Содержание

Смысл — Гуманитарный портал

Смысл — это сущностное содержание того или иного выражения языка (знака, слова, предложения, текста). В логико-философской традиции понятие смысла чаще всего идентично понятию значения, однако вместе с тем эти понятия нередко употребляются как различные (см. Язык, Высказывание, Значение). Смысл в его различных аспектах — одно из фундаментальных понятий философской антропологии и гуманитарных наук. В качестве многоаспектного феномена смысл выступает предметом изучения различных теоретических дисциплин: философии, логики, лингвистики, семиотики, психологии, социологии и других.

В философии категория смысла впервые [неявно] появляется у Аристотеля как доминирующая во всей его метафизике «мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса» (Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля. — В книге: Аристотель. Сочинения, т. 1. — М., 1976, с. 32). Аристотель, по-видимому, одним из первых высказывает мысль о том, что слова связаны с человеческими представлениями, которые, в свою очередь, относятся к вещам или даже вызываются ими: «… то, что в звукосочетаниях — это знаки представлений в душе, а письмена — знаки того, что в звукосочетаниях. Подобно тому как письмена не одни и те же у всех [людей], так и звукосочетания не одни и те же. Однако представления в душе, непосредственные знаки которых суть то, что в звукосочетаниях, у всех [людей] одни и те же, точно так же одни и те же и предметы, подобия которых суть представления» (Аристотель. Сочинения. Т. 2. — М., 1978. С. 93). Телеология Аристотеля в значительной мере возникла на основе его учения о целесообразных функциях человеческой души и приобрела статус универсального космологического принципа — единства цели мирового процесса, исходная причина которой восходит к Богу.

Логико-философские размышления стоиков содержали дальнейшее развитие проблематики смысла. Стоики различали помимо обозначающего (языкового выражения) и реальной вещи (объекта обозначения) ещё и обозначаемое в смысле мыслимого или подразумеваемого предмета (см., например: Секст Эмпирик. Сочинения. Т. 2. — М., 1976. С. 329). Он уподоблялся посреднику между вещью, вызывающей представление, и представлением как психической, или ментальной, структурой. Эти соображения стоиков, от которых отправлялся впоследствии и Августин, содержали в себе предвосхищение того, что Г. Фреге много позже назвал «смыслом языкового выражения». Спор об универсалиях в Средние века в основном разворачивался вокруг сформулированной уже в Античности триады «слово — предмет — смысл», последний элемент которой нашёл специальное обоснование в так называемом «концептуализме» П. Абеляра.

Предложенное Ф. Шлейермахером обоснование герменевтики как универсальной теории истолкования смысла текстов получило дальнейшее развитие в методологическом проекте В. Дильтея, где понимание смысла стало основополагающим методом «наук о духе» в отличие от естественнонаучного «объяснения», характерного для «наук о природе». В русле такого подхода появляются понимающая психология (В. Дильтей, Э. Шпрангер) и понимающая социология (М. Вебер и другие). В философии эмпиризма (Ф. Бэкон, Дж. Беркли, Д. Юм и другие) смысл ассоциировался с содержанием чувственного опыта, в той или иной мере связанного с миром за пределами сознания. Поставленный рядом мыслителей XIX века вопрос о «смысле жизни» конкретного человека, реализующемся в процессе его личного выбора (С. Кьеркегор, Л. Н. Толстой и другие), стал в XX веке одним из центральных мотивов экзистенциальной философии.

В феноменологии Э. Гуссерля исходный анализ смысловой данности предмета в направленных на него актах сознания, различных по своему типу, получил завершение в концепции мира как горизонта интерсубъективных смыслополаганий. Феноменология смысла в значительной мере восприняла программу нововременного рационализма в его немецком классическом варианте. Ранний Гуссерль, вслед за И. Г. Фихте, убеждён, что фундамент сознания состоит в конституировании смысла. Восприятие оказывается вторично по отношению к смыслополаганию, поскольку воспринимается только уже осмысленное целое (это положение немедленно использовали сторонники гештальт-психологии). В акте конституирования наряду со смыслом субъект полагает и всю совокупность своих смысловых связей, относящихся к его актуальному и потенциальному опыту, то есть полагает горизонт. По Гуссерлю, смысл, или ноэма, характеризуется идеальностью и объективностью, что отличает его от конкретного ментального события, то есть от акта означивания или осмысления, с одной стороны, и от трансцендентального способа полагания смысла, или ноэзиса, — с другой.

Ещё до формирования гуссерлевского учения наиболее важной парадигмой гуманитарно-научного мышления становится герменевтика, в дальнейшем частично соединившаяся с феноменологическим движением и усвоившая его результаты. В её современных версиях два типа герменевтического метода различаются относительно смысла: разворачивание смысла и редукция смысла. Сторонником первого — общефилософского — является Х.-Г. Гадамер, опирающийся на Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, В. Дильтея и Ф. Шлейермахера. Второй — специально-научный — представлен литературоведами, правоведами, психологами, этнографами, которые исходят из семиотической и лингвистико-аналитической традиции. Так, Э. Бетти и Э. Хирш противопоставили философской герменевтике Гадамера специально-научный, или «традиционный» герменевтический подход. В то время как задача специальных герменевтических теорий формулируется как методологические правила реконструкции и понимания авторского смысла текста, целью философской герменевтики является анализ языкового опыта как особой формы человеческого отношения к миру (Луков В. А. Теория персональных моделей в истории литературы. — М., 2006; Hirsch E. D. The Aims of Interpretation. — Chicago, 1976; Betti E. Allgemeine Auslegungslehre als Methodik der Geisteswissenschaften. — Tübingen, 1967).

Поэтому в философской (смыслоразвёртывающей) герменевтике смысл выступает как содержание сложных смысловых структур, которые, по Дильтею, могут быть отнесены к некоторым изначальным переживаниям. Понимание есть обратный перевод смысловой структуры в «духовную жизненность её истока», то есть в снятый ей исторический опыт. Как во всяком процессе перевода для понимания, помимо условия полноты смысла сообщения, справедлив принцип герменевтической отчётливости (Lauterkeit), предполагающий единство предпонимания у автора и читателя: реципиент должен исходить из истинности сказанного, если он хочет сформулировать гипотезу перевода или правило интерпретации. Лишь после их последующего индуктивного подтверждения становится возможно суждение по поводу представленного в тексте содержания, а также по поводу смыслового различия языка автора и читателя. Средством исключения ошибок понимания служит как анализ внутритекстового контекста (Х.-Г. Гадамер), так и реконструкция ситуационного контекста (К. Ясперс), позволяющая нам поставить себя на место предполагаемого адресата. Как ни странно, но для феноменологии, как и для позитивизма, смысл (ноэма) выступает как то общее, что объединяет разные языковые феномены — это характеристика синонимичных выражений, имеющих разное значение (денотат).

Философия позитивизма унаследовала эмпиристскую постановку и решение проблемы смысла: смысл является общезначимым ментальным содержанием знаков языка, которые некоторым образом относятся к наблюдаемой реальности; напротив, не общезначимые и не связанные с чувственными данными психические содержания являются бессмысленными или неразрешимыми (логически или физически). Эту позицию достаточно ясно выражает, например, К. Айдукевич, говоря об аксиоматических и эмпирических «правилах смысла» (Ajdukevich К. Sprache und Sinn. — Erkenntnis IV. 1934. S. 100–138). В рационализме, в свою очередь, смысл связывался с трансцендентной или трансцендентальной реальностью, что, напротив, подчёркивало внеэмпирический характер смыслообразования, которое возводилось к верховной духовной субстанции (Богу) или к глубинам человеческого сознания.

Аналитическая философия (см. Философия аналитическая) позволила провести различие между общефилософским подходом к смыслу и анализом смысл в таких частных контекстах, как «смысл текста», «смысл действия», «смысл жизни» и других. Это обусловило, с одной стороны, большую ясность рассуждений, но одновременно свело дискуссии о смысле к техническим вопросам и формализации понятий, во многом удалённым и от анализа реального научного знания, и от смысложизненных проблем.

В современной логике (см. Логика формальная) разграничение смысла и значения восходит к теории Г. Фреге, различавшего предметное значение (денотат) имени и его смысл — заключённое в имени мысленное содержание, понимание которого является условием адекватного восприятия данного имени (см. Имя, Теория именования). Исходя из общих положений об отношении тождества, Фреге устанавливает, что языковые знаки не только указывают на предметы, но одновременно включают в себя и «способ данности» обозначаемых предметов, или то, как они существуют (Frege G. Uber Sinn und Bedeutung. — Patzig G. (Hg.) Funktion, Begriff, Bedeutung. — Göttingen, 1980 (1892). S. 41). Он приходит к выводу, что помимо значения языковых знаков, то есть отнесённости к предмету, имеет место и смысловая отнесённость.

Благодаря Г. Фреге, интенсиональность (более поздний термин Р. Карнапа) выражений в семантике была понята уже не как индивидуальная сущность, но как интерсубъективная абстрактная предметность, которая доступна ясной дефиниции. Было признано, что индивидуальное состояние играет некоторую роль лишь в процессе понимания интенсиональности выражений. Однако почти сразу возникли проблемы с интенсиональным содержанием единичных терминов (собственных имён и обозначений) — их смыслы являются, по Г. Фреге, индивидуальные понятия. Отсутствие таковых означает и отсутствие интенсионального содержания. Впрочем, то обстоятельство, что у имён порой отсутствует смысл и есть только значение, сегодня можно объяснить доминированием чисто логического взгляда на имя над эпистемологическим и культурологическим. На деле забвение смысла имени собственного представляет собой проблему культурной динамики. Изначально имена обладали смыслом в силу магических функций, выполняемых языком, а также слитности имени и предмета. Как только смысл имени был избавлен от предметности и обрёл полную прозрачность, он был заменён техническим «значением», стал рассматриваться как неизменное и общее и исчез за ненадобностью. На деле не только имена собственные, но и любые слова часто испытывают дефицит однозначного смысла, так как денотат всегда окружён облаком коннотаций, а эмпирический критерий демаркации денотата и коннотата невозможно окончательным образом обосновать. Так, широко известный аргумент У Куайна против однозначной определённости смысла вытекает из гипотезы лингвистической относительности и той недодетерминированности понятия эмпирическими индексными выражениями, которая обнаруживается при исследовании синонимии терминов и предложений (Куайн У. Слово и объект. — М., 2000). Лишь в совокупности предложений теории или языка каждое отдельное предложение приобретает смысл (Куайн У. Онтологическая относительность. // Современная философия науки. — М., 1994). Тезис Куайна о невозможности радикального перевода заострил до предела альтернативу «смысл или перевод». Таким образом, были поставлены границы «чисто научному», или натуралистическому, обсуждению проблемы смысла, принципиальная неразрешимость которой в очередной раз обнаружила её фундаментальный философский характер.

Стремлением избавиться от указанных проблем вызвана иная крайность — отказ от различения смысла и значения в пользу реальности последнего. Ряд аналитических философов, развивая программу физикализма в философии сознания и языка, фактически отказываются от понятия «сознание» и, тем самым, от понятия «смысл». «Слова не значат ничего. Лишь когда мыслящий субъект использует их, они чего-либо стоят и имеют значение в определённом смысле. Они суть инструменты» (Ogden С. К., Richards J. A. Die Bedeutung der Bedeutung. — F/M., 1974. S. 17). Наряду с этим, многочисленные концепции смысла (ментализм, контекстуализм, экстернализм) фиксируют отдельные аспекты континуума, разворачивающегося между «значением» и «смысл», из чего вытекают и неоправданно расширительные, и радикально элиминативистские интерпретации.

В семиотике (см. Семиотика), где смысл рассматривается как понятие, характеризующее содержание языковых выражений (см. Язык), принято различать смысл и значение знакового выражения, или знака (см. Знак). Значение — это тот предмет или явление, на которые указывает этот знак в конкретной знаковой ситуации (см. Значение). Один и тот же знак может указывать на разные вещи в зависимости от ситуации. Но знак не только указывает на нечто, он ещё и «высказывает» кое-что об этом нечто. Это «высказывание» и есть смысл знака, который вводит указываемые предмет или явление в общий порядок вещей и событий. Тем самым акт обозначения связывается с системой языковых смыслов, делает его семантически правомочным.

В лингвистической семантике (см. Семантика) смысл рассматривается как особая сущность, отличная от выражающего этот смысл текста, но определяющая допустимые референции текста — его способность указывать на те или иные реалии. В логической семантике (см. Логическая семантика) вводятся формальные экспликации категории смысла (интенсионал, десигнат и другие).

В психологии получивший широкое распространение в начале XX века психоанализ З. Фрейда вводит практику истолкования скрытого смысла содержаний сознания и поведенческих проявлений, тем самым открывая доступ к содержанию бессознательного, служащего источником смыслов. Понятие смысла составляет одну из ключевых категорий в индивидуальной психологии А. Адлера, исходившего из целенаправленности любых поведенческих актов и бессознательных проявлений. Ключом к пониманию личности для Адлера является смысл жизни, складывающийся у индивида уже в раннем детстве.

В середине XX века распространение получила философско-психологическая концепция В. Франкла, считавшего стремление к смыслу главной потребностью человека и ведущей силой личностного развития. Согласно Франклу, смысл уникален, он находится в мире, в конкретных ситуациях, и каждый раз его нужно отыскивать заново, опираясь на совесть. Чувство утраты смысла — экзистенциальный вакуум — лежит в основе многих видов личностных нарушений и социальных патологий.

Во второй половине XX века понятие смысла используется как объяснительное в ряде психологических теорий. В теории личности Дж. Ройса и А. Пауэлла личностный смысл, понимаемый как субъективная интерпретация жизни, составляет основу иерархической модели личности. В теории поведения Ж. Нюттена смысл коренится в отношениях между мотивацией и ситуацией, а поведение предстаёт как смысл, воплощённый в моторных реакциях. Смысл как результат индивидуальной интерпретации и категоризации ситуации рассматривается в информационном психоанализе Э. Петерфройнда, психоаналитической феноменологии Дж. Атвуда и Р. Столороу, теории личностных конструктов Дж. Келли и его школы, интеракционистской концепции личности Д. Магнуссона и его сотрудников. Феноменологический подход к анализу смыслов, извлекаемых из непосредственных переживаний, развит в психотерапии Ю. Джендлина. В теории самоорганизованного обучения Л. Томаса и Ш. Харри-Аугстейна говорится в частности о совместных смыслах, возникающих в пространстве диалога. Осмысление человеческих действий в широком социальном контексте характерно для этогенического подхода Р. Харре, «социальной экологии» Дж. Шоттера.

С конца XX века расширяется поле эмпирических исследований, особенно в позитивной психологии (Р. Баумайстер, П. Вонг и другие), где наличие и выраженность смысла оказывается одним из главных факторов душевного и телесного здоровья, а также гармоничного развития.

В российской психологии к понятию смысла одним из первых обратился Л. С. Выготский, поставивший проблему смыслового строения сознания. В работах А. Н. Леонтьева и его школы была разработана концепция смысла как специфически человеческого механизма регуляции процессов деятельности и сознания. Ф. В. Бассин рассматривает смысл как разновидность «значащих переживаний», являющихся, по его мнению, основным предметом психологии. В трансперсональной теории сознания В. В. Налимова смыслы предстают как бесконечный непроявленный континуум, определённые фрагменты которого отбираются и оформляются погружённой в этот континуум личностью.

СМЫСЛ - это... Что такое СМЫСЛ?

    СМЫСЛ — внеположенная сущность феномена, оправдывающая его существование, связывая его с более широким пластом реальности. Определяя место феномена в некоторой целостности, смысл превращает его осуществление в необходимость, соответствующую онтологическому порядку вещей. Бессмысленный набор знаков может случайно возникнуть, но он не остается как факт культуры. Существование такого набора эфемерно. Осмысленный текст хранится и воспроизводится в культуре и стимулирует порождение новых текстов, комментирующих, развивающих и даже опровергающих исходный.     Категория смысла неявно появляется у Аристотеля как господствующая во всей его метафизике “мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса” (Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля.— В кн.: Аристотель. Соч., т. l. M., 1976, с. 32). Телеология Аристотеля в значительной мере возникла на основе его учения о целесообразных функциях человеческой души и приобрела статуе универсального космологического принципа — единства цели мирового процесса. Аристотель считал, что мир не является дурно написанной трагедией, но гармоничной целостностью, исходная причина и конечная цель которого восходит к Богу.     Пантеистическое представление отождествляет Бога с логосом — законами, имманентно присущими материальному миру и управляющими всем происходящим. Цели бытия определены этими законами, а, значит, принадлежат той же реальности, что и любой феномен этого мира. Тем самым смысл как нечто внеположенное феномену редуцируется к посюсторонним целям, определяющим развитие этого феномена. Смысл феномена не может быть сведен к его конкретной цели, ибо такая цель есть желательное состояние этого феномена и, тем самым, не является внеположенной к нему сущностью. Такая цель нуждается в осмыслении через более высокую цель, последняя через следующую и т. д. В результате мы приходим или к дурной бесконечности, или к трансцендентной цели, укорененной в Боге. В мире, устроенном так, как его представляет пантеизм (или его непоследовательная версия — материализм), мыслима лишь дурная бесконечность целей. В нем есть только один способ справиться с бессмыслицей — стать нечувствительным к страданиям. Учение стоиков рекомендует стремиться к полной бесчувственности — достигнуть состояния апатии, доступного только мудрецам. Более умеренный Спиноза предлагает через осознание неотвратимости происходящего минимизировать неизбежные дурные аффекты. Монотеизм предлагает путь обретения смысла собственного существования через внутреннее преображение на пути единения с Богом. В монотеизме проводится сущностное различие между тварным миром и Творцом. Монотеистические религии усматривают смысл человеческой жизни в восстановлении утраченного в акте грехопадения единения с Богом — как обретение вечной жизни в Боге или как теозис — обожение человека. А. Ф Лосев указывает на мир платоновских идей как на смысловое пространство, в котором происходит соприкосновение Божественного и тварного миров. Смысл феномена может нести идея этого феномена, так же как смысл имени может составлять выражаемая им идея.     В семиотике принято различать смысл и значение знакового выражения или знака. Значение — это тот предмет или то положение дел, на которые указывает этот знак в конкретной знаковой ситуации. Один и тот же знак может указывать на самые разные вещи в зависимости от ситуации. Но знак не только указывает на нечто, он еще и высказывает кое-что об этом нечто. делает этот акт семантически правомочным. В лингвистической семантике смысл рассматривается как особая сущность, отличная от выражающего этот смысл текста, но определяющая допустимые референции текста — его способность указывать на те или иные реалии. Наоборот, текст, обозначающий общезначимую культурную реалию, получает способность выражать культурные смыслы. В герменевтике понимание текста — это реконструкция намерений создателя этого текста. С точки зрения герменевтики, смысл существует не в самом знаке, но составляет интенцию автора, внеположенную самому тексту, но воплотившуюся в нем и давшую этому тексту онтологические основания существовать как факт культуры. В логической семантике вводятся формальные экспликации категории смысла (интенсионал, десигнат и др.). Д. А. Бочвар разработал логическое исчисление, позволяющее строго различать осмысленные суждения от не обладающих смыслом. Логико-семиотические исследования помогают понять, почему знак, обладающий смыслом, можно использовать в акте обозначения не как случайную “наклейку”, но как “этикетку”, целесообразно соотносящую обозначаемое с общим порядком вещей. Подобно этому, смысл феномена связывает последний с целесообразной организацией мира, предусматривая для него естественное (т. е. необходимое) место в мироздании.     Пантеизм и материализм провозглашают, что смысл жизни в ней самой. Тогда сохранение жизни и рост жизненной активности оказываются высшими ценностями. Эволюционная этика Г. Спенсера и его идейных продолжателей исходит из того, что высшие духовные способности и стремления человека — это эволюционно возникшие приспособления в борьбе за существование, за овладение жизненными ресурсами. Смысл жизни сводится к ее сохранению, воспроизводству и освобождению от страданий. Монотеизм исходит из того, что, как сформулировал Фома Аквинский: “Бог по своей сущности является счастьем, которое не принадлежит ничему иному”. Каждый может быть счастлив только в той мере, в какой он приближается к Богу, т. е. к Тому, Кто является самим счастьем.     Поиск смысла жизни направлен на открытие онтологических оснований собственного бытия. Этот поиск оказывается необходимым, когда рушатся все опоры и человек повисает в метафизической пустоте. Недаром экзистенциальные вопросы с особой остротой встают перед лицом смерти. Бессмысленность проживаемой жизни подчеркивает неприемлемость смерти как торжествующей победы хаоса. Эту тему многократно и многообразно выразила классическая русская литература—от Пушкина и Лермонтова до Толстого и Достоевского, Чехова и Бунина. Тоталитарные режимы 20 в. дали примеры таких запредельных ситуаций, в которых человек исчерпывает последние силы и уже не воспринимает непрерывные издевательства над собой, смерти и мучения ближних как события, когда уже нет сил для обдумывания жизни и приобретения экзистенциального опыта. Бессмыслица здесь выступает не просто как хаос страстей, а как закономерность уничтожения всего человеческого. Восстановление смысла жизни следует искать в христианской заповеди любви. Евангельский призыв к любви — не утопическое мечтание, но единственный реалистический путь отстоять смысл человеческого существования.

    Ю.Шреидер

    СМЫСЛ В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ. Понятие “смысл” (ма'нан) является одним из фундаментальных для классической арабо-мусульманской философии и теоретической мысли в целом. Понимание отношения смысла к вещи, соотношение понятия “смысл” с понятиями “означаемое” (мадлул) и “знак” ('алам) существенно отличаются от выработанного в западной традиции. В качестве фундаментального понятия смысл практически не получает определения у арабо-мусульманских мыслителей, однако его содержание вытекает из универсально признаваемой теории указания на смысл, согласно которой на смысл указывают (далала): “выговоренность” (лафз), “письмо” (хатг), “жест” (ишара, в т ч. мимика), “положение пальцев” ('акд, развитое среди дописьменных арабов сложное искусство счета на пальцах) и “положение вещей” (насба). Поскольку все отношения указания центрированы на смысл, он сам ни на что не указывает, но, напротив, служит последним основанием всякого разъяснения. “Слово” (калима) понимается как единая структура, в которой “выговоренность” связана со смыслом отношением указания. Эта связь понимается не как случайная, но как “истинная” (хакйка), и этим “выговоренность” отличается от, с одной стороны, “бессмысленного звука” (савт), который не передает смысл, ас другой, от “знака” ('алам), который может быть произвольно установлен для указания на какие-то вещи, как имя собственное указывает на человека произвольно, не передавая никаких его существенных признаков. С пониманием связи между выговоренностью и смыслом как неслучайной и передающей существенные признаки связаны и характерные черты трактовки истины, особенно в ранней арабо-мусульманской философии (см. Истина).     Как в философии, так и в филологии смысл понимается как номинально отличный от выговоренности, благодаря чему дает приращение знания в сравнении с выговоренностью. Переход от выговоренности к смыслу называется “пониманием” (фахм), в связи с чем термин “понимаемое” (мафхум) употребляется как синонимичный “смыслу”. Понимание наступает автоматически у всех носителей языка и дает им “истину” (хакйка), т. е. смысл сказанного. Такому истинному пониманию смысла противопоставляется “иносказание” (маджаз), когда выговоренность намеренно ставится в соответствие не своему, а другому смыслу. Типология иносказания, разрабатывавшаяся в арабо-мусульманской поэтике и риторике, отличалась от аристотелевской. Пара “выговоренностьсмысл” описывается с помощью другой фундаментальной пары терминов, “явное-скрытое” (захир-батин, см. Явное), поэтому “понимание” оказывается “выявлением” (изхар), т. е. превращением скрытого смысла в явленное. Трактовка процедур получения знания в философии в значительной мере зависит от этого представления о выявлении смысла. Разные варианты сочетания смысла с выговоренностью, в зависимости от объема и содержания смысла, дают основание для определения понятий “словарный состав” (килам), “речь” (калам), “речение” (кавл), “суждение” (кадиййа) и т. п., которые как понятия отличаются от нуле — “способности к речи”, служащей признаком разумности. Как правило, считается, что смысл каждого уровня языковой Общности (слова, словосочетания, фразы) един, причем смысл более высокого уровня не сводится к сочетанию смыслов низшего уровня, поскольку несколько осмысленных слов, даже если они составляют грамматически правильную фразу, останутся для воспринимающего “бессмысленным звуком” (савт), не передающим смысл, если не выполняется ряд условий понимания, главным из которых является известность субъекта высказывания, составляющая “опору” (санад) целостного смысла. Вместе с тем номинально смысл, как правило, множествен, поэтому можно говорить о “части смысла” (джуз' ал-ма'на) даже на уровне слова. Теория в основном утверждает взаимно-однозначное соответствие выговоренности и смысла, без чего было бы невозможно “истинное” указание на смысл. Вместе с тем в лексикографии и риторике признается возможность наличия разных смыслов у одной и той же выговореиности и возможность указания на один и тот же смысл с помощью разной выговоренности, хотя понятие “одинаковости” смысла в таком случае полагается интуитивно ясным и не определяется.     Расширение роли понятия “смысл” в философии связано с пониманием его отношения к вещи, которое схоже с соотношением смысла и выговоренности. С данной точки зрения смысл понимается в качестве стоящего за вещью как явленностью и составляющего ее скрытое, при этом отношение между явным и скрытым понимается как истинное (явленное точно соответствует скрытому и наоборот), В связи с этим используется сочетание “понимаемое вещи” (мафхум аш-шай'), обозначающее ее смысл. Так понятый смысл выступает как фундаментальное основание вещи и происходящих с ней изменений, которое может служить разъяснению других понятий, но само не разъясняется через них. К понятию смысла вещи могут сводиться ее акциденции и атрибуты (калам, немаилизм, суфизм) или универсалии, получающие воплощение в вещи (арабоязычный перипатетизм, суфизм). Отношение указания вещи на свой смысл является замкнутым бинарным отношением, параллельным указанию выговоренности на смысл, причем смысл в двух случаях может оказываться номинально идентичным. Редким примером исключения из этого общего для философии понимания отношения вещи, слова и смысла является позиция Насйр ад-Дйна am-Jycu, который в духе аристотелизма считает смысл наличествующим в уме и прямо связанным с вещью “естественным” образом, тогда как звук или письменный знак произвольно связываются с этим смыслом в уме.

    А. В. Смирнов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Прививка после болезни и ревакцинация: нужно ли это и как скоро?

  • Ольга Дьяконова
  • Би-би-си

Автор фото, Vitaly Nevar/TASS

Власти в России все активнее заставляют население прививаться. В Москве для непривитых людей закрывается доступ в рестораны и кафе, а в Краснодарском крае с 1 августа невакцинированные россияне не смогут заселиться в гостиницы и пансионаты. Власти призывают прививаться переболевших и повторно сделать прививку тем, кто вакцинировался более полугода назад. Как и когда этим людям лучше прививаться?

В России быстро распространяются новый штамм коронавируса "Дельта": в четверг было выявлено более 20 тысяч заболевших в России в целом, а в Москве в день госпитализируют около 2 тысяч человек.

Ответом на это стала стала кампания по вакцинации: региональные власти вводят обязательную вакцинацию для различных категорий работников, а людям без прививки ограничивают доступ к различным услугам, включая рестораны, кафе, плановую медицинскую помощь и даже отдых на курортах Краснодарского края.

В Москве наличие антител не считается достаточной защитой: попасть в кафе или ресторан смогут только те, кто переболел менее чем полгода назад. Остальным власти советуют привиться.

Мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что сделал уже третью прививку от коронавируса. По этому пути пошел и губернатор Московской области Андрей Воробьев. Он еще в начале июня рассказал Би-би-си, что у него начали снижаться антитела, поэтому он думает о ревакцинации.

Российский минздрав только начал работу над протоколами ревакцинации. У многих переболевших и привитых россиян на этом фоне возник вопрос - действительно ли нужно прививаться или принятые властями меры избыточны? И правда ли спустя полгода нужно ревакцинироваться? Русская служба Би-би-си с помощью экспертов попыталась ответить на эти вопросы.

Когда советуют прививаться после перенесенной болезни?

Еще несколько месяцев назад российские власти не рекомендовали прививаться переболевшим. Однако теперь в минздраве заявляют, что в период подъема заболеваемости (как сейчас) нужно прививаться спустя полгода после выздоровления. Такие же рекомендации ведомство дало и в отношении ранее привитых - правда, пока неясно, с какого момента отсчитывать дату новой вакцинации.

"Пока видим, что в период эпидемического подъема это [вакцинацию от коронавируса] нужно будет делать через шесть месяцев - как переболевшим, так и вакцинированным ранее", - цитирует 21 июня заявление главы минздрава Михаила Мурашко "Интерфакс". По его словам, в спокойной эпидемиологической ситуации достаточно будет вакцинации раз в год.

Глава московского департамента здравоохранения Алексей Хрипун 22 июня заявил, что через полгода после болезни ревакцинация необходима вне зависимости от уровня антител.

"Это [уровень антител] совершенно неважно - по той простой причине, что актуальный штамм коронавируса требует высоких титров, а они возможны только при вакцинации", - пояснил Хрипун.

О необходимости прививать переболевших говорят не только в России, но и в Европе и США. Здесь собраны данные Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC) о рекомендациях, которые дают в странах Европы. В большинстве стран прививаться рекомендуют одной дозой вакцины, через три-восемь месяцев после болезни.

Автор фото, Vitaly Nevar/TASS

Подпись к фото,

По разным данным, прививаться после болезни можно начиная от трех месяцев после выздоровления и до года

В Центрах по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) также считают, что прививать переболевших нужно. В случае лечения антителами или если в анамнезе имеется мультисистемный воспалительный синдром, ведомство рекомендует отложить вакцинацию на три месяца. Других причин для откладывания вакцинации CDC не обозначает.

Почему ученые советуют прививаться после болезни?

"Дело в том, что новый вирус вызывает иммунодефицитное состояние, и у переболевших может не развиться достаточное количество защитных антител, B- и Т-клеток памяти", - говорит Алексей Москалев, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Российского геронтологического научно-клинического центра и член научного совета клиники "Атлас". По его словам, вакцины гораздо эффективнее защищают от вируса.

"Антитела, как и любые другие белки в организме, имеют ограниченное время жизни и постепенно исчезают из кровотока. С учетом распространения все новых агрессивных штаммов, имеет смысл поддержать свой запас циркулирующих антител. Это снизит риск повторного заражения и реактогенность вируса, риск тяжелого течения или смертельного исхода", - говорит он.

Все чаще многие медики советуют не ждать снижения уровня антител и прививаться уже через несколько месяцев спустя после болезни. Москалев объясняет, что раньше некоторые предполагали, что если человек после болезни привьется, то может ухудшить ситуацию: если он заболеет еще раз, то вирус будет быстрее размножаться, и человек перенесет болезнь тяжелее, но "это предположение не подтвердилось".

Чтобы точно ответить на вопрос о том, нужно ли прививаться переболевшим и когда это нужно делать, с точки зрения доказательной медицины надо провести исследование: наблюдать за переболевшими людьми, которые заболевают повторно, и выяснить, когда частота заболевания (и его тяжесть), станет у них приближаться к значениям, наблюдаемым у ранее не болевших и невакцинированных людей, объясняет молекулярный биолог, профессор Ратгерского университета и Сколтеха Константин Северинов. Пока такого исследования не проводилось.

Рекомендации ведомств о необходимости прививки после 3-6-8 месяцев после болезни опираются на результаты измерения количества антител к коронавирусу у переболевших, отмечает он.

Ученые уже попытались сравнить, как заболевают коронавирусом те, кто переболел, и вакцинированные. Такое исследование провели на базе Кливлендской клиники в США. Пока оно опубликовано в виде препринта и не прошло экспертную оценку. Согласно этому исследованию, польза от прививки для переболевших не была обнаружена. Испытуемые - как вакцинированные, так и переболевшие - одинаково успешно не заболевали. Правда, там говорится только о пациентах с симптомами.

Однако осутствие пользы от вакцинации переболевшим показано именно в тех условиях, где было проведено исследование, отмечает в своем посте в "Фейсбуке" врач-терапевт медицинского центра "Содалитас" в Литве Игорь Соколов. Исследование шло пять месяцев, в Кливленде на тот момент индийcкий штамм если и был, то он точно не был преобладающим. Поэтому проводить аналогию с нынешними реалиями ему кажется не совсем корректным.

Есть и другие исследования, которые показывают, что антитела, которые производятся в ответ на вакцины, более эффективно защищают от коронавируса.

"Мне видится, что самая надежная позиция у EMA (Европейского медицинского агентства) - после болезни вакцинация может быть отложена на шесть месяцев", - пишет Соколов. Он уточнил в беседе с Би-би-си, что это не официальная рекомендация, а скорее частая практика.

Соколов также отмечает, что, если человек сделал анализ и нашел у себя антитела, не будучи в курсе, что болел, прививаться все равно нужно. Он это объясняет тем, что, например, точно нельзя понять, как много времени прошло с болезни и что сейчас происходит с антителами - они растут или падают. Если, конечно, не идет речь о ситуации, когда антител действительно много - тогда вакцинацию можно отложить

Ответ на вопрос, стоит ли прививаться, если вирус все равно мутирует (ведь вакцины разрабатывались к первоначальному, уханьскому штамму), есть в этом материале Би-би-си. Коротко - прививаться нужно. Эффективность вакцин в отношении новых штаммов может падать, но все равно остается высокой. Именно быстрый рост числа вакцинированных может помешать вирусу мутировать дальше.

Чем прививаться после болезни?

"В сегодняшней ситуации правильный выбор - это любая действующая вакцина, которую вы можете получить, которая вам доступна", - считает Анча Баранова, доктор биологических наук, профессор Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона (США), директор Центра по изучению редких заболеваний и нарушений метаболизма Колледжа науки Университета Джорджа Мейсона, эксперт научного совета клиники "Атлас". Баранова считает, что подойдет и "КовиВак". По ее словам, какие-то люди лучше отреагируют на эту вакцину, а другие - на "Спутник". Правильно предсказать, что кому больше подойдет, не получится, считает она.

Другие эксперты, опрошенные Би-би-си, говорят о том, что "Спутник" более надежен. Сейчас это самая распространенная вакцина в России. Третий, последний этап клинических испытаний "Спутника", должен был закончиться 1 мая, а в феврале предварительные результаты работы были опубликованы в журнале Lancet.

В то же время некоторые эксперты мирового уровня выражают озабоченность тем фактом, что разработчики российской вакцины по-прежнему отказываются публиковать исходные данные своего исследования. Кроме того, окончание клинических испытаний "Спутника" было фактически сорвано в феврале, после чего запланированный набор волонтеров был прекращен, так и не завершившись. Судя по информации на сайте clinicaltrial.gov, окончательные результаты работы подведены пока не были.

"Теперь уже очевидно, что наиболее иммуногенным является "Спутник", он дает наибольшее количество защитных антител IgG к S-белку, - говорит Москалев. - В то же время преимуществом "КовиВак" является его минимальная реактогенность, то есть менее выраженные воспалительные побочные эффекты, что может быть актуальным, если человек все еще не до конца восстановился после перенесенного заболевания, либо у него сохраняются маркеры риска тромбозов и аутоиммунных реакций".

Автор фото, Vladimir Smirnov/TASS

Многие в стране ждут состоящий из "убитого" вируса "КовиВак", в Москве он на днях даже закончился. Эта вакцина сделана по самой старой и проверенной технологии - и, по словам московских врачей, действительно вызывает меньше побочных эффектов. Однако, несмотря на почтенный возраст технологии производства, о клинических испытаниях самого "КовиВака" не известно вообще ничего.

Этой информации нет даже на сайте производящего вакцину научного центра имени Чумакова. В списке производимых центром препаратов "КовиВак" на момент публикации этой статьи также отсутствует, а "новости" о нем перепечатаны из информационных агентств. Так что на сегодняшний день это самая загадочная из трех одобренных в России вакцин.

Про эффективность "ЭпиВакКороны" сказать пока можно тоже не очень много. Почти у половины добровольцев, привитых вакциной, разработанной подконтрольным Роспотребнадзору новосибирским "Вектором", через девять месяцев не обнаружили антител к коронавирусу, сообщил 17 июня Ринат Максютов, гендиректор центра. Добровольцы клинических испытаний "ЭпиВакКороны" еще зимой, вскоре после начала исследования, говорили об отсутствии у многих из них антител.

Предварительные результаты I-II фазы клинических испытаний "ЭпиВакКороны" были опубликованы только в журнале "Инфекция и иммунитет". Некоторые активисты выпустили собственные околонаучные разборы статьи, в которых у рецензентов возникло много вопросов к представленным данным.

Кроме того, добровольцы провели и свой эксперимент, попытавшись проверить, защитят ли антитела привитых "ЭпиВакКороной" от вируса, вызывающего Covid-19. Согласно его результатам, ни один из 18 опробованных образцов плазмы нейтрализовать вирус не смог.

В начале июня группа добровольцев опубликовала препринт исследования иммуногенности и потенциальной протективности вакцины "ЭпиВакКорона" на портале Российского научно-исследовательского противочумного института "Микроб" Роспотребнадзора. Авторы сделали вывод о том, что "ЭпиВакКорона" неспособна индуцировать образование антител, связывающих S-белок коронавируса, как и выработку вируснейтрализующих антител. Иммунологическую эффективность вакцины авторы оценили на 70% - против 100%, о которых говорили ранее в "Векторе". Представители "Вектора" в комментариях к препринту ответили на доводы авторов, заявив о ссылках на старые источники и отсутствии подтверждений выводам. Добровольцы ответили на их претензии, после чего дискуссия была завершена. В ней участвовал даже вирусолог Анатолий Альтштейн, входящий в докторский состав Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, разработавшего вакцину "Спутник".

"Нет антител к S-белку, не может быть нейтрализующих антител. На этом следовало бы поставить точку. Как это очень часто бывает, вакцина не получилась. Нет оснований и для продолжения 3-й фазы - и тем более для гражданского оборота продукта", - заявил в комментариях Альтштейн.

В каких случаях нужно ревакцинироваться?

"Вероятнее всего, ревакцинация от ковида станет такой же обыденностью, как ежегодная ревакцинация от гриппа. Если титр защитных антител заметно упал, минуло полгода после второй прививки, сейчас, в разгар пандемии, имеет смысл ревакцинироваться, если нет противопоказаний, которые обсуждаются с лечащим врачом", - считает Алексей Москалев.

"Подход, на мой взгляд, зависит от первоначально полученного уровня антител", - рассуждает постдок Школы биологических наук Эдинбургского университета Татьяна Дуднакова. По ее мнению, лучше всего следить за антителами и вакцинироваться повторно раз в полгода или даже в год. Ревакцинация в такой срок вполне оправданна, говорит она, поскольку возникают новые варианты вируса, требующие более быстрого и сильного ответа иммунной системы и большей концентрации антител.

"Правда, вероятной является ситуация, когда вакцинированные люди настолько легко или незаметно станут переносить ковид, что могут стать его разносчиками, поскольку им не придет в голову прерывать социальные контакты. Избежать таких рисков помогут средства индивидуальной защиты и социальное дистанцирование", - напоминает Москалев.

Можно ли ревакцинироваться "Спутником"? Или лучше другой вакциной в случае первой вакцинации им?

Раньше эксперты предполагали, что "Спутником" нельзя будет привиться дважды, как и любой другой вакциной на аденовирусных векторах, так как к вектору возникает иммунитет, который должен уничтожить его при повторном использовании, не дав искусственно созданному вирусу проникнуть в клетку и запустить производство нужного белка.

Однако сейчас есть данные о том, что ревакцинироваться "Спутником", если вашей первой вакциной была она, все-таки можно. Российские власти говорят о том, что ревакцинироваться нужно только одной дозой, которая известна под названием "Спутник Лайт".

Иммунитет к аденовирусам (которые выступают в качестве вектора) не стойкий, отмечает Татьяна Дуднакова. Аденовирус Ad26 особенно "хорош" с этой точки зрения. Этот аденовирус используется в первой дозе прививки "Спутник Лайт".

"Через 3-4 месяца иммунитет к аденовирусам теряется, - поясняет Дуднакова. - Это увидели в исследовании для ChAdOx1 (известная как AstraZeneca, сделанная по тому же принципу, что и "Спутник", только на аденовирусах шимпанзе - Би-би-си) прицельно, а для Ad26 и Ad5 (используемого в первой и второй дозе "Спутника") дела еще лучше".

В этой публикации, объединившей данные трех исследований, второй укол вакцины делали через 12 недель (это три месяца), а не через стандартный 21 день (три недели). Ученые сделали вывод, что спустя более долгий срок бустер работает лучше, чем при стандартной схеме введения. "То есть уже через три месяца после первой дозы (или два после второй) можно ревакцинироваться точно", - делает вывод Дуднакова.

"В текущих условиях возможна такая схема, - рассказывает Анча Баранова. - Человек ревакцинируется первым уколом "Спутника", через 20 дней (перед вторым уколом) следует измерить антитела (какой именно анализ, нужео сдать, указано здесь), и, если их уровень уже высокий, то можно не делать второй укол. Если антитела повысились, но незначительно, то делаете второй. Если антител нет, то придется ревакцинироваться "КовиВаком". Надеяться на один лишь Т-клеточный иммунитет в данной эпидемиологической ситуации Баранова не советует.

Почему власти вдруг стали действовать так жестко?

"Пока что вирус развивается неконтролируемо, и у государственных ведомств, по-видимому, нет реальных способов следить за процессом и принимать меры загодя, поэтому они всегда принимаются "задним числом", - говорит Константин Северинов о принятых московскими властями мерах, которые делают вакцинацию в городе по сути обязательной. Он подчеркивает, что, с точки зрения науки, многие действия властей не имеют смысла, но "надо же что-то делать".

Автор фото, Sherbak Alexander/TASS

Подпись к фото,

Посетитель в ресторане "Чайхона №1", который подключился к эксперименту по созданию свободных от Covid-19 зон в Москве

"Еще в течение мая у нас была полная "благодать" и нам говорили - как хорошо, что у нас были длинные каникулы, с их помощью мы ковид доконаем окончательно. Потом вдруг выяснилось, что в июне 90% людей заболевают "индийским вариантом" (про который в конце апреля Роспотребнадзор говорил, что его нет вообще). Это показывает, что профильные ведомства просто не контролируют ситуацию и не могут осуществлять эпидемиологический монторинг циркулирующих вариантов вируса в реальном времени", - считает Северинов.

Принятые сейчас в Москве жесткие меры могут сработать уже не так хорошо, как если бы люди равномерно, но в большом количестве прививались с момента начала массовой вакцинации зимой. Вакцина работает в полную силу лишь спустя 42 дня после первого укола. В столице люди выстроились в очереди на прививку, хотя именно в таких условиях высок риск заражения вирусом, от которого укол уже не убережет.

И тем не менее эксперты приходят к однозначному выводу, что только быстрая вакцинация не менее 60% взрослого населения может остановить распространение Covid-19 и его новых штаммов. Мутациям вируса особенно вольготно в той ситуации, которая сложилась в России: малое (чуть более 10%) количество полностью привитых, некоторое число переболевших и значительное число не болевших. Именно наращивание доли вакцинированных эффективной вакциной поможет если не избавиться от ковида, то значительно помешать ему распространяться.

Никита Лушников: борьба с наркотиками – это не работа, а смысл жизни

НЛ: Ну, во-первых, этим выступлением мы хотели показать свою активность не как определенной организации, а свою активность как молодежи, которая болеет не только за оздоровление своей страны, но и всего мирового сообщества. Я искренне верю, что, что если вот такие активные молодежные организации различных стран будут контактировать и объединяться, то мы сможем, как минимум, усилить и помочь тем ведомствам и силовым структурам, которые занимаются вопросами борьбы с наркоманией в своих странах. Исходя их опыта работы в своей стране, в моей стране, и я вижу, что за 15 проделанной колоссальной работы где 15 лет я посвятил себя борьбе с этой большой проблемой. Это для меня не работа, это смысл жизни. И за 15 лет этой колоссальной работы более 15 тысяч человек прошло через реабилитационные центры и более пяти тысяч из них находятся в ремиссии.

Большинство стран в мире используют заместительную терапию. Россия держится своей позиции, и президент очень конкретно обозначил ее

Пускай это небольшой результат, но это результат, его можно увидеть - и несмотря на это, я вижу, что ни одно ведомство, кроме, как ни странно, министерства иностранных дел, потому что чудом Сергей Викторович [Лавров] попал в один из наших лагерей и увидел, что это все работает, и сказал, что это надо поддерживать, - ни одно из ведомств не берет ответственность на себя, не берет огромный спектр реабилитационного сообщества под свой контроль. Поэтому в нашей же стране мы спасаемся сами, нам никто не помогает, и мои выступления здесь – это стремление попасть на Генассамблею, на венские комитеты – только для того, чтобы заручиться международной поддержкой, чтобы наладить что-то в своей стране. Пока у меня есть силы приезжать сюда, здесь выступать, я знаю, что будет результат, что в нашей стране профильные ведомства обратят на это внимание. Когда ты День борьбы с наркоманией, за 15 лет отдав всего себя борьбе с этой проблемой, выступаешь не в России, не в Москве, потому что это особо никому не интересно: наша тема, эта проблема и как мы с ней боремся, а выступаешь здесь, это говорит о том, что если мировое сообщество интересуется организацией, ребятами, которые борются, то почему бы нам не обратить на это внимание.  Я верю, что когда-нибудь, рано или поздно, мы достучимся, потому что все-таки нас поддерживает достаточно много людей, но министр [Лавров] – он министр иностранных дел, а не антинаркотических, и депутаты Государственной думы, может быть не имеют тех полномочий, которые нужны, чтобы что-то изменить.

ЕВ: Вы исповедуете принцип drug free, то есть Вы считаете, что вылечиться от наркомании можно, отказавшись от наркотиков полностью, без всяких переходных периодов. И Вы своим примером это доказали. Но у вас есть какая-то статистика того, насколько эффективен этот способ. Насколько я знаю, примерно 90 процентов людей, прошедших реабилитацию, возвращаются к наркотикам.

НЛ: Я не буду оспаривать цифры – они у всех разные. Скажу точно, что человек, который выздоравливает по программе drug free, у его больше шансов – и все. Я, исходя из опыта, уже давно не критикую никакие другие программы, особенно с мировым именем, но если человек не полностью отказывается от всего, что хоть как-то делает его зависимым, даже в легкой степени, я говорю даже о никотине, то это может стать предпосылкой к срыву и к возврату к более тяжелому химическому веществу, от которого он был зависим долгое время. И когда человек получает полную свободу в определенном сообществе, где ему комфортно без наркотиков, то, когда он возвращается в агрессивную среду уже свободным от каких-либо зависимостей, ему легче удержать это ремиссию. Поэтому, конечно, мы пропагандируем больше drug free, но при всем при этом стараемся тесно взаимодействовать с другими программами, которые тоже эффективно работают на площадках мирового сообщества.

ЕВ: Вы когда-то сказали в интервью нам, что Вы видите вот такую комбинацию заместительной терапии и программы drug free, то есть вы предоставляете помощь людям в реабилитации, чтобы они не вернулись в прошлую среду, где они пристрастились к наркотикам, а получали поддержку. Но проблема в том, что в России заместительная терапия запрещена. Как же это сотрудничество можно осуществлять?

На заместительной терапии большинство пациентов находятся посмертно, грубо говоря. То есть они начинают эту терапию и больше с нее не сходят

НЛ: Знаете, хороший очень вопрос. Я отвечу на него очень просто: как Вы сказали, объединить эти программы – моя мечта, но я уже из опыта знаю, что мечты можно воплощать. Когда мы десять лет назад начинали терапевтические лагеря, которые на сегодняшний день самые масштабные и уникальные во всем мире – подобных площадок нет, где собирается более полутора тысяч выздоравливающих ребят на неделю и абсолютно трезво проводят эти дни – я считаю, что эту мечту воплотить можно, потому что большинство стран в мире используют заместительную терапию. Россия держится своей позиции, и президент очень конкретно обозначил ее: что у нас будет пока только drug-free, сообщество. Чтобы не конфликтовать, что действительно явно было до, например, [периода] несколько лет назад, я поговорил с министром иностранных дел, который поддержал нас в этом, и с директором УНП (Управления ООН по наркотикам и преступности) в Вене Юрием Викторовичем Федотовым, и они поддержали нас, потому что мы – молодежь, у которой получилось выздороветь. По программе drug-free мы можем найти точки соприкосновения с заместительной терапией и дополнить ее. Потому что, исходя из опыта других стран, на заместительной терапии большинство пациентов находятся посмертно, грубо говоря. То есть они начинают эту терапию и больше с нее не сходят. Они научаются жить, адаптируются в социуме, многие из них с большой благодарности отзываются об этой программе. Но если мы используем площадку drug-free, то, если мы вспомним по Уставу заместительной терапии, эта программа создана, чтобы помогать людям получать полную свободу от наркотиков, но без профессионального сообщества drug-free полной свободы не получается, и человек остается на ней, как говорится, до конца своих дней. Если мы научимся как-то находить точки соприкосновения, то эта мечта даст возможность жить тысячам и миллионам людей, у которых есть эта проблема.

 ЕВ: Заместительная терапия в общем-то ставит своей целью предупреждение ВИЧ/СПИДА – чтобы люди не кололись одним шприцом, а получали наркотики, без которых пока не могут жить, под контролем врача и могли вернуться к нормальной жизни. Поэтому она не ставит задачу покончить с потреблением наркотиков, но, тем не менее, я лично знаю людей, которых она спасла и которые сумели с нее сойти. Но Вы, в общем-то, ответили на вопрос о взаимодействии, я понимаю, что это, наверно, был бы наиболее оптимальный вариант. Вы не могли бы привести примеры каких-то подопечных Ваших, коллег, друзей, которые сумели воспользоваться Вашим методом, может быть, какие-то самые запоминающиеся примеры?

НЛ: Вы знаете, во-первых, я могу привести очень много примеров того, когда люди, состоявшие на заместительной терапии, уставшие от этого, пытались как-то с нее сойти, потому что все-таки при всем множестве положительных результатов данной площадки, люди устают от привязанности к одному месту, потому что, если ты начинаешь принимать заместительную терапию, у тебя нет ни отдыха, ни каких-то поездок дальних – ты постоянно зависишь от этого. И многие хотят что-то изменить в своей жизни и выбирают реабилитационные центры по программе drug-free, и у многих получается уже, используя опыт заместительной терапии, попав к нам, стать действительно трезвыми, со стабильной ремиссией, людьми. Это раз. А второй пример, это – знаете, у нас 8 миллионов наркозависимых в России, как сказал озвучивал директор службы ФСКН, которую сформировали несколько лет назад, - восемь миллионов людей, которые когда-либо пробовали наркотики. Когда из тысячи ребят, я попросил поднять руку тех, кто когда-либо попадал на учет, из них подняли руку только около 60 человек. То есть, получается, 940 человек не попадали на учет. Мы с Вами примерно можем понять, на сколько можно умножить цифру восемь миллионов – это огромное количество людей, которые, как минимум, находятся под угрозой попасть в тяжелую химическую зависимость. Если говорить о примерах, их сотни, но я выбираю тех, которые, наверно, самые известные люди. Недавно у нас прошла реабилитацию известная телеведущая Дана Борисова, которая открыто говорила о своей зависимости в ток-шоу. Через нее попали к нам и Евгений Осин, и Крис Кельми, и пошла такая целая цепочка людей, многие из которых уже не захотели открывать свое имя. Вы знаете, из них, наверное, на сегодняшний день из 10 звезд эстрады четыре находятся в состоянии ремиссии, Дана – одна из них. Шестеро, к сожалению, пока еще борются с этим.

Экономика – это здравый смысл

Экономика – это здравый смысл

В учебном корпусе Института экономики и финансов 1 ноября состоялась открытая лекция для студентов под названием «Учитывая - экономим». Лектором выступил и.о. заведующего кафедрой бухгалтерского учета и аудита, кандидат экономический наук Николай Клепиков.


Встреча проходила в рамках стратегического проекта «Территория просвещения» и Всероссийской недели сбережений, в свою очередь, являющейся частью проекта Минфина России «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации». Проект позволяет гражданам России ежегодно посещать бесплатные информационные мероприятия в оффлайн и онлайн-режимах – лекции, дискуссии, встречи с экспертами и многое другое.


Основной темой открытой лекции стали понятия об экономии и учете ресурсов, а также отношения между ними. Лектор также коснулся и других экономических понятий, обратившись к темам человеческого капитала, контроля затрат, стратегии предприятий и другим вопросам.

Я назвал эту лекцию «Учитывая – экономим», потому что хотел рассказать о соотношении учета и экономии, но решил расширить рамки, рассказав не только о знакомым вам явлениях, в которых я не собираюсь сегодня открывать «новых америк». Нам бы хотелось прежде всего расширить круг знаний, понятий, правил, действующих в рамках вашего направления обучения, – обратился к студентам Николай Клепиков.


Первая часть лекции была посвящена экономике как понятию. Лектор коснулся темы разницы в понимании термина «экономика», различных ее школ и дисциплин. Основным тезисом преподавателя стала мысль о простоте основ экономики для понимания любым человеком. Так, лектор продемонстрировал шуточный «самый короткий учебник по экономике на двух страницах», написанный корейским экономистом Ха Джун Ченом. Учебник состоял из 5 предложений-советов с комментарием: «Включи мозги», «Это не наука», «Это политика», «Не верь “экспертам”», «Проснись и учись». Во время своего выступления преподаватель прокомментировал каждый пункт «учебника», примеряя советы к реалиям сегодняшнего дня.

Также лектор в своем выступлении коснулся экономической политики предприятий бизнеса, государственной экономики, экономической стратегии и планирования. Студенты вместе с преподавателем разобрали различные ситуации и примеры экономии: как бытовой, так и профессиональной. В процессе лекции гости ответили на ряд вопросов, в том числе, «Нужно ли управлять затратами?», «Что такое учет?», «Что такое человеческий капитал?»

Важно понимать, что экономия – это не получение лучшего результата с меньшими затратами. Это умение учесть все тонкости и факторы, вопросы количества и качества. Это умение построить стратегию и учет ресурсов. Существует мнение, что экономика – это здравый смысл, четыре действия арифметики и сострадание к людям, – подчеркнул лектор.

Евгений Мальцев, медиацентр Verbum

Фото Марка Оникула

Что такое кредитное плечо?

Принцип рычага в финансах работает так же, как и в физике — с его помощью можно сделать больше и, главное, легче. Финансовый леверидж (рычаг, кредитное плечо) — это соотношение денег трейдера к общему объёму средств, которыми он торгует. По правовой сущности это услуга брокера, предоставляющая средства, превышающие собственные в несколько раз. Использование кредитного плеча позволяет получить больший доход.

Термин «кредитное плечо» довольно сложен в понимании, поэтому давайте разберёмся подробно.
Плечо финансового рычага даёт возможность трейдеру (то есть частному инвестору) совершать сделки стоимостью гораздо выше, чем его собственный капитал на счете. Давайте рассмотрим простой пример. Вы начинающий инвестор и решили, что не можете потратить на операции с активами на фондовом рынке больше, чем 1000$. Но внезапно вы обнаруживаете неплохую стратегию и для сделки с портфелем бумаг вам нужно 20 000$. Недостающие деньги вы одалживаете у своего брокера — получаете кредитное плечо 1:20. Конечно, брокер просто обязан защитить свои деньги, и он в автоматизированной торговой системе выставляет порог для убытка по сделке, равный сумме вашего залога / сумме вашего счёта — 1000$. То есть, если в ходе совершения операций на фондовом рынке вы внезапно понесёте убытки, то они никогда не превысят 1000$ — вы потеряете свои деньги, а брокер, ничем не рискуя, вернёт свои. Это вполне справедливо, и такая ситуация называется margin call — убыточная позиция, угрожающая вам убытками, закрывается (иногда даже без предшествующего уведомления). А если операции на рынке приносят прибыль, то вся прибыль останется вам, а брокер получит обратно только свои кредитные средства. Например, вы купили акции на 20 000$, они стали резко расти, и вы получили аж 3000$ прибыли. Все 3000$ (+1000$ залога) — ваши. Брокер просто заберёт свои 19 000$. Понятно, что, оперируя своими 1000$, вы бы никогда не смогли получить 3000$ прибыли, в этом и заключается основной смысл кредитного плеча. Будьте внимательны: маржин колл касается не только залога, а всей суммы вашего счёта — именно ею вы рискуете, просто в нашем примере эти суммы равны.

Смысл — это иллюзия / Хабр

Это перевод статьи, которая очень странно на меня повлияла.

Оригинал

Поля Α и B — одного и того же цвета

Скорее всего это самое важное, что я когда-либо писал, т.к. я считаю, что нашёл не что иное, как смысл жизни, или его отсутствие. Если вы умны/образованны, начало этого эссе может показаться вам достаточно стандартным. Тем не менее следите за мыслью.

Основной аргумент


Смысл << Эмоция << Химия << Физика

"Смысл" жизни исходит исключительно из эмоционального опыта, который базируется на химии. Мы знаем, что эмоция, и даже духовный опыт, по своей природе химические события. В наше время с помощью науки возможно, используя препараты и/или прямые манипуляции с мозгом индуцировать "духовный" опыт.

Конечно, возможно, что эти изменения просто делают нас восприимчивыми к сигналам из настоящего мира духов, но я нахожу эту возможность достаточно незначительной, чтобы отбросить её с небольшим обсуждением. Точно так же я исключаю возможность того, что "демон пола" использовал телекинез, чтобы затащить чашку кофе в свои недра, когда я случайно выпустил её из рук и она упала на землю. Короче, когда есть прозрачное, научное объяснение для чего-либо мало причин покупаться на что-то ещё, что требует сверхъестественного.

Я утверждаю, что все цели и стремления, как бы высоки или "самоотверженны" они ни были, являются не более, чем одинаково равными иллюзиями, основанными на биологии, которая основана на химии, которая основана на физике.

Вкратце, смысл выдуман людьми как объяснение почему мы делаем то, что мы делаем. Мы строим эту иллюзию, потому что альтернатива слишком невыносима.

Цели

Все мои цели, и цели всех, кого я когда либо встречал лично или через extended experience, основаны на эмоциях. Взять, например, меня, поскольку я могу говорить о себе авторитетно. Откровеннейше говоря, вот основные вещи, которые я желаю в жизни (не обязательно именно в таком порядке):


  • Чувствовать контроль на своей жизнью и судьбой
  • Быть уважаемым теми, кто вокруг меня, на работе и вне её
  • Любить одну женщину, но быть искомым другими
  • Быть достаточно образованным и мудрым, чтобы понимать мир
  • Использовать вышеуказанное знание, чтобы помогать улучшать жизни других
  • Делится опытом прекрасного с умными, интересными людьми

Сначала идут достаточно стандартные цели, и большинство так или иначе будут согласны с ними. Далее идут те цели, которые признаются как более "высшие", и ими заняты те, кто по своей природе более самоотвержен.

Но они не таковы.

Все мы слышали о том, что концепция альтруизма эгоистична, потому что она приносит удовольствие дающему. Ну, это модель, объясняющая это наблюдение. Желание помогать другим, так же как желание быть могущественным вполне естественно и основано на эмоциях. В обоих случая результат — это химический впрыск удовольствия в мозг того, кто достигает своей цели.

Единственное различие между эгоистичными и альтруистичными желаниями в том, позитивен ли результат желания для других в дополнение к вам, или не позитивен он для вас вообще. Желания существуют всегда для вас самих. Даже когда вы отчаянно хотите пожертвовать собой ради кого-то, кого вы любите, вы всё равно делаете это, потому что не сделав это вы обрекаете себя на ещё большее страдание. Это не самотверженый акт; это результат того, что вы вынуждены к совершению действия, так же как вы вынуждены искать пищу, дом или пару.

У животных так же есть желания. Они желают контролировать свою территорию или убивать конкурентов, спариваться, размножаться и пр. Многие животные даже любят мастурбировать и оплакивать потерю любимых. На самом деле наши желания не сильно отличаются от желаний животных; мы просто надули себя поверив, что они другие через сложный самообман.

К пример, идите и спросите обычного родителя, почему он или она завёл детей, Вы получите такой же ответ как если бы вы спросили обезьяну почему она бросила в кого-то какашкой. "Эм, потому что так принято?". А если вам повезёт и вы наткнётесь на "возвышенного" мыслителя, он(а) ответит, что дети дают им сильное чувство выполненного долга, или даже, что это даёт им возможность жить после смерти. В любом случае всё только для выгоды родителя.

Но если вы подумаете об этом, других вариантов просто нет. Нерождённых детей мало волнует тот факт, что они не были рождены. Люди заводят детей для себя, а не для своих нерождённых детей. Люди заводят детей, потому что химия говорит им делать это, что проявляется в виде эмоции, "Я просто хочу детей...". Ну, конечно, ты их хочешь.

И мы называем это нашей индивидуальностью?

Возвышенные и низменные цели

Теперь давайте будем откровенны. Я считаю, что все человеческие цели, являются ли они базовыми и откровенно эгоистичными(иметь достаточно денег, чтобы заниматься сексом тогда, когда хочется), и цели высшего порядка, такие как(Я хочу помочь Африке, даже если это разрушит мою карьеру...) — принципиально одинаковы. Они все химические обоснованы и предлагают химические награды.

Желания 45-тилетнего бухгалтера с оплаченным кредитом за дом, красивой женой, двумя детьми и здоровым счётом в банке на сумму 401-на тысяча долларов ничем не отличаются от желаний 17-тилетнего наркодилера, живущего с родителями и пытающегося вернуть свою бывшую.

Давайте оценим эти желания:

Банкир

  • Быть хорошим отцом
  • Быть уважемым дома и на работе
  • Сделать свою жену счастливой
  • Получить следующее повышение
  • Держать плохих ребят подальше от своей семьи (голосует за республиканцев)
  • Отправить своих детей в хорошие коледжи
  • Купить наконец этот летний домик

Наркодилер
  • Сделать достаточно денег, чтобы купить собственный угол
  • Раздобыть тачку получше, чтобы произвести впечатление на свою бывшую
  • Достать пушку, чтобы люди знали, что со мной не шутят
  • Добыть шмотки получше
  • Больше ходить в качалку, чтобы быть более привлекательным/угрожающим

Окей, а теперь настоящее веселье. Давайте посмотрим на суслика(ага, настоящего суслика):

Суслик

  • Добыть больше палочек для лучшего домика
  • Найти больше еды
  • Привлечь вон ту самочку
  • Защищать детёнышей
  • Добыть больше палочек для...

Теперь буддийский монах.

Монах

  • Отбросить быссмысленные привязанности к материальному
  • Научиться отпускать самосознание
  • Сконцентриваться на текущем моменте, не до, не после него

Что все эти вещи имеют общего? Все они приводят к одному и тому же при их достижении.

К впрыску.

Это звук приятной химии поступающей в ваш мозг. Химия почти одинакова для банкира, наркодилера и монаха. Она обрабатывается почти одинаковой начинкой в мозгу. Впрыск — это источник счастья.

Всё остальное, например духовность, смысл, предназначение и пр. добавляется после этого. В жизни животных нет смысла, потому что они не достаточно сложны, чтобы создать его, как объяснение для того, что они делают. А мы сложны достаточно, поэтому он у нас есть.

Я писал ранее о том, что я считаю, что свободы воли не существует. Интересно, что концепции "смысла" и "свободы воли" идентичны в одном ключевом моменте: обе они не существуют, но мы отчаянно нуждаемся в них, чтобы поддерживать здоровое общество.

Так что же делать с этим знанием?

Как только вы пробудились, и осознаёте, что все ваши желания и удовольствия в конце концов сводятся к химическим взаимодействиям, есть несколько путей, по которым вы можете пойти.


  1. Осознать как это тягостно, тут же выбросить это из головы и продолжить притворяться, что смысл настоящий. По существу, снова заснуть.
  2. Осознать насколько центральную позицию занимают эмоции и отринуть все "возвышенные" стремления. Посвятить свою жизнь стремлению к удовольствию, т.к. это в любом случае единственный источник смысла.
  3. Поддерживать двойную осознанность. Осознать, что это иллюзия, но участвовать в ней для собственного здравомыслия. Следовать жизненному пути, который позволяет большему количеству людей пережить счастье и меньшему страдание.

Я выбрал третье. Я выбрал осмысленно, как если бы у меня была свобода воли, признавая, что её не существует, но оперируя так как будто она есть, потому что нет другой практической альтернативы учитывая мои ограничения как человека(или общества).

Тут на поверхность всплывает интересный вопрос: как много других непробуждённых людей просто выбрали первый вариант?

Выводы

Самое поразительное осознание приходящее с этим знанием — это то, что невежды и запутавшиеся в жизни люди принципиально ничем не отличаются от меня. Факт пробуждения не отменяет факта, что я черпаю смысл из химии. Поэтому когда я в лифте, заполненном христианами, поддерживающими Буша, и я смотрю на них сверху вниз за их глупость, я по большому счёту ничем не отличаюсь от них.

Да, я осознаю свои ограничения, но это их не снимает. Я получил удовольствие от осознания того, что я круче, так? Типа того, что я в курсе секрета, которого они не понимают. Ну, и чем это отличается от получения удовольствия в церкви по воскресеньям? Или от съедения хорошей тарелки мороженного. Нет никакой разницы.

Впрыск есть впрыск. Всё это — одно и то же.

Я могу сказать вам, что это осознание дало мне другой взгляд на религиозных людей. Религия и духовность — это предельное проявление иллюзии, потому что религиозные люди создают альтернативные миры, из которых происходит смысл. И снова, интересно как много из них так поступают, потому что смотрели сквозь иллюзию, но это было слишком для них.

Ещё один интересный пункт в том, что быть недуховным атеистом, который верит во внутреннюю мотивацию ещё более абсурдно, чем быть религиозным. По крайней мере у религиозного человека есть поддержка его утверждений — даже если она ложна; атеист верящий во внутреннюю мотивацию такой поддержки не имеет. Единственные атеисты, у которых есть твёрдая почва под ногами в рамках смысла — это те, кто создают его в контексте иллюзии.

Когда генеральный директор заходит к нам в лифт, а потом монах на следующем этаже, в наших головах происходят вещи одного и того же сорта. Скажу, что монах глуп, потому что отринул слишком много того, что доставляет удовольствие в материальном мир. Директор думает, что мы глупы, потому что у нас нет двух загородных домов и яхты. А христианине смотрят на нас сверху вниз, потому что знают, что Иисус — это ответ.

Мы все подписались под нашими маленькими фантазиями, и все они приводят к впрыскам удовольствия. Нам нравится знать, что мы часть небольшой группы, которая "в теме".

И всё же, скажу, что я лучше, потому что я знаю, что ничто из этого не реально, что ведёт к следующему пункту.

Заключение

Есть два типа людей: те, кто знают, что участвуют в иллюзии, и те кто всё ещё верит во внутреннюю мотивацию. Есть две принципиальные классификации существ. Животные и 99% людей с одной стороны, и осознающие люди с другой.

Ответ на вопрос "почему?" прост: мы — химические машины, движимые эволюцией. Мы желаем власти, привлекательности и счастья только, потому что те кто их достигает успешны в распространении самих себя. Возможно, смысл сам по себе — это мем, используемый эволюцией, чтобы уговорить нас выполнять её приказы. Её метод сокрытия скучности повседневной жизни. Смысл — необходимая иллюзия.

Вопрос не в том, можете ли вы сбросить ваши мирские, эгоистические желания. Вы не можете. Не важно каковы ваши желания, вне зависимости от того, как они самоотвержены, их исполнение всё равно ведёт к счастью для вас. Это природа живого существа, и это то, что делает их вашими желаниями. Настоящий вопрос в том, сможете ли вы эволюционировать ваши цели к тому, чтобы они стали полезными для других в то же время, удовлетворяя вас самих.

Это мораль нового мира осознанности. Увеличивать счастье и уменьшать страдания не что-то, что нужно делать для другого мира; это что-то, что нужно делать просто, потому что мы знаем, что это за чувства, и мы должны пытаться сделать других счастливыми так же, как мы сами хотели бы этого.

Так же это и определение продвинутого общества. Продвинутое общество работает изнутри иллюзии и стремится достичь связи между счастьем и страданием мира. Другими словами, когда один человек страдает — мир страдает, и когда люди счастливы — мир счастлив.

Осознание иллюзии также делает концепцию виртуальных миров немного интереснее. Как только вы учитываете иллюзию, становится гораздо менее странным искать удовольствия в альтернативных мирах фантазии. Эти другие миры в конце концов дают нам ту же самую вещь, которую мы получаем от "реального" мира, собственно впрыск. Какая в сущности разница откуда он приходит?

В общем, я не вижу это осознание полностью унылым, что я уверен будет главной причиной для жалоб(и в результате причиной отрицания этого осознания). Но вместе того, чтобы видеть в этом свидетельство полного отсутствия смысла в ваших жизнях, давайте делать различие между внутренней мотивацией и мотивацией, которую мы можем создать сами. Давайте использовать это осознание для создания нашего собственного смысла.

Определение Is от Merriam-Webster

настоящее время в третьем лице единственного числа быть

диалектных первого и третьего лица единственного числа в настоящем времени быть

диалектное настоящее время множественного числа быть

1 : равно : однородно : однородно - это энтропийный

3 : для разных особей одного вида или от разных особей одного вида iso агглютинин

Определение значения Merriam-Webster

означает · ing | \ ˈMē-niŋ \ 1а : то, что намереваются передать особенно языком : цель Не поймите меня неправильно.б : то, что особенно выражено языком : import Многие слова имеют более одного значения. 2 : что-то означало или предназначалось : цель озорное значение было очевидным

3 : высокое качество особенно : значение скрытого или особого значения взгляд, полный смысла

б : логическое обозначение или расширение слова или фразы.

несколько старомодный

: передающий или предназначенный для передачи значения : значительный, значимый многозначительная улыбка Когда упоминалось о баронетах, женатых или холостых, о бывших любовниках, о нарушенных клятвах или о повторных помолвках, мисс Альтифьорла многозначительно смотрела на хозяйку.- Энтони Троллоп. Руби подняла глаза с тяжелыми веками и послала ему многозначительный взгляд. - Эдна Фербер Использование

слов - значение "есть"

.

"...существуют другие определения или положения относительно того, что "есть" означает. "

Глагол - это - временная форма главного (инфинитива) глагола быть . Итак, если вы изучите различные определения и , вы будете изучать это .

http://www.merriam-webster.com/dictionary/is

http://www.merriam-webster.com/dictionary/be

В настоящем времени используется глагол - это . Атрибуты настоящего времени заключаются в том, что настоящее время используется для констатации фактов, показа привычных действий, но не для констатации настоящих действий.Таким образом, - это , сам по себе связывающий глагол, который иначе известен как глагол «состояния бытия» - непереходный, без объекта.

Возьмите - это и используйте его как вспомогательный глагол (он же вспомогательный глагол) в глагольной фразе с главным глаголом, и теперь вы можете получить все виды смысла, даже действие, как в Present Progressive: Она собирается в колледж. .

Дело не в том, что - это , означающее «равно», когда вы понимаете, что, опять же используемое отдельно, оно связывает одну идею с или без дополнения подлежащего [предикат прилагательное / предикат именительный] с другой.

Книга лежит на столе. [наречие, указывающее , где - книга]

Чернила этой ручки красные. [предикат прилагательное красный , описывающий чернила как красные]

Оперная певица. [предикат именительный падеж певец изменен прилагательным [существительные могут быть прилагательными] опера; , идентифицирующая или , объясняющую , что она оперная певица]

Ваше утверждение: «Во-вторых,« есть »также может означать« субъект этого предложения в настоящее время проявляет / воплощает абстрактное понятие, которое должно быть перечислено »(e.грамм. Ему грустно. "Будет следовать этому определению.)" Находится на реплике с - функционирует как глагол состояния с целью использования в качестве связующего глагола:

Ему грустно.

Тема | связывающий глагол | сказуемое прилагательное, которое отвечает на вопрос, который может задать прилагательное: « What kind ?» Какие чувства или эмоции он испытывает? То, что грустно.

- сам по себе ничего не значит. Это просто глагол без подлежащего, никакие другие слова не помогут объяснить его назначение .Я говорю цель , потому что после столь долгого изучения грамматики я начал понимать, что то, что мой учебник по грамматике говорил все это время, косвенно я могу добавить, мне пришлось буквально сложить два и два, чтобы придумать следующее:

Каждое слово в предложении не только функционирует как часть речи, но также служит определенной цели в предложении.

И - это не исключение. Его функция: в первую очередь, присутствует в трехмерном единственном числе от be - Webster's, и его назначение зависит от того, как оно используется: связывающий глагол или вспомогательный глагол.Эти правила придают значение слову - . Они определяют - это .

Наконец, весь наш английский язык основан на фундаменте: восьми частях речи. Некоторые смеются над этим, считая его устаревшим, не имеющим отношения к сегодняшним лингвистическим / семантическим достижениям в грамматике. Есть только одна проблема: Вебстер и все эти ребята до сих пор используют восемь частей речи http://onelook.com/. И последнее, что я слышал, это то, что - это , все еще одна из восьми частей речи, глагол .

Выбор

слов - В чем разница между «значением» и «определением»?

Значение - это та абстрактная нечеткая вещь в вашей голове, которую представляет слово или фраза. Он включает в себя то, что слово обозначает и то, что слово означает , но также несет в себе ассоциации в памяти, контекст, в котором это происходит в настоящее время и в котором это происходило в прошлом, класс, региональность, этническая принадлежность - целый арсенал вещей, которые, в конце концов, мешают большинству слов когда-либо означать одно и то же для двух разных людей.

Определение слова - это явное утверждение в других терминах, которое предназначено для улавливания значения слова. В формальном смысле нужно иметь возможность заменить слово содержанием его определения, но часто сложность значения отдельного слова слишком велика, чтобы ее можно было уловить в коротком предложении.

Обычный язык - это, в лучшем случае, инструмент, который позволяет нам очень хорошо передать другим то, что мы имеем в виду. (Мы пока оставим в стороне узко определенные и намеренно точные профессиональные и технические словари.Очевидно, не будет большого общения, если мы не сможем достичь какого-то соглашения по широкому значению слов. Если я использую красный , чтобы говорить о маленьком пушистом существе, которое вы бы назвали четверг - ну, вот так и начинаются войны. Поэтому мы соглашаемся называть его хомяк без уважительной причины, кроме того, что мы можем согласиться с этим словом. Мы можем выразить это широкое согласие в определении , альтернативном слове или фразе, которые означают примерно одно и то же для нас обоих.Тем не менее, слово хомяк означает нечто совершенно иное для моей сестры (которая сильно любила своего питомца и была опустошена его кончиной), чем для меня (которого раздражала его рэкет, отвращение к помету, который оставлял повсюду, и кому пришлось разорвать воздуховод, чтобы извлечь вещь после того, как она прошла через регистр возврата холодного воздуха), даже если мы согласны с определением слова и, следовательно, с более свободным смыслом слова , означающего .

Словарь - это набор тех альтернативных слов и описательных фраз, тех определений , которые мы согласовали.Очень хороший словарь может дать определение слову достаточно хорошо, чтобы вы начали понимать его значение, но в конечном итоге это слово будет означать все, что вам говорит эта абстрактная, нечеткая вещь в вашей голове, на которую оно указывает.

Что мы действительно ищем?

Если вы когда-нибудь задумывались о смысле, вы не одиноки в этом поиске ответов.

Вопрос о значении на самом деле не является одним вопросом, но на самом деле представляет собой шифр для огромного количества дополнительных вопросов.И отнюдь не очевидно, можно ли вообще ответить на эти вопросы; мы также не знаем с уверенностью, к какой области знаний относится ответственность за ответы на эти вопросы.

В ответ на это наблюдение я хотел бы предположить, что область позитивной психологии в большей степени, чем какая-либо другая область, отвечает за все вопросы, связанные со смыслом.

Пока что он уже проделал замечательную работу; однако было бы большим преуменьшением утверждать, что мы все еще находимся на ранних стадиях нашего «стремления к смыслу».’

Прежде чем пытаться определить, как может выглядеть ответ на этот вопрос (например, 42), и даже прежде, чем придумать лучший вопрос, давайте решим, что означает «значение».

Что мы действительно ищем?

О слове «значение»

Чтобы погрузиться в понятие смысла (жизни), мы должны сначала разобраться с семантикой. То есть мы должны быть на одной странице.

Во-первых, слово «смысл» в английском невероятно сбивает с толку.Это просто означает разные вещи, и эти разные вещи также могут означать разные вещи. Еще не запутались? Хороший.

Как предположил Леонтьев, немецкий и русский языки являются более удобными для использования, когда мы говорим о значении, потому что у них разные слова для разных видов значений.

(Кстати, как и в голландском языке). Я буду куклой и пока буду придерживаться английского.

Итак, что мы имеем в виду?

Смысл, на котором мы фокусируемся при обсуждении смысла жизни, - это «актуальность, значимость или ценность».Таким образом, чтобы избежать путаницы, более четкая версия этих вопросов звучит так: «В чем важность, значение или ценность жизни?»

Позже в этой статье вы поймете, почему это тоже неправильный вопрос, но пока его достаточно.

Философы, психотерапевты и исследователи занимались этим вопросом на протяжении тысячелетий и определили различные виды значений.

Давайте взглянем на некоторые из них.

Terrestrial Meaning vs.Космический смысл

В своей книге Экзистенциальная психотерапия (1980) Ялом ввел космическое и земное значение.

Космический смысл связан с тем, «вписывается ли жизнь в какой-то общий согласованный образец». Согласно Ялому, космическое значение подразумевает религиозные или духовные коннотации, потому что оно рассматривает значение как часть великой схемы или более широкой картины, превосходящей индивидуальную.

Примечание:

Парадоксально, но кажется, что величественный дизайн предлагает людям комфорт.Но разве нам не хватает страданий от сознания неизбежности надвигающейся смерти? Космический смысл предполагает, что если бы за нашей беспорядочной человеческой ситуацией стояла какая-то мысль, возможно, она была бы легче. Для меня это определение жестокости.

Если бы существовала такая вещь, как грандиозный замысел, единственное значение, которое я, вероятно, ощутил бы в таком мире, было бы прямой и страстной борьбой с его садизмом.

Я говорю, что "образец", в который мы вписываемся, - это природа.Все остальное - утешительное притворство. Вы можете верить в то, что думаете. В этом вся прелесть. Оставьте комментарий под этой статьей, если хотите выразить свои убеждения. Я бы хотел их услышать.

Земное значение, с другой стороны, предлагает ответ на вопрос: в чем смысл моей жизни?

Тем самым он сокращает вопрос до более удобного размера. По сути, спор о земном значении космического стиха - это спор о «внешнем мире», стихе о «внутреннем мире».’

Считаем ли мы, что смысл - это что-то навязанное нам, или что мы свободны создавать его сами? Если нам нравится смысл, который мы создаем, и он направляет нас, достаточно ли этого?

«Значение» и «а» значение

Леонтьев различает «значение» и «а».

«Смысл» - это единственная окончательная интегративная точка отсчета внутри человека. Этот тип значения аналогичен земному значению.

«Значение» представляет собой элемент вездесущих механизмов постоянного регулирования поведения и познания.Следовательно, «значение» больше связано с регулированием аффекта. Он служит психологической панацеей для успешной жизни и транквилизатором от экзистенциальной неопределенности, упомянутой ранее.

Конечно, это чисто субъективно и говорит нам больше о психологии человека, чем о самой жизни.

Хотя на самом деле «значение» не помогает нам в поисках смысла, оно учит нас важности помещения значения чего-либо в некоторый интенциональный контекст.

Это именно то, что меня так пугает в абсолютных системах / великих замыслах: они (пытаются) дать контекст всему.

Значения большого и малого

Я считаю эти термины более поэтичными по своей природе, и я это ценю. Для меня жизнь скучна, когда мы пользуемся только научным жаргоном.

Кьеркегор объясняет концепцию большого значения своей цитатой:

T Дело в том, чтобы найти истину, которая истинна для меня, найти идею, ради которой я могу жить и умереть.

Большое значение, таким образом, отличается от космического значения в том смысле, что оно на 100% субъективно.

Малое значение - это эмпирическое значение (одна из трех модальностей значения Вонга). Видеть улыбку своей дочери, то есть пережитую в данный момент.

Примечание:

Лично я не согласен с Франклом в том, что каждый момент имеет значение. Я думаю, что каждый момент может стать значимым, если вы позволите себе его испытать. На что следует обратить внимание, так это не всегда искать смысл или чувствовать давление, чтобы испытать его. Можно начать чувствовать себя глупо из-за того, что не находишь предполагаемого смысла, особенно в темные времена.

Suchness Значение

Маслоу согласился бы с концепцией создания смысла.

Он даже придумал термин для этого явления, «значение таковости», и красиво описал его следующим образом:

Что означает лист, фуга, закат, цветок, человек? Они «имеют в виду» себя, объясняются и проявляют себя. Вы не можете понять многие основные жизненные события. «К ним нельзя относиться рационально; они просто есть.Все, что вы можете с ними сделать, - это просто признать их существование, принять их и, когда это возможно, наслаждаться их богатством и таинственностью, в то же время осознавая, что они составляют большую часть ответа на вопрос `` Что такое смысл жизни? »

Ну вот и цитата из твоего твита. Если бы только в нем было 140 символов…

Несколько более духовно Ошо описал ту же таковость, сказав:

В поисках смысла жизни ищите жизнь.Как только вы найдете жизнь, вы откроете ее смысл.

Какие мысли или действия вызывают у вас эти цитаты? Я хотел бы услышать их в нашем разделе комментариев.

Глобальное и ситуативное значение

В ответ на мою статью в LinkedIn Почему «В чем смысл жизни?» это глупый вопрос , заметил мой друг Дэвид Пенглас:

Ключевое различие, я думаю, заключается в важном, но тонком различии между «значением» и «значением в.«Смысл» моей жизни предполагает резюмирование. Принимая во внимание, что «смысл в» открывает возможность того, почему и как различные жизненные роли, которые мы выполняем, могут дать нам смысл.

Это то же самое различие, которое Франкл провел с глобальным стихотворным ситуативным значением: «значение из» относится к глобальному значению, а «значение в» - к ситуативному значению.

Что мы можем узнать из замечания Дэйва и из различения Франкла, так это то, что «значение значения» меняется в зависимости как от его контекста, так и от точки зрения, которую мы принимаем.

Это одна из причин, по которой мне кажется абсурдным рассматривать «значение» как слово, завершенное само по себе с одним ответом.

Глобальное значение

Глобальный или конечный смысл (также известный как «Гипотеза конечного смысла») связывает внутренний смысл жизни.

Примечание:

Я не верю, что жизнь имеет внутреннюю ценность. Напротив, я считаю, что жизнь абсурдна по своей сути - из-за ее таковости. Этот абсурд, как и все остальное, что можно сказать о жизни, - всего лишь приписывание.

Давайте удостоверимся, что мы не превращаем наши отрицающие смерть иллюзии в отрицающие жизнь иллюзии.

Согласно Вонгу, преимущество веры во внутреннюю ценность жизни состоит в том, что она более функциональна, чем альтернативные глобальные верования, поскольку способствует раскрытию смысла момента.

Для меня это философское самоубийство. Он принимает синюю таблетку Матрицы.

Ссылка на матрицу: красная таблетка или синяя таблетка? Изображение получено по URL-адресу

Сайфер: Знаешь, я знаю, что этого стейка не существует.Я знаю, что когда я кладу его в рот, Матрица говорит моему мозгу, что он сочный и вкусный. Знаете, что я понимаю по прошествии девяти лет?

* Откусывает стейк *

Сайфер: Невежество - это блаженство.

Один из моментов, который делает Матрица, подобно опыту машинного мысленного эксперимента Нозика, заключается в том, что люди предпочитают, чтобы жизнь была «реальной», а не испытывать наивысшую форму удовольствия до бесконечности.

Они скорее будут, по словам Джона Стюарта Милля, недовольным человеком, чем довольной свиньей.

Я предпочитаю не соглашаться с представлением о том, что жизнь имеет внутреннюю ценность, даже если она доказала свою функциональность, даже если она может служить смазкой между повседневной жизнью и тем смыслом, который я испытываю на протяжении всей ее жизни.

Ситуационное значение

То, что Франкл имел в виду под «ситуативным значением», совпадает с концепцией «малого значения», объясненной ранее. Это означает, что можно испытывать каждый момент в повседневной жизни.

Смысл жизни, личный смысл и жизненная активность

Живое значение на 100% объективно и связано с личным смыслом.Однако это не то же самое.

Ибо не вещи питают его дух, а скорее связи между вещами. Не бриллиант, но какие-то отношения между людьми и бриллиант могут его кормить. Не песок, а какие-то отношения, установившиеся между песком и племенами. Не слова в книге, а некоторые отношения, существующие в книге между словами и за их пределами, отношения любви, стихотворения и мудрости Господа.

- А. де Сент-Экзюпери

Эта цитата напоминает нам о центральном постулате когнитивно-поведенческой теории, а именно о том, что существует:

  • заданная ситуация
  • Ваша интерпретация этой ситуации
  • ваши результирующие мысли, чувства и действия

Ситуация не влияет напрямую на ваши чувства и / или действия; ваша интерпретация ситуации делает.Приходилось ли вам когда-нибудь заказывать кофе из-за плохого питания? Если вы интерпретируете эту ситуацию с мыслью вроде « У этого сервера, должно быть, тяжелый день, и их поведение не имеет ничего общего со мной, », то вы можете быстро встряхнуть ситуацию и продолжить свой день.

Однако, учитывая ту же ситуацию, если вы интерпретируете эту ситуацию с такими мыслями, как: « Этот официант должен меня ненавидеть, я думаю, мне не стоит больше приходить в мое любимое кафе », тогда вы, вероятно, уйдете с тяжелым сердцем. (и без кофе).

Это может быть глупый пример, но он передает, как наши интерпретации влияют на нас, и больше, чем сами события.

То же самое и со смыслом. Смысл в ваших отношениях с предметом или явлением, а не в самом предмете.

Смысл жизни

Живое значение описывает отношения между объектами, явлениями, событиями и действиями, которые являются частью жизни человека. Он содержит тот же аспект таковости, что и описанный ранее, потому что он не зависит от понимания.Это просто так.

Это скорее метафизические, чем психологические отношения между человеком и вещами в его жизни.

Пример: Стул в моей комнате имеет значение в той мере, в какой он влияет на мою жизнь своим существованием, потому что он здесь.

Личное значение

Личное значение - это форма, в которой субъект знает и видит свои живые значения, то есть свою интерпретацию ситуации.

Это Леонтьев:

«Сознание просто выделяет и подчеркивает то, что важно для субъекта, и ставит перед ним« задачу смысла », задачу осознания конкретного места, которое соответствующие объекты или события занимают в его жизни, мотивов , потребности и ценности предмета, с которым они связаны, и точный характер связи.Ответ на этот вопрос, решение этой задачи требует особой внутренней активности смыслообразования ».

Другими словами, то, что для вас важно в объекте или ситуации, будет определять то, как вы интерпретируете значение определенных событий.

Жизненная активность

Это личное значение переводится в смысловые структуры личности, которые, в свою очередь, переводятся в систему, которая способствует регулированию жизнедеятельности субъекта в соответствии с определенной логикой, основанной на смыслах.

По сути, представления человека о смысле регулируют его действия, а со временем и их жизненную деятельность.

Леонтьев заключает, что, имея в виду эти три плана существования значения, мы можем определить значение как отношение между субъектом.

Значение как отношение

Получающееся значение частично объективно (живое значение), а частично - субъективно (личное значение).

Таким образом, он более недвойственный по своей природе, чем другие формы значения, которые мы обсуждали.

Актуальность, значимость или ценность жизни не имеют первостепенного значения в поисках ее смысла. Скорее, давайте посмотрим на отношения между объектом и субъектом.

Последний пример:

  1. Ваша дочь улыбается. (факт, ситуация, живой смысл, объективность, таковость значение)
  2. Вы видите улыбку дочери и интерпретируете ее как многозначительную. (малое значение, ситуативное значение, личное значение, интерпретация ситуации)
  3. Вы отвечаете на улыбку дочери и переживаете значимый момент.(жизнедеятельность, поведение)

или:

  1. Явление в жизни человека
  2. Проходит через (субъективную) линзу человека
  3. Привести к чувству или действию, зависящим от структуры личности человека, которая регулирует поведение

Подводя итоги

Значение - это связь между явлением и предметом. Он различается по масштабу и зависит от контекста, личности и убеждений и носит субъективный характер.

Вы согласны? Независимо от того, делаете вы это или нет, я хотел бы услышать ваши мысли в нашем разделе комментариев, опубликованном после Рекомендуемой литературы.

Рекомендуемая литература

С годами тема смысла стала моей настоящей страстью. Если вас тоже интересует эта тема, я настоятельно рекомендую вам заказать следующие книги:

  • Экзистенциальная психотерапия Ирвина Ялома (и всех других книг Ирвина Ялома в этом отношении, но особенно этой)
  • Смысл в позитивной и экзистенциальной психологии (блестящий сборник статей Спрингера)
  • Отрицание смерти Эрнеста Беккера (лучшая работа Беккера, отмечена Пулитцеровской премией)
  • «Человек в поисках смысла» Виктора Франкла (в настоящее время очень популярный и часто цитируемый в области PP)
  • Zona: Книга о фильме о путешествии в комнату Джеффа Дайера (книга о фильме Тарковского 1979 года «Сталкер»)
  • Смыслы жизни Роя Баумейстера (погружение в эмпирические исследования)

Помимо книг, ознакомьтесь со статьями, написанными Баумейстером, Вонгом, Леонтьевым, Эммонсом и Майком Стегером.

Я обнаружил, что в том, чтобы задавать вопрос «В чем смысл жизни?» И находить на него возможные ответы, именно в этом заключается мое основное чувство смысла.

  • Баттяни, А. и Руссо-Нецер, П., 2014, Смысл в экзистенциальной и позитивной психологии, Глава 1: Психология смысла
  • Франкл В., 1946, Человек в поисках смысла
  • Стивен Даунс (9 января 2009 г.). Типы смысла. Получено с http://halfanhour.blogspot.com.es/2009/01/types-of-meaning.HTML
  • Леонтьев Д.А. Три грани смысла // Психология России и стран Восточной Европы. 43, нет. 6, ноябрь – декабрь 2005 г., стр. 45–72.
  • Леонтьев Д.А. Феномен смысла: как психология может понять его
  • Маслоу А., 1966, Психология науки
  • Вонг, Пол Т.П., Вонг Л., Макдональд, М.Дж., Клаассен, Д.К., Позитивная психология смысла и духовности. Абботсфорд, Британская Колумбия: INPM Press, 2007. С. 33–44.
  • Вонг, Пол Т.П., Модель поиска смысла и позитивная психология Виктора Франкла, взято с http://www.drpaulwong.com/viktor-frankls-meaning-seeking-model-and-positive-psychology/
  • Ялом, Ирвин Д., 1980, Экзистенциальная психотерапия

Разница между счастьем и смыслом жизни

«Люди могут напоминать многих других существ в своем стремлении к счастью, но поиск смысла является ключевой частью того, что делает нас людьми, и это уникально». - Рой Баумейстер и др.(2013)

Погоня за счастьем и смыслом - две из наших главных мотиваций в жизни. Множество исследований в области позитивной психологии показывают, что счастье и смысл на самом деле являются важными элементами благополучия. Счастье и смысл тесно связаны друг с другом и часто подпитывают друг друга. Чем больше смысла мы находим в жизни, тем более счастливыми мы обычно себя чувствуем и чем более счастливыми мы себя чувствуем, тем чаще мы чувствуем побуждение к достижению еще большего смысла и цели.

Но не всегда.

Все больше исследований показывают, что между поиском счастья и поиском смысла жизни может быть существенный компромисс. Рассмотрим, например, «парадокс отцовства»: родители часто сообщают, что они очень счастливы, что у них есть дети, но родители, которые живут с детьми , обычно имеют очень низкие показатели счастья. Кажется, что воспитание детей может уменьшить счастье, но увеличить смысл. Или возьмем революционеров, которые часто страдают в течение многих лет насилия и разногласий ради более широкой цели, которая в конечном итоге может принести большое удовлетворение и смысл их жизни и жизням других людей.

В своей восхитительной книге «Смыслы жизни» Рой Баумейстер использовал подобные примеры, чтобы доказать, что люди ищут не только счастье, но и смысл жизни. Точно так же выдающийся австрийский психиатр Виктор Франкл, как известно, утверждал, что у людей есть «воля к значению» в своем основополагающем рассказе о его мучительных (но часто значимых) опытах жизни в концентрационном лагере во время Холокоста.

В последние годы ряд исследований подтвердили разницу между счастьем и смыслом.В одном умном исследовании Баумейстер и его коллеги обнаружили, что такие факторы, как чувство связи с другими, ощущение продуктивности, отсутствие одиночества или скуки, способствуют как счастью, так и значению. Однако они также обнаружили некоторые важные отличия:

  • Находить свою жизнь легкой или сложной было связано со счастьем, но не со смыслом.
  • Чувство здоровья было связано со счастьем, но не смыслом.
  • Хорошее чувство было связано со счастьем, а не со смыслом.
  • Нехватка денег уменьшала счастье больше, чем смысл.
  • Люди с более осмысленной жизнью согласились с тем, что «отношения важнее достижений».
  • Помощь нуждающимся людям была связана со смыслом, но не со счастьем.
  • Ожидание глубоких размышлений положительно связано со значимостью, а - отрицательно, - со счастьем. *
  • Счастье больше относилось к тому, чтобы быть берущим, а не дающим, тогда как значение было больше связано с тем, чтобы быть дающим, а не берущим.
  • Чем больше люди чувствовали, что их деятельность соответствует их основным темам и ценностям, тем больший смысл они сообщали в своей деятельности.
  • Видение себя мудрым, творческим и даже тревожным - все было связано со смыслом, но не имело отношения (а в некоторых случаях даже показывало отрицательное отношение) к счастью.

Кажется, что счастье больше связано с удовлетворением ваших потребностей, получением того, чего вы хотите, и чувством хорошего самочувствия, тогда как значение больше связано с исключительно человеческой деятельностью, такой как развитие личной идентичности, выражение себя и сознательная интеграция своего прошлого , настоящий и будущий опыт.

Дополнительную поддержку этой идее можно найти в недавнем исследовании, проведенном Джо Энн Абэ, о влиянии счастья и смыслообразования в течение длительного периода времени. Это исследование преодолевает некоторые ограничения предыдущих исследований по этой теме, такие как опора на анкеты самооценки и оценку счастья и смысла в определенный момент времени.

Эйб извлек меры счастья и смысла из еженедельных журналов, которые писались в течение семестра.Участникам была предоставлена ​​свобода писать о том, что они хотели, и им было предложено подробно рассказать о своих мыслях и чувствах. Таким образом, это исследование позволило людям действительно обработать свои эмоции и интегрировать свой опыт во времени.

Журналы были проанализированы с использованием хорошо проверенной компьютерной программы анализа текста, разработанной Джеймсом Пеннебейкером и его коллегами. Счастье оценивалось по частоте слов положительных эмоций (например, счастье, смех).

Существует общее мнение о том, что значение имеет как минимум два основных компонента: компонент когнитивной обработки, , включающий осмысление и интеграцию опыта, и компонент , предназначенный для целей , который является более мотивационным и предполагает активное преследование долгосрочных целей, отражающих индивидуальный подход. идентичности и выходит за рамки узких личных интересов.Эйб оценила когнитивный компонент значения, анализируя частоту употребления причинных слов (например, потому что, причина) и слов понимания (например, понять, осознать). Она оценила целевой компонент значения, анализируя использование местоимений от третьего лица (которые будет указывать на отстраненную перспективу от третьего лица).

Что нашел Эйб? Во-первых, частота положительных эмоций слабо связана с показателями адаптивного функционирования при последующем наблюдении (от полугода до 7 лет).Фактически, положительная эмоциональность была отрицательно связана с оптимизмом и положительно связана с подавлением эмоций при последующем наблюдении. Этот вывод согласуется с другими исследованиями, показывающими, что даже если смыслообразование может быть связано с негативными эмоциями в данный момент, оно может способствовать большей устойчивости и благополучию в долгосрочной перспективе.

Это открытие также подтверждает потенциальную обратную сторону счастья. В то время как счастье может заставить нас чувствовать себя хорошо в данный момент, избегание негативных мыслей и чувств может со временем замедлить развитие личности.В конце концов, личное развитие часто требует переживания всего спектра эмоций (см. Здесь, здесь, здесь, здесь, здесь). Также появляются новые исследования, согласно которым счастье со временем ассоциируется с усилением чувства одиночества и снижением чувства благополучия.

Напротив, два показателя значения (когнитивная обработка и цель) были положительно связаны с большинством показателей адаптации. В частности, когнитивная обработка данных была очень сильно связана с упорством (страстью и настойчивостью к долгосрочным целям), а самоудаление было прочно связано с благодарностью и благополучием, а отрицательно, - с подавлением эмоций.Более того, взаимодействие между когнитивной обработкой и самоудалением было дополнительно связано с мерами адаптации. Кажется, что смыслообразование особенно адаптивно, если человек может сохранять независимую точку зрения от третьего лица (см. Здесь).

Это исследование добавляет важный нюанс в развивающуюся науку о значении. Изучая значение, его сходства и различия со счастьем, важно использовать несколько методов. Помимо самоотчетов и написания журналов, другие исследователи используют экспертные оценки и геномные методы.Чтобы получить более полную картину, нам нужно будет взглянуть на общую картину, которую выявляют все эти методы.

Хотя это исследование было сосредоточено на различиях между счастьем и смыслом, следует отметить, что оптимальное благополучие часто состоит из и . Как отмечают Тодд Кашдан и его коллеги: «Годы исследований психологии благополучия показали, что зачастую люди наиболее счастливы, когда они заняты значимыми занятиями и добродетельной деятельностью». Действительно, когда мы глубоко вовлечены в деятельность, которая соответствует нашему лучшему «я», мы часто сообщаем о наивысшем уровне удовлетворенности жизнью (см. Здесь, здесь и здесь).

На мой взгляд, дальнейшее исследование сходств и различий между счастьем и смыслом может существенно способствовать нашему пониманию этой «золотой середины» благополучия: того, казалось бы, волшебного сочетания счастья и смысла, которое запускает благотворный цикл, который может в конечном итоге вести к хорошо прожитой жизни. Теперь это было бы действительно значимо.

© Скотт Барри Кауфман, 2016 г., Все права защищены.

Изображение предоставлено: iStock

Примечание. Для получения дополнительной информации по этой теме см. Потрясающую статью Эмили Исфахани Смит в The Atlantic «Жизнь - это нечто большее, чем быть счастливым».

* Интересно, однако, что настоящее глубокое мышление положительно связано как со счастьем, так и со смыслом. Как отмечают исследователи, люди недооценивают, насколько счастливыми они могут почувствовать себя при глубоком размышлении!

Определение и примеры значений в лингвистике

В семантике и прагматике означает, что - это сообщение, передаваемое словами, предложениями и символами в контексте. Также называется лексическим значением или семантическим значением .

В книге The Evolution of Language (2010), W.Текумсе Fitch отмечает, что семантика - это «отрасль изучения языка, которая постоянно сталкивается с философией. Это связано с тем, что изучение значения поднимает множество глубоких проблем, которые являются традиционным основанием для философов».

Вот еще примеры смысла, высказанные другими авторами по этой теме:

Значение слов

«Слово означает« », как эластичные пуловеры, контур которых виден, но чья подробная форма меняется в зависимости от использования:« Правильное значение слова.. . Слово никогда не сидит на камне, как чайка на камне; это то, над чем слово парит, как чайка над кормой корабля », - заметил один литературный критик [Робин Джордж Коллингвуд]».
(Jean Aitchison, The Language Web: The Power and Problem of Words . Cambridge University Press , 1997)

Значение в предложениях

"Можно справедливо утверждать, что, собственно говоря, только то, что имеет , означающее , является предложением .Конечно, мы вполне можем говорить, например, о «поиске значения слова» в словаре. Тем не менее, похоже, что смысл, в котором слово или фраза «имеет значение», является производным от того смысла, в котором предложение «имеет значение»: сказать слово или фраза «имеет значение» означает сказать, что существуют предложения, в которых это встречается, которые «имеют значение»; а знать значение слова или фразы - значит знать значения предложений, в которых они встречаются. Все, что словарь может сделать, когда мы «ищем значение слова», - это предлагать средства для понимания предложений, в которых оно встречается.Следовательно, кажется правильным сказать, что то, что «имеет значение» в первичном смысле, - это предложение ». (Джон Л. Остин,« Значение слова ». Philosophical Papers , 3-е изд., Под редакцией Дж. О. Урмсона и GJ Warnock. Oxford University Press, 1990)

Различные виды значений для разных видов слов

«Не может быть однозначного ответа на вопрос« значений в мире или в голове? » потому что разделение труда между смыслом и референцией сильно различается для разных слов.С таким словом, как , это или , что , смысл сам по себе бесполезен при выборе референта; все зависит от того, что находится в окрестностях в то время и в месте, где это произносит человек. . . . Лингвисты называют их дейктическими терминами. . .. Другие примеры: здесь, там, ты, я, сейчас, и , затем . «Другой крайностью являются слова, которые относятся к тому, что мы говорим, они имеют в виду, когда мы оговариваем их значения в системе правил. По крайней мере, теоретически вам не нужно выходить в мир с открытыми глазами, чтобы знать, что такое приземление или член парламента , или долларов , или американский гражданин , или GO в Монополии, потому что их значение точно установлено правилами и положениями игры или системы .Их иногда называют номинальными видами - виды вещей, которые выбираются только по тому, как мы решаем их назвать ». (Стивен Пинкер, The Stuff of Thought . Viking, 2007)

Два типа значений: семантический и прагматический

"Обычно предполагалось, что мы должны понимать два типа , означающих , чтобы понять, что говорящий имеет в виду, произнося предложение ... Предложение выражает более или менее полное пропозициональное содержание, которое является семантическим значением, и дополнительным прагматическим значение исходит из определенного контекста, в котором произносится предложение. (Эцуко Оиси, «Семантическое значение и четыре типа речи». Перспективы диалога в новом тысячелетии , изд. П. Кюнляйн и др. Джон Бенджаминс, 2003)

Произношение: ME-ning

Этимология

От древнеанглийского, "рассказать о"

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *