Содержание

Sergey Esenin. Russian poetry in English

Dear readers! Now it is winter in Russia. It is so dull in the city. But in the country all is white! I enjoy the sparkling snow, the fluffy trees and our Russian winter! Enjoy the birch-tree in the picture. This charming picture doesn’t belong to me. To be honest, I don’t know who has drawn it, maybe a child. So, I don’t know who I must thank. When I found it, I became inspired.

You will find the poem «The Birch-Tree» by the greatest Russian poet Sergey Esenin (in Russian and in English). 

The Birch-Tree (translation into English)

Just in front of my window
Stands a birch-tree white
All covered with snow
Glimmering silver bright.

The snow on its branches
Sparkles all around
Pretty tassels dangling.
Silence. Not a sound.

And the birch-tree slumbers
Standing all alone.
And the snow glimmers
In the golden glow…

Of dawn drawing near,
Going on its rounds.


And the snow’s falling
On the fluffy boughs.

Translated into English by T. Nabeeva. I would like to thank my English teacher, Paul Hale, for correcting some lines. © EnglishStory.ru.

All copies are allowed only providing an ACTIVE link to the website englishstory.ru

* * *

The Original Poem written by Sergey Esenin (in Russian, 1913)

Белая Береза

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

Сергей Есенин

* * *

Video on the poem «The Birch Tree» by Sergey Esenin

Стихи Сергея Есенина — Владивостокская централизованная библиотечная система

Стихи Сергея Есенина

 

Пороша

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу.
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.

Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна.
Словно белою косынкой
Повязалася сосна.

Понагнулась, как старушка,
Оперлася на клюку,
А под самою макушкой
Долбит дятел на суку.

Скачет конь, простору много.
Валит снег и стелет шаль.
Бесконечная дорога
Убегает лентой вдаль.

Нивы сжаты, рощи голы

Нивы сжаты, рощи голы,
От воды туман и сырость.
Колесом за сини горы
Солнце тихое скатилось.

Дремлет взрытая дорога.
Ей сегодня примечталось,
Что совсем-совсем немного
Ждать зимы седой осталось.

Ах, и сам я в чаще звонкой
Увидал вчера в тумане:
Рыжий месяц жеребенком
Запрягался в наши сани.

Край ты мой заброшенный

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.

Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.

В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.

Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

Край любимый! Сердцу снятся

Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.

По меже, на переметке,
Резеда и риза кашки.
И вызванивают в четки
Ивы — кроткие монашки.

Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.

Все встречаю, все приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришел на эту землю,
Чтоб скорей ее покинуть.

Белая берёза

Белая берёза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

Деревенская избенка

Ветхая избенка
Горя и забот,
Часто плачет вьюга
У твоих ворот.

Часто раздаются
За твоей стеной
Жалобы на бедность,
Песни звук глухой.

Все поют про горе,
Про тяжелый гнет,
Про нужду лихую
И голодный год.

Нет веселых песен
Во стенах твоих,
Потому что горе
Заглушает их.

Где ты, где ты, отчий дом

Где ты, где ты, отчий дом,
Гревший спину под бугром?
Синий, синий мой цветок,
Неприхоженный песок.
Где ты, где ты, отчий дом?

За рекой поет петух.
Там стада стерег пастух,
И светились из воды
Три далекие звезды.
За рекой поет петух.

Время — мельница с крылом
Опускает за селом
Месяц маятником в рожь
Лить часов незримый дождь.
Время — мельница с крылом.

Этот дождик с сонмом стрел
В тучах дом мой завертел,
Синий подкосил цветок,
Золотой примял песок.
Этот дождик с сонмом стрел.

Черемуха душистая

Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький

Серебряный ручей.
Черемуха душистая
Развесившись, стоит,
А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдает
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поет.

 

 

 

 

О пашни, пашни, пашни,

О пашни, пашни, пашни,
Коломенская грусть.
На сердце день вчерашний,
А в сердце светит Русь.

Как птицы свищут версты
Из-под копыт коня.
И брызжет солнце горстью
Свой дождик на меня.

О край разливов грозных
И тихих вешних сил,
Здесь по заре и звездам
Я школу проходил.

И мыслил и читал я
По библии ветров,
И пас со мной Исайя
Моих златых коров.

О Матерь Божья

О Матерь Божья,
Спади звездой
На бездорожье,
В овраг глухой.

Пролей, как масло,
Власа луны
В мужичьи ясли
Моей страны.

Срок ночи долог.
В них спит твой сын.
Спусти, как полог,
Зарю на синь.

Окинь улыбкой
Мирскую весь
И солнце зыбкой
К кустам привесь.

И да взыграет
В ней, славя день,
Земного рая
Святой младень.

По-осеннему кычет сова

По-осеннему кычет сова
Над раздольем дорожной рани.
Облетает моя голова,
Куст волос золотистый вянет.

Полевое, степное «ку-гу»,
Здравствуй, мать голубая осина!
Скоро месяц, купаясь в снегу,
Сядет в редкие кудри сына.

Скоро мне без листвы холодеть,
Звоном звезд насыпая уши.
Без меня будут юноши петь,
Не меня будут старцы слушать.

Новый с поля придет поэт,
В новом лес огласится свисте.
По-осеннему сыплет ветр,
По-осеннему шепчут листья.

Плачет метель, как цыганская скрипка

Плачет метель, как цыганская скрипка.
Милая девушка, злая улыбка,
Я ль не робею от синего взгляда?
Много мне нужно и много не надо.

Так мы далеки и так не схожи —
Ты молодая, а я все прожил.
Юношам счастье, а мне лишь память
Снежною ночью в лихую замять.

Я не заласкан — буря мне скрипка.
Сердце метелит твоя улыбка.

ПЛЯСУНЬЯ

Ты играй, гармонь, под трензель,
Отсыпай, плясунья, дробь!
На платке краснеет вензель,
Знай прищелкивай, не робь!

Парень бравый, синеглазый
Загляделся не на смех.
Веселы твои проказы,
Зарукавник — словно снег.

Улыбаются старушки,
Приседают старики.
Смотрят с завистью подружки
На шелковы косники.

Веселись, пляши угарней,
Развевай кайму фаты.
Завтра вечером от парней
Придут свахи и сваты.

ПАСХАЛЬНЫЙ БЛАГОВЕСТ

Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.

Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздается
Голос по лесам.

Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.

Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.

ОСЕНЬ

Тихо в чаще можжевеля по обрыву.
Осень, рыжая кобыла, чешет гривы.

Над речным покровом берегов
Слышен синий лязг ее подков.

Схимник-ветер шагом осторожным
Мнет листву по выступам дорожным

И целует на рябиновом кусту
Язвы красные незримому Христу.

Алый мрак в небесной черни

Алый мрак в небесной черни
Начертил пожаром грань.
Я пришел к твоей вечерне,
Полевая глухомань.

Нелегка моя кошница,
Но глаза синее дня.


Знаю, мать-земля черница,
Все мы тесная родня.

Разошлись мы в даль и шири
Под лазоревым крылом.
Но сзовет нас из псалтыри
Заревой заре псалом.

И придем мы по равнинам
К правде сошьего креста
Светом книги голубиной
Напоить свои уста.

Не криви улыбку

Не криви улыбку, руки теребя,-
Я люблю другую, только не тебя.

Ты сама ведь знаешь, знаешь хорошо —
Не тебя я вижу, не к тебе пришел.

Проходил я мимо, сердцу все равно —
Просто захотелось заглянуть в окно.

Над окошком месяц

Над окошком месяц. Под окошком ветер.
Облетевший тополь серебрист и светел.

Дальний плач тальянки, голос одинокий —
И такой родимый, и такой далёкий.

Плачет и смеется песня лиховая.
Где ты, моя липа? Липа вековая?

Я и сам когда-то в праздник спозаранку
Выходил к любимой, развернув тальянку.

А теперь я милой ничего не значу.
Под чужую песню и смеюсь и плачу.

Вечер, как сажа

Вечер, как сажа,
Льется в окно.
Белая пряжа
Ткет полотно.

Пляшет гасница,
Прыгает тень.
В окна стучится
Старый плетень.

Липнет к окошку
Черная гать.
Девочку-крошку
Байкает мать.

Взрыкает зыбка
Сонный тропарь:
«Спи, моя рыбка,
Спи, не гутарь».

Мои мечты

Мои мечты стремятся вдаль,
Где слышны вопли и рыданья,
Чужую разделить печаль
И муки тяжкого страданья.

Я там могу найти себе
Отраду в жизни, упоенье,
И там, наперекор судьбе,
Искать я буду вдохновенья.

КАНТАТА

Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц…
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражем стоит у ворот…
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Заиграй, сыграй, тальяночка

Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Выходи встречать к околице, красотка, жениха.

Васильками сердце светится, горит в нем бирюза.
Я играю на тальяночке про синие глаза.

То не зори в струях озера свой выткали узор,
Твой платок, шитьем украшенный, мелькнул за косогор.

Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха.
Пусть послушает красавица прибаски жениха.

Задымился вечер

Задымился вечер, дремлет кот на брусе,
Кто-то помолился: «Господи Исусе».

Полыхают зори, курятся туманы,
Над резным окошком занавес багряный.

Вьются паутины с золотой повети.
Где-то мышь скребется в затворенной клети…

У лесной поляны — в свяслах копны хлеба,
Ели, словно копья, уперлися в небо.

Закадили дымом под росою рощи…
В сердце почивают тишина и мощи.

Дымом половодье зализало ил

Дымом половодье
Зализало ил.
Желтые поводья
Месяц уронил.

Еду на баркасе,
Тычусь в берега.
Церквами у прясел
Рыжие стога.

Заунывным карком
В тишину болот
Черная глухарка
К всенощной зовет.

Роща синим мраком
Кроет голытьбу…
Помолюсь украдкой
За твою судьбу.

До свиданья, друг мой

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Далекая веселая песня

Далеко-далеко от меня
Кто-то весело песню поет.
И хотел бы повторить ей я,
Да разбитая грудь не дает.

Тщетно рвется душа до нее,
Ищет звуков подобных в груди,
Потому что вся сила моя
Истощилась еще впереди.

Слишком рано я начал летать
За мечтой идеала земли,
Рано начал на счастье роптать,
Разбираясь в прожитой дали.

Рано пылкой душою своей
Я искал себе мрачного дня
И теперь не могу вторить ей,
Потому что нет сил у меня.

Голубая кофта. Синие глаза

Голубая кофта. Синие глаза.
Никакой я правды милой не сказал.

Милая спросила: «Крутит ли метель?
Затопить бы печку, постелить постель».

Я ответил милой: «Нынче с высоты
Кто-то осыпает белые цветы.

Затопи ты печку, постели постель,
У меня на сердце без тебя метель».

Гляну в поле, гляну в небо

Гляну в поле, гляну в небо —
И в полях и в небе рай.
Снова тонет в копнах хлеба
Незапаханный мой край.

Снова в рощах непасеных
Неизбывные стада,
И струится с гор зеленых
Златоструйная вода.

О, я верю — знать, за муки
Над пропащим мужиком
Кто-то ласковые руки
Проливает молоком.

В этом мире я только прохожий

В этом мире я только прохожий,
Ты махни мне весёлой рукой.
У осеннего месяца тоже
Свет ласкающий, тихий такой.

В первый раз я от месяца греюсь,
В первый раз от прохлады согрет,
И опять и живу и надеюсь
На любовь, которой уж нет.

Это сделала наша равнинность,
Посоленная белью песка,
И измятая чья-то невинность,
И кому-то родная тоска.

Потому и навеки не скрою,
Что любить не отдельно, не врозь —
Нам одною любовью с тобою
Эту родину привелось.

Выткался на озере алый свет зари

Выткался на озере алый свет зари.
На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
Только мне не плачется — на душе светло.

Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.

Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.

Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.

И пускай со звонами плачут глухари,
Есть тоска веселая в алостях зари.

Вот уж вечер

Вот уж вечер. Роса
Блестит на крапиве.
Я стою у дороги,
Прислонившись к иве.

От луны свет большой
Прямо на нашу крышу.
Где-то песнь соловья
Вдалеке я слышу.

Хорошо и тепло,
Как зимой у печки.
И березы стоят,
Как большие свечки.

И вдали за рекой,
Видно, за опушкой,
Сонный сторож стучит
Мертвой колотушкой.

Я положил к твоей постели

Я положил к твоей постели
Полузавядшие цветы,
И с лепестками помертвели
Мои усталые мечты.

Я нашептал моим левкоям
Об угасающей любви,
И ты к оплаканным покоям
Меня уж больше не зови.

Мы не живем, а мы тоскуем.
Для нас мгновенье красота,
Но не зажжешь ты поцелуем
Мои холодные уста.

И пусть в мечтах я все читаю:
«Ты не любил, тебе не жаль»,
Зато я лучше понимаю
Твою любовную печаль.

Вот оно, глупое счастье

Вот оно, глупое счастье,
С белыми окнами в сад!
По пруду лебедем красным
Плавает тихо закат.

Здравствуй, златое затишье,
С тенью березы в воде!
Галочья стая на крыше
Служит вечерню звезде.

Где-то за садом несмело,
Там, где калина цветет
Нежная девушка в белом
Нежную песню поет.

Стелется синею рясой
С поля ночной холодок…
Глупое, милое счастье,
Свежая розовость щек!

Шел Господь пытать людей в любови

Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: «Вишь, какой убогой,-
Знать, от голода качается, болезный».

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь…
И сказал старик, протягивая руку:
«На, пожуй… маленько крепче будешь».

Упоенье — яд отравы

Упоенье — яд отравы,
Не живи среди людей,
Не меняй своей забавы
На красу бесцветных дней.

Всe пройдeт, и жизни холод
Сердце чуткое сожмeт,
Всё, чем жил, когда был молод,
Глупой шуткой назовёт.

Берегись дыханья розы,
Не тревожь еe кусты.
Что любовь? Пустые грeзы,
Бред несбыточной мечты.

Ты плакала в вечерней тишине

Ты плакала в вечерней тишине,
И слезы горькие на землю упадали,
И было тяжело и так печально мне,
И все же мы друг друга не поняли.
Умчалась ты в далекие края,
И все мечты увянули без цвета,
И вновь опять один остался я
Страдать душой без ласки и привета.
И часто я вечернею порой
Хожу к местам заветного свиданья,
И вижу я в мечтах мне милый образ твой,
И слышу в тишине тоскливые рыданья.

Туча кружево в роще связала

Туча кружево в роще связала,
Закурился пахучий туман.
Еду грязной дорогой с вокзала
Вдалеке от родимых полян.

Лес застыл без печали и шума,
Виснет темь, как платок, за сосной.
Сердце гложет плакучая дума…
Ой, не весел ты, край мой родной.

Пригорюнились девушки-ели,
И поет мой ямщик на-умяк:
«Я умру на тюремной постели,
Похоронят меня кое-как».

Троицыно утро, утренний канон

Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон.

Тянется деревня с праздничного сна,
В благовесте ветра хмельная весна.

На резных окошках ленты и кусты.
Я пойду к обедне плакать на цветы.

Пойте в чаще, птахи, я вам подпою,
Похороним вместе молодость мою.

Троицыно утро, утренний канон.
В роще по березкам белый перезвон.

Весенний вечер

Тихо струится река серебристая
В царстве вечернем зеленой весны.
Солнце садится за горы лесистые,
Рог золотой выплывает луны.
Запад подернулся лентою розовой,
Пахарь вернулся в избушку с полей,
И за дорогою в чаще березовой
Песню любви затянул соловей.
Слушает ласково песни глубокие
С запада розовой лентой заря.
С нежностью смотрит на звезды далекие
И улыбается небу земля.

Темна ноченька, не спится

Темна ноченька, не спится,
Выйду к речке на лужок.
Распоясала зарница
В пенных струях поясок.

На бугре береза-свечка
В лунных перьях серебра.
Выходи, мое сердечко,
Слушать песни гусляра.

Залюбуюсь, загляжусь ли
На девичью красоту,
А пойду плясать под гусли,
Так сорву твою фату.

В терем темный, в лес зеленый,
На шелковы купыри,
Уведу тебя под склоны
Вплоть до маковой зари.

Тебе одной плету венок

Тебе одной плету венок,
Цветами сыплю стежку серую.
О Русь, покойный уголок,
Тебя люблю, тебе и верую.
Гляжу в простор твоих полей,
Ты вся — далекая и близкая.
Сродни мне посвист журавлей
И не чужда тропинка склизкая.
Цветет болотная купель,
Куга зовет к вечерне длительной,
И по кустам звенит капель
Росы холодной и целительной.
И хоть сгоняет твой туман
Поток ветров, крылато дующих,
Но вся ты — смирна и ливан
Волхвов, потайственно волхвующих.

Сыплет черемуха снегом

Сыплет черемуха снегом,
Зелень в цвету и росе.
В поле, склоняясь к побегам,
Ходят грачи в полосе.

Никнут шелковые травы,
Пахнет смолистой сосной.
Ой вы, луга и дубравы,-
Я одурманен весной.

Радугой тайные вести
Светятся в душу мою.
Думаю я о невесте,
Только о ней лишь пою.

Сыпь ты, черемуха, снегом,
Пойте вы, птахи, в лесу.
По полю зыбистым бегом
Пеной я цвет разнесу.

Сочинитель бедный, это ты ли
Сочинитель бедный, это ты ли
Сочиняешь песни о луне?
Уж давно глаза мои остыли
На любви, на картах и вине.

Ах, луна влезает через раму,
Свет такой, хоть выколи глаза…
Ставил я на пиковую даму,
А сыграл бубнового туза.

Снежная замять крутит бойко

Снежная замять крутит бойко,
По полю мчится чужая тройка.

Мчится на тройке чужая младость.
Где мое счастье? Где моя радость?

Все укатилось под вихрем бойким
Вот на такой же бешеной тройке.

Слышишь — мчатся сани

Слышишь — мчатся сани, слышишь — сани мчатся.
Хорошо с любимой в поле затеряться.

Ветерок веселый робок и застенчив,
По равнине голой катится бубенчик,

Эх вы, сани, сани! Конь ты мои буланый!
Где-то на поляне клен танцует пьяный.

Мы к нему подъедем, спросим — что такое?
И станцуем вместе под тальянку трое.

Вечером синим, вечером лунным

Вечером синим, вечером лунным
Был я когда-то красивым и юным.

Неудержимо, неповторимо
Все пролетело. далече.. мимо…

Сердце остыло, и выцвели очи…
Синее счастье! Лунные ночи!

С добрым утром

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»

Прячет месяц за овинами

Прячет месяц за овинами
Желтый лик от солнца ярого.
Высоко над луговинами
По востоку пышет зарево.
Пеной рос заря туманится,
Словно глубь очей невестиных.
Прибрела весна, как странница,
С посошком в лаптях берестяных.
На березки в роще теневой
Серьги звонкие повесила
И с рассветом в сад сиреневый
Мотыльком порхнула весело.

Подражание песне

Ты поила коня из горстей в поводу,
Отражаясь, березы ломались в пруду.

Я смотрел из окошка на синий платок,
Кудри черные змейно трепал ветерок.

Мне хотелось в мерцании пенистых струй
С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.

Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня,
Унеслася ты вскачь, удилами звеня.

В пряже солнечных дней время выткало нить.
Мимо окон тебя понесли хоронить.

И под плач панихид, под кадильный канон,
Все мне чудился тихий раскованный звон.

О верю, верю, счастье есть!

О верю, верю, счастье есть!
Еще и солнце не погасло.
Заря молитвенником красным
Пророчит благостную весть.
О верю, верю, счастье есть.

Звени, звени, златая Русь,
Волнуйся, неуемный ветер!
Блажен, кто радостью отметил
Твою пастушескую грусть.
Звени, звени, златая Русь.

Люблю я ропот буйных вод
И на волне звезды сиянье.
Благословенное страданье,
Благословляющий народ.
Люблю я ропот буйных вод.

Стих. «Край ты мой заброшенный…»

Стихотворения

«Вот уж вечер. Роса…»


Вот уж вечер. Роса
Блестит на крапиве.
Я стою у дороги,
Прислонившись к иве.

От луны свет большой
Прямо на нашу крышу.
Где-то песнь соловья
Вдалеке я слышу.

Хорошо и тепло,
Как зимой у печки.
И березы стоят,
Как большие свечки.

И вдали за рекой,
Видно, за опушкой,
Сонный сторож стучит
Мертвой колотушкой.

«Поет зима – аукает…»


Поет зима – аукает,
Мохнатый лес баюкает
Стозвоном сосняка.
Кругом с тоской глубокою
Плывут в страну далекую
Седые облака.

А по двору метелица
Ковром шелковым стелется,
Но больно холодна.
Воробышки игривые,
Как детки сиротливые,
Прижались у окна.

Озябли пташки малые,
Голодные, усталые,
И жмутся поплотней.
А вьюга с ревом бешеным
Стучит по ставням свешенным
И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные
Под эти вихри снежные
У мерзлого окна.
И снится им прекрасная,
В улыбках солнца ясная
Красавица весна.

«Матушка в Купальницу по лесу ходила…»


Матушка в Купальницу по лесу ходила,
Босая, с подтыками, по росе бродила.

Травы ворожбиные ноги ей кололи,
Плакала родимая в купырях от боли.

Не дознамо печени судорга схватила,
Охнула кормилица, тут и породила.

Родился я с песнями в травном одеяле.
Зори меня вешние в радугу свивали.

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

Только не по совести счастье наготове,
Выбираю удалью и глаза и брови.

Как снежинка белая, в просини я таю,
Да к судьбе-разлучнице след свой заметаю.

«Сыплет черемуха снегом…»


Сыплет черемуха снегом,
Зелень в цвету и росе.
В поле, склоняясь к побегам,
Ходят грачи в полосе.

Никнут шелковые травы,
Пахнет смолистой сосной.
Ой вы, луга и дубравы, —
Я одурманен весной.

Радугой тайные вести
Светятся в душу мою.
Думаю я о невесте,
Только о ней лишь пою.

Сыпь ты, черемуха, снегом,
Пойте вы, птахи, в лесу.
По полю зыбистым бегом
Пеной я цвет разнесу.

Береза


Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

Бабушкины сказки


В зимний вечер по задворкам
Разухабистой гурьбой
По сугробам, по пригоркам
Мы идем, бредем домой.
Опостылеют салазки,
И садимся в два рядка
Слушать бабушкины сказки
Про Ивана-дурака.
И сидим мы, еле дышим.
Время к полночи идет.
Притворимся, что не слышим,
Если мама спать зовет.
Сказки все. Пора в постели…
Но, а как теперь уж спать?
И опять мы загалдели,
Начинаем приставать.
Скажет бабушка несмело:
«Что ж сидеть-то до зари?»
Ну, а нам какое дело —
Говори да говори.

‹1913–1915›

Калики


Проходили калики деревнями,
Выпивали под окнами квасу,
У церквей пред затворами древними
Поклонялись пречистому Спасу.

Пробиралися странники по полю,
Пели стих о сладчайшем Исусе.
Мимо клячи с поклажею топали,
Подпевали горластые гуси.

Ковыляли убогие по стаду,
Говорили страдальные речи:
«Все единому служим мы Господу,
Возлагая вериги на плечи».

Вынимали калики поспешливо
Для коров сбереженные крохи.
И кричали пастушки насмешливо:
«Девки, в пляску! Идут скоморохи!»

Пороша


Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу.
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.

Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна.
Словно белою косынкой
Повязалася сосна.

Понагнулась, как старушка,
Оперлася на клюку,
А под самою макушкой
Долбит дятел на суку.

Скачет конь, простору много.
Валит снег и стелет шаль.
Бесконечная дорога
Убегает лентой вдаль.

‹1914›

«Колокол дремавший…»


Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.

Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздается
Голос по лесам.

Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.

Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.

‹1914›

«Край любимый! Сердцу снятся…»


Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.

По меже, на переметке,
Резеда и риза кашки.
И вызванивают в четки
Ивы – кроткие монашки.

Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.

Все встречаю, все приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришел на эту землю,
Чтоб скорей ее покинуть.

«Шел Господь пытать людей в любови…»


Шел Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом, в дуброве,
Жамкал деснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: «Вишь, какой убогой, —
Знать, от голода качается, болезный».

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь…
И сказал старик, протягивая руку:
«На, пожуй… маленько крепче будешь».

«Гой ты, Русь, моя родная…»


Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты – в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

С добрым утром!


Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»

‹1914›

«Сторона ль моя, сторонка…»


Сторона ль моя, сторонка,
Горевая полоса.
Только лес, да посолонка,
Да заречная коса…

Чахнет старая церквушка,
В облака закинув крест.
И забольная кукушка
Не летит с печальных мест.

По тебе ль, моей сторонке,
В половодье каждый год
С подожочка и котомки
Богомольный льется пот.

Лица пыльны, загорелы,
Веки выглодала даль,
И впилась в худое тело
Спаса кроткого печаль.

Черемуха


Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький
Серебряный ручей.
Черемуха душистая,
Развесившись, стоит,
А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдает
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поет.

‹1915›

«Край ты мой заброшенный…»


Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь.
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.

Под соломой-ризою
Выструги стропил.
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.

В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.

Уж не сказ ли в прутнике,
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

«Топи да болота…»


Топи да болота,
Синий плат небес.
Хвойной позолотой
Взвенивает лес.

Тенькает синица
Меж лесных кудрей,
Темным елям снится
Гомон косарей.

По лугу со скрипом
Тянется обоз —
Суховатой липой
Пахнет от колес.

Слухают ракиты
Посвист ветряной…
Край ты мой забытый,
Край ты мой родной!..

Руси


Тебе одной плету венок,
Цветами сыплю стежку серую.
О Русь, покойный уголок,
Тебя люблю, тебе и верую.
Гляжу в простор твоих полей,
Ты вся – далекая и близкая.
Сродни мне посвист журавлей
И не чужда тропинка склизкая.
Цветет болотная купель,
Куга зовет к вечерне длительной,
И по кустам звенит капель
Росы холодной и целительной.
И хоть сгоняет твой туман
Поток ветров, крылато дующих,
Но вся ты – смирна и ливан
Волхвов, потайственно волхвующих.

‹1915›

«…»


Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла.

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
Имя тонкое растаяло, как звук,
Но остался в складках смятой шали
Запах меда от невинных рук.

В тихий час, когда заря на крыше,
Как котенок, моет лапкой рот,
Говор кроткий о тебе я слышу
Водяных поющих с ветром сот.

Пусть порой мне шепчет синий вечер,
Что была ты песня и мечта,
Всё ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи —
К светлой тайне приложил уста.

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

«Даль подернулась туманом…»


Даль подернулась туманом,
Чешет тучи лунный гребень.
Красный вечер за куканом
Расстелил кудрявый бредень.

Под окном от скользких ветел
Перепельи звоны ветра.
Тихий сумрак, ангел теплый,
Напоен нездешним светом.

Сон избы легко и ровно
Хлебным духом сеет притчи.
На сухой соломе в дровнях
Слаще меда пот мужичий.

Чей-то мягкий лик за лесом,
Пахнет вишнями и мохом…
Друг, товарищ и ровесник,
Помолись коровьим вздохам.

Июнь 1916

«Там, где вечно дремлет тайна…»


Там, где вечно дремлет тайна,
Есть нездешние поля.
Только гость я, гость случайный
На горах твоих, земля.

Широки леса и воды,
Крепок взмах воздушных крыл.
Но века твои и годы
Затуманил бег светил.

Не тобой я поцелован,
Не с тобой мой связан рок.
Новый путь мне уготован
От захода на восток.

Суждено мне изначально
Возлететь в немую тьму.
Ничего я в час прощальный
Не оставлю никому.

Но за мир твой, с выси звездной,
В тот покой, где спит гроза,
В две луны зажгу над бездной
Незакатные глаза.

Голубень

* * *

В прозрачном холоде заголубели долы,
Отчетлив стук подкованных копыт,
Трава, поблекшая, в расстеленные полы
Сбирает медь с обветренных ракит.

С пустых лощин ползет дугою тощей
Сырой туман, курчаво свившись в мох,
И вечер, свесившись над речкою, полощет
Водою белой пальцы синих ног.

* * *

Осенним холодом расцвечены надежды,
Бредет мой конь, как тихая судьба,
И ловит край махающей одежды
Его чуть мокрая буланая губа.

В дорогу дальнюю, не к битве, не к покою,
Влекут меня незримые следы,
Погаснет день, мелькнув пятой златою,
И в короб лет улягутся труды.

* * *

Сыпучей ржавчиной краснеют по дороге
Холмы плешивые и слегшийся песок,
И пляшет сумрак в галочьей тревоге,
Согнув луну в пастушеский рожок.

Молочный дым качает ветром села,
Но ветра нет, есть только легкий звон.
И дремлет Русь в тоске своей веселой,
Вцепивши руки в желтый крутосклон.

* * *

Манит ночлег, недалеко до хаты,
Укропом вялым пахнет огород,
На грядки серые капусты волноватой
Рожок луны по капле масло льет.

Тянусь к теплу, вдыхаю мягкость хлеба
И с хруcтом мысленно кусаю огурцы,
За ровной гладью вздрогнувшее небо
Выводит облако из стойла под уздцы.

* * *

Ночлег, ночлег, мне издавна знакома
Твоя попутная разымчивость в крови,
Хозяйка спит, а свежая солома
Примята ляжками вдовеющей любви.

Уже светает, краской тараканьей
Обведена божница по углу,
Но мелкий дождь своей молитвой ранней
Еще стучит по мутному стеклу.

* * *

Опять передо мною голубое поле,
Качают лужи солнца рдяный лик.
Иные в сердце радости и боли,
И новый говор липнет на язык.

Водою зыбкой стынет синь во взорах,
Бредет мой конь, откинув удила,
И горстью смуглою листвы последний ворох
Кидает ветер вслед из подола.

Сергей Александрович Есенин

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех произведениях, где описываются загадочные восточные страны, автор все время проводит параллель между заморскими красотами и тихой, безмолвной прелестью родных просторов.

Стихотворение «Береза» было написано Сергеем Есениным в 1913 году, когда поэту едва минуло 18 лет.

Сергей Есенин, 18 лет, 1913 год

В это время он уже жил в Москве, впечатлившей его своими масштабами и невообразимой суетой. Однако в творчестве поэт остался верен родному селу Константиново и, посвящая стихотворение обычной березе, словно бы мысленно возвращался домой, в старую покосившуюся хату.

Дом, где родился С. А. Есенин. Константиново

Казалось бы, что можно поведать об обычном дереве, которое растет у тебя под окном? Однако именно с березой у Сергея Есенина связаны наиболее яркие и волнующие воспоминания детства. Наблюдая, как она меняется в течение года, то сбрасывая пожухлую листву, то одеваясь в новый зеленый наряд, поэт уверился в том, что именно береза является неотъемлемым символом России , достойным того, чтобы быть увековеченным в стихах.

Образ березы в одноименном стихотворении, которое наполнено легкой грустью и нежностью, выписан с особым изяществом и мастерством. Ее зимний наряд, сотканный из пушистого снега, автор сравнивает с серебром, которое горит и переливается всеми цветами радуги в утренней заре. Эпитеты, которым Сергей Есенин награждает березу, удивительны по своей красоте и изысканности. Ее ветки напоминают ему кисти снежной бахромы, а «сонная тишина», окутывающая припорошенное снегом дерево, придает ему особую стать, красоту и величие.

Почему Сергей Есенин выбрал для своего стихотворения именно образ березы? Ответов на этот вопрос несколько. Некоторые исследователи его жизни и творчества убеждены, что поэт в душе был язычником, и береза для него являлась символом духовной чистоты и возрождения .

Сергей Есенин у березы. Фото — 1918 год

Поэтому в один из самых сложных периодов своей жизни, оторванный от родного села, где для Есенина все было близким, простым и понятным, поэт ищет точку опоры в своих воспоминаниях, представляя, как выглядит сейчас его любимица, укрытая снежным покрывалом. Кроме этого, автор проводит тонкую параллель, наделяя березу чертами молодой женщины, которой не чуждо кокетство и любовь к изысканным нарядам. В этом тоже нет ничего удивительного, так как в русском фольклоре береза, так же, как и ива, всегда считалась «женским» деревом. Однако если ива всегда ассоциировалась у людей с горем и страданиями, за что и получила свое название «плакучая», то береза — это символ радости, гармонии и утешения. Прекрасно зная русский фольклор, Сергей Есенин помнил народные притчи о том, что если подойти к березе и поведать ей о своих переживаниях, то на душе непременно станет легче и теплеет. Таким образом, в обычной березе соединилось сразу несколько образов — Родины, девушки, матери — которые близки и понятны любому русскому человеку. Поэтому неудивительно, что простое и незатейливое стихотворение «Береза», в котором талант Есенина проявляется еще не в полную силу, вызывает самую разнообразную гамму чувств, от восхищения до легкой грусти и меланхолии. Ведь у каждого читателя — свой образ березы, и именно к нему он «примеривает» строки этого стихотворения, волнующие и легкие, словно серебристые снежинки.

Однако у автора воспоминания о родном селе вызывают тоску, так как он понимает, что вернется в Константиново не скоро. Поэтому стихотворение «Береза» можно по праву считает своеобразным прощанием не только с родным домом, но и с детством, не особенно радостным и счастливым, но, тем не менее, являющимся для поэта одним из лучших периодов его жизни.

Текст стиха Есенина «Белая береза под моим окном» многие знают наизусть. Это один из первых шедевров ещё юного поэта. Широкому кругу читателей стихотворение стало известно в 1914 году после появления на страницах модного литературного журнала «Мирок». Написано оно было годом раньше. Тогда мало кто мог предположить, что творчество поэта, скрывавшегося под псевдонимом Аристон, станет настолько популярным.

До Есенина березу многие воспевали в своих произведениях. Но далеко не всем удалось так тонко и точно предать одновременно лёгкую грусть, трепетную радость и искреннюю симпатию. Конечно, читать и воспринимать стихотворение «Береза» каждый будет по-разному. Его можно рассматривать узко, как любование красотой природы и оригинальное художественное описание того, что происходит с деревом зимой.

Но поэт вложил в образ берёзы гораздо больше смысла. Это воспоминания о родных местах, несбыточная надежда на возвращение во времена детства, стремление вновь ощутить себя счастливым. За описанием берёзы в стихотворении скрываются образы России, которыми поэт неподдельно восхищался. Именно в мыслях о Родине и в чувстве влюблённости в нее Сергей Александрович Есенин черпал силы, вдохновение.

Анализ стихотворения Есенина «Берёза»
Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех произведениях, где описываются загадочные восточные страны, автор все время проводит параллель между заморскими красотами и тихой, безмолвной прелестью родных просторов.

Стихотворение «Береза» было написано Сергеем Есениным в 1913 году, когда поэту едва минуло 18 лет. В это время он уже жил в Москве, впечатлившей его своими масштабами и невообразимой суетой. Однако в творчестве поэт остался верен родному селу Константиново и, посвящая стихотворение обычной березе, словно бы мысленно возвращался домой, в старую покосившуюся хату.

Казалось бы, что можно поведать об обычном дереве, которое растет у тебя под окном? Однако именно с березой у Сергея Есенина связаны наиболее яркие и волнующие воспоминания детства. Наблюдая, как она меняется в течение года, то сбрасывая пожухлую листву, то одеваясь в новый зеленый наряд, поэт уверился в том, что именно береза является неотъемлемым символом России, достойным того, чтобы быть увековеченным в стихах.

Образ березы в одноименноv стихотворении, которое наполнено легкой грустью и нежностью, выписан с особым изяществом и мастерством. Ее зимний наряд, сотканный из пушистого снега, автор сравнивает с серебром, которое горит и переливается всеми цветами радуги в утренней заре. Эпитеты, которым Сергей Есенин награждает березу, удивительны по своей красоте и изысканности. Ее ветки напоминают ему кисти снежной бахромы, а «сонная тишина», окутывающая припорошенное снегом дерево, придает ему особую стать, красоту и величие.


Почему Сергей Есенин выбрал для своего стихотворения именно образ березы? Ответов на этот вопрос несколько. Некоторые исследователи его жизни и творчества убеждены, что поэт в душе был язычником, и береза для него являлась символом духовной чистоты и возрождения. Поэтому в один из самых сложных периодов своей жизни, оторванный от родного села, где для Есенина все было близким, простым и понятным, поэт ищет точку опоры в своих воспоминаниях, представляя, как выглядит сейчас его любимица, укрытая снежным покрывалом. Кроме этого, автор проводит тонкую параллель, наделяя березу чертами молодой женщины, которой не чуждо кокетство и любовь к изысканным нарядам. В этом тоже нет ничего удивительного, так как в русском фольклоре береза, так же, как и ива, всегда считалась «женским» деревом. Однако если ива всегда ассоциировалась у людей с горем и страданиями, за что и получила свое название «плакучая», то береза – это символ радости, гармонии и утешения. Прекрасно зная русский фольклор, Сергей Есенин помнил народные притчи о том, что если подойти к березе и поведать ей о своих переживаниях, то на душе непременно станет легче и теплеет. Таким образом, в обычной березе соединилось сразу несколько образов – Родины, девушки, матери – которые близки и понятны любому русскому человеку. Поэтому неудивительно, что простое и незатейливое стихотворение «Береза», в котором талант Есенина проявляется еще не в полную силу, вызывает самую разнообразную гамму чувств, от восхищения до легкой грусти и меланхолии. Ведь у каждого читателя – свой образ березы, и именно к нему он «примеривает» строки этого стихотворения, волнующие и легкие, словно серебристые снежинки.

Однако у автора воспоминания о родном селе вызывают тоску, так как он понимает, что вернется в Константиново не скоро. Поэтому стихотворение «Береза» можно по праву считает своеобразным прощанием не только с родным домом, но и с детством, не особенно радостным и счастливым, но, тем не менее, являющимся для поэта одним из лучших периодов его жизни.

Берёза

Белая берёза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

Сергей Есенин, умерший почти сто лет назад, завёл личный аккаунт в Instagram

Сергей Есенин, умерший почти сто лет назад, завёл личный аккаунт в Instagram. Фото: yes__enin

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

«Белая берёза под моим окном принакрылась снегом, точно серебром…» Отныне стихи известного русского поэта Сергея Есенина можно встретить не только в школьных учебниках и сборниках стихов, но и… на страничке поэта в «Инстаграме». Учительница русского языка и литературы из Исетского района Тюменской области Алия Исалимова, влюблённая в творчество писателя со времён студенчества, создала его аккаунт в соцсети.

Сергей Есенин в аэропорту Рощино. Фото: yes__enin

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Профиль «Сергея Есенина» появился ещё в сентябре, как раз к началу нового учебного года. По признанию Алии, аккаунт был необходим для популяризации творчества поэта и литературы в целом. Если раньше её ученики читали из-под палки, то теперь знают стихи Есенина наизусть.

– Есенин мне очень нравится. На мой взгляд, он один из лучших поэтов Серебряного века, – рассказала корреспонденту «Комсомольской правды» – Тюмень» креативная учительница. – Честно говоря, первоначально страничка была создана от скуки: это были развлекательные фотографии со смешными записями. Я добавляла их в сториз, в личный аккаунт, а дети находили их и восклицали: «Вау, круто! Сделайте аккаунт!».

Учительница Алия Исалимова

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Алия Исалимова дома

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Под напором своих учеников Алия аккаунт создала, но вскоре забросила: времени в обрез. То работа, то тетрадки, то педсоветы.

– В этом году решила возобновить работу над страничкой, – признаётся учитель. – Самое приятное: дети стали читать, и Есенина в том числе. Они в восторге от поэмы «Чёрный человек», которая не входит в школьную программу. Я кратко опубликовала её на страничке Есенина, дети заинтересовались и прочитали произведение целиком.

Есенин осенью. Фото: yes__enin

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Свои «современные» фото «Сергей Есенин» обрабатывает в фоторедакторе: то он в стильном шарфике в аэропорту, то в спортивном костюме, то в баре, то дома с собакой, то в автомобиле, то просто на прогулке в Тюмени. К каждой фотографии – подпись-цитата из его стихотворения и локация, где он предположительно мог бы находиться в XXI веке.

Есенин в баре. Фото: yes__enin

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Есенин дома. Фото: yes__enin

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Алия признаётся, что на обработку одного фото она тратит около двадцати минут, а в качестве оригинала берёт стильные фотки футболистов ФК «Бавария».

Есенин у правительства Тюменской области. Фото: yes__enin

Сейчас у Есенина почти 7,5 тысячи подписчиков. В его подписках – аккаунты со стихами, страницы тюменских поэтов и художников, знакомых его «помощницы» Алии. Аккаунт другого писателя учительница открывать не планирует, но другие преподаватели уже подхватили инициативу коллеги. Помимо Есенина, «запиливают фотки в Инсту» Пушкин, Лермонтов, Гоголь и Бродский.

СПРАВКА «КП»

Сергей Есенин – один из самых известных поэтов Серебряного века. В числе его самых известных произведений – поэмы «Анна Снегина» и «Пугачёв», стихотворения «Берёза», «Ночь», «Восход солнца», «Поёт зима – аукает…» и многие другие.

28 декабря 1925 года был найден мёртвым. Основная версия смерти – самоубийство, но некоторые исследователи считают, что поэта убили.

Стихотворение «Береза» Сергея Есенина». 5-й класс

Цель урока: формировать у учащихся знания и умения, необходимых для обеспечения гармоничного существования с окружающей средой.

Задачи:

  1. научить использовать изобретательно- выразительные средства языка,
  2. формировать и совершенствовать навыки анализа стихотворения,
  3. развивать логическое и образное мышление,
  4. учить замечать красоту окружающей природы, воспитать любовь к малой родине.

Ход урока

I. Вхождение в тему.

Чтение стихотворений. Определить автора и о чем говорится в стихотворений.

Зеленая прическа,
Девическая грудь,
О тонкая березка,
Что загляделось в пруд?
Я навек за туманы и росы
Полюбил у березки стаи,
И ее золотые косы,
И холщовый ее сарафан.

Действительно, все эти стихотворения о березке, их всех написал С.А. Есенин. Так, о чем мы будем говорить по уроке? (“Береза” С. А. Есенина).

II. Рассказ учителя о детстве писателя с показом слайдов.

Сергей Алексанрович Есенин родился в 1895 году в селе Константиново Рязанской волости Рязанской губернии. Детство его прошло “среди полей и степей”. Вот как описывает эти места сестра Есенина Александра: “Широкой прямой улицей вдоль крутого правого берега Оки пролегло село Константиново. Это было тихое, чистое, утопающее в зелени село. Основным украшением являлась церковь, стояща в центре села. За церковью, на высокой крутой горе, — старое кладбище. В правом углу кладбища стояла маленькая каменная часовня. Рядом с ней лежал старинный памятник – плита. На этой плите любил сидеть Сергей. От сюда открывался чудесный вид на наши раздолья.” Очень любил Сергея его дядя, с которым он часто ездил на Оку поить лошадей. Вот что он пишет в “Автобиографии”: “Ночью луна при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов.

Стихи Есенин начал писать рано, лет с восьми – девяти. По его признанию, толчок к этому давала его бабка: она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами ему не нравились, и он их переделывал.

В 1909 году Есенин закончил с отличием Константиновское училище, а в 1612 году – учительскую школу в селе Спас-Клепики. Учитель литературы Е. М. Хитров вспоминает о нем: “Всегда был весел и жизнерадостен, и этим был приятен. Правда, этим же и досаждал: в классе во время уроков не посидит смирно, постоянно пересмеивается, переглядывается, и чуть что – фыркнет на весь класс и разразится неудержимым смехом. С учителями был корректен и деликатен. Он много читал. Особенно любил слушать мое классное чтение. Он впивался в меня глазами, глотал каждое слово.”

Есенин приносил учителю много своих стихотворений. Перед окончанием школы он переписал четыре из них в тетрадь и подарил ему. Через несколько лет, когда Есенин учился в университете, вышел первый сборник его стихов “Радуница”, и эту книгу он подарил учителю с надписью: “Доброму старому учителю Евгению Михайловичу Хитрову от благодарного ученика, автора этой книги.”

III. Работа над стихотворением “Береза”.

Задание №1

Прочитать все стихотворение и выбрать те строки, которые понравились.

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

Задание №2

Что ни строка, то картина

Что ни строфа, опять картина.

Какие картины рисует ваше воображение?

  • По I строфе
  • По II строфе
  • По III строфе
  • По IV строфе

Задание №3

Стихотворение красивое. Почему?

  • Есенин нашел особые слова. Какие?

Подобрать примеры из текста к выразительным средствам:

  • Эпитеты
  • Сравнения
  • Олицетворения
  • Метафоры

Вывод: Мы можем видеть красоту окружающего мира, но не всегда можем выразить это нужными словами которые называются изобразительно-выразительными средствами языка.

Задание №4

Открою тайну: Есенин — волшебник! Вы сейчас в этом убедитесь.

Прикройте учебники и скажите вслух что из Есенина вы запомнили:

  • слово, словосочетание, предложение, а может строфу, а может все стихотворение.

Задание №5

Послушайте стихотворение в исполнении артиста.

Как он читает, какие слова выделяет голосом?

Задание №6

Прочитайте стихотворение выразительно.

Задание №7

Причитайте стихотворение о березе, которые вы приготовили.

Какие изобразительно-выразительные средства использованы в этих стихотворениях?

Задание №8

Сравните стихотворение “Береза” с Есенинским. В чем отличия?

Береза.

Отчего березка плачет?
Не пойму, что это значит?
Кто б ответить мне помог?
Почему березка плачет?
Кто ее обидеть мог?
Отчего так горько белой,
Хоть кругом звенит весна.
Если б говорить умела,
Рассказала бы она.
Отчего березка плачет?
Я ответ теперь нашел,
Ведь какой-то глупый мальчик
У березки ранил ствол.

Задание №9

Сравните Есенинскую березу и нашу Бардымскую?

Подберите изобразительно- выразительные средства нашей березе?

IV. Рефлексия.

  1. Используя опорные слова, составьте рассказ по картине Э.А. Граборя “Февральская лазурь”.
    Опорные слова:
    • белая береза, принакрылась, точно серебром, пушистые ветки, снежная кайма, белая бахрома, сонная тишина.
  2. Что в вашей памяти осело?
  3. Какую самооценку вы можете поставить вашей работе на уроке?

V. Домашнее задание:

  1. Выучить стихотворение наизусть.
  2. Написать сочинение-миниатюру или стихотворение о березе, используя выразительные средства.
  3. Нарисовать иллюстрацию к стихотворению.

«Белая береза» — ностальгия Сергея Есенина » | Около поэзии

Очень красивое, лирическое, живописное стихотворение Сергея Есенина «Белая береза». Его не зря называли певцом России. Во многих его сочинениях присутствует природная лирика, где он описывает природу с такой любовью и патриотизмом.

Поэт с раннего возраста уехал от родителей в Москву, учиться и работать. А все свое детство провел в селе Константиново Рязанской губернии. В 1913 году он уже написал немало стихов, тогда ему было всего 18 лет. А публиковал свои первые стихи в детском журнале «Мирок», там оказалась и «Белая береза». На тот момент он сильно тосковал по родному краю, и все стихи тех лет пронизаны теплом к Родине, а береза для него являлась символом пейзажа, символ нежности, тепла, детства.

В стихотворении поэт относится к березе с трепетом, нежностью, как к женщине: «Принакрылась снегом, точно серебром», как будто надела белую роскошную шубку». Такими живописными словами, как «бахрома», «серебро», «золотой огонь» Сергей Есенин как будто наряжает прекрасную березу и все стихотворение пронизано любовью к этому простому дереву. Береза для него является символом русской души, и через нее в своих строках показал любовь к своей земле, и более того, к стране.

фото взято из яндекс картинки (художник Виталий Карпенко)

фото взято из яндекс картинки (художник Виталий Карпенко)

Читая строки Есенина, на душе так становится радостно, хочется выйти в лес, обнять дерево, увидеть красоту во всем – деревьях, травах, природных явлений. Поэт действительно прививает и детей, и взрослых любовь к природе, земле.

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

Если статья понравилась, буду рада вашим лайкам. Спасибо.

С. Есенин «Береза»: анализ стихотвоерния

Есенин написал стихотворение «Береза» как воспоминание о своем детстве – перед его домом в Рязанской губернии как раз росла такая красавица. Краткий анализ «Береза» по плану может быть использован на уроке литературы в 5 классе, чтобы ученики лучше поняли суть произведения и почувствовали его эмоциональный настрой.

С. Есенин «Береза» – текст стихотворения

Белая берёза

Под моим окном

Принакрылась снегом,

Точно серебром.

На пушистых ветках

Снежною каймой

Распустились кисти

Белой бахромой.

И стоит береза

В сонной тишине,

И горят снежинки

В золотом огне.

А заря, лениво

Обходя кругом,

обсыпает ветки

Новым серебром.

Краткий анализ стиха С. Есенина «Береза»

Вариант 1

Начальные строки стихотворения «Белая береза под моим окном» знает каждый. Сейчас «Берёза» — одно из самых известных стихотворений Сергея Есенина, но сам поэт не включил его в собственноручно составленный сборник. Такому лиричному и простому стихотворению отчего-то не нашлось места среди шедевров Есенина, зато нашлось места в сердцах и памяти его читателей.

Размер «Берёзы» — трёхстопный хорей с одной значительной особенностью – в каждом стихе есть пиррихий, то есть стопа, в которой тот слог, который должен быть ударным, остается без ударения. Такие пропуски придают стихотворению особое размеренное и плавное звучание.

Пользуясь средствами художественной выразительности, автор создает яркие и живые картины природы: используются эпитеты («белая береза», «на пушистых ветках», «в сонной тишине», «в золотом огне», «лениво обходя кругом»), метафоры и сравнения («…снегом//Точно серебром», «Снежною каймой//Распустились кисти//Белой бахромой»), олицетворения («…берёза…принакрылась снегом», «…заря, лениво//Обходя кругом»).

Время «действия» — скорее всего, светлое утро (не такое ранее, чтобы было темно – цветовая гамма стихотворения светлая, но и не позднее – береза стоит «в сонной тишине», то есть тогда, когда ничто не тревожит покоя природы). Возможно, лирический герой наблюдает уединенный сельский пейзаж, и тогда временные рамки можно расширить до всего светлого времени суток.

В творческом наследии Есенина много , в которых ярко и образно описана русская природа, но «Береза» выделяется на их фоне особым настроением света, чистоты и спокойствия.

Вариант 2

Произведение «Береза» Есенин пишет в 1913 году, автору тогда только стал совершеннолетним. В это время поэт проживает в столице, но в своем творчестве всегда будет верным родным краям. Стихотворение словно посвящается березе, будто Есенин возвратился домой, на родину.

Если задуматься, то особо ничего серьезного не таится в дереве. Но береза связывает автора с его детскими воспоминаниями. Сергей в детстве смотрел, как дерево меняет свой окрас. Летом оно зеленое, а осенью одевается в желтый и бордовый цвет. Автор считает, что именно это дерево является символом родины.

Читая данное стихотворение, очень удивляешься талантом поэта. Сколько красивых слов и эпитетов он поместил в строки произведения. Особенно стоит отметить описание березы в зимнее время года, когда вокруг тишина и дерево красивое и великое окутано снегом. Зимний окрас березы автор приравнивает к серебру, которое играет многими цветами при заре.

Многих интересует вопрос, почему автор выбирает для стихотворения березу. Были критики и некоторые специалисты, которые считали автора язычником, поэтому дерево было для него определенным символом. Не зря находясь вдали от родного дома, поет, вспоминает именно березу, ведь она и ассоциируется у него с родной землей.  Также автор применяет приём, когда растениям придают человеческий облик. Береза у Есенина, словно женщина, которая также нежна и красива и может быть капризной.

Поет, красиво совместил в березе несколько образов. Для кого-то это символ , а для кого-то матери или любимой девушки. Поэтому данное произведение у каждого человека пробуждает свои чувства.

Чувствуется немного грусти в стихотворении. Поет, словно попрощался с родным селом и с воспоминаниями из детства, но надеется, когда-то вернутся, но произойдет это не сейчас.

Вариант 3

Следует напомнить, что при всей своей прямолинейности, грубости и открытости, поэт оставался невероятно чувствительным и впечатлительным человеком. Он тонко чувствовал окружающий мир, видел пороки своего общества. Есенин понимал, что погряз в мире интеллигенции того времени, потерял ту чистоту, с которой приехал в город из села.

Автор прекрасно осознаёт, что себя исправить уже вряд ли сможет, однако бережно продолжает холить и лелеять то светлое и чистое в себе, что ещё осталось. И, что неудивительно, он выплескивает свои переживания по этому поводу в стих “Белая берёза”. Хотя правильнее сказать, что он не выплёскивает переживания, а бережно показывает свои светлые воспоминания.

Читатель может с первой строки почувствовать то, что старается передать Есенин. Яркое тихое морозное утро, белая тонка берёза и снег, много снега кругом. И сразу ощущаешь свежесть зимнего утра, сидя при этом в доме, блеск отражённого от снега солнечного света и лёгкость. И это чувство охраняется до последней строки.

В заключение следует упомянуть, что данный стих, один из немногих, не содержит той нарочитой грубости и злости на самого себя, как это обычно бывает со стихами Сергея Александровича. Стихотворение дышит любовью к родине, чистотой невинного снежного зимнего утра, простым и уютом, и теплом.

Читая “Белую берёзу”, можно понять, почему, несмотря на всю “проблемность” поэта, его истинно ценили те, кто так же, как и он, могли различать истинное положение вещей в своём времени, трезво смотрели на мир и не питали иллюзий. С таким редким умением родился и “выжил” в своём времени и Есенин, успев з свою недолгую жизнь рассказать в стихах про мягкость и жёсткость, про справедливость и всё то, что окружало его.

Стихотворение С. Есенина «Береза» – анализ по плану

Вариант 1

История создания

К 1913 году, когда было написано это стихотворение, восемнадцатилетний Есенин уже уехал из родных мест в Москву. Но его история создания связана не со столицей России, а с Рязанской губернией. Возле дома, где поэт родился и вырос, росла белоснежная красавица, так что он мог наблюдать за сменой ее образов в самые разные времена года.

Несмотря на то, что Москва действительно впечатлила Есенина, который полюбил и ее размеры, и ее суету, именно родное село Константиново так навсегда и останется у него связанным не только с домом, но и с понятием красоты. Именно эту идею поэт и воплотил в стихотворении “Береза”.

Оно было впервые представлено читателям в 1914 году в популярном до революции литературном журнале “Мирок” и подписано псевдонимом “Аристан”, которым Есенин в тот период пользовался.

Тема

Красота березы не только как символа России, но и как части природы, как воплощения волнующих воспоминаний есенинского детства. Для кого-то это обычное дерево, но главный герой, который “озвучивает” мысли поэта, воспринимает его как воплощение всего прекрасного, что происходит в окружающем мире. При этом стихотворение не просто выражает чувства его автора – оно создавалось с расчетом на то, чтобы вызвать у читателя ответные эмоции.

Нельзя не заметить, что “Береза” стала своеобразным прощальным письмом в родные места – поэт тоскует за ними, понимая, что вернуться получится не скоро.

Композиция

Благодаря максимально простой линейной композиции, развивающейся от первой строфы до последней, в этом четырехстрофном стихотворении Есенин смог понятно и в то же время красиво высказать главную мысль: русская природа прекрасна в любое время года, как прекрасна береза, символ страны.

В первой строфе он рисует картинку дерева, укрытого снегом, раскрывая этот образ во второй и третьей строфах, где он сравнивает ее снежное убранство с белой бахромой и рассказывает о горящих в сонной тишине снежинках. Четвертая строфа завершает произведение и символично показывает вечный природный круговорот.

Жанр

Этот стих – классический образец пейзажной лирики, которая преобладает в творческом наследии Есенина. Некоторые исследователи также трактуют его как образно-философское произведение, мотивируя это тем, что поэт считал себя в некотором роде язычником, так что береза была для него не просто деревом-воспоминанием, она также символизировала возрождение и чистоту духа.

Есенин использовал для стиха трехстопный хорей с пиррихием. Эта едва ли не нарочитая простота перекликается с темой произведения: о таком простом и прекрасном дереве, как береза, нельзя писать заковыристым размером, он ему не подходит. Пиррихий же делает звучание стихотворения более плавным.

Чередование мужской и женской рифмы также придает поэтическому повествованию плавность, ту же функцию выполняет и кольцевая рифма.

Средства выразительности

В этом стихотворении Есенин не использует никаких сложных художественных средств. Простота делает созданные им образы максимально выразительными и объемными. Добиться такого эффекта помогают:

Эпитеты – “белая береза”, “пушистые ветки”, “снежная кайма”, “белая бахрома”, “сонная тишина”, “золотой огонь”, “новое серебро”.

Метафоры – “береза принакрылась снегом”, “распустились кисти”, “горят снежинки”, “заря обходит кругом”.

Сравнение – “снегом точно серебром”.

Кроме того, поэт использует олицетворение: береза рассматривается им как спящая красавица. То есть Есенин воплощает в ней классические женские образы, близкие русскому человеку – не только Родины, но также матери, сестры, возлюбленной. Созданный образ также является явной отсылкой к известной сказке о спящей царевне.

В то же время каждый читатель может создать собственный образ березы – свобода есенинского стихотворения вполне позволяет это сделать, не навязывая никаких доминирующих концепций.

Вариант 2

Стихотворение «Береза» относится к лучшим образцам пейзажной лирики Есенина. Он написал его в 1913 г. в возрасте 17 лет. Молодой поэт еще только начинал свой творческий путь. Данное произведение показало, какие силы и возможности таит в себе скромный деревенский паренек.

На первый взгляд «Береза» — очень простое стихотворение. Но в нем выражена огромная любовь к своей стране и природе. Многие помнят строки стиха еще со школы. Оно помогает воспитать чувство любви к своей земле через образ простого дерева.

Есенин не зря удостоился звания «народного певца». В своих произведениях он на протяжении всей жизни продолжал воспевать красоту деревенской России. Береза – один из центральных символов русской природы, неизменный компонент пейзажа. Для , уже познакомившегося со столичной жизнью и успевшего на нее насмотреться, береза была также символом родного дома. Его душа всегда тянулась на родину, в село Константиново.

У Есенина было врожденное чувство неразрывной связи с природой. Животные и растения в его произведениях всегда наделены человеческими чертами. В стихотворении «Береза» еще нет прямых параллелей между деревом и человеком, но любовь, с которой описана береза, создает ощущение женского образа. Береза невольно ассоциируется с молодой прекрасной девушкой в легком воздушном наряде («принакрылась снегом»). «Серебро», «белая бахрома», «золотой огонь» — яркие эпитеты и одновременно метафоры, характеризующие этот наряд.

Стихотворение раскрывает еще одну грань раннего творчества Есенина. Его чистая и светлая лирика всегда содержит элемент волшебства. Пейзажные зарисовки подобны чудесной сказке. Перед нами возникает образ спящей красавицы, стоящей «в сонной тишине» в великолепном убранстве. Используя прием олицетворения, Есенин вводит второй персонаж – зарю. Она, «обходя кругом», добавляет к наряду березы новые детали. Завязка сказки готова. Воображение, особенно детское, способно развить дальше целую волшебную историю.

Сказочность стихотворения приближает его к устному народному творчеству. Молодой Есенин часто использовал фольклорные мотивы в своих произведениях. Поэтическое сравнение березы с девушкой использовалось еще в древнерусских былинах.

Стих написан чередующейся «холостой» рифмой, размер – трехстопный хорей.

«Береза» — очень красивое лирическое стихотворение, оставляющее в душе только светлые жизнерадостные чувства.

Вариант 3

Великий русский поэт Есенин Сергей Александрович написал огромное количество различных прекрасных произведений. Но с раннего детства я больше всего люблю его стихотворение «Берёза». Это произведение было написано поэтом в 1913-ом году, когда ему было всего восемнадцать лет. В это время Есенин жил в Москве, родное село Константиново далеко позади, но юный поэт верен своей родине, он посвящает множество произведений красоте природы. Название стихотворения Есенина «Берёза», казалось бы, выглядит слишком просто, но это совсем не так.

Поэт вкладывал в название глубокий смысл. Как и для многих других творческих людей, для Есенина берёза – это не просто дерево, она очень символична. Во-первых, берёза для Есенина – это символ России, которую он бесконечно любил! Во-вторых, неоднократно в своём творчестве поэт сопоставлял ей образ женщины. Стихотворение Есенина «Берёза» — это немного грустное, очень красивое и трогательное описание пейзажа, которым любуется лирический герой произведения из своего окна.

И несмотря на то, что основное в этом произведении – описание пейзажа, мы всё же видим и самого лирического героя. Скорее всего, это ещё юный человек, ибо подобным образом восторгаться старому человеку невозможно. Лирический герой стихотворения Есенина «Берёза» очень любит природу, он способен видеть красоту, любоваться ей. Кроме того, в его характере прослеживается много ноток наивности и инфантильности.

В раннем творчестве поэта, к которому и относится стихотворение Есенина «Берёза», всегда преобладала тема природы и деревни. Любовь к родине и окружающему миру – это один из самых важных талантов, которым был наделён поэт. Без этого невозможно представить стихотворение «Берёза» Есенина, да и любое другое его произведение.

Анализ стихотворения Есенин «Береза»

Вариант 1

Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех произведениях, где описываются загадочные восточные страны, автор все время проводит параллель между заморскими красотами и тихой, безмолвной прелестью родных просторов.

Стихотворение «Береза» было написано Сергеем Есениным в 1913 году, когда поэту едва минуло 18 лет. В это время он уже жил в Москве, впечатлившей его своими масштабами и невообразимой суетой. Однако в творчестве поэт остался верен родному селу Константиново и, посвящая стихотворение обычной березе, словно бы мысленно возвращался домой, в старую покосившуюся хату.

Казалось бы, что можно поведать об обычном дереве, которое растет у тебя под окном? Однако именно с березой у Сергея Есенина связаны наиболее яркие и волнующие воспоминания детства. Наблюдая, как она меняется в течение года, то сбрасывая пожухлую листву, то одеваясь в новый зеленый наряд, поэт уверился в том, что именно береза является неотъемлемым символом России, достойным того, чтобы быть увековеченным в стихах.

Образ березы в одноименноv стихотворении, которое наполнено легкой грустью и нежностью, выписан с особым изяществом и мастерством. Ее зимний наряд, сотканный из пушистого снега, автор сравнивает с серебром, которое горит и переливается всеми цветами радуги в утренней заре. Эпитеты, которым Сергей Есенин награждает березу, удивительны по своей красоте и изысканности. Ее ветки напоминают ему кисти снежной бахромы, а «сонная тишина», окутывающая припорошенное снегом дерево, придает ему особую стать, красоту и величие.

Почему Сергей Есенин выбрал для своего стихотворения именно образ березы? Ответов на этот вопрос несколько. Некоторые исследователи его жизни и творчества убеждены, что поэт в душе был язычником, и береза для него являлась символом духовной чистоты и возрождения. Поэтому в один из самых сложных периодов своей жизни, оторванный от родного села, где для Есенина все было близким, простым и понятным, поэт ищет точку опоры в своих воспоминаниях, представляя, как выглядит сейчас его любимица, укрытая снежным покрывалом.

Кроме этого, автор проводит тонкую параллель, наделяя березу чертами молодой женщины, которой не чуждо кокетство и любовь к изысканным нарядам. В этом тоже нет ничего удивительного, так как в русском фольклоре береза, так же, как и ива, всегда считалась «женским» деревом. Однако если ива всегда ассоциировалась у людей с горем и страданиями, за что и получила свое название «плакучая», то береза – это символ радости, гармонии и утешения.

Прекрасно зная русский фольклор, Сергей Есенин помнил народные притчи о том, что если подойти к березе и поведать ей о своих переживаниях, то на душе непременно станет легче и теплеет. Таким образом, в обычной березе соединилось сразу несколько образов – Родины, девушки, матери – которые близки и понятны любому русскому человеку.

Поэтому неудивительно, что простое и незатейливое стихотворение «Береза», в котором талант Есенина проявляется еще не в полную силу, вызывает самую разнообразную гамму чувств, от восхищения до легкой грусти и меланхолии. Ведь у каждого читателя – свой образ березы, и именно к нему он «примеривает» строки этого стихотворения, волнующие и легкие, словно серебристые снежинки.

Однако у автора воспоминания о родном селе вызывают тоску, так как он понимает, что вернется в Константиново не скоро. Поэтому стихотворение «Береза» можно по праву считает своеобразным прощанием не только с родным домом, но и с детством, не особенно радостным и счастливым, но, тем не менее, являющимся для поэта одним из лучших периодов его жизни.

Вариант 2

С чем чаще всего ассоциируется Россия в восприятии большинства людей? Можно называть разные символы. Иностранцы обязательно припомнят водку, матрешку и балалайку. Да еще медведей, которые якобы ходят по нашим улицам. Но для русского человека, несомненно, ближе всех будет береза. Ведь именно березку приятней всего встречать, «из дальних странствий возвратясь». После экзотических деревьев, раскидистых пальм и удушливо-пахнущих тропических растений так приятно прикоснуться к белой прохладной коре и вдохнуть свежий запах березовых ветвей.

Недаром береза была воспета почти всеми русскими поэтами. О ней писали . Н. Рубцов, А. Дементьев. О ней слагали песни, легенды, сказания. Шло время, менялись власть и политический строй, проходили войны, вырастали курганы на бывших полях сражений, а береза как радовала сотни лет своим светлым ликом, так и продолжает радовать. «Люблю березку русскую, то светлую, то грустную…» — так просто и одновременно горячо написал об этом важнейшем символе России русский советский поэт Александр Прокофьев.

Внес свою лепту в собрание сочинений о березе и замечательный лирик ХХ века Сергей Александрович Есенин. Выросший в Рязанской губернии, в селе Константиново, в обычной крестьянской семье, Сергей с детства видел березы под окнами своего родного дома. Они, кстати, все еще растут, пережив поэта почти на сто лет.

Стихотворение Сергея Есенина «Белая береза». на первый взгляд, кажется незамысловатым. Наверное, из-за этой кажущейся простоты его учат все, начиная с детского сада. Действительно, всего четыре четверостишия, четырехстопный хорей. никаких заковыристых, непонятных метафор – вот что делает восприятие этого стихотворения таким упрощенным.

Но если вспомнить о том, что любое лирическое произведение призвано не просто выражать чувства поэта, но и вызывать ответный эмоциональный отклик у читателя, то становится понятно, почему это стихотворение, написанное столетие назад (в 1913 году) до сих пор так хорошо знакомо многим любителям и ценителям русской поэзии.

Есенинская береза предстает в образе спящей красавицы:

Принакрылась снегом,

Точно серебром.

Олицетворение, использованное поэтом, позволяет читателю заметить, что береза сама принакрылась снегом, а не мороз использовал свою силу. Поэтому и кисти «распустились белой бахромой» тоже сами. И вот он, яркий образ – красавица, отдыхающая «в сонной тишине». причем, красавица богатая: ведь принакрылась снегом она, «точно серебром». кисти украшены белой бахромой, которая использовалась только представительницами высшего общества, а снежинки в наряде березы горят «в золотом огне».

Конечно, русский человек, выросший на сказках о царевне, спящей в хрустальном гробу, при прочтении данного анализа стихотворения неизменно представит себе только такой образ. Эта сонливость объяснима временем года, ведь зимой все деревья «спят». Даже заря появляется неспешно, будто боясь потревожить покой русской красавицы:

А заря, лениво

Обходя кругом,

Обсыпает ветки

Новым серебром.

Но у Есенина «сонные березки» появятся и в другом произведении, написанном год спустя, – в стихотворении «С добрым утром!». Вот здесь уже намного труднее понять, почему в самый разгар лета березки тоже как во сне.

«Все мы родом из детства», — утверждал французский писатель и летчик Антуан де Сент-Экзюпери. Возможно, все детство наблюдая березу «под своим окном». Сережа Есенин создал для себя такой образ березы. который пронес через все свое творчество и всю свою недолгую жизнь.

Исследователи творчества Есенина как-то подсчитали, что в его произведениях встретилось 22 названия различных деревьев. Наверное, сам поэт об этом не задумывался, когда создавал свои лирические шедевры. Но почему-то именно березы сложились для него в ту самую «страну березового ситца», которую он так рано покинул.

Вариант 3

Недаром автора прозвали певцом России, поскольку его работы – примеры родного края считаются основными. И даже там, где происходит описание таинственного востока, Сергей Есенин постоянно создает параллель заморских красот и спокойной, молчаливой красотой своей родины.

Произведение «Береза» создано поэтом в 1913г., когда Сергею Есенину исполнилось только лишь восемнадцать лет. Он живет в столице России, впечатленный ее масштабностью и безграничной суетливостью. Но в своей работе автор остается верным родному краю Константиново и, посвятил свое произведение обыкновенной березе, будто мысленно возвратился домой, в свою забытую ветхую избушку.

Кажется, что можно рассказать о простом дереве, которое стоит у тебя возле дома? Но именно с этим деревом у поэта связаны самые яркие и чувственные моменты детства. Рассматривая, как береза меняется в период года, Сергей Есенин убедился в том, что именно дерево считается главным символом страны, и она достойна того, чтобы ее запечатлеть в стихотворении.

Данное произведение немного грустное и нежное, наполнено тонкостью и мастерством. Зимний наряд, из легкого снега, поэт воспринимает как серебро, которое сверкает и играет всеми цветами радуги при восходе утреннего солнышка.

Для поэта, воспоминание о родном крае – это грусть, так как он знает, что вернется туда еще очень нескоро. Оттого произведение можно считать неким прощанием не только с родным краем, но и с детством.

 

Как выращивать березы

Березы, полюбившиеся своей белой корой, относятся к роду Betula и представлены невероятным количеством разновидностей, 18 из которых произрастают только в Северной Америке. Березы были одними из первых деревьев, которые прижились после отступления ледников.

По сравнению с другими твердыми породами березы могут быть недолговечными деревьями, которые редко живут дольше 100 лет.Но не редкость, когда березы, особенно белокорые, умирают, не дожив до 20 лет. То, что березкам не хватает долголетия, они придают своей неповторимой красотой.

Березы выносливы, быстро растут и большинству из них требуется влажная, супесчаная и суглинистая почва для прочного роста.

Березы — это редкие лиственные деревья, которые привлекают внимание в зимнем пейзаже своей поразительной белой корой, которая создает визуальную привлекательность даже после того, как листва опала.

Популярные сорта березы

Быстрорастущее дерево с корой от розовой до красновато-коричневой, выделяющееся на фоне пейзажа.

  • Зоны USDA: от 4 до 9
  • Высота: от 40 до 70 футов

Береза ​​желтая Betula alleghaniensis

Уроженец района Великих озер и северо-востока США.

  • Зоны USDA: от 3 до 7
  • Высота: от 60 до 75 футов

Береза ​​черешня Betula lenta

Большое дерево с блестящей красно-коричневой корой.

  • Зоны USDA: от 3 до 8
  • Высота: от 40 до 70 футов

Береза ​​серебристая Betula pendula или B.бородавчатая

С тонкими стволами серебристая береза ​​прекрасно смотрится, массово посаженная на фоне пейзажа.

  • Зоны USDA: от 2 до 7. Деревья, выращенные в зонах USDA 8 и 9, будут иметь более короткий срок жизни.
  • Высота: от 40 до 80 футов

Береза ​​гималайская Betula utilis var. jacquemontii

Это декоративное дерево с ярко-белой корой произрастает в Непале и требует достаточно открытого пространства, чтобы вместить его большой 20-футовый навес.

  • Зоны USDA: от 4 до 7
  • Высота: от 30 до 50 футов

Береза ​​японская белая Betula platyphylla ‘Japanica’

Это дерево, также известное как азиатская белая береза, произрастает в Корее и Японии и, как правило, лучше растет в более прохладном климате.

  • Зоны USDA: от 3 до 8
  • Высота: от 40 до 50 футов

Бумага березовая Betula papyrifera

Эти березы, также известные как белые березы, имеют бумажную кору, которая отслаивается от стволов.

  • Зоны USDA: от 2 до 7
  • Высота: от 50 до 70 футов

Проектирование из берез


Поскольку березы выпускаются в большом количестве разновидностей с разными стволами, корой, формой и цветом листьев, березы являются фаворитом ландшафтных и садовых дизайнеров.

Эффектная белая кора березы отлично смотрится на фоне вечнозеленых растений.Они также прекрасно работают в качестве координационных центров образцов деревьев в саду.

Березы также создают эффектный акцент на дорожках и проездах.

Советы по посадке

Бронзовый жук-берёзовик или Agrilus тревожный — наиболее распространённый враг берёз. Чтобы предотвратить заражение, поместите березу в идеальные условия для выращивания: хорошо дренированное, влажное место с защитой от суровой летней жары.

Поддержание хорошего полива и мульчирования березы имеет решающее значение для успеха вашего дерева.

Древесная щепа, измельченная кора и листовой компост обеспечивают лучшую мульчу.

Как правило, удобрения не нужны, если анализ почвы не показывает, что почве вашего дерева не хватает питательных веществ. Если тест выявляет потребность в удобрении, лучше всего подходят удобрения с медленным высвобождением.

Березы быстро растут, но для их роста требуется прохладная влажная почва. Задача состоит в том, чтобы разместить их в таком месте, где они будут получать солнечные лучи на листьях, но где почва останется прохладной и влажной. Большинство из них предпочитают располагаться на восточной и северной стороне вашего дома, где ваш дом может обеспечивать необходимую дневную тень.

Не сажайте березы вдали от водопроводов.У этих жаждущих деревьев неглубокие корни, которые могут расти к ватерлинии.

Насекомые обычно нацелены на березы, где они срублены или повреждены, поэтому берегите деревья от повреждений и избегайте чрезмерной обрезки. Обрезку нельзя проводить в период с 1 мая по 1 августа, в период вылета злейшего врага березы — бронзового березового мотылька. Жуков привлекают свежие ранки после обрезки.

Сорта березы: внимательный взгляд

Хотите посадить березку у себя во дворе? Эти две разновидности, речная береза ​​и береза ​​бумажная, прекрасно дополняют друг друга.Подробнее об этих популярных березках.

Береза ​​речная (

Betula nigra )

Береза ​​речная — известное и широко используемое ландшафтное растение. Большинство из нас не знакомо с этим американским уроженцем в его естественной среде обитания. Когда вы добавляете дерево в свой ландшафт, понимание того, откуда оно взялось, может помочь вам понять, как за ним ухаживать.

Общее описание

Речная береза ​​- это дерево среднего размера, достигающее 40-70 футов в высоту, не такое широкое.Ствол имеет тенденцию образовывать несколько больших дугообразных ветвей у земли, и его обычно выращивают в ландшафтах с множеством стеблей. Кора отслаивается в виде листов желтовато-коричневых, коричневых, медных или красновато-коричневых бумажных листов в первые годы жизни. По мере взросления дерева кора на уровне земли становится коричневой и бороздчатой. Листья блестящие, средне-зеленые, осенью меняют оттенки желтого. Речная береза ​​выращивается из-за красивой коры, красивой структуры и легкого воздушного оттенка.

Краткая история

Береза ​​речная (а.k. красная береза) произрастает почти во всем юго-восточном квартале США, от Массачусетса до Техаса и во всех крупных речных долинах между ними, по долинам крупных рек на Среднем Западе и на севере до центральной Миннесоты и Висконсина. На юге он отсутствует или почти отсутствует на возвышенностях Аппалачских гор и вдоль прибрежной равнины. Это самые южные березы, которые предпочитают заросшие илом низины медленно движущейся Миссисипи и ее притоков, а не стремительные ручьи и холодные чистые озера, где водятся ее родственники-березы.В своем домашнем ареале он редко растет среди серебряного клена, черной камеди и платана.

Хотя речная береза ​​никогда не была коммерчески известна как отличный источник пиломатериалов, исторически она использовалась для таких разнообразных специализированных проектов, как мебель, воловьи коромысла, деревянная обувь и обручи для рисовых бочек. Сегодня он минимально используется в бумажной промышленности, для изготовления протезов и детских игрушек. Речная береза ​​нам очень полезна как живое дерево; Он украшает наши пейзажи и даже довольно успешно использовался на мелиоративных участках карьера.

Посадка

Речная береза ​​хорошо подходит для регионов, которые могут быть влажными весной и засушливыми в конце сезона (рассмотрим ее естественную среду обитания, которая весной затопляется, а осенью часто бывает довольно сухой). Требуется полное солнце. Это не совсем засухоустойчивый, опадающий внутренние листья в ответ на этот стрессогенный фактор, но он действительно отскок, казалось бы, не затронут. Предпочитает почвы от слабой до сильной (pH 6.5 или ниже), и листья станут блеклыми при более высоком значении pH. И деревья, выращенные в контейнерах, и деревья из мешковины легко пересаживают. Хотя речная береза ​​часто используется с некоторой степенью успеха на островах стоянок, речная береза ​​лучше работает на менее ограниченных участках, где корни могут исследоваться дальше.

Техническое обслуживание

Держите речную березу хорошо мульчированной, чтобы сохранить влажность почвы и минимизировать опадание листвы в конце лета.Обрезка требуется редко, но при необходимости делайте это летом. Обрезка зимой заставит дерево сильно «истекать» соком. Речные березы не имеют серьезных проблем с вредителями.

Несколько ландшафтных сортов

‘Dura-Heat’
‘Little King’
‘Heritage’

Фотография любезно предоставлена ​​питомником Bailey

Бумага березовая (

Betula papyrifera )

Береза ​​бумажная — классический символ северных лесов и прекрасный образец для пейзажной живописи.Это американское коренное дерево является напоминанием о нашем наследии дикой природы, но при этом подчеркивает самые изысканные пейзажи своей изящной формой и возвышенными цветами.

Общее описание

Поистине холодолюбивое дерево, бумажная береза ​​растет в зонах USDA со 2 по 6. Это дерево от среднего до высокого, достигающее от 50 до 70 футов, редко до 100 футов, при умеренной скорости роста. Неправильно-пирамидальная форма его молодости постепенно уступает место овальной кроне в зрелом возрасте, поскольку оно сохраняет многие нижние ветви до старости.Его кора гладкая и медно-коричневая, как у молодого деревца, превращаясь в знаменитый кремово-белый цвет с отшелушиванием, которое обнаруживает внутреннюю оранжевую кору примерно в возрасте 3-4 лет. Старые деревья постепенно окрашиваются в черный цвет, затем появляются несколько борозд. Темно-зеленые летние листья осенью становятся ярко-желтыми. Из-за своей устойчивости к березовому мотыльку бумажная береза ​​предпочтительнее европейской белой березы, где присутствует вредитель.

Краткая история

Этот вид имеет самое широкое распространение с востока на запад из всех берез: от Гренландии до Новой Англии, Нью-Йорка и Пенсильвании, с запада до Аляски, Вашингтона, Монтаны и Небраски.Это одно из самых северных деревьев, произрастающих из всех деревьев, его ареал простирается от края арктической тундры на юг до пантеона лиственных пород востока Северной Америки.

Береза ​​бумажная играет важную роль в экологии леса в качестве няньки. Будучи одним из первых, кто прорастает на голой земле, он обеспечивает защиту для роста последующих видов. Так как бумажная береза ​​относительно недолговечна, она постепенно уступает место клену, болиголову и ели. Бумажная береза ​​(а.к.а. белая береза, береза ​​каноэ) назван в честь своей совершенно белой отслаивающейся коры.

Люди, живущие на открытом воздухе, охотно приветствуют его кору из-за ее пресловутой способности разводить костер в любую погоду (избегайте повреждения живых деревьев … используйте кору только мертвых и упавших деревьев). Кора березы использовалась коренными американцами для строительства каноэ, жилищ и всех типов контейнеров, для которых требовался водонепроницаемый материал.

Масло, которое делает березу водостойкой и легковоспламеняющейся, перегоняется для различных целей.Березовый деготь использовался как клей и материал для защиты от атмосферных воздействий. Эфирное масло березы до сих пор используется в лечебных целях. Как и сахарный клен, у бумажной березы весной можно получить сок, который превращается в сироп.

Бумага березовая также пригодна в деревообрабатывающей промышленности. Он обычно используется для изготовления балансовой древесины при производстве бумаги. Это полезно для небольших предметов, таких как зубочистки и палочки для мороженого. Также из него делают фанеру.

Посадка

Лучшее место для посадки бумажной березы — прохладная, влажная, глубокая, кислая почва и полное солнце.Это бережливое растение, не требующее большого количества питательных веществ. Он не переносит высоких уровней загрязняющих веществ, поэтому следует избегать уличных пейзажей, парковок и других труднодоступных мест. Одинаково хорошо подходит пересадка подвоя, выращенного в контейнерах, и из тюкованной мешковины. Красивое сочетание для зимнего просмотра: бумажная береза ​​посередине с вечнозеленой ширмой сзади и красноперым кизилом впереди.

Техническое обслуживание

Склонность бумажной березы держаться за нижние ветви может потребовать некоторой обрезки, когда дерево станет зрелым.Обратите особое внимание на состояние почвы и внесите необходимые поправки, чтобы обеспечить дренаж во время посадки. Держите дерево хорошо мульчированным, чтобы поддерживать постоянную влажность почвы.

Ландшафтные сорта

стихотворений «Береза» — Hello Poetry

Джона Гринлифа Уиттиера (1807 — 1892)

«Как Духи Тьмы сильнее во тьме, так и Добрые Духи, которые являются Ангелами Света, усилены не только Божественным Светом Солнца, но и нашим общим светом. Дровяной огонь: и как небесный Огонь изгоняет темных духов, так и наш Лесной Огонь творит то же самое.”

COR. АГРИППА,
Оккультная философия, книга I. гл. т.

« Возгласили все трубы неба,
Приходит снег; и, проезжая по полям,
Кажется, некуда сесть; белый воздух
Скрывает холмы и леса, реку и небо,
И скрывает дом на краю сада.
Сани и путник остановились, курьерские ноги
Задержались, все друзья закрылись, соседи по дому сидят
Вокруг сияющего камина, в замкнутом пространстве
В бурном уединении шторма.

EMERSON

Солнце в тот краткий декабрьский день
Роза безрадостная над серыми холмами,
И, обведенная темным кружком, давала в полдень
Более печальный свет, чем убывающая луна.
Медленное движение по сгущающемуся небу
Его безмолвное и зловещее пророчество,
Знамение, кажущееся меньшим, чем угроза,
Оно исчезло из поля зрения прежде, чем зашло.
Холодное пальто без шерсти, хоть и плотное,
Из домотканого материала, которое можно было бы полностью скрыть,
Жесткая, тусклая горечь холода,
Это остановило, среднюю жилку, кружащуюся гонку
Жизненной крови на заостренном лице,
сказало наступление снежной бури.
Ветер дул с востока; мы услышали рев
Океана на его зимнем берегу,
И почувствовали сильную пульсацию там
Удар с низким ритмом наш внутренний воздух.

Тем временем мы выполняли наши ночные хлопоты, —
Привозили дрова с улицы,
Засоряли стойла, а от косилок
Сгребали стада для коров;
Слышал, как лошадь ржала за кукурузу;
И, резко звякнув рогом по рогу,
Нетерпеливо спускаться по стойкам
Скот трясти ореховыми луками;
В то время как, глядя со своего раннего насеста
На берёзовый столб эшафота,
The **** его гребенчатый шлем согнул
И послал его сварливый вызов.

Не согреваемый никаким светом заката
Серый день, сменившийся ночью,
Ночь, сделанная седой роем
И вихрем ослепляющей бури,
Зигзагом, колеблющимся взад и вперед,
Пересекал и пересекал крылатый снег:
И до того, как пришло время ложиться спать
Белый занос завалил оконную раму,
И сквозь стекло столбики для белья
Смотрелся, как высокие, покрытые брезентом призраки.

Так всю ночь бушевала буря:
Утро наступило без солнца;
В крошечной сферуле, начерченной линиями.
Геометрических знаков Природы,
И, когда светило второе утро,
Мы смотрели на неизвестный мир,
Ни на что, что мы не могли бы назвать своим собственным.
Вокруг изогнутого сияющего чуда
Синие стены небосвода,
Ни облаков вверху, ни земли внизу, —
Вселенная неба и снега!
Наши старые знакомые взгляды
Приняли чудесные формы; странные купола и башни
Возвышались там, где стояли свинарник или колыбель,
Или садовая стена, или пояс из дерева;
Гладкий белый холм, который виднелась куча кустов,
Сугроб без заборов, который когда-то был дорогой;
На уздечке сидел старик.
В распущенном пальто и высоком треуголке;
У колодца крыша была китайская;
И даже длинная развертка, высокая отчужденность,
В своем наклонном проводнике, казалось, говорила
Об наклонном чуде Пизы.

Стремительный, решительный, без дыхания
Отец растерялся: «Мальчики, путь!»
Хорошо доволен (ибо когда мальчик-фермер
посчитал такой вызов меньше, чем радость?)
Мы нарисовали наши котлеты на ногах;
С руками в рукавицах и низко задвинутыми шапками,
Чтобы уберечь наши шеи и уши от снега,
Мы прорезаем сплошную белизну.
И там, где дрейф был самым глубоким, сделал
Туннель, обнесенный стенами и обложенный
С ослепительным кристаллом: мы читали
Удивительной пещеры редкого Аладдина,
И свое собственное имя, которое мы дали,
Мы многим желали удачи
Чтобы проверить божественные силы своей лампы.
Мы дошли до амбара с веселым шумом,
И разбудили заключенных внутри скотов.
Старый конь высунул свою длинную голову,
И могила с удивлением смотрела вокруг;
***** Его ***** приветствие сказал:
И дальше его пятнистый гарем вел;
Волы хлестали свои хвосты и цепляли,
И смотрел кроткий укор голода;
Рогатый патриарх овец,
Как египетский Амон, пробудившийся от сна,
Покачал своей мудрой головой беззвучным жестом,
И подчеркнуто топом ноги.

Весь день порывистый северный ветер доносил до
Дыхание расслабляющее;
Низко кружит вокруг своей южной зоны,
Сквозь ослепительный снежный туман светило солнце.
Ни один церковный колокол не придавал христианского оттенка.
В дикий воздух, не было дыма в обществе.
Обвился над лесами из заснеженного дуба.
Одиночество, усиленное
Мрачно-голосовыми элементами,
Визг бездумного ветра,
Стонущие ветки деревьев, ослепляющие,
И бессмысленное биение по стеклу
Призрачных кончиков пальцев мокрого снега.
За кругом нашего очага
Никакого приветствия труда или веселья
Освободить чары и засвидетельствовать
О человеческой жизни и мыслях за пределами.
Мы думали, что самое острое ухо
Погребенный ручей не может слышать,
Музыка жидкой губы которого
Была с нами дружбой,
И в нашей одинокой жизни выросла
Чтобы иметь почти человеческий тон.

С наступлением ночи и с гребня
Лесистых холмов на западе,
Солнце, занесенный снегом путник, затонул.
Из вида из-под удушающего берега,
Мы осторожно сложили наши ночные стеллажи.
Из дерева у задней стенки дымохода, —
Бревно дубовое, зеленое, большое и толстое,
И на его вершине толстая задняя палка;
Разложенная узловатая лесенка,
И заполненная любопытным искусством

Рваная кисть; затем, паря рядом,
Мы наблюдали появление первого красного пламени,
Услышали резкое потрескивание, поймали блеск
На побеленной стене и провисшей балке,
До старой, грубо обставленной комнаты
Взрыв, похожий на цветок, в розовый цвет ;
В то время как сияющий имитирующим пламенем
Снаружи искрящийся занос стал,
И сквозь оголенную сирень
Казалось, наш собственный теплый очаг пылает свободно.
Показали подъемный кран и подвесные трамваи,
Головы турок на андиронах светились;
Пока детская фантазия подскажет,
Значение чуда,
Прошептала старую рифму: «Под деревом,
Когда огонь на улице весело горит,
Там ведьмы заваривают чай».

Луна над восточным лесом
Сияла во всей своей полноте; горный хребет стоял
Преобразованный в серебряном потоке,
Его метели, сверкающие холодными и острыми,
Мертвый белый цвет, за исключением того места, где какой-то острый овраг
Принимал тень или мрачно-зеленый
Болиголов превратился в черный как смоль
На фоне белизны их обратно.
Для такого мира и такой ночи
Самый подходящий этот немогущий свет,
Который только казался, куда он упал,
Чтобы сделать холод видимым.

Запертые со всего мира,
Мы сидели у очага с чистыми крыльями,
Довольны, позволяя реву северного ветра
В недоумении от ярости у окон и дверей,
Пока красные бревна перед нами били
Мороз- линия спины с тропическим зноем;
И всегда, когда более громкий взрыв
Сотрясал балку и стропила, когда она проходила,
Тем веселее поднималась его ревущая тяга
Смеялся большой горловина дымохода;
Собака на лапах распростерла
Прижала к огню свою сонную голову,
Темный силуэт кота на стене
Казалось, упал лежащий тигр;
И для зимней встречи у камина,
Между ног андиронов, расставленных между ног,
Кружка сидра медленно кипела,
Яблоки шлепались в ряд,
И рядом стояла корзина
С орехами из коричневого октябрьского леса .

Как ни крути как ночь себя вела?
Как бредил северный ветер?
Дуть высоко, дуть низко, не весь снег
Мог бы погасить румяное сияние нашего очага.
О время и перемены! — с седыми волосами
Как был мой отец в тот зимний день,
Как это странно, с таким большим количеством ушедших
Жизни и любви, чтобы жить дальше!
Ах, брат! только я и ты
Остались теперь от всего этого круга, —
Дорогие домашние лица, после чего
Этот прерывистый свет костра побледнел и засиял.
Впредь, слушайте, как мы,
Голоса этого очага тихие;
Посмотри, где мы можем, широкая земля,
Эти светлые лица больше не улыбаются.

Мы идем по тропам, протоптанными их ногами,
Мы сидим под их фруктовыми деревьями,
Мы слышим, как и они, жужжание пчел
И шелест колотого зерна;
Мы переворачиваем страницы, которые они читают,
Их написанные слова мы задерживаемся,
Но на солнце они не отбрасывают тени,
Ни голоса не слышно, ни знака не делается,
Ни шагу по сознательному полу!
И все же Любовь будет мечтать, и Вера будет доверять,
(Поскольку Тот, кто знает, что наши нужды справедлив,)
Это так или иначе, где-то встретиться, мы должны.
Горе тому, кто никогда не видит.
Звезды светят сквозь его кипарисы!
Кто, безнадежный, кладет свою мертвую,
Не смотрит, чтобы увидеть рассвет
Через печальные шарики играют!
Кто не познал в часы веры,
Истина для плоти и непознанного смысла,
Эта Жизнь — всегда владыка Смерти,
И Любовь никогда не может потерять своей собственной!

Мы ускорили время, рассказывая старые истории,
Придумывая головоломки и рассказывая загадки,
Или запинаясь из наших школьных преданий
«Вождь золотого берега Гамбии.
Как часто с тех пор, когда вся земля
Была глиной в формирующей руке Рабства,
Как будто доносившаяся далеко труба шевельнула
Пробуждающее слово госпожи Мерси Уоррен:
«Не кричит голос разума,
Требуйте первое право, которое Природа дала,
От красной беды ******* летать,
Ни соизволить жить тягостным рабом! »
Наш отец снова поехал на своей аттракционе.
На лесистой стороне Мемфремагога;
Снова сел лось и заболел.
В хижине зверолова и в индейском лагере;
Жил в старой идиллической покое.
Под улицей Св.Болиголовы Франсуа;
Снова ему сиял лунный свет.
На норманнской шапке и поясе с корсажем;
Снова он услышал скрипичную игру.
Которая унесла деревенский танец.
И смешались в его веселом водовороте.
Бабушка и смеющаяся девушка.
Или, ближе к дому, по нашим следам, которые он вел.
Где ровные болота Солсбери простираются
В ширину мили, как мухи груженой пчелы;
Где косилки веселые, бодрые и сильные,
Пометили, коса на косу, свои ряды по
Низкие зеленые прерии моря.
Мы разделили рыбалку у Вепряной Головы,
И вокруг скалистых островов Мелководья
Жареный хек на дрейфующих древесных углях;
Похлебка на песчаном пляже,
Обмакиваемая голодными, горячая паром,
С ложками моллюсков из ***.
Мы слышали древние сказки о колдовстве,
И мечты, и знамения, и чудеса рассказывались
Сонным слушателям, когда они лежали
Лежа на соленом сене,
Дрейфуя вдоль извилистых берегов,
Благоприятно дуя ветерок
Квадратный парус Gundelow
И на холостом ходу лежали бесполезные весла.

Наша мать, пока она крутила свое колесо
Или запустила только что вязанный каблук,
Рассказала, как индийские полчища спустились
В полночь на город Кончеко,
И как ее собственный двоюродный дедушка
носил Его жестокий скальп- Оценка в четыре балла.
Вспоминая ее подходящей фразой:
Такие богатые, живописные и свободные.
(Обычная, не рифмованная поэзия.
О простой жизни и деревенских укладах).
История ее ранних дней, —
Она приветствовала нас в своем доме;
Старые очаги расширились, давая нам место;
Мы украли вместе с ней испуганный взгляд.
У серой волшебницы,
Слава о которой разнеслась по всему миру.
По всей простой сельской местности;
Мы слышали ястребов в сумеречной игре,
Лодочный рог на Пискатакве,
Странный смех гагары вдалеке;
Мы ловили ее небольшой форелевый ручей, знали
Какие цветы в лесу и на лугу росли,
Какие солнечные склоны холмов осенне-коричневые
Она поднялась, чтобы стряхнуть спелые орехи,
Видела, где в защищенной бухте и заливе,
Утки черные эскадрилья стояла на якоре,
И услышал громкий крик диких гусей
Под серым ноябрьским облаком.
Затем, может быть, с более серьезным видом,
И более трезвым тоном, какая-то сказка, которую она дала
Из болезненного старинного фолианта Сьюела,
Любимая в каждом квакерском доме,
Веры, огнедышащей мученической смертью,
Или Журнал Чолкли, старый и старый. причудливый, —
Нежнейший из капитанов, редкий морской святой! —
Кто, когда преобладали тоскливые спокойствия,
И вода — ****, и бочка с хлебом провалились,
И жестокие, голодные глаза преследовали
Его дородное присутствие, безумное от еды,
С темными намеками бормотал себе под нос
Жребий на жизнь или смерть,

Предлагается, если Небеса удерживают припасы,
Чтобы быть самим жертвой.
Затем, внезапно, как будто чтобы спасти
Доброго человека из его могилы,
Волна на воде росла,
В поле зрения мелькнула коса морских свиней.
«Возьми, ешь, — сказал он, — и будь доволен;
Эти рыбы посланы вместо меня.
Тем, Кто дал запутавшегося барана
Чтобы пощадить ребенка Авраама ».
Наш дядя, невиновный в книгах,
Был богат знанием полей и ручьев,
Древние учителя никогда не молчали.
Из бездомного лицея природы.
В лунах, приливах и погодных условиях,
Он читал облака как пророчества,
И зловещие, или прекрасные вполне мог предугадывать,
Многие оккультные намеки и знамения,
Держа в руках хитроумно охраняемые ключи
Ко всем тайнам деревянного ремесла;
Сам к сердцу Природы так близко
v Что все ее голоса в его ухе
Зверя или птицы имели ясное значение,
Как Аполлоний в древности,
Кто знал сказки, рассказанные воробьями,
Или Гермес, который истолковал
Что мудрец журавли Нилуса сказали;
Простой, бесхитростный, детский человек,
Довольный жить там, где жизнь началась;
Сильно только на своей родине,
Маленький мир достопримечательностей и звуков
Чей пояс был границей прихода,
От чего его нежная частичная гордость
Увеличились общие черты,
По мере того, как холмы Суррея превращались в горы
В белом любящем виде Селборна , —
Он рассказал, как он стрелял чирка и гагары,
И как он добыл орлиные яйца,
Подвиги на пруду и реке совершены,
Чудеса удочки и ружья;
Тиль, согревающийся сказками, которые он рассказывал,
Забытый был внешний холод,
Дул резкий ветер, незамеченный,
Из созревшей кукурузы полетели голуби,
Куропатка барабанила в лес, норка
Пошли ловить рыбу по реке- край.
В полях с фасолью или клевером веселым,
Сурок, как отшельник серый,
Смотрел из дверного проема своей кельи;
Ондатра занималась ремеслом каменщика,
И ярус за ярусом лежали его глиняные стены;
И из махорки над головой
Седая белка уронила панцирь.

Далее, дорогая тетя, чья радостная улыбка
И голос во снах, который я вижу и слышу, —
Самая милая женщина на свете Судьба
Извращенец отказал другу по дому,
Кто, одинокий, бездомный, не меньше
Обрел покой бескорыстие любви,
И добро пожаловать, куда бы она ни пошла,
Спокойная и доброжелательная стихия,
Чье присутствие казалось сладким доходом
И женственной атмосферой дома, —
Вызывали ее воспоминания о девичестве,
Лужу и яблочные пчелы,
Катание на санях и летние паруса,
Плетение сквозь все жалкие детали
И домотканая основа обстоятельств
Золотая нить романтики.
Хорошо сохранила она свое веселое настроение.
И простую вере девичьей;
Перед ней все еще лежала земля облаков,
Мираж маячил на ее пути;
Утренняя роса, которая так быстро сохнет.
С другими блестела в ее полдень;
Через годы тяжелого труда, почвы и заботы,
От блестящей прядки до тонких седых волос,
Все непрофессиональное она сдерживала
Чертовы фантазии сердца.
Стыдись ему рожденной женщины.
Который питает к таким, но помышляет о насмешках.
Вот и наша старшая сестра выполняла
Вечернее задание стояла рядом;
Полная, богатая натура, свободная верить,
Правдивая и почти строго справедливая,
Импульсивная, серьезная, побуждающая к действию,
И превратить свою щедрую мысль в реальность,
Сохранение многих легких маскировок
Секрет самопожертвования .

О, истерзанный!
Ты имеешь лучшее, что небо может дать тебе, — отдых,
Отдых от всех горьких мыслей и всего остального!
Сколько благословений бедняков прошло
С тобой под низким зеленым шатром
Чья занавеска никогда не раскачивается наружу!

Как та, которая держала себя частью
Из всего, что она видела, и позволила своему сердцу
На домашнюю ***** опереться,
На пеструю плетеную циновку
Села наша самая младшая и самая дорогая,
Поднимая свою большую, сладкие, просящие глаза,
Теперь купаются в неувядающей зелени
И святой покой рая.
О, глядя с какого-то небесного холма,
Или из тени святых пальм,
Или серебряного досягаемости речных спокойствий,
Эти большие глаза все еще видят меня?
Со мной один год назад: —
Холодный вес зимнего снега
Несколько месяцев пролежала на ее могиле;
И теперь, когда летом дуют южные ветры
И снова цветут шиповник и заячий колокольчик,
Я иду по приятным тропинкам, по которым мы шли,
Я вижу посыпанный фиолетовым дерн
Куда она наклонилась, слишком хрупкая и слабая
Цветы на склоне холма, которые она любила искать,
Тем не менее, следуя за мной, куда я пошел
С темными глазами, полными любви.
Птицы рады; шиповник наполняет
воздух сладостью; все холмы
Зеленая полоса простирается до безоблачного июньского неба;
Но все же я жду ухом и глазом
Что-то ушедшее, что должно быть близко,
Утрата всего знакомого,
В цветке, который цветет, и птице, которая поет.
И все же, милое сердце! вспоминая тебя,
Разве я не богаче прежнего?
В безопасности в бессмертии твоем,
Какая перемена может достичь моего богатства?
Какой шанс может испортить жемчуг и золото
Твоя любовь доверила мне?
И в то время как в жизни поздний полдень,
Где прохладные и длинные тени растут,
Я иду навстречу ночи, которая скоро
Примет форму и переполнится тенями,
Я не чувствую, что ты далеко ;
И когда закатные ворота откроют решетку,
Не увижу ли я тебя, ожидающего стоять,
И, белый на фоне вечерней звезды,
Приветствие твоей манящей руки?

Бодрый владелец березы и владыки,
Учитель районной школы
У костра свое излюбленное место,
Его теплое сияние освещало смеющееся лицо
Свежий и светлый, где почти не появлялось
Неопределенное пророчество о бороде .
Он дразнил кота в рукавицах,
Играл крестиком на шляпе моего дяди,
Пел песни и рассказал нам, что происходит.
В классических залах Дартмутского колледжа.
Родился среди диких северных холмов,
Откуда выжил его отец-йомен
Терпеливым трудом скудно,
Не компетентен и все же не нуждался,
Он рано обрел способность платить
Своим веселым, самоуверенным путем;
Мог бы непринужденно снять свою ученую мантию.
Чтобы торговать товарами из города в город;
Или через долгие каникулы
В пустынных низинных районах учат,
Где все забавные впечатления
В чужих очагах в пансионате,
Лунный восторг конькобежца,
Катание на санях морозной ночью,
Деревенская вечеринка , с его грубым
Сопровождение баффа для слепых,
И вращающейся пластины, и уплаченных штрафов,
Его зимняя задача превратилась в развлечение.
Счастливы заснеженные дома, в которых
Он настраивал свою веселую скрипку,

Или играл атлетом в сарае,
Или держал в руках пряжу доброй дамы,
Или рассказывал веселые версии
О классических легендах, редких и старых,
Где сцены Греции и Рима
Были все банальные дома,
И мало что казалось в лучшем случае разногласиями
‘Twixt Yankee коробейники и старые боги;
Где родился Пинд Арахт.
Облик любого ручья, мельничного для зерна,
И ужасный Олимп по его воле
Стал черничным холмом.

В ту ночь он казался беспечным мальчиком;
Но за своим столом у него был вид
И вид того, кто мудро замышлял,
И заложник из будущего взял
В обучении мысли и знания книги.
С большими мозгами, ясными глазами, из таких, как он.
Будут юные апостолы Свободы,
Кто, идя по чертовски следу Войны,
Будет всякое затяжное неправильное нападение;
Все цепи от конечностей и ударов духа,
Поднимите черное и белое одинаково;
Рассеивание перед их стремительным продвижением
Тьма и невежество,
Гордость, похоть, убогая лень,
Который питал чудовищный рост Измены,
Сделал ****** времяпрепровождение и ад ;
Жестокая ложь кастового опровержения,
Старые формы переделывают и заменяют
Удар рабства волей свободного человека,
Слепой распорядок, мудрое мастерство;
Школьный завод на каждом холме,
Растяжение оттуда лучистых нервных линий
Быстрые провода интеллекта;
До тех пор, пока Север и Юг не соединятся вместе.
Будут владеть той же электрической мыслью.
В мире — салют под общим флагом.

Еще один гость той зимней ночью
Вспыхнул из блестящих глаз свет.
Незамеченный временем, но еще немолодой,
Медовая музыка ее языка
И едва сказанные слова кротости
Природа страстная и смелая,

Сильный, сосредоточенный, пренебрежительный проводник,
Его более мягкие черты затмевают
Ее величественная гордость непреклонной воли.
Она сидела среди нас, в лучшем случае,
Не равнодушный, полу-желанный гость,
Упрек своей культурной фразой
Наш домашний уют слов и обычаев.
Какая-то пардоподобная, коварная грация
Покачал гибкие конечности и опустил плеть,
Послал белые зубы их ослепительным блеском;
И под низкими бровями, черные от ночи,
Лучи временами испускали опасный свет;
Острые молнии на ее лице.
Предвещает зло тому, кого Судьба.
Обречена разделить ее любовь или ненависть.
Женщина, тропическая, напряженная
В мыслях и действиях, в душе и чувствах,
Она сливалась в одинаковой степени
***** и преданный,
Раскрывая каждый урод или финт
Характер Кейт Петруччо,
Восторги святой Сиены.
Ее сужающаяся рука и закругленное запястье
Обладает легкостью, чтобы сжимать кулак;
Теплый темный томный взгляд ее глаз
Никогда не был застрахован от удивления гнева.
Брови святого спокойствия и набожные губы
Знал каждую смену хмурого взгляда и надутых губ;
И у сладкого голоса были ноты повыше
И пронзительный социальный боевой клич.

С тех пор какой старый кафедральный город
Скучал по паломническому посоху и платью,
Какие монастырские ворота держали замок
Против ее удара!
Через безмолвные улицы Смирны,
Вверх по скалистой лестнице Мальты, окаймленной морем,
Серые оливковые склоны холмов, окаймляющих
Твои гробницы и святыни, Иерусалим,
Или взорвавшаяся на своем троне в пустыне
Сумасшедшая королева Ливана
С фантастическими заявлениями как ее собственные,
Ее неутомимые ноги преградили путь;
И все же беспокойная, согнутая и седая,
Она наблюдает под восточным небом,
С надеждой каждый день обновляется и свежа,
Быстрое пришествие Господа во плоти,
О чем она мечтает и пророчествует!
Куда может быть ее трудный путь,
Сладкая жалость Господа с ней идти!
Внешняя своенравная жизнь, которую мы видим,
Скрытые источники, которых мы можем не знать.
И нам не дано различить
Какие нити плели роковые сестры,
Через какие родовые годы прошли
Печаль с рожденной женщиной,
Что выковало ее жестокую цепь настроений,
Что поставило ее ноги в уединение,
И держала любовь в своей немой,
Что смешало безумие в крови,
Раздор и досаду на всю жизнь,
Вода слез с маслом радости,
И спрятала в свернутом бутоне
Извращения цветов и фруктов.
Не наше разделять
Запутанный клубок воли и судьбы,
Чтобы показать, какие границы и границы должны стоять
На спорной земле души,
И между выбором и Провидением
Разделите круг событий;
Но Тот, кто знает нашу структуру, справедлив,
Милосерден и сострадателен,
И полон сладких заверений
И надежда для всех на языке:
Что Он помнит, что мы прах!

Наконец-то огромные бревна, низко осыпающиеся,
Излучающие тусклый и тусклый свет,
Часы-мишень, висевшие в поле зрения,
Проходя через свой утомленный контур,
Указывая на безмолвный предупреждающий знак
Его черная рука на час девять.
Тот знак, что приятный круг разорвался:
Мой дядя перестал курить трубку,
Выбил из чаши мусор серый,
И осторожно отложил;
Затем поднялся, чтобы надежно засыпать
Тусклые красные марки пеплом.
И в то время как наша мать заботливо отложила
Работу в сторону, свои шаги она осталась
Одно мгновение, стремясь выразить
Ее благодарное чувство счастья
За еду и кров, тепло и здоровье,
И удовлетворенность любовью больше, чем богатство,
С простыми желаниями (не слабыми,
Напрасными молитвами, которые не ищут исполнения,
Но такими, как согревают щедрое сердце,
О’эр-побуждение сделать с Небесами его часть)
Чего не может не хватать никому, в ту горькую ночь,
Для хлеба и одежды, тепла и света.

Некоторое время мы слышали в наших кроватях.
Ревел ветер, огибавший фронтон.
Мы слышали, как раскололась гвоздь,
Гвозди ломаются на морозе;
И на нас, сквозь не оштукатуренную стену,
Почувствовал, как падают легкие просеянные хлопья снега.
Но сон ускользнул, как сон.
Когда сердца легки, а жизнь новая;
Слабый и слабый ропот рос,
До летней страны снов,
Они смягчились до звука ручьев,
Низкое шевеление листвы и плеск весел,
И плывущие волны на тихих берегах.
Веселых голосов высоких и ясных;
И увидел, что возницы приближаются к
Чтобы вырваться из занесенного шоссе.
Спускаемся по длинному склону, медленно шагая
Мы видели, как идут наполовину захороненные быки,
Тряска снегом с головы до ног,
Их напряженные ноздри побелели от инея.
Перед нашей дверью подъехал отстающий поезд
, чтобы набрать дополнительную команду.
Старейшины молотили руки холодно,
Прошли, кружкой сидра, свои шутки
От губ до губ; молодежь
По рыхлым сугробам, борьба, катание,
Потом снова мчалась кавалькада
На ветреном холме, через забитый овраг,
И лесные тропинки, петляющие между
Низкими свисающими сосновыми сучьями, весили зимой.
Из каждого сарая идет команда,
В каждом доме новобранец,
Где, нарисованный по тончайшему закону Природы,
Счастливо бдительные молодые люди увидели
Сладкие фотографии кудрей в дверном проеме
И любопытные глаза веселых девушек,
Поднимая свои руки в имитации защиты
Против комплиментов снежного кома,
И чтения в каждом бюллетене послания
Очарование с Иденом никогда не теряется.
Мы снова услышали звон саней;
И, следуя туда, куда вели возницы,
Старый мудрый Доктор пошел своим кругом,
Просто остановился у нашей двери, чтобы сказать:
В краткой автократической манере
От того, кто, посоветовавшись по звонку Дьюти,
был свободен настаивать на своем требовании. всего,
Та бедная соседка заболела в постели
Ночью нужна помощь матери.
Ибо тот, кто щедро думает и поступает,
Что имело значение в глазах больного
Внутренний свет квакерской матроны,
Послание Доктора кредо Кальвина?
Все сердца исповедуют святых избранных
Которые, двое в вере, в любви согласны,
И не тают в кислотной секте
Христианская жемчужина милосердия!

Так шли дни: прошла неделя
С тех пор, как великий мир прозвучал с последнего.
Альманах, который мы изучали ранее,
Прочитал и перечитал в нашем маленьком магазине
Книг и брошюр почти не было;
Один безобидный роман, в основном скрытый. язычник Девять,
Пел, с несколько гнусавым нытьем,
Войны Давида и евреев.
Наконец барахтающийся носитель принес
Деревенскую бумагу к нашей двери.
Ло! расширяясь наружу, как мы читаем,
В более теплые зоны распространяется горизонт
В развернутой панорамной длине
Мы видели чудеса, которые он сказал.
Перед нами прошли раскрашенные ручьи,
И глупый МакГрегор во время своих набегов
В вечных долинах Коста-Рики.
И медленный подъем Тайгета.
Греки Майноте Роде Ипсиланти,
Голова турка на каждом луке седла!
Добро пожаловать к нам, его новости недельной давности,
Это уголок деревенской музы,
Его ежемесячный счетчик снега и дождя,
Его рекорд, смешанный на одном дыхании
Свадебный колокол и панихида смерти:
Шутка, анекдот и сказка о любви,
Последний преступник отправлен в тюрьму;
Его крик украденного и потерянного,
Его распродажа и товары по себестоимости,
И трафик громко требует наживы.
Мы чувствовали движение зала и улицы,
Пульс жизни вокруг нас бился;
Холодное эмбарго снега
Растаяло в добродушном сиянии;
Широко распахнулась снова наша ледяная дверь,
И весь мир снова стал нашим!

Застежка, Ангел предсмертного взгляда
И сложенные пепельно-серые крылья
И голос эха вдалеке,
Медные обложки твоей книги;
Самый странный палимпсест, самый древний и обширный,
В котором ты скрывал призрачное прошлое;
Где, тесно смешиваясь, бледный и сияющий.
Персонажи радости и горя;
Монографии пережитых лет,
Или озаренные улыбкой, или тусклые от слез,
Зеленые холмы жизни, которые ***** до смерти,
И прибежища дома, чьи величественные деревья
Тень к печальным кипарисам
Белым амаранты снизу.
Даже когда я смотрю, я могу не прислушиваться.
Отвернуть и застегнуть тяжелыми крышками;
Я снова слышу голос, который предлагает
Мечтатель оставляет свою мечту на полпути
Для больших надежд и более серьезных страхов:
Жизнь взращивает в эти более поздние годы
Сегодняшние цветы алоэ века!

И все же, может быть, в некотором затишье жизни,
Некоторое перемирие Божье, разрушающее его раздоры,
Глаза мирян собираются росой,
Мечтать на многолюдных городских дорогах
Зимние радости знали его детство;
И дорогие и ранние друзья — те немногие
, которые еще остались, — остановятся, чтобы просмотреть
Эти фламандские картины старых времен;
Сядьте со мной у домашнего очага,
И протяните руки памяти вперед
Чтобы согреть их в огне дров!
И благодарность, не прослеживаемую в устах, неизвестно
Приветствует меня, как веет запахами
С невидимых лугов, недавно скошенных,
Окруженный бахромой, взор придорожный;
Путешественник владеет чувством благодарности
Сладости рядом, он не знает откуда,
И, сделав паузу, берет с обнаженным лбом
Благословение воздуха.

Написано в 1865 г.

Березы Роберта Фроста | Фонд Поэзии

Когда я вижу, что березы наклоняются влево и вправо

Через линии более прямых темных деревьев,

Мне нравится думать, что какой-то мальчик их раскачивал.

Но раскачивание не сгибает их, чтобы они оставались

Как ледяные бури. Вы должны часто их видеть

Ледяное солнечное зимнее утро

После дождя.Нажимают на себя

По мере того, как ветер поднимается, и превращаются в разноцветные

При перемешивании их эмаль потрескается и потрескается.

Вскоре солнечное тепло заставляет их сбрасывать хрустальные раковины

Разрушение и сход лавин на снежной корке —

Такие груды битого стекла смести

Можно подумать, что внутренний небесный купол упал.

К засохшему папоротнику тащат грузом,

И они вроде не ломаются; хотя однажды они склонятся

Так низко надолго, они никогда не приходят в себя:

Их стволы выгнуты в лесу

Спустя годы, волоча свои листья по земле

Как девушки на четвереньках, которые бросают волосы

Перед ними над головой сушиться на солнышке.

Но я собирался сказать, когда правда сломалась в

При всей ее прозаичности насчет ледяной бури

Я бы предпочел, чтобы какой-нибудь мальчик согнул их

Когда он выходил и заходил за коровами —

Какой-то мальчик слишком далеко от города, чтобы изучать бейсбол,

Чьей единственной игрой было то, что он нашел,

Летом или зимой можно было поиграть в одиночку.

Одно за другим он покорил деревья своего отца

Катаясь на них снова и снова

Пока не снял с них жесткость,

И не один а прихрамывал, ни одного не осталось

Чтобы он победил.Он узнал все, что было

Чтобы узнать о том, что запуск не начнется слишком рано

Итак, дерево не уносит

Ясно до земли. Он всегда держал равновесие

К верхним веткам осторожно подниматься

С теми же усилиями, с которыми вы наполняете чашку

До краев и даже выше краев.

Затем он со свистом бросился вперед ногами вперед:

Пробираясь вниз по воздуху к земле.

Так и я когда-то был березняком.

И поэтому я мечтаю снова стать им.

Это когда я устал от размышлений,

И жизнь слишком похожа на бездорожный лес

Где твое лицо горит и щекочет паутиной

Разбито по нему, и один глаз плачет

От распахнутой ветки.

Я бы хотел ненадолго уйти с земли

А затем вернитесь к этому и начните заново.

Пусть судьба не поймет меня неправильно

И наполовину даруй то, что я хочу, и забирай меня

Не возвращаться. Земля — ​​подходящее место для любви:

Я не знаю, что может быть лучше.

Хочу залезть на березку,

И взбирайтесь черными ветвями по белоснежному стволу

К небу , пока дерево не выдержит,

Но опустил его верх и снова поставил меня.

Было бы хорошо и вернуться, и вернуться.

Можно было сделать хуже, чем быть берёзками.

Берез Роберта Фроста — Стихи

 Он увидел ее снизу лестницы
До того, как она его увидела. Она начала спускаться,
Оглядываясь через плечо на какой-то страх.
Она сделала сомнительный шаг и затем отменила его.
Подняться и снова посмотреть. Он сказал
Подойдя к ней: «Что ты видишь?
Всегда оттуда - потому что я хочу знать.'
Она повернулась и при этом опустилась на юбку,
И ее лицо изменилось с испуганного на унылое.
Он сказал, чтобы выиграть время: «Что ты видишь?»
Поднимаясь, пока она не съежилась под ним.
«Я узнаю сейчас - ты должен мне сказать, дорогая».
Она вместо нее отказала ему в помощи
С малейшим напряжением шеи и молчанием.
Она позволила ему посмотреть, уверенная, что он не увидит,
Слепое существо; и какое-то время он не видел.
Но в конце концов он пробормотал: «Ой», и снова: «Ой».

- Что это - что? она сказала.
«Я только это вижу.'

«Вы этого не сделаете», - бросила она вызов. «Скажи мне, что это».

«Чудо в том, что я не сразу увидел.
Я никогда раньше не замечал этого отсюда.
Я должен быть склонен к этому - вот в чем причина.
Маленькое кладбище, где живут мои люди!
Такое маленькое, что окно обрамляет все это.
Не намного больше спальни, не так ли?
Есть три камня из сланца и один из мрамора,
Широкоплечие маленькие плиты там в солнечном свете
На склоне холма. Мы не должны возражать против этого.
Но я понимаю: дело не в камнях,
Но детская насыпь ...

«Не надо, не надо, не надо, не надо», - воскликнула она.Она вышла, съеживаясь из-под его руки
Он опирался на перила и соскользнул вниз;
И повернулась к нему таким устрашающим взглядом,
Он сказал дважды, прежде чем осознал себя:
«Разве мужчина не может говорить о своем потерянном ребенке?»

'Не ты! Ой, где моя шляпа? Ой, мне это не нужно!
Я должен убираться отсюда. Мне нужно подышать воздухом.
Я не знаю, может ли любой мужчина ».

'Эми! На этот раз не ходи ни к кому другому.
Послушай меня. Я не буду спускаться по лестнице ».
Он сел и зажал подбородок кулаками.«Я хочу кое-что спросить у тебя, дорогая».

«Вы не знаете, как это спросить».

- Тогда помоги мне.

Ее пальцы сдвинули защелку, ожидая ответа.

«Мои слова почти всегда оскорбительны.
Я не знаю, как говорить ни о чем
Чтобы доставить вам удовольствие. Но меня могли бы научить
Я полагаю. Я не могу сказать, что понимаю как.
Мужчина должен частично отказаться от того, чтобы быть мужчиной
С народными женщинами. У нас может быть какая-то договоренность
Которым я обязуюсь держать руки подальше
Вы хотите назвать что-нибудь особенное.
Хотя мне не нравятся такие вещи, как те, кто любит.Двое, которые не любят, не могут жить вместе без них.
Но двое не могут жить с ними вместе ».
Она немного сдвинула защелку. «Не… не уходи.
На этот раз не неси его кому-нибудь другому.
Расскажи мне об этом, если это что-то человеческое.
Впусти меня в свое горе. Я не так уж и много
В отличие от других людей, когда ты там стоишь
Врозь меня бы разобрали. Дай мне шанс.
Я все же думаю, что вы немного переборщили.
Что это заставило вас думать, что это вещь
Забрать маму - потеря первенца
Так безутешно - перед лицом любви.Можно подумать, что его память может быть удовлетворена ...

- Ну вот, теперь вы насмехаетесь!

«Я нет, я нет!
Ты злишь меня. Я спущусь к вам.
Боже, какая женщина! И дело дошло до этого,
Мужчина не может говорить о собственном мертвом ребенке ».

«Вы не можете, потому что не умеете говорить.
Если у тебя были какие-то чувства, ты копал
Собственной рукой - как ты мог? - его могила;
Я видел тебя там из того самого окна,
Заставляя гравий прыгать и подпрыгивать в воздухе,
Подпрыгните, вот так, вот так, и приземлитесь так легко
И скатывайтесь вниз по холму рядом с дырой.Я подумал, кто этот человек? Я тебя не знал.
И я спустился по лестнице и поднялся по лестнице
Чтобы посмотреть еще раз, а ваша лопата продолжала подниматься.
Потом ты вошел. Я слышал твой рокочущий голос.
На кухне, и я не знаю почему,
Но я подошел ближе, чтобы увидеть собственными глазами.
Вы могли бы сидеть там с пятнами на вашей обуви
Из свежей земли из могилы вашего ребенка
И поговорите о своих повседневных заботах.
Вы поставили лопату у стены
Снаружи там, в подъезде, потому что я это видел ».

«Я буду смеяться самым ужасным смехом, который я когда-либо смеялся.Я проклят. Боже, если я не верю, что я проклят ».

«Я могу повторить те самые слова, которые вы сказали.
«Три туманных утра и один дождливый день
Сгниет лучшая березовая ограда, которую только может построить человек ».
Подумайте об этом, говорите так в такое время!
Что было сколько времени береза ​​гниет
Что делать с тем, что было в затемненной гостиной.
Тебе все равно! Ближайшие друзья могут пойти
С кем-нибудь до смерти доходит так далеко
С таким же успехом они могли бы вообще не пытаться уйти.
Нет, с того времени, когда человек заболел до смерти,
Один один, и он умирает более одиноким.Друзья делают вид, что идут в могилу,
Но прежде чем кто-то окажется в нем, их умы повернуты
И сделать все возможное, чтобы вернуться к жизни
И живые люди, и вещи, которые они понимают.
Но мировое зло. У меня не будет горя
Если я могу это изменить. О, не буду, не буду!

«Вот, ты все сказал, и тебе полегчало.
Ты не пойдешь сейчас. Ты плачешь. Закрыть дверь.
Сердце вышло из этого: зачем так держать.
Эми! Кто-то идет по дороге!

- Вы… о, вы думаете, что все разговоры.Я должен идти--
Где-то вне этого дома. Как я могу заставить тебя ...

- Если ... вы ... сделайте! Она открывала дверь шире.
«Куда ты собираешься пойти? Сначала скажи мне это.
Я пойду за тобой и верну тебя силой. Я буду! - 

Березка Сводка и анализ стихотворения

1Когда я вижу, как березы изгибаются влево и вправо

2Пересекая линии более прямых и темных деревьев,

3 Мне нравится думать, что какой-то мальчик их раскачивал.

4Но раскачивание не сгибает их, чтобы они оставались на месте

5Как это делают ледяные бури.Вы их часто видели

6 Ледяное солнечное зимнее утро

7 После дождя. Они щелкают по себе

8 По мере того, как поднимается ветер, и становятся разноцветными

9 Когда движение трескается и треснет их эмаль.

10Вскоре солнечное тепло заставляет их сбрасывать хрустальные раковины

11 Разбиваясь и сходя лавины на снежную корку —

12Такие груды битого стекла, которые нужно сметать

13Вы могли подумать, что внутренний купол неба упал.

14 Их тащит к засохшему папоротнику тяжестью,

15 И как будто не ломаются; хотя однажды они кланяются

16Надолго так низко, что они никогда не выпрямляются:

17Вы можете видеть, как их стволы выгибаются в лесу

18Годы спустя, волоча свои листья по земле

19 Подобно девушкам, бросающим свои волосы

20Перед ними над головами для сушки на солнце.

21 Но я собирался сказать, когда Истина ворвалась в

22 Со всей ее прозаичностью насчет ледяной бури

23 Я предпочел бы, чтобы какой-нибудь мальчик согнул их

24 Когда он вышел за коровами —

25 Какой-то мальчик слишком далеко от города, чтобы учиться бейсболу,

26 Чья единственная игра — это то, что он нашел,

27 Летом или зимой, и мог играть один.

28 Один за другим он покорял деревья своего отца

29 Снова и снова скатываясь по ним

30 Пока он не избавлял их от жесткости,

31 И ни один, но безвольно висел, не осталось ни одного

32 Для него победить . Он узнал все, что было

33 Чтобы узнать, что нельзя запускать слишком рано

34 И так не уносить дерево

35 Очистить до земли. Он всегда держал равновесие

36До верхних ветвей, осторожно взбираясь

37 С теми же усилиями, с которыми вы наполняете чашу

38 До краев и даже выше.

39 Затем он метнулся наружу ногами вперед, со свистом,

40 Прыгая ногой вниз по воздуху к земле.

41Так что когда-то я сам был березняком.

42 И поэтому я мечтаю вернуться туда.

43 Это когда я устал от размышлений,

44 И жизнь слишком похожа на бездорожье

45 Где твое лицо горит и щекочет паутиной

46 Разбито на нем, и один глаз плачет

47 хлестнул его.

48 Я хотел бы ненадолго уйти от земли

49 А потом вернуться к ней и начать все сначала.

50 Пусть судьба не поймет меня намеренно

51 И наполовину исполнит то, что я хочу, и похитит меня

52 Не возвращаться. Земля — ​​подходящее место для любви:

53 Я не знаю, что может быть лучше.

54 Я бы хотел взобраться на березу,

55 И залезть по черным ветвям вверх по белоснежному стволу

56 К небу , пока дерево не выдержало,

57 Но опустил вершину и застыл меня снова вниз.

58 Было бы неплохо как поехать, так и вернуться.

59 Можно было бы хуже, чем быть березняком.

Березы гнутся, но не ломаются

Сьюзан Пайк | Portsmouth Herald

В прошлые выходные я отправился на прогулку в государственный парк Блю-Джоб-Маунтин. Там было намного больше снега, чем там, где я живу в Северном Берике. Вдоль стоянки стояли согнутые и касавшиеся земли березы с тяжелым грузом ледяного снега. Подъем на вершину Little Blue Job был полосой препятствий, поскольку мы обходили все виды деревьев, некоторые из которых были гибкими, как береза, и гнутыми снегом, некоторые сломались.

Это заставило меня задуматься о берёзках. Они известны тем, что гнутся и не ломаются. Большинство из нас читали стихотворение Роберта Фроста о мальчиках, качающихся на березках в старшей школе, но есть отрывок о самих березках: «Разрушение и сход лавин на снежной корке — такие груды битого стекла, которые нужно сметать. Можно было подумать, что внутренний небесный купол упал. К увядшему папоротнику груз тащит их, И, кажется, они не ломаются; хотя однажды кланяются », где Фрост рассказывает о том, как березы гнутся и не ломаются снегом.Он говорит о том, как иногда они остаются преклоненными после долгой зимы: «Так низко надолго, они никогда не выпрямляются: вы можете увидеть, как их стволы выгибаются в лесу. Спустя годы, волоча свои листья по земле ». Печально было то, что люди усугубляли ситуацию, когда ходили по головам, цементируя их в ледяных тропах. Многие были схвачены тяжестью ног, и все, что потребовалось, — это первый человек на тропе, который освободит березы от ледяного груза, вытащит их из снега и позволит им снова прыгнуть к свету.

Эта способность березы сгибаться — это приспособление к жизни на севере. Бумажная береза ​​(Betula papyrifera) — одно из наиболее широко распространенных деревьев, произрастающих на западе Ньюфаундленда до Британской Колумбии и на юге до Нью-Йорка и Южной Дакоты. Это также одно из немногих широколиственных деревьев, которые могут расти на крайнем севере. Он может жить так далеко на севере из-за этих гибких ветвей. Его северные соседи, пихта бальзамическая и болиголов, по-разному приспособлены к одним и тем же условиям и имеют конусовидную форму; их длинные наклонные ветви помогают снегу соскальзывать, а не собираются на ветвях и заставляют их трескаться.

Гибкость — это не единственная адаптация бумажной березы к северному климату. В холодные зимы толстая темная кора дуба или ясеня становится помехой, поглощая солнечный свет в течение дня и нагреваясь только для того, чтобы снова остыть, обычно довольно быстро, ночью. Это нагревание и охлаждение могут убить клетки камбия, слой клеток между корой и древесиной, который отвечает за рост ствола. Резкие колебания температуры также могут серьезно повредить дерево, вызывая образование морозных трещин в коре.

Напротив, светлая кора бумажной березы с высокой отражающей способностью не поглощает солнечное излучение и тепло в холодные зимние дни, что позволяет избежать повреждений, вызванных быстрым нагревом и охлаждением.

Что вызывает такую ​​крайнюю белизну? Этот белый порошок, покрывающий кору, в основном состоит из химического вещества под названием бетулин. Клетки во внешних слоях коры содержат кристаллы бетулина, которые расположены таким образом, чтобы отражать свет и казаться белыми.

Мой партнер по прогулкам — энтузиаст деревьев.Ей было жаль всех этих заброшенных березов, сгибающихся под тяжестью тяжестей, и еще больше — березовых верхушек, вбитых в тропу неосторожными ногами, или, что еще хуже, тех, которые треснули из-за этого топчения. Она начала убирать столько, сколько могла. Вытаскивание верхушек из снега и отпускание деревьев. Это было захватывающе и заразительно смотреть. Я присоединился к нам, и мы проводили больше времени, освобождая березы, чем гуляя.

Не знаю, действительно ли это поможет деревьям пережить зиму, но полагаю, это не повредит.Я читал, что Фрост однажды сказал: «Это было почти кощунственно лазить по березе, пока она не согнулась, не пошатнулась и не упала на землю, но это то, что мальчики делали в те дни». Я согласен, это кощунственно, и я чувствую, что теперь мы должны знать лучше. Деревьям в наши дни приходится нелегко. Если вы видите, как кто-то борется со снегом, почему бы не помочь?

Сьюзан Пайк, исследователь и учитель наук об окружающей среде и биологии в средней школе Дувра, приветствует ваши идеи для будущих тем колонки.С ней можно связаться по адресу [email protected] Читайте больше ее колонок новостей о природе онлайн на Seacoastonline.com и pikes-hikes.com, а также подписывайтесь на нее в Instagram @pikeshikes.

Браслет из белой березы — Cross Jewelers

Браслет из белой березы

Белая береза ​​
Серебряная береза ​​
Бумажная береза ​​
Священное дерево Северо-Востока
Ярко-белая стоячая высокая
Зеленые листья летом, желтые листья падают
Листья, развевающиеся на ветру
Листья, мерцающие на солнце
Листья слоистые, падающие каскадом вниз

Серебряный браслет из березовых листьев.Полностью шарнирная, надежная застежка-бокс.


Вы когда-нибудь ездили на березе?

1965 год. Однажды днем ​​мы с моим лучшим другом Ли были в лесу у железнодорожных путей, где они прорезали твердую скалу, образуя крутые обрывы с обеих сторон. На вершине южных утесов была роща белых берез — тонкая, прямая, высокая, граничащая с фермерским полем. Мы часто тусовались у треков, потому что там было много дел.

Однажды ранней осенью Ли забрался на одну из берез, чтобы посмотреть, как далеко он может видеть.Он продолжал идти и подниматься, пока я не услышал его крик, и верхушка дерева наклонилась, и он держался. Он быстро спускался на землю. Ли отпустил дерево ногами, продолжая держаться за него руками. Его ноги опустились. Дерево замедлилось, и он мягко коснулся земли. Ли отпустил дерево, и оно снова взлетело.

Я сказал: «Круто. Сделай это снова! » Никто из нас никогда не видел и не слышал о таком. Мы прошли через рощу, пробуя дерево за деревом. Это было отличное развлечение, сказочный загородный вид спорта.Это было похоже на полет. Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь рассказывал о верховой езде на березе, пока не наткнулся на стихотворение Роберта Фроста:

Березы Роберта Фроста

Когда я вижу, как березы изгибаются влево и вправо.
По линии более прямых и темных деревьев.
Мне нравится думать, что какой-то мальчик раскачивал их.
Но раскачивание не сгибает их надолго.
Как ледяные бури. Вы их часто видели.
Ледяное солнечное зимнее утро
После дождя.Они щелкают по себе
По мере того, как поднимается ветер, и становятся разноцветными.
По мере того, как движение трескается и треснет их эмаль.
Вскоре солнечное тепло заставляет их проливать хрустальные раковины.
Разрушение и сход лавин на снежную корку.
Такие груды битого стекла, которые нужно сметать.
Можно было подумать, что внутренний купол небес упал.
Их тащат к засохшему папоротнику тяжестью,
И они, кажется, не ломаются; хотя однажды они кланяются
Так низко надолго, они никогда не выпрямляются:
Вы можете увидеть, как их стволы выгнуты в лесу
Спустя годы, волоча свои листья по земле
Как девушки на четвереньках, которые разбрасывают волосы
Перед ними над головой, чтобы высохнуть на солнце.
Но я собирался сказать, когда Истина сломалась в
. При всей ее прозаичности насчет ледяной бури.
Я бы предпочел, чтобы какой-нибудь мальчик согнул их.
Когда он вышел и вошел за коровами —
Какой-то мальчик слишком далеко от города, чтобы учиться бейсболу,
Чьей единственной игрой было то, что он нашел,
Летом или зимой, и мог играть один.
Одно за другим он покорял деревья своего отца.
Скачал на них снова и снова.
Пока он не избавился от их жесткости.
И ни одного, но безвольно повис, не осталось ни одного.
Он должен победить.Он узнал все, что было.
Чтобы узнать, что нельзя запускать слишком рано.
И чтобы не уносить дерево.
Очистить землю. Он всегда держал равновесие.
До верхних ветвей, осторожно поднимаясь.
С теми же усилиями, с которыми вы наполняете чашу.
До краев и даже выше.
Затем он со свистом бросился вперед ногами вперед.
Прыгая ногой, он спустился по воздуху к земле.
Так я когда-то был березняком.
Итак, я мечтаю вернуться обратно.
Это когда я устал от размышлений.
И жизнь слишком похожа на бездорожье.
Где твое лицо горит и щекочет паутиной.
Разорвано на нем, и один глаз плачет.
Я хотел бы ненадолго уйти от земли
А потом вернуться к этому и начать все сначала.
Пусть никакая судьба не поймет меня неправильно
И наполовину исполнит то, что я хочу, и похитит меня
Не возвращаться. Земля — ​​подходящее место для любви:
Я не знаю, что может быть лучше.
Я бы хотел взобраться на березу,
И залезть по черным ветвям по белоснежному стволу
К небу, пока дерево не выдержало,
Но опустил свою вершину и снова опустил меня.
Было бы неплохо как поехать, так и вернуться.
Можно было и похуже быть берёзками.

Фрост говорит о том, что деревья теряют жесткость. Он узнал то же самое, что и мы, на собственном опыте. Ли жил ближе к железнодорожным путям, чем я. Он уехал кататься на березках до того, как я вернулся через неделю.Он сообщил, что вымотал деревья; после стольких раз они потеряли весну. Нам пришлось идти дальше, чтобы найти новые березки.

Повзрослев, я вижу священную красоту берез, как все. Однако время от времени я вижу рощу из высоких тонких 35-футовых деревьев и, как Фрост, думаю о том, чтобы покататься на березках.



Картина из собрания Кросса

Белые березы или лодки для омаров

Сегодня 6:56, вторник, 10 ноября 2015 года.Серое небо с дымчатыми полосами персикового и оранжевого цветов открывается над морем. Солнце на два пальца над горизонтом, овальная желтая полоса в небе. Океан серо-голубой с ровной мелкой полосой на воде. Путь кремового света тянется от берега к персиково-золотому небу на горизонте под восходящим солнцем. Лодка для омаров проходит через солнечную поляну, и в бинокль я вижу десять лодок для омаров в моем секторе моря.

С тех пор, как две недели назад я срубил белые березы на лужайке перед домом, каждый раз, когда я смотрю на море, я поражаюсь тому, насколько еще я вижу океан.Дело не в том, что там больше океана, просто белые березы были такими мощными, такими красивыми. Белое дерево с желтыми листьями останавливает взгляд, привлекает внимание; он соревнуется с океаном и небом.

За 25 лет, проведенных здесь, я дважды спилил эту березу с земли. Большую часть лет я просто прикрываю березу, чтобы с крыльца было видно ее. Не задумываясь, я каждый год срезаю до земли прорастающие дубы и клены. Но березы священны, они источают потустороннее.У всех деревьев мира серо-коричневые стволы, а у березы белые с чешуйчатой ​​белой корой. Кора достаточно бумажная, чтобы с нее можно было снимать и писать ручкой и чернилами. Белые березы так контрастируют со всеми остальными деревьями в лесу.

Мне было очень плохо, что я отрезал этот комок, потому что он был так красив на краю холма. Я утешил себя после того, как срубил их, посчитав количество берез на моем участке, и с удивлением обнаружил, что их было 38.Теперь я решил сохранить беспрепятственный обзор и подрезать березы, как дубы и клены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *