What does npm exec do? What is the difference between «npm exec» and «npx»?

What are the building blocks of OWL ontologies?

Learn more about «RDF star», «SPARQL star», «Turtle star», «JSON-LD star», «Linked Data star», and «Semantic Web star».

The Hadamard gate is one of the simplest quantum gates which acts on a single qubit.

Learn more about the bra–ket notation.

Progressive Cactus is an evolution of the Cactus multiple genome alignment protocol that uses the progressive alignment strategy.

The Human Genome Project is an ambitious project which is still underway.

What are SVMs (support vector machines)?

Find out more in Eckher’s article about TensorFlow.js and linear regression.

On the importance of centralised metadata registries at companies like Uber.

Facebook’s Nemo is a new custom-built platform for internal data discovery. Learn more about Facebook’s Nemo.

What is Data Commons (datacommons.org)? Read Eckher’s introduction to Data Commons (datacommons.org) to learn more about the open knowledge graph built from thousands of public datasets.

Learn more about how Bayer uses semantic web technologies for corporate asset management and why it enables the FAIR data in the corporate environment.

An introduction to WikiPathways by Eckher is an overview of the collaboratively edited structured biological pathway database that discusses the history of the project, applications of the open dataset, and ways to access the data programmatically.

Eckher’s article about question answering explains how question answering helps extract information from unstructured data and why it will become a go-to NLP technology for the enterprise.

Read more about how document understanding AI works, what its industry use cases are, and which cloud providers offer this technology as a service.

Lexemes are Wikidata’s new type of entity used for storing lexicographical information. The article explains the structure of Wikidata lexemes and ways to access the data, and discusses the applications of the linked lexicographical dataset.

The guide to exploring linked COVID-19 datasets describes the existing RDF data sources and ways to query them using SPARQL. Such linked data sources are easy to interrogate and augment with external data, enabling more comprehensive analysis of the pandemic both in New Zealand and internationally.

The introduction to the Gene Ontology graph published by Eckher outlines the structure of the GO RDF model and shows how the GO graph can be queried using SPARQL.

The overview of the Nobel Prize dataset published by Eckher demonstrates the power of Linked Data and demonstrates how linked datasets can be queried using SPARQL. Use SPARQL federation to combine the Nobel Prize dataset with DBPedia.

Learn why federated queries are an incredibly useful feature of SPARQL.

What are the best online Arabic dictionaries?

How to pronounce numbers in Arabic?

List of months in Maori.

Days of the week in Maori.

The list of country names in Tongan.

The list of IPA symbols.

What are the named entities?

What is computational linguistics?

Learn how to use the built-in React hooks.

Learn how to use language codes in HTML.

Learn about SSML.

Browse the list of useful UX resources from Google.

Where to find the emoji SVG sources?.

What is Wikidata?

What’s the correct markup for multilingual websites?

How to use custom JSX/HTML attributes in TypeScript?

Learn more about event-driven architecture.

Where to find the list of all emojis?

How to embed YouTube into Markdown?

What is the Google Knowledge Graph?

Learn SPARQL.

Explore the list of coronavirus (COVID-19) resources for bioinformaticians and data science researchers.

Sequence logos visualize protein and nucleic acid motifs and patterns identified through multiple sequence alignment. They are commonly used widely to represent transcription factor binding sites and other conserved DNA and RNA sequences. Protein sequence logos are also useful for illustrating various biological properties of proteins. Create a sequence logo with Sequence Logo. Paste your multiple sequence alignment and the sequence logo is generated automatically. Use the sequence logo maker to easily create vector sequence logo graphs. Please refer to the Sequence Logo manual for the sequence logo parameters and configuration. Sequence Logo supports multiple color schemes and download formats.

Sequence Logo is a web-based sequence logo generator. Sequence Logo generates sequence logo diagrams for proteins and nucleic acids. Sequence logos represent patterns found within multiple sequence alignments. They consist of stacks of letters, each representing a position in the sequence alignment. Sequence Logo analyzes the sequence data inside the user’s web browser and does not store or transmit the alignment data via servers.

Te Reo Maps is an online interactive Maori mapping service. All labels in Te Reo Maps are in Maori, making it the first interactive Maori map. Te Reo Maps is the world map, with all countries and territories translated into Maori. Please refer to the list of countries in Maori for the Maori translations of country names. The list includes all UN members and sovereign territories.

Phonetically is a web-based text-to-IPA transformer. Phonetically uses machine learning to predict the pronunciation of English words and transcribes them using IPA.

Punycode.org is a tool for converting Unicode-based internationalized domain names to ASCII-based Punycode encodings. Use punycode.org to quickly convert Unicode to Punycode and vice versa. Internationalized domains names are a new web standard that allows using non-ASCII characters in web domain names.

My Sequences is an online platform for storing and analyzing personal sequence data. My Sequences allows you to upload your genome sequences and discover insights and patterns in your own DNA.

Словообразовательный словарь «Морфема» дает представление о морфемной структуре слов русского языка и слов современной лексики. Для словообразовательного анализа представлены наиболее употребительные слова современного русского языка, их производные и словоформы. Словарь предназначен школьникам, студентам и преподавателям. Статья разбора слова «сладкоежка» по составу показывает, что это слово имеет два корня, соединительную гласную, суффикс и окончание. На странице также приведены слова, содержащие те же морфемы. Словарь «Морфема» включает в себя не только те слова, состав которых анализируется в процессе изучения предмета, но и множество других слов современного русского языка. Словарь адресован всем, кто хочет лучше понять структуру русского языка.

Разбор слова «кормушка» по составу.

Разбор слова «светить» по составу.

Разбор слова «сбоку» по составу.

Разбор слова «шиповник» по составу.

Разбор слова «народ» по составу.

Разбор слова «впервые» по составу.

Разбор слова «свежесть» по составу.

Разбор слова «издалека» по составу.

Разбор слова «лесной» по составу.

Содержание

Слова «легкий» морфологический и фонетический разбор

1. портативный

2. маловесный

3. плевый

4. ультралегкий

5. безболезненный

6. бездумный

7. развлекательный

8. воздушный

9. грациозный

10. доступный

11. изящный

12. легковесный

13. невесомый

14. эфирный

15. нетрудный

16. несложный

17. простой

18. посильный

19. нехитрый

20. слабый

21. небольшой

22. незначительный

23. нежный

24. незаметный

25. тонкий

26. несерьезный

27. покладистый

28. легенький

29. неплотный

30. коммуникабельный

31. некрепленый

32. непыльный

33. нетяжкий

34. легок

35. элементарный

36. пустяковый

37. пустяковинный

38. пустячный

39. некрепкий

40. немудреный

41. нетяжелый

42. эластичный

43. малозаметный

44. уживчивый

45. поверхностный

46. неглубокий

47. легкомысленный

48. легонький

49. подвижный

50. пушистый

51. скользящий

52. легковатый

53. легонек

54. прелегкий

55. точеный

56. пластический

57. пластичный

58. как пушинка

59. как перышко

60. легче пуха

61. без весу

62. ветром подбитый

63. на рыбьем меху

64. необременительный

65. по силам

66. по плечу

67. не составляет ни малейшего труда

68. не составляет ни малейшей трудности

69. не составляет никакого труда

70. не составляет никакой трудности

71. не представляет ни малейшего труда

72. не представляет ни малейшей трудности

73. не представляет никакого труда

74. не представляет никакой трудности

75. не стоит никакого труда

76. без проблем

77. детская игра

78. пара пустяков

79. проще простого

80. легче легкого

81. не велика хитрость

82. не большая хитрость

83. проще пареной репы

84. не штука

85. не фокус

86. раз плюнуть

87. раз чихнуть

88. плевое дело

89. не в труд

90. однова дыхнуть

91. ничего не стоит

92. нет ничего легче

93. нет ничего проще

94. за чем дело стало?

95. каждый дурак может

96. каждый дурак сумеет

97. не бей лежачего

98. пустяк

99. маленький

100. еле заметный

101. еле ощутимый

102. чуть заметный

103. чуть ощутимый

104. едва заметный

105. едва ощутимый

106. мягкий

107. податливый

108. неконфликтный

109. сговорчивый

110. уступчивый

111. пустое

112. мелочь

113. балдежный

114. сачковый

115. как два пальца обоссать

116. как два пальца об асфальт

117. покладливый

118. сходчивый

119. уговорчивый

120. неосновательный

121. несолидный

122. ребячливый

123. водевильный

124. дурашливый

125. мальчишеский

126. паутинный

127. холодный

128. не греющий

129. подбитый ветерком

130. подбитый ветром

131. удобоносимый

132. удобоисполнимый

133. сподручный

134. ручной

135. сносный

136. нетягостный

137. выносимый

138. бестягостный

139. сухослойный

140. беструдный

ЛЕГКИЙ Происхождение слова СЛОВАРЬ «ГЛАГОЛЪ» история корень корнеслов корнесловный смысл суть этимологический этимология слово что значит значение толкование откуда глагол

« Назад

ЛЕГКИЙ  27.04.2018 21:31

ЛЕГКИЙ – от древнего корня *legwh- «маловесный». К этому же корню этимологи возводят глагол ЛЕВИТИРОВАТЬ (от латинского levitas «легковесность») «парить в пространстве, преодолевая силу притяжения земли». К примеру, согласно преданию Ислама, гроб с телом пророка Магомета висел в пространстве без всякой поддержки – левитировал. В современной физике термин «гроб Магомета» применяют для обозначения некоторых эффектов сверхпроводимости, связанных с полным или частичным вытеснением магнитного поля из объема проводников. На физическом уровне все легкое противоположно тяжелому – тому, что притягивает к себе более легкие тела силой своей большой массы. На мой взгляд, корень *legwh- сложный, состоящий из двух древнейших корней, первый из которых *lь- «лить» сближает представление о легком с образами, коренящимися в словах летать, лежать, лгать, плыть. Ученые-этимологи возводят слова

лежать и лгать к воссозданным ими фонетически близким к корню *legwh- корням *legh- и *lеugh-, а слова плыть (английское flow) и лететь (английское fly) – к корню *pleu-, который, по-моему, является сочетанием приставки *pъ- (та же, что и русская по- «последование») и основного древнейшего корня lь- «лить». Помимо фонетического родства, для восхождения к первообразному представлению о легком важна также смысловая близость с родственными корнесловными образами: лежать легче, чем стоять, сидеть или двигаться, а чтобы свободно летать, плавать, или литься, надо обладать достаточной легкостью, близкой к невесомости. В тексте Ветхого Завета легкая жизнь мыслится как беда, путь к скорой погибели, не оставляющий после себя никакого следа. Дни того, кто живет легко, проносятся быстро, а также проплывают или пролетают бесследно. О легкой скоротечности своей горемычной жизни, к примеру, плачет несчастный Иов, подвергшийся гонениям: «Житiе́ же мое́ е́сть
легча́е
скороте́чца (житие мое легче быстро бегущего гонца): отбѣго́ша и не ви́дѣша (отбежал и не видно его). Или́ е́сть корабле́мъ слѣ́дъ пути́ (разве корабль оставляет след от своего пути), или́ орла́ летя́ща, и́щуща я́ди (или от орла, летящего в поиске еды остается след в небе)?» (Книга Иова, 9:25-26). В отличие от тяжелого, имеющего вес и могущество, легкий человек в Ветхом Завете несчастен, поскольку подобен пылинке, легко взметаемой и уносимой от земли: «И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин. Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам» (Книга пророка Даниила, 5:26-28). В текстах Нового Завета представление о легком становится менее связанным с количеством веса (телесной физической массой). Оно приобретает иной, более духовный смысл. Избавляясь от тяжелого бремени греховной жизни, человек получает облегчение, освобождается от неудобоносимого бремени, возлагаемого на всех рабочих и служащих мира сего. Слово легкий вместо «легковесный» обретает новый смысл: «менее трудный». Обретая внутреннюю свободу, последователи Христа начинают избавляться от тяги ко все большему материальному благополучию. Чем менее тянет к земным благам, тем более возрастает стремление к облегчению души от тяжести грехов и высшему блаженству. Здесь уместно вспомнить предположение о корнесловном родстве легкости, левитации, плавания и полета в связи со способностью тех, кто удаляется от мира сего и стремится к Горним, ходить по водам подобно Христу: «А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня» (От Матфея, 14:24-30). Многие последователи Иисуса Христа добровольно раздают свои богатства и уходят с высоких светских постов в священнослужители или в монахи. Этим они облегчают себе внутреннюю вечную жизнь во Христе, хотя внешняя временная жизнь становится у них более тяжелой и трудной. Уже в земной жизни многим христианским подвижникам удалось преодолеть в своей душе силу земного притяжения и получить от Бога внутреннюю легкость, поддержку и благодать. В житиях святых довольно часто встречаются описания молитвенных состояний, в которых они подолгу отрывались от земли примерно на 50 сантиметров, а также их хождение по водам. В молитвенном общении с Богом человек обретает покой и облегчение как для тела, так и для души: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое
легко
есть» (От Матфея, 11:28-30).

См. бремя, иго, лгать.

легкий — однокоренные слова к слову, родственные и проверочные слова

легкийОднокоренные, родственные и проверочные слова к слову «легкий». Подберите однокоренные слова к слову в нашем словаре. Самый большой словарь однокоренных и родственных слов.

Однокоренные, проверочные и родственные слова с корнем — легк

Слово — легкий. корень: легк

Однокоренные (родственные) слова / омонимичные корни:

легкоатлете легкоатлетическая легкоатлетически легкоатлетические легкоатлетический легкоатлетического легкоатлетическое легкоатлетической легкоатлетическом легкоатлетическую легкоатлетка легкоатлеткам легкоатлетками легкоатлетке легкоатлетки легкоатлеткой легкоатлетку легкоатлетов легкоатлеток легкоатлетом легкоатлету легкобетонная легкобетонного легкобетонное легкобетонной легкобетонном легкобетонную легкобетонные легкобетонный легкобольной легкобронированный легковатая легковатое легковатой легковатую легковатые легковатый легковая легковее легковей легковер легковерам легковере легковерен легковерия легковерна легковерная легковернее легковерней легковерно легковерного легковерное легковерной легковерностей легковерности легковерность легковерную легковерны легковерные легковерный легковеров легковером легковеры легковес легковеса легковесам легковесами легковесе легковесен легковесна легковесная легковеснее легковесней легковесно легковесного легковесное легковесной легковесном легковесностей легковесности легковесную легковесны легковесные легковесный легковесов легковесом легковесу легковесы легкового легководолаз легководолаза легководолазам легководолазами легководолазе легководолазный легководолазов легководолазом легководолазу легководолазы легковой легковом легковооружен легковооруженна легковооруженная легковооруженно легковооруженного легковооруженное легковооруженной легковооруженном легковооруженную легковоспламеняющаяся легковоспламеняющееся легковоспламеняющейся легковоспламеняющемся легковоспламеняющиеся легковоспламеняющийся легковоспламеняющуюся легковушка легковушкам легковушками легковушке легковушки легковушкой легковушку легковую легковые легкогруженый легкодорожная легкодорожного легкодорожное легкодорожной легкодорожном легкодорожную легкодорожные легкодорожный легкодоступен легкодоступна легкодоступная легкодоступно легкодоступного легкодоступное легкодоступной легкодоступном легкодоступную легкодоступные легкодоступный легкое легкозаменяемый легкоиспаряющийся легкокипящий легкокрыл легкокрыла легкокрылая легкокрылее легкокрылей легкокрыло легкокрылого легкокрылое легкокрылой легкокрылом легкокрылую легкокрылы легкокрылые легкокрылый легкомоторная легкомоторного легкомоторное легкомоторной легкомоторном легкомоторные легкомоторный легкомыслен легкомысленна легкомысленная легкомысленнее легкомысленней легкомысленного легкомысленное легкомысленной легкомысленном легкомысленностей легкомысленности легкомысленность легкомысленную легкомысленны легкомыслие легкомыслий легкомыслия легконога легконогая легконоги легконогие легконогий легконого легконогого легконогое легкоплавка легкоплавкая легкоплавки легкоплавкие легкоплавкий легкоплавко легкоплавкого легкоплавкое легкоплавкой легкоплавком легкоплавкостей легкоплавкости легкоплавкость легкоплавкую легкоподвижная легкоподвижной легкоподвижном легкоподвижную легкопораженный легкопроходимый легкоразъемный легкоранен легкораненая легкораненее легкораненей легкоранено легкораненого легкораненое легкораненой легкораненом легкораненую легкоранены легкораненые легкораненый легкоранимый легкорастворимый легкостей легкости легкость легкоуправляемый легкоусвояемый легкоустранимый налегке нелегка нелегкая нелегки нелегкие нелегкий нелегко нелегкого нелегкое нелегкой нелегком нелегкую сверхлегка сверхлегкая сверхлегки сверхлегкие сверхлегкий сверхлегко сверхлегкого сверхлегкое сверхлегкой сверхлегком сверхлегкую полулегкий полулегковес полулегковеса полулегковесам полулегковесами полулегковесе полулегковесом полулегковесу полулегковесы полегковее полегковей полегковернее полегковерней полегковеснее полегковесней полегковооруженнее полегкокрылее полегкокрылей полегкомысленнее полегкомысленней полегкораненее полегкораненей

Обратите внимание, проверочные слова не всегда однокоренные.

Легонький или легенький: как правильно пишется?

Есть очень похожие слова-близнецы, которые имеют одинаковые значения и отличаются всего на одну букву. К ним относятся «легонький» и «легенький». У дотошных людей появляются сомнения в том, как правильно это слово пишется.

Редактор MS Word допускает и не подчеркивает оба варианта. Возникает вопрос, какое правило применить. Проверить написание с помощью ударения нельзя: данное правило здесь не годится, так как сомнительная гласная не входит в состав корня. «ЛегОнько» — это не проверочное слово.

 

Правильно пишется

Орфографический словарь издания 2012 года содержит обе формы написания. Это подтверждает интернет-портал Грамота.ру. Можно без сомнений писать оба варианта, ошибки не будет.

Примеры:

  1. Мне не нужна помощь, моя сумка совсем легонькая.
  2. Задача легенькая, вы с ней шутя справитесь.

Разбор слова

Разбор слов «легонький» и «легенький» по составу поможет ответить на вопрос, почему после буквы ‘г’  пишется буква  ‘о’ или  ‘е’.

Легонький и легенький имеют одинаковый корень ЛЕГ-. Однокоренные с ними слова: ЛЕГкий, ЛЕГче, ЛЕГонько, поЛЕГчало и тому подобные.

У слов «легонький» и «легенький» также одинаковые окончания -ИЙ. Изменяя окончание, они склоняются по падежам, родам и числам: легонькАЯ, легенькОГО, легонькИЕ.

Таким образом, они отличаются только суффиксами -ОНЬК- и -ЕНЬК-, которые используются для образования уменьшительно-ласкательной формы. Например, плохОНЬКий, худЕНЬКий, малЕНЬКий, мягОНЬКий.

В данном случае эти суффиксы присоединяются к корню ЛЕГ-.

Отсюда следует, что никакие другие буквы, кроме ‘о’ или ‘е’, быть не могут. «ЛегИнький» или «легАнький» — это ошибочное написание.

«Легонький» и «легенький» — это производные от слова «легкий». Оно является качественным прилагательным, то есть обозначает свойство предмета, которое может присутствовать в нем в большей или меньшей степени.

 

Синонимы

В словаре русского языка Ожегова перечислены значения слова «легкий», как то: незначительный по весу, малозаметный, достигаемый без большого труда и так далее.

Присоединение уменьшительно-ласкательных суффиксов дополнительно усиливает эти свойства. Если легкий – это незначительный по весу, то легонький или легенький – это невесомый. Например, говорят: «легонький, как перышко».

Предположим, мама упрекает сына: «На улице мороз, а ты надел легенькую куртку!» Употреблением слова «легенький» мама пытается подчеркнуть неподходящее, по ее мнению, качество куртки.

И еще один пример. В знаменитой комедии Рязанова «Служебный роман» Новосельцев предлагает назначить его начальником отдела легкой промышленности. Он говорит: «Легенькой такой промышленности». Неожиданное употребление уменьшительной формы подчеркивает комичность ситуации. А может быть, намекает на состояние легкой промышленности в СССР.

Вывод

Итак, ответ на вопрос, как правильно писать: «легонький» или «легенький» − можно выбрать любой вариант, какой нравится.

Правильно/неправильно пишется

Урок 32. что такое приставка? как найти в слове приставку? — Русский язык — 3 класс

Русский язык. 3 класс

№ 32

Раздел. Приставка.

Тема. Что такое приставка? Как найти в слове приставку?

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме

Знать, что такое приставка, находить приставку в слове, приводить примеры слов с разными приставками.

Тезаурус по теме (перечень терминов и понятий, введенных на данном уроке)

Приставка, корень, образование слов.

  • В.П. Канакина, В.Г.Горецкий. Русский язык. 3 класс Учебник для общеобразовательных организаций. М.: Просвещение, 2017.
  • В.П. Канакина, Русский язык. 3 класс Рабочая тетрадь. Пособие для общеобразовательных организаций. М.: Просвещение, 2017.
  • В.П. Канакина, Русский язык. 3 класс. Проверочные работы. М.: Просвещение, 2017.
  • В.П. Канакина, Русский язык. 3 класс. Тетрадь учебных достижений. М.: Просвещение, 2017.

Планируемые результаты

На этом уроке

Узнаем:

  • что такое приставка;

Научимся:

  • находить приставку в слове;
  • приводить примеры слов с разными приставками.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Рассмотрим рисунки. Прочитаем подписи. Что общего и чем различаются?

На картинке представлены однокоренные слова: переходит, подходит, входит, выходит, обходит, уходит. Все они связаны по смыслу со словом «ходить». У них общая часть – корень – ход-. Но перед корнем есть часть слова, которая внесла новый смысл в исходное слово.

На этом уроке

Узнаем:

  • что такое приставка;

Научимся:

  • находить приставку в слове;
  • приводить примеры слов с разными приставками.

Приставка — это значимая часть слова, которая стоит перед корнем и служит для образования новых слов.

Например,

Ходить – переходить, уходить, входить, заходить.

Одна учительница играла с ребятами в такую игру. Она им называла только приставки, а они должны были догадаться, что надо сделать.

— Представьте себе, что вы сидите перед телевизором.

— Представили?

— Я вам скажу: «В»! Что вы сделаете?

— Включим телевизор!

— А если я скажу: «Пере!»

— Переключим на другую программу!

— А если я скажу: «Вы!»

— Значит, надо выключить!

— Хорошо! Теперь представьте, что мы сидим на стульях на некотором расстоянии друг от друга. Что вы сделаете, если я скажу: «Подо!»

— Пододвинемся к вам вместе со стульями.

— А если я скажу: «Ото!»

— Отодвинемся!

Какой вывод можно сделать из этой игры? Вывод простой: каждая приставка имеет смысл.

Послушайте, какие русские приставки существуют. На самом деле их намного больше. Примерно около 50. Но не со всеми приставками вы познакомитесь в начальной школе. С некоторыми приставками вы познакомитесь лишь в 5, 6, 7 классах.

До-

По-

Про-

О-/об

От-

Под —

На-

Над –

За-

Пред –

Пере-

При-

Вы –

В –

У –

С —

Чтобы найти приставку в слове, надо подобрать однокоренное слово без приставки или с другой приставкой. Часть слова, которая стоит перед корнем, и будет приставкой.

Например,

Поджарить (жарить, пережарить).

Разбор заданий

Укажите наиболее полное определение приставки.

  1. Приставка — это значимая часть слова, которая стоит перед корнем и служит для образования новых слов.
  2. Приставка – это значимая часть слова.
  3. Приставка – это часть слова, в которой скрывается смысл.

Правильный ответ

Приставка — это значимая часть слова, которая стоит перед корнем и служит для образования новых слов.

Укажите, как найти в слове приставку.

  1. Найти корень.
  2. Найти корень, выделить часть слова перед корнем.
  3. Определить смысл слова.

Правильный ответ

Найти корень, выделить часть слова перед корнем.

Укажите слово с приставкой.

  1. Подошёл
  2. Шёл
  3. Шествующий

Правильный ответ

Подошёл.

Повышенный уровень

Укажите антоним с приставкой к слову «разгибать».

  1. Перегибать
  2. Сгибать
  3. Подгибать

Правильный ответ

Сгибать

Укажите слово с приставкой, которая имеет значение «повторить заново».

  1. Предпраздничный
  2. Перерисовать
  3. Подпрыгнуть

Правильный ответ

Перерисовать.

О жизни слов

академик Андрей Анатольевич Зализняк

Лекция прочитана 12 февраля 2016 года в школе «Муми-тролль».

Благодарим Андрея Анатольевича Зализняка и школу «Муми-тролль»
за предоставленную расшифровку лекции.

А.А. Зализняк: Я сегодня собираюсь вам рассказать о том, что названо «О жизни слов». Это, конечно, довольно общее название; под этим названием можно рассказывать о разном. Но я в основном хочу проиллюстрировать одну мысль — с разными примерами, с разной стороны: то, что наши слова, как и вообще наш язык, представляет собой наследство наших ближних родственников и более дальних по времени: дедов, прадедов и прапрапрапрадедов… И оказывается, что мы чрезвычайно связаны в том, как мы говорим, с тем, что происходило на протяжении огромных тысячелетий. Совершенно наивно считать, что мы хозяева своего языка и можем им распоряжаться, так как в данный момент мы являемся его носителями. В действительности мы

тысячами цепочек связаны с тем, что происходило в прежние времена с нашими ближними, средними, далекими и сверхдалекими предками. Думаю, что вы увидите на разных примерах, как обнаруживается такого рода связь, про которую мы обычно не думаем и, чаще всего, даже не подозреваем.

Язык обладает двумя фундаментальными свойствами, которые на первый взгляд противоположны друг другу, а на самом деле — вполне совместимы. Это устойчивость и изменчивость. При этом, конечно, для языка основную роль играет устойчивость — то есть равенство языка, которым пользуемся мы, и языка предыдущего поколения и многих предыдущих поколений. Если примерно сравнить, очень приблизительно, слова, которые, как нам кажется, возникли на наших глазах вокруг нас сегодня или вчера, со всем фондом слов, которым мы пользуемся, то оказывается, что первые — это капля в море. Хотя вам кажется, что очень много используется словечек, особенно в школьном и прочих жаргонах, которые вы сами же выдумали или недавно услышали, которые модны, которых взрослые не знают и так далее. Может показаться, что вот они-то и являются вашим живым языком и вы тем самым придумали что-то новое. Это иллюзия. Это ничтожная верхняя корочка на огромном механизме языка, а всё остальное — это унаследованное вами от предыдущих поколений.

Но корочка эта действительно существует, и маленькие изменения в языке всегда происходят. Они обычно имеют такой незаметный характер, что, реально живя в этом языке, человек их вообще не замечает. И очень удивляется, если ему сказать, что этот же самый язык, допустим, 500 лет назад был такой, что его трудно понимать. Как же так? Ведь язык представляет собой нечто устойчивое. На самом деле нет: эти маленькие изменения действительно происходят. На протяжении жизни одного поколения они незаметны, но постепенно они потихонечку складываются, и в результате по прошествии энного числа веков может оказаться, что фактически мы имеем дело уже с другим языком. Например, начиная с какого-то момента уже не стоит говорить о латыни: то, что существует на ее месте в какой-то части бывшего римского мира, — это уже, скажем, французский язык. То же самое можно сказать про любой другой язык.

Вот такая диалектика, если угодно, такая двойственность. С одной стороны, на фоне фундаментальной устойчивости языка, равенства языка текущего поколения языку предыдущих имеются маленькие отличия. Они имеются и в грамматике, и в словах. Как раз в словах они несколько более заметны — вы наверняка из собственного опыта знаете, что какие-то из ваших словечек, которые вы употребляете между собой, ваши родители не понимают и спрашивают, что это такое. Показывая тем самым свою устарелость.

Заметьте, что о большинстве таких словечек, которыми вы пользуетесь, уже лет через десять совершенно не будет памяти. Возможно, лишь какое-нибудь из них выживет. К сожалению (или к счастью), какое из этих маленьких словечек жаргонного типа, которые появились в какой-то среде — в среде школьников, в среде студентов, в уголовной среде (язык из самых разных источников питается), — какое из них останется, предсказать практически невозможно. Совершенно нереальна реализация амбиций, которые иногда возникают у некоторых сильно амбициозных людей, что они сами придумают какие-то новые слова языка и пусть эти слова обогащают язык. Многие этим занимались: в какой-то степени занимались этим писатели. Есть авторы, у которых на счету немало таких придуманных слов. Но с той единственной особенностью, что эти слова никто не знает, кроме специалистов по этому поэту или писателю. Скажем, огромное количество таких придуманных слов в творчестве Велимира Хлебникова — и я не знаю ни одного из них, которое осталось бы в языке.

И.Б. Иткин: Летчик?

Н.В. Перцов: Летчик до Хлебникова был.

И.Б. Иткин: Был до Хлебникова?

Н.В. Перцов: Да, Хлебников заимствовал это.

А.А.: Нет, конечно, он не придумал. Это обычная история.

Всё же иногда, очень редко, бывает, что можно установить, кто первый пустил какое-то слово, которое потом выжило. Можно знать, кто первый пустил слово, которое пожило немножко в дружеской компании и через несколько лет завяло, — таких примеров много, но это большого интереса не представляет. А вот слова, которые по неизвестной причине остались затем в языке и даже вошли в литературный язык, — про них почти всегда оказывается, что точного автора установить невозможно. Иногда несколько авторов сразу претендуют на то, что они первые это изобрели, и даже приводят очень убедительные рассказы о том, как обстояло дело, когда в первый раз кто-то из них это слово произнес, и т. д. В замечательной книге Виктора Владимировича Виноградова, которую я хочу вам специально по этому поводу дополнительно рекомендовать, — в «Истории слов», в которой примерно 1500 слов обсуждается с точки зрения их формирования, возникновения, вхождения в язык, изменения значения, — в частности, там вы можете прочесть про некоторые слова, что про них почти достоверно можно все-таки сказать, кто первый их изобрел. Например, слово небосклон, которое сейчас вполне литературное, его знают все, в какой-то момент было достоверно изобретено совершенно ныне неизвестным поэтом-переводчиком XVIII века Мартыновым. Речение квасной патриот приписывает себе Вяземский — во всяком случае, он очень живо рассказывает эпизод, как он его изобретал. Слово отсебятина обычно приписывается Брюллову. Так что несколько примеров такого рода есть, но их ничтожное количество: чаще всего автор теряется, и узнать его невозможно. И это, повторяю, крайне редкие случаи на фоне всех остальных, когда только что придуманные слова существуют очень недолго и не выходят за пределы той среды — иногда просто дружеской компании, — в которой они возникли. Я посмотрел в частотном словаре слово, которое, вообще говоря, даже и войдет в какой-то степени в литературный язык, — слово комп (по-видимому, точный автор уже неизвестен). Оно имеет ранг порядка 50 000. То есть 50 000 других слов чаще употребляются, чем это слово. Я посмотрел также слово риэлтор — его ранг 18 500. Так что у вас не должно быть иллюзий о том, сильное ли влияние оказывает на русский язык то, что сейчас появилось много слов типа риэлтор.

Так обстоит дело с изобретением слов. А вот еще один, казалось бы, простой вопрос. Почему все-таки какой-то предмет называется так, а не иначе? Например, почему свинья называется именно свинья? Почему там должно быть начальное с, потом в и так далее? Почему свинья, а не какая-нибудь, допустим, скунья или скалья? Что такие вопросы возникают — это бесспорно; я свидетель того, как ребенок лет шести задал глубокомысленный вопрос: «Это правда, что свинью назвали свиньей, потому что она грязная?». (Смех в зале.) Как видите, есть живой интерес к тому, чтобы понять, почему действительно должно так получаться. Мы не можем постигнуть, почему в составе любого слова, будь то свинья, будь то хлеб или что угодно, именно такая последовательность фонем, и наоборот, почему такая последовательность фонем связана именно с данным смыслом.

Такое «почему» можно понимать по-разному. Первое понимание «почему» — это откуда это взялось. Так вот, — говоря в самом общем виде, повторяя то, что я сказал в начале, — оказывается, что практически каждая фонема слова, которым мы сейчас пользуемся, укоренена где-то иногда в средне далеком, а иногда и в безумно далеком прошлом, быть может, даже восходящем к эпохе возникновения языка в целом — это десятки тысяч лет. Конечно, мы знаем лишь весьма небольшую часть истории этих слов. Кое-что про некоторые слова можно установить (некоторые примеры я вам попробую показать дальше), но так далеко в восстановлении истории слов мы просто не в состоянии дойти, и, возможно, даже и в дальнейшем это не будет достигнуто полностью. Тем не менее, иногда какие-то проникновения на порядочную глубину (иногда — на несколько тысячелетий) нынешнее состояние лингвистики позволяет.

Замечательно, что мы ничего не можем сделать с языком, которым мы пользуемся, даже если нам кажется, что какое-нибудь слово слишком трудно произносить. Каждая фонема стоит на своем месте; мы не вольны какое-нибудь слово взять и упростить по собственному индивидуальному желанию. Иногда бывают, действительно, довольно трудные сочетания согласных, про которые казалось бы — зачем язык так ломать? Какой-нибудь глагол ткнуть — не очень-то удобно его произносить, не правда ли? Иностранец на этом месте обязательно споткнется очень сильно. Тем не менее, совершенно нереально, чтобы вы, вопреки общему узусу, заменили ткнуть на скнуть. Скнуть легче произносить, чем ткнуть, это движение языка вы можете просто проверить. Но никаких подобных замен в языке носитель языка произвести не может. Индивид, конечно, может попытаться это сделать. В школе иногда это бывает: кому-то приходит в голову писать русские буквы не так, как обычно, изобрести индивидуальные написания для них, но сам этот человек выглядит как чудак, одни его принимают, другие — не очень… Но практически ни малейшего последствия для русского языка в целом индивидуальные выходки такого рода не приносят. Так что язык остается как есть, независимо от того, что кто-то индивидуально пытался это изменить. Эта незыблемость состава русских слов в действительности есть отражение твердости нашей связи с прошлым.

Кое-что мы увидим дальше на примерах. А пока — несколько общих слов: что все-таки происходит со словами на протяжении времени.

Во-первых, происходят чисто фонетические изменения. Это большая тема, которой сегодня я касаться не буду, это тема вполне для отдельных лекций, мы даже раньше с вами об этом разговаривали. Напомню только, что какие-то изменения общефонетического характера бывают в истории любого языка. Скажем, в истории русского языка оканье на части территории русского языка когда-то сменилось аканьем, то есть вместо [горá], [ногá] стали произносить [гарá], [нагá], как сейчас произносится в современном литературном языке, и это произошло как регулярное событие во всех словах русского языка. Конечно, не было такого индивида, который запустил такую моду — произносить [гарá], а потом это подхватили: это осуществляется в силу незаметных и совершенно не управляемых ни индивидом, ни даже группой индивидов тенденций в поведении — в частности, в фонетическом поведении — носителей языка.

Я хочу, для того чтобы вы немножко себе представили, что это за махина, попробовать некоторую простенькую арифметику. Скажем, в секунду при нормальном темпе речи человек произносит примерно два слова, возьмем такой ритм. Сколько времени человек говорит в течение дня, сказать очень трудно, разные люди, наверное, по-разному: есть молчуны, есть, наоборот, говоруны. Установить здесь какую-то среднюю величину, наверное, совершенно нереально, особенно если вы будете брать не только свою среду — среду школьников, — а вообще всех населяющих Россию, так что тут не идет речи о настоящей оценке. Но, допустим, если я скажу, что в день человек говорит в среднем 15 минут, это будет не завышено. То есть на самом деле, конечно, больше. Но даже если взять такую минимальную оценку, представьте себе, сколько вообще слов выпаливается в воздух совокупностью русских людей — это порядка 150 млн. Заметьте, что для языка совершенно бессмысленно считать в день, в час или в год, — минимальный срок, который имеет какой-то смысл, если говорить о языке, это лет десять. Тогда, может быть, вы посчитаете, если кому-нибудь интересно прикинуть, сколько получится за десять лет слов, произносимых носителями русского языка, даже при этой очень маленькой шкале четверть часа в день. Прикинете — и получится 1015 — это миллион миллиардов. Миллион миллиардов слов произносится за сравнительно небольшой период по-русски, и в этом безумном море и происходят все те события, которые потом называются изменениями языка. Сами можете представить, какую роль в нем играет то, что говорит какая-то маленькая компания, какую это составит часть. Вы скажете: частые слова — да, но бывают же и редкие слова. Но что такое редкое слово? Это такое слово, которое имеет, например, частотность одну миллиардную. Правда же, это очень редкое слово? Но и то в массиве, про который я сказал, оно будет употреблено миллион раз. Вы понимаете, что это значит? Следовательно, всякое изменение в слове, чтобы оно стало русским, общенациональным изменением, должно захватить если не всё, то большую часть этого гигантского моря. Отсюда понятно, как мало можно сделать по индивидуальной инициативе.

Итак, слова меняются, как я уже сказал, в ходе истории чисто внешне, за счет фонетических изменений. Замечу по этому поводу полезные для нас, пожалуй, только два маленьких штриха, которые особенно нас будут интересовать. Это общая тенденция практически всех языков мира: со временем длина слова сокращается. Какие-то гласные становятся сперва слабыми, а потом слабые гласные исчезают. Какие-то конечные согласные начинают произноситься слабее, чем другие, потом они отпадают. Скажем, такие замечательные языки, как английский и французский, пришли к тому, что подавляющее большинство слов не научного, а основного, житейского фонда, в этих языках односложные, — при том что начальная точка здесь была такая, что практически любое слово обычно было не менее чем двух-, а чаще не менее чем трехсложное. В русском языке эта тенденция в меньшей степени, но тоже, вообще говоря, достаточно проявилась.

Это одна важная тенденция, которую полезно иметь в виду, а другая состоит в том, что словосочетания — по крайней мере, некоторые из них — имеют тенденцию склеиваться в единства, которые потом становятся едиными словами. Можно привести наглядные примеры из вполне известных языков. Скажем, английское friendship — это friend плюс ship, которое означало «свойство, качество» и т. д. Русское кто-нибудь — это довольно прозрачное соединение того, что было когда-то тремя словами: кто + ни + будь. Как мы говорим Кто ни придет, кто ни явится и т. п. — точно так же и кто ни будь. Сейчас это не сразу осознается, но, вообще говоря, вы легко поймете, как из трех слов кто, ни и будь могло сложиться то, что сейчас в русском языке стало единым словом. В данном случае это просто сложение, даже без сжатия, без чисто фонетического склеивания. Но чаще всего действует и то, и другое, то есть и склеиваются слова между собой, и стыки их в той или иной степени объединяются, так что слово, состоявшее первоначально из нескольких отдельных слов, уплотняется. Более того, мы имеем смелость предполагать, что на самой дальней дистанции практически все те элементы, из которые сейчас составлены слова, — приставки, корни, суффиксы и окончания — в каком-то очень далеком прошлом восходят к отдельным словам. В некоторых случаях это установлено вполне достоверно, в других это можно только предполагать, но так или иначе, общий тип развития именно такой.

Таково замечание о том, что происходит в истории со словами с чисто внешней стороны. Плюс к этому, конечно, происходят и совсем простые механические события, состоящие в том, что какие-то слова перестают употребляться, выходят из языка и, наоборот, какие-то новые слова появляются. Вот, например, я взял составленный по другому поводу словарь древнерусских ударений, который содержит примерно 12 000 древнерусских слов и удобен нам тем, что там имеется помета, какие именно слова не сохранились, не дожили до нашего времени. Оказывается, что из этих 12 000 древнерусских слов, которые там фигурируют, 2700 слов не дошли до нашего времени. Это дает примерное представление о масштабе того, какое количество слов может выбыть на протяжении не слишком большой истории, на протяжении лет 800, которые охватывает этот словарь. Но еще больше слов прибыло — количество слов за это время не уменьшилось, а увеличилось.

Откуда это прибавление происходит? Двумя основными путями. Один путь — это заимствования. Сейчас в огромном количестве имеются английские заимствования, которые наплывают потоком; мы находимся в фазе интенсивного заимствования. Таких фаз было несколько в истории русского языка: они были из голландского, потом из немецкого, потом из французского языка, сейчас наступила эпоха заимствований из английского языка. Каждый из вас эту волну на себе чувствует и знает массу слов, еще недавно в русский язык не входивших. При этом заимствование, как известно, бывает прямое (когда слово берется в буквальном виде и только немного фонетически подстраивается под строй русского языка) и так называемые кальки (когда слово копирует русскими средствами структуру иностранного слова).

Это источник внешний. Но самым мощным для пополнения состава языка является всё-таки другой источник — внутренний, то есть использование собственных словообразовательных ресурсов — уже имеющихся в языке морфем, которые можно комбинировать и соединять. Их комбинаций потенциально существует огромное количество, и из них какие-то оказываются хорошим способом для называния чего-то, для чего в обществе возникла потребность это как-то обозначить. Таких слов тоже в истории русского языка прибавилось огромное количество.

Что касается утраченных слов, то я могу вам привести такие примеры, чтобы вы поверили, что какое-то количество слов древнерусского языка исчезло. Некоторые из них вполне похожи на современные, но, тем не менее, не имеют с ними ничего общего. Скажем, треска — это не рыба треска (то слово другого происхождения). Треска по-древнерусски значило «щепка». Или, скажем, древнерусское слово истóра — оно значило «расход»; сейчас вы уже не имеете шансов это слово понять. Было замечательное древнерусское слово инде — с некоторым усилием, может быть, вы могли бы догадаться, что такое инде, но нужны усилия действительно значительные. Инде — это точный аналог латинского слова alibi, означающего «в другом месте» (сейчас алиби — это юридический термин: человек находился в другом месте в момент совершения преступления, тем самым он невиновен). Это, кстати сказать, одна из жалостных потерь в истории русского языка, поскольку это слово довольно удобное. В других языках мы такое слово знаем: скажем, ailleurs по-французски — это в точности то же самое. А по-русски оно было и исчезло, это из таких капризов языка, и теперь приходится говорить в три слова: в другом месте, что, конечно, не так выразительно, как коротенькое инде. Со словом инде вы можете встретить разные манипуляции уже в других сочинениях, но не будем отвлекаться на это. Так что если я вам сказал про 2700 слов в этом списке, то, вы понимаете, смешно перечислять их все, вы устанете. Важен принцип: слова уходят, возникают какие-то другие.

Кроме возможностей составления новых слов из старых морфем (как, скажем, слово летчик, которое здесь уже упоминалось: и корень нам известен, и суффикс; но слово это возникло, когда возникло соответствующее явление, которое нужно было как-то назвать; новые слова типа пароход, паровоз и т. п. — всё это составлено из собственных русских морфем в связи с тем, что нужно было назвать некоторое новшество в общественной жизни), имеется еще и такое постоянное свойство языка, что значения слов могут сдвигаться. Несколько дрейфовать в ту или иную сторону. Скажем, слово, имеющее первоначально физическое, конкретное значение, может приобретать еще и переносное значение, а потом это переносное значение может стать главным и даже единственным. И сами переносные значения тоже могут подвергаться различного рода сдвигам. Эта сторона истории слов в какой-то степени сейчас изучается, но пока еще многое и многое предстоит в этом сделать.

Поэтому, между прочим, когда вы сталкиваетесь с древним текстом, не обязательно даже очень старым, быть может, всего лишь среднерусского периода, скажем, эпохи Ивана Грозного, и вам кажется, что вы всё понимаете, на самом деле вы часто понимаете вовсе не то, что написал сам автор. Почему? Потому что те или иные слова, иногда узловые для текста, имеют не те значения, что сейчас, хотя они выглядят совсем как ваши родные.

Тут я, пожалуй, вам несколько примеров приведу, поскольку это из таких вещей, которые производят впечатление и немножко отрезвляют тех, кто считает, что ничему учиться не надо, а можно просто так взять древний текст и его читать. Возьмем слово ласкать — правда, очень приятное современное русское слово? А оно в тексте, даже не очень старом, всего 300–400 лет назад, было остро отрицательным глаголом. Это значило «гнусно обманывать, лестью заводить в ловушку, в сеть». Ласкатель — это было гнусное свойство. Можно было, разоблачая кого-нибудь, сказать: «О царь, не верь такому-то своему советнику, он ласкатель» — этого было совершенно достаточно, чтобы было понятно: «Он негодяй».

Еще один хрестоматийный пример: слово прелестный сейчас является ярко выраженным положительным эпитетом, а было резко отрицательным: прелесть означала «сатанинский соблазн, сатанинские козни», соответственно, прелестный — «вводящий в грех, в преступление». Это довольно любопытная вещь, что слова с отрицательным значением — и это не первый раз в истории русского языка — могут развиваться в сторону приобретения уже почти похвальной оценки. Рекомендую вам две книги Ирины Левонтиной: одна — «Русский со словарем», а вторая — «О чем речь»; это очень интересный и лингвистически квалифицированный разбор совсем последних событий с массой новых слов, в частности, вы там узнаете очень многие новые словечки, про которые вы считаете, что они принадлежат вашей среде, и получите объяснение, как они возникли, как к ним относиться и т. д. В частности, там имеются замечания о том, что некоторые безусловно отрицательные термины еще недавнего прошлого начинают приобретать почти похвальную оценку. Например, амбициозный, который безусловно в классическом русском понимании ни в коей мере не комплимент, который человек заслужил, — так его можно было бы скорее несколько осудить, — сейчас выставляется как некое молодецкое геройское качество, которое очень даже полезно и получает знак плюс. Это еще не дошло до полного изменения, но явно находится на этом пути. Вот такого рода разбор в этих книгах, которые я вам рекомендую, вы можете найти.

И вот оказывается, что это было не только сейчас, но и в карамзинское, например, время: слово лестный, допустим, которое сейчас означает «приятный для человека», означало «обманный». И вообще, слово лесть в исконном значении — это заимствование из германских языков, означающее «обман, хитрость» (немецкое и древнеанглийское list).

Еще некоторые такие примеры, пожалуй, вам будут любопытны. Вот нынешнее слово забава. Сейчас оно имеет такое игровое значение. Но первоначальное значение было совсем другое: забава означало «дело, занятие». То есть в каком-то смысле можно считать, что противоположное тому, к какому мы сейчас привыкли: делу время, потехе час. Сейчас оно перешло в род потехи, а тогда как раз попадало в категорию дел.

Еще, скажем, слово работа: более привычное нам всем слово сейчас трудно себе представить, а между тем древнерусское значение отчетливо иное: «рабство» (от слова раб, суффикс —ота передавал соответствующее свойство). Переход от значения «рабство» к значению «работа» совершается в истории русского языка на протяжении нескольких веков. Слово опасный — оно тоже значило нечто совсем другое: «осторожный, тот, который сам всего опасается и принимает какие-то меры для того, чтобы всё было в порядке». Особенно удивляет слово напрасный, очень много шансов, что вы неправильно поймете текст; его древнее значение — «внезапный». И совсем яркий случай — значение глагола запретить. Сейчас вам ясно, что значит запретить: «изъявить приказ, чтобы действие, которое происходит, было прекращено». А в древнерусском языке запретить означало «строго приказать». Могла, например, быть фраза: «И он запретил им свято хранить вверенные им книги» (смех в зале). Фраза, которую у вас нет никаких шансов правильно понять, если вы специально не занимались древнерусской лексикой. Вот яркие примеры того, что значения могут очень сильно менять даже общую окраску и сферу, к которой они относятся.

Теперь я хотел бы вам разобрать несколько примеров, где всё то, что я в общем виде сказал, будет видно на конкретных морфемах и словах.

Когда вы проводите школьный разбор, то в слове положено выделить корень, суффикс, префикс и окончание (я надеюсь, что вы это умеете) — это то, что можно назвать синхроническим пластом в истории становления языка. Синхроническим — то есть относящимся к нашему реальному времени, когда вы этим частям слова придаете актуальные сейчас значения, по которым понятно, как слово сложилось из этих частей. Но история языка сейчас уже умеет пойти сильно дальше, и в ряде случаев то, что для современного языка нечленимо, оказывается, в соответствии с общей идеей, которую я вам излагал, в той или иной степени членимо. Давайте начнем с совсем простого примера, я возьму слово неужели.

Это самый простой случай, когда некоторые части вы здесь сразу видите. На уровне, который можно назвать синхроническим, то есть на уровне нашего живого современного языка и живого языкового сознания, здесь по крайней мере две части — не и остальное, то есть не и ужели. Что здесь есть не, конечно, вы все чувствуете — этот уровень доступен достаточно легко. Но маленькая трудность состоит в том, что здесь значит не: смотрите, без этого не слово значит то же самое. Это своего рода фокус, что ужели и неужели означают одно и то же. Редкий случай, правда же, чтобы к слову можно было добавить не, и от этого ничего бы не изменилось? Казалось бы, это парадокс — как это так, не — такое могучее средство перевести всё в противоположность, а здесь никакой противоположности нет?

Разгадка тут довольно простая, и она тоже находится в рамках нашего современного языка. Она состоит в том, что ужели — вопросительное слово. А если слово вопросительное, то оказывается, что вопрос практически имеет один и тот же смысл, если его задали в прямой форме или в форме с не. Например, Разрешишь ли ему уйти? и Не разрешишь ли ему уйти? Ну, маленький нюанс есть, но смысл совершенно один и тот же — ровно за счет того, что, поскольку вопрос еще не содержит решения, он только поставлен, его можно поставить в той форме, где будет да, и в той форме, где будет нет, — всё равно как вопрос он останется. Поэтому Ужели ты на это решишься? и Неужели ты на это решишься? — это значит одно и то же.

Но так или иначе, это частица не, и у нас получаются в слове неужели две части. И всё — дальше мы пойти уже вряд ли можем. Но исторически это слово делится не на две части, а на четыре. Вам кажется, наверное, довольно подозрительной здесь часть ли, тем более что ли — явный носитель вопросительной идеи. То, что в этом ли содержится вопросительная идея, можно проверить так: у слова неужели есть такой простонародный синоним, или вариант, неужто. И там уже нельзя не отбросить: ужто не имеет такого же значения. То есть неужто ведет себя не так, как неужели, — ровно потому, что здесь ли — вопросительная единица, а там то — невопросительная единица.

Далее понятная часть же. Кстати, была ещё форма неужли — вы можете встретить ее в литературе, — где же представлено в варианте ж. Вот четыре части (не-у-же-ли), из которых, наверное, самая удивительная часть — у.

Как вы видели, у нас вначале идет чисто синхронический разбор, то есть относящийся к нашему времени. Здесь вы восстанавливаете что-то, что происходило в жизни вашей, ваших отцов и дедов. А более глубокий разбор касается неких событий, которые в истории языка сложились в эпоху ваших прапрапрадедов и так далее. В слове неужели часть ли — та же самая, которую вы знаете, часть же — та же самая, которую вы знаете; но часть у вы, конечно, не знаете.

Так вот, слово у было наречие древнерусского языка, которое в переводе на современный русский язык значило «уже». Поэтому сочетание у и же — это нечто вроде того, что вы можете попытаться сказать: уже же ведь мы собрались — это будет плохой русский язык, но, тем не менее, мыслимо. Что такое у, очень трудно описать, не используя слово уже, это такая хитрая вещь. Попробуйте перевести слово у так, чтобы в переводе слова уже не было. Пожалуйста, если вам в голову приходит перевод, предлагайте. Ну, например, «готово» — может быть смысл такой. Тогда у + же будет «готово же». Но «готово», конечно, это очень приблизительный перевод для слова у. Для слова у идеальный русский перевод — «уже», и тут ничего не поделаешь. Это замечательная точка, которую адекватно заменить другими способами уже нереально. Так или иначе, это у очень рано соединялось с же и так хорошо соединилось, что теперь мы больше не можем их рассоединить.

Итак, у нас есть слово уже, состоящее из этих двух частей — у и же. Ну а дальше к этому уже, как и ко многим другим словам, начинает прибавляться ли как вопросительная частица, и всё это склеивается до ужели. То есть первоначальный смысл немножко не такой, как сейчас: нынешнее ужели — просто вопросительная частица «так ли обстоит дело?», «мне удивительно, неужели это так» (заметьте, в пояснении мне пришлось использовать «неужели»).

Вопрос из зала (А.Н. Барулин): Андрей Анатольевич, а у ударное было или это клитика?

А.А.: Ударное. Древнее ударение было у́же. Переход в уже́ — это особая проблема, которой, к счастью, мы не касаемся. Все древние тексты дают у́же. И бывает сокращенное уж, оно отлично соответствует древнерусскому у́же.

Вопрос из зала: А е второе может выпадать — ужли какое-нибудь?

А.А.: Да, практически в моих памятниках XVI–XVII века — ужли (как вариант к у́жели), и только в конце XVII века очень редко появляется уже́ли.

Вопрос из зала: Уже появляется? (Смех в зале.)

А.А.: Да, уже появляется. (Смеется.)

Первоначально ужели могло быть только во фразах типа Как, ты уже это сделал? Ужели ты это сделал? — понимаете? А затем значение обобщается, и ужели может относиться просто как чистый вопрос к чему угодно. Ужели такая злая судьбина…? и так далее. Ну, и дальше добавляется не — по механизму уже современному. Вот очень простой пример, когда перед вами единое современное слово, где все швы еще налицо и вы их хорошо видите; за исключением одной части у, вы их все можете разглядеть.

Теперь давайте возьмем нашу знаменитую свинью. Ту самую свинью, про которую непонятно, почему она свинья. Что на синхронном уровне мы можем сказать, как это слово должно анализироваться? Корень здесь, очевидно, свин-, поскольку он же есть в словах свинский, свинство и т. д.; потом имеется суффикс —j— и окончание —а. Точный смысл этого —j— для современного русского языка не очень легко установить, но так или иначе, таково членение этого слова на современном уровне. На этом мы вынуждены остановиться.

Не вздумайте считать, что я вам пытаюсь рассказать, что на самом деле корень другой — ничего подобного! Конечно, с точки зрения современного языка корень здесь свин-. Просто имеется другая сторона дела, которая может нас интересовать, — что было раньше. Это не значит, что как было раньше — правильно, а нынешнее — неправильно. Действительно, встречается такое ложное понимание, но я предупреждаю против него совершенно специально. Для современного языка безусловно верно, что свин— — это корень. Но если вы заинтересуетесь историей, то оказывается, что этот корень не так прост, мы его можем на что-то разложить. Какие у вас предположения?

Реплика из зала: На с и вин.

А.А.: А что, вино там какое-нибудь получается?

Реплика из зала (Саша Иткин): Вина… Виновата в том, что грязная.

А.А.: Видите, это очень хорошая иллюстрация того, что если начать искать смысловые объяснения, то они всегда найдутся! Предлагая смысловые объяснения, человек обычно никакой узды на себя не накладывает.

На самом деле, давайте исходить из слова свиной. Вам не кажется, что свиной находится в том же ряду, что мышиный, лошадиный…?

Реплика из зала: Ин!

А.А.: Ин! Конечно! Старое членение такое, что выделяется суффикс —ин-, при том что —ин— — это, конечно, суффикс прилагательных. —Ин-, потому что это тот же суффикс для животных, как и в мышиный, звериный, лосиный и т. д. И тогда свиной в том же ряду, тут просто другое ударение; если бы было свúный, то это было бы еще яснее. И тогда нам остаются на саму свинью только вот эти две буквы: с и в.

Реплика из зала (Саша Иткин): Хочется отрезать приставку с-…

А.А.: А, вы хотите еще приставку, да? (Общий смех.)

И тут уже история русского языка вам ничем не поможет, нужно выходить за пределы русского языка. И этот выход легко показывает, что… Вдруг кто-нибудь из вас образован и знает, как будет свинья по-латыни?

Реплика из зала: Свинус? (Общий смех.)

А.А.: По-латыни свинья будет вот так: su-s, s — окончание. Кроме того, есть английское слово, которого вы, наверное, не знаете, — sow. И есть немецкое слово Sau. И то и другое значит «свинья». Sau по-немецки вполне нормальное слово (немецкое «свиноматка»), а английское sow, конечно, редкое слово, потому что по-английски это будет swine. Английское swine и немецкое Schwein, где вот это —in — точно то же самое, что наше —ин. В немецком, как и в английском, оно реально перешло в [ain], но это уже их германское дело. Это, конечно, тот же самый свин-: в древнеанглийском было swín, в древневерхненемецком было swîn. Из чего понятно, что этот корень (su-) исторически в нашем св-.

Но заметьте, что во всех трех языках произошло то, что нормальным названием для свиньи стало слово с суффиксом —in-. Что здесь происходит? Здесь слишком короткий корень. А при слишком коротких корнях в разных языках обнаруживается тенденция к тому, что, для того чтобы это слово спасти, вместо него используется какое-нибудь производное от него — чаще всего уменьшительное. В русском языке такие примеры есть, правда, не такие яркие — скажем, есть слово ножик. Ножик ведь значит практически то же самое, что нож, но слово нож не пропало, оно осталось. Но, например, древнее слово муж — не в значении «супруг», а в значении «лицо мужского пола» — сейчас практически отсутствует, верно? Так никто не скажет, а скажут — как?

Реплики из зала: Мужчина! Мужик!

А.А.: Суффикс —ик используют! Правильно; в культурном и литературном тексте уже будет другой суффикс, но изначально, конечно, был суффикс —ик-.

Есть немало слов, где вы такое даже не подозреваете, — например, слово ложка. —К— почему там добавлено?

Реплика из зала: Ложь?

А.А.: Ложка — это такая лживая вещь?

Реплика из зала (Саша Иткин): Лога?

А.А.: Лога? Логу придумали дети. Это детское образование — обратное, сделанное обратно из ложки, как пуха из пушки и т. п.

А слово мошка от чего образовано?

Реплика из зала: Муха!

А.А.: А почему же оно не мушка тогда? У никуда не денется! Это вам небольшая задача: от чего исторически образовано слово мошка?

Реплика из зала: Моха?

А.А.: Вот это уже ближе к делу. Очень хорошо. Вы фактически на правильном пути, только там о было беглым — она была мха. Но никакой мхи, кроме как анализом, вы обнаружить не можете — мха точно так же пропала, как это св, заменившись на уменьшительное мошка. А вместо «свиньи» стали говорить что-то вроде «свиное животное». Свин — первоначально прилагательное: примерно «свиной у меня во дворе», «свиная захрюкала» (нынешнее шуточное свин — это, конечно, новое, игровое). Это краткое прилагательное: он свин, она свина, они свины. И свин используется вместо первоначального св, как мошка вместо мха: от мха — мошка, а от св — свин, свиной.

Дальше происходит замечательная вещь; это очень всё, по-видимому, давно произошло, потому что к этому свину прибавляется древний суффикс женского рода, который потом в чистом виде уже практически не встречается. В чистом виде в славянских языках он засвидетельствован в паре пан — пани. Пан — пани — это идеальное сохранение в славянских языках древнего состояния, которое хорошо известно из санскрита, когда к мужскому роду прибавляется —i (-ī, чтобы быть точным): например, санскритское deva — «бог», devī — «богиня». Пан — пани — редкий остаток этого состояния. Но изначально таких пар было больше, поэтому от свина (от свиного), если нужно было образовать женский род (а свинья, как правило, нужна именно в женском варианте, как известно), она должна была выглядеть как svinī. Ну, а дальше произошло то же, что со всеми словами на ī в истории русского языка. Словом на ī было, например, слово лади — оно стало ладья, слово молни — оно стало молния. То есть к ним было добавлено банальное окончание женского рода (-a), из-за чего, конечно, и превратилось в j.

Реплика из зала (И.Б. Иткин): Андрей Анатольевич, а гостья сюда же? Там все-таки как раз…

А.А.: Именно! Гостья сюда же. Гостья как раз следующий шаг того, что мы здесь видим. Гость — образование женского рода было бы гости, которое дало такое же гостья, как свинья. Образование свин — свинья точно такое же, как гость — гостья.

Итак, вот что стоит за тем, что мы не можем по своей воле менять никакую фонему. Видно, что каждая из них имеет основание в том, что стояло в далеком прошлом: в данном случае суффикс -ин- и древнейший корень su. Конечно, вы можете сказать: «А su почему su?». Тут уже такая бездна глубины времени — единственное, что можно сказать, что это уровень примерно 7 000 лет назад. И это уже не так мало как достижение лингвистики — сказать, что было 7 000 лет назад. А когда вы спрашиваете: «А что было 70 000 лет назад?» — тут надо честно признать, что этого мы не знаем.

Теперь давайте посмотрим еще один пример. Возьмем слово прощение. Здесь то же самое: имеется два слоя. Что выделяется на первом слое? Совершенно ясно: корень прощ и суффикс -ение. Прощ от простить, вы знаете, что здесь чередование ст против щ, которое прекрасно известно в современном русском языке, и —ение. Корень —прощ— с чем-нибудь можете связать в русском языке?

Реплики из зала: ПростотаПростой.

А.А.: Да, конечно. Хочется связать с простой, но значение как-то очень далеко, правда? Поэтому вопрос: может быть, и связано, но для этого нужно покопаться глубже.

Реплика из зала: Просить? Просить прощения?

А.А.: Просить прощения — это, конечно, сочетание очень естественное, но куда тут делось т? Простить — т есть, так что просить если и возможно, то только на уровне палеонтологии, а не на уровне современности. На уровне современного языка раз вы не можете никуда деть т, то не просить.

Что касается —ение, то тоже полезно видеть, что этот длинный суффикс, который, как нам кажется, совершенно естественно означает какое-то действие, в действительности хорошо разлагается на -ен- и -иj-. А что это за суффикс -ен-?

Реплика из зала: Прилагательное.

А.А.: Прилагательное с -ен-?..

Реплика из зала (Саша Иткин): Причастие.

А.А.: Да, действительно, это и есть суффикс причастия. И образование здесь практически двухэтажное: сперва причастие прощен, а к нему добавляется -иj-е. А что это за -иj-е? Оно тоже есть в языке: пожалуйста, великий — величие, здоровый — здоровье (-иj— и просто -j- — в данном случае варианты). Если от здоровый абстрактное существительное здоровье, то от прощеный — прощение. А что должно значить прощение в данном случае, если оно от прощеный? Теоретически оно должно значить состояние. Если здоровье — это состояние или качество здорового, то прощение — это качество или состояние прощеного. То есть должно сохраниться страдательное, пассивное значение, поскольку прощеный — страдательное причастие. Реально, однако, в современном русском языке это образование совершенно одинаково для глагола простого и глагола возвратного, ср. увеличить и увеличиться — и от того, и от другого соответствующее образование будет увеличение. Увеличение — это когда я увеличиваю что-то, и мое увеличение — это когда я увеличиваюсь. И рассмотрение всех возможных образований на —ение показывает, что возможно образование от обоих залогов. В некоторых случаях эти залоги отчетливо проявляются в конкретных парах: скажем, погружение какого-нибудь вещества в воду — это я его погружаю, а мое погружение в батискафе под воду — это я погружаюсь. Или, например, унижение: унижение, если кто-нибудь унижает других, и унижение, которое человек перенес. Кто-то может заниматься унижением своих подчиненных — это активное действие, в отличие от унижения — состояния. В некоторых случаях один из залогов предпочитается: для огорчения довольно трудно себе представить, что я занимаюсь огорчением своих близких, хотя теоретически язык это допускает, но скорее огорчение — это только мое состояние, когда меня кто-то огорчил. Или удивление: мое удивление — это естественно, а можно ли заниматься удивлением окружающих — это трудный вопрос, скорее, это будет не очень хороший русский язык. Так что, как видите, этот суффикс свободно обслуживает оба залога, тем самым, прощение может быть и актом, когда кто-то дает кому-то прощение, и актом, когда прощение получено. Это всё очень близкие этапы, это то, что принадлежит действиям наших довольно недалеких предков, которые сумели от глагола простить построить имя действия прощение и придать ему это значение. Но нас интересует историческая часть, то есть более глубокая. Она, как обычно, касается корня. Что это за корень прощ-? Здесь уже предлагалось, что он может быть похож на корень слова простой — смысл немножко странен, но тем не менее это, конечно, так. Итак, глагол простить (прост-и-ти).

Реплика из зала: У простой же бывает значение «чего-то нету».

А.А.: Да, конечно, вот к этому мы и придем. На самом деле, в этом -щ- (прощение) закопано -и- (простить), которое превратилось в —j-, а сочетание —стj— дало нам то самое —щ-, которое вы видите. А j был такой же формой от и, как и в случае со свиньей, когда у нас от свини получилась свинья. Но к этому уже историкам не привыкать, что и и j находятся в таком отношении, что они могут выступать как варианты друг друга. Значит, простити — это такой нормальный глагол от некоторого корня прост-. Но у нас есть прилагательное простой, и, естественно, мы должны думать о нем. Что такое простить в нормальном смысле слова? Какое-нибудь белить — это делать белым, чернить — делать черным, тогда, значит, простить — это делать простым. И есть случаи, когда это полностью сохраняется по-русски, — например, с приставкой у-: упростить означает именно то, что и должно быть, — сделать более простым. Тем самым, само отношение между глаголом простить (в данном случае с приставкой) и прилагательным простой оказывается совершенно реальным: упростить — сделать более простым.

Но слово простить (без приставки) вроде бы к слову простой не имеет никакого отношения. Следовательно, здесь нам уже необходимо понять, откуда такое слово. Корень прост— сейчас, конечно, является единым целым, это несомненно. Но, как и в случае со свином, при дальнейшем углублении он оказывается распадающимся на части: а именно, он распадается на части про и ст, каждая из которых — если привлекать к сравнению уже не только древнерусский материал и вообще славянский, но и шире, индоевропейский, — оказывается вполне осмысленной. Про — это то самое про, которое сейчас существует в качестве приставки и предлога, у которого первоначальное значение — движение вперед или движение прямо. Продвигаться — вот где видно самое старое значение. Более того, само про на очень древнем уровне, скорее всего, выводится из корня пр-, или пер-, представленного, в частности, в замечательном русском глаголе переть. Переть вперед — в слове вперед этот же исторический корень, так сказать, пра-корень — индоевропейское *per-. Про- — это движение кого-то, кто прет вперед и движется прямо.

А что касается —ст-, то этот загадочный элемент на индоевропейском уровне, оказывается, должен быть восстановлен как корень с гласной а — корень sta-. И тогда это тот же корень, что и в русских стать, стоять (родственные формы, где стать непосредственно сохраняет исходное sta-). На дославянском (не на славянском!) уровне у этого sta— конечное а могло в некоторых случаях утрачиваться — оно могло отсекаться при присоединении некоторых суффиксов (например, —о-). Так, *pro-sta при добавлении —о— дает *pro-st-о-. Это основа прилагательного, буквально означающего «прямостоящий» (где смысл складывается из частей «вперед, прямо» и «стоять»). В данном случае помогает опять-таки выход за пределы русского языка: по-польски это слово prosty, и оно значит не «простой», а…

Реплика из зала (Ю.М. Силинг и др.): «Прямо».

А.А.: «Прямо», совершенно точно. Древнее значение прекрасно сохраняется в польском prosty «прямой» без всяких изменений. Русский отклоняется в сторону абстрактного понятия простоты: «неискривленный, ничем не измененный, простой». Развитие переносных значений далее дает «ничем не искривленный, ничем не испорченный, ничем не отягощенный». А если ничем не отягощенный, то от этого понятие простить становится совершенно прозрачным: «сделать ничем не отягощенным, в данном случае, не отягощенным виной». Вы видите, что используется частное значение, которое становится главным, так что простить — изначально «сделать простым, сделать прямым, сделать свободным от любых искривлений».

Вот, тем самым, на какие части оказывается разделенным наше слово прощение. И мы возвращаемся к первоначальному вопросу: почему, когда мы говорим прощение, должны быть именно эти фонемы, а не другие? Потому что они восходят к тому, что имело определенный вид уже на уровне 7000-летней давности. Это очередной пример того, как мы вынуждены воспроизводить в своей речи то, что предки — считайте сами, какого поколения (страшно подумать какого), — нам оставили в наследство.

Реплика из зала (И.Б. Иткин): Андрей Анатольевич, но все-таки в современном русском языке есть — хоть и устаревшее, но есть — слово простоволосый, которое означает, что на голове ничего нет, вот она ничем не отягощена…

А.А.: Да, согласен с вами, простоволосый — хороший пример.

Реплика из зала (Н.В. Перцов): А слово пря («раздор, противоречие») как-то с этим связано?

А.А.: С корнем *per-? Ну, тут несколько омонимов существует. Может быть, они в конечном итоге и сводятся к какому-то одному, но…

Вопрос из зала: А простодушный?

А.А.: Простодушный… Да.

Реплика из зала (Саша Иткин): И прямодушный.

Реплика из зала: А сложный — получается сложенный? Сложный и простой — они же антонимы… Значит, простой — он прямой, неискривленный, а сложный

А.А.: Ну, сложный из другого идет. Это сложенный из частей. С-ложенный.

Реплика из зала: Ну да, из другого, но по похожему пути они шли…

А.А.: Потом уже. Но первоначально они все-таки созданы на основе разных идей: сложный — состоящий из частей, которые положены друг к другу.

Реплика из зала: А-а, положенныйС-ложенный, сложили?

А.А.: Да, сложный — от сложить. Верно. А простоволосый — это очень хороший пример.

И еще есть по меньшей мере два слова, устроенные по-русски вот таким же замечательным способом из этого sta-, которое стало st-. Но надо, чтобы первая часть была предлогом, и такие слова есть. Предлог про дает нам прост. А предлог на дает нам наст — то, что стоит на поверхности снежного покрова, так что у него очень прозрачное значение. И наконец, имеется еще один непростой случай, про который этимологи не уверены, как с ним быть, но, тем не менее, я думаю, что здесь нужно идти по этому же пути, — это таинственный глагол застить: застить свет. Его обычно пытаются связать со словом тень, за-тенить, но тень здесь в действительности совершенно невозможна. А застить хорошо объясняется из такого же заст, как наст (что предлог за здесь уместен, это понятно: затенить, закрыть, загородить и т. д. — ясно, что именно за здесь и должно быть). Это образ: стоять так, что ты закрываешь. Получается, что эта позиция называется заст. Сама она не сохранилась (в отличие от наст), но глагол застить от него остался, и смысл довольно прозрачный. Так что вот уже по крайней мере три примера, которые дают нам объяснение…

Вопрос из зала: А пост?

А.А.: Дело в том, что постов бывает два. Во-первых, бывает позднее слово пост (военный пост), во-вторых, религиозный пост. Военный пост — в русском языке заимствование. Это post по-английски, poste по-французски, Post по-немецки, так что это интернациональное слово (от латинского positus). А вот пост христианский — это, действительно, некоторая задача. Это слово хорошо складывалось бы из по + ст, но оно будет fast в западногерманских языках. Так что оно, по-видимому, тоже заимствование из германского, поэтому не будем жадничать.

Вопрос из зала: А столб?

А.А.: Столб… Связь столба со стоять, конечно, очень соблазнительна, но этимологов, которые ухитрились бы для этого лб найти самостоятельный смысл, пока что вроде не видно. Но я думаю, что это небессмысленная идея.

Вопрос из зала: А стать?

А.А.: Глагол стать — это наше с вами прямое наследие индоевропейского sta-. Совершенно чистое. Вот как раз этим словом мы с вами сейчас и займемся.

Глагол стать. Сейчас его немножко путают с глаголом встать. Они примерно одно и то же значат — стать и встать. То есть без приставки и с приставкой. У стать два значения: одно — чисто физическое, то есть «принять стоячее положение» или «занять место где-то, находясь в стоячем положении». А другое значение — «превратиться во что-то». Но значение «превратиться во что-то» явно вторичное, его тоже можно объяснить, но я боюсь слишком далеко уйти, поэтому займемся значением прямым: стать — «принять вертикальную позицию». Тут замечательная есть задача. Стать — понятное слово, и происхождение понятно, и смысл совершенно понятен. Некоторые приставки при этом стать тоже чрезвычайно прозрачны. Что значит пристать — даже там пристать к кому-то?

Реплика из зала (Саша Иткин): Стать при.

А.А.: Первоначально — «стать при», ну а дальше последствия такие, что, может быть, какая-то агрессия осуществляется и т. д. Отстать — совершенно понятно: от человека от-стать. Чисто, очень чисто. Немножко менее прозрачно восстать. Вос- — это движение кверху, поэтому какие-нибудь угнетенные восстают. Чуть сложнее глагол встать. Встать, вообще говоря, значит «подняться кверху»: лежал — встал, а не вошел куда-то. Оказывается, здесь игра чистой фонетики. Наше встать — это две разные вещи: это стать + предлог в, и он работает не так уж часто, например, встать в очередь или встать в строй. Там, действительно, человек вклинивается внутрь чего-то. А чаще это старая приставка вз-, которая имеет вариант вс-, два с упрощаются, поэтому встать — это то же самое, что восстать, только с беглым о. И тогда совершенно понятно, что встать — это снизу вверх. Эта хитрость та же самая, что в слове всадник: тоже не очень понятно, в кого он — в коня, что ли — всаживается? Он воссадник, он восседает на коне (точнее, вос-садится на него).

Вопрос из зала: А это вс- — которое движение вверх, а не вс-, которое вспугнуть, встрепенуться, вздрогнуть?

А.А.: Это то же самое, это ветви одного и того же. Там еще есть вс- возвратное: возвратить — это еще одна ветвь, но это то же самое.

Вопрос из зала: Андрей Анатольевич, а еще значение «начать выть» есть.

А.А.: Взвыть.

Вопрос из зала: Нет, «начать быть». Он стал

А.А.: А, ну конечно! Но я же говорю, это другое значение, «превратиться». «Начать быть» — «превратиться». Он стал кем-то или он стал что-то делать — это я пока оставил в стороне, хотя оно выводимо из основного значения; ясно, что основное индоевропейское значение — «стоять». Но есть загадочные вещи…

(Реплика из зала: Может быть, не к месту, но это насчет свиньи. У Макара есть версия, что это от того, что ее едят с вином.

А.А.: Ну, замечательно! Это такая хорошая любительская лингвистика.)

Оказывается, что я сейчас перечислил простые случаи, а есть несколько случаев хитрее. Смотрите: приставок еще остается штук пять, из них остальные — это тяжелые случаи. Но их всё же можно объяснить. Я вам их сейчас перечислю.

Застать — это стать за спиной, когда что-то происходит не очень хорошее, такое, что не собираются показывать. Оказывается, кто-то за-стал (показывает за спину): встал за спиной. Так что застать — это наполовину понятная вещь. Есть хуже. Настать — настало лето

Реплика из зала: Наскочить?

А.А.: Да, это образ такой медвежьей лапы — когда что-то наступило на тебя. Говорят наступила весна и настала весна — встала сверху. Тут тоже при некотором напряжении можно уловить, откуда такое на. И наконец, три совсем непростые: устать, достать и перестать. Я займусь самым трудным из них, а именно глаголом перестать. Как перестать может получиться в нынешнем значении?

Реплика из зала: Но я прервал действие…

Реплика из зала (Саша Иткин): Вот я стоял на каком-то одном месте, потом встал на другое. Мне говорят: Перестань! — «перейди на другое место и стой там, не делай этого».

А.А.: Да, вполне правильно. Идея именно такая: встань на другое место, совершенно точно. Как перейди, перемени и прочее. Пере-, которое означает «измени то, что есть сейчас». Не так просто дойти до нынешнего значения, но очень помогает древнерусский язык. Совершенно другое управление имел глагол перестать, хотя смысл был близкий. Например, перестань плакать. Идея по-русски кажется очень естественной: берется глагол перестать и прямое указание, что именно перестать. Оказывается, однако, что совершенно регулярно древнерусский человек говорил не так. Когда он хотел выразить эту идею, он говорил: перестань от плача. То есть отчетливо выступало физическое движение: не стой при плаче, перемени позицию, отойди от этого плача. И вот такие примеры совершенно замечательные, я посмотрел в древнерусском первые примерно тридцать примеров: некто перестал от рати — ушел с боя, а некто перестал от живота.

Реплика из зала (Ю.М. Силинг и др.): Преставился?

А.А.: Преставился! Абсолютно точно, совершенно верно. Дальше, например, такой совершенно постоянный призыв: перестаньте от своих скверных дел! И, скажем, такой афоризм из «Пчелы»: Се вопросим о пьянице: как бы мог перестать от питья? (имелось два варианта — перестать и престать, но это нам уже несущественно, это одно и то же). И так далее.

Реплика из зала (Саша Иткин): Но можно даже в современном русском языке найти какую-то аналогию: скажем, переехать в значении «с места на место». Перейти даже с места на место.

А.А.: Ну конечно, да, именно это.

(Вопрос из зала: А к этому —ст статистика относится?

А.А.: Статистика относится, только далеким образом: не через русский язык, а через греческий и латынь. Корень тот же самый. Так что ты прав.)

Дальше развитие такое, что меняется управление, причем начинает меняться уже в древнерусском: используется не только сочетание от чего (перестать от чего), но и родительный падеж в значении отделительного: и молился им, да престанут злого устремления, где злого устремления — то же, что от злого устремления. То есть от становится уже необязательным: аще не перестанете хваления. А дальше один шаг остается: если не перестанете хвалить, который совершается уже в близкое к нам время.

Тем самым такой семантически непрозрачный глагол, как перестать, абстрактного значения, оказывается объяснимым в таком ключе.

Вопрос из зала (А.Н. Барулин): А устать — это значит «прийти в состояние стояния»?..

А.А.: Я не собирался говорить про устать, но если вы хотите, то устать — это семантика приставки у-. Для того чтобы понимать семантику приставки у-, надо напомнить, где она фигурирует: убить, упасть, уложить, умертвить, уязвить и т. д. Это приставка плохого воздействия, которая первоначально имеет в виду падение на землю. Потому что у— — это… (в зале грохот падающего стула, все смеются.

А.А.: Надеюсь, что там опасность миновала.) Буквально это что-то вроде «стать вниз», то есть вместо бодрого стояния полностью оказаться где-то внизу. Тогда устать — это перейти в такое состояние, которое определяется этой жалостной приставкой у-.

Последнее: достать, если вам интересно. Достать хорошо проявляется в случаях типа достать до потолка. Вообще говоря, можно физически представить: кто-то на табуретку встает; встал — и достал до потолка, достал до того, что… Поэтому достать, вообще говоря, тоже объясняется. Так что весь этот набор, от самого простого пристать до самого сложного перестать, объясняется при внимательном слежении за переходами.

Реплика из зала (Саша Иткин): Насчет устать: есть же в русском языке такой глагол, как уходился — я совсем уже уходился, например.

А.А.: Да, правильно.

Реплика из зала (Саша Иткин): Я стоял — Я совсем уже «устоял», больше не могу стоять.

А.А.: Ну, это примерный круг ассоциаций; это, конечно, работает не так буквально, но, конечно, вы правы, да.

Ну и, пожалуй, расскажу вам еще свою версию того, что произошло с загадочным глаголом забыть. За + быть. Подумайте и удивитесь: почему сочетание этих двух идей может означать то, что оно означает?

Реплики из зала: Он был, а потом закрылся чем-то. Стеной заслонился. Сначала была память, а потом она закрылась.

А.А.: Да, примерное направление мысли такое, в самом общем виде согласен. Немножко аккуратнее посмотрим, как в случае с приставкой у-, что вообще эта приставка делает. У приставки за— можно набрать добрые 15 значений, так что я не буду вдаваться в остальные, а займусь только одним значением за-, довольно конкретным, которое мы можем обозначить как «губительное» значение. Если взять глаголы, в которых уже есть готовое значение «губить», то они прекрасно сочетаются с за-: загубить, запороть, задушить, зарубить, закусать, застрелить — тут всё очень прозрачно, потому что сам глагол уже это всё выражает, хотя и не настолько в общем виде. (По-русски убить закрепилось с приставкой у-, которая направляет действие книзу, а по-польски zabić использует как раз это за-, которое значит «убить», так что при таких «губительных» глаголах, как бить, эти приставки могут конкурировать.)

Реплика из зала (Саша Иткин): Но «забить» ведь тоже есть.

А.А.: Тоже есть, да. В более техническом значении.

Поэтому сочетание с глаголами губительными еще ничего не доказывает: очень может быть, что это губительный глагол сам по себе. Но оказывается, что это значение прекрасно появляется и в глаголах совершенно не губительных, а в этом отношении вполне невинных и нейтральных. Например…

Реплика из зала: Заиграть.

А.А.: Заиграть, совершенно верно. А как вы понимаете заиграть?

Реплика из зала: Заиграть — забрать себе, своровать.

А.А.: Заиграно — это ведь из жаргона бильярдистов, когда ложный удар, произошел спор, — «Он не имел права так бить!» — но, тем не менее, игра продолжалась — заиграно, всё. А дальше можно заиграть книгу и т. д.

Реплика из зала (Саша Иткин): Зачитать обычно.

А.А.: Совершенно верно, книга обычно зачитывается. Зачитать — это ровно то же самое. Общее состоит в следующем: производя это действие, предмет погубить, потерять, уничтожить или испортить.

Реплика из зала (Саша Иткин): Зажечь.

А.А.: Нет, зажечь — я думаю, что здесь просто начинательное за-, другое.

Ездить — сам по себе глагол нейтральный, но если что-то заезжено, то очевидно, что оно испорчено этим действием, которое само по себе не является вредоносным, а просто такое сочетание обстоятельств: от того, что этого действия было слишком много, оказался дурной результат.

Реплика из зала (И.Б. Иткин): Загнать лошадь — тоже?

А.А.: Конечно! Гнать лошадь можно, а загнать — значит довести ее до того, что она падет в конце концов.

Реплика из зала (А.Н. Барулин): Задолбать.

А.А.: Нет, задолбать — это первый вариант, это как зарубить. Долбать — это же дурное действие.

Реплика из зала (Саша Иткин): Не обязательно… (общий смех).

А.А.: Ну, хорошо. Есть еще такой страшный глагол — заспать ребенка, где спать само по себе нейтральное действие…

Реплика из зала (Т.В. Заболотская): Интересно, что почти все глаголы переходные, а в случае заездить изначально ездить был непереходный. А вот с приставкой за— он стал переходный.

А.А.: Примеры есть и для переходных, и для непереходных. Я пока что даю самые яркие примеры непереходных. А переходных еще больше, я их сейчас тоже приведу. Но давайте все-таки продолжим.

Замечательный есть старый глагол, который сейчас вы, наверное, уже не знаете, но который легко найти в словаре Даля: зажить. Не в том значении, как заживает рана, хотя там тоже имеется некоторый оттенок этого, но это не чистый случай, а зажить что?. Зажить долг — когда человек поступал в батраки к своему заимодавцу, жил у него, работая у него, и на протяжении года, или двух лет, или семи лет, как по Библии, заживал этот долг. Это называлось зажить долг. И в этом же значении употреблялось заработать долг, то есть работой его погасить — в точности то же значение. Ну и, конечно, глаголы типа замолчать что-нибудь, заговорить кого-нибудь, заболтать дело… Болтать, правда, тоже не очень хороший…

Вопрос из зала: А зашить?

А.А.: Зашить — это закрыть, это еще одно значение. Я уже сказал, что 15 значений у за— я вам гарантирую, хоть я и не специалист. Так что просто приводить глаголы, где за значит что-то еще, — это совершенно элементарная задача: берете словарь на з— — и там 90% глаголов будут с другими значениями. Это довольно тонкое значение, оно часто даже не выделяется в обычных описаниях…

Вопрос из зала (Саша Иткин): Но затянуть какой-нибудь судебный процесс можно?

А.А.: Здесь в слове тянуть содержится основное значение того, что происходит.

Вопрос из зала (Е.Б. Феклистова): А засудить?

А.А.: Засудить — да, но по-русски само судить — отрицательный глагол.

Е.Б. Феклистова: Ну, в общем, да… (Звонко смеется.)

А.А.: Конечно, всё это имеет отношение, но просто когда сам глагол такой, то это не ярко выражено…

Вопрос из зала: А запустить болезнь, например?

А.А.: Да. Да. Да. На самом деле много. Некоторые — совсем ярко, некоторые — лишь приблизительно. Я приводил примеры непереходных глаголов, которые особенно интересны нам, но переходных сколько угодно: зачитать книгу, заносить, заношенное белье, затасканное, застиранное — это всё из этого ряда, верно? Замечательно, что есть один глагол просто хороший, который от этого за- превращается в свою противоположность… Но не знаю, знаете ли вы это употребление: заберечь ногу, допустим. Не знаете?

Реплика из зала (И.Б. Иткин): Залечить бывает.

А.А.: Да, залечить, совершенно верно. Залечить — значит погубить лечением, а заберечь ногу — беречь ее так, что она отнимется. Сперва врач говорит, вы не очень-то ходи́те, потому что ногу надо беречь, и вот я ее берегу, берегу… и заберегли. Это тоже Даль, можете убедиться.

Реплика из зала: А залить соседей?

А.А.: Да, тут есть некоторый элемент дурного действия. (Общий смех.) Не говоря о том, что можно закормить, заласкать и т. д. Везде имеется устойчивое общее: испортить, или погубить, или уничтожить, производя действие, само по себе нейтральное.

Теперь нам остается один шаг: что такое забыть? Это путем бытия достичь того, что что-то уничтожится. А что именно — будет сказано: … и забыл свое прошлое; я забыл такого-то человека. Нужно некоторое напряжение мысли, но, тем не менее, вы видите, что это совершенно то же самое, как можно зажить долг, как можно заездить… что?..

Реплика из зала (Саша Иткин):грампластинку!

А.А.: Да, грампластинку.

Реплика из зала (А.Н. Барулин): Все-таки к памяти это имеет сомнительное отношение?

А.А.: Нет, в памяти что-то сделать. Уничтожать что-то в памяти — это понятная абстракция.

А.Н. Барулин: Нет, почему память может иметь отношение к лицам?

А.А.: Нет, у лиц просто нечто забывается как функция от времени. От того, сколько человек просуществовал.

А.Н. Барулин: Я так понял, что забыть в этом значении означает, что вы как-то уничтожили в реальном мире — не как в памяти…

А.А.: Ну, а откуда известно, в чем именно уничтожили? Это же контекстная вещь. Нет, это заранее вы не знаете, в чем уничтожили.

Ну вот, собственно, и всё — примеров у меня еще много, но я думаю, что достаточно.

Фотографии Марии Владимировны Возлинской (школа «Муми-тролль»).

См. также другие лекции А. А. Зализняка в школе «Муми-тролль»:
1) Некоторые проблемы порядка слов в истории русского языка, 18.11.2005.
2) Об исторической лингвистике, 12.12.2008.
3) Об исторической лингвистике (продолжение), 05.02.2010.
4) О языке древней Индии, 11.02.2011.
5) Об истории русского языка, 24.02.2012.
6) Языки мира: арабский, 11.02.2013.
7) Из русского ударения, 17.02.2014.
8) Из рассказов о берестяных грамотах, 13.02.2015.

Word Root Of The Day:

лев

Лев спасает!

Корень английского слова lev означает «легкий вес». Сегодня мы «облегчим» вашу словарную нагрузку, рассказав вам о корне lev !

Легкий способ запомнить, что левов означает «свет», — это слово левов itation, которое означает действие чьего-либо тела, парящего над землей; Кузов lev itating сделан очень «легким», поэтому его можно без усилий поднять, невзирая на силу тяжести! Кузов e lev возвышается над землей, поскольку его сделали «легким по весу», чтобы его можно было поднять.Точно так же e lev ator делает людей, которые едут в нем, кажутся «легкими» по мере того, как они поднимаются вверх и вверх.

Вы когда-нибудь использовали машину lev er, чтобы поднять что-нибудь тяжелое? lev er используется для того, чтобы сделать тяжелый предмет, казалось бы, «легче» по весу, чтобы его было легче поднять. Идея левов и левов исходит из принципа левов и левов; когда человек имеет левов ярости в ситуации, он может влиять на события или людей, делая эти ситуации «более легкими», чтобы он мог их изменить из-за ее способности влиять на других.

Вы когда-нибудь получали лиев сообщений об опасной ситуации? Когда вы чувствуете себя лев ed, это как будто с ваших плеч снимается огромный груз, что дает вам ощущение, что вы становитесь «легким» с re lief . Люди часто могут чувствовать такое отношение левов , когда кто-то из левов решает их проблему или делает ее «легче» по серьезности; Например, люди, принимающие обезболивающее Al lev e, «облегчают» головную боль.

Информация, относящаяся к ситуации левов , рассматривается как «повышенная» или «облегченная», потому что она имеет какое-то отношение к данной ситуации, и поэтому ее легко использовать.С другой стороны, вклад муравья в размере левов в проект делает его «тяжелее» или не «легким», потому что он не имеет никакого отношения к проекту, тем самым затрудняя продвижение проекта, потому что он отягощается. .

Надеюсь, что теперь у нас есть левов и достаточно примеров левов муравьев, чтобы вы почувствовали себя довольно «легкими» в своей уверенности относительно корневого слова левов !

  1. левитация : когда тело «достаточно легкое», чтобы парить над землей
  2. поднять : поднять что-либо, делая его «достаточно легким» для этого
  3. лифт : то, что делает тело «достаточно легким», чтобы его можно было поднять.
  4. рычаг : инструмент, с помощью которого тяжелый предмет становится «легким» для подъема
  5. рычаг : возможность поднять то, что вы хотите, что делает ситуации «легкими» для контроля
  6. разгрузить : снова сделать «свет»
  7. облегчить : сделать тревожную ситуацию «легкой»
  8. Alleve : обезболивающее, облегчающее головную боль.
  9. актуально : точки, которая может быть поднята, потому что она «легкая»
  10. нерелевантно : точки, которую не следует поднимать, потому что она не «легкая»
  11. сбор : поднимать что-либо, потому что это было сделано «легким»

В свете «Слова Детектив

Легче, чем раньше.

Уважаемый детектив Word! На протяжении многих лет я слышал, как люди говорят «В свете…», что означает «с учетом обстоятельств». Как слово «свет» вступает в игру? «Легкий» может быть тяжелым, например, «легкий» вместо тяжелого, или он может быть «легкий» как «проникающий свет». Я не понимаю, как его использовали в этой ситуации. — Джон Уилсон.

Интересный вопрос. В английском языке есть два вида «света», совершенно не связанные между собой слова, оба очень старые. Старшее из двух — прилагательное, означающее «не тяжелый» или «малый вес».Это происходит от доисторического германского корня «лингхтаз», от которого также произошли слова, означающие «свет» на нескольких других языках. Это слово «легкий» впервые появилось на древнеанглийском языке и означает просто «не тяжелый», но к 16 веку оно также использовалось для обозначения «легкого в зависимости от его размера» или, в случае лодок, экипажей и т. нести лишь небольшой груз »(например,« легкая железная дорога », не предназначенная для перевозки тяжелых грузов). Точно так же «легкая промышленность» производит товары из «легких» материалов, а «легковооруженные» войска не управляют танками.«Легкая» еда не вызывает сонливости, а «легкий» разговор за ужином веселый (даже «беззаботный») и позволяет избежать стрессовых тем. Практически все легкое, веселое, изящное или простое можно описать прилагательным «свет».

Этот «свет» также является глаголом, означающим «облегчить» (т. Е. «Облегчить»), «спешиться, спуститься или осесть» (как птица «зажигает» на ветке) или «уйти, особенно случайно или внезапно »(как можно было бы« погаснуть »для Лас-Вегаса). Интересно, что этот «свет» на самом деле не существует как существительное, за исключением формы «огни», устаревшего слова для обозначения «легких», которое теперь используется только для обозначения легких животных.Легкие животного (или человека) — самые легкие из всех основных органов, а само слово «легкие» происходит от того же корня, что и «свет». Использование «огней» по отношению к людям продолжается в разговорной фразе «пугать печень и свет» человека, что означает «напугать» («Это больше всего пугало меня печень и свет». Марк Твен , 1884).

Другой вид «света», означающий «яркость», — это существительное и глагол, взятый из индоевропейского корня «leuk», означающего «свет», который также дал латинское «люкс» (свет), а также « lumen »(как в слове« luminous »),« luna »(луна) и« lustrare »(сиять, источник« блеска »и« иллюстрировать »).Тот же корень «лейк» произвел греческое «лейкос» (белый), которое встречается в «лейкемии», заболевании, которое вызывает чрезмерное производство белых кровяных телец.

В основных значениях этого слова «свет» используется существительное в буквальном значении «яркость», но именно в переносных смыслах самое интересное. Мы говорим о живом человеке, у которого «свет» в глазах, а «свет в глазах» — это дорогой друг, ребенок или любовник. Достичь понимания трудного вопроса (или получить религиозное или политическое обращение) — значит «увидеть свет».Говорят, что ранее неизвестные вопросы, когда они раскрываются, «выявляются» с дополнительными деталями, «проливающими свет». О человеке, который быстро засыпает, говорят, что он «гаснет, как свет», а «гаснет» может означать либо время отхода ко сну, либо боксера, которого сбили с ног на счет.

«Свет» в слове «в свете», который восходит к концу 17 века, представляет собой метафорическое освещение вопроса, освещаемое конкретными фактами или обстоятельствами ситуации, особенно если они оказывают влияние на исход дела. решение.«В свете» молодости правонарушителя и отсутствия судимости, например, обычное наказание может быть приостановлено, или «в свете» недавней потери работы покупка новой машины может быть отложена.

Стигийский, Умбра и другие слова тьмы

Tenebrous означает «закрытый от света», синоним dark или мрачный . Оно пришло в английский язык через французский язык от латинского слова tenebrosus , которое само происходит от tenebrae , что означает, согласно Оксфордскому латинскому словарю , «более или менее полное отсутствие света, тьмы», «тьма ночи». , »И« (например, об убогих или неблагополучных зданиях и т. Д.) темный угол, логово ». Tenebrae вела свою собственную жизнь как английское слово, относящееся к очень специфической религиозной службе:

: церковная служба в заключительной части Страстной недели в память о страданиях и смерти Христа с публичным пением псалмов и постепенным гашением всех свечей до тех пор, пока не останется гореть только одна за алтарем или под ним.

Как и большинство слов, относящихся к буквальной тьме, tenebrous также может использоваться в переносном смысле для обозначения «трудно понять» или «неясно»:

Мы также тестируем нашу собственную сеть цифровой рекламы, которая обеспечит измеримую высококачественную аудиторию для рекламодателей, которые все более и справедливо опасаются мрачного, мрачного мира цифровой рекламы.
— Заявление Роберта Томсона, генерального директора News Corp о решении Havas Media Group UK убрать рекламу с Google и YouTube, Business Wire , 17 марта 2017 г.

В английском языке время от времени использовалось несколько родственных слов: Сэмюэл Джонсон ввел tenebricose («темный») и tenebrosity («тьма, мрак») в свой словарь 1755 года, а полный текст Webster’s Second от 1934 года вошел в тенебра. («темнота»), но все три термина встречаются довольно редко.Третьи включают тенебрифик («мрачный» или «вызывающий мрак или тьму»), а также тенебриус и тенеброуз , варианты написания тенебриус .

Тенебризм используется для обозначения стиля живописи, в котором большинство изображенных людей находятся в тени, а другие четко освещены лучом света, примером чего являются работы Караваджо.

luc корневых слов — Language Skills Abroad

Вы оцените быстрый прогресс даже больше, чем заработанные награды и призы.
Видео
Изображения
Произношения со всего мира
100 примеров использования
Идиомы и лимерики
Интерактивный тезаурус
Определения из нескольких источников
Переводы на 37 языков
Синонимы, антонимы
Слова, рифмующиеся
Информация о происхождении и корневом слове
Глагольные спряжения
Репетиторство, комментарии и мелочи

Лунатизм, индуцированный луной

15. Элюкубрат: e LUC ubrate (e lue ’kue brate) v.


Люк — происходит от латинского lucidus от lucere «сияние», от люкс, удача — «свет».Другие формы этого корня слова — ЛУК, ЛУМ, ЛУН и ЛУС. Давайте посмотрим на слово «разъяснять» — оно означает что-то объяснять или проливать свет на что-то. В этой статье мы исследуем некоторые слова, относящиеся к Luc Root Word.
1. Кругосветный: Свет со всех сторон
2. Разъяснение: T o пролить свет на что-то
3. Разъяснительное: Пояснительное, просветляющее
4. Освещение: Свет
5. Просветление: Излучающий свет, светящийся
6.Luciform: Быть легким
7. Lucifugal: Бояться света
8. Lucifugous: Бояться света, избегать его
9. Люциметр: Прибор для измерения света
10. Luculent: Яркий свет; lucid
11. Люмен: Единица измерения света
12. Светильник: Лампа
13. Светильник: Светящаяся звезда местности, эксперт
14. Люминесцентный: Мягкий свет
15.Яркость: Количество яркости
16. Блеск: Обеспечивает мягкий или мягкий свет
17. Прозрачный: Прозрачный, прозрачный
18. Полупрозрачный: Позволяет свету проходить сквозь него диффузно
19. Неосвещенный: Бытие в тени, неосвещенной


Хорошо, ваша очередь! Присоединяйтесь к веселью!
И… если вы любите планировать наперед и хотите поиграть в следующий раз, вот коренное слово, которое появится 7 апреля: «гео» — земля .

Ресурсов:

http://www.english-for-students.com/lum.html
http://wordpandit.com/luc-root-word/
http://homeliteracyblueprint.com/vocabulary-building-luc-lum- фото /
http://www.english-for-students.com/logo.html

от какого латинского корня происходит слово свет?

Какой вариант лучше всего отражает роль СМИ в обществе? A. СМИ имеют право определять, о чем люди говорят, как они думают о главных новостях. … ories, и как они проходят в течение дня B.Средства массовой информации практически не имеют власти над людьми и тем, о чем они говорят, как они думают о главных новостях или о том, как они живут в течение дня C. СМИ только помогают определить, о чем люди говорят во всем мире D. СМИ — это только место для людей делиться мнениями и играет небольшую роль в жизни людей, которые его читают или смотрят.

ночь 8,57 так ночь

Ваш первый год (как оценки) определяет, продвигались ли вы в летнюю школу?

3 вспомогательные идеи как факты или подробности «Ты проблема» Джастин О’Нил

3 вспомогательные идеи как факты или подробности «Ты проблема» Джастин О’Нил

Кто-нибудь когда-нибудь читал урод сильного, я читаю это для школы

Прочтите этот отрывок из книги «Рисовать свободу на стенах.” Когда в 1890-х годах в Сан-Диего начала прибывать волна мексиканских поселенцев, многие из них … Я живу в районе, известном как Логан-Хайтс. Вскоре этот район стал называться Баррио Логан. (По-испански баррио — это район.) Сначала Баррио Логан был районом домов и магазинов, который простирался от берега до залива Сан-Диего, и у людей был доступ к пляжу. Затем, во время Второй мировой войны, пляж был закрыт. В 1950-х годах город изменил зонирование района, чтобы промышленность могла переехать в этот район.Вскоре баррио был замечен шумными грязными свалками. В 1960-х годах межштатная автомагистраль 5 и съезды на мост Сан-Диего-Коронадо разрезали Баррио Логана пополам. При этом было разрушено около 5000 домов. К этому времени жители были очень недовольны ужасным ущербом, нанесенным их баррио. Они громко протестовали. Наконец, городской совет Сан-Диего пообещал им парк, чтобы компенсировать ущерб. Совет выделил для этой цели землю. А затем, в 1970 году, прибыли бульдозеры, чтобы превратить землю в парковку.Студент Марио Солис увидел их, спросил, что происходит, и начал распространять информацию. В течение нескольких часов в парке было 250 человек, блокирующих бульдозеры. Жители Баррио Логана выиграли битву и получили свой парк. Они посадили кактусы и другие местные растения, но чего-то не хватало. Художник по имени Сальвадор Торрес придумал фрески на бетонных столбах, поддерживающих шоссе. Так родился парк Чикано. Фрески парка Чикано наполнены красками, историей и героями мексиканской Америки.Они написаны профессиональными художниками и общественными группами. Есть даже одна фреска, полностью нарисованная детьми. Они являются видимыми напоминаниями о мексиканском культурном наследии города. Какой вариант является лучшим резюме отрывка? Моя любимая часть этой истории — пример Марио Солиса, который заблокировал бульдозеры. Солис сделал это, чтобы в Баррио Логане не построили непривлекательную парковку. Фрески — важный способ почтить память мексиканской культуры в Калифорнии. На некоторых фресках изображены мексикано-американские герои; другие написаны художниками и даже детьми.Жители Баррио Логана были недовольны негативными изменениями в их районе. Они боролись с горсоветом за местный парк и превратили его в красивое место. Баррио Логан — это район, который был заселен мексиканскими иммигрантами в 1890-х годах. Дома и магазины были построены в этом районе Сан-Диего, недалеко от пляжа.

Кто-нибудь, пожалуйста, ответьте на этот вопрос, это книга Эли Визель «Ночь».

Прочтите этот отрывок из «Рикки-Тикки-Тави». Тедди крикнул в дом: «Ой, смотрите сюда! Наш мангуст убивает змею», и Рикки-Тикки услышал крик … от матери Тедди.Его отец выбежал с палкой, но к тому времени, когда он подошел, Караит сделал выпад слишком далеко, и Рикки-Тикки прыгнул, прыгнул на спину змеи, уронил голову между его передних ног, укушенный так высоко вверх по спине, как он мог удержаться, и откатился. Этот укус парализовал караита, и Рикки-Тикки как раз собирался съесть его с хвоста, по обычаю его семьи за ужином, когда он вспомнил, что из полноценной еды получается медленный мангуст, и если ему нужна вся его сила и быстрота готов, он должен оставаться худым.Кто главный герой в этом отрывке? Караит, потому что он причиняет опасность B. Тедди, потому что он в беде. Рикки-Тикки, потому что он решает проблему D. Отец Тедди, потому что он пытается защитить Тедди

День 5 Корневое слово Фото Лист активности

Корневое слово «фото»

Download, и он готов к использованию во время сеансов терапии. Цель состоит в том, чтобы включить в вашу терапевтическую комнату практики, основанные на фактических данных. «Фотография» — распространенное корневое слово четвертого класса.«Фотография» означает свет. Попросите учащихся обвести корневое слово «фотография» в многосложных словах. Обсудите, как лампочка и солнце дают нам свет.

Почему важны корневые слова?

Как терапевт и родители, мы должны включить морфологическое вмешательство в нашу комплексную программу коррекции словарного запаса. Обучение морфологической осведомленности полезно для детей школьного возраста в области чтения, словарного запаса и правописания. Примерно 60% новых слов, усваиваемых детьми школьного возраста, имеют сложную морфологию.

Цель

Следующая цель является общей целью, которая согласована с общими базовыми стандартами и / или другими стандартами штата:

4 ступень — 8 ступень ступень

Используйте аффиксы (префиксы и суффиксы) и корни, соответствующие классу, как ключ к разгадке значения слова

Словарь методов вмешательства:

Это упражнение включает четыре научно-обоснованных метода обучения лексике:

  1. Визуальные образы
  2. Фонология — произнесите слово вслух
  3. Непосредственно объясните значение корневого слова, используя понятное для детей определение
  4. Повысить осведомленность о морфологической структуре слова

Указания по использованию этого рабочего листа
  • Распечатайте рабочий лист и обсудите, как фотография означает свет
  • Прочитать вслух каждое слово
  • Дайте определение слову, используя определения, понятные учащимся (определение, которое студент может легко понять)
  • Попросите учащегося обвести слово «фотография» в многосложных словах
  • Студент может использовать цветные карандаши и раскрасить лампочку

Дополнительные мероприятия по обучению корневому слову «фотография»

Ниже приведены дополнительные элементы, которые помогут учащимся усвоить и лучше понять корневое слово «фото»

  • Нарисуйте солнце и прямо скажите, что солнце является нашим основным источником света
  • Нарисуйте солнце и растение и обсудите фотосинтез.Подчеркните, что растению необходим свет, чтобы расти и жить.

Med terms ‘L’ — список медицинских терминов — Медицинская терминология

Медицинская терминология состоит из префикса, корневого слова и суффикса:
Префикс : Префикс помещается в начало слова, чтобы изменить или изменить его значение. Pre означает «до». Префиксы также могут указывать на местоположение, номер или время.
Корень : центральная часть слова.
Суффикс : Конечная часть слова, изменяющая значение слова.
Дополнительные ресурсы : [Введение в термины по медицине] [Правила терминов по медицине] [Ссылка на термины по медицине] [Ссылка на построение слов] [Практические экзамены]

Med terms ‘L’ список медицинских терминов

Медицинская терминология состоит из префикса, корневого слова и суффикса. Он используется для точного описания компонентов человеческого тела, процессов, болезней, медицинских процедур и фармакологии. Медицинская терминология используется в области медицины и клинической практики. В этом разделе представлен список медицинских терминов, названия которых начинаются с буквы «L».

Ознакомьтесь с новым разделом

Этот раздел был разработан для « быстрого изучения » медицинской терминологии. Начните с просмотра значений блока медицинских терминов, а затем вернитесь назад и случайным образом выберите предыдущий термин и попытайтесь вспомнить значение этого конкретного медицинского термина, прежде чем наводить курсор на термин, чтобы определить ответ. Эти частые мини-тесты ускорят процесс обучения, и за относительно короткий период времени вы сможете быстро вспомнить значение всех перечисленных медицинских терминов.Этот метод обучения превосходит флеш-карты из-за частого воздействия и тестирования вашего воспоминания.

-лабильный нестабильные, скоропортящиеся
лаби / о губа
лак / о слеза; слезный проток; слезный проток
лак / о молоко
лал / о, лалиа речь, лепет
ламин / o пластина
лампа / о прозрачный
лапар / о брюшная стенка; живот
— промежуток скольжение, падение, провисание
ларинг / о гортань (голосовой ящик)
позже / o сторона
лецит / о желток, яйцеклетка
лей / о гладкая
лейоми / о гладкая (висцеральная) мышца
-лемма оболочка; покрытие
лепид / о пластинки, чешуя
лепр / о проказа
-лепсия изъятие
лепт / о тонкий, тонкий
-лептик захватить, захватить
leth / o смерть
лейк / о белый
лево- слева
lex / o слов; фраза
-лексия слов; фраза
залог селезенка
связка / о связка
лигат / о переплет, обвязка
lim / o голод
лингв / о язычок
кромка / o жир; липид
-липсис пропустить, не пройти
-листез проскальзывание эл.грамм. состояние соскальзывания позвонков
лит / о камень, исчисление
— (о) литиаз Составной суффикс: состояние или наличие камней
-литотомия разрез (для удаления) камня
лоб / о лепесток
лог / о белки глаз
-логист специалист
лог / о исследование
-логия исследование (процесс)
loph / o ребро
лорд / о кривая; качели
lox / o косой, косой
-прозрачный до блеска
пояс поясница; поясница
люмин / o свет
лютня / о желтый
люкс / o на слайд
лимфо / о лимфа
л / о до растворения, разрыхлить
лимфаден / о Лимфатическая железа (узел)
лимфанги / о лимфатический сосуд
-лиз поломка; разделение; разрушение; разрыхление
-литика уменьшить, уничтожить, отделить; поломка

Дополнительные ресурсы

Ознакомьтесь со следующими ресурсами, которые помогут вам в изучении и понимании медицинской терминологии:

  • Краткое введение — обзор и введение в медицинскую терминологию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.