Культура постоянно находится в развитии и движении. Каждое столетие несет за собой нечто новое и ранее неизведанное. Эпоха Просвещения – это один из значимых периодов в развитии культуры конца XVII — середины XVIII веков. Она началась ещё в далеком XVII веке в Англии. Но затем охватила и близлежащие территории – Францию, Россию, Германию.

Новые открытия в естествознании.

Великие просветители Европы и их идеи изменили представление людей и об обществе и о себе. Философы показали, что человек обладает разумом, духовной силой. До появления философии Просвещения ничего подобного тому, о чем писали Вольтер, Дидро или Руссо, произнести вслух едва ли кто-то бы осмелился. За это можно было попасть в руки инквизиции.

Гениальные учёные Николай Коперник и Галилео Галилей еще в начале Нового времени бросили вызов устоявшимся в обществе представлениям о мироздании.

В XVII в. английский учёный Исаак Ньютон сформулировал законы движения, включая закон всемирного тяготения. Но при этом он полагал, что Вселенная сотворена по Божественному плану и замыслу. По его представлениям Вселенная огромный механизм, которая работает по чётко определённым правилам и законам, и остается неизменной со времён сотворения ее Богом.

В XVIII в. было сделано множество важных открытий в различных сферах научного знания. Изобретение телескопа позволило астроному Уильяму Гершелю обнаружить ранее неизвестную планету – Уран, установить, что кольцо Сатурна состоит из двух концентрических частей, а также обнаружить новые спутники Сатурна и Урана.

Французский учёный Пьер Лаплас в своём труде «Небесная механика» на основе ньютоновского закона всемирного тяготения попытался объяснить все астрономические явления как систему механико-математических задач, но исключая Бога из Вселенной.

Немецкий философ Иммануил Кант в труде «Единственно возможное основание для доказательства бытия Божия» предложил концепцию возникновения Вселенной из космической туманности. По его учению движениями элементов первичной космической туманности управляло притяжение и отталкивание молекул. Эта теория подрывала механистическое представление о мире и делала первый шаг на пути к формированию новой научной картины мира.

Французский геолог Жорж Луи Бюффон полагал, что планеты возникли в результате столкновения кометы с Солнцем. Его интересовали вопросы происхождения живой и неживой природы и материалистические воззрения расходились с религиозной картиной мира.

С появлением микроскопа были сделаны важные открытия в биологии. Голландский биолог Антони Ван Левенгук исследовал мир микроорганизмов, а естествоиспытатель Карл Линней предпринял попытку классифицировать животный мир на виды, роды, отряды и классы. Учёный не сомневался в том, что всё живое на Земле создано Богом, а количество видов живых организмов неизменно со дня творения.

Революция в естествознании, произошедшая в XVII – XVIII вв., накопление знаний в области физики, химии и биологии поколебали прежние представления об устройстве мира, основанные на текстах Библии и трудах античных и средневековых авторов. Мир рассматривался как единственный предмет познания. Некоторые мыслители XVIII в. были атеистами, считавшими, что религия – это фантастическое представление о природе и человеке.

Общественные идеи века Просвещения.

В эпоху Просвещения просветители считали, что можно изменить существующий несправедливый общественный порядок, но добиться этого возможно путём борьбы с невежеством и распространения научных знаний. По их мнению, человек, вооружённый знаниями, станет лучше и свободнее, поэтому особую роль отводили науке и относились к ней как к религиозной вере.

Возникла элита, которая с неодобрением смотрела на идею распространения знаний среди простого народа. Французский философ и литератор Вольтер считал, что простой народ предназначен для выполнения физического труда.

Центрами распространения идей Просвещения были Англия и Франция. В Англии культурный и образовательный уровень населения был выше, чем у жителей других европейских стран. Большое влияние на действия властей оказывало общественное мнение, что привело к появлению идеи происхождения государства в результате общественного договора, которую сформулировал философ Джон Локк. По его мнению, если государство покушается на естественные права человека, то народ в целях защиты от, нарушившего общественный договор государства, имеет право поднять восстание. Идеи Локка нашли отражение в характере политического строя Англии.

Французский просветитель Шарль Луи Монтескьё выступил за проведение глубоких преобразований в обществе и был сторонником конституционной монархии, при которой существует разделение властей. Законодательная, исполнительная и судебная власти должны сдерживать и контролировать друг друга. Народ должен участвовать в формировании судебной и законодательной власти, а исполнительную философ предполагал передать монарху. Эти взгляды легли в основу конституционализма, утвердившегося в период Нового времени в странах Западной Европы.

Постепенно господствующими стали представления о том, что идеальными являются правовое государство и гражданское общество, а взаимоотношения между ними должны регламентироваться правовыми нормами. В правовом государстве основным законом является конституция и налажен механизм сдерживания властей от произвола и злоупотреблений.

Экономические теории Просвещения нашли отражение в трудах шотландца Адама Смита, основным из которых является книга «Богатство народов». Он считал, что разделение труда может стать всеобщей формой сотрудничества людей в интересах «богатства народов». Главным мотивом хозяйственной деятельности людей является свой корыстный интерес, преследуя свои собственные интересы, каждый человек служит интересам общества.

Огромное влияние на общественную мысль XVIII в. оказала знаменитая «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел», издававшаяся с 1751 по 1780 г. под руководством французского философа Дени Дидро. В её статьях освещались важнейшие вопросы науки, общественной жизни, религии. Сотрудниками и авторами «Энциклопедии» были Поль Анри Гольбах, Ж. Ж. Руссо, Вольтер, Жак Тюрго, Шарль Луи Монтескьё и другие просветители.

Между Католической церковью и французскими просветителями и возник острый конфликт. Гольбах, Дидро, Клод Гельвеций были атеистами и не верили в бессмертие души и в сотворение мира Богом. Но они не призывали к свержению существующего строя, так как большинство пользовались поддержкой аристократов, королей и занимали важные государственные должности.

Просвещенный абсолютизм

Идеи просвещенного абсолютизма впервые были высказаны в литературе. Писатели и философы мечтали поменять государственный строй и изменить жизнь простого народа к лучшему. Монархи сближались с философами и впитывали идеи, высказываемые ими в своих трактатах. Философы ратовали за то, чтобы государство было подчинено разуму, о том, чтобы крестьянам создали лучшие условия для существования. В России в эпоху «просвещенного абсолютизма» относится развитие образования, поощрение торговли, реформы в сфере цеховых структур, модернизация аграрной структуры. В обществе изменились взгляды элиты, покровительство науке и культуре считалось хорошим тоном, рациональный подход ставился во главу угла любого начинания.

Нет единого взгляда на политику «просвещенного абсолютизма». Некоторые ученые считают, что она не принесла ничего простому народу, а произошло упрочение буржуазного строя, прав интеллигенции и высших слоев общества. Другие видят в этом явлении эволюцию дворянского строя.

Революция в естествознании и идеи Просвещения обозначили новый этап в общественном и духовном развитии Запада. Эти изменения стали предпосылками социальных, политических и культурных потрясений, произошедших в конце XVIII в. Просветительское движение, имея общие основные принципы, развивалось в разных странах неодинаково. Становление Просвещения в каждом государстве было связано с его политическими, социальными и экономическими условиями, а также с национальными особенностями.

Теоретический материал для углубленного изучения:

«Между двумя круглыми датами — 1680 и 1770 или, может быть, даже 1780 годом — утверждается новая реальность: вполне осязаемая, и хотя с трудом поддающаяся определению, но неоспоримая — Европа эпохи Просвещения».

Шоню П. «Цивилизация Просвещения»

Источник: http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shonyu-pjer/civilizaciya-prosvescheniya

Тренировочные задания:

1. Расположите в правильной хронологической последовательности:

  • Декларация прав и свобод человека и гражданина.
  • Издание «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел».
  • Создание «Фауста» Гёте.
  • Создание романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».

Правильный ответ:

  1. Создание романа ««Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».
  2. Издание «Энциклопедии, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел».
  3. Декларация прав и свобод человека и гражданина.
  4. Создание «Фауста» Гёте.

Разбор задания:

Для начала необходимо определить эпоху, к которой относятся перечисленные события. В данном задании и две. К эпохе Возрождения относится создание Сервантесом романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», поэтому в данном перечне он будет самым ранним. Оставшиеся события произошли в эпоху Просвещения. Условной точкой отсчета можно взять Великую французскую революцию (1789 – 1799 гг.). Ей предшествовало издание «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел». Во время революции была провозглашена Декларация прав и свобод человека и гражданина, после — публикация «Фауста» Гёте.

2. Установите соответствие между деятелями Просвещения и их теориями.

Адам Смит

Категорический императив

Джон Локк

Концепции «экономического человека» и «естественного порядка»

Жан Жак Руссо

Теория разделения властей

Томас Гоббс

«Общественный договор»

Теория «просвещённого абсолютизма»

Правильный ответ:

Адам Смит

Концепции «экономического человека» и «естественного порядка»

Джон Локк

Теория разделения властей

Жан Жак Руссо

«Общественный договор»

Томас Гоббс

Теория «просвещённого абсолютизма»

Категорический императив

Разбор задания:

Чтобы установить правильное соответствие, необходимо иметь представление о содержании учения и сфере деятельности мыслителя. Так, например, Адам Смит был экономистом, поэтому ему принадлежит разработка концепции «экономического человека» и «естественного порядка». Джон Локк один из первых задумался о справедливом устройстве управления обществом, он стоял у истоков теории разделения властей. Жан Жак Руссо написал трактат «Об общественном договоре». Родоначальником теории «просвещённого абсолютизма», согласно которой монарх путем реформ устраняет устаревшие порядки жизни общества, считается Томас Гоббс.

Обязательная литература:

1. Волобуев О. В., Клоков В. А. и др. Россия в мире. Базовый уровень. 10 кл.: учебник/О. В. Волобуев, В. А. Клоков и др. – М.: Дрофа, 2018.

2. Сахаров А. Н., Загладин Н. В. История с древнейших времен до конца XIX века: учебник для 10 класса общеобразовательных организаций. Базовый уровень/А. Н. Сахаров, Н. В. Загладин. – М.: ООО «Русское слов – учебник», 2015. (Инновационная школа).

Дополнительная литература:

1. Изучение истории на профильном уровне в современной школе: сборник учебно-методических материалов/Под ред. доктора педагогических наук Е. Е. Вяземского. М.: ООО «ТИД «Русское слово — РС», 2006. 264с.

2. Шоню П. Цивилизация Просвещения. Екатеринбург-М.: У-Фактория, 2008. — 688с.

Электронные пособия:

1. Виртуальная школа Кирилла и Мефодия. Уроки отечественной истории. XIX–XX вв. М.: Кирилл и Мефодий: New media generation, 2006. 1 электрон, опт. диск (DVD-ROM).

2. Всеобщая история. Учебное электронное издание. М.: Кордис-Медиа, 2004. 1 электрон, опт. диск (CD-ROM)

Ресурсы Интернет:

Просвещённый абсолютизм //URL: https://w.histrf.ru/articles/article/show/prosvieshchionnyi_absoliutizm

Просвещение: эпоха с большой буквы

Просвещение не художественный метод, не направление, не стиль. Это явление более универсальное. О Просвещении принято говорить, что оно есть идеология. Иначе говоря, цельная и логичная (обманчиво логичная) система взглядов на всё на свете: на религию, науку, государство, общество, человека и все прочее, включая литературу и искусство. Некая точка зрения, с которой приверженец определённой идеологии смотрит на мир.

Говоря о Просвещении, мы имеем в виду целую эпоху. Поэтому это слово принято писать с большой буквы, как имя собственное. Сам термин (в оригинале – Illumination) принадлежит Иммануилу Канту. В 1784 году он написал статью «Что такое Просвещение?»

  1. У Просвещения как идеологии есть свой «пунктик», точка зрения, с которой просветители смотрят на мир: это разум. Просветитель всегда словно с Луны свалился или прибыл из какой-то чужой, неведомой страны, где все живут по рациональным законам. И когда он глядит вокруг себя, его раздражает неразумность, нерациональность самых простых, обиходных вещей, обычаев, законов и привычек. Просвещение склонно исправлять этот грешный, неразумный мир и переделывать в нём всё по законам Разума. Крайний вариант такой переделки – революция, но есть и более мягкие формы.
  2. Мало того, что просветители свято верили, будто абстрактный разум всегда прав, а абстрактные логические построения какого-нибудь доморощенного умника есть истина в последней инстанции. Главное в их взглядах – абсолютная уверенность в силе «разъяснительной работы». Просветители утверждают: все беды на земле от глупости, все преступления и дурные поступки происходят оттого, что людям не разъяснили хорошенько, что такое хорошо, а что такое плохо, как надо и как не надо поступать.

«Литературе ХVIII века было свойственно представление о том, что разумное слово способно творить чудеса. Бедствия мира происходят от неразумения, от того, что истина неведома людям. «Порочные» люди не видят того, что порок нелеп, а добродетель необходима и полезна. Стоит раскрыть людям глаза, и все пойдет хорошо: порочные немедленно исправятся, и жизнь людей станет прекрасной. Результаты такой операции должны сказаться мгновенно. Предполагалось, что несколько таких произведений могут успешно оздоровить общество».

Г.А. Гуковский «Очерки по истории русской литературы ХVIII века»

Вера в разум и в правильность идеологии обычно вбивается в умы намертво. А вот избавить людей от пороков удается как-то хуже. Никакие разъяснения не спасали, к примеру, от воровства и пьянства.

  1. Ключевой для Просвещения вопрос – откуда в человеке зло? Ответ «от первородного греха» отбрасывается просветителями сразу (как ненаучный, иррациональный и совершенно бесперспективный: против такой первопричины зла нравоучения не помогут). Эпоха Просвещения давала на этот вопрос два других варианта ответа.

1) Всё зло от невежества; люди не понимают своего истинного блага, им нужно его разъяснить. И, значит, главной целью всякого истинного «друга просвещения» является «преодоление с помощью разума тьмы невежества».

2) Всё зло от неестественности жизни, которая подчиняется нелепым предрассудкам и модам. Нужно вернуться к природе, к естественной жизни, и тогда все будут счастливы.

Вообще-то говоря, и невежество, и глупые неестественные обычаи способны принести огромный вред и сильно осложнить человеческую жизнь. Нам даже представить себе трудно, каково это было – жить в мире жестких сословных рамок (родился крепостным – всё) или носить, к примеру, корсет. Не признавать громоотводов, не прививаться против оспы и т.п. Так что во многих частностях просветители сослужили человечеству добрую службу (а вредили главным образом глобально).

  1. Эпоха Просвещения, пожалуй, впервые всерьез задумалась о педагогике, ее целях и приемах. XVIII век дал миру двух очень известных деятелей, создавших каждый свою педагогическую систему. Они как нельзя лучше иллюстрируют два взгляда на зло в человеке и предлагают два способа с ним бороться.

Один из них француз, Жан-Жак Руссо, писатель и философ, никогда «живьём» никого не учивший. Его главный тезис – вернуться к естественному человеку. Разворачивает он свои идеи в романе «Эмиль», где описывает эксперимент по воспитанию «правильных» людей. Начинается эксперимент, конечно, с того, что ребенка изолируют от родителей, чтобы те не передали ему весь набор привычек, взглядов и обычаев своей среды и эпохи. Метод же воспитания, который применялся к этому ребенку, называется «метод естественных последствий». Разбил миску – есть тебе не из чего. Учись делать другую сам. Сломал кровать – спи на полу или чини. Из воспитательной риторики Руссо надо запомнить два выражения: «естественный человек» (то есть не испорченный цивилизацией) и «естественное право». Второе имеет отношение уже к политике, а не к педагогике: Руссо считал, что в отношениях между людьми действует либо «общественный договор», либо «естественное право». Право выбирать или быть избранным в парламент – это результат общественного договора, согласно которому один член общества (депутат) получает полномочия что-то решать за других граждан. А право на жизнь, на отдых, на жилье – право естественное, и не людям, строго говоря, на него посягать.

Другой педагог – Джон Локк – решал вполне практическую задачу. Англия стала страной с огромными колониями. И чтобы ими управлять (в условиях часто чудовищно тяжелых), следовало прямо со школы начинать воспитывать железных английских джентльменов, волевых, физически выносливых, имеющих твердые принципы и умеющих им непреклонно следовать. Это Локк научил англичан есть на завтрак овсянку (сэр!) – потому что полезно. И вообще соблюдать режим дня неукоснительно. О спартанских условиях воспитания в английских школах можно почитать хотя бы в «Джейн Эйр» Ш. Бронте – а это школа для девочек. Локк не признавал наследственной разницы между способностями детей. Он исповедовал теорию «чистой доски» (tabula rasa): каким ребенка воспитают, таким он и станет. Если баловать, вырастет слабым, если закалять – сильным. Если внушать принципы – будет принципиальным, если нет – беспринципным. Если учить – станет умным и образованным, не учить – останется дураком. Вот и всё.

Между прочим, именно Просвещение ввело в моду так называемые робинзонады – истории о том, как проявляет себя человек, изолированный от общества и помещенный в естественные условия.

  1. Идеология заметнее всего в политике. Просветительская идеология в XVIII веке вылилась в две политические доктрины, причем диаметрально противоположные друг другу. Одна предлагала идеал просвещённой монархии, для достижения которого ничего ломать в мире не требовалось – только усовершенствовать уже имеющееся. Другая предлагала, наоборот, отменить (то есть сломать революционным путем) существующий общественный строй как нерациональный и построить «с нуля» некое Царство Разума (желание разрушить мир до основания, как видим, возникло задолго до нашей революции). Второй вариант был до какой-то степени реализован во Франции в самом конце XVIII века (Великая французская революция) и в Америке (война за независимость) и завершился созданием государства демократического. Первый был популярен в Пруссии и в России. (В Англии, по-видимому, победил просто здравый смысл).
  2. Идея просвещённой монархии была изложена немецким юристом и «политологом» Пуфендорфом. Петр I считал ее руководством к действию, читал и изучал его труды. Аллегория, изображающая государство – кораблём, монарха – штурманом, а подданных – матросами, прижилась именно с лёгкой руки Пуфендорфа. Ею и Пушкин пользовался («Моя родословная»). Каждый делает свое дело, каждый по-своему полезен, но все же порядок поддерживает один человек – тот, кто ведет корабль по проложенному им курсу. А остальные подчиняются. Можно привести слова В. Баевского о Ломоносове: идеалом для него была просвещённая монархия, идеальным героем  – Петр.

Петр I и в самом деле страстно осуществлял своею жизнью и деятельностью этот идеал – как умел. Кроме него, образ просвещённого монарха пытались воплотить Елизавета Петровна и Екатерина II. Последняя даже переписывалась с французскими просветителями-вольнодумцами, советовалась о насаждении Просвещения. Идея просвещённой монархии – логическое продолжение идей, лежавших в основе классицизма (иерархическая пирамида, на вершине которой один монарх – как один Бог на небе).

  1. Удивительно, что и у сторонников просвещённой монархии, и у революционеров относительно устройства государства был один и тот же принцип различения «добра и зла», плохого и хорошего. Принцип этот – польза, а соответствующий подход называется утилитарным. Однако главную пользу сторонники этих направлений понимали по-разному. Если для монархистов польза заключалась в исполнении указаний одного просвещенного человека (чем достигался, по их мнению, порядок), то для революционеров важно было упразднить сословное неравенство. Они согласны были учинить чудовищный революционный беспорядок, чтобы переустроить мир на основании разума и истинной справедливости. В чём она, по их мнению, заключалась?

Во-первых, в том, чтобы никакой человек не мог бы от рождения считаться выше другого. Люди от природы равны (тут заметен пафос Руссо, мысли о естественном человеке и его естественных правах).

Во-вторых, в том, что истинно полезным членом общества может считаться лишь тот, кто трудится и созидает, а не тот, кто только расточает. В наших (советских) источниках всегда подчёркивается, что революционно настроенные просветители в первую очередь боролись за политические права третьего сословия – то есть буржуазии (в основном крупной и богатой), которая хотела, чтобы её признали равной дворянству – или выше него. («Мещанин во дворянстве» в этом смысле очень показательная пьеса, хотя там ещё нет речи о революции – только о чувстве собственного достоинства, которое есть у буржуа Клеонта и отсутствует у буржуа Журдена).

В-третьих, в том, что монархия не есть идеальная форма правления, а наоборот, нелепая и неудобная. И нужно заменить её той или иной формой демократии. Революционеры всячески подчеркивали, что монархия – глупая форма правления, непродуманная, нерациональная.

  1. Очень острый вопрос – отношение просветителей к религии. Тут тоже все зависело от того, какую форму правления считали оптимальной просветители того или иного толка.

Просветители-революционеры полагали, что церковь поддерживает незыблемость монархий, а потому является врагом. А Бог не более чем выдумка, выгодная властям (для запугивания народа и подавления его церковным авторитетом). Духовенство, понятное дело, эксплуататоры и сребролюбцы, монахи – жирные бездельники и проч. Это желание опорочить веру (то есть предрассудки, несовместимые с научным взглядом на мир) и духовенство (то есть опору ненавистной власти и сословного неравенства) наши революционеры тоже позаимствовали у своих предшественников.

Были среди просветителей и те, кто считал религию по-своему полезной (а это главный критерий): она помогает держать подданных в узде. Циничный Вольтер (скорее революционер, чем монархист) бросил «крылатое слово»: «Если бы Бога не было, его следовало бы придумать». И в то же время просвещенные монархи вовсе не хотели уступать церкви какую-то часть своего влияния и власти. Очень резко написал об отношении к церкви Екатерины II молодой Пушкин (которого вскоре после этого обвинят в «афеизме»): «Екатерина явно гнала духовенство, жертвуя тем своему неограниченному властолюбию и угождая духу времени. Но, лишив его независимого состояния и ограничив монастырские доходы, она нанесла сильный удар просвещению народному. Семинарии пришли в совершенный упадок. Многие деревни нуждаются в священниках. Бедность и невежество этих людей, необходимых в государстве, их унижает и отнимает у них самую возможность заниматься важною своею должностию». По его словам видно, что он тоже просветитель: «просвещение народное» – главный аргумент в пользу веры и духовенства.

Оксана Смирнова

Что такое Просвещение и как оно изменило политику?

Оппозиция абсолютной монархии: Интеллектуалы, такие как Жан-Жак Руссо и Джон Локк, выдвинули идею, что ни один правитель не должен иметь неограниченную власть. Оба утверждали, что лидеры черпают свою власть не от Бога, а от людей. А Локк утверждал, что, если люди выступают против своего лидера, они имеют право заменить свое правительство тем, которое уважает их права.

Примечательно, что немногие мыслители Просвещения призывали к демократии в современном понимании этого термина.Многие интеллектуалы, такие как Вольтер, считали монархию лучшим способом достижения социальных, политических и экономических целей. Однако идея о том, что граждане могут привлекать к ответственности своих лидеров, была революционной.

Разделение властей: Барон де Монтескье утверждал, что власть не должна концентрироваться только в одном лице. Вместо этого он призвал к сбалансированному распределению власти между исполнительной, законодательной и судебной властями.

Мыслители эпохи Просвещения также призывали к разделению церкви и государства — идею о том, что правительство не должно вмешиваться в религиозные дела, и наоборот.Такие писатели, как Вольтер, резко критиковали огромное влияние религии на формирование европейской политики, которое способствовало конфликтам на континенте на протяжении нескольких поколений.

Свобода и личные права: Джон Локк представил идею о том, что все люди обладают естественными правами на жизнь, свободу и собственность. Он утверждал, что эти права неотчуждаемы, то есть они не могут быть отобраны или ограничены законом.

Призывы к защите прав человека способствовали росту религиозной терпимости в Европе, поскольку различные правительства начали предоставлять религиозным меньшинствам большую свободу вероисповедания.

Равенство: До Просвещения Европа была крайне неравной: влиятельные люди, известные как дворянство, обладали исключительными правами на владение землей, уклонение от уплаты налогов и привилегированные рабочие места, в то время как самые бедные члены общества боролись за выживание. Просвещение оспаривало это устройство, поскольку такие мыслители, как Локк, утверждали, что все люди созданы равными и что никто не должен рождаться с большей властью, чем другой.

Однако многие интеллектуалы считали, что такое равенство применимо только к белым мужчинам.Руссо считал, что такие группы, как женщины, этнические меньшинства и порабощенные люди, по своей сути уступают белым мужчинам. Тем не менее, маргинализированные группы часто использовали те же аргументы Просвещения, чтобы продвигать свои собственные доводы в пользу равенства. Английские мыслители, такие как Мэри Эстелл и Мэри Уоллстонкрафт, много писали в поддержку доступа женщин к тем же правам и возможностям, что и мужчины.

Капитализм свободного рынка: Шотландский экономист Адам Смит выступал против господствовавшей в то время экономической политики, такой как меркантилизм, когда каждая страна стремилась производить как можно больше внутри страны и как можно меньше импортировать из-за границы.Благодаря тщательному наблюдению и исследованиям Смит представил новаторские экономические теории — включая предложение и спрос, капитализм свободного рынка, сравнительные преимущества и минимальное регулирование — утверждая, что страны становятся богаче, когда они делают то, что у них лучше всего получается, и импортируют то, что они есть. нет. Эти идеи по-прежнему составляют основу международной торговли.

Где Просвещение вдохновило революцию?

По мере того как тексты эпохи Просвещения распространялись через Атлантику, их идеи вдохновляли на революции.

Политические и интеллектуальные лидеры тринадцати американских колоний Великобритании использовали ценности Просвещения, чтобы оправдать провозглашение независимости в 1776 году. После Американской революции эти принципы Просвещения, включая свободу, равенство и права личности, были закреплены в Конституции США, хотя многие из них Первоначально права были закреплены за землевладельцами-белыми мужчинами. Соединенным Штатам потребуется почти столетие, чтобы отменить институт рабства, и еще несколько десятилетий, чтобы предоставить женщинам право голоса.

Новости о революции в Соединенных Штатах, вдохновленной Просвещением, рикошетом разошлись по всему миру. В 1788 году Томас Джефферсон — тогдашний министр США во Франции — написал Джорджу Вашингтону, отметив, что Франция «была разбужена нашей революцией, они чувствуют свою силу, они просвещены, их свет распространяется и они не будут ретроградными». Действительно, в следующем году Франция пережила собственную революцию, которая в конечном итоге свергла монархию страны.

В 1791 году жители самой прибыльной колонии Франции — Гаити, тогда известной как Сен-Доминго, — начали требовать своего права на свободу и равенство.Число порабощенных гаитян на острове в десять раз превышало число рабовладельцев. После тринадцатилетней войны гаитяне победили французов и основали первую республику под руководством черных. Европейские державы, однако, не сразу признали Гаити в качестве независимой страны и вместо этого вынудили Гаити выплатить репарации Франции в течение более чем ста лет.

В начале 1800-х годов просвещенные лидеры, такие как Симон Боливар, возглавляли движения за независимость в Боливии, Колумбии, Эквадоре, Перу и Венесуэле.Однако, хотя революционеры обещали ликвидировать расовую и социальную иерархию колониальной эпохи, независимость редко приводила к равенству. Вместо этого лидеры часто увековечивали те же неравные, недемократические системы, которые приносили пользу элите землевладельцев.

По всей Латинской Америке — как и в Соединенных Штатах, Франции и Гаити — ценности Просвещения начали движение к более справедливым и равноправным обществам, но многим странам потребуются поколения, чтобы полностью осознать эти идеалы.

Где мы видим ценности Просвещения сегодня?

Более чем через три столетия после того, как Джон Локк написал об отношениях между людьми и их правительством, основные принципы его сочинений и его современников эпохи Просвещения продолжают формировать общество. Например, многие из сильнейших демократий мира активно поддерживают свободу, равенство и права личности через свои законы и нормы.

Но точно так же, как лидеры не повсеместно принимали идеи Просвещения во времена Локка, то же самое верно и сегодня.

Многие общества, прежде всего авторитарные страны, активно отвергают некоторые или большую часть основополагающих принципов Просвещения. Правительства таких стран, как Китай, Египет, Иран, Северная Корея, Россия и Саудовская Аравия, подавляют гражданские свободы, выступают против свободных и справедливых выборов, отвергают предполагаемые ограничения своей власти и — в некоторых случаях — игнорируют разделение церкви и государства.

Идеи Просвещения подверглись нападкам даже в демократических странах, таких как Бразилия, Венгрия, Филиппины и Турция. Лидеры там пытались усилить свою власть, подрывая политические свободы и гражданские свободы в тенденции, известной как отступление от демократии. В результате с 2005 по 2019 год мир с каждым годом становился все менее свободным и менее демократичным.

Соединенные Штаты также долгое время изо всех сил пытались принять все принципы Просвещения. Неравенство и системный расизм остаются серьезными проблемами, и сохраняется резкое неравенство в доступе к жилью, благосостоянию, образованию и здравоохранению.Более того, многие в Соединенных Штатах отвергают факты и научные исследования; бывший президент Дональд Трамп, например, неоднократно отталкивал ведущих научных экспертов, одобряя недоказанные методы лечения COVID-19. А 6 января 2021 года свободные и справедливые выборы в стране подверглись прямому нападению, когда вооруженные мятежники — многие из которых были связаны с сторонниками превосходства белой расы — штурмовали Капитолий США, стремясь свести на нет результаты президентской гонки.

Хотя испытания колдовства больше не являются нормальной частью жизни во всем мире, многим странам еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем полностью воплотят в жизнь основополагающие принципы Просвещения.

Просвещение и его критики1

Просвещение, часто именуемое «Эпохой разума», иногда обозначается французскими историками как 1715 год, смерть Людовика XIV и 1789 год, начало Французской революции. Французы называли восемнадцатый век как le Siècle des Lumières; немцы, как Aufklärung ; итальянцы, как L’Illuminismo ; польский, as Oświecenie ; и испанский, как La Ilustración .Сегодня стало обычным делом говорить о «долгом» восемнадцатом веке, состоящем из Раннего Просвещения (1685–1730), Высокого Просвещения (1730–1780) и Позднего Просвещения (1780–1815). 2 «Просвещение» как означающее, занимало почетное место в европейской интеллектуальной истории, синоним развития общественного разума, светского либерализма, демократии и средоточия современности, но лишь недавно критика начала пересматривать историческую категорию « Просвещение «с точки зрения его географии и истории, но также и с точки зрения его исторического значения как великого повествования, посредством которого европейцы и американцы создают свое собственное историческое представление о себе на службе« западной истории ».

Стандартное общепринятое мнение состоит в том, что Бэкон, Гоббс и Декарт, наряду с «естествоиспытателями» научной революции Галилеем, Кеплером и Лейбницем, были важными предшественниками. Согласно стандартному описанию, Просвещение восходит к Англии в 1680 году и к публикации двух текстов — Исаака Ньютона (1686) Principia Mathematica и Джона Локка (1689) «Очерк о человеческом понимании». Период высокого просвещения сосредоточен на французских «философах», включая Вольтера, Руссо, Монтескье, Бюффона и Дидро, охарактеризованных Вольтером (1764) Философский словарь и Дидро Энциклопедия (1751–77).В этот период и Томас Пейн, и Томас Джефферсон, отец-основатель американской конституции, взяли на вооружение идеи Просвещения, особенно идеи Локка, как основу концепции американского общества. В так называемом позднем Просвещении доминировал Иммануил Кант (1724–1804), чей Критика чистого разума (1781), наряду с другими его критическими анализами ( Критика практического разума , 1788; Критика суждения , 1790). ), стали рассматриваться как монументальные работы, положившие начало современной философии, стремясь определить пределы разума и метафизики, то есть, какие утверждения разум может надежно обосновать.Часто Мэри Уоллстонкрафт (1759–1797) включается в историю как философ о равенстве и правах женщин.

Стандартный краткий взгляд на Британская энциклопедия выражается в следующих терминах:

Просвещение, французский siècle des Lumières (буквально «век Просвещенных»), немецкий Aufklärung, европейское интеллектуальное движение 17-го и 18-го веков. в котором идеи о Боге, разуме, природе и человечности были синтезированы в мировоззрение, получившее широкое признание на Западе и спровоцировавшее революционное развитие в искусстве, философии и политике.Центральное место в мысли Просвещения занимало использование и прославление разума, силы, с помощью которой люди понимают вселенную и улучшают свое собственное состояние. Целями рационального человечества считались знания, свобода и счастье. https://www.britannica.com/event/Enlightenment-European-history

Уильям Бристоу (2010) начинает свою статью «Просвещение» для Стэнфордской энциклопедии философии с сосредоточения внимания на французских философах :

Сердце восемнадцатого века Просвещение — это свободно организованная деятельность выдающихся французских мыслителей середины восемнадцатого века, так называемых философов (e.г. Вольтер, Д’Аламбер, Дидро и Монтескье). Философы составляли неформальное общество литераторов, которые сотрудничали в рамках свободно определенного проекта Просвещения, примером которого является проект Энциклопедии …. Однако есть примечательные центры Просвещения и за пределами Франции. Существует знаменитое шотландское Просвещение (ключевые фигуры — Фрэнсис Хатчесон, Адам Смит, Дэвид Хьюм, Томас Рид), немецкое Просвещение ( die Aufklärung , ключевые фигуры которого включают Кристиана Вольфа, Моисея Мендельсона, Дж.Э. Лессинг и Иммануил Кант), а также другие центры мыслителей Просвещения и Просвещения, разбросанные по Европе и Америке в восемнадцатом веке. https://plato.stanford.edu/entries/enlightenment/

Вслед за Д’Аламбером Бристоу изображает, что Просвещение «берет свое начало в научной революции XVI и XVII веков» и в его успехах в описании и объяснении. живой мир. Он также утверждает, что «Просвещение часто ассоциируется с его политическими революциями и идеалами, особенно с Французской революцией 1789 года», заменяя режим ancien разумным порядком гражданского общества. Вместо периода Бристоу упоминает, что мыслители Просвещения воспринимали Просвещение как состояние ума, как набор философских и духовных процессов, лучшим примером которых является эссе Канта (1784 г.) «Ответ на вопрос: что такое Просвещение?», Где он называет это «освобождением человечества от незрелости, порожденной им самим»; «Незрелость — это неспособность использовать собственное понимание без руководства другого».

Эссе Канта было отправлено по приглашению немецкого периодического издания Berliniische Monatsschrift , ежемесячного журнала, редактируемого Йоханом Эрихом Бистером и Фридрихом Гедике, в ответ на вопрос, заданный годом ранее преподобным Йоханом Фридрихом Цоллером, прусским правительственным чиновником. Его вопрос «Что такое Просвещение?» Был адресован интеллектуальному сообществу в целом. Кант дает свой ответ в первой строке своего ответа: «Просветление — это выход человека из его собственной незрелости», и он восклицает «Sapere aude» (Не бойтесь думать самостоятельно!) Как девиз Просвещения. В первую очередь речь идет о смелости, и Кант, моральная система которого основана на концепции автономии, предполагает, что люди должны отказаться от своего зависимого и детского статуса и думать самостоятельно, а не полагаться на Церковь или Государство.Только через использование общественного разума люди могут стать свободными и научиться доверять своим собственным аргументированным суждениям. Метафора выхода из незрелости сразу же вызывает в памяти образование как развитие интеллекта и использование разума. Он также вводит различие между детьми и взрослыми, предполагая, что цель образования состоит в том, чтобы побудить детей стать полностью независимыми моральными людьми. Но идея выхода Канта также несет в себе историческую или эволюционную ноту для человеческого вида.

Моисей Мендельсон, немецкий еврейский философ, который был влиятельной фигурой в еврейском Просвещении ( Haskala ), три месяца назад ответил на тот же вопрос в том же периодическом издании, открываясь этим абзацем, впервые переведенным Джеймсом Шмидтом. :

Слова «просвещение», «культура» и «образование» пришли в наш язык впервые. В настоящее время они принадлежат только литературному дискурсу. Массы с трудом верят, что понимают их. Доказывает ли это, что эти вещи для нас тоже новы? Я не верю.О некоторых людях говорят, что у них нет конкретного слова для обозначения «добродетели» или для обозначения «суеверия», и тем не менее им можно справедливо приписать немаловажную меру того и другого. https://persistentenlightenment.com/2014/03/18/moses-mendelssohn-on-enlpting-the-mind/

Мендельсон пишет далее

Цивилизацию можно разделить на культивирование и просвещение общественного мнения, первое из которых кажется быть главным образом практичным и состоять из утонченности, красоты и совершенства в механике, в искусствах и в манерах общества талантов и трудолюбия в искусстве, а также моральных наклонностей и склонностей….

Мендельсон в соответствии со своим рационализмом выступает за либерализацию иудаизма и отмену принудительной власти иудаизма, оставаясь при этом верным еврейской традиции. И Кант, и Мендельсон являются важными фигурами в развитии политического либерализма и либерального образования, но оба воплощают идею о том, что Просвещение — это единая идея, единый процесс и единое повествование.

Историография эпохи Просвещения

В важном очерке Дж.Г. А. Покок (2008, с. 84), посвященный историографии Просвещения, пишет

«Просвещение» — это слово или означающее, а не единичный или универсальный феномен, который оно постоянно означает. Не существует единого или универсального явления, которое можно было бы описать как «Просвещение»….

Он утверждает, что, несмотря на наличие важных связей между различными применениями термина, «их нельзя свести к единому повествованию». Не существует единого описания, а есть только набор способов говорить об этом.В этом первоначальном контексте Покок ссылается на книгу Джона Робертсона (2005) «Дело просвещения: Шотландия и Неаполь, 1680–1740 », который приписывает этот термин сначала Неаполю, а затем Шотландии, чтобы описать «моральную философию, которая сделала людей способными жить в обществе без нуждаясь в обращении к Богу, а затем с помощью политической экономии, которая развила их способности в контексте истории и торговли »(стр. 84). Он также рассматривает возможность «протестантского Просвещения», подчеркивая «историзацию дебатов о природе Христа» как аспект рациональной критики в христологии, религиозной истории и текстуальной критике со ссылкой на Жана Ле Клерка, который заменил богословие историей богословия. таким образом историзуя его как дискурс «естественного» человеческого общества.Подводя итоги грубо, результатом стало то, что Христос стал объектом исторической критики, а философия была расширена до « гражданской философии » с помощью политической экономии, чтобы предположить, что история « естественного » общества не нуждалась в гипотезе Бога: рост гражданского общества не требовал богословского обоснования. Покок (2008, с. 95) приводит свой аргумент:

Для этого писателя специфика «Просвещения» лучше проявляется в его множественности, чем в его единстве; есть больше и богаче Просветление, если есть много и разнообразных Просветлений, чем если бы оно сводилось к единственному процессу.В данном случае одним из видов Просвещения был вопрос о том, необходим ли Бог для общества, другим — вопрос о том, продолжает ли какая-либо церковь существовать Бога как человека.

Если «западная история» касается «вытеснения напуганного» и «сведения божественного к человеку», Покок (2008, с. 96) поднимает вопрос о том, что считается историей, особенно когда просвещенные европейцы изучали китайскую цивилизацию. . Считается ли история конфуцианского Китая историей мыслителей Просвещения? Примечательно, что и Вольтер, и Лейбниц видели в Китае древнюю цивилизацию, обладающую мудростью, которой не хватало Западу.Бейль и Монтескье о Китае предполагают, что мыслители эпохи Просвещения пытались примирить этический универсализм и культурное разнообразие с ограниченным успехом. Неоконфуцианская мысль была оценена мыслителями Просвещения как идеальная деистическая система и оказала влияние на секуляризм, включая идею государственной службы. Беттина Брандт (2016) утверждает: «В течение восемнадцатого века европейские интеллектуалы перешли от восхищения Китаем как утопическим чудесным местом к презрению как отсталому и деспотическому государству.Этот поворот произошел из «просветительских концепций политической идентичности и собственной растущей глобальной мощи Европы» и стал основой немецкого ориентализма и истоков современной теории рас. В целом, однако, историки Просвещения считали Китай не обладающим историей, потому что считалось, что он не прогрессировал, скорее, он рассматривался как определенная вневременность и отсутствие истории, сводимой к рациональному пониманию. Эти взгляды стали более выраженными у Канта и Гегеля.Гегель, например, пишет: «История мира путешествует с Востока на Запад, ибо Европа — это абсолютный конец Истории, Азия — начало» (Гегель, 1837/1953). Для Гегеля история западной современности тесно связана с концепцией западного государства и историей китайского правительства как историей деспотического государства. Китайская история считалась статичной и недиалектической. Те же этноцентрические и расистские допущения искажали представления эпохи Просвещения о всемирной истории, в которых превозносились характеристики европейского «прогресса» как вершины развития и поощрялись неблагоприятные сравнения с другими частями мира.

Историография эпохи Просвещения — это не только вопрос «многих, а не одного» — о множественности тем Просвещения, но и ее концептуальных вариаций (например, музыкальной партитуры), которая вызывает аргумент Витгенштейна (1953) о «семейном сходстве», который в эффект указывает на перекрывающиеся концепции, не имеющие сути. Хотя, конечно, мы можем говорить об истории идей Просвещения о свободе, равенстве, науке, автономии, рационализме и т. Д. И их различных комбинациях и парадоксах, которые они могут порождать, одним из ключей к раскрытию их концептуальных ресурсов является исследовать их социальное происхождение и историю, то есть то, как они жили и переживали.Историография также естественно поддается интерпретации исторических документов и интерпретации как истории, которая может рассказывать историю с разных точек зрения — женщин, детей, неевропейцев, тех европейцев, которые не принадлежат к имперским державам Франции или Великобритании. и Германия. Такая историография раскрывает не только множественные и иногда противоречивые описания Просвещения, но и его темную сторону. Известно, что Хоркхаймер и Адорно (1947) ссылались на «диалектику Просвещения».Хотя он был направлен на освобождение людей, инструментальный разум Просвещения поработил человечество и привел к гибели большого числа людей. Нацистский холокост не стал исключением. Они утверждали, что разум стал иррациональным. Однако они не отвергают Просвещение, но указывают на его двойную природу с точки зрения формирования: «Миф уже есть просвещение, а просвещение возвращается в мифологию» (стр. Xviii). Другие воспевали «темное Просвещение», которое стало мотивом тех, кто хотел превратить Ницше в философа альт-правых. 3 Идея и история Просвещения по-прежнему активны в философии и политике сегодня, но историография Просвещения показывает, что в то время и после были подняты голоса против Просвещения, начиная с Вико и Ницше.

Темная сторона Просвещения

Утверждение, что Просвещение было расистским и домом современного расового мышления, создало бурю, побуждая нас противостоять нашим сконструированным историям Просвещения, признавая его темную сторону.Боуи (2018) начинает свою статью для Slate

. Просвещение переживает своего рода ренессанс. Горстка центристских и консервативных писателей вернула интеллектуальное движение 17-18 веков в ответ на национализм и этнические предрассудки справа и релятивизм и «политику идентичности» слева. Среди них Джордан Петерсон, канадский психолог, который считает себя оплотом против сил «хаоса» и «постмодернизма»; Стивен Пинкер, когнитивный психолог из Гарварда, который в книге Enlightenment Now выступает за оптимизм и человеческий прогресс против тех, «кто презирает просветительские идеалы разума, науки, гуманизма и прогресса»; и консервативный эксперт Джона Голдберг, который в Самоубийство Запада выступает в защиту капитализма и либерализма Просвещения, двух сил, которые он называет «Чудом» для создания процветания Запада.https://slate.com/news-and-politics/2018/06/taking-the-enlightenment-seriously-requires-talking-about-race.html

Для Пинкера и Петерсена «Просвещение» — это прямая история о прогресс », прославляя западный рационализм, науку и классический либерализм, но забывая или игнорируя наиболее неприятные эпизоды. Полемическая работа Пинкера (2018) является продолжением высокого уровня оптимизма The Better Angels of Our Nature (2011), который отмечает Просвещение ради «цели максимизации человеческого процветания — жизни, здоровья, счастья, свободы, знаний и т. Д.». любовь, богатство опыта.Проблема в том, что Пинкер не зацикливается на многолетних исследованиях Просвещения или аргументах, разработанных учеными на протяжении многих лет, а представляет данные, основанные на фактах. 4 Его интерпретация Ницше бросает вызов всем научным условностям: он пишет о «геноцидном бреде» Ницше, который «вдохновил романтический милитаризм, который привел к Первой мировой войне и фашизму Второй», а также стал «нацистским придворным философом». — «Ницше был источником вдохновения для релятивистов повсюду», «Отказ от искания истины среди ученых и мыслителей Просвещения».Хотя он может приписать и назвать некоторых из тех, на кого повлиял Ницше — Хайдеггера, Сартра, Деррида, Фуко, — Пинкер на стороне Просвещения и против всех последователей Ницше и тех, кто хочет исследовать историческое самооценку Просвещения. Жалко, что он не прочитал эссе Фуко о Просвещении.

Другой пользующийся спросом психолог, который, напротив, является другом Ницше, хотя его любимой мишенью для резкой, но неосведомленной критики является «постмодернистский неомарксизм». Он извлекает Ницше, который подкрепляет его защиту «классического либерализма», граничащего с фашизмом для поддержки альтернативных правых, и он использует его для критики «постмодернистских левых», не читая и не вступая в какую-либо критику из канона Ницше. 5 Его коллега Рональд Байнер (2018) в книге Опасные умы: Ницше, Хайдеггер и возвращение ультраправых прослеживает философские корни альтернативных правых, включая Ричарда Спенсера, Александра Дугина и Стива Бэннона, до работ Ницше и Хайдеггер и их отрицание Просвещения и либеральной демократии.Байнер (2018, стр. 24) пишет: «Западная цивилизация идет ко дну из-за слишком большого внимания истине и рациональности и слишком большого внимания равному человеческому достоинству». Он демонстрирует такое же истерическое прочтение Ницше, как и Пинкер в своей героической защите Просвещения от бедствия Ницше. 6

Что интересно в этих современных вмешательствах, касающихся Просвещения и его ницшеанской критике, так это то, что они подпитывают как интеллектуальные источники Ницше для альт-правых, так и левых, а также страстную защиту Просвещения со стороны те, кто хотят видеть себя защищающими либерально-демократический образ жизни. Ницше жив и здоров и бросает в бой динамитные шашки. Это также возрождение вопроса о Просвещении, но в большинстве случаев полемика была отрезана от большей части традиции Просвещения и критики Ницше последних двух сотен лет. Это позиции в чистом виде, так сказать, сделанные прямо со страницы, без посреднической мудрости текстуальной критики. Эти современные критики как бы смотрят носом на историю, гуманитарные науки и критику.Напротив, я чувствую себя обязанным даже в рамках этого краткого эссе дать признание, по крайней мере, некоторым из великих ученых и интерпретаторов, которые работали ранее. Конечно, как мы увидим, каждый великий философ вызывает сочувственную и резкую критику.

Исайя Берлин (1954) написал Эпоха Просвещения , положив начало новому направлению в интеллектуальной истории. Его история была неравномерной: в центре внимания были английские писатели Локк, Юм и Беркли в ущерб французским философам (за исключением Вольтера).Как отмечает Ричи Робертсон (2017) в своем блоге Фонда Вольтера: «Во всех последующих ссылках Берлина на Просвещение эта утопическая доктрина появляется снова. Просвещение олицетворяет надежду изменить мир посредством рационального образования и привести человечество к идеальному обществу »(https://voltairefoundation.wordpress.com/2017/04/18/isaiah-berlin-and-the-enlightenment/). Недавняя коллекция Броклисса и Робертсона (2016) Исайя Берлин и Просвещение критикует берлинские чтения мыслителей Просвещения. 7

И до, и после Берлина было настоящее излияние книг о Просвещении. Один источник идентифицирует 224 работы, часто посвященные отдельным философам Просвещения. 8 Существует набор классических интерпретаций или работ по интеллектуальной истории и ряд недавних дополнений, которые сосредоточены на том, почему все еще имеет значение, Энциклопедия , основы современной эпохи, исламское Просвещение, религиозное Просвещение, американское Просвещение и демократическое Просвещение. 9

Берлин ввел термин «контрпросвещение» для описания множества направлений мышления, зародившихся в конце восемнадцатого века, которые критикуют темы Просвещения и выступают в качестве предшественников немецкого романтизма девятнадцатого века. Дело в том, что и Джамбаттиста Вико (1668–1744), и Ницше были критиками Просвещения, но также были связаны с ним. В таких работах, как « De Antiquissima Italorum Sapientia», « Vico» (1710), выступал как против картезианской метафизики, так и против распространения современного рационализма.И в Scienza Nuova ( The New Science , 1725) он возвращается к досовременной форме рассуждения, положив начало современной историографии, философии истории, основанной на методе нарратива. Как и Маркс, Вико видел достижение равенства не с точки зрения интеллектуальной истории идей, а в результате классовой социальной борьбы. Мысль Ницше (1844–1900) — это не что иное, как всеобъемлющая атака на мысль Просвещения, которая также положила начало одному из последних и наиболее важных возрождений Ницше и его критики Просвещения в работах Мишеля Фуко, Жиля Делёза, Жака Деррида, Сары Кофман и другие.

Льюис Калл (1995) Ницше как критик и пленник Просвещения (https://scrye. com/∼station/discesses.html) предоставляет полезный набор идей, которые исследуют критику Ницше утопизма Просвещения, особенно его веру в «прогресс», его нападки на истоки Просвещения, особенно картезианской рациональности, его критика Руссо (которую Ницше называет Ницше против Руссо), его критика рациональной системы морали Канта, основанной на автономном субъекте, которая также используется для нападок на политический системы дня и его критика рациональности и научного метода девятнадцатого века.Комментарии Call (1995)

Ницше дает нам подробную и последовательную критику Просвещения на нескольких уровнях. Он атаковал как раннее Просвещение семнадцатого и восемнадцатого веков, так и более позднее Просвещение своего собственного девятнадцатого века. Он атаковал просвещенный идеал рациональности и рационального, автономного субъекта; он продолжил критику политики этого предмета. Он добавил к этой критике нападение на научный рационализм и культ прогресса.

И все же, что наиболее важно, Калл (1995) также отмечает, что Ницше не избежал Просвещения:

Хотя он постоянно критиковал тенденцию Просвещения ставить рациональность превыше всего остального, Ницше часто выражал неохотную, а иногда и восторженную признательность за нее. возможности менее исключительного вида рациональности. Его неустанная атака на общепринятые идеи Просвещенной субъективности не помешала ему разработать радикально новую концепцию индивидуальной самости, которую он назвал сверхчеловеком.Его нападки на мировоззрение просвещенных ученых не мешали ему использовать научную строгость в своей работе. А по вопросу о прогрессе критика Ницше была особенно ограниченной.

Делез (1962) Ницше и философия и конференции, организованные Делезом в 1970-х годах, стали платформой для нового французского Ницше, который вдохновил радикальный недиалектический и позитивный стиль философии, который отошел от Просвещения и поднял проблемы со многими из них. его заветные убеждения.Фуко между Кантом и Ницше и под влиянием книги Делёза видел в Ницше генеалогического философа, который помог ему переосмыслить концепцию власти как по отношению к истине, так и по отношению к субъекту.

В своем «Что такое Просвещение?», Почти таком же известном, как эссе Канта, Фуко (1984) 10 , размышляя о философии настоящего, пишет:

Теперь то, как Кант ставит вопрос о Aufklärung , совершенно иное. : это не мировая эпоха, к которой человек принадлежит, не событие, знамения которого воспринимаются, и не начало достижения.Кант определяет Aufklärung почти полностью отрицательно, как Ausgang , «выход», «выход».

И он идет по

. Кант сразу указывает, что «выход», характеризующий Просвещение. это процесс, который освобождает нас от статуса «незрелости». Под «незрелостью» он подразумевает определенное состояние нашей воли, которое заставляет нас принимать чью-то власть вести нас в областях, где использование разума необходимо … Он характеризует его как явление, непрерывный процесс; но он также представляет это как задачу и обязанность.С самого первого абзаца он отмечает, что мужчина сам несет ответственность за свой незрелый статус.

Фуко комментирует проведенное Кантом различие между публичным и частным разумом, предполагая, что «разум должен быть свободен в своем публичном использовании и должен быть покорным в своем частном использовании», и задает вопрос: «Мы легко можем увидеть, как универсальное использование разума ( помимо какой-либо частной цели) является делом самого субъекта как индивидуума . .. но как обеспечить публичное использование этой причины? »Как он объясняет, проблема выглядит как политическая:« публичное и свободное использование автономных разум будет лучшей гарантией послушания при условии, однако, что политический принцип, которому необходимо подчиняться, сам будет соответствовать универсальному разуму.

Фуко представляет определение Канта как антропологию разума, своего рода эволюционный шаг вперед для человечества, связывая его с тремя Critiques

моментами, когда человечество собирается использовать свой собственный разум, не подчиняясь ему. любой авторитет; теперь именно в этот момент критика необходима, поскольку ее роль заключается в определении условий, при которых использование разума правомерно, чтобы определить, что можно знать, что необходимо сделать и на что можно надеяться.

Фуко рассматривает текст Канта как отражение настоящего и истории политической эволюции человечества, которую Фуко называет «отношением к современности». И он объясняет дальше

Я знаю, что о современности часто говорят как об эпохе или, по крайней мере, как о наборе черт, характерных для эпохи; Расположенный в календаре, ему будет предшествовать более или менее наивный или архаический домодерн, а за ним следует загадочный и тревожный «постмодерн». И тогда мы обнаруживаем, что задаемся вопросом, является ли современность продолжением Просвещения и его развитием, или же мы должны рассматривать это как разрыв или отклонение от основных принципов XVIII века.

Творческая философская интерпретация Фуко использует текст Канта, чтобы отвергнуть стандартную историческую периодизацию — Просвещение, Современность — чтобы переориентировать внимание на культивирование установки

Оглядываясь на текст Канта, я задаюсь вопросом, можем ли мы рассматривать современность скорее как установку, чем как установку. период истории. И под «отношением» я имею в виду способ отношения к современной реальности; добровольный выбор определенных людей; в конце концов, образ мыслей и чувств; способ действия и поведения, который одновременно отмечает отношение принадлежности и представляет собой задачу. Немного, без сомнения, как то, что греки называли этосом. И, следовательно, вместо того, чтобы пытаться отличить «современную эру» от «домодерна» или «постмодерна», я думаю, что было бы более полезно попытаться выяснить, как позиция модерна с момента своего образования оказалась в затруднительном положении. с установками «контрсовременности».

Задержавшись над текстом Канта, Фуко завершает первую половину своего эссе словами:

Я пытался подчеркнуть, что нить, которая может связать нас с Просвещением, — это не верность доктринальным элементам. , а скорее перманентная реактивация позиции — то есть философского этоса, который можно было бы охарактеризовать как перманентную критику нашей исторической эпохи.

Во второй половине эссе он продолжает характеризовать этот этос таким образом, который действует как «постоянная критика самих себя», чтобы «избежать всегда слишком поверхностных путаниц между гуманизмом и Просвещением». Вместо простого уравнения: Западное образование = Просвещение (или какая-то его версия . .. «должно быть основано на принципах Просвещения» — может быть, даже «мы должны учить Просвещению как основе современности, или Западное образование = гуманизм Просвещения), мы могли бы серьезно отнестись к Фуко и принять критический этос, который «по-прежнему влечет за собой веру в Просвещение».

Философское повествование эпохи Просвещения на этом не заканчивается (или, к счастью, Пинкером). Во Франции новое поколение философов, включая Марселя Гоше, Пьера Манента, Люка Ферри и Алена Рено, приняло основные принципы либеральной демократии против критиков либерального общества. Культура критики, воплощающая кантовское понятие критики и исторические нормы интерпретации, демонстрирует, что Просвещение — это не просто глава интеллектуальной истории, но живая сила.

Книга Стивена Пинкера «Просвещение сейчас» стала большим хитом. Жаль, что Просвещение неправильно.

Между «фальшивыми новостями», укоренившимся пристрастием и отказом от научных открытий по различным вопросам, от изменения климата до насилия с применением огнестрельного оружия, похоже, что мы находимся в эпицентре интеллектуального кризиса определенного типа: сейчас существует много неопределенности относительно того, как мы можем уверенно «знать» то, что считаем правдой.

Ученые назвали бы это «эпистемическим кризисом». И из-за этого кризиса вопросы о Просвещении и его наследии перешли из академических кругов в мейнстрим.

В то время, когда кажется все труднее и труднее согласовать факты, несмотря на идеологические разногласия, наша ностальгия по разуму и оптимизму Просвещения имеет смысл. В конце концов, Просвещение дает убедительный набор ответов на то, как разрешить такой кризис, а именно, путем применения разума и научного метода.

Тем не менее, между учеными и экспертами возник разногласие по поводу того, как рассказывать историю Просвещения и что Просвещение означает для нас сегодня.Ключевой точкой возгорания является неожиданно интенсивный конфликт между Стивеном Пинкером, когнитивным психологом из Гарварда и автором широко обсуждаемой книги Enlightenment Now , и учеными факультетов истории, английского языка и философии, такими как я, которые профессионально изучают этот период.

Enlightenment Now использует впечатляющий массив исторических данных об ожидаемой продолжительности жизни и других показателях благополучия, чтобы доказать, что, вопреки распространенному мнению о том, что мир находится в плохой форме, с тех пор мы действительно стали свидетелями значительного прогресса, и потому что Освящение, Просвещение. В продолжение его более ранней книги The Better Angels of Our Nature , в которой утверждается, что насилие резко снизилось в долгосрочной перспективе, Enlightenment Now снова приводит аргументы в пользу человеческого прогресса, если даже более убедительно.

Enlightenment Now вызвал много критики, некоторые из которых были резкими, а некоторые просто язвительными. Эта критика исходила от критиков-универсалов, а также от людей, зарабатывающих на жизнь изучением Просвещения.Но когда его спрашивают об антипатии, которую вызывает его книга, Пинкер объединяет всех критиков, будь то «интеллектуальные ученые мужи», «культурные критики» или ученые, изучающие Просвещение на гуманитарных факультетах. Он видит нас всех как проявление К.П. «Вторая культура» Сноу — гуманитарные науки, ориентированные на повестку дня, в отличие от «аналитических рассуждений». По словам Пинкера:

Некоторые [купорос] защищают территорию: некоторые интеллектуальные мужи, культурные критики, литературные интеллектуалы, профессора гуманитарных наук и другие члены C. «Вторая культура» П. Сноу возмущена вторжением науки, данных и количественной оценки на территории, традиционно отгораживаемые и оспариваемые ими. Удивительно много культурных пессимистов, презирающих идеалы разума, науки, гуманизма и прогресса эпохи Просвещения. Они предпочитают герменевтику [интерпретацию текста] аналитическим рассуждениям (одна из причин, по которым они симпатизируют религии, даже если они атеисты), оценивают потребление элитарного искусства (в отличие от благополучия массы человечества) как высшее морального блага и верят, что западная цивилизация находится на грани краха и настолько упадочна и дегенерирует, что все, что вырастет из руин, обязательно станет улучшением.

Пинкер изображает ученых Просвещения, критикующих Enlightenment Now , как «культурных пессимистов», противников «западной цивилизации», но это гиперболично и в основном неверно.

Оказывается, что сами мыслители эпохи Просвещения, не говоря уже о современных критиках Пинкера, имели совсем другие идеи о прогрессе, чем сам Пинкер. Дэвид А. Белл, принстонский историк Просвещения Франции, заметил, что «поскольку [Пинкер] не занимается каким-либо серьезным анализом авторов Просвещения, он избегает серьезного оспаривания того неудобного факта, что самые популярные из них, безусловно, Жан-Жак Руссо был яростным критиком большинства форм прогресса.”

Руссо беспокоился о том, что развитие цивилизации в соответствии с разумом платит за это моральную деградацию. Белл далее отмечает, что «большинство мыслителей эпохи Просвещения не противопоставляли разум религиозной вере». Исаак Ньютон, например, написал многочисленные разъяснения отрывков из Библии и придерживался монотеистической веры в верховного творца природного мира, законы которого Ньютон, как известно, концептуализировал.

В то время как Белл сомневается в том, что Пинкер не был вовлечен как в выдающиеся, индивидуальные идеи Просвещения, так и в более широкие направления мысли Просвещения, другой историк Просвещения, Дэвид Вуттон, указывает, что не только идеи, которые характеризуют Просвещение, но также и «социальные аспекты». и культурные условия, в которых они процветают.Например, «Просвещение… требовало международной республики писем, которая могла бы обходить цензуру путем контрабанды книг».

Другими словами, приписывая идеям, как это делает Пинкер, без внимания к историческому контексту того, как эти идеи были созданы, рискует преуменьшить важность других факторов — законов, норм, экономических условий, социальных движений — которые помогли осуществить Просвещение, как мы знаем. Это.

Эти критические замечания в адрес Enlightenment Now далеки от взмахов руками, контрпросветительского безумия; это разумные аргументы, сделанные знающими профессионалами о том, что нужно доказать, чтобы дать убедительный отчет о влиянии Просвещения.

Таинственная вражда между Пинкером и людьми, изучающими интеллектуальный период, который он почитает

Эта битва между Пинкером и учеными Просвещения на некоторых уровнях вызывает недоумение. В конце концов, почему бы кому-то вроде Пинкера, борца за эпоху, не уживаться с кучкой ученых Просвещения? И почему ученые Просвещения не были бы в восторге от того, что наша тема стала широко известной благодаря успешной книге Пинкера?

У этого спора много компонентов, но один из них касается того, насколько оптимистично мы должны относиться к плодам Просвещения. Пинкер прав, выступая против тенденций смотреть на Просвещение исключительно через темную призму: как на главную движущую силу и основную причину расизма, европейского варварства и колониализма.

Основным текстом взгляда на Просвещение с точки зрения «темной призмы» является книга Макса Хоркхаймера и Теодора Адорно « Диалектика Просвещения », впервые опубликованная в 1944 году, когда оба мужчины — немцы с еврейским происхождением — были вынуждены считаться с нацизмом. Нет ничего неразумного в том, что интеллектуалы в их положении, по крайней мере, борются с идеей о провале проекта Просвещения.

Современные ученые Просвещения вытащили нити этого аргумента о «темной призме», хотя не обязательно для того, чтобы представить все Просвещение как провальный проект. Одно из направлений мысли заключается в том, что научные разработки Просвещения, часто связанные с овладением природой и укреплением имперской власти, привели к крупномасштабному разрушению окружающей среды, с которым мы сейчас сталкиваемся в эпоху антропоцена. (Многие ученые относят начало антропоцена к эпохе Просвещения.)

Другое направление утверждает, что конкретный путь, по которому пошел современный расизм — «научный» расизм и другие разработки, — стал возможным благодаря сосредоточению Просвещения на рационализме и эмпиризме, как утверждает Дэвид Тео Голдберг в книге Расистская культура: философия и политика смысла (1993).

Верно, что эти аргументы подрывают гипероптимизм Пинкера, но это не равносильно радикальному выводу о том, что «Просвещение — это плохо» или «Просвещение — это расизм.«Такая степень негатива не является преобладающим взглядом в академии. И в любом случае, это не задача ученых — высоко оценивать исторические эпохи.

Как поборник ценностей Просвещения, который видит прогресс повсюду, Пинкер расходится с учеными, которые больше интересуются историей Просвещения, исследующей такие негативные явления, как расизм или разложение окружающей среды. Это очевидно. Более интересным является его склонность группировать людей вроде меня, специалиста по взаимоотношениям между литературой и наукой в ​​эпоху Просвещения, вместе с тем, что он представляет себе как широкую «вторую культуру» антипросвещенческих, антирациональных и антинаучных пессимистов.

Настоящий спор идет между гипероптимизмом Пинкера и более сдержанным оптимизмом, основанным на исторических фактах, а не между рационалистами Просвещения и интеллектуалами-пессимистами.

Можно утверждать, что Пинкер радикально упрощает мыслителей, которых он уважает, не будучи «противниками Просвещения».

Портрет Руссо работы Мориса Квентина де Ла Тура. Руссо опасался, что прогресс разума может сопровождаться упадком морали. Викискладе

Как и Пинкер, я эпистемологический оптимист. Я считаю, что расширение наших знаний — это хорошо, что знание обычно ведет к прогрессу, и что знания Просвещения особенно вели к прогрессу. Фактически, как ученый Просвещения, я не уверен, что смог бы заниматься своей повседневной работой с серьезным лицом, если бы это не было моими взглядами. Какой был бы смысл обучения и стипендий, если бы я не верил, что производство и распространение знаний сделают нашу жизнь лучше?

Я понимаю, что в некоторых случаях люди превращали знания Просвещения в деструктивные вещи, включая грубый сциентизм и научный расизм, но я отвергаю представление о том, что историческое Просвещение и развитие знаний особенно виноваты в рабстве, антропогенном изменении климата или катастрофический капитализм. Действительно, можно представить ужасные вещи, такие как рабство движимого имущества и крупномасштабное загрязнение, как продукты капитализма, и, в свою очередь, понять капитализм как развитие, которое предшествовало Просвещению и может рассматриваться отдельно от него.

Так почему же такие ученые Пинкера и Просвещения, как я, разговаривают друг с другом?

Пинкер отчасти прав: в моей сфере действительно есть люди, чьим первым инстинктом является защита нашей территории от вторжения количественных репрезентаций литературы, истории и философии.Но я также думаю, что это несоответствие во многом связано с особым образом Пинкера в понимании Просвещения. Как сказал Пинкер в недавнем интервью Quillette:

Я использую «Просвещение» как удобную рубрику для этого набора идеалов [разум, наука и гуманизм] (поскольку их наиболее яркое и стойкое выражение можно найти в ту эпоху). Насколько мне известно, если бы Вольтер, Лейбниц или Кант вышли из машины времени и прокомментировали сегодняшние политические разногласия, мы бы подумали, что они ушли обедать.

Это утверждение наглядно иллюстрирует разобщенность, потому что этот взгляд на «удобную рубрику» Просвещения имеет цену, которую Пинкер не осознает, но должен. С одной стороны, «рубрика» Пинкера Просвещения ценна как потому, что она возобновляет публичное обсуждение Просвещения, так и потому, что она подтверждает ценность знания. С другой стороны, это просто не «противоречит ценностям Просвещения» — и не является критикой самого Просвещения — ставить под сомнение то, что теряется, когда мы думаем о чем-то столь же разнообразном и влиятельном, как историческое Просвещение, как о «удобной рубрике» для обобщенного набор идей.

Небрежно заявить, как это делает Пинкер, что основные мыслители Просвещения, такие как Вольтер, Лейбниц или Кант, могут явиться нам сегодня «обедать», в то же время утверждая, что мы все еще греемся под солнцем разума Просвещения, поднимает серьезные вопросы о том, о чем говорит Пинкер, говоря о Просвещении. Что значит абстрагироваться от неудобных взглядов конкретных исторических мыслителей с целью аккуратно упаковать «ценности Просвещения»?

Это означает, что мы упускаем из виду один из самых богатых аспектов Просвещения: энергичное оспаривание идей, которое, в свою очередь, пролило свет на те самые вызовы и противоречия, которые мыслители Просвещения так страстно желали разрешать. Например, после разрушительного землетрясения в Лиссабоне 1755 года, которое побудило мыслителей Просвещения, таких как Вольтер и Руссо, обсудить наиболее разумный ответ на, казалось бы, бессмысленное естественное разрушение, тема эссе Берлинской академии наук находилась на изречении Пинкереска: «все есть хорошо.» Тогда, как и сейчас, вопрос вызвал яростные разногласия.

По многим, если не самым важным вопросам, не существовало единого «Просвещенного взгляда».

Веймарский двор муз , дань уважения эпохе Просвещения, с изображением немецких поэтов Шиллера, Виланда, Гердера и Гете.Художник — Теобальд фон Ор. Викискладе

Просвещение изобилует такими вызовами и противоречиями. Эдмунд Берк и Джозеф Пристли придерживались совершенно разных взглядов на свободу религиозных инакомыслящих. Локк был великим борцом за свободу, хотя он не был заинтересован в распространении прав собственности на католиков или коренных американцев. Джефферсон и Руссо придерживались столь же чреватых взглядов на свободу, учитывая, что первый был рабовладельцем, который также критиковал Георга III за участие в работорговле, в то время как последний много писал о концепции рабства, описывая иллюзорную природу свободы, но имел мало чтобы сказать о самом институте расового рабства.

Указать на эти противоречия — вряд ли придраться. На самом деле, я считаю, что это еще одно свидетельство прогресса Просвещения: люди смогли понять, что, хотя прогресс реален, он не бесплатен. Такие издержки включают отчаянные жизни порабощенных людей, никогда не имевших прав, или свадьбу технического прогресса и колониализма. Но когда ученые Просвещения указывают на такие неудобные истины, нас заклеймили как антипросвещенческих «интеллектуалов», ведущих «войну с наукой».”

В слишком абстрактном Просвещении Пинкера рабство — очевидное зло, религия — бессмыслица, а религиозная свобода — самоочевидное добро. В историческом Просвещении прогресс был возможен только потому, что люди все еще пытались понять эти вещи.

Я — то, что Пинкер пренебрежительно назвал бы «интеллектуалом», работником умственного труда, работающим на факультете английского языка, прошедшим подготовку в области литературы, истории и философии эпохи Просвещения, и склонным указывать на случайные ошибки в понимании Пинкером исторического Просвещение.Пинкер и его сторонники неверно характеризовали ученых Просвещения, которые критикуют Enlightenment Now как врагов «ценностей Просвещения».

Но это обвинение основывается на путанице исправления ошибок — лучшего объяснения Просвещения — с позицией контрпросвещения. Как отметил на недавней встрече группы Re: Enlightenment в Стэнфордском университете в прошлом месяце Клиффорд Сискин, директор проекта Re: Enlightenment, вдохновленного Просвещением консорциума, сосредоточенного на переосмыслении того, как работают знания в мире, исправление ошибок было фундаментальным особенность производства знаний со времен, да, исторического Просвещения.

Отвергая «интеллектуалов» как просто заинтересованных в защите нашей территории и нападении на Просвещение, Пинкер и его менее проницательные союзники избегают вмешательства в вид исправления ошибок, который создает и уточняет знания. К сожалению, Пинкер вовлечен в более крупную культурную войну, в которой самозваные «рационалисты» придерживаются политики идентичности «рационализма», чтобы противостоять тому, что они считают пагубным «постмодернизмом» на факультетах английского языка, истории и философии.

Но это рисование слишком широкой кистью.Я определенно не «постмодернист», и я никогда не встречал коллегу, который идентифицировал бы себя как таковой. Да, мы преподаем постмодернизм как часть интеллектуальной истории, но это далеко не повестка дня.

Рисование широкой кистью создает предубеждение даже против «интеллектуалов», склонных соглашаться со многим из того, что он говорит. Чего Пинкер, кажется, не понимает, так это того, что, отклоняя «интеллектуальных» ученых Просвещения, которые указывают на ошибки или компромиссы в его концепции Просвещения, он ограничивает наши коллективные знания об историческом Просвещении.Я не могу представить себе ничего более антипросвещенного, чем ограничение производства знаний на основе дисциплинарных предрассудков. (Это касается и людей на моей стороне дисциплинарного разделения.)

Пинкер прав в том, что у нас все еще есть «две культуры». Он ошибается относительно того, какой из них сегодня доминирует.

Мы можем понять это предубеждение против «интеллектуалов» более ясно, исследуя тенденцию Пинкера ссылаться на спор середины 20-го века между физиком и писателем К.П. Сноу и литературовед Ф.Р. Ливис, спор между «научной» и «литературной» культурами.

По мнению Пинкера, сегодняшние «интеллектуалы» подобны Ливису, чей надменный и язвительный ответ на Сноу почти подтвердил аргумент Сноу о том, что разделение научной и литературной культур стояло на пути распространения знаний и что предрассудки таких людей, как Ливис питали это разделение. Как писал Ливис, пытаясь принизить романистические усилия Сноу, «как романист он не существует; он не начинает существовать.Нельзя сказать, что он знает, что такое роман ».

Но спор Ливиса-Сноу имеет очень специфическую историю, и понимание его контекста важно, если мы хотим понять совершенно иной спор сегодняшнего дня. В конце концов, когда Сноу сетовал на «две культуры», именно ученых считали второсортными умами или легкомысленными мастерами в Оксфорде и Кембридже. Тогда к ученым относились с безразличием и презрением, а изучение литературы и классиков пользовалось большим авторитетом и уважением.

Сегодня ситуация изменилась. «Интеллектуалы» Пинкера вряд ли являются интеллектуальными привратниками 1950-х годов, в то время как факультеты STEM имеют большее влияние не только в университете, но и в средствах массовой информации. По этой причине не имеет смысла отстаивать ценность знаний, одновременно питая общественное презрение к работникам умственного труда на факультетах английского языка, истории и философии, ни один из которых не является монолитным блоком «постмодернистских» врагов Просвещения, как их себе представляет Пинкер. быть.

Если мы действительно действуем в духе C.P. Сноу, цель — совместно продвигать знания, независимо от ведомственной или методологической принадлежности. И изображение людей, которые хотят понять Просвещение, как движимых эмоциями, движимых повесткой дня «интеллектуалов», никак не способствует дальнейшему познанию. В более широкой сфере производства знаний сегодня, в настоящий момент, большинство карт держат такие ученые, как Пинкер.

Теперь Пинкеру и единомышленникам-поборникам знания предстоит решить, поскольку они в настоящее время занимают позицию Ливиса в дисциплинарной иерархии, хотят ли они быть Ливисом — яростными критиками, бьющими ногами, — или Сноусом, выступающим за совместное стремление к знаниям. через дисциплинарное деление.

Аарон Р. Хэнлон — доцент английского языка в Колби-колледже, специализирующийся на литературе и культуре Просвещения Британии, и приглашенный ученый по истории и философии науки в Кембриджском университете в 2018 году по 20 19. Его первая книга, The Logic of Quixotism, , выходит в издательстве University of Virginia Press. Найдите его в Twitter @AaronRHanlon .


The Big Idea — это дом Vox для умного обсуждения наиболее важных вопросов и идей в политике, науке и культуре — как правило, сторонними участниками.Если у вас есть идея для произведения, напишите нам на [email protected]

Эпоха Просвещения — Манчестерский историк

Эпоха Просвещения была движением к разуму и рациональности в Европе в 18 веке. Это движение в первую очередь изменило восприятие политики, философии, науки и коммуникаций. Просвещение продвигало идеалы свободы, свободы и равенства. Это было чрезвычайно прогрессивное движение. Идеи просвещения распространились через Салоны, где дискуссии и дебаты происходили среди интеллектуалов.Это перешло в «Республику писем», в которой описывается, как идеалы просвещения пересекали государственные границы. Выдающиеся интеллектуалы включали маркиза де Кондорсе, Иммануэля Канта, Вольтера, Жан-Жака Руссо и Адама Смита. Движение было движимо преимущественно средними классами, которые отстаивали необходимость всеобщего образования.

Движение Просвещения поставило под сомнение понятие абсолютной монархии. Это не обязательно означало конец монархии, но способствовало продвижению просвещенного абсолютизма, монархов, вдохновленных Просвещением.Известными монархами были Екатерина Великая из России и Фридрих Великий из Пруссии. Эти монархи стремились повысить важность образования, о чем свидетельствует рост грамотности и свободы слова. Это привело к увеличению объема полиграфической продукции для создания брошюр и газет для распространения идей.

Эпоха Просвещения повысила важность науки над религиозной ортодоксальностью. В течение 18 века были достигнуты значительные научные успехи. Это очевидно в медицинской практике, математике, физике и новом понимании электричества.Эти успехи были достигнуты благодаря сосредоточению внимания на эмпирическом и рациональном мышлении. Акцент на разуме привел к упадку суеверий и магии, в результате чего количество обвинений и следов ведьм резко сократилось в 18 веке.

Равенство продвигалось через политическую философию, через понятие естественного состояния. Теория общественного договора стремилась оправдать ограничения, налагаемые на свободы людей в обмен на права и обязанности. Движение было дальновидным, поскольку оно защищало равенство людей; некоторые интеллектуалы даже выступали за права женщин и против рабства, что было чрезвычайно прогрессивным для того времени.

Просвещение оказало огромное влияние на мировую историю. Движение выпустило Энциклопедию, которая представляла идеи Просвещения по всей Европе. Идеалы Просвещения были фундаментально важны для Французской революции, которая хотела превратить Францию ​​в республику. Эти идеалы отражены как в Декларации независимости Соединенных Штатов, так и в Декларации прав человека и гражданина. Просвещение имеет влияние в современном обществе, поскольку его идеалы свободы и равенства отражены во Всеобщей декларации прав человека Организации Объединенных Наций.

Просвещение возникло из-за стремления продвигать рациональность и разум. Это прогрессивное движение в первую очередь обсуждается из-за его влияния в Европе и Америке. У Просвещения есть ограничения из-за того, что оно было продуктом своего времени. Однако основные идеалы вышли за рамки истории.

Чем мы обязаны Просвещению?

Как и Гегель, Ницше скептически относился к утверждениям Просвещения о прогрессе и человеческой утопии. Путем исследования эпохи Возрождения и Реформации Ницше заменил идею прогресса — которую, как он думал, «примитивные» немцы, по крайней мере, никогда не могли понять, — своей идеей «воли к власти» современного человека.«Если Ницше принял Вольтера как великого разоблачителя религии, он, тем не менее, считал, что секуляризм не ведет к улучшению человечества, а, напротив, открывает дверь нигилизму. Ферроне, с другой стороны, представляет Ницше как одного из хранителей Просвещения. Ницше принял вопрос Канта: «Что такое Просвещение?» как источник вдохновения для собственного философского прогресса. И даже если нигилизм противоречил оптимизму Просвещения, он все же принял модель человеческой, а не божественно вдохновленной судьбы, и для этого, как утверждает Ферроне, Ницше держал «знамя Просвещения». Эта человеческая судьба, какой бы мрачной она ни была, будет достигнута путем критики иллюзий как христиан, так и социалистов.


Томас Пейн

КОЛЛЕКЦИЯ ГРАНДЖЕРОВ, Нью-Йорк

Просвещение, возможно, столкнулось со своей самой большой проблемой после Холокоста и Хиросимы, поскольку философы были вынуждены все более глубоко усомниться в идее человеческого прогресса. Даже те, кто верил в науку, теперь должны были понять, что ее можно использовать как инструмент массового истребления.С одной стороны, Просвещение могло принести человеческий прогресс через науку, общественные дискуссии и рациональное социальное государство. С другой стороны, именно эти силы — вместе с извращенной идеей прогресса и волей Ницше к власти — были в основе нацистской власти и ее идеологии. Нацисты, предупреждали немецко-еврейские философы Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно, уменьшили и «дегуманизировали» стремления к Просвещению и превратили науку в «манипулирование и управление», а разум — в нигилистическую научную программу массовой смерти. Они предупреждали, что просвещение может принести не только свободу, но и современную тоталитарную систему. Нацисты взяли дискурсы Просвещения и избавили их от критического элемента. Результат был плачевным. Без культуры критики скептическое видение Гегеля было реализовано, и воцарился только террор.

Французский философ Мишель Фуко также размышлял о Просвещении и его ловушках как науке о человеке в своей знаменитой лекции «Что такое критика? — Критика и Просвещение.В традициях Ницше Фуко критиковал современный научный и правовой авторитет, а также всю западную систему сексуальных и социальных норм не как продукт разумного общества, а как системы власти. Изучая больницы, приюты и тюрьмы, Фуко показал изнанку просвещенных обществ и показал, как институты так называемого современного разума можно превратить в инструменты подавления. Несмотря на эту амбивалентность, он все еще чувствовал необходимость сотрудничать с Просвещением, сводя его к постоянной и безжалостной критике самой власти. Критика, настаивал Фуко, — это движение, с помощью которого люди ставят под сомнение все истины, особенно те, которые создаются могущественными властями.

Где сегодня проходят дебаты эпохи Просвещения? Критика власти Фуко заставила многих, кто читал его работы, скептически отнестись к идеям прогресса эпохи Просвещения. Это, в свою очередь, привело к ожесточенным дискуссиям в академических кругах, но тем, которые происходят все реже и реже в сфере массового общественного мнения. Ферроне утверждает, что университетские дебаты играют центральную роль в продолжении традиции Просвещения.Но Ферроне преувеличил важность современных исторических работ о Просвещении; их взаимодействие с Просвещением не занимает центральное место в публичных дебатах и ​​формировании общественного мнения. Идеалы Просвещения были центральной движущей силой американской революции. Тем не менее, какой политический деятель США проводит кампанию, защищая идеалы Просвещения?

Просвещение — атлантическая история

По своей природе Просвещение поддается общим трактовкам, поэтому многие из работ, перечисленных в других разделах, представляют собой обзоры. «Кассирер 2009», «Гей 1995» и «Гей 1996» были в свое время основополагающими текстами, и их все еще стоит читать для «высокого» Просвещения, в котором преобладают философские исследования. Более поздние работы (Фитцпатрик и др. 2004, Корс 2003, Йолтон 1991) имеют тенденцию включать и подчеркивать социальный, культурный и научный контекст таких текстов. Действительно, их энциклопедический характер отражает множество различных подходов к Просвещению, а также перекликается с самым известным текстом Просвещения. Israel 2001 — самая важная недавняя попытка синтеза, и она превосходна, но у нее есть собственная повестка дня в отношении важности Спинозы.Первая глава «Робертсона 2007» — один из лучших историографических обзоров, в котором излагаются старые и недавние тенденции интерпретации и рассматриваются они.

  • Кассирер, Эрнст. Философия Просвещения . Перевод Фрица К. А. Келльна и Джеймса П. Петтегроува. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2009.

    NNNCassirer сам был философом (исследовавшим Канта, символические значения и тоталитарные состояния), написавшим одну из первых и наиболее устойчивых трактовок философии 18-го века. Это английский перевод книги Die Philosophie der Aufklärung , впервые опубликованной в 1932 году.

  • Фитцпатрик, Мартин, Питер Джонс, Криста Неллволф и Иэн МакКалман, ред. Мир Просвещения . Лондон, Нью-Йорк: Routledge, 2004.

    NNN Этот текст содержит информативные эссе по широкому кругу тем Просвещения. Том отражает социальный и культурный поворот в исследованиях Просвещения, хотя есть также вводный раздел, посвященный «интеллектуальному происхождению».”

  • Гей, Питер. Просвещение: интерпретация; Возникновение современного язычества . Нью-Йорк: W. W. Norton, 1995.

    NNN Первый из двух знаковых томов, в которых излагаются антиклерикальные и либеральные эпохи Просвещения, вдохновленные классикой и научным космополитизмом. Первоначально опубликовано в 1966 году (Нью-Йорк: Кнопф).

  • Гей, Питер. Просвещение: наука о свободе . Нью-Йорк и Лондон: Кнопф, 1996.

    NNN Предоставляет социальную историю того периода и дает основную информацию о философах. Первоначально опубликовано в 1969 г. (Нью-Йорк: Кнопф).

  • Израиль, Ионафан. Радикальное Просвещение: философия и создание современности, 1650–1750 гг. . Oxford: Oxford University Press, 2001.

    NNNA утверждает, что Спиноза лежал в основе радикализма раннего Просвещения. Второй том, «: Просвещение оспаривается: философия, современность и эмансипация человека», 1670–1752, (Oxford: Oxford University Press, 2006), продолжает историю первой половины 18 века.

  • Корс, Алан, изд. Энциклопедия Просвещения . 4 тт. Oxford: Oxford University Press, 2003.

    NNNLike Fitzpatrick, et al. 2004, это охватывает широкий спектр тем. Более обширный, чем Фитцпатрик и др., Здесь лечение, тем не менее, такое же интеллектуальное, социальное, научное и культурное.

  • Робертсон, Джон. Дело просвещения: Шотландия и Неаполь, 1680–1760. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 2007.

    NNN Введение — это превосходная трактовка подходов к Просвещению и к вопросу о том, имеет ли Просвещение как термин или понятие какое-либо значение.

  • Йолтон, Джон, Пэт Роджерс, Рой Портер и Барбара Стаффорд, ред. Блэквелл Спутник Просвещения . Oxford: Blackwell, 1991.

    NNNA — хорошая коллекция эссе ведущих ученых по широкому кругу тем. Они предназначены для справки, а не для интерпретации, поэтому читатель найдет информацию об авторах и предметах, полезную для начинающих и нуждающихся в дополнительной информации о лицах или темах, упомянутых в других текстах.

  • Глава 11: Просвещение — Западная цивилизация: Краткая история

    В 1784 году прусский философ Иммануил Кант опубликовал небольшой очерк под названием Что такое Просвещение? Он отвечал на почти столетие философских, научных и технических достижений в Центральной и Западной Европе, которые, по его мнению, привели к его собственной жизни в более просвещенную и справедливую эпоху. Согласно Канту, Просвещение заключалось в смелости думать самостоятельно, подвергать сомнению общепринятые представления любой области человеческого знания, а не полагаться на убеждения, навязанные сторонним авторитетом.Точно так же, писал он, теперь мыслители обменивались идеями в сети обучения, которая сама по себе обеспечивала своего рода интеллектуальный импульс. Точка зрения Канта заключалась в том, что более, чем когда-либо прежде, мыслители самого разного толка открывали новые возможности не только в использовании научного метода для открытия новых вещей о физическом мире, но и в применении рациональных исследований для улучшения человеческой жизни и организации человеческого общества. Хотя в эссе Канта, вероятно, были преувеличены утопические качества мысли его эпохи, он был прав в том, что это действительно соответствовало значительному сдвигу в том, как образованные европейцы думали о мире и о месте человека в нем.

    Следуя Канту, историки называют интеллектуальное движение восемнадцатого века Просвещением. Историки сейчас склонны отвергать идею о том, что Просвещение было единым сознательным движением мыслителей, но они все же (обычно) соглашаются с тем, что действительно были инновационные новые темы мысли, проходящие через большую часть философских, литературных и технических сочинений. Период. Точно так же новые формы средств массовой информации и новые форумы для дискуссий достигли зрелости в восемнадцатом веке, создав большую и более информированную публику, чем когда-либо в европейской истории.

    Просвещение было философским движением, которое длилось около ста лет, что точно соответствует большей части восемнадцатого века; удобные даты для этого — от Славной революции в Британии до начала Французской революции: 1688 — 1789 гг. Главной заботой Просвещения было применение рациональной мысли почти ко всем аспектам человеческого существования: не только к науке, но и к философии, морали и т. д. и общество. Наряду с этими философскими темами центральным для Просвещения было появление новых форм средств массовой информации и новых способов, которыми люди обменивались информацией, а также новых «чувств» относительно того, что было правильным и желательным в социальном поведении и политике.

    Мы обязаны Просвещению фундаментальными современными верованиями. Мыслители эпохи Просвещения приняли идею о безграничности научного прогресса. Они утверждали, что все граждане должны быть равны перед законом. Они утверждали, что лучшими формами правления являются те, у которых рациональные законы ориентированы на служение общественным интересам. В серьезном отходе от прошлого они все чаще утверждали, что существует реальная физическая вселенная, которую можно понять с помощью научных методов, в отличие от ложной, выдуманной вселенной «магии», подходящей только для мифов и повествования.Короче говоря, мыслители Просвещения предлагали идеи, которые были новыми для того времени, но в конечном итоге были приняты почти всеми в Европе (и во многих других местах, не в последнюю очередь жителями колоний Америки).

    Просвещение также представило темы мысли, которые подорвали традиционные религиозные верования, по крайней мере, в долгосрочной перспективе. Возможно, главной темой мысли Просвещения, которая противоречила почти всем формам религиозной практики того времени, был отказ от «суеверий», вещей, которые просто не могли произойти согласно науке (например, девственница, рожающая ребенка, или виноделие). в кровь при причастии).Большинство мыслителей эпохи Просвещения утверждали, что «реальная» естественная вселенная управляется естественными законами, за которыми наблюдает доброжелательное, но совершенно удаленное «верховное существо» — по сути, это было то же самое, что деизм, возникший в результате научной революции. Хотя немногие мыслители Просвещения были откровенными атеистами, почти все они осуждали многие церковные обычаи и то, что они воспринимали как невежество и несправедливость, стоящие за церковными (особенно католическими) законами.

    Просвещение также выступало против «тирании», что означало произвол монарха, безразличного к благополучию своих подданных.Почти никто из мыслителей Просвещения открыто не отвергал монархию как форму правления — действительно, некоторые мыслители Просвещения дружили с могущественными королями и королевами, — но они резко осуждали жестокость и эгоизм отдельных монархов. Идеальным государством в глазах большинства мыслителей Просвещения было государство с «просвещенным» монархом во главе, руководящим набором разумных законов. Таким образом, многие мыслители эпохи Просвещения смотрели на Великобританию, с 1689 года управляемую монархом, который согласился с ее писаной конституцией и работал в тесном сотрудничестве с избранным парламентом, как на лучшую дошедшую до нас модель просвещенного правления.

    За научным мировоззрением и отказом от тирании стоял упор на способность человеческого разума к разуму. Разум — это умственная способность, которая принимает сенсорные данные и упорядочивает их в мысли и идеи. Основной аргумент, лежащий в основе идеи Просвещения, заключается в том, что разум универсален и присущ людям, и что, если бы общество могло избавиться от пагубных шаблонов традиций, суеверий и невежества, человечество естественным образом пришло бы к гармоничному обществу.Таким образом, почти все основные мыслители Просвещения пытались докопаться до сути именно этой задачи: что стоит на пути разума и как человечество может стать более разумным?

    Контекст и причины

    Одной из главных причин Просвещения была научная революция. Невозможно переоценить, насколько важна была работа ученых для мыслителей эпохи Просвещения, потому что такие работы, как «Математические принципы » Ньютона , продемонстрировали существование вечных, неизменных законов природы (тех, которые могут иметь или не иметь ничего общего с Богом) которые были полностью рациональны и понятны людям.Действительно, во многих смыслах Просвещение начинается с публикации Ньютоном Принципов в 1687 году.

    Таким образом, установив, что Вселенная рациональна, одной из главных тем Просвещения был поиск одинаково неизменных и столь же рациональных законов, которые применимы ко всему остальному в природе, особенно к человеческой природе. Как люди учатся? Как может быть создано правительство, чтобы обеспечить наиболее благоприятную среду для обучения и процветания? Если люди способны рассуждать, почему они так часто отклоняются от разумного поведения?

    Среди других причин Просвещения, возможно, наиболее важной был значительный рост городских грамотных классов, в первую очередь того, что во Франции называли буржуазией : торговым средним классом. Начиная с эпохи Возрождения, элиты все чаще приобретали хотя бы базовую грамотность, но к XVIII веку даже ремесленники и мелкие торговцы в городах Центральной и Западной Европы отправляли своих детей (особенно мальчиков) в школы по крайней мере на несколько лет. К восемнадцатому веку существовала настоящая читающая публика, которая с энтузиазмом восприняла новые идеи Просвещения и обеспечила книжный рынок как для официальных, охраняемых авторским правом произведений философии Просвещения, так и для пиратских, нелегальных.Та же самая читающая публика также с энтузиазмом восприняла квинтэссенцию новой формы художественной литературы восемнадцатого века: романа, при этом чтение романов стало основным видом досуга того периода.

    Таким образом, мысль Просвещения происходила в разгар того, что историки называют «ростом общественной сферы». Газеты, периодические издания и дешевые книги стали очень распространенными в восемнадцатом веке, что, в свою очередь, способствовало продолжающемуся росту уровня грамотности. Одновременно произошел полномасштабный переход от священных языков к просторечиям (т.е. с латыни на английский, испанский, французский и т. д.), что, в свою очередь, помогло начать распространение современных поддерживаемых государством диалектов в качестве разговорных языков в регионах, удаленных от королевских столиц. Впервые большое количество людей приобрели хотя бы базовые знания официального языка своего государства вместо того, чтобы использовать только свой местный диалект. Эти официальные языки позволяли передавать идеи по целым королевствам. Например, ко времени начала Французской революции в конце 1780-х годов целое поколение мужчин и женщин было способно выражать общие идеи о справедливости и политике на официальном французском языке.

    Существовали различные социальные форумы и пространства, на которых собирались группы самозваных «просвещенных» мужчин и женщин, чтобы обсудить новые идеи движения. Наиболее значительными из них были кофейни в Англии и салоны во Франции и Центральной Европе. Кофейни, в отличие от своих современных аналогов, взимали плату за вход, но затем предоставляли своим посетителям кофе в неограниченном количестве. Эти завсегдатаи принадлежали к разным социальным слоям и собирались вместе, чтобы обсудить последние идеи и прочитать периодические издания, выпускаемые кофейней (при этом все больше и больше они употребляли кофеин).Салоны, которые были обычным явлением в крупных городах Франции и Германии, были более аристократическими собраниями, на которых сами ведущие философы часто читали свои последние работы, а затем собравшаяся группа участвовала в дебатах и ​​дискуссиях. Салоны были примечательны тем, что в большинстве случаев ими руководили женщины; Образованные женщины считались лучшими модераторами научных дискуссий большинством мыслителей Просвещения, как мужчинами, так и женщинами. Точно так же писательницы были участниками салонов, не только хозяйками, но и участниками дискуссий и дебатов.

    Один из самых известных салонов, которым управляет Мари Тереза ​​Роде Жоффрен, сидящая справа. Все изображенные на фотографиях мужчины — их настоящие склонности. Два из них заслуживают особого внимания: под мраморным бюстом сидит Жан ле Ронд Д’Аламбер, упомянутый ниже, и бюст Вольтера (также описанного ниже), чьи работы читаются собравшимся на картине.

    Вне встреч в кофейнях и салонах идеи и темы Просвещения достигли большей части читающей публики благодаря легкой доступности дешевой печати, и также ясно, что даже обычные ремесленники были знакомы со многими идеями Просвещения.Приведем один единственный пример: один французский мастер по стеклу Жак-Луи Менетра оставил мемуары, в которых продемонстрировал собственное владение идеями того времени и даже утверждал, что болтал за напитками с великим философом эпохи Просвещения Жан-Жаком Руссо. Основные мыслители Просвещения считали себя частью «республики букв», подобной «республике науки», сыгравшей такую ​​роль в научной революции. Они писали обширную переписку и часто пересылали друг другу неопубликованные рукописи. Таким образом, от самих мыслителей, участвовавших в республике писем, до ремесленников, торгующих пиратскими копиями произведений просвещения, новые идеи того периода проникли в большую часть европейского общества.

    Для мыслителей Просвещения чаще всего используется термин philosophe , что на французском означает просто «философ». Многие из самых известных и важных философов действительно были французскими, но были также крупные английские, шотландские и прусские деятели. Некоторые из наиболее примечательных философов включали следующее.

    Джон Локк: 1637 — 1704

    Локк был англичанином, который, наряду с Ньютоном, был среди основоположников самого Просвещения. Локк был великим политическим теоретиком периода английских гражданских войн и славной революции, утверждая, что суверенитет был предоставлен народом правительству, но может быть отозван, если это правительство нарушит законы и традиции страны. Он также был главным сторонником религиозной терпимости; он даже был достаточно смел, чтобы заметить, что люди, как правило, исповедуют ту религию, которая преобладала в их семье и социальном контексте, поэтому было бы смешно для кого-либо требовать исключительного доступа к религиозной истине.

    Локк также был одним из основателей образовательной мысли эпохи Просвещения, утверждая, что все люди рождаются «чистыми листами» — Tabula Rasa на латыни — и, следовательно, доступ к человеческим способностям разума полностью связан с надлежащим образованием. Жестокость, эгоизм и деструктивное поведение происходили из-за недостатка образования и плохой окружающей среды, в то время как правильное образование привело бы всех и каждого к тому, чтобы стать рациональными и разумными людьми. Эта идея очень вдохновляла других мыслителей эпохи Просвещения, потому что она подразумевала, что общество может быть усовершенствовано, если образование каким-то образом будет улучшено и рационализировано.

    Вольтер: 1694 — 1778

    Под псевдонимом Франсуа-Мари Аруэ Вольтер был, возможно, самой влиятельной фигурой эпохи Просвещения. Величайший романист, поэт и философ Франции в разгар эпохи Просвещения, Вольтер прославился на всю Европу своим остроумием, интеллектом и моральными битвами против того, что он считал несправедливостью и суевериями.

    Вольтер не только писал веселые новеллы, осуждающие все, от одержимости Пруссией милитаризмом до идиотского фанатизма испанской инквизиции, но и тем, что публично выступал против несправедливости.Он писал эссе и статьи, осуждающие несправедливое наказание невиновных, и лично убедил французского короля Людовика XV смягчить приговоры некоторым лицам, несправедливо осужденным за преступления. Он также был ученым-любителем и философом — он написал многие из наиболее важных статей в «официальном» справочнике Просвещения, Энциклопедии (описанном ниже).

    Вольтер

    Хотя он был неутомимым защитником разума и справедливости, важно также отметить двусмысленность философии Вольтера.Он был глубоко скептически настроен по отношению к человеческой природе, несмотря на то, что верил в существование и желательность разума. Он признал силу невежества и устаревших традиций управлять человеческим поведением и выразил значительный скептицизм в отношении того, что общество когда-либо может быть значительно улучшено. Например, несмотря на свое личное презрение к христианским (особенно католическим) институтам, он отметил, что «если бы Бога не было, его нужно было бы изобрести», потому что без религиозной структуры, поддерживающей их мораль, невежественные массы опустились бы в насилие и варварство.

    Эмили де Шатле: 1706 — 1749

    Крупнейший ученый и философ того времени, Шатле опубликовал работы по таким разнообразным предметам, как физика, математика, Библия и сама природа счастья. Возможно, самой известной ее работой при ее жизни был аннотированный перевод книги Ньютона Mathematical Principles , объясняющей ньютоновские концепции ее (французским) читателям. Несмотря на гендерные предубеждения большинства ее научных современников, она была принята как равноправный член «республики науки».В Шатле связь между наследием научной революции и Просвещением наиболее очевидна: в то время как ее товарищ (и любовник) Вольтер очень интересовался наукой и прилагал скромные усилия в своих собственных экспериментах, Шатле был полноценным физиком и математиком. .

    Энциклопедия Дидро и Д’Аламбера (1751)

    Энциклопедия, детище двух великих французских философов, была полномасштабной попыткой каталогизировать, классифицировать и объяснить все человеческие знания.Хотя его соавторы, Жан ле Ронд Д’Аламбер и Дени Дидро, сами написали многие статьи, большинство из них написаны другими философами, включая (как отмечалось выше) Вольтера. Первый том был опубликован в 1751 году, за ним последовали другие тома. В итоге Энциклопедия состояла из 28 томов, содержащих 60 000 статей с 2 ​​885 иллюстрациями. В то время как его тома были слишком дорогими для прямого доступа большинства читателей, пиратские главы гарантировали, что его идеи достигли гораздо более широкой аудитории.

    Одна из иллюстраций из Энциклопедии, в данном случае схемы (на тот момент современного) сельскохозяйственного оборудования .

    Энциклопедия была специально организована, чтобы опровергнуть традиционные знания, а именно знания, предоставленные церковью и (в меньшей степени) государством. Утверждалось, что применение разума к любой проблеме может привести к ее решению. Он также попытался стать техническим ресурсом для потенциальных ученых и изобретателей, не только описывая аспекты науки, но и включая подробные технические схемы всего, от ветряных мельниц до шахт.Короче говоря, Энциклопедия была задумана как своего рода путеводитель по всей сфере человеческой мысли и техники — ультрасовременное описание всех знаний, которые типичный философ мог бы счесть необходимыми для улучшения мира.

    Дэвид Хьюм: 1711 — 1776

    Юм был крупнейшим философом, связанным с шотландским Просвещением, аванпостом этого движения, центром которого была столица Шотландии Эдинбург. Юм был одним из самых сильных критиков всех форм организованной религии, которая, как он утверждал, имела привкус суеверий.Для него любая религия, основанная на «чудесах», автоматически считалась недействительной, поскольку чудес не бывает в упорядоченной вселенной, познаваемой наукой. Фактически, Юм зашел так далеко, что предположил, что вера в Бога, который напоминал своего рода всемогущую версию человеческого существа с личностью, намерениями и эмоциями, была просто выражением примитивного невежества и страха на раннем этапе истории человечества. поскольку люди искали объяснение сбивающей с толку вселенной.

    Юм также выражал огромное презрение к простым людям, которые были невежественны и восприимчивы к суевериям.Юма важно учитывать, потому что он воплощал одну из характеристик Просвещения, которая часто кажется наиболее удивительной с современной точки зрения, а именно тот факт, что оно , а не отстаивало права, не говоря уже о чем-либо вроде права на политическое выражение, обычные люди. Для такого философа, как Юм, средний простолюдин (будь то крестьянин или член бедных городских слоев) был настолько погряз в невежестве, суевериях и доверчивости, что его или ее следует сдерживать и управлять его или ее лучшими.

    Адам Смит: 1723 — 1790

    Смит был еще одним шотландцем, который работал в Эдинбурге. Его обычно считают первым настоящим экономистом: социологом, занимающимся анализом функционирования рынков. В своей самой известной работе The Wealth of Nations Смит утверждал, что (в основном) свободный рынок, работающий без чрезмерного вмешательства государства, естественным образом приведет к бесконечному экономическому росту и почти всеобщему процветанию. Его целями были монополии и протекционистские налоги и тарифы, ограничивающие торговлю между странами; он утверждал, что, если государства откажутся от такой обременительной практики, сам рынок увеличит благосостояние, как если бы общее процветание нации было поднято «невидимой рукой».”

    Важность Смита, помимо основания самой экономической науки, заключалась в том, что он применял точно такие же идеи и идеалы Просвещения к рыночному обмену, как и другие философы к морали, науке и так далее. Смит также настаивал на том, что что-то в человеческих делах — экономика — действует в соответствии с рациональными и познаваемыми законами, которые можно открыть и объяснить. Его идеи, наряду с идеями Дэвида Рикардо, английского экономиста на поколение моложе Смита, обычно считаются основополагающими концепциями «классической» экономики.

    Жан-Жак Руссо (1712 — 1778)

    Руссо был великим философом эпохи Просвещения. Он добился известности, выиграв конкурс эссе в 1749 году, написав резкую критику своего современного французского общества и заявив, что его так называемая «цивилизация» была коррумпированным фасадом, подрывающим естественные моральные устои человечества. Он продолжал писать романы и эссе, которые привлекли огромное внимание как во Франции, так и за рубежом, утверждая, среди прочего, что дети должны учиться у природы, познавая мир, позволяя развиваться своей природной доброте и характеру.Он также отстаивал идею о том, что политический суверенитет проистекает из «общей воли» людей в обществе и что граждане в справедливом обществе должны быть фанатично преданы как этой общей воле, так и своим собственным моральным стандартам (Руссо утверждал, в крайне неточный и анахроничный аргумент, что древняя Спарта была отличной моделью для по-настоящему просвещенного и нравственного устройства). Концепция Руссо моралистического, фанатичного правительства, оправдываемого «общей волей» народа, впоследствии стала идеологической основой Французской революции, которая началась всего через десять лет после его смерти.

    В то время политические последствия Просвещения были на удивление приглушенными. Практически каждое общество в Европе осуществляло официальную цензуру, и многим философам приходилось публиковать свои более провокационные работы с использованием псевдонимов, иногда прибегая к незаконным издательским операциям и к контрабандистам книг, чтобы избежать этой цензуры (не говоря уже о собственном потенциальном аресте). Точно так же одна из важных функций салонов, упомянутых выше, заключалась в обеспечении безопасных пространств для идей Просвещения, и многие из женщин, которые руководили салонами, поддерживали (иногда финансово) противоречивые проекты, такие как Энциклопедия, на ранних стадиях.В целом философы имели тенденцию открыто нападать на самые вопиющие несправедливости, которые они воспринимали в царских правительствах и организованных церквях, но в то же время их скептицизм в отношении интеллектуальных способностей простых людей был таков, что почти никто из них не защищал политическую систему, кроме политической системы. лучшая, более рациональная версия монархии. Точно так же философы быстро приветствовали (вплоть до подхалимства) монархов, которые, по их мнению, оправдали свои надежды на идеал рациональной монархии.

    В свою очередь, философия Просвещения привлекала различных монархов и знать. Во многих случаях они уверовали в существенную справедливость аргументов философов и не видели ничего противоречащего между проявлением своей силы и идеями просвещения. Тем не менее, монархи были склонны видеть «просвещенные реформы» с точки зрения повышения эффективности своих правительств. Они определенно не отказались от своей реальной власти, хотя некоторые из них, по крайней мере, облегчили бремя крепостных, которые трудились на королевских землях.

    Одно из главных влияний, которое, по мнению Просвещения, несомненно, оказало на европейскую (и, следует отметить, раннюю американскую) политику, было в сфере правосудия. В 1764 году дворянин из Милана Чезаре Бонешана написал краткую работу под названием «О преступлениях и наказании », в которой утверждал, что важнейшей обязанностью государства является защита жизни и достоинства своих граждан, в том числе и тех, кто обвиняется в преступлениях. Среди прочего, он утверждал, что богатые и бедные должны нести ответственность перед одними и теми же законами, что целью системы правосудия должно быть как предотвращение будущих преступлений, так и наказание за прошлые, и что пытки были варварскими и контрпродуктивными. .Некоторые монархи во второй половине восемнадцатого века фактически запретили пытки в своих владениях, и в течение этого периода во многих королевствах постепенно развивались «рационализированные» системы правосудия.

    Пожалуй, самым известным «просвещенным монархом» был Фридрих II (Великий) из Пруссии (годы правления 1740–1786). Большой любитель французской литературы и философии, он настаивал только на том, чтобы говорить по-французски, когда это возможно (он однажды сказал, что немецкий — это язык, пригодный только для разговора с лошадью), и он обновил прусский королевский дворец во французском стиле, в котором он жадно принимал салоны Просвещения.Фридрих настолько произвел впечатление на французских философов, что Вольтер приехал жить в его дворец на два года, пока они не поссорились. Вдохновленный идеями Просвещения, он освободил крепостных на королевских землях и запретил более обременительные феодальные обязанности крепостных, принадлежащих его дворянам. Он также рационализировал королевскую бюрократию, заставив всех абитуриентов сдать формальный экзамен, что обеспечило ограниченную социальную мобильность для неблагородных.

    Еще одним правителем, вдохновленным идеями Просвещения, была царица Екатерина Великая (г.1762 — 1796) России. Екатерина была корреспондентом французских философов и активно культивировала в России искусство и образование, вдохновленные эпохой Просвещения. В надежде повысить эффективность российского государства, она расширила бюрократию, реорганизовала административное деление Российской империи и ввела более строгое и широкое образование для будущих военных офицеров. Она также создала первое в России учебное заведение для девочек — Смольный институт, куда принимали дочерей знати и, в конечном итоге, состоятельных простолюдинов (по иронии судьбы, учитывая ее собственную власть, институт учил благородных девушек быть послушными и послушными женами, а не потенциальные лидеры).

    Екатерина была не просто поклонницей философии Просвещения, но и активным участником «Республики букв», написав серию пьес, мемуаров и опер, призванных прославить русскую культуру (не в последнюю очередь вопреки обвинениям в русской отсталости писателей в Запад), а также ее собственный успех в качестве правительницы. Однако ее энтузиазм по поводу Просвещения значительно ослаб, когда в 1789 году началась Французская революция, и хотя русские дворяне обнаружили, что их собственные привилегии расширились, подавляющее большинство русских подданных остались крепостными.Как и Фридрих Прусский, оценка Екатерины «разума» не имела ничего общего с демократическими импульсами.

    Одной из основных политических тем эпохи Просвещения, которая не требовала доброй воли монархов, была идея прав человека (или «прав человека», как их обычно называли в то время). Возникнув в результате сочетания рационалистической философии и того, что историки называют новыми «чувствами» — прежде всего признания общей человечности различных категорий людей, — концепции прав человека быстро распространились во второй половине восемнадцатого века. В свою очередь, они поддержали оба требования о политической реформе и помогли вдохновить энергичное движение за отмену смертной казни (против рабства), которое особенно процветало в Великобритании. Подобно тому, как пытки стали казаться почти всеми мыслителями Просвещения не просто жестокими, но архаичными и иррациональными, так и рабство превратилось из бесспорной экономической необходимости в отвратительную форму продолжающейся несправедливости. Подобно тому, как идея прав человека вскоре вдохновит и американскую, и французскую революции в последние десятилетия восемнадцатого века, движения против рабства того времени увидят, что многие из своих целей будут достигнуты в первые несколько десятилетий девятнадцатого (Великобритания запретит работорговля в 1807 году и само рабство в 1833 году, хотя потребовалась Гражданская война в США в 1860-х годах, чтобы положить конец рабству в Соединенных Штатах).

    За некоторыми примечательными исключениями эта забота о правах не распространялась на женщин. Подобно тому, как научная революция полностью отказалась от реальных эмпирических методов, просто поддержав древние стереотипы о неполноценности женщин, подавляющее большинство философов-мужчин либо полностью игнорировали женщин в своих трудах, либо утверждали, что женщин необходимо держать в подчиненном социальном положении. Те же самые философы, которые охотно посещали женские салоны, часто писали, что женщин против образованных женщин относились к мужчинам как к сверстникам.Великие произведения раннего феминизма, появившиеся в эпоху позднего Просвещения, такие как книга английской писательницы Мэри Уоллстенкрафт «Защита прав женщины » в 1791 году, подвергались яростным нападкам, а затем в значительной степени игнорировались, пока современное феминистское движение не поставило проблему в большей части. столетие спустя.

    Радикальное Просвещение и подполье

    Хотя господствующее направление Просвещения определенно было делом элиты, проводимым публично, в нем были и другие элементы. Так называемое радикальное Просвещение (термин был изобретен историками, а не людьми, участвовавшими в нем) было связано с идеями, слишком скандальными для поддержки основных философов, такими как откровенный атеизм. Одним из примеров этого феномена было появление масонства, «тайного», хотя его нетрудно найти для большинства мужских европейских элит, групп единомышленников мыслителей Просвещения, которые собирались в «ложи», чтобы обсуждать философию, устанавливать политические связи и общаться.

    Некоторые масонские ложи были связаны с гораздо более распространенной частью «радикального» Просвещения: огромным подпольным миром нелегальных издателей и контрабандистов.В областях с относительно ослабленной цензурой, таких как Нидерланды и Швейцария, на протяжении всего восемнадцатого века работали многочисленные небольшие типографии, выпускавшие нелегальную литературу. Некоторая часть этой литературы состояла из запрещенных работ самих основных философов, но большая часть из них была просто пиратскими и «упрощенными» версиями таких вещей, как Энциклопедия. Эта нелегальная индустрия снабжала читающую публику, особенно читающую публику, небольшими деньгами, которые они могли потратить на книги, с их существенным доступом к мысли Просвещения.

    Например, как отмечалось выше, реальный том (не говоря уже обо всем многотомном комплекте) Энциклопедии был слишком дорогим для обычного ремесленника или торговца. Такой человек может, однако, позволить себе пиратскую копию размером с брошюру нескольких статей из Энциклопедии, которые могут ее заинтересовать. Аналогичным образом, многие работы, которые в то время явно выходили за рамки допустимых рамок законной публикации (включая как прямые нападки на христианство как мошенничество, так и шокирующее количество порнографии), были опубликованы и контрабандой переправлены в такие страны, как Франция, Англия и Пруссия. из подпольных издательств.Возможно, самое большое влияние радикального Просвещения в то время заключалось в том, что оно сделало основные идеи Просвещения — как бы плохо они ни были изложены в пиратских произведениях — более доступными для гораздо большей части европейского общества в целом, чем они были бы в противном случае.

    Выдающиеся философы Просвещения редко открыто критиковали социальную иерархию, частью которой они были. Злоупотребления церкви, невежество знати, даже несправедливость королей могли быть справедливой игрой для критики, но ни один из наиболее известных философов не призывал к эквиваленту политической революции.Только Руссо был достаточно смел, чтобы защищать республиканскую форму правления как жизнеспособную альтернативу монархии, и его политические идеи были гораздо менее известны при его жизни, чем его размышления об образовании, природе и морали. Даже в эссе Канта прославлялось то, что он назвал «публичным использованием разума», а именно, интеллектуалы обмениваются идеями, защищая при этом авторитарную власть (прусского, в его случае) короля, требующего от своих подданных «подчиняться!»

    Проблема заключалась в том, что, хотя большинство основных фигур Просвещения сами были социальной элитой, их мысли были в конечном итоге разрушительными для христианского общества порядков. Почти все философы утверждали, что легитимность монарха основана на его правлении, совпадающем с процветанием нации, и отсутствии жестокости и несправедливости в законах страны. Подразумевалось, что люди имеют право судить монарха с точки зрения его или ее компетентности и рациональности. Точно так же одна из основных политических и социальных структур, на которую нападали философы , заключалась в том, что дворяне пользовались огромными юридическими привилегиями, но в целом ничего не сделали, чтобы заслужить эти привилегии, кроме того, что родились членами дворянской семьи.Напротив, философы сразу отметили, что многие представители среднего класса были намного умнее и компетентнее, чем средний дворянин.

    Кроме того, несмотря на сложность публикации на фоне цензуры, философы многое сделали для того, чтобы увидеть, что организованная религия подорвана. Все основные мыслители Просвещения соглашались с единственной позицией в отношении религии, заключающейся в том, что «откровенная» религия — религия, авторитет которой основан на чудесах, — это ерунда. Согласно философам, историю чудес можно опровергнуть, и современные чудеса обычно переживали сумасшедшие, женщины и бедняки (и поэтому автоматически вызывали подозрение с точки зрения их элиты, мужчин). Чудеса по самой своей природе предполагали нарушение естественного закона, и, согласно самым основным принципам мысли Просвещения, это было просто невозможно.

    Таким образом, Просвещение сделало больше для нарушения общественного и политического строя к концу восемнадцатого века, чем предполагалось большинством его членов.Наиболее очевидное и яркое выражение этого разрушения имело место в паре политических революций: сначала в американских колониях Великобритании в 1770-х годах, затем во Франции, начиная с 1780-х годов. В обеих революциях идеи, остававшиеся абстрактными в эпоху Просвещения, проявились в форме новых конституций, законов и принципов управления, и в обоих случаях одним из побочных продуктов были сильные потрясения.

    Цитирование изображений (Wikimedia Commons):

    Салон Mme.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *