Содержание

человек ниоткуда. Тайна личности знаменитого гладиатора

Античность подарила миру великое множество выдающихся полководцев и героев. Не раз они спасали свое отечество, громили вражеские армии, разрушали чужие города. Но при всем богатстве выбора трудно найти более романтичную и трагическую фигуру, чем Спартак. Его страшным именем называл Марк Антоний своего соперника Октавиана, а Цицерон – Марка Антония и народного трибуна Клодия. Но с ним же в панегирике, называя Спартака искусным в военном деле полководцем, сравнивал императора Траяна римский историк Фронтон.

Кирк Дуглас в роли Спартака, фильм 1960 года

Итак, Спартак, «великий своими силами и тела, и души» (Саллюстий).

Отличавшийся «не только большой смелостью и физической силой, но умом и гуманностью. Этим он значительно превосходил других, будучи гораздо более похожим на эллина» (Плутарх).

«Дезертир, ставший разбойником» (Флор).

«Низкий гладиатор, предназначенный быть на арене цирка очистительной жертвой за римский народ» (Синезий).

Кирк Дуглас в роли Спартака

Презренный раб, который, по словам Луция Флора, «был убит и погиб, как подобало бы quasi imperator – «великому императору» (в данном случае римский автор имеет в виду почетный титул, присуждавшийся победившему полководцу солдатами его армии: с этого времени он мог присоединить его к своему имени. Никаких льгот и привилегий это неформальное звание не давало, но считалось высшей наградой и высшим достижением любого военачальника).

Человек, которого фракийская пророчица и жрица объявила богом, во что многие, и рабы, и римляне, поверили.

И даже более того. Вот что писал о восставших рабах Августин Блаженный:

«Пусть скажут мне, какой помог им бог из состояния маленькой и презираемой разбойничьей шайки перейти в состояние государства, которого пришлось страшиться римлянам со столькими их войсками и крепостями? Уж не скажут ли мне, что они не пользовались помощью Свыше?»

Августин Блаженный, город Трогир, Хорватия

Вдумайтесь в эти слова! Христианский автор конца IV—V в. в. от Р.Х. спрашивает своих читателей: какой бог пришел в Италию летом 74 г. до Р.Х. под именем Спартака? Марс, Аполлон, Геркулес или неведомый бог чужой страны? А, может быть, восставшим рабам помогал Тот, чей Сын скоро будет распят в Иерусалиме, и 6 000 крестов на Аппиевой дороге – это всего лишь репетиция другого, Главного Распятия?

Распятые рабы, фильм "Спартак", 1960 г.

Оставим мистику и подумаем о другом: откуда взялось это странное имя – Спартак? Почему, ослепив своим ужасным блеском надменных римлян, не встречается оно больше ни в одном источнике – ни один человек не носил его в Риме, Греции, Фракии, Испании, Галлии, Британии, Азии ни до, ни после нашего героя. Да и имя ли это? Вопросов больше, чем ответов. Давайте же попытаемся ответить хотя бы на некоторые из них.

Согласно самой распространенной версии, Спартак был фракийцем. Плутарх пишет: «Спартак, фракиец, происходивший из племени номадов». В этой короткой фразе сразу же бросается в глаза противоречие, которое подрывает доверие к источнику: дело в том, что фракийцы «номадами», то есть «кочевниками» никогда не были. Некоторые исследователи высказали предположение, что мы имеем дело с ошибкой переписчиков, и предложили читать эту фразу следующим образом: «Спартак, фракиец из племени медов». Племя медов во Фракии, действительно, обитало – в среднем течении реки Стримона (Струма). Столица этого племени, как предполагают, находилась рядом с современным городом Сандански.

Памятник Спартаку в городе Сандански, Болгария

Афиней утверждал, что вождь восставших гладиаторов был рабом от рождения. Но Плутарх и Аппиан сообщают, что Спартак был воином-фракийцем (возможно, даже командиром невысокого ранга), сражался против Рима и попал в плен.

Флор, римский историк, автор «Эпитом Тита Ливия», считает Спартака фракийским наемником, дезертировавшим из римской армии. Именно эту версию использовал в своем знаменитом романе Рафаэлло Джованьоли: его герой, фракиец Спартак, воевал против римлян, попал в плен, но за свою храбрость был зачислен в один из легионов, и даже получил звание декана. Однако воевать против соплеменников не стал, бежал, но был пойман, и лишь после этого продан в рабство.

Фракия на карте Римской империи

Фракийцы и воевали с Римом, и служили в его войсках наемниками, а во время восстания Спартака римская армия во главе с Марком Лицинием Лукуллом воевала во Фракии. Военнопленных и рабов из этой страны в Риме хватало, так что версии Плутарха, Аппиана и Флора вполне правдоподобны. Единственное слабое место этих гипотез в том, что ни один известный нам фракиец не носил это красивое и звучное имя. Даже после облетевших весь мир известий о неслыханных победах Спартака жители Фракии не стали называть им своих мальчиков, что весьма странно: это ведь так естественно – назвать сына в честь великого земляка-героя. Пытаясь разрешить данное противоречие, некоторые исследователи выдвинули предположение, что речь идет о представителе фракийского царского рода Спартокидов, правивших одно время в располагавшемся на территории Крыма Боспорском царстве.

Боспорское царство на карте

Золотой статер Перисада V, последнего царя Боспорского царства династии Спартокидов

Однако династия Спартокидов была прекрасно известна римлянам, спутать имена Спартак и Спарток они не могли. Более того, если бы можно было отождествить вождя восставших с членом царского дома Спартокидов, это непременно было бы сделано. Ведь сами римляне особых иллюзий по поводу этой войны не питали и в выражениях не стеснялись. Поэт Клавдиан, например, говорит о Спартаке:

«Огнем и мечом бушевал он вдоль всей Италии, битвой открытой не раз он сходился с консульским войском, у слабых владык отнимая их лагерь, доблесть свою потерявших Орлов в позорных разгромах часто оружьем восставших рабов разбивал он».

Другой поэт, Апполинарий Сидонский, тоже чувств своих сограждан не щадит:

«О, Спартак, привычный консулов разгонять отряды. Нож твой был посильнее меча их».

Но кто «разгоняет» консульские армии? Если заморский царевич, то ничего особенного в этих поражениях нет – всякое на войне случается. Поражение от достойного противника не оскорбительно, а победа над ним – великая честь. Вот, например, сегодня Ганнибал гоняет гордых квиритов по Италии, а они его завтра – по Африке. Что в итоге напишут римские историки? Вражеский полководец, конечно, герой и молодец, каких поискать, однако воспользоваться плодами своих побед он не сумел и потому как стратег Сципион лучше Ганнибала, а Рим, как государство – лучше Карфагена. Но если римские легионы «разгоняет» гладиатор Спартак – это совсем другое дело, это катастрофа, чреватая потерей статуса мировой державы. Даже война с рабами в Сицилии не была так позорна в глазах римлян, как война с гладиаторами. Дело в том, что и этрусками, и римлянами гладиаторы почитались людьми, уже переступившими порог между мирами, и принадлежавшими духам подземного царства. Они были очистительными жертвами за какого-нибудь важного вельможу (если его наследники могли позволить себе такое дорогостоящее жертвоприношение), либо за весь народ. Образно говоря, Ганнибал для римлян был огнедышащим драконом, прилетевшим из-за моря, а Спартак, которого Орозий сравнил с Ганнибалом – жертвенным быком, убежавшим от алтаря и разгромившим половину Рима. И никакие будущие победы не могли искупить позора поражений. Вспомним, знаменитую децимацию Марка Красса, которая, буквально, потрясла всех: армии республики понесли тяжелейшие потери, и Рим трепещет от страха. И в этих условиях Красс казнит каждого десятого воина потерпевших поражение легионов. И не просто казнит – он приносит своих воинов в жертву: по сообщению Аппиана, эти казни сопровождаются мрачными обрядами посвящения несчастных подземным богам. Быть может, целью Красса было не наказание «трусов», а попытка добиться благосклонности владык загробного мира? Возможно, он желал склонить их на свою сторону, дабы они отказали в помощи своим клиентам – уже принадлежавших им гладиаторам. И именно за это обращение к чужим и страшным богам он не был удостоен триумфа после победы над восставшими – всего лишь оваций (но в лавровом венке). Потому что триумф – это торжественная церемония благодарности Юпитеру Капитолийскому, от помощи которого Красс фактически отказался, обратившись к чужим для Рима богам. И, может быть, именно за обращение к подземным богам Красса так ненавидели в Риме?

Марк Лициний Красс, бюст, Лувр, Париж

Достаточно мистики на сегодня, поговорим о других версиях происхождения имени нашего героя. Некоторыми исследователями было выдвинуто предположение, что Спартак – греческое имя, которое произошло от названия мифического народа спартов, выросших из драконьих зубов, посеянных фиванцем Кадмом. Носить его мог как эллинизированный фракиец, так и грек. Ведь мы помним слова Плутарха, что Спартак был «гораздо больше похож на эллина».

Дени Фуатье, Спартак (1830 г.). Мрамор. Лувр, Париж

Но, может быть, Спартак – это не имя, а прозвище? Историкам известен фракийский город Спартакос. Не мог ли Спартак быть его уроженцем? Довольно убедительно и весьма логично. Но, если уж речь пошла о прозвищах, то почему это прозвище не может быть кличкой? Причем кличкой презрительной – ведь гладиаторы были самым неуважаемым сословием Рима. В данном случае, кличкой собачьей: именно так, Спарт или Спартак звали одну из трех собак, растерзавших своего хозяина – превращенного Артемидой в оленя Актеона. То есть, Спартак – человек-пес, терзающий своих хозяев-римлян! Весьма интересная магия имен, однако вождя рабов назвали так еще до восстания. Но почему же, в отличие от других, этот гладиатор мог получить «нечеловеческое» имя? Объяснение может быть следующим: Спартак – не раб от рождения, и не военнопленный, ранее он был свободным человеком, даже не италиком, а римлянином. В этом случае он не мог выступать на арене под собственным именем: и к хозяину могли появиться лишние вопросы, и бывший римский гражданин понимал, что став гладиатором, он опозорил свой род. И из Италии, быть может, Спартак не ушел именно потому, что ему некуда было уходить. Мы ведь помним, что из Цизальпинской Галлии он зачем-то повернул назад, и с пиратами, якобы, не сумел договориться. Может быть, просто не хотел уходить? Не солдаты его упросили, а, наоборот, он уговорил командиров своей армии остаться и пойти на Рим. Но, продавать в рабство граждан Римской Республики, было запрещено законом. И, тем более, нельзя было римского гражданина продать в гладиаторы. Гладиаторские бои считались в Риме занятием настолько позорным, что даже обычных рабов нельзя было принуждать принимать в них участие без достаточного основания. Цицерон ставит гладиаторов в один ряд с самыми отвратительными преступниками, когда говорит, что «нет в Италии такого отравителя,

гладиатора, бандита, разбойника, убийцы, подделывателя завещаний, который не назвал бы Катилину своим другом». Тот же Цицерон в «Тускуланских беседах» пишет: «Вот гладиаторы, они — преступники или варвары». Не удивительно, что слово «ланиста» (владелец гладиаторской школы) в переводе на русский язык означает «палач».

Гладиаторы, мозаика, вилла Боргезе

Гладиатор, мозаика, вилла Боргезе

Самые удачливые из гладиаторов могли быть чрезвычайно популярны, но, тем не менее, оставались при этом париями – самыми презираемыми членами общества.

Обучение гладиаторов, кадр из фильма "Спартак", 1960 год

За что же мог быть продан в гладиаторы Спартак, если, действительно, был римским гражданином? Чем заслужил он столь тяжелое и позорное наказание? И было ли такое вообще возможно в то время?

Годы, предшествующие восстанию Спартака, для Рима были очень тяжелыми и неприятными. Совсем недавно закончилась так называемая Союзническая война (91-88 г.г. до н.э.), в которой Риму противостояли коренные племена, попытавшиеся создать на своих землях государство Италия. Победа не принесла римлянам облегчения, потому что почти сразу же началась Первая гражданская война (83-82 г.г. до н.э.), в которой на стороне Мария против Суллы выступили многие полисы италиков. И, рассказывая об армии Спартака, Саллюстий утверждает, что в ее составе были «люди, свободные духом и прославленные, бывшие бойцы и командиры армии Мария, незаконно репрессированные диктатором Суллой».

Плутарх также сообщает, что некоторые из восставших были заключены «в темницу для гладиаторов вследствие несправедливости купившего их господина, посмевшего отправить на арену римских граждан, героически защищавших свободу от тирании Суллы».

Сулла, против которого, если верить сообщениям Саллюстия и Плутарха, ранее сражались некоторые бойцы и командиры армии Спартака, бюст, Венеция

Варрон же прямо говорит, что «Спартак был несправедливо брошен в гладиаторы».

В пользу не вполне обычного происхождения Спартака может говорить и тот факт, что в Риме постоянно бунтовали рабы, то и дело возмущалась армия, гладиаторы же до появления нашего героя, на удивление, оставались покорными своей незавидной судьбе. И даже после примера, показанного Спартаком, великолепно владеющие оружием и обреченные на верную гибель гладиаторы попытались взбунтоваться лишь дважды – оба раза неудачно. Во времена правления Нерона в городе Пренесте бунт гладиаторов был подавлен охраной. При императоре Пробе (III век) гладиаторам удалось прорваться на улицу – но и только. А вот когда в школе Лентула Батиата оказался «несправедливо брошенный» туда (Варрон) и похожий на эллина (Плутарх) Спартак, гладиаторы вдруг восстали, и не только вырвались на свободу, но стали громить римские легионы. Спартак, конечно же, должен был быть умелым и сильным воином, но таковых среди его товарищей по несчастью было немало. Удивляет другое: как полководец Спартак намного превосходил военными талантами всех своих соперников. Порой трудно поверить, что безупречно маневрировавшей в сложнейших условиях армией мог командовать бывший раб, либо простой наемник или рядовой солдат-фракиец. Непонятно также, откуда у чужеземца, запертого в четырех стенах гладиаторской школы, такое знание дорог и местности Италии, причем, как Северной, так и Южной. Горы, бурные реки, леса и болота – для Спартака этих препятствий словно не существует. Он всегда оказывается там, где хочет, и всегда опережает противника. Не забудем также, что Спартак умен, явно имеет какое-то образование и, по словам Плутарха, отличается гуманностью (по сравнению со своими соратниками, конечно же). Но, с другой стороны, почему бы получившему свободу несправедливо репрессированному римскому гражданину, человеку «свободному духом и прославленному», после первых побед не объявить свое настоящее имя и не заявить потенциальным сторонникам, что он идет в Рим, дабы восстановить справедливость? Ведь сторонники у него должны быть. Вот Гай Юлий Цезарь, например. Семья этого молодого честолюбца сильно пострадала от репрессий Суллы, да и сам он едва спасся в то время. Сейчас Цезарь военный трибун и любимец римлян, зачем ему связываться с, мягко говоря, непопулярным Крассом, если у него будет такой мощный союзник? Рафаэлло Джованьоли в своем романе такой союз считает вполне возможным: именно Цезарь предупреждает Спартака о том, что заговор гладиаторов раскрыт. Увы, ни Цезарь, ни кто-либо другой на союз со Спартаком не пойдет. Во-первых, он слишком скомпрометировал бы себя, поддержав восставших рабов, во-вторых, сторонников у Суллы не меньше, чем у Мария, они не вернут полученные от диктатора землю, усадьбы и дома, не откажутся от должностей. Начнется новая гражданская война. В этом случае Рим будет разрушен не восставшими рабами, а самими римлянами. Цезарь понимает это и потому ни в коем случае предложение Спартака не примет, а все оставшиеся в живых родственники «прославленного» человека, вероятно, будут уничтожены.

Но версия о римском происхождении Спартака вступает в явное противоречие с многочисленными свидетельствами весьма и весьма уважаемых историков, практически единодушно утверждающих, что он был фракийцем. Да и как бы удалось Спартаку «сойти за своего» среди настоящих фракийцев?

К тому же некоторые римские историки (Синезий, например) называют «фракийца» Спартака «галлом»: «Выходцы из Галлии Крикс и Спартак, люди из низких гладиаторов».

Орозий с ним не согласен, он уточняет: «Под начальством галлов Крикса и Эномая, и фракийца Спартака они (гладиаторы) заняли гору Везувий».

То есть, Крикс – галл, но Спартак, все-таки, как и сообщают другие авторы, фракиец. Откуда такая путаница? Многие исследователи вполне резонно полагают, что гладиаторы-галлы и гладиаторы-фракийцы не обязательно были настоящими галлами или фракийцами: речь может идти не о национальности, а о вооружении бойцов. Гладиаторы, получившие галльское оружие, автоматически становились «галлами», фракийское – «фракийцами».

Плутарх пишет: «У некоего Лентула Батиата была в Капуе школа гладиаторов, из которых большинство были галлы и фракийцы».

Возникает вопрос: речь, действительно, идет о выходцах из Галлии и Фракии? Или – о представителях условных «команд» (корпораций) Галлии и Фракии? А ведь среди гладиаторских корпораций были еще и «самниты», например. Не обманула ли гладиаторская специализация Спартака его поздних биографов? Может быть, их ввело в заблуждение то обстоятельство, что на арене цирка фракиец Спартак выступал в «команде галлов»?

Живший в I-II в.в. н.э. римский историк Флор утверждает, что Спартак принадлежал к гладиаторской корпорации мирмиллонов (по серебряной рыбке на их шлемах). Однако во времена Спартака такой корпорации еще не существовало. Но были похожие по вооружению гладиаторы и назывались они… галлами! Итак, Спартак, действительно, мог выступать «в команде галлов», и тогда, называя нашего героя фракийцем, Афиней, Аппиан, Плутарх, Орозий и Флор все же имели в виду его национальную принадлежность, а не гладиаторскую специальность. Кстати, на конном портрете нашего героя, обнаруженном в Помпеях в 1927 г., он держит в руке не совсем обычный короткий широкий меч, похожий на галльский – но не боевой, а гладиаторский (боевой галльский меч – более длинный и не такой широкий).

Фрагмент настенной фрески в Помпеях, реконструкция

Плутарх пишет о том, что гладиаторы с радостью поменяли свое «позорное» оружие на настоящее – боевое. После ряда побед Спартак, разумеется, мог выбрать себе любой трофейный меч, самый дорогой или красивый, но на последнюю битву он, видимо, пошел с оружием, которым владел лучше всего.

Так кем же на самом деле был Спартак? Возможно, когда-нибудь историками будут открыты документы, которые прольют новый свет на личность знаменитого вождя римских рабов.

Пора узнать все о Спартаке. Гладиаторе, в честь которого назвали главный клуб России - Легенды Спорта - Блоги

Спартак, рожденный свободным фракиец из племени медов, побывал солдатом вспомогательной римской армии, дезертиром и разбойником, заклейменным рабом, гладиатором и, наконец, лидером повстанцев, каким его помнят даже спустя тысячелетия.

В I веке до нашей эры Спартак восстал против республиканского Рима, армия которого наводила ужас на весь мир. Это был храбрый мученик, боровшийся за свободу.

Его дух окончательно окреп, когда он стал выдающимся атлетом-гладиатором в амфитеатре Капуи. За доблесть на арене ему должны были не раз возлагать на голову лавровый венок, как это делали греки на Олимпийских играх. Гладиаторов ненавидели, но одновременно ими восхищались: они были сильнейшими атлетами республики.

Вскоре те же римляне, что в экстазе выкрикивали имя Спартака, в ужасе следили за тем, как он поднимает войска из рабов, осужденных, военнопленных. Бунтари жаждали свободы и признания общества, чтобы освободиться от позорного клейма и войти в историю.

О Спартаке написаны сотни статей и книг, его жизнь экранизирована выдающимся режиссером Стэнли Кубриком, о нем снимают сериалы. А еще его имя носит самый титулованный футбольный клуб России.

***

«Народная команда» получила окончательное название в 1935 году. Как рассказывает в книге «Встречи на футбольной орбите» Андрей Старостин, это произошло в квартире на Спиридоновке: «После длительных споров и бесконечного количества предложений судьбу названия решила книга Джованьоли «Спартак», к месту попавшая на глаза Николаю (Старостину – Sports.ru), когда инициативная группа футболистов собралась у него на квартире для обсуждения этого вопроса.

Братья Старостины

«Нам нужен девиз, отображающий лучшие качества личности атлета: мужество, волю к победе, стойкость в борьбе, ловкость и силу, верность идее. Вождь римских гладиаторов имел все эти достоинства. Предлагаю назвать общество «Спартак»! – сказал Николай, подняв книгу вверх. Всем понравилось. На том и порешили».

Иную версию предложил бывшему вратарю «Спартака» Владимиру Маслаченко Николай Старостин, когда они ехали в поезде.

«Ты понимаешь, история о том, что на столе лежала кем-то забытая книжка Джованьоли, а я бросил на нее взгляд и понял, как будет называться команда, – красивая выдумка. Мы назвали так клуб в честь оппозиционного молодежного движения Эрнста Тельмана в Германии. В это закладывалась скрытая контрдинамовская идея, но этого никто не должен был понимать, иначе название бы ни при каких обстоятельствах не прошло. Отсюда и романтическая выдумка про Джованьоли». Эта цитата взята из книги Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди».

Экс-форвард «Спартака» Никита Симонян сказал «Спорт-Экспрессу», что нужно придерживаться официальной версии, предложенной Андреем Старостиным. «Хотя говорили, что Александр Косарев, секретарь ЦК комсомола, участвовавший в основании клуба, предложил название «Спартак», поскольку в те годы Гитлеру в Германии противостояло спартаковское движение. Помню даже стихи Михаила Светлова: «Мы шли под грохот канонады, мы смерти смотрели в лицо. Вперед продвигались отряды – спартаковцев, смелых бойцов». Но ведь и те спартаковцы взяли название из великой истории о гладиаторе, воспетой Джованьоли в XIX веке. Так что в любом случае корни – оттуда».

Новое название звучало в СССР громко, поскольку Спартак был популярным персонажем в советской идеологии – о нем писали Маркс и Энгельс. Спартака возводили в ранг несостоявшегося революционера, который боролся с несправедливостью. «Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов», – такие слова есть в Манифесте коммунистической партии.

Владимир Ленин в лекции «О государстве» говорил: «Спартак был одним из самых выдающихся героев одного из самых крупных восстаний рабов около двух тысяч лет назад. В течение ряда лет всемогущая, казалось бы, Римская империя, целиком основанная на рабстве, испытывала потрясения и удары от громадного восстания рабов, которые вооружились и собрались под предводительством Спартака, образовав громадную армию».

Название для команды логично одобрили на самом высоком уровне, да и болельщики отнеслись к нему благосклонно. Оно точно звучало ярче прежних: «Красная Пресня», «Пищевики», «Дукат» и «Промкооперация». Кстати, в квартире Николая Старостина предлагали и такие варианты: «Феникс», «Штурм», «Атака», «Промкооп», «Стрела», «Вымпел», «Звезда» и даже «Ларек» или «Лоток». С тех пор «Спартак» оставался единственным в СССР клубом, названным в честь революционера (таковым он считался в советской идеологии) и одновременно атлета.

Перед северной трибуной «Открытие Арены» установлена бронзовая статуя гладиатора, в которой, конечно же, просматривается образ вождя повстанцев – сильно потрепанного в боях. Фанаты придумывают перформансы, связанные со Спартаком – пару лет назад они принесли на матч баннер с изображением трех гладиаторов верхом на конях, естественно, с унизительным для ЦСКА подтекстом (животные были с красно-синими гривами и выпученными глазами). Был как-то раз использован текст легендарной песни «Арии» «Колизей» на матче с «Локо»: «Твой враг в пыли, жалок и слаб». Правда, Спартак никогда не выступал на Колизее – в его время арену еще не построили. Полотна с гладиаторами на трибунах не сосчитать, фанатов в гладиаторских шлемах – тоже.

Ассоциации со Спартаком как символом борьбы пользуются успехом и среди радикальных фанатов. В 1996-м была основана фан-группа GladiatorsFirm – так называемый «хардкор». Ее представители, подобно гладиаторам, любят сражаться, их лозунг – «Победа или смерть». Жестокие драки с фанами других команд – приоритет. Первая крупная стычка не зря считается днем их основания. В интернете есть видео, на которых фанаты GladiatorsFirm дерутся в перчатках, занимаются в зале, готовясь к столкновениям. Среди них – бывшие военные и профессиональные бойцы – образ гладиатора идеально им подходит. Воин в шлеме с гребнем вытатуирован у многих из них на груди. Кстати, бойцы GladiatorsFirm не скрывают того, что они «правые». «Мы носим татуировки на все тело. Люди могут подумать, что мы бывшие зеки и что наши песни и кричалки призывают к ненависти, но это не так. Мы не бывшие заключенные, не расисты. Мы лишь желаем смерти тем, кто ненавидит Россию», – приводит слова одного из «гладиаторов» Владимира Inoprosport.ru со ссылкой на LaVozdeGalicia.

Клуб тоже использует образы, которые навевает гладиатор Спартак. Иногда случаются казусы. На домашнем матче с «Динамо» футболистов при выходе на поле сопровождали римские легионеры. Их воссоздал военно-исторический клуб LegioIIICyrenaica. Правда, римские легионеры вообще-то уничтожили Спартака.

Босс отдела по организации и проведению мероприятий клуба Анна Шебалкина оправдывалась: это были легионеры из охранных когорт, которые присутствовали на поединках Спартака в Капуе.

Спартак крепко связан со спортом. Он прошел через массу испытаний, его статус свободного фракийца роковым образом изменился, и он всеми силами пытался его вернуть.

Надеемся, этот текст покажет Спартака как великого спортсмена и человека с трагичной судьбой. Вы узнаете:

• как складывалась судьба Спартака до становления гладиатором – достоверных сведений о том периоде мало, но по имеющимся фактам мы воссоздали это время;

• становление Спартака-гладиатора – как он попал в школу ланисты Батиата, как тренировался и как организовал восстание;

• республиканский Рим – каким он был и почему Спартак поднял мятеж в крайне болезненный для римлян момент;

• реконструкция восстания Спартака – разбираемся, как его военные таланты удерживали повстанцев в схватке с Римом несколько лет.

***

В богато обставленном доме за обеденным столом вместе с красивой женщиной знатного происхождения сидел ее сын, поглощенный трапезой.

Фракийке из племени медов было грустно: она увидела свежие синяки на теле мальчика, снова отчетливо поняв, что его будущее предопределено. Скоро он уедет, чтобы воевать – такова судьба. И все же каждый день видеть, как муж выбивает из сына дух на тренировках, было для нее тяжким испытанием.

Им повезло – они жили в достатке на склоне Родопских гор, но времена для варваров настали тяжелые. Единства не было и не намечалось, а воинственные соседи все чаще шли на Фракию. Часто на них нападали римляне, аппетиты которых росли беспрестанно.

Обед прервал высокий голубоглазый воин, голова которого будто горела от ярко-рыжей растительности. На лице его отпечатался глубокий траур по погибшему другу. Говорили, он умер бесславно, бежав с поля боя – спину предателя проткнул вражеский меч. Его тело должны были с почестями погрести в каменной гробнице с высеченной на ней историей жизни одного из самых свирепых и доблестных воинов-медов, которых только знали фракийцы. Но теперь оно будет гнить там, где осталось.

Если бы он только пал от рук врага в красивом, открытом сражении... Тогда, согласно традиции, о нем бы сейчас горевали его многочисленные женщины. А лучшая удостоилась бы чести быть убитой и погребенной рядом. Однако столь бесславная смерть для меда была худшим исходом – и теперь его имя находилось под запретом.

Но ведь они столько лет дружили, дрались с самыми свирепыми врагами, что рыжебородый по-настоящему горевал об утрате. Он не верил в то, о чем упрямо твердили немногочисленные выжившие в битве с римлянами.

– Сын! – проревел он. – Ты у меня будешь выдающимся воином. Я не позволю, чтобы над тобой когда-нибудь смеялись! Кузнец сковал тяжелый и острый меч, которым ты скоро проткнешь первого врага. Это мой подарок тебе. А теперь – иди сюда, воин, и получай оружие!

Мальчик побежал к отцу, взял меч и благодарно поднял голову, но увидел жестокий оскал незнакомого человека, который жаждал его убить. И успел поднять меч, чтобы защититься от удара. Отец обрушил на него мощь всех фракийских богов, меч вывалился из рук мальчика, раздался хруст еще неокрепшей кости. Ребенок взвыл от боли, а отец уже замахивался для нового удара.

– Ты что делаешь? – вскрикнула женщина, оказавшись меж мужчин. – Как же он станет воином, если ты сейчас убьешь его? Утихомирь ярость во имя богов!

Мальчик молча подхватил меч левой рукой, оттолкнул мать и едва заметным, молниеносным движением направил лезвие в незащищенное место. Он стал отрешенным от эмоций учеником, который придумал интересный финт, способный принести ему победу.

Громадный рыжебородый увалень, стоявший перед ним, на минуту перестал быть его отцом – теперь это был враг. Острая боль в правой руке лишь направляла, заставляла ощущать биение сердца в хиленькой пока еще груди. Отец увернулся, но лезвие прошлось по его бицепсу. Юный воин с удивлением понял, что наслаждается криком родителя – ведь он только что ранил искусного меда, пережившего немало опасных поединков.

– Далеко пойдешь! – восхитился отец. – Я мечтаю, что в наших разобщенных фракийских землях однажды появится воин с духом Тереса, который вновь объединит наши племена. О, Терес рубил на куски персов, афинян, македонцев, решивших, что кто-то имеет право диктовать свою волю фракийцами, делать из нас пленников, покорно сидящих на цепи... Может, мой сын станет новым славным вождем?

***

Подросший мед, унаследовавший отцовскую рыжую шевелюру и пронзительные голубые глаза, проявил себя как доблестный воин, яростно сражаясь со всеми врагами Фракии. О его умении биться вскоре прознали римляне, заключившие с фракийскими племенами перемирие.

Молодого воина пригласили во вспомогательные войска республики – и он изучал римскую армию изнутри. Многие фракийцы, искушенные возможностью заработать, последовали его примеру. Но у будущего предводителя восстания были иные цели. Он заглядывал в будущее, понимая, что мир скоро будет нарушен.

– Римляне – вероломные твари. Сегодня они с тобой дружат, а завтра втыкают нож в горло, – предупредил фракийца отец.

Римский консул Луций Корнелий Сулла нарушил перемирие всего через три года и устроил бойню родному племени фракийца – медам. Войска стремительно продвигались по их землям, устраивая страшные погромы и захватывая людей в рабство.

Бюст Суллы из Новой глиптотеки Карлсберга

Сулла влюбил в себя римских солдат, и они дрались за полководца, щедро раздававшего им военные трофеи. Это был жестокий, циничный политик, стремившийся пресечь все интриги сенаторов. Однажды Сулла заставит их назначить себя первым за 120 лет диктатором республики.

Подросший фракиец дезертировал, как только римские войска приблизились к его родным землям. Он вернулся на родину, желая дать им отпор.

Римляне считали варваров садистами: фракийцы пили вино из человеческих черепов и издевались над пленниками, сжигая их или удушая дымом, а беременных женщин пытали, исторгая из их чрева нерожденных детей. Такие страшилки только подогревали ярость римских воинов.

Молодой мед знал совсем другую сторону соплеменников: четкие понятия о боевой чести, о доблести, об их стремлении защищать землю любой ценой.

Фракиец рвался в бой, чтобы отец им гордился. Вот только когда римляне нагрянули, он оказался к этому не вполне готов – даже не успел надеть кожаный шлем и фамильные доспехи. С лисьей шапкой на голове, в длиннополом хитоне, поверх которого был накинут суконный бурнус, и с толстыми оленьими шкурами, обмотанными вокруг ног, он наваливался на римлян, пытаясь изрубить как можно больше тел огромным двуручным мечом.

За счет мудрой тактики и хорошей реакции он избегал серьезных ранений. Римляне испытывали первобытный страх перед отчаянным, невероятно сильным медом, рычавшим во время каждой своей атаки как бешеный зверь. Но они теснили его количеством.

Рисунок фракийского пехотинца

Сулла был слишком силен – и Фракия дрогнула. Мед бежал в республику, решив, что будет отравлять римлянам жизнь изнутри, устраивая разбойничьи нападения. Его злило, что Фракия не оказала достойного сопротивления. Но в республике за его голову уже обещали вознаграждение – его считали дезертиром.

Диктатору Сулле, который подчинил фракийцев Риму, не суждено было увидеть, как бьется на арене гладиатор по имени Спартак. Однажды он отрекся от власти и доживал остаток дней в поместье, где не проходило ни дня без разнузданных пиршеств и театральных представлений.

***

Воин лежал на кушетке, прижимая руку к неглубокому, но мучительно саднящему порезу на животе. Раненый тяжело дышал и часто моргал из-за того, что крупные капли пота щипали глаза.

Фракийка укрывала у себя будущего гладиатора. Он ждал, когда она принесет лекарства. На днях они договорились стать мужем и женой. Мед знал, что обрекает ее на жалкую жизнь, пока римляне будут за ним охотиться, но сила их любви была слишком велика.

Вместо женщины в каморку, где укрывался беглый наемник, вошли римские солдаты. Один из них подошел к раненому бойцу и, нагнувшись, плюнул ему в лицо, а затем надавил на рану так, что раненый потерял сознание.

Когда фракиец очнулся, на нем уже было выжжено клеймо раба. Его руки и ноги заковали в цепи, он лежал в грязном хлеву со свиньями. Он потерял самое ценное, что у него было в жизни – свободу. Раб обреченно закрыл глаза и впервые перестал ощущать, что как-то связан с Тересом, что ему предначертано великое будущее. Голоса богов, направлявшие его, тоже замолкли. Он перестал в них верить.

Рожденный быть свободным и лишенный теперь этой величайшей привилегии остался наедине с горем.

***

В те времена римляне активно эксплуатировали рабов, они были даже у небогатых. В какой-то момент 20% от всего населения Рима составляли рабы! Ими становились фракийцы, сирийцы, галлы, германцы, все те, кого захватывали республиканские войска.

«Продажа невольницы» – картина Жана-Леона Жерома

Рабов задействовали в сельскохозяйственных угодьях, на рудниках и виллах, и, конечно же, использовали как зверушек на гладиаторских аренах.

Наиболее влиятельным органом власти тогда был римский сенат – сборище самодовольных, ненасытных патрициев. Они жаждали преумножать богатства, нередко с помощью произвола и коррупции. Когда-то сенат был всего лишь совещательным органом, призванным помогать работе магистрата, но со временем стал, по сути, главным правительственным учреждением. И попасть в него стало заветной мечтой для многих.

Увы, со временем сенаторы перестали думать о судьбе простого гражданина республики. Фраза «сенат и римский народ» была выгравирована на всех республиканских штандартах – то есть, шло прямое противопоставление аристократии и плебса.

Диктатор Сулла непомерно раздул сенат – людей в тогах с пурпурной полосой стало больше полутысячи. После смерти диктатора никто из сенаторов не мог обрести такого же влияния, хотя многие копировали его поведение, стремились к обогащению всеми доступными средствами. При этом никто не хотел брать на себя чрезмерную ответственность – ведь многие земли, завоеванные республикой, были охвачены огнем мятежей. Вот почему восстание рабов могло стать серьезным ударом по республике. И у бесправной части населения все чаще появлялись вопросы к хозяевам.

Главным развлечением для сенаторов и магистратов были смертельные гладиаторские бои. Впрочем, плебс тоже их любил: бои отвлекали народ от проблем – засух, нехватки денег, налогов.

Чем хуже была ситуация, чем больше росло недовольство населения и тем масштабнее проводились игры. Гладиаторы становились разменной монетой: их смерть тешила самолюбие патрициев, а простой народ на время забывал о бедственном положении.

***

Крепкие римляне волокли изнуренного фракийца по улочкам Капуи. Голову и руки раба поместили в прогнившую деревянную колодку, а ноги связали ржавой цепью так, чтобы он не мог широко шагать. Глаза его были полузакрыты, а зубы плотно сжаты.

Раб знал, что хозяин, для которого он выполнял грязную работу, продал его за несколько сот сестерциев. Его бывший угнетатель потом еще долго удивлялся, почему за бунтаря с нестабильным характером выложили столько денег.

Но у фракийца был внушительный послужной список: много воевал, имел идеальное телосложение, отличался храбростью, силой и выносливостью. А еще ему вынесли смертный приговор, отсрочить который можно было только выдающейся работой в лудии. Идеальный кандидат в гладиаторы.

Мозаика с изображением гладиаторов в галерее Боргезе

Капуя когда-то была такой же презренной, как и ее гость. Жители города в сотне километров от Рима переметнулись на сторону Ганнибала, за что население вырезали, а трупы сожгли. Долгое время разгромленный город пустовал, пока его вновь не заселили.

Теперь же главной его достопримечательностью стал лудий Батиата, благодаря которому Капуя вышла из жесткой изоляции – провинцию стали регулярно посещать патриции.

– Ну, что тут у нас? – посмотрел на живой товар ланиста Батиат, как только новобранца доставили к нему в резиденцию. – Покрутите его, хочу посмотреть, с чем предстоит иметь дело!

Батиат потрогал мышцы, словно ощупывал мясо на прилавке. Унизительный осмотр длился несколько минут, пока Батиат, выругавшись, не вернулся за стол.

– Придется обождать с твоим выходом на арену, уж больно ты слаб, долго не продержишься, – проворчал он. – Хочется, чтобы твои кишки не размазали по песку слишком быстро. По-хорошему, ты обязан отработать каждый вложенный в тебя сестерций, иначе я отдам твой труп на съедение шакалам, а имя навсегда обесчещу. Как там тебя, кстати?

– Фракиец, – отрапортовал один из конвоиров, поскольку раб вместо ответа сплюнул себе под ноги. – Его имя…

– А не важно, – остановил его Батиат. – Мне плевать на имя, которое ему дали при рождении. Дай-ка подумать… Знавал я в прошлом гладиатора, который мне нравился. Он продержался недолго, но имя мне запомнилось, да и отваги ему было не занимать. Он потребовал кровавой бани, ему дали такую возможность. Но врагов было слишком много… Хотя он успел забрать в загробный мир парочку. И звали его Спартак! Да, отныне ты будешь Спартаком, решено. Забудь о своем прежнем имени; если я узнаю, что ты его используешь, наказание будет суровым.

Было видно, как Батиат доволен: имя звучное, его будет удобно выкрикивать посетителям амфитеатра.

Потом ланиста рассказал Спартаку, какая жизнь его ждет. Сначала – присяга и объявление себя юридически мертвым. Затем – знакомство с тренерами, которые немедленно приступят к обучению. И только потом выход на арену.

Во время каждой схватки Спартак обязан следовать инструкции: общаться с противниками только жестами и соблюдать правила чести – в случае падения и последующего решения зрителей, что он недостоин жизни, ему придется убить себя кинжалом или подставить горло под меч соперника.

«Клятва Спартака» – работа Луи-Эрнеста Барриа в Париже 

Спартак почувствовал отвращение к Батиату и, поддавшись минутному порыву, назвал его сыном шлюхи. Батиат вздрогнул, его мясистые губы затряслись от гнева – он щелкнул пальцами, и конвоиры принялись избивать Спартака. Но так, чтобы не портить товар – не наносить увечья, которые могли бы помешать на арене. После этой трепки Спартак едва мог дышать.

– Тварь. – процедил сквозь зубы Батиат. – Ты должен лизать мне пятки и молиться богам о моем здоровье, что я принял тебя здесь, а не позволил палачам разрубить пополам. До сих пор ты был ничтожеством, а здесь, если ты добьешься признания, у тебя будет все. Своя каморка, вкусная еда, лучшие наложницы, деньги, а в отдаленном будущем, возможно, свобода. Если ты еще раз позволишь себе что-то подобное, лично перережу тебе глотку. А твой череп будет стоять у меня на столе, и я буду сплевывать в него. В общем, поступлю в лучших традициях фракийских варваров... А теперь уберите его с глаз!

***

Спартак стоял на солнцепеке, обхватив руками деревянный меч и обливаясь потом. Полдня он под разными углами бил по деревянной балке, врытой в землю.

Уперев мощные кулаки в бока, за ним приглядывал нубиец, когда-то – знаменитый на всю Капую гладиатор. Он надел лишь облигарию, а его блестевшая на солнце кожа была черной как душа ланисты.

Когда-то давным-давно его пригнали в Рим из Африки, ожидая, что он сдохнет во время первого же боя, но он не только выстоял, но и стал одним из лучших. Батиат очень сожалел, что нубиец состарился и был годен только для работы тренером. Но со временем успокоился – тот делал машины для убийства даже из слабаков.

– Мед, ты должен работать усерднее, – процедил сквозь зубы нубиец и ударил Спартака палкой по спине.

– Я клал на эти тренировки, мой меч проткнул столько людей, что тебе и не снилось, – рассмеялся Спартак и получил еще несколько ударов – на этот раз по икроножным мышцам.

– Здесь не действуют правила, которые работали на войне, – спокойно сказал нубиец, когда Спартак поднялся. – Если ты не будешь разучивать движения, то быстро сдохнешь. Я тут для того, чтобы тебе не раскроили череп. Держи!

Он вручил Спартаку меч из металла, который был в три раза тяжелее деревянного. И заставил фракийца отрабатывать удары по корпусу еще несколько часов, пока тот не упал без сил. Нубиец разочарованно покачал головой, подошел к Спартаку и пнул его.

– Надеюсь, мастер отобьет хотя бы один сестерций, потраченный на тебя, – сказал он и тут же упал – Спартак схватил его за ногу, а когда тот оказался на земле, попытался добраться до его горла. К ним подбежали другие гладиаторы и оттащили Спартака. Нубиец держался за шею и с вытаращенными глазами смотрел на фракийца.

Он даже не выругался – горло выдавило только хрип.

***

Полководец и бизнесмен Марк Лициний Красс сидел с сенаторами в почетной ложе амфитеатра Капуи. Сулла когда-то считал его правой рукой, вместе они участвовали в разгроме марианской партии. Теперь же, после смерти Суллы, сенаторы видели в Крассе человека, которому можно доверить сложные и деликатные военные поручения.

Бюст Красса из Лувра.

Красс улыбался сенаторам – он прекрасно понимал, что те могли благотворно повлиять на его политическую карьеру. Но и пресмыкаться перед ними он не собирался. О его богатствах, нажитых на крови врагов Рима, слагали легенды – он заработал репутацию человека жестокого и опасного.

Красс лениво посматривал на арену, где шли последние приготовления к баталиям. Рядом с ним сидела миловидная афинянка с копной каштановых волос. Претор обнимал ее за тонкую талию, чувствуя, как она часто дышит – то ли из-за жары, то ли от волнения.

Наконец на арену вышел фракиец-мед, которого публика освистала. На нем был шлем, закрывавший голову целиком, с зернистой решеткой для глаз и массивными металлическими нащечниками. Со шлема на публику взирал железный грифон, символ возмездия, а красные перья будто напоминали, что совсем скоро прольется чья-то кровь.

Правое предплечье фракийца защищал наруч, блики от которого слепили римлян. Ноги прикрывали длинные поножи, способные выдержать несколько приличных ударов любого оружия. В правой руке фракиец крепко держал меч-сику с коротким кривым лезвием, а в левой – прямоугольный щит, защищавший корпус.

– Я приготовил занятный пролог к празднику, – заговорил Батиат. – Фракиец – дебютант арены, который неплохо зарекомендовал себя во вспомогательной армии Рима. Но он был слишком дерзок во время нашего знакомства, поэтому я выставил против него трех бойцов. Я решил, что не буду спускать ему дерзость. Тренер нахваливал этого ублюдка, и почему-то мне кажется, что его шансы на выживание не призрачны.

Красс впервые улыбнулся, глотнул вина и начал обсуждать с Батиатом железную руду, которая в изобилии встречалась на фракийских землях.

В это время фракийца окружали противники. Он ринулся к ближайшему – ретиарию, который уже размахнулся, чтобы набросить сеть. Секундное замешательство стоило ему жизни – скрытым движением Спартак перерезал незащищенное горло. Ретиарий, не понимая, что все уже закончилось, бросил слабеющей рукой сеть, сделал два шага вперед и завалился на песок лицом вниз.

В эту сеть наступил самнит, воин, упакованный в доспехи намного лучше ретиария. Спартак бросил щит и свободной рукой потянул сеть – самнит покачнулся, взмахнув рукой с доспехом и открыв грудь, по которой фракиец тут же ударил. Ему пришлось отвернуться от самнита, который на самом деле был смертельно ранен и оседал, чтобы блокировать выпад копьем галла. Лезвие прошло по касательной – кровь брызнула из раны, но Спартака это только раззадорило.

«Пальцы вниз» Жана-Леона Жерома

Красс вдруг понял, что забыл о вине и сенаторах, – его интересовали методичные действия Спартака. Он делал все настолько быстро, что не удавалось как следует насладиться боем: противники падали, будто были чучелами, не способными на сопротивление.

Последний из них, галл, не скрывал страха перед Спартаком. Он только и пытался держать его на расстоянии копьем, но фракиец бил по орудию, пока лезвие не отвалилась. Потом он ударил галла ногой по животу, и тот рухнул на песок, глядя на своего палача.

– Добить! – вынесла приговор толпа, и Спартак, вздохнув, исполнил пожелание одним ударом.

– Спартак! Спартак! Спартак! – бесновались зрители, пробуя имя на вкус – и оно им нравилось. Фракиец, покончив с врагами, не стал задерживаться ради почестей и скрылся с арены.

– Разве можно так отмахиваться от обожающей толпы? – досадливо покачал головой Батиат. На самом деле он ликовал, понимая: фантастический воин принесет славу его лудию.

– Этот Спартак далеко пойдет. Я никогда не видел столь быстрых рук и такой светлой головы, – подтвердил его мысли Красс.

***

Спартак ел ячменную кашу, внимательно слушая разговоры гладиаторов. Многие вспоминали о жизни до Батиата – и в ней не было ничего хорошего.

– У моего хозяина была дурная привычка: если ему казалось, что мы недостаточно изжарились на солнце, вспахивая землю, он кидал в нас камни, – рассказывал картавый германец. – Если он был пьяным, эта забава не сильно нас беспокоила, но вот когда он был трезв и рука его была тверда... Однажды он бросил камень с такой звериной злостью, что раскроил череп моему другу. Его вопль до сих пор звенит в моих ушах, хотя на арене Батиата я слышал уже немало криков.

Спартак понял, что аппетит испорчен, но продолжил есть – ему нужны были силы. Он с тоской посмотрел на германца, который мог одним ударом меча убить быка.

– Мой хозяин собирал нас ночью, чтобы мы избивали друг друга, – теперь заговорил долговязый афинянин. – Мы разбивались на пары и дрались, а он орал: «Кровь, я хочу видеть кровь, вы – мои личные гладиаторы!» Однажды я не выдержал и крикнул ему: «А ты что же, сенатор?». А он был небогатым землевладельцем и сильно комплексовал. Тогда он подошел ко мне с глиняным горшком и разбил его о мою голову, крича: «Для тебя я dominus, тварь!» Клянусь Эринией, я мечтал в тот момент проткнуть его копьем за все унижения.

Спартак одобрительно посмотрел на гладиатора, для которого воспоминания оказались не такими травмирующими. К дискуссии присоединился галл, который говорил крайне редко, но внезапно его понесло на откровения:

– Как только меня заклеймили, я отправился на рудники, и в первый же день понял, что это хуже смерти. Часто рабы на рудниках умирали – кто-то от недоедания, кто-то накладывал на себя руки. Случались и обвалы, их мы боялись больше всего. Как-то камнями раздавило с десяток рабов, но хозяевам было плевать, они требовали, чтобы мы продолжали работать. Оказалось, что среди заваленных был и мой брат – когда нас подпустили к месту обвала, я с трудом откопал его. И когда разбросал камни, под которыми скрывалась верхняя часть туловища, едва не потерял рассудок: у брата срезана половина лица. И вот тогда я с ненавистью посмотрел на римского охранника в доспехах. Больше всего на свете мне хотелось услышать его предсмертный хрип.

«Гладиаторы после боя» Хосе Морено Карбонеро

Спартак медленно поднялся, и все повернули к нему головы. Он уже заработал репутацию одного из лучших гладиаторов в истории Капуи. Охранники их не слышали, поскольку дежурили у входа в трапезную.

– Крикс, ты редко говоришь, но всегда по делу, – заговорил Спартак, обращаясь к галлу. –  Мы все пострадали от римлян. А вы когда-нибудь задумывались, по какому праву они распоряжаются нами так, будто мы их вещи? Почему мы исполняем все их прихоти? Они боги? Нет! Они такие же люди – их брюхо можно вспороть, и они истекут кровью, как свиньи.

Спартак почувствовал, как крупная ладонь прикрыла ему рот. Он попробовал встать, но его обхватил стальной хваткой Эномай, друг Крикса.

– Слушай теперь меня! – шепот Эномая подействовал успокаивающе, Спартак прекратил сопротивление. – Мы и правда пострадали от римлян, но в лудии все изменилось. Здесь мы имеем значение, многие обласканы вниманием толпы, у нас есть кров и пища, нам разрешено встречаться с женщинами, лучшие врачи и массажисты обслуживают нас. Нам платят тысячи сестерциев, о чем некоторые римляне и мечтать не могут. А то, что изрыгает твой поганый рот, очень похоже на призыв к мятежу. Если так, то ты идиот. Заслужи свободу на арене! Еще немного, и толпа потребует даровать тебе рудис – деревянный меч, гарантирующий свободу. А пока не смей говорить о мятеже, иначе из-за твоей глупости мы все лишимся жизни.

Их разговор прервал Батиат, вошедший в трапезную. Его жирное лицо было белым от гнева. Спартак поднялся, полагая, что ланиста подслушал разговор – это означало, что его ждет смерть.

Батиат приказал следовать за ним – гладиаторы, переглянувшись, пошли. Во дворе лудия они увидели распятого сирийца: он был черным, его облили смолой. Батиат объяснил, что сириец пытался бежать, но его легко поймали.

– Эта участь ждет любого, кто попытается поступить так же, как этот неблагодарный ублюдок, – сказал Батиат и повелел сжечь гладиатора. Крик сирийца был столь громким, что поморщился даже Спартак.

И тут же поймал на себе выразительный взгляд Эномая.

***

Батиат дорожил Спартаком. Лучшие гладиаторы не так часто выходили на арену, чтобы действительно биться насмерть – игры проводились регулярно, но ланисты ротировали состав, давая отдых звездам. Батиат показывал Спартака только самым почетным гостям вроде магистратов или сенаторов.

– Я дал вам краски, чтобы вы расписали все стены Капуи именем Спартака! – объявил Батиат слугам, зная, что вот-вот на фракийца посмотрят почетные гости из Рима. – Трибуны ждет великое зрелище. Я примчусь на арену на колеснице, чтобы утонуть в овациях и объявить, что рубиться выйдет сам Спартак.

Фреска с изображением гладиаторов

К Батиату пришел консул. Едва увидев магистрата, ланиста понял – предстоит непростой разговор.

– Дорогой Гней Лентул, боюсь, у меня скверные новости: нам очень нужны очистительные жертвы, – огорошил гость. – В конце февраля нужно пожертвовать лучшими воинами.

– Я должен устроить кровавую баню и лишиться тех, кто много лет приносит мне сокровища? – вскочил Батиат. – Можете засунуть очистительные жертвы в задницу, я не пойду на это!

Консул посуровел, едва сдержав себя, чтобы не достать меч из ножен. Но он знал, что реакция Батиата будет скверной – от таких новостей любой ланиста приходил в ярость.

– Ты забываешься, – процедил сквозь зубы магистрат. – У тебя нет права спорить. И ты знаешь, что вознаграждение будет щедрым, твои переполненные сокровищницы удвоятся. В феврале твои лучшие гладиаторы пустят друг другу кровь. Смирись с этим!

Коротко кивнув, консул ушел, и Батиат, развалившись на стуле, закатил глаза в бессильной злобе. Разговор невольно подслушал слуга, пришедший за краской. Он был любовником одного из гладиаторов и вскоре рассказал ему об очистительных жертвах – обычно участники баталий узнавали о них лишь в самый последний момент.

***

– Эномай, ты до последнего убеждал меня, что восстание гладиаторов – дело гиблое, но римляне хотят очередную бойню, дабы увидеть наши кишки, – говорил Спартак на тайном собрании – охранников отвлекли гладиаторы, устроившие мнимую потасовку. – Очистительные жертвы убьют многих из нас... Во имя чего? Пора нам самим сеять смерть и освобождать угнетенных!

Эномай яростно покачал головой, понимая, что спорить со Спартаком бесполезно: если тот задумал восстание, то лучше к нему примкнуть. Галл знал, что за измену накажут всех, и лучше уж пасть в бою, в красивой попытке стать свободным, чем быть распятым или сожженным.

– Твоя взяла! – пробормотал галл, но твердо обхватил протянутую руку Спартака. Крикс улыбнулся и хлопнул соплеменника по плечу.

– Рабы, военнопленные, преступники – вот кто мы, хоть и носим титул гладиаторов, – произнес Спартак, обращаясь к мятежникам. – Именно отбросами общества нас и считают, а вовсе не доблестными воинами, как нам того бы хотелось. А для меня главный показатель – крик «Добей», что зачастую раздается с трибун, когда один из братьев падает на песок. Вот что они действительно о нас думают: что мы животные, отданные на закланье. Да, у нас есть привилегии, о которых постоянно напоминает упрямец Эномай, но нет главного – свободы. Если вы пойдете за мной, обещаю, мы соберем огромное войско. Оно утопит Рим в крови ублюдков, которые отняли у нас свободное небо над головой.

Спартак знал, что устроить побег невозможно – все оружие гладиаторов находилось в арсенале, который надежно охранялся. И все же выход имелся. Батиат был человеком мнительным, но даже его пытливый ум не устоял против смекалки Спартака, которому помогал продумывать побег Крикс. Когда Эномай выслушал их идеи, то внес небольшие коррективы.

Современная статуя Спартака

Мятеж начался на кухне, где повара готовили роскошный пир для гладиаторов – Батиат хотел, чтобы его лучшие воины подошли к бойне в лучшей форме. Он был уверен, что гладиаторы не знают о грядущих очистительных жертвах.

В последний момент Батиат раскрыл заговор, но было поздно. Спартак, Эномай и Крикс ворвались на кухню, чтобы собрать ножи и вертела, за ними последовали остальные мятежники (всего восставших было около 70). Охранники, падая от смертельных ударов гладиаторов, оставляли куда более серьезное оружие. Батиат и пикнуть не успел, как его горло перерезал лучший гладиатор Капуи.

Следуя по улицам и убивая патрульных, Спартак неожиданно наткнулся на телеги с оружием, которое везли другим гладиаторам в соседний город. Это была большая удача.

***

Магистрат Курий Марселиус Ливий принимал ванну вместе с двумя рабынями – жена уехала к родственникам, а это отличная возможность пошалить. Больше всего ему нравились фракийки. В их глазах он видел непокорность и возбуждался, понимая, что ломает их волю, когда принуждает выполнять самые низменные желания.

Фракийки были обнажены и податливы. Но в глазах он видел еще и отчуждение. Иногда это его раздражало. Он схватил нож и приставил лезвие к животу рабыни, имя которой постоянно забывал. Она никогда даже не пыталась изобразить удовольствие во время любовных утех, не издавая ни единого звука. Магистрат испытывал к ней самые сильные чувства, но все чаще это была ненависть.

– Я заставлю тебя стонать, пусть не от моих ласк, так от моего гнева! – закричал он и надавил ножом на живот. Вода в бассейне стала быстро краснеть – фракийка действительно застонала, и магистрат довольно усмехнулся, ослабив давление.

Вдруг послышался шум, потом лязг металла – охранники с кем-то боролись. Фракийка, воспользовавшись замешательством магистрата, перехватила у него нож и воткнула в шею.

Потом сжала нож, чтобы добить и себя – и тут в зал для омовения ворвались гладиаторы. Спартак подошел к ванной и протянул фракийке руку. Она узнала несостоявшегося жениха, которого забрали у нее несколько лет назад. За укрывательство дезертира ее сделали рабыней, тоже отправив в Капую.

По пути к городским воротам Спартак не только вернул себе жену, но и устроил несколько погромов, чтобы пополнить запасы. Он звал угнетенных за собой, и многие вливались в ряды мятежников. Остаток городской охраны попытался дать бой Спартаку возле ворот, но силы были неравны. Гладиаторы ушли в ночь, награбив припасов.

«Спартак» – скульптура конца XIX века.

Первые римляне, еще недавно кричавшие на арене «Спартак! Спартак!», захлебнулись в крови, встретившись с бывшим кумиром лицом к лицу.

***

Сенаторы недолго совещались, узнав о восстании гладиаторов. Военное положение Рима было слишком непростым, и разбойничьи нападения отошли на второй план. Все лучшие полководцы республики выполняли военные поручения за пределами государства.

Спартак заинтересовал сенаторов только досадными набегами на провинцию Кампани, где отдыхала аристократия. Тогда в сенат вызвали претора Клавдия Глабра.

– Это будет быстрый и славный военный поход, – заверили его сенаторы, отметив, что у Спартака слишком мало сил. Глабр поверил и решился, чтобы хоть немного прославить свое имя в отсутствие знаменитых полководцев.

Собрав небольшое ополчение из 3 тысяч почти случайных человек, римский претор настроился на победу и почести. Только Спартак оказался вовсе не безумным мятежником, каким его выставляли сенаторы, а искушенным воином, способным принимать неожиданные решения.

Поначалу Глабр загнал мятежников на Везувий и перекрыл им путь с потухшего вулкана. Но Спартак нашел выход, приказав своим людям сплести канаты и лестницы из виноградных лоз, растущих на склоне Везувия. Спустившись со скал на противоположной от Глабра стороне, мятежники ночью прокрались в лагерь претора и перерезали всех (и Глабра).

Темным пятном на победе мятежников стала гибель Эномая, одного из лидеров восстания.

– У нас сейчас ничего нет, – уставшим голосом говорил Спартак на совещании. – Ни нормального оружия, ни армии... Но мы будем использовать любую возможность, чтобы пополнять ряды. К нам с радостью переметнутся рабы, задействованные на угодьях, и невольные пастухи. У них есть примитивное оружие: вилы, топоры, серпы, цепы. Среди нас есть мастера, которые смогут перековать металл в оружие и смастерить щиты из подручных средств.

Да, наши ряды укреплены гладиаторами, но рано или поздно нам встретится профессиональная армия. Но вот что меня радует – в южной части Рима есть много италиков, которые хорошо помнят, как с ними обращались цепные псы Суллы. Думаю, они станут нашими союзниками на пути к цели.

– А какая у нас цель? – спросил Крикс, до того слушая вождя молча. – Я вижу только одну – падение Рима, падение угнетателей. Триумф тех, кто живет под пятой римских ублюдков.

– Я вижу цель в том, чтобы сохранить свободу и обрести кров, – осторожно начал Спартак. – Мы можем покинуть республику через Альпы, не бросаясь на меч открытым животом. Мы должны мыслить приземленными категориями. В любом случае нам придется драться, отдавать жизни без колебания. Рим силен, и он пошлет на нас легионы. И не с тупыми лидерами вроде Глабра, а с военачальниками уровня Красса или Помпея, о силе которых все хорошо наслышаны. Прямо сейчас сенаторы нас недооценивают – мы должны этим пользоваться.

Бюст Помпея из Новой глиптотеки Карлсберга

О судьбе рабовладельцев, унижающих человеческое достоинство, я не сильно тревожусь, но не хочу, чтобы погибали невиновные. Постараемся избежать массового кровопролития. А для надежного тыла надо налаживать контакты с плебсом. И если у нас будут драгоценности или сестерции, то мы заплатим за отнятые железо и руду. И всю добычу поделим поровну.

В ответ раздался гул возмущения, но Спартак ушел, оставив ближайших соратников недовольными – не этого они ждали. Им хотелось превратиться в зверей и наброситься на республику, отомстить за все, что терпели столько лет, а заодно поживиться. Это стремление объединяло их всех, эту армию Спартака, которая разрасталась на глазах. Но с мнением Спартака все-таки считались.

В своей палатке, уставший от боя и долгих переговоров, Спартак прилег рядом с фракийкой и, нежно гладя ее волосы, спросил, что нашептывает ей бог Дионис. Фракийка прижалась к лидеру мятежников, поцеловав его так нежно и крепко, что вскоре он забыл о вопросе. Но женщина Спартака прекрасно понимала, что скоро он снова задаст этот вопрос.

И тогда она ответит, что Спартака ждут только печальные события.

***

Армия Спартака, сходу разбившая войско претора Публий Варния, росла и двигалась по южным землям республики. Идеям мятежников сочувствовали, поэтому количество солдат беглого гладиатора в какой-то момент достигло 70 тысяч.

Спартак активно пользовался знаниями, полученными на службе во вспомогательных войсках римской армии. Он создал легкую и тяжелую пехоту, набрал конницу. Его армия, как и у противника, состояла из легионов (самые крупные формирования), которые делились на более мелкие части: когорты, манипулы и центурии. При этом Спартак доверял командование отдельными частями войск своим соратникам – Криксу, Касту и Ганнику.

Случались и крупные неудачи. Например, расчет на активное содействие италиков не оправдался: они не сдали Спартаку ни одного города. Рабы, узнавая об успехах мятежников, стали массово восставать и устраивать расправы над своими хозяевами, убивая зачастую и простых жителей, что категорически не нравилось италикам. Спартак пытался избежать ненужных жертв и всегда искал компромисс.

Однажды, ворвавшись в очередной город, его люди обесчестили крупную матрону – италийку по происхождению. Не выдержав бесчестья, матрона наложила на себя руки. Тогда Спартак устроил в память о ней грандиозные гладиаторские бои с участием 400 пленных.

Мозаика с изображением гладиаторов

– Брат, сегодня я счастлив, – говорил Ганник, глядя, как его бывшие хозяева рубят друг друга на импровизированной арене. – Ты только посмотри на их искаженные от страха рожи! Еще недавно они ходили на наши бои у Батиата, плевали на убитых…

Спартак улыбнулся Ганнику, затем поднялся и, надев фракийский шлем, вышел на место бойни, где выбрал себе в соперники крупного римлянина. Тот, осознав, какой шанс ему дают, набросился на него с копьем. Он был большим, сильным и ловким – копье задело Спартака, фракиец покачнулся, брызнула кровь. Римлянин, сделав выпад, подставился под меч Спартака, и, развернувшись к противнику, сделал несколько нетвердых шагов, после чего упал на колени, схватившись за рану на животе. Его внутренности вываливались, он судорожно прижимал их к себе, глядя вытаращенными глазами на Спартака. Тот поднял окровавленный меч, не обращая внимания на то, что сам получил неприятную рану, и толпа приветствовала его мощным ревом. Двумя ударами Спартак отсек голову римлянину, после чего поднял ее за волосы.

– И такова будет участь любого, кто посмеет посягнуть на нашу свободу! – крикнул он, после чего швырнул голову в песок.

***

Пока Спартак укреплял позиции на юге республики, римский сенат искал выход из положения. А когда пришла новость, что мятежник двинул на север, сенаторам стало жутко.

Им не нравилась непредсказуемость Спартака: в бой пошли консулы Луций Геллий Публикола и Гней Корнелий Лентула – война со Спартаком наконец-то стала приоритетом.

Он двигался к Альпам, маневрируя так, чтобы консулы не настигли его войско. Спартак всерьез подумывал уйти за пределы республики и обрести свободу, но эта идея не нашла отклика в сердце многих его соратников, в том числе могучего Крикса. Тот хотел захватить Рим.

– Сдается мне, Крикс, что ты снова чувствуешь себя рабом, – вздохнул Спартак после одной из перепалок. – Ты жаждешь повести людей в пекло войны, но понимаешь, что я стал для тебя препятствием, очередным хозяином, посадившим тебя на цепь. Хорошо. Я дам тебе шанс. Можешь забирать галлов и германцев и действовать по своему усмотрению. Но учти, быть во главе армии – это совсем не то же самое, что подчиняться приказам вожака. Ты должен думать очень быстро и отвечать уже не только за свою жизнь. Уверен, что справишься с такой ответственностью?

Крикс хмыкнул, после чего подошел к Спартаку и крепко сжал его плечо.

– Не бойся за галла, у него был лучший учитель из всех возможных.

***

Спартак, вскоре узнав о гибели друга в сражении, сохранил холодный рассудок. Хитрыми маневрами он разбил обе консульские армии. И устроил масштабные гладиаторские бои, почтив память Крикса убийством 300 римлян.

Позже Спартак продолжил движение в Испанию. Ведь там был Квинт Серторий, еще один возможный союзник. Однако во время пира в честь выдуманной победы заговорщики из числа ближайших приближенных закололи Сертория, и Спартак отказался от прежних планов и повернул на юг. Причем приказал сжечь обоз и убить пленных, чтобы ничто не помешало его передвижению.

Теперь у него созрел план: бросок на Сицилию – остров, где уже поднимали восстания рабы, место, где можно пополнить запасы, восстановить силы и подумать, что делать дальше.

Статуя Спартака в Болгарии

Когда в сенате узнали об очередном провале кампании против Спартака, не справившихся консулов отозвали. Марк Лициний Красс, до того стоявший в стороне, понял, что это возможность завоевать воинскую славу – все помнили, что он был сподвижником Суллы и человеком, который купался в роскоши.

Он действительно считался великим дельцом, а вот о его полководческих талантах постепенно забывали. Убийство Спартака сделало бы Красса героем. Ведь Рим задрожал, когда мятежник неожиданно повернул с севера на юг. Но фракиец прошел мимо, отправившись на юг через Луканию к Мессине.

У Марка Красса было войско, которое он содержал за большие деньги, оно было готово к отправке в любое время. Ему дали два оставшихся легиона консулов, после чего 50-тысячная армия выдвинулась на Спартака, у которого было 120 тысяч человек (включая некомбатантов – раненых, военнопленных, женщин и детей).

Приняв командование римскими войсками в операции со Спартаком, Красс торжественно пообещал уничтожение фракийца.

Но поначалу получил звонкую оплеуху.

***

Мрачный Красс сидел в палатке, глядя на легата Муммия – тот, несмотря на прохладную погоду, обливался потом. «Пустить ему кровь, что ли», – думал Красс. У двух легионов, которые поручили Муммию, спартаковцы забрали римские штандарты с изображением орла. Иными словами, римлян не просто разбили – беглые рабы нагнули их как податливых шлюшек.

Если бы Красс вовремя не вмешался, от легионов Марка Муммия остались бы только воспоминания. Поход на банду Спартака начался с позора.

– Ты поставил под сомнение мою репутацию, ослушавшись прямого приказа, – заревел наконец Красс. – Мне до сих пор кажется, что это сон. Многие поплатились за то, что недооценивали Спартака. У этого раба есть мозги. Нет никого, кто бы не знал о мощи римских солдат, но какой-то варвар делает из нас посмешище два года...

Красс вплотную подошел к Муммию, схватил его за подбородок и заглянул в глаза. Он увидел в них все что угодно, но только не раскаяние. И тогда Красс принял решение.

– Пущенная кровь, вот что действительно работает, вот что мобилизует, только этим можно заставить мозги работать. Словами тут делу не поможешь.

Красс обратился к своему первому помощнику, сказав слова, от которых Муммий пошатнулся – теперь он смотрел на главнокомандующего совсем другими глазами.

– Но децимация запрещена, это нарушение всех законов, – заскулил Муммий, бросившись к Крассу. – Я считаю…

Не успев договорить, легат повалился от удара. Красс трясся от гнева – ему снова перечили. Но он справедливо полагал, что после децимации все изменится. Каждый десятый из трусов, бежавших от Спартака, будет показательно убит. И больше никто не посмеет драпать с поля боя.

Бюст Красса из Новой глиптотеки Карлсберга

– В децимации поучаствуешь и ты, – ухмыльнулся Муммию Красс. – Собирай всех трусов, которые потеряли знамя и бежали словно псы, поджавшие хвост. Надеюсь, ты вытянешь справедливый жребий и сдохнешь на глазах у своих же солдат. Я хочу, чтобы за децимацией следили все мои воины, это будет показательная экзекуция. Отныне я не потерплю никаких самонадеянных поступков, все буду подчинены единственной цели – уничтожению своры разбойников, возомнивших себя богами.

В децимации погибли несколько тысяч солдат. Спартаку бы радоваться – римляне убивали друг друга сами, но узнав о методах, он только затревожился. Стало понятно: теперь римляне пойдут в атаку с тем же отчаянием, что и его соратники.

***

Ситуация стремительно выходила из-под контроля Спартака: его огромное войско было подобно зверю с сотней голов, каждая из которых мыслила по-своему. Тело чудовища он еще контролировал, но с огромным трудом.

Спартак отошел в лагерь на Регийском полуострове, планируя переход на Сицилию с помощью плотов из бревен и балок. Неспокойное море не позволяло мятежникам далеко отплывать от берега. Увлекшись невыполнимой миссией, Спартак загнал себя в ловушку на узком перешейке. Подошел Красс, повелевший вырыть ров длиной в 55 километров и глубиной в 5 метров.

Два полководца столкнулись лбами.

Красс опасался Спартака, поэтому из земли, вырытой для рва, построил вал. Гладиатор огрызался, несколько раз даже пытался прорвать блокаду, но римляне прочно стояли и почти не теряли людей, а вот ряды спартаковцев редели. Однако мятежник держался и придумывал хитрые ходы. Например, восставшие подожгли хворост и накидали его в ров, отчего дым мешал врагу видеть, что происходит в лагере Спартака.

Однажды, когда дым рассеялся, Красс увидел повешенного римского солдата – из вспоротого живота вываливались внутренности. Спартак словно дразнил главнокомандующего республиканской армией, хотя и находился в проигрышном положении.

Закрыв глаза, Красс вспомнил Спартака-гладиатора. Он вновь провернул в голове сцену, как тот расправился с тремя врагами, хотя это было его дебютное выступление в амфитеатре Капуи. Полководец понимал, как прекрасен его соперник, но в то же время презирал его происхождение, дезертирство из армии, рабское клеймо. И маниакальное желание Спартака копировать римские порядки в своей армии: бесило даже то, что фракиец облачался в одежду убитого претора.

Вскоре в палатку Красса гонец доставил весточку от сенаторов – они сообщали, что мясник Помпей спешит на помощь. А значит, лавровый венок победителя Спартака могут возложить на чужую голову.

***                                                                                             …

Холод пронизывал Спартака до костей, когда он, наступая на трупы, переходил ров претора Красса. Его войско впервые за долгое время замолкло, все происходило в полной тишине. Туман, опустившийся на лагерь Красса, был только на руку спартаковцам, которые стрелами перебили часовых, и вырывались на свободу. Свобода была близко – в лагере Спартака начался страшный голод, уже поговаривали о каннибализме. Но лидер, как всегда, нашел выход: после нескольких стычек, из-за болезней и голода накопилось достаточно трупов, чтобы завалить ими ров, смешав с песком и хламом. Времени до рассвета оставалось совсем мало. Спартак форсировал участки рва, которые меньше всего контролировала армия претора.

Но Красс заметил беглецов – началась атака, в которой войско Спартака таяло на глазах. Однако гладиатор увернулся от смертельного удара и увел часть соратников за собой. Да, он бежал, понимая, что нужны отсрочка, перегруппировка и новая мобилизация. Он все еще желал лучшего будущего для своих солдат. Но в это же время сенат отдавал приказ Помпею и наместнику Македонии Марку Лукуллу, брату воевавшего с Митридатом Луция Лукулла, отправляться на юг, чтобы добить восставших рабов.

– Я с радостью надену на себя еще один лавровый венок, – усмехался Помпей, разбивший изменников в Испании. – Красс купается только в золоте, но не в крови врагов Рима. Его долгая и неэффективная осада – позор для республики.

Статуя Помпея в Милане

Мясником Помпея называли за то, что он беспощадно казнил всех, кто ему сдавался. Для него было делом принципа успеть убить мятежника раньше Красса.

И Красс, конечно, это понимал. И помчался за бежавшим в Брундизию Спартаком. Его войску не давали времени на передышку – и тогда фракиец предложил Крассу переговоры.

***                                                                                            …

Гонец, который принес предложение Спартака, не оказал никаких знаков почести римскому полководцу. Наоборот, смотрел с усмешкой. Претор ответил ему не менее яростным взглядом, а затем разорвал на части послание Спартака. Оба выхватили мечи, Красс был ловчее: ударил по предплечью и следующим движением отрубил голову упавшему воину.

Голова жертвы улетела в ту сторону, где находился Спартак. А тот уже двигался в сторону Брундизии, прекрасно понимая, каким будет ответ Красса. Фракиец готов был отдать жизнь, чтобы спаслись остальные, поэтому пытался вступить с Крассом в переговоры. Не вышло.

От его армии откалывались части – пока не легионы, а когорты, но тех, кто больше не верил в Спартака, становилось все больше. Впрочем, Красс легко разбивал всех, кто откололся.

– Давай атакуем Брундизию, куда ты опять бежишь? – спросили Ганник и Каст вождя, когда тот устремился мимо Брундизии на Балканский полуостров. Посмотрев в глаза соратникам, Спартак увидел взгляд, который когда-то был у Крикса. Он означал: «Или делаешь так, как говорим мы, или вали дальше один».

Спартак вздохнул, у него не было сил препираться. Он понимал, что давать бой Крассу безумие, и лучше сделать это, когда будет более подходящий момент. Поэтому двинулся дальше, а галлы разбили лагерь возле Брундизии. У них была почти половина войска Спартака, но они тут же попали под Красса.

Ганник и Каст, одни из лучших римских гладиаторов, бились насмерть, словно снова оказались на арене Капуи. Но против них уже была не безликая милиция, которую когда-то собрали Глабр и Вариний. Это была армия, от которой дрожал целый мир. И она была зла как никогда. А главное, солдаты Красса стояли до конца, помня об унизительных децимациях.

Спартак вернулся за Ганником и Кастом в попытке их отбить, но не помог и отступил. Красс не достал лидера мятежников, но был доволен: 35 000 трупов восставших рабов, головы Ганника и Каста, пять отвоеванных римских орлов и ликторских связок с секирами – достойный итог битвы. Увы, голова Спартака осталась на месте.

А он тем временем, отступая к Петелийским горам, дал бой легату Красса Луцию Квинкцию. Разношерстная армия Спартака билась настолько отчаянно, что даже отборные римские воины пали, а квестор Тремеллий Скроф получил тяжелейшее ранение, кое-как сбежав с римской конницей.

После битвы Спартака окружили соратники.

– Мы требуем боя с Крассом. Мы только что разгромили его легата, пора показать, чего мы на самом деле стоим. Хватит бегать от орла, пора свернуть ему шею!

Еще несколько ближайших сподвижников Спартака обнажили мечи и двинулись к нему. Лидер мятежников тяжело дышал, закрывая спиной жену.

– Сохраним силы для решающей битвы с Крассом, – сказал он, надевая фракийский решетчатый шлем.

– Спартак! Спартак! Спартак! – раздался хор мужчин, объединенных общей целью – убить римлян, размозжить голову Крассу, сохранить свободу.

– Наверное, сюда уже почти пришел Помпей, – задумчиво сказал Спартак, поворачиваясь к жене. – Я дам бой, того требуют от меня солдаты. И совесть. Но и некоторые тактические соображения. Быть может, если Помпей придет, Красс попытается поскорее достать меня, чтобы первым отрубить голову главному врагу Рима. Помпей тоже заспешит. В этом наш последний шанс… В том, что они допустят ошибки и я найду лазейку, спасу… Тех, кого еще можно спасти…

«Спартак», картина XIX века Николы Санези

Жена обняла Спартака, заглянула в его голубые глаза и поцеловала. Этот поцелуй был очень горячим, и Спартак понял, что он – прощальный, а поэтому еще долго не отпускал жену из объятий.

Когда он покинул палатку, к Спартаку подвели лучшего коня, чтобы он повел армию за собой. Фракиец, доспехи которого ослепительно сверкали на солнце, подошел к белоснежному красавцу и быстрым движением меча убил коня под возгласы изумления.

– Если мы победим, то у нас будет еще много коней, а если проиграем – он мне уже не понадобится, – сказал Спартак, глядя, как по белому боку завалившегося на землю животного течет алая кровь. Надвигалась решающая битва.

***

Войско Спартака насчитывало 60 000 человек. Казалось, оно было бескрайним.

Оглянувшись, вождь увидел легионы Красса, которые быстро приближались. Красс держался во главе, в золотистых доспехах, в крупном шлеме, что украшал ярко-красный гребень. Рядом с ним находились центурионы – отборные римские воины.

Красс поднял руку вверх, сжал и разжал кулак. Это был сигнал – небо потемнело от кучи стрел. И только после этого трубач возвестил о начале движения легионов в сторону повстанцев.

Спартаковцы кидали кое-что в ответ – римские легионы защищались, принимая позицию «черепаха», прикрывая себя щитами со всех сторон и сверху тоже. Но это спасало далеко не всегда, хотя и считалось эффективной защитой.

Спартак рвался к Крассу любой ценой, понимая, что убийство претора переломит ход сражения. Перевес по численности и комплектации был на стороне римлян; они нападали со свежими силами и знали, что вскоре к ним присоединятся легионы Гнея Помпея. И только агония Красса, его голова, поднятая на пике, могла обратить римлян в бегство.

Щит Спартака вскоре треснул, доспехи окропились кровью – сначала вражеской, а затем и собственной. Но рука гладиатора по-прежнему рубила: он был сильнее любого в этой битве.

– Возьмите Спартака, принесите его голову мне! – заорал разгоряченный Красс двум центурионам.

На них были шлемы с поперечным перьевым гребнем, кольчужные панцири, прикрывавшие большую часть тела, с перетянутыми крест-накрест ремнями, державшими наградные бляхи, положенные им за убийство самых злостных врагов Рима. Ноги центурионов защищали покрытые серебром поножи.

И эти гиганты бросились на Спартака с двух сторон. Он уже поменял щит, поэтому первые удары мечом тот выдержал, но сила центурионов была такова, что дерево вряд ли бы продержалось долго. Центурионы рычали, Спартак, ощущая пламя внутри, хладнокровно защищался и высматривал Красса.

Вскоре раздался вопль центуриона, которого Спартак повалил на колени ударом, после чего проткнул бычью шею мечом до самых лопаток.

Внезапно вождь рабов почувствовал острую боль в бедре – его пронзил дротик. Спартак рухнул на колено, но все еще отбивался от второго центуриона. Тот откинул щит, двумя руками ухватился за меч.

Спартак метнулся ему под ноги, сшиб, подтянулся к горлу и вонзил в него кинжал. Центурион захрипел и упал.

Спартак подскочил, но пошатнулся, почувствовав головокружение и новую острую боль в бедре. Красс был неподалеку – все это время он наблюдал за схваткой центурионов с гладиатором. Теперь он глядел на Спартака с тем же восхищением, что когда-то в амфитеатре Капуи. По щеке его катилась слеза. Телохранители Спартака один за другим падали, и вскоре только вождь да еще пара заметно ослабевших мятежников рубились в окружении.

«Смерть Спартака» – гравюра Германа Фогеля

Ногу Спартака проткнули копьем, тут же еще одно копье пронзило торс, но он не выронил меч, все надвигаясь на Красса. Тот уже двигался навстречу, прикидывая, как снесет голову мятежнику. Но на Спартака навалился десяток воинов – раздался голос фракийца, это был рев быка, которого истерзали рапирами, но он еще бился.

Вскоре этот яростный крик, от которого задрожало небо, прекратился.

***

Красс еще отвлекся, ведь часть войска Спартака откололась и отступала – но их настигли легионы Гнея Помпея. «Мясник все-таки успел», – проскрежетал зубами Красс и посмотрел в ту сторону, где недавно был Спартак. А затем взялся за оставшихся мятежников – в каждом из них он видел фракийца с его безумным оскалом.

Вскоре на поле не осталось никого из мятежников, кто мог бы сопротивляться. Восстание рабов на этом прекратилось.

– Эй, Красс, не обошелся без помощи? Подтираю за тобой сопли! – раздался насмешливый голос Помпея, от которого Красс вздрогнул. – Если б не я, эти рабы бежали бы и организовали новое сопротивление. Чем это ты так увлекся?

– Не поверишь, я убивал Спартака! – огрызнулся Красс. – И, между прочим, его теперь нет. Сенат узнает о триумфе войска под моим началом. И даст мне звание консула!

– И где трофей? Где голова фракийца? – усмехнулся Мясник. – Нет трупа, нет победы – или ты не знаешь этой истины, самый богатый человек в Риме?

Красс опустил голову. Он приказал солдатам разгрести месиво из тел, где сражался фракиец, чтобы достать труп главного врага, но там нашли одни фрагменты. Опознать главаря мятежников было невозможно.

– Мы убили Спартака, и точка! – поднял голову Красс. – Давай разделим с тобой победу, Помпей. Ты мне помог, я сделал основную работу. Впереди нас, уверен, ждут великие дела…

Бюст Помпея из Археологического музея в Венеции

Когда Красс и Помпей разговаривали (совсем скоро они объединятся и вместе с Гаем Юлием Цезарем образуют триумвират правителей Рима), жена Спартака, которой он дал четкие инструкции – бежать как можно дальше, двигалась в сторону от побоища. Рядом с ней шли телохранители, которые должны были проследить, чтобы она покинула республику.

Она не ослушалась последнего приказа любимого. Ее лицо было в слезах. Она держалась за живот, который был крупнее обычного. Совсем скоро на свет должен был появиться свободный человек. И своей свободой он был обязан Спартаку.

***

Красс с Помпеем велели распять 6000 пленных на крестах вдоль Аппиевой дороги, ведущей из Рима в Капую. Победитель Спартака возвращался в Рим, наблюдая за агонией мятежников. В столице его наградили овациями. Помпей же получил куда больше почестей, став консулом.

Но Красс до последнего тягался с ним. И однажды его политическая алчность сравнилась с жаждой наживы. Он пошел войной на парфянского царя Орода II, хотя многие в Риме были против. Однако глаза Крассу застилала жажда завоевать для Рима еще полмира. Парфяне не позволили ему достичь желаемого.

В итоге Красс пал от руки римлянина, чтобы избежать позорного пленения. И все же парфяне получили доступ к его телу. Куражась над поверженным соперником, они заливали в рот мертвому Крассу золото – это была издевка над его алчностью. А затем голову Красса, насаженную на деревянный жезл, вынесли на театральную сцену – спектакль посетил сам Ород II.

Так бесславно пал Марк Луциний Красс. В отличие от Спартака – даже спустя тысячелетия о вожде восстания рабов по-прежнему говорят с восхищением, ведь храбростью и непоколебимостью он заработал право на бессмертие.

У Стаса Купцова много других лонгридов:

Фото: commons.wikimedia.org/Hermann Vogel, José Luiz, Diagram Lajard, Sergey Sosnovskiy, Carole Raddato, Gautier Poupeau, Hermitage Museum, Phoenix Art Museum, Ad Meskens, David Eugene Henry, Gunnar Bach Pedersen; pixabay.com; РИА Новости/Владимир Песня; spartak.com

КТО ТАКОЙ СПАРТАК? | Леворадикал

Спартак, французская скульптура. Лувр, 1830

К началу I века до н. э. над большей частью стран Средиземноморья властвовали римляне. История рабовладельческого Рима, в прошлом небольшого государства Апеннинского полуострова, писалась кровью длительных захватнических войн. Карающий меч сильнейшего в Средиземноморье государства держал в страхе народы Балканского и значительной части Пиренейского полуострова, Малой Азии, бывшей территории Карфагена в Африке, островов Сицилия, Сардиния и Корсика. Присоединение новых территорий —” «провинций» —” служило источником наживы для римской родовой и торговой знати —” сенаторов и всадников. Они вывозили из провинций не только богатства, но и огромное количество рабов. Так, после взятия Тарента в рабстве оказались сразу 30 тысяч человек. Столько же рабочей силы было захвачено в войне с македонским царем Персеем в 157 году до н. э. В Сардинии отличился Семпроний Гракх, отец знаменитых римских трибунов. Как отмечал Тит Ливии, при Гракхе продавалось так много рабов и они были так дешевы, что слово «сардинец» сделалось синонимом всякого деше­вого товара. В ту пору и родилась древняя поговорка: «Дешев, как сард». Охота за рабами становилась главной целью римских военных экспедиций. Масштабы купли-продажи живой силы все возрастали. Так, при разгроме городов Эпира клеймо раба получили уже 150 тысяч человек. Разрушение Карфагена (146 г.) в итоге третьей Пунической войны привело в рабство всех уцелевших жителей этого огромного города.

Рабов со временем стало так много (их число возрастало также за счет дол­говой кабалы в провинциях и пиратства), что в римский сенат поступило предло­жение дать рабам особую одежду, чтобы таким образом отличать их от свобод­ных людей. Сенат отверг это предложение, ибо рабы могли тогда наглядно убе­диться в своем численном перевесе над свободными…

Одним из наиболее крупных центров оптовой торговли рабами служил остров Делос. В иные дни здесь продавалось до 10 тысяч рабов. Торговали живым товаром также в самом Риме и в других городах Римского государства. Владельцами дешевой рабочей силы становились в основном сенаторы и всадники. Цены на рабов менялись, но, как правило, в годы крупных завоеваний они резко падали. Очень дорого стоили образованные, а также обладающие особой квалификацией рабы: повара, танцовщицы, актеры… На приобретение их богачи не жалели средств.

Рост «трудовой армии» рабов таил для государства грозную опасность: со временем рабский труд вытеснил часть свободных работников из сферы про­изводства и вызвал экономический кризис (этому способствовали, разумеется, и длительные заморские войны, которые приводили к отрыву собственников от земли). Сенаторы и всадники по дешевке скупали участки крестьян. Обезземеленным массам оставался один выход —” искать средства к жизни в городе. Однако Рим, не имевший достаточно развитой промышленности, не мог накормить всех бывших землевладельцев. И тем не менее этот плебс накапливался и держался за счет государственных дотаций. Таким образом, в Риме появилась значительная прослойка люмпен-пролетариата. Психология этой прослойки была поразительной: даже имея возможность получить земельный участок, городской плебс продолжал жить за счет общества.

Самое тяжкое существование влачили рабы. Раб в ту пору считался одушев­ленным орудием. Недаром римский энциклопедист Теренций Варрон установил такую классификацию сельскохозяйственного инвентаря: орудия немые (соха, плуг, грабли и т. п.), орудия полунемые (рабочий скот) и орудия говорящие |рабы). Законы не признавали за рабом никаких прав. Он не мог иметь семьи, имущества, не мог быть свидетелем в суде. За малейшую провинность и даже вовсе без всякой вины, по одной прихоти владельца живого товара, рабов жесто­ко били, пытали, распинали на крестах, засекали до смерти.

Труд рабов был невыносимо тяжек. Они работали на полях и в рудниках, в мастерских и в домах богачей. Особенно изнурительной была работа по добыче металла и его обработке. В рудники посылали самых крепких и сильных неволь­ников. Посылали туда и рабов, осужденных за бегство и другие проступки. Не случайно именно на рудниках (в Аттике, во Фракии, в Галлии и Испании) рабы не раз поднимались против своих угнетателей.

Однако наиболее жестокое отношение рабовладельцев Древнего Рима к рабам проявлялось в организации гладиаторских боев. Без этих кровавых зре­лищ, которые, по преданию, были заимствованы от этрусков, не проходило ни одно празднество, ни одно сколько-нибудь крупное событие. Магистраты от имени государства устраивали их по случаю победы над врагом, захвата новой области, подчинения нового племени. Знать проводила схватки гладиаторов в память о близких и обязывала своих наследников помянуть их таким же обра­зом.

Гладиаторские бои * —” римляне, впрочем, называли их играми —” зароди­лись из ритуала варварских жертвоприношений, которые совершали на заре своей истории почти все народы над могилами вождей. Но если у других племен обреченных убивали дружинники умершего предводителя, то в древней Италии пленных врагов или просто рабов заставляли убивать друг друга. Постепенно укоренился обычай устраивать на похоронах знатных римлян бои, в которых сражались уже целые отряды. И не только на похоронах, но и по другим случаям. (* Глядиус (лат.) —” меч.)

К началу I века до н. э. гладиаторские бои были узаконены, их организация стала обязанностью должностных лиц Римской республики, которые, соперни­чая друг с другом, довели число сражающихся до нескольких сотен пар. Так, при Юлии Цезаре в бою участвовало 320 пар гладиаторов!

Зрелища тщательно готовились. Желая угодить кровожадному вкусу зрите­лей, организаторы побоищ специально обучали рабов искусству убивать: чтобы продлить и разнообразить борьбу, гладиаторов заставляли сражаться разнород­ным оружием. Для схватки отбирали наиболее сильных рабов. Подготовка рабов проходила в особых школах, в условиях сурового режима. Нетрудно пред­ставить себе настроение смертников. Зато для публики бои гладиаторов были праздником. Каждый римский правитель, который хотел заслужить любовь народа, не жалел денег на устройство кровавых поединков.

Задолго до их начала бесчисленные толпы народа устремлялись к цирку.

На представление приходили даже из других городов. А проходила кровавая забава так. Выстроившись в ряды, гладиаторы под громкие крики толпы медленно обходили арену. Дойдя до того места, где сидел устроитель празднества, обреченные должны были хором приветствовать его. Затем начинался бой. Первыми вступали в схватку два гладиатора —” один с коротким мечом и щитом, второй с легким трезубцем и сетью, которой боец стремился опутать своего противника и, обезоруженного, потом убить трезубцем. Верх одерживал более ловкий и проворный.

Затем выступали гладиаторы, вооруженные только мечами и щитами. Сра­жались они или попарно, или целыми отрядами. Бой прекращался после пого­ловного истребления одного отряда другим. При схватке двоих раненый мог обратиться к зрителям и просить даровать ему жизнь. Победитель, наступив ногой на грудь поверженного, обводил взглядом присутствующих, ожидая народного приговора. Как правило, опьяненная кровавым зрелищем толпа была безжалостна к неудачнику и требовала его смерти.

Специальный служитель обходил убитых, и, вонзая в них раскаленное желе­зо, проверял, все ли мертвы. Другой служитель убирал трупы убитых и при про­явлении каких-либо признаков жизни ударом тяжелого молота добивал несчаст­ных.

Для подготовки искусного в бою гладиатора требовалось немало времени, но и платили за такого бойца дорого. Поэтому подготовкой гладиаторов занима­лись многие. В Риме и других городах Италии существовали для этого специаль­ные школы-казармы. Здесь обучались в основном рабы, но среди них находи­лись и осужденные преступники, и отчаявшиеся, опустившиеся свободные люди, из-за нужды продавшие себя хозяину гладиаторской школы. Кормили здесь досыта, но хлеб доставался трудно: дни проходили в постоянных упражнениях, гимнастике, фехтовании и т. д. Царила исключительно строгая палочная дисцип­лина, питомцы школ постоянно были под бдительным надзором. Однако никакой террор, никакое намеренное разобщение рабов не могли окончательно подавить любовь обреченных к свободе, чувство собственного достоинства.

Начало активной борьбы угнетенных рабов со своими тиранами относится к ранним временам римской истории. Сперва это были разрозненные вспышки, как, например, заговор рабов во время второй Пунической войны, о котором кратко упоминает Тит Ливий.

Одно из крупных движений рабов возникло в 196 году до н. э. в Этрурии, где дело дошло до открытого восстания. Для его подавления римлянам пришлось направить целый легион регулярных войск. Спустя десять лет восстали рабы-пастухи в Апулии. Их выступление подавил претор Постумий, который приговорил к смерти сразу семь тысяч человек.

Эксплуатация рабского труда достигла наиболее жестоких форм в Сицилии. В 136 году до н. э. в городе Энне вспыхнул мятеж рабов, перекинувшийся затем на другие районы острова. Возглавил его сириец Евн, которого под именем Антиоха провозгласили царем. В 132 году до н. э. против мятежников выступили отряды легионеров под командованием консула Рупилия. Он долго не мог взять укрепления повстанцев: даже историки из среды рабовладельцев вынуждены были отметить стойкость и мужество, с которыми выдерживали осаду восставшие. Рупилию помогла измена в лагере рабов. Множество участников восстания было казнено.

Восстание в Сицилии вошло в историю как первая попытка поднявшихся на борьбу рабов создать свое государство. В нем смешались монархические и де­мократические черты, ибо большинство сицилийских рабов происходило из стран Востока, где крепко верили в легенду о монархе-избавителе.

Историки упоминают и о других выступлениях рабов. Однако по своему раз­маху, своему значению они, конечно, не могут стоять в одном ряду с грандиоз­ным восстанием, которое развернулось в начале I века до н. э. на территории са­мой Италии и вошло в историю как великое восстание рабов под руководством Спартака.

Родился Спартак около 120 года до н. э. во Фракии, на земле племени медов. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он поступил на военную службу в состав вспомогательных фракийских войск в римской провинции Македония и проявил такую храбрость, что его сделали начальником отряда в десять человек. Он мог бы постепенно добиться высокого положения в римской армии, но римляне снова начали войну с фракийцами. Спартак не захотел сражаться против своих соотечественников, бежал от римлян и встал на защиту своей родины. В одном из сражений его, раненного, взяли в плен и продали одному из содержателей гладиаторских школ в Капуе.

Это был один из самых знаменитых городов Италии. Имея значительный экономический, политический и культурный вес, Капуя претендовала на более крупную роль в жизни Италии и поэтому враждебно относилась к Риму, узур­пировавшему власть над всей страной. Во время второй Пунической войны Капуя встала на сторону Ганнибала.

После разрушения Карфагена и Коринфа римляне, считая Капую главной соперницей, обратили в свою собственность все земли, здания, уничтожили городскую общину, сенат, народное собрание. На конфискованных землях посе­лили своих ветеранов, которые построили новые дома и виллы, посадили вино­градники и оливковые деревья, наполняя все окрестности стадами скота и толпами рабов.

В гладиаторской школе Лентула Батиата Спартака обучали искусству гладиаторского боя, умению метко наносить смертельные удары. Однако Спартак тешил полученную суровую закалку направить на другую цель —” освободительную борьбу рабов.

За шесть лет подготовки в гладиаторской школе Спартак со своим хозяином объехал почти все города Италии, где принял участие более чем в ста сражениях, ни разу не получив серьезной раны. Своей силой и храбростью он настолько превосходил своих противников, что слава о непобедимом фракийце гремела по всем циркам Италии.

В 76 году до н. э. Спартак получил свободу и отставку. Как гладиатора высшего класса его переводят в число преподавателей школы Лентула Батиата. Хозяин школы гордился своим выдающимся учеником, считался с его мнением и во всем доверял. Этим Спартак и воспользовался.

Он развернул в школе агитацию, в результате которой ему удалось создать группу из 200 человек. Это были в основном фракийцы, галлы и германцы, считавшие, что лучше пойти на крайний риск ради свободы, чем рисковать своею жизнью на арене для потехи зрителей.

Масштабы заговора росли. Ячейки заговорщиков распространялись по различным областям Южной Италии, проникая в провинции. Сказывались блестящие способности организатора заговора —” Спартака.

К началу выступления рабов под руководством Спартака Рим находился в тяжёлом положении. На Пиренейском полуострове бушевало восстание обитавших там племен, которые поднялись против римских откупщиков, ростовщиков и чиновников. Возглавлявшееся Серторием восстание длилось уже более пяти лет. Гней Помпей с большой и хорошо вооруженной армией не мог противостоять восставшим. В восточных провинциях продолжал войну понтийский царь Митридат. Еще одна римская армия вынуждена была воевать на Балканах с фракийцами, опустошавшими северные границы провинции Македония. Неспокойно было и в самом центре государства —” Италии, где шла грызня среди различных групп римской аристократии. Так что для вооруженного восстания Спартака складывалась весьма благоприятная обстановка.

Какова же была программа «рабской войны»? Существуют самые различные точки зрения на этот счет. Одни приписывают Спартаку глубоко разработанные планы построения чуть ли не бесклассового, справедливого общества. Другие все сводят к нехитрой программе вывода рабов германского, галльского или фракийского происхождения из пределов Италии на свою первоначальную родину. В распоряжении ученых слишком мало данных, чтобы ответить на этот вопрос вполне достоверно. Во всяком случае, наличие социальных моментов в спартаковской программе не может вызывать сомнений.

Обычно восстание Спартака датируют 74 (или 73) —” 71 годами до н. э.

Плутарх так писал о начале этого события: «Некий Лентул Батиат содер­жал в Капуе школу гладиаторов, большинство которых были родом галлы и фра­кийцы. Попали эти люди в школу не за какие-нибудь преступления, но исключи­тельно вследствие несправедливости хозяина, насильно заставившего их учиться ремеслу гладиаторов. Двести из них сговорились бежать. Замысел был об­наружен по доносу, но все же наиболее дальновиднее, в числе семидесяти восьми, успели убежать, запасшись захваченными где-то кухонными ножами и вертелами. По пути они встретили несколько повозок, везших в другой город гладиаторское снаряжение, расхитили груз и вооружились. Заняв затем укрепленное место, гладиаторы выбрали себе трех предводителей. Первым из них был Спартак, фракиец, происходивший из пастушеского племени,—” человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было бы ожидать от человека его племени».

С помощью деревьев и камней восставшие укрепились на скалистой вершине горы Везувий (в то время Везувий не был действующим вулканом). Вскоре к гладиаторам стали подтягиваться беглые рабы, разоренные крестьяне. Накопив силы, они разбили небольшой отряд, присланный из Капуи, и захватили немало боевого оружия.

Продовольствие воинам Спартака приходуюсь добывать набегами на ближайшие от Везувия поселения. Добычу делили строго поровну между всеми. Это увеличивало славу предводителя, и вскоре у Спартака собрался уже многочисленный отряд.

Повстанцы перешли к более энергичным действиям. Спартак разослал надежных гонцов в Кампанию, Самнию, Луканию, Бруттий с приказом вызвать на Везувий самых отборных людей. В горах и лесах начались тайные совещания. В разных концах страны, прежде всего на юге, стали создаваться боевые отряды во главе с гладиаторами. Их короткие вылазки-набеги сбивали с толку римскую администрацию, не давая ей возможности определить действительный центр восстания.

Повстанцы разоряли богатые дома, виллы и даже целые города. Они отни­мали у богачей долговые расписки и возвращали должникам, нападали на сбор­щиков налогов. Наиболее жестоких рабовладельцев сначала предупреждали, однако, если те не унимались, устраивали над ними экзекуцию, а их дома сравнивали с землей.

Римское правительство поначалу не придавало большого значения бегству капуанских гладиаторов и не собиралось вести с повстанцами борьбу, считая ее позорной для себя. Об этом говорят Аппиан, Орозий, Фемистий и другие древние авторы. Например, Фемистий сообщает, что гладиаторы «сначала вызывали насмешки относительно своего предприятия». Однако к весне 73 года набеги рабов в пределах Кампании стали невыносимыми. В сравнительно короткий срок армия Спартака увеличилась до 10 тысяч человек. Римские рабовладельцы поняли: восставшие рабы представляют собой грозную силу, с которой не считаться нельзя.

Встревоженный разрастающимся выступлением рабов сенат поручил консу­лу Луцию Лицинию Лукуллу принять самые жесткие меры для прекращения мятежа. После обсуждения кандидатур на роль военачальника в походе против Спартака выбор пал на претора того года Публия Клавдия Пульхра. Клавдий был видным аристократом, в его роду числились консулы, цензоры, полководцы, триумфаторы. Он имел репутацию способного, опытного военачальника. Консул Лукулл поручил ему набрать для экспедиции шесть когорт (3 тысячи человек) и избавить с ними Кампанию от «шайки» мятежников, засевших на Везувии.

И вот когорты Клавдия появились у подножия Везувия. Гора отличалась невероятной крутизной и высотой. Спускаться вниз можно было только в одном месте. Местность подсказывала простое решение: построить в кольцевой лощи­не —” всего в 300 метрах от вершины —” укрепленный лагерь, перегородив тропу рвом и валом. Тем самым отряды Спартака обрекались на голодную смерть. Именно так и поступил Клавдий.

К ночи укрепленная линия была готова. Тем не менее повстанцам удалось перехитрить Клавдия. И вот каким образом: «Нарезав лоз,—” пишет Плутарх,—” гладиаторы сплели из них прочные лестницы такой длины, чтобы те могли дос­лать с верхнего края скал до их подножья, и затем безопасно спустились все, кроме одного, оставшегося наверху с оружием. Когда же прочие оказались внизу он спустил к ним все оружие и, кончив это дело, напоследок спасся и сам».

Гладиаторы обошли когорты Клавдия с тыла и обратили врагов, пораженных внезапностью нападения, в бегство.

О победе Спартака над Клавдием узнали жители окрестных селений и городов. Армия рабов стала быстро пополняться. Власти Капуи ввели в городе военное положение. В Рим помчался гонец с просьбой о немедленной помощи.

Блестящая победа рабов еще больше подняла авторитет Спартака среди угнетенных масс Италии, особенно южных областей. Большое значение имел и факт, что спартаковцы гуманно относились к мирному населению, не грабили, а если и брали необходимое для армии, то оплачивали стоимость. Чтобы придать своим войскам большую организованность и преодолеть элемент стихийности, Спартак создал конницу, а также тяжело и легко вооруженную пехоту — в основном из апулийских пастухов, то есть разделил свои отряды по родам войск, согласно римскому образцу.

После поражения Клавдия Рим спешно направил против Спартака претора Публия Вариния. Это был человек знатного рода. Вариний имел репутацию способного и опытного военачальника: в Греции сражался под началом Суллы против Митридата, потом в Италии—” против марианцев. В распоряжение Вариния сенат предоставил два легиона (12 тысяч человек) пехоты и 2 тысячи всадников. На роль своего советчика и легата Вариний пригласил Кассиния, считавшегося знатоком военного дела. Начальником конницы он сделал храброго молодого человека из всаднической фамилии —” Фурия.

Поскольку лучшие войска республики в это время сражались в Испании против Сертория и на востоке против Митридата, легионы Вариния были набраны наспех, из случайных людей. Организаторам похода отказывали в лошадях, повозках, продовольствии. Варинию приходилось лично объезжать округа и взывать к римскому патриотизму. Среди неподготовленных воинов начались болезни. Дисциплина слабела, росло дезертирство. Хотя армия была полностью не укомплектована, в августе 73 года до н. э. Вариний все же начал военные действия.

В столкновении с противником Спартак показал подлинное военное искус­ство. Он умело использовал то обстоятельство, что войска Вариния, где было немало больных, продвигались медленно, разделившись на несколько частей. Спартак сначала разбил двухтысячный конный отряд помощника Вариния Фурия, а затем еще более крупный отряд Кассиния. Первый раз Кассиний по­терпел поражение близ местечка Салины. Причем сам Кассиний чуть было не попал в руки повстанцев. Спустя некоторое время Спартак овладел его обозом, лагерем и обратил римлян в бегство. Сам Кассиний был убит в жестокой схватке.

В нескольких сражениях Спартак сталкивался с отрядами под командовани­ем самого Вариния и одерживал верх. Он взял в плен его ликторов и сумел ов­ладеть конем Вариния. Все это привело остатки легионов в состояние полной деморализации.

Постепенно в руках повстанцев оказались богатейшие области Средней и Южной Италии. К весне 72 года до н. э. армия Спартака выросла до 70 тысяч человек. Стала ощущаться нехватка оружия, поэтому Спартак наладил его про­изводство прямо в лагере. Не забывал он и об обучении военному делу. Стремясь сплотить войско и поднять дисциплину, Спартак распорядился делить добычу поровну, а также запретил торговлю золотом и серебром. В отличие от предводителей сицилийских восстаний Спартак не объявлял себя царем и продолжал вести простой образ жизни. Все дела восставшей армии решал совет военачальников.

И все же единства духа достигнуть не удалось —” среди повстанцев начались разногласия. Истинная причина их нам неизвестна. Древние историки объясняли этот разлад тем, что армия Спартака состояла из разноплеменных людей: в ней были фракийцы, греки, галлы, германцы. В советской историографии разногласия между восставшими объясняются в первую очередь разнородностью социального состава и интересов восставших: в то время как рабы стремились добиться свободы и уйти за пределы Италии, крестьяне, наоборот, желали остаться на своей родине, добиваясь экспроприации земель у рабовладельцев и открытого наступления на Рим.

Таким образом, единого, общего плана действий спартаковцы не имели. По­этому, когда в 72 году значительная часть восставших во главе со Спартаком на­правилась к северу Италии, чтобы, перейдя Альпы, вернуться на свою родину—” в Галлию и Фракию, от основной массы откололись отряды под предводитель­ством Крикса и Эномая. В частности, Крикс, под началом которого было 30 ты­сяч повстанцев, остался на юге.

На истребление восставших сенат направил обоих консулов 72 года —” Люция Геллия и Гнея Лентулла. Но поскольку войска по-прежнему были нужны и за Пиренеями, и в горах Армении, консулам смогли выделить только два легио­на. И тем не менее консулы перешли к решительным действиям. Геллий, ко­мандовавший в начале похода обоими легионами, уничтожил в Апулии, у горы Гаргана, отделившуюся часть повстанцев во главе с Криксом. В сражении поги­бли сам Крикс и две трети его воинов. По свидетельству Орозия, Спартак устро­ил на могиле Крикса гладиаторские бои, использовав в качестве гладиаторов 400 пленных римлян. О том, что случилось с Эномаем, нам точно неизвестно. Вероятно, он погиб еще раньше, чем Крикс.

Тяжелое поражение отрядов Крикса было первым серьезным ударом по восстанию рабов. Однако в целом война велась неудачно для римлян. Спартак с основными силами отходил по отрогам Апеннинских гор на север, прокладывая себе путь в долину реки По и дальше к вершинам Альп.

Геллий и Лентулл решили окружить войско Спартака. Для этого Лентулл двинулся быстрым маршем вслед за восставшими, обогнал их и преградил путь. С юга в это время приближался другой консул. Чтобы избежать «клещей», Спа­ртак оторвался от преследующих его войск Геллия и обрушился на преградив­шего ему дорогу Лентулла, укрепившегося в Апеннинах. В жестокой битве рим­ляне окружили воинов Спартака, но тот сумел направить всю силу удара на одну цель и разбил отряды помощников консула. В результате в руки восставших попал весь римский обоз.

Для отдыха не было времени: приближалась армия Геллия. Поэтому Спар­так развернул свои войска и разгромил легионы Геллия в открытом сражении. Только после этого он снова двинулся на север.

Но на пути встретилось еще одно испытание. Наместник Цизальпинской Галлии Кассий встретил армию Спартака у города Мутины. У римского полководца было около 10 тысяч солдат. Однако он не выдержал натиска спартаковцев и с трудом спасся бегством от гибели.

В Цизальпинской Галлии войско Спартака простояло около полутора месяцев. За это время оно выросло до 120 тысяч пехоты и 8 тысяч воинов-конников. Это был период наивысшего подъема движения. И хотя после победы при Мутине дорога через Альпы лежала открытой, Спартак со всем войском вдруг неожиданно повернул обратно в Италию.

Почему же вождь повстанцев решил возвратиться на юг? На этот счет нет единого мнения. По-видимому, сыграли роль продолжавшиеся разногласия среди вождей восстания или стремление части восставших остаться в Италии. Возможно, Спартак опасался оказаться без поддержки со стороны богатого галльского крестьянства. Или он засомневался в успехе перехода через реку По и Альпы… Так или иначе, Спартак возвратился на юг. Он рассчитывал, как выяснилось позже, попасть в Сицилию и этим путем вывести рабов из Италии.

В Риме началась паника, какой не бывало со времени нашествия Ганнибала. Вся Италия —” от Галлии до Бруттийского полуострова —” занялась пожаром восстания. Ничто, казалось, не могло противостоять рабам. Однако в середине июля 72 года Спартак получил известие: своими соотечественниками убит Серторий —” руководитель антиримского восстания иберийских племен в Испании. Объединив почти всю Испанию, Серторий нанес римлянам ряд поражений. В течение нескольких лет против него безуспешно сражались главные силы римлян во главе с Метеллом Пием и Помпеем. И вот в результате заговора Серторий погиб. После смерти руководителя восстание сразу было подавлено.

Узнав о гибели Сертория, Спартак понял: военная и политическая ситуация в корне изменилась. Не стало полководца, сковывавшего две сильные неприя­тельские армии. Кроме того, против Спартака могла начать свои действия и армия Луция Лукулла, разбившая Митридата в Понтийском царстве.

Спартак решил опередить противника и немедленно нанести удар по Риму. Если поход не удастся, полагал Спартак, он уйдет на юг Италии, переправится в Сицилию и там поднимет восстание. Однако, начав поход на Рим, Спартак вскоре внезапно изменил маршрут и двинулся на юг, намереваясь пробиться в Луканию. Перемена в планах была обоснованна: во-первых, новые легионы были плохо обучены и вооружены; во-вторых, крупные города областей Пицена и Этрурии, на которые он рассчитывал, не оказали ему поддержки; и, наконец, против Спартака сенат направил шесть легионов под командованием Марка Лициния Красса, известного римского богача. Красс не привык торопиться. Красс отлично понимал, что воины его шести легионов, не говоря уже об остатках разбитых консульских войск, совершенно деморализованы легендарными победами Спартака. Поэтому он разбил лагерь в Пицентийской области и отправил своего помощника Муммия с двумя легионами в обход, с тем чтобы тот вел постоянное наблюдение и неотступно следовал за повстанцами, не ввязываясь в серьезный бой.

Однако честолюбивый Муммий решил отличиться. При первом же случае он напал на Спартака. И проиграл. Теряя оружие, его воины обратились в бегст­во.

Красс отобрал из беглецов пятьсот человек и разделил их на пятьдесят де­кад. Из каждой декады он приказал предать смерти по одному человеку —” на кого укажет жребий («Децимация» –“ Н.). Казни сопровождались на глазах у всех жуткими и мрачными обрядами. Тем самым Красс возобновил бывшее в ходу у древних и уже с давних пор не применявшееся наказание воинов.

Римляне, ждавшие нападения на свою столицу, вдруг с удивлением обнару­жили, что войско рабов двинулось в новый поход —” на крайний юг Италии, к Мессинскому проливу. Показалось даже, что Спартак начал отступать, опасаясь сражения. Легионерам удалось уничтожить стоявший отдельно десятитысячный отряд рабов. Нанесли они чувствительный удар и самому Спартаку. Но вождь повстанцев не дал себя задержать: быстрым маршем двигались его отряды к берегу, где их ожидали корабли киликийских пиратов.

Римский наместник в Сицилии Веррес, вполне сознавая грозящую опасность и не надеясь на свои силы, решил пойти на переговоры с пиратами. Расчет был точен. Пираты, приняв подарки, обманули вышедшего к берегам Сицилийского пролива Спартака и увели свои корабли в море.

Вождь повстанцев делает героические усилия для переправы рабов в Сици­лию. Но неширокий пролив, отделяющий Италию от Сицилии, отличается силь­ным течением, у берегов его множество острых скал. По древним легендам, этот пролив охранялся сказочными чудовищами Скиллой (в латинском произношении Сциллой) и Харибдой.

Не имея лодок, воины Спартака попытались переплыть бурные воды на пло­тах, под бревна которых были подведены бочки, привязанные лозами и кожа­ными ремнями. Но разыгравшаяся буря разметала и унесла плоты в море.

Спартак оказался в ловушке. От Сицилии его отделяло море, а от материка —” глубокий ров, вырытый по приказанию Красса. Приближалась зима, а у рабов не было запасов продовольствия и фуража. Неудачи похода сказались на моральном состоянии войска. Но Спартак был далек от мысли, что это уже конец. Одной зимней ночью рабы заполнили ров деревьями, сучьями, телами пленных, трупами лошадей и, прорвав укрепления, разбили передовые отряды Красса.

Вырвавшись из «мешка», Спартак принимает решение следовать в порт Брундизий, из гавани которого легче всего переправиться на Балканский полу­остров. Ведь от Брундизия до Греции —” самое кратчайшее расстояние. Однако не все соратники Спартака согласились с планом похода. Многие настаивали на том, чтобы идти в Луканию, по направлению к Риму.

Спартак двинулся в Луканию, очевидно, лишь для того, чтобы потом через Апулию направиться все-таки в Брундизий. Тем не менее разногласия остава­лись. От Спартака отделилась большая группа рабов (около 30 тысяч человек), возглавляемая Ганником и Кастом. Но не успели они расположиться лагерем у живописных берегов Луканского озера, как туда же прибыл Красс. Его отряды стали теснить войска Каста и Ганника. На помощь подоспел Спартак и остано­вил бегство охваченных паникой рабов. Через некоторое время Красс все же расправился с войсками Каста и Ганника. Он подошел к их лагерю незамеченным. Сражение закончилось полным поражением самонадеянных вождей: в бою пало свыше 12 тысяч рабов.

Между тем Спартак приближался к Петелийским горам, с тем чтобы, собра­вшись с силами, дойти-таки до Брундизия. Помощники римского главнокоман­дующего расценили этот маневр как проявление слабости восставших. Квинт, один из легатов Красса, и квестор Скрофа попытались преследовать рабов по пятам, но Спартак успел перестроиться, развернулся и двинулся прямо на рим­ские войска. Легионеры не выдержали натиска рабов и обратились в паническое бегство. Квестора Скрофа ранило, и его едва успели унести с поля битвы.

На подходе к Брундизию Спартак вдруг узнал, что туда по дороге из Фракии прибыл Лукулл, наместник Македонии, и готовится дать ему бой. Чтобы не допустить объединения сил Красса и Лукулла, Спартак вступил в решительный бой с войсками Красса. Он стремился пробиться к предводителю римлян и убить его в бою. Но добраться до Красса Спартаку не удалось. Окруженный врагами, он пал под их ударами, сражаясь геройски до конца. Вместе с ним погибли десятки тысяч его сподвижников.

…В 1927 году в Помпеях была обнаружена фреска с изображением сцены последней схватки Спартака с врагом: вождь восставших рабов сражается с неким Феликсом из Помпеи, убившим великого фракийца. Раненный в бедро Спартак сошел с коня, опустился на колено и продолжал защищаться до тех пор, пока, «окруженный большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, был в конце концов изрублен в куски» (Плутарх). Вот почему его тело так и не было найдено.

О героической смерти Спартака свидетельствовали многие древние авторы. Например, Флор отмечал: «Сам Спартак, сражаясь храбрейшим образом в пер­вом ряду, был убит и погиб, как подобало бы какому-нибудь великому императо­ру».

Очевидно, желая увековечить свой «подвиг», Феликс заказал фреску худож­нику. Запечатленной осталась одна красноречивая деталь: нападали на Спарта­ка сзади. Принять открытый бой с фракийцем-гладиатором римский центурион не решился. Видимо, он знал: встреча лицом к лицу со Спартаком оказывалась последней для многих…

После боя с Крассом одному из больших отрядов рабов удалось все же прорваться к северу, но здесь их встретил и разгромил Помпей, к этому времени возвратившийся в Рим из Испании после победы над Серторием. Помпей затем похвалялся, что вырвал корень «рабской войны».

Шесть тысяч взятых в плен рабов были распяты на крестах, расставленных по дороге, ведущей из Капуи —” города, где началось восстание,—” в Рим. Вос­стание было подавлено, потоплено в крови, но отдельные группы рабов еще долгие годы нарушали покой римских богачей. Только в 62 году до н. э. Гаю Октавию удалось окончательно разгромить остатки сподвижников Спартака.

Почему же крупнейшее восстание рабов потерпело поражение? Оно не уда­лось не только из-за разногласий среди восставших, бойцов повстанческой ар­мии, плохого их вооружения и слабой выучки. Дело в том, что в тот период в обществе не было еще предпосылок для уничтожения рабства. Сам класс рабов делился на несколько слоев, и из-за несовпадения их интересов они не могли объединиться для общей борьбы, а тем более выработать единую программу. Интересы сельских рабов не совпадали с интересами городских рабов-ремесленников и рабов интеллектуальных профессий. Рабовладельцы всячески стремились помешать взаимосвязи рабов, разжигали между ними рознь. Городские рабы находились в лучшем положении, чем сельские. Они пренебрежительно отзывались о сельских рабах и редко поддерживали их выступления. Напротив, они защищали рабовладельца, если тот хорошо их кормил и одевал. «Рабы… —” подчеркивал В. И. Ленин,—” восставали, устраивали бунты, открывали гражданские войны, но никогда не могли создать сознательного большинства, руководящего борьбой партий, не могли ясно понять, к какой цели идут, и даже в наиболее революционные моменты истории всегда оказывались пешками в руках господствующих классов».

Спартаковцы не могли уничтожить ни рабства, ни римского рабовладельческого государства. Тем не менее их восстание имело большое значение в истории Рима. В течение двух с половиной лет Спартак наводил ужас на власть имущих. «…Спартак был одним из самых выдающихся героев одного из самых крупных восстаний рабов около двух тысяч лет тому назад. В течение ряда лет всемогущая, казалось бы, Римская империя, целиком основанная на рабстве, испытывала потрясения и удары от громадного восстания рабов, которые вооружились и собрались под предводительством Спартака, образовав громадную армию».

Восстание Спартака сыграло исключительно важную роль в римской исто­рии. С одной стороны, оно показало, что рабы пока не могут освободиться даже путем наивысшего напряжения сил. Не будучи классом, способным к более про­грессивному способу производства, стремясь только к своему личному освобож­дению, а не к отмене рабства вообще, к перестройке общества на новых основах, они не могли выработать революционной программы, которая бы объединила массы эксплуатируемых. Но, с другой стороны, это восстание наглядно показало: противоречия между основными антагонистическими классами римского общества обострились до крайней степени. Борьба, дошедшая до высшей формы вооруженного восстания рабов против рабовладельцев, была для господствующего класса грозным предзнаменованием.

Д. Валовой, М. Валовая, Г. Лапшина
Из книги «ДЕРЗНОВЕНИЕ» © М. «Молодаягвардия» 1989 г.

Спартак, мифы и реальность.: zadel — LiveJournal

  А давайте детки, я на ночь глядя расскажу вам настоящую историю о Спартаке и его восстании. Садитесь поближе и слушайте.

Вопреки расхожему мнению никаким по национальности фракийцем он не был. Упоминание что он фракиец как раз было, но вот значило оно совсем не то что подумали. Дело в том что в тогдашние стародавние времена, участники боев на арене экипировались определенным стандартным образом, и потом пары участников выставлялись как раз по способу вооружения. Так существовали к примеру самниты, галлы, секуторы, ретиарии и конечно же фракийцы. Как говорит нам по этому поводу википедия Фракиец mdash Thraex лат. thraex — представитель народа Фракии) — тип гладиаторов, первоначально были фракийцами по национальности, затем название перешло на комплекс вооружения вне зависимости от национальности бойца.
 То есть мы здесь имеем тот же феномен, при котором сделать копию документа у нас называется "отксерить", и все подгузники скопом именуются как "памперсы". Вот так вот, друзья мои.
По поводу имени Спартакус, все то же не так просто. Дело в том что согласно греческому мифу Спарт это кличка собаки, разорвавшей вместе с остальными, своего хозяина. Причем не только кличка отдельного пса но и порода в целом. Вот как к примеру описывает это дело гражданин Овидий:

О колебался, псы увидали, Мелам поначалу
Чуткий с ним Ихнобат знак первый подал и лаем
Кносский пес Ихнобат и Меламп породы спартанской
Тотчас бросаются все быстрей чем порывистый ветер;

То есть в этом конкретном случае имеем тот же эффект когда человека называют Иудой, это совсем не значит что он еврей, а вот то что он предатель, как раз гораздо более вероятней. И, кстати, традиция брать себе имена из мифов в среде гладиаторов была широко распространена.  Так к примеру имя сподвижника Спартака "Эномай", было всего лишь прозвищем для выступлений, в мифах это имя носил сын бога войны Ареса. Имя гладиаторы было частью его "образа". Так кем же был на самом деле товарищ Спартак?
Тут надо немного отвлечься и вспомнить кто были в те времена гладиаторы, ибо ни до, ни после Спартака никаких восстаний гладиаторов и близко не было, и не могло быть, да и "восстание" Спартака это совсем и не восстание.

так
Хотя большинство гладиаторов в Римской Империи были рабами, некоторые добровольно становились гладиаторами (автократы. auctorati), принявшими клятву "быть обреченным, быть битым, умереть от меча" (uri, vinciri, uerberari, ferroque necari). По некоторым оценкам, к концу Республики примерно половина гладиаторов были добровольцами

Важным обстоятельством являлось то, что люди, принявшие "клятву гладиатора", теряли многи права свободных граждан – теперь право распоряжаться их жизнями переходило к новому хозяину. Причины по которым римские граждане становились гладиаторами, были разными: это освобождало от долгов; сражаясь на арене можно было добиться славы; не надо было думаьб о хлебе насущном – "обут, одет, на всем готовом". Многие добровольцы даже зарабатывали на этом. Владельцы гладиаторских школ повышали цену за представление с участием гладиаторов, проявлявших больше энтузиазма. Сами гладиаторы, в свою очередь, получали повышенное жалованье. Даже рабы-гладиаторы могли владеть всем или частью вознаграждения за победу на арене. Бывшие гладиаторы, ставшие свободными, но пожелавшие вернуться на арену, получали щедрое вознаграждение. Например, император Тиберий предложил тысячу золотых монет бывшему гладиатору, если тот возвратится на арену. Кстати, женщины, появлявшиеся на аренах, не все были рабынями или женщинами низкого социального статуса, желавшими подзаработать

В записках Тацита говорится о женщинах достаточно высокого социального уровня, которые принимали участие в гладиаторских играх, очевидно для "развлечения", а не ради денег, поскольку они принадлежали к богатому сословию.. "В этом году гладиаторские игры были не менее великолепными, чем в прошлом. Однако многие дамы из высшего общества и люди сенаторского звания опозорили себя появлением на арене"

Поскольку количество женщин, "позорящих себя на аренах" стало слишком большим, власти стали вводить запреты, чтобы не допустить слишком широкого распространиения этого явления. В то время как толпа в римских аренах радовалась появлению гладиаторш, вносивших в это зрелище разнообразие, общество считало это неприемлемым

Каждый гладиатор специализировался в основном в одном из нескольких видов гладиаторского боя, в каждом из которых использовалось свое оружие и амуниция: 'мурмилло'. 'траекс', 'ретиарий', 'хопломах'. Гладиаторы редко тренировались более, чем в одном виде боя. Как правило, гладиаторы выходили на арену довольно редко, обычно два-три раза в год (как и современные боксеры-профессионалы)

Вопреки общепринятому мнению, гладиаторы обычно не сражались насмерть. На самом деле, на аренах довольно редко убивали гладиаторов. Объяснение этому простое - гладиаторы стоили дорого и выгоднее было получать за них плату со зрителей, чем платить за их погребение

Заметьте, правительство вынуждено писать законы ограничивающие участие в гладиаторских играх отпрысков знатных фамилий, и более того дочерей сенаторов!

" - В 11 в н.э. сенатский декрет (senatus consultum) запретил свободным женщинам до 20 лет появляться на аренах (так же как и свободным мужчинам до 25 лет)

- В 18 г. н.э. этот эдикт был заменен сенатским декретом (senatus consultum) Ларинуса, которых предусматривал дополнительные наказания для мужчин и женщин сенаторского и всаднического званий за участие в боях на арене. Этот декрет был высечен на серебранной дощечке, которую сейчас называют Tabula Larinas - на ней записан запрет принимать в гладиаторы дочерей, внучек и правнучек сенаторов или всадников в возрасте до 20 лет

- В конце концов, в 200 г. н.э. император Септимий Север полностью запретил женщинам участвовать в деятельности, связанном с насилием. Он издал указ, запрещающий женское единоборство на аренах, как дурной пример женщинам высших классов, вызывающий насмешки у зрителей

Официальные запреты редко были профилактическими. Наоборот, с их помощью старались ограничить социально неприемлемые явления, которые уже существовали. Таким образом, эти эдикты, направленные против выступлений женщин-гладиаторов явно предполагали, что это явление широко распространено, что женщины уже принимают участие в римских гладиаторских играх. Указы издаются тогда, когда явления достигли уровня, чувствительного для законодателей."

Более того, в гладиаторских боях не брезговали поучаствовать и императоры такие как Калигула, Коммод и т.д.


  Ну как, портрет гладиатора вырисовывается совсем не таким забитым и униженным рабом, каким нам представлялся он в школе? И каковой вообще мог поднять какое то восстание.

С большой долей вероятности, Спартак был из знатной, аристократической семьи римлян. Который сам подался в школу Лентула Батиата. Кстати, да будет известно любопытному читателю, Корнелий Лентул Батиат сам был гладиатором, после ухода "на пенсию" организовал свою школу, где готовил бойцов к выступлению на арене. Поэтому я очень сомневаюсь что условия в школе были "невыносимыми и издевательскими", такой человек более чем кто либо знал что нужно хорошему гладиатору. Но вот воспользоваться его школой для подготовки заговора, сбора единомышленников, причем абсолютно легальным, это было высшим пилотажем. Что и провернул Спартак со товарищи. По сути, война Спартака это гражданская война за власть, именно поэтому его армия так и не вышла за пределы италии, ей там просто нечего было делать.

   Теперь настало время вспомнить несколько фактов о самой армии спартака и его действий.
1 Спартак 2 года (!) с войском ходил по всей италии.
2 Армия Спартака была организована полностью по римскому образцу.
3 Армия спартака неоднократно наносила поражения римским армиям, что говорит о том что уровень подготовки его солдат и дисциплины как минимум был не хуже римских.
4 Армия Спартака неоднократно останавливалась в городах, и на зиму в том числе, причем города не были взяты штурмом.

Римская армия это армия где все держится на сержантах. Подготовка солдат, дисциплина, тренировка взаимодействия, грамотность действий во время боя, все это работа сержантов римской армии. Причем это профи, никакие рабы или даже гладиаторы на подобный вид работы не способны в принципе. И то что Спартак сумел таки организовать подобную действенную армию, говорит о том что подобный сержантский костяк у него был. А то что армия была по организации римской, как раз и свидетельствует о том что сам Спартак был римлянин, или богатый, или знатный, но в любом случае способный привлечь на свою сторону изрядное количество профессиональных римских военспецов для организации армии.   Откуда же взялись "восстание рабов" и прочие измышлизмы? Все таки Спартак испытовал трудности комплектования собственной армии. Поэтому у одного из историков имеется надпись что "он даже брал в свою армию рабов", как свидетельство его морального падения. Будущие историки, однако, раздули этот факт до такой степени что "в его армию набирали даже рабов" превратилось в восстание рабов, а гражданин Спартак в великого борца за свободу. К подобной грани незадолго до этого подходил полководец и реформатор Гай Марий, который нуждаясь в солдатах затеял комиссию по проверке правильно ли люди попали в рабство, те кто "не правильно" могли записаться в легионы солдатами. Очень жаль что настоящего имени Спартака история так и не сохранила, а современникам оно или было хорошо известно или они постарались его как можно быстрее забыть. И если бы коммунистическим историкам не понадобилось показать  "многовековые традиции борьбы с рабством" возможно и не было бы вокруг этой гражданской войны понакручено столько историй. Впрочем, Голливуд, в своей помешанности на "свободе" как некой абстрактности, с удовольствием наступает на те же грабли.
Восстание Спартака, это из той же оперы как втираемое нам в советской школе "восстание Ивана Болотникова против крепостничества". В реальности, армия Ивана Болотникова была всего лишь одной из армий одного из лжедмитриев. Да и не мог человек восстать против рабства, если считал рабство естественным порядком вещей, распространенным во всех тогдашних государствах.


UPD Однако нельзя рассматривать какое либо событие в отрыве от предыдущих событий, чем очень грешат наши историки. Что нам известно о предыдущих событиях в Италии? За полтора года до восстания Спартака умирает Сулла. Кто такой Сулла? Диктатор, зарекомендовавший себя бескомпромиссной борьбой с партией Гая Мария. Дело в этой гражданской войне дошло до  резни двух римских армий на улицах Рима. Так же после победы Сулла провел проскрипции, его враги были казнены а имущество конфисковано в казну. Гай Марий широко известен проведенной им военной реформой римской армии, когда был пересмотрен принцип ее комплектования. Так как он сильно нуждался в солдатах, то как я уже писал, даже инициировал сенатскую комиссию, которая проверяла законность нахождения человека в рабстве, и если возникало сомнение предлагала человеку свободу, только в обмен записи его легионером на службу. На практике это практически означало что любой раб при желании мог бы быть освобожден и записан в легионеры соответственно. Кстати, именно преждевременное окончание работы этой комиссии на Сицилии (за взятку) послужило причиной начавшегося Второго сицилийского восстания рабов. Так же во время уличных боев в Риме, приверженцы Гая Мария обещали свободу рабам и всяческие ништяки тем кто им в этом деле поможет. Но увы, значимой помощи получено не было, Марианцы проиграли.
   Так вот, Спартак, как раз с очень большой вероятностью был если не родственником, то аристократом из семьи сторонников мария, который выжил после репрессий и или сам записался в гладиаторы или был туда отправлен. Получив классическое римское образование он прекрасно разбирался в тонкостях управления и снабжения армии. После смерти Суллы заговорщики посчитали момент удачным для выступления. Костяком армии могли как раз выступить ветераны Гая Мария, способные из толпы сброда создать дееспособную римскую армию. Нет, конечно думаю что рабов он освобождал, и принимал беглых убивших своего хозяина то же, вот только делал он это не просто так а в обмен на службу в своей армии. По сути это было продолжение гражданской войны Марий-Сулла, только ведомые их последователями. Ведь и Помпей, и Красс были как раз из партии Суллы. Поэтому Спартак вполне мог спокойно договориться о зимовке своей армии в других городах, так как был патрицием и руководил классической дисциплинированной римской армией. а в городах Италии после союзнической войны как раз можно было получить поддержку против Рима, по крайней мере в тех областях которые так и не получили римского гражданства.

Спартак - биография гладиатора, экранизация, актеры и роли, образ, характер, фото

История персонажа

Исторический персонаж, фракиец, который стал рабом в Риме, затем гладиатором, а в итоге – предводителем восстания гладиаторов и рабов. Стал персонажем нескольких исторических романов и фильмов.

Образ в истории

Спартак на арене

Восстание Спартака произошло в Италии в 70-х годах до н.э. Как вышло так, что Спартак попал в рабство, — не ясно, и о ранних годах жизни героя мало что известно. Известно, что Спартак находился в гладиаторской школе в Капуе — городе в Южной Италии, откуда совершил побег вместе с семью десятками сторонников.

Беглецы укрылись на Везувии, куда против них был выслан отряд. Спартаку удалось создать сильную армию рабов и поддерживать дисциплину на высоком уровне. К этой армии присоединилась италийская беднота, и в ряду боев войско Спартака смогло нанести римским легионам серьезные поражения.

Спартак (арт)

Войско повстанцев со временем увеличилось с 70 человек до 120 тысяч. Спартак разбил римских консулов и дошел со своей армией до границ на севере Италии. Считается, что Спартак планировал перевалить через Альпы, но что-то заставило его изменить решение и повернуть обратно.

Тем временем римские войска, брошенные против Спартака, возглавил полководец Марк Лициний Красс. Этот человек смог поднять боеспособность армии римлян. Спартак со своей армией восставших отступил и собирался отплыть на остров Сицилия, но этот план не удался.

Саймон Мерреллс в роли Марка Красса

Под руководством Красса были созданы укрепления и ров, которые отрезали войско Спартака от остальной Италии и лишили его возможности маневрировать. Тем не менее, повстанцы прорвались сквозь укрепления и одержали очередную победу.

На этом удача отвернулась от Спартака. У армии восставших закончились ресурсы, а к римлянам присоединились еще две армии. По легенде, Спартак погиб в бою во время битвы на реке. На этом жизнь героя закончилась, а восстание было подавлено.

Экранизации

Кирк Дуглас в роли Спартака в фильме Стэнли Кубрика

В 1960 году вышел фильм «Спартак» режиссера Стэнли Кубрика. Главную роль там сыграл американский актер Кирк Дуглас. В центре сюжета — восстание рабов под предводительством гладиатора Спартака, который бросает вызов римской власти.

В фильме в декорациях античного Рима освещаются острые общественные проблемы, характерные для США того периода, — расовая дискриминация, преследование «идеологически неправильных» деятелей культуры и прочее.

В 1926 году вышла советская историческая драма «Спартак», где роль главного героя сыграл актер Николай Антонович Дейнар. В основу сценария лег одноименный роман итальянского писателя Рафаэлло Джованьоли. Роман основан на исторических фактах, но писатель ввел в него вымышленную любовную линию.

Горан Вишничев в роли Спартака

Романтическая связь возникает между Спартаком и Валерией, знатной патрицианкой, а в героя тем временем влюблена греческая куртизанка, которую Спартак отвергает. История любви Спартака и Валерии, супруги римского диктатора Суллы, перенесена и в фильм. Лента была черно-белой и немой.

В 2004 году вышел боевик «Спартак» режиссера Роберта Дорнхельма с актером Гораном Вишничем в главной роли. Сценарий этого фильма основан на романе о Спартаке, написанном американским писателем Говардом Фастом. Этот же роман лег в основу фильма Стэнли Кубрика 1960 года, но новая экранизация куда ближе к роману по сюжету.

Создатели экранизации 2004 года в массе деталей повторили фильм Кубрика, использовав идентичные костюмы и декорации, но в этой версии были исправлены исторические несоответствия, которыми грешил «Спартак» Кубрика.

Энди Уитфилд в роли Спартака

В 2010 году начал выходить американский исторический сериал «Спартак». Главную роль в первом сезоне сыграл актер Энди Уитфилд, которого в последующих сезонах сменил Лиам Макинтайр. В русском дубляже Спартака озвучивает Денис Беспалый. Сериал не отражает реальные исторические события, но зато насыщен яркими сценами и проявлениями жестокости.

Всего вышло три сезона сериала. В первом сезоне — «Спартак: Кровь и песок» — сюжет крутится вокруг конфликта фракийских племен с союзниками-римлянами, который возник из-за того, что римляне нарушили условия договора. В результате вождь фракийцев Спартак оказывается у римлян в плену.

Лиам Макинтайр в роли Спартака

Герой и другие его пленные соотечественники вынуждены сражаться на арене. В конце сезона один знатный римлянин покупает Спартака для собственной школы гладиаторов.

Во втором сезоне, который называется «Спартак: Месть», происходит восстание гладиаторов, которое повергает Рим в ужас. Власти отправляют войска в город Капую, где расположился Спартак с войском освобожденных рабов, чтобы уничтожить это войско прежде, чем то отправится уничтожать римскую власть. В завершающем сезоне — «Спартак: Война проклятых» — конфликт достигает апогея и завершается смертью главного героя.

Кадр из сериала «Спартак: Война проклятых»

Помимо трех сезонов, вышел еще шестисерийный приквел «Спартак: Боги арены». Здесь главный герой — не Спартак, а Ганник, один из гладиаторов дома Батиата, знатного римлянина, который купил Спартака в первом сезоне. Спартак здесь появляется только в последней серии в виде голоса, который слышат умирающие Батиат с супругой в последние секунды фильма.

Интересные факты

Спартак — символ футбольного клуба
  • В честь Спартака названы два московских спортивных клуба — хоккейный и футбольный. Некоторые болельщики «Спартака» используют как эмблему гладиаторский шлем.
  • В советское время образ Спартака как «бойца за социальную справедливость» активно тиражировался и стал популярным. Люди начали давать имя Спартак своим детям. Известен, например, советский актер Спартак Мишулин.
  • Писатель Говард Фаст писал свой роман о Спартаке в американской тюрьме, куда попал за приверженность коммунистическим взглядам.
Гай Юлий Цезарь
  • Некоторые исследователи полагают, что в подавлении восстания Спартака участвовал Гай Юлий Цезарь. Якобы Цезарь мог заниматься подготовкой новобранцев и даже участвовать в боевых действиях, в ходе чего сошелся близко с командующим Марком Крассом, который позже поспособствовал карьере Цезаря. Не известно наверняка, так ли это на самом деле, это только предположение.

Самые известные гладиаторы

Гладиаторами звали бойцов в Древнем Риме, которые на потеху публике сражались между собой. Специально для таких зрелищ даже создавали арены. Причиной появления такого жестокого развлечения стала территориальное расширение Древнего Рима. Оказалось, что пленных попросту некуда было девать. Просто убивать их было бессмысленно, вот и заставили на потеху публике мужчин сражаться друг с другом. Выживал только сильнейший. Публичным зрелищем гладиаторские игры стали считаться со 106 года до н.э.

В самом Риме и во всей стране это становится самым любимым зрелищем. Именно поэтому появились школы гладиаторов. А в 63 году Нерон разрешил участвовать в таких боях и женщинам. Официально запретили игры гладиаторов в 404 году, с приходом в Рим христианства. Эти смелые бойцы стали символом храбрости и отваги, а восстание бойцов под предводительством Спартака вообще стало важной частью древней истории. Имена же самых лучших гладиаторов мы помним и поныне.

Спартак. Кто является самым известным гладиатором в истории, гадать долго не стоит. Это Спартак, чьим именем называют детей, корабли и футбольные команды. Хотя личность эта очень знаменитая, до сих пор непонятно, кем же он был на самом деле в части своего происхождения. Классической считается версия, что Спартак был фракийцем, взятым римлянами в плен. Но есть предположения, что знаменитый гладиатор был все же римлянином, поднявшим мятеж и сбежавшим из своего легиона. Как раз в те годы Рим вел ожесточенные войны с Фракией и Македонией, так что Спартак вполне мог попасть в плен. Приписка Спартаку фракийского происхождения объяснима, ведь в те времена всех гладиаторов делили с учетом типа ведения боя как раз на галлов и фракийцев, вне зависимости от того, откуда бойцы вообще были родом. А судя по грамматике латинского языка, имя Спартак означает, что он имел отношение к Спарте. Историки раскопали, что гладиатор обучался в школе Лентула Батиата, где и изучал философию Гая Блоссия. В ней есть немало любопытных моментов, один из лозунгов вообще гласит: «Последние станут первыми и наоборот». В 73 году до н.э. случилось известное в истории Рима событие - гладиатор Спартак восстал вместе со своими 70 товарищами. Сначала это была просто группа беглых рабов с четырьмя сильными лидерами - помимо Спартака это еще Крикс, Каст и Гай Ганник, бунтари просто ограбили собственную школу и с оружием в руках бежали в предместья Неаполя. Восставшие стали промышлять грабежами и убийствами, их армия росла за счет других беглых рабов. Через пару лет компания составляла уже более 120 тысяч человек, которые спокойно перемещались по стране. В стране существовал рабовладельческий строй, и такое восстание поставило под угрозу существование государство. Именно поэтому на усмирение Спартака и его товарищей были посланы лучшие военные силы. Постепенно силы рабов были разбиты, сам Спартак погиб предположительно около реки Силари. Последние остатки могучего войска восставших пытались бежать на север, но были разбиты Помпеем. Именно он и получил лавры главного усмирителя бунта.

Коммод. Кто сказал, что гладиатором непременно должен был быть раб? Многие вольные люди выбирали себе эту профессию. Есть исторический факт, что существовал гладиатор и императорского происхождения. Коммод, уже начиная с раннего возраста, обладал отличными ораторскими способностями, научившись произносить яркие речи. Но чем старше он становился, тем менее интересными были для него государственные дела и забота о подданных. Коммода куда больше интересовали развлечения, в том числе и сексуальные. Император стал проявлять жестокость - время его правления отмечалось многочисленными казнями и убийствами. Неслучайно Коммода сравнивают по этому показателю с самим Нероном. Ведь ему Коммод не уступал ни в жестокости, ни в своей развратности. У молодого императора был свой гарем, в котором было более сотни молодых наложниц, а мальчиков так и того больше. Сам же император обожал носить женские одежды и заигрывал с подчиненными, разыгрывая разные роли. В числе любимых игр Коммода было и препарирование живых людей. И именно Коммод стал первым императором, вышедшим на поле боя в роли гладиатора. А ведь для особы царской крови это считалось неимоверным позором. Современники вспоминали, что Коммод был вообще-то отличным бойцом - он искусно убивал опасных животных. При этом он нисколько не стеснялся своего не подобающего сану развлечения, а даже обожал демонстрировать свои боевые навыки подчиненным. Коммод прославился еще и своей педантичностью - повсюду за ним ходил писарь, который фиксировал все действия и речи императора. Зато благодаря этому нам сегодня известно, что император-гладиатор принял участие в 735 сражениях. Также Коммод известен своей верой в разные жестокие языческие культы, порой он даже перевоплощался в одежды бога Анубиса. Император требовал от своих подданных обожествлять себя, идеализировать, а за неповиновение просто убивал. Смерть тирана была классической - его убили в результате заговора недовольные сограждане.

Спикул. По мнению историков Спикул относился к такому виду гладиаторов, как мурмиллоны. Их еще называли мирмиллонами. Основой вооружения таких бойцов был полуметровый прямоугольный щит, гладиус. Голову же гладиатора защищал беотийский шлем в виде рыбы и с волнообразным гребнем. Правая рука Спикула была защищена манникой. Перед началом боя этот знаменитый гладиатор всегда надевал повязку на свое бедро и перевязывался поясом. Верхняя часть его ступней было обмотана толстыми обмотками. Классический мурмиллон оснащался еще и короткими латами. В историю Спикул вошел, как любимчик Нерона. Недаром после одного из своих боев гладиатор даже получил от всесильного императора в подарок дворец, несколько домов и земельный надел неподалеку от Рима. Сам Нерон неоднократно упоминал о том, что в его армии гладиаторов именно Спикул устраняет своих соперников наиболее искусным образом. Историки говорят, что любимец императора был к тому же и самым опытным бойцом. Скорее всего, он обучал и новичков искусству боя. Существуют легенды о том, что Спикул снискал славу еще и великого любовника. В его компании даже сам Нерон часто посещал бордели и другие подобные увеселительные заведения. А умер легендарный гладиатор примерно в одно время со своим покровителем. Говорят, что в последние минуты своей жизни Нерон даже хотел, чтобы его убил именно Спикул. Вот только того, как назло, во дворце в тот момент не оказалось. А после смерти деспота его приближенных стали нещадно преследовать. В июне 68 года Спикула бросили под статуи Нерона, которые люди тащили по форуму. Так что не Нерон погиб от рук своего любимца, а, скорее, наоборот.

Тумелик. Считается, что этот гладиатор родом из знатной семьи. Его отцом был знаменитый германский вождь Арминий. А прославился он тем, что в глубинах Тевтобургского леса сумел победить сразу три римских легиона. Ими командовал наместник Вар. А матерью Тумелика стала Туснельда. То поражение стало настолько унизительным, что Римская империя не могла оставить это без внимания. Вскоре император Тиберий отдал приказ своему племяннику Германику выступить в поход и победить строптивых германцев. Трижды римляне вступали на земли восточнее Рейна. Они уничтожили укрепления племен, освободили город Сегест, осажденный Арминием. Но самое важное - была взята в плен Туснельда с ее маленьким сыном Тумеликом. Германик вот-вот готов был уже пленить и самого Арминия, но тут Тиберий призвал его обратно в Рим. Во время празднования триумфа в честь победы над германцами перед колесницей Германика шли главные свидетели его успеха - Туснельда и Тумелик. Даже отец Туснельды видел это, находясь рядом с Германиком. Так мать молодого пленника и его дед и доживали свою жизнь на чужбине. Туснельда стала служанкой в одном из богатых домов, она могла даже пережить своего сына. Сам же Тумелик попал в школу гладиаторов. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, новым императором стал сын Германики - Калигула. Сегодня все признают, что он был попросту безумным правителем. Так, он приказал вывести Тумелика на бой. Храбрый германец надел железную маску, на которой был изображен его непокоренный отец Арминий. В руках у гладиатора был меч. Но против него Калигула решил не выставлять других бойцов, а приказал выпустить голодных львов. О возрасте Тумелика сложно судить, по некоторым источником ему вообще было на тот момент пятнадцать-шестнадцать лет.

Эномай. Этот гладиатор вошел в историю, как один из лидеров восстания Спартака, его правой рукой. А командовал Эномай рабами. Попал он в плен римлянам во времена завоевания империей Галлии. Эномай входил в число тех гладиаторов, которые обучались в знаменитой школе Лентула Батиата. Это заведение находилось в Капуе. Есть свидетельства того, что в этой школе были невыносимые условия для тренировок и проживания. Именно поэтому Эномай без раздумий выступил в поддержку своего земляка Крикса и Спартака, родившегося, как говорили во Фракии. Эти гладиаторы и встали во главе восстания. Но из всей троицы именно Эномаю было суждено погибнуть первым. Историки склоняются к мнению, что он погиб между 73 и 72 годами до нашей эры. А погиб гладиатор не на арене и даже не на поле боя, а во время грабежа одного из городков Южной Италии. Историки считают, что Эномай занимался ремеслом гладиатора более десяти лет. Такая длинная карьера состоялась благодаря огромной силе бойца и его буквально нечеловеческой выносливости. Сообщается, что в одном из боев Эномаю повредили нос. Он сросся не очень удачно, из-за чего искривился. На переносице же образовался небольшая горбинка. Но хотя у гладиатора и был грозный вид, нрав его оставался спокойным. У Эномая была даже возлюбленная по имени Эмболария. Есть свидетельства того, что Эномай было все же не настоящее имя гладиатора, а его прозвище, которое он получил для выступлений на арене. Ведь Эномаем звали сына бога Ареса, который отличался воинственным и жестоким нравом. В те времена часто имена гладиаторов становились частью их «сценического» образа. Собственные же, «варварские» имена, римляне даже слышать не хотели, считая их попросту некрасивыми.

Батиата. Имя этого гладиатора мы уже неоднократно упоминали в связи с его школой. А ведь первоначально и он выступал на арене. После окончания активной карьеру Лентул Батиата основал собственную школу, которая стала самой большой в стране. Есть основания предполагать, что именно Батиата и был наставником самого Спартака. А открытая в Капуе школа стала образцом для заведения такого типа, которые вскоре стали появляться во всей Римской империи. А проживал Корнелий Лентул Батиата в Риме. Его взгляды были основаны на материалистических убеждениях. И хотя своих подопечных-гладиаторов он называл не иначе, как монстрами, делал это Батиата все же в шутливой и ласковой форме. Сам основатель школы заявлял, что она является по сути фермой, где и выращиваются подопытные существа. Такие радикальные жизнь вполне имели право на жизнь, гладиаторы из Капуи действительно пользовались популярностью. Посмотреть на их сражения приезжали жители из самых отдаленных мест империи. Работать же Батиате с гладиаторами было непросто. К тому же достаточно было организовать всего пару-тройку неинтересных для публики боев, как школу Батиата конкуренты отстранили бы от выступлений в Колизее. Сам бывший гладиатор отлично осознавал, как растет конкуренция со стороны других школ. Чтобы повысить мотивацию своих бойцов Батиата ввел интересную систему мотивации. Хозяин внушал своим гладиаторам, что жизнь на самом деле является обычным сном, который приходит к человеку по воле богов. Всего же в школе обучалось более двухсот бойцов. Большинство - это пленные из Фракии и Галлии. Историки полагают, что именно жестокое отношение хозяина к своим гладиаторам и вылилось в итоге в мятеж.

Гай Ганик. Точно неизвестно, когда родился и умер этот гладиатор. Некоторые энциклопедисты полагают, что Гай Ганик умер в 71 году до н.э. А вошел в историю этот человек, как соратник Спартака. Он руководил большим отрядом восставших в ту пору рабов. Родом Гай Ганник был из Галлии. Но в одном из жизнеописаний Спартака встречается информация о том, что его соратник принадлежал к древнему народу Италии, самнитам. Говорили также, что гладиатор имел кельтские корни. Скорее всего, Гай Ганник попал в Рим, будучи плененным в ходе завоеваний Галлии. Вместе со Спартаком Гай Ганник обучался гладиаторскому мастерству в капуйской школе Лентула Батитата. В Капуе многие считали, что именно он на самом деле и являлся лучшим гладиатором. Во время восстания Спартака бывший гладиатор стал командующий, одерживая победы над регулярными частями римлян. В 71 году до н.э. Спартак вместе с Гаем Ганником решили провести восставших в Галлию и Фракию. Но в последней фазе восстания, после того, как Спартак решил захватить город Брундизий, от основных сил откололось войско в двенадцать тысяч человек. Его возглавили Гай Ганик и Каст. Но противостоять обученным и превосходящим войскам римлян гладиаторы на этот раз не сумели. В последнем бою же Гай Ганик был храбр, как это и подобает настоящему гладиатору. Погиб легендарный воин неподалеку от города Регия, что находится на юре современной Италии. В своем «Сравнительном жизнеописании» Плутарх нашел место и для Гая Ганника, которого историк назвал Гаем Канницием.

Крикс. Этот гладиатор являлся галлом и несколько лет находился в рабстве. В неволю Крикс попал, сражаясь с римлянами на стороне аллоборгов. Крикс, как и Спартак, являлся гладиатором в школе Лентала Батиата, что была в Капуе. В 73 году до н.э. Крикс вместе с другими беглецами из этой школы стал грабить окрестности Неаполя и собирать других беглых рабов. Крикс был одним из самых главных помощников Спартака. Но после первых военных успехов Крикс отделился от своего вождя, оставшись в Южной Италии. Основные же силы рабов двинулись на север. Плутарх рассказал, что причиной такого отделения стала заносчивость и высокомерия Крикса. В его армии остались галлы и германцы, соплеменники лидера. Весной 72 года до н.э. римский консул Публикула начал активно сражаться с армией Крикса. Около горы Гарган в Апулии состоялась решающая битва. В ходе ее Крикс и был убит. Он сражался с большой отвагой, убив не менее десяти легионеров и центурионов. Но в итоге Крикса закололи копьем и обезглавили. 30-тысячная армия рабов была разгромлена. Память своих соратников Спартак почтил, устроив игры гладиаторов, как это было заведено в Риме. Только на этот раз в таких мероприятиях заставили принять участие более трехсот знатных римских военнопленных.

Герардеска Манутиус. Говоря о величайших гладиаторах, стоит упомянуть и самую известную женщину, которая освоила эту профессию. Герардеска Манутиус является, возможно, самой величайшей воительницей в истории. Она убила на арене более двухсот противников разного пола, встретив смерть свою в бою. Это была красавица, с черными смоляными волосами и идеальным телом. Римские болельщики обожали ее. А попала Манутиус на арену всего за год до своей смерти. За такой короткий промежуток она успела стать знаменитостью. Беглой рабыне было 28 лет, когда она попала в группу из тех десятков тысяч рабов, объединившихся под началом Спартака. В армии повстанцев женщина сперва исполняла незавидную роль проститутки. Со Спартаком она прошла всю Италию, в свободное время женщина брала уроки работы с мечом. Это позволило ей стать отличным рукопашным бойцом, имеющим опыт в единоборствах. В битве при Лукании в 71 году до н.э., когда Спартак был убит, Герардеску захватил в плен Марк Люциний Красс. Недолго думая, он приказал распять женщину вместе с другими шесть тысячами беглыми рабами. Но уже в момент, когда амазонку приковывали к кресту, римлянин вдруг изменил свое решение. Прекрасная Герардеска понравилась своей бронзовой кожей и провела ночь в палатке Красса. На следующий день военачальник отправил женщину в Капую, в школу гладиаторского мастерства. Он надеялся, что это ремесло поможет ей однажды стать свободной. Основы гладиаторского боя давались Герардеске без особого труда. Уже через несколько недель состоялся первый бой амазонки. Ажиотаж объяснялся тем, что на арену вышла протеже самого Красса. Но всего пять минут потребовалось женщине-гладиатору, что покончить с мускулистым и татуированным греком Трасианом. Публика с наслаждением наблюдала, как два обнаженных до пояса тела, потные от солнца, двигались в попытке убить друг друга. В итоге меч вошел в пах грека, а гром аплодисментов потряс амфитеатр. Победитель использовал обманный прием. Но кровавая карьера не могла продлиться долго. Целых 11 месяцев Герардеска уничтожала всех своих соперников, в том числе и прославленных уже бойцов. А погибла гладиатор в бою с двумя карликами. Во время поединка одному из них удалось прокрасться женщине за спину и воткнуть трезубец прямо в почки. Бывшая любимица публики вдруг лишилась разом всех симпатий, которые перешли к карликам. Весь Колизей направил пальцы вниз, вынося приговор Герардеске. Согласно правилам раненая женщина легка на спину, мучаясь от боли. Она подняла палец левой руки и в этот момент карлики вогнали свои трезубцы ей в живот и грудь, окончив бой. Израненное тело гладиаторши унесли с арены и просто бросили на груду других жертв боев. Так кумир Рима, знаменитая женщина-боец и не получила последних достойных почестей.

СПАРТАК | Энциклопедия Кругосвет

СПАРТАК (Spartacus) (умер в 71 до н.э.), римский гладиатор, вождь восстания гладиаторов в 73 родившийся, вероятно, из Фракии. Взятый в плен римлянами и обращенный в рабство, был направлен в школу гладиаторов в Капуе, примерно в 100 км от Рима. В 73 до н.э. организовал побег 74 раба-гладиатора этой школы, которые укрылись на горе Везувии. Небольшой отряд этих профессиональных воинов смог разгромить направленное на его усмирение римское ополчение из 3000 человек. Отряд Спартака увеличивался за счет притока новых беглых рабов, которых гладиаторы быстро обучали искусству рукопашного боя; его численность достигала нескольких десятков тысяч человек. Через год армия восставших разделилась, и 30-тысячная часть ее, руководимая товарищем Спартака Криксом, была уничтожена римскими легионами. В ответ на это Спартак смог наголову разбить две разгромившие Крикса армии, во главе которых стояли консулы Лентул и Геллий. Как и любое массовое движение, восстание сопровождалось убийствами и грабежами. Затем Спартак отправился на север, чтобы увести свою армию во Фракию, но дойдя до северной границы Римской империи их, на уровне реки По, он по неизвестной причине повернул обратно на юг, по пути еще раз разбив римлян. Армия восставших рабов прошла с боями всю территорию Италии, где Спартак намеревался переправиться на остров Сицилию. Однако пираты, которым он заплатил за корабли, которые должны были перевезти восставших на Сицилию, обманули Спартака и не прислали свои суда. В этот момент посланные Римом войска, возглавляемые Крассом, смогли запереть армию восставших на крайнем юге Италии, лишив их возможности маневра. Спартаку удалось еще раз прорваться сквозь заслоны Красса, но тот разбил восставших уже в Лукании; сам Спартак пал в бою, пытаясь пробиться к Крассу и вступить с ним в единоборство. Всех взятых в плен гладиаторов (6000 человек) Красс распял на крестах, установленных вдоль Аппиевой дороги. Разрозненные остатки восставших, пытавшихся прорваться на север, были перехвачены и уничтожены Помпеем, вернувшимся из Испании.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Знаменитые речи»

Какой римский политик каждую свою речь в сенате заканчивал словами «Карфаген должен быть разрушен»?

Кем были римские гладиаторы и как они жили? Плюс 10 знаменитых гладиаторов, которых вы должны знать

Какими бы ни были причины, по которым они оказались на арене, римская публика обожала гладиаторов за их храбрость и дух. Их изображения часто появлялись в мозаиках, настенных росписях, на посуде и керамике.

Были десятки разных гладиаторов, но подумай о тех, кому приходилось сражаться с завязанными глазами. (Фото CM Dixon / Print Collector / Getty Images)

Q: Какой была жизнь гладиатора в Древнем Риме?

A: До открытия городов Везувий в 18 веке практически все, что мы знали о гладиаторах, было основано на ссылках в древних текстах, на случайных находках каменных скульптур и надписей, а также на впечатляющих сооружениях амфитеатров, разбросанных повсюду. над Римской империей, пишет Тони Уилмотт.

Гладиаторы были в самом низу римского общества. Так и оставалось, как бы народ ни чествовал их. Превыше всего качества римляне ценили virtus, что означало, прежде всего, храбрость и воинственность. В манере его сражения и, прежде всего, в его тихом и мужественном принятии смерти, даже гладиатор, презираемый раб, мог показать это.

Гладиаторов были разделены на категории - каждая из которых вооружена и одета в своеобразной манере - и затем были выставлены друг против друга парами, предназначенными для демонстрации разнообразия форм боя.

Q: Какие типы римских гладиаторов были там?

Когда римляне ходили на гладиаторские игры, они не видели одну и ту же старую битву насмерть снова и снова. Они бы видели хорошо организованную последовательность из десятков разных воинов - конечно, все еще сражающихся насмерть снова и снова.

У каждого типа гладиатора было свое вооружение, доспехи и внешний вид, и они могли противостоять другому бойцу. Итак, человек с небольшими доспехами был уязвим, но быстр, в то время как те, кто был в полном нагруднике, быстро устали.

Среди первых гладиаторов были военнопленные - опытные воины, сохранившие свои имена, такие как фракийцы (например, Спартак), самниты и Галл. Но большинству было дано название специально для арены. Это мог быть ретиарий , сражающийся трезубцем и сетью, обычно против секутора , вооруженный мечом, щитом и гладким шлемом.

Гопломах имел копье и кинжал, а бестиарий мог сражаться с дикими зверями. eques ехали на лошади, но если они были на колеснице, это были essedarius . Возможно, самым странным из них был andabatus , который сражался в шлемах без отверстий для глаз.

Q: Принимали ли участие римские императоры в гладиаторских играх?

A: Как правило, нет - соревноваться было бы ниже императора. Но это не остановило Коммода и Нерона…

Кровавые гладиаторские игры и яростные гонки на колесницах были развлечением для масс - и прекрасной возможностью для императора похвастаться.Но два особо невменяемых и садистских императора решили приблизиться к действию. Во втором веке Коммод, воображавший себя реинкарнацией Геракла, вызывал бесчисленные скандалы, сражаясь в постановочных схватках, обычно с напуганными членами толпы или ранеными солдатами. Неудивительно, что он никогда не проигрывал. Он также сражался с дикими животными - пока они были в клетке, и он стоял на возвышении, вооруженный луком.

Неро, тем временем, был фанатом гонок на колесницах. Он даже изменил дату Олимпийских игр в 67 году нашей эры, чтобы позволить ему принять участие, не так уж тонко обманывая все время.Он использовал десять лошадей вместо стандартных четырех и был объявлен победителем, несмотря на то, что он упал с колесницы на первом же повороте.

Хоакин Феникс в роли римского императора Коммода в «Гладиаторе». (Изображение Alamy)

Q: Обычно гладиаторы дрались насмерть?

A: Изображение ряда гладиаторов, стоящих перед своим императором, произносящих ужасные слова: «Мы, умирающие, приветствуем вас», является мощным, но вводящим в заблуждение изображением, объясняет историк Джастин Поллард.

В то время как осужденный преступник не мог рассчитывать на долгую и счастливую жизнь на арене, большинство гладиаторов были профессионалами, для которых борьба была образом жизни, а не способом смерти. Смертельные бои на самом деле были редкостью, и многие гладиаторы стали спортивными героями своего времени. Женщины выцарапывали свои имена на украшениях, подростки рисовали свои лозунги на стенах общественных бань и, если все шло хорошо, уходили на пенсию богатыми и свободными. Знаменитый амулет из Лестера, потерянный молодой девушкой где-то во втором веке нашей эры, начертан на нем: «Верекунда любит Люциуса Гладиатора!» - и это было обычным чувством.

Конечно, нельзя сказать, что не было никакого риска. В особых случаях спонсор игр - а почти все игры полностью оплачивались спонсорами - мог выплеснуться и попросить гладиаторов драться насмерть. Но им пришлось дорого заплатить за эту привилегию и компенсировать тренеру потерянных им гладиаторов. Конечно, быть гладиатором было опасно, но так же опасно играть в регби или бокс. За исключением несчастных случаев и «особых случаев», гладиаторы сражались не за свою жизнь, а за день, когда они получили свой деревянный меч - символ их уединения и свободы.Многие затем основали свои собственные гладиаторские школы.

Вопрос: Насколько популярны были гладиаторские бои в Древнем Риме?

A: Не так популярно, как вы думаете, - говорит доктор Гарри Сайдботтом. Вместимость основных площадок составляла «приблизительный» показатель популярности различных публичных шоу в Риме. Арена для гладиаторских боев, Колизей, известный в древности как Амфитеатр Флавиев, была огромной. По оценкам современных археологов, он мог вместить 50 000 человек.Один древний источник назвал это число еще выше - 87 000.

Тем не менее, он был меньше, чем Большой цирк, где около 250 000 человек могли наблюдать за гонками на колесницах. Несмотря на популярность пантомимы (ближе к нашему балету, чем к современному панто), театральные представления оторвались на третьем месте. Самый большой театр в Риме, театр Марцелла, вмещал всего 20 500 человек.

  • Хлеб и зрелища: что происходило в амфитеатрах Римской империи?

В: Приходилось ли людям платить, чтобы увидеть сражение гладиаторов в Древнем Риме?

A: Римские гладиаторские бои и охота на животных представляли собой грандиозные зрелища, которые устраивали сенаторы, бизнесмены, а позже и только императоры, чтобы завоевать любовь и расположение масс.От ввоза и кормления экзотических животных до содержания воинов-гладиаторов затраты на такие мероприятия были огромными. Но хозяева понимали, что массам нужны развлечения, чтобы отвлечься от мрачных реалий жизни.

Первые игры в Колизее, например, длились 100 дней в 80 г. н.э. и были полностью оплачены императором Титом. Все билеты были бесплатно розданы (лотереей) гражданам Древнего Рима. Однако характер публики был строго регламентирован: лучшие места в зале принадлежали богатым и высшим сословиям.

Историческая достоверность и фильм Рассела Кроу
Гладиатор

Голливудский блокбастер Гладиатор (2000), в котором снимался Рассел Кроу, - отличный фильм, говорит Тони Уилмотт из English Heritage, но неточный, прямо с самого начала битвы, когда немецкие племена второго века поют на зулусах 19-го века (как сюда наложен саундтрек из фильма Zulu ).

Исторических ошибок много. В катапультах используется греческий огонь (изобретенный византийцами), на арене слишком много средневековых доспехов, а откуда взялись бенгальские тигры?

В фильме показан вид на широко известный амфитеатр, основанный на картине Жана-Леона Жерома «Поллис Версо» XIX века (палец вниз).В исследовании различных значений амфитеатра, показанного как место жестоких развлечений, нет никакой тонкости.

Масштаб боев в африканском городе, где Максимус впервые вышел на арену, можно было бы считать расточительным и расточительным (кто финансировал мероприятие и почему?), А мозаичные данные в этой части Империи указывают на то, что жиленники были более популярны, чем мунера. .

Читайте дальше, чтобы узнать больше о 10 знаменитых гладиаторах Древнего Рима…

1

Амазонка и Ахиллия

Женщины-гладиаторы часто развлекали римскую мафию - их обычно сравнивали с гномами или животными в полупорнографических комедийных боях.Однако борьба между этими двумя женщинами сохранилась как интересный пример серьезного женского состязания. Их имена относятся к мифическому конфликту между богом Ахиллом и королевой племени воинов амазонок. Древний мраморный рельеф, который сейчас находится в Британском музее, показывает, что эти две женщины сражались хорошо и достойно, и в конце концов обеим была предоставлена ​​свобода.

Это рельефное изображение двух женщин знаменует обретение ими свободы. (Фото: Universal History Archive / Universal Images Group через Getty Images)

2

Коммод

Сыграл Хоакин Феникс в игре Gladiator 2000 года. Император не только насмерть наблюдал за боями, но и активно в них участвовал.Самовлюбленный тиран, он был известен тем, что калечил и ранил людей и животных, против которых выступал, или давал своим противникам деревянные мечи, что делало его непопулярным среди римских толп. Каждый раз, когда он выигрывал, он награждал себя одним миллионом серебряных монет. Он встретил ужасный конец, когда был убит в 192 году нашей эры, отчасти из-за его нелепых выходок в качестве гладиатора.

3

Марк Аттилий

Доброволец, Аттилий, вероятно, стал гладиатором, чтобы расплатиться со своими огромными долгами.К счастью, ему удалось найти свое истинное призвание на арене. В своем первом сражении, несмотря на то, что он столкнулся с человеком, который выиграл 12 из 14 боев, должник не только победил своего противника, но и повторил подвиг в следующем конкурсе, где его противник также выиграл 12 из 14 боев, заработав Аттилиус восхищается и следит за ним.

Экзотических животных, таких как львы, привозили из далеких провинций Рима. (Фото DEA / G. DAGLI ORTI / De Agostini через Getty Images)


4

Фламма

Гладиаторы обычно были рабами, а Фламма происходил из далекой провинции Сирии.Однако боевой образ жизни, похоже, ему вполне подходил - ему предлагали свободу четыре раза после победы в 21 битве, но он отказался от нее и продолжал развлекать толпу Колизея ( справа, ), пока он не умер в возрасте 30 лет. Его лицо было даже используется на монетах.

5

Спартак

Спартак, возможно, самый известный римский гладиатор, стойкий боец, возглавивший массовое восстание рабов. Будучи порабощенным и пройдя школу подготовки гладиаторов, невероятно жестокое место, он и 78 других восстали против своего хозяина Батиата, используя только кухонные ножи.Движение в конечном итоге собрало 70 000 последователей, грабящих города по всей Италии. Спартак попытался увести свою шумную банду домой, на родину, но они предпочли остаться и приумножить свои нечестные доходы. Римские легионы в конечном итоге победили и распяли тысячи из них, а Спартак был убит в битве в 71 году до нашей эры.

Невозможно узнать, как погиб легендарный вождь. Он был бы в эпицентре битвы, когда Марк Лициний Красс, римский полководец с деньгами, чтобы сжечь и славой, чтобы побеждать, нанес смертельный удар восстанию рабов, поэтому неудивительно, что он исчез в массе тел и кровь.У него определенно не было бы таблички на шее с надписью «Я ЕСМЬ СПАРТАК».

Насколько нам известно, Спартак мог быть среди 6000 пленников, распятых Крассом на Аппиевой дороге.

Знаете ли вы?

Истребление на арене диким зверем использовалось как наказание для «врагов государства», включая военнопленных и рабов-преступников

6

Спикулус

Этот друг печально известного императора Нерона определенно пользовался некоторыми привилегиями.Спикулус был одним из его любимых гладиаторов, настоящим поклонником публики и шоуменом. Нерон дал ему огромное богатство, дворцы и землю, и когда злой император был свергнут в 68 году нашей эры, Нерон попросил умереть от руки Спикула, человека, которого он явно уважал. Однако гладиатора нигде не было, поэтому Нерон покончил с собой.

7

Приск и Вер

Эти двое часто были соперниками на арене, и их увековечил поэт Марсьяль. Он пишет, что после нескольких часов боя, устроив грандиозное шоу для толпы, пара одновременно сложила свои мечи, оставив свою судьбу в руках публики, которая могла решить, выживут ли бойцы или погибнут, положив свои большие пальцы руки вверх или вниз, по просьбе Императора.Тронутый их спортивным мастерством, император Тит позволил обоим мужчинам уйти с поля боя свободными людьми, что стало совершенно уникальным и неожиданным исходом.

Тит провел инаугурационные игры, посвященные завершению строительства Колизея в 80 г. н.э., которое длилось 100 дней. (Фото DEA / G. DAGLI ORTI / De Agostini через Getty Images)

8

Карпофор

Гладиаторы сражались не только друг с другом, но и с дикими животными, хотя большинство из них были просто плохо экипированными преступниками, приговоренными к смерти зверем.Редким примером успешного «бестиария» был Карпофор, который якобы убил 20 животных за один день, включая льва, медведя и леопарда, в одном сражении. Ему также удалось зарезать носорога до смерти. Публика начала сравнивать его с богом Гераклом, которому он с удовольствием подыгрывал.

9

Тетраиты

Тетраиты ранее были потеряны для истории, пока граффити в Помпеях, обнаруженные в 1817 году, не раскрыли его историю. Он сражался с обнаженной грудью, используя меч, плоский щит и только базовые доспехи.Популярные по всей империи памятные вещи (например, стеклянные сосуды) с подробностями его битвы с товарищами-гладиаторами Прудс были обнаружены во Франции и Англии.

10

Крикс

Галл был правой рукой Спартака. Помогая ему превратить их банду повстанцев из рабов в сообразительных солдат, Крикс сражался вместе с ним, зарабатывая его доверие и уважение, хотя они и разделились незадолго до того, как Спартак хотел покинуть Италию. Когда Крикс был убит в битве в 72 г. до н.э., Спартак приказал убить 300 римских солдат в его честь.

Эта статья была впервые опубликована в выпуске BBC History Revealed за февраль 2017 г.

Настоящая история Спартака для детей, Древний Рим

Спартак был гражданином Рима, что означает, что он был свободным мужчиной. Он вступил в римский легион, когда был подростком, но ему очень не нравилась жизнь в легионе, поэтому он дезертировал. Как и большинство дезертиров, его поймали. Наказанием за дезертирство из легиона была продажа в рабство.Спартак был продан в рабство школе гладиаторов, чтобы научиться быть гладиатором. Спартак не хотел быть гладиатором или рабом, поэтому он спланировал и осуществил побег.

Спартак заставил остальных гладиаторов в школе помочь ему и бежать вместе с ним. Они взяли оружие из школы и ножи из кухни и отправились на гору Везувий (вулкан недалеко от Неаполя, Италия), где разбили лагерь. Они также собрали других беглых рабов. Римляне были в ужасе.В то время в Риме и его окрестностях было больше рабов, чем свободных. Римляне боялись, что Спартак попытается освободить всех рабов, поэтому они послали за ним армию.

Спартак и другие гладиаторы победили первую римскую армию. Итак, римляне послали вторую армию. «Спартак» обыграл и этот. Пока Рим собирал гораздо большую армию, чтобы послать за Спартаком, Спартак собирал беглых рабов и освобождал других рабов с ферм и вилл.Спартак всего за пару лет собрал около 100 тысяч рабов. Римляне знали, что им нужно победить Спартака, иначе они обречены. В древности им были нужны рабы для выполнения большей части работы. Рим. Они собрали все возможные легионы со всей империи и отправили их за Спартаком.

Через четыре года после его побега Спартак и его армия свободных рабов были наконец загнаны в угол и побеждены римскими легионами.Римляне послали сообщение каждому рабу в империи, убивая каждого раба, который присоединился к Спартаку.

Реальная история Спартака

Жизнь Спартак

Гладиаторы

взлет и взлет маловероятного героя

Когда на этой неделе Австралийский балет представит свою новую постановку из балета Хачатуряна «Спартак», это станет еще одним моментом в необычной истории реабилитации.Спартак, скромный раб-варвар, восстание которого в конечном итоге привело к провалу и чьи последователи погибли в самой позорной моде, стал современным символом силы свободы и достоинства человечества.

Современная популярность Спартака должна особенно раздражать многих римских героев республики. Эти люди в разное время платили высокую цену за защиту государства. Пока никто не помнит их имен. Консул Луций Юний Брут был таким патриотом, что приговорил своих сыновей к смерти, когда обнаружил, что они виновны в государственной измене.Братья Горатий поклялись защищать Рим как ее чемпионы. Только один вернулся живым.

Статуя Спартака работы Дени Фойатье, 1830 г., в Лувре. Flickr / Кэрол Раддато, CC BY-SA

Гай Муций сунул правую руку в пылающий огонь, чтобы продемонстрировать вторгшимся этрускам, насколько храбрыми и стойкими были римляне. Это сработало. Этруски просили мира, и Муций всю оставшуюся жизнь был известен как «Левша». Но сегодня эти цифры почти полностью забыты.

Поговорите о фигуре, стоящей в одиночестве на мосту и кричащей: «Ты не пройдешь», и все будут думать о Гэндальфе из «Властелина колец», а не о Горацие Коклесе, который в одиночку защищал мост через Тибр от подавляющих сил, стремящихся разграбить Рим. .

Римская история полна храбрости и самопожертвования. Что отличает историю Спартака, так это статус главного героя.

Нам мало что известно о точном происхождении Спартака.Согласно нашим источникам, он был родом из Фракии, примерно современной Болгарии. В одном древнем тексте говорится, что он когда-то воевал в римской армии, прежде чем попасть в тюрьму. Все согласны, что он был обращен в рабство и был приговорен к битве как гладиатор.

Спартак мятежник

В наши дни мы склонны преувеличивать статус гладиаторов. Для римлян гладиаторы были низшими из низших. Вы могли восхищаться их мастерством владения мечом, но вы никогда не сомневались в их порочности и отсутствии моральных качеств.Они не могли сравниться с настоящим римским гражданином.


Подробнее: Римские гладиаторы были военнопленными и преступниками, а не спортивными героями.


Именно эта чрезмерно самоуверенная вера в свое естественное превосходство доказала падение многих римских полководцев, посланных против Спартака. Когда Спартак и около 70 его товарищей восстали и сбежали из своей гладиаторской школы недалеко от Капуи в 73 г. до н.э., все предполагали, что этот вопрос скоро будет решен.

Они недооценили мастерство своего противника. Спартак оказался бы мастером внезапной атаки. Он связал лозы вместе, чтобы сделать веревки, и спустился со скал, чтобы атаковать своих врагов сзади. Он дождался, пока римляне купаются, прежде чем совершить набег на их лагерь.

Успех был настолько неожиданным, что римляне начали задаваться вопросом, нет ли в этом чего-то сверхъестественного. Вскоре стали распространяться истории о том, как Спартак был отмечен знамениями и знаками божественного благоволения.В знак отчаяния римляне возобновили наказание в виде истребления, убив каждого десятого из самых трусливых войск, чтобы показать остальным цену поражения.

Спартаку также помог огромный приток рабов и сельской бедноты, присоединившейся к его восстанию. Цифры ненадежны, но некоторые считают, что численность его армии изгоев достигает 90 000 человек.

Безусловно, нанесенный ими ущерб был значительным. В течение двух лет они опустошали итальянскую сельскую местность с севера на юг, пока, наконец, римский генерал Марк Лициний Красс не смог победить Спартака и его армию в открытом бою в 71 г. до н.э.Тело Спартака так и не нашли. Были распяты шесть тысяч узников. Их тела выстроились вдоль дороги из Капуи в Рим.

Изображение рабов, распятых во время восстания Спартака 1878 года, русским художником Федором Бронниковым. Викимедиа

Это была жестокая война с актами варварства с обеих сторон. Спартак регулярно убивал взятых в плен римских пленных. Несмотря на его мольбы, армия Спартака насиловала женщин, изувечила тела, пытала пленников и заживо сжигала людей в их домах.Согласно позднему источнику, один из его командиров даже устроил гладиаторское шоу, используя пленных в качестве гладиаторов. Те, кто когда-то был зрителем, теперь были зрелищем.

Странное наследие

Это были двойные аспекты народного восстания и его статуса раба, благодаря которым восстание Спартака не превратилось в просто сноску в учебниках истории. В 19 веке участники кампании против рабства быстро ухватились за эту историю и превратили ее в эпическую историю о благородном рабе, борющемся за свободу.

Романтические инсценировки истории Спартака, такие как «Гладиатор» Роберта Монтгомери Берда, разыграли перед переполненными залами в Соединенных Штатах и ​​помогли разжечь аболиционистские настроения.

История Спартака оказалась не менее популярной в коммунистических кругах, которых привлекала идея его восстания как предвестника их собственных популярных революций рабочего класса. Карл Маркс был его фанатом. Роза Люксембург, когда она основала Коммунистическую партию Германии, назвала ее в честь Спартака.

Когда коммунист Ховард Фаст был заключен в тюрьму за неуважение к Конгрессу за отказ отвечать на вопросы, заданные ему комитетом Палаты представителей по антиамериканской деятельности, он использовал свое время в тюрьме, чтобы написать роман о Спартаке и его революции. Позднее Дальтон Трамбо, ставший жертвой анти-красных чисток в Голливуде, преобразовал роман в сценарий знаменитого фильма «Спартак» с Кирком Дугласом в главной роли в роли мятежного лидера.

Кирк Дуглас и Вуди Строуд в Спартаке (1960) IMDB

Понятно, что при такой коммунистической репутации балет Хачатуряна «Спартак» стал популярным произведением в Советской России.Произведение было удостоено Ленинской премии за композицию в 1954 году и долгие годы было украшением Большого театра.

Однако успех балета - это не только результат его идеологических симпатий. Это балет мощной физической силы. Он предъявляет огромные требования к своим ведущим мужчинам. Столкновение солдат и гладиаторов. Страдают рабы. Насилие и эротизм переплетаются. Балет заставляет нас противостоять самым ограничениям мускулов и сухожилий.

Он обнажает нашу человечность, нашу жестокость и благородство.Это может потребовать огромной свободы с историческими событиями, но есть глубокая истина в его признании того, что привлекательность Спартака заключается в первобытном инстинкте тел на свободу.


Спартак. Спектакль Австралийского балета начнется 18 сентября в Мельбурне.

забавных исторических фактов для детей

Спартак

Биография : Спартак был фракийцем, известным своим участием в восстании рабов или Третьей войне рабов (73-71 гг. До н.э.).Подробности его ранней жизни в лучшем случае отрывочны. Хотя некоторые историки утверждают, что когда-то он был римским солдатом, который был заключен в тюрьму после попытки дезертирства, многие считают, что он был вором и был арестован римскими легионами, а затем продан в рабство.

Жизнь гладиатора : Спартак был куплен Лентулом Батиатом, владельцем Школы гладиаторов (ludus) в римском городе Капуя. Его храбрость и навыки гладиатора снискали ему множество поклонников. Он участвовал во многих гладиаторских боях и сражался как с гладиаторами, так и со свирепыми дикими животными.Жизнь в лудусе была для Спартака тяжелой и тяжелой. Он презирал то, как с рабами обращались их богатые римские владельцы, и планировал бежать из рабства.

Побег : В 73 г. до н.э. Спартак и 70 других гладиаторов сбежали из лудуса, пробившись к выходу. Они использовали кухонные принадлежности для борьбы с охраной. Они захватили оружие в своей школе и разграбили территорию вокруг Капуи, и к этой группе присоединилось еще много рабов. Они даже разбили небольшой отряд римских солдат и отступили к горе Везувий и расположились там лагерем.Эта сила выбрала своим лидером Спартака и его товарищей-гладиаторов Эномая и Крикса. Позже к группе присоединился Ганник, бывший освобожденный гладиатор из той же школы, что и Спартак.

Стычки с Римом : Римляне изначально не очень серьезно относились к ситуации. Они послали небольшой отряд из 3000 римских ополченцев под командованием Клавдия Глабера. В то время как Глабер окружил беглых рабов и решил переждать их, Спартак дерзко спустился со скалы горы Везувий, используя веревки, сделанные из лоз, и штурмовал лагерь римского ополчения.Они убили почти все римские войска. Их бравада заставила гораздо больше рабов и пастухов из этого региона присоединиться к рабской силе, и вскоре их число увеличилось почти до 70 000. Римляне прислали еще несколько отрядов, которых постигла та же участь от рук Спартака и его людей.

Армия рабов набирает силу : Опираясь на свой военный успех, рабские силы начали совершать набеги на близлежащие районы, вооружались и тренировались в периоды отсутствия столкновений. Римский сенат вскоре осознал серьезность ситуации и весной 72 г. до н.э. послал легионы для подавления мятежников.Первоначально легионы преуспели в битве против рабов во главе с Криксом, но вскоре были побеждены силами Спартака.

Final Showdown : Продолжающийся успех армии рабов сильно огорчил римский сенат. Они возложили на Марка Красса ответственность за разгром этого восстания и сделали его командующим 40-тысячной римской армией. Красс и его люди провели серию сражений против армии Спартака. После нескольких первоначальных неудач римляне начали брать верх над армией рабов, и Спартак был отброшен дальше на юг.К концу 71 г. до н.э. Спартак остался с очень немногими людьми из его некогда многочисленной армии. Красс и его армия были усилены легионами Помпея Великого, и это подкрепление ускорило ход войны.

Конец Спартака : Перед последней битвой с римлянами Спартак пытался бежать на Сицилию, но был предан сицилийскими пиратами, которые, несмотря на получение от него оплаты, бросили Спартака и его людей. Спартак столкнулся с римскими легионами в своей последней битве на берегу реки Селе на территории Сенеркии (современная Италия) в 71 г. до н.э.Считается, что он был убит в последовавшей битве. В конце битвы римская армия захватила более 6000 мятежников и жестоко распяла их на «Аппиевой дороге» от Рима до Капуи. Красс и Помпей были вознаграждены за свою роль в подавлении восстания рабов, и в 70 г. до н.э. оба стали «консулами».

ТОП-ПЯТЬ: Гладиаторы | Вопросы военной истории

MHM представляет самых грозных воинов римской арены.


5. Марк Аттилий

Вольный боец ​​

Тип истребителя: мурмилло

Аттилий был свободным римлянином, который, скорее всего, вызвался участвовать в гладиаторских боях, чтобы избавиться от долгов. Будучи новичком, он победил ветерана гладиатора и чемпиона императора Нерона, Илара, уважаемого бойца, у которого было 13 венков на его имя. Затем он избил другого старого работника и товарища-добровольца, Люциуса Рациуса Феликса.Подвиги Аттилиуса были зафиксированы в граффити, обнаруженных за пределами Нокерианских ворот в Помпеях, где он изображен как мурмилло , оснащенный гладиусом, длинным щитом и короткими протекторами для голеней на ногах.


4. Карпофор

Геркулесовский герой

Тип истребителя: Бестиарий

По словам поэта Марциала, «Карпофор мог управлять гидрой, химерой и быками-пожирателями огня одновременно».Он был, пожалуй, самым искусным бестиарием того времени, отправляя на арену медведей, львов, буйволов, пантер и, что самое известное, леопарда. Марсьяль, явно его фанат, продолжает рассказывать, как его любимый гладиатор, по-видимому, убил 20 зверей за один день, сравнивая свои боевые подвиги с божественными миссиями Геракла.


3. Спартак

Лидер повстанцев

Тип истребителя: thraex

Возможно, самый известный гладиатор из всех, Спартак изображался в произведениях изобразительного искусства, фильмах, телевизионных программах, литературе и компьютерных играх.Хотя о нем известно не так много, большинство историков согласны с тем, что он был захваченным фракийским солдатом, проданным в рабство и обученным в качестве гладиатора в Капуе. Он был сильным, успешным борцом, который одержал множество побед на арене, прежде чем в 73 г. до н.э. он возглавил 70 своих товарищей-гладиаторов (включая Крикса) в восстании против своего хозяина. Гладиаторы сбежали на гору Везувий, где к ним присоединилось множество беглых рабов. По мере того как его армия росла, Спартак вел кампанию по всей Италии. В конце концов он был загнан в угол и побежден Крассом.Спартак был убит на поле боя, но 6000 его последователей были схвачены и распяты.

2. Flamma

Рекордсмен

Тип истребителя: secutor

Есть несколько гладиаторов, которые, когда им предлагают рудис (маленький деревянный меч, символизирующий свободу), отказались бы от него в пользу продолжения боя. Сирийский раб и легенда арены Фламма отверг его четыре раза. Из его 34 поединков 21 была победа, четыре были missus (поражение, но когда гладиатор был избавлен от смерти зрителями) и девять были stans missus (когда оба бойца были объявлены победителями).Это стало одним из самых впечатляющих рекордов в истории гладиаторов. Он прожил до 30 лет, когда его убили на арене.


1. Крикс

Галлия

Тип истребителя: мурмилло

Обученный как гладиатор в Капуе, Крикс участвовал в небольшом восстании рабов в школе подготовки гладиаторов Лентула Батиата, из которого сбежали около 70 гладиаторов. Этот прорыв перерос в то, что стало Третьей рабской войной, массовым восстанием под предводительством Спартака, потрясшим всю римскую Италию.Рабы победили несколько римских армий. Крикс был ведущим генералом рабов. Под атакой римлян у горы Гарганус в 72 г. до н.э. Крикс был убит. Спартак так высоко ценил Крикса, что в его честь принес в жертву 300 пленных римских солдат.


Эта статья появилась в 54-м выпуске журнала «Военно-исторический ежемесячник» № .

Спартак (1960) - Краткое содержание сюжета

В 73 г. до н. Э. в течение последнего столетия Римской республики тысячи людей рождаются рабами либо привилегированного класса, известного как патриции, либо самого богатого из простых людей, известного как плебеи.Один исключительно сильный раб в каменных шахтах Ливии, фракийец по имени Спартак (Кирк Дуглас), регулярно подвергается порке за проявление своего ума и гордости. В своем последнем акте неповиновения Спартак злобно кусает лодыжку римскому центуриону, когда он пытается помешать Спартаку помочь другому рабу, который упал, неся груз камней. Спартак связан, по-видимому, до тех пор, пока он не умрет и не сгниет. Однажды Батиат (Петр Устинов), который обучает рабов становлению гладиаторов, покупает Спартака и нескольких других рабов для своего лудуса (тренировочного лагеря) в Капуе.Там Батиат объявляет, что каждого мужчину научат сражаться насмерть стратегически, ради удовольствия патрициев, которым нравится «спорт».

Обучение оказывается таким же бесчеловечным, как и шахты; Каждый раб заклеймен, безжалостно инструктируется старшим тренером Марцеллом (Чарльз МакГроу) и содержится в камерах. Спартак пытается подружиться с эфиопским гладиатором Драбой (Вуди Строде), но вскоре узнает, что мужчины отказываются вступать в союз, зная, что они могут быть вынуждены убить друг друга на гладиаторской арене.

Однажды ночью Спартаку дарят рабыню Варинию (Джин Симмонс).Батиат и Марцелл, зная, что у Спартака никогда не было женщины, наблюдают из решетки над его келью, как стоически раздевается Вариния. Их смех вызывает отвращение у Спартака, и после того, как он отказывается плохо обращаться с молодой женщиной, Батиат забирает ее в наказание за то, что она не ведет себя как «мужчина».

В течение следующих нескольких недель Спартак преуспевает в гладиаторских навыках и еще больше влюбляется в Варинию. Марцелл пытается сорвать их влечение, но паре удается обмениваться тайными прикосновениями.Однажды Марк Лициний Красс (Лоуренс Оливье), патриций, конкурирующий с плебеем Гракхом (Чарльз Лотон) за контроль над римским сенатом, прибывает в Капую вместе со своей женой леди Хеленой (Нина Фош), невесткой Клаудией. (Джоанна Барнс) и ее жених Маркус Глабрус (Джон Далл). Чтобы отпраздновать обручение, Красс настаивает на организации гладиаторского матча, игнорируя опасения Батиата, что принуждение рабов к смертельной битве в их собственном лагере может вызвать восстание.Хелена и Клаудия выбирают для сражения четырех рабов, включая Спартака и Драбу, и приказывают им быть скудно одетыми в набедренные повязки, а не в доспехи. В начале матча патриции весело подшучивают, не обращая внимания на отчаяние воинов. Спартак слушает из камеры, как убивают друга, а затем вступает в бой с Драбой. Драба побеждает Спартака, но, не желая убивать своего соотечественника, вместо этого атакует Красса, и стражник тут же пронзает его копьем и жестоко добивает сам Красс.

Еще через день или два, во время обеда в столовой, Спартак позже слышит, что Красс купил Варинию. Марцелл шлепает Спартака кнутом по рту за нарушение правила молчания. Спартак больше не может контролировать свою ярость и нападает на Марцелла, сунув его лицо в горшок с тушеным мясом и утопив его. Ободренные, другие рабы следуют их примеру, устраивая массовый бунт в людусе и убегают. Они крадут различное латунное и стальное оружие из ближайшей повозки и формируют «армию», которая путешествует по сельской местности, грабя землевладельцев и освобождая рабов, которые затем присоединяются к растущим рядам.

Вскоре в Рим распространились слухи о восстании рабов, вызвав возмущение в сенате. Пока Красс уехал по делам, Гракх ловко бросает вызов Глабрусу, теперь главе римского гарнизона, чтобы он возглавил часть войск против рабов, оставив Юлия Цезаря (Джон Гэвин) временным начальником оставшегося гарнизона. Когда Красс возвращается, он сразу понимает, что Гракх замышляет не допустить Глабруса в Рим, делая Красса более уязвимым для нападения.

Тем временем, вернувшись в дом Батиата, толпа гладиаторов заставляет двух местных патрициев сражаться на арене, используя факелы, чтобы подтолкнуть их к бою.Спартак заставляет их остановиться, говоря, что они не должны быть такими жестокими, как римляне. Вместо этого он вдохновляет свои войска на формирование единого фронта, который может охватить всю страну, освободить других рабов и в конечном итоге сбежать через море на свою родину. В одном городе Спартак рад найти Варинию, которая сбежала и теперь признается в своей любви.

Вернувшись в Рим, пока Красс восхищается своим новым «телесным рабом» Антонином (Тони Кертис), Гракх замышляет с Батиатом, который обвиняет Красса в восстании Спартака.Вскоре армия Спартака обосновывается на горе Везувий, где сбежавший Антонин впечатляет Спартака, жаждущего образования, своим талантом как к музыке, так и к поэзии.

Однажды Тигран (Герберт Лом), представитель салицианских пиратов, приезжает, чтобы предложить рабам поддержку. Спартак обменивает богатства армии на 500 кораблей, чтобы поджидать армию на восточном побережье Италии. Тигран соглашается на сделку, и когда он задается вопросом вслух, почему Спартак считает, что может победить могущественный римский гарнизон, бывший раб отвечает, что, в отличие от солдат, его люди не боятся смерти, поскольку даже смерть предпочтительнее жизни в цепях.Вскоре после этого Глабрус прибывает в базовый лагерь повстанцев на Везувии и, недооценивая интеллект рабов, не может должным образом подготовить свои войска. Спартаку удается уничтожить гарнизон и захватить Глабруса, которого он отправляет обратно в сенат с сообщением, что армия не будет остановлена. Красс вынужден изгнать Глабруса и со стыдом удалиться, чтобы его больше никогда не видели и не слышали.

Всю зиму постоянно растущая группа Спартака пересекает страну, многие умирают по пути.Весной Спартак очень обрадовался, узнав, что Вариния беременна. Тем временем Гракх убеждает сенат назначить Цезаря командующим гарнизоном и отправить два легиона на уничтожение Спартака. Когда никто не добровольно возглавит легионы против Спартака, Гракх вынужден спросить Красса, который рад возглавить кампанию по «восстановлению порядка» в Риме. Позже Гракх сообщает Цезарю, что он организовал продажу салицианских кораблей Спартаку, зная, что триумф Спартака будет означать поражение для Красса.

Хотя Спартак празднует, достигнув лагеря всего в двадцати милях от салицианских кораблей, вскоре прибывает Тигран с известием о том, что Помпей и Красс сговорились окружить армию Спартака, что потребовало отвода кораблей. Спартак понимает, что Красс заставляет его атаковать Рим, что позволит патрицию использовать против них все войска, находящиеся в его распоряжении. Отклонив предложение Тиграна переправить Спартака и Антонина, теперь его ближайшего помощника, на свободу, Спартак вместо этого побуждает свои войска выступить против Рима.

В то же время в Риме римский сенат избирает Красса главным консулом и лидером легионов, и он клянется уничтожить Спартака и восстановить порядок в империи. Вскоре армии оказываются на расстоянии боевой дистанции друг от друга, и Красс, целеустремленный в своем страхе и ненависти к Спартаку, платит Батиату за то, чтобы тот узнал бывшего раба на поле битвы. Незадолго до битвы Спартак говорит Варинии, что его единственная молитва - чтобы его сын родился свободным и узнал о причине своего отца.

Во время финальной битвы, в течение нескольких часов, обученные войска Красса одолели армию рабов, и Красс объявляет выжившим, что они будут избавлены от распятия, если они опознают Спартака. Спартак готов заговорить, но, прежде чем он успевает пожертвовать собой, встает Антонин и заявляет: «Я Спартак». Один за другим каждый раб следует его примеру, предпочитая смерть предательству человека, который принес ему свободу. В ярости Красс приказывает распять их всех во время долгого перехода, выстилающего своими телами дорогу Аппиева дорога из Бриндусии в Рим.Он также находит Варинию, сжимающую новорожденного сына Спартака, и отправляет ее в свое имение.

Во время марша Красс узнает Антонина, а затем, заметив Спартака, догадывается, что он может быть его врагом, и приказывает оставить этих двоих в живых, пока они не достигнут его поместья. Там он изгоняет Гракха в страну, намереваясь использовать его в будущем для его популярности среди «черни». Вскоре после этого Батиат переживает то, что Гракх называет «плохим проявлением достоинства», и отказывается идентифицировать Спартака, а вместо этого замышляет заговор с Гракхом, чтобы украсть Варинию из поместья, чтобы рассердить Красса.Красс обожает Варинию, любовь которой, по его мнению, докажет его превосходство над Спартаком, но она клянется никогда не переставать любить Спартака.

Тем временем Спартак оплакивает Варинию и его сына, которые, как он полагает, умерли. Когда Красс противостоит Спартаку, раб плюет ему в лицо, побуждая диктатора приказать ему сражаться с Антонином до смерти, а победитель должен быть распят. Спартак и Антонин отважно сражаются, каждый пытается спасти другого от более мучительной смерти, и вскоре Спартак одерживает победу.Пробормотав, что он любил Спартака как отца, Антонин умирает, и Спартак заявляет, что «он вернется, и его будут миллионы». Красс, боясь даже своей победы, приказывает распять Спартака у ворот Рима. Тем временем Батиат приводит Варинию и мальчика к Гракху, который представляет им фальсифицированные документы, которые дадут им свободу, а затем убивает себя.

В финальной сцене, когда Вариния покидает Рим, она замечает Спартака на кресте. В свои последние минуты жизни Спартак видит, как Вариния поднимает его сына, и слышит, как она заявляет, что мальчик, теперь свободный, никогда не забудет своего отца.

Спартак - Очки в римском мире

  • То немногое, что мы знаем о жизни Спартака
  • как он руководил армией рабов в Третьей рабской войне
  • , как его армия победила несколько римских полководцев
  • его возможное поражение и насильственное уничтожение его армии
Статуя Спартака

Самый известный гладиатор - Спартак. Хотя мы мало знаем о его действиях на арене или о его личности - на самом деле, мы знаем о нем гораздо меньше, чем о других лидерах двух предыдущих восстаний рабов (оба произошли на Сицилии) - мы знаем довольно много о восстании, которое он возглавил.Это происходило на материковой части Италии и в Спартаке в 73-71 гг. До н.э., и его последователи вызвали хаос по всему полуострову, пока они не были разрушены Марком Лицинием Крассом (Дивом), самым богатым человеком в Риме того времени; это тот самый Красс, который был убит вместе с большей частью своей армии при Каррах. Ниже приводится ряд источников, касающихся восстания; все они в некоторой степени различаются, в том числе в именах первых римских полководцев, которых побеждал Спартак. Первая - это биография Красса, римского полководца, который окончательно победил его, написанная греческим писателем Плутархом, который опускает некоторые истории о жестокостях Спартака и является наиболее сочувствующим рассказом, который у нас есть.

Так началось восстание гладиаторов и опустошение Италии, обычно называемое войной Спартака. Человек по имени Лентул Батиат обучал в Капуе большое количество гладиаторов, большинство из которых были галлами и фракийцами, которых держали в тюрьмах за эту цель борьбы друг с другом не за какую-либо ошибку, которую они совершили, а просто из-за жестокости своих действий. мастера. Двести из них составили план побега, но когда их план был раскрыт, семьдесят восемь человек, которые узнали об открытии вовремя, чтобы предвидеть, что их хозяин, взяли с кухни рубящие ножи и плевки и пошли через город; встретив несколько повозок, везущих оружие гладиаторов в другой город, они схватили их и вооружились.Захватив место, которое они могли защитить, они выбрали трех вождей, из которых главным был Спартак, фракийец из одного из кочевых племен, и человек не только большой храбрости и храбрости, но и по пониманию и мягкости превосходящий его положение. и в большей степени греки, чем обычно люди в его стране. Говорят, что когда он впервые был продан в Риме, змея свернулась на его лице, когда он спал, и его жена, тоже фракийка, которая в то время также сопровождала его в его бегстве, своего рода пророчица и одна из них. одержимый вакханальным безумием, заявил, что это был знак, предсказывающий ему огромную и грозную силу без какого-либо счастливого результата.

Сначала разгромив тех, кто вышел из Капуи, чтобы сразиться с ними, и таким образом получив достаточное количество солдатского оружия, они с радостью выбросили то, что у них было, как варварское и бесчестное. Впоследствии претор Клодий принял командование против них с отрядом из трех тысяч человек из Рима и осадил их в пределах горы, доступной только через один узкий и трудный проход, который Клодий охранял, окруженный со всех сторон крутыми и скользкими пропастями. Однако на вершине росло множество диких виноградных лоз, и, срубив столько ветвей, сколько им было нужно, они скрутили их в прочные лестницы, достаточно длинные, чтобы дотянуться оттуда до самого низа, и, таким образом, без всякой опасности все они, кроме один спустился - один остался, чтобы бросить им оружие, а после этого сумел спастись.Римляне не знали всего этого, и поэтому, когда гладиаторы атаковали их с тыла, они напали на них врасплох и взяли их лагерь. Вдобавок некоторые из пастухов и пастухов, которые были там, и были сильными, ловкими людьми, также восстали, и гладиаторы дали одним из них полное оружие, а других использовали в качестве разведчиков и легковооруженных солдат. Против них был послан претор Публий Вариний; они сражались и разбили его лейтенанта Фурия и его две тысячи солдат.Затем Коссиниус был послан со значительными силами для оказания помощи и совета, Спартак едва не успел схватить его лично, когда он купался в Салинах, и Коссиний с большим трудом сбежал, в то время как Спартак захватил его багаж. После погони с большой бойней Спартак штурмовал и захватил его лагерь, а сам Коссиний был убит в лагере. После многих успешных стычек с самим претором, в одной из которых он взял ликторов и коня претора, он стал великим и ужасным; однако, мудро считая, что он не может противостоять силам Рима, он двинул свою армию к Альпам, намереваясь, когда он минует их, чтобы каждый человек пошел в свой дом, кто во Фракию, кто в Галлию.Но они, уверенные в своей численности и чрезмерно самоуверенные из-за своего успеха, не повиновались ему, а пошли и разорили Италию. В результате сенат был не только тронут унижением и подлостью врага и восстания, но и посчитал это вопросом тревоги и потенциально опасным и послал обоих консулов, как если бы на великое и трудное предприятие. Консул Геллий, внезапно набросившись на группу немцев, которые из-за презрения и самоуверенности отошли от Спартака, разрубил их всех на куски.Но когда Лентул осадил Спартак с большой армией, он выступил против него и, вступив в бой, разбил его старших офицеров и захватил весь его багаж. Когда он направился к Альпам, Кассий, претор той части Галлии, которая лежит около реки По, встретил его с десятью тысячами человек, но, будучи побежденным в битве, он едва спасся, потеряв множество своих мужчины.

Бюст Марка Лициния Красса

Когда Сенат услышал это, они были недовольны консулами и, приказав им больше не вмешиваться, назначили Красса военным генералом, и многие представители знати пошли с ним добровольцами, отчасти из дружеских отношений. , а отчасти, чтобы получить честь.Он остался на границах Пичена, ожидая, что Спартак придет по этой дороге, и послал своего лейтенанта Мумиуса с двумя легионами, приказав ему развернуться и наблюдать за передвижениями врага, но ни в коем случае не вступать с ним в бой. Но Мумий вступил в битву при первой возможности и был разбит, потеряв много жизней своих людей, многие из которых спасли свои жизни, только выбросив свое оружие. Красс сурово упрекнул его, и когда он снова вооружил солдат, он заставил их найти залог на свое оружие, чтобы они больше не расставались с ним, и пятьсот, которые были новичками в полете, он разделил на пятьдесят десятков, по одному от каждого который должен был умереть по жребию, таким образом возрождая древнеримское наказание уничтожения, где унижение добавляется к наказанию смерти, с множеством ужасных и ужасных обстоятельств, представленных на глазах всей армии, которая была собрана, чтобы наблюдать .Когда он таким образом вернул своих людей, он повел их против врага; Однако Спартак отступил через Луканию к морю, и в проливе, встречаясь с несколькими киликийскими пиратскими кораблями, он думал о попытке добраться до Сицилии, где, высадив две тысячи человек, он надеялся разжечь войну рабов, которая только недавно была погас, и, казалось, потребовалось совсем немного топлива, чтобы снова загореться. Но после того, как пираты заключили с ним сделку и получили его залог, они обманули его и уплыли.Затем он снова отступил от моря и основал свою армию на полуострове Регий; Красс нашел его там и, изучив природу этого места, что само по себе наводило на мысль о предприятии, он принялся за строительство стены через перешеек; таким образом уберегая своих солдат от праздности, а врагов - от сбора пищи. Эту великую и трудную работу он завершил за время короче, чем можно было ожидать, сделав канаву от одного моря к другому на перешейке суши, длиной триста стадий, шириной и глубиной пятнадцать футов, а над ней он построил канаву. очень высокая и прочная стена.Все, что Спартак сначала игнорировал и презирал, но когда провиант начал кончаться и он попытался пройти дальше, он обнаружил, что был окружен стеной и больше не было на полуострове; Поэтому, воспользовавшись возможностью, предоставленной снежной, бурной ночью, он засыпал часть рва землей и ветвями деревьев, и таким образом перебрался на треть своей армии.

События 72 г. до н.э., согласно версии событий Плутарха.

Красс боялся, что Спартак двинется прямо на Рим, но вскоре избавился от этого страха, когда увидел, что многие люди Спартака подняли мятеж и оставили его и разбили лагерь в одиночестве на Луканском озере.Говорят, что это озеро время от времени меняется, иногда оно сладкое, а иногда такое соленое, что его нельзя пить. Напав на них, Красс выбил их из озера, но он не смог продолжить бойню, потому что Спартак внезапно подошел и остановил бегство. Теперь он начал сожалеть о том, что ранее написал в Сенат, чтобы призвать Лукулла из Фракии и Помпея из Испании; в результате он сделал все, что мог, чтобы закончить войну до того, как они пришли, зная, что честь этого действия принесет пользу человеку, который помог ему.Поэтому, решив сначала напасть на тех, кто восстал и расположился лагерем по отдельности, которыми командовали Гай Канниций и Кастус, он послал шесть тысяч человек прежде, чтобы захватить небольшой холм и сделать это как можно более конфиденциально, чтобы они могли сделать это. покрывали свои шлемы, но, будучи обнаруженными двумя женщинами, приносившими жертвы для врага, они были в большой опасности, если бы Красс немедленно не появился и не вступил в битву, которая оказалась очень кровавой. Из 12 300 человек, убитых им, только двое были ранены в спину, остальные погибли, стоя в рядах и храбро сражаясь.После этой неудачи Спартак удалился в горы Петелии, но Квинтий, один из офицеров Красса, и Скрофа, квестор, преследовали и догнали его. Но когда Спартак сплотился и встретился с ними, они были полностью разбиты и бежали, и изо всех сил пытались унести своего раненого квестора. Этот успех, однако, погубил Спартака, потому что он воодушевил рабов, которые теперь больше презирали избегать сражений или подчиняться своим офицерам, но когда они были на марше, они подошли к ним с мечами в руках и вынудили их отступить. снова проведите их через Луканию против римлян, как раз того, чего стремился Красс.Поскольку он уже получил известие, что Помпей был поблизости, и люди начали открыто говорить, что честь этой войны достанется тому, кто придет и сразу заставит врага сражаться и положит конец войне. Поэтому Красс, желая вступить в решающую битву, расположился лагерем очень близко к врагу и начал обходные линии, но рабы сделали вылазку и напали на тех, кто был там первым. Когда с обеих сторон поступали свежие припасы, Спартак, видя, что этого не избежать, построил свою армию в боевом порядке, и когда ему подвели лошадь, он вытащил свой меч и убил ее, сказав, что, если он победит, он должен иметь много хороших лошадей от врагов, и если он проиграет, ему это не понадобится.И вот, пробираясь прямо к Крассу, посреди оружия и ран, он промахнулся, но убил двух центурионов, которые напали на него вместе. В конце концов, оставленный теми, кто был вокруг него, он сам стоял на своем и, окруженный врагом, был рассечен на куски, храбро защищаясь. Но хотя Крассу повезло и он не только сражался как хороший полководец, но и храбро подвергал себя опасности, все же Помпей получил большую часть славы в битве. Ибо он встретился со многими беглецами и убил их, и написал Сенату, что Красс действительно победил рабов в решающей битве, но что он положил конец войне.Помпей был удостоен великолепного триумфа за свое завоевание Сертория и Испанию, в то время как Красс сам не мог так сильно желать триумфа в его полной форме, и, действительно, считалось, что это плохо отразилось на его том, что он принял меньшую честь. назвал ovatio , за войну рабов, и совершил пешую процессию.

Плутарх, Красс 8-11

Следующий источник, Флорус, был (вероятно) другом императора Адриана.Он написал краткое изложение римской истории, сосредоточенное на войнах вплоть до правления Августа, резюмируя работы более ранних историков в концентрированной форме. Как вы можете видеть из первых нескольких строк, Флорус чувствовал, что Спартак и его война были полностью злыми и противоречили установленному порядку того, как все должно быть.

Однако мы можем жить с позором войны с рабами, потому что, хотя они в силу своих обстоятельств подвергаются всевозможному обращению, они все же, так сказать, второй класс людей и могут быть допущены к ним. наслаждение свободой с самими собой.Но я не знаю, как назвать войну, начатую усилиями Спартака, потому что солдаты в ней были рабами, а командиры гладиаторов; первые были людьми самого низкого положения, а вторые - людьми наихудшего характера и усугубляли бедствия своей профессии своим презрением. Спартак, Крикс и Эномай, прорвавшиеся из ludus Лентула, бежали из Капуи не более чем с тридцатью другими гладиаторами, и, призвав рабов к их знаменам и собрав более 10 000 отрядов, не удовлетворились простым побегом. но стремились отомстить своим хозяевам.Первым театром действий, привлекшим их, была гора Везувий, где, будучи осажденным Клодием Глабером, они соскользнули вниз по проходу в полой части горы с помощью веревок, сделанных из виноградных веток, и достигли самого ее подножия; когда, вырвавшись из, казалось бы, невозможного выхода, они внезапной атакой захватили лагерь римского полководца, который не ожидал нападения. Впоследствии они захватили другие лагеря и распространились по Коре и по всей Кампании. Не довольствуясь разграблением вилл и деревень, они опустошили с ужасными разрушениями Нолу и Нуцерию, Турии и Метапонтум.День за днем ​​присоединяясь к новым силам и формируя регулярную армию, они делали себе грубый щит из ив и звериных шкур, а из железа рабовладельческих домов выковывали мечи и другое оружие. И чтобы ничто приличное не могло быть забыто для оснащения их армии, они получили кавалерию, разбив табуны лошадей, с которыми они столкнулись, и передали своему лидеру прапорщики и фасции, которые они взяли у преторов. И он, который из наемного фракийца превратился в римского солдата, из солдата в дезертира и грабителя, а впоследствии, из-за своей силы, стал гладиатором, не отказался принять их.Впоследствии он действительно отпраздновал похороны своих собственных офицеров, погибших в битвах, церемониями, используемыми для римских генералов, и заставил заключенных сражаться с оружием на своих погребальных кострах, как если бы он мог искупить все прошлое бесчестие, став от гладиатор, участник шоу гладиаторов. Затем, вступив в бой с армиями консулов, он разрубил на части армию Лентула у Апеннин и разрушил лагерь Гая Кассия в Мутине. Воодушевленный этими успехами, он подумал (что для нас достаточно позор) о нападении на Рим.В конце концов, против этого фехтовальщика была предпринята попытка всеми силами империи, и Лициний Красс отомстил за честь Рима, которым враги (мне стыдно их так называть), будучи разгромлены и обращены в бегство, бежали в самые дальние уголки Италии. Здесь, будучи запертыми в углу Бруттия и пытаясь бежать на Сицилию, но не имея кораблей и тщетно пытаясь переплыть быстрое течение пролива на плотах, сделанных из препятствий и бочонков, связанных прутьями, они последний вышел и умер смертью, достойной людей.Как и положено гладиаторскому лидеру, они сражались, не щадя себя. Сам Спартак, отважно сражаясь перед битвой, пал, как и их полководец.

Флорус, Эпитом 2.8.20

Следующий источник, Аппиан, греческий историк из Александрии, ставший гражданином Рима, рассказывает историю Спартака как часть своего повествования о войнах Республики в прошлом веке. Некоторые из его данных явно неверны и не совпадают с другой информацией, которая у нас есть; мы знаем, например, что Красс был претором в 73 г., а не в 72 г., как предполагает Аппиан.

События 72 г. до н.э., согласно версии событий Аппиана.

В то же время Спартак, фракийец по происхождению, который когда-то служил солдатом у римлян, но с тех пор был пленником и продан, чтобы стать гладиатором, и учился в школе подготовки гладиаторов в Капуе, убедил около семидесяти человек. его товарищам сражаться за свою свободу, а не ради развлечения зрителей. Они одолели стражу и убежали, вооружившись дубинками и кинжалами, которые забрали у людей на дорогах и укрылись на горе Везувий.Там много беглых рабов и даже несколько свободных людей с полей присоединились к Спартаку, и он разграбил соседнюю страну, имея в подчинении Эномая и Крикс, обоих гладиаторов. Когда он разделил добычу беспристрастно, у него вскоре появилось много людей. Сначала против него был послан Вариний Фабер, а затем Публий Валерий - у них не было регулярных армий, но силы собирались быстро и беспорядочно, так как римляне еще не считали это войной, а набегом, чем-то вроде разграбления.Когда они атаковали Спартак, их избили. Спартак даже захватил лошадь Вариния; вот насколько близок римский претор к схватке гладиатора. После этого к Спартаку стекалось еще больше людей, пока его армия не насчитывала 70 000 человек. Для них он изготовлял оружие и собирал снаряжение.

Рим послал консулов ​​по два легиона каждый. Один из них победил Крикса и его 30 000 человек у горы Гарганус; две трети его людей погибли вместе с ним. Спартак попытался пробиться через Апеннины к Альпам и Галлии, но один из консулов ​​опередил его и препятствовал его маршу, а другой держался за его спину.Он набросился на них одного за другим и подробно избил. Они в замешательстве отступили в разные стороны. Спартак принес в жертву 300 римских пленников тени Крикса и двинулся на Рим со 120 000 пехоты, сжег все свои бесполезные материалы, убил всех своих пленников и зарезал своих вьючных животных, чтобы ускорить свое движение. Многие дезертиры предлагали себя ему, но он их не принимал. Консулы снова встретили его в стране Пичен. Здесь произошла еще одна великая битва, и римляне потерпели поражение.Спартак изменил свое намерение идти на Рим. Он еще не считал себя готовым к такой битве, поскольку все его силы не были должным образом вооружены, потому что ни один город не присоединился к нему, а были только рабы, дезертиры и сволочь. Однако он занял горы вокруг Турии и захватил сам город. Он запретил ввоз золота или серебра купцами и не позволил своим людям их приобретать, но он покупал в основном железо и медь и не мешал тем, кто торговал этими товарами.Получив обильный материал из этого источника, его люди снабдили себя большим количеством оружия и пока продолжали грабить. Когда они в следующий раз вступили в бой с римлянами, они снова одержали победу и вернулись с добычей.

Эта война, столь грозная для римлян (хотя вначале она была смешной и презренной, поскольку ее считали делом гладиаторов), теперь длилась три года. Когда наступили выборы новых преторов, все испугались, и никто не предложил себя в качестве кандидата, пока Лициний Красс, человек, известный среди римлян своим происхождением и богатством, не принял преторство и не выступил против Спартака с шестью новыми легионами.Когда он прибыл к месту назначения, он также принял два легиона консулов, которых он уничтожил по жребию за их плохое поведение в нескольких битвах. Некоторые говорят, что Красс, вступив в бой со всей своей армией и потерпев поражение, уничтожил всю армию, и не был остановлен их численностью, но уничтожил около 4000 из них. Как бы то ни было, он продемонстрировал им, что он для них более опасен, чем враг. В настоящее время он одолел 10 000 спартаковцев, которые стояли лагерем где-то в стороне от основной армии, и убил две трети из них.Затем он смело выступил против самого Спартака, победил его в блестящей битве и преследовал его бегущие силы к морю, где они пытались добраться до Сицилии. Он догнал их и окружил их линией огибания, состоящей из рва, стены и частокола.

Спартак пытался прорваться и вторгнуться в страну самнитов, но Красс убил около 6000 своих людей утром и еще столько же к вечеру. Только трое из римской армии были убиты и семеро ранены, настолько велико было улучшение их морального духа, вызванное недавним наказанием.Спартак, ожидавший откуда-то конного подкрепления, больше не шел в бой со всем своим войском, а беспокоил осаждающих частыми вылазками то тут, то там. Он неожиданно напал на них и то и дело бросал связки веток в канаву, поджигал их и усложнял их труд. Он распял римского пленника в пространстве между двумя армиями, чтобы показать своим людям, какая судьба их ожидает, если они не победят. Когда римляне в городе услышали об осаде, они подумали, что будет позором, если эта война против гладиаторов будет продолжаться.Полагая также, что работа против Спартака еще велика и серьезна, они заказали армию Помпея, только что прибывшую из Испании, в качестве подкрепления.

Последние события войны в 71 г. до н.э., когда армия Спартака прорвала осаду легионов Красса и отступила к горам близ Петелии. Показывает начальные стычки между элементами двух сторон, поворот спартакских сил к финальному противостоянию. Обратите внимание на легионы Помпея, приближающиеся с севера, чтобы захватить выживших.

Из-за этого голосования Красс всячески пытался вступить в бой со Спартаком, чтобы Помпей не получил славы от войны. Сам Спартак, надеясь опередить Помпея, предложил Крассу договориться с ним. Когда его предложения были с презрением отвергнуты, он решил рискнуть вступить в бой, и когда его кавалерия прибыла, он со всей своей армией бросился через линии осаждающих войск и двинулся в Брундизий, преследуя Красса. Когда Спартак узнал, что Лукулл только что прибыл в Брундизий после победы над Митридатом, он отчаялся во всем и привел свои войска, которые даже тогда были очень большими, к тесному контакту с Крассом.Битва была долгой и кровопролитной, как и следовало ожидать от стольких тысяч отчаявшихся людей. Спартак был ранен копьем в бедро и упал на колено, держа перед собой щит и борясь таким образом со своими противниками, пока он и большая масса тех, кто был с ним, не были окружены и убиты. Остальная часть его армии была приведена в замешательство и перебита толпами. Резня была настолько велика, что сосчитать их было невозможно. Римские потери составили около 1000 человек.Тело Спартака найдено не было. Многие его люди бежали с поля битвы в горы, и Красс последовал за ними туда. Они разделились на четыре части и продолжали сражаться, пока не погибли все, кроме 6000, которые были схвачены и распяты на всем пути от Капуи до Рима. 121. Красс выполнил свою задачу за шесть месяцев, что вызвало спор за почести между ним и Помпеем.

Аппиан, Гражданские войны 116-212

Следующий источник немного отличается от других.Это не история, а собрание успешных военных стратегий, составленное Фронтином (30-104 г. н.э.), который также написал трактат по военным вопросам (ныне не сохранившийся). Он предназначал этот сборник для использования офицерами, которые хотели узнать, как другие справляются с проблемными ситуациями.

Когда Марк Красс построил ров вокруг войск Спартака, последний заполнил его ночью телами убитых им заключенных и крупного рогатого скота и прошел через него.Тот же Спартак, когда его осаждал на склонах Везувия в точке, где гора была наиболее крутой, и из-за этого, неохраняемые, сплетал веревки из ив из леса. Подавив себя этим, он не только сбежал, но и, появившись в другой области, вселил в Клодия такой ужас, что несколько когорт уступили место силе всего из семидесяти четырех гладиаторов. Этот Спартак, окруженный войсками проконсула Публия Вариния, через короткие промежутки времени ставил колья перед воротами лагеря; затем ставя трупы, одетые в одежду и снабженные оружием, он привязал их к кольям, чтобы на расстоянии они выглядели как часовые.Он также зажег костры по всему лагерю. Обманув врага этим пустым зрелищем, Спартак молча вывел свои войска ночью.

Frontinus, Стратагемы 1.20-22


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *