Содержание

Общественный прогресс. Реформа и революция.

Проблема направленности совершающихся в обществе изменений зародилась ещё в древности и оставалась достаточно дискуссионной.

Различные взгляды на направленность общественного развития:

  • Французские просветители (история – непрерывное обновление, совершенствование всех сторон жизни общества)
  • Религиозные течения (преобладание регресса во многих сферах жизни общества)
  • Платон, Аристотель, Дж. Вико, О. Шпенглер, А. Тойнби (движение по определенным ступеням в рамках замкнутого цикла, т.е, теория исторического круговорота.
  • Современные исследователи (положительные изменения в одних сферах общества могут сочетаться с застоем и регрессом в других, т.е. вывод о противоречивости прогресса)

Постепенное совершенствование общества, переход на более высокую ступень развития, который отражается во всех сферах общественной жизни, называется прогрессом.

Не смотря на то, что весь материальный мир динамичен, постоянно изменяется, не все изменения являются прогрессом. Как таковой прогресс свойственен только обществу и отражается в деятельности и условиях жизни людей.

История показывает, что процесс развития обществ не всегда идет по направлению к прогрессу, зачастую рост и процветание может обернуться распадом и деградацией (упадком), вследствие каких-либо событий (например, военные действия или революция, природные катаклизмы и др.). Такой «откат» назад называется регрессом.

Регресс — упадок в развитии, переход от более высоких форм развития к низшим, менее совершенным, движение назад.

Человечество в целом никогда не регрессировало, но его движение вперёд могло задерживаться и даже на время останавливаться, что называется стагнацией (от лат.— стоячая вода).

Стагнация — это застой в развитии общественной жизни, остановка.

Стагнация — явление характерное, в первую очередь, для экономической сферы общества. Так, стагнация может характеризоваться и как длительное состояние застоя экономики. При стагнации, экономическая ситуация в стране, а также в мировой экономике, практически не изменяется. Зачастую стагнация возникает в период перехода от одного вида экономики к другому и может продолжаться от нескольких месяцев до нескольких лет.


Понятие прогресса в современных условиях всё более трансформируется в сторону обогащения его гуманистическими параметрами, характеристиками. Развитие человека в его духовном и телесном измерениях, осознание самоценности человеческого существования, создание благоприятных условий для человека — в этом видится прогресс современного общества.

В качестве гуманистических критериев выдвигаются такие показатели прогрессивного развития общества: 

  • средняя продолжительность жизни человека, 
  • детская и материнская смертность, 
  • состояние здоровья, 
  • уровень образования, 
  • развитие различных сфер культуры, 
  • чувство удовлетворённости жизнью, 
  • степень соблюдения прав человека, 
  • отношение к природе и др.

Общество — это динамичная система, в которой постоянно происходит большое количество изменений. Различают две основные формы развития: эволюционную и революционную.

Эволюция — это частичные и постепенные изменения, способствующие появлению в различных сферах и элементах общества новых качеств и свойств.

Так, например, появление новой техники по возделыванию земли, не повлияло на использование лопат.

Изменения в обществе могут носить незначительный (реформа) или радикальный характер (революция).

Реформа (от лат. «reformo» — «преобразовываю») — изменение в какой-либо сфере общественной жизни, преобразования, не затрагивающие фундаментальной основы (системы, явления, структуры).

Соответственно и виды реформ классифицируются по сферам жизни общества:

  • Экономические (Преобразования хозяйственного механизма: форм, методов, рычагов и организации управления хозяйством страны (приватизация, закон о банкротстве, антимонопольные законы и т.п.))
  • Социальные (Преобразования, изменения, переустройства каких-либо сторон общественной жизни, не уничтожающие основ социальной системы (эти реформы непосредственным образом связаны с людьми))
  • Политические (Изменения в политической сфере общественной жизни (изменения в Конституции, избирательной системе, расширение гражданских прав и т.п.))
  • Духовные (реформа образования, попытка создать национальную идею, интегрирующую россиян, возрождение исторических традиций, пропаганда гражданственности, патриотизма и т. д.)

Реформы не подразумевают коренных и резких изменений, они направлены на улучшение жизни общества. Любая реформа является способом введения инноваций в сферы общественной жизни и модернизации общества в целом. Реформы могут стимулировать развитие общества (прогрессивные) или вызывать застои и упадок (

регрессивные, реакционные).

Более радикальные перемены в общественной жизни вызывают революции.

Революция — это резкие и глубокие изменения, затрагивающие все сферы жизни общества и основы существующего социального строя.

В исторической науке под революцией понимается насильственная смена власти, так как именно это влечет собой дальнейшее переустройство общественной жизни, вызывая такие последствия как гражданские войны, репрессии, смуту.

В отличие от реформ революции осуществляются народом, а не правящей элитой, те. проводятся «снизу». Революция бывает буржуазной, социалистической или национально-освободительной, в зависимости от целей, которые преследует общество.

Признаки революции:

  • это радикальные изменения, в результате которых происходит коренная ломка социального объекта;
  • носят общий, фундаментальный характер;
  • как правило, опираются на насилие;
  • организуются сознательно;
  • вызывают необычайно сильные эмоции и массовую активность.
Виды революции:
  • Кратковременные (например, Февральская революция 1917 г. в России)
  • Долговременные (например, неолитическая революция — 3 тыс. лет; промышленная революция XVIII-XIX вв.)

И реформы, и революции являются неотъемлемой частью эволюционного процесса. Следует признать, что и реформа, и революция «лечат» уже запущенную болезнь, в то время как необходима постоянная и возможно ранняя профилактика. Поэтому в современном обществознании акцент переносится с дилеммы «реформа — революция» на «реформа — инновация». Под инновацией (от лат. — обновление) понимается введение научных и технических новшеств, которые способствуют усилению прогресса и разностороннего развития общества.

Другими словами, инновации — это создание и внедрение новой техники, технологии, разработка новых материалов, развитие новых отраслей производства и т д.

В современной социологии общественное развитие связывается с процессом модернизации.

Модернизация (от фр. — новейший, современный) — это процесс перехода от традиционного, аграрного общества к обществам современным, индустриальным. 

Классические теории модернизации описывали так называемую «первичную» («органическую») модернизацию, исторически совпавшую с процессом развития западного капитализма. Более поздние теории модернизации характеризуют её через понятия «вторичная» («неорганическая», «догоняющая») модернизация. Она имеет место в условиях существования «образца», например в виде западноевропейской либеральной модели. Часто такая модернизация понимается как вестернизация, т. е. процесс прямого заимствования или насаждения. По сути данная модернизация представляет собой всемирный процесс вытеснения локальных, местных типов культур и социальной организации «универсальными» (западными) формами современности.

Основные подходы к изучению развития общества

линейный (формационный и стадиально-цивилизационный)

нелинейный (локально-цивилизационный)

развитие общества рассматривается как закономерный поступательный процесс перехода от низших форм к высшим, от простых к сложнымразвитие общества не имеет однонаправленного характера, в истории человечества есть периоды подъёмов, падений и стагнации

Урок 13. противоречивость социальных изменений — Обществознание — 10 класс

Обществознание, 10 класс

Урок 13. Противоречивость социальных изменений

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

  1. Различные взгляды на направленность общественного развития.
  2. Прогресс и регресс.
  3. Критерии и противоречивость прогресса.
  4. Общественное развитие: реформа и революция.
  5. Гуманизм как универсальный критерий социального прогресса.

Тезаурус:

Эволюция – развитие общества в результате непрерывных изменений, плавно переходящих из одного в другое.

Революция – коренное, качественное изменение всех или большинства сторон общественной жизни, затрагивающее основы существующего строя.

Общественный прогресс — поступательное развитие общества, его подъём на более высокие ступени.

Общественный регресс – направление развития по нисходящей линии, для которого характерен переход от высшего к низшему, от лучшего к худшему, к деградации.

Реформа – усовершенствование в какой-либо сфере общественной жизни через ряд постепенных преобразований, не затрагивающих фундаментальные основы.

Общественное развитие — изменения в обществе, переход всех общественных отношений в новое качество.

Ключевые слова

Общественное развитие, прогресс, регресс, эволюция, революция, реформа, глобализация, интеграция, глобальные проблемы.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Планета Земля – наш общий дом, где каждый связан со многими сотнями и тысячью нитей. Между странами и регионами неоднократно обострялись противоречия, которые приводили к разрыву сложившихся отношений. В современном обществе изменился характер связей и взаимозависимостей. Человечество развивается, укрепляя свою общность, расширяя связи и контакты. В современном мире значительно усиливаются интеграционные связи между отдельными людьми, организациями и государствами, растёт взаимосвязь между ними. Интеграция распространяется на все сферы жизни общества. В регионах произошла либерализация торговли, т. е. устранение различных барьеров и ограничений. Международную торговлю стимулирует Всемирная торговая организация (ВТО). Важным моментом её работы служит то, что страны-участницы уравнены в правах товаров импортного и отечественного производства. Немаловажную роль сыграл прогресс электронных средств связи и коммуникации, в частности появление всемирной паутины — Интернета. Сегодня эти технологии расширяют возможности мировых финансовых операций между фирмами и странами, которые находятся далеко на расстоянии друг от друга.

В условиях интеграции отдельные события, противоречия, конфликты перерастают региональные (местные) рамки и приобретают общемировой характер. Эти проблемы человечества взаимосвязаны. Террористический акт в США 11 сентября 2001 г. заставил человечество по-новому увидеть опасности, грозящие миру. Главной задачей мирового сообщества стала борьба с международным терроризмом. Это требует единения всех стран.

Во все времена мыслители задавались вопросом, куда движется человечество. Можно ли это движение сравнить с циклическими изменениями в природе: вслед за летом наступает осень, затем зима, весна и снова лето? И так много тысяч лет. Или, может быть, жизнь общества подобна жизни живого существа: появившийся на свет организм взрослеет, становится зрелым, затем стареет и умирает? Зависит ли направление развития общества от сознательной деятельности людей? Проблема направленности социальных изменений волновала мыслителей древности и оставалась всегда дискуссионной. Прогресс науки и техники имеет неоднозначные последствия. С одной стороны, открытия в области ядерной физики дали возможность получить новый источник энергии, а с другой — создать мощное атомное оружие. Использование компьютерной техники расширило возможности творческого труда. Но повлекло за собой новые болезни, связанные с длительной непрерывной работой у дисплея: ухудшение зрения, психические нарушения, связанные с дополнительными психологическими нагрузками. Каков же общий критерий прогресса? Являются ли изменения, цена которых столь высока, прогрессивными? Можно ли при такой неоднозначности перемен говорить об общественном прогрессе в целом? Для этого нужно выяснить, что является общим критерием прогресса, какие изменения в обществе следует оценивать как прогрессивные, а какие нет. Немецкий философ Ф. В. Шеллинг (1775—1854) говорил, что решение вопроса об историческом прогрессе имеет определённые трудности. По его мнению, сторонники и противники веры в совершенствование человечества полностью запутались в спорах о критериях прогресса. Одни говорят о прогрессе человечества в области морали, другие — о прогрессе науки и техники. И Шеллинг считает всё это с исторической точки зрения регрессом. Он предлагал свой путь решения проблемы. Шеллинг выдвинул свой универсальный критерий исторического прогресса. Он заключается в создании в человеческом обществе правового государства. Развитие человеческого общества всегда прогрессировало. Однако его движение могло на время останавливаться. Этот процесс в науке называют стагнацией. Сегодня слово «прогресс» приобретает глубокий, человеческий смысл. Для современного человека на первое место выходить гуманистические ценности, создание лучших условий. В этом заключается прогресс современного общества. В качестве гуманистических критериев выдвигаются следующие показатели прогрессивного развития общества: средняя продолжительность жизни человека, детская и материнская смертность, состояние здоровья, уровень образования, чувство удовлетворённости жизнью, степень соблюдения прав человека и др.

Общество может развиваться по пути реформ или революции. Реформы могут охватывать все сферы общественной жизни. Реформы могут преобразовать не только стороны социальной жизни, но и изменить общественный строй или тип экономической системы. Чем человечнее условия жизни, тем больше возможностей для развития в человеке человеческого: разума, нравственности, творческих сил. Человечность, признание человека высшей ценностью выражаются понятием «гуманизм». Из всего это следует, что универсальным критерием социального прогресса является гуманизм, человеколюбие.

Разбор типового тренировочного задания

  1. Выберите верные суждения о формах общественного прогресса

Варианты ответов:

1) Социальная революция всегда проводится «сверху».

2) Реформа представляет собой частичные изменения, затрагивающие не всё общество, а отдельные его сферы или институты.

3) Реформы всегда происходят «сверху».

4) Революции носят только кратковременный характер.

5) Реформы могут быть и прогрессивными и регрессивными.

Правильный вариант/варианты (или правильные комбинации вариантов):

2) Реформа представляет собой частичные изменения, затрагивающие не всё общество, а отдельные его сферы или институты.

3) Реформы всегда происходят «сверху».

5) Реформы могут быть и прогрессивными и регрессивными.

  1. Подстановка элементов в пропуски в тексте:

В современном мире значительно усиливаются ______________ связи между отдельными людьми, организациями и государствами, растёт взаимосвязь между ними. Этот процесс исследователи назвали _____________.

Варианты ответа: модернизационные, интеграционные, инновационные;

глобализацией, прогрессом, эволюцией

Правильный вариант/варианты (или правильные комбинации вариантов): интеграционные, глобализацией

Формы развития общества: эволюция, революция, реформа

Жизнь общества всегда связана с социальными изменениями – сменой состояний, свойств и связей внутри социальных систем. Необратимые изменения, формирующие новые качества системы, называются развитием. По своему характеру оно может быть эволюционным или революционным.

Что такое социальная эволюция?

Эволюция (от лат. evolution – развертывание) – последовательное, плавное, непрерывное, упорядоченное развитие природы и общества. Предполагает качественные и количественные изменения в социальных системах, которые естественным образом, без скачков и перерывов возникают из существующих в нем исторических условий.

Развернутую теорию социальной эволюции создал Г. Спенсер. Ее сущность сводится к двум основным положениям:

  • увеличение разнообразия – из меньшего количества первоначальных форм социальной жизни возникает множество новых форм;
  • усложнение – эволюционное развитие заключается в постоянном появлении более сложных форм социальной жизни из более простых.

В ходе социальной эволюции перемены осуществляется медленно, постепенно, без человеческих жертв, разрушений и с сохранением лучших достижений прежнего общества. Правящие элиты мирно решают проблемы общественного развития, выражая интересы различных классов и не допуская социального взрыва.

Социальная эволюция – это длительный естественный процесс, который нельзя ускорить. Накапливающиеся в ходе эволюционного развития противоречия создают предпосылки для свершения революции.

Понятие социальной революции

Социальная революция (от лат. revolutio – поворот, переворот)– радикальное переустройство общественного порядка, осуществляемое по воле социальных субъектов. Общество выходит на революционный путь развития тогда, когда правящие элиты перестают разрешать назревшие межклассовые проблемы и конфликты. Социальные революции знаменуют начало новой эпохи, связанной с коренными преобразованиями во всей системе общественных отношений:

  • сменой способа производства;
  • сменой социально-экономического строя;
  • изменением мировоззрения, идеологии общества;
  • переходом власти от одного класса к другому.

В противоположность эволюционному плавному развитию, революционные изменения носят скачкообразный характер. Преобразования осуществляются быстро, при помощи насильственных методов. Они сопровождаются разрушениями прежнего образа жизни, а их результаты недолговечны.

Реформа

Реформа – (от лат. reformo – преобразовываю) – переустройство какой-либо стороны общественной жизни с сохранением основ имеющейся социальной структуры. Реформы – это путь эволюционного изменения существующего строя, направленные на его сохранение, укрепление, адаптацию к новым условиям.

В отличие от революционного пути, в ходе осуществления реформ власть остается в руках правящего класса. Их результаты могут соответствовать поставленным целям, а могут быть неожиданными для их организаторов и общества. Наиболее опасны для государства экономические реформы, которые могут стать причиной социальной напряженности. Реформы могут носить насильственный характер, проводиться под полным контролем властных структур.

Заключение

Социальная эволюция и революция являются процессами и механизмами смены одной общественной формации на другую. Они могут привести как к повышению уровня организации системы (прогресс), так и к его понижению (регресс). Реформы служат инструментом качественных преобразований общества. Они направлены на сохранение имеющихся отношений и структур в ходе эволюционного развития и на их разрушение после революции.

Читать далее >>

Пути развития общества — обществознание, презентации

Пути развития общества, характер общественного развития

Просмотр содержимого документа
«Пути развития общества»

Тема: Пути развития общества Обществознание

Автор: Ромашова С.В.,

преподаватель ГАПОУ АО «Вельский индустриально –экономический колледж»

Реформирования

Пути развития общества

1.Эволюционный

2.Революционный

Формы   развития   общества

Прогресс

progressus – движение вперед 

Регресс

regressus – возвращение

Критерии прогресса

развитие человеческого разума ;

совершенствование нравственности людей;

прогресс науки и техники;

развитие производительных сил, включая самого человека;

возрастание степени свободы, которую общество может предоставлять человеку;

гуманистические критерии прогресса (средняя продолжительность жизни человека, детская и материнская смертность, состояние здоровья, уровень образования, развитие различных сфер культуры, чувство удовлетворенности жизнью, степень соблюдения прав человека, отношение к природе и др.).

Характер общественного развития

Реформа-

изменение в обществе, проводимое сверху правительством, властью

Революция-

коренные, скачкообразные, существенные  изменения в обществе

Инновация-

внедрённое или внедряемое новшество, обеспечивающее повышение эффективности процессов

Модернизация-

процесс реконструкции общественной системы полной или частичной с целью ускорения развития

Эволюция

Эволюция- (от лат. evolutio — «развёртывание») процесс естественного изменения общества, при котором  возникает социальная форма развития общества, отличающаяся от предшествующей.

Эволюционный путь развития — это плавные, постепенные изменения, которые происходят в обществе  в конкретных исторических условиях.

Положительные стороны эволюции

Высоко оценил эволюционный путь развития современный российский историк  Волобуев П .  Он назвал  положительные стороны эволюции:

  • обеспечивает преемственность развития, сохраняя всё накопленное богатство;
  • сопровождается позитивными качественными изменениями, причём во всех сферах общества;
  • использует реформы, способна обеспечить и поддерживать социальный прогресс, придавать ему цивилизованную форму.

 

Революция

  • Революция  – (от лат. revolutio — поворот,  превращение) это коренные, скачкообразные, существенные  изменения в обществе, которые приводят к переходу общества из одного качественного состояния в другое.

Виды революций

  • По времени протекания:
  • По времени протекания:
  • Кратковременные ( например, Февральская революция в России в 1917 году)
  • Долговременные ( например, неолитическая, то есть переход от присваивающего к производящему типу хозяйства, продолжалась около 3 тысяч лет; промышленная революция- то есть переход от ручного труда к машинному, длилась коло 200 лет, это 18-19 вв. ).
  • По сферам протекания
  • По сферам протекания
  • Технические (неолитическая, промышленная, научно- техническая)
  • Культурная
  • Социальная (со сменой власти)
  • По масштабам протекания:
  • По масштабам протекания:
  • В отдельной стране
  • В ряде стран
  • Глобальные

Реформа

  • Реформа   – (от лат.  reformo  преобразование) это изменение в обществе, проводимое сверху правительством, властью. Это происходит путём принятия законов, постановлений и других властных предписаний.
  • Реформы могут происходить в одной сфере или сразу в нескольких. Однако не происходит существенных, фундаментальных изменений в государстве (в строе, явлении, структуре).

Виды реформ

1.По влиянию на ход исторического развития

  • Прогрессивные , то есть приводящие к совершенствованию в какой-либо сфере общества (реформа образования, здравоохранения. Вспомним реформы Алекcандра II- крестьянская, земская , судебная , военная- все они значительно совершенствовали общественные отношения.
  • Регрессивные –  приводящие к движению назад, ухудшающие что-либо в обществе. Так контрреформы Александра III  привели к усилению реакции, консерватизму в управлении.

2.По сферам общества:

  • Экономические   (преобразования в хозяйственной деятельности страны)
  • Социальные   (создание условий  для  достойной жизни людей)
  • Политические   (изменения в политической сфере, например, принятие конституции, нового избирательного закона и т.д.)

Новые типы революций 20-21 веков

  • «Зелёная»  революция — комплекс изменений в сельском хозяйстве, который произошёл в развивающихся странах в 1940-1970-е годы 20 века. Сюда входит : введение более продуктивных сортов растений; расширение ирригации, то есть оросительных систем; совершенствование сельскохозяйственной техники; применение удобрений, пестицидов, то есть химических средств для борьбы с вредителями и сорняками . Цель  данной революции – значительное увеличение сельскохозяйственной продукции, выход на мировой рынок.
  • «Бархатная»   революция — процесс бескровного реформирования социального режима. Впервые термин возник в связи с событиями в Чехословакии в ноябре-декабре 1989г. В данных революциях ведущую роль играют группы элиты, которые конкурируют с элитой же, но находящейся у власти.
  • « Оранжевая»   революция — компания митингов, протестов, забастовок, пикетов и иных актов гражданского неповиновения, цель которых – решение злободневных проблем. Впервые термин появился в связи с событиями на Украине в 2004 году, когда противостояли сторонник Ющенко и Януковича.

ЕГЭ.Обществознание.ОБЩЕСТВО.Тема № 2. «Пути развития общества.»

Примечание:

Данный вариант тестовых заданий составлен в формате ЕГЭ. В тесте представлены те задания, в которых могут быть вопросы по данной теме.

Ответами к заданиям 1-20 являются слово (словосочетание) или последовательность цифр. Запишите ответы в поля ответов в тексте работы, а затем перенесите их в БЛАНК ОТВЕТОВ № 1 справа от номеров соответствующих заданий, начиная с первой клеточки, без пробелов, запятых и других дополнительных символов. Каждый символ пишите в отдельной  клеточке в соответствии с приведёнными в бланке образцами.

 

 

1

Запишите слово, пропущенное в таблице.

Характеристика форм духовной культуры

Пути развития общества ХАРАКТЕРИСТИКА

 

Прогресс Движение общества от менее совершенного к более совершенному
*** Движение общества от более высших форм развития к низшим.

Ответ:

Правильный ответ

 

2

В приведённом ниже ряду найдите понятие, которое является обобщающим

для всех остальных представленных понятий. Запишите это слово.

Античность, Возрождение,  Новейшее время, цивилизация, Новое время, Средневековье, Новейшее время

Ответ:

Правильный ответ

цивилизация

Пояснение.

Античность, Средневековье, Возрождение, Новое время, Новейшее время, Новое время — это всё примеры типов  линейно- стадиальной цивилизации.

 

3

Ниже приведён перечень терминов. Все они, за исключением двух, обозначают пути развития общества:

1)эволюция; 2)реформа; 3) прогресс;4)сферы общества; 5религия; 6) регресс.

Найдите два термина, «выпадающих» из общего ряда, и запишите в таблицу цифры, под которыми они указаны.

Ответ:

Правильный ответ

45

Пояснение.

Сферы общественной жизни — это структура общества.

Религия — это компонент духовной серы общества.

Поэтому ответ 45.

 

4

Выберите верные суждения о критериях прогресса и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) инфляция

2) нравственное совершенствование общества

3) развитие гражданского общества

4) экономический кризис

5) модернизация системы образования

Ответ:

Правильный ответ

235

Пояснение.

Инфляция (1) и экономический кризис ( 4)-  это отрицательные явления экономки.

Потому верный ответ: 235

 

 

5

Установите соответствие между отличительными признаками и типами общества, которые они иллюстрируют: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца.

 

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ   ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ  
1)Приоритет системы подчинения человека обществу

2)поддержание традиционного образа жизни

3)правовое государство, строительство гражданского общества

4)стремление подчинить природу человеку

5)высокая степень социальной мобильности

1)     западная

2)     восточная

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами.

Ответ:

А)

Б)

В)

Г)

Д)

Правильный ответ

22111

Восточная цивилизация- это тип цивилизации, которому свойственны черты:

  • Традиционализм, то есть ориентация на воспроизводство сложившихся форм образа жизни и социальных структур, стремление сохранить традиционный образ жизни.
  • Низкая социальная мобильность.
  • Большая роль религии в обществе и сознании человека.
  • Гармония с природой, подчинение её законам.
  • Коллективизм общественной жизни.
  • Абсолютное преобладание государства над обществом, деспотическое правление.
  • Экономической основой жизни — корпоративная и государственная формы собственности, основным методом управления -принуждение.

Западная цивилизация. Признаки.

 

  • Динамизм, ориентация на новизну, открытость к инновациям, модернизации.
  • Высокая социальная мобильность.
  • Утверждение достоинства и уважения к человеческой личности.
  • Индивидуализм, установка на достижение личностью поставленных целей
  • Потребительское отношение к природе
  • Идеалы свободы, равенства, терпимости;
  • Уважение к частной собственности;
  • Предпочтение демократии всем другим формам государственного управления.

В современном мире происходит изменение некоторых черт западной цивилизации, например, изменилось отношение к природе, защита её стала одной из важнейших задач.

 

 

6

Страна Z развивается по прогрессивному пути. Какие факты свидетельствуют об этом? Запишите цифры, под которыми они указаны.

1)Закрытие ряда каналов телевидения , допускающих критику правительства

2)Ухудшение экологической обстановки в стране

3)Стремительное развитие новейших технологий в производстве

4)Расширение  сети учебных учреждений.

5)Проведение альтернативных выборов в высшие органы власти

6)Высокий уровень детской смертности

Ответ:

Правильный ответ

 

20

Прочитайте приведённый ниже текст, в котором пропущен ряд слов. Выберите из предлагаемого списка слова, которые необходимо вставить на место пропусков.

 

«Общество постоянно развивается. Пути его развития могут быть самыми различными. _______(А) приводит к коренному изменению в обществе, во всех его сферах. Основным современным способом _____( Б) , совершенствования общества являются, конечно,_____ (В), для которых характерны  какие-либо изменения, проводимые сверху, правящими кругами. Существуют факторы, влияющие на ход развития общества. Так ____(Г) люди не в состоянии руководить, а вот _______(Д) могут находиться под их непосредственным контролем .В любом обществе всегда несколько возможных путей развития. Какой ____(Е) путь выбрать, зависит от уровня его развития, от характера политической власти и активности народа».

 

Слова в списке даны в именительном падеже. Каждое слово может быть использовано только один раз.

Выбирайте последовательно одно слово за другим, мысленно заполняя каждый пропуск. Обратите внимание на то, что слов в списке больше, чем Вам потребуется для заполнения пропусков.

Список терминов:

1)реформа

2)объективные

3)прогресс

4)революция

5)эволюция

6)альтернативный

7регресс

8)субъективные

9)модернизация

 

В данной ниже таблице приведены буквы, обозначающие пропущенные слова. Запишите в таблицу под каждой буквой номер выбранного Вами слова.

Ответ:

А)

Б)

В)

Г)

Д)

Е)

 

 

Правильный ответ

Для записи ответов на задания этой части (21–29) используйте БЛАНК ОТВЕТОВ № 2. Запишите сначала номер задания (21, 22 и т.д.), а затем развёрнутый ответ на него. Ответы записывайте чётко и разборчиво.

Прочитайте текст и выполните задания 21–24.

«Гражданское общество и модернизация в России»

Модернизация стала сегодня ключевым термином дня, главным словом эпохи. Такую же примерно роль 20 лет назад играло слово «демократия». Модернизация сейчас, как демократия тогда, должна, согласно распространенным представлениям, спасти страну, вывести ее к новым историческим рубежам и горизонтам развития.

В то же время, единого понимания модернизации в элитах нет. Для значительной части экономической и административной элиты модернизация — это просто совокупность программ, позволяющих получить недорогое финансирование из государственного бюджета или от около государственных банков.

Большая часть статусного «экспертного сообщества» рассматривает модернизацию как повод для получения новых бюджетов на написание аналитических и псевдоаналитических документов. Наконец, некоторые эксперты считают, что модернизация — это система мер и мероприятий по преодолению экономического и технологического отставания России от некоторых развитых стран Запада. Модернизация подразумевает отказ от любых представлений об «особом пути» страны / цивилизации, хотя и предполагает интеграцию некоторых традиционных для данного социума ценностей и представлений ·

Модернизация может привести к радикальному и качественному сокращению отставания от стран, принятых за образец, но никогда не приведет ни к «догонянию», ни к «перегонянию»; модернизация, в известном смысле — это фиксация неизбежного, «справедливого» отставания от стран, принятых за образец.

В экономической сфере модернизация неизбежно подразумевает импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях

Модернизация — это краткосрочный или среднесрочный (в зависимости от масштабов объекта модернизации) проект, имеющий четкие временные параметры и границы.

Вышеприведенные тезисы, отчасти верны, но, в то же время недостаточно полно отражают понимание сущности и целей модернизации; не раскрывают специфики российской модернизации в наши дни.

( По И.Пономарёву)

 

21

Какое определение «модернизации» приведено автором? Как в тексте объясняется, почему это слово стало «ключевым» в современную эпоху?

Ответ:

Правильный ответ

Модернизация, по мнению автора, это краткосрочный или среднесрочный (в зависимости от масштабов объекта модернизации) проект, имеющий четкие временные параметры и границы, то есть в данном тексте автор дал определение временных границ модернизации.

 

Это слово стало ключевым, потому что,  как считает автор, модернизация должна « спасти страну, вывести ее к новым историческим рубежам и горизонтам развития».

 

22Назовите три определения понятия «модернизации», которые, по мнению автора,  даются  разными кругами общества. Привлекая обществоведческие знания, факты общественной жизни, назовите ещё одно определение, не указанное в тексте.

Ответ:

Правильный ответ

Разные круги общества дают следующие определения понятию «модернизация»:

  1. «это просто совокупность программ, позволяющих получить недорогое финансирование из государственного бюджета или от около государственных банков»;
  2. «повод для получения новых бюджетов на написание аналитических и псевдоаналитических документов».
  3. «система мер и мероприятий по преодолению экономического и технологического отставания России от некоторых развитых стран Запада».

Ещё одно определение: модернизация – это  процесс   изменения чего-либо в соответствии с требованиями современности, переход к более совершенным условиям, с помощью ввода разных новых обновлений

 

23Какие три результата модернизации названы в тексте? Используя факты общественной жизни и личный социальный опыт, приведите пример того, что необходимо для достижения каждого из этих результатов.

Ответ:

Правильный ответ

В тексте названы следующие результаты модернизации:

1.может привести к радикальному и качественному сокращению отставания от стран (например, модернизация системы здравоохранения может значительно повысить здоровье нации, что повысит результативность деятельности работающего населения страны

  1. импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях (например, модернизация технологий производства в пищевой промышленности значительно повысит экономический потенциал страны)

 

  1. интеграция некоторых традиционных для данного социума ценностей и представлений (например, диалог культур, восприятие ценностей других стран положительно скажется на формировании всесторонней личности)

 

24Используя текст и обществоведческие знания, приведите три объяснения высказанной в тексте мысли о том, что в экономической сфере модернизация неизбежно подразумевает импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях.

Ответ:

Правильный ответ

В экономической сфере модернизация неизбежно подразумевает импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях

Объяснения:

— именно новые технологии способны качественно повысить  уровень производимой продукции

— именно  новые технологии способны значительно увеличить количество продукции

— использование новейших мировых технологий ставит страну в экономически равное положение с другими странами.

 

25Какой смысл обществоведы вкладывают в понятие «реформа»? Привлекая знания обществоведческого курса, составьте два предложения: одно предложение, содержащее информацию о видах реформ по влиянию на ход исторического развития и одно предложение, раскрывающее особенности одной из реформ, проводимых в современной РФ.

Ответ:

Правильный ответ

Реформа – это  преобразование, проводимое сверху, то есть правительством, не приводящее к изменению основ существующего строя.

По  влиянию на ход исторического развития реформы бывают прогрессивными и регрессивными.

В современной России проводится реформа образования, которая сводится к следующим моментам: повышение уровня обучения и воспитания, профориентационная направленность, использование новейших технологий (Интернета, электронных журналов и учебников, поддержка творческих учителей ) и др.

 

26Назовите  и  проиллюстрируйте  примерами  любые  три  особенности цивилизации как исторического этапа развития общества.

Ответ:

Правильный ответ

Особенности цивилизации:

  1. Общие фундаментальные черты духовной жизни
  2. Общность историко-политической судьбы

Общность и взаимозависимость экономического развития

 

27

Американский предприниматель, общественный деятель, один из создателей компании Microsoft Билл Гейтс отмечал, что «и хорошие, и плохие стороны технического прогресса очень важно обсуждать как можно шире, чтобы его направление определяло все общество, а не только специалисты» ?

Взаимодействие каких сфер общества отражено в данном высказывании?

Какую особенность технического прогресса отметил Билл Гейтс?

Используя обществоведческие знания, укажите любые три критерия

технического прогресса.

Ответ:

Правильный ответ

Взаимодействие экономической и социальной сфер;

  1. Противоречивость технического прогресса;
  2. Три признака технического прогресса: использование инновационных технологий, использование новых видов и источников энергии, новые формы организации труда и производства.

 

28Вам поручено подготовить развёрнутый ответ по теме «Общественные отношения». Составьте план, в соответствии с которым Вы будете освещать эту тему. План должен содержать не менее трёх пунктов, из которых два или более детализированы в подпунктах.

Ответ:

Правильный ответ

Общественные отношения.

План

  1. Понятие общественных отношений
  2. Виды общественных отношений по сферам общества:
  3. Отличительные особенности общественных отношений

Позитивные общественные отношения — залог успешного развития общества.

 

Выполняя задание 29, Вы можете проявить свои знания и умения на том содержании, которое для Вас более привлекательно. С этой целью выберите  только  ОДНО  из  предложенных  ниже  высказываний (29.1–29.5).

29.1

Философия.

«Прогресс наук и машин — это полезное средство, но единственной целью цивилизации является развитие человека»

(Э.Флайано)

Ответ:

Правильный ответ

Основная мысль цитаты.

В цитате Э.Флайано содержится мысль об основной цели технического прогресса- развитие человека. Действительно, автор поднимает актуальную проблему времени- назначение прогресса науки, подчёркивая, что  любое техническое открытие должно не только  совершенствовать технику, но служить человечеству, быть полезным ему.

Термины.

Прогресс, технический прогресс, критерии прогресса, противоречивость прогресса, нанотехнологии, постиндустриальное общество.

 

Аргументы.

1.Рассказ М.А.Булгакова «Роковые яйца». Открытие профессора Владимира Ипатьевича Персикова в 1928 г. —  это его луч, «луч жизни», который мог бы значительно ускорить развитие организмов, а в будущем увеличить производство мясной продукции, что так важно для страны. Ведь, например, куры могли вырастать просто гигантсткими. Но его изобретение принесло только вред. Это произошло потому, что оно попало в руки несведущих людей, что, кстати, может произойти с любым открытием. Поэтому учёный всегда должен предвидеть возможные последствия своих открытий.

 

2.Технический прогресс буквально изменил в 20-21 веке жизнь людей. Значительно облегчен труд женщин, ведь вести домашнее хозяйство стало намного проще. Стиральные и посудомоечные машины, мультиварки, блендеры, микроволновые печи и многое другое сократило время на домашние дела, освободив его для отдыха, занятий, хобби. Так в «Энциклопедии для детей» издательства «Аванта +», в  томе «Техника» дана справка о южнокорейской группе компаний Samsung Group.Находясь на мировом рынке с 1938 года, эта компания и сегодня остаётся лидером по выпуску бытовой техники. Надёжность, простота в использовании, красивый дизайн- всё это привлекает потребителей продукции данной компании. Это пример того, как технический прогресс служит людям, улучшая его жизнь.

 

29.1

Философия.

«Революции – варварский способ прогресса».

(Ж.Жорес)

Ответ:

Правильный ответ

Пример сочинения на данную тему дан на моём сайте

esse-ege.ru, в разделе «Теория, рекомендации, примеры эссе».

 

Скопируйте ссылку на сайт.

 

29.1

Философия.

«Модернизацию можно проводить только в том случае, если в этом процессе будет принимать участие все население страны».

(М.С.Горбачёв)

Ответ:

Правильный ответ

Основная мысль цитаты.

В цитате первого Президента СССР М.С. Горбачёва содержится мысль об условиях успешной модернизации общества. Он поднимает важную проблему: совершенствование в любой сфере общества должно поддерживаться народом, приниматься им. Тогда и результат будет более быстрым и значительным.

 

Термины.

Прогресс, модернизация, инновации, сферы общества, постиндустриальное общество.

 

Аргументы.

1.История России даёт нам немало примеров, когда указы правителей не находили поддержку в среде помещиков, поэтому не давали ощутимых результатов, хотя были задуманы как положительные. Так в учебнике истории А.Н.Сахарова для учащихся старших классов в параграфе о внутренней политике Александра I содержится информация о том, что в 1803 году император издал «Указ о вольных хлебопашцах», по которому помещики по своему желанию могли освобождать крестьян семьями или целыми селениями с землёй за выкуп. Однако за 25 лет правления Александра I лишь 0.5 % крестьян вышли на волю.  Это свидетельствует о том, как прогрессивное начинание не поддержано в среде помещиков, потому не дало значительных результатов.

 

2.В современной России проводится ряд реформ. Так в период с 2008 по 2020 г. запланирована широкомасштабная реформа Вооружённых Сил. Она включает в себя совершенствование структуры, состава и численности вооружённых сил, модернизацию их технического перевооружения, создание сил быстрого реагирования. Большое внимание в ней уделено быту семей военнослужащих, повышению престижности профессии. Данная реформа поддержана населением России, так как оборона страны- это наиважнейшее направление деятельности государства. Результат уже заметен: это и создание новейшей военной техники, и желание молодых служить в армии, получить военную профессию. Снова быть военным, защищать Родину стало престижно в нашей стране.

Вернутьсяк списку тестов по обществознанию ЕГЭ

 

 

ЕГЭ изменится к 2024 году — Российская газета

С 2022 по 2024 год Единый госэкзамен ждут серьезные перемены.

Демоверсии контрольно-измерительных материалов ЕГЭ по всем учебным предметам уже можно посмотреть на сайте Федерального института педагогических измерений (ФИПИ). Изменений действительно много. Однако будущим абитуриентам важно знать не только это, но и какие ошибки чаще всего делали выпускники школ на ЕГЭ-2021. Эксперты ФИПИ проанализировали результаты по одним из наиболее популярных предметов — обществознанию и истории.

Налог на знание

Обществознание, как и математика профильного уровня, — самый массовый экзамен по выбору. Почему — понятно: он необходим для поступления на огромное количество специальностей. Тем не менее в 2021 году 18 процентов одиннадцатиклассников не смогли сдать ЕГЭ по обществознанию. Дело в том, что многие выбирают этот учебный предмет как «не самый сложный» или вообще как запасной вариант для поступления хоть в какой-то вуз. И попадают в ловушку: экзамен не прощает несерьезной подготовки.

Из года в год ребята спотыкаются на одних и тех же темах. Самая распространенная закавыка — школьники не различают функции законодательной и исполнительной властей, путаются в разделении полномочий между федеральными и муниципальными властями. Есть проблемы с пониманием сути налогов: самые «трудные» — транспортный, земельный и налог на имущество физлиц.

Многие не могут пояснить некоторые пункты из Конституции, например: «Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях». А более трети участников ЕГЭ даже не знают о таких конституционных обязанностях гражданина России.

Как выяснили эксперты, у ребят возникают трудности с такими непростыми темами, как «постоянные и переменные затраты», «избирательные системы», «истина и ее критерии», «политический процесс» и другими. По-прежнему самая распространенная ошибка — определение штрафа и предупреждения как видов дисциплинарных взысканий (на самом деле это административные меры), лишения свободы как административного наказания (а оно — уголовное).

Источники истории

Теперь что касается истории. Аналитики резюмируют: участники ЕГЭ-2021 справились с некоторыми заданиями хуже, чем их предшественники. Где провалы? Это задания на знание хронологии, на проверку знаний исторических терминов (славянофилов путали с народниками).

Еще один тревожный звонок — незнание фактов Великой Отечественной войны. По словам экспертов ФИПИ, это оказалось одним из наиболее сложных заданий. Так, большинство школьников запуталось в хронологии событий Московской битвы, неправильно выбрало исторического деятеля — одного из руководителей Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (вместо Пономаренко выбирали Кожедуба). Были сложности и с историческим сочинением. Кстати, в ЕГЭ по истории в 2022 году этого задания уже не будет. Но при этом будет усилен блок вопросов как раз по теме войны, с акцентом на анализ источников.

Кстати

Если летом 2022 года не будет новых вспышек коронавируса, то ЕГЭ пройдет в обычном допандемийном формате. Об этом заявил глава Рособрнадзора Анзор Музаев. Решение о формате проведения и сроках ЕГЭ-2022 может быть принято уже осенью. Кроме того, в Рособрнадзоре обсуждают, оставлять ли Единый госэкзамен как обязательную форму государственной итоговой аттестации только для абитуриентов вузов.

Между тем

Как написать сочинение на 100 баллов? В ЕГЭ по русскому языку есть задание N 27 — сочинение по прочитанному тексту. Здесь проверяется и способность в принципе создавать связные тексты, и умение раскрыть тему, рассуждать о проблеме, предъявить свою позицию, опираясь на доказательства, и много чего еще. Как работать над сочинением? Советы по подготовке к работе дает эксперт Московского центра качества образования Светлана Меньшенина.

1. Сформулировать проблему, поставленную автором.

2. Написать комментарий к ней.

3. Найти авторскую позицию.

4. Высказать свое отношение к проблеме.

5. Обосновать собственную точку зрения.

Важно не путать понятия «тема» и «проблема». Тема — это то, о чем текст: автор раскрывает тему памяти или автор пишет о чести. Проблема — вопрос, над которым размышляет автор.

это… Что такое реформы. Реформы в России

Что такое реформы? Какими они бывают?

Реформа — это преобразование в какой-либо сфере жизни общества. Реформа проводится одновременно, через ряд постепенных преобразований, и не затрагивает фундаментальные основы общественной жизни.

Реформы можно делить на экономические, социальные, политические, реформы в сфере образования и культуры. Например, денежная реформа — замена наличных, находящихся в обращении — относится к экономике. Повышение пенсионного возраста — это социально-экономическая реформа.

По направленности реформы могут быть прогрессивными — нацеленными на движение вперед — либо регрессивными, реакционными — то есть направленными на возвращение к прежним порядкам, к прошлому. Например, прогрессивные реформы российского императора Александра II (отмена крепостного права, введение всесословных судов) сменились контрреформами Александра III (ограничение прав крестьян и компетенции судов присяжных).

Конечная цель реформы — усовершенствовать определенную сферу. Однако реформы не всегда ведут к улучшению положения людей, повышению уровня жизни и т.п. Реформа может провалиться, может не дать желанного результата или оказаться невыгодна населению.

Реформа и революция — в чем разница?

В определенном смысле реформа — противоположность революции, которая резко меняет все сферы общественной жизни. Революция обычно происходит «снизу», против воли государства. Реформы проводятся «сверху», их инициирует сама власть.

Иногда реформы сравнивают с профилактикой болезни. Реформы нужны, чтобы не допустить осложнений в обществе. Если продолжать сравнение, то революция — это опасная операция, на которую «больное» общество решается, когда другие меры уже не работают.

Реформы в истории России: от Петра I до Ельцина

Один из самых известных реформаторов в истории России — Петр I, который царствовал с 1682 по 1725 год. Петр Великий реформировал российскую армию, создал флот, отвоевал выход к Балтийскому морю и перенес столицу из Москвы в Санкт-Петербург. Он изменил систему управления страной — создал Сенат, систему коллегий, разделил страну на губернии. В его правление Россия была объявлена империей, а сам Петр стал императором.

Петр I на мозаике М.В. Ломоносова. 1754 год

Правление царя Александра II (1855-1881) получило название Эпохи Великих реформ. В 1861 году император отменил крепостное право, и это заставило менять все устройство российского общества. Александр II провел военную, судебную и земскую реформу, изменил образовательную систему и ослабил цензуру.

Освобождение крестьян (Чтение манифеста). Картина Бориса Кустодиева. 1907 год

Премьер-министр Петр Столыпин в правление Николая II стремился создать для царской власти надежную опору в деревне в виде богатых крестьян. Для этого он провел аграрную реформу — распустил крестьянскую общину, чтобы зажиточные кулаки могли активнее развивать хозяйство. Одновременно Столыпин пытался решить вопрос с нехваткой земли в центральной России — правительство раздавало крестьянам земельные участки за Уралом. В сентябре 1911 года Столыпин был убит террористом, реформа оказалась не доведена до конца и не смогла уберечь Россию от революции 1917 года.

Петр Аркадьевич Столыпин. Председатель Совета министров Российской империи в 1906-1911 годах

«Косыгинская реформа» 1965 года названа так по имени советского премьер-министра Алексея Косыгина. Он пытался вдохнуть новую жизнь в неэффективную командную экономику, создав для советских рабочих экономические стимулы и повысив производительность труда. Реформа дала краткосрочный результат — за время «золотой пятилетки» 1966-70 годов национальный доход вырос на 42%. Однако реформа была половинчатой: она не отменяла принципов централизованной экономики и не решала ее проблем. Кроме того, реформу не поддержала партийная верхушка. В результате косыгинские преобразования были свернуты, началась стагнация — застой в экономике.

Алексей Николаевич Косыгин. Председатель Совета министров СССР в 1964-1980 годах. Фото: РИА Новости

При последнем советском вожде Михаиле Горбачеве в СССР началась эпоха перестройки. Проводились экономические реформы: была разрешена индивидуальная трудовая деятельность, появились кооперативы, создавались совместные предприятия с иностранцами. Горбачев также провел ряд политических реформ: на альтернативной основе был избран Съезд Народных депутатов, появился пост президента СССР, возникла многопартийность. Но эти изменения не сумели спасти Советский Союз от нарастающего кризиса — в 1991 году СССР прекратил свое существование.

Президент СССР Михаил Горбачев и президент РСФСР Борис Ельцин в Верховном Совете РСФСР. 23 августа 1991 года. Фото: Reuters

В 1990-е годы в России при президенте Борисе Ельцине проводились активные рыночные реформы. Серия экономических реформ в начале 1992 года получила название «шоковая терапия». Была проведена либерализация цен — государство перестало устанавливать их сверху, цены стали определяться спросом и предложением. Произошла либерализация торговли — власти разрешили частную торговлю. Началась приватизация — передача государственного имущества в частные руки. В ходе реформ резко снизился уровень жизни населения, угрожающих масштабов достигли безработица и инфляция. В то же время удалось преодолеть ряд проблем плановой экономики: например, решить проблему дефицита товаров.

И.о. премьер-министра Егор Гайдар и президент Борис Ельцин в 1992 году. Фото: РИА Новости / Александр Макаров

определение движения за реформы | Социологический словарь открытого образования

Определение движения за реформы

( существительное ) Социальное движение, стремящееся изменить определенный аспект общества.

Reform Movement Произношение

Руководство по использованию произношения

Syllabification: re · form move · ment

Audio Произношение

Фонетическое правописание

  • Американский английский — / ri-fORm mOOv-muhnt /
  • Британский английский — ri-fAWm mOOv-muhnt /

Международный фонетический алфавит

  • Американский английский — / riˈfɔrm ˈmuvmənt /
  • Британский английский — / ˌriːˈfɔːm ˈmuːvmənt /

Примечания по использованию

  • Движение терминов «Реформаторское движение» и «реформаторское социальное движение» используются как синонимы в социологическом контексте.
  • Другие социальные движения, изучаемые в рамках теории социального движения , включают:
  • Также называется: реформаторское движение

Дополнительная информация

Связанные термины


Консультации по работам

Андерсен, Маргарет Л. и Говард Фрэнсис Тейлор. 2011. Социология: основы . 6-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Фарлекс. (N.d.) TheFreeDictionary.com: Словарь, энциклопедия и тезаурус .Фарлекс. (http://www.thefreedictionary.com/).

Ферранте, Жанна. 2011. Социология: глобальная перспектива . 7-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзан Коди-Рыдзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс. 2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

Хьюз, Майкл и Кэролайн Дж. Крёлер. 2011. Социология: ядро ​​. 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Джэри, Дэвид и Джулия Джэри. 2000. Социологический словарь Коллинза . 3-е изд. Глазго, Шотландия: HarperCollins.

Macmillan. (Нет данных) Словарь Macmillan . (https://www.macmillandictionary.com/).

Мерриам-Вебстер. (Нет данных) Словарь Merriam-Webster . (http://www.merriam-webster.com/).

Oxford University Press. (Нет данных) Оксфордские словари . (https://www.oxford dictionaries.com/).

Равелли, Брюс и Мишель Уэббер.2016. Изучение социологии: канадская перспектива . 3-е изд. Торонто: Пирсон.

Скотт, Джон и Гордон Маршаллы. 2005. Социологический словарь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Шепард, Джон М. 2010. Социология . 11-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Шепард, Джон М. и Роберт В. Грин. 2003. Социология и вы . Нью-Йорк: Гленко.

Столли, Кэти С. 2005. Основы социологии . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

авторов Википедии. (N.d.) Викисловарь, Бесплатный словарь . Фонд Викимедиа. (http://en.wiktionary.org).

Приведите определение движения за реформы

ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2014. «Движение за реформы». В социологическом словаре открытого образования . Проверено 5 ноября 2021 г. (https://sociologydictionary.org/reform-movement/).

APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

движение за реформы.(2014). В К. Белле (ред.), Словарь социологии открытого образования . Получено с https://sociologydictionary.org/reform-movement/

Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2014. «Движение за реформы». В социологическом словаре открытого образования . По состоянию на 5 ноября 2021 г. https://sociologydictionary.org/reform-movement/.

MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

«Движение за реформы.” Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2014. Интернет. 5 ноября 2021 г. .

Социальная реформа — обзор

Влияние Гиддингса

Хотя его первые годы в Колумбии были заняты проблемами подготовки социальных работников и удовлетворения спроса на лекции по темам социальных реформ, он быстро основал общую социологию, в частности теорию и методику. В качестве его главной заботы опубликовал в 1896 году его Принципов социологии , в котором провозгласил претензию на научный подход к этой области.Колумбия в то время требовала подготовки в нескольких областях для выпускников социальных наук, поэтому Гиддингс столкнулся с особой ситуацией, когда необходимо было определять область не только для студентов-социологов, но и для студентов, изучающих другие области социальных наук. Многие из студентов, которым он преподавал социологию, например Роберт Мерриам, стали влиятельными фигурами в своих дисциплинах. Его собственные ученики сами обучались экономике, социологии и статистике, и некоторые из них, в том числе Уильям Филдинг Огберн и Ф.Стюарт Чапин в первые годы своей карьеры идентифицировался как экономисты, а также как социологи в своих трудах и занялся такими темами, как муниципальный социализм.

Принципы касались проблемы, которая проявлялась в различных формах в мышлении каждого из ранних социологов, но в настоящее время редко упоминается, хотя сегодня она появляется в эволюционных подходах к социальной жизни. Проблема заключалась в социальной причинности, которая заключалась в выявлении основных сил, которые способствовали созданию социальной жизни и производили ее различные формы.Центральная концепция сознания доброты Гиддингса, хотя позже она была применена к множеству тем, возникла в связи с этим стремлением определить основные движущие силы, имеющие отношение к социальной жизни. В более поздней книге A Theory of Socialization (1897) его интересовали процессы, с помощью которых люди становились социальными, вступая в контакт с другими. Он продолжал переформулировать свою позицию по этим вопросам на протяжении всей своей карьеры, но никогда не делал серьезных заявлений о своей теоретической позиции.Однако она эволюционировала от первоначального акцента на физических условиях социальной жизни, порождающих различные социальные формы, к акценту на идее о том, что эффекты даже физических условий жизни действуют через социальную среду, которая сама порождается прошлыми условиями. Таким образом, он признал значение традиции. Однако, как и некоторые из его современников, Гиддингс старался не рассматривать общество как телеологический объект, а интересовался тем, что он называл анализом и соотношением моральных и социальных сил, что включало проблему социальной реакции на индивидуальный характер и обратную проблему. социального воздействия индивидуальной воли; эта забота о процессах лежит в основе его методологической мысли.

Его первая крупная работа в области методологии, Индуктивная социология , мало читалась, но, тем не менее, стала ключевым текстом в истории американской социологии. В этой книге Гиддингс перечислил десятки понятий и предоставил для них числовые меры или, во многих случаях, просто определения, позволяющие производить подсчет. Это было очень примитивно как измерение, но радикальное значение этого проекта было очевидным. Гиддингс не просто взял на себя категории официальной статистики, но попытался построить систематическую схему понятий, которую можно было бы точно определить или измерить.Хотя Гиддингс был осведомлен о течениях в современной французской социологии, особенно о работах Габриэля Тарда, которые, возможно, дали некоторое отдаленное вдохновение для этого проекта, не существует современного примера сопоставимых крупномасштабных усилий по поиску количественных версий социальных концепций.

Гиддингс передал эту концепцию своим ученикам, побуждая их сделать шаги к проверке, которых он сам не предпринимал. В своих усилиях по строительству школы он был чрезвычайно успешным.С помощью Мэйо-Смита, первого экономиста Колумбии; знаменитый антрополог Франц Боас; кто разработал и применил их в физической антропологии; и Генри Л. Мур, протоэконометрист, каждый из которых преподавал статистику, а позднее два других молодых специалиста по социальной статистике, Роберт Чаддок и Фрэнк А. Росс, когда-то работавшие в отделе Гиддингса, Гиддингс создали в Колумбии интеллектуальную среду, в которой преобладали вопросы статистический метод. Он лично укрепил эту ассоциацию, проведя своего рода салон под названием (Франклин Х.Гиддингс) Club, который один из его учеников, Ф. С. Чапин, вспоминал как «небольшую группу аспирантов и бывших студентов профессора Гиддингса, которые регулярно встречались в его доме и наслаждались его гостеприимством и редким стимулом интимного общения с ним». который, как вспоминал другой студент, Чарльз Гельке, «мы очень тщательно обсудили вселенную» перед вечером, «закончившимся пивом или имбирем, кренделями и пирожными». Индексные числа продолжали интересовать Гиддингса на протяжении всей его карьеры, и интерес продолжался к его ученикам, таким как Чапин, чья знаменитая шкала социального класса в гостиной была индексным числом.

В первое десятилетие двадцатого века Гиддингс попытался с помощью своих учеников пересмотреть и обновить Индуктивная социология . Хотя никаких исправлений не было, группа студентов, работавших с Гиддингсом в этот период, включая Огберна, Говарда У. Одума и Чапина, продолжала работать над тем, чтобы применить основные идеи самого Гиддингса. В дальнейшем они стали не только ведущими фигурами американской социологической науки в статистике, наиболее важными практиками статистической эмпирической социологии в межвоенный период, но и доминировали в этой дисциплине — одна треть президентов Американской социологической ассоциации с 1920 по 1940 год. были его учениками.К концу 1920-х годов их методологические идеи, усвоенные во время работы с Гиддингсом, стали основой методологии учебников по социологии. Сам Гиддингс был автором первого широко используемого методического пособия The Scientific Study of Human Society .

Центральной темой теоретической работы Гиддингса была биологическая и социальная эволюция от разнообразия к стабильным типам, проблема, определенная британским специалистом по биометрии Карлом Пирсоном. Например, ученик Гиддингса Уильям Огберн изучал создание культуры путем отбора, в котором факторы окружающей среды, включая социальное давление, устраняли отклонения.Это было применение идеи Гиддингса о «согласованной воле» как продукте процесса интерстимуляции. В своей докторской диссертации Огберн исследовал преобразование различных государственных законов о труде в стандартную форму. В книге «Социальные изменения » (1922), наиболее известной из его книг, Огбурн ввел термин «культурное отставание», чтобы описать, как в ответ на силы отбора материальные условия меняются раньше, чем культура, и различные части самих культур меняются в разное время. ставки.Эти процессы Гиддингс назвал «баллистическими», то есть вероятностными, а не машиноподобными.

Реформа как концепция

Реформа шарнирного сочленения и игра в гегемонию

Хилл Тейлор

» Основным инструментом манипулирования реальностью является манипуляция словами. Если вы можете контролировать значение слов,
вы можете контролировать людей, которые должны использовать эти слова.
— Филип К. Дик

1.1 Прошлым летом я был одним из пяти докторантов педагогической школы. в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, у которого не было ничего лучше чем заняться в жаркие и влажные летние собачьи дни за чтением социальной теории. Дважды в неделю наша группа собиралась в хорошо кондиционированном, недавно отремонтированном здании. отремонтированный и слишком шикарный, Джонстонский центр бакалавриата Превосходство. Мы постараемся разобраться в текстах, которые, как нам казалось, представляют собой доминирующие парадигмы в современной социальной теории.Наш энтузиазм поскольку это стремление возникло из-за нескольких разочарований в нашем существовании как преподаватели и аспиранты, пытающиеся внести это пресловутое отличие. Во-первых, мы были недовольны тем, что считали общим недостатком. глубины и безрассудства, с которыми, казалось, владели социальной теорией в большинстве образовательных кругов. Во-вторых, мы были разочарованы очевидное отсутствие влияния преподавателей K-16 на формирование политики, учебный план, и, что наиболее важно, реформа в собственном среды.Мы думали, что теоретизируя, мы сможем каким-то образом придумать значимые критика и предвзятое отношение к действиям, направленным на решение этих проблем и принятие мощность обратно. Вот с чем я ушел.

Реформа как концепт

2,1 В сфере образования было много дискуссий, посвященных определение и характер прогресса. Это обсуждение всегда связано с формулированием целей и задач, которые должны быть достигнуты. пытаясь научить молодых людей добиваться успеха в обществе.Конечно, все эти концепции вечно обсуждаются и интерпретируются без единого мнения. достигли точных целей и ролей. Из этого обсуждения приходите к действию, хотя действие встречает сопротивление, уступчивость или амбивалентность; но действие все же приходит. Для целей данной статьи и сопроводительных анализа, я буду называть это действие реформой. Цель этого исследование состоит в том, чтобы теоретизировать, как современные представления о реформе кажутся управляемый дискурсами, исходящими от корпоративного медиа-государства с результатом является публичное одобрение явных (но вводящих в заблуждение) принципов заявлено в быстро-капиталистических текстах.

2,2 Идея реформы существует в обществе с 1663 года. Оксфордский университет Английский словарь дает определение реформы как Поправка, или изменение в лучшую сторону какого-то неправильного положения вещей, особенно. из коррумпированный или репрессивный политический институт или практика; удаление какое-то злоупотребление или неправильное (Реформа). С этим определением и с подразумевается, что реформа ассоциируется с движение в улучшенном или лучшем направлении, может быть, даже синонимом прогресс.Тем не менее, похоже, что основной смысл реформы должно быть изменение к лучшему, особенно изменение, более подходящее для достижение целей, поставленных лицами, принимающими решения в определенной области игры. Для этой статьи поле игры — образование, но это важно заново осознать образование как что-то, что происходит за пределами физические границы школьных зданий и внутри. Я подчеркиваю это потому, что многие ученые, похоже, сопротивляются признанию это в любом значимом смысле, в любом случае, кроме как в бутике для случайных набегов на культурологию или привнесения безобидных пробные камни поп-культуры в учебную программу.Хотя эта настойчивость на том, где расположено образовательное игровое пространство, проявляется сила вне образования (т.е. интересы частного сектора) оказывают влияние на любая сфера, в которую возможно поступление (например, профессиональное или технологическое обучение / сертификация). В нашей нынешней образовательной среде эта точка влияния обычно появляется практически везде, где экономическая сила может получить доступ. Потом Я обрисую модель практики по изменению этого все более несбалансированного отношения, но теперь вернемся к понятию реформы.

2.3 Опасность, связанная с принятием универсального значения концепции реформы в том, что это слово (или на самом деле любое слово) зависит от контекста и практики. Слово имеет несколько идентичностей и основание для различения им не всегда понятно. Сама сущность реформы зависит от анализ факторов, связанных с применением термина. Смотрящий еще в двадцатом веке и различных движениях в образовании, все этих движений с прозвищем реформы, включенным в их мандата, можно заметить различные условия, которые ускорили эту реформу движения.Признавая реальность того, что эти парадигматические сдвиги были переопределены и не были упрощенно привязаны к одному фактору, кажется обычным фактором, способствующим переменам, хотя он и варьировался в зависимости от по движению. Некоторые реформаторские движения подпитывались изменениями в социальной сфере. и философские настроения (т.е. начало двадцатого века), в то время как другие были вытеснены демографическими сдвигами (1950-е годы). Гражданские права Движение, движимое стечением факторов, способствовало решительному правовому контекст для реформы.В 1960-х, 1980-х и 2000-х годах общество стало свидетелем моральная паника, которую создали правые, заявив, что Америка была оставлены позади из-за плохо сфокусированной и не очень строгой учебной программы; реформа здесь также был вызван.

Реформа и быстрый капиталист Тексты

3.1 Конкретно этот тип реформ воплощен и подтверждается распространение быстро-капиталистических текстов, которые представляют собой смесь истории и описание, пророчество, предупреждение, запреты и рекомендации, притчи (истории успеха и неудачи) и большие дозы утопизма (Джи, Халл и Ланкшир, 1996, стр.25). Примеры включает такие книги, как « Reengineering the Corporation » Майкла. Хаммер и Джеймс Чампи, X-Engineering the Corporation также Хаммер и Чампи и The Road Ahead Билла Гейтса. (По факту, Я бы счел инициативу No Child Left Behind скорее быстро капиталистической. текста, чем законодательство, основанное на реальных потребностях и передовом опыте в сфере образования.)

3.2 Есть еще много примеров, но примеры могут послужить ориентиром для всех, кто пытается чтобы понять, какие тексты, кажется, обращаются к американской психике, когда говорить о прогрессе и о том, как его достичь.По большому счету эти тексты повлияли на то, как люди думают об отношениях в бизнесе, образование и правительство, прямо превознося и пропагандируя осведомленность сил конкуренции в новом глобальном капитализме и потребность в качестве (Джи, Халл и Ланкшир, с.144).

3.3 Ссылка на оставление позади была по сути ссылкой на экономические сила (или слабость) и не более того. Право было эффективным в установлении связи между экономической производительностью и направленностью образование.Логика была и остается в том, что как нация мы должны ужесточить в школе, поскольку мы могли бы затянуться в бизнесе. Предположительно, когда Американский бизнес в начале 1980-х — начале 1990-х годов был в упадке. бизнес вернулся к успеху только благодаря мандатам на подотчетность и строгость в предписанных областях и полная нетерпимость ко всему, что не нацелено при достижении целей (т.е.прибыли) менеджмента. Риторический шаги, предпринятые бизнес-лидерами и гуру менеджмента (т.е., Менеджмент By Objectives, Total Quality Management) подразумевает автономию и творческий подход. нестандартное мышление в попытке получить конкурентное преимущество, но реальный мандат был ясен: делай, как тебе говорят. Достичь моих целей или остаться позади. Упаковка (т. Е. Гибкое производство, рабочий как лицо, принимающее решения, радикальные изменения, процессы, а не задачи, расширение возможностей технологий потенциал) намекал на автономию и наделение полномочиями, но на самом деле этот новый образ жизни для рабочих и будущих рабочих в этом новом капитализме был просто ускорением и усилением эффектов старого капитализма (п.145). Поскольку американский бизнес якобы пережил шторм и возникла сильнее, чем когда-либо логика бизнес-лидеров в конечном итоге стало логикой политиков, стремящихся получить поддержку от этого бизнеса мудрецы, и это рвение в конечном итоге привело нас к текущему выводу что, поскольку бизнес рухнул и сделал все это, теперь время для школы сделать то же самое.

3,4 Все эти меры реформы были вызваны прикрытием или убеждением в том, что указанные меры позволят превратить образование в лучшую и более подходящую место.Как только этот цикл реформаторских движений начался, становится ясно, может быть интуитивно понятно, что, поскольку каждая реформа фактически отвечала условиям и результаты, полученные в результате предыдущей реформы, что разница в концептуализации и эффект есть. Некоторые реформаторские движения были призваны улучшить общества и сообщества с возможностями для всех и других были ориентированы к сокращению предполагаемого разрыва между странами. Некоторые движения подчеркнули гуманитарные и социальные науки.В 1960-х годах и в последнее время реформы были сформулированы и настаивали на овладении основная совокупность знаний, которая доверяет количественным и математическим / научным / технологическим области знаний. Какие здесь отличительные знаки, если они есть? Как мы можем разделить типы реформ?

3.5 Чтобы точно определить, что я бы считал (и защищал) желаемым универсальным признаки реформы, вероятно, следует обратить внимание на цель образования, расположенную в конкретном более широком контексте.Фактически, этот более широкий контекст определяет цель образования и, следовательно, реформы в любой среде. Если понимать, что демократия означает определенные вещи, так же как коммунизм или социализм означает разные вещи, тогда цели для граждан и граждан зависят от контекста специфический. Признаком демократического образования является то, что оно создает в своем будущие граждане склонность и чувство ответственности за открытость, информированный общественный контроль и равное участие на всех уровнях (Шеффлер, 1997, стр.436-437). Впоследствии знак реформы, направленный на достижение эта цель состоит в том, чтобы ожидаемые результаты создали такого рода граждан. Если можно согласиться с концепцией образования Шеффлера в условиях демократии тогда можно было бы принять понятие реформы, основанное на ожидании определенных исходов. Согласно этой логике, реформы, подобные тем, которые наблюдались в последние десятилетия, начатые американскими правыми, на самом деле не кажутся создать эти результаты. Фактически, эти реформы приравняли стремление к экономической выгоды, индивидуального успеха и приватизации с определением демократической практики.Кажется, что где-то по пути познавательная реформа демократии превратилась в реформу капитализма. Результат создает отношение гражданина как потребителя, которое должно, в теории, быть совершенно разными. Когда пишут о текущем проект правых (и даже неолиберальных левых) Майкла Эппл (2001) штатов,

    Таким образом, демократия превращается в потребление практики. В этих планах идеал гражданина — это идеал покупатель.Вместо того, чтобы демократия была политической концепцией, он превращается в полностью экономическую концепцию. Сообщение такой политики — это то, что лучше всего можно было бы назвать арифметическим партикуляризмом, в котором непривязанный индивидуум-потребитель лишается, деклассифицируется, и дегендерировали. (стр.39)

Это имеет важные последствия для прогрессивное образование в том смысле, что оно меняет цель с обучения социальным справедливость к образованию для стабильного и эффективного производства и постоянного потребление.

3,6 Причина, по которой становится так трудно понять этот пробел или различие, заключается в том, что потому что в стремлении продолжать извлекать выгоду из исторической гегемонии структур, Правые, работающие в первую очередь через аппарат СМИ и правительство через корпоративное экономическое влияние, сделали риторические ход выпуска и распространения определенных дискурсов социального и футуристического видения (Джи, Халл и Ланкшир, стр. 32). Эти дискурсы объединяют и объединять людей в коллектив или сообщество практикующих где объединяющие цели и ценности на самом деле никоим образом не связаны к фактическим практикам, логически связанным с пунктами, установленными в видение дискурса.Публика насыщена дома, на работе и в школе текстами, провозглашающими эти видения; нет возможности выйти наружу эти связанные социальные практики или дискурсы (заглавная буква D, чтобы отличать его от дискурса). что означает отрезок устной или письменной речи или языка в использовать). Следовательно, становится трудно построить какой-либо вид оппозиционного сознания, тем более того, которое является двидискурным (намного менее многодискуссионный) и наделен потенциалом освободительного измениться, зная о других (возможно, более справедливых) социальных возможностях и практики.

3.7 Частью проекта при создании Нового рабочего задания является создание новых социальных идентичностей, которые вращаются вокруг различных концептуализаций языка, обучения и грамотности (Gee, Hull, & Lankshear, 1996, стр. 3-6). Это напрямую влияет на движение за реформы в образовании. которые подчеркивают культуру индивидуального исполнения и успеха. Кроме того, акцент на определенных уровнях достижений в конце года тесты (т.е., тестирование с высокими ставками) фундаментально меняет, даже кооптирует цель образования в наше время. Риторика высоких ставок тестирование требует концентрации на отдельном человеке и способствует обучению окружающая среда, лишенная каких-либо понятий публичности или общего блага. Это отражает логику капитализма в том, что в конечном итоге нужно принять решение это приносит пользу индивиду, а не группе; любой способ познания или осмысления также должны следовать этой логике.Этот способ познания знаком — мы его видим каждый день, когда мы занимаемся перформативными практиками, в которых наша жизнь капиталистическое общество.

3.8 Для современных педагогов, заинтересованных в этой формулировке гражданства своего рода реляционное сопоставление может быть в порядке. Например, это было бы полезно прийти к соглашению о широком определении такого термина, как демократия (отдельно от капитализма) затем установить связь с образовательной практикой которая способствует демократическим идеалам и наклонностям (практика и идеалы вторая и третья точки в триангуляции).Можно было даже сопоставить эти теоретические отношения с капитализмом (в широком смысле определено) и связать его с образовательной практикой, направленной на достижение целей связаны с такими терминами, как капитализм, конкуренция и индивидуализм. Сравнение позволяет схематизировать отношения и скорее констатировать. ясно, что одно не обязательно приравнивается к другому, тем самым давая удобная и идентифицируемая концепция практик реформ, которые могут положительное движение к заявленной цели.

Игра в гегемонию

4.1. Обсуждение до этого момента — мое впечатление от нашего летнего чтения. группирует диалог о реформаторских движениях и к каким выводам мы пришли о широких настроениях в политических кругах. Когда группа боролась в жаркие летние дни наше чтение было обрамлено этим контекстом подчинение как педагоги, подчинение группе, которая, как мы думали, мало сострадания к истинно демократическим целям образования.В то время как работая через Гаятри Спивакс Критика постколониального разума: К истории исчезающего настоящего w . Мы наткнулись на отрывок. что в великой редукционистской манере мы стали беззаботно называть как призыв к игре в гегемонию. Ведущий к строительству этой чеканки — комментарий Спивака (1999),

    Когда линия связи установленный между членом подчиненных групп и схемами гражданство или институциональность, подчиненный был помещен в долгий путь к гегемонии.Если мы не хотим быть романтическими пуристами или примитивисты о сохранении подчиненности — противоречие в сроки — это желать лучшего. (стр. 310).

Во многих отношениях способность обеспечивать преобладающая формулировка реформы была уступлена интересам, тесно связанным интересам корпоративного медиа-государства. В общих чертах, левые стали довольствоваться критикой и заявлять о неучастии в занятия, поощряющие практики и чтение, противоречащие их желанию способы познания; Меня интересуют крупномасштабные или стратегические упреждающие и устойчивые меры, а не только периодические реакции. Отказываясь действовать и формулировать, человек не выходит за пределы гегемонии; на самом деле он хуже тем, что причастен к доминирующей артикуляции в гегемонистской структуре. Дух этого призыва кажется в соответствии с Раймондом Уильямсом (1985) утверждают, что, создавая признание или критическое оппозиционное сознание гегемонии,

    , таким образом, влияет на размышления о революции в нем подчеркивается не только передача политической или экономической власти, но ниспровержение особой гегемонии: то есть целостного форма классового правления, которая существует не только в политической или экономической сфере. власть, но свержение конкретной гегемонии…Это можно сделать, утверждается, что путем создания альтернативной гегемонии — нового преобладающего практика и сознание »(с. 145).

Несмотря на открытую риторику конкуренции и прогресс, быстро-капиталистические тексты, по самой своей природе, препятствуют революция и переосмысление не в соответствии с историческим капиталистическим проект. Это делает задачу более сложной, но невыполнимой. игнорировать, для любого учителя, приверженного проекту демократических и освободительных образование.

4.2 Хотя прогрессивные преподаватели могут не иметь прямого доступа к инструментам массовой артикуляции, принадлежащей корпоративному медиа-государству, возможность для деконтекстуализации и детерриториализации действительно существует. Самый педагоги знакомы с деконтекстуализацией как педагогической практикой но в конечном итоге детерриториализация важна для текущего проекта. Джеймсон (1998) утверждает, что детерриториализация расшифровывает термины предыдущего капиталистических систем кодирования и освобождает эти системы кодирования для новых и более функциональные комбинации.Детерриториализация более постоянная чем деконтекстуализация в том, что она не просто стремится представить что-то вне исходного контекста, но более абсолютное в преобразовании его в систему, больше озабоченную формой, чем содержанием. Эта система в конечном итоге становится маркетинговым предлогом, удобным для ускоренного капитализму необходимо постоянно создавать новые потребительские идентичности, свежие неиспользованные целевые рынки и бесперебойное потребление.Джеймсон думает об этом в исследовании эволюции финансового капитала во все более глобализирующемся мире, и его аргумент определяет основные Силы, движущие этой детерриториализацией, становятся теми же силами глобализации которые способствуют отвлечению денег, что кажется более подходящим представлены как владельцы производства против потребителей. Смотрящий вернемся к нашему аргументу относительно формулировки и прочтения реформы, легко увидеть, как Правые детерриториализировали предыдущее кодирование реформы, чтобы закрепить новые, полезные для их дела; это повлиял на образование, поскольку влияние капитала сформировало политику в образование.Игра в гегемонию означает, что левые должны начать также участвовать в детерриториализации.

Промежутки

5.1 Есть четыре конкретных условия или фронта взаимодействия, которые я представить себе как примеры игры в гегемонию. Первые три вероятно будет признан практикой, связанной с какой-либо формой деконтекстуализации, оставляя четвертый как то, что я считаю наиболее радикальный и интересный вариант для прогрессивных педагогов Левый.

5.2 Во-первых, по крайней мере преподаватели K-12 могут использовать класс для деконтекстуализации. текущие значения / прочтения сформулированных терминов и практик, таких как патриотизм, знания и сила. Например, в классе средней школы переход к деконтекстуализации может быть одним из важнейших вопросов обучения грамоте практики, тесно связанные с учением этого неизбывно абсурдного зверя, Тест с высокими ставками. Работая как диалектик, знания для достижения на тесте сообщается, но в то же время критикуется; рассмотреть возможность Говард Зиннс работает как вариант текста, помогающего в этой инструкции. Этот подход знаком педагогам, стремящимся ниспровергнуть, но у нас есть также были свидетелями призыва к такой педагогике ранее и также были причастны к заявлениям о его несостоятельности. Часто это подход попадает в ловушку машины переосмысления государственной школы бюрократия заканчивается как безобидные инициативы мейнстрима мультикультурных образование или культурология (я не спорю, что это важно траектории, но их сложно сделать эффективно и оставаться задействованными государством).

5.3 Второй подход, вероятно, наиболее распространен в учебных заведениях. оперируя представлением о том, что они — инструменты, созданные для достижения социальной справедливости. Это практика проведения педагогического образования. с подрывным намерением, и это стоящий подход (и это точный вид и характер взаимодействия, которые должны установить прогрессивные педагоги и распространяться с помощью быстро-капиталистических текстов, которые, безусловно, включают тестирование с высокими ставками, стандартный курс обучения, итоговый тест и т. д.). Продолжая заниматься этой практикой, учителя должны стремиться к деконтекстуализации. опыт работы с текстами быстрого капитализма, который пытается прояснить что именно не так с формулировкой прав человека. Напрямую это это создание близорукости, которая фокусируется только на микропрограмме и не более широкая картина — более крупная рамка — глобального и национального государства политика, историческая эксплуатация, доступ к информации и образованию, сложные технологии, и победитель получает всю природу современный капитализм (Джи, Халл и Ланкшир, 1996, стр.145). В этой радикальной контекстуальности можно также использовать упражнение по реляционному картированию. обсуждалось ранее и может применяться к любому количеству концепций или идеалов, не только демократия. Здесь есть надежда, что на местном уровне в классе, учителя могут начать свой путь к гегемонии с повторной презентации содержания, предписанного нашими государственными школами. Мне нравится идея пропаганды этого подхода, но он часто терпит неудачу (и неэффективен во всем мире), особенно когда мы видим, что большинство этих новоявленных подрывников уходят профессия учителя после двух-трех лет службы.

5.4 Третий пункт из этих четырех пунктов поддерживает охват образования взрослых. Фактически, это может быть даже призыв пересмотреть первоначальный фокус, даже альтернативная интеллектуальная практика Бирмингемского центра современного Культурология. Вместо того, чтобы уделять больше внимания (и финансированию) Традиционные магистранты должны иметь место смены. Новый фокус, Стюарт Холл мог бы назвать это популярной педагогикой, следует сосредоточить на нетрадиционных студентов в открытом колледже или университете (определенно общественные и младшие колледжи тоже).Эта практика децентрализации (или не уделяя так пристального внимания) стереотипным и часто элитным Студент колледжа выгоден по нескольким причинам. Первый и самый привлекательным, заключается в том, что практика критической грамотности, как правило, вызывает больший отклик сильно с людьми, имеющими положительный жизненный опыт, особенно опыт, не связанный с элитным классом и привилегиями, в конечном итоге создавая фольгу или точку отрицания, из которой критическое осознание может появиться.В то время как предыдущие два пункта могут проявиться в учителе стремление преобразовать представителей элитного класса к другому способу мышления и разного отношения к классовым привилегиям, этот момент менее вероятно, что закончится так, как большинство образовательных программ для взрослых студенты не относятся к высшим социально-экономическим слоям. Если учителя стремиться возродить понятие свободного образования, которое начинается с работа со студентами, осознающими суровые материальные аспекты жизни (Apple, 2001, стр.64), прогрессивным педагогам кажется разумным уйти исследовать один университет (надеюсь, на их грантовые деньги) и осмысленно отстаивать мандат на образование взрослых.

5.5 Четвертый и самый спорный аспект, связанный с игрой игра гегемонии поддерживает явное и преднамеренное участие в капиталистических предприятие. Это не устраивает большинство левых, потому что это похоже на присоединение к темной стороне; на самом деле я боролся с этот момент я.Но потенциальным критикам следует напомнить здесь две вещи: (1) просто потому, что кто-то критикует угнетение, господство, эксплуатация, артикуляция и т. д. не означает, что вы находитесь (или даже может находиться) вне гегемонии (т. е. гегемония — это процесс, а не фиксированное размещение). (2) Бизнес пошел на образование и переформулировали такие концепции, как реформа, чтобы критически настроенные педагоги готовы отправиться в бизнес, чтобы вернуть власть.

5.6 Этика и логика присущи корпоративным структурам, доминирующим в гегемонии. отношения, те же самые сущности, чьи дискурсы и ценности проявляют себя в быстро-капиталистических текстах являются пробным камнем для реформаторских движений в школах. Опять же, с позиции педагога кажется более вероятным, что Билл Гейтс книги влияют на членов школьного совета и законодателей, чем Джон Дьюис работает по воспитанию. Потому что риторика и логика корпоративной модель настолько распространена, что школы не дают утешения от давления ассимилироваться чтобы соответствовать духу рыночного менталитета.Настоящие и почувствовал присутствие корпоративного влияния (т. е. финансирования) на школы, общественные и особенно частный, отражает образ мышления индивидуальных достижений, потребление и эксплуатация в неволе школьников. Кроме того, с преобладанием ответственности учителей и учеников, индивидуальная успеваемость и тестирование с высокими ставками, используется обучение как инструмент, обеспечивающий институционализацию возврата к среднему значению, при этом средний — белый мужчина-капиталист из среднего и высшего класса. В популярном дискурсе трудно найти риторику или тексты, которые теоретизировать цель образования любым другим способом, кроме предусмотренного распространители дискурсов быстрого капитализма.

5.7 Если мировоззрение, созданное этой этикой и логикой, должно измениться, критически важно педагоги должны стать участниками, если не лидерами, в учебных заведениях пропагандируют эту этику (вопрос о том, действительно ли школа в настоящее время является одним из этих институтов или просто аппаратом корпоративных интересы).Как интеллектуалы, будь то городские или «традиционные» в терминах Грамши, на современных преподавателей возложена задача: «формулирование отношений между предпринимателем и инструментальным массово и осуществить незамедлительное выполнение производственного плана » (Грамши, 2000, с.308). Это отношение дает возможность для вмешательства. Педагоги могут использовать класс, чтобы прервать корпоративный гегемонистский дискурс. (т.е. мои первые три пункта), но я считаю, что преподаватели также должны готовы рассмотреть возможность прямого участия в частном секторе в попытке для более непосредственного влияния на создание и артикуляцию дискурсов исходящий из этого царства.Это, конечно, требует сопротивления склонность отдавать предпочтение классному образованию и его дискурсам, а не образование в мире рабочего дня. Итак, если кто-то хочет беспокоиться понятие образования, подталкивая его к значению многих вещей, происходящих внутри и за пределами академических кругов становится возможным идентифицировать корпоративные субъекты, работающие над переосмыслением этики и логики. я не хочу думать, что свобода действий сводится исключительно к практикам потребления, но Я думаю, что для примера того, как корпоративные ценности могут влиять на формирование социальные практики и перспективы, мы можем начать обучение и взаимодействие в точках потребления.

5.8 Например, мировая сеть натуральных продуктов питания №1 Whole Foods Market (например, продуктовый магазин Wellspring) за пять лет выросли продажи почти на 20%. цена акций и 52-недельный максимум, что впечатляет на любом рынке, но особенно продолжительный медвежий рынок. Национальный дискурс к лучшему или, что еще хуже, одержим инвестициями и накоплением богатства и сохранение. Когда учреждения становятся финансово успешными, они привлечь внимание инвесторов, больших и малых.Даже если наше агентство был уменьшен до того, что мы потребляем, делая покупки на Whole Foods Market и поддерживая их практику рационального управления окружающей средой и равенство сотрудников мы привлекаем и испытываем разные возможности движимые иной этикой и логикой. Ответственность прогрессивным в организациях любого типа является направление дискуссии на важные области, особенно те, которые не рассчитаны на выгоду меньшинства за счет и эксплуатация немногих.Если такое экономическое участие неприятно, следует допускать возможность поддержки нескольких экономики на уровне сообщества или на местном уровне (т. е. кооперативы или альтернативные валюты). Тем не менее было бы ошибкой не учитывать все возможности (даже с врагом или угнетателем), когда кто-то находится в ненадежном положении в нежелательных гегемонистских отношениях.

5.9 В заключение я призываю других преподавателей, занимающихся вопросами реформа и агентство учителей в реформе, чтобы рассматривать мои аргументы как потенциальные шаг к серьезным размышлениям о практике критической грамотности и педагогика; термины, которые без радикального пересмотра мертвы и бесполезны. На этом долгом пути к гегемонии действительно есть нет выбора, кроме как сосредоточиться на социальных практиках и их связях через различные социальные и культурные объекты и учреждения, включая сайты вне класса. Новые концепции педагогики и тексты должны появляться независимо от корпоративных повесток дня, если мы преуспеть в построении жизнеспособных сообществ и идентичностей на основе диалогических вежливость, не основанная на эксплуатации и личной выгоде.

Список литературы

Яблоко, М. (2001). Правильное образование: рынки, стандарты, бог и неравенство . Нью-Йорк: Рутледж Фалмер.

Джи, Дж. П., Халл, Г., и Лэнкшир, С. (1996). Новый порядок работы: за языком нового капитализма . Боулдер, Колорадо: Westview. Грамши, А. (2000). Интеллектуалы и образование.В D. Forgacs (Ed.), Читатель Антонио Грамши (стр. 300-322). Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Джеймсон, Ф. (1998). Культурный поворот: Избранные произведения о постмодерне . Нью-Йорк: Verso.

Реформа. Оксфордский английский словарь . Получено 6 февраля 2003 г. из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, веб-сайт библиотеки Дэвиса: http://eresources.lib.unc.edu/eid/subject.php? subjectName = Ссылка.

Шеффлер И. (1997). Нравственное воспитание и демократический идеал. п С.М. Кан (ред.), Classic и современные чтения в философии катиона edu (стр. 345-442). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Спивак, Г. К. (1999). Критика постколониального разума: к истории исчезновения настоящее . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет

Уильямс, Раймонд. (1985 ). Ключевые слова: Словарь культуры и общества . Нью-Йорк: Оксфорд UP.

Условия реализации социальной реформы


Несколько более ранних постов поднимали вопросы социальных изменений и социального прогресса (пост, пост). Люди иногда хотят, чтобы общество было другим (, ), и они хотят, чтобы оно было лучше (, прогресс ). Но не все результаты возможны, а некоторые возможные результаты не являются устойчивыми с течением времени.Итак, как мы должны думать о широких рецептах социальных изменений? Какие ограничения социальная реальность накладывает на реформатора? И какие моральные и политические ограничения следует уважать, когда мы выступаем за перемены?

Проведите аналогию с естественными науками и техникой. Физика и естественные науки устанавливают граничные условия того, какие виды сооружений можно строить и использовать. Инженерное проектирование включает в себя получение детальных знаний о природных свойствах материалов и конструкций, а затем проектирование артефактов, удовлетворяющих человеческие потребности.Созданный людьми мир не определяется законами физики, поскольку существует бесчисленное множество различных технологий, которые могли бы удовлетворить потребности человека в соответствии с физикой; но это ограничено законами физики. Как соотносятся отношения между общественными науками и социальной реформой?

Давайте начнем со схематического определения программы реформ. Программа реформ состоит из нескольких вещей: представление существующего социального мира; критика некоторых аспектов этого мира; рецепт того, что, по мнению реформатора, могло бы стать лучшим социальным миром; и разработанная стратегия продвижения общества отсюда туда.Реформаторы думают, что определенный набор изменений приведет к улучшению окружающей среды для некоторых аспектов человеческой жизни, для группы или для населения в целом. Репрезентация текущего социального мира может включать в себя несколько различных видов элементов: репрезентацию типичного социального поведения, репрезентацию существующих институтов и практик, а также репрезентацию таких вещей, как справедливость, власть, неравенство и репрессии.

Например, предположим, что кто-то был антирасистским реформатором в США в 1850 или 1950 годах.Диагноз настоящего может заключаться в том, что существующие институты и взгляды, поведение и практики большинства систематически подавляют, унижают и сдерживают представителей расового меньшинства. Целью реформатора может быть создание общества, в котором не существует расового угнетения, дискриминации и предубеждений. И стратегия может заключаться в создании мощных коалиций игроков в обществе, которые будут работать эффективно и быстро, чтобы разрушить расистские законы и институты и обучить общественность отказаться от своих расистских взглядов и убеждений.

Итак, каковы некоторые из основных условий реалистичности и осуществимости, которым должна удовлетворять законная программа реформ? Чтобы предлагаемая программа реформ была рационально обоснованной, ее цели должны быть выполнимыми и доступными . Институты, практики и модели поведения, которые он постулирует как конечное состояние, должны соответствовать тому, что мы знаем о том, как работает общество. И должен быть возможный путь, по которому общество может двигаться отсюда сюда.

Другими словами, социальный реформатор должен продемонстрировать, что —

  • Описанное социальное устройство может быть реализовано с учетом обычных людей и обычных социальных процессов и механизмов; Другими словами, социальное устройство не требует чуда.
  • Соглашение будет иметь значительную вероятность того, что будет устойчивым и самовоспроизводящимся , с учетом обычных людей и обычных социальных процессов. Чтобы поддерживать новое общество, не нужно никаких чудес.
  • Существует возможный путь , который может вести нас отсюда туда, в соответствии с обычными людьми И некоторым набором моральных ограничений (демократия, приверженность судебным процессам, отсутствие незаконного применения силы).
  • Описанное социальное устройство будет эффективным : оно будет иметь те социальные эффекты, которые оно должно иметь.
Говоря более конкретно, программа реформ должна соответствовать нашему лучшему пониманию того, как ведут себя обычные люди. Необходимо создавать стимулы, соответствующие обычному человеческому поведению; и поведение, являющееся результатом этих стимулов, должно укреплять стабильность институтов, постулируемых программой. Нам не нужно предлагать сильную теорию универсальной человеческой природы, чтобы утверждать, что есть элементы мотивации и психологии, которые являются общими для людей и будут продолжать определять их поведение в будущем.

Во-вторых, программа должна предусматривать институты, которые правильно работают вместе : они успешно координируют поведение, мотивируют граждан, повышают государственные доходы и поддерживают порядок как целостную систему.Например, мы могли не доверять теории будущего, которая постулировала широкий спектр государственных услуг и фискальной модели, которая полностью зависела от добровольных взносов граждан в казну общества. И мы также скептически относимся к видению будущего, которое объединяет местные функции, такие как сбор мусора и инспекции зданий, на национальном уровне.

В-третьих, мы хотели бы указать, что нам нужна теория осуществимости демократии : что существует стратегия изменений, которая может быть успешно реализована в рамках ограничений демократического общества.Никакой «диктатуры пролетариата» на пути к более справедливому будущему; отказ от насилия со стороны партии меньшинства, стремящейся к достижению своих целей силой.

Социальные науки могут помочь в решении каждой из этих задач. Рассмотрим сначала условие «обычного поведения». Эмпирические исследования человеческого поведения — мотивации, способов рассуждений, схем действий — предоставляют богатый набор инструментов, с помощью которых можно оценить вероятное поведение людей в гипотетическом социальном контексте. Этнография, социальная психология, прикладная теория рационального выбора и философия действия — все они могут внести большой вклад в этот вопрос.

Перейдите к условию «институциональная работа». Одна из центральных задач «нового институционализма» — предоставить теории механизмов и процессов, посредством которых конкретные институты взаимодействуют с человеческими акторами для достижения социальных результатов. Таким образом, институционалисты из социологии, политологии и экономики обладают множеством инструментов, необходимых для оценки вероятной работы определенного набора гипотетических институтов.

Социальные науки также имеют отношение к оценке требований демократической осуществимости.Политика реализуется правительствами, и правительства подвержены различным политическим ограничениям. В рамках демократической избирательной системы правительства неизбежно обеспокоены влиянием различных политических курсов на избирательные блоки, от которых они зависят. Мы можем рассуждать с некоторыми подробностями, как это делает Адам Пржеворски в «Капитализме и социал-демократии», о возможности сохранения электорального большинства в пользу данной программы реформ в течение необходимого периода времени.

Все это имеет важное значение. Видеть лучшее будущее для нашего общества — это хорошо. Но для того, чтобы иметь оправданный план создания этого будущего, нам нужно максимально эффективно использовать социальные науки, чтобы оценить осуществимость, стабильность и эффективность идей, которые мы отстаиваем. Не все видения будущего могут быть реализованы; и некоторые видения, как оказывается, имеют непредвиденные и непредвиденные последствия, которые оказались катастрофическими.

Что такое социальные изменения и почему мы должны волноваться?

Социальные изменения — это концепция, которую многие из нас принимают как должное или даже не понимают. Ни одно общество никогда не оставалось прежним. Изменения происходят всегда. Мы принимаем перемены как неизбежность, и это конец истории, верно? Не совсем так.

Социологи определяют социальные изменения как изменения в человеческих взаимодействиях и отношениях, которые трансформируют культурные и социальные институты. Эти изменения происходят с течением времени и часто имеют глубокие и долгосрочные последствия для общества.Хорошо известные примеры таких изменений явились результатом общественных движений за гражданские права, права женщин и права LBGTQ, и это лишь некоторые из них. Изменились отношения, изменились институты и культурные нормы в результате этих движений социальных изменений. Это довольно пьянящая вещь. Вы так не думаете?

Что меня интересует и, надеюсь, интересует вас, так это наша коллективная сила влиять на социальные изменения. Хотя мы признаем, что изменения являются постоянными, нам не нужно признавать, что мы бессильны после них.Это степень, в которой мы заботимся о направлении социальных изменений, мы можем попытаться сформировать его и помочь создать такие «изменения, которые мы хотим видеть в мире». Неважно, произнес ли Ганди эти слова на самом деле. Важно то, что эта фраза вызывает вопрос: какие изменения мы хотим видеть в мире?

Как исполнительный директор некоммерческой организации Global Citizens Circle (GCC), которой уже более 43 лет, я думаю об этом вопросе каждый день, работая над продвижением миссии организации по содействию конструктивным изменениям в наших сообществах, нашей стране и наш мир.Я полагаю, что наш партнер и принимающее учреждение, Университет Южного Нью-Гэмпшира (SNHU), также ежедневно думает над этим вопросом, стремясь «изменить жизнь студентов». И, конечно же, наш партнер из Белфаста, The Social Change Initiative (SCI), думает об этом, поскольку стремится «повысить эффективность активизма для прогрессивных социальных изменений». Мы, все три учреждения, заботимся и понимаем, что можем повлиять на социальные изменения к лучшему. Мы можем использовать свою силу, чтобы влиять на изменения разными способами.GCC делает это путем обсуждения между людьми, придерживающимися самых разных мнений и разного происхождения. SNHU делает это, предлагая доступные и инновационные образовательные программы на получение степени по социальным наукам онлайн и аналогичные специальности в кампусах, а теперь даже в лагерях беженцев в Африке . SCI оказывает свое влияние, объединяя общественных активистов с филантропами со всего мира.

Безусловно, это высокие цели, которые требуют нашего постоянного внимания и неограниченного воображения, чтобы представить себе лучший мир.Вы можете подумать, что это здорово, но задаетесь вопросом, почему вам должно быть все равно, почему вы должны выделять время в своем невероятно загруженном графике, чтобы принять меры, и, что более важно, как вы даже можете помочь в создании позитивных социальных изменений. Я хотел бы предположить, что это не так сложно, если мы начнем с самого базового уровня, с уровня построения отношений.

Изменения начинаются с того, как и когда мы взаимодействуем с другими людьми

Когда мы с уважением слушаем других, чьи мнения и жизненный опыт отличаются от нашего, мы делаем первый шаг в слушании; мы признаем, что существует множество точек зрения и точек зрения по большинству проблемных вопросов.Если мы действительно хотим быть участниками реальных изменений, мы не можем останавливаться на принятии, но мы должны вести разговоры, которые подталкивают и тянут, которые просят нас отдавать и брать. И если мы захотим это сделать, мы сможем найти точки согласия и прийти к согласию по ним. Нам не нужно отказываться от тех моментов, которые определяют наши ценности, но мы ищем способы совместной работы для достижения позитивных изменений, отражающих наши общие ценности. Это искусство принципиального компромисса, способное привести к более прочным изменениям.

Global Citizens Circle на протяжении более четырех десятилетий собирает различные группы людей для сложных дискуссий по самым разным вопросам, от разрешения конфликтов и примирения до реформы образования и экономического равенства.Мы видели, как католики и протестанты из Северной Ирландии сидели вместе и обсуждали общую надежду на мир. Мы принимали изгнанников из Южной Африки, которых когда-то называли «террористами» в их собственной стране, а затем они стали лидерами этой страны. В наших дискуссионных кругах мы усадили влиятельных бизнесменов рядом с бездомными и бесправными, а активистов — рядом с учеными, и мы стали свидетелями произошедших изменений.

Было ли это сложно?

Часто обсуждались темы, но не слушали и учились у других.Так начинаются перемены. Мы должны развивать гражданский дискурс и целенаправленно работать, чтобы объединить людей с разными точками зрения. Созыв собраний людей, обучение студентов в классах и онлайн, а также поддержка активистов, которые ставят себя в авангарде пропаганды социальных изменений, — вот как Global Citizens Circle, Южный Нью-Гэмпширский университет и Инициатива социальных изменений используют свое влияние и власть, чтобы направить изменения в направлении более справедливое и инклюзивное общество.В конечном итоге, однако, не программы, предлагаемые каждой из наших организаций, создают устойчивые изменения, а создают доверительные и уважительные отношения.

Построение таких отношений, даже если нет, , особенно когда кажется невозможным, является ключом к созиданию конструктивных социальных изменений. Так что возьмите на себя инициативу, начните сейчас и оставайтесь на этом.

Тео Спанос Данфей — исполнительный директор Global Citizens Circle, некоммерческой организации, сотрудничающей с SNHU с общей миссией слушать, учиться и принимать устойчивые меры для создания позитивных социальных изменений.Данфей — выпускник Флетчерской школы права и дипломатии Университета Тафтса и Университета Брауна. У нее богатый международный опыт, в последнее время она курировала Управление по вопросам гражданства и гражданской активности в Университете Новой Англии, где она также преподавала курсы гражданственности и возглавляла несколько студенческих групп в учебных поездках за границу в рамках службы глобальной гражданственности. До этого она возглавляла Совет по международным делам штата Мэн и провела множество глобальных редакционных конференций для The WorldPaper.

границ | Теория на входе, теория на выходе: использование социальной теории в машинном обучении для социальных наук

1. Введение

Машинное обучение все чаще применяется к огромным объемам социальных данных, полученных от людей и о людях (Lazer et al., 2009). Большая часть этой работы была плодотворной. Например, исследования с использованием подходов машинного обучения на больших наборах социальных данных позволили нам предоставить точные прогнозы опросов на уровне штата на выборах в США (Beauchamp, 2017), изучить развитие персонажей в романах (Bamman et al., 2014), а также для лучшего понимания структуры и демографии городских кварталов (Cranshaw et al., 2012; Hipp et al., 2012). Таким образом, все более широкое применение машинного обучения к социальным данным стало свидетелем важных историй успеха, улучшающих наше понимание социального мира.

В то же время многие (вычислительные) социологи отметили фундаментальные проблемы в ряде исследований, в которых используется машинное обучение на социальных данных (Lazer and Radford, 2017; Crawford et al., 2019; Jacobs and Wallach, 2019).Например, ученые утверждали, что модели машинного обучения, применяемые к социальным данным, часто не учитывают бесчисленные предубеждения, возникающие в процессе анализа, которые могут подорвать обоснованность утверждений исследования (Olteanu et al., 2016). Попытки идентифицировать преступность (Wu and Zhang, 2016) и сексуальность (Wang and Kosinski, 2018) по лицам людей и предсказывать рецидивы с использованием данных уголовного правосудия (Larson and Angwin, 2016) вызвали критику, что текущие попытки применить машинное обучение к социальным данные представляют собой новую форму физиогномики (Aguera y Arcas et al., 2017). Физиогномика была попыткой объяснить поведение человека через типы телосложения и характеризовалась слабой теорией и небрежными измерениями (Gould, 1996). В конечном итоге это послужило лишь укреплению расовых, гендерных и классовых привилегий ученых и другой элиты. Сегодня это считается лженаукой.

Признавая это незаконное присвоение машинного обучения социальным данным, исследователи искали технические решения для их решения. Например, в ответ на утверждения о том, что алгоритмы, встроенные в политические решения, часто предоставляют несправедливые преимущества и недостатки для социальных групп, некоторые ученые в сообществе справедливости, подотчетности и прозрачности (FAccT) предложили новые алгоритмы для принятия более справедливых решений.Точно так же исследователи в области обработки естественного языка предложили несколько новых методов для устранения предвзятости в представлении встроенных слов в гендерную, расовую и другие социальные идентичности и статусы (Bolukbasi et al., 2016).

Основной вклад этой статьи — объединить эти проблемы, критику и поиски решения в единую структуру. В частности, мы утверждаем и показываем, что на каждом этапе конвейера машинного обучения возникают проблемы, которые не могут быть решены с помощью одного только технического решения .Вместо этого мы объясняем, как социальная теория помогает нам решать проблемы, возникающие в процессе построения и оценки моделей машинного обучения для социальных данных. Шаги этого процесса и обзор того, как социальная теория может помочь нам более эффективно выполнять данный шаг, показаны на Рисунке 1.

Рисунок 1 . Обзор разделов Theory In и Theory Out статьи. Каждый прямоугольник в Теории In и Theory Out является подразделом. В рамке указано название подраздела и наше заявление о том, как можно использовать социальную теорию для улучшения наших технических решений для решения этой проблемы.Мы рассматриваем Theory In (построение модели) как конвейер, а Theory Out (использование модели) как контрольный список вещей, которые мы потенциально можем захотеть от модели и / или ее выходных данных.

Мы определяем социальную теорию широко, как набор научно определенных конструкций, таких как раса, пол, социальный класс, неравенство, семья и институты, а также их причины и последствия друг для друга. Использование социальной теории в машинном обучении означает задействование этих конструкций в том виде, в каком они определены и описаны с научной точки зрения, и учет установленных механизмов и моделей поведения, порождаемых этими конструкциями.Например, теория расового образования Оми и Винанта (2014) утверждает, что раса — это социальная идентичность, которая постоянно конструируется политическими, экономическими и социальными силами. Что делает кого-то «черным» или «белым» в Соединенных Штатах, а также возможности и неравенство, связанные с этим различием, кардинально изменились на протяжении всей истории и продолжают меняться сегодня. Хотя существуют и другие научные определения расы и активные дебаты о ее причинах и последствиях, взаимодействие с ними на каждом этапе конвейера машинного обучения позволяет нам ответить на важные вопросы о том, какие данные мы должны использовать, функции, которые мы должны разработать, и что считается ярмарка (Benthall, Haynes, 2019; Hanna et al., 2019).

Статья состоит из двух широких разделов. В разделе «Теория » в разделе «» мы обсуждаем, как социальная теория может помочь нам при работе с конвейером построения модели. В разделе Theory Out мы говорим о контрольном списке желаний, которые у нас есть для моделей и результатов, которые мы производим, таких как обобщаемость, и обсуждаем, как социальная теория может помочь улучшить эти результаты нашей работы. Каждый подраздел внутри Theory In и Theory Out фокусируется на конкретной исследовательской проблеме или задаче и рассматривает серию из пяти вопросов:

1.Какую цель или проблему необходимо решить?

2. Как мы пытались решить эту проблему с помощью вычислений?

3. Каковы пределы этих технических решений?

4. Какие решения предлагает социальная теория?

5. Как можно использовать социальные теории для решения этих проблем в нашей работе?

В каждом подразделе мы отвечаем на каждый вопрос и используем примеры, чтобы проиллюстрировать наши утверждения. Хотя каждый подраздел посвящен уникальному элементу Theory In или Theory Out, решения, определенные на одном этапе, часто позволяют нам решать проблемы на других.Например, экономная модель часто более интерпретируема. Отсутствие решения проблемы за один шаг также может помешать решению проблем, которые могут возникнуть ниже по течению. На самом высоком уровне отсутствие социальной теории, входящей в модель, может помешать ее построению. Эти совпадения являются сильной стороной, а не недостатком структуры данной статьи. Как Olteanu et al. (2016), мы считаем, что, подчеркивая как уникальность, так и критические отношения между различными частями конвейера, мы можем понять, как неспособность решить проблемы может распространяться от одного этапа к другому и в конечном итоге влиять на то, какие выводы мы делаем из исследования. .

2. Сопутствующие работы

Социологи давно установили, что теория может решать методологические и аналитические проблемы, недоступные новым методам. Например, Смолл (2017) утверждал, что одна теория может ответить на вопросы о том, как лучше всего измерить, что значит для человека иметь тесные социальные связи. В настоящей работе мы регулярно обращаемся к этой литературе, видя много параллелей между предшествующими методологическими инновациями, такими как линейные модели и анализ последовательностей (Abbott, 1988, 1995).

Другие ученые, работающие на стыке машинного обучения и социальных наук, также предложили важные критические замечания, на которые мы опираемся на протяжении всей статьи. Эти критические замечания делятся на четыре большие категории. Во-первых, ученые утверждают, что во многих статьях по машинному обучению слишком много внимания уделяется предсказанию по сравнению с объяснением (Wallach, 2018) или измерением (Jacobs and Wallach, 2019). Приоритет предсказания над объяснением приводит к моделям, которые работают хорошо по неизвестным причинам, что приводит к специальным обоснованиям для модельных решений и производительности.Приоритет прогнозу перед измерением ведет к неспособности признать всегда несовершенную связь между тем, что мы пытаемся измерить, и тем, что мы можем определить количественно.

Другие, например Нельсон (2017), утверждают, что машинное обучение, применяемое к социальным данным, должно идти рука об руку с развитием новой социальной теории. С этой точки зрения мы не обязательно знаем, какая модель будет работать для каких данных, и, как правило, у нас нет теории, чтобы сказать нам, чего ожидать. Следовательно, нам нужно создавать новую теорию по мере разработки и применения методов.Этот подход помогает нам понять, почему модели машинного обучения могут давать результаты, которые на первый взгляд кажутся неинтуитивными, но которые действительно отражают подлинные закономерности, которые должны заставить нас пересмотреть наше понимание социального мира. Однако это также требует априорного понимания потенциальных теорий, которые могут быть применимы, и стремится адаптировать эту существующую теорию, а не создавать новую теорию полностью постфактум.

Третьи поставили задачу перед конкретными исследованиями или сериями исследований, утверждая, что им не удается понять социотехнический контекст, в котором создаются их данные (Lazer et al., 2009; Туфекчи, 2014; Olteanu et al., 2016). Например, Tufekci (2014) утверждает, что, несмотря на общие утверждения, превышающие универсальное социальное поведение во многих статьях, исследования с использованием данных Twitter вряд ли многое расскажут о социальном взаимодействии в Facebook, потому что у них очень разные правила, данные и нормы. Аналогичным образом Olteanu et al. (2016) предоставляют головокружительный набор потенциальных ловушек при анализе социальных данных, подчеркивая необходимость проверенных временем идей из социальных наук, таких как сопоставление и анализ систематической ошибки выборки, для решения этих проблем.Эти критические замечания указывают на тот факт, что машинное обучение часто выполняется, не обращая внимания на особенности данных.

Наконец, с появлением алгоритмов, которые принимают все более важные решения, возникло сообщество FAccT для изучения того, как эти алгоритмы могут служить для отражения социальных предубеждений, встроенных в сложные социотехнические системы, в которые они встроены, и как мы можем быть в состоянии решить эти проблемы. Однако недавняя критика литературы о справедливости утверждает, что слишком много внимания уделялось техническим «решениям» несправедливых и / или «предвзятых» алгоритмов по сравнению со структурными причинами и последствиями этих алгоритмов (Green, 2018; Crawford et al. ., 2019; Хоффманн, 2019). Такие исследования утверждают, что дисциплины социальных наук должны быть на переднем крае нашего понимания того, как бороться с этими первопричинами.

Каждая из этих критических замечаний — это предсказание не равнозначно пониманию, что мы должны быть готовы построить новую теорию для интерпретации наших результатов, что в используемых нами данных и методах скрывается бесчисленное множество предубеждений, и что эти методы могут приводить к дискриминационным результатам с системным причины — имеет решающее значение для того, чтобы подтолкнуть нас к более эффективному и более ответственному применению машинного обучения к социальным данным.Кроме того, многие работы, рассмотренные ниже, в которых машинное обучение применяется к социальным данным с учетом этих проблем, дают дополнительное представление о потенциале этой версии науки.

В данной работе мы стремимся объединить эти критические анализы, утверждая, что каждая из них направлена ​​на разные части одной и той же основной проблемы — попытки использовать технологии или ad hoc , рассуждения post-ex facto, только для решения проблем. социальная теория может решить. Ниже мы утверждаем, что одна теория может привести нас к действительным объяснительным моделям, к которым стремился Уоллах (2018), чтобы гарантировать, что мы делаем правильные выводы из изначально неинтуитивных результатов, чтобы помочь нам охарактеризовать опасные предположения в наших процессах сбора данных и помочь нам понять и бороться с дискриминационным, предвзятым или несправедливым модельным поведением.

3. Теория в

В этом разделе мы обсуждаем конвейер исследований, в которых машинное обучение используется для анализа социальных данных, от концепции проблемы до выбора модели.

В этом разделе возникают две общие темы. Во-первых, учитывая объем доступных нам данных, мы иногда действуем оппортунистически; мы используем то, что у нас есть, чтобы быстро решать новые проблемы. Это стремление к быстрому решению насущных социальных проблем с использованием широко доступных данных и методов приводит нас, например, к использованию набора данных для ответа на исследовательский вопрос, для которого набор данных не подходит.Из-за этих решений могут возникнуть проблемы, которые полностью подорвут полезность исследования — например, выбор плохой выборки данных может подорвать внешнюю валидность исследования.

Во-вторых, мы часто полагаемся на интуицию при принятии решений о дизайне исследования. Например, при построении задач аннотации интуиция может привести к чрезмерно упрощенному дизайну, в то время как многие другие потенциальные подходы также могут быть одинаково или более действенны (Joseph et al., 2017a). Часто этой интуиции достаточно для решения поставленной задачи.Однако, когда наша интуиция ошибочна, результаты могут быть проблематичными. Например, следование ошибочным интуитивным представлениям о сексуальности и ее причинах может привести к неверным утверждениям, сделанным в дополнение к неверным решениям по дизайну исследования, о биологической природе сексуальности (Wang and Kosinski, 2018).

Такое сочетание оппортунизма и интуиции может быть особенно пагубным в сочетании с недостатком теории. Хотя социологи также часто полагаются на интуицию (Tavory and Timmermans, 2014), они могут полагаться на основы, предоставленные предыдущей теоретической работой, направляя их к лучшему дизайну исследования и / или пониманию своих данных.В разделе 3 мы обсуждаем, как мы можем использовать социальную теорию, чтобы помочь нам ограничить наш оппортунизм и интуицию существующими знаниями о социальном мире, предоставленными нам социальной теорией. Это увеличивает наши шансы на создание новой, устойчивой науки, которая помогает продвигать наше понимание общества.

3.1. Выбор проблемы и обрамление

Как исследователи, мы постоянно спрашиваем себя: «Какую проблему мы должны изучать?»

К сожалению, хотя технические подходы иногда могут помочь выявить странности в социальных данных, которые стоит исследовать, не существует технического решения для выявления хороших вопросов исследования социальных наук.Эти идеи требуют понимания того, что уже известно о социальном мире и в чем заключаются пробелы в этих знаниях. Однако с натиском больших данных мы слишком часто оптимизируем для удобства, используя данные, которые у нас есть, для изучения проблем только потому, что они кажутся разрешимыми, и потому, что они кажутся актуальными в реальном мире. Например, мы используем общедоступные данные Twitter для прогнозирования передвижения людей в городах (Bauer et al., 2012) или агрегированные данные поиска из Google Trends для прогнозирования распространенности гриппа (Lazer et al., 2014).

Такой удобный подход к выбору и постановке задач приводит к двум проблемам. Во-первых, это может побудить нас формулировать и решать проблемы, которые кажутся важными, но на самом деле служат главным образом упражнением в предсказании, не дающим нового понимания социального мира. Во-вторых, это может привести нас к решению проблем, которые наша интуиция точно считает важными, но заставляет нас изо всех сил пытаться сформулировать причины , почему проблема важна. Социальная теория может помочь решить эти проблемы.

Во-первых, теория подсказывает нам, какие проблемы стоит решать. Например, прогноз выборов является важным инструментом исследования, поскольку он обеспечивает модель для понимания политических процессов (Beauchamp, 2017; Kennedy et al., 2017). Однако теория говорит нам, что из-за законов поляризации, мошенничества и финансирования избирательных кампаний большинство американских выборов сегодня очень предсказуемы, имея только один фрагмент данных — знание того, кто является действующим президентом. Однако теория также говорит нам, что в номинально конкурентных гонках опрос и является следующим лучшим предсказателем, потому что политика определяется мнением.Однако голосование стоит дорого и доступно только для самых громких гонок. Таким образом, теория предполагает, что в области выборов правильной проблемой для изучения является моделирование мнений на конкурентных выборах и выборах с недостаточным количеством голосов.

Во-вторых, теория может помочь нам мотивировать и формулировать проблемы, которые кажутся интуитивно важными. Может быть очевидно, что прогнозирование распространенности гриппа может помочь спасти жизни. Однако менее очевидно, какая проблема решается при прогнозировании, например, политической принадлежности человека на основе его поведения в социальных сетях (например,g., на основе их твитов) (Cohen and Ruths, 2013). Однако недавняя работа по политической поляризации побуждает нас изучить принадлежность как функцию партизанской идентичности (Levendusky, 2009) и показывает, что такая идентичность быстро подрывает социальную и культурную стабильность в Соединенных Штатах (Doherty, 2017). Таким образом, социальная теория объясняет, почему важно предсказывать политическую принадлежность — чтобы изучить ее связь с культурной поляризацией (DellaPosta et al., 2015).

Таким образом, хотя могут быть ситуации, в которых проблема, которую необходимо решить, может быть мотивирована исключительно необходимостью повышения точности (например,g., правильно определяя информацию о местоположении согласившегося человека по сигналам Wi-Fi), многие задачи машинного обучения можно сделать более интересными и актуальными, если они будут основаны на основной теории изучаемого социального поведения. Есть много примеров, когда ученые, использующие машинное обучение на социальных данных, использовали теорию для выявления и постановки важных проблем. Например, несколько ученых обратились именно к проблеме опроса общественного мнения на конкурентных и недостаточно опрошенных выборах с использованием больших данных (Wang et al., 2015; Бошан, 2017). И Cranshaw et al. (2012) взяли интуитивно интересную задачу — сгруппировать заведения на четырех площадях по общим для них покровителям — и теоретически обосновали ее на основе городских исследований значения термина «соседство», чтобы мотивировать и сформулировать свою работу как решение нерешенной проблемы как следует определять границы соседства.

3.2. Определение результата

Установив интересующую проблему, мы переходим к задаче определения и измерения нашего результата.В идеале наша мера результата должна быть основной истиной для моделируемого нами явления, то есть наблюдением самого явления. Например, если мы заинтересованы в изучении партийной принадлежности, мы можем установить основную истину с помощью различных средств — будь то голосование за одну партию (Poole and Rosenthal, 1991), кому они жертвуют деньги (Bonica, 2014) или что-то еще. темы, о которых они пишут в Твиттере (Tsur et al., 2015). К сожалению, эти данные часто нелегко получить. Самое простое «техническое решение» — просто использовать переменную, имеющуюся в наших данных, как основную истину или, как мы обсуждали в разделе 3.5, чтобы построить переменную с помощью быстрой краудсорсинговой задачи аннотации.

Однако это техническое решение не помогает нам полностью охарактеризовать связь между переменной, которую мы выбираем в качестве результата, и концепцией, которую мы хотим изучить. Например, никакое техническое решение не может определить, является ли поведение при голосовании или политические настроения в твитах более достоверным показателем пристрастия (Cohen and Ruths, 2013). Чтобы ответить на подобные вопросы, нужна социальная теория. В этом случае теория необходима, чтобы помочь определить, что мы подразумеваем под партийностью, или, более конкретно, под либеральным противостоянием.консервативный. В свою очередь, мы должны подходить к истине как к чему-то, что теоретизируется исследователями. Следовательно, имеет смысл делать это таким образом, чтобы существующая социальная теория говорила нам, что она действительна для улавливания конструкции, которую мы стремимся измерить (Hacking, 1986).

Возвращаясь к либерализму и консерватизму, например, политические теории партийной сортировки и идеологического выравнивания показывают, что люди и социотехнические системы формируют «основную истину». Лишь недавно либеральные и консервативные ярлыки партийной приверженности стали ассоциироваться с Демократической и Республиканской партиями в Соединенных Штатах — то, что называется партийной сортировкой (Mason, 2015).Например, Gentzkow et al. (2016) показывают, что партийная идеология стала различимой в выступлениях в Конгрессе только с 1980 года. То есть язык стал партизанским только за последние 40 лет.

Эти теоретические выводы, в свою очередь, помогают нам получить достоверный результат. Вместо предсказания либерализма / консерватизма — меры, которая только недавно пришла в соответствие с партийностью, теория партийной идентичности (Ван Бавель и Перейра, 2018) предлагает нам вместо этого сосредоточиться на том, является ли кто-то демократом или республиканцем.Теория может дополнительно объяснить, как идентифицировать этот интересный результат в данных социальных сетей. В частности, теория партийной идентичности утверждает, что членство в партии определяется партийной идентификацией. Демократом делает человека не то, что он поддерживает общественное здравоохранение или регулирование рынка, а то, что он идентифицирует себя с демократами. Таким образом, если мы хотим вывести чью-либо политическую партию из их твитов, мы должны смотреть, на чью сторону они выступают в дебатах, а не на конкретные вопросы, которые они поддерживают.В своей кампании Дональд Трамп, как известно, поддерживал либеральную политику, такую ​​как здравоохранение, и критиковал войну в Ираке. Такая позиция не делала его умеренным консерватором. Они сделали его республиканцем-популистом, а не республиканцем истеблишмента.

3.3. Выбор данных

Процесс выбора данных определяется как идентификация одного или нескольких наборов данных, которые можно использовать для решения исследуемой проблемы. Выбор данных обычно осуществляется с использованием любого прецедента (т.е. с использованием существующих данных) или удобства (то есть с использованием легко собираемых данных) в качестве эвристики.

Такое использование приоритета и удобства проистекает из нашего интереса не только к ответам на вопросы о социальном мире, но и к желанию делать это с помощью новых методологий. Например, при построении новых решений существующих проблем мы стремимся использовать установленные наборы данных, для которых существуют предварительные результаты для сравнения. А для нового сбора данных нашим методам часто требуются большие наборы данных, поэтому удобный сбор этих данных является практически необходимым условием.

Но расчет на удобство или прецедент может вызвать проблемы для вопросов социальных наук, потому что все данные содержат как включения, так и исключения, которые проявляются в различных формах предвзятости (Olteanu et al., 2016). Выбирая ярлыки для выбора данных, мы часто игнорируем или игнорируем эти включения и исключения. Например, Blodgett et al. (2016) показывают, что инструменты языковой идентификации, показавшие себя хорошо работающими с широким спектром текстовых корпусов (Луи и Болдуин, 2012), значительно страдают при различении афроамериканского английского как английского в текстах социальных сетей.Поскольку ученые часто использовали этот инструмент для фильтрации неанглоязычных твитов, результатом стал набор исследований данных социальных сетей, в которых голоса афроамериканцев приуменьшены по сравнению с голосами белых американцев.

As Blodgett et al. (2016) предполагают, что социолингвистическая теория могла бы помочь нам предвидеть потенциальные проблемы при использовании удобного языкового классификатора, который они изучали, для определения английского и неанглоязычного контента. В частности, теоретические модели того, как формируются диалекты, подчеркивают, что вариации письменного английского языка не всегда могут быть согласованы с точки зрения основных характеристик, используемых моделью классификации языков, n-граммов символов (Rickford and Labov, 1999).Кроме того, социолингвистическая теория, подчеркивающая важность афроамериканского английского языка и его отличия от других диалектов английского языка в представлении американцев о себе в Интернете (Флорини, 2014), подчеркнула бы необходимость того, чтобы исследователи социальных сетей пересмотрели представление о том, что существует единое определение английского языка, которое они хотят изучать.

В более широком смысле, социальная теория помогает нам понять последствия того, как мы принимаем решения о том, какие данные включать или не включать в нашу выборку.Это особенно важно, когда мы ожидаем, что другие будут повторно использовать наши данные или модели, которые мы строим на их основе. Например, в значительном количестве исследований использовались предварительно обученные векторы слов из неизданного корпуса новостей Google, а это означает, что систематические ошибки в данных неясны и неизвестны. Напротив, Lundberg et al. (2019) используют теории статистической выборки и обследования, заложенные в исследовании благополучия уязвимых семей, чтобы создать проблему уязвимых семей — общий набор данных, который специалисты по вычислительным социологическим наукам могут использовать для разработки моделей, прогнозирующих критические социальные факторы, такие как доход, здоровье и жилье. .Использование теории для выявления и объяснения важных переменных включения и исключения позволило исследованиям, проведенным во время испытания, внести успешный вклад в социальные научные знания о развитии ребенка (Salganik et al., 2019).

3.4. Технические характеристики

Разработка функций включает в себя процесс преобразования наших необработанных данных в количества, которые можно ввести в модель машинного обучения. Ключевой вопрос, конечно, заключается в том, как мы узнаем, что разработали правильные функции?

Техническим решением этого вопроса, как правило, является производительность модели.Проблема с этим подходом к проектированию функций заключается в том, что выбранные нами функции могут повысить нашу производительность, но не могут помочь нам отличить подлинный сигнал от ложного. Переоснащение шумом — это один из способов, которым необдуманный выбор функций может повысить производительность. Другой — включить функции, которые ложно связаны с интересующим нас результатом, или исключить функции, которые напрямую связаны.

Возьмем, к примеру, случай прогнозирования рецидивов. Чтобы предсказать, кто вернется в тюрьму, нам нужны не только функции, которые сигнализируют о склонности человека к совершению преступления, но также функции, которые фиксируют полицейские и судебные процессы в отношении тех, кто может быть арестован и осужден за преступление.Например, концепция «обычных преступлений» Судноу отражает то, как повседневная работа обвинения определяет порядок обработки определенных видов дел от определенных категорий обвиняемых, в частности, кто получает какие соглашения о признании вины и рекомендуется ли тюремное заключение (Sudnow, 1965). Отсутствие признаков, отражающих как совершение преступления, так и осуждение по уголовному делу, дает плохо определенную модель, которая хорошо работает.

Автоматизированный причинно-следственный вывод в масштабе — это еще не достигнутый святой Грааль в машинном обучении.Таким образом, без теории мы не можем перечислить, какие функции мы должны включить, а какие исключить. Предварительное определение теоретической модели — единственный способ перечислить, какие функции мы должны сгенерировать (Rohrer, 2018; Pearl, 2019). Построение теоретических моделей позволяет нам определить, какие функции следует включить, и если они будут сочтены важными для модели, что они могут означать. Более конкретно, Уоллах (2018) утверждает, что мы всегда должны информировать наш выбор характеристик и понимание проблемы, имея в виду причинно-следственные модели, основанные на теории.

Этот аргумент, конечно, противоречит утверждениям о «безликих» моделях, как многие утверждают, что модели глубокого обучения. Например, если раньше нам, возможно, требовалось предоставить модель для распознавания именованных сущностей с тегами части речи для каждого входного слова, современные архитектуры глубокого обучения не требуют этого этапа разработки функции (Goldberg, 2016). Однако даже с такими моделями мы все еще принимаем неявные решения о наших функциях, например, решая, использовать ли слова или символы в качестве входных данных для модели (Devlin et al., 2018). Кроме того, представляющие интерес причинные процессы часто выходят за рамки решений о том, использовать ли слова или символы. Например, независимо от того, какую глубокую модель НЛП мы выбираем для моделирования языка человека, выбор слов часто определяется более сложными для восприятия переменными, такими как возраст и пол (Schwartz et al., 2013).

3,5. Аннотация

Часто мы не можем идентифицировать какую-то критическую функцию, которую мы хотим смоделировать из наших данных. Например, Twitter не предоставляет данные о поле или религиозной принадлежности своих пользователей.В таких случаях мы часто просим людей, будь то мы сами или другие, просмотреть данные и вручную определить интересующий объект.

При аннотировании данных основная цель — обеспечить согласие аннотаторов. Из-за шума и внутренних различий между людьми разные люди смотрят на одни и те же данные и придумывают разные ярлыки. Наш интерес, особенно при поиске некоторой объективной основной истины, состоит в том, чтобы, несмотря на эти различия, мы могли идентифицировать некоторое аннотированное значение, с которым примерно согласны большинство аннотаторов.Ученые в области социальных наук давно установили статистические критерии согласия в аннотациях (Krippendorff, 2004), которые легко используются в конвейере машинного обучения. Однако исследователи машинного обучения также разными способами пытались добиться согласия (Snow et al., 2008). Эти технические усилия по увеличению согласованности в значительной степени полагаются либо на попытку найти лучших аннотаторов (т.е. тех, которые чаще всего соглашаются с другими (Ipeirotis et al., 2010)], либо на поиск лучших схем агрегации (Raykar et al., 2010; Passonneau and Carpenter, 2014), или просто увеличив объем помеченных данных (Snow et al., 2008).

Однако в основе многих разногласий между аннотаторами лежит то, что конструкции, которые мы пытаемся аннотировать, часто трудно определить. Например, Джозеф и др. (2016) построили классификатор для определения социальной идентичности в твитах, концепция, которая, как известно, различается по своему значению в социальных науках. Таким образом, даже эксперты расходятся во мнениях относительно того, что именно представляет собой социальная идентичность.Неудивительно, что Джозеф и др. обнаружили, что аннотаторы, не являющиеся экспертами, предоставляют ненадежные аннотации даже после периода обсуждения. Аннотации языка ненависти столкнулись с аналогичной борьбой, с ограниченным соглашением между аннотаторами (Davidson et al., 2017) и со значительными различиями между аннотаторами с разной демографией (Waseem, 2016).

В таких случаях, когда сложно определить конструкцию, технические решения, такие как добавление дополнительных аннотаторов или выполнение различных схем агрегирования, вряд ли улучшат согласие.Это связано с тем, что, как и в случае с определением результата, технические решения не могут решить фундаментальную проблему — определение самой конструкции. Другими словами, технические решения не могут быть использованы для ответа на вопросы «что такое социальная идентичность?» Или «что такое язык вражды?» Вместо этого мы должны полагаться на теорию, чтобы дать определение. Например, теория контроля аффекта в социологии фокусируется не на общей идее социальной идентичности, а скорее на «ярлыках культурной идентичности», определяемых как «(1) ролевые идентичности, указывающие на позиции в социальной структуре, (2) социальные идентичности. указывает на членство в группах, и (3) членство в категории, которое происходит в результате идентификации с некоторой характеристикой, чертой или атрибутом »(Smith-Lovin, 2007, p.110). Используя это определение и аннотации теоретиков Affect Control, Джозеф и др. (2016) отметили значительное повышение качества аннотаций.

Аннотации, особенно со сложными явлениями, такими как идентичность, язык вражды или фальшивые новости (Grinberg et al., 2019), поэтому требуют начала с теории конструкции, которую мы хотим измерить, и ее пересечения с субъективными процессами наших аннотаторов. Еще один инструмент, который стоит отметить для решения этой задачи, который разработали социологи, — это когнитивное интервью (Битти и Уиллис, 2007).Когнитивное собеседование включает в себя беседу с потенциальными аннотаторами о том, как они думают о конструкции, ее потенциальных метках, о том, как они будут идентифицировать эти метки, а затем заставить их фактически попытаться применить нашу задачу к некоторым тестовым данным. Хотя это похоже на идею пилотной задачи аннотации, с которой, вероятно, знакомы исследователи машинного обучения, когнитивное интервью определяет конкретные способы применения теории до, во время и после пилотного проекта, чтобы помочь сформировать определение конструкции.Наконец, хотя это и выходит за рамки настоящей работы, также важно, чтобы аннотации следовали лучшим методологическим практикам анализа структурированного контента в социальных науках (Geiger et al., 2019).

3,6. Модель Конструкция

При построении модели машинного обучения для социальных данных наша цель — предсказать, описать и / или объяснить какое-то социальное явление. Наша задача, таким образом, состоит в том, чтобы определить модель, которая наилучшим образом достигает этой цели, в соответствии с определением наилучшего. Наша задача — определить, какой из множества подходов к моделированию (например,g., глубокая нейронная сеть против случайного леса), которую мы можем взять, и какую конкретную модель (ы) (например, какую архитектуру модели с какими гиперпараметрами) в этом широком массиве мы будем использовать для анализа.

Иногда бывает сложно выбрать, какую модель использовать для данного анализа. Рассмотрим, например, цель понимания тем в корпусе текста. Ранняя работа по тематическому моделированию Blei et al. (2003), был процитирован более 28000 раз. Многие из этих цитат взяты из расширений исходной модели.Например, существуют тематические модели для включения характеристик автора (Rosen-Zvi et al., 2004), характеристик автора и настроения (Mukherjee, 2014), сообщества авторов (Liu et al., 2009), которые имеют дело конкретно с коротким текстом ( Yan et al., 2013), которые включают нейронные вложения слов (Card et al., 2017) и подчеркивают разреженность (Eisenstein et al., 2011). Как построить модель, которая лучше всего подходит для нашего анализа?

O’Connor et al. (2011) описывают такой выбор моделирования как происходящий по двум осям — вычислительная сложность и предположения предметной области.Вычислительная сложность используется в широком смысле, чтобы представить сложность вычислительного времени и «лошадиных сил». Допущения в предметной области варьируются от нескольких предположений, по сути предполагающих, что «модель научится всему», до случаев, когда мы явно моделируем теорию. Однако О’Коннор и др. оставьте открытым вопрос о том, где именно в этом пространстве, вероятно, окажется «правильная» модель для конкретной проблемы, или как определить правильные допущения в предметной области.

Вот где приходит теория. Определяя цель модели — предсказание, объяснение, описание и так далее; и обеспечивая четкие ожидания относительно предположений нашей предметной области, теория помогает нам ориентироваться в пространстве вычислений / предметной области.В контексте тематического моделирования Структурная тематическая модель (STM) (Roberts et al., 2013, 2014) обеспечивает общую основу для определения предположений нашей предметной области на основе факторов, которые, как мы ожидаем, будут важны для формирования тем, которые появляются в документ. Включая ковариаты в процесс моделирования, который, по нашему мнению, является релевантным, мы можем использовать теорию как для создания модели, которая «лучше соответствует данным», так и для получения результатов модели, которые мы можем использовать для непосредственного тестирования расширений нашей теории.Таким образом, правильная модель определяется теорией. Например, Фаррелл (2016) использует теории поляризации посредством «противоположных кампаний», которые исходят от хорошо финансируемых организаций, для определения конкретного экземпляра Структурной тематической модели, которую они используют для изучения того, как возникла поляризация по теме изменения климата.

Таким образом, STM полезен тем, что, учитывая установленный набор общих предположений моделирования и определенный уровень вычислительной сложности, мы можем использовать теорию для определения конкретной модели, которую мы строим.Аналогичные усилия были предприняты и в других областях анализа текста. Например, Hovy и Fornaciari (2018) используют концепцию гомофилии, согласно которой люди со схожим социальным статусом используют схожий язык, чтобы модернизировать свою модель встраивания слов. Это обусловленное теорией изменение позволило модели использовать новую информацию, в результате чего модель стала более производительной. Таким образом, использование теории для управления моделями обработки естественного языка может служить планом для применения теории в других областях социальных данных.

4. Теория окончена

Машинное обучение традиционно ориентировано на максимальное повышение эффективности прогнозирования. Это означает, что первые результаты, представленные в статьях по машинному обучению, например в «Таблице 1», часто представляют собой отчет о прогностической эффективности модели по сравнению с некоторыми базовыми показателями. Однако ученых все больше интересуют другие аспекты результатов моделирования, такие как интерпретируемость и справедливость. В прикладных исследованиях ученым важно продемонстрировать, что их модель помогает нам понять данные и объясняет, почему делаются те или иные прогнозы.Эти новые требования к выпуску моделей машинного обучения создают проблемы, для которых были предложены технические решения. В этом разделе мы утверждаем, что этого технического новшества недостаточно. Мы должны использовать соответствующие социальные теории, если мы хотим использовать наши модели для изучения социального мира.

4.1. Интерпретируемость, объяснимость и построение теории

Мало кто критиковал модели машинного обучения больше, чем обвинение в том, что они не поддаются интерпретации.Хотя конкретное определение интерпретируемости было неуловимым (Lipton, 2016), общая критика заключалась в том, что модели машинного обучения часто являются «черными ящиками», выполняющими сложные и ненаблюдаемые процедуры, дающие результаты, которым мы должны доверять и использовать. Пытаясь открыть черный ящик и объяснить наши модели, три различных вопроса часто рассматриваются как взаимозаменяемые:

Чему научилась модель и насколько хорошо она усвоила? Имеется в виду, что для конкретных входных данных, как модель преобразует их в выходные данные и насколько точно эти выходные данные соответствуют тому, что мы ожидаем? Мы называем это вопросом интерпретируемости .

Почему модель узнала об этом? Что такого в (социальном) мире привело к тому, что модель изучила эти конкретные отношения между входами и выходами? Мы будем называть это вопросом объяснимости .

Что мы узнали о мире с помощью этой модели? Какие новые знания о социальном мире можно почерпнуть из результатов нашей модели? Мы называем это вопросом построения теории .

Интерпретируемость, объяснимость и построение теории сливаются воедино в технических решениях, которые были разработаны, чтобы открыть черный ящик. Например, механизмы, вызывающие разреженность, такие как регуляризация (Friedman et al., 2009) и внимание (в нейронных сетях; Vaswani et al., 2017), повышают интерпретируемость, сводя к минимуму количество проверяемых параметров. В свою очередь, эти технические решения помогают нам объяснить, как параметры соотносятся с процессом генерации данных (Загоруйко, Комодакис, 2016).Мы также используем моделирование на основе моделей, настраивая входные данные, чтобы показать, как они производят различные результаты (Ribeiro et al., 2016), и примеры состязательности, которые обманывают модель, чтобы исследовать ее производительность (интерпретируемость) и пределы ее понимания мира (теория- здание) (Wallace et al., 2019).

Однако, хотя есть много методологических совпадений; Интерпретация, объяснение и построение теории — это разные исследовательские вопросы, требующие различного использования социальных теорий.

При интерпретации моделей социальная теория позволяет нам выйти за рамки технического вопроса , как смотреть на модель, до , что смотреть на .Чтобы выбрать, какие части модели визуализировать, нам необходимо иметь заранее определенные ожидания относительно того, как должна работать модель , , и что должен делать , , основываясь на теориях о том, как явление, которое мы изучаем. представлен в наших данных. Например, социальная теория, такая как модель расы Сена и Вазоу как «связка палочек» (Sen and Wasow, 2016), говорит нам, что раса состоит из множества различных измерений, помимо цвета кожи. Например, расовые предубеждения, обусловленные тоном кожи, называемые «колоризмом», отличаются от расовых предубеждений, обусловленных такими культурными кодами, как акцент и прическа (Todorov et al., 2008). Следовательно, если мы хотим понять, как раса представлена ​​в модели компьютерного зрения, мы должны обратить внимание на различные измерения, по которым построена раса. Это может помочь различить, например, являются ли смещения в модели следствием культурных норм, заложенных в популяции, составляющей обучающие данные, или недостаточного представления людей с определенными оттенками кожи в обучающих данных (или и тем, и другим) (Benthall and Haynes , 2019; Hanna et al., 2019).

Хорошим примером того, как теория может использоваться для руководства интерпретацией, является работа Bamman et al.(2014), которые выделяют образы литературных персонажей. Они подтверждают свою модель, проверяя конкретные параметры на соответствие ряду гипотез, основанных на теории. Эти гипотезы, выведенные из теории стилей письма авторов в течение периода исследования, приняли форму «символ X больше похож на символ Y, чем X или Y на персонажа-отвлекающего персонажа Z». Хорошими моделями были те, которые точно предсказывали теоретические сходства персонажей.

Часто мы опираемся на нашу интерпретацию поведения модели и разрабатываем объяснение того, почему модель сделала то, что она сделала, на основе этой интерпретации.Это часто служит объяснением того, что делала модель, и попыткой построить новую теорию. Однако, когда мы строим объяснения, основанные только на модели поведения, мы рискуем разработать народную теорию (d’Andrade, 1995). Народная теория предполагает опору на общее понимание, чтобы «прочитать чайные листья» (Chang et al., 2009), характеризуя человеческое поведение как просто «имеющее смысл». Однако это опасно (Kerr, 1998). Модели всегда будут выводить или , и некоторые модели всегда будут превосходить другие по некоторым показателям.Построение теории только на основе результатов модели часто служит укреплению мифов и предубеждений.

Для того, чтобы наши объяснения способствовали более широкому пониманию социального мира, нам необходимо не только найти правильное объяснение для каждой модели, но также интегрировать многие модели и объяснения в связное описание мира. Работа Нельсона по развитию феминизма второй волны — яркий тому пример. Она использовала социальные сети и теорию феминизма для создания различных моделей на основе машинного обучения для структуры феминистских сообществ в Нью-Йорке и Чикаго.Затем она сравнила структуры социальных сетей и сетей идей, чтобы показать, что идеи, центральные для феминистского сообщества в Нью-Йорке, больше соответствовали тому, что мы сегодня понимаем как феминизм «второй волны», и что их сообщество было более тесно связано, чем сообщество в Чикаго. . Она утверждает, что эта плотная взаимосвязь позволила феминисткам в Нью-Йорке определить повестку дня феминизма в 1960-х и 1970-х годах.

Работа Нельсона и Баммана и др. Также дает представление о том, как машинное обучение может помочь нам пересмотреть старую или построить новую теорию с учетом эмпирических результатов модели машинного обучения.Их работа говорит нам, что для этого необходимо сначала признать существующие теоретические рамки, которые использовались для характеристики проблемы. Следуя их работе, один из способов сделать это — использовать эти теории для создания гипотез о том, как могут выглядеть эмпирические результаты, и предоставить альтернативные гипотезы о том, как результаты могут выглядеть, если новая или пересмотренная теория была верной.

Другой способ сделать это — построить модель машинного обучения, которая соответствует теоретической модели, а затем показать, что добавление дополнительных компонентов к модели, вдохновленное новой или пересмотренной теорией, улучшает производительность этой модели.Например, Джозеф и др. (2017b) показывают, что модели стереотипов, разработанной в Теории контроля над аффектами (Heise, 2007), может оказаться недостаточно, если включить дополнительные компоненты модели, основанные на когнитивных теориях стереотипов, основанных на параллельных моделях удовлетворения ограничений (Kunda and Thagard, 1996).

4.2. Обобщаемость

Обобщаемость относится к цели понимания того, насколько хорошо результаты применимы к случаям, которые не были протестированы. Например, если мы разработаем модель для прогнозирования безработицы с использованием данных мобильных телефонов в Европе (Toole et al., 2015), анализ обобщаемости может включать оценку того, будет ли тот же подход работать в Алжире, Канаде или Мексике или с другими видами данных, такими как поиск в Интернете или данные о транзите.

В машинном обучении обобщаемость часто технически решается путем повторного применения той же методологии к другим данным, чтобы увидеть, работает ли она аналогично исходной. Например, возможность обобщения тематической модели может быть проверена путем применения подобранной модели к различным типам данных.Мы также проверяем возможность обобщения конкретного аналитического подхода, повторно применяя его в различных областях. Например, Лукас и др. (2015) использовали машинный перевод на нескольких языках, чтобы изучить, были ли политики в разных странах основаны на одних и тех же проблемах, обсуждаемых одинаково. Наконец, в последнее время были предприняты усилия по обучению модели, которая изучает представления некоторых универсальных входных данных, которые затем можно настроить для применения к множеству проблем. Например, ResNet (Szegedy et al., 2017) и BERT (Devlin et al., 2018) изучают общие представления изображений и предложений, соответственно, и затем могут быть настроены для различных задач классификации.

Хотя эти технические решения могут сделать отдельные модели более универсальными, они не могут помочь нам установить, почему результат для одного набора данных может быть обобщен (или нет) для других. Для этого нам нужны теории, которые говорят нам, какие сходства и различия являются существенными. Туфекчи (2014) подчеркивает это, утверждая, что мы не можем рассматривать одну онлайн-платформу (т.е., Twitter) в качестве замены для всех остальных — в качестве модельного организма для общества. Правила платформы, социальная динамика и численность населения, которые делают Twitter привлекательным для пользователей, также в корне отличают его от таких сервисов, как Facebook, Instagram и WhatsApp. Например, теории гомофилии предполагают, что на любой платформе люди будут общаться с такими же людьми, как они. Тем не менее, общие черты, на которых мы строим связи, зависят от самой платформы. Наши друзья, коллеги и общественные деятели находятся в Твиттере, а наша семья — в Фейсбуке.Следуя теории представления себя Гоффманом, эти различия в аудитории заставляют людей вести себя по-разному на разных платформах (Goffman, 1959).

Конечно, идеального набора данных не существует, и наука должна иметь возможность продолжать работу, несмотря на это. Социальную теорию можно использовать в продвижении вперед не как способ найти точные данные, а как способ разработки парадигм для понимания конкретных сильных и слабых сторон различных типов данных, таких как данные из разных платформ социальных сетей, и того, как модели могут быть настроенным, чтобы обобщать за пределами несовершенных данных, на которых они были обучены.

4.3. Экономия

Экономия относится к цели построения модели с наименьшим возможным количеством параметров при максимальной производительности. Модели машинного обучения выигрывают от экономии, поскольку они уменьшают сложность и стоимость, ограничивают опасность переобучения и упрощают визуализацию (Hastie et al., 2009).

Существует множество технических подходов к построению экономных моделей. Например, мы можем использовать регуляризацию, темы или факторинг, чтобы уменьшить размерность функции.В случае нейронных сетей мы также используем такие методы, как выпадение (Gal and Ghahramani, 2016) или пакетная нормализация (Ioffe and Szegedy, 2015).

Однако у этих технических подходов есть три общих недостатка. Во-первых, поскольку многие функции коррелированы друг с другом и с результатом, эти подходы часто произвольно выбирают одни коррелированные функции, а не другие. Этот произвольный выбор может затруднить различие между действительно нерелевантными функциями и теми, которые просто коррелируют с другими релевантными функциями.Во-вторых, решения о том, когда модель является «достаточно экономной», в значительной степени зависят от эвристических сравнений между производительностью модели на данных обучения и проверки [например, «правило 1-стандартной ошибки», используемое в популярном пакете glmnet в R (Фридман и др., 2009)]. Наконец, стандартное предположение машинного обучения о том, что нам нужно много функций, может быть неверным даже при относительно низких значениях. В задачах социальных наук часто бывает так, что небольшой набор переменных может легко объяснить большую часть дисперсии.Регуляризатор может выбрать 1000 функций из 10 000, в то время как лучшей модели может потребоваться только 50.

Социальная теория предлагает решение этих проблем, помогая нам определять небольшие наборы или «корзины» переменных, которые, как мы ожидаем, объясняют большую часть дисперсии в результате. Теории указывают нам направление наиболее важных переменных. Вместо того, чтобы начинать с множества функций и пытаться отсеять нерелевантные, мы можем использовать теорию для создания базового уровня предсказуемости, на основе которого мы можем оценить, обеспечивают ли дополнительные функции дополнительную производительность.Точно так же, поскольку теория предоставляет нам функции, которые, как мы ожидаем, будут важными, мы можем выявить случаи, когда регуляризация удаляет важные, стабильные предикторы из-за корреляции между переменными.

Было показано, что идея выявления экономных, теоретически обоснованных базовых моделей для сравнения хорошо работает на практике. Теории сетевой центральности и гомофильности оказались надежными предсказателями для множества задач. Например, в своем исследовании каскадов Twitter Goel et al.(2015) показывают, что простая модель, учитывающая только популярность пользователя, является чрезвычайно надежной базой для прогнозирования размера каскада ретвитов. Эти идеи согласуются с теориями достоверности источников (Hovland and Weiss, 1951) и распространения информации (Marsden and Friedkin, 1993).

Попытки раздвинуть границы предсказуемости послужили основой для развития более формальной социальной теории пределов предсказуемости социальных систем (Hofman et al., 2017), что может еще больше расширить нашу способность оценивать степень экономии, ожидаемой для конкретных проблем. .Например, в задаче «Хрупкие семьи» лучшие материалы с использованием тысяч переменных и различных моделей не очень хорошо предсказывали жизненные результаты, такие как средний балл успеваемости, материальные трудности и упорство, и были лишь незначительно лучше, чем базовые модели с использованием только четырех переменных (Salganik et al. др., 2020). Рассматривая дальнейшую экономию, нам необходимо лучше понимать случаи, когда инструменты машинного обучения существенно дополняют нашу модель мира за пределами существующей теории.

4.4. Справедливость

Как в популярных средствах массовой информации (Li, 2019), так и в академической литературе (Mitchell et al., 2018) значительное внимание было обращено на вопрос о том, как модели машинного обучения могут привести к усилению дискриминации или несправедливости по отношению к определенным социальным группам. . Основная часть работы по обеспечению справедливости была сосредоточена на том, чтобы сделать входные данные более репрезентативными или модифицировать существующие модели для обеспечения справедливых результатов (Kamishima et al., 2011; Kearns et al., 2017). Ученые также недавно сосредоточились на разработке показателей, которые учитывают такие социологически значимые явления, как интерсекциональность (Foulds and Pan, 2018), на компромиссах между существующими показателями (Kleinberg, 2018) и на лучшем понимании причинных допущений различных показателей (Glymour и Herington, 2019) среди других задач.

Однако, как утверждается в ряде недавних работ, существуют важные сложности при техническом определении справедливости (Crawford, 2016; Barocas et al., 2017; Green, 2018; Selbst et al., 2018; Hoffmann, 2019; Mitchell et al. ., 2020). Во-первых, у разных людей разные взгляды на то, что справедливо. Во-вторых, взгляды власть имущих — это те взгляды, которые будут использоваться с наибольшей вероятностью. В-третьих, модели возникают из обширного и сложного социотехнического ландшафта, где дискриминация возникает во многих других местах, помимо самих моделей.Наконец, «справедливость» может быть неправильной метрикой для количественной оценки вреда алгоритмов. Один из выводов заключался в том, что справедливый алгоритм не может исправить дискриминационный процесс. Например, алгоритмы прогнозирования рецидивов почти наверняка будут использоваться дискриминационным образом, независимо от того, являются ли сами модели справедливыми (Green, 2018). Нам нужна социальная теория, например теория критических рас (Hanna et al., 2019), чтобы лучше понять социальные процессы, в которые встроены эти алгоритмы и данные, на которых они основаны.Как утверждается в этой предыдущей работе, социальная теория позволяет нам отличать дискриминацию, вызванную алгоритмом, от дискриминации, происходящей в самой социальной системе.

Возможно, не менее важно, что теория также может помочь нам понять последствий несправедливых и / или предвзятых алгоритмов. Возьмем, к примеру, недавнюю работу, показывающую, что алгоритмы поиска возвращают стереотипные изображения пола и расы для различных профессий (Kay et al., 2015). Социально-психологические теории, например, Гипотеза блеска (Bian et al., 2017), уделяя особое внимание репрезентации, подчеркивают, что с раннего возраста мы усваиваем представления о занятиях и навыках, которые заставляют нас сдвигаться в сторону тех, которые стереотипны по отношению к нашему собственному предполагаемому полу. Таким образом, хотя технические решения могут помочь нам выявить такие проблемы, они не могут объяснить влияние этих предубеждений и, следовательно, почему их следует решать и как.

Наконец, социальная теория помогает определить, как несправедливое машинное обучение влияет на наши знания о мире.Предвзятые алгоритмы, например те, которые определяют пол и расу для демографических сравнений (Jung et al., 2017), могут искажать результаты научных исследований. Теория точки зрения и другие критические эпистемологические теории показали, как тот, кто занимается наукой и чьи данные используются для какого анализа, влияет на то, что мы знаем о социальном мире (Haraway, 1988; Harding, 2004). Мы не хотим копировать модели исключения и стигматизации, обнаруженные в истории медицины (Martin, 1991), психологии (Foucault, 1990) и социологии (Zuberi and Bonilla-Silva, 2008), отбрасывая данные о маргинализированных людях. только изучают маргинальных людей как Других или не позволяют маргинальным людям говорить за себя о своих данных.

Недавно аналогичная критика была сделана Джейкобсом и Уоллахом (2019). Они утверждают, что теория измерения, особая область социальной теории, занимающаяся обоснованностью и надежностью различных способов измерения социальных построений, может предоставить конкретный и полезный язык, с помощью которого можно оценить различные определения справедливости и влияние алгоритмов. Их работа представляет собой важный пример того, как социальную теорию можно использовать для привнесения старых социально-теоретических взглядов в область текущих исследований в области машинного обучения социальных данных.

5. Заключение

Сочетание методов машинного обучения и больших социальных данных предлагает нам потрясающий набор научных возможностей. Однако работа в этой области слишком часто отдает предпочтение моделям машинного обучения, которые работают лучше, чем моделям, основанным на более глубоком понимании изучаемого общества. В лучшем случае этот компромисс ставит нас перед опасностью продвижения только информатики, а не информатики и социальных наук. В худшем случае эти усилия подталкивают использование машинного обучения для социальных данных к псевдонауке, где используются незаконно присвоенные алгоритмы для принятия дискриминационных решений и выдвигаются необоснованные социальные научные утверждения.

Однако, как показывают многочисленные положительные примеры, которые мы здесь выделили, машинное обучение и большие социальные данные могут использоваться для проведения важных новаторских исследований. Для этого в приведенных нами примерах социальная теория встроена в каждый этап конвейера машинного обучения. Эти работы не отбирают какую-то одну теорию постфактум, чтобы поддержать свои утверждения. Вместо этого они используют несколько потенциально конкурирующих теорий на каждом этапе конвейера, чтобы оправдать свои входные данные и помочь подтвердить свои результаты.Используя или, по крайней мере, признавая конкурирующие теории, мы можем выяснить, где существуют разногласия и, следовательно, какие технические компромиссы являются наиболее важными.

Положительные примеры, которые мы выделяем, наш обзор отрицательных примеров и связанные с ними работы, которые мы проводим, открывают путь для научно обоснованного и этичного применения машинного обучения к социальным данным. Но наши усилия должны выходить за рамки того, как мы проводим исследования, к тем, как мы их анализируем, потребляем и поощряем как исследовательское сообщество.Как рецензенты, например, мы должны спросить себя, оправдана ли работа, которую мы рассматриваем, не только статистической теорией, но также и социальной теорией. И как сообщество, мы должны найти способы показывать и продвигать статьи, которые могут не иметь самой яркой «Таблицы 1», но которые обеспечивают тщательное и хорошо обоснованное социологическое исследование.

Машинное обучение может и должно стать важной частью социальных наук. Решение не обязательно требует, чтобы компьютерный ученый «пошел искать социолога» или наоборот.Уже есть богатство знаний, из которых можно извлечь, и мы не должны позволять себе или другим избегать вникать в них просто потому, что они «не в нашей сфере». Для тех, кто не знает, с чего начать, мы надеемся, что эта статья станет руководством для каждого, как использовать эти знания для решения конкретных вопросов исследования. Точно так же социальные науки должны становиться все более важной частью машинного обучения. Безусловно, определенные проблемы, с которыми сталкивается машинное обучение, являются вычислительными проблемами (например, как эффективно выполнять выборку из сложного распределения), для решения которых социальная теория будет мало пригодна.Но, внедряя социальную теорию в свою работу, исследователям машинного обучения не нужно отказываться от производительности модели как конечной цели; мы утверждали, что вместо этого теория может помочь направить путь к еще более совершенным моделям и прогнозным характеристикам.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

кДж было поддержано грантом NSF, IIS-1939579.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы очень ценим помощь Лауры Нельсон, Селесты Кампос-Касильо, Стефа Шустера, Атри Рудры, Эмиля ван Мильтенбурга и Дэвида Лазера, которые предоставили неоценимые отзывы о более ранних версиях этой работы. Тем не менее, эти люди, конечно, не несут ответственности за текущий контент, все проблемы, ошибки и упущения являются виной только авторов.

Сноски

Список литературы

Эбботт А. (1995). Анализ последовательности: новые методы для старых идей. Annu. Rev. Sociol . 21, 93–113. DOI: 10.1146 / annurev.so.21.080195.000521

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бамман Д., Андервуд Т. и Смит Н. А. (2014). «Байесовская модель со смешанными эффектами литературного персонажа», в материалах Труды 52-го ежегодного собрания Ассоциации компьютерной лингвистики (ACL’14). (Балтимор, Мэриленд).DOI: 10.3115 / v1 / P14-1035

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауэр, С., Нолас, А., Сигда, Д., Кларк, С., и Масколо, К. (2012). «Говорящие места: моделирование и анализ лингвистического контента в foursquare», в Privacy, Security, Risk and Trust (PASSAT), 2012 International Conference on and 2012 International Confernece on Social Computing (SocialCom) (Amsterdam), 348–357. DOI: 10.1109 / SocialCom-PASSAT.2012.107

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Битти, П.К. и Уиллис Г. Б. (2007). Синтез исследования: практика когнитивного интервьюирования. Общественное мнение. Вопрос . 71, 287–311. DOI: 10.1093 / poq / nfm006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бошам, Н. (2017). Прогнозирование и интерполяция опросов на уровне штата с использованием текстовых данных Twitter. Am. J. Полит. Sci . 61, 490–503. DOI: 10.1111 / ajps.12274

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бентхолл, С., Хейнс, Б. Д. (2019). «Расовые категории в машинном обучении», в Proceedings of the Conference on Fairness, Accountability and Transparency (New York, NY: ACM), 289–298.DOI: 10.1145 / 3287560.3287575

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биан, Л., Лесли, С.-Дж., и Симпиан, А. (2017). Гендерные стереотипы об интеллектуальных способностях возникают рано и влияют на интересы детей. Наука 355, 389–391. DOI: 10.1126 / science.aah6524

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блей Д. М., Нг А. Ю. и Джордан М. И. (2003). Скрытое размещение дирихле. J. Mach. Учиться. Res .3, 993–1022. DOI: 10.1162 / jmlr.2003.3.4-5.993

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блоджетт, С. Л., Грин, Л., и О’Коннор, Б. (2016). «Демографические диалектные вариации в социальных сетях: пример афроамериканского английского», в материалах Proceedings of the 2016 Conference on Empirical Methods in Natural Language Processing (Копенгаген). DOI: 10.18653 / v1 / D16-1120

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болукбаси, Т., Чанг, К.-В., Цзоу, Дж.Ю., Салиграма, В., Калаи, А. Т. (2016). «Мужчина для программиста, как женщина для домохозяйки? устранение искажений встраивания слов », в Advances in Neural Information Processing Systems (Barcelona), 4349–4357.

Google Scholar

Кард, Д., Тан, К., и Смит, Н. А. (2017). Нейронная структура для обобщенных тематических моделей. arXiv 1705.09296.

Google Scholar

Чанг, Дж., Бойд-Грабер, Дж. Л., Герриш, С., Ван, К., и Блей, Д.М. (2009). Чтение чайных листьев: как люди интерпретируют тематические модели. NIPS Proc . 22, 288–296. Доступно в Интернете по адресу: http://dl.acm.org/citation.cfm?id=2984093.2984126

Google Scholar

Коэн, Р., Рутс, Д. (2013). «Классифицировать политическую ориентацию в Твиттере: это непросто!» in Proceedings of the Seventh International AAAI Conference on Weblogs and Social Media (Cambridge, MA).

Google Scholar

Краншоу, Дж., Шварц, Р., Хонг, Дж. И., и Садех, Н. (2012). «Проект жизнеобеспечения: использование социальных сетей для понимания динамики города», Труды Шестой Международной конференции AAAI по блогам и социальным сетям, ICWSM ’12, (Дублин: AAAI).

Google Scholar

Кроуфорд, К. (2016). Может ли алгоритм быть агонистическим? Десять сцен из жизни в расчетливой публике. Sci. Technol. Гм. Значения 41, 77–92. DOI: 10.1177 / 0162243915589635

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кроуфорд, К., Доббе, Р., Теодора, Д., Фрид, Г., Грин, Б., Казюнас, Э. и др. (2019). AI Now Отчет за 2019 год , Институт AI Now.

Google Scholar

д’Андраде, Р. Г. (1995). Развитие когнитивной антропологии . Бостон, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9781139166645

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвидсон, Т., Вармсли, Д., Мэйси, М., и Вебер, И. (2017). «Автоматическое обнаружение языка вражды и проблема ненормативной лексики», , Одиннадцатая Международная конференция AAAI по Интернету и социальным сетям, (Монреаль, Квебек).

Google Scholar

Девлин, Дж., Чанг, М.-В., Ли, К., и Тутанова, К. (2018). Берт: предварительная подготовка глубоких двунаправленных преобразователей для понимания языка. arXiv 1810.04805.

Google Scholar

Доэрти, К. (2017). Ключевые выводы о растущем партийном разделении американцев по поводу политических ценностей . Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательский центр Пью.

Google Scholar

Эйзенштейн, Дж., Ахмед, А., Син, Э. П.(2011). «Редкие аддитивные генеративные модели текста», в Труды 28-й Международной конференции по машинному обучению (ICML-11), (Белвью, Вашингтон), 1041–1048.

Google Scholar

Флорини, С. (2014). Твиты, твиты и озвучивание общения и культурных мероприятий в «черном твиттере». Televis. Новые медиа 15, 223–237. DOI: 10.1177 / 1527476413480247

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фуко, М. (1990). История сексуальности: введение .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Винтаж.

Google Scholar

Фулдс, Дж., И Пан, С. (2018). Интерсекциональное определение справедливости. arXiv 1807.08362.

Google Scholar

Гал, Ю., и Гахрамани, З. (2016). «Отказ как байесовское приближение: представление неопределенности модели в глубоком обучении», Международная конференция по машинному обучению (Нью-Йорк, Нью-Йорк), 1050–1059.

Google Scholar

Гейгер Р.С., Ю.К., Ян, Ю., Дай, М., Цю, Дж., Тан, Р., и др. (2019). Мусор на входе, мусор на выходе? Сообщают ли документы о применении машинного обучения в социальных сетях, откуда берутся данные обучения, помеченные людьми? arXiv 1912.08320.

Google Scholar

Генцков М., Шапиро Дж. И Тэдди М. (2016). Измерение поляризации в данных большой размерности: метод и применение к выступлению в Конгрессе . Технический отчет, eSocialSciences. DOI: 10.3386 / w22423

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глимур, Б., и Херингтон, Дж. (2019). «Измерение значимых предубеждений: этические и случайные основы для измерения справедливости алгоритмов», в материалах Proceedings of the Conference on Fairness, Accountability and Transparency, FAT * ’19 (New York, NY: ACM), 269– 278. DOI: 10.1145 / 3287560.3287573

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гоэль С., Андерсон А., Хофман Дж. И Уоттс Д. Дж. (2015). Структурная вирусность онлайн-распространения. Manag. Sci . 62, 180–196.DOI: 10.1287 / mnsc.2015.2158

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гоффман Э. (1959). Представление себя в повседневной жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: якорь.

Google Scholar

Гольдберг, Ю. (2016). Учебник по моделям нейронных сетей для обработки естественного языка. J. Artif. Intell. Res . 57, 345–420. DOI: 10.1613 / jair.4992

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грин, Б. (2018). «Справедливая» оценка рисков: ненадежный подход к реформе уголовного правосудия », , 5-й семинар по справедливости, подотчетности и прозрачности в машинном обучении (Стокгольм).

Google Scholar

Гринберг, Н., Джозеф, К., Фридланд, Л., Свайр-Томпсон, Б., и Лазер, Д. (2019). Фейковые новости в Твиттере во время президентских выборов в США в 2016 году. Наука 363, 374–378. DOI: 10.1126 / science.aau2706

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hacking, I. (1986). Придумывать людей . Пало-Альто, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Google Scholar

Ханна, А., Дентон, Э., Смарт А. и Смит-Лауд Дж. (2019). К методологии критической гонки в алгоритмической справедливости. arXiv 1912.03593.

Google Scholar

Харауэй, Д. (1988). Установленные знания: научный вопрос в феминизме и привилегия частичной перспективы. Femin. Шпилька . 14, 575–599. DOI: 10.2307 / 3178066

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хардинг, С. Г. (2004). Читатель теории феминистской точки зрения: интеллектуальные и политические споры .Лондон, Великобритания: Psychology Press.

Google Scholar

Хасти Т., Тибширани Р. и Фридман Дж. (2009). Элементы статистического обучения: интеллектуальный анализ данных, вывод и прогнозирование . Берлин: Springer Science & Business Media.

Google Scholar

Heise, D. R. (2007). Выразительный заказ . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Google Scholar

Хипп, Дж. Р., Фарис, Р. В., и Бессен, А. (2012). Измерение «соседства»: построение сетевых окрестностей. Soc. Сеть . 34, 128–140. DOI: 10.1016 / j.socnet.2011.05.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффманн, А. Л. (2019). Где справедливость терпит неудачу: на данных, алгоритмах и пределах антидискриминационного дискурса. Информ. Commun. Soc . 22, 900–915. DOI: 10.1080 / 1369118X.2019.1573912

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hovland, C. I., and Weiss, W. (1951). Влияние доверия к источнику на эффективность коммуникации. Общественное мнение. Вопрос . 15, 635–650. DOI: 10.1086 / 266350

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хови Д. и Форначари Т. (2018). «Повышение сходства в классе за счет модификации встраиваемых данных с использованием демографической информации», в материалах Proceedings of the 2018 Conference on Empirical Methods in Natural Language Processing (Брюссель: Ассоциация компьютерной лингвистики), 671–677. DOI: 10.18653 / v1 / D18-1070

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иоффе, С., и Сегеди, К. (2015). Пакетная нормализация: ускорение глубокого обучения сети за счет уменьшения внутреннего ковариатного сдвига. arXiv 1502.03167.

Google Scholar

Ипейротис, П. Г., Провост, Ф., Шэн, В., и Ван, Дж. (2010). Повторная маркировка с использованием нескольких зашумленных этикетировщиков . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: электронная библиотека SSRN.

Google Scholar

Джейкобс, А. З., Уоллах, Х. (2019). Оценка и справедливость .

Google Scholar

Джозеф, К., Фридланд, Л., Хоббс, В., Лазер, Д., Цур, О. (2017a). «ConStance: моделирование контекстов аннотаций для улучшения классификации позиций», в материалах Proceedings of the 2017 Conference on Empirical Methods in Natural Language Processing (Копенгаген: Ассоциация компьютерной лингвистики), 1115–1124. DOI: 10.18653 / v1 / D17-1116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джозеф К., Вэй В. и Карли К. М. (2016). «Изучение моделей использования идентичности в твитах: новая проблема, решение и тематическое исследование», в материалах Proceedings of the 25th International Conference on World Wide Web (Монреаль, Квебек: Руководящий комитет международных конференций World Wide Web), 401–412.DOI: 10.1145 / 2872427.2883027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джозеф К., Вэй В. и Карли К. М. (2017b). «Девочки правят, мальчики пускают слюни: извлечение смысловых и аффективных стереотипов из Twitter», на конференции 2017 ACM по совместной работе с компьютерной поддержкой (CSCW) (Сиэтл, Вашингтон). DOI: 10.1145 / 2998181.2998187

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юнг, С.-Г., Ан, Дж., Квак, Х., Салминен, Дж., И Янсен, Б. Дж. (2017). «Вывод демографических данных пользователей социальных сетей по фотографиям профилей: анализ лиц ++ для пользователей твиттера», Труды 17-й Международной конференции по электронному бизнесу (Дубай).

Google Scholar

Камишима Т., Акахо С. и Сакума Дж. (2011). «Обучение с учетом справедливости посредством подхода регуляризации», , 2011 IEEE 11-я Международная конференция по интеллектуальному анализу данных, семинары (Вашингтон, округ Колумбия: IEEE), 643–650. DOI: 10.1109 / ICDMW.2011.83

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кей М., Матушек К. и Мансон С. А. (2015). «Неравное представительство и гендерные стереотипы в результатах поиска изображений для профессий», в материалах Proceedings of the 33rd Annual ACM Conference on Human Factors in Computing Systems (Seoul: ACM), 3819–3828.DOI: 10.1145 / 2702123.2702520

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кирнс М., Нил С., Рот А. и Ву З. С. (2017). Предотвращение мошенничества в отношении честности: аудит и обучение справедливости в подгруппах. arXiv 1711.05144.

Google Scholar

Клейнберг, Дж. (2018). Неотъемлемые компромиссы в алгоритмической справедливости. ACM SIGMETRICS Perform. Eval. Ред. . 46:40. DOI: 10.1145 / 3219617.3219634

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Криппендорф, К.(2004). Надежность контент-анализа. Hum. Commun. Res . 30, 411–433. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2004.tb00738.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кунда, З., и Тагард, П. (1996). Формирование впечатлений на основе стереотипов, черт характера и поведения: теория удовлетворения параллельных ограничений. Psychol. Ред. . 103, 284–308. DOI: 10.1037 / 0033-295X.103.2.284

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсон, Дж., И Ангвин, Дж.(2016). Как мы проанализировали алгоритм рецидивов КОМПАС . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: ProPublica.

Google Scholar

Lazer, D., Pentland, A. S., Adamic, L., Aral, S., Barabasi, A. L., Brewer, D., et al. (2009). Вычислительная социология. Наука 323, 721. doi: 10.1126 / science.1167742

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лазер Д. и Рэдфорд Дж. (2017). Data ex machina: введение в большие данные. Annu.Rev. Sociol . 43, 19–39. DOI: 10.1146 / annurev-soc-060116-053457

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левендуски М. (2009). Партизанский вид: как либералы стали демократами, а консерваторы — республиканцами . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. DOI: 10.7208 / Чикаго / 9780226473673.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липтон, З. К. (2016). Мифы интерпретируемости моделей. arXiv 1606.03490.

Google Scholar

Лю Ю., Никулеску-Мизил А. и Грыц В. (2009). «Тема-ссылка LDA: совместные модели темы и сообщества авторов», в материалах Труды 26-й ежегодной международной конференции по машинному обучению (Монреаль, Квебек: ACM), 665–672. DOI: 10.1145 / 1553374.1553460

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лукас К., Нильсен Р. А., Робертс М. Э., Стюарт Б. М., Сторер А. и Тингли Д. (2015). Компьютерный анализ текста для сравнительной политики. Полит. Анал . 23, 254–277. DOI: 10.1093 / pan / mpu019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луи, М., и Болдуин, Т. (2012). «Langid.py: стандартный инструмент идентификации языков», в Proceedings of the ACL 2012 System Demonstrations (Остров Чеджу: Ассоциация компьютерной лингвистики), 25–30.

Google Scholar

Лундберг И., Нараянан А., Леви К. и Салганик М. Дж. (2019). Конфиденциальность, этика и доступ к данным: тематическое исследование проблемы уязвимых семей. Socius 5: 2378023118813023. DOI: 10.1177 / 2378023118813023

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марсден, П. В., и Фридкин, Н. Е. (1993). Сетевые исследования социального влияния. Sociol. Методы Рез. . 22, 127–151. DOI: 10.1177 / 004

93022001006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин, Э. (1991). Яйцеклетка и сперма: как наука построила роман, основанный на стереотипных мужских и женских ролях. Знаки J.Женский культ. Soc . 16, 485–501. DOI: 10.1086 / 494680

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейсон, Л. (2015). «Я неуважительно согласен»: различное влияние партизанской сортировки на социальную и проблемную поляризацию. Am. J. Полит. Sci . 59, 128–145. DOI: 10.1111 / ajps.12089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mitchell, M., Baker, D., Moorosi, N., Denton, E., Hutchinson, B., Hanna, A., et al. (2020). «Метрики разнообразия и инклюзивности при выборе подмножества», в Proceedings of the AAAI / ACM Conference on AI, Ethics, and Society (None), 117–123.DOI: 10.1145 / 3375627.3375832

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, С., Поташ, Э., и Барокас, С. (2018). Решения и справедливость на основе прогнозов: каталог вариантов, предположений и определений. arXiv 1811.07867.

Google Scholar

Мукерджи, С. (2014). «Совместная тематическая модель настроений авторов», на Международной конференции SIAM по интеллектуальному анализу данных (SDM 2014) (Пенсильвания, Пенсильвания). DOI: 10,1137 / 1,9781611973440.43

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. К. (2017). Вычислительно-обоснованная теория: методологические основы. Sociol. Методы Рез. . 49: 004

17729703. DOI: 10.1177 / 004

17729703

CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Коннор, Б., Бамман, Д., и Смит, Н. А. (2011). «Вычислительный анализ текста для социальных наук: допущения и сложность модели», в NIPS Workshop on Computational Social Science and the Wisdom of Crowds .

Google Scholar

Олтяну А., Кастильо К., Диас Ф. и Кичиман Э. (2016). Социальные данные: предубеждения, методологические ошибки и этические границы . Научная статья SSRN ID 2886526. Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть исследований в области социальных наук. DOI: 10.2139 / ssrn.2886526

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пассонно, Р. Дж., И Карпентер, Б. (2014). Преимущества модели аннотации. Trans. Доц. Comput. Лингвист . 2, 311–326.DOI: 10.1162 / tacl_a_00185

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Жемчуг, Дж. (2019). Семь инструментов причинного вывода с размышлениями о машинном обучении. Commun. ACM 62, 54–60. DOI: 10.1145 / 3241036

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пул, К. Т., и Розенталь, Х. (1991). Образцы голосования в Конгрессе. Американский журнал политических наук . 35, 228–278. DOI: 10.2307 / 2111445

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райкар, В.К., Ю, С., Чжао, Л. Х., Валадез, Г. Х., Флорин, К., Богони, Л. и др. (2010). Учимся у толпы. J. Mach. Учиться. Res . 11, 1297–1322. Доступно в Интернете по адресу: http://dl.acm.org/citation.cfm?id=1756006.1859894

Google Scholar

Рибейро, М. Т., Сингх, С., и Гестрин, К. (2016). «Почему я должен тебе доверять?»: Объясняет прогнозы любого классификатора. arXiv 1602.04938. DOI: 10.18653 / v1 / N16-3020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рикфорд, Дж.Р., и Лабов В. (1999). Афроамериканский диалект английского языка: особенности, эволюция, образовательное значение . Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Google Scholar

Робертс М. Э., Стюарт Б. М., Тингли Д. и Аирольди Э. М. (2013). «Структурная тематическая модель и прикладная социальная наука», на семинаре «Успехи в области систем обработки нейронной информации» по тематическим моделям: вычисление, применение и оценка (Лейк-Тахо, Юта), 1–20.

Google Scholar

Робертс, М.Е., Стюарт, Б. М., Тингли, Д., Лукас, К., Ледер-Луис, Дж., Гадарян, С. К. и др. (2014). Структурные тематические модели для открытых ответов на опросы. Am. J. Полит. Sci . 58, 1064–1082. DOI: 10.1111 / ajps.12103

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рорер, Дж. М. (2018). Четкое мышление о корреляциях и причинно-следственных связях: графические причинно-следственные модели для данных наблюдений. Adv. Методы Прак. Psychol. Sci . 1, 27–42. DOI: 10.1177 / 2515245917745629

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розен-Цви, М., Гриффитс, Т., Стейверс, М., и Смит, П. (2004). «Модель автор-тема для авторов и документов», в материалах Труды 20-й конференции по неопределенности в искусственном интеллекте (Арлингтон, Вирджиния: AUAI Press), 487–494.

Google Scholar

Салганик, М. Дж., Лундберг, И., Киндель, А. Т., Ахерн, К. Э., Аль-Гонейм, К., Альмаатук, А., и др. (2020). Измерение предсказуемости жизненных результатов с помощью массового научного сотрудничества. Proc. Natl. Акад. Sci .117, 8398–8403. DOI: 10.1073 / pnas.1915006117

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Салганик, М. Дж., Лундберг, И., Киндель, А. Т., и Макланахан, С. (2019). Знакомство с специальной коллекцией о проблеме уязвимых семей. Socius 5: 2378023119871580. DOI: 10.1177 / 2378023119871580

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Х.А., Эйхштадт, Дж. К., Керн, М. Л., Дзюржински, Л., Рамонес, С. М., Агравал, М., и другие. (2013). Личность, пол и возраст на языке социальных сетей: подход открытого словарного запаса. PLoS ONE 8: e73791. DOI: 10.1371 / journal.pone.0073791

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Селбст А. Д., Бойд Д., Фридлер С., Венкатасубраманиан С. и Вертези Дж. (2018). Справедливость и абстракция в социотехнических системах . Научная статья SSRN ID 3265913. Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть исследований в области социальных наук. DOI: 10.1145 / 3287560.3287598

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сен, М., Вазоу, О. (2016). Гонка как связка клюшек: конструкции, которые оценивают влияние, казалось бы, неизменных характеристик. Annu. Преподобный Полит. Sci . 19, 499–522. DOI: 10.1146 / annurev-polisci-032015-010015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит-Ловин, Л. (2007). Сила слабой идентичности: социальные структурные источники личности, ситуации и эмоционального опыта. Soc. Psychol. Вопрос . 70, 106–124. DOI: 10.1177 / 01

50707000203

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сноу Р., О’Коннор Б., Джурафски Д. и Нг А. Ю. (2008). «Дешево и быстро — но разве это хорошо ?: оценка аннотаций, не являющихся экспертами для задач естественного языка», в Proceedings of the Conference on Empirical Methods in Natural Language Processing (Гонолулу, Гавайи: Ассоциация компьютерной лингвистики), 254–263 . DOI: 10.3115 / 1613715.1613751

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sudnow, D.(1965). Нормальные преступления: социологические особенности уголовного кодекса в офисе общественного защитника. Soc. Проблема . 12, 255–276. DOI: 10.2307 / 798932

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сегеди К., Иоффе С., Ванхаук В. и Алеми А. А. (2017). «Inception-v4, inception-resnet и влияние остаточных связей на обучение», в Тридцать первая конференция AAAI по искусственному интеллекту (Сан-Франциско, Калифорния).

Google Scholar

Таворы, И., и Тиммерманс, С. (2014). Абдуктивный анализ: теоретические качественные исследования . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. DOI: 10.7208 / Чикаго / 9780226180458.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тодоров А., Саид К. П., Энгелл А. Д. и Остерхоф Н. Н. (2008). Понимание оценки лиц по социальным параметрам. Trends Cogn. Sci . 12, 455–460. DOI: 10.1016 / j.tics.2008.10.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тул, Дж.Л., Лин, Ю.-Р., Мюлеггер, Э., Шоаг, Д., Гонсалес, М. К., и Лазер, Д. (2015). Отслеживание потрясений в сфере занятости с использованием данных мобильного телефона. J. R. Soc. Интерфейс 12: 20150185. DOI: 10.1098 / rsif.2015.0185

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цур О., Калаччи Д. и Лазер Д. (2015). «Настроение: использование статистических моделей для выявления кампаний по формированию рамок и составлению повестки дня», в материалах материалов 53-го ежегодного собрания Ассоциации компьютерной лингвистики и 7-й Международной совместной конференции по обработке естественного языка (Том 1: Длинные документы) (Лиссабон), 1629–1638.DOI: 10.3115 / v1 / P15-1157

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tufekci, Z. (2014). «Большие вопросы для больших данных в социальных сетях: репрезентативность, достоверность и другие методологические ошибки», в ICWSM ’14: Материалы 8-й Международной конференции AAAI по блогам и социальным сетям (Анн-Арбор, Мичиган).

Google Scholar

Vaswani, A., Shazeer, N., Parmar, N., Uszkoreit, J., Jones, L., Gomez, A. N., et al. (2017). «Внимание — это все, что вам нужно», в Advances in Neural Information Processing Systems (Long Beach, CA), 5998–6008.

Google Scholar

Уоллес, Э., Фенг, С., Кандпал, Н., Гарднер, М., и Сингх, С. (2019). Универсальные состязательные триггеры для нлп. arXiv 1908.07125. DOI: 10.18653 / v1 / D19-1221

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоллах, Х. (2018). Вычислительные социальные науки ≠ информатика + социальные данные. Commun. ACM 61, 42–44. DOI: 10.1145 / 3132698

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, В., Ротшильд, Д., Гоэл, С., Гельман, А. (2015). Прогнозирование выборов с помощью непредставительных опросов. Внутр. J. Прогноз . 31, 980–991. DOI: 10.1016 / j.ijforecast.2014.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Ю., Косински, М. (2018). Глубокие нейронные сети точнее, чем люди, определяют сексуальную ориентацию по изображениям лиц. J. Pers. Soc. Психол . 114: 246. DOI: 10.1037 / pspa0000098

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васим, З.(2016). «Вы расист или я что-то вижу? Влияние аннотатора на обнаружение языка ненависти в Twitter », в NLP + CSS 2016, 138. Остин, Техас. DOI: 10.18653 / v1 / W16-5618

CrossRef Полный текст | Google Scholar

У, X., и Чжан, X. (2016). Автоматический вывод о преступности с использованием изображений лиц. arXiv 1611.04135.

Google Scholar

Янь, X., Го, Дж., Лань, Y., и Ченг, X. (2013). «Битермическая тематическая модель для коротких текстов», Труды 22-й Международной конференции по всемирной паутине (Рио-де-Жанейро: ACM), № , 1445–1456.DOI: 10.1145 / 2488388.2488514

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Загоруйко, С., Комодакис, Н. (2016). Уделять больше внимания вниманию: повышение производительности сверточных нейронных сетей за счет передачи внимания. arXiv 1612.03928.

Google Scholar

Зубери Т. и Бонилла-Силва Э. (2008). Белая логика, белые методы: расизм и методология . Лэнхэм, Мэриленд: Rowman & Littlefield Publishers.

Google Scholar

Определений социального движения: альтернативное, искупительное, реформаторское и революционное — видео и стенограмма урока

Альтернативные социальные движения

Альтернативные движения — это самостоятельные попытки изменить некоторые аспекты поведения человека.

Кампания «Оно может подождать» — это пример альтернативного общественного движения.

Кампания AT&T «Это может подождать» является примером альтернативного общественного движения. Он сосредоточен на простом сообщении: ни один текст не стоит умирать. Это общенациональное движение, пользующееся огромной поддержкой. Например, AT&T, ее сотрудники, Национальные организации по безопасности молодежи (NOYS), Студенты против деструктивных решений (SADD), Матери против вождения в нетрезвом виде (MADD) и правительственные учреждения, такие как Ассоциация безопасности на дорогах губернатора (GHSA), — все они призываю всех водителей перейти на www.itcanwait.com взять на себя обязательство не писать и не водить машину, а затем поделиться своим обещанием с другими через Twitter (#itcanwait) и Facebook. Обещание является частью кампании по информированию общественности, направленной непосредственно на прекращение опасной практики отправки текстовых сообщений во время вождения.

Искупительное социальное движение

Искупительное социальное движение — это движение, стремящееся к полной личной трансформации и, как правило, религиозное по своей природе. Распространение христианства — яркий пример искупительного общественного движения.

Миссионеры распространяли христианство со времен Римской империи. К моменту падения Рима в 476 году н.э. большая часть Европы была христианской. Православное христианство в Россию принесли миссионеры из Византийской империи. В Азии средневековые миссионеры обращались даже в Индию и Китай. С основанием Америки христианство начало распространяться за пределы Европы и Азии. Среди первых миссионеров были католики, которые отправились в Центральную и Южную Америку в поисках обращения коренных народов.

В период между 1500 и 1750 годами христианство стало первой религией, распространившейся по миру, а к 1900-м годам христианство распространилось на все континенты земного шара. Сегодня христианская миссионерская работа продолжается.

Реформаторское социальное движение

Реформаторское социальное движение — это социальное движение, которое стремится изменить только некоторые конкретные аспекты функционирования общества.

Движение за равенство в браке — это реформаторское социальное движение.

Движение за право вступления в брак и льготы для однополых пар является примером реформаторского общественного движения. Это движение зародилось в 1970-х годах, но стало более заметным в американской политике в 1993 году, когда Верховный суд Гавайев объявил запрет штата неконституционным в деле Баэр против Левина. В 21 веке общественная поддержка легализации однополых браков значительно выросла, и различные национальные опросы, проведенные с 2011 года, показывают, что большинство американцев поддерживают однополые браки.

Совсем недавно, 9 мая 2012 года, президент Обама публично заявил о поддержке легализации однополых браков. Кроме того, по состоянию на январь 2013 года девять штатов — Коннектикут, Айова, Мэн, Мэриленд, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Нью-Йорк, Вермонт и Вашингтон — и три индейских племени легализовали однополые браки, что составляет 15,7% территории США. численность населения.

Революционное социальное движение

Революционные социальные движения стремятся заменить существующий социальный порядок путем радикальных изменений.

Социальные и политические потрясения, произошедшие во Франции между 1789 и 1799 годами, являются примером революционного общественного движения. В условиях финансового кризиса простые люди Франции все больше злились на некомпетентность короля Людовика XVI. Это негодование в сочетании с растущими идеями Просвещения подпитало революционное социальное движение, и началась Французская революция.

Некомпетентность Людовика XVI помогла разжечь революционное социальное движение во Франции.

За это время монархия, веками правившая Францией, рухнула за три года. Французское общество претерпело трансформацию, поскольку феодальные, аристократические и религиозные привилегии испарились под постоянным нападением политических групп, уличных масс и крестьян в сельской местности. Старые идеи, традиции и иерархия монархии, аристократии и религиозной власти были внезапно свергнуты новыми принципами Просвещения о равенстве, гражданстве и неотъемлемых правах.

Краткое содержание урока

Четыре типа социальных движений, обсуждаемых в этом уроке, были альтернативными, искупительными, реформаторскими и революционными. Альтернативные социальные движения существуют на индивидуальном уровне и выступают за незначительные изменения. Искупительные социальные движения существуют на индивидуальном уровне и выступают за радикальные изменения. Реформаторские социальные движения возникают на более широком групповом или общественном уровне и выступают за незначительные изменения. Революционные социальные движения возникают на более широком групповом или общественном уровне и выступают за радикальные изменения.

Результат обучения

После этого урока вы сможете определить четыре типа социальных движений с точки зрения группового уровня и уровня изменений, на которые нацелено каждое: альтернативное, искупительное, реформаторское и революционное социальные движения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *