Содержание

Габдулла Тукай Избранное Перевод с татарского В.С.Думаевой-Валиевой


(Казань, изд-во «Магариф», 2006 г.)


 
СОДЕРЖАНИЕ >>>

В.С.Думаева-Валиева
Сближение (Предисловие)  

Стихотворения

В саду знаний
Просыпайся, мужик!
Поэт и Хатиф
О перо!
Пушкину    
После расставания
О, эта любовь!
Я ль не горемычный?
Неужели так и сгину?
Надпись на могильном камне моей любимой
Когда б не ты!
Татарским девушкам
Редактору
Небесной деве-гурии
Стеклянная голова
Осень
К нации
Нашей молодёжи, организовавшей литературный вечер
Что рассказывают шакирды, вышедшие из медресе
Вопросы
К свободе
Нищий
Весна
Пара лошадей
Поэту
Другу, который советуется, жить ли ему на свете
Утешение
Шурале
Театр
Слова одного татарского поэта
Свидание
Родной земле

Предостережение
Не уйдём!
Крик души
Праздник в детстве
Поэт
К… (Сегодня, встретившись с тобою…)
Обманулся
Странная любовь
Надежда
Жизнь
Твои руки
К портрету
Совет
Любовь
Сегодня праздник
Таз
Золотой гребень
Если не
В мгновенье жизни…
Сенной базар, или Новый Кисекбаш
К… (Поэт! В глубокой тайне…)
Сердце
Моё завещание
Сомнения и колебания
Пророк
Два пути
Опозоренной татарской девушке
Минута сомнения
Книга
Субханалла, субханалла
Родной аул
Национальные мелодии
Моя звезда
Без названия
Родной язык
Молитва матёри
Люби Аллаха
Беспробудный сон
Птичка
Счастливый ребёнок
Любил бы
В школе
Кончил дело — гуляй смело!
Лошадь, Сани и Арба
На фабрике
Сказка о Баране и Козе
Рассвет
Мигражь
Назидание
Самоубийце
После страданий
Голос горького опыта
Летний день
Иногда
Вступающим на жизненный путь
Раскаяние
Молодёжь
Лестница
Некто    
Последние слёзы
Разбитые надежды
Кручина
«Жизнь люби, люби народ свой…»
Не всё то золото, что блестит
Наша семья
Гали и коза
Белый дед
Вчера и сегодня
К… (Случится если поскользнуться…)
Прозрение
Жалоба
Ночь откровения
Заклинание
Осенние ветры
Ярмо
Во время грозы
Мияубике
Утро
Признаки весны
Светлой памяти Хусаина
Валлахи
Сознание
Восход солнца на западе
Считаются людьми
Просьба
Враги
Вечернее желание
Джигиты
Дитя в раю
Не стану мелочиться
Незабываемое время
Буран
Баловень природы
Казань и Закабанье
Казань и Заказанье
Безнравственность
Три истины
Шихаб хазрет
Перед сном
Мороз
Болезнь
Гению
Чаяния народа по случаю великого юбилея
Тафсир или перевод?
Кыйтга
Слова Толстого


Проза

Старец Мухамметгали
Хаджи
Что я помню о себе
Первое дело по пробуждении

Всё ближе к Тукаю (Н. Хисамов)


 

%d0%b3%d0%b0%d0%b1%d0%b4%d1%83%d0%bb%d0%bb%d0%b0%20%d1%82%d1%83%d0%ba%d0%b0%d0%b9 — с русского на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АлтайскийАрабскийАрмянскийБаскскийБашкирскийБелорусскийВенгерскийВепсскийВодскийГреческийДатскийИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИсландскийИтальянскийКазахскийКарачаевскийКитайскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПерсидскийПольскийПортугальскийСловацкийСловенскийСуахилиТаджикскийТайскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрумскийФинскийФранцузскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

Биография Габдуллы Тукая кратко (жизнь и творчество)

Габдулла Тукай – один из самых известных татарских поэтов, активный защитник демократии и преобразователь татарского языка.

Габдулла Тукай появился на свет 26 апреля 1886 года в маленькой деревне, находящейся под Казанью. Семья будущего писателя была глубоко религиозной. Его отец ушёл из жизни, когда мальчику едва исполнилось 5 месяцев. Через 2 года его мать успешно выходит замуж и оставляет ребёнка одного. Вскоре она забрала Габдуллу обратно, но идиллия продлилась недолго. Мать умерла и Тукай остался сиротой. Его взяли на попечение приёмные родители, жившие в селе Учили. Детство татарского поэта было полно жестокости и недопонимания. Его часто унижали сверстники, а попытки пристроить Габдуллу к новым родителям с треском проваливались. Сам писатель никогда не любил вспоминать этот период жизни.

В 1890-ых годах Тукай обучается в мусульманской школе (медресе), расположенной в городе Уральске, параллельно посещая русский класс. В это время он начинает увлекаться русской классикой. Особенно ему нравились произведения А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Он начинает заниматься переводом их романов и стихотворений на татарский язык, сохраняя рифму и звучание. В юношестве Габдулла начинает писать собственные стихи и очерки. Вместе с этим он занимается общественной деятельностью. Его творения печатались в журнале «Новый век».

Революция 1905 года очень сильно повлияла на мировоззрение татарского поэта. Он начал осознавать, что татарский народ угнетают и притесняют. Демократические настроения охватили Тукая. Переехав в 1907 году в Казань, он сотрудничает с революционными организациями. Несколько месяцев спустя Габдулла отправляется в путешествие и пишет такие произведения, как «Пара лошадей», «Светлой памяти Хусаина», «Татарская молодежь» и «Маленькое путешествие». Его материальное положение становилось плачевным. За ним началась слежка со стороны властей. Тем не менее писатель продолжал бороться за права людей. Он ездит по поселениям Казанской губернии, где общается с простыми людьми.

В 1911 году Тукай отправляется в Астрахань, где наблюдает плачевную жизнь Поволжья. Он также посещает Самару и Уфу, где знакомится с башкирским писателем Мажитом Гафури. Затем он останавливается в Санкт-Петербурге на 2 недели. Здоровье Габдуллы начинает ухудшаться. Вскоре он заболевает чахоткой. Для лечения он отправляется в казахские степи. Его состояние не улучшалось. Писатель возвращается в столицу Казанской губернии, где продолжает работать над своими произведениями, изредка появляясь в типографии. Умер поэт 15 апреля 1913 года от обострившейся болезни.

Очень кратко

Габудалла Тукай это советский, татарский народный писатель. Его считают основателем современного татарского языка. Он внес огромный вклад в развитие татарской литературы. За свою короткую жизнь он смог изменить многих писателе, в том числе и русских.

Он появился на свет в 1886 году на Кавказе. В его семье была смешанна кровь с татарами и башкирами. Он очень рано остался без родителей. Забота о мальчики легла на плечи его всех ближайших родственников. Он был слабым мальчиком и часто болел. К конце 19 века он начал обучение в одной из мусульманских школ. Там он проучился недолго, так как его перевезла тетя в город Уральск.

С этим городом Тукай будет связан до конца своей жизни.

Он прожил там несколько лет, а потом этот город найдет отражение в его поэзии. В этом городе он продолжает учебу в учебном заведение такого же плана. Его заинтересовал русский язык, и он в свободное время начал посещать русские классы в школе. В это время он увлекся литературным творчеством Пушкина, Достоевского и Тургенева. Не смотря на свое слабое здоровье, он был лучшим учеником в классе и всегда совершенствовал свои знания. Он стал заниматься литературой, когда ему было шестнадцать лет, и в это время родились его первые стихи. В это же время он переводил произведения русских писателей на татарский язык. Первым его переводом была басня Крылова.

После окончания учебы он перебрался в Казань, где посещал множество литературных кружков. Он также был членом литературного общества. Он был напечатан во всех существующих в то время журналах Казани. В 1911 году он отправляется в путешествие по Российской Империи. Он посещает множество городов, Уфа, Петербург, Астрахань и другие.

Особое внимание он уделил реке Волга. Он проехал от самого низа реки, до самого верха. Он очень удивлялся красоте низовьев этой реки. В этом путешествие он познакомился с многими литературными деятелями. Он провел в разъездах по стране два года своей жизни.

Когда он вернулся домой в Казань то быстро встал в калию своей жизни. В 1913 году он неожиданно умер. Все его читатели не понимали как это возможно, ведь ему было всего лишь двадцать шесть лет. В его честь была назван улица и парк в городе Нижнекамск. В этом городе помнят и чтут этого человека…

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

Другие биографии:

  • Борис Николаевич Ельцин

    Борис Ельцин – первый президент Российской Федерации, который руководил страной с 1991 по 1999 гг. Борис Николаевич Ельцин появился на свет 1 февраля 1931 года в селе Бутка

  • Максим Горький

    Псевдоним «Горький» был взят писателем потому, что вся его жизнь не отличалась приторной сладостью. В раннем детстве родители Максима Горького умерли и его воспитывали бабушка и дедушка, которые не отличались особым богатством.

  • Сергий Радонежский

    Родители Сергия, Кирилл и Мария, были людьми благочестивыми. Жили они в Твери. Там и был рожден будущий святой, приблизительно в 1314 году, во время правления князя Дмитрия. Митрополитом русской земли был Петр.

  • Франц Йозеф Гайдн

    Йозеф Гайдн известен как австрийский композитор 18-го века. Всемирное признание получил благодаря открытию таких музыкальных жанров как симфония и струнный квартет, а также благодаря созданию мелодии

  • Ленин Владимир Ильич

    Владимир Ильич Ленин – политический деятель и революционер. Был рожден в 1870 году, в Симбирске. За всю свою жизнь основал много партий Советского Союза. Он окончил Симбирскую гимназию, и поступил в Казанский университет

Габдулла Тукай – татарский поэт и прозаик, литературный критик, переводчик. В 19 лет сделал первые переводы на русском языке, .

.. басни Ивана ­Роль Габдуллы Тукая – любимого татарского поэта – в моей жизни. Мой дед знал его.

(Материал мой полный есть в «Электронная татарская энциклопедия». Авторы на букву «А»)

Здесь:
О Тукае
Единственная любовь Тукая, которую он стеснялся всю жизнь.
О памятнике в СПб
Дополнительные материалы, которые предлагаю.

(В конце повествования предлагаю для родителей, учителей и заинтересованных читателей некоторые ссылки на сказки-мультфильмы Г. Тукая, рекомендую прочесть книги-биографии серии ЖЗЛ, в интернете можно найти аудиосказки, электронные варианты произведений писателей и поэтов)

«Карьера поэт, переводчик
Дата рождения 26 апреля 1886 г.
Телец
Возраст 26 лет
Дата смерти 15 апреля 1913 г.
Место рождения Республика Татарстан, Россия
Семейное положение не был женат@
Карьера поэт, переводчик»
https://24smi.org/celebrity/79512-gabdulla-tukai.h…

«Габдулла Тукай родился в деревне Кушлавыч 26 апреля 1886 года. Его отец умер, когда мальчик был младенцем, а спустя 4 года скончалась и мать, оставив ребенка круглым сиротой. Отчим не стал брать на себя обязанности по воспитанию Габдуллы и передал его на руки деду, мулле Зиннатулле. Жизнь мальчика была нелегкой. В те времена всему народу жилось непросто, поэтому лишний человек в доме означал непредвиденные и нежеланные расходы.

Дед нашел удачное решение, отправив внука в Казань в приемную семью. Мальчика приняли с теплом и добротой. Но через 2 года названные родители заболели и отправили Габдуллу восвояси. Дома его никто не ждал. Дед вновь пустился на поиски приюта для ребенка.

Постоянные переезды, нищета, отсутствие внимание и заботы сказывались на мировосприятии Тукая, который рос истощенным и болезненным. Кров ему решился предоставить крестьянин Сагди, живший в селе Кырлай. Он тоже был беден, но лишние руки в деревне всегда были к месту. От тяжелого физического труда здесь было не сбежать никому, и в детстве Тукаю приходилось много работать.

В 1895 Габдулла Тукай подался к тете в Уральск. Он нашел приют в доме купца Усманова. Юноша начал учиться, посещая мусульманскую школу. Он стал учить русский язык и демонстрировать способности в разных направлениях. Окружающие обращали внимание на его талант.

В 19 лет Тукай сделал первые переводы на русском языке. Произведениями, над которыми он работал, оказались басни Ивана Крылова. Поэзия так увлекла молодого человека, что он стал переводить работы русских литераторов на татарский язык, знакомя публику с талантами великих поэтов и писателей.

В 1904 году работы Габдуллы были напечатаны в журнале «Новый век». Поначалу Тукай подражал арабско-персидским традициям в поэзии, но русская литература привнесла в его манеру новые черты. Сочинения Александра Пушкина и Михаила Лермонтова произвели на переводчика большое впечатление и вдохновили на поэтическое творчество. Несмотря на сложное детство, Габдулла Тукай считал себя счастливым и в свои произведения вкладывал самые позитивные и чувственные мотивы.

Поэзия и общественная деятельность

Революция и реакционный период, начавшийся в 1905 году, добавили новые ноты в произведения поэта. Он стал голосом демократии, выступал против власти и капитализма. Угнетение родного татарского народа литератор описывал в произведениях, которые публиковались в периодических изданиях. Он писал стихи о революции и острые памфлеты на татарском языке.
Работая корректором и наборщиком текстов, постепенно Тукай стал сотрудником издательств. Он решил переходить от слов к делу, пропагандируя революцию, и участвовал в демонстрациях и протестах. В 1907 году Габдулла оставил мусульманскую школу и стал полноценным деятелем революции. Его произведения в этот период несли в массы призывы к пробуждению боевого духа. Автор предлагал согражданам побороться за честь родной земли и демократические заветы в таких сочинениях, как «Не уйдем!».

Габдулле оказалось тяжело осознать причины, по которым революционеры потерпели поражение. Он был растерян, волна пессимизма, захватившая поэта, просматривалась и в его творчестве. Тукай вернулся в Казань, видя свое предназначение в усилении литературы в родном городе.
Писатель свел знакомство с прогрессивными молодыми людьми и стал пробовать себя в сатире. За год проживания в Казани он написал несколько очерков, стихотворений и публицистических произведений, главными темами которых были тревога за народ, оптимизм и вера в справедливость, превознесение чести и достоинства. Автор публиковался в журналах «Зарница» и «Молния». Став опытным литератором, Тукай выпустил цикл произведений, среди которых было «Светлой памяти Хусаина», посвященное его близкому другу.
Автор не стеснялся выражать мысли и чувства на бумаге, деля их с читателем. Произведения «Гнет» и «Возвращение в Казань», относящиеся к этому периоду творчества, отчетливо дают понять, что автор больше не находился в мире иллюзий, а объективно оценивал суровые бытовые реалии. Он был востребован в профессии и среди творческой интеллигенции. Произведения, созданные в 1911-1912 годах, написаны под влиянием ностальгических мыслей о родине и патриотизме.

Тукай предпринял путешествия вдоль Волги. Он побывал в Астрахани, где познакомился с местными активистами. Весной 1912 года поэт отправился через Уфу в Санкт-Петербург, где к тому моменту сосредоточились революционные идеи и продвинутая интеллигенция. Впечатление от поездки закрепило знакомство с поэтом Нариманом Наримановым, революционером Муллануром Вахитовым и писателем Мажитом Гафури.
Проблемы со здоровьем, уже в этот период дававшие о себе знать, не остановили поэта. Из Петербурга он поехал в Троицк, а оттуда держал путь в казахскую степь, надеясь на чудодейственное лечение кумысом. Вернувшись в Казань, Габдулла Тукай понял, что начинающаяся чахотка не отступает. Высокая нагрузка и плохие условия существования усугубляли ситуацию. Но воинственный настрой не исчезал со страниц его произведений.

Личная жизнь

По воспоминаниям современников, Габдулла Тукай сторонился девушек, стесняясь собственной внешности. Худой и невысокий, с бельмом на глазу, вынуждавшим носить темные очки, он не верил, что может кому-то нравиться. Поэт не слыл модником, потому что не позволяли финансы, да и интереса к этому не было. Деньги в его кармане периодически появлялись, ведь публикации приносили гонорары, но Тукай не умел копить: он раздавал в долг без возврата, устраивал дружеские вечера, помогал знакомым.

Девушки то и дело оказывали Габдулле знаки внимания, поджидая у редакции, а поэт избегал любых встреч. Зайтуна Мавлюдова, купеческая дочь, также мечтала о знакомстве с Тукаем. Она обратилась за помощью к родственникам. Фатих Амирхан представил девушку поэту, когда тот играл с коллегами в карты в издательстве. Первая встреча была краткосрочной: Тукай не проявил интереса, и Зайтуна ретировалась. Всего молодые люди виделись 5 раз.

Вторая встреча состоялась случайно: Тукай заметил девушку из окна трамвая и приветствовал ее. В третий раз инициативу проявила Зайтуна. Их общение продлилось чуть дольше. Тукай был несмел, постоянно собирался уйти, а влюбленная Зайтуна удерживала его под любым предлогом. Четвертое свидание дало Тукаю возможность чувствовать себя свободнее.

Они вместе провели время после литературного вечера, прогуливаясь по улице. В пятый раз молодые люди встретились в редакции. Зайтуна уезжала из Казани в Чистополь и зашла попрощаться. Габдулла обещал прийти на пристань проститься и не пришел.

Спустя 5 лет, когда Тукай был на смертном одре, Зайтуна приехала навестить его в больницу. Она дожидалась разрешения войти в палату, но Габдулла запретил это. Позднее девушка вышла замуж за церковного служителя, ее сын и внучка стали поэтами. Перед смертью женщина просила похоронить ее как можно ближе к могиле Тукая. На его надгробном камне высечены строки из стихотворения, посвященного возлюбленной.
Личная жизнь Габдуллы Тукая не сложилась. У него не было жены и детей. Вплоть до самой смерти в его сердце теплились чувства к Зайтуне.

Смерть

Биография татарского поэта коротка. Он скончался в возрасте 26 лет в апреле 1913 года. Причиной смерти стала чахотка, осложнившаяся голодом. Работа в пыльной типографии в 1912 году обострила заболевание. Смерть Габдуллы Тукая стала потерей для литературы и искусства.

Сейчас интерес к творчеству поэта, публициста и переводчика поддерживается на государственном уровне. В память о Габдулле Тукае открыт литературный музей в Казани. В сквере на улице Пушкина, названном в его честь, стоит памятник писателю, а его фото украшают учебники по литературе. Его персоне посвящен официальный сайт, где описана биография Тукая и приведены примеры произведений.

Библиография

  • 1905 – «О свободе»
  • 1906 – «Паразитам»
  • 1906 – «Государственная дума»
  • 1907 – «Что рассказывают шакидры»
  • 1907 – «Не уйдем!»
  • 1907 – «Шурале»
  • 1908 – «Националисты»
  • 1908 – «Сенной базар или Новый Кисекбаш»
  • 1911 – «Гнет»
  • 1911 – «Дача»
  • 1912 – «Татарская молодежь»
  • 1913 – «Надежды народа…»»
  • https://24smi.org/celebrity/79512-gabdulla-tukai.h…
«Любовь поэта. Единственная женщина Габдуллы Тукая

29 марта 2011, 10:00

«Татарский Пушкин» Габдулла Тукай, юбилей которого мы отметим в апреле, в отличие от «солнца русской поэзии» не был сердцеедом и за почти 27 лет своей жизни так и не познал радости счастливых отношений с женщиной. Хотя у Тукая была масса поклонниц, он сторонился их и вообще старался всячески избегать контактов с противоположным полом. Неудивительно, что на школьных уроках татарской литературы о Тукае рассказывают лишь как о «борце за народное счастье». Впрочем, была все-таки одна девушка, которой удалось отогреть замерзшее сердце, — это Зайтуна Мавлюдова. Тукай видел ее всего пять раз. Но этого оказалось достаточно, чтобы у поэта родилось несколько шедевров любовной лирики.

Как известно, внешне Габдулла Тукай был далек от образа покорителя женских сердец: невысокий, худой, с «руками, которые своими размерами и мягкостью напоминали руки 13 — 14-летней девушки» (так описывал его редактор и издатель газеты «Аль-Ислах» Вафа Бахтияров). В его левом глазу было бельмо, отчего он до жути не любил фотографироваться (в архивах хранятся лишь14 — 15 снимков, которые сделаны не по желанию поэта, а по воле его близких). Ко всему прочему Тукай был не очень-то чистоплотен, да и одевался как попало. Вот как описывал его поэт Сагит Рамеев: «Он носил то несколько тесную, то, наоборот, совершенно просторную одежду. На голове у него красовалась неизменная кепка или широкая русская фуражка. Хотя он и носил длинные волосы, но никогда их не причесывал. В баню ходил редко, одежда его всегда была грязной, помятой, с прилипшими пушинками от подушки».

Несмотря на все это, Тукай очень нравился женщинам. Поклонницы были готовы отдать всё за адреса его «тайных явок», чтобы подстроить якобы случайную встречу. Но поэт знал об этом и принципиально не посещал те дома, где хотя бы теоретически могли оказаться женщины. Говорят, этот его «страх» здорово мешал работе. Порой он часами не мог попасть в редакцию газеты, так как там постоянно находились его поклонницы — ждали, когда он придет, чтобы хоть одним глазком взглянуть на знаменитого поэта. Что же мешало Тукаю сблизиться со слабым полом? Его биографы пишут о некой «психологической или физической преграде». Но что это была за преграда — неизвестно. Тукай, являвшийся, по сути, одиночкой, живущий в своем собственном мире, никогда и никому не говорил о своих проблемах и предпочитал переживать всё внутри себя.

Его единственная муза, Зайтуна Мавлюдова, была одной из тех поклонниц, что искали с ним «случайных» встреч. Родилась девушка в Чистополе в доме богатого купца. Известно, что у Мавлюдовой было хорошее воспитание, она была очень начитанной с широким кругом интересов. Говорят, в ее поведении и суждениях было что-то европейское, и это, дескать, пленило Тукая. Ну и, что немаловажно, Зайтуна была очень красива. Судя по фотографиям, это была невысокая, миниатюрная девушка с густыми темными волосами и правильными чертами лица.

Свои пять встреч с великим Тукаем Мавлюдова описала в воспоминаниях о поэте (сегодня эти рукописи хранятся в казанском музее Габдуллы Тукая). Зайтуна пишет, что, когда ей было 14 лет, она вместе с матерью и старшей сестрой переехала из Чистополя в Казань, «чтобы жить вместе с братьями». Жизнь в большом городе проходила не очень весело: время до обеда сестры проводили в школе, а после садились за рукоделие — вышивали рубашки и наволочки на продажу. Единственной отдушиной были газеты и журналы, издававшиеся в ту пору.

«С наслаждением и воодушевлением знакомясь в татарской печати с одним стихотворением Тукая, я с нетерпением ждала появления других, — признается Зайтуна в воспоминаниях. — Мне очень захотелось воочию увидеть человека, который сочиняет столь глубокомысленные, правдивые и красивые строки, услышать из его уст, как он читает свои стихи… У меня зародилось желание познакомиться с ним. И мы с сестрой начали искать такую возможность».
На счастье девушек их казанские родственники были знакомы с другом и соратником великого поэта — Фатихом Амирханом. Узнав о мечте юной Зайтуны, Амирхан велел сестрам почаще приходить в редакцию «Аль-Ислах». Девушки так и делали, но застать Тукая им все не удавалось (оно и понятно, зная его «принцип»). Но однажды «в один из прекрасных весенних дней», как пишет Зайтуна, они с сестрой проходили мимо редакции. Фатих Амирхан, сидевший у открытого окна, поздоровался с сестрами и предложил им после прогулки зайти в редакцию, так как «скоро сюда на правление должен прийти Тукай».

«Когда мы пришли, — пишет Зайтуна, — Габдулла Тукай, Фатих-абый и Вафа Бахтияров играли в карты «на дурака». Тукай сидел напротив дверей, в пиджаке, без головного убора. Когда мы входили, он поднял голову и один раз взглянул на нас. Мы поздоровались с Фатих-абыем, и он познакомил нас с Тукаем. Тукай поздоровался с нами, не поднимая взгляда. Спросив о здоровье, продолжил игру. Мы не стали играть. Немного посидели и ушли. Так я впервые познакомилась с Тукаем».
Вторая встреча была мимолетной: Тукай поклонился девушкам, завидев их из открытого окна трамвая.

Третья встреча состоялась возле редакции: тут уж благодаря настойчивости Зайтуны поэту пришлось уделить девушке время и поговорить с ней.
«Он держался как-то несмело, по возможности стараясь не встречаться взглядами, пишет Зайтуна. — Он порывался скорее уйти, но я под разными предлогами пыталась задержать его, чтобы подольше слушать его речи».

Во время четвертой встречи Тукай, кажется, стал чувствовать себя более свободно: они довольно долго беседовали, прогуливаясь после литературного вечера.
А в записях, посвященных пятой, последней встрече с Тукаем, чувствуется обида Мавлюдовой: «1908 год, 12 июня. Мы решили уехать из Казани и вновь вернуться в Чистополь. В тот день, чтобы повидаться с Тукаем, мы быстренько пришли в редакцию… Когда мы ему сообщили о том, что возвращаемся в Чистополь и пришли только попрощаться с ним, он произнес: «Очень жаль». Некоторое время он о чем-то расспрашивал нас, а потом мы простились с ним. Расставаясь, мы сказали, когда и каким пароходом уезжаем… Хотя Тукай пообещал прийти на пристань и проводить нас, вновь мы его не увидели».

Через пять лет, когда Тукай умирал от болезни легких в больнице Клячкина, Зайтуна приехала к нему. Она стояла за дверью и ждала разрешения войти. Но он сказал друзьям: «Пусть уходит, я не хочу, чтобы она видела меня жалким и слабым…».

Спустя годы после этого Зайтуна Мавлюдова с семьей переехала в Уральск, где вышла замуж за священнослужителя. Любопытно, что ее сын Атилла Расих стал поэтом и даже получил Государственную премию имени Габдуллы Тукая. Внучка Мавлюдовой, Фарида Расулева, тоже стала поэтессой (именно она передала в казанский музей Тукая личные вещи и рукописи своей бабушки). Эти записи, обнародованные всего лишь несколько лет назад, сняли с Зайтуны все обвинения в том, что она, «будучи глупой и грубой девчонкой, не поняла гения и не ответила ему взаимностью». А в том, что чувство к Зайтуне у поэта было, биографы не сомневаются. Не сумев объясниться с девушкой в жизни, он сказал о своей любви в стихах.

Венера БЕЛЯЕВА

…не
Сегодня он встретил тебя на улице, поклонился;
Он и этому рад: разве не безумец?
Читала ли ты в Коране хвалу?
Это о тебе сказано: «Нет другой
ни на востоке, ни на западе!

Странная любовь
Люблю, с ума схожу, —
Но бегу от любимой, будто шурале от людей,
Как увижу — делаю вид, что не вижу…»
Подробнее: https://www.tatar-inform.ru/news/society/29-03-20…

Википедия.

«Габдулла Тука́й (тат.Габдулла Тукай, Ğabdulla Tuqay[3][4][5], عبدالله توقاي‎; Габдулла Мухамедгари́фович Тукай, тат. Габдулла Мөхәммәтгариф улы Тукай, Ğabdulla Möxämmätğärif uğlı Tuqayev; [26] апреля1886, деревня Кошлауч, Больше-Менгерская волость, Казанский уезд, Казанская губерния[6] — [15] апреля1913, Казань, Казанский уезд, Казанская губерния) — татарский народный поэт, литературный критик, публицист, общественный деятель и переводчик.

Детство
Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в деревне Кошлауч. Отец — Мухамедгариф Мухамедгалимов (1843—1886), уроженец деревни Кошлауч, Казанского уезда, Казанской губернии[7], с 1864 года «указной» мулла в родной деревне. Мать — Мэмдудэ (1864—1890). Дед Габдуллы по отцовской линии — Мухамедгалим, также был муллой. А дед Габдуллы по материнской линии — Зиннатулла Амиров (1829—1909[8]) — башкир по происхождению[9][10], уроженец села Казмакты[11] Гайнинской волости Осинского уезда Пермской губернии[12], обучался в Султанаевском медресе[13], служил муэдзином в Кошлауче, а позже по просьбе жителей Учили пошёл муллой к ним[7]. Брат и сестра поэта — Мухамметшариф (1873—1890), Газиза (1877—1963).
Когда Габдулле было около пяти месяцев, он лишился отца; позднее мать оставила ребёнка на воспитание бедной старушке, затем забрала обратно, но вскоре умерла, и в возрасте четырёх лет мальчик стал круглым сиротой. Отчим отдал его в семью деда Зиннатулы. О пребывании в семье деда Г. Тукай вспоминает следующее: «Меня все толкали и шпыняли. Были у меня слёзы — без утешения, детские шалости — без одобрения, еда и питьё — с укором и злобой. В этой семье я переболел ветрянкой и другими детскими болезнями, был до крайности измождён и истощён. Когда болел, слышал одно и то же: „Подох бы скорей, одним ртом стало бы меньше“». Не сумевший прижиться в семье мальчик был отправлен дедом Зиннатуллой со знакомым ямщиком в Казань, где Г. Тукай оказывается в приёмной семье: «Ямщик остановился на Сенном базаре и стал выкрикивать в толпу: „Отдаю ребёнка на воспитание, кто возьмёт“. Из толпы вышел мужчина, забрал меня у ямщика и, как приёмного сына, привёл домой». В семье бездетного жителя Ново-Татарской слободы по имени Мухамметвали, Г. Тукай провёл около 2 лет. Его приёмные родители заболели и вынуждены были вернуть Габдуллу в Учили. В семье деда Зиннатулы не были рады возвращению Габдуллы. Г. Тукай вспоминал: «Моё возвращение для домочадцев, считавших, что навсегда избавились от меня, явилось полной неожиданностью. Вскоре дед и бабушка, потерпевшие неудачу устроить меня в городе, задумали найти семью в деревне. Каждого, кто проезжал мимо, спрашивали, нет ли у них желания взять в семью сироту». И такая семья нашлась. В 1892—1895 годах жизнь Г. Тукая проходит в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кошлауча.
Уральск
В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Галиаскара Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и проявляя высокую одарённость в учёбе. Первые литературные опыты Тукая частично запечатлелись в рукописном журнале «Аль-Гаср аль-джадид» («Новый век») за 1904 год. В этот же период он переводит на татарский язык басни Крылова и предлагает их к изданию. Увлекается поэзией Пушкина и Лермонтова. Его первым замечательным поэтическим созданием на чисто татарском языке был перевод стихотворения А.Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 году под названием «Сон мужика».
Молодой Тукай (справа) вместе с Камилем Мутыгием-Тухватуллиным (примерно 1905 год)
После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фике́р» (Мысль), «Аль-гаср аль-джадид» (Новый век), «Укла́р» (Стрелы). Тукай сотрудничает в них и выступает с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. Он участвует в прошедших волной по городу демонстрациях.
В начале 1907 года Тукай покидает медресе «Муты́гия» (Тухватуллиных). Начинается его «вольная жизнь». Третьеиюньский переворот 1907 года означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым откликом на это было тукаевское стихотворение «Не уйдём!», в ярких строках которого прозвучал голос борца, зовущего до конца стоять за честь Родины и демократии. Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара лошадей», «Родной земле», написанные одновременно с «Не уйдём!», были посвящены теме Родины.
Казань
Осенью 1907 года Тукай приезжает в Казань, чтобы посвятить свою деятельность творчеству. С осени этого года начинается его период в Казани — пять лет и восемь месяцев, которые он посвятит служению своему народу, своей Родине. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа») — Фатих Амирхан и др. Все свои творческие возможности Тукай в этот период посвящает сатирико-юмористическим журналам «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»).
К 1908 году в творчестве Тукая возникает целый цикл поэтических и очерково-публицистических произведений. Такие его стихотворения, как «Осенние ветры», «Гнёт», «Дача» (1911), «Чего не хватает сельскому люду?» (1912), «Надежды народа…» (1913), его близкая дружба с Хусаином Ямашевым (1882—1912) и стихотворение, посвященное его памяти («Светлой памяти Хусаина», 1912), свидетельствуют о том, что поэт питал искреннее сочувствие к своим современникам — борцам за народное дело и благоговел перед их неподкупной человеческой совестью и духовным благородством. Стихотворения «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская молодежь» (1912) пронизаны чувством исторического оптимизма. Большинство его стихотворений и путевых очерков, опубликованных в 1911—1912 гг., написано под впечатлениями посещения им деревень Заказанья — своей малой Родины. В них запечатлена реальная действительность, оцененная с позиции заступника народа. Отвергая пресловутую «деревенскую идиллию», Тукай трезво смотрел на сельскую реальность, стремясь охватить социальные контрасты её будней («Чего не хватает сельскому люду?», «Гнет», «Возвращение в Казань»).
Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911—1912 гг. он совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года Тукай пароходом приезжает в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь Тукай остаётся в гостях у своего друга поэта Сагита Рамиева. В Астрахани он встречается с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным туда за революционную деятельность в родном краю. Весной 1912 года Тукай решается на более значительное путешествие по маршруту Казань — Уфа — Петербург. В Уфе он встречается с М. Гафури. Эта встреча оставляет глубокий след в жизни обоих народных писателей, укрепляет их симпатии друг к другу. В Петербурге Тукай встречается с Муллануром Вахитовым, впоследствии видным революционером.
Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая, Тукай покидает столицу и отправляется в Троицк, где останавливается у купцов Яушевых.[14][15] Затем он едет в казахскую степь — пить кумыс, надеясь этим поправить своё здоровье. В Казань возвращается в начале августа. В столице Тукай работает в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжает писать.
Габдулла Тукай в больнице, 1913 год
Последние годы жизни и деятельности Тукая свидетельствуют о том, что писатель, всё ближе постигая народную действительность, резко ощущал разлад с враждебным народу обществом и беспощадно осуждал все то, что могло бы лечь тенью на его гражданскую совесть («Первое мое дело после пробуждения», «По случаю юбилея» и др. ).
2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут Габдуллы Тукая не стало, как писал Горький, «от голода и чахотки»[16]. «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта», — писали казанские русскоязычные газеты. Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и животворных источников для дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.
Могила Г. Тукая на Татарском кладбище Казани
Габдулла Тукай похоронен на Татарском кладбище Ново-татарской слободы (Казань)».

Вот что пишут про памятник:

«Описание: Памятник Габдулле Тукаю в Санкт-Петербурге.
Памятник известному поэту, основоположнику татарского литературного языка Габдулле Тукаю (Габдулле Мухамедгарифовичу Тукаеву) установлен в Санкт-Петербурге. Памятник располагается в сквере на пересечении Зверинской улицы и Кронверкского проспекта, на этом месте когда-то была татарская слобода. Бронзовая скульптура является подарком городу от республики Татарстан. Открытие монумента состоялось в 2006 году. Событие было приурочено как раз к 120-летнему юбилею «татарского Пушкина», как называют великого поэта. В открытии памятника приняла участие делегация из Татарстана. Для достижения портретного сходства скульпторы Ахнаф Зиякаев и Ян Нейман использовали фотографии поэта. Архитектором проекта выступил Станислав Одновалов. Основание постамента сделано из гранита. Верхнюю часть занимают горельефы по произведениям Тукая, также изображены персонажи одной из его сказок. Высота памятника — 240 сантиметров.
Читать подробнее на http://www.rutraveller.ru/place/27003»
Кто же такой любимый в нашей семье Габдулла Тукай?
Можно переписать из книжек аннотации, можно из ЖЗЛ, можно вспомнить, но проще и правильней будет дать некоторые ссылки для заинтересованных читателей (в конце имеется список источников моей статьи).
Очень понравилось название «Тукаеведение» и сразу же такое красивое приветствие на сайте «Добро пожаловать на Интернет-портал, посвященный татарскому поэту Габдулле Тукаю (1886-1913)». И дальше яркое словосочетание «Феномен Тукая». Как интересно, не правда ли?
В статье (даю только начало) Т. Галиуллина и Р. Сабирова «Габдулла Тукай: навеки народный» они начинают тоже заманчиво (как дальше не прочесть?) Перепечатываю вручную, копировать не получается: «Габдулла Тукай… Литературный гений, который прожил всего 27 лет, своими яркими и звучными стихами заслужил высокого звания «народный поэт». В чем же причина такого признания? Габдулле Тукаю, родившегося 26 апреля 1886 года в деревне Кушлавыч под Казанью, сиротство настигло еще в колыбели: в пятимесячном возрасте он остался без отца, в три года – без матери».
Какой несчастный ребенок. Читаешь и слезы наворачиваются. Впечатлительный я человек. В наше врем этим мало кого удивишь. Но биография великого человека, который не сник и смог выжить, своим примером помог многим подняться на ноги и не упасть духом! Для меня этот пример до сих пор актуален! «По сути, Тукай на себе испытал состояние человека, родившегося и выросшего в самых тяжелых условиях жизни, что позволило ему во всей полноте изобразить трагическую историю татарского народа, его тяжелое настоящее и туманное будущее».
Дальше – больше. Нужно читать, читать много и сравнивать, чтобы найти общее и увидеть настоящую правду, как кто-то писал, Блок, кажется.
Мой дедушка, по словам мамы и записей в большой книге, был знаком и с Г. Тукаем (сам был шакирдом) и с М. Гафури (про него есть рассказ, его написала раньше, в прошлом году. Тогда моему сыну было 12 лет и я прочитала ему то, что умел в его возрасте делать Гафури). Да, в воспитательных целях я прибегаю и к примерам великих. Не только российских. Кто знает, может, и мой дедушка читал (сайт Национальной библиотеки Республики Татарстан): «В начале 1907 года Тукай покинул медресе «Мутыгия» (слышала я от мамы это название, было в документах, Г.А.) (Тухватуллиных). Началась его «вольная жизнь». Стихотворение «Что рассказывают шакирды…» (январь 1907 г.) явилось как бы декларацией, призывавшей интеллектуальное молодое поколение «идти в народ»:
Старое забудем.
В счастье и беде
Мы народу будем
Помогать в труде.
Будем делить с ним
Радость и горе,
Будем с народом
Всегда и везде.
(Перевод С. Липкина».
Не буду развивать тему длинно, моя цель – ознакомительная и написана как воспоминание о лучших годах жизни – детских, о том, как литература может быть помощником в воспитании детей, какую большую роль играет литература в жизни человека в целом. Об этом можно прочитать, но, желательно, держа в руках настоящую книгу!
В конце своей мысли хочу уверенно сказать, что детей и народ я люблю! Учительство, а также репетиторство и воспитательская работа в Санкт-Петербурге смело может доказать это. Я – маленькая частичка своего большого народа. Горжусь нашими непростыми корнями, среди которых большое место имеет татарские, всегда буду стараться быть полезной обществу, детям. Вот хотя бы творчеством и просвещением, и умереть не стыдно будет:
«Жизнь люби, люби народ!
Мир, его, его стремленья!
Ну, а если смерть придет,
Умирай без сожаленья!
Светлым будущим дыша,
Презирая оскорбленья,
Все стерпи ты!
Лишь душа
Пусть не знает униженья!»
Г. Тукай.
Спасибо маме за Г. Тукая, за его слова, за его мудрость и жизненный опыт, который мог бы послужить примером для многих людей. Мы гордимся им и будем передавать из поколения в поколение традиции народные через классиков.
Некоторые источники моей статьи:
Детские книжки из моей домашней библиотеки:
— ЖЗЛ (Жизнь Замечательных Людей),
— Сказки «Шурале», «Су анасы»
— Татарская электронная библиотека : «Шурале» http://kitap.net.ru/shurale-r.php.
— Рассказы мамы – филолога (см. биографию) – о жизни поэта, в детстве читала наизусть «Шурале» и «Су анасы».
— О памятнике Г. Тукаю в Санкт-Петербурге. http://www.rutraveller.ru/place/27003
— Габдулла Тукай: http://gabdullatukay.ru/rus/index.php?option=com_…
http://gabdullatukay.ru/rus/index.php?option=com_f…
Предлагаю ознакомиться с:
Мультфильмы:
Мультфильм «Кырлай» по стихотворению Г.Тукая https://www.youtube.com/watch?v=Ic3tOehZgRc
Мультфильм «Су анасы» (Водяная) на русском языке
https://www. youtube.com/watch?v=rC4Err65UpE
Мультфильм Су анасы (Водяная) на татарском языке
https://www.youtube.com/watch?v=qYSVkfT4Ht4
Г.Тукай шигыре буенча «Бала бел;н К;б;л;к» мультфильмы
https://www.youtube.com/watch?v=VOuBqMBpaog
Г.Тукай шигыре буенча «Кызыклы Ш;керт» мультфильмы
https://www.youtube.com/watch?v=ExM3Xxanzg8
Шурале
https://www.youtube.com/watch?v=OL1Ol_1UVyM
Татарская электронная библиотека: http://kitap.net.ru/tukay.php
(Габдулла Тукай
; Безне; милл;т ;лг;нме, ;лл; йоклаган гынамы?
; Шур;ле
; Су анасы
; Кярхан;д;
; К;;; бел;н Сарык хик;ясе
; Сайланма шигырьл;р 1905-1906
; Сайланма шигырьл;р 1907
; Исемд; калганнар
; Шурале (рус)
; Водяная (рус)
; Сказка о козе и баране (рус)
; Стихи (рус)
Национальная библиотека Республики Татарстан
http://kitaphane.tatarstan.ru/tuk_1.htm
«Все для детей»: http://allforchildren.ru/poetry/author202-tukai.p…
«Город Казань. Официальный сайт города»: http://www. kzn.ru/old/page2422.htm
Гугл-поиск:
Тукай, Габдулла. Википедия
Сайт музея Габдуллы Тукая в селе Новый Кырлай, где можно найти некоторые произведения Тукая Габдуллы на русском языке и

«Мы предаем Тукая. Свинцовый мрак предательства сгустился над нашими головами…»

Руслан Айсин о великом поэте, в чьем творчестве обнаружило свое пристанище татарское бытие

Вряд ли Габдулла Тукай хотел, чтобы лава его творчества застывала сегодня в причудливых формах, когда не только устанавливают памятники в его честь, но и хоронят татарский язык в школах, уверен Руслан Айсин. Тукай по-настоящему народный поэт, но не в буржуазно-пошлом понимании. Он был глашатаем народной воли, которая исходила из вулканических глубин коллективного бессознательного. Но сейчас мы застываем в духовном кризисе вместе с остывающей лавой слова поэта…

26 апреля татарский мир традиционно отмечает день рождения великого поэта Габдуллы Тукая

ПОЭТ В РОССИИ — БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЭТ

26 апреля татарский мир традиционно отмечает день рождения великого поэта Габдуллы Тукая. Он обозначен как праздник поэзии и родного языка. Татарский писатель Мажит Гафури назвал Тукая не только «солнцем литературы, но и солнцем татар». Его сравнивали с Пушкиным и Лермонтовым. Но он был другой, хоть и чтил Александра Сергеевича, признавал в нем мэтра, того, кому можно подражать. Можно подражать стилю изложения, механике, но вот поэтическая душа — она эксклюзивна, скроена уникальным образом, как отпечатки пальцев. Это и отличает большого поэта от посредственного.

Поэт в России — больше, чем поэт.

В ней суждено поэтами рождаться

лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства,

кому уюта нет, покоя нет.

Евгений Евтушенко

И правда, поэтическая душа воспаряет по-иному, воспринимает все иначе, она может сочленять неистовую страсть и холодный анализ эпохи. Она может говорить с коллективной душой самого народа и вещать от ее имени.

Таковым был Габдулла Тукай. Биография поэта — это второстепенная вещь, возможно, она где-то и влияет на творчество, но ведет его не изгиб жизненных перипетий, а нечто другое — божественный дар. «Гений чистой красоты». Как измельчало время, потухли слова, испохаблены смыслы! Если во времена Пушкина понятие «гений» означало дух, возвышенную сущность, то в наше время оно несет совсем другой оттенок. Тукай был носителем «гения» как духа, его народность заключена именно в этом, творческий ритм его резонирует с коллективным духом татарского народа.

Язык — это духовная сила. Вильгельм фон Гумбольдт говорил, что язык формирует мир через мысль. Тукай, несмотря на молодость и «незрелость» (очередной блеф эпохи связывать мудрость с опытом), за что его при жизни критиковали консерваторы и завистники, через язык раскрыл откровение духа. Истина языка связана с энергией этого духа, пока она жива, жив и сам язык. Он вулкан, остывающая лава которого долгие годы согревала нацию, давала духовное тепло.

«В творчестве Тукая обнаружило свое пристанище татарское бытие»

ОН БЫЛ ГЛАШАТАЕМ НАРОДНОЙ ВОЛИ

Вот сказал же немецкий философ Мартин Хайдеггер, что язык есть дом бытия. В творчестве Тукая обнаружило свое пристанище татарское бытие. Он выражал глубинные вопросы жизни, по-своему, как мог, через перестройку татарских мифов и сказок, через сказания. Ему удалось выступить концентратом и медиатором многих векторов: политики, литературы, религии; соединить прошлое и будущее. Сам он был и символически находится в настоящем, через которое до сих пор идут эти токи, оказывающие влияние на нашу многофакторную жизнедеятельность.

Можно сетовать на то, что он прожил мало и успел бы много чего написать, выступить лидером татар, которые вошли на рубеже веков в большую эпоху модерна, расправив плечи, но все это ни к чему. У поэта другая хронологическая шкала жизни. Величайший французский поэт Артюр Рембо, предопределивший культуру и искусство всего ХХ века и повлиявший на становление сюрреалистов, экзистенциалистов, структуралистов, за пять лет активного творчества (с 15 и до 21 года) создал такие произведения, которым нет равных до сих пор. Как писал один французский исследователь, лучше бы его вообще не было, столько загадок, в такую глубину он нас всех погрузил, что мы по сей век бьемся и не можем ни на йоту приблизиться к подножью творческого гения Рембо!

Рембо прекратил писать в 21 год, Тукай умер в 26, Лермонтов, написавший: «Нет, я не Байрон, я другой / Еще неведомый избранник», — погиб в одном возрасте с ним. Все трое оставили большую номенклатуру текстов. Тукай был наверное самым плодовитым татарским поэтом своего времени. Даже спустя столетие мы не в состоянии переварить его наследие и продолжаем черпать, словно из бездонного колодца, его мудрость.

Тукай по-настоящему народный поэт, но не в буржуазно-пошлом понимании, а гностического типа. Он был глашатаем народной воли, которая исходила из вулканических глубин коллективного бессознательного. Века забвения татарской мысли, логоса вышли с Тукаем на авансцену, он продекламировал не свои стихи, а выразил татарский моӊ.

Вряд ли Габдулла Тукай хотел, чтобы лава его творчества застывала сегодня в причудливых формах «протокольной любви к его поэзии», когда не только устанавливают памятники в его честь, но и хоронят татарский язык в школах. И не зря он оставил нам гимн татарского народа «Туган тел», чтобы мы помнили его раздирающие душу слова, которые горят огненным завещанием всем нам.

Мы предаем Тукая. Свинцовый мрак предательства сгустился над нашими головами, мы еще делаем вид, что все хорошо. Мы застываем в духовном кризисе вместе с остывающей лавой тукаева слова… Символы не должны каменеть, они должны жить и гореть пронзительным пламенем духовной свободы!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Жизнь Габдуллы Тукая. Детство. Биография. Творчество.

Жизнь Габдуллы Тукая. Детство. Биография. Творчество. Наследие

Габдулла Тукай

Габдулла Тукай был известнейшим деятелем Татарстана. Этот удивительный человек обладал множеством талантов, именно поэтому с успехом совместил такие направления как написание прозы и поэзии. Кроме того, Габдулла Тукай абсолютно заслуженно был назван критиком и профессиональным переводчиком.

Биография Габдуллы Тукая

Жизнь писателя Габдуллы Тукая с самого детства не была легкой, ведь еще совсем младенцем, в возрасте чуть более, чем четырех месяцев, он остался без отца. Вскоре, едва мальчику исполнилось 4 года, как он превратился в сироту, потеряв еще и мать. Отчим Габдуллы не решился вешать на себя ответственность по воспитанию чужого отпрыска и передал мальчика в семью деда Зиннатуллы. Совместный быт не давался легко ни самому будущему писателю, ни его родственникам, как вспоминает сам Габдулла Тукай. Биография кратко описывает не только тяготы и невзгоды самого мальчика, но народа в те времена в целом, никто не желал иметь у себя дома лишний рот, именно поэтому дед Зиннатулла и отправил внука вместе с ямщиком в город Казань, где малыш обрел свою приемную семью. Но детское спокойствие Габдуллы длилось недолго, и уже в течение двух лет приемные мать и отец захворали и вскоре им пришлось вернуть ребенка обратно.

Неудивительно и то, что в родном селе будущего великого писателя никто не ждал. Поэтому расстроеный дед не сдавался и искал, куда бы пристроить непрошеного родственника. На радость всем Габдулла Тукай был принят семьей бедного крестьянина Сагди, который проживал в селе Кырлай. Эти годы не были простыми, как вспоминает сам Габдулла Тукай. Деревня заставляла много работать физически и не щадила ни стар, ни млад.К концу девяностых годов 19 века Габдулла Тукай перебрался в город Уральск. Там начинающий поэт поселился в доме купца Усманова. Именно там он начал посещать занятия в мусульманскую общеобразовательную школу, которая находилась под покровительством семьи Тухватуллиных. Как раз в те годы он стал заниматься русским и демонстрировать свои первые успехи в учебе. Именно в тот момент окружающие начали замечать в мальчике задатки будущего гения слова.

В девятнадцатилетнем возрасте Габдулла Тукай осуществил свои первые переводы, которыми становятся произведения известного баснеписца Крылова, а годом позже он увлекается поэзией и занимается переводом на татарский язык известных русских произведений, чем демонстрирует свой далеко идущий талант. На обучении Габдулла Тукай открывает для себя работы Пушкина и Лермонтова, которые вдохновили его на собственные стихи. Так начинается его путь, как поэта. Хоть, как вспоминает сам Габдулла Тукай, детство его было не самым легким и безоблачным, но именно эти годы показали ему все то, что он потом вложил в свои произведения.

Первые шаги Габдуллы Тукая как поэта

Революционные действия 1905 года послужили огромным толчком для творчества поэта и писателя, так как именно их он описывал в своих первых произведениях, публикуясь в печатных изданиях того времени. Самые популярные и запоминающиеся его стихи можно было прочитать в газетах и журналах, а это уже было достойное признание успеха для совсем еще молодого автора. Там он выступает не только с поэзией, но и с прозой, описывая в статьях революционные действия. Габдулла Тукай кратко описывает действия революционеров, отдавая больше своего внимания творчеству. Но при этом поэт является активным деятелем и принимает самое непосредственное участие во всех демонстрационных действиях.

По окончанию медресе Тухватуллиных Габдулла целиком отдает себя творчеству и уже в 1907 году выходит его знаковое произведение «Не уйдем!», которое посвящено третьеиюньскому перевороту и призывает до конца стоять и сражаться за свою Родину.  Габдулла Тукай всей душой и сердцем был предан своей земле, поэтому так пропагандировал отставить демократию в своих стихах. Чуть позднее на свет появляются стихи, которые также олицетворяют рвение писателя сражаться на благо Родины, что и делал сам Габдулла Тукай. 

Развитие творческого таланта Габдуллы Тукая

1907 год в жизни поэта ознаменован его переездом в Казань, где его творческая деятельность все больше набирает обороты. Он знакомится с литературной элитой города, поддерживает связь с молодыми начинающими поэтами и писателями и продолжает публиковаться в известных газетах и журналах. Основным направление произведений Габдуллы Тукая на тот момент становится юмор и сатира, именно такие произведения он пишет для журналов «Молния» и «Зарница».

В Казани жизнь Габдуллы Тукая набирает обороты и здесь он издает уже целый цикл произведений, становясь уже опытным и известным поэтом, а также писателем. В свои произведения он вкладывает всю душу, демонстрируя все свои боли и переживания, например, произведение «Светлой памяти Хусаина» посвящалось памяти его друга, за которого он переживал.  Габдулла испытывал теплые чувства ко всем своим единомышленникам, которые находились в постоянной борьбе за народное дело.

Произведения 1911-1912 годов были написаны поэтом под впечатлением от посещения земель своего детства. Там прослеживается и патриотизм, и оптимизм, и вера в светлое будущее своего народа.

Детство, которое Тукай прожил в деревне, дало ему возможность здраво оценить все реалии сельской жизни, поэтому в своих стихотворениях «Гнет», «Возвращение в Казань», он не только восхищается и нахваливает красоты природы и деревенской жизни, но в свойственной ему манере описывает все жизненные трудности, через которые вынужден проходить крестьянин, добывая кусок хлеба для себя и своей семьи. Все произведения Габдулла Тукай пишет, только лишь основываясь на своем личном опыте и отношении к происходящему вокруг, поэтому его стихи необычные, пронизанные его индивидуальностью. Все стихотворения демонстрируют читателю основные события тех лет через призму мировоззрения Габдуллы Тукая.

Про Габдуллу Тукая сказано немало добрых слов, ведь он заслужил это благодаря своим уникальным произведениям, пропитанным духом борца за свободу и демократию и в то же время проявлением тонкой и ранимой души. Произведения Габдуллы открывают его для читателя, как многогранную и интересную личность.

Габдулла Тукай описывал в своих стихах всю свою жизнь, поэтому они получались такими яркими и жизненными. Так, например, в произведениях «Маленькое путешествие» и «Дача» можно проследить за поездкой Габдуллы в город Астрахань. Путешествие проходило по Поволжью, что имело свое отражение в этих стихотворениях. И хоть путешествие пароходом дается Тукаю нелегко, в силу его болезни, именно в Астрахани он принял решение о еще более сложной и дальней поездке: из Астрахани в Уфу, а затем в Петербург. Толчком для этого послужило знакомство поэта с Нариманом Наримановым — писателем из Азербайджана, который был сослан за участие в революционных действиях. Невозможно не заметить тягу Габдуллы Тукая к новых открытиям, путешествиям и знакомствам. Уже в Уфе Тукай знакомиться с мировым писателем Мажитом Гафури, а в Петербурге Габдулла встречает нового знакомого Мулланура Вахитова. И, конечно же, все эти встречи снова вдохновляют поэта на небывалые произведения.

Габдулла Тукай пробыл в Петербурге чуть меньше двух недель, затем снова отправился в путь, на этот раз пунктом его назначения был город Троицк. Но и на этом его тур не окончился. Далее Габдулла отправился в казахскую степь в надежде, что кумыс излечит его от болезни. После посещения степей Габдулла Тукайвозвращается снова на татарскую землю. Казань не щадит здоровье поэта, там ему приходится работать в плохих условиях, но Габдулла не сдается и не отходит от своей деятельности, несмотря на ухудшающееся здоровье.

Его последние произведения  олицетворяли весь воинственный настрой автора, ведь именно ближе к окончанию жизни поэт все больше ощущал на себе тяготы враждебно настроенного народа, что и демонстрировал в своих стихах.

В начале апреля 1913 в возрасте 26 лет Габдуллы Тукая не стало. Основными причинами его кончины считают чахотку и голод. Без сомнения, с уходом Габдуллы Тукая татарский народ потерял своего главного идейного поэта и писателя, признанного не только на Родине, но и далеко за ее пределами. Габдулла Тукай был самым великим национальным деятелем Татарстана. Но, уйдя, он оставил богатейшее наследие своим потомкам.

Наследие и богатство потомков Габдуллы Тукая

Он так виртуозно и грамотно описывал в своих произведениях все действия своего времени, что теперь наследники этого культурного богатства могут изучать свою историю начала 20 века по его стихам и статьям.

В большинстве своих произведений Тукай с упоением описывал революцию и все действия, происходившие вокруг нее. Он был ярым борцом за свободу для народа, поэтому события тех лет описаны настолько живо и ярко.

После окончания революции татарский народ делится на части, но Габдулла Тукай верит в единство своей нации и призывает к миру в своих произведениях, например, в стихотворении «Национальные чувства» Габдулла Тукай пропагандирует получение образования, ведь ему как никому другому известно, что такое тяжелая крестьянская жизнь в деревне.

Габдулла Тукай славен еще и тем, что он так далеко продвинул татарский язык, ославив его по всему миру, воспевая в своих произведениях. Без сомнений поэт душой и сердцем болел за свою Родину, этим объясняется его воинственность и борьба за демократию, ведь в своих стихотворениях он хотел донести истинные ценности татарского народа.

Среди большого количества произведений можно найти более сотни его стихов, рецензий на статьи и даже фельетоны. Даже очерк о своем детстве успел оставить великий татарский поэт Габдулла Тукай. Сказки  — это еще один повод для гордости писателя, ведь именно благодаря произведениям для детей, он пытался донести свои мысли и ценности до самых маленьких. Детей Тукай радовал и своими поэмами и переведенными сказками и песнями. Габдулла Тукай по праву был признан основоположником детской татарской литературы.

В наше время, если спросить любого татарского ребенка о том, кто для них главный литературный деятель, каждый школьник без сомнения ответит, что это Габдулла Тукай. Сайты Татарстана сейчас дают возможность детально изучить жизнь и творчество знакового поэта и это смело можно назвать поводом для гордости.

Память о Габдулле Тукая

Ни для кого не секрет, что Габдулла Тукай — это культовая фигура в становлении татарской культуры. Именно поэтому наследники так помнят и чтят основоположника татарского языка.

Казань ознаменована литературным музеем в честь поэта, а вот историко-мемориальный комплекс памяти Габдуллы Тукая расположился в его родной деревне Новый Кырлай.

Также в Казани назвали площадь в честь поэта и писателя, есть улицы и даже станции метрополитена имени Габдуллы Тукая.

Памятные мемориалы поэта можно встретить в Москве, Санкт-Петербурге и, конечно же, Уральске.

И самой памятной гордостью можно назвать премию искусств Республики Татарстан памяти Габдуллы Тукая.

Ежегодно в школе проводится масса мероприятий, фестивалей и конкурсов, как литературных, так и художественных, связанных с именем  величайшего поэта Габдуллы Тукая. Рисунки и стихотворения дети представляют на общий суд. Поэтому можно смело заявить, что и после кончины Тукай не перестает развивать детей и приобщать их к прекрасному.

 

татарский народный поэт спустя 107 лет вернулся в Уфу в виде памятника

В торжественном открытии памятника приняли участие Президент Татарстана Рустам Минниханов и врио главы Башкортостана Радий Хабиров

– Жизнь и творчество Тукая в том числе связаны и с Башкортостаном. Он любил башкирские легенды и песни, а дружба Габдуллы Тукая и Мажита Гафури еще больше сблизила два братских народа, – сказал Хабиров. –Башкортостанга рәхим ит, бөек Тукай! (Добро пожаловать в Башкортостан, великий Тукай!) – завершил он выступление на татарском языке. 

Радий Хабиров назвал памятник новым символом дружбы татарского и башкирского народов. 

Рустам Минниханов поблагодарил руководство Башкортостана и народ, который пришел почтить Тукая.  

– Габдулла Тукай знаменателен не только для татар, но и для всех тюркских народов. Памятник Тукаю поставили в очень красивом месте около театра, – сказал Президент Татарстана. 

Авторы памятника – уфимский скульптор Владимир Дворник и архитектор Леонид Дубинский. Памятник создан при финансовой поддержке мецената из Уфы Артура Хаджигалеева. 

Руководители двух республик возложили цветы к памятнику Тукая. На церемонию торжественного открытия памятника пришли более 300 человек, среди них были представители татарской и башкирской общественности и простые жители республики. Установка памятника Тукаю стало событием, которого они долго ждали. В момент открытия памятника на глазах у многих были слезы. Праздник завершился совместным исполнением песни на слова Тукая «Туган тел», ставшей неофициальным гимном татарского народа. 


«Открытие памятника Тукаю в Уфе для меня самое дорогое» 

Народный поэт Татарстана, лауреат премии им. Г. Тукая Роберт Миннуллин назвал установку памятника Тукаю в Уфе долгожданным событием как для татар, так и для башкирского народа. «Открытие памятника Тукаю в Уфе для меня самое дорогое», – сказал он ИА «Татар-информ». 

По словам поэта, обсуждение установления памятника Тукаю началось много лет назад. 

«С просьбой установить памятник Тукаю писатели Башкортостана публиковали объемные статьи, интеллигенция республики написала большое письмо главе Башкортостана, я также выступил со статьей. Проходили годы, уже было утверждено место для памятника. Но дело затягивалось, потому что татарские общественные организации не могли прийти к единому мнению, где должен стоять памятник и как он должен выглядеть. 

Я очень рад участвовать в открытии этого памятника. Это для нас не простой памятник. Он нас объединяет, потому что Тукай – это национальный поэт также и башкирского народа. Это они и сами говорят, это сказал и Мустай Карим», – отметил Роберт Миннуллин. 

высшая степень почтения


Народный поэт Татарстана, лауреат премии Тукая Зиннур Мансуров установление памятника Тукаю в Уфе назвал высшей мерой почтения, оказанного великому поэту.  

«Тукай вернулся в своем памятнике. 17 апреля 1912 года Габдулла Тукай приезжал в Уфу. Он планировал здесь подлечиться кумысом, но сезон еще не начался. Некоторое время пожил в городе, в одной из комнат фирмы “Сабах”. Встречался с Мажитом Гафури. Затем уехал в Санкт-Петербург. 

После отъезда Тукая Мажит Гафури с сожалением отмечал, что поэта не удалось принять на должном уровне. “Приехал к нам великий наш брат, а мы ему и почестей оказать не сумели, ни встречи организовать, ни в газетах толком сообщить об этом не смогли”», – вспоминал Зиннур Мансуров. 

«Открытие памятника – высшая степень почтения, оказанного братским башкирским народом нашему общему Тукаю. В своем памятнике Тукай вернулся, спасибо Всевышнему», – сказал он. 

«Площадь перед театром «Нур» будто пустовала» 

Председатель Союза писателей Республики Башкортостан Заки Алибаев отметил, что место для памятника выбрано очень удачное. 

«Один из самых красивых театров в Уфе – театр «Нур». До этого казалось, будто место перед театром пустует. Когда откроется памятник Тукаю, Уфа станет еще краше, это укрепит дружбу между двумя народами. Как наши родственные народы всегда понимают язык друг друга, думаю, будут понимать и душу, и сердце», – сказал Заки Алибаев в ходе встречи актива татарских организаций РБ с Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. 

«Открытие памятника Тукаю сближает нас», – поддержал коллегу председатель Союза писателей Татарстана Данил Салихов в интервью ИА «Татар-информ». 

«Башкирские писатели видят в Тукае своего наставника» 

Заведующая отделом по работе с татарскими писателями Союза писателей Республики Башкортостан Фания Габидуллинарассказала журналистам об отношении башкирских писателей и поэтов к Габдулле Тукаю. «Они видят Тукая своим наставником, человеком, указывающим им путь», – сказала она. 

«Башкирские писатели, поэты в Башкортостане всегда показывают свое отношение к Тукаю. У нас в 2017 году вышла книга «Мое слово Тукаю». Среди более чем шестидесяти представленных в сборнике писателей девятнадцать – башкирские поэты: Кадим Аранбай, Зайнап Биишева, Рами Гарипов, Хасан Назар, Лариса Абдуллина и другие», – пояснила Фания Габидуллина. 

Она отметила важность открытия в рамках Дней Татарстана в Башкортостане памятника Габдулле Тукаю. «В 2011 году было решение городского совета, однако памятник не был установлен. Проводились и конкурсы на лучшую скульптуру. Наконец, в прошлом году вышло постановление о месте установки памятника», – сказала она. 

«Когда выбирали место, предлагали улицу Тукая. После обсуждения остановились на другом варианте – это красивое место перед Татарским государственным театром «Нур». Думаем, что в будущем здесь появится и памятник Сахибжамал Волжской (татарская актриса, режиссер, основатель и руководитель театра «Нур» (1912). – Ред.), потому что нам хочется видеть Тукая, театр «Нур» и Сахибжамал в одной связке», – сказала Фания Габидуллина. 

Народный поэт Башкортостана Хасан Нажарна торжественном мероприятии посвятил Тукаю свое стихотворение.  

Габдулла Мухаммадгарифович Тукай(1886 – 1913) – татарский народный поэт, публицист, литературный критик, общественный деятель. Памятники Тукаю установлены в Казани, Москве, Санкт-Петербурге, Анкаре, Стамбуле, Набережных Челнах, городе Уральске (Казахстан), а также во многих других городах Татарстана и России.


В Астане прошел вечер поэзии Габдуллы Тукая


15 мая при книжном клубе «ProBooks» и Татарском образовательно-культурном центре «Дуслык» прошел вечер поэзии Габдуллы Тукая. На вечере состоялось традиционное обсуждение жизни и литературного пути Тукая, прозвучали стихи поэта на татарском, русском и казахском языках, а некоторые, вдохновленные атмосферой вечера, прочитали стихотворение собственного сочинения.Благодаря писательнице и публицисту Алии Ахетовой, специально приехавшей на вечер из Кокшетау, состоялся разговор о параллелях между казахской и татарской поэзией. Организаторов особенно порадовало, что литературное творчество Габдуллы Тукая привлекло внимание читателей всех возрастов, и тем самым состоялся тот самый «Диалог поколений», к сожалению, достаточно редкий сегодня.

 

Для справки: Габдулла Тукай — татарский народный поэт, литературовед, переводчик и публицист.Благодаря ему татарская литература поднялась на международный уровень и стала по-настоящему узнаваемой. Произведения Габдуллы Тукая переводили на русский язык Анна Ахматова, Арсений Тарковский, Вероника Тушнова.

 

adebiportal.kz

Фото by Ринат Дусумов























Для копирования и публикации материалов необходимо письменное или устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом Республики Казахстан «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8(7172) 57 60 13 (входящий — 1060)

Мнение автора статьи не является мнением редакции.

Министерство культуры Республики Татарстан

Сегодня в Казани состоялась торжественная церемония открытия памятника известному башкирскому поэту и писателю Мустаю Кариму.В мероприятии приняли участие Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, Глава Республики Башкортостан Радий Хабиров, Руководитель Администрации Президента Республики Татарстан Асгат Сафаров, Мэр Казани Ильсур Метшин и внук Мустая Карима Тимербулат Каримов.

Мустай Карим – классик башкирской литературы, автор выдающихся произведений, обогативших мировой культурный фонд. Опубликовал более 100 сборников стихов и прозы, более 10 драматических произведений.Лауреат ряда литературных премий и премий. Участник Великой Отечественной войны.

В своем приветственном слове Рустам Минниханов напомнил, что в прошлом году, в год 100-летия Республики Башкортостан, в Уфе был открыт памятник татарскому поэту Габдулле Тукаю. «В этом году Республика Татарстан отмечает свое 100-летие. И сегодня важное событие для наших регионов и народов – мы открываем памятник Мустаю Кариму. Поэт, драматург, публицист, участник Великой Отечественной войны, общественный деятель, имя которого золотыми буквами вписано в русскую и мировую литературу», — сказал Президент Республики Татарстан.

Он отметил, что произведения Мустая Карима всегда отличались глубоким смыслом, добротой и искренностью, красотой и богатством языка, национальным башкирским колоритом.

Рустам Минниханов выразил уверенность, что установка памятника Мустаю Кариму в Казани еще больше укрепит татаро-башкирскую дружбу, продолжит традиции культурного обмена и сотрудничества.

Затем Рустам Минниханов вручил государственные награды Республики Татарстан. Глава Республики Башкортостан Радий Хабиров награжден медалью «100 лет образования Татарской АССР» за весомый вклад в развитие сотрудничества между Татарстаном и Башкортостаном, укрепление дружбы и взаимопонимания между народами.

Радий Хабиров подчеркнул, что открытие памятника Мустаю Кариму в Казани – знаковое событие. «Для нас большая честь, что этот замечательный памятник будет открыт в самом центре Казани.Наш духовный наставник, поэт, фронтовик Мустай Карим всегда любил Татарстан, ратовал за вечную братскую дружбу двух республик и двух народов», — сказал он.

Глава Башкортостана поблагодарил Рустама Минниханова за реализацию этого проекта. «Вы один из самых опытных руководителей в нашей стране. Позвольте мне считать открытие этого памятника символом нерушимой дружбы между Башкортостаном и Татарстаном, а также нашей настоящей мужской дружбы.Пусть этот памятник символизирует наше дальнейшее процветание и движение вперед на благо нашего государства», — добавил Радий Хабиров.

Тимербулат Каримов в свою очередь поблагодарил руководство Татарстана и всех, кто принимал участие в создании памятника.

Затем Рустам Минниханов и Радий Хабиров возложили цветы к памятнику.

Памятник установлен на территории сквера на пересечении ул. Даурской и Оренбургского тракта. Автором скульптурной композиции выступил председатель Союза художников РФ, народный художник России, скульптор Андрей Ковальчук.

Пресс-служба Президента Республики Татарстан Булат Низамеев

26 апреля. Сегодняшние дни рождения

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ — «Сегодняшние именинники» — это универсальный магазин, где можно узнать о выдающихся казахстанцах, родившихся 26 апреля.

ИМЕНА

Габдулла Тукай (1886-1913) — татарский поэт, переводчик, литературовед и общественный деятель.

Родился в селе Кушлауч Казанской губернии (ныне Республика Татарстан, Россия). Свои первые стихи он сочинил, когда ему было всего 16 лет. Позже его стихи были переведены на многие языки. В 19 лет вернулся в Казань и начал сотрудничать с местными издательствами. В 1912 году его здоровье стало ухудшаться, и через год он скончался. Ему было всего 27 лет.

Сабит Муканов (1900-1973) — казахский писатель, один из основоположников современной казахской литературы, действительный член Казахской Академии Наук ССР.

Родился в Северо-Казахстанской области, учился на учительских курсах в Омске. В 1918-1919 годах был секретарем Магжана Жумабаева. Работал во многих газетах. Его именем названы Северо-Казахская областная универсальная научная библиотека, областной казахский музыкально-драматический театр, многие улицы в областном центре.

Шота Валиханов (1932-2021) — известный советский и казахстанский скульптор, заслуженный архитектор Казахской ССР, лауреат Государственной премии, один из авторов Герба Республики Казахстан.

Родился в Северо-Казахстанской области, окончил Московский архитектурно-строительный институт.

Багбан Таимбетов (1963 г.р.) прокурор СКО.

Родился в Кызылорадской области. Окончил Казахский Государственный Университет.

Работает с мая 2019 года.

Таласов Мухамеджан (1967 г.р.) — заместитель Министра обороны Республики Казахстан.

Родился в Кызылординской области. Окончил Комаровское Ленинградское высшее военное училище, Казахскую государственную юридическую академию и Среднеазиатский университет.

Работает с октября прошлого года.

Байжунусов Эрик (1965 г.р.) – генеральный директор Национального центра экспертизы лекарственных средств Министерства здравоохранения Республики Казахстан.

Родился в Алма-Атинской области. Окончил Алматинский государственный медицинский институт, Университет Мидлсекс, Великобритания, курсы управления общественным здравоохранением.

Даулет Ергожин (1979 г.р.) — заместитель Председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан.

Родился в г.Алматы. Окончил Казахскую государственную академию управления, Университет экономики и права и Саффолкский университет.

Назначен на должность в ноябре 2016 года.

Садык Акижанов (1984 г.р.) — Советник — Пресс-секретарь Премьер-Министра Республики Казахстан.

Родился в Павлодаре, окончил Казахский национальный университет имени аль-Фараби.

Работает с сентября 2019 года.

Жумагулов Олжас (1990 г.р.) является заместителем руководителя аппарата премьер-министра РК.

Родился в Алматы, окончил Американский Университет Лондона, Лондонскую Школу Экономики, Имперский Колледж Лондона.

Назначен на должность в марте 2021 года.


Шыгыр Шурале Татарча. Татарская сказка о Шурайле. Габдулла Тукай. «Шураиле» на татарском языке

Под Казанью есть Аул, по имени Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… чудный край!

Хоть я и не оттуда, но любовь его сохранила,
На Земле он работал — сеял, травил и боронил.

Он услышит большой аул? Нет, наоборот, маленькая
А река, народная гордость, всего лишь родничок.

Сиде Этот лес навсегда в памяти жив.
Бархатное одеяло расстилает траву.

Нет ни холода, ни знанья людей никогда не знали:
Ветер дует в свою очередь, в свою очередь и дождь пойдет.
От малины, клубники все в лесу Пестры-Пестро,
Набираешь полные ягоды, в миг полное ведро!

Часто я лежал на траве и смотрел на небо.
Грозный Рели показался мне бескрайним лесом.

Ровно воины, стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.

Сколько синих, желтых, красных цветочков переплелись,
И от них прелюбодеянье в сладком воздухе лилось.

Мотильи летали и садились и садились,
Как будто лепестки у них перевернулись.

Птица щебетала, звенел торт в тишине,
И пронзительное веселье наполняло мою душу.

Здесь и музыка, танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и драки, и скрипачи! . .

Летний лес изобразил, — я еще стих мой не сочинил
Наша осень, наша зима, и юный красавец,

И веселье наших гуляний, и весенний сабан туй…
Про мой стих, я помню ты не маши душой!

Но подождите, я заметил… Вот бумажка на столе…
Я сейчас расскажу о поездах Шурайле!

Я начну сейчас, читатель, ты мне не пенис:
По любой причине я проигрываю, я просто помню Кырлай!

Конечно, в этом удивительном лесу
Волк и медведь, и хитрая лиса.

Здесь охотники часто видят Белка водилась,
Серого зайца будит, Рогатого лося мелькает.

Много здесь троп тайных и сокровищ, говорят
Здесь много зверей страшных и чудовищ, говорят

Много сказок и верований ходит в родной край
И про Джину, и про Пери, и про страшную Шурайле.

Правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем в небе, может быть, в лесу чудес.

На одном из них я начну рассказ краткий мой
И — это мой обычай — я разбираюсь в веревках.

Как-то ночью, когда, сияя, в тучи скользит луна,
Джигит отправился в лес из Аулы за дровами в лесу.

На Арбе рванули быстро, сразу за топор взялись,
Тук Да Тук, деревья рубят, а круг плотный бор.

Как это часто бывает летом, ночь была свежая, влажная;
Поскольку птицы спали, наступила тишина.

Дровосек работой занят, знай, стучит сам, стучит,
На мгновение очарованный джигита забыл!

Чу! Какой-то крик — страшная даль вдали,
И остановился топор в качающейся руке.

И застыл от изумления наш проворный дровосек.
Смотрит — и глазам не верится. Кто этот человек?

Джин, грабитель или призрак этого урода?
Какой же он некрасивый, раскручивающийся страх берет!

Нос изогнут как рыболовный крючок,
Руки, ноги — точно сука, пугай и смелей!

Глаза злобно сверкнули, в черных впадинах горят.
Даже днем, не то что ночью, этот взгляд будет пугать!

Похоже на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшен рогом в палец нашей ценности.

У него палец на руках кривый,
Десять пальцев безобразных, острых, длинных и прямых!

И, в глазах пристальных, которые горели как два огня,
Дровосек храбро спросил: «Что ты хочешь от меня?»

«Молодой джигит, не бойся, не влеки меня к разбою,
Но хоть я и не разбойник, — Я не праведник святой.

Почему, если вы завидуете, я издал веселый вопль? —
Потому что я щекотно убивать людей привык!

Каждый палец приспособлен злобно тикать,
Я убиваю человека, заставляя смеяться!

Ну, пальчиками, брат мой, пошевелился,
Поиграй со мной в щекотку и развесели меня!

«Ну, я поиграю, — дровосек ему в ответ.
Только с одним заданием… Согласны или нет?

«Говори, мужик, будь, пожалуйста, смелым,
Все условия я приму, но давай скорее играть!

«Если да, то послушайте, как я решу — мне все равно.
Видите толстое, большое и тяжелое бревно?

Лесной дух. Лесная овца. Мы будем работать вместе.
На арме с тобой, вместе мы перенесем бревно.

Заметишь щель большую на другом конце бревна,
Там твои бревна держат качать, сила твоя!

В указанном месте засияло засветилось,
И, Джигита не превзошел, согласился Шуралы.

Пальцы длинные, прямые вставили в рот бревна.
Умники! Нехитрый трюк дровосека вы видите?

Клин, затыкнувшийся заранее, выбивает топор,
Зная, совершает ловкий затаенный секрет.

Шурале не утонет, он шевелит рукой,
Он стоит, не понимая умного вымысла человеческого.

Так со свистом полетел толстый клин, скрылся в Моле…
Поднялись и остались в щели пальцы Шурайле!

Шурайле коварство видел, Шуралы кричит, вопит,
Братьев на помощь зовет, лесных людей зовет.

С раскаявшимся Молото говорит Джигита:
«Сжался, надо мне уйти, отпусти меня, джигит!

Ни ты, джигит, ни сын не обидишь меня навсегда
Весь твой род не тронет никогда , о мужик!

Никого в обиду не дам, присягу привести хочешь?
Всем говорю: «Я друг джигиты, пусть гуляет в лесу!»

Мучительно больно!Дай волю , дай мне жить на земле,
Что тебе, Джигит, за прибыль от мучений Шурайле?»

Плачет, бедняга, скулит, вой, не свой,
Дровосек его не слышит, идет домой.

«Неужели это крик страдальца этой души?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?

Завтра, если я встречу нашу жизнь,
На вопрос : «Кто твой обидчик?» — Чье имя имя?»
«Так будь же, скажу я, брат, это не забудь:
Прозван я «по-хорошему»… а теперь пора мне идти.»

Шуралы кричит и воет, хочет силу показать,
Хочет бежать из плена, дровосек может наказать.

«Я умру! Лесные духи, помоги мне скорее
Пречуд в хорошем состоянии, погубил меня злодей!»

А на следующее утро со всех сторон прибежала Шурайле.
«Что с тобою? Задавил? Что ты, глупый, огорчился?

Успокойся, молчи, мы сердимся от крика.
Прихотлив в прошлом году, что ты ревешь в настоящем?»

Габдулла Тукай. «Шураиле» на татарском языке

Нәк Казань Артюнд Бардир Бер Авыл —
«Кырлай» диләр;
ҖРелаганда Көй, «Таксларс җерлай», дилур.
Гәчә Анда Тугмашам Да, Мин Бераз Торган иди;
ҖИерн әз-мәз тырмалап, Чәчкән го, урган го.
улица Авоны, һич онитем, һәРягы Урман Иде
Ул Бойна, я куртка үләннәр ХТФәД Юрган Иде.
Зурма, Дисәң, Зур Тугельдер, Буку Авул Пляж Кечкенә;
Холкынаң Эчкән Суу Пляж Кечкенә — Инеш Кенә.
Андэ Бик Салкин Бик Эссе Тугель, Урта һАва;
Җил Дә Вактында Исп, Яжыр да Вактында Джава.

Урмананд Кып-Кызыл Кура җыләк Тә җир җыләк;
Күз Ачип Ёмганча, һичсыкс, җярсң бэ чиләк.
Пляж Хозур! РәТ-РәТ Тора, Гаскәр Кеби, Чурш, Нарат;
ТөПләрендә Ятканы Бар, Хл җып, Күккә Карап.
Юкә, Каеннар ТөБендә Кузгалаклар, Гөумбәләр
Берлә Бергә үСә Алла-Гөлле Гөллор, Гонжләр.
АК, Кызыл, Ал, Сап-Сарах, Зонг, Яшелдән Чәчкәләр;
һәР Тарафка Тәмл Исләр Члычкәи Бучччкәләр.
Үпкәлыләр ЧәчкәЛәР ТөРЛ ТөСЕЛ КУБәЛәК
ләР Цыйлеп, Киткән Бойлп, Тагын Да Суунда Чагәләп.
Бервакыт Чут-Корова Итеп Серный Косыняң Косар;
Китә җаннар Кипед, Ярп Садай Хуслара.


бульвар Монда, клуб һәм дэнс, цирк та шула;
Monda Orchestra, Theatrlar Da Shul, концерт, который прошел.
Зур бу уманн: Читләре Күренмидер, Диагез ​​Кубе,
Бинджая, Бисисаптыр, Гаскәри Чыңгыз Кеби.
Кылт Йеаттек утверждает ТөШәдер Намнари, дәләләтл
Карты Бабилар, Мона Күрсәң, БөТен Сауләтл.
Театр Ачыл Алдында Тарихтан ПәРДәС:
Аһ! Диссе, без Ника Болаи соспене? без Дуал Хакнаң Бәндәсе.


Җәй Көнен Язда Бераз; изномы коля, көзләрен,
Алсу ёзле, Кара Кашли, Кара Күзл Кызларын.
Бу Авоняң мин җЙен, Мәыдан, Сабан Туйларын
Язмманен Куркпк, Еракларга Китәр Дип Уйларым…
Тукта, Мин Юлдин Адашканмен Икән Бит, КүР ә
ӘЛә Ник Остров Дә Чыккан, СЗ Баня Бит «Шрыла».
Аз Гейна Сабрит ә, әй Карием! Хәзер Язам;
Wylasam Aulumna, Gaklimanan Da Min xәzer yazam.

Билэлэ, Брейк Кара Чэра Урманда һәр Ерткич Ту Бар
Юк Түгель Аю, Бүре; Төлка — җИһан Корткыч, что бар.
һә Монда Бар Монда Кян, әрлән, Тьен, Йомран, Море,
Чорат Охухи Булып Урманда Күп йөргән Кеше.
Пляж Ку Булганга, Монда җен-Пәриләр Бар, Диләр,
Төрла Альбасто, убыток, шрәлеләр бар, диләр,
һич ГаҗәП Юк, Блес Булар, — Пляж Калын, Пляж Күп Бит Ул;
К -КТә Ни Булмас Диссе, — Коготь-Кырыызз Күк Бит Улица!






Шул Турыдан Аз Гейна — Биш Алты Сү Сөйлим ә
Гадьэтемчғ Аз Гейна әелыхам,Көилли ә.
Пляж Матц Бер Исиль Кичтә бу Авленаң Бер
Киткән Урманга Утюнг, Ялгызы Бер Агеп.
ТИЗ БАРЕП җИТКәН җЕГЕТ, АШКә Тотал Баргач УК,
Кисо Боулстед Балта Берлән «Тук» Ту «Тук»!
Җәыге төннең Гадәтечә, Төн Бераз Салкын Икән;
Барча Кош Корт Йоклаган Булганга, Урман Тайн Икән.

Шунды Тайн, Яхши һАвад Нондо, Тюничи Исә,
Ална-Артс, Уля-Сулна Бельмичә, Тайтен Кисос.
Балтаса Кулда, Эштән Бераз Туратор Туктап;
Тукта, что-то! Джамзез Таллусла әЛә Нәрсә Кычкыр.
СиСкәнеп, Безночная Катып Кала Аягрә,
Аңламастан, Карсызинда әЛә Нинди «Ят» Курә.

Нәрсә бу? Качнма, җэнме? Ёрәрәкме, нәрсә бу?
Кат Шойи, Пляж Кильшсез, әл. Нинди Нәрсә бу!
Борн КәП-К.Крач — Бө Гельгәандер Тәмам Кабмак Кеби;
Төз Ташел Куллар, Аяклар Да — Ботак-Тармак Кеби.
Ялтыри, Ялт Ёлт Киләдер Эчкә Баткан Күзләре,
Кат Очар, КүРСәң әХәР, ТөНЛә ТүХЕЛ — Көндезл.
Яп-Ялангач, НәП-Нәзек, Ләкин Кеше Төхле үзе;
Урта Бармак буйлига Бар Мауланда Мөхесе.
КәКрек Тугельдер Моның Бармаклары – Пляж Төз Төзен,
Тик Килшсез – һәрбере Дә Ярма Аршиннан Окыне.

Пляж Озак Торгач Каражарп, Күзне Күзгә Скуке Терпе
Эндәшә Батыр Цючи: «Сиам Миннән ни Кирк?»
— Бер Дә Шләнм, Эгате, Син, Мин Карак Югра Тугель;
Юл да Кисмиммен, Шулай Ес Мин Бигүк Тугес Тугел.
Гадәтем: Ялгыз Кешельәрна Кытыклап үтерәм;
Мин. Күргәч голубой, Шатланананананнанов үкум.
Тик Кытыкларга Яралгандыр Рудник Бармакларм,
Булгалждыр Көлдеэп Адәм үтергән Чакларым.
Кил әЛес Син Дә Бераз Бармаклария Селкетс и
Джач Эг! Kilce Ikә Syjnk Beraz Keti Ketet.
— Яхши, Яхши, СЗ Дә Юктыр, Мин Худы Сурья,
Тик блю Чантхага Күнмәссең, Диге Мин Уйлимин.

Нәрсә Чартсң, Слалә, Бичар Адәмчек Кенәм!
ТИК ТИЗ К Йюйкчы, Зинһар, Нәрсә Кушсаң да Күнәм.
— Шлепок Коктей Сиңа, Яхшы Талп Тор: әНә
Щунда Бар Ич Пляж Очин һәМ Клюв Юань Бер Буриан.
Мин Дә Көч-ярдәм Бурермен, әйдә, Иптәш, Кузгык.
Шул Агачна Бергә-Бергә Ушбо Арбага Салык.
БурәНәНң Бер Щыдда Бар әшелгән Ярыгя,
Шул җИреннән каприз Кына Син хэ, а урман Сарыгы!

Лук Киңәшкә Шрыл Дә Күндэ, Килмичә Кира,
Китте Кушкин җИиргә, Атлапс Адымен Ира-Ира;
Куда Илтеп Аусин әЧкән Буронгәгә Бармагын.-
Карием, КРДЕңМЕ ИНДЕ ЮР ЭГЕНТНЕң КАРМАГЫН?
Суккаладир Балта Берлән Кыстырылганг Чөйгә бу
Хәыләсене әКрен-әКрен Китерәдер Көйгә бу.

Шрил Тикан Кулан — Селкенмидер, Кузгалмидир;
Белый Инсан Хәыләсен — һич Балтага Күз Салмадыр.
Суккуля Торгач, Ахорде Чөй Чюгп, Бушап Кыпп,
Щрыленең Бармагы Калда — Кысылды Шап Ятеп.
Сызда Ашнэ Шрыл Дә: Кычкыра да Бакыра,
Сызлана һәМ ДворәМэнә Шрыләр Чакира.


Хәзер Индеч Шүрәл Найтлесс җ ян ялана,
Тә-Бә ИТ Ашләреннән, Изхегекә Салина:
— Шахта Син Бераз Кызган, Коткарч, Адәмген;
Мондин Ара үЗңә, Пойманный, Нәселңгә Тимәм.
Башкалаардан да Тидермәм, Ул Мине Дустов, Дип,
Аңар Урманда йөргэргә мин үзе Кушти, Дип.
Пляж Авырта Коуллары, Дустов, җибур, Зинһар, җибур;
Щрылена РәНҗТүДН Нәрсә Бар Сңа, ни бар?
Тибрәнә Дә Джолкина, Бачеар Гакляннан Шаш;
Шул Арад Джах җгг өыгә Китәргә Маташа.
АТ Басынаннан Тотан Ул, бу шрәлена белая дә;
Ул Моның ФөРядларын Асла Колккка Элми Дә.

— и җЭгет, һич Юк Икәандер Мәрхәмәт Хиссең Синаң;
Әитче, зинһар, мәрхәмәтесз! Кто грех? Искен кто синий?
ИРТәГә Килгәнче Дустлар, Тәндә җан Торс Гәр,
Шул Фланг Атлы Кеше Кысты Олень Человек Исток.
— әайт әытим, Син Белп Кэл:
чН АТТО «МИЛДИ» МАЙМЭ.
Лук җ Тегс баунер бакс, Бек Тор Тор Син, Энем!
Шрил ФөРяд ИТДЕР; Аудезномак Була,
һәМ. Дә Шкынгач, җЭгтекә Бер-Бер Эш Кылмак Була.

Кычкыр: Кысц, Харап ИТТЭ Челюсти «Вептыр» Рудник,
Аһ, ЛәМ БИТ, БУ БЕДДәН кто Кылен Жолкыр Рудник?
ИРТәГЕСЭН ШРәЛЕЛЭР БУ Завод Тиргиләр:
— Син Юләрсң, Син Котырган, Син Тлергәнсң, Диләр.
Әытәләр: «Кычкырма Син, ТИЗ Яхвылык Берлән Тылан!
И Юлу! Косчанга Плач, КычкыралармаФее!»

→ Татарская сказка «Шураиле»

Жил в одном ауле удалой дровосек.
Однажды зимой он пошел в лес и начал рубить дрова. Внезапно появился перед ним.
— Как тебя зовут, человечек? — спрашивает Шурайле*.
— Меня зовут Надейре**, — отвечает дровосек.
— Давай, Плач, играй, — говорит Шурал.
«Мне сейчас не до игры», — отвечает дровосек. — Я не буду играть с тобой!
Ободрил Шурарал и закричал:
— Ну ладно! Ну тогда я тебя живым из леса не выпущу!
Видит дровосек — плохо.
«Хорошо», говорит. — Я с вами сыграю, только сначала помогите мне разделить колоду.
Ударь дровосек топором по палубе один раз, ударил два и говорит:
— Засунь пальцы в щель, чтобы она не забивалась, пока я не ударю в третий раз.
Он закричал пальцами в щель, и дровосек вытащил топор. Палуба плотно закрылась и полезла на пальцы Шурайле. Только это и надо было гравюре на дереве. Он собрал свои дрова и так же быстро уехал в Аул.И крикнуть на весь лес:
— Меня пальцами замучили! .. Я лазил пальцами! ..
Трахались на крик других криков, спрашиваю:
— Что случилось? Кто лезет?
— Мочире вещий! — отвечает Шурайле.
«Если так, то мы ничем не можем вам помочь», говорят другие шоки. — Если бы это случилось сейчас, мы бы вам помогли. Когда-то это было в прошлом году, где вы найдете его сейчас? Глупый ты! Кричать нужно было бы и сейчас, и в прошлом году!
А тупой шоурал ничего толком объяснить не смог.
Говорят, что Шурале взял на спину колоду и до сих пор тащит ее на себе, а сам громко кричит:
— Я пальцами лазил! ..

Есть под Казанью Аул, по имени Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… чудный край!
Хоть я и не оттуда, но любовь его сохранила,
На Земле он работал — сеял, травил и боронил.
Он услышит большой аул? Нет, наоборот, маленькая
А река, народная гордость, всего лишь родничок.
Эта сторона леса навсегда в памяти живых.
Бархатное одеяло расстилает траву.
Нет ни холода, ни знанья людей никогда не знали:
Ветер дует в свою очередь, в свою очередь и дождь пойдет.
От малины, земляники все в лесу Пестры-Пестро,
Полное ведро наберешь в момент полное ведро,
Часто я лежал на траве и смотрел в небо.
Грозные Рели казались мне бескрайними лесами,
Ровно воины, стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.
Сколько синих, желтых, красных цветов переплелись,
И от них благодать в сладком воздухе струилась,
Мотильи летели и садились и садились,
Словно лепестки с ними перевернулись.
Птичий щебет, звенящие пирожки раздавались в тишине
И пронзительное веселье наполняло мою душу.
Здесь и музыка, и танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!
Этот лес таит в себе шире моря, над облаками,
Словно войско Чингисхана, Мультисеуме и Мотуча.
И мне предопределена слава дедовских имён,
И жестокость, и насилие, и ползание племен.
Летний лес изобразил, — я еще стих свой не сочинил
Наша осень, наша зима и молодые руки,
И веселье наших праздников, и весенний сабантуй…
О мой стих, я помню, ты душой не машешь !
Но подождите, я заметил. .. Вот бумажка на столе…
Ведь я собрал о проделках Шурайле.
Я сейчас начну, читатель, ты мне не пенис:
Лизаю все причины, только помню Кырлай.
Конечно, в этом удивительном лесу
Сделать и волка, и медведя, и хитрую лису.
Здесь охотники часто видят Белка водилась,
Зайца серого будит, Лося рогатого мелькает.
Говорят, здесь много троп тайных и кладовых.
Говорят, здесь много зверей страшных и чудовищ.
Много сказок и верований гуляет в родной край
И про Джинс, и про Пери, и про страшную Шурайле.
Правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем на небе, в лесу могут быть чудеса.
На одном из них я начну рассказ краткий мой
И — это мой обычай — я разбираюсь в веревках.
Как-то ночью, когда, сияя, в тучи скользит луна,
Джигит пошел в лес из Аулы за дровами в лесу.
На Арбе рванули быстро, сразу за топор взялись,
Тук Да Тук, деревья рубят, а круг плотный бор.
Как это часто бывает летом, ночь была свежей, влажной,
Оттого что птицы спали, наступила тишина.
Работа дровосек занят, знай стучит сам, стучит,
На миг зачарованная джигита забылась.
Чу! Какой-то крик ужасен на расстоянии.
И топор остановился в взмахе руки.
И застыл от изумления наш проворный дровосек.
Смотрит — и глазам не верится. Кто это? Человек?
Джинн, грабитель или призрак Этот кудрявый урод?
Какой он некрасивый, невольно страх берет.
ИОС согнут, как рыболовный крючок,
Руки, ноги — точно сука, пугать и храбрить.
Глаза злобно сверкнули, в черных впадинах горят.
Даже днем, не факт, что ночью, пугает этот вид.
Похоже на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшен рогом в палец нашей ценности.
У него тоже пальцы на руках кривые, —
Десять пальцев безобразных, острых, длинных и прямых.
И в глазах пристальных, что горели, как два огня,
Дровосек храбро спросил: «Что ты хочешь от меня?»
«Молодой джигит, не бойся, не влечёт меня грабеж,
Но хоть я и не разбойник — я не праведник святой.
Зачем, если завидуешь, я издал веселый вопль?
Потому что я привык убивать людей клещом.
Каждый палец приспособлен злым тикать,
Я убиваю человека, вызывая смех.
Ну, пальчиками, брат мой, штампованными,
Сыграй мне в щекотку и развесели меня!
«Ну, я поиграю, — дровосек ему в ответ, —
Только с одним заданием… Ты согласен или нет?
«Говори, человечек, будь, пожалуйста, смелым,
Все условия я приму, но давай скорее играть!
«Если да — послушай, как решу —
мне все равно.Видите толстое, большое и тяжелое бревно?
Дух леса! Давай сначала поработаем вместе
На арме с тобой, вместе бревно перенесем.
Ты заметил большую щель на другом конце бревна?
Вот и держи свое тело крепче, сила твоя нужна! ..»
В указанное место взглянул Шурайле.
И, Джигита не превзошел, согласился Шуралы.
Фумбы длинные, прямо в рот бревна вложили…
Умники!
Клин, затыкнувшийся заранее, выбивает топор,
Знающий, совершает ловкий затаенный секрет.
Шурайле не утонет, не шевельнет рукой,
Он стоит, не понимая умного вымысла человеческого.
Так пролетела со свистом толстый клин, исчезла в Моле…
Она поднялась и оставила в прорези пальцы Шурайле.
Шурал обман увидел, Шуралы кричит, орёт.
Он зовет на помощь братьев, он зовет лесных людей.
С раскаявшимся Молото говорит Джигита:
«Сжался, надо мне! Отпусти меня, джигит!
Ни ты, Джигит, ни Сын не будут обижены на меня вовеки.
Весь твой род не тронет никогда, о человек!
Никто в обиду не даст! Хотите принести присягу?
Я всем скажу: «Я друг джигиты. Пусть гуляет в лесу!»
Мучительно больно! Дай мне волю! Дай мне жить
на земле! Что тебе, Джигит, на пользу от мучений Шурайле?
Плачет, бедняга, скулит, вой, не свой.
Дровосек его не слышит, идет домой.
«Неужели это крик конца этой души?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?
Завтра, если я встречу нашу жизнь,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — Чье имя я называю?
«Так и быть, я тебе скажу, брат. Это имя не забыть:
Я прозван «по-хорошему»… и вот — пора мне в путь.
Шуралы кричит и воет, хочет силу показать,
Хочет сбежать из плена, дровосек может наказать.
«Я умираю. Лесные духи, помоги мне скорее!
Приговоренный в прошлом году, уничтожил меня злодей!
А на следующее утро со всех сторон прибежала Шурайле.
«Что с тобой? Вы раздавлены? Что вы, дураки, огорчаетесь?
Полегче! Боль-ка! Мы из кричащей стажировки.
Претендуя в прошлом году, что ты ревешь в настоящем?

Сделано и отправлено Кайдалову Анатолию.
_____________________

Под Казанью есть Аул, по имени Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… чудный край!

Хоть я и не оттуда, но любовь его сохранила,
На Земле он работал — сеял, травил и боронил.

Слышит ли он большой аул? Нет, наоборот, маленькая
А река, народная гордость, всего лишь родничок.

Эта сторона леса навсегда в памяти живых.
Бархатное одеяло расстилает траву.

Нет ни холода, ни знанья людей никогда не знали:
В его церемонии дует ветер, в его церемонии и дождь
Пройдет.

Из малины, клубники все в лесу Пестры-Пестро,
Набираешь полное ведро в момент.

Часто я лежал на траве и смотрел на небо.
Грозный Рели показался мне бескрайним лесом.

Ровно воины, стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.

Сколько там синих, желтых, красных цветов
переплелись
И от них прелюбодеяние в сладком воздухе лилось.

Мотильи летали и садились и садились,
Как будто лепестки у них перевернулись.

Птичий щебет, звенящие пирожные раздавались в тишине
И пронзительное веселье наполняло мою душу.

Здесь и музыка, танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!

Этот лес таит в себе шире моря, над облаками,
Подобно войску Чингисхана, Мультисеуме и Мотуча.

И мне предопределена слава Седовских имён,
И жестокость, и насилие, и ползучие племена.

Летний лес изобразил, — не сделал мой стих
Наша осень, наша зима и молодые руки,

И веселье наших праздников, и весенний сабантуй…
О мой стих, я помню, ты душой не машешь !

Но подождите, я заметил… Вот бумажка на столе…
Ведь я собралась о проделках Шурайле.

Начну сейчас, читатель, ты мне не пенис:
Лижу все причины, только помню Кырлай.

Конечно, в этом удивительном лесу
Сделать и волка, и медведя, и хитрую лису.

Тут охотники часто видят Белка водилась,
Зайца серого погонит, Лоси рогатого мелькает.
Говорят, здесь много троп тайных и кладовых.
Говорят, здесь много зверей страшных и чудовищ.

Много сказок и верований гуляет в родной край
И про Джинс, и про Пери, и про страшную Шурайле.

Правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем на небе, в лесу могут быть чудеса.

На одном из них я начну рассказ краткий мой
И — это мой обычай — я разбираюсь в веревках.

Как-то ночью, когда, сияя, в тучи скользит луна,
Джигит отправился в лес из Аулы за дровами в лесу.

На Арбе рванули быстро, сразу за топор взялись,
Тук Да Тук, деревья рубят, а круг плотный бор.

Как это часто бывает летом, ночь была свежей, влажной.
Поскольку птицы спали, наступила тишина.

Дровосек работой занят, знай стучит сам, стучит,
На мгновение очарованный джигита забылся.

Чу! Какой-то крик ужасен на расстоянии.
И топор остановился в взмахе руки.

И застыл от изумления наш проворный дровосек.
Смотрит — и глазам не верится. Кто это? Человек?

Джинн, грабитель или призрак Этот кучерявый урод?
Что это некрасиво, неизбежно страх берет.

Нос изогнут как рыболовный крючок,
Руки, ноги — точно сука, пугать и храбрить.

Злобно мелькают глаза, в черных впадинах горят.
Даже днем, не то что ночью, пугает этот взгляд.

Похоже на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшен рогом в палец нашей ценности.
У него тоже пальцы на руках кривые, —
Десять пальцев некрасивые, острые, длинные
И прямые.

И в глазах пристальных, которые горели, как два огня,
Дровосек храбро спросил: «Что ты хочешь от меня?»

«Молодой джигит, не бойся, не подставь мне разбой,
Но хоть я и не разбойник — я не праведник святой.

Почему, если вы вам завидуете, я издал веселый вопль?
Потому что я привык убивать людей клещом.

Каждый палец приспособлен злобно тикать,
Я убиваю человека, вызывая смех.

Ну, пальчиками, брат мой, штампованными,
Поиграй со мной в щекотку и развесели меня!
«Ну, я поиграю, — дровосек ему в ответ.
Только с одним заданием… Согласны или нет?

«Говори, мужик, будь, пожалуйста, смелым,
Все условия я приму, но давай скорее играть!

«Если да — послушайте, как вы решите — мне все равно.
Видите толстое, большое и тяжелое бревно?

Дух леса! Давай сначала поработаем вместе
На арме с тобой, вместе бревно перенесем.

Ты заметил большую щель на другом конце бревна?
Там укрепляют твое тело, нужна твоя сила! ..»

В указанном месте глянул Шурайле.
И, Джигита не превзошел, согласился Шуралы.

Пальцы длинные, прямые в рот бревно вложил…
Умники! Простой трюк дровосека ты видна?

Клин, затыканный заранее, выбивает топор,
Знающий, совершает ловкий затаенный секрет.

Шурайле не будет муки, не шевельнет рукой,
Он стоит, не понимая умного вымысла человеческого.

Так вылетел со свистом толстый клин, исчез в Моле…
Она поднялась и оставила в прорези пальцы Шурайле.

Шуралы обман увидел, Шуралы кричит, вопит.
Он зовет на помощь братьев, он зовет лесных людей.

С раскаявшимся Молото говорит Джигита:
«Сззззя, надо мне! Отпусти меня, джигит!

Ни ты, Джигит, ни Сын не будут обижены на меня вовеки.
Весь твой род не тронет никогда, о человек!

Никто в обиду не даст! Хотите принести присягу?
Я всем скажу: «Я друг джигиты. Пусть гуляет в лесу!»

Больно больно! Дай мне волю! Дай мне на землю!
Что тебе, Джигит, за прибыль от мучений Шурайле?

Плачет, бедняга, скулит, вой, не свой.
Дровосек его не слышит, идя домой.

«Неужели крик страдальца этой души — не смягчить?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?

Завтра, если я встречу нашу жизнь,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — Чье имя зовут?

«Так и быть, скажу, брат.Этого не забыть:
я прозван «по-хорошему»… и теперь мне пора идти.

Шуралы кричит и воет, хочет силу показать,
Хочет сбежать из плена, дровосек может наказать.

«Я умру. Лесные духи, помоги мне скорее!
Pretched в хорошем состоянии, уничтожил меня злодей!

А на следующее утро со всех сторон прибежала Шурайле.
«Что с тобой? Ты раздавил? Что ты, глупый, опечален?

Полегче! Боль-ка! Мы из кричащей стажировки.
Претендуя в прошлом году, что ты ревешь в настоящем?

Сказка «Шурайле» татарского писателя Габдуллы Туки (1886-1913) написана на фольклорном материале, богатом поэтическими образами. Народное творчество щедро питалось вдохновением поэта на протяжении всей его недолгой творческой деятельности.
В сказках много чудес и смешных историй. Водяные ведьмы обитают у озер, в густых борах, легко и быстро безлесных, готовя беспечного человека. Но все его крики, Джина и прочие лесные духи не носят в природе таинственной силы, уносящей жизни людей; Скорее это наивные и доверчивые лесные существа, при столкновении с которыми человек всегда выходит победителем.
В послесловии к первому изданию «Шураиле» писали:
«…Надо надеяться, что среди нас найдутся талантливые художники и нарисуют кривой нос, длинные пальцы, голову с ужасными рогами, покажут, как пальцы Шурарал подтолкнул, напишут картины лесов, где их положили…»
Семьдесят лет прошло после смерти замечательного татарского поэта, с тех пор, как многие художники стремились осуществить его мечту.
Художник Фиезрахман Абдрахманович Аминов долгое время работал над иллюстрациями к «Шураиле», стремясь выразить в них художественное богатство и национальный характер сказок.
Родившийся в 1908 году под Пермью, художник с детства слышал и любил сказки Тауски, которые, как и сказки А. С. Пушкина, глубоко живут в народе.
Для иллюстрации художник выделил наиболее яркие и характерные места в тексте и от листа к листу уводит зрителя в захватывающую сказку.
Вот село Кырлай. Знающему человеку сразу видно, что он не простой и избушка там какая-то необычная, — вроде под деревьями прячутся, а от кого? Травы на ржавом щитнике, высоком.В такой деревне все может быть, и лес рядом…
Так сразу, с первого листа, начинается фантастический мир сказок. Все детали иллюстраций тщательно продуманы, художник упорно ищет свой творческий почерк, и в тончайшем кружеве его изобразительного языка сплетаются события волшебного повествования.
Молодой джигита едет вечером по лесу, а он как будто ждет его, сырая линька поднимается навстречу юношам, над юношей уже тянутся узловатые ветки и руки, а он спокоен и спокоен.
Лес в иллюстрациях Аминика — это не просто лес, а именно непроходимая, фантастическая чаща, наделенная колдовской силой, где и должен находиться спор. Деревья то выносят очертания человека, то протягивают для путника изогнутые ветви, усиливая впечатление небывалого.
Особое место в иллюстрациях занимают травы и цветы, которых нет в природе, они созданы фантазией художника. Какая забота о каждом цветке! Однако тщательное «изготовление» не мешает восприятию рисунка в целом.В этом кропотливом произведении автор раскрывает свою большую любовь к природе, свое личное, трепетное отношение к ней.
От листа к листу нарастает напряжение событий; Странным голосом из дерева доносится умирающий джигита, и теперь перед ним стоит, словно древний изогнутый корень, смятый мхом, — Шурайле. Он тут же заявляет, что пришел забить его до смерти своими ужасными пальцами. Но человек затирался, и вот доверчивый крик оглашает лес криками о помощи.
Очень интересна композиция этого листа: темный силуэт Шурайле, сделанный на открытом пространстве, отлично читается и в то же время органично сливается с лесом. Пожалуй, именно в этом листе изобразительная манера обнаруживается у автора наиболее полно выраженной.
И вот последний лист, в нем, конечно же, сказалась любовь художника к веселой шутке. С каким юмором изображено каждое потрясение!
… Раннее утро, туман стирает очертания деревьев, но верхушки леса уже позолотило солнце.Лесные люди бежали на крики. Старый Лесовик одел свой кривой палец, двое других откровенно радуются чужой беде. За «пострадавших» — Шурайч с криками, они еще маленькие, все боятся, а посмотреть так интересно! Но озорной леновкин: чтобы лучше видеть, он повис на суках, — и какая народная беспомощность в этом «ужасном» Шурайле!
Большую роль в иллюстрациях играет цвет. Акварель решена в технике акварели, они с большим вкусом выдерживаются в светло-серебристой гамме различной тональности.Ясность композиции, красивый реалистический язык делают творчество художницы Аминовой очень своеобразным и интересным.

1. Габдулла Тукай. — Габдулла Мухамедгифович Тукай (14 апреля 1886, село Кушлавичи Казанского уезда Казанской губернии — 2 апреля 1913, Казань). Татарский народный поэт, литературовед, публицист, общественный деятель и переводчик.
20 апреля 1912 года Тукай приезжает в Петербург (пробыл 13 дней) для встречи с Муллануром Вахитовым, впоследствии видным революционером.(Подробнее о поездке в Петербург см.: Глава 5 Из книги книги И.З.Нуруллина «Тукай»)
Тукай выступил в жизни и творчестве Тукая как выразитель интересов и чаяний народных масс, глашатай дружбы народов и певец свободы. Тукай был предметом новой реалистической татарской литературы и литературной критики. Первые стихи Туки появились в рукописном журнале «Аль-Гаср аль-Джадид» («Новый век») за 1904 год. Тогда же он переводит «Басни Крылова» на татарский язык и предлагает их к изданию.()

2. Поэма «Шураиле» — Поэма татарского поэта Габдуллы Тукау. Написана в 1907 году на основе татарского фольклора. По сюжету поэмы создан балет «Шураиле». В 1987 году на Союзмультфильме был снят мультфильм «Шураиле».
Первичная Шурайле была не только в татарской мифологии. У разных народов Сибири и Восточной Европы (а также у китайцев, корейцев, персов, арабов и др.) существовала вера в так называемые «полумиры». Назывались они по-разному, но суть их оставалась почти одинаковой.
Это одноглазые однорукие существа, которым приписывались различные сверхъестественные свойства. По якутским и чувашским повивальным бабкам можно менять размеры своего тела. Почти все народы считают, что они ужасно смешанные — смеются до последнего вздоха, а также любят перемешивать и другие часто тикают скотину и людей до смерти. Половинам приписывались «смеющиеся» голоса некоторых птиц (советский отряд). Удмуртов в слове «ударный» или «уральский» называют Филиным. А на Рынках кису ночную птицу называют «Шур-Лоче», что означает «полукарлик».Злой лесной дух, имея только полдень, мог поселить людей. В Старокуваше образовалось слово «Сурал» — лицо, в котором «Сура» (Блин Чёрт-халфер). В северных диалектах чувашского языка и в марийском звук «С» иногда переходит в «Ш» — этим и объясняется появление «шерил».
Образ Шурарала был очень распространен в татарской и башкирской мифологии. Истории о Шурайле имели множество вариантов. В конце XIX века они были зафиксированы исследователями. Книга венгерского ученого Балинита «Изучение языка казанских татар», изданная в 1875 г. в Будапеште, труд известного татарского просветителя Каюмы Насьяри «Верующие и предметы казанских татар», изданный в 1880 г., а также как сборник сказок Тайпа Яхиной «Deefgylkesel Min Essabi WE Sabiyat» 1900 года издания.Один из таких вариантов (где ярче проявляются находчивость и отвага татарского народа) основан на известном произведении Габдуллы Туки. С легкой руки поэта Шурарал шагнул из области суеверий в мир татарской литературы и искусства. В примечании к стихотворению Г. Тукай писал: «Я написал эту сказку, я написал эту сказку, по примеру поэтов А. Пушкина и М. Лермонтова, разработавших сюжеты народных сказок, рассказанных народными пятна в деревнях.
Огромный успех имела сказочная поэма Габдуллы Тукаха. Она была созвучна своему времени и отражала воспитательные тенденции в литературе: торжество человеческого разума, знаний, умений над смонтированными в ней таинственными и слепыми силами природы. отразилось и на росте национального самосознания: впервые в центре литературной поэмы оказалась не национальная или исламская повесть, а именно татарская сказка, существовавшая в среде простого народа. и доступный язык стихотворения.Но не только в этом секрет ее популярности.
Поэт вложил свои личные чувства, воспоминания, переживания, сделав ее удивительно лиричной. Не случайно действие развивается в Кырлае — деревне, в которой Тукай провел свои самые счастливые детские годы и, по его собственному признанию, «начал вспоминать себя». Огромный, удивительный мир, полный тайн и загадок, предстает перед читателем в чистом и непосредственном восприятии маленького мальчика. Поэт с огромной нежностью и любовью и к красоте родной природы, и к народным обычаям, и к ловкости, силе, жизнерадостности односельчан.Эти чувства разделили и его читатели, воспринявшие сказку «Шурайле» как глубоко народное произведение, поистине светлое и всесторонне выражающее душу татарского народа. Именно в этом стихотворении он впервые получил не только отрицательную, но и положительную оценку: Шурайле стал неотъемлемой частью родного края, его девственно цветущей природы, неисчерпаемой народной фантазии. Неудивительно, что этот яркий запоминающийся образ потом много лет вдохновлял писателей, художников, композиторов на создание значительных и оригинальных произведений искусства.

Когда у Габдуллы Тукая день рождения. Жизнь Габдуллы Тукая. Детство. Биография. Творчество. Наследство. Биография Габдуллы Тукая

Габдулла Мухамедгарифович Тукаев (1886-1913) — выдающийся татарский народный поэт, литературовед, публицист и переводчик.
Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в селе Кушлауч. Отец — Мухамедгариф Мухамедгалимов, уроженец села Кушлавичи Казанского уезда Казанской губернии. Дед Мухамедгалим был муллой.Мать — Мамдуде, отец которой Зиннатулла, сын Зайнелбашира, так же, как и Гариф-мулла, учился в Кышкарском медресе. Зиннатулла служил муэдзином Кушлауче, а позже, по просьбе жителей села Училе, отправился к ним муллой.
Когда Габдулле было четыре с половиной месяца, он потерял отца, а в три года стал сиротой. После непродолжительного пребывания в семье деда Зиннатуллы он оказался в Казани, в семье бездетного жителя новотатарской слободы по имени Мухамметвали, где провел около 2 лет. Его приемные родители заболели и были вынуждены вернуть Габдуллу в Учил. В 1892-1895 годах его жизнь прошла в семье крестьянина Сагди в селе Кырлай, недалеко от Кушлауча. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской жизни, испытал ее радости и горечи, стал учиться и, как он сам потом писал в своих воспоминаниях, Кырлай открыл глаза на жизнь.
Позднее детство Габдуллы продолжилось в городе Уральск. Попав туда в семью купца Галиаскара Усманова, где его тетя была любовницей со стороны отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и показывая высокий талант в учебе.Первые литературные опыты Тукая частично отражены в рукописном журнале 1904 года «Аль-Гаср аль-Джадид» («Новый век»). В этот же период он перевел басни Крылова на татарский язык и предложил их к печати. Он увлекся поэзией Пушкина и Лермонтова. Его первым замечательным поэтическим творением на чисто татарском языке был перевод стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, человечек?», изданный в 1905 г. под названием «Мужской сон».
После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фикер» («Мысль»), «Аль-Гаср ал-Джадид» («Новый век»), «Уклар» («Стрелы»).Тукай сотрудничал с ними и исполнял многочисленные стихи и статьи на темы, поднятые революцией. Он участвовал в волне демонстраций по всему городу.
В начале 1907 года Тукай покинул медресе Мутыгия (Тухватуллина). Началась его «свободная жизнь». Третий июньский переворот 1907 г. означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым ответом на это стало стихотворение Тукаева «Не уйдем!» Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара коней», «Родная земля», написанные одновременно с «Мы не уйдем!», были посвящены теме Родины.Осенью 1907 года Тукай приехал (фактически вернулся) в Казань, чтобы посвятить свою деятельность творчеству. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группирующейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа») — Фатихом Амирханом и другими. Тукай в этот период отдает все свои творческие возможности сатирическим и юмористическим журналам «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»).
К 1908 г. в работай.Стихи «Светлая память Хусаину» и «Татарская юность» (1912) проникнуты чувством исторического оптимизма. Большинство его стихов и путевых очерков, опубликованных в 1911-1912 гг., написаны под впечатлением посещения селений Заказании — его малой родины. Они фиксируют действительность, оцениваемую с позиции защитника народа.
Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 гг. он совершил путешествия, которые имели для него большое значение. В начале мая 1911 года Тукай прибыл в Астрахань на пароходе, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»).Здесь Тукай остановился у своего друга поэта Сагита Рамиева. В Астрахани он познакомился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным туда за революционную деятельность на родине. Весной 1912 года Тукай решился на более значительное путешествие по маршруту Казань — Уфа — Петербург. В Уфе он познакомился с М. Гафури, в Петербурге — с Муллануром Вахитовым, впоследствии видным революционером.
Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая Тукай покинул столицу и отправился в Троицк, а затем в казахскую степь пить кумыс, надеясь этим поправить здоровье.Вернулся в Казань в начале августа. В столице Тукай работал в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжал писать.
2 (15) апреля 1913 года умер Габдулла Тукай. Он ушел из жизни в расцвете своего таланта. «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта», — писали казанские русскоязычные газеты. Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и животворных источников дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.
Габдулла Тукай похоронен на Татарском кладбище Ново-Татарской слободы (Казань).

Полной научной биографии Тукая нет. Возможно, белые пятна в истории его судьбы заполнит «Энциклопедия Тукая», готовящаяся к изданию. Соответствуют ли легенды и мифы о поэте правде, «АиФ-Казань» выяснила с помощью Гузель Тухватовой, заведующей Литературным музеем Г. Тукая.

Тукай — не настоящее имя поэта?

Тукай родился в 1886 году в селе Кушлавичи (ныне Арский район Республики Татарстан).В книге рождений имя отца будущего поэта записано как Мухамметгариф Мухамедгалимов. Но в народе его звали сокращенно Гариф, Гарифулла. Поэтому по отцу фамилия Тукая Гарифов. Откуда пошла фамилия Тукай, с уверенностью сказать трудно.

Книги Тукая выходили с написанием его имени Габдулла, реже — Абдулла, потому что арабское имя Абдулла в переводе на татарский звучит как Габдулла. А еще Тукая звали Апушем — по одной из версий, это сокращенный вариант имени Александр Пушкин.

Фоторепродукция картины Г. Казакова «Маленький Тукай» предоставлена ​​Музеем Г. Тукая

Был ли Тукай потомственным поэтом?

Отец Тукая был муллой; он умер, когда будущему поэту было 4,5 месяца. Мать повторно вышла замуж за муллу из соседней деревни. В автобиографическом рассказе «Что я помню о себе» Тукай писал, что после женитьбы мать отдала его на попечение старухе Шариф.

«Говорят, что зимними вечерами, босиком, в одной рубахе, я выходил на двор и потом возвращался к двери, чтобы войти в избу.Я не мог открыть дверь, поэтому стоял, ждал, когда ее откроют, пока мои ноги не примерзли ко льду», — вспоминал поэт. Однако ряд ученых пришли к выводу, что воспоминания поэта неточны. В деревне была только одна женщина по имени Шарифа, которая умерла до рождения Тукая.

Мать поэта ушла из жизни, когда Тукаю было 3,5 года. Дед поэта Зиннатулла, который был муллой, написал стихи на смерть дочери. Автограф этого стихотворения хранится в музее.

Вы нашли на базаре приемных родителей Тукая?

Есть версия, что мачеха, вторая жена деда Тукая по материнской линии, имевшая шестерых детей, не захотела содержать внука мужа. Она договорилась с казанским купцом, что пошлет к нему на воспитание маленького Тукая.

По другой версии бабушка была дорогая. Шестеро ее детей приходились дядями и тетями будущему поэту. Хотя дед был муллой, семья жила впроголодь.Чтобы маленький Тукай не умер с голоду, его отправили на воспитание в Казань. Кучер привел мальчика в дом к людям, которые хотели взять его на воспитание. Однако дома их не было. После этого ребенка привезли на Сенной базар. Там его приняла семья мелких ремесленников. Он шил национальную обувь, а его жена шила тюбетейки, калфаки. Все это семья продавала на Сенном базаре. Вместе с приемными родителями Тукай ездил в дома богатых людей, куда доставлял выполненные заказы.

Тукай никогда не был в доме Шамиля, где находится его музей?

Дело в том, что имам Шамиль (вождь кавказских горцев, воевавших с Россией в 19 веке) жил в особняке по ул. Екатерининской (ныне улица Тукая) и женился на дочери Ибрагима Апакова, если верить многим путеводителям по Казани. На самом деле этот дом был построен по заказу купца И. Апакова. В 1884 году, когда его дочь вышла замуж за среднего сына Шамиля, он подарил этот дом дочери.

Фото: АиФ / Предоставлено музеем Г. Тукая

Особняк казанцы стали называть домом Шамиля, но по документам он принадлежал госпоже Шамиль. Напротив дома Шамиля по ул. Екатерининская, 63, располагалась редакция газеты «Аль-Ислах». Когда Тукай приехал из города Уральска, редакция этой газеты находилась в помещениях «Булгара», а затем переехала в дом на Екатерининской. Вполне возможно, что поэт часто бывал в доме Шамиля — в книжной лавке на первом этаже.

В доме Шамиля есть подземный ход?

Старожилы Старо-Татарской слободы рассказывают о ее существовании. По их мнению, такой проход к озеру Кабан могли прорыть слобожцы, чтобы избежать насильственной христианизации. Сейчас здание музея готовится к реконструкции. Строители обследуют здание, но пока не нашли подземного перехода.

Всегда ли Тукай носил тюбетейку?

Тукай обычно не носил головного убора, стараясь быть похожим на русских поэтов.Одно время он носил ту же рубашку, что и Лев Толстой. В тюбетейке он фотографировался для сборника стихов. Поэт пришел в фотостудию, но тюбетейки с собой не было. Издатель Г. Шараф достал из кармана тюбетейку и отдал Тукаю. По воспоминаниям друзей, Тукай не придавал особого значения одежде. Однажды я купила на базаре куртку на два размера больше, в которой носила довольно долго.

Тукай всю жизнь бедствовал?

Приехав в 1907 году в Казань, поэт работал в редакции газеты «Аль-ислах», сотрудничал с другими изданиями, подрабатывал в книжном магазине экспедитором, где получал жалованье в 40 рублей.Это были хорошие деньги, потому что в то время мастерице платили 15 копеек за один вышитый калфак. Гонорары Тукая были выше, чем у других поэтов. Тукай приказал после своей смерти учредить стипендию для одаренных детей, оставив для этого 500 рублей.

Фото: АиФ/Алия Шарафутдинова

В Казани выпускали свечи с портретом Тукая?

Ученый Ибрагим Нуруллин писал, что после смерти популярного поэта в Казани стали производить конфеты, свечи, мыло, на этикетках которых был изображен Тукай. Свечи и мыло не сохранились. Точно неизвестно, были ли они. В музее хранится только конфетная этикетка с портретом поэта. Фабрика «Альфа», производившая их, располагалась в доме Шамиля, поэтому ее еще называли «кондитерским замком».

Ради Тукая мусульманки совершили подвиг?

Похороны поэта 4 апреля 1913 года превратились в многотысячное шествие. В знак траура не работали магазины, казанские заводы и фабрики объявили о неполном рабочем дне.Занятия в школах и медресе были отменены. Основатель татарской женской гимназии Фатиха Аитова разрешила своим воспитанницам прийти на похороны Тукая с цветами. Для того времени это был очень смелый шаг, почти подвиг. Ведь по законам шариата женщинам и сейчас нельзя ходить на кладбище.

Габдулла Тукай — основоположник новой национальной поэзии, высоко поднявший знамя гражданственности, народности и реализма. Продолжая и развивая многовековые идейно-эстетические традиции как восточной, так и русско-европейской литератур, опираясь на собственные национальные истоки и живые истоки устного народного творчества, он создал поэтическую школу, под благотворным влиянием которой выросло целое поколение не только татарских, но и других тюркоязычных поэтов и писателей, что является давно признанной истиной. «Поэзия Тукая, — писал известный востоковед И. С. Брагинский, — становится знаменем первого, революционно-демократического направления, и не только в масштабах татарской культуры, но в большей степени и для культур народов Средней Азии».

Габдулла Тукай (Тукаев Габдулла Мухаммедгарифович) родился 14/26 апреля 1886 года в селе Кушлауч Казанской губернии (ныне Атнинский район Республики Татарстан) в семье простого приходского муллы.Будучи пятимесячным младенцем, он потерял отца, а в четыре года стал сиротой. Дальнейшая судьба мальчика зависела от милосердия и доброты людей, усыновивших его, хотя и ненадолго, и проявивших к нему родительские чувства. Так, в 1892-1895 гг. жизнь его проходит в семье крестьянина Сагди в селе Кырлай, недалеко от Кушлауча. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской жизни, испытал ее радости и горечи, начал учиться и, как он потом признавался в своих воспоминаниях, Кырлай открыл глаза на жизнь.Действительно, впечатления кырлайского периода оставили в памяти и творчестве поэта неизгладимый след любви к родной земле и ее простым, искренним людям. Позднее детство Габдуллы продолжилось в городе Уральск. Попав туда в семью купца Усманова, где любовницей была его тетка по отцовской линии, он учился в прогрессивно настроенном медресе Тухватуллина, кроме того, посещал русский класс и проявил большой талант.

Как известно, накануне первой русской революции в татарских учебных заведениях было сильное брожение среди студенческой молодежи — шакирдов.Они требовали реформы учебных программ, освобождения их от схоластики. В старые медресе проникали идеи просвещения и освобождения личности от многовекового фанатизма, разворачивалась борьба за светское образование, обеспечивающее торжество человеческого разума над невежеством и отсталостью нации в эпоху прогресса. Вовлеченный в этот процесс, Тукай начинает свои первые литературные опыты, которые частично были запечатлены в рукописном журнале 1904 года «Аль-Гасрал-джадид» («Новый век»).Он переводит басни Крылова на татарский язык и предлагает их к печати. Увлекается поэзией Пушкина и Лермонтова. Не случайно также, что его первым замечательным поэтическим творением на чисто татарском языке был перевод стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, человечек?», изданный в 1905 г. под названием «Мужской сон».

Начавшаяся в стране революция потрясла жизнь в таком маленьком городке, как Уральск. Здесь появились первые татарские газеты и журналы «Фикер», «Аль-Гасрал-Джадид», «Уклар» и другие.Тукай сотрудничает с ними и представляет многочисленные стихи и статьи на темы, поднятые революцией. Он участвует в волне демонстраций в городе. «Да здравствует свобода! Хватит превращать народную кровь в золото! «— такие возгласы потрясли весь город…» — пишет Тукай в статье «Праздник свободы в Уральске» (1906). Все его творчество пронизано воинствующим пафосом демократических лозунгов и идеалов. В одном из его первых стихотворений «Слово друзьям» (1905 г.) сказано:

.

Официальный паук много лет пил нашу кровь,
Те годы уже не вернутся, их следа нет.
Лучезарные дни ясны, свет прекрасен.
Свобода солнца лучом нас сейчас согревает..
(Перевод С. Олендера)

Прежде всего именно идеалы демократической, гражданской свободы положили начало новому началу, приведшему к интенсивному развитию татарской литературы по пути народности. В ней проявилась ненависть к самодержавно-бюрократическому строю, ко всем реакционным силам. Это проявилось со всей яркостью и принципиальностью в творчестве Тукаева.

Так звучал боевой голос молодого поэта, вступившего на путь решительной борьбы с теми, кто держал народ в духовном и душевном оцепенении и неведении. Он быстро овладел искусством социального памфлета. Под его пером как бы стираются тематические и традиционные грани между поэзией и публицистикой. Общественно-политические концепции и социальные проблемы того времени широким потоком вторгаются в национальную поэзию. Словом, уже начальный этап творчества Тукаева был образцом страстного гражданского проникновения татарской литературы в повседневную жизнь эпохи с демократических позиций.

В начале 1907 года Тукай покинул медресе Мутыгия (Тухватуллина). Началась его «свободная жизнь». Стихотворение «Что рассказывают Шакирды…» (январь 1907 г.) было как бы декларацией, призывающей интеллигентное молодое поколение «идти в народ»:

Забудем старое.
В счастье и беде
Мы будем людям
Помощь в работе.
Мы разделим с ним
Радость и горе
Будем с людьми
Всегда и везде.

(Перевод С.Липкин)

Много трудностей было на пути поэта. Революция была на исходе. В начале 1907 года власти запретили издание тех татарских периодических изданий, в которых работал и сотрудничал Тукай. Третий июньский переворот 1907 г. означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым ответом на это стало стихотворение Тукаева «Не уйдем!» Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара коней», «Родная земля», написанные одновременно с «Мы не уйдем!», были посвящены теме Родины.Патриотические и гражданские чувства, питавшие журналистский пафос «Не уйдем!» Раскрываются в них в лирико-психологическом плане.

Размышления о Родине, об отношении поэта к жизни и народу с особой силой отразились в поэзии Тукаева уже в начале реакции. Стихотворение «Другу, который просит совета…» (1907) проникнуто ощущением сложности действительности и трудностей жизни обычного человека.

Жизнь тяжела, если ты не молишься
Ты не можешь поклониться ей, ты не полностью предан ей.
Радуйтесь, если у вас реакция раба «Прямой» — вы говорите о явной кривизне.

(Перевод Л. Липскерова)

Осенью 1907 года Тукай приехал в Казань, чтобы посвятить свою деятельность новым творческим задачам. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группирующейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). Однако мысль о необходимости продолжения традиций национальной сатирической печати, без которой он не мыслил развития своего творчества и татарской литературы в целом, никогда не покидала его.Частично это реализовывалось в издании сатирических и юмористических журналов: «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»). Тукай, можно сказать, отдавал этим журналам все свои творческие возможности. Через них он яростно боролся со всевозможными реакциями. Его главным девизом было:

.

С кем жизнь никогда не была в злой расправе?
Воюя, ты ей не уступаешь.

(«Жизнь», 1908. Перевод Л. Липскерова)

Под этим лозунгом в условиях реакции поэт продолжал свою борьбу и создал замечательные произведения.

Уже ранний период творчества Г. Тукая отмечен страстной проповедью бескорыстного служения народу, хотя в то же время в нем преобладала риторика любви к нации. Поэт быстро пережил такой просветительский роман, все глубже проникая в реальный мир народа. Позднее, перед лицом бурной реакции, он с болью отмечал, как свирепствующее в стране зло подрывает «душу народа, силу народа.Поэтому он провозгласил: «Если хочешь взволновать душу народа, пусть твой напев будет исполнен горькой печали» («Без названия», 1908). В творчестве Тукая целый цикл замечательных поэтических и возникают публицистические произведения, в которых ярко выражено отношение к народу. Его стихотворения, такие как «Осенние ветры», «Гнев», «Дача» (1911), «Чего не хватает сельскому человеку?» (1912), « Надежды народа…» (1913) и др. являются классическими образцами социальной лирики, в которой с огромной силой реализма раскрывается трагедия масс.

Поэт был далек от того, чтобы слепо идеализировать народ. Любя, он хотел бы простить ему темноту, невежество, душевную тоску, покорность судьбе, и все же не мог пройти мимо этих вековых болезней («Гнездо», «Религия и люди», «Даже «Звезды» боятся , «Рассказ из печи» и др.) В умении Тукаева различать и оценивать сильные и слабые стороны народного сознания отразилось революционно-демократическое отношение к народу.

Поэт был глубоко проникнут убеждением, что наступила эпоха героев, жертвующих собой ради торжества свободы и счастья трудящегося человека. В разгар первой революции он писал: «Нашей нации нужны всадники, которые, подобно сыновьям других наций, отстаивали бы интересы беззащитных, обездоленных, бедных и трудящихся. ..» («Национальные чувства», 1906 г. ). И в дальнейшем поэт часто выражал свою неиссякаемую любовь к борцам за народное счастье.Близкая дружба с Хусаином Ямашевым (1882-1912) и стихотворение, посвященное его памяти («Светлая память Хусаину», 1912), ярко свидетельствовали о том, что поэт искренне сочувствовал своим современникам — борцам за национальное дело и находился в благоговение перед их нетленной человеческой совестью и духовным благородством. «Очень желательно», — сказал он одному из современников, почтив память Х. Ямашева, «чтобы каждый из нас тоже определял свое направление и действительно служил народу и Родине» 1.Несомненно, образ народного воина, созданный Тукаем, является одной из вех в поисках татарской поэзии начала XX века, в ее стремлении воплотить образ идеального героя. Такой герой в представлении Тукаева является носителем высокого гуманистического идеала служения народу. Это его главная моральная нагрузка. Естественно, такой образ не мог существовать без элементов идеализации и романтизации. Справедливо сказать, что «образ Ямашева, созданный в высоком романтическом стиле, близок образам Белинского, Чернышевского, Добролюбова и Шевченко в поэзии Некрасова» 2.

В облике идеального героя Тукай хотел видеть духовный, нравственный образец для себя и для своих современников. Им владела радостная надежда, что татарская молодежь вновь выйдет на оставленную Ямашевым арену борьбы. В том же 1912 году в стихотворении «Татарская молодежь», уже будучи тяжело больным, поэт тепло приветствовал верное освободительному идеалу молодое поколение:

Пусть хмурятся над нами тучи — грянет гром, пойдут дожди,

И мечты юности падут на нашу землю.

Зашумят потоки воды по вершинам, по долинам.

Битвы за свободу разгорятся, сотрясая небосвод.

Пусть крепко верит наш народ всей своей измученной душой:

Скоро заблестят кинжалы, близок день подвига святого.

(Перевод С. Северцева)

Все это подтверждает, что неистребимая вера в ход истории, в народ и в его честных сыновей служила той идейной энергией, которая оплодотворяла мысли и чувства поэта, согревала его душу и освещала его короткую жизнь, прошедшую в высоких творческое напряжение. В то же время невозможно понять эту веру, как выразился сам поэт, «без всемогущей, отрезвляющей и побеждающей ненависти народа» («От несправедливости избавились», 1912).

Несомненно, ненависть Тукая к миру, угнетающему человека, его протест против социального и нравственного зла были отражением народной ненависти. На этой основе формировалась тукаевская сатира в различных ее формах и жанрах. Сатира, ставшая полноценной в татарской литературе начала XX века, выражала зрелость национального эстетического мышления и свидетельствовала о выходе национальной литературы на реалистический путь развития.Она зорко распознавала и подвергала всенародному осуждению любые темные силы, стоявшие на пути свободы, счастья и прогресса народа. Сам поэт очень высоко ценил значение сатирической литературы. «Сатира настолько сильна, что может снова надеть отрубленную голову на шею», — говорил он («Три головы», 1911) и смотрел на сатиру «с надеждой злом посрамить зло» («Со-сяк», 1906). Вся поэзия и публицистика Тукая насквозь пронизана сатирой, иронией, сарказмом и юмором. Крупнейшим его сатирическим опытом в поэзии стала пародийная поэма «Сенной базар, или Новый Ки-Секбаш» (конец 1908). В рецензии на него Ф. Амирхан отмечал: «Это поистине самое совершенное произведение в татарской поэтической сатире, хорошо подходящее для своего назначения…».

Тукай смело использовал средства литературной пародии в борьбе с социальными, идейными и нравственными пороками. И в этом случае, если автор древнего «Кисекбаша» хотел показать борьбу за веру в высоких, трагических тонах и коллизиях, то под пером Тукая эта борьба предстала как комедия умирающих реакционных сил.Герои «Нового Кисекбаша» — обобщенные, утрированные сатирические типы, действия которых ярко характеризуют всю фанатичную нелепость среды, расцветшей в годы реакции. Размах тукаевской сатиры был очень широк: она бичевала как закоренелых реакционеров, так и лицемерных либералов и националистов.

Критический накал татарской литературы достиг такого напряжения, что именно в сатире Тукаева он нашел свое наиболее яркое выражение: «Нужно было горького смеха, пронзающего сердца, смеха до слез, смеха уничтожающего, смеха ураганного, превращающего гнилой татарский жизнь вверх ногами. В случае с юмором в виде безгрешного, беззубого, шутливого игривого смеха большого эффекта он не окажет. В борьбе с таким явлением нужна была сатира, ни на что не смотрящая, убийственный сарказм, едкий памфлет. Нужна беспощадная ирония. мир старых, феодальных пережитков».

Нельзя судить о национальности искусства Тукаева без такого его качества, как высокосознательное чувство патриотизма. Для поэта понятие Родина было воплощением истории народа — его прошлого, настоящего и будущего, воплощением судьбы народа в целом.В сознании Тукаева народ и история родного края были неразрывны. Его любовь к Родине, как и любовь к народу и свободе, превратилась в глубокое поэтическое вдохновение. Он неотделим от тех чисто жизненных атрибутов и реалий, в которых предстает историческая жизнь народа: его труд, родные поля, леса, жаркое лето, суровая зима, язык, песни, сказки и многие явления, формирующие специфические черты образа. народа и Родины.Можно сказать, что впервые в поэзии Тукаева такие стихотворения, как «Родная земля», «Пара коней», «Мы не уйдем!», с исключительной художественной силой и полнотой раскрыли интимно-социальный смысл любви к Родина. Поэтому «Шурале» — в тукаевском поэтическом воплощении не столько простая сказка, сколько лирическая поэма, воспевающая красоту родной земли, полная аромата ее лесов и полей, «зеленый шум», воспевающий храбрость джигитов-рабочих.Все эти произведения написаны в конце 1907 года, в дни, когда русская реакция наступала на демократию. Это было время, когда определенная часть интеллигенции стала отходить от идеалов демократии, поддаваясь антипатриотически настроенным настроениям. Тукай не мог мириться с теми, кто пытался принизить идеал служения народу и Родине. Отличным примером тому является стихотворение «Мы не уйдем!»

Здесь мы родились, здесь выросли, здесь встретим смертный час.
Мы идем к общей цели, мы хотим свободной России.

(Перевод С. Липкина)

До конца своих дней поэт оставался твердо убежден, что только вместе с другими народами России татарский народ обретет свое счастье. Он с уверенностью говорил: «Когда появляется общее дело, когда начинают дуть ветры прогресса, народы, как бы преодолевая сковавшую их замкнутость, собираются вместе…» («По случаю юбилея», 1913 г. ) .Именно идея исторического единства народов послужила краеугольным камнем народности, патриотизма и интернационализма татарского поэта.

Пробуждение поэтической личности, становление лирического героя в татарской поэзии начала ХХ века были отмечены значительными трудностями и противоречиями. В них отражен драматический и трагический мир личности, прошедший через водовороты социальной действительности, ее исторические кризисы и катаклизмы.На этом общем фоне выделялась лирика Тукаева, в которой раскрывалась духовная история молодого человека, стремящегося перестроить свой внутренний мир и открыть в реальности красоту и величие идеалов. В то же время это была история борьбы за творческую честность и чистоту человеческой совести, история борьбы с общественным злом и духовной тьмой. Так утверждался идеал борьбы за раскованность человеческого духа. Поэтому естественно, что лирический герой Тукаева также был отмечен романтическим взлетом.Татарский поэт глубоко симпатизировал таким великим представителям русского и европейского романтизма, как Пушкин и Лермонтов, Байрон и Гейне. Он сумел понять связь прогрессивного романтизма с человеком и эпохой, его гуманистическую природу, полную, как он называл байронизм, «высоких, великих и прекрасных чувств» (II, 87).

Тукай также воспел гордый образ поэта-гуманиста, противостоявшего миру наличности, обмана и несправедливости. Перекличка с Пушкиным и Лермонтовым была здесь очевидна.Обращаясь к современному поэту, он посоветовал ему:

Ты живешь своей жизнью, чуждой всякой суете,
Бесплодный шум чужд поэту, спрячься от него.

Не сгибайся! Ты велик в этом мире мелочей.
Если надо, пусть весь мир склонится в поклоне, а не ты.

(«На память», 1908. Перевод В. Тушновой)

Важно, что именно Тукай первым в татарской лирике так сильно и искренне сказал о пробуждении в себе и в своем современнике гражданственности и чувства долга перед обществом, людьми и историей.Он быстро и высоко поднялся над окостеневшими нормами дидактической поэзии и открыл секреты изображения человеческих мыслей и чувств на основе исторического отношения к действительности. Такое отношение дало поэту широкий кругозор, разнообразие эстетических и социальных интересов. В одном из своих писем поэту-романтику С. Рамиеву Тукай дал себе следующую характеристику: «Я не только такой чистый поэт, как Вы. Я и дипломат, и общественный деятель. Мои глаза многое видят, мои уши слышат много.И современники поэта подчеркивали именно эту отзывчивость его таланта: «…темперамент Тукая, — писал, например, один из них, — был чрезмерно чувствителен и быстро реагировал на перемены в окружающей жизни». интерес к изменчивости и разнообразию жизненных явлений, событий, человеческих переживаний, умение быстро впитать их в свой мир и воплотить в поэзии, что лежало в реалистической глубине мировоззрения Тукаева, что свидетельствовало о его идейно-психологической активности в восприятии реальности.Поэт отрицал всякую пассивность, проповедь бессилия и непротивления злу, позицию обывательского равнодушия к страдающему человеку. Он одним из первых в татарской литературе глубоко и драматично выразил мысль о личной ответственности художника перед народом:

Нет на моей дороге свободы
Нет счастья, ноги устали ходить.
Выполняя свой долг перед людьми,
Это добро — святая цель жизни.

(Перевод С.Липкин)

Так утверждался девиз честного человека. Высоко подняв знамя борьбы за укрепление социальной и нравственной роли национального искусства в воспитании современника, Тукай всем своим творчеством как бы разделял толстовское убеждение: «Эстетика есть выражение этики». Он болезненно осознавал, что в современном обществе «поэты вынуждены воспевать всяких вредных людей» («Условия»), эстетические и этические нормы запятнаны эгоизмом и принижены до пошлости.Любовь и поэзия здесь являются предметом купли-продажи («Отзывы о любви», «Казань и орден», «Особая статья» и др.).

Конечно, острота реакции не могла не вызвать у поэта горьких чувств. Стихи «Отчаяние», «Сожаление», «Разбитая надежда», «Неведомая душа» и другие полны боли глубоких ран. Однако, отвергая сентиментально-бездейственное сострадание, он говорил о муках любви к человеку, рожденному в гневе. Резкое столкновение чувств любви и ненависти очень характерно для его лирического героя. Тукаевский пессимизм, выражаясь словами М. Горького, есть «глубокая печаль о судьбе людской», одно из проявлений того «социального пессимизма, источник которого восходит к гуманизму». Любопытно, что сам поэт пытался осмыслить социально-исторические причины своего пессимизма: «…играющие ныне в России ветры и атмосфера России довели всех наших собратьев до такого духовного состояния», — писал он в 1912 г.

Неизменно вставая на защиту народа и отстаивая гуманистические устои, Тукай вступал в глубокий конфликт с капиталистическим обществом и неустанно искал ответ на вопрос: как установить в обществе справедливость и равенство? Однако в его ответе по-прежнему содержалось немало противоречий в понимании социально-классовых отношений и путей избавления народа от тяжелого положения.В его творчестве давали о себе знать иллюзии нравственного совершенствования людей, противостоящих господству золота, капитала, и они перекликались со взглядами Толстого («Граф Лев Толстой пишет…», «Против золота», «Нищий» , «Наставление», «Слова Толстого» и др. ).

Национальность не могла бы стать органическим качеством татарской литературы без формирования литературного языка на национальной основе. Для Тукая и его современников этот вопрос стоял гораздо острее, чем для предшествующих поколений.Настало время решить, как и в какой форме татарской литературе необходимо избавляться от устаревших восточных языковых и изобразительных средств. Тукай заявил: «Я считаю Казань нашей столицей, а татары Заказания — коренным татарским народом, который до сих пор не утратил своей национальной идентичности и не потеряет ее в будущем. Я хочу, чтобы наша национальная литература была в их духе и на их языке». (II, 244. Письмо С. Сунчели от 9 ноября 1910 г.). И воспел поэт величие и красоту родного языка:

Родной язык, родной язык, с тобою я смело шел вдаль,
Ты радость мою вознес, ты печаль мою просветил.

(«Родной язык», 1910. Перевод С. Липкина)

Преодолевая отжившие языковые, стилистические и поэтические традиции, Тукай превратил богатство и красоту родного языка в решающий фактор национальной поэзии, глубоко отразившей сложный внутренний мир лирического героя и окружающую действительность. Он стал создателем национального классического стиля в поэзии.

В формировании национальных основ тукаевской поэзии большое значение имели традиции народной поэзии.Поэт через мир народного творчества научился постигать исторический и социальный опыт народа, его психологию и эстетическое мировоззрение. «Надо помнить, — говорил он, — что народные песни — немеркнущее, чистое и прозрачное зеркало народной души» (II, 9. «Народная литература», 1910). Из таких суждений следовало, что эстетика народной поэзии служит верным отражением духовного богатства народа и что именно в ней находится источник реалистического искусства.Основываясь прежде всего на собственном опыте, поэт утверждал, что татарская поэзия будет понята и усвоена народом только в том случае, если она будет создана «в народном духе, народной по форме и ритму».

Несомненно, Тукай создал национальный классический стиль поэзии на народной основе. Это имело непреходящее значение для дальнейшего развития не только поэзии, но и всей татарской литературы. Не только в лексике, но и в выразительных средствах Тукай раздвигал, «разрушал» границы и преграды, пролегавшие между поэтическим языком и разговорной речью.Это следует понимать прежде всего в смысле введения в татарскую поэзию «смелых выражений», снятия традиционных тематических ограничений, возводимых между поэзией и публицистикой, в смысле вытеснения, слияния поэтического и прозаического лексических пластов, тесного сближения долговременных существующие изобразительно-стилистические средства и живая речь.

Поэтический стиль Тукая развивался вместе с формированием нового татарского литературного языка. Чем больше поэт опирался на народный язык и народное творчество, тем ярче и стройнее становился его поэтический стиль в разных художественно-выразительных гранях.Татарская поэзия в начале ХХ века окончательно утвердилась на своей национальной почве. В этом процессе творчество Тукая сыграло решающую роль. В его зрелой поэзии слились воедино народно-фольклорное, восточно-классическое и русско-европейское поэтические начала, образовав новый национальный поэтический сплав. Нововведения Тукая и его современников открыли широкий путь для развития отдельных стилей в татарской поэзии.

Лирический психологизм восточной классики был для многих поколений поэтов немеркнущим образцом воплощения «приливов» и «отливов» в духовном мире человека.В данном случае мы имеем в виду момент кхала (экстаза). В татарской поэзии начала 20 века этот классический поэтический прием возродили Тукай, С. Рамиев и некоторые их современники. В их лирике чрезвычайно остро выразились противоречивые переживания личности, прорвавшейся сквозь тьму безвременья к светлому идеалу, к звезде надежды и счастья. Таким образом, с момента «хала» было сброшено прежнее суфийское покрывало, и оно стало служить выражением чисто земных светских представлений и настроений поэтической личности.В изображении изменчивости живых человеческих чувств и эмоциональных состояний в татарской лирике начала ХХ века появились новые, более современные эстетические приемы и психологические средства. В этом плане очень интересен, например, лирический стих с эмоциональной завязкой. Такого рода «стих есть, по-видимому, признак нового этапа в историческом развитии нашей поэзии» 1. Первым поэтом, давшим образцы такого стиха, был также Тукай.

Как никто из его современников — татарских поэтов, он считал себя учеником русских поэтов-классиков, в частности Пушкина и Лермонтова.«Моим образцам служат Пушкин и Лермонтов», — заявлял он уже в начале своего творческого пути («Размышления татарского поэта», 1907) и с высоким вдохновением воспевал светлый образ Пушкина:

Как солнце освещает мир, его моря и сушу, —

Так весь, до дна, ты своим стихом мою душу осветил.

(«К Пушкину», 1906. Перевод С. Липкина)

Тема «Тукай и русская литература» является одной из составных частей проблемы западно-восточного синтеза.Интересно, что русская и западная поэтические традиции вошли в творчество татарского поэта не порознь, а в определенном единстве через русский язык и еще прочнее слились в его идейно-эстетическом восприятии, скрещиваясь с восточным национальным компонентом. Укажем хотя бы на то, что в поэзии Тукаева происходит взаимопроникновение жанров — касыды, газели, элегии и мысли. На основе традиционных форм возникла новая жанровая разновидность. Взяв пример из русской поэзии, Тукай ввел в татарский стих так называемые переносы и точки и тем самым расширил его традиционные нормы.Это позволяло развивать стих и даже строфу по строю живой речи, по логике поэтической мысли. Логический размах и ритмический такт, дыхание стиха расширены. Это открытие Тукая было подхвачено и развито другими татарскими поэтами.

Поэзия Тукаева построена не на разговорной, а напевной интонации. Поэтому она быстро подбирает себе музыкальный тон. Однако из этого не следует делать вывод, что он отвергал усилия некоторых поэтов, своих современников (например, С.Рамиев), обогатить татарское стихосложение разговорной интонацией. Тукай утверждал, что «беда не велика, что размеры, ритм, гармония иные. Важен только смысл и умение объяснить этот смысл в совершенной форме.., разве что произведение Тургенева, написанное без всяких размеров, это «Отцы и дети» — проза? у него нет поэтической основы. И между прочим — поэзия» (II, 246. Письмо С. Сунчелею от 1 января 1911 г.). Как ни был Тукай предан певучему стиху, он не отрицал свободных поэтических форм, если они были воплощены в жизнь реальным поэтическим содержанием.

Поэт оплакивал трагедию безвременья:

Какая духота! Мне нечем дышать.
Что мне делать дальше, я должен решить.
Если хватит сил, выйди из темницы тьмы,
А если сил не хватит, сдайся, умри, погибни!

(«Сожаление», 1910. Перевод В. Тушновой)

Напрягая все свои духовные силы в борьбе с натиском реакции, он считал своим гражданским долгом поддерживать живые связи с теми немногими представителями национальной интеллигенции, которые остались верны демократии.

За годы реакции здоровью Тукая был нанесен непоправимый ущерб. Он был в тяжелом финансовом положении. Немалую роль в этом, несомненно, сыграли коммерческое отношение книгоиздателей к его произведениям и незаинтересованность поэта в личном благополучии. Он был вынужден влачить жалкое существование в холодных гостиничных номерах.

С другой стороны, царские власти не выпускали его из-под своего неусыпного надзора. Они понимали, что Тукай был одним из тех, чья деятельность проникнута пафосом вчерашней социальной бури, грозившей разразиться вновь.В 1911 году прокурор Казанской судебной палаты сообщал, что Временный комитет по делам печати сообщил, что в произведениях татарского поэта «комитет усматривает возбуждение к ниспровержению существующего общественного строя в государстве».

На происки реакции Тукай ответил наполненными гневом стихами:

Вокруг много змей, на счастье злобно закопаются,
Извиваясь, ругаясь, мне дни отсчитывают.
Мало того, что дом охвачен гнетом, Где жизнь поэт влачит,
Им тревожно, что на меня веет ясным светом.

(«Враги», 1912. Перевод П. Радимова)

Реакция не смогла разъесть веру в исторический прогресс и народ, которая вдохновляла прогрессивную национальную литературу. Период нового революционного подъема еще раз лично подтвердил жизненность ее исторического оптимизма. В этот период в сознании Тукая по-новому встает вопрос об активности народных масс и интеллигенции, переосмысливается опыт минувшей революции («Сознание» и др.). Стихи «Светлая память Хусаину» и «Татарская юность» (1912) проникнуты чувством исторического оптимизма. Поэт вдумчиво прислушивается к тому, что происходит в жизни его родного народа, а также в России и за рубежом. Большинство его стихов и путевых очерков, опубликованных в 1911-1912 гг., написаны под впечатлением посещения селений Заказании, его малой родины. Они фиксируют действительность, оцениваемую с позиции защитника народа. Отвергая пресловутую «деревенскую идиллию», Тукай трезво смотрел на сельскую действительность, пытаясь охватить социальные контрасты ее повседневности («Чего не хватает деревенскому человеку?», «Гнездо», «Возвращение в Казань» и др.). Глаза его рисовали картины беззакония, обнищания, мрака и духовного изуверства в деревнях.

В пору нового революционного подъема в жизни поэта происходят значительные перемены. Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 гг. он совершает путешествия, которые имели для него большое значение. В начале мая 1911 года он прибыл в Астрахань на пароходе, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь Тукай был в гостях у своего друга поэта С.Рамиев познакомился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным сюда за революционную деятельность на родине.

Весной 1912 года Тукай решился на более значительное путешествие по маршруту Казань-Уфа-Петербург. В Уфе знакомится с М. Гафури. Эта встреча оставила глубокий след в жизни обоих народных писателей, укрепила их симпатию друг к другу. Они еще раз убедились в своей идейной и творческой общности. М. Гафури писал о впечатлениях от этой встречи: «Простые искренние слова Тукая, его неудовлетворенность этой жизнью и его окружением произвели на меня очень сильное впечатление. Слезы, которые невольно выступили на наших глазах, потом засверкали в наших глазах.»

Петербург холодно встречает Тукая. Здесь он не находит таких, как Гафури. Разумеется, передовая национальная интеллигенция Петербурга не осталась равнодушной к приезду любимого поэта. Узнав о нем поздно, она старалась показать свое внимание. Среди демократической молодежи был, предположительно, и Мулланур Вахитов, тогда студент, позже видный революционер.

Поэма «Татарская молодежь» (1912 г.) написана, несомненно, под впечатлением встречи с такими представителями национально-демократической молодежи.Именно в этих кругах поэт увидел, как дорога им память и образ Ямашева и как они верны его заветам.

Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая Тукай покинул столицу и отправился в Троицк, а затем в казахскую степь пить кумыс, надеясь этим поправить здоровье. Вернулся в Казань в начале августа. Он работал в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжал писать.

Последние годы жизни и творчества Тукая свидетельствуют о том, что писатель, все ближе постигая народную действительность, остро чувствовал разлад с враждебным народу обществом и беспощадно осуждал все, что могло пасть на его гражданскую совесть ( «Моя первая работа после пробуждения», «По случаю юбилея» и др.). Поэт был вынужден вести постоянную, непримиримую борьбу не только с жестокой действительностью, но и с собственными заблуждениями и иллюзиями, рожденными в мучительных поисках истины и справедливости. В одном из последних стихотворений он ясно, со всей решительностью выразил свое творческое кредо:

Много преград было на моем пути,
врагов больше, чем собак,
Ибо я не хотел защищать угнетателей
и господ.
(«Отрывок», 1913. Исправленный перевод)

2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут умер Габдулла Тукай.Он ушел из жизни в расцвете своего таланта. «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта» 1 , — писала казанская русская пресса.

Тукай — один из тех художников слова, которые открыли новые горизонты и новые перспективы для национальной литературы. Его многогранное творческое наследие содержит непреходящие художественные и эстетические ценности. Он признан великим народным поэтом не только за передовые идейные мотивы, но и за исторический вклад в художественное развитие всей тюркоязычной литературы.«Значение Тукая в том, что он переосмыслил историю и культуру своего народа. Это великое достижение художника, большое личное достояние, и это ему удалось благодаря тому, что он был наедине с русской культурой, с русской действительностью. Туркестан, для всей Средней Азии. Все тюркоязычные народы испытали поистине неизгладимое, свято сохранившееся до наших дней воздействие, впечатление от творчества Габдуллы Тукая.

Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и живительными источниками дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.

Сегодня мы обсудим биографию известного татарского поэта, публициста, общественного деятеля, переводчика и литературоведа Габдуллы Тукая.

Детство

Биография Габудллы Тукая восходит к 26 апреля 1886 года, когда в селе Кушлавичи родился мальчик. Отец и мать ребенка были из села. Известно, что дед Тукая по материнской линии был башкиром по происхождению и тоже учился в Султанаевском медресе.

Когда малышу было 5 месяцев, он остался без отца: воспитание мальчика полностью легло на плечи матери.Некоторое время она пыталась справиться с постигшим ее горем, но потом отчаялась и отдала его знакомой старухе, которую надо поднять. Прошло немного времени, и мать передумала, забирая сына. Однако, когда Габдулле исполнилось 4 года, он потерял и мать, оставшись никому не нужным ребенком. На какое-то время его взял к себе дедушка. Вскоре малыш оказался у приемных родителей в Казани, где прожил около 2 лет. Из-за тяжелой болезни они были вынуждены вернуть мальчика в родную деревню.Следующие три года Габдулла провел в крестьянской семье Сагди, недалеко от своего дома.

Уральск

Дом Габдуллы Тукая был покинут им в 4-летнем возрасте, хотя и не по своей воле. К сожалению, после потери родителей детские годы мальчика прошли в довольно холодной и отчужденной атмосфере, так как в какой-либо семье он редко оставался надолго по разным причинам. Биография Габдуллы Тукая стала немного меняться в положительную сторону после того, как он переехал в Уральск, где жил в приемной купеческой семье Галиаскара Усманова.Эта семья была в родстве с отцом мальчика. Как только мальчик попал к Усмановым, его тут же отправили учиться в медресе, где он демонстрировал отличную успеваемость. Медресе принадлежало семье Тухватуллиных – людей прогрессивных взглядов, сразу оценивших талантливую молодежь. В дополнение к этим занятиям Габдулла посещал уроки русского языка.

Первые творческие шаги

Первые шаги в литературе поэт Габдулла Тукай делал очень робко и осторожно.Фрагменты его ранних работ можно найти в рукописном журнале «Новый век» 1904 года. В этот период Тукай особенно увлекался переводами. Басни Крылова (в переводе) он даже предлагает в различные издательства. Также в этот период времени он познакомился с творчеством таких писателей, как Лермонтов и Пушкин. Первое самостоятельное литературное творение появилось в 1905 г. после замечательного перевода стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, человечек?»

После революции

После окончания революционных действий в Уральске стали выходить татарские газеты.Тукай сразу находит себе занятие: он предлагает свои работы этим газетам и журналам, и они с радостью принимают в свои ряды талантливого, образованного молодого человека. Парень писал не только стихи, он также публиковал собственные статьи на революционные темы. Общественно-политическая жизнь общества волновала юношу не меньше, чем литература. Принимает активное участие в демонстрациях и акциях протеста. По-настоящему свободная жизнь парня начинается только после того, как он покидает медресе в 1907 году. Третьеиюньский переворот в государстве вызвал у Тукая только одну реакцию: ревностное отстаивание чести своей Родины. В этот период он написал несколько показательных стихотворений, в которых очень ярко раскрывалась тема Родины («Не уйдем!», «На Родину», «Пара лошадей»).

Казань

Габдулла Мухамедгарифович Тукай продолжает свой путь в Казань. В 1907 году он вернулся сюда, чтобы полностью посвятить себя творческим занятиям. С момента его приезда начинается отсчет нового этапа в его жизни – 5 лет и 8 месяцев, которые он посвятит служению отечеству.В литературных кругах Казани молодой поэт быстро находит свое место, хорошо ладит с молодежью и пользуется у нее популярностью. Он начинает работать в газете «Реформа». Стихи и статьи этого периода насыщены сатирической и юмористической тематикой, которая наиболее полно раскрылась в таких произведениях, как «Молния» и «Зарница».

Творчество

Буквально к 1908 году у Тукая уже сформировался ряд работ и статей. Многие его стихотворения («Осенние ветры», «Дача», «Виражи») и близкое общение с Х.Ямашева свидетельствуют, что Тукай глубоко сочувствовал своему народу и всей душой переживал за него. При этом поэт не нагнетал обстановку, он, наоборот, поддерживал борцов за справедливость, воспевал и гордился ими.

Произведения 1911-1912 годов созданы под впечатлением от путешествий по селам Заказании — таким родным для поэта местом. Несмотря на весь оптимизм, который Габдулла демонстрировал во многих своих стихах, в произведениях этого периода он отошел от красочной иллюзии и описал реальное положение сельского населения.Он писал то, что видел, и делал это с позиции защитника народа.

Астрахань

Биография Габдуллы Тукая продолжается в Астрахани, куда он прибывает в 1911 году. В это время его здоровье подводит, но желание путешествовать берет верх. Чтобы осмотреться и напитаться сельским духом, Габдулла остается погостить у своего старого друга. Здесь он знакомится с Нариманом Наримановым, писателем и общественным деятелем из Азербайджана, сосланным в Астрахань за активную политическую деятельность на родине.Эта встреча оказала большое влияние на творчество Тукая.

Габдулла Тукай, стихи которого уже прочитали тысячи людей, решается на активный творческий поиск и отправляется на поиски музы по пути Казань — Уфа — Петербург. В Уфе происходит важная встреча с народным писателем М. Гафури. Двое собеседников быстро находят общий язык, поэтому их взаимная симпатия крепнет. В Петербурге Тукай познакомился с М. Вахитовым, который в будущем станет влиятельной фигурой в революции.Все эти встречи оставили свой след в мировоззрении и творчестве поэта. В Петербурге он находится всего 13 дней, после чего биография Габдуллы Тукая переносится в Троицк. Но и там наш герой недолго задерживается, спеша в казахскую степь поправить здоровье. В конце лета поэт решает вернуться в Казань и продолжить работу, несмотря на плохое самочувствие и частые боли.

Творчество Габдуллы Тукая в последние годы жизни было очень тяжелым и напряженным.Он чувствовал нарастание внутреннего конфликта между обществом и народом. В апреле 1913 года татарский поэт умер. Газеты писали, что народ потерял величайшего национального поэта. Литературные традиции Габдуллы Тукая явились мощной основой дальнейшего развития всей татарской литературы. Габдулла Тукай, стихи которого признаны достоянием литературы, похоронен на Татарском кладбище в Казани. Его произведения до сих пор считаются классикой татарской поэзии.

Биография Габдуллы Тукая – прекрасный пример жизни человека, который не отвлекался на жизненные мелочи, а верил в свою идею.Эти люди редко что-то меняют, но они служат важным плацдармом для людей действия — тех, кто может коренным образом изменить ход истории.

Биография Габдуллы Тукая: жизнь и творчество

Габдулла Тукай – известный татарский писатель, поэт, критик и переводчик. Он основоположник новой поэзии нации, высоко поднимает чувство патриотизма. Тукай создал поэтическую школу, под полезным влиянием которой выросло большое поколение не только татарских, но и других писателей.

Габдулла Тукай: биография

Писатель родился 26. 04.1886 в селе Кушлавич. Его отец — Мухамедгариф — родом из Казанской губернии. Дед писателя был муллой. Когда Габдулле было 4,5 месяца, умер его отец, а в три года он потерял мать. Некоторое время жил в семье деда Зиннатуллы, после попал в Казань в семью бездетного Мухамметли, где прожил около 2 лет.

Биография Габдуллы Тукая говорит о том, что его приемные родители заболели, и мальчик попал в семью крестьянина Сагди в селе Кырлай, где прожил три года.Крестьянская жизнь давалась ему нелегко. Он много работал, учился и познавал жизнь Габдуллы Тукая. Краткая биография далее рассказывает о его будущем детстве, прошедшем в Уральске. Его взял в семью купец Галиаскар Усманов, где его тетка была любовницей. Будущий писатель учился в медресе семьи Тухватуллиных, параллельно посещал русский класс, в учебе проявилась его большая природная одаренность.

К 16 годам сформировались основные убеждения и черты поэта.Биография Габдуллы Тукая подтверждает, что юноша был очень хорошо образован: знал европейскую, русскую, восточную культуры, несколько языков и множество сказок, которые интересно рассказывал.

У него был хороший слух, и он хорошо пел, хотя голос его не отличался особой красотой, но юноша умел замазывать ноты мелодии.

Сотрудничество с изданиями

Первые литературные произведения Тукая частично сохранились в журнале «Аль-Гаср аль-Джадид» (1904 г.). В том же году он перевел басни Крылова на родной язык и предложил их опубликовать.Его интересовали произведения Лермонтова и Пушкина. Его первым произведением в поэзии стал перевод произведения А. Кольцова «Что ты спишь, мужик?», изданный в 1905 году. -Газр аль-Джадид и Фикер появились в Уральске. Тукай сотрудничал с ними и напечатал много стихов на темы, которые представила революция. Он также участвовал в многочисленных городских демонстрациях.

В 1907 году Тукай покинул медресе Тухватуллина. Так началась его свободная жизнь.

Третье-июньская революция, случившаяся в том же году, подтолкнула писателя к созданию стихотворения «Не поедем!». Биография Габдуллы Тукая говорит, что в этом произведении прозвучал голос борца, призывающий до конца стоять за честь родной земли и демократии. Теме родного края посвящены такие стихотворения, как Тукай, «Пара коней», «Шурале», написанные в начале 20 века.

Творчество Тукая

Много разных жанров запечатлел Габдулла Тукай.Биография творчества определяет его как национальное и реалистическое.

Осенью 1907 года писатель приехал в Казань, чтобы заняться там своим любимым делом. Литературные круги принимают его с легкостью, он сближает молодых писателей, группирующихся вокруг издания «Аль-Ислах».

В это время все свои литературные возможности Тукай направил в сатирически-юмористические журналы «Ялта-юлт», «Яшен». К 1908 году у писателя был ряд интересных поэтических и публицистических очерков. Стихи «Светлая память Хусейна» и «Татарская молодежь» наполнены чувством исторического оптимизма.


За 1909-10 гг. писатель создал сто стихотворений, две повести, очерк в автобиографическом стиле «Что я помню о себе», статью о татарском творчестве, 30 рецензий и фельетонов, издал 12 книг. Тукай много лет собирал народные песни. В 1910 году писатель опубликовал несколько сборников песен в сборнике «Народные мелодии».

Габдулла Тукай: биография для детей

В это же время Тукай начал писать стихи и прозу для детей. Стихи «Козел и Баран», «Шурале» и 50 стихотворений, около 100 переводных басен он создал за пять лет.Большое место в литературе заняли произведения «Призыв к делу», поэмы «Шурале» и «Веселые странички», написанные по мотивам народных сказок. Тукай создал для школы 2 учебника по татарской литературе. Поэт был признан основоположником татарской литературы для детей.

Писатель-путешественник

Большинство стихов и очерков Тукая написано под впечатлением от поездок в деревню Заказание. Они описывают действительность, ценимую защитником народа.

Несмотря на слабое здоровье, в 1911-12 гг. Габдулла совершал поездки, имевшие для него большое значение.В 1911 году Тукай приехал на лодке в Астрахань, по пути знакомясь с Поволжьем («Маленькое путешествие», «Дача»). Здесь писатель остановился у знакомого друга Сагита Рамиева. В Астрахани он познакомился с азербайджанским общественным деятелем Нариманом Наримановым, которого отправили туда за его революционную деятельность.


Весной 1912 года писатель решил поехать в Казань, Уфу и Петербург. Он прожил в Петербурге тринадцать дней, после чего отправился в Троицк, а затем в казахскую степь пить кумыс в надежде поправить здоровье.В августе Тукай вернулся в Казань. Он работал в типографии и, несмотря на слабое здоровье, продолжал заниматься творчеством.

2 (15) .04. В 1913 году умер Габдулла Тукай. Он умер в расцвете своего таланта. Традиции Тукая стали решающими идейно-эстетическими факторами и живительными источниками развития татарской литературы в будущем под знаменем народа и реализма.

Габдулла Тукая похоронен на Татарском кладбище в Казани.

Памяти поэта

В честь писателя названы: Казанский район, метро, ​​улицы г. Уфы, д. Даутово Челябинской области.

Тукаю также установлены памятники в Уральске, Санкт-Петербурге и Москве.

Открыты музеи Габдуллы Тукая: Литературный музей в Казани, литературно-мемориальный комплекс Габдуллы Тукая в поселке Новый Кырлай.

Имя писателя также было названо художественной премией Татарстана.

р>

Министерство экономики Республики Татарстан

2 декабря 2021 г., четверг

Предприятие из Высокогорского района Татарстана «Биектау-Сервис», занимающееся художественной ковкой и созданием эксклюзивных изделий из металла, стало победителем Всероссийского конкурса кузнецов, проводимого в рамках международной выставки «Металл Экспо 2021». » в Москве.Помощь в организации участия в выставке оказал Фонд поддержки предпринимательства, подведомственный Министерству экономики Республики Татарстан.

Подведомственный Министерству экономики РТ Фонд поддержки предпринимательства профинансировал участие предпринимателя в международной выставке «Металл-Экспо». Поддержка участия в выставках осуществляется в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Министерство экономики поможет организовать выставочный стенд бесплатно, включая оплату аренды выставочной площади, застройку стенда, услуги переводчика. Участие во Всероссийской выставке дает предпринимателям возможность рассказать о собственной продукции и найти клиентов и партнеров по всей России и миру.

Одним из получателей меры поддержки стал Ринат Гибадуллин, предприниматель из Высокогорского района республики, директор компании «Биектау-сервис».Его компания занимается художественной ковкой, созданием эксклюзивных изделий из металла – скульптурных композиций из железа. Компания приняла участие в международной промышленной выставке. Также в рамках выставки прошел Всероссийский конкурс кузнецов, на котором кузнецы татарстанского предприятия показали свое мастерство и получили высшую оценку жюри, став победителями.

«Мои скульптуры можно увидеть в Казани и по всему Татарстану — это персонажи сказок татарского поэта и писателя Габдуллы Тукая в селе Кырлай и великого русского поэта Александра Пушкина «Кот ученый» на территории Казанского федерального университета, а также многие другие скульптуры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.