Содержание

Уплатить налоги можно за третьих лиц

Управление ФНС России по Новгородской области напоминает, что за третье лицо можно заплатить любые налоги (кроме НДФЛ за налогового агента), а также пени и штрафы по ним. Оплатить задолженность можно как за текущий период, так и за прошлые периоды.

Уплата налогов за третье лицо была разрешена иным лицам Федеральным законом от 30.11.2016 № 401-ФЗ, который внес изменения в положения ст. 45 Налогового кодекса РФ.

Эта норма расширила права плательщиков, разрешив выполнять налоговые обязательства женам за мужей, детям за родителей и т.п. Юридические лица также могут перечислять налоги со своего счета за другие организации, а руководители вправе погашать налоговые обязательства компании за счет своих средств.

Также не важны и причины, по которым плательщик решил заплатить «не свои» налоги.

Уплатить за третье лицо можно и страховые взносы (кроме взносов на травматизм). Порядок их уплаты такой же, как и при перечислении налога.

По общему правилу уплатить налог за третье лицо можно в безналичной форме за счет собственных средств, которые находятся на счете.

Что касается возможности уплатить «не свои» налоги наличными, то это зависит от того, кто и за кого их платит:

  • если вы физлицо (в том числе индивидуальный предприниматель — ИП) и уплачиваете налог за другое физлицо или ИП, то никаких ограничений нет, вы вправе уплатить налог наличными;
  • если вы организация, то уплатить налог наличными нельзя независимо от того, за кого его платите — за физлицо, ИП или другую организацию;
  • если вы физлицо и уплачиваете налог за организацию, то уплатить его наличными нельзя, вы должны перечислить налог в безналичной форме.

Отметим, что если у вас есть излишне уплаченные или взысканные налоги, пени, штрафы, то зачесть их в счет оплаты налоговых обязательств третьего лица вы не сможете.

Единственное условие при оплате налогов за третьих лиц — правильное указание реквизитов в платежных документах.

Так, при оформлении расчетных документов на уплату за третьих лиц необходимо указывать непосредственно данные этих лиц с целью корректного учета налоговых платежей в бюджетную систему РФ.

Также необходимо учитывать следующее: в поле «ИНН» указывается ИНН плательщика, чья обязанность по уплате налогов исполняется. В случае отсутствия у плательщика — физического лица ИНН — указывается ноль («0»). При этом в поле «Код» необходимо указать Уникальный идентификатор начисления (индекс документа). В поле «Плательщик» указывается информация о плательщике, чья обязанность по уплате налога исполняется: фамилия, имя, отчество (при его наличии) физического лица».

Образцы заполнения платежных документов:

Образец заполнения ПП ЮЛ за ЮЛ
Образец заполнения ПП ФЛ за ФЛ
Образец заполнения ПП ФЛ за ЮЛ

Образец заполнения ПП ЮЛ за ФЛ

Заполнить платежное поручение на уплату налогов за третье лицо можно на сайте ФНС России с помощью сервиса «Уплата налогов, страховых взносов физических лиц» (http://service. nalog.ru/payment-pick.html?payer=fl). Сервис максимально автоматизирован и содержит информационные подсказки, позволяющие корректно заполнить платежку и своевременно уплатить налоги.

Внимание! Иное лицо не вправе требовать возврата из бюджетной системы Российской Федерации уплаченного за налогоплательщика налога. Поэтому, если вы уплатите больше, чем нужно, за возвратом переплаты вправе обратиться только то лицо, чью обязанность вы исполнили.

правовое положение истца по второму иску после объединения дел

Хотелось бы предложить для обсуждения неоднозначную ситуацию, сложившуюся в одном из рассматриваемых в Арбитражном суде г. Москвы споров. 

«А» предъявил к «В» виндикационный иск относительно некоего имущества, находящегося во владении «В». Вскоре после этого аналогичный самостоятельный иск к «В» об истребовании того же самого имущества, но уже в свою пользу, предъявил «Б».

В первом процессе суд удовлетворил ходатайство об объединении дел в одно производство, в результате чего сформировался судебный спор, в котором имеются двое лиц, каждое из которых пытается виндицировать имущество у третьего лица в свою пользу.

В этой связи возникает вопрос, в какой роли после объединения дел выступает «Б»: истца, либо же третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора?

Логичным представляется предоставление «Б» процессуального положения третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Статья 50 Арбитражного процессуального кодекса прямо указывает, что таковые пользуются правами и несут обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, и таким образом процессуальные права «Б», в случае изменения его положения, умалены не будут. 

Положения же частей 1 и 2 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса о процессуальном соучастии, на мой взгляд, в рассматриваемом случае применяться не должны. В данном случае предметом спора являются не общие права или обязанности истцов, а, напротив, право одного, будучи признанным судом, исключает право другого. Основания прав и обязанностей «А» и «Б» также принципиально различны.  

При ведении процесса так, как если бы спор изначально рассматривался в рамках одного дела, «Б» непременно стал бы в нём третьим лицом, однако же суд рассматривает «Б» не как третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, а как некоего «истца по объединённому делу». 

Процесс также осложнился тем обстоятельством, что «А» считает «Б» нарушившим требования о соблюдении претензионного порядка урегулирования спора и заявил ходатайство об оставлении иска «Б» без рассмотрения. Будь «Б» третьим лицом, ходатайство удовлетворению однозначно не подлежало бы, однако сейчас вопрос соблюдения претензионного порядка является предметом спора, который, к тому же, имеет шансы перенестись и в вышестоящие инстанции. 

Судебной практики, прямо регулирующей аналогичные ситуации, найти, к сожалению, не удалось, в связи с чем хотелось бы поинтересоваться у вас, уважаемые коллеги, сталкивался ли кто с аналогичными ситуациями, и как, по вашему мнению, должен был поступить суд?

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

Принята резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1984 года

Государства-участники настоящей Конвенции,

принимая во внимание, что в соответствии с принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных Наций, признание равных и неотъемлемых прав всех членов человеческой семьи является основой свободы, справедливости и всеобщего мира,

признавая, что эти права вытекают из достоинства, присущего человеческой личности,

принимая во внимание обязательство государств в соответствии с Уставом, в частности со статьей 55, содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод,

учитывая статью 5 Всеобщей декларации прав человека и статью 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, обе из которых предусматривают, что никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию,

учитывая также Декларацию о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятую Генеральной Ассамблеей 9 декабря 1975 года,

желая повысить эффективность борьбы против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания во всем мире, согласились о нижеследующем:

Часть I

Статья 1

1. Для целей настоящей Конвенции определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.

2. Эта статья не наносит ущерба какому-либо международному договору или какому-либо национальному законодательству, которое содержит или может содержать положения о более широком применении.

Статья 2

1. Каждое Государство-участник предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией.

2. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток.

3. Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток.

Статья 3

1. Ни одно Государство-участник не должно высылать, возвращать («refouler») или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

2. Для определения наличия таких оснований компетентные власти принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая, в соответствующих случаях, существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека.

Статья 4

1. Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы все акты пыток рассматривались в соответствии с его уголовным законодательством. То же относится к попытке подвергнуть пытке и к действиям любого лица, представляющего собой соучастие или участие в пытке.

2. Каждое Государство-участник устанавливает соответствующие наказания за такие преступления с учетом их тяжкого характера.

Статья 5

1. Каждое Государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, указанных в статье 4 в следующих случаях:

а) когда преступления совершены на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в данном Государстве;

b) когда предполагаемый преступник является гражданином данного Государства;

c) когда жертва является гражданином данного Государства и если данное Государство считает это целесообразным.

2. Каждое Государство-участник аналогичным образом принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию в отношении таких преступлений в случаях, когда предполагаемый преступник находится на любой территории под его юрисдикцией, и оно не выдает его в соответствии со статьей 8 любому из государств, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи.

3. Настоящая Конвенция не исключает осуществления любой уголовной юрисдикции в соответствии с внутренним законодательством.

Статья 6

1. Убедившись после рассмотрения имеющейся в его распоряжении информации, что обстоятельства того требуют, любое Государство-участник, на территории которого находится лицо, обвиняемое в совершении любого из преступлений, указанных в статье 4, заключает его под стражу или принимает другие юридические меры, обеспечивающие его присутствие. Заключение под стражу и другие такие юридические меры осуществляются в соответствии с законодательством данного Государства, но могут продолжаться только в течение времени, необходимого для того, чтобы предпринять уголовно-процессуальные действия или действия по выдаче.

2. Такое Государство немедленно производит предварительное расследование фактов.

3. Любому лицу, находящемуся под стражей на основании пункта 1 настоящей статьи, оказывается содействие в немедленном установлении контакта с ближайшим соответствующим представителем Государства, гражданином которого оно является, или, если оно является лицом без гражданства, с представителем того Государства, где оно обычно проживает.

4. Когда Государство в соответствии с настоящей статьей заключает какое-либо лицо под стражу, оно немедленно уведомляет Государства, упомянутые в пункте 1 статьи 5, о факте нахождения такого лица под стражей и об обстоятельствах, послуживших основанием для его задержания. Государство, проводящее предварительное расследование, предусмотренное в пункте 2 настоящей статьи, незамедлительно сообщает о полученных им данных вышеупомянутым государствам и указывает, намерено ли оно осуществить свою юрисдикцию.

Статья 7

1. Государство-участник, на территории которого, находящейся под его юрисдикцией, обнаружено лицо, подозреваемое в совершении любого из преступлений, указанных в статье 4, в случаях, предусмотренных в статье 5, если оно не выдает преступника, передает данное дело своим компетентным властям для судебного преследования.

2. Эти власти принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера в соответствии с законодательством этого Государства. В случаях, перечисленных в пункте 2 статьи 5, требования, предъявляемые к доказательствам, необходимым для судебного преследования и осуждения, ни в коем случае не являются менее строгими, чем те, которые применяются в случаях, указанных в пункте 1 статьи 5.

3. Любому лицу, в отношении которого осуществляется разбирательство в связи с любым из преступлений, указанных в статье 4, гарантируется справедливое обращение на всех стадиях разбирательства.

Статья 8

1. Преступления, указанные в статье 4, считаются подлежащими включению в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, существующий между государствами-участниками. Государства-участники обязуются включать такие преступления в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, заключаемый между ними.

2. Если Государство-участник, которое обусловливает выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от другого Государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, оно может рассматривать настоящую Конвенцию в отношении таких преступлений в качестве правового основания для выдачи. Выдача осуществляется в соответствии с другими условиями, предусмотренными законодательством Государства, к которому обращена просьба о выдаче.

3. Государства-участники, не обусловливающие выдачу наличием договора, рассматривают в отношениях между собой такие преступления в качестве преступлений, влекущих выдачу, в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством Государства, к котороиу обращена просьба о выдаче.

4. Такие преступления для целей выдачи между государствами-участниками рассматриваются, как если бы они были совершены не только в месте их совершения, но также и на территории государств, которые обязаны установить свою юрисдикцию в соответствии с пунктом 1 статьи 5.

Статья 9

1. Государства-участники оказывают друг другу наиболее полную помощь в связи с уголовно-процессуальными действиями, предпринятыми в отношении любого из преступлений, перечисленных в статье 4, включая предоставление всех имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для судебного разбирательства.

3. Государства-участники выполняют свои обязательства согласно пункту 1 настоящей статьи в соответствии с любыми договорами о взаимной правовой помощи, которые могут быть заключены между ними.

Статья 10

1. Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы учебные материалы и информации относительно запрещения пыток в полной мере включались в программы подготовки персонала правоприменительных органов, гражданского или военного, медицинского персонала, государственных должностных лиц и других лиц, которые могут иметь отношение к содержанию под стражей и допросам лиц, подвергнутых любой форме ареста, задержания или тюремного заключения, или обращению с ними.

2. Каждое Государство-участник включает это запрещение в правила или инструкции, касающиеся обязанностей и функций любых таких лиц.

Статья 11

Каждое Государство-участник систематически рассматривает правила, инструкции, методы и практику, касающиеся допроса, а также условия содержания под стражей и обращения с лицами, подвергнутыми любой форма ареста, задержания или тюремного заключения на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, с тем чтобы не допускать каких-либо случаев пыток.

Статья 12

Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы его компетентные органы проводили быстрое и беспристрастное расследование, когда имеются достаточные основания полагать, что пытка была применена на любой территории, находящейся под его юрисдикцией.

Статья 13

Каждое Государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого Государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого Государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения эащиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями.

Статья 14

1. Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам.

2. Ничто в настоящей статье не затрагивает любого права жертвы или других лиц на компенсацию, которое может существовать согласно национальному законодательству.

Статья 15

Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой, не использовалось в качестве доказательства в ходе любого судебного разбирательства, за исключением случаев, когда оно используется против лица, обвиняемого в совершении пыток, как доказательство того, что это заявление было сделано.

Статья 16

1. Каждое Государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В частности, обязательства, содержащиеся в статьях 10, 11, 12 и 13, применяются с заменой упоминаний о пытке упоминаниями о других формах жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

2. Положения настоящей Конвенции не наносят ущерба положениям любых других международных договоров или национального законодательства, которые запрещают жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание или касаются выдачи или высылки.

Часть II

Статья 17

1. Создается Комитет против пыток (именуемый далее Комитетом), который осуществляет функции, предусмотренные ниже. Комитет состоит из десяти экспертов, обладающих высокими моральными качествами и признанной компетентностью в области прав человека и выступающих в личном качестве. Эксперты избираются Государствами-участниками, при этом внимание уделяется справедливому географическому распределению и целесообразности участия нескольких лиц, имеющих юридический опыт.

2. Члены Комитета избираются тайным голосованием из числа внесенных в список лиц, выдвинутых Государствами-участниками. Каждое Государство-участник может выдвинуть одну кандидатуру из числа своих граждан. Государства-участники учитывают целесообразность выдвижения лиц, которые являются также членами Комитета по правам человека, учрежденного в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, и которые изъявляют желание работать в Комитете против пыток.

3. Выбора членов Комитета проводятся на совещаниях государств-участников, созываемых Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций раз в два года. На этих совещаниях, кворум которых составляет две трети государств-участников, избранными в Комитет членами являются кандидаты, получившие наибольшее число голосов и абсолютное число голосов присутствующих и участвующих в голосовании представителей государств-участников Конвенции.

4. Первоначальные выборы проводятся не позднее чем через шесть месяцев с даты вступления в силу настоящей Конвенции. По крайней мере за четыре месяца до даты очередных выборов Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций направляет Государствам-участникам письмо с предложением представить их кандидатуры в трехмесячный срок. Генеральный секретарь готовит список, в который в алфавитном порядке вносятся все выдвинутые таким образом лица с указанием государств-участников, которые выдвинули их, и представляет этот список Государствам-участникам.

5. Члены Комитета избираются сроком на четыре года. Они имеют право на переизбрание при повторном выдвижении. Однако срок полномочий пяти членов, избранных на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; сразу же после первых выборов имена этих пяти членов определяются по жребию председателем совещания, о котором говорится в пункте 3 настоящей статьи.

6. В случае смерти или ухода в отставку члена Комитета или невозможности выполнения им по каким-либо иным причинам функций в Комитете предложившее его кандидатуру Государство-участник назначает другого эксперта из числа своих граждан на оставшийся срок с одобрения большинства государств-участников. Кандидатура считается одобренной, если половина или более государств-участников не ответили отрицательно в течение шести недель после получения информации от Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и предлагаемом назначении.

7. Государства-участники берут на себя покрытие расходов членов Комитета в период выполнения ими обязанностей в Комитете.

Статья 18

1. Комитет избирает своих должностных лиц сроком на два года. Они могут быть переизбраны.

2. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры, однако в этих правилах, в частности, должно быть предусмотрено следующее:

а) шесть членов образуют кворум;

b) решения Комитета принимаются большинством голосов присутствующих членов.

3. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обеспечивает необходимый персонал и условия для эффективного осуществления функций Комитета в соответствии с настоящей Конвенцией.

4. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций созывает первое совещание Комитета. После своего первого совещания Комитет собирается через такие промежутки времени, которые предусматриваются его правилами процедуры.

5. Государства-участники берут на себя покрытие расходов, возникающих в связи с проведением совещаний государств-участников и Комитета, включая возмещение Организации Объединенных Наций любых расходов, таких, как оплата персонала и условий, обеспечиваемых Организацией Объединенных Наций в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи.

Статья 19

1. Государства-участники представляют Комитету через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций доклады о принятых ими мерах по осуществлению их обязательств согласно настоящей Конвенции в течение одного года после вступления настоящей Конвенции в силу для соответствующего Государства-участника. В дальнейшем Государства-участники представляют раз в четыре года дополнительные доклады о любых новых принятых мерах, а также другие доклады, которые может запросить Комитет.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций направляет эти доклады всем Государствам-участникам.

3. Каждый доклад рассматривается Комитетом, который может сделать такие замечания общего порядка по докладу, которые он сочтет целесообразными, и направляет их соответствующему государству-участнику. Данное Государство-участник может в ответ представить Комитету любые замечания, которые оно считает уместными.

4. Комитет по своему усмотрению может решить включить любые замечания, сделанные им в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи, вместе с замечаниями по ним, полученными от соответствующего Государства-участника, в свой годовой доклад, подготавливаемый в соответствии со статьей 24. По просьбе соответствующего Государства-участника Комитет может также включить экземпляр доклада, представленного в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Статья 20

1. Если Комитет получает достоверную информацию, которая, по его мнению, содержит вполне обоснованные данные о систематическом применении пыток на территории какого-либо Государства-участника, то он предлагает этому государству-участнику сотрудничать в рассмотрении этой информации и с этой целью представить свои замечания в отношении данной информации.

2. С учетом любых замечаний, которые могут быть представлены соответствующим Государством-участником, а также любой другой относящейся к делу информации, имеющейся в его распоряжении, Комитет может, если он считает это целесообразным, назначить одного или нескольких своих членов для проведения конфиденциального расследования и срочного представления Комитету соответствующего доклада.

3. Если в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи проводится расследование, Комитет стремится наладить сотрудничество с соответствующим Государством-участником. С согласия этого Государства-участника такое расследование может включать посещение его территории.

4. После рассмотрения результатов проведенного этим членом или членами расследования, представленных в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, Комитет направляет соответствующему государству-участнику эти результаты вместе с любыми замечаниями или предложениями, которые представляются целесообразными в данной ситуации.

5. Вся работа Комитета, упомянутая в пунктах 1-4 настоящей статьи, носит конфиденциальный характер, и на всех этапах этой работы следует стремиться к сотрудничеству с Государством-участником. После завершения такой работы в отношении расследования, проведенного в соответствии с пунктом 2, Комитет может после консультаций с соответствующим Государством-участником принять решение о включении краткого отчета о результатах этой работы в свой ежегодный доклад, подготавливаемый в соответствии со статьей 24.

Статья 21

1. В соответствии с настоящей статьей любое Государство-участник настоящей Конвенции может в любое время заявить, что оно признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения, касающиеся заявлений одного Государства-участника о том, что другое Государство-участник не выполняет своих обязательств по настоящей Конвенции. Такие сообщения могут приниматься и рассматриваться в соответствии с процедурами, изложенными в настоящей статье, только в том случае, если они представлены Государством-участником, сделавшим заявление о признании в отношении себя компетенции Комитета. Комитет не рассматривает сообщений по настоящей статье, если они касаются Государства-участника, не сделавшего такого заявления. Сообщения, полученные согласно настоящей статье, рассматриваются в соответствии со следующей процедурой:

а) если какое-либо Государство-участник считает, что другое Государство-участник не выполняет положений настоящей Конвенции, то оно может письменным сообщение довести этот вопрос до сведения указанного Государства-участника. В течение трех месяцев после получения этого сообщения получившее его Государство представляет в письменной форме пославшему такое сообщение государству объяснение или любое другое заявление с разъяснением по этому вопросу, где должно содержаться, насколько это возможно и целесообразно, указание на внутренние процедуры и меры, которые были приняты, будут приняты или могут быть приняты по данному вопросу;

b) если вопрос не решен к удовлетворению обоих соответствующих государств-участников в течение шести месяцев после получения получающим Государством первоначального сообщения, любое из этих государств имеет право передать этот вопрос в Комитет, уведомив об этом Комитет и другое Государство;

с) Комитет рассматривает вопрос, переданный ему согласно настоящей статье, только после того, как он удостоверится, что все доступные внутренние меры были применены и исчерпаны в данном случае в соответствии с общепризнанными принципами международного права. Это правило не действует в тех случаях, когда применение этих мер неоправданно затягивается или вряд ли окажет эффективную помощь лицу, являющемуся жертвой нарушения настоящей Конвенции.

d) при рассмотрении сообщений по настоящей статье Комитет проводит закрытые заседания;

е) с соблюдением положений подпункта «с» Комитет оказывает добрые услуги соответствующим Государствам-участникам в целях дружественного разрешения вопроса на основе уважения обязательств, предусмотренных в настоящей Конвенции. С этой целью Комитет может при необходимости учредить специальную согласительную комиссию;

f) по любому переданному ему в соответствии с настоящей статьей вопросу Комитет может призвать соответствующие Государства-участники, упомянутые в подпункте «b», представить любую относящуюся к делу информацию;

g) соответствующие Государства-участники, упомянутые в подпункте «b». имеют право быть представленными при рассмотрении вопроса в Комитете и делать представления устно и/или письменно;

h) Комитет в течение двенадцати месяцев со дня получения уведомления в соответствии подпунктом «b» представляет сообщение:

i) если достигается решение в рамках положений подпункта «е», то Комитет ограничивается в своем сообщении кратким изложением фактов и достигнутого решения;

ii) если решение в рамках положений подпункта «е» не достигнуто, то Комитет ограничивается в своем сообщении кратким изложением фактов; письменные представления и запись устных заявлений, представленных соответствующими Государствами-участниками, прилагаются к сообщению.

По каждому вопросу сообщение направляется соответствующим Государствам-участникам.

2. Положения настоящей статьи вступают в силу, когда пять государств-участников настоящей Конвенции сделают заявления в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи. Такие заявления сдаются Государствами-участниками на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который препровождает их экземпляры остальным Государствам-участникам. Заявление может быть в любое время отозвано посредством уведомления на имя Генерального секретаря. Такой отзыв заявления не должен наносить ущерба рассмотрению любого вопроса, являющегося предметом сообщения, уже переданного в соответствии с настоящей статьей; никакие последующие сообщения любого Государства-участника не принимаются в соответствии с настоящей статьей после получения Генеральным секретарем уведомления об отзыве заявления, если соответствующее Государство-участник не сделало нового заявления.

Статья 22

1. Государство-участник настоящей Конвенции может в любое время заявить в соответствии с настоящей статьей, что оно признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения лиц, находящихся под его юрисдикцией, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения Государством-участником положений Конвенции, или сообщения такого рода, поступающие от их имени, Комитет не принимает никаких сообщений, если они относятся к государству-участнику, которое не сделало такого заявления;

2. Комитет считает неприемлемым любое сообщение согласно настоящей статье, которое является анонимным, или, по его мнению, представляет собой злоупотребление правом на представление таких сообщений, или несовместимо с положениями настоящей Конвенции.

3. С учетом положений пункта 2 Комитет доводит любое сообщение, представленное ему в соответствии с настоящей статьей, до сведения Государства-участника настоящей Конвенции, которое сделало заявление согласно пункту 1 и которое якобы нарушает те или иные положения Конвенции. В течение шести месяцев получившее сообщение Государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления, уточняющие вопрос и любые меры, которые могли быть приняты этим Государством.

4. Комитет рассматривает полученные в соответствии с настоящей статьей сообщения в свете всей информации, представленной ему данным лицом или от его имени и соответствующим Государством-участником.

5. Комитет не рассматривает никаких сообщений от какого-либо лица согласно настоящей статье, если он не убедится, что:

а) этот же вопрос не рассматривался и не рассматривается по какой-либо другой процедуре международного расследования или урегулирования;

b) данное лицо исчерпало все имеющиеся внутренние меры правовой защиты; это правило не действует в тех случаях, когда применение этих мер не оправданно затягивается или вряд ли окажет эффективную помощь лицу, являющемуся жертвой нарушения настоящей Конвенции.

6. При рассмотрении сообщений по настоящей статье Комитет проводит закрытые заседания.

7. Комитет представляет свои мнения соответствующему Государству-участнику и данному лицу.

8. Положения настоящей статьи вступают в силу, когда пять государств-участников настоящей Конвенции сделают заявления в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи. Такие заявления сдаются государствами-участниками на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который препровождает их экземпляры остальным государствам-участникам. Заявление может быть в любое время отозвано посредством уведомления на имя Генерального секретаря. Такой отзыв заявления не должен наносить ущерба рассмотрению любого вопроса, являющегося предметом сообщения, уже переданного в соответствии с настоящей статьей; никакие последующие сообщения, направляемые любым лицом или от его имени, не принимаются в соответствии с настоящей статьей после получения Генеральным секретарем уведомления об отзыве заявления, если соответствующее Государство-участник не сделало нового заявления.

Статья 23

Члены Комитета и специальных согласительных комиссий, которые могут быть назначены согласно подпункту «е» пункта 1 статьи 21, имеют право на льготы, привилегии и иммунитеты экспертов, действующих по заданию Организации Объединенных Наций, как это предусмотрено в соответствующих разделах Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций.

Статья 24

Комитет представляет Государствам-участникам и Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций годовой доклад о своей работе в соответствии с настоящей Конвенцией.

Часть III

Статья 25

1. Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми Государствами.

2. Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 26

Настоящая Конвенция открыта для присоединения всех государств. Присоединение осуществляется путем сдачи на хранение документа о присоединении Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 27

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций двадцатой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого Государства, которое ратифицирует настоящую Конвенцию или присоединяется к ней после сдачи на хранение двадцатой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после даты сдачи на хранение его собственной ратификационный грамоты или документа о присоединении.

Статья 28

1. Любое Государство во время подписания или ратификации настоящей Конвенции или присоединения к ней может заявить о том, что оно не признает компетенцию Комитета, определенную статьей 20.

2. Любое Государство-участник, сделавшее оговорку в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, может в любое время снять свою оговорку, уведомив об этом Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья 29

1. Любое Государство-участник настоящей Конвенции может предложить поправку и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает затем предложенную поправку Государствам-участникам с просьбой сообщить ему, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этого предложения и проведения по нему голосования. Если в течение четырех месяцев с даты направления такого письма по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь созывает конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральным секретарем всем государствам-участникам на утверждение.

2. Поправка, принятая в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи вступает в силу после того, как две трети государств-участников настоящей Конвенции уведомят Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о принятии ими данной поправки в соответствии со своими конституционными процедурами.

3. Когда поправки вступают в силу, они становятся обязательными для тех государств-участников, которые их приняли, а для других государств-участников остаются обязательными те положения настоящей Конвенции и любые предшествующие поправки, которые были ими приняты.

Статья 30

1. Любой спор между двумя или более Государствами-участниками в отношении толкования или применения настоящей Конвенции, который не может быть урегулирован путем переговоров, передается по просьбе одного из них на арбитраж. Если в течение шести месяцев с даты подачи просьбы об арбитраже стороны не в состоянии прийти к соглашению по вопросу об организации арбитража, по просьбе любой из сторон спор может быть передан в Международный Суд в соответствии со статутом Суда.

2. Каждое Государство при подписании или ратификации настоящей Конвенции или при присоединении к ней может сделать заявление о том, что оно не считает себя обязанным положениями пункта 1 настоящей статьи. Другие Государства-участники не будут связаны положеними пункта 1 настоящей статьи в отношении любого Государства-участника, сделавшего такую оговорку.

3. Любое Государство-участник, сделавшее оговорку в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, может в любое время снять свою оговорку, уведомив об этом Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья 31

1. Любое Государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу по истечении года после получения уведомления Генеральным секретарем.

2. Такая денонсация не освобождает Государство-участника от его обязательств по настоящей Конвенции за любое действие или упущение, которое имело место до даты вступления денонсации в силу, и денонсация никоим образом не наносит ущерба продолжающемуся рассмотрению любого вопроса, который уже рассматривался Комитетом до даты вступления денонсации в силу.

3. После даты вступления в силу денонсации для какого-либо Государства-участника Комитет не начинает рассмотрения новых вопросов, касающихся данного Государства.

Статья 32

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций сообщает всем государствам-членам Организации Объединенных Наций и всем Государствам, подписавшим настоящую Конвенцию или присоединившимся к ней, сведения о:

а) подписании, ратификации и присоединении в соответствии со статьями 25 и 26;

b) дате вступления в силу настоящей Конвенции в соответствии со статьей 27 и дате вступления в силу любых поправок в соответствии со статьей 29;

с) денонсациях в соответствии со статьей 31.

Статья 33

1. Настоящая Конвенция, английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский тексты которой являются равно аутентичными, сдается на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций направляет заверенные экземпляры настоящей Конвенции всем Государствам.

Мужчина во Франции получил третье лицо

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Жером Амон сейчас выздоравливает в больнице

Первый человек в мире, которому дважды пересадили лицо, через три месяца после революционной операции утверждает, что чувствует себя хорошо.

Первое лицо, пересаженное Жерому Амону, в прошлом году пришлось удалить из-за признаков отторжения, появившихся после употребления антибиотиков, которыми он лечился от простуды.

На протяжении двух месяцев 43-летний мужчина оставался без лица. Все это время он находился в одной из больниц Парижа, в ожидании донорских тканей.

«Первое лицо прижилось мгновенно. В этот раз тоже самое», — сказал пациент журналистам.

Жером Амон страдает от нейрофиброматоза второго типа (НФ2) — генетического заболевания, вызывающего возникновение и рост опухолей на поверхности нервов — как под кожей, так и на ней. Такие опухоли обезобразили Амону лицо.

Впервые лицо ему пересадили в 2010 году, и трансплантация прошла успешно. Но в 2015 году он заболел простудой и врачи прописали ему антибиотики. Лечение оказалось несовместимым с иммуносупрессивной терапией, которую пациент принимал, чтобы предотвратить отторжение пересаженного лица.

Признаки отторжения появились в 2016 году, и в ноябре 2017 года лицо пришлось удалить из-за начавшегося некроза.

С тех пор и до января 2018 года Амон жил в парижской больнице имени Жоржа Помпиду. Все это время он не мог говорить, видеть и слышать. Затем был найден подходящий донор, и ему пересадили лицо во второй раз.

Для того, чтобы предотвратить повторное отторжение, кровь Амона, которого французская пресса уже называет человеком с тремя лицами, была тщательно очищена.

«Все хорошо»

Его третье лицо пока еще остается гладким и как бы застывшим, а также еще не полностью соответствует контурам черепа, глаз и носа. Но сам Амон говорит, что доволен результатом.

«Если бы я не признал это лицо своим, то было бы ужасно. Это вопрос самоидентификации… Но все хорошо, это я», — сказал он в интервью агентству Франс пресс в больнице, где он сейчас восстанавливается после операции.

«Мне 43 года. Донору было 22. Так что мне сейчас снова 22 года», — сказал он.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Профессор Ланьери на фоне экрана с лицом Жерома Амона

Операция по пересадке лица длилась несколько часов. Провел ее профессор Лоран Лантьери, специалист по пересадке рук и лиц, который уже второй раз оперировал Амона.

«Теперь мы знаем, что повторная пересадка возможна, что это больше не вопрос для дальнейшего изучения», — сказал Лантьери в интервью газете Le Parisien.

«[Вообразите себе] человека, который потерял лицо и должен дожидаться пересадки неизвестно сколько времени — такого здесь еще никогда не было, — говорит анестезиолог Бернар Шоли. — Я потрясен мужественностью пациента, который смог пережить столь серьезное испытание».

Первая операция по пересадке лица была выполнена в 2005 году на севере Франции. С тех пор по всему миру было проведено около 40 подобных операций.

Право требования кредитора в договорах в пользу третьего лица | СТРАХОВАНИЕ СЕГОДНЯ

Хозяйство и право, 12 октября 2001 г.

Право требования кредитора в договорах в пользу третьего лица

9030 просмотров

Судебная практика по страхованию ответственности

В соответствии со ст. 931 и 932 Гражданского кодекса РФ страхование ответственности в любом случае производится в пользу потерпевшего лица. Поэтому при заключении договора страхования ответственности никому из его участников выгодоприобретатель неизвестен. Самому потерпевшему также ничего неизвестно о заключении договора страхования в его пользу, и в практике нередки ситуации, когда потерпевший игнорирует наличие договора страхования и требует возмещения причиненного вреда непосредственно от его причинителя. Если при этом страховщик отказывается выплатить возмещение или возникает спор со страховщиком о размере возмещения, подлежащего выплате потерпевшему, то причинитель вреда (страхователь по договору страхования) оказывается в крайне сложном положении. Возместить потерпевшему причиненный вред или его часть — значит, признать свою ответственность. Однако страхование производится именно на случай наступления ответственности и признать свою ответственность означает умышленно содействовать наступлению страхового случая или, как минимум, не принять необходимых мер для уменьшения убытков. В этом случае страховщик откажет в выплате со ссылкой на п. 1 ст. 963 или п. 3 ст. 962 ГК РФ. Не возмещать причиненный вред — это в большинстве случаев судебный иск потерпевшего с процентами по ст. 395 ГК РФ, расходами на адвокатов и моральными издержками, сопутствующими практически любому судебному иску.

Кроме того, за период судебного разбирательства страхователя с потерпевшим может истечь исковая давность требования к страховщику, так как по таким спорам предусмотрен сокращенный двухлетний срок давности (ст. 966 ГК РФ).

В подобной ситуации некоторые страхователи-организации обратились в арбитражный суд с исковым требованием об обязании страховщика выплатить страховое возмещение потерпевшему.

Этот иск основывается на простых рассуждениях: в силу ст. 307 ГК РФ кредитор имеет право требовать от должника исполнения обязательства. Обязанность страховщика по обязательству состоит в том, чтобы уплатить возмещение потерпевшему, но он ее не исполнил и отказывается исполнять. В соответствии с ч. 2 ст. 22 АПК РФ споры о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств подведомственны арбитражному суду. Значит, рассуждает истец, страхователь имеет право в судебном порядке требовать от страховщика исполнить его обязанность, то есть выплатить потерпевшему возмещение в пределах страховой суммы.

В одном из таких дел суды первых двух инстанций Арбитражного суда Новосибирской области удовлетворили соответствующие требования. Однако надзорная инстанция решение отменила, поскольку, как было указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 1998 года № 2620/98, в силу п. 1 ст. 430 ГК РФ право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу принадлежит третьему лицу, Пунктом 4 названной статьи предусмотрено, что в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору (См.: Консультант-Плюс Судебная Практика документ № 7929). Поскольку третьим лицом в данном деле являлся гражданин, не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, дело на этом следовало бы прекратить по неподведомственности. Однако надзорная инстанция обязала суд исследовать вопрос о том, возмещен ли истцом ущерб, и указала, что, если ущерб истцом возмещен, исковые требования подлежат уточнению. Иными словами, если ущерб возмещен, то истцу-страхователю предлагается потребовать выплаты возмещения уже в свою пользу.

В другом аналогичном деле кассационная коллегия Федерального арбитражного суда Московского округа указала следующее: с учетом требований ст. 430 ГК РФ суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у истца права на получение страхового возмещения в свою пользу, а требование истца взыскать сумму страхового возмещения в пользу ООО, являющегося третьим лицом, неправомерное истец не представил доказательств того, что он наделен полномочиями представлять интересы ООО, а также доказательств отказа последнего от предоставленного по договору права (Постановление ФАС МО от 20 марта 2000 года по делу Арбитражного суда г. Москвы № А40-9201/99-7-106 (дело в ФАС № КГ-А40/975-00) // КонсультантПлюс Судебная практика ФАС Московского округа).

Позиция Арбитражного суда Омской области по поводу прав кредитора в договоре в пользу третьего лица такова. За кредитором сохраняется право требовать от должника исполнения обязательства, но это право может быть реализовано кредитором только в том случае, если третье лицо, в пользу которого обусловлено исполнение договорного обязательства, откажется от своего права требования к должнику (Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Омской области от 29 мая 1998 года № 123/А // КонсультантПлюс Судебная практика ФАС Западно-Сибирского округа).

Арбитражный суд Пермской области следующим образом высказался по поводу договоров страхования жизни работников за счет средств предприятия: «Данные виды договоров относятся к договорам в пользу третьего лица и в соответствии со ст. 430 ГК РФ правоотношения возникают между должником (страховой компанией) и третьим лицом (гражданином)» (Решение Арбитражного суда Пермской области от 8 апреля 1999 года по делу № А50-1683/99-AI // КонсультантПлюс Судебная практика ФАС Уральского округа).

Первый из приведенных судебных актов принят в мае 1998 года, а последний — в марте 2000 года, но по своему смыслу, как мы видим, они весьма похожи. Все это говорит о том, что судебная практика по таким искам приобретает устойчивый характер и, следовательно, из нее можно сделать два важных вывода.

Во-первых, к договорам страхования, заключенным в пользу третьего лица, должны применяться правила ст. 430 ГК РФ. Это было не вполне очевидно в особенности для договоров страхования ответственности, ибо ст. 430 Кодекса регулирует отношения, в которых выгодоприобретатель назначается сторонами по договору, но в договорах страхования возможность волеизъявления сторон по назначению выгодоприобретателя ограничена, а в договорах страхования ответственности выгодоприобретатель императивно назначен законом.

Во-вторых, страхователь по договору страхования в пользу третьего лица не вправе предъявить иск об обязании страховщика исполнить договор третьему лицу.

Этот вывод делается судами со ссылкой на п. 1 и п. 4 ст. 430 ГК РФ. В п. 1 указано, что право требовать исполнения принадлежит третьему лицу, а в п. 4 — что кредитор может воспользоваться правом третьего лица, когда последнее от него отказалось. Эти нормы истолкованы судами в том смысле, что кредитор по договору в пользу третьего лица получает какие-либо права только после отказа третьего лица от своего права. До отказа он не может требовать ни исполнения в свою пользу (что очевидно), ни исполнения в пользу третьего лица. Требование же об исполнении в пользу третьего лица кредитор не сможет заявить ни при каких условиях.

Обязательство, вытекающее из договора в пользу третьего лица

Рассмотрим одно важное следствие, которое вытекает из приведенного выше судебного толкования ст. 430 ГК РФ.

Любые договорные обязательства, в том числе и те, в которых исполнение производится третьему лицу, наделенному самостоятельным правом требования к должнику, подчиняются общим правилам Гражданского кодекса РФ об обязательствах. В том числе на них распространяется и норма п. 1 ст. 307 Кодекса, согласно которой в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. То есть кредитор по обязательству должен иметь безусловное право потребовать от должника совершить действие, обусловленное обязательством.

Однако судебная практика отказывает кредитору в этом, если обусловленным действием является исполнение третьему лицу, и ставит решение вопроса о праве кредитора в зависимость от волеизъявления третьего лица. Поэтому необходимо выяснить: создает ли договор в пользу третьего лица обязательство до отказа третьего лица от своего права?

Нужно сказать, что весьма изобретательно обошла это вопрос кассационная коллегия ФАС МО. В упомянутом постановлении указано, что у ОАО нет обязательства перед ООО по выплате ему страхового возмещения (ОАО в этом деле выступало страховщиком, а ООО — страхователем ). Но ничего не сказано ни относительно того, есть ли у страховщика обязательство перед страхователем по выплате страхового возмещения третьему лицу, ни по поводу того, есть ли вообще у страховщика обязательство перед страхователем, а если есть, то кто является кредитором по этому обязательству. Суд обошел молчанием и вопрос о том, что является предметом обязательства в договоре в пользу третьего лица.

Если исходить из того, что договоры в пользу третьего лица все же создают обязательство и до отказа третьего лица от своего права, то следует ответить на важный вопрос, кто является в нем кредитором. Это существенно, ибо кредитор по обязательству не только имеет права, но и несет обязанности. Так, в силу п. 2 ст. 408 ГК РФ кредитор обязан принять надлежащее исполнение и выдать расписку в его получении.

М. И. Брагинский и В. В. Витрянский пишут в отношении договоров в пользу третьего лица: «.. третье лицо всегда противостоит в качестве кредитора одной из сторон первоначального договора… Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы … два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом согласия принять выговоренное в его пользу право…» (Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. — М., 1999, с. 563-564). Эти авторы полагают, следовательно, что кредитор в подобных договорах определяется не сразу, а лишь после волеизъявления третьего лица. При согласии третьего лица оно становится кредитором, а при отказе кредитором становится сторона договора. До волеизъявления третьего лица, таким образом, кредитора нет, а значит, нет и обязательства.

Однако с подобной позицией трудно согласиться, ибо она прямо противоречит тексту закона. В силу прямого указания п. 1 ст. 430 ГК РФ третье лицо не только не является кредитором в договорах в пользу третьего лица, но и никогда не становится им.

Далее. Если предположить, что после выражения согласия воспользоваться своим правом третье лицо становится кредитором должника, не должно быть никаких препятствий к тому, чтобы оно осуществляло все обычные полномочия кредитора, в том числе могло уступить свое право требования другому лицу. Такое случалось в хозяйственном обороте, но в этих случаях Президиум ВАС РФ оценивал поведение третьего лица как противоречащее закону.

Неоднократно ВАС РФ давал правовую оценку случаям, в которых третье лицо уступало свое право требования другому лицу и это лицо обращалось с иском об исполнении к должнику. Позиция суда в этих случаях была неизменной: лицо не вправе было требовать взыскания страхового возмещения в связи с тем, что это право в нарушение ст. 382 ГК РФ ему уступил не кредитор, а выгодоприобретатель (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 января 1998 года № 1586/96 // Вестник ВАС РФ, 1998. № 5).

Рассмотрим, кроме того, простой пример. Пусть стороны заключили договор о бездействии должника в пользу третьего лица. Это не противоречит ст. 430 и соответствует ст. 307 ГК РФ, а значит, вполне возможно. Третье лицо ничего не знает об этом договоре и поэтому не может изъявить свою волю. Должник хочет получить расписку на основании п. 2 ст. 408 ГК РФ. К кому следует обратиться должнику за получением расписки — к стороне договора или к третьему лицу? Нам представляется очевидным, что обращаться следует к стороне договора, просто потому что в силу п. 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для третьих лиц, соответственно у третьего лица нет обязанности выдавай расписку.

Поэтому выгодоприобретатель откажет должнику и будет прав, ибо он ни в чем ему не обязан. Значит, должнику следует обратиться за распиской не к третьему лицу, а к другой стороне договора, которая и является кредитором, обязанным выдать расписку. Если же другая сторона договора не выдает расписку, то согласно п. 2 ст. 408 ГК РФ исполнение третьему лицу может быть задержано. Именно такой нам видится структура взаимодействия сторон договора в пользу третьего лица. Следовательно, именно сторона договора является кредитором и несет правовую обязанность принять исполнение, хотя фактически принимает его третье лицо.

Из всего сказанного ясно, что не третье лицо, а именно соответствующая сторона договора несет обязанности кредитора и осуществляет такие его полномочия как уступка своего требования.

Итак, судебные толкования ст. 430 ГК РФ и проведенный краткий анализ правового положения сторон в договоре в пользу третьего лица ставят нас перед альтернативой:

— либо следует считать, что до волеизъявления третьего лица договоры в пользу третьего лица не создают обязательства в том смысле, в котором этот термин понимается в ст. 307 ГК РФ, поскольку до отказа третьего лица от своего права кредитор не обладает полномочием потребовать исполнения;

— либо следует считать, что договоры в пользу третьего лица создают довольно странное обязательство, в котором кредитор во всем похож на обычного кредитора, кроме одного — он не может в судебном порядке потребовать от должника исполнить то, в чем тот обязался перед ним.

Можно ли считать договор в пользу третьего лица условной сделкой?

Рассмотрим первую из двух указанных выше альтернативных возможностей. Гражданскому праву известны сделки, которые создают обязательства только при наступлении определенного события (отлагательного условия). В соответствии со ст. 157 ГК РФ они носят название сделок, совершенных под условием, или условных сделок.

Если бы договоры в пользу третьего лица можно было описать конструкцией условной сделки, все стало бы на свои места. Следует поэтому проанализировать такую возможность.

Исходя из смысла пп. 1 и 2 ст. 157 ГК РФ, сделка считается условной, если стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят. В данном случае таким событием предположительно будет волеизъявление третьего лица. Из ст. 430 Кодекса видно, что закон действительно связывает наступление определенных правовых последствий с фактом выражения третьим лицом своих намерений. Выражение третьим лицом намерения воспользоваться правом в соответствии с п. 2 ст. 430 ГК РФ имеет своим правовым последствием невозможность для сторон изменять и расторгать договор без согласия третьего лица.

Отказ третьего лица от права согласно п. 4 ст. 430 ГК РФ влечет возможность для кредитора воспользоваться правом третьего лица. Но закон не предусматривает в качестве правового последствия волеизъявления третьего лица возникновение прав и обязанностей по договору, а это дает все основания полагать, что право у третьего лица существует уже с момента заключения договора.

Кроме того, если брать конкретный пример со страхованием ответственности, то сама природа данных отношений не позволяет описать их с помощью конструкции условной сделки.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование представляет собой отношения по защите интересов граждан и юридических лиц путем формирования денежных фондов за счет уплаченных страховых премий. Общая идея страховой защиты состоит в том, что страховщик, получив страховую премию, принимает на себя обязательство выплатить возмещение при наступлении страхового случая. Выплата производится за счет специальных денежных фондов, которые формирует страховщик. Если страхового случая не происходит, страховщик оставляет все полученные деньги себе, однако это не означает, что в течение действия договора он не предоставлял страховой защиты. Страховая защита предоставляется с момента вступления в силу договора, если договором не предусмотрен иной срок начала ее действия (п. 2 ст. 957 ГК РФ). Причем предоставляется она именно страхователю. Это страхователь заплатил за «страх», то есть за возможность того, что у него возникнет ответственность перед потерпевшим, и он знает, что с момента начала действия защиты страховщик имеет перед ним обязательство по возмещению вреда потерпевшему. И для страховщика и для страхователя вред, причиненный потерпевшему, показателен лишь тем, что ответственным за этот вред является страхователь. При возмещении страховщиком вреда потерпевшему прекратится обязанность страхователя по возмещению вреда, то есть, исполняя обязанность по договору страхования, страховщик возместит вред не только потерпевшему, но и страхователю, ибо освободит его от возложенной ответственности. Волеизъявление потерпевшего здесь совершенно ни при чем. Страховщик предоставляет защиту не потерпевшему, а страхователю и обязан он не потерпевшему, а страхователю.

Использование конструкции условной сделки, напротив, означает, что до наступления соответствующего условия (в данном случае волеизъявления потерпевшего) права и обязанности не возникают (п. 1 ст. 157 ГК РФ), то есть договор, по существу, не действует. В частности, это значит, что и после наступления страхового случая, но до того, как потерпевший изъявит свою волю, у страховщика нет никаких обязательств и он не обязан платить. Иными словами, до волеизъявления потерпевшего страхователь лишен страховой защиты.

Если бы обязанность страховщика зависела от потерпевшего и для предоставления страховой защиты было бы недостаточно волеизъявления страхователя и страховщика, то и защита, предоставляемая страхователю, зависела бы от потерпевшего. Следовательно, в отсутствие страхового случая ни о какой защите страхователя вообще нельзя было бы говорить, так как нет еще и самого потерпевшего.

Таким образом, использование для описания договоров страхования конструкции условной сделки фактически сводит на нет всю идею страховой защиты и прямо противоречит норме п. 2 ст. 957 ГК РФ. Страховая защита предоставляется страхователю с момента начала действия договора, если договором не предусмотрен иной момент начала действия страхования. Поскольку содержанием понятия «страховая защита» является обязательство страховщика платить при наступлении страхового случая, то и обязательство страховщика платить не может возникнуть в результате волеизъявления потерпевшего после наступления страхового случая. Обязательства страховщика должны возникать при начале действия страхования, обусловленного договором.

Конструкцию условной сделки, следовательно, нельзя использовать при описании договоров страхования в пользу третьего лица. Договор страхования, а вместе с ним и страховая защита должны начать свое действие при вступлении в силу договора и начало действия защиты не может зависеть от волеизъявления лица, в пользу которого заключен договор.

Поскольку в конкретном примере договоров страхования ответственности нельзя использовать конструкцию условной сделки, то нельзя ее использовать и в общем случае договора в пользу третьего лица. Действие договора в пользу третьего лица должно начинаться с момента его заключения и еще до волеизъявления третьего лица какие-то права и обязанности у сторон, вытекающие из договора в пользу третьего лица, должны существовать.

Концепция секундарных прав

Конструкцию условной сделки использовать не удается, остается, следовательно, вторая из указанных альтернативных возможностей — конструкция нестандартного обязательства, в которой сторона договора, в отличие от стороны в обычном обязательстве, до волеизъявления третьего лица бесправна, хотя в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК РФ она является кредитором, а значит, несет все обязанности кредитора по обязательству.

Действительно в отечественном правоведении существует концепция так называемых «секундарных» прав. Она изложена, в частности, в уже упомянутой работе М. И. Брагинского и В. В. Витрянского (Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч., с. 366-571), которые, анализируя все имеющиеся точки зрения по вопросу о договорах в пользу третьего лица, приходят к выводу, что именно этой концепции нужно следовать при анализе прав и обязанностей, вытекающих из такого типа договоров.

По этой концепции до волеизъявления третьего лица ни у стороны договора, ни у третьего лица нет никаких полноценных субъективных прав. Однако у третьего лица имеется неполноценное секундарное право, которое возникает у него с момента начала действия договора. После изъявления им своей воли оно превращается либо в полноценное субъективное право третьего лица (если изъявлено намерение воспользоваться своим правом), либо в полноценное субъективное право стороны договора (если третье лицо отказалось от своего права). Наиболее важное отличие между секундарным правом и полноценным субъективным правом отражает следующее высказывание М. М. Агаркова, которое приводится в книге М. И. Брагинского и В. В. Витрянского: «Праву одной стороны противостоит не обязанность другой стороны, а только связанность ее этим правом» (Цит. по: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч., с. 367). Из этого, таким образом, следует, что до волеизъявления третьего лица должник не обязан исполнять третьему лицу, а лишь некоторым, не вполне понятным образом связан секундарным правом третьего лица.

Итак, заявив, что до волеизъявления третьего лица никаких прав и обязанностей договор не создает, удается объяснить, почему данный договор не является, тем не менее, условной сделкой. Потому, что данный договор действует не с момента волеизъявления третьего лица, как условная сделка, а с момента его заключения. Однако в период от начала своего действия и до волеизъявления третьего лица этот договор создает не права и обязанности, а секундарное право третьего лица и «связанность» должника.

Правовое положение должника в этой конструкции напоминает, по мнению указанных авторов, положение оферента, который до волеизъявления акцептанта, то есть до акцепта или отказа от акцепта, лишь «связан» направленной офертой, но не обязан перед акцептантом. Правовое положение третьего лица напоминает положение акцептанта, от волеизъявления которого зависит превращение «связанности» в полноценную обязанность должника. Правовое же положение стороны договора в этой конструкции оказывается довольно странным: до волеизъявления третьего лица она лишена каких-либо прав и перед ней никто не обязан и лишь от волеизъявления третьего лица зависит, получит она какие-либо полноценные права или нет. Заключив договор, его сторона, таким образом, не получает ничего, кроме «связанности» должника, да и то не перед ней, а перед третьим лицом.

Использование конструкции условной сделки, как мы видели, противоречит самому существу возникающих отношений. Таким образом, единственной подходящей конструкцией для описания договоров в пользу третьего лица является специально разработанная и весьма экзотическая конструкция секундарных прав.

Секундарные права и «бритва Оккама»

Еще в XIII веке английский философ Уильям Оккам сформулировал универсальное правило, носящее название «бритва Оккама»: «сущности не следует приумножать сверх необходимости». Смысл этого правила в том, что не следует вводить новые понятия до тех пор, пока можно обойтись уже существующими. Посмотрим, как аргументируют М. И. Брагинский и В. В. Витрянский необходимость использования концепции секундарных прав для описания договоров в пользу третьего лица.

В ст. 167 ГК РСФСР 1964 года было указано: «Исполнения договора в пользу третьего лица может требовать как лицо, заключившее договора так и третье лицо, в пользу которого обусловлено исполнение, поскольку иное не предусмотрено законом, договором и не вытекает из существа обязательства.

Если третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, то лицо, заключившее договор, может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, договору или существу обязательства». Первое предложение этого текста из действующего Гражданского кодекса РФ исключено. Одновременно в Кодекс включена норма п. 2 ст. 430, позволяющая в соответствии с толкованием a contrario (от противного) сторонам, заключившим договор, изменять его по своему усмотрению до волеизъявления третьего лица, в том числе полностью исключить третье лицо из договора, то есть превратить договор в обычную двустороннюю сделку без участия третьих лиц. Подобная норма отсутствовала в ГК РСФСР 1964 года.

Исключение из законодательства ранее действовавшей нормы и включение новой нормы и свидетельствует, по мысли М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, о том, что действующий ГК РФ, в отличие от прежнего, не допускает возможности для стороны договора требовать чего-либо от должника до волеизъявления третьего лица. В качестве компенсации за это Кодекс дозволяет сторонам произвольно изменять договор до волеизъявления третьего лица, в том числе и предоставлять кредитору полноценное право требования путем исключения третьего лица из договора.

Рассуждения М. И. Брагинского и В. В. Витрянского приведены без каких-либо искажений, хотя авторам данной статьи они так и остались неясными. Не совсем понятно, каким образом исключение из Кодекса нормы, в том числе и дозволяющей, может порождать ограничение в правах. На наш взгляд, только прямой запрет может ограничивать лицо в его гражданских правах. В остальном действует принцип: разрешено все, что прямо не запрещено законом. Тем не менее именно такой вывод делают указанные авторы, и именно таким образом обосновывается необходимость использования конструкции секундарных прав для описания прав и обязанностей, вытекающих из договоров в пользу третьего лица.

Представляется важным заметить по этому поводу следующее. Конструкции «договор» и «обязательство» в том виде, в каком они присутствуют в ГК РФ и в других кодексах романо-германской правовой системы, одни из наиболее старых конструкций гражданского права.

Договор в пользу третьего лица также хорошо известная конструкция, и до сих пор его толкования обходились без включения в систему гражданско-правовых понятий новых конструкций. Об этом говорит, например, текст соответствующей нормы из § 335 Германского гражданского уложения, которым успешно пользуются уже около ста лет: «Кредитор может требовать исполнения в пользу третьего лица даже в том случае, когда последнее само обладает правом требования, если сторонами не согласовано иное» (Германское право. В 2-х ч. Ч. 1. — М., 1996, с. 75).

Итак, истцы в рассмотренных выше судебных делах и авторы этой статьи исходят из следующей совершенно ясной и стандартной для гражданского права конструкции:

1) при заключении договора в пользу третьего лица между сторонами договора как должником и кредитором возникает полноценное обязательство;

2) предметом этого обязательства (действием, которое обязан совершить должник) является исполнение третьему лицу, пока третье лицо не отказалось от своего права, и исполнение кредитору, если третье лицо от него отказалось, то есть от условия зависит предмет обязательства, а не его возникновение и существование;

3) по общему правилу именно это действие вправе потребовать исполнить кредитор, иными словами, как до волеизъявления третьего лица, так и после его согласия кредитор вправе требовать исполнения третьему лицу, а после отказа третьего лица кредитор вправе требовать исполнения для себя;

4) в дополнение к этим обычным правам кредитора еще и третье лицо вправе требовать от должника исполнения для себя.

Ни из книги М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, ни из рассмотренных судебных дел так до конца и непонятно, почему нужно отказаться от этой ясной и стандартной конструкции и с какой целью следует вводить новую. Возможно, напротив, целесообразно пересмотреть судебные толкования, которыми, по существу, без крайней необходимости проводится в жизнь новая конструкция и отвергается стандартная.

Интерес кредитора и интерес третьего лица

В этом споре, однако, дело не только и не столько в используемых юридических конструкциях. В действительности спор идет не о конструкциях, а об одном из важнейших принципов гражданского права, закрепленном в п. 2 ст. 1 ГК РФ. Вот его текст: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе».

У М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, напротив, читаем: «Договор в пользу третьего лица составляет особую договорную конструкцию, принципиально отличную от всех остальных договоров, для которых характерно то, что они всегда заключаются в интересах самих сторон» (Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч., с. 563). Значит, договор в пользу третьего лица заключается не в интересах сторон: в частности, одна из сторон заключает его не в своем, а в чужом интересе. Словосочетание «в пользу третьего лица», то есть в интересах третьего лица, казалось бы, подтверждает эту позицию.

Это и другие приведенные выше высказывания упомянутых авторов показывают, что, по их мнению, договор в пользу третьего лица представляет исключение из общего принципа, закрепленного в п. 2 ст. 1 ГК РФ. Сторона в нем приобретает права не своей волей, а волей другого (третьего) лица, а обязанности принимает на себя хотя и своей волей, но не в своем интересе, а в интересе другого (третьего) лица.

Авторы этой статьи придерживаются принципиально иной позиции. По нашему мнению, основополагающие принципы должны соблюдаться неукоснительно. Именно в их универсальности и состоит их ценность. Более того, если в конкретных текстах норм и возникают какие-то отклонения от общих принципов, толкования этих текстов должны устранять эти отклонения и не разрушать общие принципы, а всемерно способствовать их сохранению. Устойчивость базовых принципов и обеспечивает устойчивость всей отрасли права. Расшатывание этих принципов, толкования, направленные на появление исключений из них, делают правоприменение неустойчивым, приводят к произволу в толкованиях и к такому опасному явлению как произвол суда.

Если исходить из того, что сторона, заключившая договор в пользу третьего лица, действовала не в своем, а в чужом интересе, позиция М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, а также судебных инстанций выглядит логичной. Поскольку у стороны договора нет интереса в исполнении договора другой его стороной, а интерес в исполнении есть только у третьего лица, то и судебной защите подлежит лишь интерес третьего лица. Сторона же, заключившая договор, не может искать в суде защиты и требовать исполнения заключенного ею договора просто потому, что ей нечего защищать -— интерес, подлежащий судебной защите, у стороны договора отсутствует. Действительно, ведь процессуальное законодательство допускает обращение в суд частного лица только для защиты своих интересов. Частное лицо не может требовать в суде защиты чужих интересов. Если исходить из того, что страхователь, заключивший договор страхования в пользу третьего лица, действовал не в своих, а в чужих интересах, то обращение в суд страхователя с иском об обязании страховщика выплатить возмещение третьему лицу неправомерно.

Вполне последовательная позиция состоит в данном случае в прекращении дела в связи с неподведомственностью. Именно так поступил суд при рассмотрении дела № А40-9201/99-7-106 (дело № КГ-А40/975-00 ФАС МО). В данном деле суды сделали вывод, что требование истца взыскать сумму страхового возмещения в пользу третьего лица неправомерно, поскольку истец не представил доказательств того, что он наделен полномочиями представлять интересы третьего лица, то есть действует в интересе третьего лица.

Однако в постановлении Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 года № 2620/98, упоминавшемуся в начале статьи, подобная последовательность отсутствует. В этом случае надзорная инстанция возвратила дело на новое рассмотрение с указанием суду первой инстанции уточнить исковые требования в том случае, если страхователь возместил потерпевшему причиненный вред. Несмотря на то, что теоретическая концепция, на которой построил свое решение суд, и предполагает отсутствие интереса у стороны договора в пользу третьего лица, практически судьи прекрасно понимают, что страхователь по договору страхования ответственности имеет интерес в возмещении убытков третьему лицу не меньший, чем само третье лицо.

Приведем еще одно судебное решение по аналогичному иску (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 1996 года № 8285/95 // Вестник ВАС РФ, 1996, № 8). Заемщик (ТОО), застраховавший свою ответственность за невозврат банковского кредита в пользу банка, обратился в суд с иском к страховщику об обязании последнего выплатить возмещение банку. Банк был привлечен в качестве третьего лица и иск был удовлетворен в пользу самого страхователя. Поскольку страховой полис был выдан самому ТОО, оно, по мнению суда, «…и стало выгодоприобретателем по договору страхования». Иными словами, суд решил, что договор заключен в пользу самого страхователя, а не в пользу третьего лица. В тот период, когда заключался договор страхования и принималось решение суда, еще не действовала вторая часть Гражданского кодекса РФ и выгодоприобретатель в договорах страхования ответственности не был назначен законом императивно. В договоре же было записано, что страховое возмещение выплачивается банку. Был принесен протест, но надзорная инстанция, отказав в его удовлетворении, оставила решение в силе и указала следующее: «Согласно статье 5 Закона Российской Федерации «О страховании» страхователи вправе при заключении договоров страхования назначать физических или юридических лиц (выгодоприобретателей) для получения страховых выплат по договорам страхования. По договору страхования страховое возмещение выплачивается банку-кредитору. Сумма страхового возмещения, полученная ТОО… последним была перечислена банку, что соответствует условиям договора». Здесь в правовой позиции надзорной инстанции имеется внутреннее противоречие. Ссылка в постановлении на условие договора и его привязка к норме, позволяющей назначать выгодоприобретателей, говорит о том, что суд считает договор заключенным в пользу третьего лица. Однако если договор заключен в пользу третьего лица (банка), то почему правомерно решение, обязавшее страховщика исполнить договор в пользу заемщика? Наоборот, правомерен именно протест и его надлежит удовлетворить. Но противоречивой является лишь правовая позиция суда. Внутреннее же убеждение судей, напротив, очевидно: поскольку в итоге деньги получил тот, кому они предназначались, нет нужды менять решение, независимо от того, законно оно или нет. И здесь внутреннее убеждение судей идет вразрез с теоретической концепцией (а заодно и с законом), ибо очевидно, что получение банком суммы кредита решает и проблемы банка, и проблемы заемщика-страхователя.

Из этих примеров видно, что у стороны договора в пользу третьего лица имеется интерес в исполнении именно третьему лицу и фактически суды учитывают это интерес. Еще более наглядно это проявляется при расторжении договора в пользу третьего лица или признании его недействительным, если расторжение или признание недействительным произошло после исполнения третьему лицу.

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (См.: Хозяйство и право, 2000, № 4) прямо указано, что в подобных ситуациях неосновательно обогатившейся является сторона по договору, а не третье лицо, хотя исполнением произведено не стороне, а третьему лицу. В п. 12 читаем: «Денежные средства, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, подлежат возврату вороной по данной сделке», а в п. 13 того же обзора записано: «Расторжение договора, обязывающего должника произвести платеж третьему лицу, не влечет обязанности последнею вернуть полученное плательщику на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ», поскольку материальная выгода в результате исполнения третьему лицу возникает у стороны договора. Следовательно, исполнение по договору в пользу третьего лица производится не третьему лицу, а стороне по договору и при исполнении третьему лицу удовлетворяется, прежде всего, интерес стороны договора и лишь попутно интерес третьего лица.

Из приведенных рассуждений и примеров видно, что реальные договоры в пользу третьего лица заключаются в полном соответствии с основным принципом гражданского права, закрепленным в п. 2 ст. 1 ГК РФ, и суды хорошо это понимают. Сторона подобного договора заключает его исключительно в своих интересах, а интерес третьего лица присутствует в договоре лишь потому, что интерес стороны как раз и состоит в удовлетворении интереса третьего лица.

Баланс интересов кредитора и третьего лица

В свете изложенного рассмотрим смысл правила, закрепленного в норме п. 4 ст. 430 ГК РФ. Если бы эта норма отсутствовала, выгодоприобретатель своим отказом принять исполнение мог бы заблокировать удовлетворение интереса стороны договора. Норма п. 4 ст. 430 Кодекса препятствует такой возможности. Опираясь на эту норму, сторона договора может удовлетворить свой интерес даже в том случае, когда выгодоприобретатель не желает удовлетворять свой интерес за счет должника либо уже удовлетворил его иным образом. Смысл нормы п. 4 ст. 430 ГК РФ совершенно не в том, чтобы воспрепятствовать стороне договора требовать исполнения в пользу третьего лица, а в том, чтобы третье лицо своим отказом от принятия исполнения не нарушило баланс интересов и не воспрепятствовало бы достижению той цели, ради которой стороны и заключали договор. Сторона договора в пользу третьего лица должна иметь возможность удовлетворить свой интерес в любом случае и эта возможность не должна зависеть от волеизъявления третьего лица.

Однако концепция секундарных прав и рассмотренные в начале статьи судебные толкования текста ст. 430 ГК РФ препятствуют удовлетворению интереса кредитора, когда третье лицо вообще не изъявляет своей воли. В этом случае, отмечают М. И. Брагинский и В. В. Витрянский, у сторон договора есть п. 2 ст. 430 ГК РФ, допускающий возможность полностью изменить договор, в том числе исключить из договора третье лицо и превратить его тем самым в обычный договор, заключенный в интересах самого кредитора. Не изъявляя свою волю, третье лицо не может ухудшить положение стороны договора.

Действительно, было бы справедливо, если бы во всех договорах в пользу третьего лица стороны могли назначать выгодоприобретателя по своему усмотрению и норма п. 2 ст. 430 ГК РФ в ее толковании a contrario действительно имела бы универсальный характер. Однако именно в договорах страхования ответственности предусматривается исключение из этого правила. Стороны договора страхования ответственности никак не могут ни заменить выгодоприобретателя, ни исключить его из договора, поскольку он императивно назначен законом (ст. 931, 932 ГК РФ). Таким образом, применение рассматриваемой концепции секундарных прав и соответствующего ей судебного толкования норм ст. 430 ГК РФ для договоров страхования ответственности создает возможность для третьего лица фактически злоупотреблять своим правовым положением, вообще не изъявляя своей воли. Интерес кредитора оказывается при этом совершенно незащищенным. Это с успехом продемонстрировали нам суды в тех делах, с рассмотрения которых началась данная статья.

Судебная практика толкует нормы ст. 430 ГК РФ в том смысле, что кредитор не может в судебном порядке требовать от должника произвести исполнение третьему лицу, пока последнее не отказалось от своего права требования. Однако, как мы видим, это толкование, во-первых, разрушает универсальность одного из основных принципов гражданского права, что, на наш взгляд, совершенно недопустимо. Во-вторых, это толкование без крайней необходимости создает новые, весьма причудливые гражданско-правовые конструкции, то есть нарушает важный методологический принцип, известный под названием «бритва Оккама». В-третьих, это толкование искажает цель рассматриваемых норм, которая состоит в регулировании баланса интересов в договорах в пользу третьего лица. В том смысле, который придан ст. 430 ГК РФ судебной практикой, эти нормы служат совершенно иной цели.

На наш взгляд, высшим судебным инстанциям следовало бы еще раз вернуться к проблеме и рассмотреть ее с точки зрения изложенных аргументов.

Ю. ЗАХАРОВ,
аспирант кафедры предпринимательского (хозяйственного) права МГЮА
Ю. ФОГЕЛЬСОН,
доцент кафедры предпринимательского (хозяйственного) права МГЮА


  Вся пресса за 12 октября 2001 г.
  Смотрите другие материалы по этой тематике: Страховое право, Книги, СМИ, публикации, Страхование ответственности, Суды и расследования


Установите трансляцию заголовков прессы на своем сайте

 
Архив прессы
Текущая пресса

31 декабря 2021 г.

5 колесо, 31 декабря 2021 г.
Отмена техосмотра: когда новый закон вступает в силу и кого коснется

Report.Az, Баку, 31 декабря 2021 г.
Будет создана подсистема «Государственное обязательное личное страхование»

Украинский бизнес ресурс, 31 декабря 2021 г.
НБУ изменит требования к собственникам и критерии оценки степени риска небанков: новые правила

TRISTAR.com.ua, 31 декабря 2021 г.
Нацбанк изменил порядок оценки деловой репутации топ-менеджеров и и владельцев небанковских финучреждений

TRISTAR.com.ua, 31 декабря 2021 г.
Ущерб от извержения вулкана на острове Ла Пальма оценивается в 900 млн евро

TRISTAR.com.ua, 31 декабря 2021 г.
Сумма страхового возмещения от наводнения в Малайзии оценивается уже в 720 млн долларов и будет расти

УкрСтрахование, 31 декабря 2021 г.
Похитители коллекции драгоценностей из музея Дрездена предстанут перед судом

УкрСтрахование, 31 декабря 2021 г.
Китайский регулятор отменяет некоторые ограничения для иностранных страховых брокеров

Авто.ру, 31 декабря 2021 г.
В России окончательно отменили техосмотр. Но кое-кому проходить его всё-таки придётся

Лента. Ру, 31 декабря 2021 г.
В России отменили обязательный техосмотр

Конкурент, Владивосток, 31 декабря 2021 г.
Непривитым от COVID-19 россиянам предрекли новыхе неприятности

car.ru, 31 декабря 2021 г.
Автомобиль поврежден в лесу, можно ли рассчитывать на выплаты от страховой компании

НовостиВолгограда.ру, 31 декабря 2021 г.
Автосалон в Волгограде навязывал клиентам добровольно-принудительную страховку

infopro54.ru, Новосибирск, 31 декабря 2021 г.
Какие «новогодние» несчастные случаи и травмы страховщики не будут оплачивать?

Турпром. ru, 31 декабря 2021 г.
Российских туристов предложено страховать по справедливости, помешав страховщикам увиливать от выплат

Российская газета онлайн, 31 декабря 2021 г.
Бумажный полис ОМС в поликлиниках спрашивать не будут


30 декабря 2021 г.

korins.ru, 30 декабря 2021 г.
НСА выразил благодарность агростраховщикам за высокое качество страхового обслуживания в АПК


 &nbspОстальные материалы за 30 декабря 2021 г.

Верховный суд РФ принял новое постановление об исковой давности Главная

Пленум Верховного суда РФ в новом постановлении от 29 сентября 2015 г. № 43 (далее – Постановление № 43) разъяснил судам, как правильно применять нормы Гражданского кодекса РФ об исковой давности. Новые позиции обязательны и для арбитражных судов, и для судов общей юрисдикции. Ранее действовавшее совместное постановление пленумов Верховного суда РФ и ВАС РФ 2001 года больше не подлежит применению.

В новом документе есть восемь важных новелл, которые отличаются от прежних разъяснений.

1. Уплата части долга больше не свидетельствует о том, что должник признает свой долг перед кредитором в полном объеме.

Ранее если должник (или иное лицо с его согласия) выплачивал не всю сумму долга, а лишь его часть, то все равно считалось, что тем самым должник признал всю сумму долга. Исключение из этого правила было лишь для периодических платежей.

Теперь вне зависимости от того, предусматривает ли обязательство исполнение по частям или в виде периодических платежей, если должник совершит действия, которые свидетельствуют о признании лишь какой-то части долга, такие действия не будут считаться признанием долга со стороны должника. А значит, такие действия не будут прерывать течение срока исковой давности по другим частям (платежам) обязательства (абз. 3 п. 20 Постановления № 43).

2. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, получило право заявлять о пропуске срока исковой давности.

Ранее действовало правило о том, что заявление о пропуске срока исковой давности, которое сделано третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделала сторона по спору.

В Постановлении № 43 это правило сохранилось, но из него появилось одно исключение. Теперь такое третье лицо может заявить о пропуске срока исковой давности, если в случае удовлетворения иска ответчик получит возможность предъявить к нему регрессный иск или взыскать с него убытки (абз. 5 п. 10 Постановления № 43).

3. Увеличение истцом размера исковых требований по общему правилу не изменяет момент, с которого не течет срок исковой давности.

Увеличение истцом размера исковых требований до того, как суд вынесет решение по делу, не изменяет момент, с которого исковая давность перестает течь. В этом случае датой, с которой приостанавливается течение срока исковой давности, будет день подачи иска в установленном законом порядке (т. е. подача иска в надлежащий суд с соблюдением всех требований к форме, содержанию искового заявления, а также с приложением всех необходимых документов).

Вместе с тем, нужно иметь в виду, что истец может увеличить размер исковых требований путем изменения периода взыскания. В результате к взысканию может быть заявлена задолженность за те периоды, требования по которым при обращении с первоначальным требованием не заявлялись. В таких случаях срок исковой давности по измененным требованиям перестает течь с даты заявления таких требований, а не с даты предъявления первоначального иска (п. 14 Постановления № 43).

4. Верховный суд РФ разъяснил порядок применения сроков исковой давности в тех случаях, когда истец предъявил иск к ненадлежащему ответчику.

Здесь можно выделить два ключевых разъяснения.

Во-первых, если ответчик сделал заявление о пропуске истцом срока исковой давности, а после этого выяснилось, что ответчик является ненадлежащим и его заменили на надлежащего, то новому ответчику нужно заново заявлять о пропуске срока исковой давности. Это связано с тем, что заявление о пропуске срока исковой давности, которое сделала ненадлежащая сторона, не будет иметь правового значения (абз. 4 п. 10 Постановления № 43).

Во-вторых, если истец предъявил в суд иск, но впоследствии выяснилось, что ответчик является ненадлежащим и он был заменен на надлежащего, срок исковой давности перестает течь с момента, когда истец заявил ходатайство о замене ненадлежащего ответчика или выразил согласие на предложение суда осуществить такую замену (п. 19 Постановления № 43).

5. Истечение срока исковой давности по главному требованию не всегда погашает срок исковой давности по дополнительным требованиям.

Истечение срока исковой давности по главному требованию не погашает срок исковой давности по дополнительным требованиям в следующем случае. Стороны договора займа могут установить в договоре, что проценты на сумму займа будут уплачиваться позднее срока возврата основной суммы займа. В этом случае срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, которые начислены до наступления срока возврата займа, исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (абз. 3 п. 26 Постановления № 43).

6. Предъявление в суд главного требования не прерывает срок исковой давности по дополнительным требованиям.

Предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям. Например, если кредитор предъявил в суд иск о взыскании с должника лишь суммы основного долга, срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки продолжает течь (п. 26 Постановления № 43).

7. Верховный суд РФ дал подробные разъяснения о том, как определить начало срока исковой давности применительно к отдельным субъектам хозяйственного оборота.

Применительно к организациям в пункте 3 Постановления № 43 прямо указано, что течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком, узнало или должно было узнать лицо, которое обладает правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица. Это означает, что срок исковой давности для организации исчисляется с момента, когда о нарушении прав юридического лица узнает ее генеральный директор (иной исполнительный орган) либо представитель.

При нарушении прав физических лиц, которые не обладают полной дееспособностью (например, малолетних детей, недееспособных граждан), срок исковой давности по требованию, связанному с таким нарушением, начинается со дня, когда о нарушении права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнал или должен был узнать законный представитель этого лица (в т. ч. орган опеки и попечительства). Такие разъяснения содержатся в абзаце 1 пункта 2 Постановления № 43.

Верховный суд РФ также разъяснил, как исчислять срок исковой давности, если законный представитель нарушает права своего представляемого. В этих случаях срок исковой давности по требованиям к такому недобросовестному представителю (в т. ч. о взыскании убытков) исчисляется (абз. 3 п. 2 Постановления № 43):

  • либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, который действует добросовестно;
  • либо с момента, когда представляемый узнал (должен был узнать) о нарушении своих прав и стал полностью дееспособным.

Срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении своих прав и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 4 Постановления № 43).

8. Срок исковой давности не приостанавливается, если при обращении в суд истец допустил процессуальные нарушения.

Срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права и на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права (п. 1 ст. 204 ГК РФ). То есть фактически истечение срока исковой давности на время судебного разбирательства приостанавливается.

Однако для этого истец должен предъявить иск (либо подать заявление о выдаче судебного приказа) в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других требований, нарушение которых влечет отказ в принятии заявления или его возврат истцу. Если истец нарушил нормы процессуального права, которые регулируют порядок обращения в суд, в результате чего исковое заявление (заявление о выдаче судебного приказа) не было принято либо было принято, но впоследствии не было рассмотрено из-за нарушений, допущенных на этапе обращения в суд, в таком случае срок исковой давности не приостанавливается и продолжает течь в общем порядке (п. 17 Постановления № 43).

 

Материал Юридической справочной системы «Система Юрист»
Ссылка на источник: http://www.1jur.ru/#/document/184/3505/bssPhr1/?of=copy-7045b9a51c

Власти решили ограничить общение коллекторов со знакомыми должников — РБК

Черновой вариант законопроекта не содержал правок, которые касались контактов взыскателей с третьими лицами (есть у РБК). Однако в документе было приведено предложение ЦБ изменить норму. Прежний подход нарушает «права и законные интересы третьих лиц» с учетом закона «О персональных данных», указал регулятор. В Банке России РБК сообщили, что концептуально поддерживают меры, направленные на защиту интересов потребителей.

РБК опросил крупнейшие банки и микрофинансовые компании, требуют ли они от заемщиков указывать контактные телефоны третьих лиц. Большинство игроков сообщили, что в их договорах нет подобного пункта и они не взаимодействуют с третьими лицами при взыскании долгов. «Но клиент в заявке может указать не один номер, а несколько, причем не только свои личные. Никто их особенно не проверяет при заключении договора, поэтому взаимодействие с третьими лицами неизбежно», — пояснил сотрудник крупной МФО.

Читайте на РБК Pro

Коллекторам дадут возможность работать под «цифровыми» псевдонимами

«Лукавая формулировка» об отсутствии несогласия порождает огромное количество злоупотреблений и раздражения граждан, утверждает руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева. По ее словам, многие не представляют, как можно отказаться от взаимодействия со взыскателями, или не знают о долгах своих родственников и знакомых.

Жалобы потребителей

В первой половине 2019 года Федеральная служба судебных приставов рассмотрела более 14 тыс. жалоб россиян на процедуры взыскания долгов. Вторая по популярности причина обращений — взаимодействие взыскателей с родственниками и знакомыми должников без согласия на это. Банк России считает эту практику недобросовестной: из презентации ЦБ (есть у РБК) следует, что в 2019 году взыскатели нередко находили контакты третьих лиц с помощью социальных сетей. За девять месяцев 2019 года регулятор получил 10,5 тыс. жалоб по вопросам взыскания просроченной задолженности.

Эффект для рынка

Взаимодействие взыскателей с третьими лицами — частое явление. Если человек пропустил два-три платежа, то в 30–50% случаев проводится работа с третьими лицами, чтобы он погасил задолженность, рассказал собеседник РБК в крупной МФО. На стадии принудительного взыскания 70% общения идет с третьими лицами, отметил Титовский. По его словам, изменение правил работы с родственниками и знакомыми должников «станет если не катастрофой, то существенным затруднением в работе профессиональных взыскателей и кредиторов».

Гендиректор МФК «МигКредит» Олег Гришин называет новые предложения о работе взыскателей с третьими лицами меньшим из двух зол. «Получение согласия, пусть даже письменного, но в момент заключения договора займа, более разумно и эффективно, чем действующее положение. Сейчас согласие на взаимодействие с третьими лицами нужно получать у клиента, который уже находится в просрочке. Это само по себе странно: у клиента, который не платит по своим обязательствам, нет мотивации на такие действия», — пояснил он.

Обязанность получать письменное согласие от третьих лиц сведет на нет все легальные возможности выстраивать такое взаимодействие, считает директор департамента по правовым и корпоративным вопросам группы Eqvanta (МФК «Быстроденьги» и «Турбозайм») Александра Новицкая. «В заключении договора займа третье лицо не участвует, значит, его нужно будет подключать отдельно. При этом кредитор не вправе разглашать тайну операций с заемщиком, а согласие от третьего лица предполагается получать не абстрактно, а именно в связи со взысканием просроченной задолженности», — поясняет она. Новицкая, однако, не считает, что изменения ударят по рынку: «Практика сбора данных третьих лиц перестает быть актуальной. Рынок учится работать без взаимодействия с третьими лицами, делая акцент на судебном взыскании».

В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) отказались комментировать законопроект Минюста «до завершения работы над документом».

Первое, второе и третье лицо: как распознать и использовать повествовательный голос

Идентификация повествовательного голоса

Ах, повествовательный голос.

Это может быть сложно. Определение точки зрения в романе может быть несколько запутанным. Однако это не обязательно! С помощью этого удобного небольшого руководства мы максимально просто поможем вам определить первое, второе и третье лицо.

Используя первые строки известных романов, пришло время определить различия между разными голосами повествования.Начнем, ну, с самого начала.

От первого лица

Первое, второе и третье лицо являются типами грамматического лица. Чтобы определить, какой из них используется, вы должны найти местоимения в предложении.

В следующем предложении местоимения «мой» и «я» указывают на то, что человек говорит от первого лица:

«В молодые и более уязвимые годы мой отец дал мне несколько советов, которые я с тех пор постоянно обдумываю.»

—Ф. Скотт Фицджеральд, Великий Гэтсби

От первого лица говорящий говорит о себе. Просто, верно?

Приведенный выше пример является одним из субъективных падежей от первого лица, то есть он относится к субъекту, который выполняет действие. «Я» используется для единственного субъекта, а «мы» используется для более чем одного субъекта, включая говорящего.

Всего три кейса; наряду с субъективным падежом существуют также объективный падеж и притяжательный падеж.Объективный падеж использует местоимение «я» или «нас» для обозначения объектов предложения, которые получают действие.

«Зовите меня Измаил».

— Герман Мелвилл, Моби Дик

Наконец, есть притяжательный падеж: «мой, мой, наш», что указывает, конечно, на владение.

«Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл.»

— Владимир Набоков, Лолита

Все это примеры вида от первого лица.

Второе лицо

«Вы собираетесь начать читать новый роман Итало Кальвино, Если зимней ночью путник

— Итало Кальвино, Если зимней ночью путник

Что это за странный повествовательный голос? Хотя вид от второго лица не так популярен, как другие, он все же время от времени всплывает, так что давайте рассмотрим его. С точки зрения второго лица, субъектные и объективные падежи принимают одно и то же местоимение «вы», и местоимение одинаково для субъектов единственного и множественного числа.Аккуратно, да?

В притяжательном падеже просто используется «ваш», что упрощает определение точки зрения второго лица. Проще простого!

Третье лицо

Точка зрения от третьего лица используется, когда речь идет о предмете. Эта точка зрения немного сложнее, потому что она вводит гендер в смесь. Субъективный падеж женского рода в единственном числе — «она», субъективный падеж мужского рода в единственном числе — «он», а субъективный падеж среднего рода в единственном числе — «оно». При множественном числе местоимение «они» независимо от пола.

Фу! Звучит страшно, но так быть не должно. Чтобы заменить существительное местоимением «он» или «она», вы должны точно знать пол субъекта. Вот несколько примеров:

«Миссис Дэллоуэй сказала, что сама купит цветы.»

— Вирджиния Вулф, миссис Дэллоуэй

«Проснувшись однажды утром от тревожного сна, Грегор Замза обнаружил, что превратился в своей постели в чудовищного паразита. »

—Франц Кафка, Метаморфоза

В объектном падеже используются «он» (мужской род), «ее» (женский род), «оно» (средний род) и «их» (множественное число).Множественное число от третьего лица, «они» и «их», используются для обозначения группы лиц, в которую не входит говорящий. Наконец, притяжательный падеж для повествовательного голоса от третьего лица — это «его», «ее», «его» и «их».

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.»

— Лев Толстой, Анна Каренина

Важно отметить, что повествовательный голос не включает диалоги.Точка зрения от третьего лица в романе может выглядеть так:

.

«Однажды рассерженный мужчина протащил своего отца по земле через собственный сад. «Стой!» — воскликнул наконец стонущий старик. — Стой! Я не таскал отца за это дерево».

— Гертруда Стайн, Становление американцев

Несмотря на то, что в диалоге используется местоимение «я», это по-прежнему считается точкой зрения от третьего лица, поскольку в повествовательном голосе используются местоимения третьего лица (в этой цитате «его»).

Более хитрые примеры

Но подождите! Как насчет случаев, когда нет местоимения или подлежащее не появляется в предложении? Иногда сложнее, чем обычно, определить точку зрения.

«В небе раздается крик.»

— Томас Пинчон, Gravity’s Rainbow

В этом предложении нет местоимений, но если мы продолжим читать, станет ясно, что в романе используется точка зрения от третьего лица, о чем свидетельствует использование местоимения «он»:

«Это было и раньше, но сейчас не с чем сравнивать.Это слишком поздно. Эвакуация все еще продолжается, но это все театр. Внутри машин нет света. Нигде нет света. Над ним поднимите балки, старые, как железная королева, и где-то далеко наверху стекло, которое пропускало бы дневной свет. Но это ночь. Он боится того, как упадет стекло — скоро — это будет зрелище: падение хрустального дворца».

Взяв более крупный образец из текста, вы сможете устранить путаницу. Хотя мы использовали первые строки для демонстрации повествовательного голоса, убедитесь, что вы взяли образец больше одной строки, так как его легко обмануть.Другой пример:

«Они там.»

— Кен Кизи, «Пролетая над гнездом кукушки»

Хотя единственное местоимение, которое появляется в предложении, это «они», что подразумевает точку зрения от третьего лица, в этом романе на самом деле используется точка зрения от первого лица, и подлежащее на самом деле не появляется в предложении. Кроме того, убедитесь, что вы взяли образцы из нескольких точек в тексте. Некоторые романы меняют точки зрения на протяжении всего времени.

«Это история любовного треугольника, вы, наверное, сказали бы: Арни Каннингем, Ли Кэбот и, конечно же, Кристин. Но я хочу, чтобы вы поняли, что Кристина была там первой».

— Стивен Кинг, Кристин

В то время как старый добрый Стивен Кинг начинает здесь свой роман от первого лица, история состоит из трех частей, а средняя часть — от третьего лица. Ой вэй! Но не волнуйтесь; обращая внимание на местоимения, вы можете легко определить голос повествования.

Коротко

  • Если в тексте используются «я», «мы», «мне», «нас», «мой», «мой» или «наш» в качестве местоимений, то у вас есть точка зрения от первого лица.
  • Если в качестве местоимений используются «вы», «ваш» или «ваш», то у вас точка зрения от второго лица.
  • Если он использует «он», «она», «оно», «они», «его», «ее», «их», «их», «его», «его» или «их» в качестве местоимений, тогда у вас есть точка зрения от третьего лица.

И помните, не включайте диалоги в свою детективную работу.

Этот SlideShare может стать отличным ресурсом, который поможет вам вспомнить, как определить голос повествования:

Использование повествовательного голоса

Теперь, когда вы знаете, как работает повествовательный голос, и можете определить различные точки зрения, вы хотели бы написать собственную знаменитую первую строчку. Но какую точку зрения следует использовать? Это вообще имеет значение?

Мы здесь, чтобы сказать вам, что это абсолютно важно. Есть важные соображения, которые необходимо сделать при принятии решения о вашей точке зрения.Приготовьте карандаши, потому что один из них идеально подходит для рассказа вашей истории. Возможно, ваша собственная первая линия однажды станет знаменитой.

От первого лица

При написании от первого лица необходимо учитывать несколько важных соображений. Во-первых, как рассказывается эта история? Это записывают или говорят вслух? Это должно быть частным рассказом или публичным? Это повлияет на тон и язык вашего произведения.

Также важно учитывать, сколько времени прошло между событиями.Если события происходят прямо сейчас, вероятно, будет более сильная эмоциональная реакция рассказчика. Но если события истории произошли в прошлом, ваш рассказчик может быть более объективным.

Кроме того, вы должны решить, кто будет рассказывать историю. Я знаю, я знаю, но потерпите меня — мы почти закончили. Ваш главный герой будет рассказывать историю или ее расскажет свидетель? Возможно, события произошли давно, и история пересказывается. Столько решений нужно принять!

Каждый выбор имеет значение.Позволив главному герою рассказать историю, вы сблизите читателя и персонажа. Это также может позволить вам играть с ненадежным рассказчиком. Если историю рассказывает свидетель, вы можете возразить, что свидетель более объективен (или менее, в случае с беднягой Ником Каррауэем из Великий Гэтсби ). Если беспристрастный участник пересказывает историю, возможно, повествование более достоверно.

Итак, что вы думаете? Есть над чем подумать, верно? Что ж, пока не выбирайте эту точку зрения — у нас есть еще две, с которыми можно поиграть.

Второе лицо

Точка зрения от второго лица является наименее распространенной, но при правильном использовании она может иметь большой эффект.

Этот повествовательный голос часто используется вашим главным героем, чтобы говорить с более ранней (или более молодой) версией самого себя. Это трудно осуществить, потому что читателю часто неясно, к кому обращается писатель.

Вы также можете использовать эту точку зрения, чтобы говорить напрямую с читателем, как показано Кальвино в вышеупомянутом примере.

Если с самого начала четко дать понять, к кому обращается рассказчик, то можно вытянуть второго человека. Так что не сбрасывайте со счетов это с самого начала. Однако это не просто уловка, поэтому необходимо много размышлений.

Третье лицо

Вот, наконец. Большая Кахуна. Точка зрения от третьего лица доминирует в самой популярной и современной литературе. Это потому, что он такой разнообразный, и есть так много способов играть с ним. Давайте взглянем.

Существует три основных типа точки зрения от третьего лица: ограниченная, объективная и всеведущая. Ограниченная точка зрения, пожалуй, самая популярная. Нам разрешается внимательно рассмотреть одного персонажа, который часто связывает читателя с вашим главным героем.

С ним весело играть, потому что вы можете немного управлять расстоянием. Близкая ограниченная точка зрения от третьего лица позволяет заглянуть в мысли и чувства только одного персонажа. Многие романы отступают от этого, чтобы обеспечить более широкий охват.Все дело в расстоянии.

Так что, если мы ссылаемся на одного персонажа, не говорите нам, что чувствует другой. Время от времени отступая назад, чтобы изучить другого персонажа, мы отдаляемся от главного героя, что можно использовать с пользой. Многое для рассмотрения. . .

Объективная точка зрения – это когда рассказчик рассказывает вам то, что он видит и слышит, не описывая мысли и чувства главного героя.

Готов поспорить, вы догадываетесь, что будет дальше!

Ах, всезнающая точка зрения, вбитая в мозги студентов повсюду.Это, конечно, всезнающий рассказчик. Этот рассказчик знает все обо всех (это как Гретхен Вайнер среди рассказчиков). Но не дайте себя обмануть. Ваши учителя не сказали вам, что не всем нужно делиться. Тот факт, что этот рассказчик знает все, не означает, что рассказчик не избирательно относится к полученной информации.

Видишь? Все стало еще интереснее.

Развлекаюсь с этим

Самое веселое из всех? Вы можете играть с тоном и голосом вашего рассказчика с любой точки зрения от третьего лица.Это вовсе не обязательно должно быть связано с голосом вашего персонажа или вашим голосом. Возможно, ваш рассказчик саркастичен или жалеет вашего главного героя. Может быть, он или она действительно устали и даже не хотят рассказывать эту историю. Или, может быть, рассказчик этой истории все время тайно был злодеем ( дан, дан, дан …).

Забавно, правда? Получайте удовольствие!

Вкратце

Не быть футбольной мамой, раздающей фруктовое мороженое, потому что « все дети — самые ценные игроки», но у каждой точки зрения есть свои сильные стороны, которые можно использовать для различных преимуществ.Тем не менее, они также все еще имеют ограничения. Извини, Тимми, но ты не можешь забить гол со всего поля просто пока.

Принимая во внимание все эти знания, мы хотим увидеть, как эти мозги разлетаются прочь! Приложить перо к бумаге, чтобы попробовать все разные повествовательные голоса, — лучший способ увидеть, какой из них сработает для вас. Все, что вам нужно сделать сейчас, это дать ему шанс.

Заключение

Ура! Разве ты не чувствуешь себя лучше сейчас? Вы знаете все, что нужно знать о повествовательном голосе.Вы можете определить все различные точки зрения, определяя местоимения вне диалога. И вы знаете преимущества и недостатки каждого грамматического человека, поэтому вы можете использовать свою собственную точку зрения.

Теперь осталось только написать знаменитую первую строчку. Что-то приятное в этом роде, например: «Жечь было приятно». Ждать . . . Я думаю, что один взят. Извините за это, мистер Брэдбери.

Источник изображения заголовка: Yastremska/BigStockPhoto.com


 

Преимущества и недостатки вида от третьего лица | Очерки

Себ Рейли

Вид от третьего лица — это запись с точки зрения постороннего, рассказывающего историю.Это позволяет писателю исследовать разных персонажей и делать выводы с разных точек зрения, хотя это не обязательно означает, что это так.

Как правило, от третьего лица можно разделить на две категории: всеведущее от третьего лица, когда рассказчик знает все о мире и всех персонажах; и ограниченное от третьего лица, когда рассказчик знает подробности только о ключевых персонажах и узнает по мере развития событий на протяжении всей истории. Оба используют вариации на «он», «она», «оно» и «они», чтобы включить персонажей в историю и, в зависимости от осведомленности и объективности рассказчика, поделиться мнением и решениями.

Всеведущий от третьего лица пишет с точки зрения богоподобной фигуры, которая может видеть все и знает о мыслях каждого персонажа. Рассказчик также может знать, что происходит, и иметь представление о сюжете, хотя это не всегда так. Рассказчик способен наблюдать за всем.

Чего она боится? Пол задумался.

Старуха изучала Пола в одном гештальте: лицо овальное, как у Джессики, но крепкий костяк… волосы: черно-черные, как у герцога, но с линией бровей деда по материнской линии, имя которого не может быть названо, и этот тонкий, презрительный нос; Форма прямо смотрящих зеленых глаз: как у старого герцога, умершего деда по отцовской линии.

Так вот, был человек, который ценил силу бравуры — даже после смерти, подумала Преподобная Мать.

Фрэнк Герберт, Дюна

На протяжении трех абзацев Герберт меняет внутреннюю перспективу, показывая прямые мысли Пола, а затем Преподобной Матери, с переходным абзацем между действиями Преподобной Матери и косвенными мыслями, когда она изучает лицо Пола. Для любой другой точки зрения это было бы невозможно для нескольких персонажей таким образом, за возможным исключением комбинированной точки зрения от первого и второго лица.

Ограниченная игра от третьего лица позволяет понять мысли только одного персонажа, а не всех. Это означает, что рассказчик знает только то, что знает главный герой, и поэтому читатель также ограничен в своем понимании. В некоторых случаях писатели могут включить элементы точки зрения от первого лица, упоминая мысли и чувства персонажа, не используя в тексте «он думал» или «она чувствовала». Это позволяет добиться большей близости и помогает сократить дистанцию ​​между рассказчиком и персонажами.

Вампир смотрел на него спиной к окну. Теперь мальчик ничего не мог разобрать на его лице, и что-то в неподвижной фигуре отвлекло его. Он снова начал было что-то говорить, но ничего не сказал. А потом вздохнул с облегчением, когда вампир подошел к столу и потянулся к шнуру над головой.

Энн Райс, Интервью с вампиром

«Интервью с вампиром» позволяет нам погрузиться в мысли мальчика, берущего интервью у Луи, титулованного вампира.Основная часть истории — это описание Луи своей жизни, но все это выражается в диалоге от первого лица, и в этом отношении то, что говорит Луи, может быть подвергнуто сомнению и анализу. Завершающие сцены, где мальчик берет интервью у Луи, отражают реакции мальчика, начиная с недоверия, затем отвращения и заканчивая восхищением и одержимостью. Читатель воспринимает вампира так же, как мальчик.

Повествование от третьего лица также может отображать ограниченную перспективу нескольких персонажей. В этом случае информация по-прежнему обнаруживается рассказчиком только тогда, когда ее обнаруживает персонаж, но эти открытия могут делать более одного персонажа.

У него было искушение полетать на самолете или арендовать машину, но у него не было денег, а автобусы ему нравились больше, и он полагал, что в выходные все равно ничего особенного не произойдет.

В выходные произошло то, что Розмари Барр перезвонила следователю своей фирмы. Она полагала, что у Франклина будет полунезависимая точка зрения.Она застала его дома, в десять часов утра в воскресенье.

Ли Чайлд, One Shot

В этом примере Чайлд переключается с точки зрения главного героя Джека Ричера на второстепенного персонажа Розмари Барр. У обоих есть внутренние мысли, раскрытые в тексте, но примечательно, что оба набора мыслей различны в своем представлении и написаны немного разными стилями, но при этом сохраняется последовательность голоса рассказчика.

Преимущества вида от третьего лица

Вид от третьего лица позволяет перемещаться между несколькими персонажами; будь то привязка к одному персонажу в сцене, как в ограниченном виде от третьего лица, или прыжки от одного к другому по желанию. Это предлагает большой уровень глубины и возможности для экстенсивного развития.

Написав от третьего лица, вы можете показать мысли обоих персонажей вместе с тем, что происходит на самом деле, позволяя читателю ясно увидеть разницу между мнением и фактом и, таким образом, включить в историю более широкую картину.

Ваш главный герой по-прежнему может думать, чувствовать и ощущать свои чувства, но и другие персонажи тоже могут, что позволяет лучше понять сцену, когда вы переключаетесь между точками обзора.

Вид от третьего лица может предотвратить ограничение вашей истории голосом одного персонажа и открывает возможность для более подробных объяснений, которые позволил бы их словарный запас.

Существует большая вероятность напряженности, поскольку невозможно сказать, какие персонажи на самом деле выживут в этой истории.

Недостатки вида от третьего лица

Повествование от третьего лица по своей природе располагает персонажей на расстоянии вытянутой руки. Это означает, что ваш читатель еще более отстранен, чем вы как писатель, и это может помешать некоторым читателям развить сочувствие к вашим персонажам.

Чем на большем количестве персонажей вы фокусируетесь, тем более размыта связь читателя с каждым из них. Очень сложно гарантировать, что читатель будет сочувствовать всем вашим персонажам, и чем больше промежуток между следованием за каждым, тем меньше читатель будет вовлечен в них.

Несколько персонажей также могут стать запутанными, так как без создания сильного, уникального голоса для каждого они могут начать звучать одинаково.

Меньше вероятность ненадежного рассказчика с третьим лицом, так как лжет не персонаж, а рассказчик.С ограниченным видом от третьего лица это можно обойти, придав рассказчику характерный голос и стиль, однако всезнание от третьего лица должно оставаться надежным из-за характера повествования.

Баланс от третьего лица

Чтобы эффективно рассказать историю с точки зрения третьего лица, вы должны знать всех персонажей, на которых собираетесь сосредоточиться, и хорошо рассказывать историю с каждой из их точек зрения. Каждому персонажу нужен свой стиль мышления, но ваш рассказчик также должен оставаться последовательным в своем изложении.Это дает сильное ощущение масштаба в истории, но также дает писателю роскошь рассказывать сцены с разных точек зрения и, следовательно, предлагать разные версии.

Стивен, упершись локтем в зазубренный гранит, прислонил ладонь ко лбу и уставился на обтрепанный край блестящего черного рукава пальто. Боль, которая еще не была болью любви, терзала его сердце. Тихо, во сне, она явилась к нему после смерти, ее изнуренное тело в свободном коричневом могильном полотне, источавшее запах воска и розового дерева, ее дыхание, склонившееся к нему, немое, укоризненное, с легким запахом мокрого пепла. .Через изношенную манжету он увидел море, которое сытый голос приветствовал как великую, сладкую мать. Кольцо залива и линии горизонта содержало тускло-зеленую массу жидкости. У ее смертного одра стояла чаша из белого фарфора, в которой была зеленая вялая желчь, которую она вырыгивала из своей гниющей печени приступами громкой, стонущей рвоты.

Джеймс Джойс, Улисс

Джойс привносит ощущение потока сознания в повествование от третьего лица в этом отрывке, перемещаясь в мысли Стивена.При этом барьер между читателем и персонажем разрушается, что позволяет нам понять образ мышления Стивена, а также остается ясным, о ком мы читаем. Повествование постоянно переключается на других персонажей и часто колеблется между ограниченным и всеведущим, но фокус всегда направлен, поэтому мы знаем, о ком мы читаем.

Вид от третьего лица дает возможность расширить историю за пределы одного персонажа или наблюдать за персонажем с близкого расстояния, не вмешиваясь постоянно в его мысли.Баланс хорошего написания достигается за счет установления правил рассказчика и последующего их соблюдения, сохраняя при этом достаточную близость с ключевым персонажем или персонажами, чтобы позволить читателю проникнуться ими. Это очень любимая точка зрения писателей, и это понятно.


Дополнительная литература

Письменные упражнения

Практические задания

Поддержите этот контент

Точка зрения в академическом письме

Точка зрения — это точка зрения, с которой написано эссе. Следующая диаграмма перечисляет как личные местоимения, так и их притяжательные формы, используемые с этими точками зрения:

При выборе подходящей точки зрения для академического или формального письма учитывайте вид и цель задания.

От первого лица

Точка зрения от первого лица используется для написания историй/рассказов или примеров о личном опыте из вашей жизни. собственная жизнь.Обратите внимание на следующий абзац:

Несколько человек произвели неизгладимое впечатление на меня . Я помню особенно одного человека, который был значим для меня . Доктор Смит, мой учитель английского языка в старшей школе, помог моей семье и мне в трудное время в моем младшем классе. Мы ценим ее заботу, доброту и финансовую помощь после потери нашего дома в результате разрушительного пожара.

Примечание : Академическое письмо часто требует от нас избегать точки зрения от первого лица в пользу точки зрения от третьего лица, которая может быть более объективной и убедительной. Часто, студенты скажут: « я думаю, что автор очень убедителен». Изъятие I делает более сильное утверждение или утверждение: «Автор очень убедителен».

Второе лицо

Точка зрения второго лица, которая напрямую обращается к читателю, хорошо подходит для предоставления совета или объяснения того, как сделать что-то. Бумага анализа процесса была бы хорошим выбором для использования второго лица. точки зрения, как показано в этом абзаце:

Чтобы приготовить попкорн для микроволновки, вам понадобится микроволновая печь и коробка попкорна для микроволновки, которую вы купили в продуктовом магазине. Прежде всего, вам необходимо вынуть упаковку попкорна из коробки и снять полиэтиленовую пленку.Следующий, откройте микроволновую печь и поместите упаковку в центр правильной стороной вверх. Затем установите микроволновую печь на рекомендуемое количество минут, указанное на коробке. Наконец, когда попкорн готов, вы готовы к отличному угощению.

Примечание : Академическое письмо обычно избегает точки зрения от второго лица в пользу третьего лица точка зрения. Второй человек может быть слишком случайным для формального письма, а также оттолкнуть читателя, если читатель не отождествляет себя с этой идеей.

Заменив тебя

В академическом письме иногда «вы» нужно заменять существительными или именами собственными. чтобы создать больше формальности или прояснить идею. Вот некоторые примеры:

Третье лицо

Точка зрения от третьего лица идентифицирует людей по имени собственному (имя, такое как Шема Ахемед) или существительному (например, как учителей, студентов, игроков, или врачей ) и использует местоимения они, она, и он . Третье лицо также включает использование один, каждый, и любой. В наиболее формальном академическом письме используется третье лицо. Обратите внимание на использование различных видов от третьего лица. существительные и местоимения в следующем:

Начальство в компании решили, что сотрудников нуждаются в дневном внутреннем обучении. Времена были запланированы на каждый .Несколько старших сотрудников потребуются для проведения пятиминутных презентаций. Один не хочет говорить перед другими, так как он очень застенчив. Другой , однако, очень хочет поделиться своим опытом. Вариация рутины должна обеспечивать интересный день для всех человек заинтересованных.

Местоимения от третьего лица: гендерно-справедливое использование языка и единственное число «Они»

В прошлом, если вы хотели обратиться к одному неназванному человеку, вы использовали мужской род местоимение: Если человек сильный, он заступится за сам . Сегодня вам следует избегать автоматического использования местоимения мужского рода, потому что оно считается сексистским языком.

Также избегайте увековечивания гендерных стереотипов, назначая местоимение определенного рода: Врач должен выслушать своих пациентов. Медсестра должна выслушать своих пациентов . В этих примерах предполагается, что врачи — мужчины, а медсестры — женщины. сексистский стереотип.

Вместо этого используйте местоимения они или их для обозначения человека, чей пол не разглашается. или не имеет отношения к контексту употребления: Если человек силен, он будет защищать себя когда он во что-то верит.

что значит видеть во сне в третьем лице?

Личность, которой мы ощущаем себя во сне, называется «эго сна» (в юнгианской психологии). В вашем случае эго вашей мечты кажется отсутствующим. Если бы вы действительно видели сон от третьего лица, это было бы так, как если бы ваше «я» было разделено надвое, как если бы вы наблюдали за собой — но вы говорите, что не осознаете себя во сне. Это может быть больше похоже на концепцию диссоциации, чем на астральную проекцию. Мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, когда говорите, что у вас нет осознания «я». Сон только происходит, с вами как с главным героем, но у вас нет опыта пребывания в себе, ни в качестве «всезнающего» зрителя (субъекта), ни в качестве объекта наблюдения.

Мне приснился такой сон. Я интерпретирую это как означающее, что чувства, изображенные во сне (или чувства, связанные с конкретной ситуацией, изображенной во сне), не осознаются мной. Я как-то их отрицаю или не вполне осознаю или признаю, что это то, что я чувствую; поэтому во сне эти чувства (или роль, которую играет «мой» персонаж во сне) проецируются на персонажа, который сознательно не чувствует себя мной.

Тот факт, что все ваши сны такие, может означать, что по какой-то причине вы сильно защищены от полного переживания своих чувств (потому что сны почти всегда о чувствах).Могут быть некоторые болезненные переживания, от которых вы защищаете себя. Иногда уместно защитить себя, но со всеми этими снами, возможно, ваше бессознательное посылает вам сообщение о том, что пора начать быть более «настоящим» перед собой и полностью заселить свою жизнь.

Тот факт, что вы начинаете задумываться об этом, вероятно, означает, что теперь вы готовы это сделать. Как начать? Я бы сказал, просто сказав себе, что вы открыты для всего, что приходит в ваши сны, и вы готовы испытать все, что ваше бессознательное хочет, чтобы вы знали.Попробуйте сказать себе перед сном: «Сегодня ночью я буду жить в себе!»

Грамматическое лицо: первое, второе и третье лицо

Как корректоры, мы могли бы назвать себя «грамотными людьми». Впрочем, не будем, потому что «грамматическое лицо» — это уже вещь. Но что это значит? И как вы избегаете ошибок, связанных с грамматическим лицом в вашем письме? В этом посте мы рассмотрим основы.

Что такое грамматическое лицо?

Если спросить лингвиста, он скажет что-то вроде «грамматическое лицо — это различие между дейктическими отсылками к участникам события». Это совершенно правильно, но совершенно бесполезно для тех, кто еще не является профессиональным лингвистом (т.д., большинство людей).

Лингвисты тоже скучны. Не то что корректоры. Мы крутые.

Видеть? Посмотрите на наши тени! Так круто. Не то что эти лингвистические придурки.
(Фото: Karahgo/Pixabay)

В общих чертах, это помогает думать о грамматическом лице как о точке зрения в письменной речи. Разные люди указывают на разные вещи, например, кто говорит или к кому обращаются. Вот почему каждое грамматическое лицо в английском языке имеет свой собственный набор связанных местоимений.

Теперь мы рассмотрим каждое из трех грамматических лиц в английском языке.

Первое лицо

Письмо от первого лица передает точку зрения автора или рассказчика. Местоимения первого лица включают такие термины, как «я», «мы», «мне» и «нас». Например, мы можем использовать первое лицо следующим образом:

.

У меня твердое мнение о грамматике моих друзей.

Здесь термины «я» и «мой» показывают, что автор говорит о своем собственном мнении и друзьях. Обычно мы используем первое лицо, когда хотим представить что-то в виде субъективного опыта или мнения.Однако это может варьироваться от рефлексивного эссе до создания повествовательного голоса в художественной литературе.

Второе лицо

Мы используем второе лицо, когда хотим напрямую обратиться к читателю, слушателю или аудитории. Как правило, это означает использование местоимений второго лица «вы» и «ваш». Например, мы могли бы сказать:

Находите это полезным?

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте советы по написанию от наших редакторов прямо на свой почтовый ящик.

Когда вы пишете сочинение, убедитесь, что ваша грамматика верна.

Второе лицо встречается реже, чем другие грамматические лица (например, было бы необычно писать весь роман от второго лица). Но это полезно в любой ситуации, когда вы хотите обратиться непосредственно к читателю.

Это может быть личное письмо, адресата которого вы уже знаете. Точно так же можно сделать так, чтобы текст, предназначенный для более широкой аудитории, казался более личным (например, слоган «Вы нужны вашей стране!»).

Третье лицо

Мы используем третье лицо для описания любого лица или предмета, кроме автора или читателя, что делает его наиболее распространенным грамматическим лицом. В нем используются такие местоимения, как «оно», «они», «он» и «она». Например, мы могли бы сказать:

Дэвид хотел быть крутым, поэтому он стал корректором.

Здесь предложение не обращается непосредственно к читателю (второе лицо), а автор не обращается к себе (первое лицо). Вместо этого мы описываем ситуацию с точки зрения наблюдателя.

Третье лицо — это стандартный грамматический залог в академическом письме, где первое лицо может показаться слишком субъективным, а второе лицо — слишком неформальным. И хотя это не универсальное правило — первое лицо действительно имеет место в академическом письме — это хорошее руководство для работы.

Избегайте низких оценок

Контрольный список чтобы избежать низких оценок

 

 

Не пишите в «первом» или «втором» лице – используйте только «третье лицо». «Как мне написать свое мнение в «третьем человек’?»

Первое и второе лицо не должны использоваться в официальных написание, например, курсовой работы. От первого лица употребляются «я, меня, мой, мы» и т. д.   Второе лицо — это использование «вы, ваш» и т. д. Многие студенты не понимают, как написать свое мнение от третьего лица.” Вот несколько примеров того, как это делается.

Изменение первого лица на третье

«Я думаю, что система правосудия должна относиться ко всем подсудимые те же». Изменить на: «Система правосудия должна относитесь ко всем подсудимым одинаково».

«Я считаю, что полиция не должна практиковать расовые профилирование». Изменить на: «Полиция не должна применять расовые профилирование».

«Я чувствую, что вы не должны быть богатыми, чтобы позволить себе достойный адвокат». ВНИМАНИЕ, ЭТО НАПИСАНО ОТ ПЕРВОГО И ВТОРОГО ЛИЦА. ИЗМЕНИТЬ ТОЛЬКО В ТРЕТЬЕ ЛИЦО: «Не нужно быть богатым, чтобы позволить себе достойным адвокатом» или «Человек не должен быть богатым, чтобы позволить себе приличную юрист.»

 

Изменение второго лица на третье лицо

«Многие из вас не умеют писать от третьего лица». Измените на: «Многие ученики не понимают, как писать от третьего лица».

”Вы не должны писать от первого или второго лица в официальных письмо.» Изменить на:  «Нельзя писать ни в первом, ни во втором лицо в официальной письменной форме.

«Для эссе из пяти абзацев вы должны охватить не более трех основных точки.» Изменить на: «Учащийся должен охватить не более трех основных пунктов в эссе из пяти абзацев».

 

 

Несколько примеров сокращений

Не делай = делай не

Не могу = не могу

Нет = есть не

Это и его часто путают

Это = это является. («Недопустимо использовать сокращения в формальной письменной речи.»)

Это = это притяжательная форма «это». («Собака облизывает свой хвост».)

Здесь нет абсолютного правила. Консервативное правило состоит в том, чтобы записывать все числа ниже пятидесяти. (50). Как минимум вы должны назовите все числа ниже десяти (10).

Тематическое утверждение должно быть самым последним предложением в вступительный абзац.

 

 

 

Не начинайте эссе с определения с веб-сайта, книгу или словарь.Например НЕ делайте следующее

Онлайн-словарь Вебстера

определяет «справедливость» как «быть справедливым или честным».

Национальный институт наркомании (NIDA) определяет злоупотребление наркотиками как «употребление любого опьяняющего вещества в немедицинских целях». вещество».

 

Лучше начать с общего описания того, как проблема затрагивает наше общество или что-то вроде этого:

 

«Современная демократия должна обеспечивать некоторая мера справедливости в его системе уголовного правосудия.

«Проблема наркомании привлекала все большее внимание общественности с тех пор, как началась война с наркотиками. объявлено в 1980-х годах».

Напишите это. Отдых. Перепишите это. Отдых. Перепишите это. Отдых. Перепишите его… сдача первого черновика — это рецепт отказ. Если вы собираетесь потратить три часа на этой бумаге провести один час в течение трех ночей, спать на каждой черновик. Когда вы вернетесь к своему бумаги, у вас будет свежий взгляд и вы найдете ошибки, которые вы пропустили когда вы устали в первый раз!

Все текстовые процессоры имеют средства проверки орфографии, и большинство проверки грамматики… используй их. Здесь является подсказкой. Если Microsoft Word имеет слово подчеркнуто красным, значит написано неправильно. Если целая фраза или слово подчеркнуты зеленый означает, что есть проблема с грамматикой. Черт возьми, я не могу произнести заклинание для бобов, но я могу найти «заклинание проверьте» вещь с небольшим поиском. Обычно она находится в меню «инструменты».  (Нажмите «F7» в Microsoft Word).   Если вы не знаете, как использовать эти инструменты, перейдите в меню «помощь» в правом верхнем углу экран компьютера и используйте его. Не пугайтесь.Это может занять пару попыток, но это это не ракетостроение.

 

 

 

 

Что такое точка зрения? Первое, второе и третье лицо

Один из лучших способов подготовиться к экзамену AP по литературе — узнать о различных литературных приемах и о том, как их можно использовать для анализа всего, от стихов до романов. Это не только поможет вам в разделе теста с несколькими вариантами ответов, но также имеет решающее значение для получения отличных оценок за ваши эссе!

Сегодня, , мы подробнее рассмотрим одно конкретное устройство: точку зрения. Сначала мы дадим вам определение точки зрения, а затем объясним, как рассказчик произведения влияет на ее точку зрения. Затем мы объясним четыре типа точек зрения и предоставим примеры и анализ для каждого из них.

К концу этой статьи вы станете экспертом по точкам зрения! Итак, приступим.


 

Точка зрения: определение и значение

В литературе и поэзии точка зрения определяется как точка зрения, с которой рассказывается история. Иными словами, точка зрения рассказа — это способ сформулировать и проанализировать позицию рассказчика по отношению к истории, которую он рассказывает. Является ли рассказчик участником истории, которую он рассказывает? Или они описывают события, которые произошли с кем-то другим? Обе эти точки зрения представляют собой разные точки зрения (о которых мы поговорим более подробно позже в этой статье, так что держитесь)!

Так как же определить точку зрения в тексте? Чтобы найти точку зрения на историю, вы должны сначала определить , с чьей точки зрения рассказывается история. Это потому, что перспектива истории определяет точку зрения литературного произведения! Это означает, что для того, чтобы установить точку зрения текста, вы должны сначала выяснить рассказчика текста.

 

Кто такой рассказчик?

Хорошо… очевидно, важно выяснить, кто является рассказчиком литературного произведения. Но что такое рассказчик? Независимо от того, какой тип текста вы читаете — будь то газетная статья, учебник, стихотворение или роман-бестселлер — кто-то передает эту историю читателю.В литературных терминах мы называем этого человека рассказчиком текста.

Другими словами, рассказчик литературного произведения — это человек, рассказывающий историю. А знаете, что еще полезнее? Почти у всех письменных текстов — будь то художественная литература, научно-популярная литература, поэзия или что-то еще — есть рассказчик.

А поскольку рассказчик и точка зрения идут рука об руку, значит, почти во всех текстах есть и точка зрения!

 

В поисках рассказчика

Итак, как узнать рассказчика в тексте? Иногда довольно легко определить рассказчика текста. Например, в газетной статье рассказчик, очевидно, является репортером, который написал статью, чтобы сообщить факты. Это человек, который пошел по следу истории, и теперь он делится этой историей с вами!

Другим хорошим примером «легко найти» является книга Германа Мелвилла «Моби Дик ». Самое первое предложение книги гласит: «Зовите меня Измаил». Поскольку это строка в тексте, а не фрагмент диалога, в котором используются кавычки, вы знаете, что это рассказчик говорит с аудиторией.Другими словами, рассказчик Моби Дик называет себя и называет свое имя в самой первой строке книги!

Но вычислить рассказчика текста не всегда так просто. Например, в книгах «Гарри Поттер » Дж. К. Роулинг нет легко узнаваемого рассказчика. Как и некоторые классические произведения, такие как The Giver Лоис Лоури или Pride and Prejudice Джейн Остин. Что вы делаете в таких ситуациях? Что ж, держитесь крепче: мы расскажем вам, как точка зрения может помочь вам вычислить рассказчика в этих сложных ситуациях !

 

Рассказчик vs. Точка зрения: в чем разница?

Прежде чем мы начнем по-настоящему углубляться в точку зрения, стоит остановиться на минуту, чтобы поговорить о различиях между точкой зрения и повествованием. Поскольку повествование и точка зрения тесно связаны между собой, возникает соблазн думать о них как о взаимозаменяемых терминах.

Но рассказчик текста и точка зрения на текст — разные вещи. Рассказчик , который рассказывает историю. Напротив, точка зрения текста — это перспектива , с которой рассказывается история.Если вы думаете о рассказчике как о человеке, его точка зрения — это то, как он смотрит на историю.

Подумайте об этом так: в литературе точка зрения и рассказчик идут рука об руку, как… ну, как гром и молния. У вас не может быть одного без другого, но они определенно не одно и то же.

 

 

4 типа точки зрения

Хорошо, давайте более внимательно рассмотрим четыре различных типа точки зрения, найденных в литературе . В следующих разделах мы объясним каждый тип точки зрения, дадим вам советы, как выяснить, написано ли что-то с этой точки зрения, а затем познакомим вас с реальным примером этой точки зрения в литературе.

 

От первого лица вы видите историю глазами рассказчика

 

Вид от первого лица

В режиме от первого лица история рассказывается с точки зрения рассказчика. Это позволяет рассказчику дать читателям свой личный опыт, включая то, что они видели, чувствовали, думали, слышали, говорили и делали. Думайте об этом как о The Blair Witch Project : от первого лица, как будто рассказчик носит камеру GoPro, привязанную ко лбу. Читатель видит именно то, что видит рассказчик, и получает свое особое видение разворачивающихся событий. Другими словами, точка зрения от первого лица делает рассказчика очевидцем сюжета рассказа.

Использование точки зрения от первого лица позволяет автору гораздо глубже погрузиться в характер рассказчика, поскольку читатель может услышать внутренние мысли рассказчика и пережить его эмоции. Кроме того, это делает рассказчика главным героем или главным героем истории. Если что-то написано от первого лица, это довольно важный показатель того, что рассказчик будет играть ключевую роль в передаче сообщений или тем текста.

Но есть и довольно серьезные ограничения для вида от первого лица. Как и в реальной жизни, читатели не смогут понять мысли и чувства других персонажей романа. Кроме того, наблюдения рассказчика могут быть искажены в зависимости от того, как он относится к другим людям. Из-за этого рассказчики от первого лица могут быть ненадежными, а это означает, что их точка зрения искажает точность истории, которую они рассказывают. Это означает, что читатель должен определить, верят ли они, что рассказчик правдив или нет.

 

Советы по определению точки зрения от первого лица

Во многих отношениях точка зрения от первого лица является одной из самых простых для выбора, потому что в ней используется местоимение первого лица s, например, я, мы, я, мой, наш и мы. Если книга написана с использованием этих терминов, то можно практически гарантировать, что автор использует первое лицо!

Имейте в виду, что не все рассказчики от первого лица являются главным героем книги, l , например Измаил Моби Дика или Китнисс Эвердин из «Голодных игр». Это потому, что рассказчики от первого лица не всегда являются главными героями произведения. Возьмем, к примеру, рассказы о Шерлоке Холмсе, где рассказчиком является доктор Джон Ватсон. Хотя он важный персонаж в истории, он определенно не главный герой, а Шерлок Холмс!

Кроме того, иногда рассказчики от первого лица анонимны, как это часто бывает с рассказчиками от третьего лица. (Не беспокойтесь: через минуту мы перейдем к повествованию от третьего лица.) Вот почему лучше искать местоимения, пытаясь понять точку зрения произведения! Если вы пытаетесь найти имя рассказчика, оно не всегда может быть там. Хорошим примером этого является «Сонет 130» Шекспира, где рассказчик описывает женщину, которую любит. Имя рассказчика стихотворения никогда не называется, но поскольку он использует такие местоимения, как «я» и «мой», вы знаете, что оно написано от первого лица.

 

Пример точки зрения от первого лица: «Сонет 29» Шекспира

Многие сонеты Шекспира написаны от первого лица, и «Сонет 29» не исключение.Давайте посмотрим на стихотворение полностью и поймем, почему оно считается написанным от первого лица:

. Когда, в опале судьбы и людских глаз,

Я в полном одиночестве оплакиваю свое отверженное состояние,
И тревожу глухие небеса своими голевыми криками,
И смотрю на себя и проклинаю свою судьбу,
Желая мне, как еще одному богатому надеждой,
Изображенный, как он, как он с друзьями одержимыми ,
Желая искусства этого человека и размаха того человека,
С тем, что я больше всего доволен меньше всего;
Но в этих мыслях я почти презираю себя,
Может быть, я думаю о тебе, а затем мое состояние,
(Как жаворонок на рассвете, поднимающийся
Из угрюмой земли) поет гимны у небесных врат;
     За память о твоей сладкой любви такое богатство приносит
    Что тогда я презираю менять свое положение с королями.

Помните, мы можем сказать, что что-то написано от первого лица, если оно использует местоимения от первого лица вне диалога. Поскольку в этом стихотворении вообще нет диалогов, мы можем просмотреть весь текст, чтобы найти доказательства точки зрения от первого лица.  

Обратите внимание, что рассказчик (или говорящий, как рассказчика часто называют в поэзии) использует такие слова, как «я», «мне» и «сам» на протяжении всего стихотворения. Это явный признак того, что это стихотворение написано от первого лица!

На самом деле, «Сонет 29» — хороший пример того, что написано от первого лица, где имя рассказчика не указано. Но мы все равно можем многое узнать о них из самой поэмы! Например, мы узнаем, что он изгой (строка 2), который недоволен своим нынешним статусом (строка 4). Несмотря на всепоглощающее страдание (строка 9), когда он думает о своей любви, его настроение поднимается (строки 10, 11 и 12). Когда мы начинаем собирать доказательства вместе, мы начинаем получать более четкое представление о том, кто является рассказчиком стихотворения, и сила любви должна поднять нас даже из самых безрадостных обстоятельств.

 

 

Прочие произведения, написанные от первого лица

Первое лицо — очень популярная техника письма, поэтому неудивительно, что существует тонн книг, написанных с этой точки зрения! Вот несколько других стихотворений, книг и серий книг, с которыми вы, возможно, знакомы, в которых используется точка зрения от первого лица:

 

Точка зрения от второго лица использует такие местоимения, как «вы» и «ваш», чтобы рассказать историю.

 

Точка зрения второго лица

С точки зрения второго лица история рассказывается с точки зрения другого персонажа. Иногда этим персонажем является другой человек в книге, но это может быть и сам читатель! Что еще более важно, когда писатель использует второе лицо, он хочет, чтобы читатели эмоционально соединились с темой, о которой он пишет!

Вот пример того, что мы имеем в виду. Допустим, вы читаете статью о количестве пластикового загрязнения океана.Если автор хочет затронуть ваши чувства и заставить серьезно отнестись к проблеме, о которой он пишет, он может использовать точку зрения второго лица и написать что-то вроде этого:

«Представьте, что вы находитесь в отпуске своей мечты, путешествуя по Карибскому морю. Вам не терпится выйти в открытую воду, где все будет спокойно, умиротворенно и великолепно. Вы вздремнете, пока капитан отплывает, и когда вы вернетесь на палубу, вы будете потрясены увиденным. Вместо огромного пространства сверкающей голубой воды вы видите огромную качающуюся кучу мусора.Контейнеры из-под фаст-фуда, пластиковые пакеты и выброшенные бутылки из-под воды качаются вдоль поверхности, насколько вы можете видеть. Кажется, что ты плывешь по мусорной свалке, и ты чувствуешь отвращение и отчаяние в равной степени».

Использование точки зрения второго лица в отрывке погружает читателя в историю — в данном случае это история о загрязнении. Второй человек заставляет читателя почувствовать, что он совершает каждое движение… от радости от поездки в отпуск до шока от того, что в воде так много пластика, до «отвращения и отчаяния» от осознания того, что загрязнение делает с море. Внезапно читатель становится более заинтересованным в том, что автор говорит о проблеме, поскольку точка зрения второго лица заставляет их чувствовать, что они испытали это на собственном опыте!

Хотя очень редко можно найти текст, полностью написанный от второго лица, многие авторы переключаются на эту перспективу, когда хотят, чтобы читатели чувствовали связь с темой, о которой они пишут.

 

Советы по определению точки зрения второго лица

Как и в случае с видом от первого лица, довольно легко определить точку зрения от второго лица… когда вы знаете, что ищете, то есть. Когда что-то написано от второго лица, писатель использует местоимения второго лица (например, «ты», «себя» и «ваш») в тексте, который также выходит за рамки диалога .

Как мы только что упоминали, довольно редко можно найти целый текст, написанный таким образом. Скорее всего, вы найдете несколько абзацев, написанных от второго лица, а не целую работу. Единственным исключением из этого правила является классическая книга «Выбери свое приключение» ! Вы, наверное, помните это с детства: у каждой книги была тема, и внизу каждой страницы вам давали решения, которые нужно принять.В зависимости от того, что вы выберете, вы перевернетесь на другую страницу книги, и ваши решения повлияют на историю!

 

Пример точки зрения от второго лица: Яркие огни, большой город Джей Макинерни

Джей МакИнерни использует второе лицо, чтобы открыть свою книгу Яркие огни, большой город , , в которой рассказывается история жизни в Нью-Йорке 1980-х годов. Давайте посмотрим на первый абзац, чтобы увидеть точку зрения второго лица в действии:

Ты не из тех парней, которые будут находиться в таком месте в это время утра. Как ты сюда попал? Это был твой друг Тэд Аллагаш. Твой мозг носится бразильским походным порохом. Вы разговариваете с девушкой с бритой головой. Ты хочешь встретить девушку, которой здесь не будет. Вы хотите читать художественную литературу, которой это не является. Вы даете девушке немного порошка. Она все еще не хочет тебя. Когда-то все было хорошо. Потом вы поженились.

Обратите внимание, что все местоимения в этом разделе либо «вы», либо «ваш», что является явным признаком того, что текст написан от второго лица! Это также хороший пример того, как использование второго лица может немедленно вовлечь кого-то в повествование, сделав читателя и главного героя одним целым.В данном случае МакИнерни создает целую предысторию для вашего персонажа — от знакомства с такими друзьями, как Тэд, до намеков на ваш неблагополучный брак.

 


Прочие произведения, написанные от второго лица

Второе лицо, пожалуй, самая редкая из точек зрения. Обычно писатели используют второе лицо в отдельных частях своей работы, чтобы подчеркнуть точку, а не на протяжении всей работы. Вот некоторые литературные произведения, в которых используется точка зрения второго лица (по крайней мере, частично):

 

С точки зрения всеведущего от третьего лица рассказчик богоподобен и все рассказывает читателю!

 

Всеведущая точка зрения третьего лица

Третий тип точки зрения, который вы можете найти в литературе, — это всеведущая точка зрения от третьего лица. В «Всеведущем от третьего лица» рассказчик использует местоимения третьего лица, такие как «он», «она», «они» и «их», для обозначения всех персонажей произведения. В результате рассказчик удаляет себя как критический персонаж в произведении (в отличие от рассказчиков, использующих точку зрения от первого или второго лица).

Кроме того, поскольку это третье лицо всеведущее перспектива, рассказчик получает богоподобные качества по ходу истории. (Merriam-Webster определяет «всезнающего» человека как человека, обладающего «всеобщим или полным знанием»!) Это означает, что рассказчик может погрузиться в голову любого персонажа и поделиться своими мыслями и эмоциями с читателем. Кроме того, рассказчик может перемещаться во времени и месте, чтобы показать читателю события, о которых сами персонажи могут не знать! Это включает в себя прыжки с места на место или даже перемещение назад и вперед во времени.

Использование всеведущего рассказчика от третьего лица позволяет автору показать читателю, так сказать, всю игровую доску.Нет предела тому, что рассказчик может показать читателям! Следовательно, это позволяет автору построить надежный мир, полный хорошо проработанных персонажей, поскольку автору больше не приходится бороться с ограничениями одного персонажа точки зрения от первого или второго лица. Это также особенно полезный прием в работах с большим набором персонажей, поскольку рассказчик может представить читателя каждому персонажу быстрее и подробнее, чем это позволяют другие точки зрения!

 

Пример всеведущей точки зрения от третьего лица: Мидлмарч Джордж Элиот

Рассказчик викторианского романа Джорджа Элиота « Миддлмарч, » — отличный пример того, как всеведущий рассказчик от третьего лица может дать читателям исчерпывающее представление о тексте. Давайте посмотрим на первый абзац книги, чтобы увидеть этот тип точки зрения в действии:

Мисс Брук обладала той красотой, которая, кажется, подчеркивается бедным платьем. Ее рука и запястье были так прекрасно сложены, что она могла носить рукава не менее простые, чем те, в которых Пресвятая Дева являлась итальянским живописцам; и ее профиль, а также рост и осанка, казалось, приобретали еще больше достоинства от ее простой одежды, которая наряду с провинциальной модой придавала ей внушительность прекрасной цитаты из Библии или из одного из наших старых поэтов, — в абзаце сегодняшней газеты.О ней обычно говорили как об удивительно умной, но с добавлением того, что у ее сестры Селии было больше здравого смысла. Тем не менее на Селии почти не было украшений; и только для близких наблюдателей ее платье отличалось от платья ее сестры и имело оттенок кокетства в его нарядах; ибо незамысловатость одежды мисс Брук была вызвана смешанными условиями, в большинстве из которых ее сестра разделяла. Гордость быть дамой имела к этому какое-то отношение: связи Брук, хотя и не совсем аристократические, были бесспорно «хорошими»: если вы расспросите на поколение или два назад, вы не найдете никаких предков, измеряющих аршины или связывающих земельные участки. — кто-либо ниже адмирала или священнослужителя; и был даже предок, похожий на пуританского джентльмена, который служил при Кромвеле, но впоследствии подчинился и сумел выйти из всех политических проблем как владелец респектабельного семейного поместья.Молодые женщины такого происхождения, живущие в тихом загородном доме и посещающие деревенскую церковь, не больше гостиной, естественно, рассматривали пустяки как честолюбие дочери торгаша.

Помните: всеведущие рассказчики богоподобны в том смысле, что они могут дать вам больше информации, чем один персонаж может дать с их ограниченной точки зрения. В этом случае всеведущий рассказчик Элиота дает нам массу информации о мисс Брук. Мы знаем, что она красива, но не обеспечена материально (рассказчик называет это проживанием в «смешанных условиях»), что отражается в ее «простых одеждах. Несмотря на это, мисс Брук также «замечательно умна».

Кроме того, рассказчик рассказывает нам о семье мисс Брук, заглядывая в ее прошлое — что легко, учитывая, что рассказчик всеведущ! Мы узнаем, что она и ее сестра Селия не аристократки, но происходят из хорошей семьи, в которую входят адмиралы, священнослужители и политики. Это помогает Элиоту быстро развивать персонажей и ситуации, что важно в книге с большим набором персонажей, таких как Миддлмарч.

 

 

Прочие произведения, написанные от третьего лица Всеведущая точка зрения

Всеведущее третье лицо — распространенная точка зрения, особенно в длинных текстах. Вот несколько примеров других работ, в которых представлена ​​всеведущая точка зрения:

 

В ограниченной точке зрения от третьего лица рассказчик как бы стоит за плечом одного из персонажей.

 

Точка зрения третьего лица с ограниченной ответственностью

Последняя точка зрения, которую может использовать автор, — это ограниченная точка зрения от третьего лица. Точно так же, как и всезнающая перспектива, о которой мы говорили ранее, тексты, написанные с ограниченной точки зрения от третьего лица, используют местоимения третьего лица для обсуждения персонажей вне диалога. Разница между ними заключается в том, сколько информации рассказчик делится с читателем.

С ограниченной перспективой от третьего лица рассказчик может дать вам точку зрения одного персонажа. Рассказчик может заглянуть в голову персонажа, чтобы поделиться своими мыслями, чувствами и переживаниями, подобно точке зрения от первого лица.Однако, в отличие от первого лица, рассказчик, использующий ограниченную точку зрения от третьего лица, также может уменьшить масштаб, чтобы дать читателям лучшее понимание того, как персонаж, за которым они следуют, вписывается в сюжет, обстановку или ситуацию текста!

Вот простой способ понять разницу между точкой зрения от первого лица, всеведущим от третьего лица и ограниченной точкой зрения от третьего лица. Думайте о рассказчике как о человеке, держащем камеру. Вы, как читатель, видите все, что видит камера. Если смотреть от первого лица, кажется, что персонажу вживили камеру в мозг. Вы можете видеть все, на что смотрит персонаж, и ничего более.

С ограниченной точкой зрения от третьего лица, наоборот, как будто рассказчик стоит за одним персонажем и снимает через его плечо р. Мало того, что вы можете получить представление о том, что видит персонаж, рассказчик также может немного отступить, чтобы показать читателям, что происходит вокруг персонажа…пока персонаж остается в кадре.

Всеведущий вид от третьего лица является наиболее полным. Рассказчик как будто снимает со стропил здания. Они могут уменьшать масштаб, чтобы показать всех в глобальной перспективе, или увеличивать масштаб различных событий, чтобы дать вам лучшее представление о том, что происходит в конкретных ситуациях.

Так зачем писателю использовать ограниченную точку зрения от третьего лица? Что ж, отлично подходит для ситуаций, когда знание каждой детали истории может испортить сюжет. В мистических романах, например, часто используется ограниченная точка зрения от третьего лица. Это позволяет рассказчику передать вам мысли и чувства детектива, не портя детектива! Это также позволяет писателю сосредоточиться на развитии одного персонажа, давая читателям лучшее представление о том, что происходит вокруг этого персонажа.


Пример ограниченной точки зрения третьего лица: Гарри Поттер и Философский камень Дж.К. Роулинг

Как мы упоминали ранее, все тексты имеют точку зрения… а значит, и истории о Гарри Поттере тоже! Давайте посмотрим на отрывок из Гарри Поттер и Философский камень , чтобы лучше понять, как работает ограниченная точка зрения от третьего лица. В этой сцене Гарри и его друзья, Гермиона и Рон, просматривают библиотеку, чтобы узнать больше о волшебном камне :

Гермиона достала список предметов и названий, которые она решила найти, а Рон прошел вдоль ряда книг и начал наугад стаскивать их с полок. Гарри подошел к Запретной Секции. Какое-то время он задавался вопросом, не был ли Фламель где-то там. К сожалению, чтобы заглянуть в любую из книг с ограниченным доступом, требовалось специально подписанное письмо от одного из учителей, а он знал, что никогда его не получит. Это были книги, содержащие мощную Темную Магию, которой никогда не преподавали в Хогвартсе, и их читали только старшие ученики, изучающие продвинутую Защиту от Темных Искусств.


Понятно, что этот отрывок написан от третьего лица: рассказчик использует местоимения, такие как «он», «она» и «они», вместо местоимений первого лица, таких как «я», или местоимений второго лица, таких как «ты».«Но откуда мы знаем, что это только от третьего лица? Что ж, мы понимаем мысли и чувства Гарри — например, его любопытство к Николасу Фламелю — но ничьих других. Мы не знаем, что читают Гермиона и Рон, взволнованы ли они, нервничают или напуганы.

Роулинг написала все семь книг о Гарри Поттере, используя ограниченную точку зрения от третьего лица, что сделало Гарри фокусом. Рассказчик может рассказать нам, что думает, чувствует и видит Гарри, а также уменьшить масштаб, чтобы рассказать нам больше о ненадежных ситуациях, в которых он оказался. Но поскольку рассказчик связан с Гарри, он не может дать нам возможность заглянуть в мысли других персонажей, а также не может показать читателям, что происходит в других частях Хогвартса (где нет Гарри) . Это помогает читателям лучше узнать Гарри, так же как помогает Роулинг поддерживать тайну вокруг философского камня (или тайной комнаты, или принца-полукровки и т. д.).

 


Другие произведения, написанные с ограниченной точкой зрения от третьего лица

Точка зрения с ограниченной точкой зрения от третьего лица популярна среди писателей, так что недостатка в примерах нет! Вот несколько работ, которые, возможно, вам знакомы с этой функцией ограниченной точки зрения от третьего лица:

Что дальше?

Если вы готовитесь к экзамену AP по литературе, вам нужно знать больше о литературных приемах, чем о точке зрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *